Резюме на вакансию: Управляющий ресторана;pdf

- Что для вас путешествие?
В известном смысле вся наша жизнь – одно большое, сложное, зачастую
путаное путешествие, смысл которого в этой жизни нам явно не постичь. Лично
для меня это – возможность узнавания каких-то новых культурных языков и
кодов, ухода от самой себя к чему-то заведомо ЧУЖОМУ. Способность узнать,
принять и полюбить «чужое» как собственное – это и есть для самая важная
составляющая любого путешествия, главная его цель и вектор.
Естественно, мне приходилось бывать в самых разных городах и странах, но
все же главной, дорогой и по-настоящему любимой в жизни стала одна –
Италия. Вообще, не секрет, что русские любят Италию чуть ли не больше
самих итальянцев. Но они любят ее совсем иначе. И мы, русские, готовы
настаивать на том, что именно наш образ Италии более подлинный, более
яркий и более манящий.
Сознаюсь, вот уже многие годы я задаю себе один и тот же вопрос: а что
собственно мы, русские, с таким упорством ищем в Италии? И что мы в ней
находим? Отчего такими влюбленными глазами мы смотрим на эту страну?
Через годы, века и эпохи…
Да, действительно, Италия глазами русских – этот вовсе не та страна, что
видится итальянцам. Для русских Италия – свое рода образ Рая, в его вполне
реальном, земном воплощении. Причем, это – тот самый рай, который мы сами
же для себя и придумали, став таким образом его полноправными творцами. Но
ведь, с другой стороны, Италия – вполне реальная страна, живые люди, живая
культура…
А стало быть, возникает вопрос: кто же на самом деле здесь автор, а кто его
персонаж? Кто кого сотворил – мы, русские, свою Италию? Или она сотворила
нас, своих вечных любоников, своих страстных поклонников и своих
обожателей?
Думаю, этот вопрос так до конца и не получит своего ответа. Да нам он лично,
наверное, и не нужен. Просто оставьте нам, русским, право все возвращаться и
возвращаться в тот самый полуреальный, полувоображаемый мир, так
подозрительно похожий на Рай. Тот Рай, который в реальности, кажется,
зовется «Италией».
- Идеальное путешествие?
Я люблю путешествовать вдвоем с моим мужем (он, кстати, тоже итальянец,
Франко Морони). И в любом путешествии нас непременно сопровождают две
наши крохотные собачки, Дуся и Груша. Не сочтите это за причуду двух
сумасшедших. Просто так, сбившись тесно в кучу все вместе, мы всегда
ощущаем себя дома, где бы мы на тот момент ни были. Носиться по миру, при
этом не теряя своей собственный – это, как мне кажется, очень важное
качество.
- Если бы Вам сказали, что прямо сейчас есть самолет в любую точку
мира, куда бы Вы отправились?
Я всегда, во сне и наяву, грежу об одной стране, точнее даже об одном городе –
Венеции. Даже не помню, сколько раз в моей жизни мне приходилось в ней
бывать. Каждый год – по нескольку раз. И так, кажется, целую вечность... Вот,
вроде бы только что, совсем недавно: Венеция в июле, жара, сотни шаркающих
ног, сотни бессмысленных глаз, лиц, обрывков фраз и чьих-то жизней...
Венеция умеет очаровывать, но умеет и с легкостью развенчивать собственные
мифы. Да и наши в сущности тоже. Плюхнувшись под тент в каком-то баре от
изнеможения и собственной немощи, ты получаешь легендарный венецианский
шприц в китайском упрощенном до комикса варианте. Так Венеция прощается
с нами. Или делает вид, что прощается, расчищая место для других своих
наивных поклонников, любовников и адептов. Да, ты знаешь о лукавстве этого
города, о её, Венеции, ветренности и непостоянстве. И всё же, еще не успев с
ней расстаться, вновь и вновь начинаешь скучать, томиться, желать. Такая уж
сладкая участь у нас, ее добровольных рабов, ее любовных трофеев.
Вообще-то, уверена, что моя страстная любовь к Венеции совсем не случайна.
Ведь я родилась в Санкт-Петербурге, точнее тогда еще Ленинграде, городе на
воде, городе-фантоме, призраке. Он, как и Венеция, которую я узнала и
полюбила много позже, лежит на перекрестке двух стихий, воздушной и
водной. Он, как и Венеция, обладает волшебным, магическим обаянием, умеет
завораживать, влюблять в себя, как умеет и безжалостно разбивать
человеческие судьбы. Он всесилен и самодостаточен. Наконец, он, как и
Венеция, лежит на перекрестке двух миров – “этого”, живого и настоящего,
подчиненного всем разрушающим законам хаоса, и “того”, вечного, над
которым земной хаос уже не властен. Он – частилище, которое предстоит
пройти каждому из нас прежде, чем окончательно раствориться в вечности. Но
и в этой своей странной, магической роли он тоже – брат-близнец Венеции. Для
меня эти два города – отражения друг друга. Для меня каждый из них – повод
заглянуть туда, к чему мы готовимся всю жизнь, к чему всей душою стремимся
и чего так отчаянно, безотчетно боимся, к небытию, к вечности, к истокам.
- Любимая книга о путешествиях?
«Книга» - вряд ли, скорее «книги». И их было много, с возрастом они менялись,
как менялась и я сама. Впрочем, мир, он тоже ведь менялся... Причем, чем
дальше, тем стремительней. Так вот, сначала было детство. И в детстве было
очень важное для того моего возраста – приключенческое - Майн Рид, Фенимор
Купер, Жуль Верн. Тогда, в те годы, путешествие было всегда приключением,
пусть и почти несбыточным. Но прошли годы, и «несбыточное» начало
сбываться, обретая новые, совсем неожиданные прежде очертания. И все же из
«взрослой» литературы трудно выискать что-то самое-самое. Она ведь такая
разная, эта «взрослая». Но, поскольку уж я вам призналась, что давно влюблена
в Венецию, то, наверное, знаменитое эссе «Набарежная Неисцелимых» Иосифа
Бродского и роман Томаса Манна «Смерть в Венеции» стали для меня когда-то
первыми проводниками в понимании этого города. И только потом он обрел
для меня уже новые, совсем другие голоса и краски.
- А чтобы взять и переехать жить?
Сознаюсь, в последнее время мы с мужем (живущем вообще-то со мною здесь,
в Москве) все больше и больше проводим времени в Италии. В основном, в
северной ее части (просто сам Франко родом из Милана). Так что возможно,
когда-нибудь... Впрочем, об этом «возможно» я лучше пока промолчу.
- Пожелания читателям нашего сайта про Италию
Друзья! Путешествуйте, не ленитесь! Путешествуйте больше, чаще, азартнее. И
знайте: любая новая поездка, любое приключение, с ней связанное, прежде
всего раскрывает вас больше… для самих себя. Да, повернувшись лицом к
миру, вы больше постигаете самого себя, и это – истина вполне проверенная.
Но помните: нет ничего прекраснее страны, способной вернуть вас к вере,
красоте, Вечности. Для меня безусловно такая страна – Италия.