UHRENRADIO;pdf

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ КАК СЕМАНТИЧЕСКАЯ
КАТЕГОРИЯ В СВЕТЕ КОГНИТИВНОЙ СЕМАСИОЛОГИИ
Поддубная А.С. (студ. 5 курса БелГУ).
Науч. рук. – проф. Алефиренко Н.Ф.
ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный
исследовательский университет», НИУ «БелГУ»
Белгород, Россия
PHRASEOLOGICAL MEANING AS A SEMANTIC CATEGORY IN
THE LIGHT OF COGNITIVE SEMASIOLOGY
Poddubnaya A.S. (student of BNRU)
Prof. Alefirenko N.F. – scientific director
Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Professional
Education «Belgorod National Research University»
Belgorod, Russia
Не только когнитивная фразеология, но и вообще фраземика русского
языка получила системное осмысление сравнительно недавно. До 40-х гг. XX
века в трудах отечественных языковедов можно найти лишь отдельные
мысли и наблюдения, касающиеся устойчивых словосочетаний. Большую
стимулирующую роль в этом сыграли (а) труды А.А. Потебни, посвященные
внутренней
форме
и
образности
языковых
единиц;
(б)
мысли
И.И.Срезневского о связи фразеологии со словообразованием (в частности, о
возникновении слов из выражений); (в) замечания Ф.Ф. Фортунатова о
слитных словах и слитных выражениях типа железная дорога; (г)
теоретические положения А.А. Шахматова в связи с анализом различного
рода неразложимых словосочетаний и, наконец, (д) предложение Е.Д.
Поливанова о необходимости выделения фразеологии в особый раздел науки
о языке.
1
Отдельные
замечания
этих
авторов
содержат
весьма
ценные
наблюдения лингвокогнитивного характера. Отмечалось, что фразема,
являясь
единицей
фразеологической
которая
фразеологии,
семантикой,
существенно
обладает
особой
отличается
от
неким
содержанием
семасиологической
смежных
-
категорией,
категорий
особыми
когнитивными свойствами. Б.А. Ларин писал: «Фразеологизмы всегда
косвенно отражают воззрения народа, общественный строй, идеологию своей
эпохи. Отражают — как свет утра отражается в капле росы». В образных
словах языковеда сконцентрированы важнейшие свойства фразеологической
семантики, которые в свете когнитивной семасиологии приобретают новое
осмысление. Так, в лексическом значении, в отличие от фразеологического,
мотивирующий признак, лежащий в основе наименования лексических
единиц, нередко является составной часть внутреннего содержания слова.
Внутренняя же форма фраземы (ВФ) – это общий для этимологического и
актуального значения ассоциативно-образный элемент, формирующийся в
семантической
структуре
путем
взаимодействия
фраземообразующих
компонентов. По А.А. Потебне, ВФ «есть отношения содержания мысли к
сознанию; она показывает, как представляется человеку его собственная
мысль» [Потебня А.А., 1989: 98]. ВФ фраземы можно считать тот признак,
при помощи которого в этносознании закрепляется образ отраженного
предмета фраземообразования [см.: Алефиренко Н.Ф., 2008: 62].
Таким образом, внутренняя форма фраземы – это некий символ,
формализованный семантический элемент, а фразеологическое значение –
это
полномасштабное
содержание
мысли,
как
некого
когнитивно-
дискурсивного образа. Кроме того, фразеологическое значение является,
чаще всего, не прямым, а косвенным, и возникает оно на базе первичных,
номинативных значений слов в тех или иных свободных сочетаниях.
Следовательно,
фразеологическое
значение
имеет
не
прямую,
а
опосредованную связь с предметом. Ср.: 1) открывать / открыть сердце – 1.
‘Признаваться в любви’ (Подколесин:) Да зачем же мне оставаться здесь?
2
Ведь я всё сказал, что следует. (Кочкарев:) Стало быть сердце ты ей уже
открыл? (Н.В. Гоголь «Женитьба»). 2) поговорить/ говорить по душам разг.
–
‘вызвать на
откровенность;
искренно, чистосердечно, откровенно
поговорить с кем-либо о чем-либо’. 3) А нынче я тебя призвал не косилки
глядеть, а поговорить по душам. (М. А. Шолохов. «Поднятая целина». Книга
2 (1960). 4) положа руку на сердце, разг. – ‘чистосердечно, откровенно,
искренне (говорить, советовать, отвечать, заявлять)’. Положа руку на сердце,
спросите себя, верите ли вы в то, что проповедуете? (Л. Н. Толстой. «К
духовенству» (1902).
Итак, фразеологическое значение складывается не из простого
соположения лексических значений слов, их составляющих, а представляет
собой новый семантический обобщенный (ассоциативно-образный) тип
значения всего оборота в целом. К тому же фразеологическое значение имеет
сложную пóлевую структуру. Ядро данной структуры составляет концепт,
который служит смыслообразующим фактором, а периферию – фрейм –
когнитивная основа понимания фразеологического значения и смысла всего
фразеомоцентрического высказывания) [Алефиренко Н.Ф., 2008: 88]. Это
является методологическим остовом современной теории фразеологического
значения.
Цель
когнитивной
фразеологического
взаимодействия
фразеологии
пространства
как
–
моделирование
целостного
самоорганизующейся
семиотических средств языка
системы
и культуры, системы
развивающейся по законам упорядочивания и гармонизации нередко
парадоксальных
восприятий
Необходимость
рассмотрения
[см.:
Алефиренко
фразеологических
Н.Ф.,
единиц
2010:
именно
58].
в
лингвокультурологическом и когнитивном аспектам стимулируется рядом
лингвистических факторов. Среди них: 1) методологические установки
лингвокультурологии как междисциплинарной науки возникшей на стыке
лингвистики и культурологии и исследующей проявления культуры народа,
которые отразились и закрепились в языке, прежде всего, во фраземике; 2)
3
коммуникативно-прагматическое своеобразие значения фразеологических
единиц.
В лингвокогнитивной деятельности выделяют четыре компонента,
взаимодействующих как единый саморазвивающийся механизм: смысл,
текст, культуру и язык (прежде всего, его культуроносные единицы)
[Алефиренко Н.Ф., 2008: 86]. Попытаемся объяснить сущность смысла ФЕ в
единой трёхэлементной системе «концепт – смысл – значение». Смысл в этой
триаде является, наряду с концептом, одним из компонентов значения
(концепт + смысл > значение) [Алефиренко Н.Ф., 2008: 32]. В отличие от
знака (и фразеологического в том числе) концепт нисколько не обособлен от
действительности, он всегда прочно связан с той или иной денотативной
ситуацией [Алефиренко Н.Ф., 2008: 33]. Мы предлагаем выделять ещё одну
фраземообразующую триаду: архетип, концепт и символ. Под архетипом
будем понимать когнитивные ценностно-смысловые образцы, которые
подспудно
управляют
инстинктивным
поведением
человека;
интенционально-когнитивную структуру, код, в котором сфокусирован опыт
и память поколений (см.: «Культурология. XX век»).
На
начальном
фразеологической
фраземообразующего
фразеологического
этапе
осмысления
семантикой
концепта
значения.
взаимосвязи
обратимся
–
к
к
с
определению
когнитивного
Безотносительно
концепта
коррелята
фразеологической
семантике Й. Павилёнис писал: «Концепт – это информация относительно
актуального «или возможного положения вещей в мире (т.е. то, что индивид
знает, предполагает, думает, воображает об объектах мира)» [Павилёнис,
1983: 106]. Фразеологическое значение фокусирует в себе как раз не только
то, что индивид знает, предполагает, думает, воображает о номинируемой
действительности [Алефиренко Н.Ф., 2008: 74], но и его субъективное,
личностное отношение к именуемому объекту.
С точки зрения когнитивной семасиологии, говорящий при выборе
идиомы опирается, главным образом, на концепт, т.е. родовое обыденное
4
(наивное) понятие, передающее в коммуникативном акте интенциональный
смысл. И всё же для формирования фразеологического значения в той или
иной ситуации общения концепта недостаточно. В этом случае некоторые
ученые
говорят
о
фразеологического
фрейме,
значения,
как
без
важном
которого
структурном
не
будет
компоненте
осуществлено
абсолютное понимание фразеологизма. Под фреймом в когнитивной
семасиологии принято понимать суперкатегорию, объединяющую различные
типы когнитивных структур, лежащих в основе фразеологического значения
и смысла всего фраземоцентрического высказывания. Концепт и фрейм
соотносятся друг с другом как когнитивные механизмы порождения и
понимания смысла идиомы [Алефиренко Н.Ф., 2008: 88].
Фреймовая структура может быть вербализована в речи средствами
языка. Структура фрейма представляет собой сеть терминалов и узлов,
располагающихся
в
два
уровня.
Верхние
уровни
фрейм-структуры
(терминалы) содержат концептуальную информацию интенсионального
характера, нижние (узлы) – вариативную информацию, привязанную к той
или иной коммуникативной ситуации.
Чаще всего, фреймы, как дискурсивно обусловленные когнитивные
структуры, моделируют канонизированные знания, которые являются
общими для всего этнокультурного сообщества.
Когнитивная природа фреймов такова, что они служат не только
фраземообразованию, но средством отбора наиболее подходящих для того
или иного речемыслительного акта фразем; кроме того, фреймы способны
определять направления окказиональной модификации фразеологизмов. Ср.:
Бог [господь, черт, бес, леший, дьявол, шут] <(его, тебя, ее, вас, их)> знает
[ведает] (прост.) – ‘выражение удивления, недоумения’.
С коммуникативной точки зрения говорящий при выборе идиомы
опирается на концепт, который, в свою очередь, передает основной смысл
акта
коммуникации;
фрейм
обеспечивает
понимание
не
только
фразеологического значения, но и соответствующей коммуникативно5
прагматической
ситуации.
Таким
образом,
концепт
служит
смыслообразующим фактором, а фрейм – когнитивной основой понимания
фразеологического значения. Концепт и фрейм можно соотнести как
когнитивные
механизмы
порождения
и
понимания
смысла
идиомы
[Алефиренко Н.Ф., 2008: 111].
Нередко фразема представляет собой целое дискурсивно-когнитивное
событие,
если
под
дискурсом
понимать
сложное
коммуникативно-
когнитивное явление, в состав которого входит не только сам текст, но и
различные
экстралингвистические
факторы
(знание
мира,
мнения,
ценностные установки). Многие лингвисты поддерживают гипотезу о том,
что сущность вторичного лингвосемиозиса определяется коммуникативнопрагматической природой его речемыслительной базы, реализующейся в
разного рода дискурсах [Алефиренко Н.Ф., 2008: 92]. В нашем понимании
дискурс – это речемыслительное образование событийного характера в
совокупности с прагматическими, социокультурными, психологическими и
др. факторами, что и делает дискурс важным для лингвокультурологического
осмысления стимулов вторичного знакообразования. Ученые дают большое
количество характеристик дискурсу. Приведем наиболее значимые из них: а)
Дискурс предстает как лингвокультурное образование; б) дискурс следует
рассматривать как социальную деятельность, в рамках которой ведущую
роль играют когнитивные образования, фокусирующие в себе различные
аспекты внутреннего мира языковой личности.
Элементами дискурса служат излагаемые события, участники этих
событий и «не-события» (разного рода обстоятельства, фон, оценки). Ср.:
балалайка бесструнная (прост., неодобр.) ‘очень болтливый человек,
пустомеля’ (знание устройства и звучания русского народного инструмента).
Например: [Мигачева:] – Помощник-то у меня, сами знаете, один... Да и тот
неважный, так, какая-то балалайка бесструнная. (А.Н. Островский). Ср. также: 1)
держать себя в узде – ‘сдерживать порывы своих чувств, подчиняя их воле’ (знание
механизма управления лошадью). На корабле, особенно командиру, приходится себя в
6
узде держать. А вы еще нелюдимый, я сразу заметила. Другие горе топят или по
ветру пускают, а вы его в себе прячете. (А. Зонин); 2) есть еще порох в пороховницах
– ‘кто-либо полон сил, энергии для того, чтобы сделать что-либо’ (пушки были едва ли
не самым мощных орудием, которое применялось во время войн, поэтому запасы
пороха олицетворяли силы армии). – А что, паны? – сказал Тарас, перекликнувшись с
куренными: «Есть еще порох в пороховницах?» (Н. В. Гоголь. «Тарас Бульба»).
Таким образом, именно дискурс становится знакообразующей базой в
силу своей многоплановой структуры, на разных уровнях которой
осуществляется
когнитивная
обработка
информации,
исходящей
от
участников акта коммуникации. В связи с этим смысловое содержание
дискурса значительно глубже и шире значения высказываний.
7
ЛИТЕРАТУРА
1. Алефиренко Н.Ф. Фразеология в свете современных лингвистических
парадигм: Монография. – М.: ООО Изд. «Элпис», 2008. – 271с.
2. Алефиренко
Н.Ф.
Фразеология
и
когнитивистика
в
аспекте
лингвистического постмодернизма: Монография. – Белгород: Изд-во БелГУ,
2008. – 152 с.
3. Алефиренко, Н.Ф. Когнитивная фразеология: pro et contra // Славянская
фразеология и паремиология в XXI веке: сб. науч. ст. / под ред. Е. Е. Иванова,
В. М. Мокиенко. - Минск, 2010. – С. 58 – 65.
4. Культурология. XX век. Энциклопедия. Т.1. — СПб.: Университетская
книга; 000 “Алетейя”, 1998. – 447 с.
5. Маслова В.А. Лингвокультурология: Учебное пособие для студентов
высших учебных заведений. – М.: Изд. центр «Академия», 2001. – 208с.
6. Фразеологический словарь русского языка. / Сост. Л.А. Войнова и др.;
Под ред. и с посл. А.И. Молоткова. - 6-е изд., испр. и доп. - М.: АСТ:
Астрель, 2001. – 512 с.
7.
Яранцев Р.И. Словарь-справочник по русской фразеологии: Ок. 800
фразеологизмов. – М.: Русский язык, 1981. – 304 с.
8