Олимпиада лЛистаем великой истории страницы;pdf

С.Сейфуллин атындағы Қазақ агротехникалық университетінің Ғылым
жаршысы / Вестник науки Казахского агротехнического университета им. С.
Сейфуллина. – 2012. - №3 (74). – C.67-70
ТУРКМЕНЫ МЕРВСКОГО ОАЗИСА ГЛАЗАМИ
БРИТАНСКОГО ЖУРНАЛИСТА ДЖ. ДОБСОНА
Банникова Н.
Майкл Хэше, (Великобритания)
Аннотация
В 1890 г. в Лондоне была издана книга английского журналиста
Джоржа Добсона «Железнодорожное продвижение России в Центральную
Азию». Она сразу же вызвала большой интерес среди британских
читателей.
Джорж Добсон (1853—1938) был постоянным корреспондентом
газеты «Тайме» в России с 1876 г. по 1902 г.. Весной 1888 г. британский
журналист проделал путешествие по Закаспийской железной дороге: он
отправился до Самарканда, чтобы присутствовать на торжественном
открытии дороги Красноводск Самарканд в качестве иностранного гостя и
стал первым англичанином, пересекшим Закаспийскую пустыню по новой
железной дороге. Результатом этого путешествия и явилась его книга, в
которой наряду с описанием самой железнодорожной линии, ее
протяженности, а также сроков, условий и стоимости строительства,
скорости передвижения транспорта и т.п., Добсон представил читателям
жизнь людей на территориях, по которым проходила железная дорога.
Особое место в книге заняло описание условий жизни и быта туркменов.
В предисловии к книге Джорж
Добсон написал: «Беспристрастная
книга общего характера может
больше, чем многие из работ
профессиональных журналистов и
политиков
помочь
англичанам
сделать собственные политические
выводы. Надеюсь, по крайней мере,
я могу претендовать на то, что
результаты
моих
собственных
скромных усилий обладают этим
достоинством».
Стараясь
быть
непредвзятым
и
объективным,
Добсон не только описывал то, что
видел сам, но и обращался за
информацией
к
различным
источникам, как английским, так и
«чисто русским и в большинстве
своем недавним».
Основными
источниками
знаний о туркменском народе ему
послужили доклад английского
ученого и путешественника Г.
Палірейва на форуме Британской
ассоциации по распространению
научных знаний в 1868 г. и книга
П.С. j Васильева «Ахал-Текинский
оазис. Его прошлое и настоящее»,
изданная в Санкт-Петербурге в 1888
г.
Во
время
вынужденной
остановки поезда из-за разбора моста
через Аму-Дарью по пути в
Самарканд Добсон познакомился с
полковником
М.
Алихановым-Аварским,
губернатором Мерва, который также
следовал
на
торжественное
открытие самаркандской ветви.
Воспользовавшись предложением
полковника, журналист провел в
этом городе почти две недели на
обратном пути. Таким ким образом,
корреспондент крупной английской
газеты
имел
возможность
по-наблюдать жизнь в оазисе и
передать
читателям
свои
наблюдения. В поле зрения Добсона
оказались такие вопросы как
административное управление в
Мервском регионе, юридическая и
налоговая
системы,
торговля.
Британский
корреспондент
рассказал о роли старейшин и
аксакалов
в
отправлении
право-судия,
сборе
налогов,
распределении воды и других
аспектах жизнедеятельности. «В
Мервском округе 40 волостей или
районов», - пишет Добсон, - «в
каждой волости от 4 до 9 аулов или
объединений
кибиток.
Каждая
волость выбирает старшину или
старейшину, каждый аул - аксакала,
что
есть
точное
повторение
старшины, и буквально значит
"седобородый"». Путешественник
отметил, что «власть разных ханов,
которая раньше была подчинена
свободному выбору всего рода, и
должно быть сильно была ослаблена
ссорами
и
интригами,
пред-шествовавшими завоеванию
Россией,
в настоящее
время
полностью зависят от поддержки
русских»; и, что «туркменские
начальники возможно никогда не
обладали
такой
несомненной
властью над своим непокорным
народом, какой они пользуются
сейчас в качестве представителей
России».
В свою книгу английский
путешественник
включил
и
некоторые
цифро-вые
данные,
которые были предоставлены ему
губернатором. Так, он пишет:
«полковник Алиханов был так
любезен,
позволив
мне
воспользоваться
сле-дующими
записями
и
статистическими
данными из его интересного отчета,
написанного от руки, составленного
в 1887 г. Цифровые данные
предположи-тельно относятся к
1886 г., и они самые последние,
которые можно получить». Эти
цифровые данные показывают, в
частности, какие народы и в каком
коли-честве
проживали
на
территории
Мервского
оазиса.
Согласно этим данным, общее число
туркменов
в
Мервском
административном регионе (56567
квад-ратных верст) было 27623
кибитки и 165398 душ, из них
туркмены-текинцы, которые делятся
на четыре рода: (векиль, бек, сычмаз
и бахши), составили 17632 кибитки
и 105452 души, остальное число
приходилось на сарыков и са-лоров
в Иолотане и Пенде. По сведениям
Генерального Штаба, собранным
Полковником [В.П.] Мельницким в
мае 1886 г., в Мервском округе (с
Йолота-ном и Пенде) было 27962
По
А. Вамбери
средняя
величина
40000
своей книге «Опыт военного
обозрения русских границ в Азии»,
приводит следующие данные:
по
[М.П.]
Скрябину
и [А.А.]
Рябинину
по
А.Борнсу
50000
по
И.Ф.
Бларам
бергу
По Н.Н.
Муравьеву
кибиток на 167000 душ, из них
текинцев - 110000 чел. Трудно
судить, какие из этих данных более
точные. М.И. Венюков в 1873 г. в
100000
60000
60000
50000
В комментарии к таблице
Венюков пишет: «из нее не трудно
видеть, как эти авторитеты мало
согласны между собою». Сравнивая
сведения, предоставленные Добсону
М. Алихановым-Аварским,
и
Мельницкого, можно увидеть что в
показаниях спустя 13 лет нет такого
большого расхождения.
В статистическом сборнике
«Обзор Закаспийской области с 1882
по 1890 г.», изданном в Ашхабаде в
1897 г., приводятся следующие
данные по населению Мервского
округа в 1886 г.: число кибиток
текинцев - 17632, душ - 105452;
сарыков и салоров в Йолотане - 9991
кибитка и 59946 человек. Общее
число туземного населения в
Мервском оазисе - 27623 кибитки и
165398
душ,
что
полностью
совпадает
с
данными,
приведенными Дж. Добсоном в его
книге.
Рассказывая
о
торговле,
Добсон приводит данные по
экспорту и импорту за 1886 г., хотя
пишет, что « трудно предоставить
точные цифры по торговле. У
полковника Алиханова всего один
помощник и один секретарь, и они
очень заняты, чтобы провести
должное исследование». Согласно
этим справочным данным, Мерв
торговал с Хивой и Бухарой, и за год
было ввезено товаров на 1878503
рубля, вывезено на сумму 608632
рубля. В том же сборнике стоимость
общего
количества
товаров,
вывезенных за 1886 г. из Мервского
уезда, сое вила 608632 рубля,
ввезенных - 1878503 рубля.
По истечении трех лет после
Лондонского соглашения 1885 г. о
разграничении афганских владений,
британского журналиста не мог не
интересовать вопрос, насколько
выгодно
было
для
России
присоединение этого края. Он
считал, что «напрасно много лет
назад общественное внимание было
обращено на те преимущества,
которые достались бы Западным
Державам, если бы он опередили
Россию в захвате туркменов» и что
«слишком поздно теперь с лн бой
практической
точки
зрения
вспоминать все то, что было
написано прежд по этому вопросу».
Чтобы, как пишет Добсон, «помочь
сформировать представление о том,
чем могут эти туркмены стать во
власти России», он дает свою оценку
туркменам-воинам: «Все туркменыэто
готовые солдаты легкой
кавалерии типа настоящих казаков
нерегулярной армии, для которых
требуется только огнестрельное
оружие и боеприпасы. Кроме
берданки легкого калибра, как у
казаков, каждый туркмен из трех
постоянных эскадронов, или сотен,
получает 25 рублей, или 50
шиллингов
в
месяц.
Это
исключительно высокая плат для
солдата русской кавалерии, равная
деньгам,
которые
получают
лейтенанты в русских полках на
границе. Все остальное, включая его
лошадь и прокорм туркмен должен
был обеспечивать за свой счет.
Туркменским офицерам платят
около ста рублей, или десять фунтов
стерлингов в месяц, что есть то же
самое, что жалованье русского
генерал-майора
без
дополнительного довольствия».
По мнению Добсона, «главное
преимущество
приобретения
Россией Туркмении состоит в
присоединении к царским армиям
многочисленного народа очень
смелых воинов, тренированных
поколениями
почти
непрекращающихся
войн,
чья
выгодность и важность пребывания
в роли казаков на границах с
Афганистаном и Персией не может
быть переоценена». Что касается
экономической выгоды, Добсон
пишет, что «бедный туркменский
край, с коммерческой точки зрения,
не сравнить с богатой землей
благородной Бухары. Это правда,
что есть сообщения о значительных
минеральных богатствах, такие как
лигроин, соль, квасцы, селитра, сера
в разных частях пустынь и гор,
которые возможно когда-нибудь
будут
должным
образом
использованы. Также говорят о том,
что эксперименты по выращиванию
хлопка в имперском поместье
Мургаба также могут увеличить
объем будущей русской торговли;
но эти источники в данный момент
практически недоступны, или, по
крайней мере, разработаны очень
слабо.
Подлинная
важность
Туркмении
больше
военного
характера, в то время как Бухары определенно коммерческого».
Кроме
того,
Добсон
рассказывал
об
истории
происхождения
туркменов,
ссылаясь в основном на П.С.
Васильева и «некоего русского
жителя Закаспийской провинции,
который
собрал
подробную
информацию у самих туркменов».
Васильев представил свою
идею
происхождения
туркменов-текинцев: «Образование
Текинского племени в Закаспийской
области много напоминает собою
образование Сечи и Донского
казачества. Формирование этого
племени и дальнейшая его жизнь
сложилась под влиянием тех же
условий, благодаря которым некогда
возникла у нас Сечь, долгое время
бывшая страшилищем для Поляков,
Татар и Турок. Как у нас всякий
недовольный своей судьбою бежал в
Сечь или на Дон, бежали туда и раб
и господин, преступник и монах,
молодой и старый, точно также было
и здесь. Тот, кого уж очень прижала
судьба, уходил в пески».
Не соглашаясь до конца в этом
с Васильевым, Добсон пишет, что
«все-таки
сохраняется
поразительное сходство между
двумя народами» и приводит свои
рассуждения на эту тему.
Непосредственно об образе
жизни
туземного
населения
Мервского
административного
округа
Добсон
пишет:
«Полукочевые туркмены сейчас
почти осели. Они по-прежнему
живут в основном в кибитках, но их
ханы, как я уже говорил, уже начали
строить себе кирпичные дома. Они
редко получают образование, и,
кажется, что у них нет религии, о
которой стоило бы говорить. Они не
соблюдают ни законы шариата, ни
мусульманские
праздники.
Их
женщин до сих пор обменивают и
продают. Жена стоит от 250 до 1500
рублей (£150). Богатые имеют от
двух до четырех жен; а класс беднее
при женитьбе разоряется». Добсон
обратил внимание на ремесла,
которыми занимались туркмены.
Женские серебряные украшения и
конская сбруя не произвели на
путешест-венника
особого
впечатления, они, по его мнению,
«не показывают того же вкуса и
чувства красоты как те, что сделаны
на Кавказе или в Бухаре». Однако
туркменские ковры ручной работы
очень ему понравились, Добсон
даже приобрел один для себя.
«Туркменские
ковры,
которые
делают женщины, первоклассного
качества и лучше всех, что ткут на
Востоке», - пишет он в своей книге.
Рассматривая
вопрос
социального
положения
туркменской женщины, Добсон
пишет: « положение текинской
женщины, позволю себе здесь
заметить, неизмеримо лучше, чем
положение ее бухарской сестры,
которая не только закрывает свое
лицо
длинной
и
почти
непроницаемой вуалью из тканого
конского волоса, но считает своим
долгом поворачиваться к стене или
прятать свою голову в дверном
проеме
или
любом
другом
углублении,
когда
неверный
проходит мимо нее по улице.
Различие между женщинами этих
двух стран такое же поразительное,
как и между мужчинами. На самом
деле, во всем исламском мире,
возможно, нет женщин менее
изолированных и связанных по
рукам и ногам, чем туркменки текинки».
Британский журналист описал
внешний
вид
туркменов
в
национальной одежде: «Я видел
очень многих из них [туркм. - Н.Б.]
глядящих в изумлении по сторонам
на некоторых станциях. На них
надеты были такие гигантские
шапки из черной овечьей шкуры,
что то, как они умудрялись
удерживать такой тяжелый головной
убор на голове в их климатических
условиях, было для меня загадкой.
Представьте себе круглую шапку из
черной овечьей шерсти, такую же
большую как шапка гренадера, часто
с длинной волнистой шерстью,
свисающей вокруг лица и шеи того,
на ком она надета как самая
аномальная копна волос, и вы будете
иметь некоторое представление о
дико выглядящем головном уборе
текинца. Длинный, красноватого
цвета хлопчатобумажный халат,
обычно с кушаком вокруг талии,
сшитые из плотной материи тапочки
или
русские
сокие
сапоги,
завершают костюм».
Джорж Добсон включил в
свою книгу все, что могло
представлять и рее для английских
читателей. Таким образом, автор
собрал интересный материал по
истории и этнографии туркменов,
основанный
на
личных
наблюдениях
и
дополненный
обобщенными данными русских и
британских
источников.
Сравнительный анализ цифровых
данных, представленных в его книге
с
данными,
опубликованными
русскими исследователями того
времени показывает отсутствие
расхождения. Это дает право
говорить о ценности произведения
источника
достоверного
исторического знания.
Литература
1. George Dobson, Russia's Railway Advance into Central Asia. Lon 1890.
P. Vi
2. Мельницкий, статистические данные о Закаспийской области.(По
сведениям, собранным Г.Шт. Полковником Мельницким в мае 1886 года).
СМА, вып.ХХІХ, СПб., 1888. 105с.
3. М.И. Венюков, Опыт военного обозрения русских границ в Азии,
СПб., 1873.465с.
4. Обзор Закаспийской области с 1882 по 1890 г., Ашхабад, 1987.таб.И
7,8.
5. George Dobson, Russia's Railway Advance into Central Asia. London,
1890.P.329.
6. П.С. Васильев, Ахал-Текинский оазис. Его прошлое и настоящее,
СПб. 1888. 5с.
7. George Dobson, Russia's Railway Advance into Central Asia. London,
1890. P. 338.
Түйін
Мақалада, 1888 жылы Каспийдің шөл-даласын Орта-азия темір жолы
алғаш рет қиып өткен ағылшын «Таймс» газетінін тілшісімен Мервск
оазисін түркімендермен бағалануы берілген. Добсон саяхат кезінде
түркімендердің тарихи және этнографиялык өте қызықты деректерін
жинаған, деректері өз бақылаулары негізінде жэне жалпыланған орыс жэне
британ деректерм толыктырылған. Сонымен катар мақалада сол кездегі
баспаханада шығарылған орыс зерттеушілерінің оның кітабында берілген
деректерімен бірге, цифрлы деректерінің сандық талдауы берілген.
Summary
The article represents an account of the Turcomans of Merv oasis by the
correspondent of "The Times" George Dobson, who was the first Englishman to
cross the Transcaspian desert by the Central Russian railway in 1888. During the
journey Dobson collected important information on the history and ethnography
of Turcomans, which is based on his own observation and supplemented with
general information from Russian and British sources. The article also gives the
comparative analysis of the figures given in his book with the figures published
by Russian researchers of that time.