;pdf

Новейшая история России. 1914—2010 : учеб. пособие для бакалавров /
М. В. Ходяков, В. А. Кутузов, И. С. Ратьковский [и др.]; под ред. М. В. Ходякова. — 5-е изд., испр. и доп. — М.: Издательство Юрайт, 2012. — 538 с. — Серия :
Бакалавр.
Глава 6
СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В ГОДЫ ВТОРОЙ
МИРОВОЙ ВОЙНЫ
6.1. Военно-политическое противостояние
СССР и Германии
Мобилизация ресурсов
накануне и в начале
Великой Отечественной
войны
После начала 1 сентября 1939 г. Второй
мировой войны советское руководство
предприняло целый ряд внутриполитических мер, направленных на усиление
военной и экономической мощи страны.
Численность армии и флота после принятия Вооруженными Силами СССР на сентябрьской сессии 1939 г.
Закона о всеобщей воинской обязанности увеличилась с 1,9 млн
человек до 5,3 млн человек на 1 июня 1941 г. Улучшились экономические показатели, достигнутые за счет ужесточения трудовой
дисциплины, использования методов соцсоревнования, а также
в результате введения 26 июня 1940 г. семидневной рабочей недели
с восьмичасовым рабочим днем вместо прежней шестидневки с семичасовым рабочим днем (каждый месяц давал 33 часа дополнительного времени: 208 часов против прежних 175). Этому способствовало
и присоединение после 17 сентября 1939 г. новых территорий с их
экономическими и людскими ресурсами. Тем не менее в Прибалтийском военном округе всеобщая воинская повинность в мае 1941 г.
еще не была введена, а утверждение новых мобилизационных планов ВМФ предусматривалось к 1 июля 1941 г. Хотя в июне 1941 г.
численность Вооруженных Сил СССР достигла 5,3 млн человек
плюс 800 тыс. призванных на учебные сборы, это составляло только
61% от мобилизационных планов РККА на случай начала военных
действий. При этом войска первого стратегического эшелона РККА
к июню 1941 г. были укомплектованы личным составом на 55%.
По количественному производству оружия и техники СССР
превзошел Германию уже в 1940 г. Качественные характеристики
оружия в 1941 г. еще уступали германским, но и здесь Советский
6.1. Военно-политическое противостояние СССР и Германии
265
Союз сокращал свое отставание, опережая будущего противника
по целому ряду новых технических разработок. Была продолжена
дальнейшая специализация отраслевой промышленности и создана новая экономическая база военной промышленности на Урале
и в Других восточных районах СССР. Завершение экономической
и военной программы намечалось на 1942 г. — последний год третьего
пятилетнего плана. Однако эти расчеты были опровергнуты разгромом и капитуляцией Франции летом 1940 г., что неизбежно вело
к сокращению отпущенных СССР сроков, но не было полностью
осознано советским руководством.
В новейшей отечественной и зарубежной литературе активно
дискутируется вопрос о так называемой «превентивной войне» —
упреждающему нападению Гитлера на Советский Союз с целью защиты традиционных геополитических интересов Германии и борьбы
против угрозы со стороны сталинского режима. Данная точка зрения
не нова. Она высказывалась как самим фюрером, так и его военачальниками для оправдания германской агрессии. Однако после того как
сбежавший на Запад в конце 1970-х гг. младший офицер советской
военной разведки В.Б. Резун выпустил книги «Ледокол» и «День-М»,
началась активная «реанимация» старых нацистских взглядов. Основная идея книг Резуна (псевдоним — Суворов) сводится к тому,
что в 1939—1941 гг. Сталин тщательно готовился к революционной
войне против Германии. Советская операция под названием «Гроза»
готовилась на 6 июля 1941 г., но была сорвана гитлеровским нападением. Против такой трактовки исторических событий выступает
подавляющее большинство отечественных историков.
Во всех разрабатывавшихся планах советского командования содержалось требование о запрещении не только упреждающего удара
со стороны СССР, но даже перехода и перелета государственной
границы без санкции высшего руководства Красной Армии. Несмотря
на целый ряд свидетельств о подготовке Германии к войне с СССР,
адекватных мер принято не было. Известие о начавшихся 22 июня
1941 г. военных действиях стало шоком для И.В. Сталина и его окружения, особенно после известного заявления ТАСС 14 июня 1941 г.
о беспочвенности слухов о возможной войне. Стремясь компенсировать допущенные ошибки и предотвратить панику и паралич власти,
Сталин взял на себя руководство отражением агрессии, работая по
14—16 часов в сутки в первую неделю войны. Уже к 9 часам утра
Генштаб подготовил проект Указа Президиума ВС СССР о всеобщей
мобилизации и образовании Ставки Главного Командования. 22 июня
была объявлена мобилизация военнослужащих, а 30 июня 1941 г. —
принят мобилизационный народнохозяйственный план. 23 июня соз-
266
Глава 6. Советский Союз в годы Второй мировой войны
дана Ставка Главного Командования (10 июля 1941 г. преобразована
в Ставку Верховного Командования), в состав которой вошли нарком
обороны маршал С.Г. Тимошенко (председатель), начальник Генштаба
Г.К. Жуков, И.В. Сталин, В.М. Молотов, маршалы СМ. Буденный
и К.Е. Ворошилов, нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов. Фактическое руководство Ставкой, не собиравшейся в полном составе ни разу, находилось
в руках Сталина. 24 июня при СНК были созданы Совет по эвакуации
(Л.М. Каганович) и Совинформбюро (А.С. Щербаков). 29 июня СНК
и ЦК ВКП(б) направили директиву партийным и советским органам
власти, в которой было сформулировано главное требование к их
работе: «Все для фронта, все для победы!».
Высшим чрезвычайным органом власти стал образованный 30 июня
1941 г. и просуществовавший до 5 сентября 1945 г. Государственный комитет обороны во главе с И.В. Сталиным. ГКО подчинялись
Ставка Верховного Командования, Генштаб и Центральный штаб
партизанского движения (создан 30 мая 1942 г.), более 60 городских ГКО, уполномоченные ГКО. В состав ГКО первоначально
входили пять человек (И.В. Сталин, В.М. Молотов, К.Е. Ворошилов, Г.М. Маленков, Л.П. Берия), позже их число увеличилось до
девяти (с января 1942 г. — Л.М. Каганович, Н.А. Вознесенский,
А.И. Микоян, с 1944 г. — Н.А. Булганин). Каждый из них отвечал за
определенный участок работы: Молотов — за производство танков,
Микоян — за снабжение фронта, Вознесенский — за пуск эвакуированной промышленности и боеприпасы, Маленков — за производство самолетов, Ворошилов — за формирование новых частей и т.д.
Всего за годы войны ГКО принял более 10 000 документов, которые
регламентировали экономическую и политическую жизнь страны.
Решением ГКО, в частности, осуществлялась депортация населения,
в том числе отдельных национальностей, уже в 1941 г.: с августа —
депортация 950 тыс. немцев (в том числе 0,5 млн немцев Поволжья),
несколько десятков тысяч финского населения и т.д. Со временем
при ГКО возникли специальные органы, наделенные большими
полномочиями: в феврале 1942 г. — Транспортный комитет, в декабре 1942 г. — Оперативное бюро ГКО (контролировало выполнение
военных заказов и текущую работу наркоматов), различные другие
комитеты и комиссии вплоть до образования 20 августа 1945 г.
Атомного комитета во главе с Берией.
Несмотря на определенные успехи, достигнутые в процессе
реорганизации системы управления, в первые недели войны эффективность этих мероприятий была относительной. «Трудно было
разобрать, где кончается Государственный комитет обороны и где
начинается Ставка, и наоборот, — вспоминал позднее Жуков. — На
6.1. Военно-политическое противостояние СССР и Германии
267
практике получалось так: Сталин — это Ставка и Государственный
комитет обороны — тоже Сталин. Он командовал всем, он дирижировал, его слово было окончательным и обжалованию не подлежало». Лишь на 48 день войны, 8 августа 1941 г., Ставка после многих
спешных реорганизаций приобрела свой окончательный вид и была
переименована в Ставку Верховного Главнокомандования. Во главе
Ставки стоял теперь Сталин (нарком обороны с 19 июля 1941 г.),
осуществлявший непосредственное командование частями РККА
и ВМФ. Ему подчинялись представители ВГК на фронтах. Неудачной оказалась проведенная ускоренная мобилизация: к 10 июля из
210 дивизий и 3 стрелковых бригад в составе действующей армии
полностью укомплектованы были лишь 90. Эвакуация под руководством Кагановича также была низкоэффективной, что потребовало
реорганизации Совета по эвакуации. 16 июля Л.М. Кагановича сменил на посту председателя Н.М. Шверник. Новый состав Совета по
эвакуации сформировал несколько профильных групп по эвакуации
населения, предприятий и по руководству транспортом. Контролирующую группу инспекторов возглавил А.Н. Косыгин. Эффективность эвакуации повысилась, и до февраля 1942 г. удалось вывезти
более 12,4 млн человек и еще 8 млн летом 1942 г. Более успешными
оказались июльско-августовские мобилизации военнослужащих,
что отчасти позволило наряду с переброшенными с востока частями
компенсировать потери первых недель военных действий. Однако
затянувшаяся реорганизация государственного управления не позволила сразу организовать отпор отмобилизованному противнику.
Начальный период
военных действий
Х
°Д военных действий в первые недели войны складывался крайне неблагоприятно для СССР. Мощный
удар немецкой авиации лишил СССР
1200 самолетов, 800 из них были уничтожены на земле. Оказались
выведены из строя сотни танков. Пограничные гарнизоны Красной
Армии попали в глубокое окружение, но продолжали героически
сражаться — оборона Брестской крепости продолжалась с 22 июня
до 20-х чисел июля 1941 г.
Генеральный штаб, не располагая необходимыми данными,
потребовал с утра 23 июня нанести по противнику решительный
контрудар, на подготовку которого отводилась одна ночь. На Северо-Западном и Западном фронтах контрудары в районах Шауляя
и Гродно не дали результатов. На Северо-Западном фронтах они
задержали продвижение противника лишь на два дня. Более удачным
был контрудар частей РККА 23—29 июня (шесть механизированных