�������� �� ������������

Конь и кобыла
Михаленко А. О. Интересная этимология
Русское слово конь, родственное укр. кінь, ст.-слав. конь, белор. конь, болг. кон,
сербохорв. ко̏њ, словенск. kònj, чешск. kůň, словацк. kôň, польск. koń, восходит к праслав.
слову *konь, этимология которого на сей день довольно спорна. То же самое можно сказать о слове кобыла, которое восходит к праслав. *kobyla и имеет следующие соответствия
в других славянских языках: укр. кобила, ст.-слав. кобыла, болг. кобила, сербохорв. ко̀била,
словенск. kobíla, чешск., словацк. kоbуlа, польск. kоbуłа.
Согласно Фасмеру, слово *konь возникло от формы *komnь (ср. др.-рус., диал.
комонь, устар. чешск. komoň «конь»), далее от ранней формы *kobnь, которая родственна
праслав. *kobyla (от *koby с формантом *-la). Далее сравнивают с лат. caballus «конь» или
др.-греч. καβάλλης «кляча». Похожие этимологии дают многие словари, допуская некоторые интерпретации, предлагая какие-либо дополнения.
Однако такое сопоставление слов конь и кобыла вряд ли можно считать удовлетворительным. Возникновение слова *konь из *kobnь (через *komnь, которое связано с
*komonь, откуда рус. комонь) сложно подтвердить, опираясь на фонетику. Лингвист О. Н.
Трубачёв указывал на звукоподражательность слова *komonь, обращая при этом внимание
на параллелизм с праслав. *gomonъ, откуда рус. гомон.
Описывая этимологию слова кобыла, Фасмер указывает на то, что это – «старая
основа на -n, соответствующая лат. cabō, -ōnis». Но данное соответствие не может служить параллелью, так как cabō – это форма, производная от caballus, а не наоборот. Связь
слов *konь и *kobyla не может быть ничем подтверждена. «Этимологический словарь славянских языков» в качестве наиболее приемлемой называет версию о происхождении слова от фракийского названия горы Κύβελα, которое связывают с именем фригийской богини
Кибелы – Κυβέλη. С ним также связывают лат. caballus и др.-греч. καβάλλης, не имеющие
чёткого этимологического толкования. Версия имеет полное семантическое обоснование,
однако не существует прямых доказательств, которые бы её подтверждали.
Слово *konь, таким образом, в ЭССЯ предлагается рассматривать изолированно, то
есть объединение в одной парадигме слов *konь, *komonь и *kobyla нельзя считать правомерным. Взамен предлагается рассматривать слово как кельтское заимствование (от
*konkos/*kankos «лошадь», связывают с нем. Hengst «жеребец», лит. šankùs «проворный,
быстрый»). Если так, то следует допустить, что форма *konь происходит из *konьkъ в
результате укорочения, что противоречит версии о диминутивном характере *-kъ.
Слова конь и кобыла, известные каждому носителю русского языка, привлекают
особое внимание этимологов. Версии Фасмера, которые в основном считаются самыми
правдоподобными, на самом деле умозрительны и не могут быть доказаны. Не могут быть
доказаны и альтернативные версии ЭССЯ (см. 10 выпуск), опирающиеся на более современные исследования и новый этимологический материал. Данный пример показывает,
что не во всех случаях авторитетные словари способны ответить на вопрос интересующегося этимологией человека и что в ряде случаев они могут лишь запутать. Так какие же
версии считать более правдивыми? На этот вопрос дадут ответы следующие поколения
этимологов.