Исследование угла сдвига при ротационной обработке;pdf

УПРАВЛЕНИЕ МЕГАПОЛИСОМ
Научно-теоретический и аналитический журнал
Издается с 2008 года
Выходит 6 раз в год
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР – ИГОРЬ ГЕННАДЬЕВИЧ ЯКОВЛЕВ
доктор социологических наук
РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ
ВАНКОВСКА
Биляна
заместитель директора Института исследований в области обороны
и мира Факультета психологии университета в Скопье, профессор, доктор
(Скопье, Македония)
ВЕЛИКАНОВА
Ирина Яковлевна
депутат Московской городской Думы, кандидат политических наук (Москва, Россия)
ГУСЕВА
Людмила Ивановна
руководитель Исполкома московского городского регионального отделения партии «Единая Россия», кандидат социологических наук (Москва,
Россия)
ДМИТРИЕВ
Анатолий Васильевич
член-корреспондент РАН, доктор философских наук, профессор (Москва,
Россия)
ЛЕВАШОВ
Виктор Константинович
заведующий отделом стратегических и социально-политических исследований Института социально-политических исследований РАН, доктор социологических наук (Москва, Россия)
ПАНИОТО
Владимир Ильич
Генеральный директор Киевского международного института социологии,
президент Маркетинговой компании «ИнМайнд», профессор Университета «Киево-Могилянская Академия», доктор философских наук (Киев,
Украина)
директор Института проблем рынка РАН, руководитель секции
«Экономика» РАН, академик РАН, доктор экономических наук, профессор
(Москва, Россия)
ПЕТРАКОВ
Николай Яковлевич
РУКАВИШНИКОВ
Владимир Олегович
независимый эксперт, доктор философских наук (Москва, Россия)
ФРИКЕ Сюзанна
Ньюман
Ph.D., кафедра истории искусств, Университет Нью-Мексико (Альбукерк,
Нью-Мексико, США)
ЦВЕТКОВ
Валерий Анатольевич
заместитель директора Института проблем рынка РАН, член-корреспондент
РАН, доктор экономических наук, профессор (Москва, Россия)
ШАБРОВ
Олег Федорович
заведующий кафедрой политологии и политического управления
РАНХиГС при Президенте РФ, доктор политических наук, профессор
(Москва, Россия)
ШИНГАРОВ
Георгий Христович
Председатель объединенного диссертационного совета ДМ 521. 003. 01 при
Современной гуманитарной академии, доктор философских наук, профессор (Москва, Россия)
Эрнандес БАРРОС
Рафаэль
Ph.D., кафедра корпоративных финансов, доцент, Мадридский университет (Мадрид, Испания)

УПРАВЛЕНИЕ МЕГАПОЛИСОМ
№ 1 (37)’ 2014
РЕДКОЛЛЕГИЯ
Митрошенков О. А. 
Завьялова Н. А.
Бабочкин П. И. 
Вальдес Одриосола М.С.
Евстафьев В. Ф. 
Казанчев Ю. Д. 
Лапшин А. О. 
Маркин В. В.
Молдован В.
Райков А. Н. 
Судас Л. Г. 
первый зам. главного редактора,
доктор философских наук, профессор
зам. главного редактора по Урало-Сибирскому региону, кандидат филологических наук,
доцент
доктор философских наук, профессор
художник и писатель
доктор технических наук, профессор
кандидат юридических наук, профессор
кандидат исторических наук
доктор социологических наук, профессор
Ph. D., LCSW
доктор технических наук, профессор
доктор философских наук, профессор
Редакция
Митрошенков О. А. (первый зам. глав. редактора), 
Сивков К. В. (зам. глав. редактора), Завьялова Н. А. (зам. глав. редактора
по Урало-Сибирскому региону), Ениев О. А. (отв. секретарь),
Афанасьев М. Б., Горин Г. В., Яковлева Е. И. 
При отборе материалов для публикации главным критерием является их высокий научный уровень. Рукописи рецензируются, все материалы, публикуемые в
журнале, проходят научную экспертизу. 
Авторы опубликованных материалов несут ответственность за их содержание,
подбор и точность приведенных фактов, цитат, статистических данных, собственных
имен, географических названий. Редакция не вступает в переписку с авторами. 
Мнение авторов не всегда совпадает с позицией редакции, редакционного совета и редакционной коллегии. 
Перепечатка материалов, опубликованных в журнале «Управление мегаполисом», допускается только с письменного согласия редакции. 
Управление мегаполисом: Научно-теоретический и аналитический журнал. № 1 (37)’ 2014. –
М. : Изд-во НИК «Контент-Пресс», 2014.
Адрес редакции: 109439, Москва, Волгоградский проспект, 128, корп. 5, к. 124. 
Контакты: тел. / факс (499) 742-06-81, E-mail: [email protected] 
Учредитель журнала – Научно-издательская компания «Контент-Пресс». 
Свидетельство о регистрации журнала – ПИ № ФС 77-33845, выдано Федеральной службой по надзору
в сфере связи и массовых коммуникаций, от 23 октября 2008 г. 
Адрес учредителя: 109444, Москва, Сормовская, д. 8, корп. 2, к. 126. 
Журнал отпечатан в Научно-издательском комплексе ООО НИК «Контент-Пресс» по адресу:
140150, Московская обл., Раменский р-н, пгт Быково, Пушкинский проезд, д. 1. 
Тираж – 420 экз. Заказ № 31 от 18.02.2014 г. 
Цена свободная. 
2

MEGAPOLIS MANAGEMENT
Scientific and Analytical Journal
Published since 2008
6 issues per annum
EDITOR IN CHIEF IGOR YAKOVLEV
Doctor of Sociology
EDITORIAL COUNCIL
VANKOVSKA
Biljana
Deputy Head of the Institute for Defence and Peace Studies, Faculty of
Philosophy, University of Skopje, Prof., Dr. (Skopje, Macedonia)
Velikanova
Irina Yakovlevna
Member of the Moscow City Duma, Candidate of Political Science (Moscow,
Russia)
GUSEVA
Ludmila Ivanovna
Head of the Regional Executive Committee of the Moscow City Regional
Branch of the «United Russia», Candidate of Sociology (Moscow, Russia)
DMITRIEV
Anatoly Vasilievich
Corresponding Member of the RAS, Ph. D., Professor (Moscow, Russia)
LEVASHOV
Victor Konstantinovitch
Head of the department of strategic and socio-political research of the ISPR
of the of the Russian Academy of Sciences, Doctor of Sociology (Moscow,
Russia)
PANIOTTO
Vladimir
General director of Kiev International Institute of Sociology, President of
marketing company InMind, Professor of the University of «Kiev-Mohyla
Academy» (Kiev, Ukraine)
PETRAKOV
Nikolay Yakovlevitch
Director of the Market Economy Institute of the Russian Academy of Sciences,
Doctor of Economics, Professor (Moscow, Russia)
RUKAVISHNIKOV
Vladimir Olegovitch
Independent expert, Ph. D. (Moscow, Russia)
Fricke Suzanne
Newman
Ph.D., Department of Art History, University of New Mexico (Albuquerque,
New Mexico, USA)
ZVETKOV
Valery Anatolyevitch
Deputy director of the Market Economy Institute of the Russian Academy of
Sciences, Doctor of Economics, Professor (Moscow, Russia)
SHABROV
Oleg Fedorovitch
Head of the Chair of Political Science and Political Management of the Russian
Academy of National Economy and State Service at the President of the
Russian Federation, Doctor of Political Science, Professor (Moscow, Russia)
SHINGAROV
Geogiy Khristovich
Chairman of the joint Dissertation Council DM 521. 003. 01 at the Modern
Humanitarian Academy, Doctor of Philosophy, Professor (Moscow, Russia)
Hernandez Barros
Rafael
Ph.D. in Corporate Finance, Associate Professor, Universidad Complutense de
Madrid. (Madrid, Spain)
3
MEGAPOLIS MANAGEMENT
Scientific and Analytical Journal
№ 1 (37)’ 2014
Editorial Board
Mitroshenkov О. А. 
Zavyalova N. A.
Babochkin P. I. 
Valdes Odriosola M. S.
Evstafiev V. F. 
Kazanchev U. D. 
Lapshin A. O.
Markin V. V.
Moldovan V.
Raikov A. N. 
Sudas L. G. 
First deputy chief editor,
Doctor of Philosophy, professor
Deputy editor-in-chief in Ural-Siberian
region, Candidate of Philology, Assistant
Professor
Doctor of Philosophy, Professor
Artist and Writer
Doctor of Technical Science, Professor
Candidate of Law, Professor
Candidate of History
Doctor of Sociology, Professor
Ph.D., LCSW
Doctor of Technical Science, Professor
Doctor of Philosophy, Professor
Editorial Staff
Mitroshenkov О. А. (first deputy chief editor), 
Zavyalova N. A. (deputy editor-in-chief in Ural-Siberian region), 
Sivkov K. V. (deputy chief editor), Eniev O. A. (executive secretary), Afanasyev M. B.,
Gorin G. V., Yakovleva E. I. 
Rigorous scientific standard is the guiding principle in selecting materials for
publication. Submitted manuscripts are peer-reviewed; all the materials selected for
publication are pre-examined by experts. 
The authors are responsible for the contents of their materials and also for
selection and fidelity of the facts, accuracy of citation, statistical data, proper names
and place-names. The Editorial Staff do not correspond with the authors. 
The opinion of the authors may differ from that of the Editors, Editorial Board
and Editorial Staff. 
Reprint of the materials published in the MEGAPOLIS MANAGEMENT is
only permitted with prior written consent of the Editorial Board. 
Megapolis Management: Scientific and analytical journal. № 1 (37)’ 2014. – M.:
Content-Press Publishing House, 2014. 
Phone/fax: (499)742-06-81, E-mail: [email protected] ru. 
Constitutor of the journal: Research and Publishing Company ‘Content-Press’. 
Registration certificate ПИ № ФС 77-33845 granted by the Federal Service on Supervision of
Observance of the Legislation in Sphere of Mass Communications, October 23, 2008. 
4
УПРАВЛЕНИЕ МЕГАПОЛИСОМ
№ 1 (37)’ 2014
Тема номера:
мегаполис И ОБРАЗОВАНИЕ
СОДЕРЖАНИЕ
КОЛОНКА РЕДАКТОРА
данные о нашей
публикационной активности ......................................................................................... 9
ТЕЗАУРУСНАЯ ОБЪЕКТИВИЗАЦИЯ ДЛЯ МЕГАПОЛИСА
Виталий Мелихов
ТЕЗАУРУСНЫЙ АНАЛИЗ
ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ ИНВАЛИДОВ ......................................................................... 11
Сергей КИРИН
Тезаурусная методика социологического
обследования эффективности
банковских социальных технологий ..................................................................... 21
ФИЛОСОФИЯ УПРАВЛЕНИЯ БОЛЬШОГО ГОРОДА
Олег МИТРОШЕНКОВ
КУЛЬТУРНАЯ ОБУСЛОВЛЕНОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ:
СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ ВЗГЛЯД ................................................................................. 37
ОБРАЗОВАНИЕ В МЕГАПОЛИСЕ
Светлана ЖЕРЕЛИНА
ВЫБОР ВУЗА:
ВЛИЯНИЕ СЕМЬИ ................................................................................................................................... 52
Галина ШИЛОВА, Денис ЯКОВЛЕВ
ДЕТСТВО В СИСТЕМЕ
МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫХ КООРДИНАТ ................................................................................. 57
Татьяна ДЕДУШКИНА
социальный контроль
проектов дошкольных
образовательных организаций ....................................................................................... 64
ИСТОРИЧЕСКИЙ ДИСКУРС
Юрий ПРОКОФЬЕВ
Восточно-европейское экономическое
сотрудничество 1945—1985 гг.:
роль СССР в формировании новой модели ......................................................... 69
Илья МАТВЕЕВ
Российско-европейское сотрудничество
в сфере энергетики в конце ХХ — начале XXI вв. ............................................... 76
Николай ШИЛОВ
Русь средневековая: укрепление
государственной власти
и роль духовно-нравственного стержня .............................................................. 82
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
Игорь ЯКОВЛЕВ
СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ
ДЛЯ ГУМАНИТАРИЕВ ........................................................................................................................... 86
КОНЦЕНТРИРОВАННОЕ ВЫРАЖЕНИЕ
Василий ЕГОРОВ, Марк АФАНАСЬЕВ
тенденции и перспективы развития
московской промышленности ...................................................................................... 93
5
ЗАОЧНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ
КОНФЕРЕНЦИЯ
СЕКЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ
Игорь ГЕЛЕТА
Занятость населения и рынок труда:
проблемы анализа и оценки ............................................................................................. 100
Анастасия САДЫКОВА
причины реформирования
казахстанской пенсионной системы .................................................................... 105
Венера ВЛАСОВА-ЯГОДИНА
ЭВОЛЮЦИЯ НОРМ ЭТНОСОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ:
ДВИЖЕТСЯ ЛИ РОССИЯ К ЕДИНОЙ
ГРАЖДАНСКОЙ НАЦИИ? ................................................................................................................... 112
СЕКЦИЯ ГОСУДАРСТВО-ОБЩЕСТВО
Диана КОЗЛОВА
Шотландская независимость:
референдум 2014 ................................................................................................................................. 117
Кирилл ЧИСТЯКОВ
Российско-ватиканские отношения:
о визите папы римского в россию .............................................................................. 122
Николай ШИЛОВ
Московское средневековье: централизация
и цивилизационное развитие .......................................................................................... 127
ЮРИДИЧЕСКАЯ СЕКЦИЯ
Людмила РАЙХЕРТ
КЛАССИФИКАЦИЯ И ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ
НАСИЛИЯ В СФЕРЕ СЕМЕЙНО-БЫТОВЫХ ОТНОШЕНИЙ ......................................... 131
Николай ТЮТЮННИКОВ
ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ
ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОГО ФОНДА
ИНФОРМАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ ................................................................................................ 135
Александр НОВОСЕЛЬЦЕВ
конфликты в институциальной системе
российского здравоохранения:
пространства, стратегии и тактики ............................................................................. 143
СЕКЦИЯ НАУКИ И КУЛЬТУРЫ
Любовь КОШЕЛЬ
ПРОЦЕСС СИМВОЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО
СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА ................................................................................. 150
Екатерина Хмельницкая
Эстонский политический портрет
в творчестве А. Тимуса 1920-1940-е гг. ............................................................................... 155
Дарья МОСКАЛЕНКО
ИНФОРМАЦИОННАЯ СВОБОДА В КОММУНИКАТИВНОМ
ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА ................................................................ 160
Галина ГУН
Культурное измерение
процессов дезурбанизации ............................................................................................... 165
К СВЕДЕНИЮ АВТОРОВ ..................................................................................................................... 170
ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ ....................................................... 171
уникальная УСЛУГА ДЛЯ СОИСКАТЕЛЕЙ
УЧЁНЫХ СТЕПЕНЕЙ-гуманитариев .................................................................................... 175
ОТ РЕДАКЦИИ
О НАШЕМ ЖУРНАЛЕ ............................................................................................................................ 178
6

MEGAPOLIS MANAGEMENT
№ 1 (37)’ 2014
TOPIC oF THE ISSUE:
megapolis AND EDUCATION
TABLE OF CONTENTS
EDITORIAL
INFORMATION ABOUT
OUR publication activity .......................................................................................................... 9
THESAURUS OBJECTIFICATION FOR MEGAPOLIS
Vitaliy melikhov
Thesaurus ANALYSIS
OF DISABLED PERSONS’
HEALTHY LIFESTYLE ............................................................................................................................ 11
Sergey KIRIN
Thesaurus approach
in sociological survey of banking social
technologies efficiency .......................................................................................................... 21
BIG CITY MANAGEMENT PHILOSOPHY
Oleg MITROSHENKOV
MANAGEMENT Culturally specific:
socio-philosophical view ........................................................................................................ 37
EDUCATION IN BIG CITY
Svetlana Zherelina
CHOICE OF A HIGHER EDUCATION INSTITUTION:
FAMILY INFLUENCE ................................................................................................................................ 52
Galina SHILOVA, Denis YAKOVLEV
CHILDHOOD IN THE SYSTEM
OF INTERDISCIPLINARY COORDINATES ................................................................................... 57
Tatiana DEDUSHKINA
social control of the preschool educational
organizations’ projects ............................................................................................................. 64
HISTORICAL DISCOURSE
Yuriy PROKOFIEV
EAST-EUROPEAN ECONOMIC COOPERATION 1945-1985:
ROLE OF THE USSR IN THE FORMATION OF A NEW MODEL ......................................... 69
Iliya MATVEEV
RUSSIAN-EUROPEAN COOPERATION
IN THE FIELD OF ENERGY AT THE END OF XX BEGINNING OF XXI CENTURIES ...................................................................................................... 76
Nikolay SHILOV
MEDIEVAL RUSSIA : THE CONSOLIDATION
OF STATE AUTHORITY AND ROLE
OF SPIRITUALLY-MORAL CORE ....................................................................................................... 82
POINT OF VIEW
Igor YAKOVLEV
SOCIAL JUSTICE FOR THE HUMANITIES ................................................................................... 86
CONCENTRATED EXPRESSION
Vasiliy EGOROV, Mark AFANASYEV
THE DEVELOPMENT OF INDUSTRY OF MOSCOW:
TRENDS AND PROSPECTS ................................................................................................................... 93
7
CONTROL PANEL
REMOTE SCIENTIFIC-PRACTICAL
CONFERENCE
Igor GELETA
EMPLOYMENT AND LABOR MARKET:
THE ANALYSIS AND EVALUATION PROBLEM ........................................................................... 100
Venera SADYKOVA
Kazakhstan pension system
reform Reasons .................................................................................................................................. 105
Anastasia VLASOVA-JAGODINA
EVOLUTION OF ETHNOSOCIAL RELATIONS’
STANDARDS: is RUSSIA MOVING
TO A unified civic nation? .......................................................................................................... 112
STATE AND SOCIETY PANEL
Diana KOZLOVA
Independence of Scotland:
the referendum of 2014 .............................................................................................................. 117
Kirill CHISTYAKOV
RUSSIA - VATICAN RELATIONS:
ISSUE OF THE POPE’S VISIT TO RUSSIA ............................................................................................. 122
Nikolay SHILOV
MOSCOW MIDDLE AGES: CENTRALISATION
And civilization development ............................................................................................. 127
LEGAL PANEL
Lyudmila RAYKHERT
CLASSIFICATION AND GENERAL CHARACTERISTICS
OF VIOLENCE IN FAMILY RELATIONS .......................................................................................... 131
Nikolay TYUTYUNNIKOV
LEGAL PROBLEMS OF INFORMATION SYSTEM
TERMINOLOGICAL FUND MANNING ............................................................................................. 135
Aleksandr NOVOSELTSEV
conflicts in the Russian institutional
health care system:
spaces, strategies and tacticS .............................................................................................. 143
PANEL OF SCIENCE AND CULTURE
Lyubov KOSHEL
The process of symbolization
of modern social and cultural space ......................................................................... 150
Ekaterina Khmelnitskaya
Estonian political portraits
of sculptor A. Timus ....................................................................................................................... 155
Daria MOSKALENKO
information Freedom in the MODERN
SOCIETY communicative space .............................................................................................. 160
Galina GUN
The cultural dimension
of de-urbanization processes ............................................................................................. 165
NOTICE FOR AUTHOR ........................................................................................................................... 170
RULES OF ARTICLES AND MATERIALS REGISTRATION ................................................... 171
THE UNIQUE SERVICE FOR THE COMPETITORS
OF SCIENTIFIC DEGREES IN THE HUMANITIES ..................................................................... 175
EDITORIAL
OUR JOURNAL .............................................................................................................................................178
8
колонка
редактора
У М 1 (37)’ 2014. Редакционная
ДАННЫЕ О НАШЕЙ ПУБЛИКАЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ
INFORMATION ABOUT OUR publication activity
Табл.1. Публикационная активность журнала УМ по годам
Название показателя
Число статей в РИНЦ
Показатель журнала в рейтинге SCIENCE
INDEX
2010
2011
130
102
7
107
2012
97
1650
Двухлетний импакт-фактор РИНЦ
0,010 0,112 0,134
Двухлетний импакт-фактор РИНЦ без
самоцитирования
Число статей, опубликованных за предыдущие
два года
Число цитирований статей предыдущих двух
лет
0,010 0,073 0,112
из них самоцитирований
Двухлетний коэффициент самоцитируемости,
%
104
178
232
1
20
31
0
7
5
0,0
35,0
16,1
Пятилетний импакт-фактор РИНЦ
0,010 0,085 0,110
Пятилетний импакт-фактор РИНЦ без
самоцитирования
Пятилетний коэффициент самоцитируемости,
%
Общее число цитирований журнала в текущем
году
0,010 0,056 0,092
0,0
2
35,0
22
16,2
41
из них самоцитирований
0
7
9
Среднее число ссылок в списках цитируемой
литературы
Время полужизни статей из журнала,
процитированных в текущем году
Время полужизни статей, процитированных в
журнале в текущем году
6
8
6
-
1,5
1,8
3,5
4,4
4,6
9
У М 1 (37)’ 2014. Редакционная
По данным сайта Российского индекса научного цитирования eLibrary.ru по состоянию на 09.02.2014 общее число проиндексированных
статей журнала «Управление мегаполисом», издаваемого с 2008 г. по
6 выпусков в год, составило 647 с суммарным числом цитирований в
РИНЦ – 179 (см. Табл. 1).
Показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX имеет устойчивую тенденцию к росту. Так, если его значение в 2010 г. составило 7, а в
2011 г. – 107, то в 2012 г. он вырос до 1650. Это значение соответствует
1452-му месту из 3620-ти в общем рейтинге SCIENCE INDEX за 2012
г. и 15-му месту из 29-ти в рейтинге SCIENCE INDEX за 2012 год по
тематике «Организация и управление».
Журнал «Управление мегаполисом» имеет такой же показатель,
как и «Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6: Философия. Культурология. Политология. Право. Международные отношения». Соседями нашего журнала в тематике «Организация и управление» являются «Эффективное антикризисное управление» (1867) и
«Автоматизация процессов управления» (1465).
Табл. 2. Информация РИНЦ о дружественных журналах
Журнал
Выпусков
Статей
Цитирований
Социологические исследования
200
3776
30982
Власть
132
3821
4253
Полис
136
2099
13657
Социология образования
158
2818
405
Управление мегаполисом 
34
647
179
Точки над Ё
9
151
23
В Табл. 2 приведены сведения с сайта РИНЦ о дружественных журналах по состоянию на 09.02.2014 г. Число выпусков соответствует времени существования журналов. Из таблицы следует, что импакт-фактор, отражающий авторитет журнала в научном сообществе, напрямую
зависит от количества выпусков и цитирований. При этом количество
самоцитирований желательно сократить до целесообразного минимума.
Наш потенциал – в привлечении талантливых и известных авторов,
расширении читательской аудитории и повышении качества научного
и литературного редактирования. Эти резервы нужно использовать на
основе интенсивных подходов, связанных с повышением эффективности работы творческих и технических сотрудников редакции при одновременном разумном снижении издательских издержек.
____________________
От редакции. В связи с техническим сбоем на стр. 5 оглавления в № 6 (36) журнала «Управление мегаполисом» за 2013 г. была допущена опечатка в названии статей рубрики «Вопросы теории». Вместо «Социологические аспекты анализа, типологизации и ранжирования политических и социокультурных рисков» следует читать «Социологические аспекты
анализа, типологии и ранжирования политических и социокультурных рисков», а вместо «Социальная дифференциация и образовательные стратегии» – «Социальная дифференциация и
образовательные сети». Редакция приносит извинения на техническую накладку.
10
тезаурусная
объективизация
УМ 1 (37)’ 2014. Виталий МЕЛИХОВ*
Vitaliy MELIKHOV
[email protected]
10.14570/issn.2073-2724/um-1-2014/01-melikhov
ТЕЗАУРУСНЫЙ АНАЛИЗ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ
ИНВАЛИДОВ
Thesaurus ANALYSIS OF DISABLED PERSONS’ HEALTHY LIFESTYLE
Аннотация. Современное общество признаёт личность человека, как
единственную ценность, в том числе и личность лиц с ограниченными возможностями
здоровья. В статье проводится анализ здорового образа жизни инвалидов при помощи
тезаурусной концепции, для поиска путей социальной адаптации и интеграции.
Ключевые слова. Инвалид, здоровый образ жизни, тезаурусная концепция,
планетарные модели, оптимальный двигательный режим, жизнедеятельность,
интеграция.
Abstract. Modern society recognizes the identity of the person as a single value,
including the identity of persons with disabilities. The article analyzes a disabled persons’
healthy lifestyle using thesaurus concepts, to find ways of social adaptation and integration.
Keywords: disabled persons, healthy lifestyle, thesaurus concept, planetary models, the
optimal driving mode, livelihoods, integration.
В настоящее время, мировое сообщество озабочено проблемой социальной адаптации и интеграции граждан с ограниченными возможностями здоровья. Эта категория людей представляет собой разнородную, по
функциональным нарушениям, но многочисленную группу. В России, по
данным статистики, количество инвалидов на 1 января 2012 г составляло
13189 тыс. человек [Росс. стат. ежег. 2012] – около 10% населения. Исследователи проблем инвалидности Т.М. Малеева, С.А. Васин, П.В. Романов,
Э.К. Наберушкина, Е.Р. Ярская-Смирнова, И.Г. Яковлев, А.Н. Тюрин и др.
отмечают некую отстранённость инвалидов от социума и крайне низкий
уровень экономического и физического благополучия [Васин 2005; Малеева, Васин 2001; Романов, Тюрин, Ярская-Смирнова 2006; Наберушкина
2002; Яковлев 2012; Ярская-Смирнова 1997].
Несмотря на значительные усилия государственных и общественных деятелей, учёных, социальных работников, медиков, педагогов положение граждан, одной из самых обездоленных социальных групп нашей страны, практически не изменяется. В этой связи прослеживается
острая необходимость исследования стержневой (главной) проблемы,
которая может изменить результаты всей жизнедеятельности инвалидов. Низкий уровень социального благополучия, экономического
благосостояния, образования, развития физических и психических
функций, здоровья и т.п. являются её конечным результатом. Главной
* Мелихов Виталий Вячеславович – кандидат педагогических наук, доцент, докторант
(Московская область, Россия).
Melikhov Vetaliy Vyacheslavovich – candidate of pedagogical sciences, associate professor,
the doctoral candidate (Moscow Region, Russia).
11
У М 1 (37)’ 2014. Виталий Мелихов
проблемой, по нашему мнению ошибочно, считают заболевание или
травму, которое послужило причиной ограничения функциональных
возможностей организма и признания лица недееспособным, т.е. инвалидом [ФЗ №181 от 24.11.1995 г.: ст.1].
На современное Российское общество оказывают влияние идеи гуманизма, где главной ценностью является человек, независимо от его
благосостояния, политических взглядов, вероисповедания, национальной принадлежности, пола и др. Исходя из этого, люди с ограниченными возможностями здоровья становятся полноправными членами
общества и должны иметь возможность вести независимую, полноценную жизнь. Строительства объектов социальной инфраструктуры
с учётом обеспечения без барьерного доступа для представителей любой нозологической группы инвалидности не достаточно для полноценной интеграции. Технические устройства облегчают доступность
определённых видов деятельности: бытовой, учебной, трудовой, общественной. Но главной проблемой инвалидности сегодня всё ещё является повышение уровня работоспособности, формирование мотивации
к получению образования, профессиональной деятельности, вступлению в семейные отношения, ответственности за свою судьбу и жизнь
близких.
Для анализа проблем инвалидности и поиска путей социальной
адаптации и интеграции инвалидов в качестве методологической основы продуктивно использование тезаурусной концепции [Вал. Луков,
Вл. Луков 2008]. На этой теоретической базе в настоящее время формируется научная школа «Тезаурусная объективизация гуманитарного
знания». [Яковлев 2013].
Вал. А. Луков представляет тезаурус маркером ментальных
структур. Тезаурус определяет смысл в различных сферах жизнедеятельности людей и выявляет отклонения в типичной деятельности, которые оказывают влияние на социальные процессы [Ковалёва, Вал. Луков 1999]. Тезаурус организует и упорядочивает
ценности личности, объединяя её разносторонние, противоречивые
аспекты, разделённые пространством, временем и содержанием в
единое целое. Эти фрагменты не представляют целостное знания,
но являются актуальными в настоящее время [Тезаурус. анализ миров. культ. 2012].
Ядром методики тезаурусной объективизации является понятийный аппарат, который может быть представлен в виде толкового словаря, включающего дефиниции (определения) и их иерархические связи
семантического характера. Терминология представлена дескрипторами (лексическими единицами), разбитыми по тематике и имеющими
иерархические связи (высший или низший уровни) [Яковлев 2012].
Построение тезаурусов выполнено в виде «планетарной модели» по
аналогии с моделью атома Бора Резерфорда [Бор 1923]. В основе подбора элементов планетарной модели лежит эвристический, эволюционно-временной подход. Головной элемент, являющийся дескриптором предыдущего уровня иерархии, имеет четыре дескриптора последующего уровня, которые соответствуют по смыслу четырём базовым
временам русского языка: неопределённое – инфинитив (позиция 1),
будущее (2), настоящее (3) и прошедшее (4).
12
Тезаурусный анализ здорового образа жизни инвалидов
Как отмечает И.Г. Яковлев [Яковлев 2012], при построении логических конструкций на базе гегелевской триады (три ступени развития)
«тезис – антитезис – синтез» логически отмечается недостаток предшествующего или последующего синтезу элемента - противоречия. В
философии Гегеля тезис отрицается антитезисом, а синтез объединяет по-новому черты предыдущих ступеней [Ушаков 1935]. С другой
стороны, синтез представляет собой снятое в прошлом противоречие,
которое можно отнести к прошедшему. Отечественный философ Б.Н.
Чичерин [Чичерин 1904] расширил гегелевскую триаду до квадриады – четырех независимых друг от друга начал, в которой элементы
могут быть поставлены в соответствие с эволюционно-временной моделью (рис. 1.).
Рис. 1. Четырёхэлементный эволюционно-временной фрактальный
конструкт (планетарная модель) в сравнении с гегелевской триадой
Таким образом, объективизация понятийного аппарата осуществляется в виде фрактала, имеющего форму пирамиды с четырьмя
гранями, имеющего иерархическую структуру. В его основе лежит
эволюционно-временной конструкт в виде планетарной модели. Иерархичность тезауруса осуществляется по принципу самоподобия, который реализуется в результате эвристического поиска последующих
дескрипторов – полного вариативного перебора предыдущих лексических единиц. Планетарные модели – это семантический код эвристического поиска [Яковлев 2012].
Жизнь инвалидов является высшей ценностью, несмотря на имеющиеся функциональные недостатки. Поэтому вопросы социальной
адаптации и интеграции инвалидов необходимо рассматривать с анализа понятия «жизнь инвалидов». Учитывая, что имеющиеся функциональные нарушения организма вносят дисгармонию в процесс онтогенеза, то «жизнь инвалидов» можно определить как, форму физиологического существования организма лиц с ограниченными возможностями здоровья в условиях враждебно настроенной окружающей
среды. Слова «враждебно настроенная окружающая среда» подчёркивают необходимость формирования безбарьерного доступа к социально важным объектам городской инфраструктуры для идентификации
независимости инвалидов. Жизнь инвалидов можно рассматривать в
13
У М 1 (37)’ 2014. Виталий Мелихов
совокупности стиля жизни, способа жизни, образа жизни и качества
жизни (рис. 2).
Рис. 2. Жизнь инвалидов
Неопределённому времени соответствует то, что безотносительно
к доказательству, составляет противоречие. Стиль жизни инвалидов
(позиция 1) является специфичным способом самовыражения, поведения, взаимоотношения здоровья с окружающей средой в повседневной
жизни. Функциональные нарушения, произошедшие в организме в
результате болезни или травмы, ограничивающие возможности индивида есть та конфликтная ситуация, которая формирует стиль жизни.
Определённый стиль жизни инвалидов (нетрудоспособность, трудоспособность, адаптированность, неприспособленность) формируется
под влиянием тяжести и продолжительности функциональных нарушений организма во взаимодействии с конкретной жизненной ситуацией [Лубышева 2001; Возмитель, Осадчая 2009].
Будущему времени соответствует то, что назревает, но ещё не произошло – способ жизни инвалидов (позиция 2). На него влияют не
только объективные условия (функциональные нарушения), ограничивающие возможности человека, но и внешние и внутренние побудительные силы [Возмитель, Осадчая 2009]. Способ жизни инвалидов
может быть иждивенческим, независимым, интегрированным и сегрегированным. Способ жизни инвалидов формируется, во-первых, под
воздействием личностно культурного развития индивида, во-вторых,
социально-политическими условиями.
Настоящее время – произошедшее в данный момент. Ему соответствует образ жизни инвалидов (позиция 3), так как является организованной совокупностью внешних процессов и явлений жизнедеятель14
Тезаурусный анализ здорового образа жизни инвалидов
ности людей с ограниченными возможностями в обществе [Орлова
2002; Возмитель, Осадчая 2009]. Образ жизни характеризует типичные, исторически сформированные социальные отношения, формы
индивидуальной и групповой деятельности, особенности межличностного общения, поведения, склада мышления во всех сферах социальной деятельности [Толстых 1975]. Образ жизни инвалидов может быть
пассивным, здоровым, активным и пагубным.
Рис. 3. Образ жизни инвалидов
Качество жизни нельзя запланировать (позиция 4), оно всегда остаётся в прошлом, так как мы всегда сравниваем то, как мы жили вчера
с тем, как мы жили, например, несколько лет назад. Качество жизни
инвалидов отражено в уровне образования, реальным обладании материальными и духовными ценностями, уверенности в наступающем
будущем, хороших воспоминаниях о прошлом и является степенью
развития и полнотой удовлетворения всего комплекса потребностей и
интересов людей с ограниченными возможностями, проявляющихся
как в различных видах деятельности, так и в самом жизнеощущении
[Орлов, Гиляревский 1992; Васильев 2007; Лебедева 2012].
Проведённый анализ позволяет обобщить, что события, происходящие в настоящем, могут изменить стиль жизни человека,
повлиять на его будущее и сформировать самооценку прошлого.
Изменения деятельности в быту, в организации свободного времени, в поведении, политической и общественной жизни позволит
улучшить социально-экономические и общественно-политические
условия жизни людей с ограниченными возможностями здоровья.
Поэтому в контексте социальной адаптации и интеграции инвали15
У М 1 (37)’ 2014. Виталий Мелихов
дов необходимо определить, какой образ жизни позволит в настоящее время им вести независимую жизнь.
На Рис. 3 представлена планетарная модель образа жизни инвалидов. Пассивность инвалидов (позиция 31) не есть следствие функциональных нарушений, произошедших по причине болезни или травмы,
а противоречие, существовавшему до ныне и укоренившемуся отношению общества к проблемам инвалидности. Отрешённость лиц с ограниченными возможностями здоровья от общественно-политической
деятельности является, в большей степени, результатом государственной политики. Органы социальной защиты, образования, здравоохранения, воспринимая их как недееспособных, ограничивают свободу,
навязывают своё мнение. В создавшихся условиях, даже имея возможность, инвалиды не проявляют активную деятельность, безучастны,
безразличны к окружающей среде, пассивно созерцают происходящее
по привычке [Ожегов 2000].
Рис. 4. Здоровый образ жизни
Ведя здоровый образ жизни (позиция 32), избавляясь от пагубных
привычек, инвалиды не вылечатся от болезней, но получат возможность
увеличить уровень здоровья для того, чтобы вести самостоятельную бытовую, профессиональную, творческую жизнь. Такая позиция позволит
им создавать семьи, благоустраивать быт, вести независимую жизнь.
Здоровый образ жизни инвалидов направлен на поддержание, укрепление социального благополучия, активности за счёт совершенствования
форм и способов жизнедеятельности на базе социокультурных традиций [Лисицин 1982; Постнова, Андреева, Яцышена 2005; Чумаков 1997].
16
Тезаурусный анализ здорового образа жизни инвалидов
Активная жизнедеятельность (бытовая, трудовая, общественная,
творческая) выражает непримиримость инвалидов к сложившейся ситуации, борьбу за лучшее будущее. Активный образ жизни (позиция
33) позволяет инвалидам направлять свою жизнедеятельность на воспроизведение, изменение, развитие социальной структуры. Пагубный
образ жизни (позиция 34), напротив, направлен на разрушение социальных отношений, ухудшения состояния собственного здоровья, разрушение личности [Больш. Толк. Слов. 1998].
И.Э. Орлова определяет «образ жизни» как организованную совокупность процессов и явлений жизнедеятельности людей в обществе
[Орлова 2002]. Влияние образа жизни на состояние здоровья двояко,
он может, как формировать здоровье, так и провоцировать возникновение заболеваний. Здоровье человека с ограниченными возможностями, можно определить, как динамически изменяющейся показатель,
составными частями которого являются социальные, экономические,
функциональные, психологические, культурологические, исторические и другие факторы, отражающие возможность ведения им независимой жизни. Здоровье инвалидов является социальной проблемой,
так как независимая жизнь инвалидов облегчает экономическое бремя
государства, способствуя тем самым увеличение валового дохода населения и национальной безопасности страны [Мелихов 2012; 2013]. Таким образом, здоровый образ жизни инвалидов является социальной
проблемой и требует подробного анализа (рис. 4).
Факторы здорового образа жизни направлены на поддержание и
увеличение здоровья у инвалидов в различных аспектах жизнедеятельности. Соблюдение правил личной гигиены (позиция 321) направлено
на защиту внутренней среды организма, выделению продуктов обмена
веществ, теплорегуляции, ускорение восстановления работоспособности и т.п. [Биолог. 2006; БСЭ 1969-78]. Необходимо соблюдать гигиену
кожи, гигиену полости рта, закаливание, гигиену одежды и обуви.
Организация режима дня (позиция 322) основана на закономерностях протекания биологических процессов в организме [Росс. пед.
инциклоп. 1993]. Распределение труда и отдыха позволяет рассчитать
силы в течение суток, рациональная организация сна способствует полноценному восстановлению затраченной энергии, правильное питание
помогает поддерживать нормальную жизнедеятельность организма в
течение дня без ущерба для здоровья. Активный отдых способствует
быстрому восстановлению затраченных сил.
Отсутствие вредных привычек (позиция 323) способствует не только поддержанию, но и увеличению состояния здоровья человека [Унив.
допол. практ. слов. 2005-2012]. Потеря веры в лучшее будущее, психическая травма, вызванная появлением функциональных нарушений,
ограниченность коммуникативных возможностей с окружающими формирует у лиц с ограниченными возможностями здоровья безответственность по отношению к собственной судьбе, жизни. Пристрастие к наркотикам, алкоголю, табакокурению, неумеренность в еде вызывает ряд
опасных заболеваний в дополнение к имеющимся у инвалидов.
Соблюдение оптимального двигательного режима (позиция 324)
инвалидами в процессе бытовых, трудовых, спортивных действий и
активного отдыха должно соответствовать возрасту, полу, состоянию
17
У М 1 (37)’ 2014. Виталий Мелихов
здоровья инвалида. Физические упражнения оказывают оздоровительное, лечебное, коррекционное, развивающее, профилактическое
действие на организм, а также способствуют подготовке к бытовой,
учебной и профессиональной деятельности. На решение этой задачи,
с момента рождения и на протяжении всей жизни, направлены занятия адаптивной физической культуры [Евсеев, Шапкова 2000]. Целенаправленная подготовка, знание, уверенность и умение рассчитать
собственные силы позволяет лицам с ограниченными возможностями
здоровья добиваться поставленных задач.
Изучение факторов здорового образа жизни позволяет сделать следующее заключение, что правила личной гигиены, режим дня и отсутствие вредных привычек в основном направлены на поддержание здоровья, профилактику заболеваний, поддержание работоспособности
инвалидов. И только лишь оптимальный двигательный режим позволяет решать жизненно важные задачи с успехом и без вреда собственному здоровью. Как известно, организм человека – это биологическая,
самостоятельно настраиваемая система. Систематическое, целенаправленное выполнение двигательных действий, физических упражнений
способствует воспитанию, коррекции и компенсации двигательных
возможностей, подготавливает к различным видам жизнедеятельности
независимо от состояния здоровья. В этой связи необходимо провести
анализ оптимального двигательного режима инвалидов (рис. 5).
Рис. 5. Оптимальный двигательный режим
Инвалиды должны выполнять двигательные действия, направленные на решение бытовых задач (позиция 3241) в соответствии с
возрастными, гендерными и психофизиологическими особенностями
18
Тезаурусный анализ здорового образа жизни инвалидов
развития. Бытовые действия включают соблюдение правил личной
гигиены, гигиены одежды, гигиены помещений, приготовление пищи,
передвижение в окружаемом пространстве и т.д. Всё это требует от инвалидов определённого уровня физического развития, двигательной
подготовленности и умения рассчитывать свои силы в течение суток.
Социальная адаптация во время бытовых действий происходит в момент общения лиц с ограниченными возможностями здоровья с родственниками, с соседями, с окружающими. Бытовые действия не могут
служить средством социальной интеграции, но являются неотъемлемой частью усвоения правил поведения, социальных ролей, функций,
формированию коммуникативных навыков и т.п. – социализации.
Инвалиды должны выполнять двигательные действия, направленные на решение трудовых задач (позиция 3242) в соответствии с возрастными, гендерными и психофизиологическими особенностями развития. Трудовая деятельность предъявляет требования к формированию специфических двигательных навыков, знаний и развитию определённого уровня работоспособности и интеллектуальных возможностей.
Обладание этими профессиональными качествами делает инвалидов
конкурентоспособными на рынке труда. Результаты и удовлетворённость профессиональной деятельностью зависят от степени интегрированности лиц с ограниченными возможностями здоровья в общество.
Физическая нагрузка при занятиях инвалидами адаптивным спортом и адаптивной физической культурой (позиция 3243) должна быть
адекватна возрастным, гендерным и психофизиологическим особенностям развития инвалидов. При этом условии выполнение физических
упражнений будет способствовать максимально возможному физическому и двигательному развитию, коррекции и компенсации функциональных нарушений, общему оздоровлению организма. В процессе
тренировочно-соревновательной деятельности выстраиваются межличностные контакты, формируются социальные роли, усваивается социальный опыт. Благодаря спортивным достижениям инвалиды приобретают всемирную славу, привлекаются к работе в государственных
и общественных организациях, максимально повышая свой статус.
Несмотря на то, что занятия адаптивной двигательной рекреацией (позиция 3244) направлены на удовлетворение потребностей в отдыхе, весёлом времяпрепровождении во время досуга, в общении с окружающими,
игре, творчестве [Евсеев, Шапкова 2000]. Активный отдых не может служить эффективному развитию физических качеств и двигательных навыков. Активный отдых, как обычно, носит массовый характер, в результате
чего выстраиваются социальные взаимоотношения между участниками и
поэтому является мощным социализирующим средством.
Таким образом, соблюдение правил здорового образа жизни, адекватная физическому развитию и двигательной подготовленности физическая нагрузка в настоящее время наиболее эффективно служит
подготовке инвалидов к независимому образу жизни, профессиональной адаптации и социальной интеграции.
ИСТОЧНИКИ
1.
2.
Биология. Современная иллюстрированная энциклопедия. 2006. Гл. ред. А. П.
Горкин; М.:
Большой толковый словарь русского языка. 1998. СПб.: Норинт С. А. Кузнецов.
19
У М 1 (37)’ 2014. Виталий Мелихов
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
20
Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.
Бор Н. 1935. Три статьи о спектрах и строении атома. М. – П., 1923.
Васильев В.П. 2007. Качество и условия жизни в Российской Федерации. М.
Васин С.А. 2005. Лёгкое бремя инвалидности. – Отечественные записки. №6.
Возмитель А.А., Осадчая Г.И. 2009. Образ жизни: теоретико-методологические
основы анализа // Социологические исследования, №8.
Евсеев С.П., Шапкова Л.В. 2000. Адаптивная физическая культура: Учебн. Пособие М.
Ковалёва А.И., Луков Вал.А. 1999. Социология молодёжи : Теоретические вопросы. М.
Лебедева А.А. 2012Теоретические подходы и методологические проблемы изучения качества жизни в науках о человеке. // Психология. Журнал Высшей
школы экономики. 2012, № 2.
Лисицын Ю.П. 1982. Образ жизни и здоровье населения. М.
Лубышева Л.И. 2001. Социология физической культуры и спорта: Учеб. Пособие. М.:
Луков Вал. А., Луков Вл.А. 2008. Тезаурусы : Субъектная организация гуманитарного знания / Вал.А. Луков, Вл.А. Луков. М.
Малеева Т.М., Васин С.А. 2001. Инвалиды в России – узел старых и новых проблем. «Pro et Contra». 2001. Т. 6. № 3.
Мелихов В.В. 2013. Социальная интеграция молодых инвалидов и здоровый
образ жизни // Точки над Ё: Аналитико-теоретический журнал научной молодёжи. №2.
Мелихов В.В. 2013. Интерпретация понятия «здоровье» применительно к людям с инвалидностью // Альманах современной науки и образования. Тамбов:
Грамота, №5.
Наберушкина Э.К. 2002. Политика в отношении инвалидов // Социальная
политика и социальная работа в изменяющейся России / под ред. Е. ЯрскойСмирновой, П. Романова. М.
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. 2000. Толковый словарь русского языка. М.
Орлов В. А., Гиляревский С. Р. 1992. Проблемы изучения качества жизни в современной медицине. — М.
Орлова Э.А. 2002. Социокультурное пространство обыденной жизни: Методическое пособие по курсу «Культурная антропология». - М.
Постнова М.В., Андреева М.В., Яцышена Т.Л. 2005. Валеология: учеб. -метод.
пособие. – Волгоград.
Романов П.В. 2003. Политика высшего образования инвалидов // Образование
для всех: пути интеграции. – Саратов.
Романов П.В. Тюрин П.В., Ярская-Смирнова Е.Р. 2006. Политика инвалидности: Социальное гражданство инвалидов в современной России. – Саратов.
Российская педагогическая энциклопедия. 1993. Под ред. В. Г. Панова. М.
Российский статистический ежегодник. 2012: Стат.сб./Росстат. – М.
Тезаурусный анализ мировой культуры : сб. науч. Трудов. 2012. Вып. 23 / под
общ. ред. Вл.А. Лукова. – М.
Толстых В.И. 1975. Образ жизни: Понятие, реальность, проблемы. М.
Тюрин А.Н. 2012. О некоторых американских моделях социальной инвалидности конца ХХ – начала ХХI в. // Вестник Московского государственного гуманитарно-экономического института., № 2.
Универсальный дополнительный практический толковый словарь. И. Мостицкий. 2005–2012.
Ушаков Д.Н. 1935. Толковый словарь русского языка. М.
Федеральный закон от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».
Чичерин Б.Н. 1904. Вопросы философии. М.
Чумаков Б.Н. 1997. Валеология. Избранные лекции. М.,
Яковлев И.Г. 2013. Интеллектуальный прорыв в мире тезаурусов // Управление
мегаполисом. 2013. № 6 (36). С. 51-58.
Яковлев И.Г. 2012. Профессиональная интеграция инвалидов: тезаурусная объективизация научной деятельности: научно-методическое пособие. – М.
Ярская-Смирнова Е. 1997. Социокультурный анализ нетипичности. Саратов.
Ярская-Смирнова Е. Р., Наберушкина Э.К. 2003. Социальная работа с инвалидами: Учеб. пособие. – Саратов.
УМ 1 (37)’ 2014. Сергей КИРИН*
Sergey KIRIN
[email protected]
10.14570/issn.2073-2724/um-1-2014/02-kirin
тезаурусная методика социологического
обследования эффективности
БАНКОВСКИХ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ
Thesaurus approach in sociological survey
of banking social technologies efficiency
Аннотация. Статья посвящена проблемам тезаурусного моделирования банковских социальных технологий с целью определения их эффективности в ходе социологического обследования. В статье подробно рассмотрен понятийный аппарат
социальных технологий, используемых банками в процессе работы с клиентской
базой. Сделаны выводы о характере и порядке формирования социологического инструментария.
Ключевые слова: банковские социальные технологии, понятийный аппарат, тезаурусная объективизация, эффективность.
Abstract. The article is concerned with problems in thesaurus modeling of banking social
technologies in order to determine their effectiveness in a sociological survey. The conceptual
construct of social technologies used by banks in the process of working with a client base
in the Article is discussed in detail. Conclusions about the principles and order of formation
of sociological tools. Keywords: banking social technologies, the conceptual construct, thesaurus
objectification, efficiency.
Современные банковские социальные технологии реализуются кредитными организациями, которые действующий Федеральный закон «О
банках и банковской деятельности» определяет как банки – коммерческие
учреждения, являющиеся юридическими лицами, которым в соответствии
с указанным законом и на основании лицензий, выданных Центральным
банком России, предоставлено право привлекать денежные средства юридических и физических лиц и от своего имени размещать эти средства
на условиях возвратности, платности и срочности, а также осуществлять
иные банковские операции [КонсультантПлюс, 2014].
Банковская деятельность определяется функциями, осуществляемыми кредитными организациями в различных сферах. Модель сфер
этой деятельности показана на Рис. 1. Здесь самой неопределенной областью является внешняя среда банка (позиция 1), которая включает,
среди прочего, клиентскую базу, гражданское общество, конкурентную среду и государство как официального регулятора работы банков.
Внешняя среда банков в значительной степени формируется за счёт
усилий самих кредитных организаций.
Будущее лицо кредитных организаций, помимо законодательных
и нормативных документов, характер которых находится вне поля
влияния банков, определяется теми технологиями (позиция 2), которые они избирают в ходе реализации своей профессиональной деятельности. Под банковскими технологиями здесь понимаются технологии, ориентированные на работу с клиентами и персоналом банка
* Кирин Сергей Александрович – аспирант, Московский гуманитарный университет
(Москва, Россия).
Kirin Sergey Aleksandrovich – post-graduate student, Moscow University for the Humanities
(Moscow, Russia).
21
У М 1 (37)’ 2014. Сергей Кирин
на основе использования специальных информационных и управленческих методик .
Весьма важное место в приоритетах банковских организаций занимает работа с персоналом (позиция 3), который составляют управленческие, операционные, технологические и технические кадры банка,
выполняющие текущую работу кредитной организации.
Наконец, регулирование внутренней обстановки в банке осуществляется наиболее консервативным элементом модели – системой
управления банком (позиция 4), представляющей собой совокупность
методов и средств управления кредитной организацией.
«Закон о банках и банковской деятельности»: банк - коммерческое учреждение, являющееся
юридическим лицом, которому в соответствии с настоящим законом и на основании лицензии,
выданной Центральным банком России, предоставлено право привлекать денежные средства
юридических и физических лиц и от своего имени размещать эти средства на условиях
возвратности, платности и срочности, а также осуществлять иные банковские операции.
Технологии, ориентированные на работу с
клиентами и персоналом банка на основе
использования специальных информационных
и управленческих методик
Уровень 0
Управленческие,
операционные, технологические
и технические кадры банка
3. Персонал
Настоящее
банка
0. Сферы банковской
4. Система
Прошедшее
деятельности
управления
банком
Сферы банковской
1. Внешняя среда
Неопределенное
банка
деятельности
2.
Банковские
Будущее
технологии
Клиентская база, гражданское общество,
конкурентная среда и государство
Совокупность методов и средств
управления кредитной организацией
Рис. 1. Модель сфер банковской деятельности
Рассмотренная модель сфер банковской деятельности является
определяющей для формирования методики социологического обследования эффективности социальных технологий, используемых
в отечественных банках. Это связано с тем, что данная модель задаёт структуру, в рамках которой кредитные организации выстраивают
свои системные связи с внешней (в частности, социальными группами) и внутренней (банковским персоналом) средами, а также систему
технологических и управленческих отношений. Данное утверждение
означает, что для построения исследовательского инструментария в
рамках указанной методики нам нужно рассмотреть каждую из перечисленных сфер более подробно и структурировано. В рамках логики
построения тезаурусной модели начнем это рассмотрение с элемента,
соответствующего неопределенному времени – внешний среде.
Перейдём с нулевого на первый уровень тезауруса. На Рис. 2 представлена планетарная модель внешней среды банка. Наименее предсказуемой в данном случае является клиентская база банка (позиция
22
Тезаурусная методика социологического обследования эффективности
11). Под клиентами банка понимаются лица (физические и юридические), которые пользуются его услугами. Клиентская база представляет собой совокупность актуальных и потенциальных клиентов банка
[Банковское дело, 2014]. В условиях существования активной конкурентной среды (позиция 13), которая задаёт уровень качества и цены
предоставляемых банковских услуг. Поскольку в деятельности конкурентов большое значение имеет фактор неожиданности, неопределённость поведения клиентов возрастает в ещё большей степени, чем в
случае отсутствия конкуренции.
Совокупность граждан государства, а также
комплекс самоорганизующихся и
самоуправляемых общественных
институтов, реализующих частные права и
свободы этих граждан и, как правило,
юридически регламентирующиеся со
стороны государства
Лицо, группа лиц, фирма, предприятие,
соперничающие в достижении идентичных целей, в
стремлении обладать теми же ресурсами, благами,
занимать положение на рынке. Конкурентная среда
банка представлена организациями, которые можно
классифицировать по масштабам деятельности, по
величине капитальной базы, по характеру
деятельности и организационной структуре
Уровень 1
13.
Конкурентная
Настоящее
среда
1. Внешняя среда
12.Будущее
Гражданское
14.
Государство
Прошедшее
банка
общество
Внешняя среда
11. Клиентская
Неопределенное
база банка
банка
Под клиентами банка понимаются лица
(физические и юридические), которые
пользуются его услугами. Клиентская база
представляет собой совокупность
актуальных и потенциальных клиентов
банка
Основной институт политической
системы, устанавливающий и
регламентирующий социальные
нормы и правила жизни в стране
путем законов
Рис. 2. Внешняя среда банка
Перспективы развития легальной системы кредитования во многом
определяются гражданским обществом (позиция 12), которое противостоит консервативным устремлениями государства (позиция 14). Под
гражданским обществом понимается не только совокупность граждан
государства, но и комплекс самоорганизующихся и самоуправляемых
общественных институтов, реализующих частные права и свободы этих
граждан и, как правило, юридически регламентирующиеся со стороны
государства [Большая актуальная политическая энциклопедия, 2012].
Государство – основной институт политической системы, устанавливающий и регламентирующий социальные нормы и правила жизни в
стране путем законов [Там же].
Взаимодействие, а в некоторых обстоятельствах и политическая
конкуренция государства и гражданского общества определяют «правила игры», реализуемые в рамках конкурентной среды (позиция 13).
Под конкурентом в экономической сфере подразумевается лицо, группа лиц, фирма, предприятие, соперничающие в достижении идентичных целей, в стремлении обладать теми же ресурсами, благами, зани23
У М 1 (37)’ 2014. Сергей Кирин
мать положение на рынке [Райзберг и др., 1999]. Конкурентная среда
банка, которая более подробно будет рассмотрена далее, представлена
организациями, которые можно классифицировать по масштабам деятельности, по величине капитальной базы, по характеру деятельности
и организационной структуре.
Сейчас обратимся к банковской клиентской базе, соответствующей
второму уровню тезауруса и классифицируемой в соответствии с избранным принципом моделирования по четырём признакам (см. Рис.
3). К сфере неопределённости относятся клиенты по степени приверженности банку: потенциальные, актуальные, лояльные, приверженные
(позиция 111). К сфере будущего отнесен социально-демографический
признак (позиция 112), поскольку именно в соответствии с ним осуществляется планирование развития банковской системы. Он позволяет разделить клиентов банка на гендерные, возрастные группы, а также
страты по ближнему окружению, по месту прописки (регистрации).
Под клиентами банка понимаются лица (физические и юридические), которые
пользуются его услугами. Клиентская база представляет собой совокупность
актуальных и потенциальных клиентов банка
По социально-демографическому
признаку: гендерные, возрастные, по
ближнему окружению, по месту прописки
(регистрации)
По социально-экономическому
признаку: по научно-образовательному уровню, по технологическому уровню, по месту
работы, по уровню дохода на
члена семьи и материальному
положению
Уровень 2
113.
По социальноНастоящее
экономическому
11. Клиентская
114. По общественно112.Будущее
По социальноПрошедшее
база банка по признакам
политическому
демографическому
Клиентская база банка
111. По степени
Неопределенное
приверженности
по признакам
По степени приверженности банку:
потенциальные, актуальные, лояльные,
приверженные клиенты
По общественно-политическому признаку: по
принадлежности к этнокультурной группе, по
политической ориентации, по принадлежности к
социально-экономической группе, по отношению к
действующей власти по принадлежности или к
властно-элитной группе
Рис. 3.Клиентская база банка по признакам
Текущему состоянию клиентов отвечает социально-экономический признак (позиция 113). Он позволяет подразделять клиентов по
научно-образовательному и технологическому (включая знание компьютерных технологий) уровню, по месту работы, по уровню дохода на
члена семьи и материальному положению.
Статусность клиента связана с общественно-политическим признаком (позиция 114). Этот признак проявляется в принадлежности к
этнокультурной группе, политической ориентации, принадлежности к
социально-экономической группе, по отношению к действующей власти, принадлежности или к определённой властно-элитной группе.
24
Тезаурусная методика социологического обследования эффективности
Остановимся более подробно на клиентской базе, принадлежащей
третьему уровню тезауруса и классифицируемой по степени приверженности банку (см. Рис. 4). Неопределенно-безразличное положение
занимают потенциальные клиенты (позиция 1111), в круг которых
входят лица, на данный момент не вовлеченные в круг клиентов банка,
но представляющие для него интерес.
Базу развития банка составляют актуальные клиенты (позиция
1112). Сюда входят разовые или повторные клиенты банка, привлеченные, например, на основе коллаборативной фильтрации – системы
обмена субъективным опытом, позволяющей отбирать объекты и информацию в соответствии со вкусом и предпочтениями каждого конкретного человека [Долгин 2010].
Потенциальные, актуальные,
лояльные, приверженные
клиенты
Разовые или повторные клиенты банка,
привлеченные, например, на основе
коллаборативной фильтрации – системы
обмена субъективным опытом, позволяющей
отбирать объекты и информацию в
соответствии со вкусом и предпочтениями
каждого конкретного человека [Долгин 2010]
Регулярные клиенты
банка, пользующиеся
также услугами и других
финансовых учреждений
Уровень 3
1113.
Лояльные
Настоящее
клиенты
111. По степени
1114. Приверженные
1112.
Актуальные
Будущее
Прошедшее
приверженности
клиенты
клиенты
1111. Потенциальные Клиентская база банка по
Неопределенное
степени приверженности
клиенты
Лица, не вовлеченные в круг клиентов банка,
но представляющие для него интерес
Клиенты постоянно пользующиеся услугами
исключительно данного банка. Основой
приверженности клиента является позитивный
личный опыт, который он получил в процессе
потребления услуг данного банка [AMI 2011]
Рис. 4. Модель клиентской базы банка по степени приверженности
Предмет особого внимания банка – регулярные клиенты (позиция
1113), пользующиеся также услугами и других финансовых учреждений. Именно они составляют главный объект конкурентной борьбы
кредитных учреждений.
Золотой фонд любого банка составляют приверженные клиенты
(позиция 1114). Это клиенты, которые постоянно пользуются услугами исключительно данного банка. Основой приверженности клиента
является позитивный личный опыт, который он получил в процессе
потребления услуг данного банка [AMI 2011].
Клиенты банка как граждане России естественным образом являются членами гражданского общества, но, вместе с тем, они могут прямо или косвенно принадлежать к определённым его институтам. Эта
часть тезауруса соответствует второму уровню (см. Рис. 5). Наиболее
аморфными институтами являются объединения по интересам (позиция 121), включающие, среди прочего, общественные союзы фила25
У М 1 (37)’ 2014. Сергей Кирин
телистов, шахматистов, болельщиков и т.п. Отметим, что несмотря на
неопределённость их структуры, их члены обладают устойчивой психологической связью друг с другом и значительным взаимовлиянием.
Общественные объединения граждан,
имеющих общие интересы
Объединения граждан, имеющих общие
общественно-политические и социальноэкономические интересы
Профессиональные объединения
граждан, защищающие их
экономические права
Уровень 2
123. Профессиональные
Настоящее
союзы
12. Гражданское
124. Прошедшее
Средства массовой
122.Будущее
Политические
общество
информации
партии
121.
Объединения
по
Гражданское общество
Неопределенное
интересам
Общественные объединения филателистов,
шахматистов, болельщиков и т.п.
По степени приверженности
определенным видам электронной и
традиционной прессы, интернета
Рис. 5. Гражданское общество
Клиенты банков могут принадлежать или голосовать за различные
политические партии (позиция 122), которые представляют собой объединения граждан, имеющих общие общественно-политические и социально-экономические интересы.
Основной институт политической
системы, устанавливающий и
регламентирующий социальные нормы и
правила жизни в стране путем законов
Осуществляет формирование
законодательной базы, в рамках которой
действуют кредитные учреждения
Финансовые органы власти,
осуществляющие регулирование
текущей деятельности банков
Уровень 2
143.Настоящее
Исполнительная
власть
144.
Контрольная
142. Будущее
Законодательная
14. Государство
Прошедшее
власть
власть
141.
Судебная
Государство
Неопределенное
власть
Выносит решения, снимающие
неопределенности и противоречия в
процессе деятельности банков
Элемент «президентской вертикали»,
осуществляющий контроль и надзор за
исполнением действующего
законодательства
Рис. 6. Государство как система разделения властей
26
Тезаурусная методика социологического обследования эффективности
Крепкими связями между собой отличаются члены профессиональных союзов (позиция 123), которые являются профессиональными объединениями граждан, защищающими экономические права
последних. Целевые методы воздействия на клиентов банка могут оказываться в зависимости от степени приверженности определенным
видам электронной и традиционной прессы, интернета (позиция 124).
Сказанное совокупно означает, что гражданское общество и его институты являются важной средой, в которой может проводиться целенаправленная работа по повышению степени приверженности банковских клиентов, привычным для них кредитным организациям.
Рис. 7. Тезаурус банковских социальных технологий II
в контексте тезауруса финансово-кредитной деятельности I (1)
Логической оппозицией по отношению к понятию «гражданское
общество» является «государство» – основной институт политической
системы, устанавливающий и регламентирующий социальные нормы и
правила жизни в стране путем законов [Большая актуальная политическая энциклопедия, 2012]. В рамках логики, основанной на использовании при моделировании квадриады Б.Н. Чичерина в качестве конструкта, в планетарной модели системы разделения властей (см. Рис. 6).
Применительно к деятельности банковской системы законодательная власть (позиция 142) осуществляет формирование нормативной
правовой базы, в рамках которой действуют кредитные учреждения,
иными словами, она формирует будущее лицо этой системы. Исполнительная власть (позиция 143) в данном случае представлена финансовыми органами власти, осуществляющими регулирование текущей
деятельности банков. Контрольная власть (позиция 143) представляет собой элемент «президентской вертикали», осуществляющий кон27
У М 1 (37)’ 2014. Сергей Кирин
троль и надзор за исполнением действующего законодательства по
уже достигнутым результатам деятельности кредитных организаций.
Наконец, неопределенности снимает судебная ветвь власти (позиция
141), которая выносит решения, снимающие противоречия в процессе
контроля деятельности банков.
Технологии, ориентированные на работу с клиентами и
персоналом банка на основе использования специальных
информационных и управленческих методик
Технологии, позволяющие в
интересах банка осуществлять сбор,
обработку, хранение и поиск на
основе использовании
вычислительной, связной,
множительной техники и
программного обеспечения
Специальные технологии работы
с банковским персоналом
Уровень 1
23. Банковские
кадровые
Настоящее
технологии
2. Банковские
24. Прошедшее
Банковские управтехнологии
ленческие
технологии
22. Банковские
информаБудущее
ционные
технологии
21. Банковские
Неопределенное
социальные технологии
Используемые банками социальные технологии,
направленные на обеспечение законных прав
интересов клиентов, социальных равенства и
справедливости. См. классификацию банковских
социальных технологий в позиции I-131
Банковские
технологии
Технологии стратегического и
повседневного управления
деятельностью кредитных
организаций
Рис. 8. Банковские технологии
Таким образом, в ходе моделирования нами отслежены элементы
той ветви тезауруса банковских социальных технологий, используемых в контексте кредитной деятельности, которая является частью
внешней среды банка, связанной с его клиентской базой (см. Рис. 7).
Однако внешняя среда кредитных учреждений, как было показано
выше, включает также и конкурентную среду. По своей внутренней
логике она тесно связана с банковскими технологиями, персоналом
кредитных учреждений, а также со структурами управления банками.
Исходя именно из этих моделей, можно разобраться, каким образом
осуществляется рыночное взаимодействие банков и в чём состоят их
конкурентные преимущества. Поэтому оставим на некоторое время
планетарную модель 1 «Внешняя среда банка», чтобы рассмотреть
проблемы технологий, кадров и управления, а затем вернёмся к ней,
чтобы рассмотреть структуру конкурентной среды.
Начнём с тезаурусной ветви, содержание которой определяется
банковскими технологиями, модель которых представлена на Рис. 8.
Банковские технологии, определение которым было дано при рассмотрении головной планетарной модели тезауруса II, включает следующие элементы.
28
Тезаурусная методика социологического обследования эффективности
Управленческие, операционные,
технологические и технические кадры банка
Кадры, осуществляющие
жизнеобеспечивающую,
информационную, инженерную,
охранную, противопожарную
поддержку деятельности банка
Сотрудники операционных
подразделений банка
Уровень 1
33.Настоящее
Операционный
персонал
3. Персонал
34. Административный
Прошедшее
банка
персонал
32. Технологический
Будущее
персонал
31. Технический
Неопределенное
персонал
Кадры, отвечающие за техническое
обеспечение деятельности банка
Персонал банка
Руководящие сотрудники банка, главы
структурных подразделений и отделений
Рис. 9. Персонал банка
Неопределенности, связанные со взаимодействием с клиентами,
позволяют снять банковские социальные технологии, направленные
на обеспечение законных прав интересов клиентов, социальных равенства и справедливости (позиция 21). Она соответствует рассмотренному выше тезаурусу классификации банковских социальных технологий в позиции I-131.
«Закон о банках и банковской деятельности»: банк - коммерческое учреждение, являющееся
юридическим лицом, которому в соответствии с настоящим законом и на основании лицензии,
выданной Центральным банком России, предоставлено право привлекать денежные средства
юридических и физических лиц и от своего имени размещать эти средства на условиях
возвратности, платности и срочности, а также осуществлять иные банковские операции.
Совет банка решает вопросы об открытии
филиалов и представительств банка, структуре
и численности его работников, о расходах на
содержание и развитие банка; определяет
основные условия предоставления кредитов.
Он также вносит предложения собранию
акционеров (пайщиков) об изменении уставного
фонда, устава банка; утверждает постоянно
действующие комитеты и избирает их членов;
контролирует работу правления.
Правление банка организует и
осуществляет руководство оперативной
деятельностью банка и обеспечивает
выполнение решений собрания
акционеров (пайщиков) и совета банка;
утверждает положения о структурных
подразделениях, филиалах банка;
решает вопросы подбора, подготовки и
использования кадров.
Уровень1
43. Настоящее
Исполнительные
органы банка
4. Система управ44. Контрольные
42. Будущее
Стратегические
Прошедшее
ления банком
органы банка
органы банка
Система управления
41. Собрание
Неопределенное
акционеров
банком
Основным (высшим) органом управления коммерческим банком является
собрание акционеров (пайщиков) банка. Оно реализует свои функции и задачи
непосредственно через исполнительные, а также контрольные органы банка,
которые целиком ему подотчетны. Собрание акционеров (пайщиков) решает
основные вопросы, определяющие деятельность банка.
Ревизионная
комиссия банка
Рис. 10. Модель системы управления коммерческим банком
29
У М 1 (37)’ 2014. Сергей Кирин
Повышению эффективности банковской системы служат информационные технологии, позволяющие в интересах банка осуществлять
сбор, обработку, хранение и поиск на основе использования вычислительной, связной, множительной техники и программного обеспечения (позиция 22).
Текущую работу кредитных учреждений обеспечивают кадровые
технологии, ориентированные на организацию работы банковского
персонала (позиция 23). Наконец, наиболее консервативную часть
банковских технологий составляют технологии управленческие, предназначенные для стратегического и повседневного управления деятельностью кредитных организаций (позиция 24).
Рис. 11. Тезаурус банковских социальных технологий II
в контексте тезауруса финансово-кредитной деятельности I (2)
Следующей за моделью банковских технологий на первом уровне
тезауруса II является планетарная модель персонала банка (см. Рис. 9),
вовлеченного в реализацию указанных технологий. Она, по мере повышения уровня ответственности за результаты деятельности кредитного учреждения, включает четыре основных категории банковского
персонала. К ним относится, в частности, технический персонал (позиция 31), который отвечает за обеспечение жизнедеятельности банка,
включая, среди прочего, уборку помещений, работу пунктов питания и
т.п. Тактически важную позицию занимает технологический персонал
(позиция 32), т.е. кадры, осуществляющие жизнеобеспечивающую, информационную, инженерную, охранную, противопожарную поддержку деятельности банка. Текущую банковскую деятельность осуществляет операционный персонал (позиция 33) – сотрудники операцион30
Тезаурусная методика социологического обследования эффективности
ных подразделений, осуществляющие банковские операции. Наконец,
стратегические позиции занимает административный персонал (позиция 34), который представлен руководящими сотрудниками банка,
главами структурных подразделений и отделений.
Конкурентная среда банка представлена организациями, которые можно
классифицировать по масштабам деятельности, по величине капитальной
базы, по характеру деятельности и организационной структуре
Банки по величине капитальной базы
подразделяются на банки,
ориентированные на микрокредитование,
малые, средние и крупные
Банки по функциональному
назначению, характеру
выполняемых операций, по
обслуживаемым отраслям, по
сфере обслуживания
Уровень 2
133.
По характеру
Настоящее
деятельности
13. Конкурентная
134.Прошедшее
По организацион132.
По величине
Будущее
среда
ной структуре
капитальной
базы
Конкурентная
131. По масштабам
Неопределенное
деятельности
среда банка
Классификация банков по масштабам
деятельности, которая включает их
разделение на учреждения малого
кредита, банки, банковские консорциумы и
межбанковские объединения
Классификация банков по
организационной структуре,
включающей степень
независимости, организационноправовую форму, наличие
филиалов, форму собственности
Рис. 12. Конкурентная среда банка с точки зрения классификации
потенциальных и актуальных конкурентов
Завершает первый уровень тезауруса II планетарная модель системы управления банком. Она включает следующие основные элементы:
собрание акционеров, а также стратегические, исполнительные и контрольные органы банка [Боровская 1999].
Согласно действующему законодательству, основным (высшим)
органом управления коммерческим банком является собрание акционеров (пайщиков) банка (позиция 41). Оно реализует свои функции и
задачи непосредственно через исполнительные, а также контрольные
органы банка, которые целиком ему подотчетны. Собрание акционеров
(пайщиков) решает основные вопросы, определяющие деятельность
банка.
Стратегические органы банка (позиция 42) отвечают за вопросы,
связанные с перспективами развития кредитной организации. В частности, Совет банка решает вопросы об открытии филиалов и представительств банка, структуре и численности его работников, о расходах на содержание и развитие банка; определяет основные условия
предоставления кредитов. Он также вносит предложения собранию
акционеров (пайщиков) об изменении уставного фонда, устава банка;
утверждает постоянно действующие комитеты и избирает их членов;
контролирует работу правления.
Исполнительные органы банка (позиция 43) осуществляют управление повседневной деятельностью. Например, правление банка орга31
У М 1 (37)’ 2014. Сергей Кирин
низует и осуществляет руководство оперативной деятельностью банка
и обеспечивает выполнение решений собрания акционеров (пайщиков) и совета банка; утверждает положения о структурных подразделениях, филиалах банка; решает вопросы подбора, подготовки и использования кадров.
Классификация банков по масштабам
деятельности, которая включает их
разделение на учреждения малого кредита,
отдельные банки, банковские консорциумы
и межбанковские объединения
Банковский консорциум (синдикат) – это
группа банков, временно организованная одним
из них - главой консорциума с целью
совместного проведения крупных кредитных
операций и ограничения потерь для каждого
участника в случае неплатежа заемщиком
Отдельные банки, не
входящие в консорциумы и
объединения
Уровень 3
II-1313.
Банковские
Настоящее
консорциумы
II-131. По масштабам
II-1314.
Межбанковские
II-1312.
Отдельные
Будущее
Прошедшее
деятельности
объединения
банки
По
масштабам
II-1311. Учреждения
Неопределенное
малого кредита
деятельности
Учреждения малого кредита
включают учреждения
кредитной кооперации, ссудносберегательные,
сберегательные и
строительные кассы
Банковский трест – форма слияния банков, при
которой собственность входящих в нее банков
объединяется, и деятельность подчиняется единой
власти, возникает в результате поглощения одним
банком-гигантом своих конкурентов или объединения
нескольких банков
Рис. 13. Классификация банков по масштабам деятельности
Наконец, контрольные органы банка (позиция 44) в лице ревизионной комиссии осуществляют надзорные функции в отношении организации в целом, а также её подразделений.
В итоге по результатам рассмотрения всего первого уровня тезауруса
II, закрывшего лакуны, имевшие место на Рис. 7, мы получаем тезаурусную структуру, показанную на Рис. 11. Теперь, рассмотрев основные параметры, формирующие конкурентную среду, вернёмся к планетарной модели первого уровня 1 «Внешняя среда» и рассмотрим, что эта среда может
включать в зависимости от различных оснований анализа (см. Рис. 12).
Позиция 131 предполагает рассмотрение банков-конкурентов
с точки зрения их классификации по масштабам деятельности. Эта
классификация включает их разделение на учреждения малого кредита,
банки, банковские консорциумы и межбанковские объединения.
Конкурентов банковской сферы можно также систематизировать по
величине капитальной базы (позиция 132). По этому показателю
кредитные организации подразделяются на банки, ориентированные
на микрокредитование, малые, средние и крупные. По характеру
текущей деятельности (позиция 133) банки могут отличаться друг от
друга по функциональному назначению, виду выполняемых операций,
по обслуживаемым отраслям, по сфере обслуживания. Наконец,
классификация банков может осуществляться по их организационной
структуре (позиция 134), включающей степень независимости,
32
Тезаурусная методика социологического обследования эффективности
организационно-правовую
собственности.
форму,
Универсальные банки могут выполнять весь
набор банковских услуг, обслуживать клиентов
независимо от направленности их деятельности,
как физических, так и юридических лиц. В числе
специализированных банков находятся банки,
специализирующиеся на внешнеэкономических
операциях, ипотечные банки и др. В отличие от
универсальных банков специализированные
банки специализируются на определенных
видах операций
наличие
филиалов,
форму
Банки по функциональному
назначению, характеру
выполняемых операций, по
обслуживаемым отраслям,
по сфере обслуживания
Банки могут быть многоотраслевые и
обслуживающие преимущественно одну
из отраслей или подотраслей
(авиационную, автомобильную,
нефтехимическую промышленность,
сельское хозяйство)
Уровень 3
1333.
По обслуживаНастоящее
емым
отраслям
133. По характеру
1334. По сфере
1332.
По
характеру
Будущее
Прошедшее
деятельности
обсулживания
операций
Банки
по
характеру
1331. По фукнционаНеопределенное
деятельности
льному назначению
Эмиссионными являются все центральные банки, их
классической операцией выступает выпуск наличных денег в
обращение. Депозитные банки специализируются на
аккумуляции сбережений населения. Для таких банков прием
вкладов служит основной операцией. Коммерческие банки
заняты всеми операциями, дозволенными банковским
законодательством
По сфере обслуживания банки
делятся на региональные,
межрегиональные, национальные,
международные
Рис. 14. Банки по характеру деятельности
Планетарная модель, представленная на Рис. 13, даёт расшифровку кредитных учреждений по масштабам деятельности. Учреждения
малого кредита (позиция 1311) включают учреждения кредитной кооперации, ссудно-сберегательные, сберегательные и строительные кассы. Несколько более крупную по объёму деятельности осуществляют
отдельные банки (позиция 1312), не входящие в консорциумы и объединения. Банковский консорциум (позиция 1313) или синдикат представляет собой группу банков, временно организованную одним из
них – главой консорциума с целью совместного проведения крупных
кредитных операций и ограничения потерь для каждого участника в
случае неплатежа заемщиком [Банковский консорциум, 2014]. Межбанковские объединения (позиция 1314) представляют собой банковские тресты, т.е. особую форму слияния банков, при которой собственность входящих в нее банков объединяется, и деятельность подчиняется единой власти, возникает в результате поглощения одним банком-гигантом своих конкурентов или объединения нескольких банков
[Экономика и право 2004].
На Рис. 14 показана модель классификации банков по характеру
деятельности. В данную систематизацию входят банки по функциональному назначению (позиция 1331). Здесь эмиссионными являются
все центральные банки, их классической операцией выступает выпуск
наличных денег в обращение. Депозитные банки специализируются на
аккумуляции сбережений населения. Для таких банков прием вкладов
33
У М 1 (37)’ 2014. Сергей Кирин
служит основной операцией. Коммерческие банки заняты всеми операциями, дозволенными банковским законодательством [http://www.
bankmib.ru/1090 ].
Классификация банков по организационной
структуре, включающей степень
независимости, организационно-правовую
форму, наличие филиалов, форму
собственности
Акционерные общества открытого и
закрытого типа, общества с ограниченной
ответственностью, коммандитные
общества и т. д.
Бесфилиальные,
многофилиальные
Уровень 3
1343.
По наличию
Настоящее
филиалов
134. По организацион1344. По форме
1342. Будущее
По организационПрошедшее
ной структуре
собственности
но-правовой форме
По организационной
1341. По степени
Неопределенное
независимости
структуре
Самостоятельные, дочерние, сателлиты
(полностью зависимые), уполномоченные
(банки-агенты), связанные (участвующие в
капитале друг друга) банки
Государственные, акционерные,
кооперативные, частные и
смешанные
Рис. 15. Банки по организационной структуре
По характеру осуществляемых операций (позиция 1332) среди
кредитных структур выделяются универсальные банки, которые могут
выполнять весь набор банковских услуг, обслуживать клиентов независимо от направленности их деятельности, как физических, так и юридических лиц. В числе специализированных банков находятся банки,
специализирующиеся на внешнеэкономических операциях, ипотечные
банки и др. В отличие от универсальных банков специализированные
банки специализируются на определенных видах операций. Деятельность банков может различаться в зависимости от обслуживаемых отраслей (позиция 1333). Банки могут быть многоотраслевые и обслуживающие преимущественно одну из отраслей или подотраслей (авиационную, автомобильную, нефтехимическую промышленность, сельское
хозяйство). По сфере обслуживания (позиция 1334) банки делятся на
региональные, межрегиональные, национальные, международные [Там
же].
В зависимости от организационной структуры (см. Рис. 15) кредитные организации могут подразделяться, в частности, по степени
независимости (позиция 1341): самостоятельные, дочерние, сателлиты (полностью зависимые), уполномоченные (банки-агенты), связанные (участвующие в капитале друг друга) банки. По организационноправовой форме (позиция 1342) они подразделяются на акционерные
общества открытого и закрытого типа, общества с ограниченной ответственностью, коммандитные общества и т. д. По наличию филиалов
(позиция 1342) банки могут быть бесфилиальные или многофилиаль34
Тезаурусная методика социологического обследования эффективности
ные. По форме собственности (позиция 1342) они представлены государственными, акционерными, кооперативными, частными и смешанными.
Рис. 16. Тезаурус банковских социальных технологий II
в контексте тезауруса финансово-кредитной деятельности I (3)
Рассмотренная ветвь тезауруса II показана на Рис. 16.
Таким образом, в результате тезаурусной объективизации понятийного аппарата банковской деятельности на основе эволюционновременного моделирования с использованием квадриадной планетарной модели нами получена пятиуровневая (уровни с 0 по 4) логикосемантическая конструкция, которая связывает термины и понятия
банковской деятельности в единую систему взаимозависимых элементов. Отношения между элементами в качественном отношении носят
иерархический, целочастный, эволюционно-временной (последовательный) и причинно-следственный характер. Количественная оценка
указанных отношений позволяет на основе результатов логико-семантического моделирования получить математическую (регрессионную)
модель и преобразовать её в модель компьютерную, включающую базу
данных и программу управления этой базой.
Поскольку настоящее исследование банковских социальных технологий является пионерным, то в рамках настоящего исследования мы
ориентируемся на экспертную оценку параметров полученных моделей.
Проведение экспертизы создаст условия для осуществления мониторинговых исследований, в которых могут быть задействованы не только
специалисты банковской сферы, но и представители клиентской базы.
35
У М 1 (37)’ 2014. Сергей Кирин
ИСТОЧНИКИ
1.
Банковское дело. 2014. Основные этапы работы с клиентами [Электронный
ресурс]. Режим доступа http://www.987.su/print820.html (дата обращения
20.01.2014).
2. Большая актуальная политическая энциклопедия/ Под общ. ред. А. Белякова и
О. Матвейчева. 2012. М.
3. Боровская, М.А. Банковские услуги предприятиям: учебное пособие. – Таганрог: Изд-во ТРТУ, 1999. 169с.
4. Долгин А. Б. Манифест новой экономики. Вторая невидимая рука рынка. – M.,
2010. — 256 c.
5. КонсультантПлюс. 2014. Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» от 02.12.1990 No 395-1 (действующая редакция от 01.01.2014) [Электронный ресурс]. Режим доступа http://www.consultant.ru/popular/bank/ (дата
обращения 10.02.2014).
6. Луков Вал. А., Луков Вл.А. 2008. Тезаурусы : Субъектная организация гуманитарного знания / Вал.А. Луков, Вл.А. Луков. М.
7. Райзберг, Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. 2006. Современный экономический словарь. – М.
8. Уникальная услуга для соискателей ученых степеней-гуманитариев // Точки
над Ё. 2013. № 4 (9). С. 111-113.
9. Яковлев И.Г. 2013. Интеллектуальный прорыв в мире тезаурусов // Управление
мегаполисом. 2013. №6 (36). С. 51­58.
10. Яковлев И.Г. Алгоритм официальной регистрации результатов гуманитарных
исследований // Управление мегаполисом. 2012, № 5.
11. Яковлев И.Г. 2012. Профессиональная интеграция инвалидов: тезаурусная
объективизация результатов научной деятельности: научно-методическое
пособие. – М., 2012.
12. Яковлева Е.Б. 2013. Гуманитарная технологическая платформа: инструмент
развития региона // Точки над Ё. 2013. № 3 (8). С. 8-17.
36
ФИЛОСОФИЯ УПРАВЛЕНИЯ
большого города
УМ 1 (37)’ 2014. Олег МИТРОШЕНКОВ*
Oleg MITROSHENKOV
[email protected]
КУЛЬТУРНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ:
СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ ВЗГЛЯД
MANAGEMENT Culturally specific:
socio-philosophical view
Аннотация. В статье рассматривается связь и обусловленность феномена
управления культурой. Культура есть картина мира, мировосприятие,
миропонимание, образ действия. Проблема заключается в том, чтобы попытаться
уяснить, каким образом внутренняя и внешняя конфигурация культуры влияет на
управление, каковы механизмы такого влияния.
Ключевые слова: культура, управление, влияние культуры, конфигурация
культуры, генетический код культуры, культурная матрица, интервалы культуры,
интервальная диалектика, управленческие практики, функциональные режимы
культуры.
Abstract. The article examines the relationship and the conditionality of the phenomenon
of culture management . Culture is a picture of the world, attitude, outlook , way of acting .
The problem is to try to understand how the internal and external influences on the culture
configuration management , what are the mechanisms of this effect.
Keywords : culture , management, the impact of culture , culture configuration , the
genetic code of culture, cultural matrix , culture intervals , interval dialectic , management
practices, culture functional modes.
1. Управление в контексте культуры
Уровень рефлексии и дискурса по проблеме «Культура и
управление» в мировой и отечественной мысли не просто низок, а
очень низок – дальше некуда. Обычно всё сводится к рассмотрению
феноменов культуры и управления по отдельности. В наиболее
объемных книгах повествование о каждом из них начинается с
Шумера и Вавилона, Древней Греции и Рима и т.д., вплоть до
ХХI века. Затем обсуждение ожидаемо переходит к концепту
«управленческая культура», ее описанию и выделению различных
типов, чем дело и заканчивается. Историческое повествование, как
правило, неспешно, многословно и банально, вызывает недоумение
и неудовлетворение. Читать большинство книг по этой проблеме
чаще всего невозможно, да и не нужно. При всех усилиях автора
ему не удалось встретить (вероятно, это проблема самого автора)
* Митошенков Олег Александрович – доктор философских наук, профессор, Российская
академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (Москва, Россия).
Mitroshenkov Oleg Aleksandrovich – Doctor of Philosophy, Professor, Russian Academy of
National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation
37
У М 1 (37)’ 2014. Олег Митрошенков
литературы высокого качества, которая рассматривала бы культуру
и управление в органичном единстве, а не порознь и не в эклектикомеханистической связке1.
Проблема эта, однако, помимо того что исключительно важна,
еще и чрезвычайно сложна. Культура – масштабный, глубинный,
многомерный феномен, онтологически обусловливающий практически все в социуме и распространяющийся в своих проявлениях
и влияниях и на природу. Рядом с ним по масштабности можно поставить только феномены общества, цивилизации, человека (тесно
связанные с ним) и особо – природы, из которой вышли и развились первые.
Неисчерпаемая структурная и содержательная сложность феномена культуры никому из исследователей не оставляет шансов рассмотреть все ее обнаружения, манифестации, проекции, измерения, уровни, смыслы, составные части и взаимосвязи между ними. К тому же
культура не сводится к материальным артефактам и сумме эмпирических проявлений. Она представляет скорее континуум всепроникающих интенций, совокупность тонких и незримых взаимосвязей, лишь
условно и ситуационно фиксируемых в каких-либо пространственновременных локусах. Глубинные основания, коды, матрицы культуры
нельзя «пощупать», хотя отдельные показатели и индикаторы для их
«замера», вероятно, использовать можно. Судить об этих глубинах
культуры возможно лишь на основании тех косвенных изменений, которые они производят в мире относительно статичных и вполне очерченных феноменов, являющихся, в свою очередь, частичными обнаружениями культуры. Иначе говоря, одни части культуры влияют на
другие части культуры. И эту зависимость еще надо уметь выявить –
культурные влияния исключительно поддаются рационалистическим
методикам экспериментального верифицирования.
Управление же, обусловливаемое культурой и являющееся ее частью – одно из онтологических оснований человека наряду с другими
(такими как разница полов, деятельность, воля, смысло- и целеполагание, сознание и интеллект, язык, любовь, игра, творчество, смерть,
которые также несут на себе глубокую печать культуры). Это то, без
чего человек немыслим и не может существовать.
На первый взгляд влияние культуры на управление очевидно,
равно как и обратное воздействие. Низкий уровень общей культуры
субъекта управления неизбежно худшим образом отражается на эффективности его деятельности, коммуникации, результатах. Однако в
истории встречается немало случаев, когда, например, отсутствие образования не мешало человеку стать выдающимся управленцем. Есть и
другие парадоксы. Поэтому то, как культура воздействует и отражается на феномене управления, какие механизмы и зависимости при этом
«работают» – вопрос открытый и сложный. Ответить на него в рамках
статьи или раздела книги – задача непосильная. Однако сделать такую
____________________
1
Западная литература по менеджменту преимущественно рецептурна и технологична и
составлена из сентенций на темы «9 принципов успеха», «12 правил эффективного бизнеса»,
«14 приемов обработки клиента» и т.д. Культура присутствует преимущественно в виде ценностей управляющего класса или корпоративной культуры. Другие ее элементы, части, уровни,
измерения остаются вне поля зрения многочисленных авторов.
38
Культурная обусловленность управления: социально-философский взгляд
попытку хотя бы в общих чертах и по возможности на концептуальном
уровне – вещь вполне реальная.
Культура, ее внутренняя и внешняя конфигурация и функциональные режимы детерминируют все ее производные компоненты, собственные «продукты» – сознание, мышление, логос, язык, мифологию,
религию, мораль, искусство, философию, право, экономику, политику,
науку, идеологию, образование, повседневность, ценности, духовность
и т.д. (все перечислить невозможно), которые, как и собственно онтологические основания человека и общества, бытийствуют в ткани
и пространстве культуры и не могут существовать (тем более рассматриваться) вне ее. Эти производные культуры, подобно протуберанцам
Солнца, время от времени выбрасываются, выплескиваются из ее глубин, вырываются вперед в своем развитии (или маргинальности и деструкции, которые, впрочем, могут рассматриваться как часть эволюции самой культуры) и в свою очередь могут обусловливать и отчасти
менять характер, содержание и конфигурацию культуры в целом и другие ее производные, причем самым очевидным образом – в частности,
мифология в древнем и значительной мере и в современном мире; религия в средневековой Европе; литература «золотого» и «серебряного»
веков в России; идеология, идеократия – в СССР и социалистическом
блоке; политика в XIX и XX вв.; наука в Новое и новейшее время; реклама в современной жизни и т.д. История демонстрирует влияние на
культуру и других ее же собственных производных, например, милитаризма (Древний Рим, Германия времен Бисмарка и нацизма), средств
массовой информации и коммуникации, национализма, религиозного
фундаментализма, искусства, образования, манипулирования, «мягкой силы», социальных технологий, утопий, философских концептов,
проектов и смыслов, преступности, коррупции и т.д.
Культура есть метасреда, метаонтология, лежащая в основе обнаружения, «мерцания» в ее «субстрате» всех остальных факторов, в том
числе управления, и вместе с тем – картина мира, мировосприятие, миропонимание, образ действия. Это не определение, это лишь некоторый
«рабочий» взгляд, угол зрения. Проблема заключается в том, чтобы
попытаться уяснить, каким образом внутренняя и внешняя конфигурация культуры влияет на все упомянутые выше факторы, каковы
механизмы такого влияния. В нашем случае речь идет об управлении.
Трудности, встречаемые на пути осмысления этой проблемы, до сих
пор практически никем из исследователей не то что не преодолены, но
толком даже и не осознаны.
Огромное количество определений культуры, существующее в философской и культурологической литературе, не подлежит скольконибудь вменяемому обзору. Можно лишь отчасти типологизировать
научные подходы к культуре, что и сделано достаточно хорошо в ряде
исследований. В этом обстоятельстве (огромном количестве определений и подходов) проявляется не методологическая ущербность социально-гуманитарного знания, в чем его нередко упрекают, а сложность
самого феномена культуры. Разные эпохи, этапы развития общества,
исторические обстоятельства, методологии, дисциплины, познающие
субъекты, когнитивные и повседневные практики и парадигмы, углы
зрения и т.д. отражают структурную сложность, текучесть, пластич39
У М 1 (37)’ 2014. Олег Митрошенков
ность, синергетическую природу культуры и оттого «выводят» на разные дефиниции культуры. Нет никаких оснований комплексовать по
этому поводу и стремиться сформулировать (что невозможно) одноединственное определение, способное будто бы осчастливить человечество и до сих пор не додумавшихся до этого ученых-гуманитариев.
Более того, относительность и сущностная незавершенность представлений и любых дефиниций обеспечивают познающему субъекту и дисциплине жизнеспособность и перспективы в деле познания культуры.
Тем не менее некоторое «рабочее» представление о культуре необходимо, чтобы было понятно, о чем здесь идет речь и на чем базируется
исследование.
В многочисленных исследованиях, энциклопедиях, книгах культура определяется как: а) система развивающихся надбиологических
программ существования человека, обеспечивающих воспроизводство
и изменение социальной жизни во всех ее проявлениях; б) специфический способ организации жизнедеятельности homo sapiens; в) качественное своеобразие исторически-конкретных форм бытийствования
человека на различных этапах общественного развития, в рамках определенных эпох, формаций, общностей (образ жизни); г) особенность
сознания, поведения и деятельности людей в конкретных сферах общественной жизни; д) механизм передачи социального опыта; е) способ
идентификации; ж) синоним искусства (Культура) и т.д. и т.п. Можно
говорить о классической, модернистской и постмодернистской моделях культуры. Однако бесконечное перечисление подходов, моделей,
определений культуры способно ввести человека в состояние фрустрации, когда он вообще перестает понимать, о чем идет речь.
Примерно из этого круга значений и смыслов культуры мы и будем
дальше исходить.
2. О предрассудках в исследовании культуры
Отечественный ученый А.А.Пелипенко, исследование о культуре
которого [Пелипенко Постижение культуры 2012] производит сильное
впечатление (к его интуициям, идеям и полученным результатам автор
будет неоднократно обращаться), в целях (адекватного) постижения
культуры предлагает для начала освободиться от сложившихся в науках о культуре предрассудков («призраков» по Ф.Бэкону).
Во-первых, необходимо избавиться от образа классического линейного эволюционизма XIX в. с его явным и скрытым европоцентризмом
и догмой прохождения всеми народами одних и тех же стадий развития, дискредитировавшей понятие прогресса. Сегодня отчетливо выкристаллизовалось неоэволюционистское понимание того, что нет никакого единого культурно-исторического процесса, как и единственной
описывающей его парадигмы, модели или каких-либо общих детерминирующих факторов, есть лишь магистральное направление эволюции,
представленное разными ветвями развития. Последнее не предполагает какой-либо иерархии локальных культурно-цивилизационных систем, построенной согласно шкале неких абсолютных критериев. Иначе говоря, «одни культурные системы включены в непрямую эстафету
магистрального эволюционирования, остальные рано или поздно заходят в тупик. Но пока последние сохраняют жизнеспособность, свои им40
Культурная обусловленность управления: социально-философский взгляд
манентные задачи они решают столь же эффективно и с точки зрения
вписанного в эти системы человеческого субъекта ни в коей мере не
ущербны» [Пелипенко Постижение культуры 2012: 27].
Во-вторых, следует преодолеть «ложное и по природе своей мифологическое представление о неизменности метафизически понимаемой человеческой природы, бесконечно воспроизводящей самое себя,
несмотря ни на какие изменения историко-культурного» [там же].
Разумеется, некоторые исторические изменения ментальности признаются, но в конкретном анализе почти не учитываются, отодвигаясь
на периферию рассмотрения, в область второстепенного, несущественного, лишь поверхностно затрагивающего (искажающего) универсальную сущность человека. А эта «метафизическая» сущность всякий раз
конструируется из бессознательной культурно-антропологической
универсализации самого исследователя, его антропологических представлений и исторического кругозора. Иными словами, утверждает
А. Пелипенко, человек Аристотеля – это прежде всего сам Аристотель,
человек Канта – сам Кант и т.д. Отсюда – бесконечные экстраполяции
ментальных структур, техник и способов мышления на самые разные
ситуации исторического и доисторического прошлого. В результате
создается некая воображаемая «философская» картина истории культуры, которая при всей своей эвристической ценности ничего общего не имеет с историей действительной. Здесь абстрактному человеку приписываются некие универсальные устремления, абсолютные
трансисторические цели, ведутся рассуждения о внеисторически понимаемой свободе и т.д.
Фактически предполагается и утверждается, что люди во все времена мыслят примерно одинаково, меняется лишь содержание мышления, его «лексика», но не сами ментальные и тем более не психофизиологические структуры. По сути отрицается когнитивная эволюция
человека в истории. Так, даже в критике К. Леви-Стросом концепции
первобытного мышления Л. Леви-Брюля просматривается акцент на
отрицании принципиальных когнитивных различий между первобытным и современным человеком.
В истории, разумеется, происходит когнитивная эволюция и
структурное изменение ментальных конфигураций. Это подтверждается огромным массивом научных данных. Поэтому «без глубокой и
тщательной реконструкции ментальных структур и стратификации
культурно-исторических типов человека по признаку кардинальных
и неустранимых различий в их ментальной конституции реализация
принципа историзма в науках о культуре невозможна» [там же: 28].
Для избавления от призрака абстрактного «философского человека»
и абстрактно-гуманистической метафизики достаточно всего лишь одной вещи, которую легко сформулировать, но трудно осуществить –
перестать переносить собственные психологические автоматизмы и
установки на человека прошлых эпох. Провести этот принцип со всей
последовательностью пока не удается никому [см. там же: 28-29].
В-третьих, существеннейшим предрассудком, препятствующим
адекватному постижению культуры, является «экономикоцентричная» картина мира, преимущественно утилитаристский взгляд на
мир[там же: 20-31].
41
У М 1 (37)’ 2014. Олег Митрошенков
Панэкономизм есть фактически экстраполяция ментальных и ценностных установок новоевропейского «экономического человека» на
всю глубину истории. Социальная психология усредненного носителя
сознания эпохи вхождения рационалистического новоевропейского
интеллекта в стадию самонадеянной зрелости (пик – XIX в.) постулируется в качестве эталона, точки отсчета и императива развития,
вменяемых всем эпохам и народам. Многие исследователи, даже признавая на словах и «в ряде случаев» приоритет внеэкономических,
постматериалистических факторов в культуре, не делают из этого признания никаких методологических и практических выводов и продолжают в конкретном анализе исходить из того, что человек во все времена руководствуется прежде всего соображениями экономической
целесообразности.
Под давлением фактов и здравого смысла иные авторы неохотно
признают, к примеру, что если не прибегать к явным натяжкам, то приверженность архаического человека внеутилитарным императивам в
ущерб физиологическим нуждам явно не согласуется с императивом
выживания. Однако, выдавливая из себя подобные признания, мало
кто из них отваживается отбросить панутилитаристские предрассудки
и заняться глубоким и системным объяснением феномена. Убежденность в том, что основой жизни, локомотивом истории и движущей
силой человеческих побуждений является универсальное стремление
бесконечно улучшать материальные условия существования проникла глубоко в подсознание и осела в нем как безусловный рефлекс и
категорический императив одновременно. Вынужденно и формально
признавая наличие «обратного влияния» внеутилитарных постматериалистических факторов на «базис», «утилитаристы» не готовы пересматривать свою экономикоцентристскую модель культуры по существу. Устойчивость панэкономических императивов объясняется тем,
что они сформировались в эпоху культурно-исторического «импринтинга» новоевропейского человека и его «экономической» повседневности. Став формой культурной идентичности, они въелись в его
подсознание особенно глубоко. Это – объяснение, но не оправдание.
Несмотря ни на что, рационалистический «законодательный разум»
(термин З.Баумана) продолжает навязывать объекту собственную –
утилитаристскую – онтологию, а субъекту – панэкономическую картину мира [см. там же: 29-31].
Освобождение от этих предрассудков даст возможность – не гарантию! – понять культуру более адекватно и глубже прежнего. Разительные преобразования – и самого человека, и его жизненной среды – посредством нано- и биотехнологий – означают, что необходимо
срочно заполнять лакуны в системном понимании «устройства» бытия человека-в-культуре. Такая необходимость была всегда, однако
сегодня этот вопрос стоит особенно остро в силу стремительности изменений в устройстве общества и духовной жизни человека, а также
масштабности и эффективности его возрастающих субъектных, проективно-конструктивных и технологических возможностей. «Это не вопрос методологии. Это вопрос выживания, ибо переустройство плохо
понимаемой системы вряд ли может привести к чему-то хорошему»
[см. там же: 33]. Прояснять, даже частично, существующие провалы в
42
Культурная обусловленность управления: социально-философский взгляд
понимании фундаментальных вопросов бытия-в-культуре, следует не
мешкая, пусть и ценой некоторого игнорирования методологической
безупречности, которая, к слову, возможна лишь в редчайших случаях
или вообще в идеале.
Субстратным основанием культурной системы является индивид,
«средним» и главным структурным звеном – субъектные группы вкупе
с продуцируемыми ими смысловой и жизненной средами, артефактуальным ресурсом и знаковыми формами. Компоненты этой среды –
традиции, ценности, нормы, институты и т.д. – суть производные базовых для данной системы способов смыслообразования [Пелипенко
2012: 497].
Именно способы смыслообразования (в частности, характер оперирования бинарными оппозициями), составляют, согласно А. Пелипенко, основу историко-генетических различий между культурными
системами. Сюда же относятся и различия в способах передачи смыслов, то есть распределение доминант и субдоминант между разными
языковыми системами культуры. К примеру, можно предпочитать изображение – письму, поэзию – философии, устрашение – разъяснению,
репрессию – вознаграждению, силу – интеллекту, мистический символизм – формально-логической рационализации и т.д. и т.п. Различия
между языковыми системами могут проводиться по широкому спектру оснований.
Единство принципов смыслообразования, основанное на общности когнитивных техник индивидуумов как субстратных носителей
генокода системы, выступает цементирующим началом всякой локальной культурной системы. Это единство обеспечивает глубинную и
не всегда очевидную согласованность набора социокультурных практик. Смыслогенетический код локальной культурной системы всегда
скрыт за картиной изменчивой и внешне противоречивой фактичности, значение которой аберративно переоценивается человеком, поскольку именно с этой фактичностью и связан ближайший круг его
партиципационных переживаний [Пелипенко 2012: 497]. До тех пор
пока культуре удается направлять познавательную и практическую
деятельность человека «вширь», в погоню за горизонтом партиципации, сознание его вязнет в разных срезах и уровнях фактичности. Но
движение мысли вглубь, вопреки прямым или косвенным запретам
культуры, приводит к «расшифровыванию» ее структурно-смыслового кода и ставит человека перед бездной, ибо в этом случае его жизненный мир лишается ключевых координат. Такого рода ситуации, как
правило, не получают явного и адекватного осмысления в истории, но
тем не менее могут быть реконструированы и свидетельствуют обычно если не о скорой смерти, то по меньшей мере о глубоком кризисе
рассматриваемой системы и вероятном уходе ее субъекта-носителя с
исторической сцены [Пелипенко 2012: 497].
«Силовое поле» между двумя полюсами субъектности, культурной
и человеческой, проявляется в дихотомии индивидуального и социального. Культура диктует императивы посредством социальных норм
и отношений, организуя свое пространство по принципу «возделывания» индивидов как элементов социальных структур. Содержание
и функции этих надындивидуальных норм и отношений определяют
43
У М 1 (37)’ 2014. Олег Митрошенков
конфигурацию социальной структуры. Подобно тому как человек навязывает вещам те или иные прагматические смыслы, оставляя иные
потенциальные смыслы нереализованными, так и культура вменяет и
навязывает индивидам необходимые для развития ее подсистем социальные функции, используя железные узы партиципационной зависимости. Так осуществляется социальная дифференциации, протекающая в истории от самых начальных стадий половозрастного разделения
социальных функций до появления в современности «одномерного»
(например, монофункционального или потребительского) человека,
исследованного, в частности, Х. Ортегой-и-Гассетом и Г. Маркузе [Пелипенко 2012: 507].
3. О некоторых вопросах методологии познания культуры
и управления: понятия «интервала» и «горизонта»
Когда человек имеет дело с природой, то решающее слово принадлежит именно ей. Она не есть создание рук человеческих, но именно
с ней человек вынужден не только взаимодействовать, но и приспосабливаться к ней, считаясь с е законами. Нарушение этих законов, периодически случающееся со стороны человека и общества, несмотря на
тысячелетнюю поучительную историю и опыт, не остается безнаказанным со стороны природы.
В случае с культурой ситуации иная. В этой надприродной сфере
субъективная составляющая не только содержится в отчужденных и
объективных продуктах деятельности человека (материальная культура, социальные структуры и институты, массовое сознание и т.д.), но
и входит в качестве активного, творческого элемента в саму культурную реальность. Здесь больше уникальности, текучести, относительности, неопределенности, вероятности, случайности. Поэтому гораздо
труднее установить разграничения между явлениями, событиями, процессами, выявить даже причинно-следственные ряды (современные
политики и СМИ это демонстрируют с пугающей очевидностью), не
говоря уже о других связях, например, когерентных. Следовательно,
сложнее определить границы, конфигурацию, интервалы культуры и
ее частей, условия их осуществления в социуме. Они все как бы сливаются, теряют четкие очертания, «наплывают» друг на друга. Возникает впечатление многозначности, мозаичности, произвольности культуры. Именно поэтому в исследованиях культуры важна методология,
нацеливающая на выявление ее объективных оснований, контекстов,
главных направлений детерминации, вооружающая исследователя методами, позволяющими добиться большей адекватности и глубины в
понимании культуры.
Даже естествознание допускает сегодня существование нескольких убедительных позиций по одной и той же проблеме: поскольку
любое явление, процесс, предмет имеют много сторон, граней, аспектов, то исследователь может взять лишь один или два из них. Этот
выбор не случаен: он диктуется условиями его бытия как социального существа. Отсюда следует, что любая точка зрения, концепция,
познавательная перспектива видения реальности, даже самая убедительная, всегда замыкается только на какой-либо один аспект, один
интервал.
44
Культурная обусловленность управления: социально-философский взгляд
Иначе говоря, «плюрализм истин» в естественнонаучном познании
связан с онтологическими, гносеологическими, методологическими,
субъективными основаниями.
В социально-гуманитарном познании эти основания и плюралистичность еще более заметны. К этому добавляется то обстоятельство,
что познавательная позиция обусловливается здесь еще и социокультурными целостностями и ценностями, в которые погружен субъект
познания – этносы, локальные культуры, институции, социальные
группы, кровнородственные общности людей и т.д. Каждая из этих
целостностей имеет свои интервалообразующие константы, свое культурно-историческое время и пространство, смыслы и ценности. Все это
обусловливается паттернами культуры, ее матрицами, генотипами, архетипами, внутренней и внешней конфигурацией.
Культура задает всему в обществе (в нашем случае управлению) не
только фактуальные, но и когнитивные и ценностные аспекты. Они
могут быть явными и неявными, рационально обоснованными и личностно экзистенциальными. Все это создает, формирует специфический культурный горизонт и интервал любой управленческой ситуации и позиции.
Понятие «горизонта» связано с тем, что в управлении (как и познании) мы всегда преднаходим себя в какой-либо ситуации, имеющей
несомненное культурное измерение. Высветлениие, прояснение этой
управленческой ситуации и ее культурного измерения является задачей для субъекта управления. Понятие ситуации определяется тем, что
она интервальна (ограничена в культурном и пространственно-временном локусе) и представляет собой точку зрения, ограничивающую
возможности этого зрения. Таким образом, в понятие «управленческой
ситуации» входит понятие «культурного горизонта». Последний есть
поле зрения, охватывающее все, что может быть увидено из какой-либо точки. Со времен Ницше и Гуссерля практика философствования
пользуется этим словом, чтобы охарактеризовать связанность мышления его конечной определенностью, своего рода «когнитивной идентичностью». Задача управленческого мышления и практики всякий
раз включает в себя требование найти такой культурно-управленческий горизонт, чтобы увидеть то, чем субъект управляет, с наиболее
перспективной, полезной и практически значимой точки зрения (что
не только не исключает обращения к трансцендентным, метафизическим, экзистенциальным измерениям, а напротив, скорее предполагает
их), удовлетворяющей при этом как общим стандартам управленческой рациональности и «научности», так и практической эффективности и адекватности.
Историческая подвижность человеческого бытия означает, что оно
никогда не привязано к исключительно какому-либо одному месту и
поэтому не обладает абсолютно замкнутым культурным горизонтом.
Императив «Я не меняю принципов…» есть чаще всего демонстрация
ограниченности, если, разумеется, речь не идет о моральных абсолютах, и то не всех. Горизонты смещаются вместе с движущимся в потоке истории субъектом. Когда наше сознание переносится в какие-либо
иные культурные горизонты, то речь – не об удалении в какие-либо
чужие миры, не связанные с нашим собственным, а о том, что все они
45
У М 1 (37)’ 2014. Олег Митрошенков
вместе взятые образуют один внутренне подвижный горизонт, который, выходя за рамки современности и привычного пространства, охватывает глубины нашего самосознания. Здесь необходимо уточнение.
Между разными горизонтами существует тонкая, трудно устанавливаемая связь, подвижность. Но отсюда не следует, что в конце концов
существует лишь один всеохватывающий (абсолютный) культурный
горизонт. Не случайно поэтому, что в когнитивном сегменте современной культуры концепции релятивности и условности истины (знания
«как бы») получили наиболее широкое распространение. Разные субкультуры общий горизонт целостной культуры объединять может, но
разные культуры – маловероятно.
Итак, любой социальный субъект (индивид, группа, этнос, общность, субъект управления и т.д.) всегда находится в очерченных целостных системах, интервалах своей культуры, своего культурно-исторического (в т.ч. пространственно-временного) бытия, которые содержат конкретные паттерны, матрицы, коды, архетипы, константы, универсалии, типы ментальных конституций, общие для представителей
конкретной целостности. Эта культурная общность существует объективно, независимо от того, осознается она субъектом или нет, и обусловливает логику жизнедеятельности, логику тех социальных ролей,
которые играет тот или иной субъект (в т.ч. в любом типе управления).
Последний, находясь в определенном интервале, задаваемом культурой, не просто имеет свою картину реальности, свое видение происходящего, он имеет это с необходимостью.
А это значит, что любой другой субъект, поставленный в аналогичные культурные условия (тем более воспитанный в них), будет иметь
примерно ту же самую картину реальности. Это означает, что речь идет
не только о партикулярном, личностном видении реальности, но об
объективной картине мира, задаваемой культурой, о ее (картины мира)
привязанности к тем или иным контекстам социокультурного бытия.
Этнически А.С.Пушкин не может быть отнесен к «чистокровным»
русским, однако найдите человека, который бы более русским по своей
сущности, культуре, языку и творчеству!
Это касается даже кратковременных ситуаций, когда люди с
прямо противоположными интересами на какой-то момент оказываются в одних и тех же условиях. Парадоксальный пример – «синдром заложников» («стокгольмский синдром»). Ситуация изнутри
и извне всегда выглядит по-разному. Перед угрозой непрофессионального штурма и разного видения наиболее целесообразной
стратегии действий интересы заложников и террористов могут на
какое-то-время совпасть, объединиться. Их могут охватить сходные чувства и понимание ситуации. Понятно, что это «единомыслие» террористов и их жертв носит временный, контекстуальный,
вынужденный характер. Тем не менее этот факт наглядно высвечивает природу любых интервальных ситуаций. Если интересы могут
объединять людей на 2-4 часа, то какая же сила кроется за теми интересами, которые объединяют людей на годы или века!
Но из сказанного следует и другое: субъекты, находящиеся в разных ситуациях, условиях, интервалах культуры, будут принципиально
по-разному смотреть на одни и те же феномены и процессы. Так, в пе46
Культурная обусловленность управления: социально-философский взгляд
риод межгосударственных, межэтнических, социально-политических
конфликтов стороны оценивают одни и те же факты и события в прямо
противоположных категориях. Субъект корпоративного управления
существенно отличается во взглядах на цели, средства, критерии, эффективность своей деятельности от субъекта социального и государственного управления. Это различие интересов, ценностей, условий
бытия, стратегий и точек зрения есть объективный факт и обусловлено
разными горизонтами и интервалами, задаваемыми разными культурами.
Но отсюда же следует принципиальная ограниченность любой точки зрения, ибо те же культурные предпосылки, которые делают какойлибо подход обоснованным, задают границы, пределы однозначной
применимости этого подхода. Интервальная диалектика, таким образом, обращает внимание на относительность любого суждения, любой
истины, и не только в повседневной жизни, но и в науке, философии,
политике, бизнесе и, безусловно, в управлении.
Отсюда вытекает важный урок: не существует таких управленческих убеждений, философий, доктрин, идеологий, моделей, которые
были бы справедливы в неограниченном интервале. Следовательно,
во-первых, невозможен механический перенос управленческих парадигм и практик в другие культурные контексты, во-вторых, целесообразна терпимость к инакомыслию, поскольку в позиции «другого», в
ином опыте всегда может быть большая доля управленческой истины.
В-третьих, всегда надо пытаться максимально полно понять другую
точку зрения, видеть и слабые, и сильные ее стороны. Инакомыслие –
не отклонение от эффективного управления, а важнейший путь к его
новым глубинам и граням.
Эти уроки полезны для развития и свободы слова, и прав человека,
и взаимодействия с оппозицией, и семейного благополучия, и отношений отцов и детей.
В социальном смысле, однако, культурные различия не должны
приводить к глубоким расколам (богатые – бедные, власть – население, элита – народ, центр – регионы, столица – провинция, этнос –
этнос, религия – религия и т.д.). Это способно взорвать социум (все
гражданские войны – именно по этой причине). Этот тезис в высшей
степени актуален для практики социального управления, осуществляемого значимыми субъектами общества, поскольку в недопущении таких расколов и тем более их эскалации и заключается один из существеннейших смыслов и задача такого управления.
Во многих случаях взаимопонимание управленческих моделей и
практик, принадлежащих разным культурам, возможно и даже необходимо. Однако в силу разных культурных горизонтов и интервалов
нельзя насильно пытаться слить разные взгляды в нечто единое. Подобно тому как нельзя совместить панорамы, открывающиеся с двух
разных вершин, так и не имеет смысла объединять принципиально разные и несовместимые точки зрения. И не всегда логично думать, что
истина в споре всегда где-то «посередине».
Важно другое: во многих случаях можно выявить способы перехода
от одной системы (логики, координат) управленческого мышления к другой. Всегда есть не только различие, но и общее, не только «внутриинтер47
У М 1 (37)’ 2014. Олег Митрошенков
вальные» (внутрисистемные) ценности, но и транскультурные (межсистемные). Так как мир не только многомерен, но и целостен, добрая воля
способна обеспечить поиск реальных условий «состыковки» позиций,
возможностей иерархической соподчиненности будто бы несоизмеримых
толкований, предпосылок согласования противоположных интересов. Это
особенно важно в политике, идеологии, повседневной жизни.
В управленческих практиках всех видов и типов довольно значим
феномен культурно-исторической «цензуры». Любой управленец «изнутри» неизбежно «утаивает» – чаще всего бессознательно – часть
своей информации, причем двояким образом: 1) в силу неотрефлексированности до конца собственных ценностных предпосылок, которые
накладывают свой отпечаток на его видение реальности и которыми
он неявно пользуется в процессе управления и управленческой коммуникации; 2) в силу внутренних целевых установок или обстоятельств,
которые также имеют неявный характер.
Это означает, что любой субъект в своих управленческих оценках,
решениях и действиях всегда не настолько прозрачен, как ему представляется или как он хочет выглядеть. Это создает дополнительные
трудности для понимания его другими субъектами управления (и в
иерархии, и в сети). Эти трудности, усугубляемые условиями всегда
неполной определенности и принципиальной неустранимости элементов неявного знания (скрытой информации), все же могут быть преодолены когнитивно-волевыми усилиями при условии существенной
их (усилий) интенсивности.
Ни социокультурная среда в целом, ни какой-либо из ее факторов
(потребности экономики, техники, идеологические ценности, мировоззренческие ориентиры) не могут детерминировать появление новых
эффективных управленческих практик. Последние могут «родиться»
только от управленческих практик же. Роль культуры состоит в том,
что она способна стимулировать или не стимулировать (мотивировать,
«провоцировать») рождение конкретной управленческой практики.
Между управлением и его культурным «окружением» существует скорее отношение когеренции, «кооперации», «резонанса», тонких взаимодействий, когда их «созвучие» спо­собствует рождению новых моделей и практик управления, показывая их востребованность. Управление по своей природе «генетически» всегда готово откликнуться на
требования социокультурной среды, но при этом оно само должно быть
уже подго­товлено к ответу на конкретный вызов его окружения. Иначе говоря, для того, чтобы «родить» какую-то управленческую практику, управленческая «онтология» должна по крайней мере быть «беременной» ею. Поскольку более эффективная управленческая практика
может «родиться» только от управленческой практики же, постольку
свое влияние на управление культурное окружение может оказывать
не непосредственно, а только через «посредников» – рациональность,
экономику, политику, науку, религию, идеологию, ценности, институции и т.д. (в основе которых лежат, напомним, паттерны, матрицы, генетические коды, архетипы, константы, универсалии самой культуры,
а также типы ментальных конституций людей и т.д.). Эти и другие части культуры выступают посредствующим звеном, передаточ­ным механизмом вызова управлению со стороны социокультуры.
48
Культурная обусловленность управления: социально-философский взгляд
Рассмотрим кратко тезис о влиянии культуры на управление на
примере ценностей. Последние замыкают на себя многообразие траекторий субъективных систем (фазовых точек), определяемых исходноначальными условиями и интенциями. Поведение отдельного субъекта управления для внешнего наблюдателя может казаться хаотическим. Вне предположения о ценностях (аттракторах) такая поведенческая хаотичность связывается либо с чрезмерно понимаемой свободой
воли, либо с нарочитостью, рассчитанной на наблюдателя (эпатажем,
например). Ценностная модель открывает широкие интерпретативные
возможности и перспективы герменевтического анализа управления:
за видимым на поверхности хаосом и непредвидимым просматриваются элементы регуляции и порядка, обусловленные ориентацией, среди прочего, и на ценности. Соответственно режим функционирования
субъективной системы (субъекта управления) может быть описан достаточно малым числом принципиальных характеристик (ценностей).
Возможности социально-гуманитарного знания позволяют теоретически конституировать социальные формы взаимодействия людей в
групповой жизни, налаживать системы «вовлечения», «участия», ценностно регламентирующие обмен деятельностью субъектов управления.
Субъект управления как индивид самостиен, но глубинная настроенность на признание – социально и культурно удостоверенные ценности, поддерживающие Я-концепцию, возвышающие его, не позволяющие низвергать до ничтожества – предопределяет содержание, формы
и траектории персональной жизнедеятельности и мобильности, индивидной и межиндивидной коммуникации, интеракции, циркуляции в
процессе как жизнедеятельности, так и управления.
Во всех ипостасях самоутверждения индивида, в т.ч. в сфере управления, культура присутствует как ценностный фактор, шкала предпочтений, совокупность презумпций, стимуляций, что в терминах модели
фундаментальных социокультурных констант выражается понятием
устойчивости ценностного сознания к малым возмущениям – помехам
свободы воли. Ценностная стабильность фундаментальных социокультурных констант позволяет рассматривать антропологические многообразия как безусловно рациональные и, следовательно, воспроизводить их на языке теории и расценивать поведенческую стохастичность
(вероятность, случайность, вариативность) как имманентное свойство,
фиксируемое в аппарате теории ценностей. Последняя может быть использована, в частности, для анализа аксиологии любых управленческих практик.
4. Необходимость «окультуренности» управления
и его субъектов
Культура – феномен не просто некоего просветительно-образовательного, научного или филармонического свойства. Это феномен,
способный быть и являющийся реально сильным социальным, политическим, экономическим, управленческим и т.п. фактором, «инструментом». Поэтому общество, государство обязаны так выстроить себя,
чтобы как можно больше людей было окультурено, оплодотворено
культурой, ее конструктивными производными, причем хотя бы сред49
У М 1 (37)’ 2014. Олег Митрошенков
него или выше среднего уровня. Иначе культура посредством своих
деструктивных элементов начинает работать против социума.
Так, в России ракеты падают не только в силу конструктивных и
производственно-технологических изъянов, но и потому, что работники, которые их собирают, недобрали культуры, т.е. попросту недостаточно культурны, не разбираются в том, что такое «хорошо» и что
такое «плохо» или не делают между ними различия. У нас дороги
плохие, потому что их строят «недокультурные» (с низкой культурой,
непрофессиональные и часто просто безграмотные, с системой ценностей чеховского «злоумыщленника») рабочие, мастера и прорабы. И
всем этим и многим другим управляют «начальники», существующие
преимущественно в экономическо-производственном, хозяйственном
измерении, не ведающие и не желающие ведать, как «их слово отзовется». Бесчисленные аварии и техногенные катастрофы в стране (например, катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС 17 августа 2009 г., унесшая жизни более 75 человек; крушение теплохода «Булгария» 10 июля
2011 года на Куйбышевском водохранилище, в котором погибли 122
человека2; авиакатастрофы) и мире происходят оттого, что существует
огромное количество людей вне адекватной общей и профессиональной культуры и трудовой этики, в конфигурации и силовом поле низкой и агрессивной повседневной культуры. А всем этим «управляют»
люди, которые также сильно недобрали культуры, росли в контексте
квази(суб)культуры, а потому являются плохими профессионалами с
ущербной ценностной шкалой и духовной развитостью.
Общество, государство, институты, общности, каждый индивид на
своем месте, будучи плоть от плоти частью культуры, детерминированные ею и пребывая в ней, в свою очередь вносят свой вклад в содержание, характер и траекторию развития самой культуры, в тотальное
повышение или понижение ее уровня. Поэтому чтобы люди на дорогах
вели себя адекватнее3, уважительнее относились друг к другу в повседневной жизни – магазине, банке или на вокзале, необходима «повышательная» траектория развития культуры. Работа должна делаться
честно – человек развитой культуры не может что-то делать плохо или
бросить работу недоделав. Недоделанные ракеты падают, а дороги ло____________________
2
Будучи главой правительства В.В.Путин заявил в Казани на совещании с членами Правительственной комиссии по расследованию обстоятельств катастрофы теплохода «Булгария»: «То, что произошло 10 июля с «Булгарией», без всякого преувеличения, потрясло всю
страну. Столько жертв, столько детей погибло! Это ужасно, что нам приходится платить такую
дань за безответственность, за безалаберность, за алчность, за грубое нарушение правил технологической безопасности… Как могло получиться, что компания без лицензии на туристическую деятельность, без лицензии на использование судов могла работать? Как вообще билеты
продавали в порту? Кто разрешил? Как выпустили из порта? Как порт заключил договор с
этой компанией, не имеющей ни одной лицензии на обслуживание в порту? Как это могло
случиться? Где был Ростехнадзор, Ространснадзор? Где были все эти ведомства?»
3
Россия – единственная страна в мире, культура которой допускает (позволяет), чтобы в
магазинах автомобильных принадлежностей продавались бейсбольные биты. При этом страна
не является местом развитого бейсбола, а покупатели не имеют о нем никакого представления. Если кто-то из читателей, особенно зарубежных, не понял, о чем идет речь, поясняем: в
1990-2010-ее годы в России в магазинах автомобильных принадлежностей стали продаваться
бейсбольные биты как «средство решения» проблем, связанных с автомобильными происшествиями на дорогах. Иначе говоря, если кому-то из водителей что-то не нравилось в поведении
другого водителя, он выскакивал из автомобиля с битой в руках и с ее помощью пытался «привести оппонента», как ему «казалось», во вменяемое состояние. При этом «оппонент» также
мог оказаться с битой, а то и пистолетом или автоматом.
50
Культурная обусловленность управления: социально-философский взгляд
мают машины и убивают людей. Человек, который ходит в церковь,
слушает Чайковского или Рахманинова, читает хорошие книги и имеет хороших учителей, преподавателей, духовно более подготовлен к
жизни. Он и к себе бережнее относится, и к другим. Это, разумеется,
не индульгенция, не гарантия, и среди таких людей бывают исключения. Но все же человек, который взращивает свою душу, скорее всего
не позволит себе того, что сделает тот, кто пробелами в своей душе не
озабочен.
Окультуренность индивидов состоит не только в том, чтобы люди
умели читать и писать, имели хорошее образование, владели иностранными языками и информационными технологиями, хотя и этого уже
немало, да и не обойтись без всего этого. Она состоит в том, чтобы
индивиды и помыслить не могли ничего другого, кроме как отдавать
обществу существенно больше, чем получать от него, исповедовать
конструктив и противодействовать деструктиву. Собственно, именно
это свойство культуры и вырвало человека из чисто природного бытия.
Забвение этого обстоятельства вовлекает общество и людей в кризисы,
смуты, революции, гражданские войны, катастрофы.
ИСТОЧНИКИ
1.
2.
3.
4.
5.
6.
Иглтон Т. 2012. Идея культуры. М.
Куда ведет кризис культуры? 2011. Под. общ. ред. И.Клямкина. М.
Пелипенко А.А. 2012. Постижение культуры. В 2-х частях. Ч. 1. Культура и
смысл. М.
Теория культуры. Разнообразие подходов и возможности их интеграции. 2012.
Под Ред. Ю.Резника. М.
Хачатурян В.М. 2009. «Вторая жизнь» архаики: архаизующие тенденции в цивилизационном процессе. М.
Хёйзинга Й. 2010. Тени завтрашнего дня. Человек и культура. Затемненный
мир. М.
51
ОБРАЗОВАНИЕ
В МЕГАПОЛИСЕ
УМ 1 (37)’ 2014. Светлана ЖЕРЕЛИНА*
Svetlana Zherelina
[email protected]
ВЫБОР ВУЗА: ВЛИЯНИЕ СЕМЬИ
CHOICE OF A HIGHER EDUCATION INSTITUTION: FAMILY INFLUENCE
Аннотация. В статье приводятся результаты социологического исследования,
проведенного с целью выяснить степень влияния семей старшеклассников на
выбор ими учебного заведения для получения высшего образования. Делается
вывод о косвенном влиянии семей на профессиональную ориентацию абитуриентов
посредством устного одобрения или неодобрения сделанного ими выбора.
Ключевые слова: профессиональная ориентация, выбор профессии, семья, вуз,
абитуриенты, социологическое исследование.
Abstract. The results of the survey conducted in order to determine the degree of
influence senior pupils families to choose their educational institution for higher education. It
is concluded that indirect effects on families vocational guidance entrants by verbal approval
or disapproval of their choice.
Keywords: professional orientation, career choice, family, university entrants,
sociological research.
Проблемы, связанные с выбором профессии и самореализацией
личности, приобрели в настоящее время особую значимость, так как
общество выдвигает новые требования к молодому человеку — способность к самостоятельной постановке жизненных целей. Выбор профессии — один из важнейших поступков человека, во многом определяющий весь его жизненный путь, и потому проблема научного понимания
профессионального самоопределения имеет большое значение и актуальность [Леонтьев, Шелобанова 2001].
Многими исследователями, изучающими различные аспекты профессионального самоопределения молодёжи, отмечается влияние родительской семьи на выбор профессии, но лишь немногие детально
останавливаются на изучении такого влияния. Лишь в части работ социологов предпринята попытка эмпирического и теоретического исследования различных аспектов влияния родительской семьи, таких,
как стиль воспитания, образование отца и матери, традиции семьи,
опыт и рекомендации старших родственников [Головаха 2001, Йовайша 2004, Критерии 2008, Павлова 2005, Пряжников 2007, Шавир 2004].
В условиях кризиса российской общеобразовательной школы,
когда она не всегда выполняет свои важнейшие функции — духовное
формирование личности, создание необходимой базы знаний для получения высшего образования, обеспечение возможности дальнейшего
непрерывного образования, профессиональная ориентация молодёжи
— огромную роль в становлении личности и приобретении знаний, не*Жерелина Светлана Дмитриевна – аспирант кафедры социологии, Институт социологии РАН (Москва, Россия). Svetlana Zherelina Dmitrievna – Post-graduate student of the Department of Sociology, the
Institute of Sociology of Russian Academy of Sciences (Moscow, Russia). 
52
Выбор вуза: влияние семьи
обходимых для дальнейшей профессиональной и личной жизни индивида, играет институт семьи [Константиновский, 2003, ВЦИОМ 2010,
ВЦИОМ 2012].
В качестве гипотезы настоящего исследования было выдвинуто
предположение о том, что на профессиональное самоопределение современных московских абитуриентов семья оказывает лишь косвенное
влияние: через ненавязчивые рекомендации, устное одобрение или неодобрение родственников и условия проживания в доме. Прямое влияние семьи в виде родительских указаний или использования родительского опыта, как правило, не учитывается современной молодёжью
при её профессиональном самоопределении.
Объект исследования – студенческая молодёжь, уже поступившая
учиться в высшие учебные заведения г. Москвы. Предметом исследования являются факторы, влияющие на профессиональную ориентацию абитуриентов.
Эмпирическое исследование для решения задачи определения
роли семьи в выборе вуза было осуществлено на базе двух московских
вузов — Институт психологии, социологии и социальных отношений
Московского городского педагогического университета (ИПССО
ГБОУ ВПО МГПУ) и Московский институт юриспруденции (МИЮ).
Основной объём информации был получен с помощью метода анкетирования. Для обработки результатов эмпирического исследования
применялись специализированные средства программного обеспечения: программный пакет Microsoft Office (Word, Excel), SPSS Statistics
17.0.
Этим методом определялось значимость показателей: что на профессиональное самоопределение современных московских абитуриентов семья оказывает лишь косвенное влияние: через ненавязчивые
рекомендации, устное одобрение или неодобрение родственников и
условия проживания в доме. Прямое влияние семьи в виде родительских указаний или использования родительского опыта, как правило,
не учитывается современной молодёжью при её профессиональном самоопределении.
Так, отвечая на вопрос анкеты «Из каких источников, от кого Вы
впервые получили информацию о выбранной Вами специальности?»,
31,4% опрошенных ответили «из средств массовой информации»,
28,6% — «от родителей, родственников», 22,6% — «от друзей знакомых» и 17,4% студентов предоставила информацию школа (педагоги).
Ответы юношей и девушек говорят о том, что реклама вузов оказывает
на абитуриентов большее влияние, чем указания родственников.
Далее профессиональное самоопределение исследовалось по 6
факторам, влияющим на этот процесс. К этим факторам относятся:
традиции семьи, рекомендации родителей, случайно сложившиеся обстоятельства, желание совершенствоваться именно в выбранной абитуриентом сфере, общественная значимость и важность выбранной
профессии, предполагаемая высокая зарплата в будущем. Рассмотрим
по отдельности каждый из вышеизложенных факторов.
На вопрос о влиянии семейных традиций на выбор профессии
82,6% респондентов ответили «совсем не повлияли», 15,7% опрошенных — «частично повлияли» и лишь 1,7% ответили, что традиции се53
У М 1 (37)’ 2014. Светлана Жерелина
мьи и опыт предков повлияли на их выбор специальности в большой
степени.
Следующий фактор – это рекомендации родителей. 39,3% студентов сказали, что рекомендации родителей повлияли на выбор профессии в большой степени, 36,4% — средне и 24,3% — совсем не повлияли.
Казалось бы, эти ответы свидетельствуют о прямом вмешательстве родителей в профессиональный выбор более трети старшеклассников, но
надо учитывать, что в данных ответах речь идёт не о грубом нажиме со
стороны родных, а всего лишь об их советах.
Например, случайно сложившиеся обстоятельства повлияли в
большой степени на 41,1% респондентов, повлияли средне на 23,5% и
совсем не повлияли на 30,4%.
Общественная значимость и важность профессии при выборе специальности повлияла в большой степени на 48,7% опрошенных, средне — на 33,9% респондентов, и только 17,4% человек при выборе специальности не придавали этому фактору никакого значения.
Желание совершенствоваться в выбранной сфере деятельности в
большой степени побудило 25,2% опрошенных, средне – 47% и никак
не повлияло на 27,8% респондентов.
Такой фактор, как высокая зарплата в будущем, оказал влияние в
большой степени на 32,2%, средне — на 46,1% и совсем не повлиял на
21,7% опрошенных.
Анализ распределения ответов на вопрос «При принятии окончательного решения о выборе профессии к чьему мнению Вы прислушивались больше всего?» показал, что не менее половины бывших абитуриентов — 50,4% респондентов — доверяли только своему собственному мнению, 37,4% опрошенных прислушивались к мнению родителей
и 12,2% утверждают, что при выборе специальности наибольшее значение для них имело мнение друзей.
При ответе на вопрос «На Ваш выбор профессиональной деятельности оказал влияние род занятий Ваших родителей?» были получены
следующие результаты: абсолютное большинство — 86,1% — сказали
«нет, выбранная мной специальность далека от того, чем занимаются
мои родители», 9,6% уточнили «не совсем, сфера деятельности одна
и та же, но специальности разные», и лишь 4,3% признались «да, я
пошёл(а) по стопам своих родителей».
На следующий вопрос анкеты «Испытывали ли Вы давление со
стороны Ваших родственников при выборе специальности?» респондентам была предложена шкала от 1 до 10 (где 1 – «нет», 10 – «да»), в
которой им предлагалось выбрать цифру, наиболее соответствующую
степени давления. Прошкалированные ответы молодёжи даны на рисунке ниже и прямо свидетельствуют об отсутствии давления на абитуриентов со стороны их родителей:
На вопрос «Послужил ли причиной выбора ВУЗа тот факт, что
кто-либо из Ваших родственников учится/отучился в этом же ВУЗе?»
были получены следующие данные: 83,5% респондентов ответили, что
не имеют родственников, которые когда – либо отучились, либо учатся
в настоящее время в данном ВУЗе. 11,3% опрошенных заявили о наличии таких родственников, но отметили, что на их выбор это обстоятельство не оказало никакого влияния. И лишь у 5,2% респондентов
54
Выбор вуза: влияние семьи
имеются такие родственники, которые посоветовали им поступить в
данное учебное заведение.
На вопрос «Как Вы считаете, повлияло ли материальное положение Вашей семьи на выбор ВУЗа/специальности?» почти половина —
46,1% опрошенных — ответили «нет, не повлияло», 27,8% — «да, поэтому чтоб не платить я поступил(а) учиться на бюджетное отделение»,
13% — «да, поэтому я выбрал(а) именно ту специальность, которая в
дальнейшем мне принесёт доход», 13% — «да, денег не хватало на обучение в другом ВУЗе, а стоимость обучения здесь совпадала с возможностями моей семьи».
На вопрос «Смогли бы Вы пойти наперекор родителям при выборе
профессии/ВУЗа?» 77,4% опрошенных ответили «да, если специальность для меня действительно очень интересна» и лишь 13,9% ответили «нет, родители опытней меня, поэтому их советы очень ценны», а
8,7% респондентов уже сделали это.
На вопрос «Как Вы расцениваете влияние семьи на Ваше профессиональное самоопределение?» 54,8% студентов ответили, что благодарны родителям, за то, что они на них не давили и позволили самостоятельно определиться с выбором. 42,6% респондентов отметили, что
благодарны родителям за помощь, оказанную им при выборе профессии/ВУЗа. И 2,6% оказались не удовлетворены выбором, сделанным
под давлением родителей.
На вопрос «Как высказываются Ваши родители о выбранной Вами
профессии» 49,6% опрошенных ответили, что родители довольны их
выбором, 38,3% ответили, что родители скорее довольны выбранной
специальностью, 11,3% заявили, что родители скорее недовольны их
выбором, и 1% выбрал вариант «родители не одобряют мой выбор».
Похожи ответы на вопрос «Удовлетворены ли вы выбранной специальностью?»: 46,1% ответили «скорее удовлетворены», 37,4% «полностью удовлетворены», 15,7% «скорее не удовлетворены», 1% — «совершенно не удовлетворен».
Корреляция по вопросам «При принятии окончательного решения в выборе профессии к чьему мнению Вы прислушивались больше
всего?» и «Удовлетворены ли Вы выбранной специальностью?» (при
использовании метода ранговой корреляции Спирмена) выяснилось,
что чем больше абитуриент при выборе профессии прислушивался к
собственному мнению, а не к мнению семьи, тем больше он оказался
удовлетворенным своим выбором.
Таким образом, влияния семьи на профессиональное самоопределение молодёжи оказывает преимущественно косвенное влияние. Основную роль в профессиональном самоопределении личности играют
индивидуальные особенности, склонности и способности, психологические качества личности, так как благодаря им формируется интерес
к тому или иному виду деятельности.
Достигаемые профессиональные статусы в среде современной молодёжи мало зависят от семейных традиций, поскольку при профессиональном самоопределении старшеклассники всё чаще вынуждены
опираться не на родительский опыт, а на собственный выбор профессии [Гостев 2013],. Молодые люди оказываются в роли «первопроходцев», так как зачастую никто в роду до них не выбирал такую же про55
У М 1 (37)’ 2014. Светлана Жерелина
фессию и не имел такого же образования.
Молодое поколение всё больше стремится к самостоятельности,
опираясь в большинстве своем на собственные убеждения и представления о выбранной специальности.
Что касается материального положения, то финансовые возможности семьи не всегда позволяют молодому человеку сделать желаемый
выбор. Это касается тех случаев, когда денежных средств не хватает на
поступление в то учебное заведение, в которое хотелось бы попасть.
Финансовые затруднения в семье часто побуждают молодых людей
поступать в мало престижные вузы или на бюджетное отделение.
Результаты опроса показывают, что воздействие со стороны семьи
происходит через ненавязчивые рекомендации родственников, советы,
устное одобрение или неодобрение, в то время как прямые указания, в
виде конкретных настойчивых предложений, требований встречаются
гораздо реже, что подтверждает поставленную гипотезу.
С развитием малого бизнеса в стране и поддержкой его со стороны государства, появляется возможность преемственности и передачи
семейного опыта своим детям. В учебных пособиях по профориентации школьников можно предложить наряду с «самоопределением» и
выбором востребованных в данный момент профессий, уделять особое
внимание «семейным династиям», направлять учащихся на изучение
областей, в которых трудятся их родители.
Образовательным учреждениям и органам социального управления можно порекомендовать активизацию профориентационной работы в первую очередь с самими старшеклассниками, а не только с их
родителями. Кроме того, представляется целесообразным развивать
систему дополнительного образования [Гостев 2013, Гостев 2014], которое могло бы стимулировать профессиональный выбор учащихся по
конкретным направлениям их будущего обучения.
ИСТОЧНИКИ
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
56
Головаха Е.И., 2001. Жизненные перспективы и профессиональное самоопределение молодежи. К. Наукова думка.
Гостев А.Н., 2013. Социальное проектирование дополнительного образования
молодежи: Монография. М. Изд-во СГУ.
Гостев А.Н., 2014. Социальное управление комплектованием негосударственных вузов. // Социология образования, № 1. М.
Йовайша Л.А., 2004. Проблемы профессиональной ориентации школьников. М.
Педагогика.
Константиновский Д.Л., 2003. Динамика неравенства: российская молодежь в
меняющемся обществе: ориентации и пути в сфере образования. М. Эдиториал.
Критерии готовности учащихся к профессиональному самоопределению, 2008.
/ Под. ред. С.Н. Чистяковой. М. Филология.
Леонтьев Д.А., Шелобанова Е.В., 2001. Профессиональное самоопределение как
построение образов возможного будущего. // Вопросы психологии, №1. М.
Павлова Т.Л., 2005. Профориентация старшеклассников. М. Сфера.
Пряжников Н.С., 2007. Методы активизации профессионального самоопределения. М. Изд-во НПО «МОДЭК».
Шавир П.А., 2004. Психология профессионального самоопределения в ранней
юности. М. Педагогика.
Больше половины россиян разочарованы своей профессией // ВЦИОМ. 2010.
[http://wciom.ru/index.php?id=269&uid=111219].
Зачем, куда и на кого идти учиться? Мнение учеников, студентов и родителей.
// ВЦИОМ. 2012. [http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=112358].
Ко Дню студента: зачем идти учиться? // ВЦИОМ. 2010. [http://wciom.ru/
index.php?id=459&uid=13090}.
Школа, колледж, вуз: какого диплома достаточно для жизни? // ВЦИОМ. 2012.
[http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=112597].
УМ 1 (37)’ 2014. Галина ШИЛОВА, Денис ЯКОВЛЕВ*
Galina SHILOVA, Denis YAKOVLEV
[email protected], [email protected]
детство в системе междисциплинарных координат
CHILDHOOD IN THE SYSTEM OF INTERDISCIPLINARY COORDINATES
Аннотация. Детство, как сложная социальная система, в процессе своего
развития формирует потенциал будущего страны. Меняются взгляды, технологии,
целевые установки. Только роль детства остаётся незыблемой в жизни как человека,
так и страны.
Ключевые слова: детство, социальный феномен, стратегия развития,
образование, воспитание, инновационные технологии, междисциплинарный подход
Abstract. Childhood, as a complex social system, in the process of its development builds
capacity of the future of the country. Changing views and technologies targets. Only the role
of childhood remains unshakable in the life of both the person and the country.
Keywords: childhood, social phenomenon, strategy development, education, education,
innovative technologies, interdisciplinary approach.
Анализ развития детства как нелинейной системы и социального
феномена в целом и в его отдельных областях, определение приоритетов его развития, построение прогнозов является предметом междисциплинарных подходов в научной культуре.
С позиции современного научного знания детство является главной социокультурной характеристикой общества, представляя собой
своеобразных и фундаментальный социальный институт общества,
оно обеспечивает и отвечает за судьбу и будущее страны, становление
и развитие общества и всех его поколений.
Права, на наш взгляд, С.Л. Шалаева, которая считает, что «феномен
детства по-прежнему остаётся одним из наиболее малоизученных социальных явлений. В настоящее время ещё только обозначаются подходы к
рассмотрению данного социального феномена в его целостности, в том
числе в понимании его роли в общественной жизни» [Шалаева С.Л.,
2009: 523].
Очевидно, что отечественная система развития детей должна строиться и развиваться на фундаменте современного научного познания
«мира детства», учитывая сложность и противоречивость взаимоотношений общества, как между поколениями, так и социальными подсистемами. Важно преодолеть восприятие детского периода жизни
человека как беззаботное, развлекательное время провождения. Избавиться от существующего взгляда как не вполне воспринимающего
жизнь, не способного ещё к самостоятельным оценкам и поступкам.
Необходимо увидеть в детстве структурный элемент общества, который, как в зеркале, отражает все его проблемы и изъяны. Буквально через несколько лет на плечи сегодняшних ребятишек-детишек-подрост* Шилова Галина Фёдоровна – доктор исторических наук, профессор, Академия социального управления (Москва, Россия).
Яковлев Денис Евгеньевич – заведующий кафедрой, Академия социального управления
(Москва, Россия).
Shilova Galina Fedorovna –doctor of historical Sciences, Professor, Academy of social management (Moscow, Russia).
Yakovlev Denis Evgenievich – head of Department, Academy of social management (Moscow,
Russia).
57
У М 1 (37)’ 2014. Галина Шилова, Денис Яковлев
ков-юношей ляжет огромная ответственность за разработку стратегии
и модели развития страны. Естественно, возникают вопросы: готовы
ли они (сегодняшние дети) к этому; вооружены ли они знаниями завтрашнего дня; представляют ли они себе особенности цивилизационного развития России?
Перед миром взрослых также поставлено немало вопросов, решение которых определяет будущее России. Почему при всём внешне
богатом жизненном социокультурном пространстве детства взрослый
мир в реальности часто подавляет его, не раскрывая широкие возможности для творчества и инициативы? Почему реальные формы социологизации и технологии образования и воспитания свертывают атмосферу и установку на гармоничное развитие ребёнка? Почему инициатива и творчество детей и юношества часто не приветствуются в учебных заведениях и в системе дополнительного образования? Почему
авторитарная, дисциплинарная модель отношения нередко определяет
содержание и форму взаимоотношения мира детства и мира взрослых?
Почему так медленно осваивается научная мысль о том, что детство является социальным феноменом современного общества, генеральным
ресурсом, условием и фактором его сохранения и развития?
Развитие детства не является автоматическим или естественным
процессом. Эпохи и цивилизации, народы и культуры выступают генераторами идей и систем подготовки детства к выполнению со временем
стратегических планов развития своей страны. Всё, что осуществлялось для детства, через полтора-два десятилетия становилось судьбой.
Достигая своих целей, человечество вырабатывало разные целевые
установки, технологии системы детства. Это требовало профессиональной коллективной работы. Менялся взгляд на детство — от антропологической константы, присущей homo sapiens, до социальной роли
его в судьбах страны. Каждой эпохе исторически и регионально была
присуща своя «культура детства». Отметим, что известный психоаналитик, один из основоположников истории детства Ф. Арьес, рассматривал детство как систему в процессе самоорганизации, не доверявшую взглядам и оценкам взрослого мира. «Вся история наполнена
детством» [Ф. Арьес. 2012:8].
Синтез и сочетание разных подходов открывает новые грани удивительного и одновременно сложного мира «детство».
Детство является цельным, сложным и живущим своей жизнью миром. Чтобы его выстроить, обществу нужны тысячи, а иногда и сотни
тысяч параметров, определив сотни переменных и взаимосвязи между
ними. Для того, чтобы отслеживать процессы и события этого мира,
взрослым требуется высокая квалификация и огромный опыт, огромная работа. «Её можно сравнить с постановкой огромного спектакля, в
котором нужно не только представить декорации и роли действующих
лиц, но и задать “правила игры”, вместе с тем, предоставив её участникам большой простор для импровизации» [Малинецкий Г.Г. 2012:12].
Опыт тысячелетий показал, что детство не является системой как
мозаика отдельных возрастных «блоков», которые затем складываются воедино. Это сложная и общая модель, которая уже с нулевой отметки вбирает в себя (на уровне интуитивном, культурном, позднее
интеллектуальном) тонкости, традиции, особенности народно-нацио58
Детство в системе междисциплинарных координат
нального мира. Пока не сформируется осознанное понимание ответственности за своё Отечество. Всё это должно базироваться на освоении сделанного предшественниками.
Проблема взаимоотношений воспитания и образования является
центральной в системно понимаемой педагогической деятельности.
Абсолютизация образования, как и абсолютизация воспитания, никогда не раскроют основные стороны целостного духовного мира человека.
Образование формирует знание законов мироздания, воспитание
формирует мировоззрение человека. Связь воспитания с образованием обеспечивает целостность сознания, духовность человека, другими
словами, рождение личности.
В последней трети ХХ в. зафиксирована новая тенденция в системных терминах цивилизационного масштаба: построение «инновационного общества», «инновационной экономики», «экономики, основанной на знании», «общества, основанного на знании». Одной из главных
характеристик этого процесса является усиление участия интеллектуального потенциала науки и образования, как институтов, обеспечивающих функционирование и воспроизводство внутрисистемных изменений.
Анализ отечественной педагогической литературы и практики показывает, что в конце ХХ века произошёл пересмотр понятий «образование» и «воспитание». «Воспитание, потеряв самостоятельное место
в педагогической практике, вошло в образование как третьесортный
элемент школьного обучения» [Каган М.С. 2007:213].
Реформирование системы образования с опорой на компьютеризацию образования и быта, на расширение поля самостоятельного, у себя
дома, изучения детьми учебной литературы существенно понижает роль
школы и учителя в жизни ребёнка и формирование его как личности.
Выхолащивание содержания образования и воспитания видно на
трансформации названия Министерства: Министерство просвещения
→ Министерство образования → Министерство науки и образования.
Расширение смысла понятия «образование» фактически уничтожает
сложную и многогранную педагогическую деятельность, растворив в
образовании воспитание и фактически резко снижая роль учителя в
педагогическом процессе.
В систему образования, в том числе дополнительного, наука входит
не только как важная составляющая, но как основа её развития и профессиональная и социальная адаптация, под влиянием модификации и
структуризации развиваются в качественно новых направлениях. Соответственно меняется статус педагогических кадров.
В начале XXI века произошли серьёзные сбои в функционировании традиционной российской системы образования. В условиях почти полной ликвидации среднего профессионально-технического образования, резкого сужения сферы подготовки инженерно-технических
кадров, гипертрофированного гуманитарного образования произошло
нарушение целостности системы образования, изменение содержания
информационных массивов [Мирский Э.М. и др. 2009: 402].
Значительная часть важнейших функций воспитательно-образовательного пространства легла на плечи учреждений дополнительного
59
У М 1 (37)’ 2014. Галина Шилова, Денис Яковлев
образования, которые оказались в пограничной зоне взаимодействия
между школой, семьёй, моральной сферой. Изменились социальная
роль и содержание системы дополнительного образования: не «где?»
(вне школы, по месту жительства, в детских творческих, спортивных
объединениях и т.д.), а «что?» — без каких дополнительных знаний,
умений и навыков человек не может включиться в социальные отношения в обществе, продвигаться по жизни в условиях рынка, социализироваться как личность? Между двумя гранями человеческой жизни — рождение и завершение — сформировалась зона постоянного,
безграничного профессионально-нравственного развития.
Научный интерес для практической деятельности педагогов представляют идеи академика Вяч.Вс. Иванова. Занимаясь вопросами об
устройстве человеческого мозга, академик пришёл к выводу, что те или
иные особенности мозга включаются очень рано. «Мозг — потрясающе
сложное устройство с огромным числом связей между элементами..,
которые чрезвычайно важны для его функционирования в целом…»
[Иванов Вяч.Вс., 2004:72]. Это значит, по мнению учёного, что в процессе образования и воспитания человека важно не упустить время
восприятия знаний и умений из окружающей среды. Чрезвычайно
важен первый период жизни человека, когда происходит взаимодействие биологического и культурного. Биологически нервная система
приспособлена к тому, чтобы многое постепенно, но очень быстро усваивать. Поэтому важно, не упуская время, как можно раньше, вводить
ребёнка в мир знаний, культуры и нравственности. В реальной жизни
происходит то, что ребёнок усваивает речь, язык, музыку, отношения
между людьми — это и многое другое позже, чем нужно, тогда, когда
он уже неспособен понять, зачем все это нужно. Общество начинает
жаловаться, что молодежь у нас «не такая». А ведь мы сами её сделали
«не такой», потому что рано — в детстве не объяснили того, что надо
было объяснять практически с рождения. Сами организовали обучение и воспитание ребёнка по принципу «расщепленного мозга», split
brain — или-или.
Реализация жизненного принципа «чем меньше ребёнок, тем легче
ему решать любую задачу» позволяет несколько иначе взглянуть и на
организацию современной системы воспитания детей.
Исключение воспитания из функций школы становится педагогической драмой и общенациональной трагедией.
Мировой и отечественный опыт развития педагогической теории
и педагогической практики убедительно показал, что развитие системы детства происходило в процессе борьбы за совершенствование качества жизни людей и их образа жизни, самой человеческой личности
в рамках как индивидуальных, так и коллективных усилий. На этом
сложном и противоречивом пути в силу региональных национальных
условий этот процесс происходил не синхронно, с различиями. Но в
целом, век за веком человечество продвигалось к главной цели — совершенствованию личности, включая всё новые и новые цивилизационные параметры.
Междисциплинарный подход позволяет по-новому взглянуть на
целевую и содержательную сущность детства, результатом которой
должен стать Человек как целостная и уникальная личность.
60
Детство в системе междисциплинарных координат
Долгое время вне внимания педагогической теории (да и педагогической деятельности) происходил процесс научно-технического
развития, принявший в конце ХХ века такие формы общественного
сознания, как техницизм и прагматизм. Шквал научных открытий и
технических изобретений, лишённых духовного содержания, идеалов,
ценностей, создал парадоксальную ситуацию. На стыке ХХ—XXI вв.
становится очевидным, что ценностное сознание человека не даруется
природой или наследственностью, а обретается человеком, формируется в процессе его социализации, выступает как результат его воспитания и самовоспитания.
Педагогическая теория на какое-то время оказалась выключенной от изучения процессов взаимоотношений образования с наукой
и культурой. Образование и научная мысль с технократическим, естественнонаучным уклоном существовали, как параллельные миры, не
активизируя потребности всестороннего осмысления происходящих
изменений в научном и просветительском мирах. Стало забываться,
что воспитание является традицией русской национальной педагогической практики.
В отечественной педагогической теории и педагогической деятельности воспитание всегда рассматривалось как формирование нравственности. Известный теоретик А.Н. Острогорский ещё в 1897 г. отмечал, что актуальность проблемы воспитания определяется реальным
состоянием отечественной школы. Время от времени проявлялось желание оторвать образование от воспитания детей. Иные школы, по мнению учёного, могут стать настолько схоластичны и мертвенны, что они
будут выпускать учащихся без всяких убеждений, без всяких взглядов
на жизнь [Острогорский А.Н. 1984:256].
XXI век, как никогда ранее, обострил проблему нравственности.
Как справедливо считает видный отечественный учёный М.С. Каган,
общие интересы выживания, поставленные выше всех иных интересов
— экономических, политических, религиозных различий, — впервые в
истории превращают критерии нравственности в верховного судию во
всех сферах деятельности — научной и производственной, политической и коммерческой, медицинской и художественной, организационно-управленческой и массмедийной [Каган М.С. 2007:226].
Тысячелетняя история России и её народов проявляет грандиозные
возможности народов к возрождению созидательной в новых условиях
деятельности. Основой для этого становились народная, национальная
духовность, сила и мощь культуры и нравственности, принцип достаточности в жизнеобеспечении общества.
Каждый раз происходило понимание, какого типа человек востребован именно в это время и какая система образования может сформировать требуемую личность.
Прав, на наш взгляд, А.Н. Рыжков, утверждающий, что в России
уже на протяжении XI—XVII вв. сформировалась целостная система
образования и воспитания детей, не считаться с которой современное
российское общество не имеет права [Рыжков А.Н. 2013: 34]. Педагогическая мысль России уже в то время пыталась сформулировать педагогические термины и понятия. В русской педагогической терминологии
уже в XI веке существовала вполне сложившаяся лексика [Бабишин
61
У М 1 (37)’ 2014. Галина Шилова, Денис Яковлев
С.Д. 1983: 57]. В Древнерусском государстве получили широкое распространение такие педагогические термины, как «воспитание», «учение», «училище» и др.
Термины, используемые в современной педагогической теории,
определяют по-разному сущность явления. Даже важнейшие категории педагогики «образование», «воспитание», «обучение» имеют несколько противоречащих друг другу трактовок [Рыжков А.Н. 2013: 3].
Отметим, что в последнее время активизируется заимствование иноязычных слов и терминов, вызванное стремлением вхождения российской системы образования в европейское образовательное пространство. Это серьезным образом меняет традиционный облик национального образования.
Развитие отечественного образования и его важнейших категорий
в условиях конца ХХ — начала XXI вв. стимулировало рост научного
интереса к методологическим проблемам педагогики. Правда, значительное число научных работ посвящено проблемам использования в
педагогике иноязычных педагогических терминов при невысоком интересе к анализу российских культурных традиций. Проблемы детства
оказались замусорены в переводе с английского языка такими многосоставными терминами, за которыми оказались потерянными и размытыми национальная лексика, национальное понимание детства, складывающееся ещё в народных сказках, легендах, песнях. С правилами
русского языка не согласованы многие из иноязычных педагогических
терминов. Например, «образовательный кредит», «менеджер воспитания», «поликультурное воспитание», «образовательная педагогическая киберлексикография». Ушли из отечественной педагогической
теории «народное просвещение», «народное образование», «учебные
заведения» и даже «Министерство просвещения и образования».
И это в то время, как подготовка учителей и кадров по педагогическим специальностям нуждаются в упорядоченном терминологическом аппарате, который тесно связан с историей и развитием
русской культуры и русского языка. Остро стоит необходимость
возвращения к традиционному содержанию понятийного аппарата
педагогической теории даже в условиях интеграционных процессов
в образовании.
Процесс развития современного детства включает в себя многие
новые явления, которые по-новому формируют смысловое пространство. Например, информационно-компьютерно-технологическое обеспечение полностью меняет систему отношений взрослых и детей,
учителя и учащихся. Требует усиления решение проблем психологических, социальных, воспитательных. И всё это, на наш взгляд, на основе
отечественных традиций становления и развития системы образования и воспитания.
В новых условиях по-разному проявляется профессионализм учителя. Он требует разные специфические способности и умения: коммуникации в первом случае и общения, монологической и диалогической
форм связи во втором. Талант и профессионализм педагога-воспитателя направлены на решение общей итоговой задачи: усвоение детьми
знаний, содержащихся в основе наук, и формирование их целостного
сознания, мировоззрения и жизненных позиций.
62
Детство в системе междисциплинарных координат
Анализ складывания и эволюции современной российской системы детства позволяет найти новые её грани, сосредоточиться на том,
что называется «качеством», которое во многом определит новые варианты путей России в будущее [Садовничий В.А., Акаев А.А. и др. 2011].
ИСТОЧНИКИ
1.
Бабишин С.Д. 1983. Основные тенденции развития школы и просвещения в Древней
Руси (IX—XIII вв.). Дисс… доктора пед. наук.
2. Иванов Вяч.Вс. 2004. Наука о человеке: Введение в современную антропологию:
Курс лекций. М., РГГУ.
3. Каган М.С. 2007. Системно-синергетический подход к построению современной педагогической теории // Синергетическая парадигма. Синергетика образования. —
М.: Прогресс-Традиция.
4. Малинецкий Г.Г. 2012. Имитационное моделирование: синергетика, будущее //
Сложность. Математическое моделирование. Гуманитарный анализ: Исследование
исторических, военных, социально-экономических и политических процессов.
5. Мирский Э.М., Барботько Л.М., Войтов В.А. 2009. Наука и бизнес // Наука России:
От настоящего к будущему / под ред. В.С. Арутюнова, Г.В. Лисичкина, Г.Г. Малинецкого. М., «ЛИБРОКОМ».
6. Острогорский А.Н. 1984. Избранные педагогические сочинения. М.
7. Рыжков А.Н. 2013. Генезис педагогических терминов в России (XI — начало XXI
вв.). Дис… доктора пед. наук.
8. Садовничий В.А., Акаев А.А. и др. 2011. Сценарий и перспектива развития России.
М.: ЛЕНАНД.
9. Ф. Ариес. 2012. Вся история наполнена детством. Наследие Ф. Арьеса и новые подходы в истории детства. М., ОГГУ.
10. Шалаева С.Л. 2009. Трансформация детства в глобализирующемся мире // Синергетическая парадигма. Социальная синергетика. М. Прогресс-Традиция.
63
УМ 1 (37)’ 2014. Татьяна ДЕДУШКИНА*
Tatyana DEDUSHKINA
[email protected]
СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ ПРОЕКТОВ ДОШКОЛЬНЫХ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
SOCIAL CONTROL of the preschool educational o
rganizations’ PROJECTS
Аннотация. В статье предлагаются и обосновываются уточнения правового
обеспечение проектирования дошкольных образовательных организаций,
позволяющие рационализировать государственную поддержку организациям,
осуществляющим процесс социального проектирования.
Ключевые слова: социальное проектирование, дошкольные образовательные
организации, правовое обеспечение.
Abstract: Specifications are offered and locate in article legal ensuring projection
of the preschool educational organizations, allowing to rationalize the state support to the
organizations which are carrying out process of social projection.
Keywords: social projection, preschool educational organizations, legal support.
Исследование основных проблем социального контроля ДОО
приобретает актуальное значение, поскольку в последнее время,
применяемые Правительством РФ меры, касающиеся развития системы образования имеют по своей сути антисоциальный характер.
[Гостев А.Н. 2013. № 7. С. 4-22]. Например, в соответствии с принятым Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2013 год и
на плановый период 2014 и 2015 годов» [ФЗ № 216-ФЗ] предусмотрено сокращение расходов на образование. Так на дошкольное образование в 2015 году расходы сократятся в 1,3 раза по сравнению
с 2013 года. Априори, это приведет к расширению спектра протестных мер со стороны социальной базы. Они будут реализовываться
в различных формах давления на власть: митингах, забастовках,
бунтах и других.
Таким образом, становится актуальным определения основных
принципов социального контроля над проектами дошкольных образовательных организаций.
Результаты содержательного анализа отечественной и зарубежной
научной литературы показали, что существует много различных взглядов на сущность, содержание и повышение эффективности изучаемого
явления. Например, Т.С. Демченко утверждает, что эффективность социального контроля напрямую зависит от набора санкций, применяемых формальными и неформальными институтами и организациями,
осуществляющими социальное управление [Демченко 2010: 23-26].
Следует согласиться с этим суждением.
Принципы социального контроля представляют собой правила
функционирования систем, механизмов, сил и средств формальных и неформальных институтов и организаций, обеспечивающих
* Дедушкина Татьяна Анатольевна – заведующая Детским садом No 1899 (Москва, Россия).
Dedushkina Tatyana Anatolyevna – the manager of Kindergarten No 1899 (Moscow, Russia)..
64
Социальный контроль проектов дошкольных образовательных организаций
рациональный социальный контроль в сфере образования [Демченко 2012: 82].
В контексте социального контроля высшего образования некоторые
авторы выделяют следующие принципы: научности; законности; системности; гласности; единоначалия; делегирования полномочий; приоритетности в достижении стратегической цели; мотивации; необходимого разнообразия [Демченко 2012: 82-83] и другие. В основном на эти
же принципы указывают и эксперты.
В реализации этих принципов, как показывает общественная практика, задействуется комплекс разнообразных методов социального
контроля.
Анализ научной литературы [Баханова 2013; Гостев 2011; Демченко
2012; Рычихина 2007;] позволил определить основные группы подобных методов: правовые, экономические, организационно-административные, социально-психологические, самоуправления и другие.
Комбинация этих способов позволяет классифицировать их как методы: морального стимулирования, социального нормирования, социального регулирования и социально-политического регулирования.
Результаты исследования показали, что, например, методы морального стимулирования, наиболее действенно реализуются в форме: выдвижения наиболее активных членов в руководящие органы институтов гражданского общества; публичных одобрений; наказания или социальные неодобрения.
Современная практика и результаты опроса респондентов свидетельствуют, что методы социального стимулирования являются наиболее действенными. С их помощью органы управления принуждаются к совершенствованию системы дошкольного образования.
Исследование показало, что методы социального нормирования позволяют регулировать социальные отношения между формальными и
неформальными организациями, задействованными в проектной деятельности, путем реализации законодательных, этических, моральных
и иных социальных норм.
С целью упорядочения социальных отношений между проектными
организациями, ДОО, органами государственной власти, институтами
гражданского общества и другими формальными и неформальными
организациями в институте образования, как показывают результаты
исследования должно быть активизировано применение методов социального регулирования. Как известно, социальное регулирование
происходит путем заключения договоров, соглашений, выполнения
взаимных обязательств, например, по выполнению социально-проектной деятельности.
По оценке экспертов, наиболее применяемые социально-политические методы воздействия на проектные организации являются: образование общественных протестных движений (32,77 %); бойкотирование
принятых решений формальными организациями (30,25 %); бойкотирование выборов органов власти (23,53%).
65
У М 1 (37)’ 2014. Татьяна Дедушкина
Изучение социальной практики ДОО показывает, что комплекс социально-психологических способов воздействия на изучаемое явление
включает внушение, убеждение, принуждение, критику, поощрение,
вовлечение и другие. Кроме того, по оценке специалистов, наиболее
эффективное воздействие оказывают поощрение (23,13 %), критика
(21,64 %) и убеждение (19,40 %).
Этими методами осуществляется регулирование отношений между
членами неформальных организаций, задействованными в социальнопроектной деятельности.
Повышение уровня эффективности социального контроля может
быть осуществлено и методами мотивации.
Как показали результаты исследования, рациональные воздействия методами мотивации могут быть осуществлены при условиях:
обеспеченности участников проектирования комфортными условиями труда; создания эргономических рабочих мест; развития материально-технического обеспечения деятельности и другими. По оценке
экспертов, наиболее эффективное воздействие на проектные организации оказывают условия профессионального применения в проектной деятельности системы материальной и моральной стимуляции
работников.
Безусловно, важное место в этой управленческой деятельности занимает метод самоуправления.
Он позволяет членам проектных организаций самостоятельно
регулировать свою деятельность, разумеется, в соответствии с целями, задачами и общепринятыми нормами. Этот способ обеспечивает процесс превращения индивидов или неформальных организаций из объекта проектной деятельности в ее субъект. Т.е., члены
проектной организации сами решают задачи социально-проектной
и контрольной деятельности в системе дошкольного образования,
в соответствии с их компетентностью и наделенными полномочиями. Как показывает социальная практика, чем эффективнее проектная организация использует метод самоуправления, тем меньше
она подвергается формальному социальному контролю и применению протестных форм неформального социального контроля. Кроме того, по оценке экспертов, 16 экспертов из 20 заявили что, этот
метод способствует рационализации неформального социального
контроля, а также развитию заинтересованности потребителей дошкольных образовательных услуг в получении качественного дошкольного образования. Анализ результатов глубинного интервью
со специалистами в области дошкольного образования, показал, что
действенность метода самоуправления находится в прямой зависимости от гражданской активности членов проектных организаций
(28,33%), их коллективного сознания (23,89%), профессиональных
убеждений (14,44 %), совести (12,78 %) и воли (7,78 %).
Высокий уровень социального контроля над коррекцией инновационных проектов ДОО невозможно обеспечить без применения за66
Социальный контроль проектов дошкольных образовательных организаций
конодательных методов регулирования деятельности формальных и
неформальных проектных организаций
Результаты экспертного опроса специалистов в области дошкольного образования показали, что активность деятельности формальных и
неформальных организаций в этой сфере ДОО значительно возрастет,
если законодатель обеспечит специальными нормативными документами, регулирующими их функции.
Как известно без регулирования финансовых и иных отношений
организациях, их деятельность не будет эффективной. Эта задача решается экономическими методами государственного финансирования,
привлечение внебюджетных средств, контролем над расходом бюджетных и внебюджетных средств и другими.
Административное регулирование деятельности проектных организаций осуществляется организационно-административными или директивными методами. С помощью этих методов оказывается прямое
воздействие на проектируемый объект посредством локальных нормативных правовых актов проектных организаций (приказов, распоряжений, должностных инструкций и других официальных документов).
Применение этих методов на практике, дает возможность значительно повысить дисциплину труда, тем самым обеспечить организационную четкость в функционировании системах проектных организаций и ДОО.
Организационно-административные методы разрабатываются формальными организациями, например, административным составом
проектных организаций. Как показывает социальная практика, эти директивы реализуются как формальными, так и неформальными организациями систем проектных организаций и ДОО.
Результаты исследования показали, что повышение уровня эффективности социального контроля и коррекции инновационных проектов ДОО находится в прямой зависимости от следования принципам и
рациональности применения совокупности методов социального контроля над коррекцией инновационных проектов дошкольных образовательных организаций.
Таким образом, исследование позволяет сделать следующие выводы:
1. Основным показателем эффективности социального контроля
ДОО является активность структур гражданского общества.
2. Основными принципами социального контроля ДОО являются:
научность, законность, системность, гласность, мотивация и другие.
3. Основными группами методов – правовые, экономические, организационно-административные, социально-психологические, мотивации.
ИСТОЧНИКИ
1.
2.
Баханова Е.В. Формы и методы общественного контроля социально-трудовой
адаптации осужденных // Е.В. Баханова Научный диалог. 2013. № 6. С. 151162.
Гостев А.Н. Гражданское общество: контроль над деятельностью государства:
монография / А.Н. Гостев, Т.С. Демченко. – М.: СГА, 2011. – 212 с.
67
У М 1 (37)’ 2014. Татьяна Дедушкина
3.
4.
5.
6.
7.
68
Гостев А.Н. Коррупция в системе образования: проблемы и пути разрешения /
Е.А. Борисова, А.Н. Гостев, Т.С. Демченко. // Социология образования . – 2013.
№ 7. С.4-22.
Демченко Т.С. Доктрина социального контроля высшего образования в России
// Т.С. Демченко. Социология образования. 2012. № 6. С. 82. С. 82-83. С. 76-84.
Демченко Т.С. Социальный контроль над качеством обучения в высших учебных заведениях: Монография / Т.С. Демченко. – М.: СГА, 2010. – 223 с.
Рычихина Э.Н. Мониторинг как общая функция управления / Э.Н. Рычихина.
– Ухта: УГТУ, 2007. – 202 с.
Федеральный закон от 03.12.2012 № 216-ФЗ (ред. от 07.06.2013) «О федеральном бюджете на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов» // «Собрание законодательства РФ», 10.12.2012, № 50 (ч. 1-4), ст. 6939.
исторический
дискурс
У М 1 (37)’ 2014. Юрий ПРОКОФЬЕВ*
Yuriy PROKOFIEV
[email protected]
ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ
СОТРУДНИЧЕСТВО 1945-1985 ГГ.:
РОЛЬ СССР В ФОРМИРОВАНИИ НОВОЙ МОДЕЛИ
EAST-EUROPEAN ECONOMIC COOPERATION 1945-1985:
ROLE OF THE USSR IN THE FORMATION OF A NEW MODEL
Аннотация. Геополитическое положение России всегда предполагало
постоянное сотрудничество со странами Восточной Европы, которое усиливало
её влияние не только на европейском пространстве, но и в глобальном масштабе.
После окончания Второй мировой войны СССР в течение сорока с лишним
лет непосредственно влиял на ход развития стран Восточной Европы. В новых
исторических условиях появилась научная потребность критически осмыслить
систему и практику сотрудничества СССР и стран Восточной Европы.
Ключевые слова: взаимодействие, интернационализм, координация, модель,
национальные интересы, система, экономические связи, эффективность.
Abstract. Russia’s geopolitical position has always been in constant cooperation with
the countries of Eastern Europe, which strengthened its influence not only in the European
region , but also globally. After the Second World War, the USSR for more than forty years
directly affect the course of development of the countries of Eastern Europe. In the new
historical conditions, there need to critically reflect on the scientific system and the practice
of cooperation between the USSR and Eastern Europe .
Keywords : interaction, internationalism , coordination, model , national interests,
system , economic relations , efficiency.
Внешнеэкономическая программа СССР в послевоенный период
в значительной степени определялась задачами обеспечения безопасности, стремлением создать противовес наметившейся гегемонии западных стран, главным образом, Соединённых Штатов, сохранявших
ядерную монополию. В рамках этой общей стратегической задачи
углубление взаимодействия со странами Восточной Европы позволило расширить сферу военно-экономических возможностей СССР. Созданная в восточноевропейских странах экономическая модель, носившая оборонный характер (ориентация на тяжёлое машиностроение,
добывающую промышленность, топливно-энергетический комплекс),
стала рассматриваться в качестве дополнения к оборонному комплексу Советского Союза.
Исследование показало, что главным импульсом к созданию СЭВ
в конце 1940-х гг. стала не только политическая воля советского руководства, но и сама экономическая конъюнктура послевоенной Европы,
слабость германского рынка, поиск новых возможностей сбыта готовой продукции Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии.
* Прокофьев Юрий Анатольевич – эксперт, сфера внешнеэкономической деятельности
(Москва, Россия).
Prokofiev Yury Anatolyevich – the expert, the sphere of foreign economic activity (Moscow,
Russia).
69
У М 1 (37)’ 2014. Юрий Прокофьев
В этих условиях Советский Союз оказался фактически единственным
значимым экономическим партнёром стран Восточной Европы, готовым закупать у них готовую продукцию, предоставлять сырьё, полезные ископаемые и продукты питания (зерно, мясо, масло).
За это время сложилась своеобразная система довольно обширных
для условий того времени экономических отношений между Советским Союзом и странами Центрально-Восточной Европы (ЦВЕ). Но
идея создания общей международной организации совместного торгово-экономического сотрудничества ни в Москве, ни в столицах восточноевропейских государств в первые послевоенные годы не обсуждалась. Такая организация (СЭВ) заявила о себе лишь в начале января
1949 г.
Одним из главных обстоятельств, предопределивших создание
СЭВ, было тяжёлое экономическое положение восточноевропейских
стран в первые послевоенные годы. Война нанесла им огромный экономический ущерб. За годы войны Польша потеряла 6 млн. своих граждан – 22% всего населения страны. Были разрушены более 70% всех
промышленных предприятий. В руинах лежала Варшава и многие другие города.
Тяжёлым было экономическое положение Чехословакии. Промышленное производство едва достигало 50% предвоенного уровня. Добыча
каменного угля, например, в мае 1945 г. составляла 68% того же месяца
1937 г., выплавка чугуна – 29%, стали – 36% [Statistická, 1948: 35].
Недоставало сырья, топлива, остро ощущалась нехватка рабочей
силы. За годы войны было уничтожено более половины паровозов и
две трети грузовых железнодорожных вагонов. Общая сумма, которая выражала причинённый ущерб в годы оккупации, превышала 400
млрд. крон. В тяжёлом положении находилось и сельское хозяйство.
Огромный ущерб нанесла война Венгрии. Погибло 600 тыс. человек. Экономические потери оценивались в 35 млрд. золотых пенге, что
равнялось национальному доходу за семь лет. Большое количество
венгерского имущества и золотой запас были похищены и вывезены
гитлеровцами [Nemes, 1960].
Трудности экономического восстановления ощущались повсеместно. В информационной записке министру иностранных дел СССР
В.М. Молотову от 1 декабря 1948 г. сообщалось о положении в Чехословакии, где двухлетний план 1946–1948 гг. был в целом выполнен, но
страна вынуждена «ввозить больше продовольствия», «со снабжением
крайне трудно». Катастрофическая засуха летом 1947 г. уничтожила
40% урожая зерновых, 50% картофеля и сахарной свёклы [История
Чехословакии, 1960: 468].
Экономическая разруха в странах Восточной Европы постепенно преодолевалась, главным образом с помощью Советского Союза. Об этом
убедительно свидетельствуют первые торговые соглашения и поставки по
ним советского сырья, оборудования, продовольственных товаров.
Постепенно налаживалось сотрудничество и между самими странами Восточной Европы. Однако в первые послевоенные годы экономические связи развивались преимущественно на двусторонней
основе, о широком многостороннем экономическом сотрудничестве
речь не шла.
70
Восточно-европейское экономическое сотрудничество 1945-1985 гг
Вопросы советской экономической помощи решались во время
двусторонних переговоров в Москве с руководителями отдельных восточноевропейских стран. Это отражено во многих ныне рассекреченных и опубликованных документах. Во время беседы И.В. Сталина с В.
Гомулкой 14 ноября 1945 г. о ситуации в Польше был решён вопрос «об
отпуске полякам взаимообразно 30 тыс. т семенного зерна из резервов
Рокоссовского, об удовлетворении просьбы поляков насчёт железнодорожного транспорта» [Восточная Европа…, 1997: 303].
Документы отражают и заинтересованность советской стороны в
поставке важных товаров из стран Восточной Европы. В записке наркому А.И. Микояну 8 января 1946 г. сообщалось, что министерство
промышленности Чехословакии обсуждает вопрос «о передаче СССР
урановых руд», обговаривается соглашение между двумя странами с
тем, чтобы «способствовать впредь по добыче этих руд и отправке их в
СССР, оставляя для Чехословакии лишь самое незначительное количество, необходимое для красок» [Восточная Европа…, 1997: 363].
Конечно, Советский Союз не мог полностью обеспечить все экономические потребности восточноевропейских стран. Ситуация усугублялась разрывом связей с былыми западными партнерами. В условиях развернувшейся в конце 1940-х гг. «холодной войны» восточноевропейские страны оказались между «молотом и наковальней».
С одной стороны, западные державы, прежде всего США, отказывались от экономического сотрудничества с Восточной Европой, считая её «советской сферой влияния; с другой – советское руководство
препятствовало восточноевропейским странам установить торговые
связи с Западом. Наиболее показательным было давление Москвы на
правительство Чехословакии, которое, в отличие от других восточноевропейских правительств, намеревалось принять американский план
экономической помощи Европе – план Маршалла.
На основе рассекреченных советских документов сейчас можно
полностью восстановить тяжёлую ситуацию, в которой находились в
связи с этим лидеры Чехословакии [Советская внешняя политика…,
1995: 93].
Необходимо было объединение усилий всех стран Восточной Европы для повышения темпов развития, совершенствования всей системы управления экономикой, да и всеми сферами социально-экономической жизни. Политические условия для этого были созданы в ходе
заключения договоров о дружбе и сотрудничестве между СССР и всеми восточноевропейскими государствами.
История 40-летнего широкого экономического сотрудничества в
рамках СЭВ полна многими крупными событиями, содержит весьма
позитивный опыт налаживания и развития многосторонних хозяйственных связей. В то же время преподаёт много негативных (а подчас
и драматических) уроков, которые не учитывались при формировании
экономического сотрудничества на пространстве «социалистического
содружества».
С одной стороны в этот период внешняя торговля оставалась главной формой экономического сотрудничества стран СЭВ, важнейшим
каналом взаимной помощи в их экономическом развитии. Так, в основном за счёт поставок топлива и сырья из СССР удовлетворялись
71
У М 1 (37)’ 2014. Юрий Прокофьев
потребности народного хозяйства стран СЭВ в угле, нефти, нефтепродуктах, металлургическом коксе, чёрных и цветных металлах. СССР
выступал и в качестве относительно крупного экспортера в эти страны
зерна» [Центрально-Восточная Европа…, 2000: 285].
В то же время за первое десятилетие после создания СЭВ трудности переходного периода не были преодолены. Объём внешней торговли оставался незначительным. Страны СЭВ не в полной мере использовали выгоды международного разделения труда. Уровень развития
внешней торговли стран СЭВ отставал от темпов развития промышленного производства.
Правда, к середине 1960-х гг. основные трудности переходного периода в развитии сотрудничества стран СЭВ были преодолены.
Активно расширялась внешняя торговля стран СЭВ. В 1975 г. общий объём внешнеторгового оборота увеличился на 21,2%, а в целом
за пятилетие – в 2,2 раза. В 1966–1970 гг. среднегодовой темп его прироста составлял 9%, а в 1971–1975 гг. – 17%. В течение 1975 г. объём
внешней торговли Болгарии увеличился на 21,5%, Венгрии – на 16,2,
ГДР – на 16,2, Польши – на 20,9, Румынии – на 6,7, Чехословакии – на
14,3. Большая часть внешнеторгового оборота стран СЭВ приходится
на социалистические страны (около 60% в 1975 г.); взаимная торговля
выросла в 1975 г. на 30,2%, а за 1971–1975 гг. – в 2,1 раза [Статистический ежегодник, 1977: 323].
Об углублении внешнеэкономических связей стран СЭВ свидетельствуют темпы роста их внешней торговли, которые превысили
темпы роста национального дохода и промышленной продукции. На
основе специализации и кооперирования производства совершенствовалась структура товарооборота.
Создание социалистического лагеря требовало формирования
структур экономического взаимодействия в его рамках. Венцом развития сотрудничества стран народной демократии стало создание государственного внешнеэкономического комитета (ГВК).
Важнейшей функцией государственного внешнеэкономического
комитета (ГВК) являлось принятие решений о предоставлении производственным объединениям, предприятиям и организациям права непосредственного осуществления экспортно-импортных операций.
Для разработки крупных проблем, подготовки научно обоснованных рекомендаций по развитию ВЭС и повышению их эффективности
были созданы научно-экономический совет ГВК, а также Всесоюзный
научно-исследовательский институт внешнеэкономических связей,
который работал под непосредственным руководством ГВК.
Развитием экономических связей со странами Восточной Европы
на уровне союзных республик занимались комиссии президиумов Советов Министров союзных республик по вопросам экономических связей с зарубежными странами. Они были призваны осуществлять весь
комплекс проблем, связанных с развитием экспорта товаров, вырабатываемых предприятиями союзных республик, содействовать обеспечению отраслей республики импортными материалами, оборудованием и другими изделиями, принимать меры для расширения производственного и научно-производственного сотрудничества хозяйственных
организаций республики с зарубежными организациями и фирмами.
72
Восточно-европейское экономическое сотрудничество 1945-1985 гг
Особое место в экономической системе социалистических стран занимал Государственный плановый комитет СССР (Госплан). Как центральный планирующий орган страны он осуществлял планирование
во внешнеэкономической сфере. Госплан разрабатывал планы развития внешнеэкономических связей в целом, осуществлял координацию
этих планов с планами других социалистических стран.
Составленный по странам и видам товаров, экспортно-импортный
план содержал три основных раздела: план экспорта и импорта, непосредственно реализуемый Министерством внешней торговли СССР и
рядом других ведомств, план поставок товаров для экспорта отраслевыми министерствами и ведомствами СССР и союзными республиками и план поставок товаров народному хозяйству за счёт импортных
поступлений.
Много внимания развития экономических связей со странами Восточной Европы уделял Государственный комитет СССР по материально-техническому снабжению (Госснаб). Он реализовывал планы
материально-технического снабжения. Совместно с Госпланом и другими министерствами и ведомствами Госснаб изучал потребности народного хозяйства в материально-технических ресурсах, в том числе
по импортным поступлениям. Он распределял материальные ресурсы
между советскими организациями в обеспечение выполнения обязательств советской стороны по заключенным соглашениям и контрактам, связанным со строительством объектов за границей при экономическом и техническом содействии СССР.
Многие объекты строились на территории СССР. Они создавались
с участием восточноевропейских стран – членов СЭВ, на базе импортного оборудования, по соглашениям на компенсационной основе с
фирмами этих стран [Статистический ежегодник…, 1988].
Развитию экономических контактов со странами Восточной Европы способствовал Государственный комитет СССР по науке и технике
(ГКНТ). Он выполнял функции управления научно-техническим сотрудничеством СССР с зарубежными странами, осуществлял координацию деятельности внешнеторговых организаций, реализующих обмен результатами научно-технических достижений.
В целом он проводил единую государственную политику в области
научно-технического прогресса и использования достижений науки и
техники в народном хозяйстве [Кудров, 2006].
При изучении внешнеэкономического сотрудничества СССР и
стран Восточной Европы часто приходится сталкиваться с деятельностью Государственного комитета СССР по стандартам (Госстандарт).
Именно он готовил с участием отраслевых министерств и ведомств
СССР предложения по разработке стандартов, а также других нормативно-технических документов СЭВ для обеспечения мероприятий
по многосторонней специализации и кооперированию производства,
включая мероприятия, направленные на повышение технического
уровня и качества взаимопоставляемой продукции [Мир социализма…, 1986].
Внешняя торговля не могла осуществляться без участия Государственного комитета СССР по ценам (Госкомцен). Госкомцен, отвечая
за проведение единой государственной политики в вопросах ценообра73
У М 1 (37)’ 2014. Юрий Прокофьев
зования во всех звеньях народного хозяйства, устанавливал порядок
определения оптовых цен на экспортные товары и цен на импортные
товары в расчётах между всесоюзными внешнеторговыми объединениями и советскими организациями – поставщиками товаров для экспорта и заказчиками импортных товаров [Буренин, 1987].
Развитие связей со странами Восточной Европы контролировало
Министерство внешней торговли СССР, уполномоченные Минвнешторга в отдельных регионах и пунктах на территории СССР, всесоюзные внешнеторговые объединения, Всесоюзный научно-исследовательский конъюнктурный институт, Всесоюзная академия внешней торговли, Высшие курсы иностранных языков, Вычислительный
центр, Научно-технический центр вместе с другими подведомственными организациями и учреждениями. Именно они составляли единую
систему Минвнешторга.
Осуществляя свою деятельность под непосредственным руководством ГВК, Минвнешторг сохранял за собой в системе государственных органов управления ВЭС ведущую роль как орган, контролирующий соблюдение принципа государственной монополии при осуществлении внешнеэкономической деятельности всеми участниками внешнеторгового оборота.
Начиная с 1987 года по линии ГКЭС осуществлялось не только
оказание экономического и технического содействия восточноевропейским странам в строительстве и реконструкции на их территории
различных объектов и вспомогательных для них сооружений, но и проектирование, строительство, реконструкция и оснащение в СССР при
содействии зарубежных организаций и фирм промышленных, гражданских и транспортных объектов, монтаж зданий и инженерных систем.
Сотрудничество в области науки, техники и международной специализации и кооперирования производства осуществлялось с советской
стороны отраслевыми министерствами и ведомствами СССР.
Всем советским предприятиям и организациям – исполнителям
работ по сотрудничеству в области науки, техники, специализации и
кооперирования производства разрешалось участвовать в установленном порядке в осуществлении прямой переписки с соответствующими
предприятиями и организациями стран Восточной Европы.
По мере совершенствования экономических отношений в рамках
социалистического лагеря были значительно расширены права объединений, предприятий и организаций – участников прямых связей
в области непосредственного осуществления экспортно-импортных
операций по обмену с их партнёрами из социалистических стран. Шёл
взаимовыгодный обмен оборудованием, оснасткой, инструментом,
проектно-конструкторской и технологической документацией, техническими услугами, материалами, необходимыми для налаживания внутриотраслевой кооперации (вплоть до согласования цен и подписания
контрактов). Республиканские министерства и ведомства (в каждом
конкретном случае с разрешения Совета Министров союзной республики и по согласованию, соответственно, с Госпланом СССР, ГКНТ
и Минвнешторгом) также наделялись правом устанавливать прямые
связи с органами других стран – членов СЭВ и осуществлять сотруд74
Восточно-европейское экономическое сотрудничество 1945-1985 гг
ничество в области науки, техники и международной специализации
и кооперирования производства [Статистический ежегодник…, 1988].
Сложившаяся в СССР система органов управления ВЭС была призвана обеспечивать централизованное общегосударственное плановое
руководство всеми видами внешнеэкономической деятельности на основе государственного монополии. Наделение помимо Минвнешторга
других министерств и ведомств правами и обязанностями по участию в
управлении ВЭС вовсе не означало отхода от принципа государственной монополии внешней торговли и вытекало из определения её сущности.
Все внешнеторговые объединения системы Минвнешторга представляли собой единые самостоятельные хозяйственные комплексы,
пользовавшиеся правами юридических лиц и осуществлявшие свою
деятельность на основе хозяйственного расчёта [ГРАФ, 9576].
Начало перестройки в СССР во второй половине 1980-х гг. предопределило перемены советской политики в отношении стран Восточной Европы. Наметились новые тенденции во внешнеэкономическом
сотрудничестве, происходило переосмысление пройденного пути. Советская реакция на кризисы в странах Восточной Европы во многом
носила идеологический характер. Они оценивались, главным образом,
как угроза социализму в данной стране, как наступление контрреволюции, как попытки нарушить равновесие сил между социализмом и
капитализмом.
К концу 1980-х гг. стало очевидно, что прежние формы экономического сотрудничества стран социалистического лагеря себя исчерпали.
К концу исследуемого периода стало очевидно, что программа экономической интеграции СССР и стран Восточной Европы натолкнулась
на откровенно прозападную ориентацию управленческих кадров среднего звена.
История торгово-экономических связей стран народной демократии преподает много позитивных и негативных (а подчас и драматических) уроков, которые часто не учитываются при формировании
современного экономического сотрудничества.
ИСТОЧНИКИ
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
Буренин В.А., Потапов В.И. 1987. Организация управления внешнеэкономическими связями. – М.
Восточная Европа в документах российских архивов 1977. 1944–1955. Т. 1.
1944–1948. – М.
ГАРФ. Ф. 9576 Оп. 35. Д. 71. Л. 43.
История Чехословакии. 1960. T. III. – М.
Кудров В. 2006. Рыночная трансформация в странах Центрально-Восточной
Европы. К оценке накопленного опыта // Общество и экономика. № 5.
Статистический ежегодник стран-членов Совета Экономической Взаимопомощи. 1997. 1982–1988.– М.
Центрально-Восточная Европа во второй половине ХХ века. 2000. Т. I. Становление «реального социализма» 1945–1965. – М.
Nemes D. 1960. Magyarország felszabadulása. – Budapest.
Statistická pfirucka Ceskoslovenské Republiky. 1948. – Praha.
75
У М 1 (37)’ 2014. Илья МАТВЕЕВ*
Iliya MATVEEV
usckoren[email protected]
РОССИЙСКО-ЕВРОПЕЙСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
В СФЕРЕ ЭНЕРГЕТИКИ
ЭНЕРГЕТИКИ В КОНЦЕ XX - НАЧАЛЕ XXI ВВ.
RUSSIAN­EUROPEAN COOPERATIONIN THE FIELD OF ENERGY
AT THE END OF XX ­BEGINNING OF XXI CENTURIES
Аннотация. Энергетический фактор играет исключительную роль в развитии
долгосрочного сотрудничества России и Европейского Союза. Развитие модели,
технических норм и стандартов в энергетической сфере на стыке веков протекало
сложно, порой конфликтно, но завершилось формированием энергодиалога.
Ключевые слова: конкуренция, национальные интересы, партнерство, рынок
энергоресурсов, энергетическое сотрудничество.
Abstract. Energy factor plays a crucial role in the development of long-term cooperation
between Russia and the European Union. Development models, technical norms and standards
in the energy sector on the turn of the century proceeded difficult, sometimes conflicted, but to
complete the formation of the energy dialogue.
Keywords: competition, national interests, partnership, energy market, energy
cooperation.
Место и роль энергетического фактора в развитии долгосрочного
сотрудничества России – ЕС определялось их растущей взаимозависимостью и интересом к достижению сближения в правовых и регулятивных вопросах, в области технических норм и стандартов в энергетическом секторе. Переход к модели сотрудничества, основанной на более тесной координации энергетических стратегий и мер регулирования,
ориентированной на совместные инвестиции и совместное разделение
рисков, требовал выработки четкой системы правовых норм и правил,
определяющих рамки поведения ведущих поставщиков и потребителей энергоносителей [Хавлик, 2002].
Процесс энергодиалога между Россией и ЕС начался по инициативе европейской стороны.
Идея энергетического диалога РФ – ЕС впервые возникла в 1986
г., когда премьер-министр Голландии Р. Любберс предложил включить
СССР в энергетический сектор Европы, что позднее нашло отражение в принятой в 1991 г. Европейской энергетической хартии. В 1997
г. Россия и ЕС подписали Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС), которое затем стало правовой основой для энергодиалога
между Россией и ЕС. 11 февраля 1999 г. С. Генералов, министр топлива и энергетики Российской Федерации, и К. Папуцис, представитель
Европейской комиссии, ответственный за энергетику, подписали Меморандум [Меморандум, 1999], в котором поддерживалась инициатива промышленного сотрудничества в энергетическом секторе, однако
стороны не брали на себя никаких конкретных обязательств.
Постоянную основу энергетический диалог РФ – ЕС получил
* Матвеев Илья Николаевич– эксперт, сфера внешнеэкономической деятельности (Москва, Россия).
Matveev Iliya Nikolaevich – the expert, the sphere of foreign economic activity (Moscow,
Russia).
76
Российско-европейское сотрудничество в сфере энергетики
лишь в 2000 г. на саммите ЕС – Россия в Париже, когда была одобрена
инициатива главы Европейской комиссии Р. Проди об увеличении поставок энергоносителей из России в 1,5 раза в обмен на инвестиции и
технологии. Главной целью энергетического диалога стало создание стабильного партнерства и обеспечение устойчивости поставок нефти и
газа. На данный момент энергетический диалог также включает в себя
сотрудничество в области объединения электросетей России и ЕС и
торговли ядерными материалами.
Среди других документов, формировавших основы энергетического диалога РФ – ЕС, следует отметить утверждённую распоряжением
Правительства РФ от 28 августа 2003 г. «Энергетическую стратегию на
период до 2020 г.», в которой подчеркивалась важность энергетических
рынков Европы для сбыта российской продукции, а также делался
прогноз относительно объёмов поставок в ЕС. Согласно данному прогнозу, «рынок стран Западной и Центральной Европы останется для
России крупнейшим в предстоящие 20–25 лет» [Распоряжение Правительства…, 2003].
В целом конъюнктура на энергетическом рынке складывалась в результате взаимодействия интересов различных игроков – как государственных (Еврокомиссия – основной партнер для России на переговорах, выражающий консолидированную позицию всех стран-членов),
так и негосударственных структур (энергетические компании и компании, производящие энергоёмкую продукцию). С российской стороны
диалог долгое время возглавлял министр промышленности и энергетики В. Христенко, со стороны ЕС – генеральный директор Европейской
комиссии по энергетике и транспорту Ф. Ламурье. Со стороны ЕС в
энергетическом диалоге с Россией также принимал участие А. Пиебалгс, уполномоченный по вопросам энергетики ЕС, и представитель
страны-председателя ЕС.
Несмотря на взаимозависимость и заинтересованной в кооперации, позиции России и ЕС в энергетическом сотрудничестве различны. Российская Федерация стремилась играть более значимую роль в
торговле нефтью и газом и наращивать своё присутствие в Европе, в
то время как ЕС был заинтересован в диверсификации своего импорта
энергии, снижении зависимости от России и развитии альтернативных
способов получения энергии [Михайлов, 2006].
Исторически сложилось так, что большая часть нефте- и газопроводов соединяет Россию с Европейским союзом, что ставит покупателя (ЕС) в более выгодное положение: у России нет альтернативных
рынков сбыта для таких больших объёмов энергоресурсов, в то время
как ЕС может импортировать газ и нефть из других стран в значительных объёмах. Тем не менее, ЕС может влиять на условия предложения
энергетических ресурсов лишь в ограниченном масштабе, в основном,
снижая спрос и развивая технологии энергосбережения.
Важнейшей задачей, с точки зрения ЕС, является недопущение ситуации, в которой Россия могла бы использовать свои энергетические
ресурсы как инструмент политического давления. Поэтому, если для
России важно удержать монополию в области транзита среднеазиатского газа через свою территорию, то для ЕС является важным данную
монополию ликвидировать.
77
У М 1 (37)’ 2014. Илья Матвеев
Серьёзно осложнили ситуацию «газовые войны» между Россией и
Украиной в январе 2006 г. До этого времени ЕС расценивал Россию как
надежного поставщика энергоресурсов. Такой же имидж пыталась создать и Россия. «Россия – надежный сотрудник, и она никогда, даже в
самые трудные периоды, не подводила своих партнёров в Европе», –
сказал В. Путин в октябре 2005 г [EU to…, 2006].
Российская государственная компания «Газпром» много лет поставляла природный газ в Украину по цене 50 долл. за 1000 м3. Но к началу 2006 г., когда срок последнего контракта между сторонами подходил к концу, Россия предложила Украине покупать газ по новой цене –
230 долл. за 1000 м3, что вызвало недовольство Киева. Вследствие этого
конфликта Россия прекратила поставки газа на территорию Украины
1 января 2006 г.
Только в январе 2006 г. России и Украине удалось достичь компромисса и заключить контракт на пять лет, согласно которому газ из
Туркменистана, Узбекистана и Казахстана будет транспортироваться
через территорию России в Украину по цене 95 долл. за 1000 м3.
Отношения между Россией и Европейским союзом можно охарактеризовать в терминах энергетической взаимозависимости, которая
выражалась в таких сферах, как торговля, транспортировка, потребление энергоносителей, а также сотрудничество в сфере инвестиций и
энергоэффективности.
Внешнеэкономические интересы России в сфере энергетического
сотрудничества с ЕС связаны с тем, что страны ЕС являлись традиционным рынком сбыта энергоресурсов, а также поставщиком энергетического оборудования и технологий. ЕС обладал значительными
финансовыми и технологическими возможностями, необходимыми
для модернизации российского ТЭКа. В политическом плане развитие
энергетического сотрудничества России и ЕС способствовало укреплению стабильности на евразийском континенте и развитию стратегического партнёрства между странами в других областях [Жизнин, 2010].
Необходимо отметить, что в исследуемые годы выстраивалась новая модель взаимоотношений России и ЕС в сфере энергетики, менялся тон политического дискурса. Россию уже не именовали «сырьевым
придатком», современные развитые страны мира приходили к пониманию, что данное понятие означает обоюдостороннюю зависимость.
Всё чаще в отечественных и западных публикациях можно встретить
словосочетание «энергетическая сверхдержава» применительно к России. По выражению Сергея Иванова, сильная экономика России – это
прагматичная экономика, которая должна основываться на богатстве
российских недр и обеспечивать энергетическую стабильность в мире
[Прозоров, 2007: 29].
Энергетические интересы ЕС в сотрудничестве с Россией сводятся
к обеспечению доступа ЕС к ресурсно-сырьевой базе России и надежной транспортировки энергоресурсов на внутренний энергетический
рынок ЕС. ЕС также планирует участвовать в развитии и освоении ресурсно-сырьевой базы России на основе соглашений о разделе продукции [Жизнин, 2010].
Россия являлась крупнейшим поставщиком нефти, газа, урана и
угля в ЕС, занимала 3-е место по объёмам поставок электроэнергии.
78
Российско-европейское сотрудничество в сфере энергетики
Доля энергоносителей в структуре импорта ЕС из России неуклонно
возрастала. В 2001 г. доля импорта ЕС из России составляла 59,1%,
в 2005 г. – 64,4%, в 2010 г. – 65%. В ЕС поставлялись из России 31%
общего объёма импорта газа, 27% общего объёма нефти и 24% общего
объёма импорта угля. 24% всего потребляемого газа в ЕС приходилось
на Россию. Для некоторых стран – членов ЕС Россия являлась единственным производителем и поставщиком природного газа [Эттингер
и др., 2010]. С учётом прогнозируемого сокращения добычи ресурсов
в ЕС, России предстоит играть ещё более важную роль в обеспечении
европейских энергетических потребностей.
Важной целью энергетического сотрудничества России и ЕС являлась реализация задач «дорожной карты» по созданию единого экономического пространства. Вместе с тем можно выделить целый спектр
проблем, препятствовавших формированию единой энергополитики
между странами ЕС и Россией.
В энергетических отношениях России и ЕС отсутствовали ясность
в определении общих энергетических интересов. Интересы отдельных
стран ЕС в сфере энергетической безопасности значительно расходились. В рамках энергодиалога между Москвой и Брюсселем. Такое положение дел вполне объяснимо. Энергетическая политика всегда рассматривалась странами как часть системы национальной безопасности, и большинство стран ЕС не желали отказываться от суверенитета
в этой области принятия решений.
Разнились позиции стран и в отношении энергодиалога с Россией. Франция и Германия, например, нацелены развивать долгосрочные энергетические контакты с Россией, Польша и Литва, напротив,
стремились уменьшить энергетическую зависимость от России путём
диверсификации политического дискурса. Имеются противоречия у
стран ЕС и по структуре энергополитики. Например, Финляндия заинтересована в развитии ядерной энергетики, в то время как Польша
боролась за сохранение угольного сектора экономики [Egenhofer, 2001:
40–41].
Не менее важным представляется проведение совместной политики России и ЕС в отношении обеспечения безопасности функционирования объектов электроэнергетической инфраструктуры.
Осуществление проекта объединения энергосистем потребовало
тщательной оценки современного состояния регулирования рынка
энергоресурсов в Российской Федерации и его совместимости с правилами и нормами ЕС. По данным Министерства энергетики РФ, в рамках энергодиалога России и ЕС действовал механизм консультаций
государственных институтов с бизнес-сообществом в форме тематических групп по важнейшим вопросам энергетической политики России
и Евросоюза. Осуществлялся обмен информацией по состоянию и развитию нормативно-правовой базы и энергетической политики, сближению энергетических политик и стратегий России и ЕС [Минэнерго,
2010].
Практика политизации и секьюритизации (от англ. security – безопасность) препятствовала формированию в перспективе единого
энергетического комплекса России и ЕС. Она подталкивала обе стороны к логике «игры с нулевой суммой», что углубляло противоречия
79
У М 1 (37)’ 2014. Илья Матвеев
не только в энергетике, но и, например, в отношениях на пространстве
бывшего СССР. Данная тенденция серьёзно подрывала доверие сторон
друг к другу. Политизация энергодиалога ЕС с Россией может также
свидетельствовать об углублении кризисных тенденций в развитии самого Евросоюза, росте неуверенности в собственных перспективах и
конкурентоспособности [Баранов, 2010].
Россия стремилась нейтрализовать многочисленные геополитические угрозы, порождённые реализацией национальных интересов
акторов мирового политического процесса, и обеспечить собственную
национальную безопасность. Данные процессы не могли не отражаться
на характере энергодиалога между странами. Например, неопределённость правового статуса Каспийского моря, непростая ситуация в Центральной Азии, политическая напряжённость вокруг Ирана и Ирака,
усиление азиатского вектора энергетической политики России (развитие взаимоотношений с Китаем и Японией), спорные с Норвегией
арктические участки Баренцева моря, вопросы черноморских проливов – всё это затрудняло реализацию ряда энергетических проектов,
оказывало сильнейшее влияние на энергетическую политику России
по отношению к ЕС.
Поэтапное расширение роли России как основного поставщика
энергоресурсов в европейские страны завершилось в 1994 г. подписанием Соглашения о партнёрстве и сотрудничестве, которое стало
правовой и институциональной основой энергетического диалога двух
сторон. Большое значение имела подготовка договора к Энергетической хартии. В 1997 г. вступил в силу Договор о партнерстве и сотрудничестве, РФ была принята в «группу восьми» на саммите в Денвере и
подписала Киотский Протокол. Новый импульс промышленному сотрудничеству в энергетическом секторе придал Меморандум РФ и ЕС
(1999 г.), в котором намечались перспективы взаимодействия в энергетической сфере [Эттингер, 2010].
Рубеж XX–XXI вв. характеризовался ростом напряженности между Россией и Евросоюзом в вопросах энергетики. Главной причиной
этого стала растущая асимметрия между интересами поставщика (государственной монополии) и потребителей, ориентированных на либерализацию европейских энергетических рынков. В отличие от РФ, в
Европейском Союзе никогда не было единой энергетической стратегии.
Страны-члены ЕС имели разные цели и разные подходы к энергетической, экономической и внешней политике. Еще одним фактором,
препятствовавшим выработке единого подхода, являлась разная степень обеспеченности энергоресурсами и, как следствие, разная степень
зависимости стран ЕС от российского импорта.
В целом, несмотря на имеющиеся проблемы, Россия и ЕС стремились к продолжению энергодиалога, созданию новых газотранспортных сетей. Энергетическое сотрудничество между двумя сторонами
являлось одной из основ развития стратегического партнерства не
только в экономической, но и в политической плоскости.
В политическом плане развитие энергетического сотрудничества
России и ЕС способствовало укреплению стабильности на евразийском континенте и развитию стратегического партнерства между странами в других областях.
80
Российско-европейское сотрудничество в сфере энергетики
ИСТОЧНИКИ
1.
Баранов Н.А. 2010. Геополитические проблемы европейского развития: учебное пособие. Тема 14. Россия и Европа: геополитический контекст. – М.
2. Жизнин С.З. 2010. Десять лет спустя. Перспективы энергетического сотрудничества Россия – ЕС // Независимая газета, 12 окт.
3. Меморандум о промышленном сотрудничестве в энергетическом секторе между Министерством топлива и энергетики РФ и Европейской комиссией. 1999.
– М., 11 февраля.
4. Михайлов С. 2006. Вектор энергосбережения сместился в регионы и к конкретным компаниям. Новости Минпромэнерго, 06 апреля.
5. Планирование деятельности Минэнерго России на 2010–2012 гг. 2010. – М.,
Минэнерго.
6. Прозоров В. 2007. Сравнительные жизнеописания преемников. Дмитрий Медведев и Сергей Иванов как политические близнецы // Политический класс, №
3(27).
7. Хавлик П. 2002. Отношения между Россией и Европейским Союзом в свете
расширения ЕС. Научные труды РЕЦЭП. – М.
8. Энергетическая стратегия России на период до 2020 г. утверждена распоряжением правительства РФ от 28 августа 2003 г. № 1234-р.
9. Эттингер и др. 2010. Энергетический диалог Россия – ЕС 2000–2010: возможности для нашего будущего партнёрства в области энергетики // Обобщающий
доклад по случаю десятилетия энергетического диалога Россия – ЕС. – Брюссель.
10. Egenhofer C. 2001. European Energy Policy. – Brussels: CEPS.
11. EU to meet on Rassian gas dispute. 2006. CNN 04.01.
81
УМ 1 (37)’ 2014. Николай ШИЛОВ*
Nikilay SHILOV
[email protected]
русь средневековая: укрепление государственной
власти и роль духовно-нравственного стержня
MEDIEVAL RUSSIA : THE CONSOLIDATION OF STATE AUTHORITY
AND ROLE OF SPIRITUALLY-MORAL CORE
Аннотация. В статье исследуются вопросы влияния духовно-нравственного
состояния русского общества на исторический выбор модели государственного
устройства и самоорганизации многонациональной Руси, России.
Ключевые слова: выбор, духовность, модель, национальный характер,
патриотизм, перспектива, саморазвитие, централизация.
Abstract. This article investigates the influence of issues of spiritual and moral state of
Russian society at the historic choice model of the state and self-organization of multinational
Russia, Russia.
Keywords: choice, spirituality, model, national character, patriotism, perspective, selfdevelopment, centralization.
На пути к единой Руси московская власть в XIV–XV вв. в лице Василия II, Ивана III сметала противников объединения, преодолевая все
родственные и юридические препоны. С появлением крупного единого
самостоятельного государства, которое стало называться Россией, изменилась политическая карта не только Северо-Восточной и СевероЗападной Руси, но и политическая карта мира [Сахаров, 2013: 214].
Образование Русского государства сопровождалось развитием
идеологии самодержавия. В это время сформировались многие особенности системы власти и механизмы её функционирования, которые и в
современной России ощутимо проявляют себя [Плотникова, 2009: 1].
Происходила замена одного типа самоорганизации общества другим в
пространстве стратегий. Начался столетний период непрерывной экспансии, «собирания русских земель» [Турчин, 2007: 259].
Становление молодого централизованного государства сопровождалось объединением различных новых механизмов в интеграционное целое, трансформацией институтов управления, преодолением сопротивления боярства.
В новых условиях появилось новое качество обширной территории – единый великорусский язык, складывалась единая русская народность. Россия становилась многонациональным государством.
В период создания единого Русского централизованного государства происходило изменение настроения русского народа. С высоты
XXI века очевидно, что это был период между борьбой с Ордой, предстоящей Куликовской битвой и новшествами в русской жизни, в том
числе государственной.
Отмечая возрождение и развитие русской культуры в этот период,
исследователи не могут обойти вопрос о росте патриотического настроения общества. Летописные своды обосновывали мысль о праве
* Шилов Николай Андреевич — аспирант, Московский гуманитарный университет (Москва, Россия).
Shilov Nikolay Andreyevich – post-graduate student, Moscow University for the Humanities
(Moscow, Russia).
82
Русь средневековая: укрепление государственной власти и роль духовно-нравственного стержня
Москвы на собирание всех земель, ранее бывших в составе единого
Древнерусского государства. Церковные жития, народные сказания
посвящены знаменательным событиям в жизни страны, проникнуты
высоким патриотическим духом.
Первым из европейцев проложил путь в Индию тверской купец Афанасий Никитин, описав путешествие в 1466–1472 гг. в своём
«Хождении за три моря». Устное народное творчество отражало народную трагедию в связи с ордынским нашествием и гордость за героев
этой борьбы. В эти годы появилась традиция участия великих князей,
потом царей и членов их семей лично приходить на выручку людям в
условиях стихийных бедствий.
Имея дело с огромным количеством исторических фактов, важно из этого массива выбрать то, что точнее характеризует изучаемый
объект, раскрывает закономерности, тенденции развития. Один из
подходов к постановке проблемы обосновали известные исследователи сложных систем Е.Н. Князева и С.П. Курдюмов обозначив её, как
человек, конструирующий себя и своё будущее» [Князева, Курдюмов,
2010]. По их мнению, он не является игрушкой в руках судьбы: у него
есть множество судеб. Хотя случайность всегда есть в самой основе его
бытия [Там же: 20–21].
Такой подход позволяет расширить проблему, поставив вопрос о
том, конструирует ли себя и своё будущее народ и каким образом на
многовековом пути развития? Если да, то происходит ли это спонтанно, интуитивно или осознанно? Если нет, то как выковываются качества, мораль, целеполагание, присущие именно этому народу или этим
народам? Историку предстоит исследовать эволюцию и структуру
сознания, социально-культурных матриц коллективного поведения и
мышления общества в процессе саморазвития и самообеспечения.
Состояние и понимание необходимости собраться в едином порыве
происходило не сразу и не всегда [Румянцева, 2009: 49]. На пути развития
русской государственности на протяжении веков формировалось стремление к устойчивости ситуации, приспособиться к жизненным условиям.
Как показывает изучение российского прошлого, в том числе XVI–
XV вв., многократный запас культурной устойчивости системы был заложен в основополагающих структурах, в дальнейшем определивших
жизнеустойчивость Российской цивилизации в целом. К таким структурам можно отнести влияние географического фактора на жизнь страны, её полиэтничность, региональные особенности, влияние духовнокультурных начал и другие специфические обстоятельства. Созданное
вековыми отношениями совместное сознание становилось основой
возникновения коллективной созидательной деятельности.
Великий учёный В.И. Вернадский считал движителем развития
материи «дление», «деление», «созидание» материи. Только в процессе
реального созидания рождается материальное и социально-культурное
вокруг человека и внутри человека [Вернадский, 1993: 156].
Капризная и в тоже время прекрасная природа, пространство с
огромными расстояниями, сложная сеть рек и озёр, разнообразный
растительный мир, объективная невозможность выжить в таких условиях в одиночку веками порождали цепочку: преодоление – подсознание – сознание (как совместное знание) – коллективная деятельность.
83
У М 1 (37)’ 2014. Николай Шилов
Неслучайно с появлением единого государства, освоением новых земель главной фигурой аграрной России становится лично свободный труженик с достаточным наделом и определёнными правами
на него. Это труженик был членом сельской общины и участвовал в
управлении миром.
Развитие старых и новых городов означало новый шаг к цивилизационному развитию страны. Появлялись новые ремесленные профессии, зарождались местные рынки. Торговля крепче «стягивала» Русь
воедино. Надиндивидуальные моральные правила формировались в
надиндивидуальный разум, который диктовал коллективное поведение людей внутри системы и в известном смысле поведение самой системы. Веками сложившаяся народная мораль дирижировала поведением миллионов [Вербицкий, Ларионова, 2012: 69].
Объединение русских земель вокруг Москвы всячески защищала
и поддерживала Русская православная церковь. Как бы по-разному не
относились к ней великие князья Иван III и Василий III, церковь на
протяжении столетий продолжала возвышать Русское централизованное государство. Именно в церковной среде в начале XVI в. сложилась
теория «Москва – Третий Рим».
Отмечая объединяющую роль православной церкви в решении
важных государственных и повседневных проблем, прав, на наш
взгляд, П.И. Смирнов, который считал, что «было бы преувеличением считать, что в народе во все времена вера была сильна, крепка, непоколебима. Религиозные расколы, смуты, шатания были и бывают
везде и всегда. Россия в этом смысле не представляет исключения…
Религиозность народа мало-помалу слабеет, а к концу императорской
России в нём развилось безразличие, равнодушие к религии» [Смирнов, 2011: 158].
Нормы социального поведения определяли поведение конкретных людей. Невыполнение этих норм осуждалось общественным
мнением. Ценилась не только правдивость, но подчеркнутая критика своих недостатков. Эта черта народной нравственности укреплялась в каждом за счёт обязательной исповеди перед причастием.
Со временем личное самоосуждение, как распространённая черта
национального характера, в общественном плане вылилось в критическое направление русской художественной и социальной литературы. Но, как только это направление оторвалось от глубинной
народной основы, оно превратилось в негативную силу, разрушающую общество.
Изучение развития модели государственной власти в средневековой Руси, выявление внутрисистемных связей выявляет взаимосвязь
материального и духовного в продвижении народов по пути совершенствования и улучшения качества своей жизни. Определяющими
в этом развитии явились такие цивилизационные параметры, как
культура, духовно-нравственная ментальность и стойкость народов и
общества.
ИСТОЧНИКИ
1.
2.
84
Вербицкий В.В., Ларионова О.Г. 2012. Личностный и компетентностный
подходы в образовании. Проблемы интеграции. – М.: Логос.
Вернадский В.М. 1993. Открытия и судьбы. – М.: Современник.
Русь средневековая: укрепление государственной власти и роль духовно-нравственного стержня
3.
4.
5.
6.
7.
Князева Е.Н., Курдюмов С.П. 2010. Основания синергетики: Человек,
конструирующий себя и своё будущее. Изд. 3-е. – М.: Ком Книга.
Плотникова О.А. 2009. Генезис и легитимизация института княжеской
власти в древнерусском обществе VI–XII вв. – Дис… доктора истор. наук.
Румянцева Н.Л. 2009. Человек развивающийся. Путь к единой культуре.
Системно-диалектический подход. – М.: ЛИБРОКОМ.
Сахаров А.Н., Боханов А.Н., Шестаков В.А. 2013. История России с
древнейших времён до наших дней: учебник; в 2 т. Т. 1. – М.: Проспект.
Смирнов П.И. 2011. Слово о России. – С.-Петербург, Мысль.
85
точка зрения
Игорь ЯКОВЛЕВ*
Igor YAKOVLEV
[email protected]
10.14570/issn.2073-2724/um-1-2014/10-yakovlev
СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ ДЛЯ ГУМАНИТАРИЕВ
SOCIAL JUSTICE FOR THE HUMANITIES
Аннотация. Статья посвящена поиску путей обеспечения социальной справедливости для представителей гуманитарных наук. Действенным средством в данном
случае является создание тезаурусных баз данных, формализующих понятийный
аппарат гуманитарных произведений. Этот подход даёт возможность осуществления
правовой охраны результатов гуманитарной научной деятельности. На этой основе
возможно создание гуманитарной технологической платформы.
Ключевые слова: гуманитарное произведение, тезаурусная база данных, правовая охрана, коммерциализация, технологическая платформа.
Abstract. The article is devoted to finding ways to ensure social justice for members
of the humanities. In this case effective means is to create a thesaurus database formalizing
the humanitarian works conceptual apparatus. This approach enables the implementation
of human science legal protection. Creation of humanitarian technology platform is possible on this basis.
Keywords: humanitarian work, thesaurus database, legal protection, commercialization, technology platform.
Что-то физики в почете.
Что-то лирики в загоне.
Дело не в сухом расчете,
Дело в мировом законе.
Значит, что-то не раскрыли
Мы, что следовало нам бы!
Борис Слуцкий. Физики и лирики
Социальная несправедливость – налицо
Как и все учёные-гуманитарии мы с Вами с точки зрения охраны
прав на наши интеллектуальные продукты практически беззащитны по сравнению с представителями естественных и технических
наук – «физиками». Если у них есть возможность опираться на
патентное право, то у нас есть только авторские и смежные права,
которые практически не позволяют надёжно охранять наши произведения путём официальной их регистрации в государственных
органах. Результаты нашего научного труда в лучшем случае приравниваются к произведениям литературы и искусства, что, вообще
* Яковлев Игорь Геннадьевич – автор более чем 50-ти официально зарегистрированных
тезаурусных баз данных, доктор социологических наук, профессор кафедры социологии Московского гуманитарного университета (МосГУ), «Управление мегаполисом» – научно-теоретический и аналитический журнал, «Контент-Пресс» – научно-издательская компания (Москва, Россия).
Yakovlev Igor Gennadievich – author of more than 50 officially registered thesaurus databases;
Doctor of Social Sciences; Professor of Sociology Department of the Moscow University for the
Humanities; «Megapolis Management» – scientific, theoretical, and analytical magazine; «ContentPress» – Scientific Publishing Company (Moscow,Russia).
86
Социальная справедливость для гуманитариев
говоря, ставит нас в один ряд с «лириками». Однако гуманитариям
это фактически ничего не даёт.
Средства массовой информации сообщили, что за соблюдением
авторских прав проследит Федеральная служба по авторским правам.
Ожидается, что соответствующий указ будет подписан к началу следующего года. Предполагается, что новая служба займется контролем
деятельности Российского авторского общества (РАО), Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) и Российского
союза правообладателей (РСП) 1.
Указанные организации в основном занимаются вопросами сбора
авторских гонораров за массовую трансляцию или публикацию произведений композиторов, исполнителей, художников, писателей и т.п.
Естественно, что какой-либо экономический эффект в данном случае
возможен лишь в случае достаточно больших тиражей. Это означает,
что для подавляющего большинства гуманитариев, публикуемые произведения которых, как правило, малотиражны, такой механизм защиты их авторских прав неэффективен. Это связано с тем, что для успешной защиты результатов интеллектуальной деятельности необходимо
располагать действенным механизмом их охраны.
Налицо явное проявление социальной несправедливости: при прочих равных условиях шансов на успешную охрану и тем более защиту
результатов своей интеллектуальной деятельности у гуманитариев существенной меньше, чем у их коллег, представляющих иные научные
или творческие направления2.
Есть ли инструменты охраны
гуманитарных произведений?
Маленькая лазейка для нас в отечественном законодательстве всётаки есть. Создана инновационная технология тезаурусной объективизации гуманитарных знаний, которая даёт возможность достаточно
хитроумным путём получать-таки на результаты интеллектуальной
деятельности гуманитариев свидетельства Роспатента (Федеральной
службы интеллектуальной собственности). Это, конечно, не патент,
но – документ органа исполнительной власти федерального уровня достаточной юридической силы. Он устанавливает права авторов
и правообладателей на гуманитарное научное произведение с определённым названием, фиксирует приоритет и дату государственной
регистрации, определяет регистрационный номер, т.е. свидетельство
Роспатента имеет все атрибуты правоустанавливающего документа.
Это как ордер на квартиру, который даёт возможность вводить жильё в
гражданский и экономический (хозяйственный) оборот. А ведь именно это нам и нужно.
Пока, не вдаваясь в излишние подробности, выделим главное:
каждый без исключения научный труд обладает понятийным аппаратом, который может быть выделен из научного произведения (публи____________________
1
Интернет ресурс: http://www.vesti.ru/doc.html?id=1141552&cid=7. Дата обращения:
15.10.2013 8:36:09.
2
Еще одним проявлением социальной несправедливости в отношении гуманитариев стало, то, что в соответствии с новыми правилами присвоение докторских степеней, представители гуманитарных наук должны опубликовать 15 научных статей в журналах, входящих в
перечень ВАК, а их коллеги из сферы естественных и технических наук – всего по 10.
87
Игорь Яковлев
кации, диссертации, научного отчёта и т.п.). Научный аппарат может
быть представлен в виде качественного нового продукта – тезауруса,
т.е. терминологической базы данных с системой семантических связей между её смысловыми элементами. Такая база данных заполняется
экспертными оценками, определяющими значение элементов тезауруса и характер семантических связей, должным образом оформляется и
регистрируется в Роспатенте. Экспертиза позволяет выявлять лакуны
в понятийном аппарате и создать расширенную новую теорию, включающую в себя предыдущую как составную часть. Всё это названо «Тезаурусной объективизацией», на которую уже получено свидетельство
Роспатента № 2013620360 от 04.03.2013 (копия свидетельства прилагается).
Главным моментом здесь является то, что практически все ранее
созданные произведения могут быть актуализированы и представлены в виде тезаурусных баз данных, после чего на них можно получить
государственный документ официального образца, что позволит получить на них исключительные или неисключительные права и ввести в
гражданский и экономический (хозяйственный) оборот. Иными словами, в отношении ранее выполненных научно-исследовательских работ, даже если их имущественные права на их результаты принадлежат
заказчику, может быть создан принципиально новый продукт, который
может быть коммерциализирован, т.е. продан.
Правовая основа охраны гуманитарных произведений
Поскольку тезаурусная база данных является охраняемым результатом интеллектуальной деятельности в соответствии с п. 1 ст. 1225 части 4 Гражданского кодекса (ГК) РФ, в её отношении может быть осуществлена государственная регистрация с получением свидетельства,
удостоверяющего исключительное право их обладателей на результаты интеллектуальной деятельности в соответствии со п. 3 ст. 1246 части 4 ГК РФ.
Отметим особо, что каждая тезаурусная база должна пройти внутреннее и внешнее рецензирование, поскольку в Роспатенте экспертовгуманитариев, как правило, найти не удаётся. Наверное, это естественно, поскольку специалисты патентного ведомства должны проверять
документы, подаваемые на депонирование, только на предмет правильности их оформления как баз данных. То, что база данных может быть
тезаурусом к ним не относится, а необходимость разбираться в понятийном аппарате неизвестного им научного направления – тем более.
Разработка тезаурусной базы данных по теме диссертационного
исследования даёт соискателю учёной степени в сфере гуманитарных
наук ряд важных преимуществ. Одно свидетельство Роспатента одновременно представляет собой: 1) официальный документ федерального органа исполнительной власти с гербовой печатью на сусальном
золоте, подтверждающий авторство и приоритет; 2) к опубликованным
работам3, отражающим основные научные результаты диссертации,
приравниваются ... программы для электронных вычислительных ма____________________
3
Некоторые диссертационные советы засчитывают свидетельство Роспатента на
тезаурусную базу данных по теме диссертации за две ВАКовские публикации (например,
диссертационный совет по социологии и философии Современной гуманитарной академии).
88
Социальная справедливость для гуманитариев
шин; базы данных..., зарегистрированные в установленном порядке4;
3) является документом об официальной апробации, поскольку регистрируемые результаты интеллектуальной деятельности проходят
государственную экспертизу; 4) представляет собой отражение факта
внедрения разработок соискателя ученой степени в интересах правообладателя официально зарегистрированных результатов интеллектуальной деятельности; 5) удостоверяет факт принадлежности к избранному кругу не только ученых, но и изобретателей-«физиков».
Соискателю ученой степени следует принимать во внимание, что
свидетельство Роспатента, кроме «объективных» достижений научных
результатов, оказывает влияние и на «субъективное» отношение при
оценке научных результатов и положений, выдвигаемых для публичной защиты.
Документы об официальной апробации и внедрению чаще всего
выдаются коммерческими или государственными организациями и
предприятиями.
В свою очередь, свидетельство Роспатента показывает, что научные
разработки соискателя в части структуры базы данных прошли государственную экспертизу Федеральной службы по интеллектуальной
собственности – Роспатента, которая находится в ведении Правительства Российской Федерации.
Коммерциализация результатов интеллектуальной
деятельности гуманитариев
Зарегистрированные базы данных могут быть ядром сложных объектов и единых технологий, которые в свою очередь также являются
товарными продуктами, которые могут быть коммерциализированы,
т.е. от их коммерческой реализации может быть получен доход. Это
означает, что находящиеся на вашем балансе «мертвые» результаты
интеллектуальной деятельности потенциально могут быть не только
реанимированы в иной ипостаси как оригинальный продукт, но и использованы для развития вашего научного направления и создания новых комплексных научных инструментов.
Это означает, что каждая из научно-исследовательских организаций может при нашей методической поддержке создавать на базе
прежних работ новые тезаурусные базы данных, сложные объекты и
единые технологии, которые могут продаваться на рынке научно-технической продукции.
Таким образом, создан легальный механизм коммерциализации
омертвленных продуктов подконтрактной гуманитарной научно-исследовательской деятельности без прямого использования обозначенных в контрактах результатов в виде научных отчётов, докладов, описаний методик и т.п.
Гуманитарная технологическая платформа
В естественнонаучной и технической сферах для реализации коммерческой составляющей деятельности учёных созданы и действуют
30 технологических платформ, ориентированные на коммерческое рас____________________
4
См.: ст. 13 Постановления Правительства РФ от 24 сентября 2013 г. № 842 «Положение
о порядке присуждения ученых степеней».
89
Игорь Яковлев
пространение результатов научных исследований. Это ещё одно проявление социального неравенства. В их состав входят учебные организации, действующие в близких научных направлениях. Технологические
платформы – эффективные коммуникационные механизмы, предназначенные для решения вопросов как коммерческих, так и трансферных (обмена технологиями).
На сегодняшний день в интересах представителей гуманитарных
наук не создано ни одной технологической платформы. Это, на наш
взгляд, связано с тем, что до недавнего времени не существовало эффективного механизма охраны и коммерциализации результатов научной деятельности в сфере гуманитарных наук. Теперь же, когда такой
механизм создан и апробирован для успешного развития социальногуманитарных наук нам – гуманитариям – нужно создать собственную
гуманитарную технологическую платформу. Этот инициативный
проект может ввести в оборот те наши научные работы, которые висят
на балансах наших организаций, за которые мы платим налоги, но не
получаем доходов с них [Яковлева 2012].
Мы мыслим этот проект как масштабное объединение гуманитарных научно-исследовательских и образовательных учреждений, которые готовы предпринять усилия по коммерциализации уже существующих продуктов и результатов текущих проектов. Такое объединение
предполагается осуществить путём заключения договоров и лицензионных соглашений между участниками гуманитарной технологической платформы и её инициаторами.
Пусковой механизм – инвентаризация
гуманитарных произведений
Чтобы понять научный потенциал формируемой платформы её
инициаторы предлагают провести инвентаризацию нематериальных
активов потенциальных участников. Такие работы, как правило, проводят оценщики, но они, являясь профессионалами в своей сфере, обычно не могут глубоко проникнуть в суть сложных результатов научных
исследований в гуманитарной сфере. Именно по этой причине нематериальные активы научно-исследовательских организаций в массе своей недооценены. В этой связи мы предлагаем осуществить не оценку, а
инвентаризацию результатов деятельности учёных-гуманитариев.
Наша методика инвентаризации нематериальных активов отвечает свойствам патентной чистоты и оформлена в виде единой
технологии «View-Content-Инвентаризация». Она представляет
собой выраженный в объективной форме результат научно-технической деятельности, осуществленной своими силами и за свой
счёт в 2007-2010 гг. Этот сложный объект (комплексный научнотехнический результат) характеризуется единством его составных
частей, которые объединены общим назначением и служат технологической основой практической деятельности в гражданской сфере,
направленной на анализ и синтез нормативно-правовых текстов.
Единая технология включает следующие официально зарегистрированные, незарегистрированные и опубликованные охраняемые
объекты исключительных прав, а также неохраноспособные результаты интеллектуальной деятельности:
90
Социальная справедливость для гуманитариев
Инвентаризация направлена на выявление потенциально коммерциализируемых результатов научно-исследовательской деятельности,
которые могут быть подвергнуты тезаурусной объективизации и правовой охране. Инвентаризация проводится в 3 этапа.
На первом этапе путём анкетирования проводится первичная самооценка деловой репутации (гудвилла) участника, а также выявляются
права на объекты исключительных прав, связанные с его научно-исследовательской деятельностью. Анкета первого этапа в виде простого
вордовского файла с защищенными полями прилагается.
На втором этапе осуществляется экспертиза выявленных объектов
на предмет возможности их тезаурусной объективизации и получения
соответствующих свидетельств.
На третьем этапе усилиями учёных-докторов наук создаются тезаурусы понятийного аппарата выявленных объектов, затем силами патентоведов и юристов готовятся лицензионные соглашения и заявки в
Роспатент, а также осуществляется их сопровождение вплоть до получения свидетельств.
Свидетельство станет вкладом участника в Гуманитарную технологическую платформу. Всё это позволит ему и впредь в рамках платформы получать официальные документы на производимую Вами гуманитарную научную продукцию.
Стоимость первого инвентаризационного этапа невелика – существенно ниже стоимости услуг оценщиков по экспертизе сходных
объектов. Кроме того, инвентаризация даёт не только понимание
того, какими интеллектуальными ресурсами обладает потенциальный
участник гуманитарной технологической платформы, но и доступ к
уникальным технологиям объективизации и правовой охраны результатов комплексных научных исследований, которые оценщики сделать
в принципе не способных. Существенное снижение цены достигнуто
за счёт привлечения инновационных информационно-аналитических
технологий.
Не панацея, но – действенное лекарство
Поиск выхода из порочного круга социальной несправедливости
приводит представителей гуманитарных наук – «лириков» к поиску
надёжных средств охраны и защиты результатов своей интеллектуальной деятельности. Поскольку действующее российское законодательство таких средств не представляет, гуманитариям приходится по
мере возможности пользоваться теми механизмами, которые имеются
в распоряжении у представителей естественных и технических наук.
Именно на стыке возможностей, которые есть у «физиков» и «лириков» появляются новые механизмы. Они не являются панацей от всех
бед гуманитариев, но предоставляют возможность не только получать
официальные документы Федеральной службы по интеллектуальной
собственности – Роспатенте, но и эффективно защищать свои произведения, в частности, в судебном порядке5.
Эта возможность обеспечивается путём организации логической
цепочки: 1) произведение, подлежащее охране и защите; 2) терминоло5
См. напр.: дела № А40-67383/12 и № А40-96340/13 на сайте Арбитражного суда города
Москвы.
91
Игорь Яковлев
гический глоссарий; 3) тезаурус понятийного аппарата произведения;
4) логико-семантическая модель в виде совокупности семантических
шкал для оценки значения понятий; 5) математическая модель, связывающая понятия с помощью регрессионных уравнений; 6) компьютерная модель в виде базы данных с оценками понятий и программы для
ЭВМ для осуществления соответствующих вычислений, на которые
можно получить свидетельства Роспатента. Таким путём мы осуществляем переход от «лирики» к «физике» и получаем правоустанавливающие документы на гуманитарную интеллектуальную собственность.
Предлагаемый проект является верной защитой от плагиата – покушений на нематериальные активы гуманитариев. Используемые в
настоящее время антиплагиатные информационные технологии позволяют осуществлять выявление фактов заимствований отрывков из
чужих произведений на основе контекстного поиска. На наш взгляд,
это – упрощенный подход, который достаточно легко можно обойти с
помощью, например, контекстной замены. Тезаурусные базы данных
дают возможность выявлять научные парадигму, направление, школу
и, наконец, конкретного автора по тому понятийному аппарату, который он использует.
Таким образом, предлагаемый подход не является панацей от всех
бед гуманитариев. Однако он позволяет эффективно осуществлять
тезаурусную объективизацию, правовую охрану, в случае необходимости – защиту, а также коммерциализацию результатов интеллектуальной деятельности в сфере гуманитарных наук. Именно так, на наш
взгляд, может быть начато движение в сторону обеспечения социальной справедливости для гуманитариев.
Источники
1.
2.
92
Интернет ресурс: http://www.vesti.ru/doc.html?id=1141552&cid=7. Дата обращения: 15.10.2013 8:36:09.
Яковлева Е. Б. 2012. Технологическое развитие региона на основе гуманитарной
технологической платформы // Управление мегаполисом. № 4, 2012. С. 10-18.
КОНЦЕНТРИРОВАННОЕ
ВЫРАЖЕНИЕ
Василий ЕГОРОВ, Марк АФАНАСЬЕВ*
Vasiliy EGOROV, Mark AFANASYEV
тенденции и перспективы развития
московской промышленности
THE DEVELOPMENT OF INDUSTRY OF MOSCOW:
TRENDS AND PROSPECTS
Аннотация. Статья посвящена анализу тенденций развития промышленности
в Москве и теоретическим обоснованиям путей экономического и инновационного
развития мегаполиса на основе создания кластеров с использованием имеющегося
потенциала промышленных компаний, исследовательских центров, индивидуальных
предпринимателей, органов государственного управления, общественных
организаций, ВУЗов и т.д.
Ключевые слова: Промышленное производство, показатели роста, занятость
населения, точки роста, производительность труда, производственные сегменты,
инновационный и производственный кластер.
Abstract.The article presents an analysis of the current trends in the development
of industry in Moscow. Also studied are theoretical justifications and innovative ways of
economic development of a megacity on the basis of creation of clusters using the existing
potential of industrial companies, research centres, entrepreneurs, governments, NGOs,
universities, etc.
Keywords: industrial production, growth indicators, employment, growth points, labour
productivity, production segments, innovation production cluster.
Сокращение уровня промышленного производства и численности занятых связано с изменением
за постсоветские годы промышленной специализации Москвы. В
значительной степени утеряны позиции Москвы как центра легкой
и машиностроительной продукции,
заметно сократилось производство
строительных материалов. Так производство тканей за период с 1990
по 2009 год сократилось примерно
в 75 раз, трикотажных изделий в 30
раз, обуви в 8 раз. Резко сократилось или прекратилось вовсе производство многих видов машиностроительной продукции, в частности
станков, электродвигателей, подшипников.
Reduction in the level of industrial production and also in the
number of the employed is connected with the changes of Moscow industrial specialization in
the post-Soviet years. Moscow has
dramatically lost its position as
a center of light and engineering
industries. Production of building materials has noticeably decreased. Thus the production of
various fabrics from 1990 to 2009
decreased by approximately 75
times, knitwear by 30 times, footwear by 8 times. Machine-building, (production of machine-tools,
electric motors, and bearings in
particular) dramatically reduced
or stopped altogether.
* Егоров Василий Викторович – доктор социологических наук, профессор (Москва, Россия).
Афанасьев Марк Борисович – кандидат философских наук, доцент (Москва, Россия).
Egorov Vasiliy Viktorovich – Doctor of Sociology, professor (Moscow, Russia).
Afanasyev Mark Borisovich – Candidate of Philosophy, associate professor (Moscow, Russia).
93
Василий Егоров, Марк Афанасьев
В 2013 году объем промышленного производства в Москве отстает от плановых показателей, а рост
составил всего 0,9%, таким образом,
нельзя говорить о преодолении
кризиса в обрабатывающей промышленности Москвы. Следует
обратить внимание на то, что производство строительных материалов для строительного комплекса
Москвы постепенно перемещается
в другие регионы. В то же время,
Москва не утратила свои позиции
как центр пищевой, фармацевтической и отдельных видов химической промышленности, а так же
полиграфии. Спад промышленного производства серьезно затронул
рынок труда и занятости населения
столицы. За последние 10 лет число
занятых в обрабатывающих отраслях промышленности по крупным
и средним предприятиям сократилось с 375 тыс. чел. до 287,5 тыс. чел.
Оценивая структуру занятости
населения Москвы можно утверждать, что крупные и средние промышленные предприятия не играют существенной роли в обеспечении занятости населения. Средняя
зарплата в обрабатывающей промышленности Москвы более чем на
20% отстает от средних показателей
по Москве, при этом остается неизменным высокий уровень зарплат в
нефтепереработке, превышающий
средние значение по Москве в 2,5
раза. Представленный выше анализ
показывает, что обрабатывающая
промышленность Москвы в целом
переживает кризис, связанный не
только с общероссийским, но и с
потерей конкурентоспособности в
сравнении с другими регионами.
Отметим, что процессы сокращения
рабочих мест в промышленности и
уменьшения ее доли в валовой добавленной стоимости, создаваемой
на территории города за последние
3-4 десятилетия пережили многие
94
In 2013 the industrial output in
Moscow lagged behind the planned
rates, the growth was only 0.9%. All
this proves the fact that one cannot
say that Moscow has overcome the
crisis in its manufacturing industries. Particular attention should
be paid to the fact that the production of building materials for the
building complex of Moscow has
gradually moved to other regions.
Nevertheless Moscow has not lost
its position as the center of the
food, pharmaceutical and chemical industries, as well as printing
industry. The decline in industrial
production has seriously affected
the labor market and the employment rate in the capital. In the past
10 years the number of people employed in manufacturing industries
in large and medium-sized enterprises has fallen from 375 thousand
people to 287.5 thousand people.
Evaluation of the structure of
the employment rate in Moscow
makes it possible to maintain that
large and medium industrial enterprises do not play a significant role
in providing employment for the
population of the capital. In Moscow average wages in manufacturing industry are more than 20%
lower than the average wages in
other industries. At the same time
the traditionally high level of wages
in oil processing exceeds the average wages in Moscow by 2.5 times.
The above given analysis shows
that as a whole manufacturing industry in Moscow is going through
a crisis, related not only to the AllRussian cycle, but also to the loss
of competitiveness in comparison
with other regions. It should be
mentioned that over the past 3-4
decades many mega cities, particularly New York and Detroit, have
faced with job cuts in manufacturing industry and with a decrease of
Тенденции и перспективы развития московской промышленности
крупнейшие города мира, в частности Нью-Йорк, Детройт. Роль московской промышленности в обеспечении занятости населения невелика, в особенности по крупным
и средним предприятиям.
Наибольший вклад в формирование налоговых доходов города
из отраслей обрабатывающей промышленности вносит производство
пищевых продуктов (около 20%
поступлений всего, 13% поступлений по налогу на прибыль). Производство нефтепродуктов дает 14%
налоговых поступлений по обрабатывающей промышленности, на издательскую и полиграфическую деятельность приходится 8% налогов,
производство электро- и оптического оборудования генерирует 8,5%
налоговых поступлений, производство машин и оборудования – 6,2%.
Вклад отдельных секторов обрабатывающей промышленности в формирование поступлений по налогу
на прибыль суммарно меньше, чем
по налогам в целом. В 2010 г. рост
промышленного производства наблюдался более чем по половине видов экономической деятельности1.
Рентабельность проданных товаров
(работ, услуг) не превышает 11% по
обрабатывающим производствам, в
то время как наибольшая рентабельность наблюдается у предприятий,
производящих кокс и нефтепродукты. Необходимо фокусироваться на
создании новых рабочих мест в отраслях с высоким уровнем производительности, так как в будущем он
будет оставаться по-прежнему высоким. Сегодня в секторах с высоким потенциалом производительности сосредоточена лишь небольшая
часть занятых, многие из которых
нуждаются в повышении эффективности. Однако по сравнению с другими мегаполисами доля высокопроизводительных секторов в Москве довольно большая и потенциал
её роста ограничен.
their share in value added activity.
Moscow industry does not play a
significant role in providing employment for its population, particularly in case of large and mediumsized enterprises.
Of all manufacturing industries
food industry makes the greatest
contribution to the tax revenues
of the city (about 20% of all revenues, 13% of profit tax revenues.
As far as manufacturing industry is concerned, production of
petrochemicals gives 14% of tax
revenues, publishing and printing industries account for 8% tax
revenues, manufacturing of electrical and optical equipment gives
8.5% of tax revenues, production
of machinery and equipment –
6.2%. On the whole contribution
of individual manufacturing industries in the formation of profit
tax revenue is less than that to
taxes revenue in general. In 2010,
industrial production growth was
observed in more than half of the
economic activities1. Profitability
of sold goods (work, services) in
manufacturing industries did not
exceed 11%, while coke producing
plants and petroleum refineries
show the highest profitability rate.
It is necessary to focus on creating
new jobs in industries with high
levels of performance, because in
the future it will still remain high.
Nowadays only a small number of
employees is engaged in sectors
with high potential productivity.
Yet many of them need to improve
their efficiency. However, compared with other mega cities, the
number of high-performance sectors in Moscow is quite significant
and their growth potential is limited.
1
База данных Государственного Комитета
Статистики [Электронный ресурс]: http://
www.gks.ru
1
Data base of the State Committee on Statistics [electronic resource]: http://www.gks.
ru
95
Василий Егоров, Марк Афанасьев
Подводя итог сравнительному
анализу отраслей реального сектора экономики Москвы можно
заключить, что перспективными
для города являются:
• Издательская деятельность
и полиграфия;
• Производство фармацевтической продукции;
• Производство медицинской
техники;
• Производство летательных
аппаратов;
• Производство химических
веществ.
Даже в секторах с низкой производительностью в мегаполисах, как
правило, развиваются маржинальные, высокопроизводительные сегменты, но в Москве эти тенденции
пока незаметны. Для примера сравним Москву с Нью-Йорком, Сингапуром, Лондоном и Парижем в которых получили развитие следующие
сегменты2: 1) индустрия моды; 2)
производство мебели; 3) производство металлических конструкций
Доля занятых в производстве
одежды в Москве в 2-4 раза меньше, чем в Нью-Йорке, Сингапуре,
Лондоне или Париже. Движущая
сила развития сектора – большое
количество клиентов с высокими
доходами – жителей мегаполиса. Доля занятых в производстве
мебели в Москве в 2-3 раза меньше, чем в Нью-Йорке, Сингапуре,
Лондоне или Париже. Например,
в Лондоне доля производства мебели в занятости составляет 12%,
а в его пригородах – всего 6%.
Факторами развития сектора в городе являются большой внутренний рынок и высокая транспортная доступность. Доля занятых в
производстве металлоконструкций в Москве в 2,5 – 3 раза меньше, чем в Нью-Йорке, Сингапуре,
Summarizing the comparative
analysis of the real sector of the
economy of Moscow one can come to
the conclusion that most promising
industries for the city are:
• Publishing and printing;
• Production of pharmaceutical
products;
• Production of medical equipment;
• Manufacture of aircraft;
• Manufacture of chemicals.
In metropolitan areas even low
productivity sectors tend to develop marginal, high-performance
segments. Yet in Moscow these
trends are hardly noticeable. For
example, one can compare Moscow with New York, Singapore,
London and Paris where the following segments have developed:
1) fashion industry, 2) production
of furniture and 3) production of
metal constructions2.
In Moscow the number of people employed in clothing industry
is 2-4 times less than that in New
York, Singapore, London or Paris.
A large number of customers with
high income (i.e. the inhabitants of
the metropolis) forms the driving
force for development of this sector.
In Moscow the number of people
employed in furniture production
is 2-3 times less than that in New
York, Singapore, London or Paris.
For example, in London the number of people involved in furniture
production is 12% and only 6% in
its suburbs. Large domestic market
and high transport accessibility are
the factors for its development in
the city. In Moscow the number of
people employed in steel industry is
2.5 – 3 times less than that in New
2
The Global Competitiveness Report 20102011 © 2010 World Economic Forum
2
The Global Competitiveness Report 20102011 © 2010 World Economic Forum
96
Тенденции и перспективы развития московской промышленности
Лондоне или Париже. Во всех без
исключения крупных метрополиях США доля занятых в этом секторе больше, чем в Москве. Движущими силами развития сектора
являются большой рынок сбыта и
сравнительная лёгкость организации регулярной доставки.
В интересах изменения сложившейся ситуации авторы предлагают активизировать инновационно-кластерную
политику
Москвы на базе опыта динамично
развивающихся стран, где взвешенная государственная политика поддержки предпринимательства направлена на достижение
социально-экономического роста,
постепенно происходит процесс
активного взаимодействия малых,
средних и крупных предприятий.
Причем в различных странах с
рыночной экономикой обнаружена
общая закономерность, проявившаяся в наиболее успешном развитии
сообществ малых и средних предприятий, сгруппировавшихся вокруг лидирующих крупных фирм на
основе производственно-технологических, научно-технических и коммерческих связей в пределах географически ограниченных территорий.
Повышенный экономический и инновационный потенциал кластеров
объясняется передачей по технологическим цепочкам товаров с высокой потребительской ценностью,
а также иных конкурентных преимуществ по отношению к предприятиям-смежникам, что заставляет
поднять качество поставляемых им
полуфабрикатов и этим повысить
конкурентоспособность. Обостренная конкуренция фирм кластера на
внутреннем рынке и за рубежом выливается в совместную экспансию.
Фирмы кластера благодаря тесному
взаимодействию становятся носителями одной и той же коммерческой
идеи, обеспечивающей преимуще-
York, Singapore, London or Paris. In
all major U.S. mega cities the number of people employed in this sector
is bigger than it is in Moscow. Large
market and relative ease of organizing regular delivery are the driving
forces for the development of the
sector.
To change the current situation, the authors suggest that innovation cluster policy of Moscow
should be activated taking into
account the experience of dynamically developing countries, where
balanced state policy of rendering support to entrepreneurship
aims to achieve socio-economic
growth, which gradually leads to
the process of more active interaction of small, medium and large
enterprises.
A general regularity is found
in different countries with market-oriented economies. This
regularity shows itself in the most
successful development of association of small and medium-sized
enterprises, grouped around large
leading companies on the basis
of production, technological, scientific, technical and commercial
links within a geographically limited area. Increased economic and
innovative cluster potential can
be explained by the transfer of
technological chains of high value
consumer goods, as well as goods
with other competitive advantages to allied companies, thus forcing them to raise the quality of
their semi-finished products and
also increase their competitiveness. Keen competition of companies of the cluster on the domestic
market and abroad brings about
their joint expansion. Through
close cooperation companies of
the cluster become carriers of the
same business idea, which provides a privileged position on the
97
Василий Егоров, Марк Афанасьев
ственное положение на внутренних
и внешних рынках. Это, например,
повышение использования знаний
или создание новых сетей сотрудничества внутри кластеров с целью повышения конкурентоспособности и
освоения новых рыночных ниш.
Применение кластерного подхода предоставляет необходимые инструменты и методологию, позволяющие достигнуть расширенного
развития малого и среднего инновационного предпринимательства.
Поскольку в России предпосылки
для формирования естественных
кластеров отсутствуют, государство
пытается взять на себя эту функцию, включая её в региональную
политику.
Практика показывает, что государство вполне может быть конструктивным в сфере создания новых отраслей.
Опыт показывает, что такие отрасли
не столько появляются сами по себе,
сколько являются плодом насаждения, воспитания, реализации масштабных инвестиционных проектов.
Государство, исполняя роль посредника, путем формирования площадок
для взаимодействия, выступая в некоторых случаях гарантом исполнения
обязательств, принимая на себя часть
рисков, участвуя непосредственно
в проектах, формулируя и уточняя
правила игры и прочее, позволяет организациям кластера (как коммерческим, так и некоммерческим) интенсифицировать взаимодействия друг
с другом и более полно использовать
потенциал положительных эффектов.
По мнению авторов, инновационно-производственный кластер, являясь наиболее эффективной формой
достижения высокого уровня конкурентоспособности, представляет
собой неформальное объединение
усилий различных организаций
(промышленных компаний, исследовательских центров, индивидуальных предпринимателей, орга98
domestic and foreign markets. For
example, it can be an increase in
the use of knowledge or creation
of new networks of cooperation
within clusters with the aim to
improve competitiveness and development of new market niches.
Cluster approach provides the
necessary tools and methodologies aimed to achieve extended
growth of small and mediumsized innovative businesses.
Since there are no preconditions
for the formation of natural clusters in Russia, the state is trying
to undertake this function and
to make it part of its regional
policy.
Practice shows that the state
can be constructive in the creation of new industries. Experience shows that such industries
do not appear on their own. Such
industries should be introduced.
They should be the fruit of education and implementation of
major investment projects. Acting as an intermediary, the state
forms platforms for interaction,
undertakes, in some cases, performance guarantees and incurs
some of the risk by participating directly in the projects, formulating and updating the rules
etc. Thus the state allows organizations of the cluster (both
commercial and non-profit) to
intensify interaction with each
other and make better use of the
potential positive effects.
According to the authors, being the most effective way of
achieving a high level of competitiveness, innovation production
cluster represents an informal
association of efforts of various
organizations (industrial companies, research centers, entrepreneurs, government agencies, universities and non-governmental
Тенденции и перспективы развития московской промышленности
нов государственного управления,
общественных организаций ВУЗов
и т.д.). Такие кластеры позволяют
использовать преимущества самых
эффективных способов координации экономической системы (внутрифирменная иерархия, рыночные
механизмы, партнерское взаимодействие, аутсорсинг и др.), что дает возможность быстро и эффективно осуществлять трансферт новых знаний,
научных открытий и изобретения,
преобразуя их в инновации, востребованные рынком. Объединение в
инновационно-производственный
кластер, на основе вертикальной интеграции, формирует не спонтанную
концентрацию разнообразных технологических изобретений, а строго
ориентированную систему распространения новых знаний, технологий и инноваций. При этом формирование сети устойчивых связей
между всеми участниками кластера
является важнейшим условием эффективной трансформации изобретений в инновации, а инноваций в
конкурентные преимущества.
Кластеры инновационной деятельности создают новый продукт
или услугу усилиями нескольких
фирм или исследовательских институтов, что позволяет ускорить их
распространение по сети деловых
взаимосвязей. На сегодняшний день
в Москве существует определенный
опыт формирования кластеров и
это позволяет говорить о больших
перспективах промышленного производства в нашей столице.
organizations, etc.). Such clusters allow one to take advantage
of the most effective ways of coordinating the economic system
(intra-hierarchy, market mechanisms, cooperative partnership,
outsourcing, etc.), which makes
it possible to quickly and efficiently transfer new knowledge,
scientific discoveries and inventions, transforming them into
marketable innovations. Combination of innovation and production into the cluster on the
basis of vertical integration does
not form a spontaneous concentration of various technological inventions but a precisely
aligned system of proliferation
of new knowledge, technologies
and innovations. At the same
time formation of a network of
stable relations and links among
all the cluster members is essential for efficient transformation
of inventions into innovations
and the latter into competitive
advantages.
By efforts of several companies
or research institutions innovation activity clusters create new
products or services and their distribution can be accelerated via
the network of business links. At
present there is certain experience
of cluster formation in Moscow
and it allows us to speak about the
great prospects of industrial production in the capital.
ИСТОЧНИКИ
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
База данных деловой и аналитической информации «Фактива» [Электронный
ресурс]: http:// www. factiva.ru.
База данных Государственного Комитета Статистики [Электронный ресурс]:
http://www.gks.ru.
Official site of UN data [Электронный ресурс]: http://data.un.org.
Официальный сайт Министерства экономического развития [Электронный ресурс]: http://economy.gov.ru.
База данных «Кластеры в России», Бауман Инновейшн и Институт по стратегии и конкурентоспособности Гарвардской школы бизнеса.
International Monetary Fund. World Economic Outlook. — 2011.
The Global Competitiveness Report 2010-2011 © 2010 World Economic Forum.
99
заочная научно-практическая
конференция. СЕКЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ
УМ 1 (37)’ 2014. Игорь ГЕЛЕТА*
Igor GELETA
[email protected]
занятость населения и рынок труда:
проблемы анализа и оценки
EMPLOYMENT AND LABOR MARKET: THE ANALYSIS AND EVALUATION PROBLEM
Аннотация. В статье рассмотрены проблемы анализа и оценки занятости
населения и рынка труда. Проанализированы тенденции, выявлены факторы
и проблемы занятости населения и рынка труда. Рассмотрены показатели,
сформулированы предложения по совершенствованию анализа и оценки занятости
населения и рынка труда.
Ключевые слова: занятость населения, рынок труда, безработица, анализ и
оценка, региональная экономика.
Abstract. This article describes the problems of analysis and evaluation of employment
and the labor market. Analyzed trends, factors and problems of employment and the labor
market. Considered indicators formulated proposals to improve the analysis and evaluation
of employment and the labor market.
Keywords: employment, labor market, unemployment, analysis and evaluation,
regional economy.
Степень развития рынка труда оказывает непосредственное
влияние на процессы, происходящие в обществе. Рынок труда
как неотъемлемый элемент рыночной системы хозяйствования
выполняет важнейшие функции
в системе воспроизводства рабочей силы, распределения ее
между отраслями и секторами
экономики, регулирует объемы
спроса и предложения, придает
действенный импульс профессиональной и территориальной
мобильности. Рынок труда, на
наш взгляд, это система правовых, соци­ально-экономических и
трудовых отношений, возникающих между работодателями и наемными работниками с участием
государственных и общественных
организаций, на основе спроса
и предложения, по поводу оплаты и условий труда, социальных
гарантий, соци­альной защиты и
поддержки и т.п. Необходимо отметить, что отношения на рынке
труда не ограничиваются только
актом купли-продажи, они затрагивают все, что связано с системой
социального партнерства и защиты, образования, профессиональной подготовки и переподготовки
кадров, с управлением занятостью
на предприятиях, на федеральном
и региональном уровнях.
В соответствии с Законом
Российской Федерации «О занятости населения в Российской
Федерации» занятость – это деятельность граждан, связанная
с удов­летворением личных и
общественных потребностей, не
противоре­чащая действующему
* Гелета Игорь Викторович – кандидат экономических наук, доцент, Кубанский государственный университет (Краснодар, Россия).
Geleta Igor Viktorovich – Candidate of Economic Sciences, Associate Professor, the Kuban
State University (Krasnodar, Russia).
100
Занятость населения и рынок труда: проблемы анализа и оценки
законодательству и приносящая,
как прави­ло, заработок (трудовой
доход) [Закон, с.3]. Многие авторы в большей или меньшей степени соглашаясь с данным определением отмечают, что оно отражает правовое и лишь отчасти социально-экономическое содержание
термина [например: Волгин, Одегов (ред.) 2011, с. 151; Меликьян,
Колосова (ред.) 1996, с. 79 и др.].
Также необходимо отметить, что
представленное определение занятости во многом совпадает с
наиболее распространенной трактовкой категории труд, которое
представлено в отечественной
научной и учебной литературе.
Однако это два разных понятия,
хотя и взаимосвязанных. В этой
связи А.Э. Котляр отмечает, что
занятость в отличие от труда, не
деятельность, а общественные отношения между людьми, прежде
всего экономические и правовые
по поводу включения работника
в конкретную кооперацию труда
на определенном рабочем месте.
До тех пор, пока работник продолжает оставаться в той или
иной подсистеме хозяйственного
комплекса, эти отношения не прерываются. Так, чтобы считать человека занятым, ему достаточно
иметь связь с каким-то рабочим
местом – быть членом какого-то
производственного коллектива,
работать в порядке индивидуальной трудовой деятельности, частного предпринимательства и т.д.
Статус занятого совершенно не
зависит от того, трудится человек
в данный момент или же отдыхает
[Котляр 1996: 9].
Структура занятости может
рассматриваться в разрезе территорий, отраслей, видов экономической деятельности, профессий,
квалификационных уровней, возраста, образования и др. Существенным аспектом формирова-
ния в России рынка труда является то, что социально-экономические преобразования принципиально изменили общую картину
занятости. Большие изменения
произошли в численности и отраслевой структуре занятого населения. Причем на протяжении
ряда лет (с 1992 по 2005 г.) имело
место, как увеличение, так и снижение данной категории граждан.
Самый низкий уровень занятости
населения приходится на середину 1990-х гг. вплоть до 1999 г. – то
время, когда социально-экономическая ситуация была наиболее
сложная. В последующие годы мы
можем наблюдать планомерную
тенденцию к увеличению. Изменение в численности и структуре
занятости в 1990-е гг. было связано, прежде всего, с падением объемов производства, со структурными изменениями, с приватизацией
и изменением форм собственности предприятий, что вынуждало
администрацию сокращать занятость и не всегда обеспечивать необходимые стимулы к развитию
производства. Занятость стабильно увеличивалась с 63,8 млн. чел.
в 1998 г. до более 68 млн. чел. к
2008 г. То есть численность занятых (без учета неформального сектора) пока существенно меньше,
чем в 1992 г. (к 2008 г. в отраслях
экономики было занято примерно
на 4 млн. чел. меньше, чем в 1992
г.). Наибольшее сокращение произошло в производственной сфере, в том числе в промышленности
– на 7,2 млн. чел., в сельском хозяйстве – на 3,3 млн. чел., в строительстве – на 2,8 млн. чел., а также
в науке и научном об­служивании
– на 1,1 млн. чел. Среди отраслей
промышленности больше всего
сократилась численность занятых в машиностроении (около
3 млн. чел.), легкой промышленности (примерно на 1 млн. чел.)
101
У М 1 (37)’ 2014. Игорь Гелета
[Экономическая активность 2008:
60]. Здесь необходимо отметить
определенные методические проблемы исследования отраслевой
структуры занятости, связанные с
тем, что с 2002 г. Росстат поэтапно переходил с классификации
отраслей по Общероссийскому
классификатору отраслей народного хозяйства (ОКОНХ) к классификации по Общероссийскому
классификатору видов экономической деятельности (ОКВЭД).
Мировой финансово-экономический кризис негативно отразился
на состоянии занятости населения, прежде всего в промышленности, строительстве, финансовом секторе и сфере услуг. Работники именно этих сфер составили
основной контингент уволенных,
переведенных на неполное рабочее время, пострадали от снижения заработной платы и др. Среднегодовая численность занятых
в 2012 г. составила почти 68 млн.
человек [Росстат 2013: 103].
Наиболее острой проблемой
для российского рынка труда
остается неэффективная занятость, которая в основном связана
с отсутствием у предприятий необходимых финансовых ресурсов
для реконструкции и технической
модернизации производства. Накопление неэффективной занятости снижает мобильность рабочей
силы, ведет к падению производительности труда и уровня квалификации работников. То есть
проблема кадрового потенциала
и ограниченность возможностей
инвестирования в современные
технологии обусловливают низкий уровень производительности
труда, выступающей определяющим фактором экономического
развития.
Необходимо выделить и другие
количественные и качественные
изменения в сфере занятости, ко102
торые характеризуются перераспределением работающих по формам собственности, превышением численности выбывающих из
предприятий и организаций над
численностью принятых, высокой
текучестью кадров. Высокий оборот рабочей силы препятствует
приобретению работниками трудового опыта, снижает заинтересованность работодателей повышать качество персонала, что в
целом негативно сказывается на
накоплении и развитии человеческого капитала [Токсанбаева 2013:
11]. Помимо этого наблюдается
расширение вторичной занятости и занятости в неформальном
секторе. Хотя неформальный сектор дает гражданам возможность
иметь дополнительный заработок, смягчая тем самым социальное напряжение в обществе, он
оказывает отрицательное воздействие на собираемость налогов и
другие социально-экономические
показатели. Все это, да и в целом
ситуация на рынке труда, объективно диктует необходимость
усиления государственной политики (включающей меры по регулированию занятости, в том числе
в региональном разрезе).
В содержание процедуры анализа и оценки рынка труда входят:
– анализ рынка труда в динамике, т.е. выделение тенденций и направлений изменений процессов;
– анализ рынка труда в статистическом аспекте, т.е. установление основных структурных соотношений и пропорций;
– составление аналитических
таблиц, включающих показателииндикаторы рынка труда;
– исследование факторов, влияющих на состояние рынка труда;
– оценка состояния рынка труда, т.е. подготовка необходимых
выводов для проведения процедуры прогноза и обоснования ре-
Занятость населения и рынок труда: проблемы анализа и оценки
шений по регулированию рынка
труда.
Оценка процессов на рынке
труда производится исходя из результатов анализа и складывающихся тенденций. Прогноз является основой для выработки мероприятий по регулированию рынка
труда и определения объемов необходимых ресурсов. Для выработки конкретных рекомендаций
и мероприятий необходимо использовать статистическую отчетность, которая концентрируется
в службе государственной статистики и отраслевом министерстве.
Это, прежде всего данные годовой
и текущей отчетности по труду,
а также сведения о численности,
заработной плате и движении работников, материалы выборочных
обследований населения по проблемам занятости, данные мониторинга социально-трудовой сферы. Анализ и оценка рынка труда
может включать в себя различные
направления: экономическая активность населения, численность
занятых в экономике, затраты на
рабочую силу, заработная плата
работников, условия труда, безработица, трудоустройство населения, движение работников организаций, использование рабочего
времени, внешняя трудовая миграция и др.
Выборочные обследования по
проблемам занятости населе­ния
наряду с отчетностью предприятий и организаций играют большое значение. Целью проведения
таких обследова­ний является получение информации о численности и составе экономически
активного населения, занятых и
безработных, уровне экономической активности и безработицы и
их динамике. Выборочные обследования по проблемам занятости
проводятся в России с 1992 г. С
1999 г. обследование осуществля-
лось с квар­тальной периодичностью по состоянию на последнюю
неделю второго месяца квартала
и проводится во всех регионах
Россий­ской Федерации на основе
выборочного метода наблюдения
с последующим распространением итогов на всю численность на­
селения обследуемого возраста.
Обследование населения по проблемам занятости ориентиро­вано
на анализ состава и структуры занятых в экономике по раз­личным
признакам: пол; возраст; городское и сельское население; уровень образования; семейное положение; место основной работы;
статус в занятости; вид трудового договора; отрасли экономики;
форма собственности предприятия, на котором заняты работ­
ники; основная и дополнительная
работа; вид деятельности.
Важным источником информации являются данные службы занятости населения. Численность
и состав незанятого населения,
состоящего на учете в органах государственной службы занятости,
может анализироваться по следующим направлениям:
– численность незанятых трудовой деятельностью граждан, в
том числе признанных безработными;
– численность и состав высвобожденных граждан;
– численность безработных, которым назначено пособие по безработице;
– заявленная потребность в работниках и нагрузка незанятого
населения на одну вакансию;
– численность и состав безработных по полу, возрасту, социальному статусу и уровню образования, по продолжительности
безработицы и причинам незанятости;
– численность и структура
безработных,
трудоустроенных
103
У М 1 (37)’ 2014. Игорь Гелета
службой занятости (в том числе
молодежь, женщины, инвалиды,
лица, проживающие в сельской
местности);
– региональное распределение
численности безработных;
– численность граждан получивших услуги по профессиональной ориентации, прошедших
профессиональное обучение, участвовавших в общественных работах, оформленных на досрочную
пенсию и др.
Очевидно, что служба занятости учитывает только ту часть населения, которая пользуется услугами службы занятости или имеет
право на пособие по безработице.
В то же время данные об учете безработных в органах службы занятости, в отличие от данных выборочного обследования населения,
позволяют учесть всю величину
потока, т.е. всех безработных за
определенный период независимо
от того, нашли они за это время
работу, перестали ее искать или
продолжали заниматься поиском
к концу периода. Вместе с тем недостаточно отметить разницу в
методиках расчета – это обусловило бы лишь расхождение данных при их одинаковой динамике. Существующие расхождения
уровня и динамики регистрируемой и общей безработицы можно
объяснить не только изменениями в методике расчета, но и возможными изменениями условий
регистрации граждан в качестве
безработных, а также размерами и
гарантиями выплаты пособия по
безработице, другими социальноэкономическими возможностями.
В целом оба источника данных о
безработице не являются альтернативами, а скорее дополняют
друг друга.
Для современной России характерны достаточно большие
различия в развитии региональ104
ных рынков труда. Оценка регионального рынка труда может осуществляться по следующим показателям: уровень экономической
активности населения, уровень
занятости населения; уровень
общей безработицы; уровень регистрируемой безработицы; доля
безработных, ищущих работу двенадцать и более месяцев, в общей
численности безработных; доля
работающих неполное рабочее
время и находящихся в административных отпусках по инициативе администрации; коэффициент напряженности на рынке труда, исчисленный как отношение
общей численности безработных
к количеству вакансий. С использованием метода ранжирования
территорий по значениям каждого их этих показателей можно рассчитать для каждой территории
общий показатель и сопоставить
его с общим показателем по России.
Все перечисленные направления анализа и характеристики социально-трудовой сферы позволяют количественно и качественно оценить ситуацию на рынке
труда, разработать конкретные
мероприятия по управлению занятостью населения и регулированию рынка труда.
ИСТОЧНИКИ
1. Волгин Н.А., Одегов Ю.Г. (ред.) 2002.
Экономика труда: (социально-трудовые отношения). М., 736 с.
2. Закон Российской Федерации «О
занятости населения в Российской
Федерации» от 30 декабря 2012 №
328-ФЗ // Российская газета. 2013 г.
№ 5979.
3. Котляр А.Э. 1996. Теоретические проблемы занятости остаются актуальными // Человек и труд. № 5. С. 8-11.
4. Меликьян Г.Г., Колосова Р.П. (ред.)
1996. Экономика труда и социальнотрудовые отношения. М., 623 с.
5. Росстат. 2013. Россия в цифрах. Краткий статистический сборник. М.
6. Токсанбаева М. 2013. Структура российской занятости: проблемы, оценки
// Человек и труд. № 1. С. 10-14.
7. Экономическая активность населения России (по результатам выборочных обследований). 2008. М.
У М 1 (37)’ 2014. Венера САДЫКОВА*
Venera SADYKOVA
[email protected]
ПРИЧИНЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ КАЗАХСТАНСКОЙ
ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЫ
Kazakhstan pension system reform Reasons
Аннотация. Как известно, накопительная пенсионная система Казахстана
начинает свое функционирование с начала 1998 года. На протяжении многих лет
вкладчики отчисляли 10% от заработной платы в накопительные пенсионные фонды
(НПФ). Были созданы новые для того времени институты инфраструктуры: сами
НПФ, компании по управлению пенсионными активами (КУПА), банки – кастодианы.
Предполагалось, что новая пенсионная система должна будет способствовать росту
инвестиционного дохода НПФ, а значит в итоге и благосостоянию вкладчиков при
их выходе на пенсию.
Ключевые слова: пенсионная система, накопительные пенсионные фонды,
пенсионная реформа, пенсионные активы, инвестиционная стратегия НПФ,
финансовые инструменты пенсионных фондов.
Abstract. As is known, the accumulative pension system of Kazakhstan starts its
operation since the beginning of 1998. For many years, investors deducted 10 % of salary to
pension funds (NPF). Created new institutions for the time infrastructure themselves NPF,
company pension and asset management (PAMC), banks – custodians. It was assumed that
the new pension system will have to contribute to the growth of investment income ratio, and
thus eventually the welfare of depositors in their retirement.
Keywords: pension system, pension funds, pension reform, pension assets, the
investment strategy employed, financial instruments pension funds.
Известно, что главной целью
негосударственных НПФ является сбережение и приумножение
пенсионных взносов своих вкладчиков, чтобы обеспечить им достойную старость. Достижение
этой цели требует эффективной
инвестиционной политики пенсионных фондов, рационального
государственного регулирования
нормативов инвестирования, а
также наличия доходных финансовых инструментов как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Таким образом, основной акцент в накопительной пенсионной
системе делался непосредственно
на эффективное управление пенсионными активами фондов.
Принципиальное
совершенствование механизма инвестирования средств НПФ должно учи-
тывать особенности средств пенсионных фондов, то есть «длинные» деньги, поскольку существует длительный разрыв во времени
между поступлениями средств
в пенсионный фонд и непосредственным получением пенсий
из него. Поэтому основная масса
вкладчиков заинтересована больше не в получении текущей высокой доходности, а в сохранности
своих пенсионных накоплений и
устойчивого инвестиционного дохода в течение всего периода до
выхода на пенсию.
Первоначально НПФ демонстрировали существенный рост
как пенсионных активов, накоплений, так и доходов. Однако,
со временем стало ясно, что несмотря на абсолютный прирост
доходов, снижаются темпы при-
*Садыкова Венера Сайыновна - докторантура PhD, Казахский Экономический Университет имени Турара Рыскулова (г. Алматы, Казахстан).
Sadykova Venera Saiynovna – doctorate PhD, Kazakh Economic University named after Ryskulov (Almaty, Kazakhstan).
105
У М 1 (37)’ 2014. Венера Садыкова
роста и доходы сначала еле-еле, а
потом и вовсе перестали покрывать инфляцию. Следовательно,
реальные доходы НПФ, а значит
и вкладчиков стали отрицательными. Что привело к такой ситуации? Рассмотрим основные причины, которые способствовали
модернизации функционировавшей накопительной системы.
Отчисляя свои средства в накопительный пенсионный фонд,
вкладчик по законодательству
РК получал информацию только
о размере пенсионных накоплений. Структура инвестиционного портфеля накопительных
пенсионных фондов до недавнего
времени считалась коммерческой
тайной, то есть информация о
том, как фонд управляет деньгами, куда вкладывает и каким образом приумножает накопления
была закрытой. Кроме того, пенсионным фондам законодательно позволялось вести различную
учетную политику, что привело
к использованию большинством
НПФ портфеля «до погашения»,
где ценные бумаги учитываются по покупной стоимости, и, как
правило, не переоценивались. В
результате НПФ не отражали реальные убытки по ценным бумагам, а значит и возникала неверная
информация о реальной текущей
рыночной стоимости пенсионных
активов.
Накопительная пенсионная система Казахстана была выстроена
так, что обязывала вкладчиков нести самостоятельную ответственность за уровень своего дохода
после выхода на пенсию, так как
источником пенсионных выплат
становились
сформированные
ими на индивидуальных пенсионных счетах накопления. Отсутствие необходимой и достаточной информации о деятельности
106
и структуре портфелей НПФ не
позволяло вкладчикам оценивать
качество принимаемых фондом
решений, анализировать деятельность НПФ [Есиркепов 2012].
Непрозрачность деятельности
накопительных пенсионных фондов создавала большую проблему в отслеживании собственных
средств вкладчиков. Сдвиги в направлении открытости информации произошли после мирового
финансового кризиса. Причем
инициатива была проявлена не со
стороны уполномоченного органа государственного регулирования финансового рынка, а самими НПФ. Так, в 2009 году НПФ
«ҰларҮміт» первым начал публиковать обширные данные по своему
инвестиционному портфелю для
широкого круга лиц. Впоследствии другие НПФ также стали
открыто информировать вкладчиков о своей деятельности, что явилось прямым следствием наличия
открытой конкуренции на пенсионном рынке.
Значимым моментом в обеспечении прозрачности деятельности НПФ явилось и принятие
изменений и дополнений в Закон
РК «О пенсионном обеспечении
в Республике Казахстан» (2012
г.), утвержденное постановлением
правления НБ РК «Правил публикации накопительными пенсионными фондами сведений о структуре инвестиционного портфеля накопительного пенсионного
фонда за счет пенсионных активов
в средствах массовой информации» [Постановление Правления
2012]. В результате НПФ стали
публиковать в средствах массовой
информации сведения о структуре каждого вида инвестиционного портфеля, сформированного за
счет пенсионных активов, на государственном и русском языках с
Причины реформирования казахстанской пенсионной системы
указанием наименования и количества финансовых инструментов,
а также процентного соотношения
размера инвестиций в данные финансовые инструменты к общей
сумме пенсионных активов НПФ
по установленной форме.
Таким образом, базовым принципом функционирования накопительной пенсионной системы является прозрачность, которая
длительное время отсутствовала
в Казахстане вообще. В Чили, по
опыту которой реформировалась
пенсионная система РК, с самого
начала функционирования накопительной пенсионной системы
на законодательном уровне были
прописаны необходимые и достаточные механизмы прозрачности
деятельности участников системы.
Как известно, пенсионные отчисления, отчуждаются от их непосредственных собственников,
т.е. вкладчиков и поступают на
их пенсионные счета в НПФ, то
есть вкладчики непосредственно самостоятельно не управляют
своими средствами. До получения
их в виде пенсии они находятся
в распоряжении НПФ, которые
используют их в виде инвестиционных средств. Такое отчуждение
вызывает необходимость соучастия в определении инвестиционной политики, дав возможность
будущим пенсионерам самим участвовать в определении и выборе
наиболее эффективных инструментов с целью получения максимально возможных инвестиционных доходов.
Кроме того, пенсионные деньги
в отличие от других видов денег
населения, в частности, заработной платы, депозитов в банках
и т.д., имеют ряд существенных
особенностей. Прежде всего, пенсионные деньги являются «длин-
ными», то есть накапливаемыми
в НПФ в течение всей трудовой
деятельности населения страны
путем ежемесячных отчислений
их от заработной платы. Поэтому
НПФ выступал стратегическим
инвестором, обладающим достаточно долгим инвестиционным
горизонтом. НПФ должны были
не только накапливать пенсионные отчисления работников, но
и, эффективно используя их, обеспечить их приумножение. К сожалению, в Казахстане так
и не появились такие финансовые
инструменты, которые были бы
способны решить эти задачи: обеспечить достаточную доходность
при длительности вложений.
Очевидно, что инвестирование в
отдельные проекты развития реального сектора экономики было
бы выгодным направлением размещения средств НПФ. Однако,
уполномоченный орган государственного регулирования финансового рынка так и не предоставил
пенсионным фондам такой возможности.
В результате недостатка финансовых
инструментов,
все
НПФ в последние годы перед модернизацией пенсионной системы
пересмотрели свою инвестиционную политику в сторону более
консервативных, что отразилось
на коэффициенте номинальной
доходности. Также имело место
создание провизий в инвестиционных портфелях по инструментам тех компаний РК, которые
по-прежнему не отвечали по своим обязательствам. Для решения
этого вопроса крайне важным является формирование и развитие
фондового рынка с дополнительными инструментами, представленными разными отраслями экономики, о чем регулярно велись
дискуссии и проводились обсуж107
У М 1 (37)’ 2014. Венера Садыкова
дения данного вопроса.
В этих условиях для страны
стал актуален вопрос, в состоянии
ли Казахстан обеспечить развитие фондового рынка, когда так
сильно довлела инвестиционная
стратегия НПФ в сторону консерватизма. Правительство предпринимало меры по расширению
возможностей для пенсионных
фондов по инвестированию в индексируемые
государственные
ценные бумаги, в инфраструктурные облигации, то есть по инвестированию на внутреннем рынке.
Но с учетом размеров пенсионных
активов следовало признать, что
без активного инвестирования в
неказахстанские финансовые инструменты будет постоянно возникать дефицит внутренних инструментов. И одной из главных
задач фондового рынка должно
было стать обеспечение обращения внутренних финансовых инструментов. При этом активными
участниками должны были стать
и все другие институциональные
инвесторы.
В результате, долгосрочный инвестиционный потенциал НПФ
не реализовывался в полной мере,
иными словами долгосрочные ресурсы НПФ преобразовывались
в краткосрочные активы (почти
70% активов НПФ размещались
на срок менее 1 года).
В итоге правительство Казахстана пришло к выводу, что совершенствование пенсионного рынка
не может ограничиваться внесением отдельных поправок в существующее законодательство, как
бы они не были важны. Необходимо было принятие стратегических
решений, направленных на кардинальное улучшение системы пенсионного обеспечения.
Результатом действий Правительства Казахстана на воз108
никшие проблемы пенсионного
рынка стало модернизация пенсионной системы. В республике
Казахстан был создан Единый
национальный пенсионный фонд
(ЕНПФ) на базе государственного накопительного пенсионного
фонда (ГНПФ). Собственником
ЕНПФ стало правительство Казахстана. Все пенсионные накопления граждан постепенно консолидируются в ЕНПФ.
Предполагалось, что создание
ЕНПФ не изменит принципы накопительной пенсионной системы, поскольку в ЕНПФ будет сохранена система индивидуальных
накопительных пенсионных счетов, по всем видам обязательных
пенсионных взносов будет сохранена гарантия государства по их
сохранности, перевод пенсионных
накоплений граждан будет осуществлен в полном объеме. При
этом храниться пенсионные накопления будут в Национальном
Банке, который является банкомкастодианом.
Управление пенсионными активами ЕНПФ будет осуществляться Национальным Банком
в соответствии с инвестиционной
стратегией, утвержденной Советом по управлению пенсионными
активами ЕНПФ. Персональный
состав Совета будет утвержден
Президентом РК. Инвестирование пенсионных активов ЕНПФ
будет осуществляться на принципах диверсификации, обеспечения сохранности и умеренного
уровня доходности [Единый национальный пенсионный фонд
2013].
Таким образом, для обеспечения надежности и финансовой
устойчивости пенсионной системы, государство с одной стороны
сохранило за собой гарантию сохранности пенсионных накопле-
Причины реформирования казахстанской пенсионной системы
ний граждан, а с другой стороны
будет принимать меры по повышению инвестиционной доходности пенсионных активов.
ЕНПФ является единственной
организацией, осуществляющей
привлечение обязательных пенсионных взносов, и, по выбору самих
граждан, может аккумулировать
добровольные и добровольные
профессиональные пенсионные
взносы. Функциями фонда являются также учет индивидуальных
пенсионных счетов вкладчиков и
осуществление пенсионных выплат за счет пенсионных накоплений.
По поводу создания ЕНПФ существовало много дискуссий. В
большей степени участники пенсионного рынка
отрицательно
отнеслись к такому реформированию, приводя различного рода
доводы, свидетельствующие о неэффективности данных преобразований.
В целом, мнения сводились к
тому, что слияние всех пенсионных фондов в один Единый национальный пенсионный фонд
является шагом назад для Казахстана. Это лишит людей права выбора самого эффективного фонда
и очень негативно повлияет на
развитие рынка ценных бумаг в
Казахстане, тем самым отразится на инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности страны.
По мнению большинства участников пенсионного рынка, в результате проводимой пенсионной
«реформы» положение на рынке
ценных бумаг в стране ухудшится,
так как эти реформы негативно
повлияют на все ключевые факторы развития этого рынка.
До модернизации пенсионной
системы в Казахстане функционировало 11 накопительных пен-
сионных фондов, которые в совокупности управляли большой
суммой денег (почти 21 млрд. долларов США) будущих пенсионеров страны [АО «Визор Капитал»
2013].
До недавнего времени основной деятельностью этих фондов
были инвестиции в ценные бумаги (которыми могли быть государственные ценные бумаги,
облигации местных компаний,
акции местных компаний и в
меньшей степени - иностранные
ценные бумаги). Частные накопительные пенсионные фонды
являлись самой активной группой инвесторов на рынке ценных
бумаг Казахстана. Они обеспечивали и активность, и конкуренцию на рынке. Объединение всех
частных накопительных пенсионных фондов в один Единый накопительный пенсионный фонд
практически уничтожило конкуренцию, а также в дальнейшем
сильно повлияет на ликвидность
рынка ценных бумаг в Казахстане. Ликвидность и конкуренция
на рынке обеспечивает справедливую оценку финансовых инструментов. Монопольная позиция ЕНПФ вызовет большие
сомнения относительно справедливой оценки ценных бумаг,
которые будут размещаться на
первичном рынке. Также монопольная позиция ЕНПФ создаст
ситуацию, в которой потенциальные эмитенты ценных бумаг
будут сильно зависеть от единственного инвестора на рынке,
что приведет к неэффективности
первичного размещения ценных
бумаг. В этих условиях потенциальные эмитенты, скорее всего,
предпочтут получить финансирование в банках второго уровня,
чем через рынок ценных бумаг. В
результате казахстанские компа109
У М 1 (37)’ 2014. Венера Садыкова
нии потеряют доступ к более дешевому фондированию и не смогут инвестировать в новые проекты так, как планировалось, что,
без сомнения, является ущербом
для экономики Казахстана.
В частности, негативные последствия отразились на финансовом рынке практически сразу:
после обьявления об обьединении
ведущий отечественный производитель медикаментов, планировавший увеличение производства,
потерял возможность привлечь
10 млрд тенге на рынке ценных
бумаг, так как пенсионные фонды
(которые уже согласились финансировать этот проект) получили
запрет на инвестиции в ценные
бумаги, кроме государственных
и квазигосударственных ценных
бумаг [Реформа 2013].
Как было сказано выше, модернизация пенсионной системы в
результате скорее всего негативно
повлияет на развитие фондового
рынка в Казахстане. При переводе
средств в ЕНПФ будет потеряна
большая часть активов, что наблюдается уже сегодня. Также большое количество других профессиональных участников рынка ценных бумаг (т.е. около 30 активных
брокерских компаний и компаний
по управлению активами) будут
скорее всего закрыты. Остальные
участники рынка значительно сократят штат своих сотрудников,
что мы также наблюдаем сегодня.
Фондовые рынки требуют очень
специфических знаний и опыта, а в результате данной реформы Казахстан рискует потерять
человеческий капитал, который
обретался годами. В целом, эта
модернизация приведет к потере
репутации и человеческих ресурсов и, следовательно, помешает
Казахстану развить успешный и
надежный рынок капитала.
110
Вместе с тем, Министерство
труда и социальной защиты изучило состояние учета в НПФ,
проведя совместно с ними инвентаризацию индивидуальных
пенсионных счетов вкладчиков.
В результате в НПФ было выявлено наличие 783 тысяч индивидуальных пенсионных счетов
(ИПС), подлежащих закрытию в
связи со смертью вкладчиков, выездом, достижением пенсионного
возраста, либо установлением
инвалидности первой и второй
групп бессрочно и в связи с отсутствием накоплений на счетах.
Установлено большое количество
счетов, на которые пенсионные
отчисления не поступали более
десяти лет подряд [Создание
ЕНПФ 2013].
В таких условиях создание
ЕНПФ конечно же позволит обеспечить ведение мониторинга
и осуществление надлежащего
контроля за состоянием счетов
вкладчиков. Кроме того, функционирование одного пенсионного
фонда обеспечит контроль за поступлением обязательных пенсионных взносов и распределением
инвестиционного дохода на счета
вкладчиков, а также сократит административные расходы, что положительно скажется на пенсионной системе в целом.
Таким образом, мнения в отношении создания Единого пенсионного фонда существенно расходились. Однако, ЕНПФ все же
был создан и уже с самого начала
Казахстан вновь столкнулся со
множеством проблем: в первую
очередь с вопросом перечисления
средств вкладчиков, с наличием
большого количества «безымянных» счетов и т.п. Так или иначе,
результаты такой модернизации
будут видны спустя некоторое
время.
Причины реформирования казахстанской пенсионной системы
ИСТОЧНИКИ
1. Есиркепов Ж. 2012. О прозрачности
накопительных пенсионных фондов
Республики Казахстан // Деловая неделя от 21.12.2012.
2. Постановление Правления Национального Банка Республики Казахстан от 13 февраля 2012 года № 28 Об
утверждении Правил публикации накопительными пенсионными фондами
сведений о структуре инвестиционного портфеля накопительного пенсионного фонда за счет пенсионных активов в средствах массовой информации
3. На очереди – пенсионный и фондовый рынки // Казахстанская правда от
28.01.2011 г.
4. Единый национальный пенсионный
фонд будет создан до 1 июля 2013 года.
2013 URL:http://yk-news.kz/novost/
edinyi-natsionalnyi-pensionnyi-fondbudet-sozdan-do-1-iyulya-2013-goda
(дата обращения 20.12.2013)
5. Вопросы пенсионного обеспечения –
дело государственной важности //
Комсомольская правда от 10 декабря
2013 г.
6. АО «Визор Капитал»: ЕНПФ –
шаг назад для Казахстана. 2013
URL:http://forbes.kz/finances/
markets/ao_vizor_kapital_enpf_shag_
nazad_dlya_kazahstana (дата обращения 20.12.2013)
7. Реформа пенсионных фондов и развитие рынка капитала. 2013 URL:http://
www.zonakz.net/articles/63286?actio
n=author&id=3342 (дата обращения
20.12.2013)
8. Создание ЕНПФ позволит повысить
эффективность
пенсионной системы Минтруда. 2013
U R L : h t t p : / / w w w. n e w s k a z . r u /
economy/20130128/4685756.html
(дата обращения 20.12.2013)
111
У М 1 (37)’ 2014. Анастасия ВЛАСОВА-ЯГОДИНА*
Anastasia VLASOVA-YAGODINA
[email protected]
ЭВОЛЮЦИЯ НОРМ ЭТНОСОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШНИЙ
движется ли россия к единой гражданской
нации?
EVOLUTION OF ETHNOSOCIAL RELATIONS’ STANDARDS:
is RUSSIA MOVING TO A unified civic nation?
Аннотация. В статье поставлена проблема формирования в РФ единой
гражданской нации, включающей в себя индивидов независимо от их этнического
происхождения и объединенной общностью культуры и социальных и юридических
норм. Оценка состояния гражданской нации производится посредством анализа
этнической дифференциации. Автор предлагает оригинальную методику измерения
этнической дифференциации, с помощью которой производит анализ данных
переписей населения и делает выводы о состоянии этнической дифференциации и
гражданской нации в РФ и наблюдающихся в этой области тенденциях.
Ключевые слова: нормы, этносоциальные отношения, этнос, дифференциация.
Abstract. In this article author considers the problem of forming the common civil nation
in Russia that includes individuals regardless of ethnicity and unites people through common
culture and social and juridical norms. The state of civil nation is indicated by analysis of
ethnical differentiation. Author provides an original measure of ethnical differentiation.
Research involves population census data. Some conclusions about ethnical differentiation
and civil nation are made.
Keywords: norms, ethno-social relations, ethnicity, differentiation. management
efficiency.
Строго говоря, сегодня понятие
«гражданской нации» не является самостоятельным, так как его
смысл во всем мире определяется,
прежде всего, в противопоставлении нации этнической. Эта вторая
может быть кратко охарактеризована как наследуемая идентичность, единственная в своем роде,
поскольку любая другая социальная идентичность произвольно изменяема, и даже кастовое положение можно устранить, например,
переехав из Индии в Австрию.
Наследуемые социальные границы являются легко выбираемым
основанием для внутригрупповых
предпочтений и дискриминационного поведения по отношению
к внешним группам, которое, скорее всего, встроено в глубинные
структуры человеческого поведения [Tajfel et al. 1971; Tajfel et al.
1972]. Гражданская нация, напротив, предполагает добровольную
принадлежность к территориально-государственной, культурной,
и, главное, нормо-правовой общности. Подчинение же единым
законам в большинстве современных государств предполагает
равенство, независимое от расы,
национальности, религии и т.п. То
есть, формирование гражданской
нации снижает интенсивность тех
самых внутригрупповых предпочтений и дискриминационного
поведения, возможной основой
для которых служит нация этническая. При этом не происходит
ни отмены этнической идентичности, ни ее замены территориаль-
* Власова-Ягодина Анастасия Александровна – руководитель аналитического отдела,
НИИ Социологической экспертизы (Москва, Россия).
Vlasova-Jagodina Anastasia Alexandrovna – head of analytical department, Research
Institute of Sociological Review (Moscow, Russia).
112
Эволюция норм этносоциальных отношний
но-государственной. То есть, границы между национальностями
сохраняются, но теряют свою значимость, как в формальном, так и
в обычном праве, и, главное, в выборе норм поведения в отношении
другого человека. Хотя совершенная утрата этой значимости проблематична, она должна неуклонно снижаться по мере движения
общества в направлении единой
гражданской нации.
Введенное краткое определение ситуации позволяет поставить
измерительную задачу. Движение
России в направлении единой
гражданской нации (или в противоположном направлении) можно
проследить, определив интенсивность ослабления либо, напротив,
усиления этнических границ. Разумеется, это не единственный возможный индикатор (например,
сильнейшее социальное расслоение также служит препятствием
для формирования гражданской
нации, и его ослабление тоже может служить для целей мониторинга), но один из самых показательных.
Однако, каким образом могут
быть измерены процессы этнической дифференциации? Наиболее
очевидный путь – определение
уровня межнациональной напряженности, социальной дистанции,
направленности межэтнических
отношений. Например, во всероссийских исследованиях ВЦИОМ
регулярно задается вопрос «Как
на Ваш взгляд, за последний год
изменились
межнациональные
отношения в России?» При ответе на него вариант «Они стали
напряженнее, нетерпимее» выбирали в 2008 году 24%, в 2010 –
32%, в 2011 – 39%, и, наконец, в
2013 – уже целых 49% респондентов [База данных 2013]. В первом
приближении это свидетельству-
ет об отрицательном результате,
и, вероятно, даже с пессимистическим прогнозом. Но, с точки
зрения движения к гражданской
нации, данные ВЦИОМ и других
социологических центров, фиксирующих ухудшение межнациональных отношений, могут быть
истолкованы двояким образом.
С одной стороны, межнациональная напряженность сама по
себе способствует углублению этнических границ, и потому ее повышение может быть признаком
распада гражданской нации, как
это было в случае с СССР. Но, с
другой стороны, формирование
гражданской нации невозможно
без развития территориальной
мобильности, которое, в свою
очередь, ведет к учащению контактов непривыкших друг к другу
носителей разных культур, следовательно – увеличению числа
мелких конфликтов между представителями разных этносов. Подобно тому, как интенсивная миграция из села в город приводит
к повышению социальной напряженности, но в большинстве случаев все же ведет к урбанизации,
так и повышение частоты межэтнических контактов может приводить к временному увеличению
конфликтности, с последующей
взаимной адаптацией и выработкой совместного пространства социальной жизни.
Таким образом, стандартные
социологические
индикаторы
межнациональных отношений не
позволяют надежно решить поставленную задачу, поскольку могут свидетельствовать о наличии
прямо противоположных явлений, которые приводят к формированию внешне сходного эмоционально-оценочного фона [Батыков 2008]. Очевидно, требуется
более объективный инструмент
113
У М 1 (37)’ 2014. Анастасия Власова-ягодина
измерения, позволяющий проводить мониторинг движения к единой гражданской нации на основе
регистрации скорее реального поведения, чем экспрессивных оценок. В нашей статье будет предложен и обоснован такой инструмент, и приведены предварительные результаты его применения.
Одним из наиболее легко фиксируемых следствий поведения
этнических групп (в том числе
их реальных взаимоотношений)
является модель расселения. Известно, что, если каждый член
сообщества предпочтет жить в
среде, в которой как минимум половина его соседей должна принадлежать к его социальной группе, то в результате произойдет
полная сегрегация, и все соседи
каждого жителя будут принадлежать к одной – предпочитаемой – категории [Schelling 1978].
Именно таким образом во многих
городах, без какого бы то ни было
предварительного плана и умысла, формируются гетто. В более
широком масштабе это означает,
что углубление границ между этносами должно вести к локализации их расселения и образованию
мест компактного проживания.
То есть, движение в направлении
единой гражданской нации, теоретически, сопровождается повышением однородности этнического состава между различными
территориями, а в противоположном направлении – повышением
однородности состава внутри территорий и увеличением различий
между ними.
В распоряжении исследователей имеются наиболее надежные
из всех возможных статистические данные о населении – результаты переписей, в том числе
численность представителей различных национальностей по ре114
гионам России. Этого достаточно
для того, чтобы можно было сконструировать объективный измеритель движения к гражданской
нации.
Этническая структура населения по региону может быть представлена в виде долей каждой
национальности от общей численности жителей. После этого
могут быть построены многочисленные показатели, отражающие
внутрирегиональную и межрегиональную изменчивость состава
населения, а также различные показатели согласованности, такие,
как коэффициент конкордации
[Ромашкина, Татарова 2005]. Одним из наиболее интересных индикаторов, связанных с обоими
видами изменчивости, является
расстояние между этническими структурами регионов. Оно
может быть рассчитано по стандартной формуле Евклидова расстояния, и будет равно нулю при
полном совпадении этнических
структур. Данный подход является стандартным предварительным
этапом кластерного анализа – одного из наиболее популярных методов обработки социологических
данных [Бабич 2008], но может
использоваться и самостоятельно.
Если бы представители каждого
этноса расселились по территории России абсолютно равномерно, то все такие расстояния между
регионами обнулились бы. И наоборот, массовый отъезд каждой
национальности в места компактного проживания привел бы к
максимизации межрегиональных
дистанций. Таким образом, сумма евклидовых расстояний между
этническими структурами населения регионов является искомым объективным измерителем
поведения представителей различных национальностей. Сумма,
Эволюция норм этносоциальных отношний
посчитанная по каждому региону
в отдельности, демонстрирует его
вклад в развитие или распад гражданской нации. Особый интерес
для будущих исследований предоставляет возможность визуализировать таблицу межрегиональных
расстояний, получив своеобразную «карту этнической близости»
регионов России.
Предложенная методика была
использована для анализа данных
переписей населения Российской
Федерации 2002 и 2010 гг. [Всероссийская перепись населения
2002 года; Всероссийская перепись населения 2010 года]. Сначала каждый регион был представлен по данным 2002 и 2010
гг. в качестве набора значений
переменных – долей 137 этносов
в населении (дополнительными
переменными были «лица других национальностей» и «лица, не
указавшие национальность»), при
этом состав регионов был приведен к виду 2010 года. Затем между всеми регионами для каждого
года было рассчитано евклидово
расстояние. Для ответа на основной вопрос, стоящий в нашей работе, необходимо проанализировать динамику суммарной этноструктурной дистанции. Если в
2002 году она достигла значения
124948, то в 2010 увеличилась до
127100. Данные величины безразмерны, и могут быть интерпретированы только относительно друг
друга. Основной вывод из их динамики состоит в том, что получен относительно определенный
ответ на вопрос о движении России в направлении единой гражданской нации (по крайней мере,
в том ее понимании, которое принято нами в данной работе), и, к
сожалению, пока этот ответ скорее отрицательный. Возможно,
что негативные тенденции в меж-
национальных отношениях, отмечаемые в социологических опросах, имеют системный характер, и
связаны с распадом нормативной
ткани российского общества. Разумеется, этот вывод не является
окончательным, и его подтверждение требует дальнейшего более
детального сопоставления различных показателей. Интерпретация
данных других социологических
индикаторов в свете информации
о динамике этнической близости
регионов может, как пролить свет
на причины межнациональной напряженности и характер этносоциальных процессов, так и предоставить дополнительные доказательства валидности введенного
нами измерителя.
Поскольку предложенная методика основана на использовании открытых, достаточно стандартизированных и регулярно
собираемых данных, она может
использоваться для мониторинга состояния гражданской нации,
результаты которого будут обновляться с каждой новой переписью
населения, и для более широких
сравнительных
исследований.
Первоочередной интерес здесь
представляет сопоставление этноструктурных дистанций в России с аналогичными показателями других многонациональных
стран, таких как Индия или Малайзия. Это позволит определить
относительное положение России
по уровню развития единой гражданской нации. Весьма важным
направлением является анализ этноструктурной дифференциации
и сопровождавших ее процессов
в СССР между переписями 1979
и 1989 гг. – в тот период, когда
оказались запущены механизмы
будущего распада советской гражданской нации. Такой анализ поможет дать более обоснованные
115
У М 1 (37)’ 2014. Анастасия Власова-ягодина
оценки того, в каком положении
находится современная Россия, и
не грозят ли ей проблемы, аналогичные тем, что возникли на национальной почве в позднесоветский период.
ИСТОЧНИКИ
1. Tajfel H., Billig M. G., Bundy R. P. 1971.
Social categorization and intergroup behaviour // European Journal of Social
Psychology. Vol. 1, Issue 2. Pp. 149–178.
2. Tajfel H., Jahoda G., Nemeth C., Rim Y.,
Johnson N. B. 1972. The Devaluation by
Children of their Own National and Ethnic Group: Two Case Studies // British
Journal of Social and Clinical Psychology. Vol. 11, Issue 3. Pp. 235–243.
3. База данных «Архивариус» всероссийских опросов общественного мнения
URL: http://wciom.ru/data-base/ (дата
обращения 05.09.2013)
116
4. Батыков И. В. 2008. Техника ранговых
решеток в исследовании малых социальных групп // Социология: методология, методы, математическое моделирование. № 26. С. 72-86.
5. Schelling T. C. 1978. Micromotives and
Macrobehaviour. New York: Norton.
6. Ромашкина Г.Ф., Татарова Г.Г. 2005.
Коэффициент конкордации в анализе
социологических данных // Социология: методология, методы, математическое моделирование. № 20. С. 131-158.
7. Бабич Н. С. 2008. Контент-анализ популярности типологического метода
в западной социологии XX в. // Социология: методология, методы, математическое моделирование. №27. С.
30-47.
8. Всероссийская
перепись
населения 2002 года. URL: http://www.
perepis2002.ru
(дата
обращения
05.09.2013).
9. Всероссийская
перепись
населения 2010 года. URL: http://www.
perepis-2010.ru/ (дата обращения
05.09.2013).
заочная научно-практическая
конференция. ГОСУДАРСТВО-ОБЩЕСТВО
УМ 1 (37)’ 2014. Диана КОЗЛОВА*
Diana KOZLOVA
[email protected]
ШОТЛАНДСКАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ: РЕФЕРЕНДУМ 2014
Independence of Scotland: the referendum of 2014
Аннотация. Всего полгода отделяют Шотландию от поистине исторического
события – “да” или “нет”, только один вопрос, но как много он может изменить в
англо-шотландских отношениях. Возможно ли, что рефередум 2014 года станет переломным в истории Великобритании или подобоно Акту о Шотландии 1978 г. послужит очередной вехой на пути к независимости Шотландии?
Ключевые слова: референдум, статус, независимость, государственность, голосование, Шотландская Национальная Партия
Abstract. Only a half a year separates Scotland from a truly historic event - «yes» or
«no», only one question, but how much it can change in the Anglo-Scottish relations. Is it possible that the referendum of 2014 will be a turning point in the history of Britain or similar to
Scotland Act 1978 will provide another milestone on the path to independence for Scotland?
Keywords: referendum, status, independence, statehood, voting, the Scottish National
Party.
На протяжении долгого времени проблема положения Шотландии или как ее еще называют
“проблема статуса” – ключевая в
рамках развития отношений внутри Соединенного Королевства.
Наряду с этим она является объектом наблюдения со стороны мирового сообщества, и прежде всего, перманентно пополняющего
свои ряды новыми членами соседа
и партнера Великобритании – Европейского Союза (не будет лишним подчеркнуть, что тема небезынтересна Испании и Сербии).
За ней следят за океаном – то и
дело всплывают вопросы об автономии южных штатов США, провинции Квебек в Канаде. Будучи
многонациональной и многоконфессиональной страной Россия в
свою очередь не может оставаться
равнодушной к данному вопросу.
Но неужели есть действительный
повод для волнения? Настолько
ли сильна шотландская нацио-
нальная партия, инициатор референдума, чтобы привести желаемое в действительное уже в
2014  г. – в год своего 80-летия.
В марте 2013 стала известна
точная дата референдума – 18
сентября 2014 года [The Scottish
Government]. На националистов
обрушился шквал обвинений со
стороны оппозиционных партий – лейбористов, консерваторов и либерал-демократов. Их
упрекали в том, что, вынашивая
идею референдума, они слишком
долго скрывали намеченную дату,
давая лишь завуалированный ответ [Шотландия]. Шотландская
Национальная Партия также подверглась критике за снижение
избирательного ценза – известно, что в голосовании могут принимать участие лица, достигшие
16-17-летнего возраста. Официальные лица с обоих «полюсов»
прокомментировали соглашение
о референдуме и внесение зако-
* Диана Анатольевна Козлова – аспирант, Южный Федеральный Университет (Ростовна-Дону, Россия).
Diana Anatolievna Kozlova – post-graduate student, Southern Federal University (Rostov-onDon, Russia).
117
У М 1 (37)’ 2014. Диана Козлова
нопроекта на рассмотрение парламента как отвечающее всем демократическим нормам современного государства.
Так Дэвид Кэмерон заявил, что
всегда был готов выразить уважение народу Шотландии: они проголосовали на выборах за партию,
которая хотела провести референдум, а он сделал такой референдум
реальностью,
удостоверившись
в том, что он[референдум]. будет
законным и честным. При этом
подчеркивается, что Шотландии
будет лучше в составе Великобритании, и, что не мене важно, самой
Британии будет лучше вместе с
Шотландией [Лондон].
В свою очередь первый министр Шотландии Алекс Салмонд выражал свою уверенность
в том, что в этой кампании победит именно независимость. При
этом отмечалось, что обе стороны «Эдинбургского соглашения»
(договора, подписанного в октябре 2012 г. между Д. Кэмероном
и А. Салмондом об условиях проведения референдума по отделению Шотландии от Соединенного
Королевства) обязались уважать
результат референдума вне зависимости от его исхода [Лондон].
Известно, что в его лице Шотландская Национальная Партия в
целом рассматривает референдум
как одно из важнейших решений
Шотландии за последние столетия [Лондон].
Назначаемый Вестминстером,
а потому выражающий точку зрения центрального правительства в
Лондоне, министр по делам Шотландии Майкл Мур также в духе
демократических идей поприветствовал известие о дате референдума. Он высказал вполне справедливое мнение, что дебаты по
вопросу о будущем Шотландии
начались давно и будут только
118
усиливаться, однако наряду с этим
выказал убеждение, что шотландцы отдадут свои голоса за что, чтобы Шотландия оставалась частью
сильного и единого британского
государства [Шотландия].
Столь мягкие и достаточно выдержанные высказывания представителей противоположных направлений говорят либо о твердой
убежденности каждого из них в
надлежащем исходе голосования, либо наводят мысли на их
заведомую уверенность в отрицательном исходе голосования и не
желании признавать это публично. Скорее всего, второй вариант
более вероятен для Шотландской
Национальной Партии, так как
несомненным остается факт, что
довольно решительный, коренной
итог референдума вряд ли может
быть достигнут за столь короткие
временные рамки.
О взвешенном отношении оппозиции к данному вопросу говорят настроения в лагере шотландских либерал-демократов, чей лидер Вилли Ренни выразил уверенность в том, что Первый Министр
(Алекс Салмонд). просто находится под впечатлением от сегодняшних событий. После же всего, что
было сделано, это выглядит как
один из тех случаев, когда трейлер
к фильму оказывается более захватывающим, чем сама картина
[Scottish independence]. Умеючи
высказываться довольно красноречиво, он отмечает, что у Салмонда ушло 700 дней, чтобы получить согласие о дате референдума,
почему же остается возможным
полагать, что потребуется меньше
времени, чтобы разрушить страну
[Scottish independence].
Националисты в свою очередь
достаточно серьезно подходят
к решению вопроса. Уже сейчас
разрабатывается стратегия раз-
Шотландская независимость: референдум 2014
вития для будущей независимой
Шотландии. Шотландское правительство опубликовывает серию
статей, охватывающих основные
аспекты в пользу независимости.
Осенью 2013 была выпущена Белая книга (White Paper), где изложена отправная точка независимой Шотландии – структура
будущего независимого государства [Scotland’s Future]. Для детального освещения отраслевых
вопросов созданы различные экспертные рабочие группы – направленные на разработку планов
по улучшению благосостояния
страны, группа финансовых аналитиков провела свое исследование в области выбора возможной
валюты будущего независимого
государства и устройства финансовой системы в целом. Так в докладе четко дается понять, что
шотландское правительство будет иметь целый ряд новых политических рычагов для стимулирования экономического роста
и решения проблем социального
неравенства, а также налогообложения, кредитования, увеличения
уровня благосостояния, социального обеспечения, регулирования
антимонопольного законодательства, политики в области занятости населения и иммиграции,
помогая тем самым создать более
процветающее и открытое общество [Currency Choices].
Наряду с предложениями по
будущему устройству Шотландии
в рамках кампании за независимость также проводится анализ
текущих дел в контексте существующей конституционной системы. Затрагиваются наиболее
уязвимые для Вестминстера темы,
которые на протяжении всего существования Шотландской Национальной Партии играли ключевую роль в диалоге с центральным
правительством. Так соизмеряется общий размер и структура государственных расходов на Шотландию. Особенное внимание уделяется налоговым поступлениям
от добычи нефти и газа. Обсуждается разница между государственными доходами и расходами в общественном секторе. И это только
малая часть поднимаемых проблем [Scotland’s Balance Sheet]. В
частности, приводимые статистические данные говорят о том, что в
2011-2012 гг. предполагаемая доля
государственных расходов в Шотландии эквивалентна 42,7% ВВП.
По оценкам это ниже не только,
чем в целом по Великобритании
(45,5%), но и в большинстве стран
Евросоюза. В целом за период с
2007-2008 по 2011-2012 гг. ожидаемое соотношение государственных расходов к ВВП составит
43,0% в Шотландии по сравнению
с 45,0% в Великобритании [Scotland’s Balance Sheet]. Практически такая же ситуация в налоговом секторе. В последние пять лет
общая сумма налоговых поступлений в Шотландии в расчете на
душу населения была выше, чем
в Великобритании: шотландские
налоговые поступления в 20112012 гг. были эквивалентны 10 700
фунтам стерлингов на человека,
что сопоставимо с 9 000 фунтами
стерлингов по Великобритании в
целом [Scotland’s Balance Sheet].
Стоит отдать должное националистам – тон их заявлений не
носит строго радикального характера, как это можно было проследить в ранний период. Наоборот, в
программных документах высказывания в адрес центра и защита
своей точки зрения более выдержаны и подкреплены большим
фактическим материалом, что позволяет обратить на себя внимание зрелой, может быть даже кон119
У М 1 (37)’ 2014. Диана Козлова
сервативной аудитории. Так касательно бюджета отмечается, что за
последние пять лет как Шотландия, так и Великобритания столкнулись с бюджетным дефицитом
(дефицит между государственными доходами и расходами). Но это
отнюдь не является исключением,
так как в период 1980-2014 гг. наблюдался только один год, когда 35 стран ОЭСР (Организации
Экономического Сотрудничества
и Развития) столкнулись с профицитом бюджета [Scotland’s Balance Sheet]. Однако, в целом за период 2007-2008 и 2011-2012 гг. дефицит бюджета в Шотландии был
меньше, чем в Великобритании.
На основании этих данных экспертами делается вывод о том, что
за последние пять лет, при прочих равных условиях, Шотландия
могла бы тратить больше, например, на инвестиции в инфраструктуру и/или снижение налогообложения и все равно сохранила
бы меньший по оценкам дефицит
бюджета, чем Великобритания
[Scotland’s Balance Sheet].
Такого рода заключения отражают весь смысл и суть данных
документов. Читателям, а в данном случае электорату будущего
референдума предполагается донести, что будущее независимой
Шотландии не столь туманно и
опасно, как это рисуют оппозиционные этим процессам партии.
И здесь внимание хотелось бы
уделить снижению избирательного ценза. Имеются основания
предполагать, что таковое решение Шотландской Национальной
Партии связано именно с психологическим аспектом вопроса. Из
исторических примеров известно,
что процесс мирного реформирования социалистического режима
в Чехословакии в ноябре-декабре
1989 г., более известный как «бар120
хатная революция», проводился
именно под эгидой молодежи –
студенческих выступлений, манифестаций и последующим присоединением к их акциям интеллигенции. Чреда событий политического и социально-экономического характера в Канаде 1960—
1970-х гг., получившая название
«Тихой революции», привела к
тому, что именно благодаря ей изменилось восприятие этнической
картины канадского государства.
Несомненно, действия квебекских националистов, если можно
так выразиться весьма условно,
а особенно их радикальной, экстремистской части вряд ли можно
охарактеризовать правомочными,
но важнейшим результатом процесса стал толчок к пересмотру
отношений между главными составляющими населения региона:
англоканадцами и франкоканадской общиной. Произошло переосмысление всех сторон жизни
франкоязычной и по совместительству одной из крупнейших
канадских провинций – Квебек,
которая будучи обеспокоенной засилием англо-американской культуры и чрезмерной ассимиляцией
французского языка, после этих
событий вступила на путь модернизации и поиска чёткой национальной самоидентификации. И
здесь стоит обратить внимание
на основных участников данного
рода событий – молодежь, молодые рабочие, студенты, интеллигенция. Учитывая примеры недавнего прошлого, именно с этим
с большей долей вероятности
можно связать тот упор на подрастающую аудиторию, которому
апеллирует Шотландская Национальная Партия.
Используются такие рычаги
современных средств информация, как интернет, осуществля-
Шотландская независимость: референдум 2014
ется обновление официальных
сайтов, новостей Шотландской
Национальной Партии. Из расчета в первую очередь на передовую,
молодую часть электората ведутся постоянно пополняемые блоги под общим названием «Road
to 2014 Blog» [Road to 2014], где
партия от лица своих первых лиц
рассказывает о проделанной «уже
сегодня» работе.
Хотя основная предвыборная
гонка стартует за четыре месяца
до сентября 2014 года, очевидно
и вполне логично, что Шотландская Национальная Партия вовсю
популяризует свой проект, тем самым привлекая все большее число
людей в ряды своих сторонников.
Вероятнее всего на данном этапе
англо-шотландских взаимоотношений уже большим достижением сторонников идеи независимости можно считать саму возможность проведения референдума.
По большому счету, сейчас совершенно не важно, прозвучит ли
ответ «да» или «нет» осенью 2014
года. Важно следующее: Шотландия получит если не полную
независимость, но выразит свою
независимую позицию по данному вопросу. На сегодняшний день
наиболее возможным является
следующий исход событий: референдум 2014 года не произведет
коренных преобразований в Соединенном Королевстве, но он несомненно станет вехой в построении нового рода отношений между Вестминстером и Холирудом.
Однако, даже несмотря на это, а во
многом именно благодаря этому,
официальному Лондону есть, над
чем задуматься: у националистов
имеется достаточно богатый опыт
в проведении референдумов –
примером тому могут послужить
голосования марта 1979 и сентября 1997 годов, что вопреки почти
двадцатилетнему перерыву привело в итоге к установлению Шотландского парламента.
ИСТОЧНИКИ
1. Лондон
разрешил
Шотландии
референдум
о
независимости.
URL:http://www.bbc.co.uk/russian/
uk/2012/10/121015_scotland_
referendum_agrement.shtml(дата обращения 20.12.2013).
2. Шотландия: референдум о независимости 18 сентября 2014.
URL:http://www.bbc.co.uk/russian/
uk/2013/03/130321_uk_scotland_
referendum.shtml(дата
обращения
23.12.2013).
3. Currency Choices for an Independent
Scotland: Response to the Fiscal Commission Working Group URL:http://
www.scotreferendum.com/scotlands-future/(дата обращения 23.12.2013).
4. Road to 2014 Blog // Scotland’s referendum URL: http://www.scotreferendum.com/blog/(дата
обращения
23.12.2013).
5. Scotland’s Balance Sheet // URL:http://
www.scotreferendum.com/scotlands-future/(дата обращения 23.12.2013).
6. Scotland’s Future. Scotland’s Referendum on 18 September 2014 is a
choice between two futures. White
Paper.
http://www.scotland.gov.
uk/Publications/2013/11/9348/
downloads#res439021(дата обращения
23.12.2013).
7. Scottish independence: Referendum to
be held on 18 September, 2014. http://
www.bbc.co.uk/news/uk-scotlandscotland-politics-21828424(дата
обращения 19.12.2013).
8. he Scottish Government. Scotland’s Referendum. URL:http://www.scotreferendum.com/ (дата обращения 23.12.2013)
121
УМ 1 (37)’ 2014. Кирилл ЧИСТЯКОВ*
Kirill CHESTYAKOV
[email protected]
РОССИЙСКО-ВАТИКАНСКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ:
ВОПРОС О ВИЗИТЕ ПАПЫ РИМСКОГО В РОССИЮ
RUSSIA - VATICAN RELATIONS:
ISSUE OF THE POPE’S VISIT TO RUSSIA
Аннотация: В статье рассматриваются история взаимоотношения Российской
Федерации и Ватикана, процесс установления дипломатических отношений. Особое
внимание уделено вопросу визита римского понтифика в Россию и позиции Русской
православной церкви, перспективам двухсторонних отношений при папе Франциске.
Ключевые слова: Ватикан, Российская Федерация, дипломатические
отношения, Римско-католическая церковь, Русская православная церковь, визит
Папы.
Abstract. In this article author researches the history of relations between the Russian
Federation and the Vatican, the process of the establishment of diplomatic relations. Particular
emphasis has been placed on issue of possibility of Roman pontifex visit in Russia and the
relevant opinion of the Russian Orthodox Church, the prospects for further development of
bilateral relations in the times Pope Francis.
Key words: Vatican, Russian Federation, diplomatic relations, the Roman Catholic
Church, Russian Orthodox Church, the Pope’s visit.
В 1990-е г. в средствах массовой информации с завидной периодичностью обсуждался вопрос
визита Иоанна Павла II в Россию
и его встречи с Патриархом Московским и всея Руси Алексием
II. Справедливо будет сказать,
что этот вопрос можно отнести не
только к проблеме диалога двух
Церквей, но и к вопросу отношений Ватикана, как Европейского
государства, с Российской Федерацией.
Здесь необходимо коротко упомянуть об истории развития взаимоотношений Ватикана и СССР.
Долгое время о каком либо внешнеполитическом диалоге говорить
не приходилось. Настоящий прорыв во взаимоотношениях между
Ватиканом и СССР связан с именем президента СССР М.С. Горбачева.
М.С. Горбачев стал первым советским лидером, который встретился с понтификом, до него на
неофициальном уровне главой
Ватикана был принят председатель Верховного совета СССР
Николай Подгорный, который
30 января 1967 года нанес визит
Папе Павлу VI. В период с 1965
по 1985 гг. с Папами Павлом VI
и Иоанном Павлом II встречался
также министр иностранных дел
Андрей Громыко.
У Михаила Горбачева, с Иоанном Павлом II состоялась уже
официальная встреча. Эта встреча состоялась 1 декабря 1989 г. В
то время Горбачев занимал пост
Председателя президиума Верховного Совета СССР. Это благотворно повлияло на установление дипломатических отношений между Святым Престолом и
СССР, которые были оформлены
15 марта 1990 года. Дипломатические представители государств
имеют статус дипломатов «ad
personam» и ранг Апостольского
Нунция и Чрезвычайного и Полномочного Посла. Во время распада СССР, 5 сентября 1991 г., Свя-
*Чистяков Кирилл Дмитриевич – аспирант, Международный институт государственной
службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы
при Президенте Российской Федерации (Москва, Россия).
Chistyakov Kirill Dmitrievich – post-graduate, The Russian Presidential Academy of National
Economy and Public Administration (Moscow, Russia).
122
Российско-ватиканские взаимоотношения
той Престол признал независимость и суверенитет Российской
Федерации. Президент Российской Федерации Борис Ельцин
дважды встречался с папой Иоанном Павлом II, в декабре 1991 г. и
в феврале 1998 г.
Владимир Путин встречался с Иоанном Павлом II дважды — 5 июня 2000 г. и 6 ноября
2003 г. Взаимоотношения между
государствами в то время были
отягчены решением Римско-католической церкви организовать
регулярные епархии, а также напряженными отношениями Ватикана и Русской Православной
Церкви в связи с обвинениями
в прозелитизме. Так, в одном из
интервью представитель Святого
престола в Москве архиепископ
Ферентский Антонио Меннини
в 2003 г. так охарактеризовал отношения между Русской Православной Церковью и Ватиканом:
«К сожалению, приходится признать, что отношения между католической церковью и крупнейшей
поместной церковью вселенского
православия остаются достаточно
сложными. Мне кажется, что речь
здесь идет, скорее всего, о прискорбной неспособности на сегодняшний день выработать единый
подход к решению существующих
разногласий. Помимо всего прочего мы не можем не видеть определенных различий, например, в
оценке права каждого человека
самостоятельно осуществить свой
выбор вероисповедания» [От приглашений 2003].
При Бенедикте XVI отношения
между Россией и Ватиканом меняются в лучшую сторону. В ходе
первой встречи Президента России Владимира Путина с Папой
Римским, которая состоялась 13
марта 2007 г., обсуждались проблемы нетерпимости и экстремиз-
ма. Во время беседы российского
Президента с Понтификом глава
МИД РФ Сергей Лавров вел переговоры с госсекретарем Святого
Престола кардиналом Тарчизио
Бертоне и главой внешнеполитического ведомства Ватикана архиепископом Домиником Мамберти.
Пресс-служба Ватикана отмечала, что обе встречи прошли в
позитивном ключе. Стороны подчеркнули необходимость мирного
разрешения конфликтов путем
переговоров, а также затронули
вопросы, связанные с взаимоотношением Римско-католической
церкви и Русской православной
церкви [Владимир Путин 2007].
Эти переговоры позволили отметить «сердечные отношения»
между Ватиканом и Россией, совместное стремление к развитию
диалога [Там же].
В 2009 г. во время встречи Президента Российской Федерации
Дмитрия Медведева с главой Римско-католической церкви папой
Бенедиктом XVI была достигнута
договоренность о повышении статуса дипломатических отношений
между Россией и Ватиканом.
9 декабря 2009 г. Российская
Федерация и Святой Престол обменялись нотами об установлении дипломатических отношений
на уровне Посольства Российской
Федерации в Ватикане и Апостольской нунциатуры в Российской Федерации. Таким образом,
развитие двухсторонних отношений между Ватиканом и Россией
пришло к своему логическому завершению.
М.С. Горбачев и Б.Н. Ельцин
приглашали Иоанна Павла II посетить СССР, а потом и Россию,
но этот визит так и не состоялся
ввиду позиции занятой Русской
православной церковью, так как
123
У М 1 (37)’ 2014. Кирилл Чистяков
для приезда на каноническую территорию другой Церкви требуется приглашение не главы государства, а главы Церкви, в данном
случае Московского Патриарха.
От приглашения посетить
нашу страну в качестве главы государства Ватикан, Папа отказался. Для Папы важно было приехать в Россию именно как главе
всех католиков, так как именно
такой визит предполагает совершение богослужения, визит же
как главы государства Ватикан по
протоколу мало бы отличался от
приездов других мировых лидеров. Патриарх Алексий II считал
такую встречу возможной, если в
рамках визита будут решены вопросы, связанные с прозелитизмом в России и действиями униатстов на Украине. Ввиду же не
желания со стороны понтифика
обсуждать эти вопросы встреча не
имеет смысла.
«Я не исключаю и не исключал
раньше возможности визита Папы
Римского в Россию, но при определенных условиях», - заявил на
пресс-конференции в Казанском
кремле Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II
[Алексий II 2005]. Патриарх настаивал на обязательном обсуждении вопросов унии на территории Западной Украины (канонической области Московского
патриархата), в результате восстановления которой в 90-х годах
прошлого века почти полностью
были уничтожены три православные епархии во Львове, Тернополе и Ивано-Франковске.
В начале понтификата Бенедикта XVI в прессе активно обсуждался вопрос о возможности
визита нового понтифика в Россию, правда с точки зрения автора такой интерес к этому вопросу
был связан с тем, что визит пре124
дыдущего понтифика, о котором
столько писали и говорили, так и
не состоялся.
Второй раз о визите нового
понтифика в Россию заговорили после заявления председателя
Папского совета по содействию
христианскому единству кардинала Вальтера Каспера, который
заявил, что отношения между
Русской православной церковью
и Ватиканом быстро налаживаются и «в ближайшие годы возможен визит Папы Бенедикта
XVI в Москву» [РПЦ 2006]. Это
сообщение вызвало сенсацию в
прессе, митрополит Смоленский
и Калининградский Кирилл прокомментировал это заявление так:
«в последнее время диалог между
Русской православной и Римско-католической церквями стал
более интенсивным и Москву посетил ряд высокопоставленных
представителей Ватикана. Однако
все, что касается заявления относительно возможности приезда
Папы в Москву, для нас… является полностью неожиданным»
[Там же].
С приходом нового Папы многое стало меняться. Хотя до его
визита, как нам кажется, еще далеко… стали появляется новые точки соприкосновения. Папа Франциск – во многом уникальный
понтифик. Первый в истории папа
из Нового Света, первый за более
чем 1000 лет папа не из Европы,
первый папа-иезуит, первый папа-монах со времён Григория XVI
(1831 – 1846 гг.). С первых дней
своего понтификата, с первых
своих поступков, которые показали его миру как человека доброго, простого в быту и общении, он
снискал искреннюю любовь всех
католиков, заслуженный авторитет и признание в мире.
В начале сентября 2013 г. папа
Российско-ватиканские взаимоотношения
Франциск обратился к Владимиру Путину с открытым письмом
перед началом саммита G20 в
Санкт-Петербурге. «Лидеры G20
не могут оставаться безразличными к драматическому положению,
в котором уже слишком долгое
время находится сирийский народ и которое грозит дальнейшими страданиями для погрязшего в
раздорах и нуждающегося в мире
региона», — написал понтифик
Путину как главе страны-хозяйки
саммита. В своем обращении Папа
римский призвал стран-участниц
G20 преодолеть все разногласия,
не обсуждать варианты военного
вмешательства в сирийский конфликт. Реакция на подобное обращение была неоднозначной. С
одной стороны во время ливийского конфликта Бенедикт XVI
не выступив против интервенции,
а после убийства Каддафи охарактеризовал его как деспота и тирана. Это, в свою очередь, привело
к падению авторитета Римского
понтифика среди ряда христианских общин. На этом фоне заявление папы Франциска выглядит
контрастом и является восстановлением духовного авторитета.
С другой стороны, Российская
Федерация никогда не выступала
за военное вмешательство в сирийский конфликт, и, напротив,
отстаивала на мировой арене необходимость мирного решения
сложившейся ситуации. Логично
было бы, если Франциск обратился к госсекретарю США – католику Керри. Это был бы серьезный
поступок, который мог бы вызвать
ответный удар, который папа должен был бы держать, так как именно Соединенные Штаты Америки
выступали и продолжают выступать за военную операцию в Сириии [Четвертый визит 2013].
25 ноября 2013 г. Владимир
Путин встретился с Франциском в Ватикане. Эта была первая встреча нового понтифика с
Президентом России. Несмотря
на то, что встреча проходила за закрытыми дверями в СМИ появилась информация, что основным
вопросом во время встречи стала
ситуация в Сирии. По словам помощника президента Юрия Ушакова, Россия и Святой Престол
выступают за сохранение приоритета международно-правовых
и нравственных начал в межгосударственном общении. Предусматривается «сверка часов» по
вопросам дальнейшей координации в рамках международных организаций — ООН, Совета Европы, ОБСЕ. Ожидается, что особое
внимание будет уделено защите
христианского наследия в Северной Африке и на Ближнем Востоке» [В Ватикане 2013].
Необходимо отметить, что это
не единственная тема, которая может стать площадкой для тесного
сотрудничества между Ватиканом, Россией и Русской Православной Церковью. В последнее
время на международной арене
Россию все чаще обвиняют в притеснении людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией,
в отказе от принятия некоторых
базовых принципов европейского
общества, которые идут в разрез с
российской духовной традицией.
Несмотря на то, что в сравнении
со своим предшественником папу
Франциска можно назвать человеком умеренно либеральных взглядов, он не готов идти на уступки
современному
прогрессивному
обществу во многих принципиальных вопросах. Так, 28 сентября 2013 г. был отлучен от церкви
священник Грег Рейнольдс, основавший реформистское движение,
призывавшее пересмотреть точ125
У М 1 (37)’ 2014. Кирилл Чистяков
ку зрения на женщин-священников и гомосексуализм. Рейнольдс
устраивал бракосочетания однополых пар, считал, что такая его
деятельность идет во благо церкви [Папа Франциск 2013]. А в
середине ноября 2013 г. Россию
с визитом посетил архиепископ
Миланский Анджело Скола, который был принят патриархом Кириллом. Они обсудили проблемы
христиан в мире, те современные
вызовы, которые бросает мир традиционным христианским ценностям «Мы знаем, что мы сегодня
живем в обществе различий, — отметил кардинал А. Скола. — Мы,
разумеется, не хотим никого заставлять, но, с другой стороны,
хотим свободу для нас и для всех,
свободу возможности проповедовать, благовествовать о христианстве в его совокупности и в его
конкретности, потому что Сын Божий воплотился. Наша религия —
это религия Бога, Который вошел
в историю, Который хочет сопровождать людей в их конкретной
жизни. Поэтому мы считаем, что
важны венчание, семья. Поэтому
мы хотим признавать зло и грех,
называя их по имени. Поэтому по
мере возможности хотели бы быть
свидетелями милосердия Божия»
[Святейший Патриарх Кирилл
2013]. Именно отстаивание традиционных христианских ценностей
может стать площадкой не только
для диалога, но и полноценного
сотрудничества между Ватиканом
и Российской Федерацией, Русской Православной Церковью и
Римско-католической Церковью.
126
ИСТОЧНИКИ
1. Лиценбергер О.А. 2001. Римско-Католическая церковь в истории России:
история и правовое положение. Саратов: Поволжская Академия государственной службы.
2. Ассумпционисты и Россия 1903 –
2003. Материалы Коллоквиума Рим
20-22 октября 2003. М.: Культурный
центр «Духовная библиотека».
3. Васильева О.Ю. Проблемы прозелитизма в России конца ХХ
века // Библиотека Якова Кротова.
URL:
http://www.krotov.info/
acts/20/1980/19900201.html (дата обращения: 15.12.2013).
4. От приглашений Михаила Горбачева и Бориса Ельцина Папа отказался из уважения к православному
народу России // Портал CREDO.
ru URL: http://www.portal-credo.ru/
site/?act=monitor&id=2549 (дата обращения: 10.12.2013).
5. Владимир Путин и Бенедикт XVI
выступили с совместным осуждением экстремизма и нетерпимости //
Православие.ru. URL: http://www.
pravoslavie.ru/news/21258.htm (дата
обращения: 10.12.2013).
6. Алексий II не исключает возможности визита Папы Римского в России // REGNUM информационное
агентство. URL: http://www.regnum.
ru/news/487477.html#ixzz2bx9Irq00
(дата обращения: 10.12.2013).
7. РПЦ не рассматривает вопрос о визите
в Россию Бенедикта XVI // Newsru.
com. URL: http://www.newsru.com/
religy/30mar2006/cyrill.html (дата обращения: 10.12.2013).
8. Четвертый визит к третьему папе
//
Взгляд. URL: http://vz.ru/
politics/2013/11/26/661301.html (дата
обращения: 10.12.2013).
9. В Ватикане Путин встретится с папой римским Франциском // Информационное Телеграфное Агентство
России. URL: http://itar-tass.com/
politika/786801 (дата обращения:
10.12.2013).
10.Папа Франциск отлучил от церкви сторонника однополых браков //
Православие.ru URL: http://www.
pravoslavie.ru/news/64449.htm (дата
обращения: 10.12.2013).
11.Святейший Патриарх Кирилл встретился с архиепископом Миланским
кардиналом Анджело Сколой // Официальный сайт Московской Патриархии. URL: http://www.patriarchia.ru/
db/text/3363616.html (дата обращения: 10.12.2013).
У М 1 (37)’ 2014. Николай ШИЛОВ*
Nikolay SHILOV
[email protected]
московское средневековье:
централизация и цивилизационное развитие
MOSCOW MIDDLE AGES: CENTRALISATION
And civilization development
Аннотация. В конце XIV в. стали очевидны особенности формирования системы
управления Русского государства. Природно-климатические характеристики, отсутствие выхода к морям и поэтому сужение рамок внешнеторговых связей, возможность
недоброжелательных государств устанавливать для Руси экономическую блокаду,
огромность территории с десятками народов и разным уровнем их социально-экономического развития, нравственное состояние общества – эти и другие факторы во многом
определили выбор пути развития через самодержавную, а позднее имперскую идеологию.
Ключевые слова: централизация, самодержавие, механизмы саморазвития, самообеспечения и самоподдержания, геополитические факторы, народное, общественное
сознание, православие.
Abstract. At the end of the XIV century became apparent peculiarities of the control system
of the Russian state. Climatic characteristics, it is landlocked and therefore narrowing of trade
relations, the possibility of unfriendly states to establish an economic blockade for Russia, a
huge territory with dozens of people and their different levels of socio-economic development,
the moral state of society – these and other factors are largely determined choice of development
path through autocratic and later imperial ideology.
Keywords: centralization, autocracy and mechanisms of self-development, self-reliance
and self-sustaining, geopolitical factors, national, social consciousness, Orthodoxy.
Всё большее внимание ученых-естествоиспытателей и гуманитариев уделяется новому междисциплинарному направлению,
связанному с моделированием и
изучением альтернативных траекторий развития государств и
обществ.
На современном этапе развития России одной из самых важных задач является создание и
научная проработка вариантов
сценариев её будущего развития.
Это предполагает анализ исторических траекторий России, глубокое понимание и реконструкцию
прошлого. Анализ исторического
прошлого, использование исторических фактов является доказательством и основой для развития
мысли.
На всех этапах развития России
определяющую роль в решении
внешних и внутренних актуальных проблем играли социальная
активность, социальная консолидация, социальная ответственность народа. Русская пословица
«гнётся, но не ломается» очень
точно отражает взаимосвязь существования России с её социально-соборным миром. История
показала, что Россия существовала, вставала из руин, поскольку
жила в атмосфере социально-коллективно-духовного начала. Если
будет сломан этот стержень, не
будет России.
Россия вырабатывала такие
особенности движения и развития, что можно утверждать о «самобытности» и «самоценности»
* Шилов Николай Андреевич – аспирант, Московский гуманитарный университет (Москва, Россия).
Shilov Nikolay Andreyevich – post-graduate student, Moscow University for the Humanities
(Moscow, Russia).
127
У М 1 (37)’ 2014. Николай Шилов
её исторического пути. Существовали мощные силы компенсационного свойства, позволившие
России построить модель саморазвития, самообеспечения, неповторимости.
Интеллектуальный и нравственный потенциал России и в
настоящее время ещё таков, что
позволяет «…сохранить не только
себя в России, но и в себе Россию»
[Моисеев, 2003: 233). России необходимы пробуждение национального сознания, осознанная свобода
выбора дальнейшего пути.
По мере возрастания интеграционных мировых процессов всё
более очевидным становится неповторимый вклад в историю человечества каждого народа.
Формирование российской модели развития и управления проходило в своеобразных условиях.
По мнению В. О. Ключевского,
главными являлись природноклиматические и географические
условия расширения пространства и миграция населения [Ключевский, 1998: 50].
Начиная с XIV века, с Ивана
Калиты, мирным и немирным путём шло непрерывное расширение
государственных границ за счёт
территорий, населённых другими
этносами.
Колонизационные
процессы
диктовали необходимость высокого уровня милитаризации
страны, поддержание порядка и
единства пространства. Сдерживание центробежных тенденций
требовало жесткой централизации управления разветвленного
государственного аппарата.
Московские князья в условиях
постоянной внешней опасности
и столкновения центробежных и
центростремительных тенденций
всё более ощущали потребность
в национальной идее. Такая госу128
дарственная идея оттачивалась в
действиях московских князей поразному: у Ивана Калиты – мошною, у Дмитрия Донского – мечом
воина, у Ивана III – искусством
политика, у Ивана Грозного – топором палача [Поляков, 1999: 19].
«Россия есть единый живой
организм… Тот, кто с открытым
сердцем и чистым разумением будет читать «Скрижали» русской
истории, тот поймёт этот рост русского государства совсем иначе.
Надо установить и выговориться
раз навсегда, что всякий другой
народ, будучи в географическом
и историческом положении русского народа, был бы вынужден
идти тем же самым путём, хотя ни
один из этих народов, наверное,
не проявил бы ни такого благодушия, ни такого терпения… какие
были проявлены на протяжении
тысячелетнего развития русским
народом» [Ильин, 1992: 233]. Русский народ, на протяжении столетий, не имея на своей территории
никаких естественных границ, в
обста6овке бесконечных агрессий,
с целью превращения многонационального состава населения в органическое единство, выбрал путь
государственной
стабильности
через самодержавную, а позднее
имперскую идеологию.
«У нас… империя сложилась на
такой бедности и экономической
пустоте, что… остаётся поражаться, как это вообще получилось.
Плата (или расплата) была совершенно особой: свобода… Выбор
был лишь такой: либо несвобода
и империя, либо свобода (уровня
Новгородской республики) и потеря не только национальной, но
и этнической самостоятельности,
растворение в чужой стихии» [Петров и др., 2012: 26].
Система
государственного
управления начала складываться
Московское средневековье: централизация и цивилизационное развитие
на принципах саморазвития, самообеспечения, совместных действий подсистем, самодостаточности. Объединяющим стержнем
стали самовластие и централизм.
По мнению А. Тойнби, русские
считали это «меньшим злом, нежели перспективу быть покорёнными агрессивными соседями»
[Тойнби, 1995: 157].
Развитие Московского государства шло по пути жесткой монархической формы, сопровождалось
вынужденной
милитаризацией
русской жизни, принижением
значимости личности ради общего дела. В условиях постоянной
внешней опасности и огромности
территории централизация страны
шла, опережая появление экономических предпосылок. Единство
российской земли обеспечивалось
великой ролью государства.
Можно утверждать, что в неблагоприятных климатических,
экономических и внешнеполитических условиях XIV–XV вв. это
был единственный путь развития
Руси в могучее государство. «Россия… гибла от разновластия, а спасалась мудрым самодержавием»
[Карамзин, 1991: 22]. Как считает
А.Н. Сахаров, Н.М. Карамзин понимал под самодержавием олицетворение высокой человеческой
идеи порядка, безопасности подданных, их благоденствия, гарантии раскрытия всех лучших человеческих качеств, гражданских и
личных [Сахаров, 2013: 365].
В то время, как на развалинах
Золотой Орды не смогли сохранить себя ханства, раздираемые
противоречиями, русские княжества в конце XIV–XV вв. Смогли
объединиться в единое могучее
государство, как результат «неожиданного сочетания энергии,
дисциплины и героизма» [Киссинджер, 1993].
В условиях, когда Греческая
Православная церковь пришла
в упадок, духовной наследницей
Византии стала Москва – Третий
Рим. Территориальное расширение России и создание Русского
централизованного государства,
освобождение от золотоордынского ига превратили Москву в
крупнейший мировой центр православия.
Перенимая устоявшиеся традиции византийской императорской
власти и владея информацией о
её призрачности к концу XV века,
Русское государство искало свои
пути развития и места в мировой
системе. Оно стремилось закрепить свою политическую независимость и в отличие от Византии
не искало и не полагалось на помощь Запада.
Когда Московские князья, набирая силу, всё явственнее стали
убеждаться, что реальная историческая жизнь требует сплочения
и единства на основе национально-государственных интересов.
Исторические факты свидетельствуют, что это было не просто
системой складывающихся взглядов, но и системой последовательных действий.
Упразднение княжеских столов
в восточной части Ростово-Суздальской земли появление новых
городов в западных частях сопровождалось поисками форм и способов развития и функционирования новых густо населённых городов и сёл. Падение новгородской
самостоятельности изменило политическую историю России.
Централизованное управление
многонациональной страной, образовавшееся в XIV–XV вв., складывалось в результате перехода
от сословно-представительской к
абсолютной модели государства
с ярко выраженной администра129
У М 1 (37)’ 2014. Николай Шилов
тивной иерархией и жесткой субординацией центральных и местных органов власти. Ликвидация
удельных княжений, превращение великого князя в государя
объединённых русских земель, освобождение от зависимости от Золотой Орды, отказ Русской Православной церкви от Флорентийской унии 1439 г. и становление её
как автокефальной. Постепенный
процесс подчинения церкви великокняжеской власти, вызревание
идеи централизации и объединения территории всей страны под
сильной властью одного государя – эти и другие факторы и действия превращали Россию в страну с сильным централизованным
управлением. Она начинает осознавать своё место и в мире.
130
ИСТОЧНИКИ
1. Ильин И.А. 1992 Наши задачи. Историческая судьба и будущее России.
Статьи 1948–1954 годов: в 2 т. М. Т. 1.
С. 233.
2. Карамзин Н.М. 1991. Записка о древней и новой России в её политическом и гражданском отношениях. М.
3. Киссинджер Г. (Цит. по: Корионов
В. Они цементировали крепость… //
Правда, 1993, 12 августа).
4. Ключевский В.О. 1998. Полный курс
лекций в трех книгах. Кн. 1. М.
5. Моисеев Н.Н. 2003. Междисциплинарные исследования глобальных
проблем. Избранные труды. В 2-х томах. М.
6. Петров Ю.А. и др. 2012. Российское
государство от истоков до XIX века:
территория и власть. М., РОССПЭН.
7. Поляков Ю.А. 1999. Историческая
наука: люди и проблемы. М. РОССПЭН.
8. Сахаров А.Н. 2013. История России
с древнейших времён до наших дней.
Учебник. Том 1. Проспект.
9. Тойнби А. 1995. Цивилизация перед
судом истории. Перев. с англ. М.,
1995. С. 157.
заочная научно-практическая
конференция. юридическая секция
УМ 1 (37)’ 2014. Людмила РАЙХЕРТ*
Lyudmila RAYKHERT
[email protected]
КЛАССИФИКАЦИЯ И ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ НАСИЛИЯ
В СФЕРЕ СЕМЕЙНО-БЫТОВЫХ ОТНОШЕНИЙ
CLASSIFICATION AND GENERAL CHARACTERISTICS OF VIOLENCE
IN FAMILY RELATIONS
Аннотация. В статье изложены научно обоснованные предложения по совершенствованию профилактики и предупреждению сексуального насилия в сфере семейно-бытовых отношений. В содержании обоснован новый механизм профилактики сексуального бытового насилия на ранних стадиях противоправного поведения.
Ключевые слова: духовное насилие, социальное насилие, сексуальное бытовое
насилие, бытовой насильник, алгоритм действий по фактам бытового насилия, защитное предписание, административная ответственность.
Abstract. In article scientifically reasonable suggestions for improvement of prevention
and to the prevention of sexual violence in the sphere of the family and household relations
are stated. In the contents the new mechanism of prevention of sexual domestic violence at
early stages of illegal behavior is reasonable.
Keywords: spiritual violence, social violence, sexual domestic violence, the household
tyrant, algorithm of actions on the facts of domestic violence, the protective instruction, administrative responsibility.
Несмотря на различия в культуре и правовых системах, все
страны Восточной Европы и Центральной Азии (далее – ВЕЦА)
прошли несколько общих этапов
развития правовой защиты и охраны своих граждан от бытового
насилия. Сейчас законы о предупреждении и профилактики семейно-бытового насилия действуют во многих странах мира.
Но при анализе их содержания видно, что в первую очередь
дают понятия общего насилия в
семье и его видам. И не смотря
на существование Модельного
закона о насилии в семье, рекомендованного ООН, в законодательстве стран ВЕЦА наблюдается существование различных
видов бытового насилия и их
правового понятия.
Модельный закон предназначен для законодательных органов и организаций, выступающих за принятие гендерно-специфического и всеобъемлющего
(comprehensive) законодательства
в области насилия в семье. Этот
закон гласит, что «Все насильственные действия физического,
психологического и сексуального
характера в отношении женщин,
совершенные на основании полового признака, лицом или лицами,
которые связаны с ними семейными и близкими отношениями, от
словесных оскорблений и угроз до
тяжелых физических побоев, похищения, изнасилование в браке,
насилие, связанное с приданым
или выкупом невесты, увечья гениталий, насилие,связанное с эксплуатацией через проституцию,
* Райхерт Людмила Сергеевна – соискатель, Костанайский филиал Челябинского государственного университета (Костанай, Казахстан).
Raykhert Lyudmila Sergeevna – applicant, Kostanaysky branch of the Chelyabinsk State
University (Kostanay, Kazakhstan).
131
У М 1 (37)’ 2014. Людмила Райхерт
насилие в отношении домашних
работниц, и попытки совершить
такие акты, должны рассматриваться как «насилие в семье»»
[Модельное
законодательство
2012].
В Белоруссии нет специализированного закона, направленного
на предупреждение и профилактику бытового насилия, но есть
общий закон «Об основах деятельности по профилактике правонарушений», который дает понятие
насилию в семье: «… умышленные
действия физической, психологической, сексуальной направленности одного члена семьи по отношению к другому члену семьи,
нарушающие его права, свободы,
законные интересы и причиняющие ему физические и (или) психические страдания» [Закон Республики Беларусь 2008].
В 2001 году Украина, одна из
первых стран ВЕЦА приняла закон «О предупреждении насилия
в семье» где появилось новое понятие экономического насилия в
семье: «… умышленное лишение
одним членом семьи другого члена семьи жилья, пищи, одежды и
другого имущества или средств,
на которые пострадавший имеет
предусмотренное законом право,
может привести к его смерти, вызвать нарушение физического или
психического здоровья» [Закон
Украины 2002]. Аналогичные понятия даны в специальных законах о профилактики бытового
насилия Казахстана, Литвы и Таджикистана и др. [Закон Республики Казахстан 2009; Закона Литовской Республики 2011; Закон Республики Таджикистан 2013].
Как видим, это понятие экономического насилия является
материальной нормой права, так
как предусматривает, что по причине экономического насилия
132
обязательно должны быть последствия в виде психического
и физического вреда здоровью
жертвы бытового насилия. Более
подробное определение исследуемого вида насилия изложено в
законе Республики Молдовы «О
предупреждении и пресечении
насилия в семье», где экономическим насилием в быту признаются действия, направленные на «…
лишение экономических средств,
в том числе средств к существованию, таких как еда, лекарства,
предметы первой необходимости;
злоупотребление преимущественным положением для присвоения
вещей лица; запрет на право владения, пользования и распоряжения общим имуществом; несправедливый контроль за общими
имуществом и ресурсами; отказ
содержать семью; принуждение
к тяжелому и вредному для здоровья труду, в том числе несовершеннолетнего члена семьи; другие
действия аналогичного характера» [Закон Молдовы 2008].
С профилактической точки
зрения следует признать, что последние определения экономического насилия наиболее точны,
что позволит предупреждать и
осуществлять
индивидуальнопрофилактические меры в отношении граждан, осуществляющих
экономическое бытовое насилие
на ранних стадиях соответствующих посягательств, не доводя
жертву до физического и психического расстройства. В этой связи, мы рекомендуем странам, где
не равнодушны к процессу снижения уровня бытового насилия,
признать экономическое насилие
в сфере семейно-бытовых отношений основным видом бытового
насилия. Кодифицированное законодательство также должно содержать в себе правовые нормы,
Классификация и основные характеристики насилия в сфере семейно-бытовых отношений
предусматривающие уголовную,
административную и гражданскую ответственность за правонарушения, связанные с экономическим насилием.
Заслуживает научного внимания исследование еще одного вида
бытового насилия, предусмотренного законодательством Республики Молдовы. «Духовное насилие – подрыв или умаление значимости удовлетворения духовнонравственных потребностей путем
запрета, ограничения, высмеивания устремлений члена семьи и
наказания за них, запрета, ограничения, высмеивания доступа к
культурным, этническим, языковым или религиозным ценностям
и наказания за приобщение к ним;
навязывание индивидуально неприемлемой системы ценностей;
другие действия аналогичного характера или с аналогичными последствиями». [Там же].
Такой вид насилия характерен
в семьях, где супруги имеют разную национальность и этнические
корни со своей религией, языком
общения и культурой. Наше анкетирование и интервьюирование
супругов из межнациональной
семьи (более 150 человек) показало, что такой вид насилия имеет
право на существование не только
в науке, но и в правоприменительной практике.
На вопрос: «Говорил ли Вам
Ваш супруг(а) обидные слова или
иные оскорбления, связи с принадлежностью Вас к другой национальности (этносу), иному
вероисповеданию, к общению на
родном для Вас языке?», супруги,
прожившие вместе свыше 5 лет
показали, что более 50% респондентов хоть один раз имели бытовые конфликты (ссоры) на этой
почве. Множество исследований
в этой сфере проведено учеными
социологами, изучение которых
подтверждает наши выводы о том,
что духовное насилие не редкое
явление в семейно-бытовых отношениях.
Но возникает вопрос: «А зачем признавать духовное насилие
как новый вид бытового насилия,
если его последствия все равно
могут быть выражены в виде физического, психологического, экономического насилия?». То есть
если существует самостоятельная
юридическая ответственность, которая относится только к духовному бытовому насилию, то такой
вид насилия должен быть признан
нормативно-правовыми актами.
Если духовное бытовое насилие
является правонарушением, то
должны существовать специализированные меры предупреждение и профилактики таких деликатных проявлений.
Например, название статьи может носить общий характер: «Нарушение законодательства о предотвращении бытового насилия»,
а диспозиция должна состоять из
частей, направленных против всех
видов насилия. В нашем случае
отдельную часть статьи изложить
в виде: «Действия, направленные
на применение незаконных ограничений доступа к культурным,
этническим, языковым или религиозным ценностям и наказания
за приобщение к ним; навязывание
индивидуально неприемлемой системы ценностей в сфере семейнобытовых отношений, влечет…». Некоторые ученые в своих исследованиях упоминают еще один
вид бытового насилия - «социальное насилие». Но понятие «социального насилия» в основном
используются в научных трудах
философов. Например, исследованию таких явлений посвятили
работы: Т.В. Шипуновой, Д. Бе133
У М 1 (37)’ 2014. Людмила Райхерт
кер, А.А. Гусейнова и др. [Шипунова 2002: 676-684, 12, 55-72, 13,
35-41].
Противоправные действия заключаются в том, что мужчина
препятствует устройству жены
на работу. В случае если она уже
работает - уговаривает или даже
требует увольнения под разными
предлогами. Может даже подстраивать ситуации, подрывающие
авторитет женщины на работе (к
примеру, «случайно» запирает ее
дома без ключей, в то время как в
фирме супруги крайне негативно
относятся к опозданиям. При требовании вернуться назад и выпустить ее, объявляет, что не может
покинуть свою работу). Приравнивание партнера к «социальному» нулю - тяжелый вид насилия,
поскольку для любого взрослого
человека профессиональная или
общественная реализация - важная часть жизни.
Я.И. Глинский считает, что:
«Социальное насилие навсегда
связано с человеком (Ecce homo!),
обществом. Раз возникнув, оно
будет сопровождать всю исто­
рию человечества. Утопичны намерения «ликвидировать», «преодолеть» насилие. Историческая
задача - минимизировать проявления многоли­кого социального
насилия и его разрушительные
последствия. Удастся ли это человечеству - вопрос его жизни и
смерти» [Гилинский 2013: 185].
Поэтому мы согласимся с мнением Я.И. Глинского, который считает, что социальное насилие поглощает семейное.
Таким образом, обоснован вывод, что специализированные законы стран ВЕЦА и иные сопутствующие нормативно-правовые
акты должны предусматривать
пять видов насилия: физическое,
психологическое
(эмоциональ134
ное), сексуальное, экономическое
и духовное. Кодифицированное административное законодательство должно содержать в
себе отдельную главу, состоящую
из статей, предусматривающих
административную ответственность за правонарушения в сфере
семейно-бытовых отношений. В
уголовном кодексе должны быть
предусмотрены конкурирующие
нормы права, в том числе и ответственность по правилам административной преюдиции.
ИСТОЧНИКИ
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
Бекер Д. 1994. Понятие системного насилия. В: Проблемы теорети­ческой социологии. СПб.: Петрополис, С. 55-72.
Гилинский Я.И. 2013. Социальное насилие. Спб.:ООО Издательский Дом «АлефПресс», 185 с.
Гусейнов А.А. 1994. Понятия насилия и
ненасилия // Вопросы фи­лософии. №6.С.
35-41.
Закон Литовской Республики “О защите от насилия в близком окружении”
от 15.12.2011 года // Газета «Обзор»
№50(779) от 21.12.2011.
Закон Республики Казахстан “О профилактике бытового насилия” от 4 декабря
2009 года №214.
Закон Азербайджанской Республики “О
предотвращении бытового насилия “ от 22
июня 2010 года № 1058-IIIQ.
Закон Грузии “О профилактики бытового
насилия, защите и оказания поддержки
жертвам бытового насилия” от 25 мая 2006
№3143- IS.
Закон Кыргызской Республики “О социально-правовой защите от насилия в семье” от 25 марта 2003 года № 62.
Закон Молдовы “О предупреждении и
пресечении насилия в семье” N 45-XVI от
01.03.2007. // Мониторул Офичиал N 5556/178 от 18.03.2008
Закон Республики Беларусь “Об основах
деятельности по профилактике правонарушений” от 10 ноября 2008 г. №453-З.
Закон Республики Таджикистан “О предупреждении насилия в семье” от 19 марта
2013 года №954.
Закон Украины “О предупреждении насилия в семье” от 15.11.2001 года №2789.
// Ведомости Верховной Рады Украины
(ВВР). 2002. № 10. Ст. 70.
Модельное законодательство о насилии
в семье. URL: http://www.conventions.ru/
view_base.phpid=642
(дата обращения
12.11.2013)
Шипунова Т.В. 2002. «Системное» насилие и агрессия // Общество и социология:
новые реалии и новые идеи. Труды Первого Всероссийского социологического конгресса «Общество и социология: новые реалии и новые идеи». 27-30 сентября 2000 г.
СПб., С. 676-684.
УМ 1 (37)’ 2014. Николай ТЮТЮННИКОВ*
Nikolay TYUTYUNNIKOV
[email protected]
ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ
ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОГО ФОНДА ИНФОРМАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ
LEGAL PROBLEMS OF INFORMATION SYSTEM TERMINOLOGICAL FUND MANNING
Аннотация. В статье рассмотрены вопросы комплектования терминологического фонда информационной системы с учетом авторского и смежного с ним права.
Представленная методика и опыт ее применения описывает материалы, допускающие свободное использование, возникающие при этом вопросы, не имеющие однозначного решения, а также произведения и другие объекты правовой охраны, на использование которых необходимо получение разрешение правообладателя.
Ключевые слова: информационная система, правовое обеспечение, терминологический фонд.
Abstract. In article questions manning of terminological fund information system relevant to copyright and related rights. The presented method and the experience of its application describes materials that allow the free use, arising from this question without a clear
solution, as well as works and other objects of legal protection, the use of which is necessary
to obtain copyright permission.
Keywords: information system, legal support, terminological fund.
К настоящему времени в Российской Федерации действует
значительное число (по некоторым подсчетам их количество
превышает 500) нормативных
правовых актов, которые регулируют отношения, связанные с информацией в различных сферах
жизни общества [Толстой 2009].
Это послужило основанием для
разработки во второй половине
XX века новой самостоятельной
отрасли права — информационного права.
Несмотря на то, что наука информационного права находится
на стадии своего становления, в
ней существуют ярко выраженные направления исследований
[Килясханов, Саранчук 2008], одними из которых являются институт интеллектуальной собственности в системе информационного права, правовое регулирование
информационных отношений при
создании и распространении массовой информации, а также о праве на доступ к информации.
Распространение информации
осуществляется с помощью информационных технологий, входящих в состав информационных
систем [Федеральный закон от
27 июля 2006]. Предприятия промышленности реализуют информационные системы на основании
стандартов 34 серии в виде совокупности изделий для комплекса
средств автоматизации автоматизированной системы. При создании автоматизированных систем
[ГОСТ 34.003—90 1991] разрабатывается 9 различных видов их
обеспечения, одним из которых
является правовое обеспечение.
Одним из вопросов, решаемых в
правовом обеспечении автоматизированной системы, является
обеспечение прав интеллектуальной собственности в процессе
•
Тютюнников Николай Николаевич – кандидат технических наук, старший научный сотрудник, Центральный научно-исследовательский институт экономики, информатики и систем управления (Москва, Россия).
Tyutyunnikov Nikolay Nikolaevich – candidate of technical sciences, senior researcher, leading
researcher, Central Research Institute of Economics, Informatics and Control Systems» (Moscow,
Russia).
135
У М 1 (37)’ 2014. Николай Тютюнников
создания и функционирования
автоматизированной
системы
при использовании результатов
интеллектуальной деятельности,
права на которые не принадлежат
заказчику или исполнителю автоматизированной системы.
Одним из компонентов автоматизированной системы, который востребован пользователями,
является система словарей. Перспективным путем реализации
такой системы является ее создание из следующих элементов:
1) терминологический фонд, комплектуемый на основе терминов и
определений из различных документов; 2) электронный словарь
специальных терминов (ЭССТ),
являющийся центральной частью
терминологического фонда и ведущийся на его основе; 3) другие
взаимосвязанные информационные фонды, хранящие, в том числе, и документы-первоисточники
терминологического фонда.
При комплектовании терминологического фонда различными
произведениями и материалами
актуальным является вопрос соблюдения авторского права и права, смежного с авторским, (смежные права) с целью сохранения
легитимности такого фонда. Кроме того, несоблюдение исключительных прав правообладателей
на данные в базе данных автоматизированной системы влечет за
собой признание такой базы данных как неохраняемой.
Для решения данного вопроса
разработана методика комплектования терминологического фонда,
основанная на 69—71 главах четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации [Федеральный закон от 18 декабря
2006] (ГК РФ). Данная методика
была создана в интересах службы
информационных ресурсов Во136
оруженных Сил Российской Федерации для разработки нормативно-методических документов
создания и ведения электронного
словаря военных терминов. Методика может быть использована
разработчиками
автоматизированных систем при создании организационного или правового
обеспечения автоматизированной
системы.
1) Свободное изложение научно-технических достижений (п.5
ст.1259 ГК РФ). В соответствии с
п.3 ст.1259 ГК РФ авторское право защищает только форму как
таковую, но никак не содержание
[Жуков 2011; Серго, Пущин 2011].
В соответствии с этим положением методики авторский коллектив, разрабатывающий ЭССТ
и ведущий терминологический
и другие фонды, имеет право добавлять в них любые авторские
материалы, более полно раскрывающие некоторую предметную
область или отражающие точку
зрения авторов.
Однако уровень значимости
таких материалов будет намного
ниже по сравнению с нормативными правовыми актами, нормативно-техническими документами,
официально изданными словарями и энциклопедиями, общеизвестными монографиями и другими научными трудами по тематике
информационной системы.
Данное правило является очень
важным для терминологических
словарей и энциклопедий. Издания, созданные без учета смежных
прав, т.е. без указания библиографических ссылок на источник использованных материалов, значительно снижают степень доверия
к содержащимся в них сведениям.
Это связано тем, что читатель не
может определить: взят ли текст,
например, из официального до-
Правовые проблемы комплектования терминологического фонда информационной системы
кумента или сформулирован лично автором. Частично исправить
данную ситуацию может только
авторитет издательства или известность автора.
2) Свободное использование
официальных документов (пп.1
п.6 ст.1259 ГК РФ). Нормы, закрепленные в нормативных документах, являются обязательными к
применению в областях действия
соответствующих документов.
ЭССТ, терминологический и
другие фонды должны предоставлять положения, прежде всего закрепленные в официальных документах, а затем в изданиях, охраняемых авторским правом. При
использовании официальных документов необходимо учитывать:
права публикатора официального
документа; правовую защищенность официального документа
в составе базы данных [Бачило
2011]; авторские права литературного или составного произведения, в котором был опубликован
официальный документ.
3) Свободное использование
произведений, перешедших в общественное достояние (п.1 ст.1282
ГК РФ).
4) Свободное цитирование результатов авторских работ с указанием библиографических ссылок
(пп.1 п.1 ст.1274 ГК РФ). В данном положении методики важным
являются форма цитирования и
объем, оправданный целью цитирования.
В постатейном комментарии
к ГК РФ [Крашенников 2010]
разъясняется, что под объемом,
оправданным целью цитирования, понимается объем, не превышающий в общей сложности
одного авторского листа из произведений одного автора (авторский
лист —40 тыс. печатных знаков
или 22—23 страниц машинопис-
ного текста на русском языке).
Однако мнения юристов расходятся в толковании этой нормы
закона, т.к. в ГК РФ не определен
ни конкретный объем цитируемого фрагмента, ни форма его представления.
В соответствии с пунктами
140—147 правил русского языка
[Лопатин 2007] цитаты заключаются в кавычки и оформляются
знаками препинания, как прямая
речь. Однако, в материалах словарей и энциклопедий такое оформление цитирования практически
не используется. В подтверждение этого отмечено [Корнеев
2010], что фрагмент произведения
должен быть использован в оригинале, но не в виде иной производной переработки.
5) Свободное использование материалов базы данных в оправданном объеме с указанием ссылки на
нее (п.3 ст.1334 ГК РФ). Аналогично предыдущему пункту методики о свободном цитировании,
возникает вопрос, не имеющий
однозначного решения, об объемах использования базы данных.
Поэтому, в целях избежания нарушения смежных прав в случае,
когда «объем, оправданный указанными целями» перерастает в
«существенную часть составляющих ее материалов», необходимо
получить разрешение изготовителя базы данных или иного правообладателя на использование
базы данных.
6) Учет авторского права при
написании обзоров.
Последние приведенные факты
четвертого пункта методики тесно
связаны с правовыми действиями
при проведении в процессе научных исследований анализа состояния предметной области и изложения точки зрения различных
авторов на исследуемый вопрос.
137
У М 1 (37)’ 2014. Николай Тютюнников
В научных трудах результаты
анализа излагаются не только в
виде совокупности цитат из различных произведений авторов,
но и в виде обзора, под которым
понимается производное произведение, представляющее собой
сжатое систематизированное, с
выводами и рекомендациями,
изложение современного состояния проблемы, рассматриваемой в первоисточниках [ГОСТ Р
7.0.3—2006]. Это обусловлено тем,
что большое количество соответствующих образом оформленных
цитат в аналитическом материале значительно увеличивает его
объем, перегружает его различными дополнительными фактами
и отвлекает читателя от основной
мысли, излагаемой автором материала.
Другой формой обзора является синтетический материал,
объединяющий в стройную систему факты, концепции, объекты, события и идеи, изложенные
в первоисточниках. Такой подход
достаточно часто используется в
разработке энциклопедий и энциклопедических словарей.
Такие материалы с правовой
точки зрения могут быть интерпретированы как:
а) с одной стороны, в соответствии со ст.1259 ГК РФ как на
идеи и прочее, на что авторские
права не распространяются, а, с
другой стороны, как текст, по форме совпадающий или очень близкий с оригиналом из документапервоисточника;
б) с одной стороны, в соответствии со ст.1274 ГК РФ как цитата, свободно используемая в информационных и других целях,
а, с другой стороны, как текст, по
форме не оформленный в виде цитаты (с использованием кавычек
и ссылкой на номер страницы до138
кумента-первоисточника).
Следовательно толкование обзора как производного произведения попадает под действие ст.1260
ГК РФ. В соответствии с п.3 этой
статьи составитель осуществляет
свои авторские права при условии
соблюдения прав авторов произведений, использованных для создания производного или составного произведения.
Поэтому при написании обзора его автор должен обязательно
учитывать права авторов документов-первоисточников.
Прежде всего такими являются права,
указанные в ст.1266 ГК РФ, пп.9
п.2 ст.1270 ГК РФ. Однако, право
на неприкосновенность произведения касается таких изменений
произведения, которые не связаны с созданием нового произведения на основе имеющегося9. А
исключительное право на использование произведения, в частности на переработку произведения,
касается всего произведения в целом или значительной его части.
В связи этим, обзор в большинстве случаев может расцениваться
как цитирование в информационных и других целях, не оформленное в соответствии с правилами
русского языка. При этом обязательным является соблюдение
ст.1300 ГК РФ и указание в обзоре любой информации, которая
идентифицирует произведение,
автора или иного правообладателя используемого документа-первоисточника.
В идеале для достижения правовой чистоты необходимо заручиться разрешением всех авторов
и иных правообладателей на использование их произведений, что
в реальной научной деятельности
недостижимо.
7) Получение разрешения автора на воспроизведение произведе-
Правовые проблемы комплектования терминологического фонда информационной системы
ния (пп.1 п.2 ст.1270 ГК РФ, п.2
ст.1275 ГК РФ).
Необходимость в воспроизведении документов-первоисточников при работе с ЭССТ или терминологическим фондом возникает у пользователя в случаях:
- точного
воспроизведения
(иногда с факсимильной точностью) написания определения
термина или связанной с ним
справочной информации, т.к. в
ряде случаев для внесения в фонд
авторские трактовки требуют
лингвистического преобразования текста по установленной форме с обязательным сохранением
содержащегося в нем смысла описываемого понятия;
- ознакомления с электронной
копией
документа-первоисточника или его части, где упомянут
найденный термин, для более глубокого изучения интересующего
вопроса и получения по нему различных сведений, содержащихся
в документе.
Для включения в информационные фонды электронных копий
различных энциклопедий, словарей, книг и других изданий необходимо получение разрешение
авторов произведений или иных
правообладателей.
8) Получение разрешения автора на переработку произведения
(пп.9 п.2 ст.1270 ГК РФ).
Переработка
произведения
необходима при включении в
терминологический фонд использованных в произведении
понятий и относящейся к ним
справочной информации. В отличие от цитирования, когда
объем включаемого в фонд текста незначителен, переработка
произведения осуществляется
в случаях полного добавления
текста издания или большей его
части в фонд.
В данном конкретном случае
результатом переработки исходного литературного произведения
фактически является созданная
на ее основе база данных, как правило, имеющая новые отсутствующие у первоисточника качества.
9) Получение разрешения на
воспроизведение частей составного произведения (п.7 ст.1260 ГК
РФ).
Очень много терминологии,
которая является новой, в большинстве случаев не являющейся устоявшейся и не вошедшей
в нормативные документы или
энциклопедии и словари, а также
устанавливающей базовые понятия в узкоспециализированных
областях знания, публикуется в
периодических изданиях. Правовое регулирование вопросов использования таких материалов
отличается от обычных литературных произведений (пункт семь
настоящей методики).
В случае включения в информационные фонды электронных
копий статей или других материалов из периодических изданий
необходимо:
а) не только приводить библиографическую ссылку с указанием
выходных сведений об издании, но
и в соответствии с пп.1 п.2 ст.1270
ГК РФ получать разрешение издателя на воспроизведение материала;
б) также в соответствии с п.5
ст.1260 ГК РФ потребуется разрешения автора, за исключением
случаев, когда исключительные
права были переданы издателю.
10) Получение разрешения Заказчика на использование в необходимых пределах результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) (п.1 ст.1298 ГК РФ).
Принадлежность исключительных прав устанавливается кон139
У М 1 (37)’ 2014. Николай Тютюнников
трактом между автором и заказчиком. Кроме того, исключительные
права также могут принадлежать
исполнителю государственного
контракта и Российской Федерации [Постановление 2009].
11) Получение разрешения
правообладателя на использование базы данных (п.1 ст.1296 ГК
РФ, п.1 ст.1297 ГК РФ, абзац 2
п.2 ст.1295 ГК РФ, п.2 ст.1333 ГК
РФ). Включение базы данных в
терминологический и другие фонды может быть самой сложной с
правовой точки зрения по сравнению с другими произведениями.
В таблице показана необходимость получения разрешения правообладателей на использование
различных произведений и материалов из них в зависимости от
уровней значимости первоисточников терминологического фонда
(в скобках в графах таблицы указан соответствующий пункт методики комплектования терминологического фонда).
Однако при решении правовых
вопросов использования конкретных документов-первоисточников (в том числе и виде баз данных) возникает множество особенностей, зависящих как от вида
документа, так иногда и от самого
документа. Среди множества выявленных случаев [Тютюнников
2012] приведем наиболее интересные.
1) Официальные документы.
Особенностью официальных документов является внесение в них
изменений. Получить актуальную
редакцию того или иного нормативного правового акта помогают
правовые информационные системы. Однако, для воспроизведения документов из такой системы
необходимо получить соответствующие права на ее использование. Кроме того, тексты нормативных правовых актов с внесенными
в них изменениями не являются
официальными документами.
Еще одна правовая коллизия
возникает при использовании
межгосударственных и нацио-
Необходимость получения разрешения правообладателя
Информа­
Термино­
Уровень значимости
ционные
логический
ЭССТ
фонды
фонд
Официальные
нет (2)
нет (2)
нет (2)
документы
Непериодические
да (7)
да (8)
спорно (4)
издания(*)
Составные части
да (9)
нет (4)
нет (4)
сериальных изданий
Результаты НИОКР
да (10)
да (10)
да (10)
Электронные издания
(базы данных)
да (11)
да (11)
спорно (5)
спорно (6)
спорно (6)
спорно (6)
нет (1)
нет (1)
нет (1)
Обзор
Авторские материалы
ЭССТ
(*)
Кроме произведений, перешедших в общественное достояние — нет (3).
140
Правовые проблемы комплектования терминологического фонда информационной системы
нальных стандартов. Они не могут быть полностью или частично
воспроизведены, тиражированы и
распространены без согласования
Росстандарта России. Тоже касается государственных военных
стандартов и Минобороны России. Такие ограничения, фактически, допускают только цитирование положений стандартов.
2) Непериодические издания.
На воспроизведение и переработку энциклопедий, словарей,
книг практически во всех случаях
требуется разрешение правообладателя. Например, на словарь
по ред. Д.О. Рогозина [Рогозин
2011] — авторов, словарей под
ред. А.Э. Сердюкова [Сердюков
2007] и В.И. Куроедова [Куроедов
2003], созданных в рамках НИОКР, — Минобороны России.
Проблемы существуют и с историческими изданиями. Например,
на использование словаря под
ред. Н.В. Огаркова [Огарков 1983]
требуется разрешение (ст.1298 ГК
РФ), в отличие от, например, исключительных прав публикатора
на произведение, находящегося в
общественном достоянии, которые действуют в течение 25 лет.
Или энциклопедия под ред. К.Е.
Ворошилова [Ворошилов 19321933] уже должна была бы перейти в общественное достояние, однако правопреемником является
научное издательство «Большая
Российская энциклопедия». Также, например, надо получать разрешение на использование словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона
в части военного дела [Арясов
2006], изданного с использованием современной орфографии и
пунктуации.
3) Обзор и авторские материалы. Права у авторов возникают
при создании результата интеллектуальной деятельности, соз-
данного творческим трудом. Однако, граница, отделяющее понятие творческого труда от нетворческого, достаточно призрачна и
подвижна. Можно ли, например,
посчитать творческим трудом
чтение монографий и выделение
из них терминов и определений,
приведенных их автором в самом
тексте труда? Является ли творческим трудом синтез материала из
различных источников, результатом которого является обзор? А
если автор, проводя анализ и прочитав множество первоисточников, изложил в своем материале
состояние исследуемого вопроса,
не привнеся ничего нового, то считается ли это творческим трудом?
Также хотелось бы добавить о
необходимости при написании авторских материалов соблюдения
права авторства и права авторства
на имя. Так, например, в Военной
Энциклопедии [Грачев и др. (ред.)
1994-2004] у большинства статей
присутствует как имя автора статьи, так и перечень использованной литературы. В Военном энциклопедическом словаре [Огарков
(ред.) 1983] таких сведений уже
нет, т.к. установлено [ГОСТ 7.60—
2003], что энциклопедический
словарь в отличие от энциклопедии содержит краткие статьи.
Таким образом, в соответствии
с разработанной методикой комплектования терминологического
фонда и учитывая другие положения ГК РФ по авторскому и смежному с ним праву можно сделать
вывод о том, что при разработке
терминологического и связанного с ним других информационных
фондов необходимо учитывать в
разной степени вопросы получения прав использования произведений и других материалов у обладателей исключительных прав
на них. При разработке ЭССТ
141
У М 1 (37)’ 2014. Николай Тютюнников
обязательным является получение разрешение на использование
результатов
научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, правообладателем
которых в большинстве случаев
является Российская Федерация.
При комплектовании терминологического фонда кроме того необходимо получение разрешения
на включение в него различных
непериодических изданий, таких
как энциклопедии и словари, а
также базы данных в полном составе. Наибольшие трудности
возникают при комплектовании
других информационных фондов,
таких как фонд с нормативной
документацией и фонд с научнотехнической информацией, для
включения, в которые необходимо получение разрешение практически на все виды изданий, кроме
нормативных правовых актов.
ИСТОЧНИКИ
1. Арясов И.Е. 2006. Военное дело. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. М.: Вече, 640 с.
2. Бачило И.Л. 2011. Информационное
право. М.: Изд-во Юрайт; ИД Юрайт,
522 с.
3. Ворошилов К.Е. (ред.) 1932—1933. Советская Военная Энциклопедия. М.:
ГСЭИ «Советская энциклопедия».
4. ГОСТ 34.003—90. Информационная
технология. Комплекс стандартов на
автоматизированные системы. Автоматизированные системы. Термины и
определения. М.: Изд-во стандартов,
1991. 23 с.
5. ГОСТ 7.60—2003. Система стандартов
по информации, библиотечному и издательскому делу. Издания. Основные
виды. Термины и определения. Минск:
ИПК Изд-во стандартов, 2004. 36 с.
6. ГОСТ Р 7.0.3—2006. Система стандартов по информации, библиотечному и
издательскому делу. Издания. Основные элементы. Термины и определения. М.: Стандартинформ, 2006. 37 с.
7. Грачев П.С., Родионов В.Н., Сергеев
И.Д., Иванов С.Б. (ред.) 1994-2004.
Военная Энциклопедия. М.: Воениздат.
8. Жуков Е.А. 2011. Право интеллектуальной собственности. Новосибирск:
Изд-во НГТУ, 227 с.
9. Килясханов И.Ш., Саранчук Ю.М.
2008. Информационное право в терми-
142
нах и понятиях. М.: ЮНИТИ-ДАНА;
Закон и право, 136 с.
10.Корнеев В.А. 2010. Программы для
ЭВМ, базы данных и топологии интегральных микросхем как объекты интеллектуальных прав. М.: Статут, 162
с.
11.Крашенников П.А. (ред.) 2010. Авторские и смежные с ними права. Постатейный комментарий глав 70 и 71
Гражданского кодекса Российской
Федерации. М.: Консультант Плюс,
2010. 136 c.
12.Куроедов В.И. (ред.) 2003. Военноморской энциклопедический словарь.
М.: Воениздат, 960 с.
13.Лопатин В.В. 2007. Правила русской
орфографии и пунктуации. Полный
академический справочник. М: Эксмо,
480 с.
14.Огарков Н.В. (ред.) 1983. Военный энциклопедический словарь. М.: Воениздат, 863с.
15.Постановление Правительства РФ от
22 апреля 2009 г. № 342 «О некоторых
вопросах регулирования закрепления
прав на результаты научно-технической деятельности» // Собрание законодательства РФ. 2009. № 18 (2 ч.).
Ст. 2242.
16.Рогозин Д.О. (ред.) 2011. Война и мир
в терминах и определениях. Военнополитический словарь. М.: Вече, 640 с.
17.Серго А.Г., Пущин B.C. 2011. Основы
права интеллектуальной собственности для ИТ-специалистов. М.: Интернет-Университет Информационных
Технологий; БИНОМ. Лаборатория
знаний, 239 с.
18.Сердюков А.Э. (ред.) 2007. Военный
энциклопедический словарь. М.: Воениздат, 832 с.
19.Толстой B.C. 2009. Гражданское информационное право. М.: Издательство Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования, 296 с.
20.Тютюнников Н.Н. 2012. Правовые
особенности изготовления базы данных терминологического фонда автоматизированной системы специального назначения // Перспективы развития информационных технологий:
сб. материалов VIII Международной
научно-практической конференции,
Новосибирск, 16 июля 2012 г. Новосибирск: Издательство НГТУ. С. 57—64.
21.Федеральный закон от 18 декабря
2006 г. № 230-ФЗ (в ред. от 23 июля
2013 г) «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая)» //
Собрание законодательства РФ. 2006.
№ 52 (1 ч.). Ст. 5496.
22.Федеральный закон от 27 июля 2006 г.
№ 149-ФЗ (в ред. от 02 июля 2013 г.)
«Об информации, информационных
технологиях и о защите информации»
// Собрание законодательства РФ.
2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3448.
У М 1 (37)’ 2014. Александр НОВОСЕЛЬЦЕВ*
Aleksandr NOVOSELTSEV
[email protected]
КОНФЛИКТЫ В ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЕ
РОССИЙСКОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ:
ПРОСТРАНСТВА, СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ
conflicts in the Russian institutional health care system: spaces,
strategies and tactics
Аннотация. Cтатья посвящена институциональным и организационным конфликтам в системе российского здравоохранения, а также официальным и теневым
практикам их разрешения. В результате проведенного исследования автор описывает источники блуждающих туманов в институциальной системе российского здравоохранения, которые обусловливают производство и воспроизводство конфликтов
между основными акторами. Показано, что решение конфликтов, их урегулирование и профилактика зависят от стратегий властных организаций, формальных и
неформальных тактик.
Ключевые слова: конфликт, система здравоохранения, стратегии властных организаций, формальные и неформальные тактики, реформа здравоохранения.
Abstract. The article focuses on the institutional and organizational conflicts in the
Russian health care system, as well as the official and shady practices. As a result of the
research, the author describes the sources of stray mist in the institutional system of the Russian health care that determine the production and reproduction of the conflicts between the
main actors. The author shows that the solution of conflict, conflict resolution and prevention
depend on the strategies of power organizations, formal and informal tactics.
Keywords: conflict, health care system, strategies of power organizations, formal and
informal tactics, health care reform.
Исследуя
здравоохранение
как социальный институт, мы
должны акцентировать внимание на ценностях, нормах, ролевых предписаниях и практиках,
которые воспринимаются как
нечто укорененное в социальной
реальности. Ценности здоровья и
нормы государственной системы
его поддержания, сложившиеся
в советское время, предполагали
значительную дистанцию между
врачом и больным, приоритет
врача и необходимость во всем
следовать его предписаниям. В
терминах Р. Витча [Скотенко
2010] распространялась техническая модель, при которой в задачи врача входило исправление
«поломки» организма больного,
обусловленной действием внеш-
них или внутренних факторов.
Иногда такое взаимодействие
подкреплялось патерналистской
моделью, напоминающей родительское отношение к ребенку
или священника к пастве, но не
исключающей самостоятельной
ценности обратившегося за медицинской помощью. Преобразования и трансформации института
здравоохранения
потребовали
инициации новых моделей взаимодействия – коллегиальной и
контрактной. Однако приходится
признать, что надежды на их быстрое освоение не оправдались,
более того, возникли новые источники производства конфликтов. Чтобы разобраться с ними,
используем пространственный
подход.
* Новосельцев Александр Геннадьевич – магистрант, Поволжский институт управления
имени П.А. Столыпина – филиал РАНХиГС (Саратов, Россия).
Novoseltsev Alexander Gennadievich – master-degree student, P.A. Stolypin Volga-region
institute of administration (Saratov, Russia).
143
У М 1 (37)’ 2014. Александр Новосельцев
Обратимся к идеям А. Лефевра
о том, что существует огромное
количество подсистем, функционирующих на разных уровнях реальности, пространства между которыми заполнены блуждающими туманами (выделено нами)
[Раунд и др. 2010]. Пространство
здравоохранения
неоднородно,
включает формальные и неформальные подсистемы, переходы
между которыми предполагают
свои предписания и нормы, которые не всегда могут быть поняты и раскрыты. Руководитель
медицинской организации может
не иметь целостного представления о правилах функционирования института в целом, но вполне
справляться с управлением собственного больницы.
Построение новых институтов
основывалось на допущении, что
рыночные отношения сами по себе
с неизбежностью обеспечат развитие институтов, практик, норм
эффективного функционирования неолиберальной рыночной
системы. Однако, появившийся
вместо рыночной экономики квази-рынок с его олигархической
структурой при неудачных попытках имплементации западных
институтов привели к образованию блуждающих туманов в плохо управляемых пространствах
[Там же], в том числе в пространстве здравоохранения. Соответственно акторы вынуждены были
формировать собственные стратегии и тактики выживания – конфликтные по своей природе. Как
предполагает де Серто, стратегия
исходит из властных отношений,
возникающих в особых местах и
направленных на достижение целей и минимизацию угроз, исходящих из внешнего окружения.
Тактика позволяет согласовать
пространства, формируемые стра144
тегиями. Тактики мобильны, они
могут возникать и исчезать незаметно для внешнего наблюдателя,
но они формируют разнообразные
практики как способы решения
конфликтных ситуаций.
Конфликты в здравоохранении
могут возникать на институциальном уровне и на уровне отдельных медицинских организаций. В
их развитии существенную роль
играют функциональные, позиционные, а иногда и личностные
особенности участников как коллективных, так и индивидуальных. Исходя из гносеологической
природы конфликта, И.А. Тогунов
выделяет базовые противоречия,
обусловливающие существование
системных конфликтов здравоохранения.
1. противоречие между системой стимулов в здравоохранении
и фундаментальными законами
конкуренции (высокие цены на
медицинские услуги остаются
даже при избыточном предложении);
2. противоречие между дорогостоящими
медицинскими
технологиями и всеобщей доступности в получении медицинской
услуги;
3. противоречие между реальным наличием пациентов и высокой стоимостью медицинской
услуги (без улучшения качества
медицинской помощи);
4. противоречие, в котором
заключена сущность того, что действующая система стимулирования медицинского труда поощряет внедрение инноваций, увеличивает издержки либо повышает
качество без соответствующего
снижения стоимости медицинской услуги [Тогунов 2005].
К этим противоречиям добавим следующие:
5. противоречие между уста-
Конфликты в институциональной системе российского здравоохранения
Табл. 1. Удовлетворены ли вы системой здравоохранения в России?
2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013
Определенно да/ 17
скорее да
Ни да, ни нет
21
Скорее нет/
определенно нет 59
Затруднились
3
ответить
15
18
15
15
16
15
20
20
23
22
22
22
22
-*
64
58
60
59
57
61
77
2
1
4
4
5
2
4
* Вариант ответа в 2013 году не предлагался.
новками на здоровье и низкой ответственностью за обеспечение
своего здоровья у пациентов;
6. противоречие между задачами менеджмента и задачами
профессиональной деятельности
(например, руководитель должен
обеспечивать прибыль организации, а профессионал доступность
медицинской помощи);
7. противоречие между клиент-центрированными требованиями рынка медицинских услуг и
сохранившимися медико-центрированными практиками оказания
медицинской помощи;
8. противоречия между интересами, стратегиями и тактиками
основных акторов в пространстве
здравоохранения;
9. противоречие в понимании
квалиметрических
параметров
(качества) акторами;
10. противоречие между необходимостью
использования
современных технологий, в том
числе и информационных и неготовностью пациентов и персонала
к владению ими.
Каждое из этих противоречий
порождает веер специфических
конфликтов, которые в обобщенной форме выражаются в оценке
удовлетворенности или неудовлетворенности системой здравоохранения в целом.
Левада-центр с 2002 года проводит опрос общественного мне-
ния относительно различных социальных институтов, в том числе
и института здравоохранения, по
репрезентативной всероссийской
выборке городского и сельского населения среди 1600 человек
в возрасте 18 лет и старше в 130
населенных пунктах 45 регионов
страны. В представленных таблицах даны ответы в процентном соотношении от общего числа опрошенных за последние восемь лет
(статистическая погрешность не
превышает 3,4%, Табл. 1) [Общественное мнение 2013].
Из таблицы видно, что уровень
удовлетворенности системой медицинской помощи несколько
повысился, впрочем, так же, как
и уровень неудовлетворенности.
Что же касается качества медицинских услуг, то динамика мнений свидетельствует в пользу поляризации ответов (Табл. 2) [Общественное мнение 2013].
Из второй таблицы следует, что
процент людей, не замечающих
изменений в здравоохранении,
снизился в последний год на 7%,
в то время как число недовольных
здравоохранением увеличилось
на 6%. Другими словами уровень
недовольства возрастает, а вместе
с ним возрастает потенциал конфликтности.
Сложившаяся практика разрешения конфликтных ситуаций в
сфере здравоохранения – подача
145
У М 1 (37)’ 2014. Александр Новосельцев
Табл. 2. Как изменилось качество медицинских услуг в России
за последний год?
2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013
Определенно да/
скорее да
Не изменилось
Скорее нет/
определенно нет
Затруднились
ответить
23
23
23
11
13
14
13
13
44
45
48
45
43
42
46
39
32
27
24
30
34
37
36
42
5
6
4
14
9
8
4
6
жалоб в вышестоящие органы: в
министерства, комитеты, непосредственно должностным лицам.
О.А. Цыганова и Т.Г. Светличная
проанализировали работы по содержательному анализу жалоб: на
первом месте по числу обращений
стоят вопросы льготного лекарственного обеспечения (в среднем
2,0 случая на 10000 населения), на
втором – необходимость материальной поддержки при получении
дорогостоящих видов медицинской помощи (в среднем 1,6 случая на 10000 населения) [Цыганова, Светличная 2009]. Изучение
отчетов ЛПУ Санкт-Петербурга
по работе с обращениями граждан
показывает такое распределение
жалоб: на ненадлежащую организацию медицинской помощи
(35,9%), ее качество (17,5%), нарушение деонтологических норм
(19,2%) и дефекты лекарственного обеспечения (15,6%) [Там же].
Мы проанализировали статистику обращений на сайт Минздрава РФ [Итоги работы 2013].
За три квартала 2013 года на сайт
было подано 58799 обращений,
причем наиболее распространенной формой стали письменные
или электронные сообщения (в
среднем 74%) , при этом резко
увеличилось число телефонных
обращений на горячую линию по
вопросам оказания бесплатной
медицинской помощи. В первом
146
квартале такие обращения не зафиксированы, во втором было
859, а в третьем – уже 2522 обращения такого рода.
Обращения разделены на категории, репрезентирующие предметную составляющую конфликтов и отражающие институциальный дискурс в их систематизации:
1. качество медицинской помощи – 36,06%
2. работа учреждений здравоохранения – 22,63%
3. лекарственное обеспечение –
10,33%
4. заработная плата медицинских работников, кадровое обеспечение учреждений здравоохранения, профессиональная подготовка медицинских и фармацевтических работников и т.д. – 10,14%
5. другие вопросы – 20,83% всех
поданных обращений.
Отметим, что более половины
обращений связаны с качеством
предоставляемой
медицинской
помощи и работой медицинских
организаций. К сожалению, сайт
Минздрава РФ [Там же] не дает
информации о том, кто и с какой
жалобой выходит на сайт, а, следовательно, остаются открытыми
вопросы о субъектах конфликта
и инцидентах. Порядок работы с
жалобами включает: прием и рассмотрение жалоб от населения,
а также рассмотрение жалоб, поступивших от вышестоящих ин-
Конфликты в институциональной системе российского здравоохранения
станций; первичное консультирование и правовое просвещение
пациентов и их родственников;
выступление руководителей органов управления здравоохранением в СМИ с информацией о
деятельности органов управления
и медицинских организаций в области обеспечения прав граждан;
организация встреч с населением; распространение литературы,
посвященной обеспечению и защите прав пациентов. Другими
словами, это стратегии власти, направленные на уменьшение внешних угроз, институциальные пути
управления и профилактики возможных конфликтов.
Однако граждане находят и
другие способы поведения в условиях блуждающих туманов. Эти
тактики трудно поддаются формализованному
исследованию,
однако можно найти косвенные
указания на них в данных всероссийских опросов. Чуть больше половины россиян (51%) по данным
ВЦИОМ 2013 года при заболеваниях обращаются в государственную, бесплатную поликлинику; в
платную поликлинику, больницу
идут 7% населения; к народным
целителям, нетрадиционной медицине – 1% опрошенных, ничего
не делают, все пускают «на самотек» – 5%, затруднились ответить
1% [Инвестиции в здоровье 2013].
В 2013 году ВЦИОМ при поддержке комитета «ОПОРЫ России» и отраслевого отделения по
медицинским услугам «Деловой
России» провели исследование
«Индекс здравоохранения РФ2013» [Там же]. В выборку вошли
1600 респондентов из 46 регионов
в возрасте от 25 до 60 лет. В соответствии со структурой российского общества четверть выборки
составили пенсионеры, столько
же – рабочие, 16% – служащие
без высшего образования. Выяснилось, что граждане добровольно доплачивают врачам и
медсестрам; подсчет дал ответ на
вопрос, сколько стоит бесплатная медицинская помощь в государственных и муниципальных
медицинских организациях – в
среднем 2643 рубля, и это кроме
традиционных подарков. Подношения больных при этом составляют 138,7 млрд. рублей, то есть
29% от федерального годового
бюджета здравоохранения. В числе бенефициаров оказываются онкологи, хирурги, анестезиологи,
акушеры-гинекологи, санитарки,
а также заведующие отделениями,
другие начальники, от которых зависит решение сложных вопросов
[Батенева 2013]. При расширении
монетизации льгот, в том числе и
медицинских, некоторые категории больных по-прежнему получают лекарственные средства. Так
в Саратовской области больные
сахарным диабетом могут получить инсулиновые препараты и
глюкометр, а так же шприцы. Но
для того, чтобы получить лекарства и аппаратуру более высокого
качества, больные предпочитают
подстраховаться с помощью подарков или денежных вознаграждений. Более того, практики дарения распространены даже в частных клиниках, в которых пациент
и так оплачивает медицинскую
помощь (по материалам фокусированного интервью, проведенного авторами).
Еще один репрезентативный
источник неформальных тактик
и околомедицинских конфликтов
– народный форум Задолба!ли.
ru. На нем можно найти 13341 запись, 62 категории, наиболее популярные из которых (более 100
страниц по 9 записей) являются:
транспорт, покупатели, продав147
У М 1 (37)’ 2014. Александр Новосельцев
цы, прекрасный пол, медицина
[Задолба!ли]. Контент-анализ 936
обращений раздела «Медицина»
показал следующее распределение конфликтных зон. Пишут не
только пациенты, но и врачи, аптекари, водители скорой помощи,
студенты и преподаватели медицинских вузов, представители
страховых компаний.
Чаще всего посетители сайта сетуют на порядок работы медицинской организации: очереди, отсутствие мест для ожидания и отдыха, длительное ожидание записи,
халатность, старое оборудование,
потеря документов, сквозняки,
перегруженность больничных палат, отсутствие туалетов на этаже
и формальное отношение к гигиене. На этом электронном ресурсе
размещены истории отчаявшихся
авторов, которые уже не надеются
на счастливое развитие событий
(91,45%), но также и сообщенияблагодарности людям, пришедшим на помощь, как правило, в
сложных жизненных ситуациях.
Устойчиво повторяющиеся ситуации, доводящие людей до отчаяния, могут быть рассмотрены как
неформальные тактики другой
стороны конфликта. В частности,
со стороны медперсонала отмечается депрофессионализация1, безразличие и безответственность;
дистанцирование от пациента;
принятие шаблонных решений,
формализация/ а иногда и подделка документов; круговая пору____________________
1
Одна из историй: «В поликлиниках
профильные специалисты сидят зачуханные, работая, словно на конвейере: человек
на десять минут. Что может эндокринолог
сказать за это время пациенту? В результате он на тебя смотрит: «У вас всё в порядке». «Так я же анализы даже не сдавала».
«Ах, вы хотите анализы! Вот вам бумажки,
но я у вас ничего не найду»/ #12814 — Выживут самые терпеливые.http://zadolba.li/
story/12814
148
ка; необоснованное перенаправление к другим врачам. Врачи также
используют тактики сговора между врачами и фармацевтическими
/частными компаниями, неоправданное расширение платных диагностических процедур и другое.
Эти тактики не всегда реализуют
стратегии доступности и качества
медицинских услуг, становятся
нередко источником конфликтных ситуаций в медицинских организациях.
Пациенты тоже не остаются в
долгу: берут врача измором; требуют мгновенного исцеления и чудодейственных пилюль; пытаются обеспечить доступ к нужному
врачу через сеть знакомств; дают
взятки и делают подарки; оплачивают проезд на конференции; оказывают услуги со своей стороны,
шантажируют, угрожают.
Отмеченные не слишком распространенные практики обращения к народным целителям и
экстрасенсам, как правило, компенсируют установленные институтом официальной медицины
ограниченные возможности полноценного осмотра и тщательного изучения истории болезни. В
гомеопатии, например, прием может продолжаться от получаса до
часа [Садыков 2012: 122]. Среди
потребителей так называемой альтернативной медицины уровень
доверия к ней поддерживается на
достаточно высоком уровне. Более того, несмотря на запрет применения гомеопатических методов при онкологических, инфекционных заболеваниях, больные
обращаются к гомеопатам именно
в этих случаях [Там же: 123]. Наконец, достаточно распространенная тактика – самолечение, в том
числе с помощью интернет-ресурсов. Практика включает в себя
поиск симптомов в интернет-се-

ти и форумах, самостоятельный
выбор лекарств в согласовании с
«народными советами», при этом
критерием правильности лечения
становится число положительных
отзывов о лекарстве или порядке
лечения.
Проведенное
исследование
позволяет вскрыть источники
блуждающих туманов в институциальной системе российского
здравоохранения, которые обусловливают производство и воспроизводство конфликтов между
основными акторами с завидным
постоянством. Решение конфликтов, их урегулирование и профилактика зависят от стратегий
властных организаций, формальных и неформальных тактик.
ИСТОЧНИКИ
1. Аборов А.Х и др. 2010. Об обращениях граждан при нарушении их прав на
своевременную и качественную медицинскую помощь нельзя спамить Качество медицинской помощи: проблемы и перспективы совершенствования: Мат-лы междунар. науч.-практ.
конф. СПб., С. 71 - 76.
2. Батенёва Т. Ничего себе подарочек.
Подношения врачам составляют треть
федерального бюджета здравоохранения // Российская газета. 17.12.2013
URL: http://www.rg.ru/2013/12/17/
pooshrenie.html (дата обращения
20.12.2013)
3. Задолба!ли.
URL:http://zadolba.li/
(дата обращения 20.12.2013)
4. Инвестиции в здоровье: готовы ли
россияне тратить на фитнес и платную медицину? Пресс-выпуск №
2308.23.05.2013. URL: http://wciom.
ru/index.php?id=459&uid=114153
(дата обращения 20.12.2013)
5. Итоги работы Министерства здравоохранения РФ с обращениями в 1,2,3
кварталах 2013 года. URL: http://
www.rosminzdrav.ru/reception/stat
(дата обращения 20.12.2013)
6. Общественное мнение – 2013. Раздел
7.1 Здравоохранение. URL: http://
www.levada.ru/books/obshchestvennoe-mnenie-2013. (дата обращения
20.12.2013)
7. Раунд Дж., Уильямс К., Роджерс П.
2010. Повседневные тактики и пространства власти в повседневной
жизни: роль неформальных экономик
в постсоветсткой Украине и аспекты
социальной политики // Журнал исследований социальной политики.
Т.8. №3. С. 405-424.
8. Садыков Р.А. 2012. Статус гомеопатии
в пространстве российского здравоохранения6автономия или интеграция?
// Журнал исследований социальной
политики. Т.10. №1. С.109-126.
9. Скотенко О.Л. 2010. Модели взаимоотношений врача и пациента
(На материале офтальмологической
практики). Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата медицинских наук. Специальность 14.02.05 - социология
медицины. Волгоград-2010. URL:
http://medical-diss.com/medicina/
modeli-vzaimootnosheniy-vracha-ipatsienta#ixzz2rye5RnYP (дата обращения 20.12.2013)
10.Тогунов И.А 2005. Конкуренция в
здравоохранении и медицине URL:
http://www.cfin.ru/management/strategy/health_system.shtml (дата обращения 20.12.2013)
11.Цыганова О. А., Светличная Т. Г. 2009.
Характеристика досудебных способов защиты прав пациентов. URL:
http://www.br68.ru/forum/viewtopic.
php?f=44&t=9767. (дата обращения
20.12.2013)
149
заочная научно-практическая
конференция. секция науки и культуры
УМ 1 (37)’ 2014. Любовь КОШЕЛЬ*
Lyubov KOSHEL
[email protected]
процесс символизации современного
социокультурного пространства
The process of symbolization
of modern social and cultural space
Аннотация. Статья посвящена актуальной проблеме современного научного
знания: процессу символизации как неотъемлемому элементу человеческой культуры,
в частности, особенностям процесса символизации российского социокультурного
пространства в условиях глобализирующегося и трансформирующегося общества.
Ключевые слова: символ; символизация; социокультурное пространство;
глобализация; массовая культура; десакрализация; симулякр; социокультурные
трансформации.
Abstract. The article is devoted to the actual problem of modern scientific knowledge:
the process of symbolization as an integral part of human culture, in particular, features of
the process of symbolization Russian cultural space in a globalizing and transforming society.
Keywords: symbol, symbolization, socio-cultural space, globalization, mass culture;
desanctification; simulacrum; sociocultural transformation.
После распада СССР Россия
вступила в эпоху совершенно новой социокультурной трансформации, связанной с процессом
самоопределения в глобальном
пространстве информационного
общества. Произошли коренные
изменения в идеологии, мировоззрении, во взаимоотношениях
людей как в профессиональной,
так и повседневно-бытовой сферах, ценностных ориентациях,
нормах поведения. За предельно
короткий промежуток времени
российское общество пережило и
приняло те культурные явления,
которые были созданы западной
массовой культурой за последние полвека. Многие культурные
процессы, в том числе процессы
символизации, носили противоречивый, стихийный характер.
Российская культура утратила
свою замкнутость и открылась
ценностям и идеалам западной
цивилизации.
С 90-х гг. XX в. Россия переживает период очередной смены
символических систем – создается постсоветская символическая
система, в которой воплощаются понятия, нормы и ценности,
отражающие и одновременно
формирующие современную духовную реальность. Вследствие
социально-политических преобразований на новом этапе общественное устройство России подвергается значительной трансформации. Сложные процессы
экономического, политического и
культурного характера отражают
состояние российского общества
как общества переходного типа.
Произошел поворот от идеологической советской культуры к потребительской массовой культуре
западного образца. В данных условиях необходимо было выстроить новую стратегию примирения
ценностных ориентиров будущего
с ценностями и идеалами прошло-
•
Кошель Любовь Викторовна – аспирант, Пятигорский государственный лингвистический университет (Пятигорск, Россия).
Koshel Lyubov Viktorovna – post-graduate student, Pyatigorsk State Linguistic University
(Pyatigorsk, Russia).
150
Процесс символизации современного социокультурного пространства
го.
Основанием поиска культурных
доминант и ценностных предпочтений в постсоветской России является осмысление духовно-исторических ценностей своего народа.
Это обусловливает особенности
процессов символизации, проявляющиеся в одновременном существовании «старых» и «новых»
символов, в частности, обращение
к символике Древней Руси, имперской и советской России.
В настоящее время происходит
обращение к символам Российской
Империи, в частности, актуальность приобрел бело-желто-черный триколор, став символом для
националистически настроенных
субкультур. Неоязычество, в свою
очередь, обращается к сакральным
символам славянской культуры.
После распада СССР в поисках
объединяющей
национальной
идеи стали появляться религиозные концепции, одной из которых
стало славянское неоязычество,
выросшее на славянской этнонациональной почве. Славянская неоязыческая символика базируется
на традиционных символических
формах. Как и вся неоязыческая
идеология и мифология, она основана на собственном прочтении
исторических, этнографических и
фольклорных исследований. Среди графических символов преобладают солярные, представленные
свастическими вариациями, и рунические, основанные на специфическом представлении о древней
славянской письменности.
Символы из прежних исторических эпох обретают новые ракурсы для смысловой интерпретации в соответствии с нынешними
мировоззренческими тенденциями. Посредством художественной
культуры формируются художественные символы, которые по
замыслу их создателей должны
поддерживать сложившийся социальный, политико-правовой и
экономический статус определенных социальных групп и общностей. Художественное направление соц-арт использовало и перерабатывало символы и образы советского искусства, советской политической агитации, зачастую в
эпатирующей форме развенчивая
их истинный смысл. Кроме того,
советская символика зачастую используется в рекламе и маркетинге для создания положительного
образа товаров и услуг, создавая
иллюзию «советского» качества,
или вызывая ностальгические
воспоминания о товарах былой
эпохи. Наиболее ярко это проявляется в символах, транслируемых посредством кинофильмов
и телесериалов отечественного
производства. Примером обращения к символам советского прошлого может стать фильм В. Тодоровского «Оттепель», который
по-новому раскрывает символы и
ценности советской эпохи.
В формирующейся символической системе российского общества всплывают образы и символы
не только предшествующих культур, но и зарубежных культур, оказывающих сегодня существенное
влияние на духовное пространство нашего общества. Прежде
всего, это образы и символы, возникающие в ходе культурной экспансии Запада, главным образом
в лице американской массовой
культуры. И здесь очень важно отметить, что Россия, воспринимая
новые символы, служащие выражением либерально-демократических ценностей, подвергает их
содержательно-смысловой трансформации, что связано с особенностями российского менталитета.
151
У М 1 (37)’ 2014. Любовь Кошель
Специфика современной цивилизации заключается в том, что
основной сферой формирования
идентичности носителей культуры становится пространство повседневности, структурируемое
стратегиями потребления, создаваемыми массовой культурой. В
современной России оформляются процессы избыточного потребления, порой стирающие различия между культурной ценностью
и рыночной стоимостью.
Потребительский стандарт является одним из основополагающих факторов, определяющих поведение личности. Современному
обществу присущ новый
тип
консьюмеризма, в котором проявляется не столько «жадность к
приобретатльству и владению, не
приобретение богатства в го материальном осязаемом смысле,
сколько страсть к новым, доселе
неизведанным ощущениям. Потребители – это, в первую очередь,
коллекционеры ощущений; они
собирают вещи лишь во вторую
очередь, как следствие» [Бауман
2004: 207 – 216]. Таким образом,
символизация консьюмеризма и
появление не только материального товара, но и товара как символа престижа, статуса, избранности и т.п. превращает потребительское поведение в игру.
Ценностный комплекс массовой культуры образован радикально иначе, чем культуры традиционной, ищущей трансцендентного
ценностного обоснования реальности, для массовой культуры характерна профанация сакрального. Ценности массовой культуры,
реализуемые в ее артефактах, выражают представления о жизненном комфорте, социальной стабильности и личностном успехе. В
массовой культуре товарно-денежные отношения включают в себя не
152
только экономику, но и культуру в
целом, включая науку и искусство.
Массовое общество отличается
«брендовым» способом организации ценностно-смыслового содержания, порождения и трансляции культурных артефактов. В
этом случае на первый план выходят факторы, обеспечивающие
эффективность
производства,
трансляции и реализации. Артефакт массового общества выступает как социальный символ и
как товарный бренд одновременно. Современному потребителю
предлагается не столько просто
товар или услуга, сколько некий
«симулякр», миф о стиле жизни,
имиджевые и статусные ожидания. Таким образом, «бренд – не
просто товарная марка, а устойчивая психофизиологическая зависимость потребителя от этой марки» [Тульчинский 2007]. Бренд
как символ существует всегда в
сознании потребителей.
С 1990-х гг. особая роль в появлении и популяризации новых
символов принадлежит рекламе.
Массмедиа является симулякром
самоорганизующейся и самопорождающейся симулятивной системы, которая формирует гиперреальность посредством новостных и рекламных сообщений. Реклама диктует свои правила игры,
вводит символы в рекламные сообщения, которые транслируются посредством СМИ, а затем те
или иные символы внедряются в
продукцию массовой культуры и
обретают право на занятие своей
ниши в общей системе культурной
символики российского общества.
Рекламные дискурс характеризуется обилием символики гедонизма, отождествляя предлагаемый продукт с удовольствием, которое ассоциируется в обыденном
сознании с ситуациями релакса-
Процесс символизации современного социокультурного пространства
ции, получением наслаждения,
удовлетворением базовых потребностей и инстиктов. Перенасыщенная семантикой удовольствия,
она представляет определенную
опасность, «вытесняя практики
актуального наслаждения жизнью» [Рассадина 2008: 38].
Масштабное развитие рекламной индустрии в современной
России свидетельствует о процессах семиотизации социокультурного пространства, реалий повседневной жизни. Реклама является
не только средством продвижения
товаров и услуг, а пропагандой
системы ценностей и образа жизни Запада [Зиновьев 1995: 337].
Реклама не просто отражает сложившийся американский образ
жизни, она участвует в его формировании, сохранении и пропаганде. Крупнейшие торговые
марки США становятся символами американских ценностей, таких как свобода, индивидуализм,
успех, престиж, комфорт, удовольствие, молодость, бодрость,
спортивность, и способствуют
распространению этих ценностей,
выраженных в рекламных лозунгах, во всем мире. Таким образом,
складывается и транслируется в
знаково-символической
форме
концепт «американской мечты».
В этих условиях существует риск
утраты идентичности локальными культурами, которые принимают и транслируют символы глобального общества потребления.
Западная реклама не считается
с национальным менталитетом и
ожиданиями российской аудитории, навязывая чуждый стиль
мышления. Активнее всего на
рекламные воздействия поддаются представители молодежной
культуры, следуя стереотипам и
нормам поведения, чуждым традициям российского общества и
культуры. Попытки внедрения в
российскую культуру западных
ценностей в нестабильный, переходный период общественноисторического развития, привели
к серьезным потерям как материальным, так и нравственно-духовным. В процессе усвоения западных ценностей на уровне демонстративного потребления, под
натиском символов «культуры
досуга», в российском обществе
возникают изменения, затрагивающие этические нормы, представления о смысле жизни, ценностные ориентации и установки и т.д.
Процессы глобализации и коммерциализации российского социокультурного пространства приводят
к тому, что традиционно сакральные
для русской культуры символы подвергаются десакрализации. Культурозначимая символика трансформируется, изменяется как её смысловое содержание, так и функциональное значение для культуры и
общества. Так, например, в рекламе
и маркетинге используются мифологические символы древнеславянского народного фольклора и эпоса
и традиционные символы русской
художественной культуры. Примером может служить превращение
традиционных русских символов, в
частности, орнамента хохломской
росписи дизайнером Д. Симачевым
в бренд, который становится симулякром
В современном информационном обществе символы, внедряемые посредством новых каналов
коммуникации и технологий, разрушают связи между повседневной социокультурной реальностью и прежними смыслозначимыми символами, которые укоренены в сложившейся культуре.
Процесс виртуализации общества
связан с формированием альтернативной символической среды,
153
У М 1 (37)’ 2014. Любовь Кошель
моделированной реальности, в
том числе, среды взаимодействия
с культурными ценностями. Объекты духовной культуры в виртуальной среде заменяются симулякрами, тиражируются и зачастую
обесцениваются.
Трансформация символов в
симулякры, происходящая в современной массовой культуре, отражается на мировоззренческих
установках личности и социума.
Симулирование реальности и деятельности уничтожает смысл,
продуцирует псевдосмыслы, затрагивая систему человеческих
ценностей. Научно-технический
прогресс все более заменяет реальность ее искусственным подобием, а затем лишенными всякого
подобия симулякрами.
Коммерциализация
духовной
сферы должна ограничиваться,
иначе она вредит национальному
и социальному единству. Если партикулярные статусные символы начинают расходиться с смысложизненными ценностями, происходит
разрушение социального единства
культурного пространства. Таким
образом, ценностная система российского общества должна обеспечиваться средствами символизации
для консолидации и укрепления социокультурного единства.
Символическая система не может быть искусственно навязана.
Формирование
государственной
символики, установление общегосударственных праздников, обрядов
и ритуалов, утверждение русского
языка в качестве государственного,
создание единой системы социальных институтов – все эти факторы
способствуют утверждению общей
символической системы, функционирующей на всем культурном про-
154
странстве России.
Потребность в осмыслении
символов новой России является жизненно необходимым шагом, поскольку помогает вскрыть
осевые идеи, идеалы и ценности,
формирующие стратегию социокультурного развития. Одна из
тенденций сегодняшнего дня –
профанация культурозначимых
символов. Символы теряют свои
исконные сакральные основы и
перестают быть формой для воплощения высоких философских, политических, социальных,
моральных и эстетических идей
и норм мышления и поведения.
Под воздействием американской
массовой культуры в российскую
культуру проникают новые символы, призванные быть формами
выражения определенных идеалов, ценностей и норм западной культуры потребления, попкультуры, культуры развлечений.
В эпоху глобализации отечественной культуре важно сохранить те
высокие духовно-нравственные
принципы и устои, которые она
создавала и транслировала на
протяжении многих веков.
ИСТОЧНИКИ
1. Бауман З. 2004. Глобализация. Последствия для человека и общества.
М.: Аспен-пресс, с. 207 – 216
2. Зиновьев А.А. 1995. Феномен западнизма. М., С. 337.
3. Пронин А. А. Российская эмиграция в
современной историографии // Международный исторический журнал. –
2002. – № 19. – Режим доступа: www.
history.machaon.ru (дата обращения:
28.12.2013).
4. Рассадина С.А. 2008. Знаки удовольствия: заметки к истории рекламы //
Знаковое пространство культуры в
комплексных гуманитарных исследованиях. Вып. 6. С. 38.
5. Тульчинский Л.Г. 2007. Культура в
шопе. URL: http://magazines.russ.ru/
neva/2007/2/tu10.html (дата посещения 25.12.2014)
УМ 1 (37)’ 2014. Екатерина ХМЕЛЬНИЦКАЯ*
Ekaterina KHMELNITSKAYA
[email protected]
ЭСТОНСКИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ
В ТВОРЧЕСТВЕ А. ТИМУСА 1920-1940 ГГ.
Estonian political portraits
of sculptor A. Timus
Аннотация: В статье подробно рассматриваются произведения позднего периода А. Тимуса, исполненные в эмиграции в Эстонии. Выявлена история создания скульптором “политических” портретов видных деятелей эстонского движения
за независимость, приводятся документы, свидетельствующие о факте их полного
уничтожения Советской властью в начале 1940-х гг. Тем самым автор показывает какими способами и методами “вычеркавились” из летописи истории искусства имена
скульпторов, подобных Тимусу, и их творения.
Ключевые слова: А. Тимус, скульптура,политический портрет, Эстония, Эстонская война на независимость
Abstract. Article covers the story of creation by A. Timus political portraits of the
leaders of Estonian War of Independence in 1920th and their future story during the Soviet
regime in Estonia.
Keywords: A. Timus, sculpture, political portraits, Estonia, Estonian War of Independence
Отечественную культуру первой
половины ХХ в. невозможно представить и по достоинству оценить
без учета того огромного вклада, который был сделан русской эмиграцией. После революции за рубежом
оказалось несколько сотен русских
художников, скульпторов, архитекторов. Наши соотечественники продолжали сохранять традиции дореволюционной культуры. «Мы, русская
эмиграция, – писал С. М. Лифарь, –
несмотря на все наши мытарства, лишения и испытания, горе и радости, в
течение полувека своим трудом, своей энергией и своей духовной крепостью внесли много славных страниц
в историю и развитие мировой культуры» [История 1993:192]. В произведениях художников русского зарубежья нашли отражение важнейшие
тенденции искусства 1-ой пол. XX в.,
важное место среди них занимает и
незаслуженно забытый мастер – А.
К. Тимус. События октября 1917 г. и
последовавшая за ними Гражданская
война, а также начавшиеся идеологические разногласия, неизбежно «вытолкнули» Августа Тимуса на родину.
Ужасный «гротеск современности»,
время, «неестественно перегруженное роковыми событиями», вынудили его в спешном порядке вернуться
в Эстонию. «По счастливой случайности, – вспоминал художник позже,
– я смог выехать в Нарву, а оттуда,
после изгнания большевиков, попал сначала к своим родственникам
в Раквере, где и пробудился к новой
жизни» [Timus 1921:5].
В 1918 г. бывшая российская
провинция – Эстляндская губерния – стала независимым государством. Военные и общественно-политические события последних лет способствовали развитию
и обновлению культурной жизни
нового государства. Художественные силы страны принимали самое активное участие в создании
независимой Эстонии. Творческий путь скульптора после 1917
•
Хмельницкая Екатерина Сергеевна – кандидат искусствоведения, Государственный
Эрмитаж (Санкт-Петербург, Россия).
Khmelnitskaya Ekaterina Sergeevna – candidate of arts, State Hermitage Museum (SaintPetersburg, Russia).
155
У М 1 (37)’ 2014. Екатерина Хмельницкая
г., несмотря на столь значительные перемены в его жизни, ни в
коей мере не был отмечен печатью
кризиса и упадка. Тимус не только не «растворился» в эстонской
культурной среде, но, напротив,
приобрел популярность, какой
никогда не имел в России. Уважаемый скульптор получал заказы от
ведущих политиков, общественных деятелей, принимал участие
в правительственных конкурсах
на разработку памятников и медалей, посвященных независимости
эстонского государства. Кроме
того, он создал целую портретную
галерею своих выдающихся соотечественников. Сам Тимус отмечал: «…в святом чувстве благодарности я избрал для своих первых
произведений героев Освободительной войны и крупнейших
государственных деятелей своей
вновь обретенной родины» [Timus
1921:5]. Обстановка тех лет – война, экономические трудности,
неустроенность быта – была не
слишком благоприятной для занятий искусством. Тем не менее этот
период оказался для Тимуса очень
продуктивным. В начале 1920-х гг.
мастер практически отказался от
создания декоративных изделий и
обратился к темам и жанрам, наиболее приближенным к современности. Ведущее место в его творчестве занял скульптурный портрет.
Драматические коллизии эпохи,
поставившей человека на грань
жизни и смерти, заставившей заглянуть в разверзшуюся пропасть
войн и революций, привнесли в
работы Тимуса острое чувство
времени. Эстонская пресса нередко отмечала экспрессивность
внешней формы его портретов, в
полной мере соответствующую
напряженному психологическому
состоянию современного героя.
Эти произведения изобличали в
156
Тимусе сильного психолога, способного понять и тонко передать
внутреннее состояние личности
в период грандиозного и трагического исторического перелома. Скульптор исполнил целый
ряд бюстов эстонских политиков
и писателей. Среди них наиболее интересны портреты первого
президента Эстонии К. Пятса (K.
Päts; 1874–1956), главнокомандующего эстонской армией генерала
Й. Лайдонера (J. Laidoner; 1884–
1953), контр-адмирала, главнокомандующего флотом, одной из
ключевых фигур Эстонской освободительной войны Й. Питки
(J. Pitka; 1872–1944), дипломата,
общественного деятеля Я. Поски
(J. Poska; 1866–1920), политика
и юриста, несколько раз занимавшего пост главы эстонского государства Я. Тыниссона (J. Tõnisson;
1868–1941?), поэтессы Л. Койдулы (L. Koidula; 1843–1886), Й. Ратасеппа (J. Ratasepp), Ю. Куперьянова ( J. Kuperjanov) и др. [Eesti
kunsti]
В 1920-е гг. скульптурные изображения лидеров Освободительного движения работы Тимуса
широко тиражировались и были
представлены как в музейных экспозициях, посвященных этому
знаменательному периоду эстонской истории, так и в частных собраниях. Для массового распространения изготовили доступную
по цене серию раскрашенных гипсовых бюстов, высота которых не
превышала 30 см. В продажу они
поступили через «Писательское
объединение “Народный университет”» (K.-Ü.-Rahwaülikool). Как
отмечал корреспондент журнала
«Kodu», «может, для кого-то стало неожиданностью, но только не
для автора этих строк, что выставленные в прошлом году в издательстве “Rahwaülikool” («Народ-
Эстонский политический портрет
ный университет») гипсовые бюсты героев Освободительной войны и государственных деятелей
вызваны к жизни руками своего,
эстонского художника, создавшего их по фотографиям. Руками
художника, который был бы потерян для Эстонии, не разразись
мировая война, художника, из-за
которого пришлось краснеть некоему другому “художнику”, как
говорят, укравшему у него эскиз
государственного герба Эстонии.
Его скульптуры – прекрасное
украшение в доме и общедоступны по цене. В ближайшее время
планируется выпустить скульптурные портреты писателей и
общественный деятелей Эстонии
XIX столетия – Якобсона, Яннсена, Койдулы и др. Август Тимус,
который долгое время проживал
в Российской столице, возможно,
там и отправился бы в мир иной.
Соотечественники так бы и не узнали, что был такой художник от
их плоти и крови, если бы не грянула великая мировая война и последовавшие за ней революции с
переоценкой ценностей и перемещением людей. Зато мировая война и борьба Эстонии за свободу
вернули нам художника, за которого нам не приходится краснеть,
и который своим первым святым
долгом посчитал увековечить героев Освободительной войны и
первых важнейших государственных деятелей» [Timus 1921:5].
Большинство этих портретов
постигла трагическая участь после того, как летом 1940 г. Эстонская Республика была аннексирована Советским Союзом. В период господства тоталитаризма
имя Тимуса нельзя было найти на
страницах советских искусствоведческих изданий [Eesti kunsti
ja arhitektuuri 1996](Впервые в
новейшей истории оно появилось
в «Биографическом лексиконе искусства и архитектуры Эстонии»).
Повсеместно проводились идеологические «чистки», из истории
искусства вычеркивались «сомнительные» имена, происходило избавление от произведений
«ненадежных» художников: они
списывались и уничтожались,
или, в лучшем случае, хранились
на чердаках и в подвалах. Этой
участи не избежали и работы Августа Тимуса. Характерный пример: его скульптуры экспонировались в Эстонском историческом
музее войны. В 1940 г., после того
как Эстония стала республикой
в составе Советского Союза, этот
музей был ликвидирован, а его
коллекции переданы в Эстонский
исторический музей. С приходом
Советской власти все произведения искусства, связанные с историей Освободительной войны,
следовало предать забвению. В
фондах Эстонского исторического музея хранится перечень работ
и документов о получении экспонатов из бывшего Эстонского исторического музея войны,
датированный 1946 г. [Eesti Ajaloomuuseum 1946] Среди многих
произведений искусства в нем
перечислены около ста скульптур
и бюстов видных политиков, героев войны и общественных деятелей, которые были созданы в том
числе и Тимусом: А. Ирв (3 экз.),
К. Пятс (3 экз.), Й. Ратасепп (4
экз.), Ю. Куперьянов (2 экз.), Й.
Лайдонер (11 экз.). 14 марта 1951
г. Эстонский исторический музей
получил директиву об их уничтожении: «…эти вещи не имеют ни
историческую, ни художественную ценность (sic!) и отражают,
главным образом, сцены гражданской буржуазной войны Белой
армии и ее героев <…> эти произведения искусства должны быть
157
У М 1 (37)’ 2014. Екатерина Хмельницкая
сожжены, а гипсовая скульптура
разбита и уничтожена» [Eesti Ajaloomuuseum 1951].
Однако, несмотря на стремление полностью уничтожить
памятники искусства времени
эстонской независимости, некоторые работы Тимуса этого периода
или их изображения все же дошли
до наших дней. Так, фотографии
скульптурных портретов героев
Освободительной войны А. Ирва
(A. Irv; 1886–1919) и Р. Заболотного (R. Sabolotnôi ) были воспроизведены в 1921 г. в журнале
«Kodu». А в одном из частных собраний Эстонии чудом сохранился бюст Куперьянова.
Очевидно, что все вышеназванные произведения составляют
серию, объединенную общим композиционным решением, с одинаковым расположением имени
портретируемого под символом
победы – лавровой ветвью. Подмечая характерные особенности
внешности, своеобразие внутреннего мира модели, Тимус искал
особую выразительность образа,
заострял некоторые внешние характеристики, активно использовал принцип контраста, сочетая
в произведениях живописность
и линейность, статику и динамику. Он работал исключительно с
рисунками или фотография, но
при этом проводил немало времени, внимательно изучая личность
каждого своего персонажа. В отношении Тимуса всецело справедливо известное высказывание
С. Маковского, который писал:
«Портретист – исповедник и исповедующийся
одновременно.
Тайна чужого лица, зоркость художника, мудрость и совесть его
соприкасаются до полного слияния в одиноком, замкнутом мире,
который мы называем портретом.
Вот почему, как давно сказано,
158
хороший портрет – менее похож на модель, чем модель похожа на свой портрет» [Маковский
1992:5]. Мужские портреты Тимуса – это тщательно проработанные художником убедительные,
строгие лица, хранящие на себе
печать подвигов и побед.
Обаяние непосредственности
и живость восприятия отличают
портрет улыбающегося лейтенанта Р. Заболотного, погибшего
в возрасте 23 лет. Он участвовал
в Первой мировой войне и вернулся в Эстонию лишь во время
немецкой оккупации, в 1918 г., а
затем в ходе Эстонской войны за
независимость организовал Лигу
обороны «Kaitseliit». 18 февраля
1919 г. Заболотный был тяжело
ранен под Изборском, однако уже
14 марта находился в строю в качестве инспектора артиллерии и
бронепоездов. 1 июля 1919 г. он
погиб в бою против Ландесвера
(вооруженных сил прибалтийсконемецкого дворянства) в Риге.
Прославившийся своей отвагой
Заболотный был чрезвычайно популярен и пользовался большим
уважением. Крест, поставленный
на его могиле на кладбище Ийзаку, является одним из немногих
памятников героям войны за независимость Эстонии, который не
был разрушен в советский период.
Бюст А. Ирва работы Тимуса
словно удачно схваченный «фотографический кадр» с обрезанными
краями. Во время Первой мировой войны Ирв служил офицером
в русской армии, с 1915 г. в чине
капитана. За храбрость и мужество он был награжден Георгиевскими крестами всех четырех степеней. В конце войны приехал в
Эстонию, чтобы собрать силы для
вооруженной борьбы с наступающими частями Красной Армии,
и стал командующим первым ба-
Эстонский политический портрет
тальоном Эстонского полка. Позже Ирв помог организовать отдел
эстонской дивизии Вооруженных
поездов. Был убит в одном из сражений на территории Латвии, у
железнодорожной станции Эгле.
Скульптурный портрет еще одного эстонского военачальника
Ю. Куперьянова, исполненный
Тимусом также в начале 1920-х гг.,
отмечен большой психологической глубиной. Как Заболотный
и Ирв, Куперьянов был офицером
русской армии, а в годы Эстонской войны за независимость организовал отряды тартуской самообороны Омакайтсе и командовал
этим крупным партизанским формированием [Grosschmidt 1995].
Всеми силами Тимус стремился к тому, чтобы как можно более
полно передать свой опыт новому
поколению художников. Многие
учебные программы Академии
художеств в Таллинне разрабатывались в соответствии с методиками преподавания в Петербургской Академии художеств, школе
Общества поощрения художеств
и Центральном училище технического рисования барона А. Л.
Штиглица, с которыми Тимус был
хорошо знаком. Скульптор активно внедрял самые современные
программы художественного образования и актуальные способы
работы с различными материалами. В преподавательской практике основной акцент он делал на
обучение студентов резьбе по камню, а также объяснял основы гон-
чарного мастерства и керамики.
В течение двух лет под его руководством в мастерской изготавливались, главным образом, небольшие скульптурные композиции и
одиночные фигуры. Такие ученики мастера, как Л. Пруль, А. Хансен, Я. Ныгене и В. Альтерман
впоследствии стали ключевыми
фигурами эстонского искусства.
Август Карлович провел в
Эстонии четверть века, посвятив
многие годы активному творчеству. Творческое наследие Тимуса было дважды предано забвению- сначала в России, потом в
Эстонии. В России долгое время
даже упоминания о художникахэмигрантах находились под цензурным запретом, а в Советской
Эстонии 1950-х гг. произведения
скульптора, которые ассоциировались с эпохой освободительного
движения, были обречены на полное уничтожение. В этом судьба
Тимуса сходна с участью многих
представителей искусства русского зарубежья.
ИСТОЧНИКИ
1. История и теория культуры. История
культуры России. 1993. М.
2. Маковский С. 1922. Портреты К. А.
Сомова // Жар-птица. № 8.
3. Eesti Ajaloomuuseum 1946. Folder 18 B
4. Eesti Ajaloomuuseum. 1951. Folder 18 B
5. Eesti kunsti ja arhitektuuri biograafiline
leksikon. 1996. Tallinn. Lk. 530
6. Eesti kunsti materjale. Koostanud Julius
Genss. III osa. Kunstnike leksikon S–U.
Paljundatud 5 eksemplaris. Lk. 318.
7. Grosschmidt Е. 1995. Pealuu märgi
all: Mälestusi Kuperjanovi partisanide
sõjaretkilt. Tallinn. Lk. 43.
8. Timus A. 1921. Kodu. № 14. Lk. 5.
159
УМ 1 (37)’ 2014. Дарья МОСКАЛЕНКО*
Daria MOSKALENKO
[email protected]
информационная свобода в коммуникативном
пространстве современного общества
information Freedom in the MODERN SOCIETY communicative space
Аннотация. Формирующееся информационное общество способствует глубокой трансформации социокультурных связей индивида, рассмотрение которых
раскрывает их противоречивый характер. В данных условиях для человека большое
значение имеет возможность в значительной мере реализовать собственные планы
по достижению поставленных целей, получив при этом общественное признание.
Следовательно, проблема собственного самоутверждения и самоопределения становится для человека ключевой. Обращение к проблеме свободы продиктовано не
только теоретическими интересами, но и потребностями практического характера.
Ключевые слова: современное общество; коммуникативное пространство;
культурные трансформации; социальная коммуникация; свобода; информационное
общество; информационная свобода; духовные ценности; информационная революция; информационная перегрузка; социокультурные связи.
Abstract. Emerging information society facilitates a profound transformation of social
and cultural relations of the individual, the consideration of which reveals their controversial
nature. Under these conditions, for a person of great importance is the possibility of largely
realize their own plans to achieve their goals, while receiving public recognition. Consequently, the problem of self -affirmation and self-determination becomes a key person. Addressing
the issue of freedom is dictated not only of theoretical interest, but also the needs of a practical nature.
Keywords: modern society; communicative space, cultural transformation, social communication, freedom, information society, freedom of information, spiritual values, the information revolution, information overload, social and cultural ties.
Развитие
информационного
общества ведет к расширению пространства личной свободы человека. Усовершенствование информационных технологий способствует
тому, что человек освобождается от многих проблем, создается
пространство свободы, которое
должно быть заполнено (иногда
смысловое наполнение отсутствует). Зачастую подобное явление
информационного общества определяется словами: «свобода вне
смысла». Потеря смысла жизни
способствует порождению состояния непонимания, одиночества,
что впоследствии побуждает человека к поиску новых смыслов своего существования. В результате
могут возникнуть различного рода
духовно-нравственные противоречия, которые не были известны
человечеству, например, индустриального общества. Это позволяет
сделать вывод, что информационное общество – это реальность,
которую нельзя назвать абсолютно беспроблемной и позитивной,
она показывает, что духовно-нравственные противоречия, которых
не знали предшествующие эпохи,
достигли качественно нового уровня. Этим определяется актуальность данной статьи.
Характеризуя информационное общество в социально-философском контексте, О.Н. Диденко
отмечает, что «информационное
общество обнажает проблему экзистенциального смысла суще-
•
Москаленко Дарья Николаевна – аспирант, Пятигорский государственный лингвистический университет (Пятигорск, Россия).
Moskalenko Daria Nikolaevna – post-graduate student, Pyatigorsk State Linguistic University
(Pyatigorsk, Russia).
160
Информационная свобода в коммуникативном пространстве современного общества
ствования человека, что является
по своей сути духовно-нравственной проблемой, которая требует
отнюдь не технологических решений» [Еляков 2003:143].
Несмотря на то, что в последнее время со всех сторон слышен
призыв к возрождению духовности, за ним все чаще скрывается
пренебрежение, а порой и неприятие существующих социальных
устоев и культурных традиций, с
большой скоростью развиваются тенденции замены их информацией. Упование на духовность
становится в такой ситуации
ширмой данного процесса, духовность в единстве со свободой и ответственностью утрачивают свою
ценность. Развитие информационного общества – это процесс
безудержной рационализации.
В современных условиях информационной культуры информационные технологии расширяют
горизонты свободы, размываются
границы реального и виртуального
пространства, следовательно, реальной и виртуальной свободы. Во
всех сферах деятельности людей,
а также в их взаимоотношениях
друг с другом виртуальные образы
замещают реальность.
Современная
виртуальная
культура связывает свободу и
ее реализацию с миром симулякров, которые представляют собой особые объекты, «отчужденные знаки», в которых в отличие
от знаков- копий, фиксируется
не сходство с референтной реальностью, а отличие от нее. В
противоположность актуальной
действительности, выражающей
стабильность, завершенность и
целостность, источником свободы
и многообразия является виртуальная реальность.
Виртуальная реальность тесно связана с компьютерной обла-
стью, которая превращается в область «материализации» желаний
создавать альтернативный мир
без ущерба реальному миру.
Виртуальный мир, в котором
оказывается человек в результате
синтеза компьютерной графики
и возможности воздействия на
события, называется киберпространством. Погружаясь в киберпространство, он ощущает всю
полноту свободы, обретая возможность особенно, по-новому
прочувствовать реальность, обрести совершенно иной телесный
образ, в конечном счете, осуществить непосредственное взаимодействие друг с другом.
Таким образом, можно констатировать, что налицо факт слияния субъекта и симулякра, иначе
говоря, субъект превращается в
собственный симулякр. Физически, оставаясь в реальном пространстве, субъект ментально переходит в пространство симулякров, то есть в виртуальный мир,
где он приобретает новое тело, не
имеющее ничего общего с телесностью [Диденко 2007: 336].
Наиболее интенсивно виртуальная реальность «входит» в
средства массовой информации,
на основании их виртуализации
можно констатировать факты вытеснения отражения действительности ее симуляцией.
Информация, которая с большой скоростью перемещается от
одного субъекта к другому, становится самостоятельным объектом.
Благодаря возможностям, которые предоставляются электронными компьютерными сетями и
объему содержания, информация,
как самостоятельный объект, приобретает в обществе высокую ценность. Термин «информационная
свобода» или «свобода слова» используется слишком часто, в него
161
У М 1 (37)’ 2014. Дарья Москаленко
вкладываются разные смыслы:
«это когда можно говорить, то, что
думаешь и за это ничего не будет»,
«это грамотная и независимая работа журналиста», «это умение
свободно выражать свои мысли
и суждения, с сознанием ответственности за каждое сказанное
слово» и т.д. [Ракитов 1998: 143].
Информационная свобода соотносится с областью информационных отношений, таких отношений, в которых информация представляет собой «нечто индивидуализированное, обособленное, то
есть выступает тем объектом, по
поводу которого эти отношения
складываются» [Делез 1995: 3].
Следовательно,
информационные отношения можно рассматривать как вид общественных отношений, в которых информация
выступает как благо, по поводу
которого формируются права и
обязанности людей. В условиях
информационных отношений общественные отношения представляют собой обособленную группу
отношений, в которых информация является основным признаком и объектом этих отношений.
Катализатором повышенного
интереса к понятию информационной свободы послужили информационная революция и информационная перегрузка. Информационная революция характеризуется
как «взрывной процесс создания
и распространения новейших информационных технологий для
наиболее продуктивного производства, рациональной организации
и эффективного использования
информации, предопределившей
переход от постиндустриального общества к информационному
обществу» [Конев 2006]. Источником энергии информационной революции являются информационные технологии, под которыми,
162
согласно Глушкову В.М., понимаются процессы получения, сбора,
переработки, хранения и передачи информации, а также методы
и способы ее владения [Грибанов
2003]. В эпоху поздней современности жизнедеятельность человека тесным образом переплетена
с информацией. В экономически
развитых странах информационные технологии приобретают всеобъемлющий характер и по существу превращаются в «движущую
силу» общества. Практика показывает, что следствием интенсивного
использования информационных
технологий различными деловыми кругами являются информационные перегрузки. По мнению
Б.Гейтса, «перегрузка информацией является достаточно распространенной...» [Глушков 1987: 8].
Таким образом, исследование
свободы в контексте информационного общества показывает, что данный феномен представляет собой
сложную систему с большим количеством элементов, которые взаимосвязаны между собой и которые
характеризуют его сущность.
Глобальная информатизация
остро поставила вопрос об обеспечении свободы человека, потому
как регламентация сознания и поведения человека низводит его до
роли «простого винтика» в сложных системах социокультурного
взаимодействия.
XXI век продемонстрировал
силу человеческого интеллекта,
которая воплотилась в новейших
технических и технологических
разработках, превративших человека в заложника техносферы. В
новых условиях человек приобретает огромное количество новых
возможностей для того чтобы свободно раскрыть свою индивидуальность. Одновременно возникает опасность растворения человека
Информационная свобода в коммуникативном пространстве современного общества
в виртуальном пространстве, так
как информационная культура задает ему соответствующие правила мышления и поведения. В информационной среде человек зачастую ощущает состояние духовного одиночества, что способствует
утрате ценностных ориентаций.
В условиях информационного
общества человек превращается в
своеобразное программно – аппаратное средство киберпространства, которое воздействует на его
внутреннее пространство. Это открывает большие возможности
для целенаправленной информационной агрессии.
Данный тезис можно объяснить
следующим образом. В условиях
«сужения» пространственно-временных границ меняется характер
коммуникации между людьми,
являющимися частью глобальной
информационной сети. Путем манипулирования человеческим сознанием происходит разрушение
духовного мира человека, подрыв культурных устоев, которые
дают возможность человеческому
сознанию критически и, можно
сказать, творчески воспринимать
информацию. Созданный информационной системой мир симулякров задает нужные стереотипы мышления, гарантированную
оценку тех или иных явлений политического, культурного, экономического характера. В результате
у человека формируется заданная
шкала ценностей, которая определяет смысл его существования в
современном обществе.
В рамках социально-философской рефлексии существования
человека в условиях информационной культуры сформировались
две противоположные точки зрения. Представители первой считают, что формируется новый тип
цивилизации, в которой наблюда-
ется духовный и антропологический кризис, вызванный широким
распространением информационных технологий [Гейтс 1996; Разлогов 1991]. В результате, человек
ощущает прессинг (агрессию) со
стороны информации, новые тенденции в развитии информатизации культуры, которые прежде
не могли бы возникнуть ни при
каких условиях, в эпоху поздней
современности расширяют свое
влияние и подавляют человека.
Он испытывает острую необходимость в свободе и самоопределении. Подобное стремление
человека происходит в условиях
отчуждения, поиска собственного
«Я», попытку самоопределиться
в мире информационно-культурных стереотипов и норм.
Представители другой точки зрения (Р.Ф. Абдеев, В.А. Конев, К.Э.
Разлогов, А.И. Ракитов и др.) считают, что в новом информационнокоммуникационном пространстве
у человека появляются уникальные возможности для духовного и
культурного совершенства, которые
могут стать залогом преодоления
культурного кризиса [Абдеев 1994;
Курашов 2010; Смирнов 2010].
Резюмируя вышесказанное, отметим, что в условиях информационного пространства человек
познает радость свободы, определенный уровень жизни, но все это
может исчезнуть, по той причине,
что свободой могут пользоваться не только отдельные люди, но
в большой степени и силы глобального масштаба, которые в
обществе определяют стандарты,
условия, нормы жизнедеятельности. Человек, который всегда мечтал об освобождении от давления
внешнего мира, не допускал и не
мог допустить мысли о том, что та
свобода, к которой он на протяжении своего развития стремился,
163
У М 1 (37)’ 2014. Дарья Москаленко
может иметь цену. Цена эта – неуверенность, неопределенность,
незащищенность и одиночество.
Таким образом, информационные технологии, составляющие
основу современной реальности,
делают более доступными для человечества достижения цивилизации, в то же время они нивелируют его свободу, превращая его
в инструмент информационной
экспансии.
ИСТОЧНИКИ
1. Абдеев Р.Ф. 1994. Философия информационной цивилизации. М.
2. Бычков В.В. 2003. Эстетика. М.
3. Гейтс Б. 1996. Дорога в будущее. М.
4. Глушков В.М. 1987. Основы безбумажной информации. М.
5. Грибанов Д.В. 2003. Правовое регулирование кибернетического пространства как совокупности информационных отношений: автореф. дис. … канд.
юридич. наук. Екатеринбург.
164
6. Делез Ж. 1995. Симулякр и античная
философия. М.
7. Диденко О.Н. 2007. Проблема свободы
личности в информационном обществе. М.
8. Еляков А.Д. 2003. Современная информационная революция // Социологические исследования. № 10.
9. Конев В.А. 2006. Человек в мире культуры. М.
10.Курашов В.И. 2010. Философия: познание мира и феномены технологии.
Казань.
11.Прохоров Е.П. 2003. Журналист в демократическом обществе: творческая
свобода и социальная ответственность
// Социальная ответственность журналиста: опыт современного прочтения проблемы. Ч.1. М.
12.Разлогов К.Э. 1991. Культура и «новый консерватизм». М.
13.Ракитов А.И. 1998. Информация, наука, технология в глобальных исторических изменениях. М.
14.Смирнов В.И. 2010. Информационные
системы и современный мир (теория и
методология). СПб.
15. Пронин А. А. 2004. Проблемы прав человека. Екатеринбург: Ин-т развития регионального образования Свердл. обл., 279 с.
УМ 1 (37)’ 2014. Галина ГУН*
Galina GUN
[email protected]
культурное измерение процессов дезурбанизации
The cultural dimension of de-urbanization processes
Аннотация. В статье рассматриваются особенности процесса урбанизации и
дезурбанизации в российских условиях. Автор показывает, что дезурбанизация в
градостроительном и демографическом смысле не тождественна дезурбанизации
в культурном значении. Рассмотрены возможные сценарии функционирования
художественной культуры в условиях дезурбанизации.
Ключевые слова: город, городская культура, городская художественная культура,
урбанизация, дезурбанизация, субурбанизация.
Abstract. This paper discusses the features of the process of urbanization and deurbanization in the Russian context. The author shows that city planning and demographic
sense is not identical to the cultural importance of de-urbanization. The possible scenarios of the
artistic culture functioning in de-urbanization terms.
Keywords: city, urban culture, urban art culture, urbanization, suburbanization.
Существенной приметой времени является переходность от
индустриальной реальности к постиндустриальной, а в более широком смысле – от модернистской
культурной парадигмы к постмодернистской. Местом развертывания этих сдвигов оказываются
города и городская культура, которые всегда вбирали противоречия времени и являлись маркерами социальных и культурных
перемен. Становление постиндустриальной и постмодернистской
парадигмы в судьбе городов сопряжены с процессами дезурбанизации, которые зачастую воспринимаются как кризис городов
и городской культуры.
Попытка понять урбанистические и дезурбанистические тенденции осложняется тем, что не выработано общепринятого определения
современного города и городской
культуры. Традиционные же подходы к его пониманию, изучению
и управлению не всегда адекватны
сегодняшней социокультурной си-
туации в городах (особенно крупных), и, как следствие, оказываются
неэффективными с точки зрения
практического применения. Это порождает разрывы между собственно
городской жизнедеятельностью и
практикой городского управления,
которые осознаются как «проблемы» города.
В самом общем виде дезурбанизацию принято определять как
«процесс, выражающийся в деконцентрации населения и расселении вне городов, противоположный урбанизации» [Яницкий
1974: 286]. Это определение концентрирует внимание на демографическом аспекте интересующего
нас процесса. Но у процесса дезурбанизации существуют разные
ракурсы. Так, градостроительный
ее аспект фиксирует внимание
на определенном типе застройки.
Будучи плотной и высокоэтажной
в центральных районах города,
она становится разреженной, малоэтажной и функциональной по
мере удаления от центра.
•
Гун Галина Евгеньевна – кандидат философских наук, доцент, заведующий кафедрой,
Магнитогорская государственная консерватория (академия) им. М.И.Глинки (Магнитогорск,
Россия).
Gun Galina Evgenievna – candidate of philosophical sciences, associate professor, head of
the Department, Professor, Magnitogorsk State Conservatory (Academy) named after M.I. Glinka
(Magnitogorsk, Russia).
165
У М 1 (37)’ 2014. Галина Гун
Дезурбанизация детерминирует субурбанизацию, т.е. развитие
пригородов больших городов. В
определенный момент развитие
пригородов опережает темпы развития центральной части города, а
впоследствии пригороды начинают развиваться за счет центра, поскольку в пригородную зону переселяются жители, переносятся
промышленные объекты, офисы,
другая инфраструктура. Итогом
субурбанизационных процессов
является формирование городских агломераций, которые представляют динамичные поселенческие системы, связанные экономически, организационно, рекреационно, инфраструктурно и т.д.
Дезурбанизация имеет и культурное измерение, которое зачастую недооценивается в научном
дискурсе и в практике управления.
А между тем, социокультурные процессы скрепляют жизнь современного города. Синтез разнообразных
элементов городской жизни обеспечивается культурой, которая, давая
синергийный эффект, скрепляет
город в единое целое. Именно такой
город способен восстанавливаться при любых внешних вызовах,
успешно развивается и сохраняет
целостность, несмотря на расползающуюся дезурбанизацию.
Такое понимание роли культуры в жизни современного города
дает основание рассматривать
культурный модус урбанизации
и дезурбанизации. Если урбанизация представляет не только количественный рост городов, но и
рост их культурного влияния, распространение городских ценностей и городского образа жизни,
то дезурбанизация может трактоваться как снижение значения
роли городов в жизни общества.
Если урбанизация рассматривается как универсальный процесс
166
распространения городской культуры, то дезурбанизация – это
прямо противоположная тенденция её сворачивания и затухания. Урбанизация — это определенный образ жизни и специфическое мировоззрение, что можно
сказать и о дезурбанизации.
Динамические характеристики
дезурбанизационных процессов
тоже сложны. Дезурбанизация,
по нашему мнению, не является
однонаправленной
устойчивой
традицией, а имеет волновой и
компенсаторный по отношению к
непрекращающейся урбанизации
характер. Урбанизация и дезурбанизация цикличны и сосуществуют по принципу дополнительности как разнонаправленные,
но равноположенные тенденции.
Последняя принимает всё новые
формы и охватывает всё новые
территории. Волны урбанизации
сменяются дезурбанизационными
циклами, а затем вновь наступает
черед урбанизационных тенденций. Так, Э. Данхэм-Джоунс указывает, что имевшая более полувека тенденция переселения в «зеленые» пригороды пошла на убыль.
Последние десять лет молодые
образованные категории жителей
начали возвращаться в города, понимания негативные последствия
субурбанизации. Главная причина
этого набирающего силу процесса в том, что «многие пригороды
становятся все более урбанизированными. Город выплескивался
из границ, захватил пригороды,
а потом и они превратились в города со всё теми же городскими
проблемами»
[Данхэм-Джоунс
2013]. Дезурбанизация оказалась
компромиссным решением для
тех горожан, которые хотели одновременно сохранить стандарты
городского комфортабельного существования с экологией деревни.
Культурное измерение процессов дезурбанизации
Но это не изменило их менталитета и культурных установок – в
этом смысле они остаются горожанами. Иначе говоря, город воспроизводит себя везде, где появлялись
городские жители, что лишний раз
подтверждает его устойчивость в
культурном смысле.
Все вышесказанное характеризуют процессы роста городов
западного постиндустриального
общества, в то время как российская действительность описывается преимущественно в терминах
индустриального этапа развития,
поэтому характер и масштабы дезурбанизации и субурбанизации у
нас специфичны.
Процессы урбанизации в нашей
стране недооценивались и воспринимались как сфера идеалогического противостояния с Западом.
Город воспринимался как локус
свободы и индивидуализма, поэтому в идеалогических построениях
советского периода оказывался
инородным явлением. На ранних
этапах социалистического строительства города и городское планирование являлись полем не только
градостроительных, но и идейных
экспериментов, радикально менявших судьбы существующих и
вновь построенных городов. Так,
разрабатывались и воплощались
концепции идеальных социалистических городов и городов оптимальной величины (Магнитогорск,
Комсомольск-на-Амуре). Позднее
столь же насильственным стал
процесс искусственного сдерживания роста городов посредством
введения института прописки в
крупных городах. Однако, города
незапланированно и неуправляемо
росли, противореча существовавшим идеалогемам.
Сегодня российские города
существуют в совершенно иных
экономических, политических и
социальных реалиях, и продолжают расти. Численность городского
населения в России составляет по
разным оценкам около 75%, что
свидетельствует о высокой степени урбанизированности. При этом
продолжают расти в первую очередь столица и крупные города,
являющиеся региональными центрами. Так, за первое десятилетие
2000-х годов население столицы
увеличилось на 13,6%, в то время,
как рост в городах - миллионниках
оказался не таким значительным:
максимальные показатели - в Челябинске, где население увеличилось на 4,9% [Косырева 2013].
Означает ли это, что российские
реалии – это продолжающаяся урбанизация? С силу специфики российских сценариев урбанизации её
оправданно называют псевдоурбанизацией, «догоняющей урбанизацией» и даже «недоурбанизацией»
[Сазонов 2013].
Не будем углубляться в демографический смысл этих процессов, но
в культурном значении все сложнее.
Проблема в том, что в России нет
собственно городской идентичности ни в Москве, ни в регионах. На
это указывает, например, В. Глазычев, который называет российские
города «разросшимися слободами»
со всеми культурными атрибутами
последних [Глазычев 1995]. Миграция негородских жителей, которые
не до конца разорвали свои связи с
деревенской культурой, размывает
культурную среду города.
Если учитывать мнение известного урбаниста по этому поводу, то
не приходится говорить о настоящей урбанизации и дезурбанизации. В градостроительном смысле
города существуют, но не стали
таковыми в культурном смысле.
Приходится согласиться с В. Глазычевым в том, что поселение становится городом не по причине
167
У М 1 (37)’ 2014. Галина Гун
достаточного количества проживающих в нем людей, а в случае
осознания ими своей общности и
наполнения пространства культурой, содержание которой составляют общие культурные нормы,
правила и образцы поведения,
характеризующие жителей как горожан вообще и представителей
конкретного города в частности.
Городская культура находит выражение в истории города, его внешнем облике, во всем содержании
городской жизни и, конечно, в его
художественной культуре.
Для характеристики городской
общности В. Глазычев используется термин «культурный потенциал города», который он трактует
как «меру способности городского сообщества создавать вновь и
поддерживать условия своего развития». [Глазычев 2006: 28] В каждом городе, по его мнению, потенциально заложена способность к
саморазвитию и восстановлению.
Особый формат существования
российских городов и городской
культуры порождает специфику
российских дезурбанизационных
процессов, которые являются дезурбанизацией по форме. Подразумевается только наличия малоэтажного жилья в пределах транспортной доступности к городу. (Кстати,
интернет-поиск по данной ссылке
предлагает именно такие сценарии
в разных областных городах).
Про специфику российской субурбанизации высказалась президент фонда «Институт экономики
города» Н. Косырева [Косырев
2013] В российских городах, по её
мнению, градостроительная тенденция прямо противоположна
общемировой: плотность и этажность застройки увеличивалась
по мере удаления от центра к городским окраинам, и периферийная застройка оказывается более
168
плотной и высокоэтажной. В результате такой «многоэтажной
субурбанизации» формируются
«перевернутые города».
Художественная культура дезурбанизированных поселений,
на наш взгляд, не претерпит существенных содержательных изменений. В процессе дезурбанизации, сколь бы специфичной она
ни была, важно, чтобы культура и
сфера досуга сохранили «городской» облик, а учреждения культуры «переехали» за город вслед
за покинувшем его горожанином.
Художественная жизнь в условиях дезурбанизации, во-первых,
останется централизованной в
институциональном смысле и, вовторых, разнообразной и децентрализованной во внеинституциональных и субституциональных
своих измерениях [Гун 2013; Гун
2011]. Сохраняющаяся иерархия
институций художественной, на
наш взгляд, оправданна, поскольку
не может быть бесконечно много
театров, музеев, концертных залов,
особенно высокого уровня. Редкость и относительная труднодоступность этих институций должна сохраняться как имиджевая составляющая и элемент престижа.
А кинотеатры, библиотеки, клубы
и дворцы культуры должны быть
равномерно рассосредоточены в
центре города и на его периферии.
В субурбанизированных пространствах должны существовать
площадки креативности, которые
будут местом рождения субституциональных проявлений художественной жизни. Главное, чтобы
сохранялись и создавались возможности для них. Тогда художественная культура городов сохранится. Примером культурной
дезурбанизации может служить
проект Центра современного искусства «Винзавод», который ор-
Культурное измерение процессов дезурбанизации
ганизовал конкурс «Дезурбанизация. Организация открытого
пространства в городской среде».
В рамках конкурса было предложено создать концептуальный
дизайн-проект для Парка культуры и отдыха в г. Кашира. Перед
молодыми архитекторами стояла
задача трансформировать Летний
кинотеатр парка в Центр культурного досуга, где будут сосредоточены все площадки для общения и
самореализации. Дезурбанистическим этот проект был назван потому, что новое городское пространство предлагалось сформировать
в пригороде столицы, насытив его
возможностями для общения и досуга, как в городских парках.
Симптоматично, что пример
присутствия институтов культуры
и искусства в пригородах и обсуждение параметров этого присутствия обнаруживается только в столице. Для региональных центров
эта проблема пока не столь актуальна, но по мере количественного
разрастания пригородов она тоже
окажется на повестке дня. Пока же
в культурном смысле более важной
является задача формирования городской идентичности. Нам нужно
не только и не столько решать проблемы городской среды, а растить
горожанина, идентифицирующего
себя со своим городом, будь то Москва, региональный центр или небольшой провинциальный город.
Настоящий горожанин любит свой
город, ощущает свою ответственность за него и отождествляет себя
с городской культурой. Такой горожанин будет творцом будущего для
своего города.
Подводя итоги, можно сказать,
что дезурбанизация в градостроительном и демографическом
смысле не тождественна дезурбанизации в культурном значении.
В первых двух случаях дезурба-
низация очевидна, в последнем –
нет. Нельзя сказать, что городская
культура и художественная жизнь
городов теряют свое значение,
уступая свое доминирующее место
на исторической арене негородским, деревенским формам культуры. У городского образа жизни,
мировоззрения, форм досугового
времяпрепровождения нет альтернатив. Они просто осмысливаются
несколько иначе с экологической,
человекоразмерной позиции, но
не перестают быть собственно городскими. Поэтому и культурной
дезурбанизации говорить не приходится. В культурном смысле дезурбанизация – это расползание
городского образа жизни и городских ценностей на новых территориях. Речь идет не о радикальной
смене культурных приоритетов (от
города – к селу), а только о смене
акцентов внутри городской культуры, что связано со сменой социокультурной парадигмы.
ИСТОЧНИКИ
1. Глазычев В. 2006. Урбанистика. М.
2. Глазычев В.Л. 1995. Среда отторжения //
Если. №2. URL:http://conflictmanagement.
ru/sreda-ottorzheniya (дата обращения
12.01.2014)
3. Гун Г.Е. 2013. Субституции городской художественной культуры // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Социально-гуманитарные
науки». № 1. С.166-170.
4. Гун Г.Е. 2011. Институциональное и внеинституциональное измерения художественной культуры // Исторические, философские, политические и юридические науки,
культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. № 8. Ч. IV, стр. 45-48.
5. Данхэм-Джоунс Э. 2013. Американский
урбанист: Москве надо развивать пригороды. URL: http://realty.rbc.ru/exper
ts/02/12/2013/562949989804942.shtml
(дата обращения 10.01.2014)
6. Косырева Н. 2013. Новый российский феномен – города наизнанку. URL: http://
gkhprim.ru/news/interview/novyy_rossiyskiy_fenomen_-_gorod/ (дата обращения
10.01.2014).
7. Сазонов Б.В. 2013. Городская централизация или новая дезурбанизация? URL:http://
conflictmanagement.ru/gorodskayacentralizaciya-ili-novaya-dezurbanizaciya
(дата обращения 10.01.2014)ю
8. Яницкий О. Н. 1974. Идеология современного дезурбанизма // Идеологические проблемы научно-технической революции. М.
169
К СВЕДЕНИЮ АВТОРОВ
РЕДАКЦИЯ ЖУРНАЛА «УПРАВЛЕНИЕ МЕГАПОЛИСОМ»
ПРИГЛАШАЕТ К СОТРУДНИЧЕСТВУ УЧЕНЫХ, ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ,
ПРАКТИКОВ
Предпочтение отдается статьям и материалам концептуального,
проблемного характера, высокого качества, поднимающим социально
значимые вопросы управления в различных предметных областях –
политика, экономика, культура, социальная сфера, геополитика, история и т. п. применительно к таким социальным феноменам, как мегаполисы. 
Рукописи рецензируются. Все материалы, публикуемые в журнале, проходят научную экспертизу в рамках деятельности редакции, редакционного совета и редакционной коллегии. 
Авторы опубликованных материалов несут ответственность за содержание материалов, подбор и точность приведенных фактов, цитат, статистических данных, собственных имен, географических названий. Редакция оставляет за собой право не вступать в переписку с
авторами. 
Мнение авторов не всегда совпадает с позицией редакции, редакционного совета и редакционной коллегии. 
Перепечатка материалов, опубликованных в журнале «Управление
мегаполисом», допускается с письменного согласия редакции. 
***
При представлении материалов для публикации в журнале с их авторами (лицензиарами) заключаются лицензионные договоры в письменной или устной форме (ст. 1286 Гражданского кодекса РФ). В случае использования устной формы автор собственноручно ставит дату
и подпись, а также пишет резолюцию: «Для публикации в журнале
«Управление мегаполисом». 
Редакция оставляет за собой право редактирования присланных
для публикации статей. 
Редакция не несет ответственности за материалы рекламного характера. 
Плата с аспирантов за публикацию рукописей не взимается. Материал принимается к рецензированию в случае предоставления заверенной копии документа, подтверждающего статус аспиранта. Материал публикуется в случае положительного заключения рецензента и
решения редколлегии. 
Несоблюдение авторами перечисленных требований и условий может повлечь за собой отказ в публикации материала. 
E-mail: [email protected]
***
Соответственно требованиям, изложенным в информационном сообщении ВАК Министерства образования и науки РФ (№45. 1-132 от
14. 10. 2008 г. ) «О порядке формирования Перечня ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание
ученой степени доктора и кандидата наук», редакция журнала «Управление мегаполисом» просит авторов неукоснительно придерживаться
этих правил.  Материалы, не соответствующие изложенным требованиям, не будут рассматриваться редколлегией. 
170
ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ
ДЛЯ ЖУРНАЛА «УПРАВЛЕНИЕ МЕГАПОЛИСОМ»
1. Рекомендуемый объем материалов:
– статьи, эссе – не более 0,7 п. л. (до 15 страниц, до 30000 знаков с пробелами); – статьи соискателей ученой степени доктора наук (докторантов) – не более 0,6
п. л. (до 13 страниц, до 24000 знаков с пробелами); – статьи соискателей ученой степени кандидата наук (аспирантов) – 0,4-0,5
п. л. (до 9 страниц, до 20000 знаков с пробелами); – аналитические материалы, обзоры литературы – не более 0,4 п. л. (до 8 страниц,
до 16000 знаков с пробелами); – рецензии на книги – не более 0,3 п. л. (до 6 страниц, 8000 знаков с пробелами). 
2. Материалы предоставляются в следующем виде:
– на бумаге – 1 экз., плюс в электронном виде по электронной почте;
– в редакторе Microsoft Office Word 2003 (или 2007);
– шрифт «Times New Roman»;
– основной текст – кегль 14 (кроме литературы и примечаний), через 1,5
интервала;
– источники (литература и примечания) - 12 кегль, через 1 интервал;
– поля – 2,5 см везде;
– отступ (абзац) – 1,25 см;
– номера страниц – вверху страницы, выравнивание - от центра; номер на первой
странице не указывать;
– расстановка переносов – автоматическая;
– рекомендуемые символы: кавычки «. . . » (при выделениях внутри цитат следует
использовать другой тип кавычек, например – «. . . . ″ . . . ″. . . . »); тире (но не
дефис) обычное (–);
– в тексте статей слова год, годы, век, века пишутся сокращенно, с точкой — г., гг.,
в., вв. ;
– сокращенно пишутся слова миллион, миллиард, тысяча, при изменении
расположения букв (млн ; млрд) точка не ставится, при сохранении
расположения букв (тыс. ) ставится точка. 
3. Каждый материал должен быть снабжен:
– названием статьи на английском языке – размещается под названием статьи на
русском языке (12 кегль, через 1 интервал, прописными буквами). 
– сведениями об авторе (на русском и английском языках) – фамилия, имя, отчество – полностью, жирно; через тире – ученая степень, ученое звание, место работы, должность, почетное звание, премии, e-mail; все расположить в виде сноски на первой странице под звездочкой ниже текста (12 кегль, через 1 интервал); – аннотациями на русском и английском языках, раскрывающими основное содержание статьи (один абзац, до 5 строк, 12 кегль, через 1 интервал);
– ключевыми словами на русском и английском языка (до 8 слов на каждом языке,
под соответствующей аннотацией, курсив, 12 кегль, через 1 интервал);
– списком литературы (источники, 12 кегль, через 1 интервал); – рецензией, подписанной работающим в данном вузе доктором наук, не являющимся научным руководителем или консультантом автора (объем – 1-2 страницы, 14 кегль, через 1,5 интервала). 
171
4. Порядок расположения текста статьи или иного материала:
– имя, фамилия автора (вверху справа, жирно, звездочка-сноска, прописными буквами, 12 кегль);
– название статьи на русском языке (отступив 1,5 интервала ниже под фамилией,
по центру, прописными буквами, 14 кегль, жирно, через 1 интервал); – название статьи на английском языке – размещается под названием статьи на
русском языке (по центру, 12 кегль, через 1 интервал, прописными буквами);
– аннотации и ключевые слова (на русском и английском языках; отступить от границ основного текста слева и справа по 1 см; вначале – аннотация на русском
языке, с абзацем, затем – с красной строки ключевые слова на русском языке,
все – 12 кегль через 1 интервал; затем то же самое – на английском; содержание
аннотации статьи на русском языке должно быть идентично содержанию аннотации на английском языке);
– основной текст статьи (иного материала) – 14 кегль, через 1,5 интервала – информация об авторе (на русском и английском языках) – фамилия, имя, отчество – полностью, жирно; через тире – ученая степень, ученое звание, место работы, должность, почетное звание, премии, e-mail; все расположить в виде сноски на первой странице под звездочкой ниже текста (12 кегль, через 1 интервал); – литература (источники);
– примечания (поясняющие ссылки; могут быть внизу страницы). 
5. Требования к оформлению структуры текста:
– фамилия, имя, отчество автора набираются жирным шрифтом (12 кегль, через
1 интервал, прописными буквами);
– название статьи – жирным шрифтом и прописными буквами; – названия разделов, глав, параграфов печатаются жирным шрифтом строчными
буквами (без нумерации);
– название подпараграфов печатаются курсивом;
– выделения внутри текста набираются только обычным курсивом (подчеркивания слов, а также слова, набранные прописными буквами, полужирным кеглем
и пр., не допускаются);
– нумерованный список пунктов дается в обычном порядке (1, 2, 3 и т. д. ; а), б), в) и
т. д. ), причем каждый пункт начинается с нового абзаца; – маркированный список пунктов допускается только в виде тире; – список литературы располагается в алфавитном порядке и приводится 12 кеглем в конце текста статьи, перед примечаниями (см. пример оформления списка литературы); – литература на иностранных языках располагается в конце списка литературы и
также располагается по алфавиту языка, к которому относятся данные источники;
– список других источников (например, веб-сайтов, и примечаний) набирается
12 кеглем и дается в сплошной нумерации сразу же после списка литературы. 
172
6. Правила оформления ссылок и сносок
6. 1. Примеры оформления сносок в тексте статьи
[Петров 2005] [Almond 1993]
[см. Петров 2005] [см. Almond 1993]
[Яковлев 2007: 100-102] [Almond 1993: 98-100] — после двоеточия номер/номера
страниц. 
[Золотарёв, Пилипенко, Сидоров 2008] [Almond, Powell 1996] – два и более
авторов через запятую или первый автор с указанием» и др. ». 
[Криворученко и др. 2001] [Almond et al. 1987]
[Райков (ред. ) 2007] [Almond (ed. ) 1997]
[Митрошенков 2008б: 100] [Almond 1996b: 132] — буквы а, б; а, Ь. обозначают
последовательно разные работы данного автора, выпущенные в один и тот же год. 
[Управление 1997: 98] [Political Theory 1997: 343] — первое слово/слова названия
книги при отсутствии фамилий автора или редактора. 
6. 2. Оформление библиографии в конце статьи
Сначала в алфавитном порядке без нумерации приводятся источники на русском языке, затем – на иностранных. Курсивом выделяется название книги, журнала
или сборника, где помещена та или иная статья (без кавычек). 
Щербо П. А. 2008. Управление и город. М. 
Щербо П. А. . 2008в. Управление в мегаполисе. М. 
Щербо П. А. 2009. Управление и город // Управление мегаполисом. № 2. 
Кириллов К. И., Барсуков В.  Ф. 2005 // Управленческие системы. Самара. 
Быстров В. Л. 2004. Управленческий либерализм // Демидов Ф.  Д. (ред. )
Теория управления. М. 
Управление регионами в России. 2006. СПб. 
Тулин К. Н. (ред. ). 2000. Российская провинция. М. 
Allend G. A. (ed. ). 1998 // Political Systems. N. -Y. 
Political Studies. 2000. Vol. 3. № 2. 
7. Оформление таблиц, рисунков и графиков
Материалы могут содержать таблицы, выполненные в редакторе Microsoft Office
Word 2003 (2007). Не допускается использование иных программ оформления таблиц. Рисунки (схемы, графики и т. п. ) при масштабе воспроизведения 100% должны легко читаться и четко воспроизводиться на печатающих устройствах (лазерных
принтерах) и не должны при этом превосходить размер 200х130 (мм). 
8. Примеры оформления справок об авторах
Иванов Василий Александрович – кандидат философских наук, доцент, заведующий кафедрой философии Восточно-Сибирского государственного технического
университета (Иркутск, Россия). E-mail: [email protected] . 
173
У М 1 (37)’ 2014. Галина Гун
Михайлов Николай Терентьевич – доктор экономических наук, профессор, проректор по научной работе Смоленского государственного университета экономики
и сервиса (Смоленск, Россия) E-mail: [email protected] 
Карасев Петр Олегович – аспирант кафедры социологии РАНХиГС при Президенте РФ (Москва, Россия). E-mail: [email protected] 
Материалы, не соответствующие изложенным требованиям, не будут рассматриваться редколлегией. 
174
уникальная УСЛУГА
ДЛЯ СОИСКАТЕЛЕЙ УЧЁНЫХ СТЕПЕНЕЙ-гуманитариев
«Получение свидетельства Роспатента РФ в сфере
общественных наук»
THE UNIQUE SERVICE FOR THE COMPETITORS OF SCIENTIFIC
DEGREES IN THE HUMANITIES
Услугу предоставляет Бюро объективизации и правовой охраны
компании «Контент-Пресс», деятельность которого направлена на
преобразование гуманитарных знаний соискателей в охраноспособную форму, позволяющую получать государственные свидетельства
Федеральной службы интеллектуальной собственности, патентам и
товарным знакам (РоспатентаРФ). 
Услуга состоит в объективизации и регистрации в Роспатенте РФ
научных достижений авторов текстов в области социологии, экономики, права, психологии и других общественно-гуманитарных наук в
виде охраноспособных результатов интеллектуальной деятельности –
баз данных и/или программ для ЭВМ с получением свидетельств Роспатента РФ об их официальной регистрации, а также внутренних и
внешних рецензий. 
Свидетельство Роспатента одновременно представляет собой
1) Официальный документ федерального органа исполнительной власти с гербовой печатью на сусальном золоте, подтверждающий авторство
и приоритет. 
2) Изданный материал, относящийся к опубликованным работам1,
«отражающим основные научные результаты диссертации, приравниваются ... программы для электронных вычислительных машин; базы
данных ..., зарегистрированные в установленном порядке»2. 
3) Документ об официальной апробации, поскольку регистрируемые
результаты интеллектуальной деятельности проходят государственную
экспертизу. 
4) Внедрение разработки соискателя ученой степени в интересах правообладателя официально зарегистрированных результатов интеллектуальной
деятельности. 
5) Факт принадлежности к избранному кругу не только ученых, но
и изобретателей. 
Соискателю ученой степени следует принимать во внимание, что
свидетельство Роспатента, кроме «объективных» достижений научных
результатов, оказывает влияние и на «субъективное» отношение при
оценке научных результатов и положений, выдвигаемых для публичной защиты. 
1
Некоторые диссертационные советы засчитывают свидетельство Роспатента по теме
диссертации за две ВАКовские публикации (например, диссертационный совет по социологии
и философии Современной гуманитарной академии).
2
См. ст. 13. Постановления Правительства РФ от 24 сентября 2013 г. № 842 «Положение
о порядке присуждения ученых степеней». 
175
У М 1 (37)’ 2014. Галина Гун
Документы об официальной апробации и внедрению чаще всего
выдаются коммерческими или государственными организациями и
предприятиями. 
В свою очередь, свидетельство Роспатента показывает, что научные разработки соискателя прошли государственную экспертизу Федеральной службой по интеллектуальной собственности, которая находится в ведении Правительства Российской Федерации. 
Схема взаимодействия Автора текста и Бюро по объективизации
и правовой охране по созданию нового интеллектуального продукта – совместной базы данных и получению свидетельства Роспатента
РФ. 
Автор научной разработки как соавтор базы данных предоставляет
текст. 
Текстом является опубликованная или неопубликованная научная
статья, автореферат, диссертация и т. п. Нисколько не занижая заслуг
научной разработки, это приблизительно одна двадцатая часть всей
работы по созданию базы данных и получению патента. 
На основе представленного текста будет создано принципиально
новое произведение, которое может открыть соавтору неведомые грани его диссертационного исследования. 
Процедура. Последовательно создаются и преобразуются друг из
друга:
• тезаурус по теме диссертационного исследования;
• мультимедийная презентация, раскрывающая элементы тезауруса в ходе эвристического поиска;
• логико-семантическая модель в виде системы семантических
шкал;
• математическая (регрессионная) модель;
• и только после всего этого и на этой основе – база данных или
программа для ЭВМ которые, собственно, и регистрируются в
Роспатенте. 
Всё перечисленное совокупно представляет собой объективизацию результата интеллектуальной деятельности автора текста в виде
охраноспособного объекта исключительных прав (в данном случае
базы данных), регистрируемого в Роспатенте. 
Результат
Личный вклад Бюро заключается в создании охраноспособного
объекта исключительных прав. 
Автор научной разработки – второй соавтор (свидетельство Роспатента подтверждает факт его соавторства и приоритет), первый соавтор – разработчик тезауруса, логико-семантической и математической
(регрессионной) моделей, а также базы данных. Правообладатель –
Бюро. 
Подписание в таких условиях лицензионного соглашения или заявления обязательно. 
176
Уникальная услуга для соискателей учёных степеней-гуманитариев
Дополнительные пояснения
Автор научной разработки предоставляет её результаты в виде неопубликованного или опубликованного текста – статьи, автореферата,
главы книги, тезисов, концепта и т. п. 
После предоставления текста происходит подписание лицензионного соглашения и 100% предоплата услуг. 
Обычный срок получения свидетельства Роспатента – 3 месяца. Желательно заявку в Роспатент подавать заранее, в идеале за 3-4
месяца до защиты, чтобы соавтор мог внести в автореферат номер свидетельства, дату приоритета, дату регистрации, а также факт своего соавторства. 
По желанию соавтор может купить все результаты по каждому этапу, но это – совсем другой масштаб цен. 
В этом случае кроме единоличного авторства автор текста сможет
использовать результаты объективизации в своей профессиональной
деятельности. Например, мультимедийные презентации широко используются в ходе чтения лекций, поскольку они являются хорошим
иллюстративным материалом. На основе логико-семантических моделей делаются хорошие социологические инструментарии и т. п.
Контакты: тел. : (903) 222 86 45;
e-mail: [email protected]
177
У М 1 (37)’ 2014. От Редакции. Editorial
УМ 1 (37)’ 2014. От Редакции. Editorial
О НАШЕМ ЖУРНАЛЕ. OUR JOURNAL
Научно-теоретический и аналитический журнал «Управление
мегаполисом» (ISSN 2073-2724,
индекс Роспечати 33172) представляет собой издание, в котором публикуются материалы, посвященные актуальным вопросам
современных городов и городских
агломераций. Журнал издается с
2008 года и выходит 6 раз в год.
Журнал включен в перечень ВАК
по социологическим, политическим, экономическим, историческим, юридическим, философским наукам и культурологии.
Материалы издания содержат
проблематику, которая раскрывает важнейшие аспекты социально-политического состояния
современного общества, взятого
в совокупности, а также его отдельные сегменты. Необходимым
условием публикации является
предварительное рецензирование
материалов в рамках деятельности редакции, редакционного совета и редакционной коллегии.
За годы издания журнала на его
страницах были опубликованы
сотни статей, посвященных таким
важнейшим вопросам устройства
мегаполиса как продовольственная безопасность, здравоохранение, налогообложение, культура
элиты и управляющие классы,
молодежная политика, межнациональные и межконфессиональные
конфликты, система управления,
социально-культурный
анализ
жизни жителей мегаполисов.
Авторами статей стали известные отечественные и зарубежные
ученые и социально-политические деятели: А. В. Дмитриев, О.
А. Митрошенков, Б. Ваньковска,
И. Я. Великанова, Г. Х. Шингаров,
178
Theoretical scientific and analytical journal “Megapolis Management”
(ISSN
2073-2724,
Rospechat index 33172) is a publishing body that presents articles
on topical issues of modern cities
and urban agglomerations. The
journal has been released since
2008 and is published 6 times a
year. The journal is included in the
list of Higher Attestation Commission (VAK) journal list. It publishes articles in the spheres of sociology, politics and international
relations, economics, history, law,
philosophy and culture studies.
Publication materials contain
problems that reveal the most
important aspects of modern society
socio-political situation, taken as
a whole, as well as its individual
segments. The necessary condition
of articles’ publication is preliminary
reviewing by the journal editorial
council, editorial board and editorial
staff.
During the years of journal
publication we have published
hundreds of articles on
vital
issues of big city life, such as food
security, health, taxation, culture
of elite and control classes, youth,
ethnic and religious conflicts,
the administration system, sociocultural analysis of life of the
inhabitants of megacities .
Authors of the articles are wellknown Russian and foreign scholars
and socio-political figures: A.V.
Dmitriev, O.A. Mitroshenkov, B.
Vankovska, I.Y. Velikanova, G.K.
О нашем журнале. Our journal
Л. И. Гусева, И. Г. Яковлев и многие другие видные деятели науки
и образования.
Отметим, что название журнала «Управление мегаполисом»
обозначает самый общий срез социально-политического
менеджмента крупных населенных пунктов, включающего в себя связи,
трансформации, социогенез и социодинамику
многочисленных
групп населения.
Редакция журнала концентрирует свои усилия на объективной
презентации разновекторных, зачастую полярных мнений по актуальным вопросам администрирования мегаполисов. Непрерывная
смена научных и идеологических
парадигм диктует острейшую необходимость анализировать политический и социокультурный контекст городов с учетом их сложности и многоплановости.
Журнал «Управление мегаполисом» способствует обмену мнениями, фактами и информацией,
удовлетворяет практические и теоретические требования жителей
современных мегаполисов. Конечная цель журнала – формирование у его читателей современной
ментальности, основанной на объективных экономических и социальных причинно-следственных
индикаторах. Думается, что сбалансированное содержательное
наполнение журнала способствует масштабному видению проблем
современных мегаполисов.
Ключевым показателем эффективности любого печатного издания является охват читателей.
Отметим, что журнал востребован
в РФ и за ее пределами, в странах
ближнего и дальнего зарубежья.
Фундаментальной проблемой
современного мегаполиса является недостаточная степень информированности и слаженность
Shingarov, L.I.Guseva, I.G.Yakovlev,
and many other prominent figures of
science and education.
The name of the journal “Megapolis Management” refers to the
most common cross-section of sociopolitical management of large settlements, including types of connections, transformations, social genesis
and sociodynamics of large populations.
The editorial board is focusing
on the objective presentation of differently oriented opinions, often
polar views on topical issues of cities’ administration. The continuous
change of scientific paradigms and
ideological systems dictate the urgent need to analyze the political
and socio-cultural context of cities
with regard to their complexity and
diversity.
The journal “Megapolis Management” facilitates the exchange
of opinions, facts and information, which satisfies practical and
theoretical needs of modern cities
residents. The ultimate goal of the
journal is the formation of modern
mentality of its readers, based on
objective economic and social casestudies indicators. It seems that a
balanced content of the journal promotes a large-scale vision of modern
cities problems.
A key indicator of the effectiveness of any publication body is the
number of readers. Note that the
journal is in high demand in Russia
and abroad.
We are strongly convinced that
the fundamental problem of modern
big cities is the lack of awareness and
179
У М 1 (37)’ 2014. От Редакции. Editorial
взаимодействия людей, являющихся ключевыми социальными
звеньями современных городских
систем. Устранение данной дисфункции – основная задача данного журнала.
Реформирование российского общественно-экономического
устройства является приоритетным направлением, обозначенным
руководством страны на ближайшее десятилетие. Без проведения
реформ хотя бы в ключевых секторах социально-экономического
устройства невозможен рост благосостояния населения РФ и его
сбалансированное развитие.
Особенностью российских мегаполисов следует считать их неоднородность по этно-конфессиональному составу, что диктует
острую необходимость нескольких магистральных направлений
социального
взаимодействия.
Общественное и научно-техническое развитие стимулирует мегаполисы применять новейшие
достижения в развитии их инфраструктуры, описываемые на
страницах журнала «Управление
мегаполисом». Журнал регулярно освещает наилучшие образцы
реформирования городской инфраструктуры, контроля за деятельностью бюджетных организаций, формирования системы налоговых проверок, модернизации
имущества и строительства новых
объектов, бюджетного инвестирования, деятельности учреждений
по оказанию государственных
(муниципальных) услуг, финансового обеспечения учреждений.
Среди постоянной тематики журнала следует отметить такие важнейшие аспекты как маркетинговые стратегии и тактики, внедрение инновационных технологий,
эффективные производственные
решения. Актуальная тематика
180
coordination of human interaction,
which are key elements of contemporary urban social systems. Eliminating this dysfunction is the main
task of this journal.
It is a common knowledge that
the reform of Russian socio-economic system was proclaimed by
the country’s leadership to be a priority for the next decade. Without
the reform at least in key sectors of
socio-economic structure we cannot
increase the welfare of Russian Federation population and its balanced
development .
The peculiarity of Russian cities should be considered in all its
heterogeneity along ethnic and religious lines, which dictates the urgent need to develop several main
areas of social interaction. Social,
scientific and technical development
of megacities stimulate application
of the latest technology advances
in the city’s infrastructure, the process, which is described in the journal “Megapolis Management”. The
journal regularly covers the best examples of the reform of urban infrastructure, system control over budget organizations, forming a system
of tax audits, upgrading equipment
and construction of new facilities,
budget investment, institutions providing state (municipal) services,
balances of financial institutions.
Among the topics we discuss in our
journal special attention is paid to
such issues as marketing strategies
and tactics, the introduction of innovative technology, efficient production solutions. Actual subjects
contribute to the competitive vision
О нашем журнале. Our journal
способствует повышению конкурентоспособности его читателей.
На страницах журнала нашли
отражение такие темы как экономические потребности разных
групп населения, этническая мозаичность, своеобразие и противоречивость социокультурной среды. Научная и образовательная
ценность журнала заключается
в описании базовых управленческих компетенций, анализируемых в ходе обсуждения важнейших вопросов повседневности.
Отметим основные знания, умения и навыки, которые развиваются в результате знакомства с
нашими материалами.
Знания:
• тенденций развития социально-экономических процессов в современных мегаполисах и их влияние на
социально-экономическую
среду российского социума;
• классификаций социальноэкономических объектов по
уровням управления в социально-экономической среде;
• теоретических основ управления социально-экономическими объектами и процессами мегаполисов;
• тенденций развития государственных и муниципальных социально-экономических объектов мегаполисов,
способов, методов моделирования конструкций социально-экономических объектов и процессов управления мегаполисами;
• основ системного управления развитием в социальноэкономических объектах –
предприятиях, организациях, госучреждениях;
• практики управления государственными и муниципальными предприятиями
of modern problems of its readers.
On the pages of the journal we
reflect on such themes as economic needs of different population
groups, ethnic diversity, ingenuity
and contradictory social and cultural environment. Scientific and
educational value of the journal is
to describe the basic management
skills that are analyzed in the
course of discussions on critical
issues of everyday life. Note basic
knowledge, skills and abilities that
develop as a result of acquaintance
with our materials .
Knowledge of main trends in:
• socio-economic
processes
in modern cities and their
impact on socio -economic
environment of Russian society;
• classifications of socio-economic targets for various levels of management in socioeconomic environment ;
• theoretical foundations of
socio-economic facilities and
processes of megacities;
• state and municipal socioeconomic targets of big cities, ways of modeling constructs of social and economic institutions and processes of governance of big
cities areas ;
• foundations of the system
management development in
the socio -economic facilities:
businesses,
organizations,
government institutions;
• management practices by
state and municipal enterprises on the main directions of
181
У М 1 (37)’ 2014. От Редакции. Editorial
по основным жизнеобеспечивающим направлениям
развития социума.
Умения:
• формировать
теоретическую модель управления
исследуемого
социальноэкономического объекта;
• выделять
структурные
компоненты и элементы
социально-экономических
объектов, при исследовании и его описании;
• рассчитывать
показатели
и делать оценку конечных
результатов деятельности
любого типа социально-экономического объекта мегаполисов;
• разрабатывать, обосновывать
и принимать оптимальные
управленческие решения по
воздействию на системы или
подсистемы, направленные
на повышение эффективности конечных результатов
социально-экономического
объекта мегаполисов.
Навыки:
• аналитического мышления
и
структурно-системного
анализа при исследовании
любого типа социально-экономического объекта мегаполисов;
• моделирования, расчета и
описания исследуемых социально-экономических
объектов мегаполисов;
• выделения индикативных
показателей для оценки состояния и уровня развития
исследуемых
социальноэкономических
объектов
мегаполисов;
• разработки системы мониторинга всех принимаемых
решений.
Подчеркнем, что основным направлением деятельности журна182
development of a life-sustaining society.
Skills :
• to build a theoretical model
of management of socio-economic study of the object;
• to allocate structural components and elements of the
socio-economic facilities in
the study and its description;
• to predict performance and
make the final assessment of
the performance of any type
of socio-economic object in
big cities;
• to develop, validate and make
better management decisions
on the effects on the system or
sub-system to improve the efficiency of the final results of
socio-economic situation in
cities.
Experiences in:
• analytical thinking and
structural systems analysis
in the study of any type of
socio-economic object in big
cities;
• modeling and descriptions
of the studied social and
economic facilities in big
cities;
• selection of performance indicators to assess the status and
level of socio-economic study
of objects in big cities;
• development of the system
of monitoring of all decisions
taken.
We emphasize that the main focus
О нашем журнале. Our journal
ла является формирование общественной платформы для активной дискуссии по вопросам реформирования и осуществления
инноваций в сфере городского
управления и гибкого функционирования системы мегаполисов.
of the journal is to create a platform
for active public debate on reform
and innovation in the field of urban
management and flexible functioning of big cities.
183
УПРАВЛЕНИЕ
МЕГАПОЛИСОМ
Научно-теоретический и аналитический журнал
№ 1 (37)’ 2014
Подготовка номера
Митрошенков О. А. 
Ответственный секретарь
Ениев О. А. 
Корректура
Горин Г. В. 
Компьютерная верстка
Райхельд Н. Б. 
Дизайн
Яковлева Е. И. 
184