Управление через экранное меню;pdf

Г Скребицкий
" Tfc"'
-а-Г * »
«
Лесные
переселенцы
Рассказы о животных
Издательство
Московского университета
1990
Й М . W. В. ba' j I - ' ..i'.:a
fit-44
Б Б К 84(2)7C 45
Рецензенты:
доктор биологических наук, профессор В. Н.
доктор биологических наук, профессор В. Д.
Максимов,
Федоров
Печатается по постановлению
Редакционно-издательского совета
Московского университета
С 45
Скребицкий Г. А.
Л е с н ы е переселенцы: Р а с с к а з ы о ж и в о т н ы х . — М . : И з д - в о
М Г У , 1990.—224 с : ил.
I S B N 5—211—00431—0.
Имя Георгия Алексеевича Скребицкого — ученого-биолога и писателя
— широко известно в нашей стране. Его книги «Веселые ручьи», « Д р у з ь я
моего детства», «Листопадник», «Лесной прадедушка», « З а лесной заве­
сой» и многие другие д а в н о з а с л у ж и л и любовь взрослых и детей. В на­
стоящей книге собраны рассказы и сказки разных лет, посвященные
становлению ученого-биолога, жизни зверей и птиц, которые окружали
автора всю жизнь, как в д о м а ш н и х условиях, так и на свободе. Книга
учит беречь и любить ж и в у ю природу нашей Родины.
Д л я широкого круга читателей.
„
С
4700000000—172
077(02)-90
1
С
1
П
8
я
9
ISBN 5—211—00431—0
- «
о
ББК 84(2)7—44
9
©
Скребицкий Г. А., 1990
Коротко о самом себе
эгда выходит в свет моя н о в а я книга, меня невольно
берут сомнения: сумел ли я д о с т а т о ч н о хорошо р а с с к а з а т ь
читателям то, что з а д у м а л ? Почувствуют ли они сим­
к моим четвероногим и к р ы л а т ы м «ге­
iпатию и л ю б о в ь
роям»? А главное, сумел ли я передать свою л ю б о в ь к
основному герою всех моих книг — к родной природе? Ведь по­
д р у ж и т ь с я с ней мне посчастливилось с самых ранних лет.
Все свое детство я п р о ж и л в крошечном городке Черни Туль­
ской губернии. Это б ы л о очень д а в н о . Городок наш тогда б о л ь ш е
походил на деревню. Улицы в нем были немощеные, густо з а р о с ­
шие т р а в о ю , а домики о д н о э т а ж н ы е , д е р е в я н н ы е , и возле к а ж д о г о
домика — с т а р ы й з а п у щ е н н ы й сад.
В этом городке мой отец с л у ж и л в р а ч о м , з а в е д о в а л больницей.
Он был страстный охотник, рыболов и очень любил всяких ж и в о т ­
ных. М а т ь моя т о ж е их л ю б и л а . Она часто с м е я л а с ь , что мы ж и в е м
в н а с т о я щ е м з в е р и н ц е : кого у нас только не было!
П о с т о я н н ы м и и неизменными ж и л ь ц а м и н а ш е г о д о м а были
папина л е г а в а я с о б а к а Д ж е к и толстый кот И в а н ы ч . Но кроме
них тут ж е в к о м н а т а х ж и л и е ж и , з а й ч а т а и другие зверьки,
которых я приносил из л е с а .
Отец и м а т ь б е р е ж н о , л ю б о в н о относились к к а ж д о м у из
наших четвероногих или к р ы л а т ы х питомцев, никогда их не оби-
К!
3
ж а л и , кормили, у х а ж и в а л и за ними. Поэтому все ж и в о т н ы е скоро
к нам п р и в ы к а л и и с т а н о в и л и с ь совсем ручными.
Особенно много у нас всегда б ы в а л о р а з л и ч н ы х птиц. В столо­
вой и в кабинете у отца стояли огромные светлые клет­
ки, и в них ж и л о м н о ж е с т в о чижей, щеглов, синиц и других н а ш и х
певчих птичек.
К а ж д о е утро, как т о л ь к о папа уходил на работу в больницу,
я з а в е ш и в а л окна сеткой, чтобы птички не могли у д а р и т ь с я о стек­
ло, и выпускал их п о л е т а т ь по комнате.
Что тут п о д н и м а л о с ь ! Ч и р и к а н ь е , свист, щ е б е т а н и е . Птицы
весело порхали по комнате, перелетали с б у ф е т а на д в е р ь , с две­
ри — на окна, садились на стол и с к л е в ы в а л и крошки хлеба.
А в это в р е м я я чистил и у б и р а л клетки. З а г о н я т ь птиц о б р а т н о
не приходилось. Н а л е т а ю т с я они, устанут, п р о г о л о д а ю т с я . А в
клетках у ж е свежий корм насыпан, чистая вода в мисочки н а л и т а .
Птицы сами в свои домики и з а л е т я т .
В клетках д е р ж а л и мы птичек только зимой, до н а ч а л а весны.
Первый теплый солнечный день б ы в а л нашим любимым п р а з д ­
ником. О б ы ч н о в этот день папа с т а р а л с я п о р а н ь ш е вернуть­
ся с работы. Мы с нетерпением ж д а л и его прихода. И тут начина­
лось самое интересное.
П а п а , не торопясь, д о с т а в а л из я щ и к а клещи, стамеску, мо­
лоток и п р и н и м а л с я в ы с т а в л я т ь в одном из окон зимнюю раму.
Он д е л а л это не спеша, как он сам говорил, «с чувством, с толком,
с р а с с т а н о в к о й » . А мы с братом от нетерпения суетились вокруг
него и с т а р а л и с ь хоть чем-нибудь помочь в этой у в л е к а т е л ь ­
ной работе.
Н а к о н е ц все гвозди выдернуты. Мы все д р у ж н о х в а т а е м с я
за раму, тянем ее, и она с легким ш у р ш а н и е м в ы л е з а е т из окна
и ставится тут ж е рядом — на пол.
М а м а у б и р а е т старую, п о ж е л т е в ш у ю б у м а г у и вату, сметает
с подоконника сухих мух. П а п а отодвигает з а д в и ж к и , р а с п а х и ­
вает окно, и в к о м н а т у в р ы в а е т с я с в е ж а я д у ш и с т а я волна весен­
него в о з д у х а .
Весна! Выставляется первая рама —
И в комнату шум ворвался...—
д е к л а м и р у е т папа.
Мы б р о с а е м с я к к л е т к а м , широко р а с к р ы в а е м д в е р ц ы .
Птицы в ы л е т а ю т на волю и веселой, щ е б е ч у щ е й стаей р а с ­
сыпаются тут ж е по саду. Они с а д я т с я на ветви я б л о н ь и груш,
о х о р а ш и в а ю т с я , чистят перышки и щебечут без умолку.
« Д е н ь птиц» б ы в а л н а с т о я щ и м праздником не только д л я
самих птиц, но и д л я нас, ребят. Д а ж е теперь, через полвека, при
одном только воспоминании о нем я будто вновь в и ж у наш сад,
еще не одетый листвой, п р о з р а ч н ы й , с к в о з я щ и й , умытый т а л о й
водой, и будто вновь с л ы ш у л и к у ю щ и е птичьи голоса. И к а к
4
чудесно с л и в а ю т с я воедино воспоминания о ранней весне и о моем
раннем, по-деревенски счастливом детстве!
Эти весенние дни н а в с е г д а остались в моей п а м я т и чем-то
удивительно светлым и р а д о с т н ы м .
С юных лет я полюбил природу и ее обитателей. Отец
учил меня в н и м а т е л ь н о в г л я д ы в а т ь с я в ж и з н ь ж и в о т н ы х . Он по­
стоянно говорил, что б о л ь ш и н с т в о из них — наши верные д р у з ь я .
Его слова я з а п о м н и л на всю ж и з н ь .
Впоследствии, когда я у ж е был юношей, окончил школу и со­
б и р а л с я поступать в институт, мой отец уехал из городка —
перевелся р а б о т а т ь врачом в н а с т о я щ у ю деревню — в село П о л т е во Чернского р а й о н а .
Больница и к в а р т и р а при ней, где мы стали ж и т ь , находи­
лись на с а м о м к р а ю села. А за селом раскинулись поля, пере­
лески, деревни на склонах холмов.
К и л о м е т р а х в трех от н а ш е г о села п р о т е к а л а г л у б о к а я , омути­
стая речка С н е ж е д ь . Она причудливо и з в и в а л а с ь среди о б ш и р ­
ных з а л и в н ы х лугов. Весной все луга п о к р ы в а л а вода, а летом
они к а з а л и с ь зеленым морем т р а в и цветов. В ветреный день т р а в ы
колыхались, и по л у г а м пробегали волны, о б д а в а я л и ц о речной
с в е ж е с т ь ю и тонким, едва уловимым з а п а х о м цветущей земли.
Этот огромный приречный луг т я н у л с я на много километров
и н а з ы в а л с я Б е ж и н луг.
Д а , это был тот самый луг, где когда-то з а н о ч е в а л , в о з в р а ­
щ а я с ь с охоты, И в а н Сергеевич Тургенев — ночевал у костра
вместе с деревенскими р е б я т и ш к а м и , к а р а у л и в ш и м и табун л о ш а ­
дей.
Н е п о д а л е к у от реки и л у г а , на взгорье, р а с к и н у л о с ь село
Тургенево. На к р а ю села е щ е уцелели некоторые строения б а р ­
ской у с а д ь б ы и с о х р а н и л с я п а р к с тенистыми липовыми а л л е я м и .
В д у п л а х с т а р ы х д е р е в ь е в к а ж д о е лето гнездилось несметное
количество скворцов. Весь п а р к с утра и до ночи звенел от их
громкой, радостной песни.
А когда уходило лето и у л е т а л и птицы, тургеневский парк
стихал. Тогда сухие л и с т ь я — б о л ь ш и е и круглые, как старин­
ные потускневшие монеты,— з а с ы п а л и его д о р о ж к и . В солнечный
день о п а в ш а я л и с т в а слегка п о б л ё с к и в а л а и л е ж а л а у подно­
ж и я деревьев сплошной золотистой грудой.
В т а к и е дни я частенько п о с е щ а л с р у ж ь е м этот парк, р а з ы с ­
кивая под кустами о р е ш н и к а з а т а и в ш и х с я на д н е в к у пролетных
вальдшнепов.
А потом н а с т у п а л а з и м а . С в е р к а ю щ и е сугробы снега у к р ы в а л и
поля, леса, речку и с т а р ы й парк.
В воскресный день я н а д е в а л л ы ж и , б р а л д в у с т в о л к у и о т п р а в ­
л я л с я тропить р у с а к о в . З и м о й , когда в ы п а д а л и глубокие снега
и кормиться в поле с т а н о в и л о с ь труднее, з а й ц ы приходили по
ночам на сельские гумна, п о д б и р а л и там на д о р о г а х сено и колос­
ки, а то иной р а з з а г л я д ы в а л и и в сады, чтобы п о г л о д а т ь
кору ф р у к т о в ы х деревьев.
5
На день длинноухие ночные гости обычно не уходили д а л е к о
в лес, а о с т а в а л и с ь тут ж е поблизости, по о в р а ж к а м . Выкопают
в снежном сугробе глубокую л е ж к у , спрячутся в нее и д р е м л ю т
до наступления сумерек.
Б р о д я по з а с н е ж е н н ы м полям и перелескам, я р а с п у т ы в а л
хитрые сплетения з а я ч ь и х следов и с т а р а л с я выследить само­
го косого. Ч а с т е н ь к о мне это у д а в а л о с ь : з а я ц в ы с к а к и в а л из сугро­
ба и опрометью п у с к а л с я наутек, а вслед ему гремел мой выстрел.
Короток зимний день. Д о м о й я в о з в р а щ а л с я обычно к вечеру.
С г у щ а л и с ь л и л о в ы е зимние сумерки, крепчал мороз, поскрипы­
в а л снег под в а л е н к а м и , и д е р е в ь я сельской околицы о д е в а л и с ь
в пушистый иней.
А к а к тепло и уютно поблёскивал из-под белых мохнатых
ветвей огонек б л и ж а й ш е г о д о м и к а у самой околицы! Т а к и з в а л
меня з а г л я н у т ь в теплые, п а х н у щ и е хлебом деревенские сени,
войти в горницу и поплотнее з а т в о р и т ь за собой д в е р ь , чтобы
не впускать с н а р у ж и белые клубы морозного пара...
З и м а и лето, весна и осень — все б ы л о по-своему удивительно
хорошо в этих просторах родных полей и лесов. И я, с самых
ранних лет п о з н а в ш и й в о л н у ю щ у ю прелесть нашей природы, твер­
до решил посвятить ей свои силы. А главное, я мечтал п е р е д а т ь
мою л ю б о в ь и другим л ю д я м , чтобы привлечь их в число друзей
нашей родной русской природы. Н а с к о л ь к о мне у д а л о с ь это,
пусть оценят мои читатели.
С к а ж у только, что, когда я получаю д р у ж е с к о е письмо, в ко­
тором мне пишут, что моя книга помогла кому-нибудь з а и н т е ­
р е с о в а т ь с я ж и з н ь ю природы, д л я меня т а к о е письмо звучит к а к
вестник н а с т о я щ е й победы — пусть маленькой, но все ж е победы.
Ч и т а я строки, где говорится с л ю б о в ь ю о н а ш и х полях и л е с а х ,
я р а д у ю с ь от всей души и с гордостью п о в т о р я ю : «А в н а ш е м полку
е щ е прибыло!»
Лесное эхо
м
не было тогда лет пять или шесть. Мы ж и л и в деревне.
О д н а ж д ы м а м а п о ш л а в лес за земляникой и в з я л а
меня с собой. З е м л я н и к и в тот год уродилось очень
много. Она росла п р я м о за деревней, на старой лесной
вырубке.
К а к сейчас помню я этот день, хотя с тех пор п р о ш л о более
пятидесяти лет. Б ы л о по-летнему солнечно и ж а р к о . Но только
мы подошли к лесу, вдруг н а б е ж а л а синяя тучка и из нее посы­
п а л с я частый крупный д о ж д ь . А солнце все п р о д о л ж а л о светить.
Д о ж д е в ы е капли п а д а л и на з е м л ю , т я ж е л о ш л е п а я с ь о л и с т ь я .
Они повисали на т р а в е , на в е т в я х кустов и д е р е в ь е в , и в к а ж д о й
капле о т р а ж а л о с ь , и г р а л о солнце.
Не успели мы с мамой с т а т ь под дерево, как солнечный д о ж д и к
у ж е кончился.
— П о г л я д и - к а , Ю р а , как к р а с и в о , — с к а з а л а м а м а , выходя изпод веток.
Я в з г л я н у л . Ч е р е з все небо р а з н о ц в е т н о й дугой п р о т я н у л а с ь
р а д у г а . Один ее конец у п и р а л с я в н а ш у деревню, а другой уходил
далеко в заречные луга.
7
- Ух, з д о р о в о ! — с к а з а л я . — П р я м о как мост. Вот бы по нему
пробежаться!
— Ты л у ч ш е по з е м л е б е г а й , — з а с м е я л а с ь м а м а , и мы пошли
в лес с о б и р а т ь з е м л я н и к у .
Мы бродили по п о л я н а м возле кочек и пней и всюду находи­
ли крупные спелые ягоды.
От нагретой солнцем земли после д о ж д я шел легкий пар. В
воздухе пахло ц в е т а м и , медом и з е м л я н и к о й . П о т я н е ш ь носом
этот чудесный з а п а х — будто какой-то душистый, с л а д к и й напи­
ток глотнешь. А чтобы это е щ е б о л ь ш е походило на п р а в д у ,
я с р ы в а л з е м л я н и к у и к л а л ее не в корзиночку, а п р я м о в рот.
Я бегал по кустам, с т р я х и в а я с них последние д о ж д е в ы е
капли. М а м а б р о д и л а тут ж е неподалеку, и поэтому мне б ы л о
вовсе не с т р а ш н о з а б л у д и т ь с я в лесу.
Б о л ь ш а я ж е л т а я б а б о ч к а пролетела над полянкой. Я с х в а т и л
с головы кепку и п о м ч а л с я з а ней. Но б а б о ч к а то с п у с к а л а с ь
к самой т р а в е , то п о д н и м а л а с ь вверх. Я гонялся, г о н я л с я з а ней, д а
т а к и не поймал — улетела к у д а - т о в лес.
Совсем з а п ы х а в ш и с ь , я о с т а н о в и л с я и о г л я д е л с я кругом. «А где
ж е м а м а ? » Ее нигде не было видно.
— Ау!— з а к р и ч а л я, как, б ы в а л о , кричал возле д о м а , и г р а я в
прятки.
И вдруг о т к у д а - т о и з д а л и , из глубины л е с а , п о с л ы ш а л о с ь
ответное: «Ау!»
Я д а ж е вздрогнул. Н е у ж е л и я т а к д а л е к о у б е ж а л от м а м ы ?
Где о н а ? Как ж е ее найти? Весь лес, п р е ж д е такой веселый,
теперь п о к а з а л с я мне т а и н с т в е н н ы м , с т р а ш н ы м .
— М а м а ! . . М а м а ! . . — что было сил з а в о п и л я, у ж е готовый р а с ­
плакаться.
« А - м а - м а - м а - м а - а - а - а ! » — будто передразнил меня кто-то вда­
ли. И в ту ж е секунду из-за соседних кустов в ы б е ж а л а м а м а .
— Что ты кричишь? Что с л у ч и л о с ь ? — испуганно спросила она.
— Я д у м а л , ты д а л е к о ! — с р а з у успокоившись, ответил я . — Там
в лесу кто-то д р а з н и т с я .
— Кто д р а з н и т с я ? — не поняла м а м а .
— Н е з н а ю . Я кричу — и он т о ж е . Вот п о с л у ш а й ! — И я опять,
но у ж е х р а б р о к р и к н у л : Ау! Ау!
«Ау! Ау! Ау!»— о т о з в а л о с ь из лесной д а л и .
— Д а ведь это эхо!— с к а з а л а м а м а .
— Эхо? А что оно там д е л а е т ?
— Ничего не д е л а е т . Твой ж е голос о т д а е т с я в лесу, а тебе ка­
ж е т с я , что кто-то тебе отвечает.
Я недоверчиво с л у ш а л м а м у : « К а к ж е это т а к ? Мой ж е голос —
и мне отвечает, да е щ е когда я у ж е сам молчу!»
Я опять п о п р о б о в а л крикнуть:
— Иди сюда!
« С ю д а - а - а - а ! » — о т к л и к н у л о с ь в лесу.
— М а м а , а м о ж е т там все-таки кто-нибудь д р а з н и т с я ? — не­
р е ш и т е л ь н о спросил я . — П о й д е м - к а посмотрим.
8
— Вот глупый какой!— з а с м е я л а с ь м а м а . — Ну пойдем, если
хочешь, т о л ь к о никого мы с тобой не найдем.
Я в з я л м а м у на всякий случай за руку: «Кто его знает, что это
з а эхо!»— и мы пошли по д о р о ж к е в глубь л е с а . И з р е д к а я покри­
кивал:
— Ты здесь?
«Зде-е-е-сь!»— о т в е ч а л о впереди.
М ы п е р е б р а л и с ь через лесной о в р а г и в ы ш л и в светлый березо­
вый лесок. Тут б ы л о совсем н е с т р а ш н о .
Я опустил мамину руку и п о б е ж а л вперед.
И вдруг я увидел «эхо». Оно сидело на пеньке спиной ко мне.
Все серое, в серой л о х м а т о й ш а п к е , как леший с картинки из
сказок. Я вскрикнул и б р о с и л с я н а з а д к м а м е :
— М а м а , м а м а , вон эхо на пеньке сидит!
— Что ты все глупости г о в о р и ш ь ! — р а с с е р д и л а с ь м а м а .
Она в з я л а меня за руку и х р а б р о п о ш л а вперед.
— А оно нас не т р о н е т ? — с п р а ш и в а л я.
— Не дури, п о ж а л у й с т а , — ответила м а м а .
Мы вышли на полянку.
— Вон, вон!— з а ш е п т а л я.
— Д а это ж е д е д у ш к а К у з ь м а коров пасет!
У с л ы ш а в мамин голос, «эхо» обернулось, и я увидел з н а к о ­
мую белую бороду, усы и брови, т о ж е белые, к а к из ваты, будто
их нарочно приклеили к з а г о р е л о м у , сморщенному, как печеное
я б л о к о , лицу.
— Д е д у ш к а , а я д у м а л , ты — эхо!— з а к р и ч а л я, подбегая
к старику.
— Э х о ? — у д и в и л с я тот, о п у с к а я д е р е в я н н у ю д у д о ч к у - ж а л е й ­
ку, которую он в ы с т р у г и в а л н о ж о м . — Эхо — это, милый, не чело­
век. Это лесной голос.
— К а к «лесной г о л о с » ? — не понял я.
— А т а к . Ты к р и к н е ш ь в лесу, а он тебе и о т к л и к н е т с я . К а ж ­
дое д е р е в ц е , к а ж д ы й кустик отзвук дает. Вот п о с л у ш а й , как мы
с ними п е р е г о в а р и в а е м с я .
Д е д поднял свою д у д о ч к у - ж а л е й к у и з а и г р а л н е ж н о , про­
т я ж н о . Он и г р а л , словно н а п е в а л какую-то грустную песенку. А
где-то д а л е к о - д а л е к о в лесу ему вторил другой т а к о й ж е голос.
П о д о ш л а м а м а и села на соседний пенек. Д е д у ш к а кончил иг­
р а т ь , и эхо т о ж е кончило.
— Вот, сынок, с л ы х а л теперь, как я с лесом п е р е к л и к а ю с ь ? —
с к а з а л с т а р и к . — Эхо — это с а м а я д у ш а леса. Ч т о птица свистнет,
что з в е р ь з а к р и ч и т — все тебе передаст, ничего не скроет.
Т а к я тогда и не понял, что ж е т а к о е эхо. Но з а т о на всю
ж и з н ь полюбил его, полюбил, как таинственный голос леса, как
песню ж а л е й к и , к а к с т а р у ю детскую с к а з к у .
И теперь, через много-много лет, только у с л ы ш у эхо в лесу —
с р а з у вспоминается мне: солнечный день, березы, п о л я н к а и по­
среди нее на с т а р о м пне что-то л о х м а т о е , серое. М о ж е т , это наш де-
9
ревенский пастух сидит, а м о ж е т , и не пастух, а сказочный де­
душка-леший.
Сидит он на пеньке, строгает кленовую д у д о ч к у - ж а л е й к у . А по­
том будет играть на ней в тихий вечерний час, когда з а с ы п а ю т
д е р е в ь я , т р а в а и цветы и медленно из-за леса в ы б и р а е т с я рогатый
месяц и наступает л е т н я я ночь.
День рождения
ак-то поздно вечером, н а б е г а в ш и с ь за день по двору,
я сидел вместе с папой и мамой за столом. Мы у ж и н а л и .
— Ты з н а е ш ь , какой з а в т р а д е н ь ? — спросила м а м а .
— З н а ю : воскресенье,— ответил я.
— Верно. А кроме того, з а в т р а — день твоего р о ж д е ­
ния. Тебе исполнится восемь лет.
— Ого, да он у ж совсем большой вырос!— будто у д и в и в ш и с ь
этому, з а м е т и л п а п а . — Восемь лет... Это ведь не ш у т к а . Осенью
в школу пойдет. Ч т о бы ему п о д а р и т ь к т а к о м у д н ю ? — о б р а т и л с я
он к м а м е . — И г р у ш к у , п о ж а л у й , не годится...
К
— Д а я у ж и с а м а не з н а ю , — у л ы б а я с ь , ответила м а м а . — Н у ж ­
но что-нибудь п р и д у м а т ь .
Я сидел как на иголках, с л у ш а я этот р а з г о в о р . Конечно, папа с
мамой нарочно говорили, что не знают, что бы т а к о е мне п о д а р и т ь .
П о д а р о к у ж , верно, д а в н о был приготовлен. Но какой п о д а р о к ?
Я з н а л , что сколько ни проси, ни папа, ни м а м а до з а в т р а
ни з а что не с к а ж у т .
Приходилось ждать.
П о с л е у ж и н а я сейчас ж е пошел спать, чтобы поскорее
наступило з а в т р а . Но з а с н у т ь о к а з а л о с ь совсем не т а к просто.
В голову все л е з л и мысли о подарке, и я невольно прислуши10
в а л с я к тому, о чем говорили в соседней комнате п а п а с мамой.
М о ж е т , они, д у м а я , что я у ж е з а с н у л , с к а ж у т что-нибудь
о подарке. Но они говорили совсем о другом. Т а к я, ничего не
услышав, наконец заснул.
Н а у т р о , к а к т о л ь к о я проснулся, сейчас ж е вскочил с постели
и хотел б е ж а т ь за п о д а р к о м . Но б е ж а т ь никуда не п р и ш л о с ь :
возле моей постели стояли у стены две новенькие с к л а д н ы е удоч­
ки и тут ж е на гвоздике висело в ы к р а ш е н н о е в зеленую к р а с к у
ведерочко д л я рыбы, с к р ы ш к о й , совсем т а к о е ж е , к а к у папы,
только поменьше.
От радости я д а ж е з а х л о п а л в л а д о ш и , подпрыгнул на постели
и н а ч а л поскорей о д е в а т ь с я .
В это время д в е р ь о т в о р и л а с ь , и в комнату вошли папа
с мамой — веселые, у л ы б а ю щ и е с я .
— Ну, п о з д р а в л я е м т е б я ! Хорош п о д а р о к ? Д о в о л е н ? — с п р а ш и ­
вает п а п а . — Это у ж н а с т о я щ и е удочки, не то что твои палки
с нитками. На т а к и е и щ у к у в ы т а щ и т ь м о ж н о .
— Очень, очень д о в о л е н ! — р а д о в а л с я я . — Только где ж е я на
них буду щ у к ловить? У нас в речке их нет, а с собой на л о в л ю
ты меня не б е р е ш ь — г о в о р и ш ь , что мал е щ е .
— Д а ведь это я т е б я р а н ь ш е не б р а л , — ответил п а п а , — когда
тебе только семь лет б ы л о . А теперь тебе у ж е восемь. Ты, по-мо­
ему, д а ж е за одну эту ночь сильно подрос. Вон какой огромный.
— Сегодня мы все вместе рыбу л о в и т ь поедем,— весело с к а з а ­
л а м а м а . — У м ы в а й с я скорей, пей чай — и поедем. П о г о д а чу­
десная!
Я поскорее п о з а в т р а к а л , з а х в а т и л свои удочки, ведерко и вы­
б е ж а л во д в о р . У к р ы л ь ц а у ж е с т о я л а з а п р я ж е н н а я л о ш а д ь .
Вскоре в ы ш л и и папа с мамой. У л о ж и л и в т е л е ж к у удочки, чай­
ник, котелок и мешок с провизией.
Мы все уселись и тронулись в путь.
Когда выехали з а село, папа д а л мне в о ж ж и и с к а з а л :
— П р а в ь , ты ведь теперь у ж е не маленький, а я пока покурю.
Я с р а д о с т ь ю в з я л в руки в о ж ж и . Но п р а в и т ь л о ш а д ь ю ,
собственно, и не н у ж н о было. Д о р о г а никуда не с в о р а ч и в а л а ,
а ш л а р о в н а я , п р я м а я , среди р ж а н ы х полей.
Р о ж ь у ж е в ы к о л о с и л а с ь , и по ней плыли легкие тени от о б л а ­
ков.
Н а ш а л о ш а д ь весело б е ж а л а по гладкой дороге. То и дело
впереди с дороги в з л е т а л и ж а в о р о н к и и, отлетев немного, снова
садились на з е м л ю .
Мы проехали березовый лесок и выехали прямо к речке. На
самом берегу ее н а х о д и л а с ь в о д я н а я мельница. В этом месте
речка б ы л а з а п р у ж е н а плотиной и р а з л и в а л а с ь в широкий пруд.
Мы оставили л о ш а д ь во д в о р е на мельнице, в з я л и из повозки
удочки, ведерки д л я рыбы и пошли удить.
Н и ж е плотины н а х о д и л с я глубокий мельничный омут. Мы
спустились к омуту и уселись на берегу в прогалинке м е ж д у
11
зелеными ивовыми кустами. С п р а в а от нас в о з в ы ш а л а с ь плотина,
к о т о р а я с д е р ж и в а л а всю массу воды. Вода п р о р ы в а л а с ь в щели
плотины, била оттуда сильными ф о н т а н а м и и с шумом п а д а л а
вниз, прямо в омут.
А на другом берегу омута стояла с т а р а я в о д я н а я мельница.
Это был небольшой д е р е в я н н ы й домик. Одна его стена подходила
к самой воде, и к ней были приделаны два огромных, т о ж е дере­
вянных, колеса с широкими л о п а с т я м и , как у п а р о х о д а . Н и ж н и е
их к р а я п о г р у ж а л и с ь в воду.
Стена и толстые, как д е р е в ь я , столбы, п о д д е р ж и в а в ш и е коле­
са,— все было покрыто зелеными в о д о р о с л я м и . Они свисали вниз,
к самой воде, к а к длинные бороды.
Вдруг огромные колеса дрогнули и з а в о р о ч а л и с ь . С н а ч а л а
медленно, потом быстрее, быстрее, и с них с шумом и плеском
н а ч а л и стекать целые потоки воды.
Вода под колесами з а п е н и л а с ь , словно з а к и п е л а , и п о б е ж а л а
через омут и д а л ь ш е , по речке вниз, б у р л я щ и м , кипучим потоком.
Я все это видел первый р а з в жизни и не мог о т о р в а т ь
г л а з от чудесного з р е л и щ а .
От мощных поворотов колес в з д р а г и в а л а вся мельница, и мне
к а з а л о с ь , что вот-вот она тронется с места и поплывет по реке,
как п а р о х о д .
— Хорошо, что мельница н а ч а л а р а б о т а т ь , — с к а з а л п а п а , —
вода из-под колес п о ш л а : в это в р е м я и рыба веселее ходит и
на удочку л у ч ш е берет. Н а д е в а й скорей ч е р в я к а , н а ч и н а й ло­
вить.
Мы р а з м о т а л и удочки и з а к и н у л и .
В о з л е н а ш е г о берега в з а л и в ч и к е вода, з а г о р о ж е н н а я куста­
ми и в н я к а , с т о я л а спокойная.
Я сидел рядом с папой и в н и м а т е л ь н о смотрел на п о п л а в к и .
А они тихо л е ж а л и на поверхности воды. Какие-то комарики,
мошки весело толпились в воздухе над п о п л а в к а м и .
Но вот п о п л а в о к моей удочки будто о ж и л . Он слегка шевель­
нулся, пуская вокруг себя по воде круги; ш е в е л ь н у л с я е щ е и е щ е
р а з , потом стал медленно п о г р у ж а т ь с я в воду.
— Клюет! Т а щ и ! — в з в о л н о в а н н о шепнул п а п а .
Я п о т а щ и л . Ух к а к т я ж е л о ! У д и л и щ е согнулось в дугу, а леска,
н а т я н у в ш и с ь к а к струна, так и р е з а л а воду.
— Не торопись, а то оборвет!— в о л н о в а л с я п а п а . — Д а й я по­
могу — упустишь, к р у п н а я п о п а л а с ь .
Но я вцепился обеими руками в у д и л и щ е и не о т д а в а л
его.
С и л ь н а я рыба, туго н а т я н у в леску, б р о с а л а с ь то в одну, то в
другую сторону. Я н и к а к не мог п о д т а щ и т ь ее к берегу. Н а к о ­
нец рыба п о к а з а л а с ь из глубины.
Я изо всех сил р в а н у л у д и л и щ е — р а з д а л с я легкий треск, и в
руках у меня о с т а л с я о б л о м а н н ы й конец. Д р у г о й конец вместе
с п о п л а в к о м и леской быстро понесся по воде прочь от берега.
12
— У ш л а , у ш л а ! — з а в о п и л я и, з а б ы в все на свете, бросился за
у б е г а ю щ и м концом п р я м о в воду.
П а п а едва успел с х в а т и т ь меня с з а д и за курточку:
— Утонешь! Глубина здесь!
Но я ничего не видел, кроме ж е л т о г о б а м б у к о в о г о кончика
удочки, который, р а з р е з а я воду, уходил все д а л ь ш е и д а л ь ш е .
— У ш л а , совсем у ш л а ! — с о т ч а я н и е м повторял я.
На мои вопли п р и б е ж а л а и с п у г а н н а я м а м а . Она тут ж е невда­
леке с о б и р а л а хворост д л я костра.
— Что, что с л у ч и л о с ь ? — е щ е и з д а л и - с п р а ш и в а л а она.
— Не п л а ч ь , — у с п о к а и в а л меня п а п а , — может, мы ее еще и
поймаем.
Но я не верил. Слезы т а к и текли из г л а з , и мне к а з а л о с ь ,
что в целом свете нет человека несчастнее меня.
Н а к о н е ц я немного успокоился.
П а п а стоял на берегу и п р и с т а л ь н о в г л я д ы в а л с я в проти­
в о п о л о ж н ы й конец омута.
— К кустам п о т а щ и л а . Только бы п о б л и ж е к берегу подош­
л а , — говорил он.
Я понял, что не все е щ е потеряно. И р о б к а я н а д е ж д а шевель­
нулась в д у ш е . Я т о ж е н а ш е л г л а з а м и тоненькую белую палочку,
которая едва в и д н е л а с ь на воде б л и ж е к другому берегу. Она все
удалялась.
— К кустам, к кустам идет!— радостно повторял п а п а . — Не го­
рюй, Ю р а : мы ее е щ е подцепим!
М а м а т о ж е с л е д и л а з а удочкой.
— Ах, только бы к берегу п о д о ш л а !
Н а к о н е ц рыба п о д т а щ и л а удочку к кустам.
Тут мы все трое — папа, м а м а и я — со всех ног бросились
через плотину на другой конец омута.
Вот и кусты. На воде возле них слегка п о к а ч и в а е т с я сломан­
ный конец удочки. И п о п л а в о к т о ж е спокойно п о к а ч и в а е т с я на
воде.
М о ж е т , удочка у ж е п у с т а я ? М о ж е т , рыба д а в н о у ж е сорва­
лась?
П а п а , крадучись, подошел к берегу, вошел по колено в воду
и протянул руку к удилищу... и вдруг оно подпрыгнуло, к а к ж и в о е ,
и бросилось прочь. П а п а з а ним — бултых прямо в воду. Весь
мокрый выскочил на берег.
О р а д о с т ь , о счастье! В руках у него была о б л о м а н н а я удоч­
ка. Она с г и б а л а с ь в дугу, и леска опять, как т у г а я струна,
т а к и р е з а л а воду. Н а п у г а н н а я рыба т я н у л а вглубь и никак не
шла к берегу.
Но папа и не п ы т а л с я пересилить ее. Он то отпускал леску,
то вновь слегка п о д т я г и в а л .
П а п а с т а р а л с я утомить рыбу. А мы с мамой, з а т а и в д ы х а н и е ,
следили з а этой борьбой.
Н а к о н е ц рыба п о к а з а л а с ь на поверхности, блестя серебряной
чешуей.
13
Тогда папа о с т о р о ж н о передал мне обломок у д и л и щ а :
— Т а щ и , только потихоньку, не торопись.
Я схватил в руку удочку и, з а б ы в все на свете, изо всех сил
п о т а щ и л на берег.
— Тише, тише, оборвет!— з а к р и ч а л п а п а .
Р ы б а б р о с и л а с ь в глубину. Я потянул к себе.
У берега в густой т р а в е что-то сильно з а ш л е п а л о , з а в о з и ­
лось.
П а п а и м а м а кинулись туда. И тут я вновь почувствовал в ру­
ках какую-то легкость. « О б о р в а л а с ь , у ш л а ! »
Но в тот ж е миг папа выкинул д а л е к о на берег с в е р к а ю ­
щую чешуей рыбу. Она т я ж е л о ш л е п н у л а с ь в т р а в у и з а б и л а с ь ,
з а п р ы г а л а в ней.
Мы п о д б е ж а л и к добыче. П о д м и н а я зеленые стебли, в т р а в е
л е ж а л крупный г о л а в л ь . Я схватил его обеими руками и н а ч а л
с восторгом р а з г л я д ы в а т ь . Спина у него была т е м н о - з е л е н а я ,
почти ч е р н а я , бока с е р е б р я н ы е , а голова б о л ь ш а я , ш и р о к а я .
Потому, наверное, эту рыбу и н а з в а л и г о л а в л ь .
— Ну, п о з д р а в л я ю т е б я : теперь ты — н а с т о я щ и й р ы б о л о в ! —
радостно говорила м а м а .
— Д а , д а , рыболов!— д о б р о д у ш н о с м е я л с я п а п а . — О п я т ь чуть
не упустил. Он у ж с крючка с о р в а л с я , я его еле успел в
т р а в е схватить.
— А что ж е ты от него хочешь, ведь это его п е р в а я настоя­
щ а я д о б ы ч а , — з а щ и щ а л а меня м а м а . — И все-таки он ее сам вы­
тащил.
— Конечно, конечно,— с о г л а с и л с я п а п а . — Идемте скорее к
удочкам — может, т а м без нас е щ е что попалось.
Тут мы с мамой в з г л я н у л и на папу, да т а к и ахнули.
Он был мокрый и весь в г р я з и . Хорошо еще, что погода с т о я л а
жаркая.
П а п а о т ж а л немного о д е ж д у и весело махнул рукой:
— Ничего, до вечера все высохнет!
Мы вернулись к н а ш и м удочкам. Д е й с т в и т е л ь н о , на одной из
них у папы сидел большой окунь.
П а п а д а л мне из своих е щ е одну удочку вместо моей сло­
манной, и мы п р о д о л ж а л и ловить. Но я у ж е не столько ловил,
сколько все бегал к соседним кустам, под которыми в густой
т р а в е , прикрытый от солнца л о п у х а м и , л е ж а л мой г о л а в л ь . И ка­
ким ж е он мне п о к а з а л с я огромным и к р а с и в ы м !
М а м а т о ж е то и дело подходила к г о л а в л ю , т р о г а л а его
рукой, к а ч а л а головой и у л ы б а л а с ь . Н а в е р н о е , она р а д о в а л а с ь
моей удаче не меньше меня.
И папа все п о г л я д ы в а л на меня и говорил:
— Что, брат, доволен, а?
Весь этот день я ч у в с т в о в а л себя самым счастливым челове­
ком.
Я поймал е щ е двух ершей. А папа н а л о в и л много р а з н о й
рыбы и д а ж е поймал щуку. В о о б щ е день вышел на с л а в у .
14
М а м а р а з в е л а на берегу костер, приготовила о б е д и чай.
Потом мы опять л о в и л и рыбу. М а м а т о ж е л о в и л а с нами и
в ы т а щ и л а окуня.
Н а к о н е ц , когда у ж е н а ч а л о темнеть, папа с мамой с о б р а л и с ь
е х а т ь домой. А мне у ж а с н о не хотелось у е з ж а т ь . К а ж е т с я , т а к
все лето и просидел бы здесь, у реки, под старыми ветвями,
г л я д я на поплавок. Но д е л а т ь было нечего.
У л о ж и л и в т е л е ж к у удочки, рыбу и все пожитки, з а п р я г л и
л о ш а д ь и поехали домой.
Вечер был п р о х л а д н ы й , ясный. На з а п а д е у ж е д о г о р а л а з а р я . В
полях громко кричали перепела, словно в ы г о в а р и в а л и : « С п а т ь
пора, с п а т ь пора!»
С л у ш а я их, я и в п р а в д у н е м н о ж к о з а д р е м а л . А перед гла­
з а м и все р я б и л а вода и поплавки на ней...
Вдруг м а м а тронула меня за плечо:
— Смотри, Ю р а , смотри скорей!
Я очнулся. Мы п р о е з ж а л и через березовый лесок. В воздухе
п а х л о с в е ж е й березовой горечью. Я поглядел в глубь леса, куда
указывала мама.
«Что это? Б у д т о крохотный голубой огонек светится в тем­
ной ночной т р а в е . . . А вон, немного п о д а л ь ш е , е щ е и е щ е . И л и это в
к а п л я х росы о т р а ж а ю т с я з в е з д ы ? Нет, не м о ж е т быть...»
— В и д и ш ь , с в е т л я ч к и , — с к а з а л п а п а . — Хочешь — набери их
в коробочку, а д о м а выпустим в сад. Пусть у нас ж и в у т .
П а п а остановил л о ш а д ь , и мы с мамой принялись с о б и р а т ь
этих с в е т я щ и х с я ж у ч к о в , которых в народе т а к хорошо п р о з в а л и
Ивановым ч е р в я ч к о м .
Мы с мамой д о л г о ходили по густой в л а ж н о й т р а в е , отыски­
в а я крошечные ж и в ы е з в е з д о ч к и . А над головой с п л е т а л и с ь тем­
ные ветви д е р е в ь е в , и в их просветах т о ж е , к а к светлячки,
с в е р к а л и д а л е к и е голубые з в е з д ы .
И может быть, именно в этот счастливый день — день моего
р о ж д е н и я — я вдруг всем сердцем п о ч у в с т в о в а л , как хороша на­
ша р о д н а я природа, л у ч ш е которой нет на всем свете.
Сиротка
п
ринесли нам р е б я т а н е б о л ь ш о г о сорочонка... Л е т а т ь он
еще не мог, т о л ь к о п р ы г а л . Кормили мы его творогом,
к а ш е й , моченым хлебом, д а в а л и маленькие кусочки в а р е ­
ного мяса; он все ел, ни от чего не о т к а з ы в а л с я .
Скоро у сорочонка отрос длинный хвост и к р ы л ь я
обросли жесткими черными перьями. Он быстро научился л е т а т ь
и переселился на ж и т ь е из комнаты на балкон.
Только вот к а к а я с ним б ы л а беда: никак наш сорочонок
не мог выучиться с а м о с т о я т е л ь н о есть. Совсем у ж в з р о с л а я пти­
ца, к р а с и в а я т а к а я , л е т а е т хорошо, а еду все, как маленький
птенчик, просит. Выйдешь на б а л к о н , с я д е ш ь за стол, сорока
у ж тут как тут, вертится перед тобой, приседает, т о п о р щ и т
к р ы л ы ш к и , рот р а с к р ы в а е т . И смешно и ж а л к о ее. М а м а д а ж е
п р о з в а л а ее Сироткой. Сунет ей, б ы в а л о , в рот творогу или
моченого хлеба, проглотит сорока — и опять начинает просить,
а с а м а из т а р е л к и никак не клюет. Учили-учили мы ее — ничего
не в ы ш л о , т а к и приходилось ей в рот корм з а п и х и в а т ь . Н а е с т с я
Сиротка, встряхнется, посмотрит хитрым черным г л а з к о м на та­
релку, нет ли там еще чего-нибудь вкусного, да и взлетит на
перекладину под самый потолок или полетит в сад, на двор...
Она всюду л е т а л а и со всеми была з н а к о м а : с толстым котом
И в а н ы ч е м , с охотничьей с о б а к о й Д ж е к о м , с утками, к у р а м и ; д а ж е
со с т а р ы м д р а ч л и в ы м петухом Петровичем сорока б ы л а в прия­
тельских отношениях. Всех он на д в о р е з а д и р а л , а ее не т р о г а л .
16
Б ы в а л о , клюют куры из корыта, и сорока тут ж е вертится.
Вкусно пахнет теплыми мочеными отрубями, хочется сороке по­
з а в т р а к а т ь в д р у ж е с к о й куриной компании, да ничего не выходит.
П р и с т а е т Сиротка к к у р а м , приседает, пищит, клюв р а с к р ы в а е т —
никто ее покормить не хочет. Подскочит она и к Петровичу,
з а п и щ и т , а тот только в з г л я н е т на нее, з а б о р м о ч е т : «Это что з а
б е з о б р а з и е ! » — и прочь отойдет. А потом вдруг з а х л о п а е т своими
крепкими к р ы л ь я м и , вытянет кверху шею, н а т у ж и т с я , на цыпочки
привстанет да к а к з а п о е т : « К у - к а - р е - к у ! » — т а к громко, что д а ж е
за рекой с л ы ш н о .
А сорока п о п р ы г а е т - п о п р ы г а е т по двору, в конюшню сле­
тает, з а г л я н е т к корове в стойло... Все сами едят, а ей о п я т ь при­
ходится лететь на б а л к о н и просить, чтобы ее из рук кормили.
Вот о д н а ж д ы некому было с сорокой возиться. Ц е л ы й день
все были з а н я т ы . У ж она п р и с т а в а л а - п р и с т а в а л а ко всем, никто
ее не кормит!
Я в этот день с утра рыбу на речке ловил, вернулся домой
только к вечеру и выбросил на д в о р е о с т а в ш и х с я от ловли червей.
П у с т ь куры поклюют.
Петрович с р а з у приметил добычу, п о д б е ж а л и н а ч а л с з ы в а т ь
кур: «Ко-ко-ко-ко! Ко-ко-ко-ко!» А они, как н а з л о , куда-то р а з ­
брелись, ни одной во д в о р е нет. У ж петух прямо из сил в ы б и в а е т с я !
Зовет, зовет, потом с х в а т и т ч е р в я к а в клюв, потрясет им, бросит
и опять зовет — ни за что первый съесть не хочет. Д а ж е охрип,
а куры все не идут.
Вдруг откуда не возьмись сорока. П о д л е т е л а к Петровичу,
р а с т о п ы р и л а к р ы л ь я и рот р а с к р ы л а : покорми, мол, меня.
Петух с р а з у п р и о б о д р и л с я , с х в а т и л в клюв огромного ч е р в я к а ,
поднял, т р я с е т им перед самым носом сороки. Та с м о т р е л а , смот­
рела, потом цоп ч е р в я к а — и с ъ е л а ! А петух у ж ей второго подает.
С ъ е л а и второго и третьего, а четвертого Петрович сам с к л е в а л .
Г л я ж у я из окна и у д и в л я ю с ь , к а к петух сороку из клюва кор­
мит: то ей даст, то сам съест, то опять ей п р е д л о ж и т . А сам все
п р и г о в а р и в а е т : «Ко-ко-ко-ко!..» К л а н я е т с я , клювом червей на зем­
ле п о к а з ы в а е т : « Е ш ь , мол, не бойся, вон они к а к и е вкусные».
И у ж не з н а ю , как это у них там все получилось, как он ей
р а с т о л к о в а л , в чем дело, т о л ь к о в и ж у , з а к о к а л петух, п о к а з а л на
земле ч е р в я к а , а сорока подскочила, повернула головку на бок,
на другой, п р и г л я д е л а с ь и с ъ е л а прямо с земли. Петрович д а ж е
головой в з н а к о д о б р е н и я т р я х н у л ; потом схватил сам з д о р о в е н ­
ного ч е р в я к а , подбросил, перехватил клювом поудобнее и прогло­
тил: «Вот, мол, к а к п о - н а ш е м у » . Но сорока, видно, поняла, в
чем д е л о , — прыгает в о з л е него да поклевывает. Н а ч а л и петух
червей п о д б и р а т ь . Т а к наперегонки друг перед другом с т а р а ю т ­
ся — кто скорей. Вмиг всех червей с к л е в а л и .
С тех пор сороку кормить из рук б о л ь ш е не приходилось.
В один р а з ее Петрович выучил с едой у п р а в л я т ь с я . А у ж к а к
он это ей о б ъ я с н и л , я и сам не з н а ю .
17
Пушок
в
доме у нас ж и л е ж и к , он был ручной. Когда его гладили,
он п р и ж и м а л к спине колючки и д е л а л с я совсем мягким.
З а это мы его п р о з в а л и П у ш о к .
Если П у ш о к б ы в а л голоден, он гонялся за мной, как со­
б а к а . При этом е ж пыхтел, ф ы р к а л и кусал меня з а ноги,
требуя еды.
Л е т о м я б р а л П у ш к а с собой г у л я т ь в сад. Он бегал по д о р о ж ­
кам, ловил л я г у ш а т , ж у к о в , улиток и с аппетитом их с ъ е д а л .
Когда наступила з и м а , я перестал б р а т ь П у ш к а на прогулки,
д е р ж а л его д о м а . Кормили мы теперь П у ш к а молоком, супом,
моченым хлебом. Н а е с т с я , б ы в а л о , е ж и к , з а б е р е т с я за печку, свер­
нется клубочком и спит. А вечером вылезет и начнет по ком­
н а т а м бегать. Всю ночь бегает, л а п к а м и топает, всем с п а т ь ме­
шает. Т а к он у нас в доме б о л ь ш е половины зимы прожил и ни р а з у
на улице не п о б ы в а л .
Но вот с о б р а л с я я как-то на с а н к а х с горы к а т а т ь с я ,
рищей во д в о р е нет. Я и решил в з я т ь с собою П у ш к а .
я щ и ч е к , настелил туда сена и посадил е ж а , а чтобы ему
было, сверху т о ж е сеном з а к р ы л . Я щ и к поставил в санки
ж а л к пруду, где мы всегда к а т а л и с ь с горы.
18
а това­
Достал
теплей
и побе­
Я б е ж а л во весь дух, в о о б р а ж а я себя конем, и вез в с а н к а х
Пушка.
Б ы л о очень хорошо, светило солнце, мороз щ и п а л уши, нос.
З а т о ветер совсем утих, т а к что дым из деревенских труб не клу­
бился, а п р я м ы м и с т о л б а м и у п и р а л с я в небо.
Я смотрел на эти столбы, и мне к а з а л о с ь , что это вовсе не
дым, а с неба спускаются толстые синие веревки и внизу к ним
п р и в я з а н ы з а трубы м а л е н ь к и е игрушечные домики.
Н а к а т а л с я я досыта с горы, повез санки с е ж о м домой.
В е з у — в д р у г навстречу р е б я т а : бегут в деревню смотреть
убитого волка. Его только что т у д а охотники привезли.
Я поскорее поставил санки в с а р а й и т о ж е за р е б я т а м и
в деревню п о м ч а л с я . Там мы пробыли до самого вечера. Г л я ­
дели, к а к с волка с н и м а л и шкуру, к а к ее р а с п р а в л я л и на дере­
вянной рогатине.
О П у ш к е я вспомнил только на другой день. Очень испугался,
не у б е ж а л ли он куда. С р а з у бросился в с а р а й , к с а н к а м .
Г л я ж у — л е ж и т мой П у ш о к , с в е р н у в ш и с ь , в я щ и ч к е и не д в и г а е т ­
ся. Сколько я его ни т р я с , ни тормошил, он д а ж е не пошеве­
л и л с я . З а ночь, видно, совсем з а м е р з и умер.
П о б е ж а л я к р е б я т а м , р а с с к а з а л о своем несчастье. Погоре­
вали все вместе, да д е л а т ь нечего, и решили похоронить П у ш к а
в саду, з а к о п а т ь в снег в том самом я щ и к е , в котором он умер.
Ц е л у ю неделю мы все горевали о бедном П у ш к е . А потом мне
подарили ж и в о г о сыча — его поймали у нас в с а р а е . Он был
дикий. М ы стали его п р и р у ч а т ь и з а б ы л и о П у ш к е .
Но вот наступила весна, д а к а к а я т е п л а я ! Один р а з утром
о т п р а в и л с я я в с а д : там весной особенно хорошо — з я б л и к и
поют, солнце светит, кругом л у ж и огромные, к а к о з е р а . Проби­
р а ю с ь о с т о р о ж н о по д о р о ж к е , чтобы не н а ч е р п а т ь грязи в к а л о ш и .
Вдруг впереди, в куче прошлогодних листьев, что-то з а в о з и л о с ь .
Я о с т а н о в и л с я . Кто это? З в е р е к ? И з - п о д темных листьев п о к а з а ­
л а с ь з н а к о м а я мордочка, и черные глазки глянули п р я м о на
меня.
Не помня себя, я бросился к зверьку. Ч е р е з секунду я у ж е д е р ­
ж а л в руках П у ш к а , а он о б н ю х и в а л мои п а л ь ц ы , ф ы р к а л и т ы к а л
мне в л а д о н ь холодным носом, т р е б у я еды.
Тут ж е на з е м л е в а л я л с я о т т а я в ш и й я щ и ч е к с сеном, в кото­
ром П у ш о к б л а г о п о л у ч н о проспал всю зиму. Я поднял я щ и ч е к ,
посадил туда е ж а и принес домой.
Джек
м
ы с б р а т о м С е р е ж е й л о ж и л и с ь спать. Вдруг д в е р ь р а с т в о ­
р и л а с ь , и вошел папа, а следом з а ним — б о л ь ш а я краси­
в а я с о б а к а , б е л а я с темно-коричневыми п я т н а м и на боках.
М о р д а у нее т о ж е б ы л а к о р и ч н е в а я ; огромные уши свисали
вниз.
19
— П а п а , о т к у д а ? Это н а ш а будет? Как ее з в а т ь ? — з а к р и ч а л и
мы, в с к а к и в а я с постелей и б р о с а я с ь к собаке.
Пес, немного смущенный такой бурной встречей, все ж е д р у ж е ­
любно з а в и л я л хвостом и позволил себя погладить. Он д а ж е об­
нюхал мою руку и лизнул ее мягким розовым я з ы к о м .
— Вот и мы з а в е л и с о б а к у , — с к а з а л п а п а . — А теперь м а р ш
по к р о в а т я м ! А то придет м а м а , увидит, что вы в одних р у б а ш ­
ках бегаете, и з а д а с т нам.
М ы з а л е з л и о б р а т н о в кровати, а папа уселся на стул.
— Д ж е к , сядь, сядь здесь,— с к а з а л он собаке, у к а з ы в а я на
пол.
Д ж е к сел рядом с папой и подал ему л а п у .
— З д р а в с т в у й , — с к а з а л папа, потряс л а п у и снял ее с колен,
но Д ж е к сейчас ж е подал ее опять.
Так он « з д о р о в а л с я » , наверное, раз десять подряд. П а п а де­
л а л вид, что с е р д и т с я , — с н и м а л л а п у , Д ж е к п о д а в а л снова, а мы
смеялись.
— Д о в о л ь н о , — с к а з а л наконец п а п а . — Л о ж и с ь .
Д ж е к послушно улегся у его ног и только искоса п о г л я д ы в а л
на папу да слегка постукивал по полу хвостом.
Ш е р с т ь у Д ж е к а была к о р о т к а я , б л е с т я щ а я , г л а д к а я , а из-под
нее проступали сильные мускулы. П а п а с к а з а л , что это — охот­
ничья с о б а к а , л е г а в а я . С л е г а в ы м и с о б а к а м и м о ж н о охотиться
только за дичью — за р а з н ы м и птицами, а на з а й ц е в или лисиц
нельзя.
— Вот придет август, наступит время охоты, мы и пойдем с
ним уток стрелять. Ну, пора спать, а то у ж е поздно.
П а п а окликнул пса и вышел с ним из комнаты.
20
На следующее утро мы встали р а н о , напились поскорее чаю и
о т п р а в и л и с ь гулять с Д ж е к о м .
Он весело бегал по высокой, густой т р а в е , м е ж д у кустами,
вилял хвостом, л а с к а л с я к нам и в о о б щ е ч у в с т в о в а л себя на
новом месте к а к д о м а .
Н а б е г а в ш и с ь вдоволь, мы решили идти и г р а т ь в «охотников».
Д ж е к т о ж е последовал з а нами. М ы с д е л а л и из обруча от
бочки д в а л у к а , выстругали стрелы и пошли на «охоту».
Посреди с а д а из т р а в ы виднелся небольшой пенек. И з д а л и
он был очень похож на з а й ц а . По бокам у него т о р ч а л и д в а сучка,
будто уши.
Первым стрельнул в него С е р е ж а . Стрела у д а р и л а с ь о пенек,
отскочила и у п а л а в т р а в у . В тот ж е миг Д ж е к б р о с и л с я к стреле,
схватил ее в зубы и, в и л я я хвостом, принес и подал нам. Мы
были этим очень довольны. Пустили стрелу опять, и Д ж е к снова
принес ее.
С тех пор пес к а ж д ы й день принимал участие в нашей стрель­
бе и п о д а в а л нам стрелы.
Очень скоро мы у з н а л и , что Д ж е к подает не только стрелы,
но и любую вещь, которую ему б р о с и ш ь : палку, шапку, мячик...
А иногда он п р и т а с к и в а л и т а к и е вещи, о которых его вовсе никто
не просил. Н а п р и м е р , п о б е ж и т в дом и принесет из передней
калошу.
— З а ч е м ты ее принес — ведь сухо совсем! Неси, неси н а з а д ! —
смеялись мы.
Д ж е к скачет вокруг, сует в руки к а л о ш у и, видимо, вовсе
не с о б и р а е т с я нести ее на место. П р и х о д и л о с ь относить с а м и м .
Д ж е к очень любил с нами ходить к у п а т ь с я . Б ы в а л о , т о л ь к о
начнем с о б и р а т ь с я , а он у ж тут как тут — прыгает, вертится,
будто торопит нас.
Р е ч к а в том месте, где мы купались, была у берега м е л к а я .
Мы с хохотом и визгом б а р а х т а л и с ь в воде, б р ы з г а л и с ь , гонялись
друг з а другом. И Д ж е к т о ж е з а л е з а л в воду, носился вместе
с нами; если ж е ему к и д а л и в речку палку — б р о с а л с я з а нею,
плыл, потом б р а л в зубы и в о з в р а щ а л с я на берег. Ч а с т о в порыве
веселья он х в а т а л что-нибудь из нашей о д е ж д ы и п у с к а л с я бе­
ж а т ь , мы ж е гонялись за ним по лугу, с т а р а я с ь отнять кепку
или р у б а ш к у . А один р а з вот что случилось.
К у п а л и с ь мы на речке вместе с папой. П а п а п л а в а л очень хо­
рошо. Он переплыл на другую сторону и стал з в а т ь к себе Д ж е ­
ка. Пес в это в р е м я и г р а л с нами. Н о , к а к т о л ь к о он услы­
ш а л папин голос, с р а з у н а с т о р о ж и л с я , б р о с и л с я в воду, потом
н е о ж и д а н н о вернулся, с х в а т и л в зубы папину о д е ж д у , и не успели
мы опомниться, к а к он у ж е плыл на ту сторону. Следом з а ним,
р а з д у в а я с ь , к а к большой белый пузырь, т а щ и л а с ь по воде р у б а ш ­
ка, а брюки у ж е совсем н а м о к л и , скрылись под водой, и Д ж е к
едва их п р и д е р ж и в а л з у б а м и з а самый кончик. М ы просто з а ­
мерли на месте, боясь, что он упустит о д е ж д у и она утонет.
О д н а к о Д ж е к ничего не р а с т е р я л и б л а г о п о л у ч н о переплыл на
другую сторону.
П р и ш л о с ь папе плыть о б р а т н о , д е р ж а в руке о д е ж д у . Просох­
нуть она, конечно, не успела, и, когда мы вернулись домой,
м а м а , увидев папу, т а к и а х н у л а :
— Что случилось? Почему ты в т а к о м виде? Ты что, в речку
у п а л ? — Но, у з н а в , в чем д е л о , потом д о л г о с м е я л а с ь вместе с нами.
К Д ж е к у мы очень привыкли, не р а с с т а в а л и с ь с ним целые
дни и все мечтали о том, когда ж е настанет август и п а п а с Д ж е ­
ком пойдет на охоту. П а п а о б е щ а л , что и нас т о ж е возьмет с
собой.
К а ж д о е утро мы первым делом б е ж а л и к о т р ы в н о м у кален­
д а р ю , с р ы в а л и старый листок и считали, сколько е щ е листков
осталось до августа.
Наконец, о с т а л с я один, последний.
В этот д е н ь п а п а , к а к только вернулся с р а б о т ы и пообе­
д а л , м н о г о з н а ч и т е л ь н о в з г л я н у л на нас и с к а з а л :
— Ну-с, кто ж е л а е т идти со мной готовиться к з а в т р а ш н е й
охоте?
Конечно, п о в т о р я т ь п р и г л а ш е н и е не пришлось. Мы с С е р е ж е й
бросились со всех ног в кабинет и уселись возле письменного
стола.
П а п а д о с т а л из я щ и к а все охотничьи припасы: порох, д р о б ь ,
гильзы, п ы ж и — и н а ч а л н а б и в а т ь патроны.
Мы смотрели на эти приготовления з а т а и в д ы х а н и е . Н а к о н е ц ,
патроны были набиты и а к к у р а т н о в с т а в л е н ы в широкий пояс
с узенькими к а р м а ш к а м и д л я к а ж д о г о п а т р о н а . Такой пояс
называется «патронташ».
П о в е с и в п а т р о н т а ш на гвоздик, папа вынул из ш к а ф а чехол и,
не т о р о п я с ь , д о с т а л оттуда с а м у ю интересную в е щ ь — р у ж ь е . Оно
было д в у с т в о л ь н о е , то есть с д в у м я с т в о л а м и . В к а ж д ы й ствол
в с т а в л я л с я патрон, т а к что из т а к о г о р у ж ь я м о ж н о выстрелить
д в а р а з а : с н а ч а л а из одного ствола, а если п р о м а х н е ш ь с я , то,
не п е р е з а р я ж а я , сейчас ж е и из другого. Р у ж ь е б ы л о очень
к р а с и в о е , с золотыми у к р а ш е н и я м и .
Мы о с т о р о ж н о потрогали его и д а ж е попытались прицелиться,
но оно о к а з а л о с ь с л и ш к о м т я ж е л ы м .
П о к а папа н а б и в а л патроны, Д ж е к спокойно л е ж а л в уголке
на своем коврике. Но как т о л ь к о он увидел р у ж ь е — вскочил с
места, н а ч а л с к а к а т ь , п р ы г а т ь около папы и всем своим видом
п о к а з ы в а л , что он сейчас ж е готов идти на охоту. П о т о м , не
з н а я , к а к е щ е в ы р а з и т ь свою р а д о с т ь , у м ч а л с я в столовую, прита­
щил с д и в а н а подушку и т а к н а ч а л ее трясти, что т о л ь к о пух
полетел во все стороны.
— Ч т о т а к о е у в а с т в о р и т с я ? — у д и в и л а с ь м а м а , в х о д я в каби­
нет.
Она о т н я л а у Д ж е к а подушку и унесла на место.
На следующий день было воскресенье. Мы встали п о р а н ь ш е ,
поскорее оделись и у ж е ни на ш а г не о т с т а в а л и от папы. А он, к а к
нарочно, о д е в а л с я и з а в т р а к а л очень медленно.
22
Н а к о н е ц п а п а с о б р а л с я . Он надел куртку, высокие сапоги,
п о д п о я с а л с я п а т р о н т а ш е м и в з я л в руки р у ж ь е .
Д ж е к , все время в е р т е в ш и й с я у него под ногами, пулей
вылетел во д в о р и, р а д о с т н о в з в и з г и в а я , н а ч а л носиться вокруг
з а п р я ж е н н о й л о ш а д и . А потом со всего р а з м а х у вскочил на телегу
и сел.
Мы т о ж е в з о б р а л и с ь на телегу и тронулись в путь.
— Д о с в и д а н ь я , смотрите с пустыми руками не в о з в р а щ а й ­
тесь!— смеясь, к р и ч а л а нам вдогонку м а м а , стоя на крыльце.
Ч е р е з д е с я т ь минут мы у ж е в ы е х а л и из н а ш е г о городка и по­
катили по г л а д к о й проселочной дороге, через поле, через лесок —
туда, где е щ е и з д а л и п о б л ё с к и в а л а речка и в и д н е л а с ь о б с а ж е н ­
ная в е т л а м и м е л ь н и ц а .
От этой мельницы вверх по берегу реки густо росли к а м ы ­
ши и т я н у л о с ь широкое болото. Там водились дикие утки, длин­
ноносые болотные кулики — бекасы, д р у г а я дичь.
П р и е х а в на мельницу, папа оставил л о ш а д ь , и мы отправи­
лись на болото.
П о к а мы шли по дороге к болоту Д ж е к д е р ж а л с я рядом с
папой и все п о г л я д ы в а л на него, будто с п р а ш и в а я , не пора
ли б е ж а т ь вперед.
Н а к о н е ц подошли к с а м о м у болоту. Тут папа о с т а н о в и л с я ,
подтянул п о в ы ш е сапоги, з а р я д и л р у ж ь е , з а к у р и л и тогда только
скомандовал:
— Д ж е к , вперед!
Пес, видимо, т о л ь к о этого и ж д а л . Он бросился со всех ног
в болото, т а к что брызги во все стороны полетели. О т б е ж а в
ш а г о в д в а д ц а т ь , Д ж е к п р и о с т а н о в и л с я и н а ч а л б е г а т ь то в п р а в о ,
то влево, к чему-то п р и н ю х и в а я с ь .
Он искал дичь. П а п а не спеша, громко ш л е п а я по воде сапо­
гами, шел за собакой. А мы шли с з а д и , следом з а папой.
Вдруг Д ж е к з а в о л н о в а л с я , з а б е г а л быстрее, а потом с р а з у както весь в ы т я н у л с я и медленно-медленно стал п о д в и г а т ь с я вперед.
Он с д е л а л несколько ш а г о в и о с т а н о в и л с я . С о б а к а стояла, не
д в и г а я с ь , к а к м е р т в а я , вся в ы т я н у в ш и с ь в струну. Д а ж е хвост
в ы т я н у л с я , и т о л ь к о кончик его от сильного н а п р я ж е н и я мелко­
мелко д р о ж а л .
П а п а быстро подошел к собаке, приподнял р у ж ь е и скоман­
довал:
— Вперед!
Д ж е к с д е л а л шаг и опять о с т а н о в и л с я .
— Вперед, вперед!— е щ е р а з п р и к а з а л п а п а .
Д ж е к с д е л а л е щ е шаг, другой... Вдруг впереди него в к а м ы ­
шах что-то з а ш у м е л о , з а х л о п а л о , оттуда вылетела б о л ь ш а я ди­
к а я утка. П а п а вскинул р у ж ь е , выстрелил.
Утка как-то с р а з у п о д а л а с ь вперед, п е р е в е р н у л а с ь в воздухе
и т я ж е л о ш л е п н у л а с ь в воду.
А Д ж е к все стоял на месте, будто з а м е р .
— П о д а й , подай ее с ю д а ! — весело крикнул ему п а п а .
23
Тут Д ж е к с р а з у о ж и л . Он бросился через болото п р я м о в речку
и поплыл за уткой. Вот она у ж е совсем р я д о м . Д ж е к р а с к р ы л
пасть, чтобы с х в а т и т ь ее. Вдруг всплеск воды — и утки нет! Д ж е к
удивленно о г л я н у л с я : куда ж е она д е л а с ь ?
— Н ы р н у л а ! Р а н е н а я , значит!— с д о с а д о й воскликнул п а п а . —
З а б ь е т с я теперь в к а м ы ш и , ее и не н а й д е ш ь .
В это в р е м я утка вынырнула в нескольких ш а г а х от Д ж е к а .
Пес быстро поплыл к ней, но, как только он п р и б л и з и л с я ,
утка вновь нырнула. Т а к п о в т о р я л о с ь несколько р а з .
Мы стояли в болоте, у с а м о г о к р а я воды, и ничем не могли
помочь Д ж е к у . С т р е л я т ь е щ е р а з в утку папа б о я л с я , чтобы не
з а с т р е л и т ь с л у ч а й н о и Д ж е к а . А тот никак не мог п о й м а т ь на
воде увертливую птицу. З а т о он и не подпускал ее к густым
з а р о с л я м к а м ы ш е й , а о т ж и м а л все д а л ь ш е и д а л ь ш е , на чистую
воду.
Н а к о н е ц утка в ы н ы р н у л а у с а м о г о носа Д ж е к а и сейчас ж е
вновь с к р ы л а с ь под водой. В тот ж е миг Д ж е к т о ж е исчез.
Ч е р е з секунду он опять п о к а з а л с я на поверхности, д е р ж а во
рту пойманную утку, и поплыл к берегу. Мы бросились к нему,
чтобы поскорее в з я т ь у него добычу. Но Д ж е к сердито поко­
сился на нас, д а ж е з а в о р ч а л и, о б е ж а в кругом, подал утку папе
п р я м о в руки.
— М о л о д е ц , молодец!— п о х в а л и л папа, беря у него д и ч ь . — По­
смотрите, р е б я т а , к а к он о с т о р о ж н о ее принес — ни одного перыш­
ка не помял!
Мы п о д б е ж а л и к папе и стали о с м а т р и в а т ь утку. Она б ы л а
ж и в а я и д а ж е почти не р а н е н а . Д р о б ь только слегка з а ц е п и л а
ей крыло, оттого она и не смогла д а л ь ш е лететь.
— П а п а , м о ж н о в з я т ь ее домой? Пусть у нас ж и в е т ! — попро­
сили мы.
— Ну что ж , берите. Только несите поосторожней, чтобы она
у вас не в ы р в а л а с ь .
Мы пошли д а л ь ш е . Д ж е к л а з и л по болоту, искал д и ч ь , а папа
с т р е л я л . Но нам у ж е это было не т а к интересно. Хотелось
поскорее домой, чтобы устроить нашу пленницу.
Когда мы вернулись с охоты, то сейчас ж е п р и н я л и с ь устраи­
в а т ь д л я нее помещение. М ы отгородили в с а р а е уголок, поставили
туда т а з с водой и посадили утку.
П е р в ы е дни она д и ч и л а с ь . Все сидела, з а б и в ш и с ь в угол,
почти ничего не ела и не к у п а л а с ь . Но постепенно н а ш а утка
с т а л а п р и в ы к а т ь . Она у ж е не б е ж а л а и не п р я т а л а с ь , когда мы
входили в с а р а й , а, наоборот, д а ж е шла к нам навстречу
и охотно ела моченый хлеб, который мы ей приносили.
Скоро утка с т а л а совсем р у ч н а я . Она ходила по д в о р у вместе
с д о м а ш н и м и утками, никого не б о я л а с ь и не д и ч и л а с ь . Только од­
ного Д ж е к а утка с р а з у н е в з л ю б и л а , наверное за то, что он го­
н я л с я з а ней по болоту. Когда Д ж е к случайно проходил мимо,
утка р а с т о п ы р и в а л а перья, з л о б н о шипела и все с т а р а л а с ь ущип­
нуть его за л а п у или з а хвост.
24
Но Д ж е к не о б р а щ а л на нее никакого в н и м а н и я . После того
как она п о с е л и л а с ь в с а р а е и ходила по двору вместе с д о м а ш н и ­
ми у т к а м и , д л я Д ж е к а она п е р е с т а л а быть дичью и п о т е р я л а
всякий интерес.
В о о б щ е д о м а ш н е й птицей Д ж е к совсем не и н т е р е с о в а л с я . З а ­
то на охоте искал дичь с большим увлечением. Он мог по целым
дням без устали в ж а р у и в д о ж д ь р ы с к а т ь по полю, о т ы с к и в а я
перепелов, или поздней осенью, в холод л а з и т ь по болоту за ут­
ками и, к а з а л о с ь , никогда не у с т а в а л .
Д ж е к был прекрасной охотничьей собакой. Он п р о ж и л у нас
очень долго, до глубокой старости. Сперва с ним охотился отец,
а потом мы с б р а т о м .
Когда Д ж е к стал совсем с т а р ы м и не мог р а з ы с к и в а т ь дичь,
его с м е н и л а д р у г а я охотничья с о б а к а . К тому времени Д ж е к у ж е
плохо видел и с л ы ш а л , а его к о г д а - т о к о р и ч н е в а я морда с т а л а
совсем седой. Б о л ь ш у ю ч а с т ь д н я он спал, л е ж а на с о л н ы ш к е на
своей подстилке или возле печки.
О ж и в л я л с я Д ж е к , только когда мы с о б и р а л и с ь на охоту: н а д е ­
в а л и сапоги, охотничьи куртки, б р а л и р у ж ь я . Тут с т а р ы й Д ж е к
приходил в волнение. Он н а ч и н а л бестолково суетиться и б е г а т ь ,
т о ж е , вероятно, к а к в былое в р е м я , с о б и р а я с ь на охоту. Но его
никто не б р а л .
— Д о м а , д о м а , старенький, о с т а в а й с я ! — л а с к о в о говорил ему
папа и г л а д и л его поседевшую голову.
Д ж е к б у д т о п о н и м а л , что ему г о в о р я т . Он смотрел на папу
своими умными, в ы ц в е т ш и м и от с т а р о с т и г л а з а м и , в з д ы х а л и уны­
л о плелся на свою подстилку к печке.
Мне б ы л о очень ж а л ь с т а р о г о пса, и я иногда все-таки
ходил с ним на охоту, но у ж е не д л я своего, а д л я его у д о в о л ь с т в и я .
Д ж е к д а в н о потерял чутье и никакой дичи найти у ж е не мог.
Но з а т о он д е л а л отличные стойки на всяких птичек, а когда
птичка в з л е т а л а , с т р е м г л а в б р о с а л с я за нею, с т а р а я с ь поймать.
Он д е л а л стойки не т о л ь к о на птичек, а д а ж е на б а б о ч е к ,
на стрекоз, на л я г у ш е к — в о о б щ е на все ж и в о е , что ему п о п а д а ­
лось на г л а з а . Конечно, на т а к у ю «охоту» р у ж ь я я не б р а л .
Мы б р о д и л и до тех пор, пока Д ж е к не у с т а в а л , и тогда воз­
в р а щ а л и с ь домой — п р а в д а , без дичи, но з а т о очень д о в о л ь н ы е
проведенным днем.
Кот Иваныч
Ж
ил у нас в доме огромный толстый кот — И в а н ы ч : лени­
вый, неповоротливый. Ц е л ы е дни он ел или с п а л . Б ы в а л о ,
з а л е з е т на теплую л е ж а н к у , свернется клубком и уснет.
Во сне л а п ы раскинет, сам в ы т я н е т с я , а хвост вниз свесит.
И з - з а этого хвоста И в а н ы ч у часто д о с т а в а л о с ь от н а ш е г о
д в о р о в о г о щ е н к а Бобки. Он был очень озорной щенок. К а к толь­
ко д в е р ь в дом откроют — шмыгнет в комнаты п р я м о к И в а н ы ч у .
25
С х в а т и т его з у б а м и з а хвост, с т а щ и т на пол и везет, к а к мешок.
Пол гладкий, скользкий, И в а н ы ч по нему, словно по льду, пока­
тится. Спросонья с р а з у и не р а з б е р е т , в чем дело. Потом опом­
нится, вскочит, д а с т Бобке л а п о й по морде, а сам о п я т ь с п а т ь
на л е ж а н к у о т п р а в и т с я .
И в а н ы ч любил улечься так, чтобы ему было и тепло и мягко.
То к м а м е на подушку у л я ж е т с я , то под о д е я л о з а б е р е т с я .
А о д н а ж д ы вот что н а т в о р и л . З а м е с и л а м а м а тесто в к а д у ш к е
и поставила на печку. Чтобы оно л у ч ш е поднялось, сверху е щ е
теплым платком п р и к р ы л а . П р о ш л о часа д в а . М а м а п о ш л а по­
смотреть — х о р о ш о ли тесто п о д н и м а е т с я . Глядит, а в к а д у ш к е ,
с в е р н у в ш и с ь к а л а ч и к о м , к а к на перине, И в а н ы ч спит. Все тесто
примял и сам весь и з м а з а л с я . Т а к мы без пирогов и о с т а л и с ь .
А И в а н ы ч а вымыть пришлось.
Н а л и л а м а м а в т а з теплой воды, п о с а д и л а туда кота и н а ч а л а
мыть. М а м а моет, а он и не сердится — мурлычет, песни поет.
Вымыли его, вытерли и опять на печку спать п о л о ж и л и .
И в а н ы ч был настолько ленив, что д а ж е мышей не л о в и л . Иног­
д а м ы ш ь скребется где-нибудь р я д о м , а он в н и м а н и я на нее не
обращает.
Как-то зовет меня м а м а в кухню:
— П о г л я д и - к а , что твой кот д е л а е т !
Г л я ж у — И в а н ы ч р а с т я н у л с я на полу и греется на с о л н ы ш к е ,
а р я д о м с ним целый в ы в о д о к м ы ш а т гуляет: совсем крошеч­
ные, бегают по полу, с о б и р а ю т хлебные крохи, а И в а н ы ч будто
26
пасет их — п о г л я д ы в а е т да г л а з а от солнца ж м у р и т . М а м а д а ж е
руками р а з в е л а :
— Ч т о ж е это т а к о е д е л а е т с я !
А я и говорю:
— К а к — что? Р а з в е не в и д и ш ь ? И в а н ы ч мышей к а р а у л и т .
Н а в е р н о е , м ы ш к а - м а т ь попросила за р е б я т а м и присмотреть, а то
м а л о ли что без нее м о ж е т случиться.
Но иногда И в а н ы ч любил ради р а з в л е ч е н и я и поохотиться.
Ч е р е з двор от н а ш е г о д о м а был хлебный а м б а р , в нем водилось
много крыс. П р о в е д а л об этом И в а н ы ч и о т п р а в и л с я как-то
после обеда на охоту.
Сидим мы у окна, вдруг видим — по д в о р у б е ж и т И в а н ы ч ,
а во рту о г р о м н а я крыса. Вскочил он в окно — п р я м о к м а м е в
комнату. Р а з л е г с я посреди пола, выпустил крысу, сам на м а м у
смотрит: «Вот, мол, каков я охотник!»
М а м а з а к р и ч а л а , вскочила на стул, крыса под ш к а ф шмыгну­
ла, а И в а н ы ч посидел-посидел и спать себе о т п р а в и л с я .
С тех пор от И в а н ы ч а ж и т ь я не с т а л о . Утром встанет, вымоет
л а п о й мордочку, п о з а в т р а к а е т и о т п р а в и т с я в а м б а р на охоту.
Минуты не пройдет, а он домой спешит, крысу т а щ и т . Прине­
сет в к о м н а т у и выпустит. Потом у ж мы т а к п р и л а д и л и с ь :
к а к он на охоту — сейчас все двери и окна з а п и р а е м . И в а н ы ч
поносит, поносит крысу по д в о р у и пустит, а она н а з а д в а м б а р
у б е ж и т . И л и , б ы в а л о , з а д у ш и т крысу и д а в а й с нею и г р а т ь : под­
б р а с ы в а е т , л а п а м и ловит, а то п о л о ж и т ее перед собой и л ю б у е т с я .
Вот о д н а ж д ы играл он т а к — вдруг откуда ни возьмись д в е
вороны. Сели неподалеку, н а ч а л и вокруг И в а н ы ч а с к а к а т ь , при­
п л я с ы в а т ь . Хочется им крысу у него отнять — и с т р а ш н о в а т о .
С к а к а л и - с к а к а л и , потом одна как схватит сзади И в а н ы ч а клювом
за хвост! Тот к у б а р е м перевернулся да з а вороной, а в т о р а я под­
х в а т и л а крысу — и до с в и д а н ь я ! Так И в а н ы ч ни с чем и о с т а л с я .
Впрочем, И в а н ы ч хотя крыс иногда и л о в и л , но никогда их
не ел. З а т о он очень любил п о л а к о м и т ь с я с в е ж е й рыбой. К а к приду
я летом с р ы б а л к и , только п о с т а в л ю ведерко на л а в к у , а он у ж
тут как тут. Сядет р я д о м , з а п у с т и т л а п у в ведерко, п р я м о в воду,
и ш а р и т т а м . З а ц е п и т л а п о й рыбу, выкинет на л а в к у и съест.
И в а н ы ч д а ж е п о в а д и л с я из а к в а р и у м а рыбок т а с к а т ь . Как-то
р а з поставил я а к в а р и у м на пол, чтобы воду сменить, а сам ушел
на кухню з а водой. П р и х о ж у о б р а т н о , г л я ж у и г л а з а м не верю:
у а к в а р и у м а И в а н ы ч — на з а д н и е л а п ы п р и в с т а л , а переднюю
в воду з а п у с т и л и рыбу, как из ведерка, в ы л а в л и в а е т . Трех рыбок
я потом н е д о с ч и т а л с я .
С этого д н я с И в а н ы ч е м просто б е д а : т а к от а к в а р и у м а и не
отходит. П р и ш л о с ь сверху стеклом з а к р ы в а т ь . А к а к з а б у д е ш ь ,
сейчас двух-трех рыбок в ы т а щ и т . У ж мы не з н а л и , к а к его отучить
от этого.
Но только, на н а ш е счастье, И в а н ы ч и сам очень скоро от­
учился.
27
Принес я о д н а ж д ы с реки вместо рыбы в ведерочке р а к о в ,
поставил, к а к всегда, на л а в к у . И в а н ы ч сразу п р и б е ж а л — и прямо
в ведро л а п о й . Д а вдруг как закричит. Глядим — за л а п у р а к
клешнями у х в а т и л с я , а за ним — второй, а з а вторым — третий...
Все из ведерка за л а п о й т а щ а т с я , усами шевелят, к л е ш н я м и щел­
кают. Тут И в а н ы ч г л а з и щ и от с т р а х а в ы т а р а щ и л , шерсть дыбом
п о д н я л а с ь : «Что за рыба т а к а я ? » Тряхнул л а п о й , так все раки на
пол и посыпались, а сам И в а н ы ч хвост трубой — и м а р ш в окно.
После этого д а ж е близко к ведерку не подходил и в а к в а р и у м пере­
стал л а з и т ь . Вот как н а п у г а л с я !
Кроме рыбок у нас в доме было много р а з н о й ж и в н о с т и : пти­
цы, морские свинки, е ж , з а й ч а т а . . . Но И в а н ы ч никогда никого не
т р о г а л . Он был очень добрый кот, д р у ж и л со всеми ж и в о т н ы м и .
Только с е ж о м И в а н ы ч в н а ч а л е не мог у ж и т ь с я .
Этого е ж а я принес из леса и пустил в комнате на пол.
Е ж и к с н а ч а л а л е ж а л , с в е р н у в ш и с ь в клубок, а потом р а з в е р ­
нулся и з а б е г а л по комнате. И в а н ы ч очень з а и н т е р е с о в а л с я зверь­
ком. Д р у ж е л ю б н о подошел к нему и хотел обнюхать. Но е ж ,
видимо, не понял д о б р о г о намерения И в а н ы ч а , он растопырил
колючки, подскочил и пребольно кольнул И в а н ы ч а в нос.
П о с л е этого И в а н ы ч стал упорно избегать е ж а . Стоило тому
вылезти из-под ш к а ф а , к а к И в а н ы ч поспешно в с к а к и в а л на стул
или на окно и никак не хотел спускаться вниз.
Но вот как-то р а з после обеда м а м а н а л и л а И в а н ы ч у в блю­
дечко супа и п о с т а в и л а его на коврик. Кот сел около б л ю д ц а
поудобнее, н а ч а л л а к а т ь . Вдруг мы видим — из-под ш к а ф а выле­
з а е т е ж и к . Вылез, носиком потянул и н а п р а в и л с я п р я м о к блюд­
цу. П о д о ш е л и т о ж е зл еду п р и н я л с я . А И в а н ы ч не убегает —
видно, п р о г о л о д а л с я , косится на е ж а , а сам т о р о п и т с я , пьет.
Т а к вдвоем все блюдечко и в ы л а к а л и .
С этого д н я м а м а н а ч а л а их к а ж д ы й р а з вместе кормить.
И ведь как они хорошо к этому приладились! Стоит т о л ь к о м а м е
половником о блюдечко стукнуть, а они у ж е бегут. Усядутся
р я д ы ш к о м и едят. Е ж и к мордочку вытянет, колючки п р и л о ж и т ,
гладенький т а к о й . И в а н ы ч его совсем перестал о п а с а т ь с я . Т а к и
подружились.
З а добрый нрав И в а н ы ч а все его очень любили. Н а м к а з а л о с ь ,
что по своему х а р а к т е р у и уму он б о л ь ш е походил на собаку,
чем на кошку. Он и бегал за нами, как с о б а к а : мы на огород —
и он за нами, м а м а в м а г а з и н — и он следом з а ней б е ж и т .
А в о з в р а щ а е м с я вечером с реки или из городского с а д а — И в а ­
ныч у ж е на л а в о ч к е возле дома сидит, будто нас д о ж и д а е т с я .
К а к увидит меня или С е р е ж у , с р а з у подбежит, начнет м у р л ы к а т ь ,
об ноги тереться и вслед за нами скорее домой спешит.
Д о м , где мы ж и л и , стоял на самом к р а ю городка. В нем мы
п р о ж и л и несколько лет, а потом переехали в другой, на той ж е
улице.
П е р е е з ж а я , мы очень о п а с а л и с ь , что И в а н ы ч не у ж и в е т с я на
новой к в а р т и р е и будет убегать на старое место. Но н а ш и опа28
сения о к а з а л и с ь совершенно н а п р а с н ы . П о п а в в незнакомое по­
мещение, И в а н ы ч н а ч а л все о с м а т р и в а т ь , обнюхивать, пока нако­
нец не д о б р а л с я до маминой кровати. Тут у ж , видимо, он с р а з у
почувствовал, что все в порядке, вскочил на постель и улегся.
А когда в соседней комнате з а с т у ч а л и н о ж а м и и в и л к а м и , И в а н ы ч
мигом п р и м ч а л с я к столу и уселся, к а к обычно, рядом с мамой.
В тот ж е день он осмотрел новый двор и сад, д а ж е посидел
на л а в о ч к е перед домом. Но на с т а р у ю к в а р т и р у так и не ушел.
Значит, не всегда верно, когда говорят, что с о б а к а л ю д я м верна,
а кошка — дому. Вот у И в а н ы ч а в ы ш л о совсем наоборот.
Воришка
д н а ж д ы нам п о д а р и л и молодую белку. Она очень скоро
с т а л а совсем р у ч н а я , б е г а л а по всем к о м н а т а м , л а з и л а
на ш к а ф ы , э т а ж е р к и , да т а к л о в к о — никогда ничего не
уронит, не разобьет.
В кабинете у отца над д и в а н о м были прибиты огром­
ные оленьи рога. Б е л к а часто по ним л а з и л а . З а б е р е т с я , б ы в а л о ,
на рог и сидит на нем, к а к на сучке д е р е в а .
Н а с , ребят, она хорошо з н а л а . Только в о й д е ш ь в комнату,
белка прыг о т к у д а - н и б у д ь со ш к а ф а прямо на плечо. Это значит —
она просит с а х а р у или конфетку. Очень л ю б и л а с л а д к о е .
Конфеты и с а х а р у нас в столовой, в буфете, л е ж а л и . И х никог­
да не з а п и р а л и , потому что мы, дети, без спросу ничего не
брали.
Но вот как-то зовет м а м а нас всех в столовую и п о к а з ы в а е т
пустую в а з о ч к у :
— Кто ж е это конфеты отсюда в з я л ?
Мы глядим друг на друга и молчим — не з н а е м , кто из нас
это с д е л а л . М а м а п о к а ч а л а головой и ничего не с к а з а л а . А на
следующий день с а х а р из буфета пропал, и опять никто не с о з н а л ­
ся, что в з я л . Тут у ж и отец р а с с е р д и л с я , с к а з а л , что теперь все
будет з а п и р а т ь , а нам всю неделю с л а д к о г о не даст.
И белка з а о д н о с нами без с л а д к о г о о с т а л а с ь . Вспрыгнет, бы­
в а л о , на плечо, мордочкой о щеку трется, за ухо з у б а м и д е р г а е т —
просит с а х а р у . А где его в з я т ь ?
Один р а з после обеда сидел я тихонько на д и в а н е в столовой и
читал. Вдруг в и ж у : б е л к а вскочила на стол, с х в а т и л а в зубы
корочку хлеба — и на пол, а оттуда на ш к а ф . Ч е р е з минуту, смот­
рю, опять на стол з а б р а л а с ь , с х в а т и л а вторую корочку — и опять
на ш к а ф .
« П о с т о й , — д у м а ю , — куда это она хлеб все носит?» П о д с т а в и л
я стул, з а г л я н у л на ш к а ф . В и ж у — с т а р а я м а м и н а ш л я п а л е ж и т .
П р и п о д н я л я ее — вот тебе р а з ! Чего-чего только под нею нет: и са­
х а р , и конфеты, и хлеб, и р а з н ы е косточки...
Я — п р я м о к отцу, п о к а з ы в а ю : «Вот кто у нас в о р и ш к а ! »
29
Отец р а с с м е я л с я и говорит:
— К а к ж е это я р а н ь ш е не д о г а д а л с я ! Ведь это н а ш а белка
на зиму себе з а п а с ы делает. Теперь осень, на воле все белки корм
з а п а с а ю т , ну и н а ш а не отстает, т о ж е з а п а с а е т с я .
П о с л е этого с л у ч а я с л а д к о е перестали от нас з а п и р а т ь , т о л ь к о
к буфету крючок п р и д е л а л и , чтобы белка туда з а л е з т ь не могла.
Но белка на этом не у с п о к о и л а с ь , все п р о д о л ж а л а з а п а с ы на зиму
готовить. Н а й д е т корочку х л е б а , орех или косточку — сейчас
схватит, у б е ж и т и з а п р я ч е т куда-нибудь.
А то ходили мы как-то в лес з а грибами. П р и ш л и поздно вече­
ром, усталые, поели — и скорее спать. Кошелку с грибами на
окне о с т а в и л и : п р о х л а д н о т а м , не испортятся до утра.
Утром встаем — вся к о р з и н а п у с т а я . Куда ж е грибы делись?
Вдруг отец из кабинета кричит, нас зовет. П р и б е ж а л и к нему,
глядим — все оленьи рога н а д д и в а н о м грибами у в е ш а н ы . И на
крючке д л я полотенца, и з а з е р к а л о м , и з а картиной — всюду
грибы. Это белка р а н е х о н ь к о утром п о с т а р а л а с ь : р а з в е с и л а грибы
себе на зиму посушить. В лесу белки всегда осенью грибы на
сучьях сушат. Вот и н а ш а поспешила. Видно, почуяла зиму.
Скоро и в п р а в д у наступили холода. Б е л к а все с т а р а л а с ь
з а б р а т ь с я к у д а - н и б у д ь в уголок, где бы потеплее, а к а к - т о р а з
она и вовсе п р о п а л а . И с к а л и , искали ее — нигде нет. Н а в е р н о е ,
у б е ж а л а в сад, а оттуда в лес.
Ж а л к о нам с т а л о белочки, да ничего не п о д е л а е ш ь .
30
С о б р а л и с ь топить печку, з а к р ы л и отдушник, н а л о ж и л и дров,
п о д о ж г л и . Вдруг в печке к а к з а в о з и т с я что-то, з а ш у р ш и т ! Мы от­
д у ш н и к поскорее открыли, а оттуда белка пулей выскочила — и
прямо на ш к а ф .
А дым из печки в к о м н а т у т а к и валит, в трубу никак не идет.
Что такое? Б р а т с д е л а л из толстой проволоки крючок и просу­
нул его через отдушину в трубу, чтобы узнать, нет ли т а м чего.
Глядим — т а щ и т из трубы галстук, мамину перчатку, д а ж е ба­
бушкину п р а з д н и ч н у ю косынку т а м р а з ы с к а л .
. Все это н а ш а белка себе д л я гнезда в трубу з а т а щ и л а . Вот
ведь к а к а я ! Хоть и в доме ж и в е т , а лесные повадки не о с т а в л я е т .
Т а к о в а у ж , видно, их беличья н а т у р а .
Дружба
идели мы как-то с б р а т о м зимой в комнате и глядели
на двор в окно. А на дворе, у з а б о р а , вороны и галки
v ^ * к о п а л и с ь в мусоре.
Вдруг видим — прилетела к ним к а к а я - т о птица, совсем
ч е р н а я , с синевой, а нос большой, белый. Что з а д и в о :
ведь это г р а ч ! О т к у д а он зимой в з я л с я ? Г л я д и м , ходит грач по по­
мойке среди ворон и п р и х р а м ы в а е т н е м н о ж к о — н а в е р н о е , больной
к а к о й - н и б у д ь или с т а р ы й ; улететь на юг не смог с другими гра­
чами, вот и о с т а л с я у н а с з и м о в а т ь .
Потом к а ж д о е утро п о в а д и л с я грач к нам на помойку л е т а т ь .
Мы ему х л е б ц а п о к р о ш и м , к а ш и , т в о р о ж к у д а д и м . Только м а л о
ему д о с т а в а л о с ь : все, б ы в а л о , вороны поедят — это у ж т а к и е
н а х а л ь н ы е птицы. А грач тихий к а к о й - т о попался. В сторонке д е р ­
ж и т с я , все один да один. Д а и то верно: своя б р а т и я улетела
на юг, он один о с т а л с я ; вороны — ему компания п л о х а я . Видим
мы, о б и ж а ю т серые р а з б о й н и ц ы н а ш е г о г р а ч а , а к а к ему по­
мочь, не з н а е м . К а к его покормить, чтоб вороны не м е ш а л и ?
Д е н ь ото д н я грач с т а н о в и л с я все грустнее. Б ы в а л о , приле­
тит и сядет на з а б о р , а спуститься на помойку к воронам б о и т с я :
совсем о с л а б .
Один р а з посмотрели мы утром в окно, а г р а ч под з а б о р о м
л е ж и т . П о б е ж а л и мы, принесли его в дом. Он у ж е еле д ы ш а л .
П о с а д и л и мы его в я щ и к , к печке, попонкой з а к р ы л и и д а л и всякой
еды.
Недели две он т а к у нас просидел, отогрелся, о т ъ е л с я не­
м н о ж к о . Д у м а е м , к а к ж е с ним д а л ь ш е быть? Не д е р ж а т ь ж е
его в я щ и к е всю зиму! Р е ш и л и опять на волю выпустить: м о ж е т ,
он теперь покрепче будет, перезимует как-нибудь.
А грач, видно, смекнул, что мы ему добро с д е л а л и , значит,
нечего людей и б о я т ь с я . С тех пор целые дни т а к вместе с курами
во д в о р е и проводил.
В это ж е время ж и л а у нас р у ч н а я сорока Сиротка. Мы ее
еще птенцом в з я л и и выкормили. Сиротка свободно л е т а л а по
31
д в о р у , по саду, а ночевать в о з в р а щ а л а с ь на б а л к о н . Вот видим
мы — п о д р у ж и л с я наш грач с Сироткой: куда она летит, туда и
он за ней. О д н а ж д ы глядим — Сиротка на б а л к о н п р и л е т е л а , и
грач т о ж е вместе с ней з а я в и л с я . В а ж н о т а к по столу р а з г у л и ­
вает. А сорока, будто х о з я й к а , суетится, вокруг него скачет.
Мы потихоньку высунули из-под двери ч а ш к у с моченым хле­
бом. Сорока — прямо к ч а ш к е , и грач за ней. П о з а в т р а к а л и оба
и улетели. Т а к они к а ж д ы й день н а ч а л и на б а л к о н вдвоем
п р и л е т а т ь — кормиться.
. . . П р о ш л а з и м а , вернулись с юга грачи, з а г а л д е л и в старой бе­
резовой р о щ е . По вечерам у с я д у т с я п а р о ч к а м и возле гнезд, сидят
и п е р е г о в а р и в а ю т с я , будто д е л а свои о б с у ж д а ю т . Только наш грач
не нашел себе п а р ы , п о - п р е ж н е м у всюду л е т а л за Сироткой.
А под вечер сядут они возле д о м а на березку и сидят р я д ы ш к о м ,
близко так, бок о бок.
П о с м о т р и ш ь на них и невольно п о д у м а е ш ь : значит, и у птиц
т о ж е д р у ж б а бывает.
Чир Чирыч
в
ечером папа принес из с а р а я доску, распилил ее и сколо­
тил домик. Вместо окон и дверей в одной из стенок
выпилил круглую дырочку, а вместо к р ы л ь ц а внизу, у
входа, палочку прибил.
— Готово,— с к а з а л п а п а . — Ну-ка, теперь о т г а д а й з а ­
гадку: на колу д в о р е ц , во д в о р ц е певец — кто это?
— С к в о р е ц ! — з а к р и ч а л я.
— П р а в и л ь н о . Вот мы д л я него к в а р т и р у и с м а с т е р и л и . З а в т р а
утром скворечник в саду пристроим. Д о б р о п о ж а л о в а т ь , дорогие
гости!
П р о с н у л с я я утром — в окно солнце светит, к а п е л ь с крыши
льет, и воробьи на весь д в о р р а с ч и р и к а л и с ь .
В с а д у везде е щ е был снег. Мы с папой еле п р о б р а л и с ь к
старой я б л о н е . П а п а прибил скворечник к длинному шесту и при­
крутил шест проволокой к стволу яблони. Скворечник о к а з а л с я
очень высоко — со всех сторон видно.
П р о ш л о пять дней. В с а д у з а ч е р н е л и п р о т а л и н ы , а кругом
них р а з л и л и с ь огромные л у ж и . В л у ж а х , к а к в з е р к а л е , отра­
ж а ю т с я небо, о б л а к а , а когда выглянет солнце — д а ж е больно
глядеть, т а к вода и с в е р к а е т .
2 — Г. Скребицкий
33
Один р а з зовет меня п а п а в с а д :
— П о г л я д и , какие гости к нам з а я в и л и с ь .
П р и б е ж а л я, смотрю — на к р ы ш е скворечника сидит с к в о р е ц
и р а с п е в а е т . Потом другой с к в о р е ц к нему подлетел и прямо
в домик юркнул. П о с е л и л и с ь в домике скворцы. Т о л ь к о почемуто скворец все один летает, а скворчихи и не в и д а т ь . П о вече­
р а м сядет на веточку и поет.
Как-то р а з стояли мы с папой под яблоней. Смотрим — с к в о р е ц
к домику подлетел, в клюве у него что-то белеется, н а в е р н о е ,
к а к а я - т о б о л ь ш а я , т о л с т а я л и ч и н к а . Сел он на ж е р д о ч к у , вдруг
видим — из д о м и к а в ы с о в ы в а е т с я г о л о в к а скворчихи. О т к р ы л а она
клюв, с к в о р е ц сунул ей в рот личинку, а сам з а с в и с т е л , з а т р е щ а л и
о п я т ь улетел.
— В и д и ш ь , — говорит п а п а , — к а к скворец о своей скворчихе
з а б о т и т с я ! Д а ж е кормит ее, чтобы она с гнезда не у л е т а л а .
Ведь она теперь я й ц а н а с и ж и в а е т .
Скоро у с к в о р ц о в в ы в е л и с ь птенцы. Тут у ж е оба — и отец
и м а т ь — н а ч а л и детям корм носить. Ходят по г р я д к а м и вы­
с м а т р и в а ю т добычу. З а м е т и т с к в о р е ц гусеницу, с х в а т и т ее и т а щ и т
д е т я м . С к в о р ч а т а м еда — и нам с папой помощь. З а день, б ы в а л о ,
всех гусениц с огорода соберут.
П а п а глядит да р а д у е т с я :
— Х о р о ш а я у нас к а п у с т а будет! Ч е р в я к ее у ж е не тронет.
Вон н а ш и длинноносые с т о р о ж а к а к на г р я д к а х с т а р а ю т с я !
Выросли с к в о р ч а т а , н а ч а л и у ж е из домика н а р у ж у в ы г л я д ы ­
в а т ь . Ц е л ы й день п и щ а т — есть просят. Родители им т о л ь к о успе­
в а ю т корм приносить. А наступит вечер, у с я д у т с я старики на
веточку в о з л е д о м и к а , сидят и п е р е г о в а р и в а ю т с я , будто д е л а
свои о б с у ж д а ю т .
Вот как-то под вечер сидели скворец со скворчихой на я б ­
лоне. Вдруг из-за веток — ястреб! Схватил с к в о р ц а и п о т а щ и л .
Мы с папой в саду были. З а к р и ч а л и , вдогонку бросились.
Я во весь дух бегу, кричу:
— Брось, брось, брось!
Ястреб и с п у г а л с я , бросил добычу и улетел.
П о д б е ж а л я : л е ж и т с к в о р у ш к а на земле, клюв открыт, д ы ш и т
т я ж е л о ; н а в е р н о , ястреб его з д о р о в о помял.
Принес я его домой, настелил в клетку с в е ж е й т р а в ы и
п о л о ж и л с к в о р ц а . Н а у т р о он немного о п р а в и л с я — не л е ж а л , а
сидел в уголке. Д а л я ему гусениц, червей. О д н о г о ч е р в я к а он
съел, а б о л ь ш е не с т а л .
Папа сказал:
— Ничего, п о п р а в и т с я . Только у ж он теперь в семье не работ­
ник — ему с а м о м у сил н а б и р а т ь с я н у ж н о . П р и д е т с я тебе п о м о г а т ь
скворчихе детей растить. Ей одной т а к у ю семью не прокормить.
В з я л и мы с папой ф а н е р н ы й ящичек, поставили его в с а д у
на д о р о ж к у , н е д а л е к о от с т а р о й я б л о н и , и к а ж д ы й д е н ь я в него
стал р а з н ы х личинок и гусениц приносить. С к в о р ч и х а это ж и в о
приметила. Только я принесу еду, отойду в сторону, а она у ж тут
34
как тут, подлетит, сядет на к р а й я щ и к а , схватит гусеницу — и
прямо в скворечник. В один миг все детям п е р е т а с к а е т .
С к в о р е ц мой т о ж е п о п р а в л я т ь с я н а ч а л . Аппетит у него после
болезни отличный с т а л . Я п р я м о с ног сбился, не у с п е в а ю еду
носить.
Н а к о н е ц с к в о р ч а т а подросли и н а ч а л и из гнезда в ы л е т а т ь ,
а потом и совсем улетели из с а д а . Тут у ж я посвободнее вздох­
нул — один у меня т о л ь к о и ж д и в е н е ц о с т а л с я .
С к в о р е ц скоро совсем п о п р а в и л с я . Стал я его понемногу из
клетки в ы п у с к а т ь . Л е т а е т он по комнате, а к а к п р о г о л о д а е т с я ,
спешит н а з а д в клетку. Ручной, ничего не боится, на плечо
сядет, на голову. К а к т о л ь к о с о б е р е м с я о б е д а т ь , з а г р е м я т та­
релки, он п р я м о на стол летит, крошки со скатерти с о б и р а е т .
Видно, не на шутку, б е д н я ж к а , п р о г о л о д а л с я !
Очень л ю б и л он мясо. П о д а д у т котлеты — скворец т а к и норо­
вит со сковородки клюнуть. М а м а , б ы в а л о , смеется, гонит его:
« О б о ж ж е ш ь с я ведь!» А он на маму с е р д и т с я : что, мол, не д а е ш ь !
Перышки т о п о р щ и т , кричит: «Чир-чирр!» Мы его Чир Чирычем
и прозвали.
Н а к р о ш а т ему котлету на т а р е л к у , остудят и д а д у т . Он в один
миг все подберет.
Как-то д а л и м я с ц а с т а р о м у коту И в а н ы ч у . Только он уселся по­
есть, вдруг видим — скворец бочком-бочком — и к т а р е л к е . М ы
глядим, что д а л ь ш е будет. П о д б е ж а л скворец, и з л о в ч и л с я и пря­
мо из-под носа И в а н ы ч а кусочек мяса в ы х в а т и л . Тут д а ж е д о б р о ­
душный И в а н ы ч в о з м у т и л с я , з а м а х н у л с я на обидчика л а п о й , а
скворец не боится — т а к на него и н а с к а к и в а е т : «Чир-чиррр!»
И вдруг тюк И в а н ы ч а клювом в нос! Фыркнул тот, з а т р я с го­
ловой, а потом повернулся и пошел прочь от т а р е л к и .
С тех пор коту от с к в о р ц а ж и т ь я не с т а л о : т о л ь к о р а з л я ­
ж е т с я толстый И в а н ы ч на с о л н ы ш к е погреться, с к в о р е ц у ж тут
как тут, с т а р а е т с я з а хвост или за ухо клювом схватить. М а м а
его полотенцем прочь гонит:
— Ну что ты к И в а н ы ч у п р и с т а е ш ь ?
А с к в о р у ш к а норовит м а м у з а полотенце д е р н у т ь : «Чир-чиррр!»
Потом прыг — и на голову ей сядет. Р а з б о й н и к , да
и
только!
З а т о с Д ж е к о м , папиной охотничьей собакой, с к в о р у ш к а очень
п о д р у ж и л с я . Д ж е к о в с я н к у из миски ест — и с к в о р е ц на к р а е ­
шек сядет, т о ж е п о к л е в ы в а е т . У л я ж е т с я Д ж е к у себя на коврике,
скворец ему на спину взлетит, в ы б и р а е т что-то из шерсти, д а т а к
о с т о р о ж н о — никогда б о л ь н о не с д е л а е т . Д ж е к д а ж е г л а з а з а ж м у ­
рит — видно, п р и я т н о ему.
К а к - т о н а п и л и с ь мы чаю. М а м а н а л и л а в п о л о с к а т е л ь н и ц у
теплой воды ч а ш к и помыть. Только о т в е р н у л а с ь , откуда ни возь­
мись скворец — и п р я м о в полоскательницу. К а к начнет в ней
п л е с к а т ь с я ! Весь стол водой з а л и л .
Мама засмеялась:
— Ах ты, негодный!
2*
35
А скворец у ж на двери сидит, о т р я х и в а е т с я , перышки чис­
тит.
Д о того осмелел — всюду лезет, все т а щ и т , беда с ним, д а и
только!
М а м а т е р п е л а - т е р п е л а и наконец не в ы д е р ж а л а .
— З а п р и т е , — говорит,— этого р а з б о й н и к а в клетку. Или вы­
пустите его.
Очень не хотелось мне со с к в о р у ш к о й р а с с т а в а т ь с я , да ничего
не п о д е л а е ш ь — не з а п и р а т ь ж е его, на с а м о м деле, в клетку!
Н а у т р о открыл я окно и снял с него сетку. С к в о р е ц мигом
из клетки выскочил, слетел на подоконник и не з н а е т , куда ж е
д а л ь ш е лететь — в к о м н а т у или в сад. А тут солнце в ы г л я н у л о .
О т р я х н у л с я скворец, р а с п р а в и л к р ы л ь я и полетел на волю. Уселся
в с а д у на д е р е в о , н а ч а л п е р ы ш к и чистить, о х о р а ш и в а т ь с я , до­
вольный т а к о й .
Весело мне на него смотреть, к а к он р а д у е т с я , и грустно не­
м н о ж к о — не будет у меня б о л ь ш е ручного с к в о р ц а !
Посидел он на дереве, потом вспорхнул и полетел к у д а - т о .
А я совсем з а г р у с т и л , весь д е н ь места себе найти не мог.
Н а к о н е ц п о з в а л и меня о б е д а т ь . Все сели за стол. Только
з а с т у ч а л и т а р е л к а м и , вдруг слышим з а окном: « Ч и р - ч и р р р ! »
Л е т и т мой скворец п р я м о в окно — и на стол. Тут у ж и м а м а не
в ы д е р ж а л а , говорит:
— Умница ты моя! Н а з а д прилетел, соскучился.
А скворец будто понимает — л е з е т к ней, прямо из т а р е л к и
в а р е н о е мясо т а щ и т . Н а е л с я и на ш к а ф взлетел.
С этого д н я Ч и р Ч и р ы ч получил полное п р а в о р а з г у л и в а т ь
всюду, где ему т о л ь к о з а б л а г о р а с с у д и т с я : хочет — по с а д у л е т а е т ,
хочет — по комнате. Но к а к только, б ы в а л о , з а в е ч е р е е т , т а к у ж
он о б я з а т е л ь н о к себе в клетку спешит.
Н а с т у п и л а осень. П о ж е л т е л с а д , в полях у б р а л и хлеб, а на
л у г а х у речки, к а к огромные зеленые кочки, выросли стога сена.
С к в о р ц ы с о б р а л и с ь в стаи; целые дни л е т а л и по п о л я м и л у г а м
или сидели на стогах.
С к в о р у ш к а мой т о ж е с т а л п р о п а д а т ь по целым д н я м , иногда
и ночевать домой не в о з в р а щ а л с я . То ночь, то две, а потом и
совсем не в е р н у л с я . М о ж е т , я с т р е б его поймал, а м о ж е т , улетел с
другими с к в о р ц а м и в теплые с т р а н ы .
П р и ш л а з и м а . Ч а с т о в с п о м и н а л и мы о с к в о р у ш к е , особенно
вечерами, когда топили печку и у огонька с о б и р а л и с ь все мои
приятели: Д ж е к , И в а н ы ч и ручной з а я ц У ш а н . Где-то теперь
наш с к в о р у ш к а ? Ж и в ли он?..
Н а к о н е ц и з и м а кончилась. В с а д у появились огромные синие
л у ж и . В полдень с о л н ы ш к о п р и п е к а л о совсем по-летнему, и т о г д а
в столовой д а ж е о т в о р я л и окно.
Как-то в о з и л с я я у себя в к о м н а т е со своими у д о ч к а м и . Вдруг
с л ы ш у з а д в е р ь ю : «Чир-чиррр!» Я д а ж е в з д р о г н у л : что т а к о е ?
Выскочил в столовую и г л а з а м не верю: сидит на подокон­
нике мой с к в о р у ш к а , т а к и з а л и в а е т с я , т а к и поет.
36
— С к в о р у ш к а ! С к в о р у ш к а ! О т к у д а ж е ты прилетел?
Хотел я к нему подойти, а он — н а з а д в окно и уселся в саду на
яблоню. Отвык, значит, за зиму от нас.
О п я т ь поселился мой скворец в своем с т а р о м скворечнике.
И скворчиха с ним, т о л ь к о не з н а ю , с т а р а я или н о в а я .
Ч а с т о б ы в а л о — прилетит с к в о р у ш к а к нам на подоконник,
сядет и поет. Я ему еду п о с т а в л ю , полоскательницу с водой —
он все съест, воды напьется и в ы к у п а е т с я в п о л о с к а т е л ь ­
нице. А в комнату з а л е т а т ь т а к и не з а х о т е л . Н а в е р н о е , ему
скворчиха не р а з р е ш и л а .
Б е л а я шубка
В
ту зиму снег д о л г о не в ы п а д а л . Реки и озера д а в н о л ь д о м
ю к р ы л и с ь , а снега все нет и нет.
Зимний лес без снега к а з а л с я хмурым, унылым. Все
л и с т ь я с д е р е в ь е в д а в н о опали, перелетные птицы улетели
на юг, нигде не пискнет ни одна птичка; т о л ь к о холод­
ный ветер посвистывает среди голых обледенелых сучьев.
Ш е л я как-то с р е б я т а м и по лесу, в о з в р а щ а л и с ь мы из со­
седней д е р е в н и . В ы ш л и на лесную поляну. Вдруг видим — по­
среди поляны н а д б о л ь ш и м кустом вороны к р у ж а т . К а р к а ю т ,
л е т а ю т вокруг него, то вверх в з л е т я т , то на з е м л ю сядут. Н а в е р ­
ное, д у м а ю , они т а м к а к у ю - т о еду себе н а ш л и .
37
С т а л и б л и ж е подходить. З а м е т и л и нас вороны — одни в сторо­
ну отлетели, по д е р е в ь я м р а с с е л и с ь , а другие и у л е т а т ь не хо­
тят, т а к н а д головой и к р у ж а т .
П о д о ш л и мы к кусту, смотрим — что-то под ним белеет, а что —
с к в о з ь частые ветки и не р а з б е р е м .
Р а з д в и н у л я ветки, г л я ж у — з а я ц , белый-белый, как снег. З а ­
бился под самый куст, п р и ж а л с я к земле, л е ж и т не ш е в е л ь ­
нется. Кругом все серое — и з е м л я и о п а в ш и е л и с т ь я , а з а я ц
среди них так и белеет.
Вот почему он воронам на г л а з а п о п а л с я — о д е л с я в белую
шубку, а снега-то нет, значит, и с п р я т а т ь с я ему, белому,
негде. Д а й - к а попробуем его ж и в ь е м поймать!
Просунул я руку под ветки, тихонько, о с т о р о ж н о , да с р а з у
цоп его з а уши — и в ы т а щ и л из-под куста!
Б ь е т с я з а я ц в руках, в ы р в а т ь с я хочет. Только смотрим — од­
на н о ж к а у него как-то с т р а н н о б о л т а е т с я . Тронули ее, а она
п е р е л о м а н а ! З н а ч и т , сильно его вороны потрепали. Не приди мы
в о в р е м я , п о ж а л у й , и совсем бы з а б и л и .
Принес я з а й ц а домой. П а п а д о с т а л из аптечки бинт, вату,
з а б и н т о в а л з а й ц у с л о м а н н у ю н о ж к у и посадил в я щ и к . М а м а
п о л о ж и л а туда сена, моркови, мисочку с водой п о с т а в и л а . Т а к у
нас з а й к а и о с т а л с я ж и т ь . Ц е л ы й месяц п р о ж и л . Н о ж к а у него
совсем срослась, он д а ж е из я щ и к а в ы с к а к и в а т ь н а ч а л и меня
вовсе не б о я л с я . Выскочит, побегает по комнате, а к а к з а й д е т ко
мне кто-нибудь из ребят, под к р о в а т ь спрячется.
П о к а з а я ц у нас дома ж и л , и снег выпал, белый, пушистый,
как з а й к и н а ш у б к а . В нем з а й ц у л е г к о п р я т а т ь с я . В снегу не
скоро его з а м е т и ш ь .
— Ну, теперь м о ж н о его и о б р а т н о в лес выпустить,— с к а з а л
нам о д н а ж д ы п а п а .
Т а к мы и с д е л а л и — отнесли з а й ц а в б л и ж а й ш и й лесок, по­
п р о щ а л и с ь с ним д а и выпустили на волю.
Утро было тихое, н а к а н у н е ночью н а с ы п а л о много снегу. Л е с
с д е л а л с я белый, мохнатый.
В один миг н а ш з а й к а в з а с н е ж е н н ы х кустах исчез.
Вот когда ему б е л а я ш у б к а п р и г о д и л а с ь !
Аистята
о
дин год мы п р о ж и л и на Украине, в небольшой с т а н и ц е ,
среди сплошных в и ш н е в ы х с а д о в .
Н е п о д а л е к у от н а ш е г о д о м а росло старое д е р е в о . И
вот о д н а ж д ы ранней весной прилетел и у с е л с я на него
аист. Он долго что-то о с м а т р и в а л , н е у к л ю ж е п е р е с т у п а я
на своих длинных ногах по толстому суку. Потом улетел.
А на с л е д у ю щ е е утро мы видели, что на д е р е в е х л о п о т а л и
у ж е д в а а и с т а . Они у с т р а и в а л и гнездо.
38
Скоро гнездо б ы л о готово. Аистиха снесла туда я й ц а и с т а л а
их н а с и ж и в а т ь . А аист то у л е т а л за кормом на болото, то стоял
около гнезда на суке, п о д ж а в под себя одну ногу. Так, на од­
ной ноге, он мог простоять очень долго и д а ж е немного
вздремнуть.
Когда в гнезде в ы в е л и с ь а и с т я т а , д л я с т а р ы х аистов н а ч а л и с ь
большие хлопоты. Птенцы были очень п р о ж о р л и в ы . Они целый
день т р е б о в а л и еды, и аисты-родители по очереди с утра до ве­
чера т а с к а л и им из б о л о т а л я г у ш е к , рыбешек, у ж е й .
П о к а один из аистов л е т а л з а кормом, другой стоял на к р а ю
гнезда — к а р а у л и л птенцов. К а к т о л ь к о он з а м е ч а л п о д л е т а в ш е г о
к гнезду второго а и с т а , он з а к и д ы в а л голову на спину и громко
т р е щ а л клювом, словно т р е щ о т к о й . Ведь аисты к р и ч а т ь не умеют
и приветствуют д р у г д р у г а , ч а с т о - ч а с т о щ е л к а я клювом.
П р и л е т е в ш и й о т д а в а л д о б ы ч у детям и с а д и л с я о т д ы х а т ь у гнез­
да, а другой аист тут ж е у л е т а л охотиться з а л я г у ш к а м и на болото.
Т а к аисты целые дни по очереди кормили птенцов. А когда
те подросли и стали е щ е п р о ж о р л и в е е , тут у ж оба родителя на­
чали вместе л е т а т ь и д о б ы в а т ь детям корм.
П р о ш л о е щ е недели полторы, и вдруг один из аистов-роди­
телей исчез. Что с ним случилось, неизвестно: может, его уби­
ли, а м о ж е т , и сам от чего-нибудь погиб.
Вот когда н а с т а л а т р у д н а я пора д л я о с т а в ш е г о с я аиста!
Птенцы с т а л и у ж е совсем б о л ь ш и м и . И х было трое, и они требо­
вали очень много еды.
К а к только н а ч и н а л о с в е т а т ь , аист у ж е спешил на болото з а
добычей, приносил ее, с о в а л в рот одному из птенцов и, не о т д ы х а я
ни минуты, летел о б р а т н о на охоту.
Т а к он т р у д и л с я до позднего в е ч е р а .
Н а м б ы л о очень ж а л ь бедную птицу, но мы не з н а л и , чем ей
помочь.
Один р а з мы пошли л о в и т ь на речку рыбу. В о з в р а щ а е м с я
домой и видим, что все три а и с т е н к а т я н у т из гнезда свои
39
длинные шеи, о т к р ы в а ю т клювы и просят есть. А аиста около
гнезда нет. З н а ч и т , на болоте л я г у ш е к ловит.
— Что, если п о п р о б о в а т ь их рыбой п о к о р м и т ь ? — п р е д л о ж и л
мой т о в а р и щ .
В тот ж е миг мы з а л е з л и на дерево. Увидев нас, а и с т я т а
з а в о л н о в а л и с ь , з а с у е т и л и с ь , чуть из гнезда не п о п а д а л и .
Но вот один из них з а м е т и л в р у к а х у меня р ы б е ш к у . Аис­
тенок потянулся к ней, схватил и проглотил. Д р у г и е сейчас ж е
п о с л е д о в а л и его примеру.
Мы отдали а и с т я т а м всю н а ш у рыбу, слезли с д е р е в а и тут
т о л ь к о увидели с т а р о г о а и с т а . Он поспешно подлетел к гнезду и
с т а л беспокойно о с м а т р и в а т ь , все ли т а м в порядке.
С этих пор мы к а ж д ы й день н а ч а л и кормить а и с т я т : л о в и л и
с п е ц и а л ь н о д л я них рыбок и л я г у ш е к .
А и с т я т а очень быстро смекнули, в чем дело. Как только мы
в л е з а л и на дерево, они все р а з о м тянули к нам из гнезда свои
длинные шеи и р а с к р ы в а л и рты, прося, чтобы мы их н а к о р м и л и .
Н а к о н е ц наши питомцы совсем выросли. Они покрылись перь­
ями и н а ч а л и в ы л е т а т ь из гнезда. И тут нам от них просто
ж и т ь я не с т а л о — а и с т я т а не д а в а л и нам проходу. Стоило т о л ь к о
п о к а з а т ь с я на д в о р е , как они слетали с гнезда и о п р о м е т ь ю
б р о с а л и с ь к нам, т р е б у я еды.
А взрослый аист как б у д т о понял, что и без него д е л о обойдет­
ся: все р е ж е и р е ж е приносил д е т я м корм. Б о л ь ш у ю часть д н я
он или бродил по болоту, п о е д а я л я г у ш е к , или д р е м а л на дереве
возле гнезда. Аист д р е м а л на дереве, а в это время а и с т я т а гоня­
лись за нами по двору, т р е б у я еды.
О д н а ж д ы они у в я з а л и с ь с нами на болото. Там б ы л о много
л я г у ш е к . А и с т я т а н а ч а л и л о в и т ь их сами и вовсе з а б ы л и про
нас. С этого д н я они к а ж д о е утро стали л е т а т ь на б о л о ­
то — охотиться з а л я г у ш а т а м и и другой добычей.
Л е т о к о н ч а л о с ь . Все аисты с о б и р а л и с ь в стаи, готовясь к
отлету. Н а ш и т о ж е перестали ночевать на дереве у гнезда — на­
верное, примкнули к к а к о й - н и б у д ь стае, и мы у ж е н а ч а л и з а б ы ­
в а т ь о своих питомцах.
Но вот как-то р а з идем мы с рыбной ловли домой. Смот­
рим — по лугу р а з г у л и в а е т с т а я аистов. З а м е т и л и нас, насторо­
ж и л и с ь — сейчас полетят. Вдруг видим — от стаи о т д е л я ю т с я
три аиста и н а п р а в л я ю т с я п р я м о к нам.
— Д а это ж е н а ш и а и с т я т а ! — о б р а д о в а л и с ь мы и н а ч а л и
манить их рыбой.
И вот эти б о л ь ш и е дикие птицы п о д б е ж а л и к н а м , з а х л о ­
пали к р ы л ь я м и , з а с у е т и л и с ь — т а к и х в а т а ю т рыбу из рук!
С х в а т и т р ы б е ш к у клювом, подбросит вверх, п е р е х в а т и т поудоб­
нее и проглотит, а потом от у д о в о л ь с т в и я д а ж е голову на спину
закинет и клювом з а щ е л к а е т .
Н а ш и аисты рыбу из рук едят, а вся с т а я и з д а л и смотрит.
Шеи вытянули, г л я д я т — ничего, видно, понять не могут.
40
Н а е л и с ь а и с т я т а , к л ю в а м и в б л а г о д а р н о с т ь похлопали и о б р а т ­
но к стае вернулись. А мы домой пошли.
Б о л ь ш е мы их не видели.
Холодно с т а л о . Улетели они на теплый юг.
Барсучонок
о
д н а ж д ы м а м а п о з в а л а меня:
— Ю р а , иди скорее, посмотри, к а к о г о я бутузика
принесла!
Я опрометью бросился к дому. Н а к р ы л ь ц е стояла
м а м а , она д е р ж а л а сплетенную из прутьев кошелку.
Я з а г л я н у л внутрь. Т а м на подстилке из т р а в ы и л и с т ь е в копошил­
ся кто-то т о л с т е н ь к и й , в серебристой шерстке.
— Кто это, щ е н о к ? — спросил я.
— Нет, з в е р е к к а к о й - т о , — ответила м а м а , — а какой, не з н а ю .
Я сейчас у р е б я т и ш е к купила. Говорят, из л е с а принесли.
Мы вошли в комнату, подошли к к о ж а н о м у д и в а н у и осто­
р о ж н о наклонили н а б о к кошелку.
— Ну в ы л е з а й , м а л ы ш , не б о й с я ! — п р е д л о ж и л а м а м а з в е р ь к у .
Он не з а с т а в и л себя долго ж д а т ь . И з кошелки п о к а з а л а с ь
п р о д о л г о в а т а я мордочка с черным носиком, б л е с т я щ и м и г л а з к а ­
ми и очень маленькими стоячими у ш к а м и . М о р д о ч к а у зверька
была п р е з а б а в н а я : в е р х н я я и н и ж н я я ее части — серенькие, а
посредине от носа к у ш а м т я н у л и с ь широкие черые полосы.
П о х о ж е было на то, что з в е р е к надел черную маску.
О г л я д е в ш и с ь по с т о р о н а м , м а л ы ш не спеша, в п е р е в а л о ч к у
в ы б р а л с я из к о ш е л к и .
Какой ж е он был з а н я т н ы й ! Очень толстенький, н а с т о я щ и й
бутузик. Ш е р с т к а с в е т л а я , с е р е б р и с т а я , а н о ж к и темные, словно
он н а р я д и л с я в черные с а п о ж к и и черные в а р е ж к и .
41
— Хвост он п о д ж а л или совсем без х в о с т а ? — з а и н т е р е с о ­
в а л с я я.
— Нет, в и д и ш ь , коротенький хвостик е с т ь , — ответила м а м а .
Мы с любопытством р а з г л я д ы в а л и н е з н а к о м о г о з в е р ь к а . А он,
наверное, с неменьшим любопытством р а з г л я д ы в а л нас и в о о б щ е
все, что его о к р у ж а л о . Потом м а л ы ш , не т о р о п я с ь , з а ш а г а л на
своих коротеньких н о ж к а х по д и в а н у . О б о ш е л , о б н ю х а л все кру­
гом и д а ж е п о п ы т а л с я передней л а п к о й поскрести с к л а д к у к о ж и
м е ж д у сиденьем и спинкой д и в а н а . «Нет, это не з е м л я , р а с к о п а т ь
тут ничего не у д а с т с я » . З в е р е к присел по-щенячьи в уголке д и в а ­
на и доверчиво, совсем не в р а ж д е б н о поглядел на меня. К а з а ­
лось, хотел спросить: «А что ж е будет д а л ь ш е ? »
М а м а д о с т а л а из б у ф е т а пузырек с соской и н а л и л а т у д а
молока. И з этого с а м о г о п у з ы р ь к а в прошлом году мы кормили
з а й ч о н к а , который ж и л у нас в доме.
— Ну-ка, попробуй,— с к а з а л а м а м а , поднося молоко зверьку.
М а л ы ш с р а з у смекнул, в чем д е л о , всю соску в рот з а б р а л .
Уселся поудобнее, п р и в а л и л с я к спинке д и в а н а и д а ж е г л а з а
з а ж м у р и л от у д о в о л ь с т в и я . Н а е в ш и с ь , зверек тут ж е , на д и в а н е ,
свернулся клубочком и з а с н у л .
М а м а у ш л а по своим д е л а м , а я в з я л толстую книгу с к а р т и н ­
ками, где были н а р и с о в а н ы р а з н ы е звери, с т а л р а с с м а т р и в а т ь
их, искать, на кого п о х о ж этот зверек. Смотрел, смотрел, т а к
и не н а ш е л ничего п о х о ж е г о . Н а с и л у д о ж д а л с я , пока п а п а с р а б о т ы
пришел.
Тот в з г л я н у л на з в е р ь к а и с р а з у у з н а л .
— Это б а р с у ч о н о к , — весело с к а з а л он,— хороший з в е р е к ! К
л ю д я м быстро привыкает. Б у д е ш ь за ним у х а ж и в а т ь , кормить
его, он за тобой, к а к с о б а ч о н к а , б е г а т ь начнет.
Мне это очень п о н р а в и л о с ь , я решил сам у х а ж и в а т ь з а з в е р ь ­
ком, никому не д а в а т ь . И кличку ему т о ж е сам п р и д у м а л .
Н а з в а л я его Б а р с и к о м .
П о м н ю , я очень в о л н о в а л с я , как-то примут Б а р с и к а с т а р о ж и л ы
н а ш е г о д о м а : кот И в а н ы ч и отцовский охотничий пес Д ж е к .
З н а к о м с т в о с о с т о я л о с ь в этот ж е день. П о к а Б а р с и к с п а л ,
с в е р н у в ш и с ь клубком на д и в а н е , И в а н ы ч пришел с прогулки
домой.
По привычке кот с р а з у ж е н а п р а в и л с я к д и в а н у , вспрыгнул
на него, хотел у л е ч ь с я и вдруг з а м е т и л с п я щ е г о з в е р ь к а .
«Кто т а к о й ? » И в а н ы ч ш и р о к о р а с к р ы л г л а з а , р а с т о п ы р и л
усы и о с т о р о ж н о шагнул к н е з н а к о м ц у . Ш а г н у л е щ е , е щ е р а з .
П о д о ш е л вплотную и с опаской н а ч а л его о б н ю х и в а т ь . В этот
момент Б а р с и к проснулся. Но, по-видимому, И в а н ы ч не п о к а з а л с я
ему с т р а ш н ы м з в е р е м . Б а р с у ч о н о к потянулся к нему и н е о ж и д а н ­
но лизнул И в а н ы ч а прямо в нос. Кот ф ы р к н у л , т р я х н у л головой,
о д н а к о п р и н я л с одобрением д р у ж е с к о е приветствие. Он з а м у р ­
л ы к а л , выгнул спину, п р о ш е л с я по д и в а н у , потом снова подошел
к б а р с у ч о н к у и улегся р я д о м , н а п е в а я свою обычную нетороп­
л и в у ю песенку.
42
— Вот и п о з н а к о м и л и с ь , — с к а з а л а , входя в комнату, м а м а .
Так б л а г о п о л у ч н о о б о ш л о с ь все при з н а к о м с т в е б а р с у ч о н к а
с И в а н ы ч е м . Но с Д ж е к о м теплые, д р у ж е с к и е о т н о ш е н и я у Б а р с и ка н а л а д и л и с ь д а л е к о не с р а з у .
Я снял б а р с у ч о н к а с д и в а н а , и он о т п р а в и л с я р а з г у л и в а т ь
по полу, о с м а т р и в а я и о б н ю х и в а я все уголки.
Вдруг д в е р ь р а с п а х н у л а с ь , и в комнату в б е ж а л Д ж е к . . . Он был
большой, ш у м л и в ы й . От быстрого бега Д ж е к з а п ы х а л с я , т я ж е л о
д ы ш а л , р а с к р ы в свою з у б а с т у ю пасть, будто готовясь р а з о р в а т ь
кого-то. Б а р с и к в з г л я н у л на пса и з а т р я с с я от с т р а х а : « С е й ч а с
съест!»
Д ж е к с изумлением в з г л я н у л на з в е р ь к а , о с т а н о в и л с я посреди
комнаты, склонил голову на один бок, на другой, потом з а в и л я л
хвостом и пошел з н а к о м и т ь с я .
Но тут Б а р с и к н е о ж и д а н н о весь р а с п у ш и л с я , стал совсем
круглый, как серебряный ш а р . Н а ч а л п о д п р ы г и в а т ь на одном мес­
те, сердито ф ы р к а я и ворча.
На старой д о б р о д у ш н о й морде Д ж е к а в ы р а з и л о с ь явное недоу­
мение: « З а ч е м он так с к а ч е т ? » Пес перестал в и л я т ь хвостом,
отошел в сторону и лег на с о л н ы ш к е , не о б р а щ а я никакого
внимания на н е з н а к о м о г о з а б и я к у . Он р а с т я н у л с я на полу и за­
дремал.
З а т о теперь у ж е Б а р с и к з а и н т е р е с о в а л с я большим д о б р о д у ш ­
ным Д ж е к о м . Как ж е хотелось б а р с у ч о н к у подойти и о б н ю х а т ь
его. И хочется, и б о я з н о . У ж он ходил, ходил вокруг Д ж е к а , д а ж е
один р а з о с м е л и л с я п р и б л и з и т ь с я к его задней ноге.
В это время во сне пес немного подвинулся.
Б а р с и к , как мяч, отскочил от него и вновь весь р а с п у ш и л с я .
Так в этот день б а р с у ч о н о к и не р е ш и л с я подойти к Д ж е к у . А
тот б о л ь ш е и в н и м а н и я на него не о б р а щ а л : «Стоит ли з а н и м а т ь с я
такой мелюзгой!»
З а свою д о л г у ю ж и з н ь Д ж е к у ж е привык к тому, что ни с того
ни с сего у нас в доме вдруг п о я в л я л с я зайчонок, е ж и к или
лисенок, ж и л некоторое в р е м я , а потом и с ч е з а л : в о з в р а щ а л с я в
родной лес. Эти п о я в л е н и я и исчезновения д а в н о у ж е перестали
интересовать п о ж и л о г о , солидного пса.
П е р в ы е д в а д н я Б а р с и к все п р и с м а т р и в а л с я к Д ж е к у , но,
видимо, п о б а и в а л с я к нему подойти. О к о н ч а т е л ь н о е з н а к о м с т в о
состоялось только на третий день и совсем н е о ж и д а н н о .
З а з а в т р а к о м м а м а налила И в а н ы ч у в миску молока. Кот от
угощенья о т к а з а л с я .
— Тогда ты, Д ж е к , поешь за него, - с к а з а л а м а м а .
Д ж е к подошел к миске, н а ч а л о с т о р о ж н о л а к а т ь .
Н е о ж и д а н н о из-за двери п о к а з а л а с ь п о л о с а т а я мордочка.
Б а р с у ч о н о к потянул носом, почуял молоко и потихоньку боч­
ком-бочком т о ж е н а п р а в и л с я к миске.
З а м е т я непрошеного соседа, Д ж е к посторонился. Тогда Б а р с и к
сунул морду в молоко и д а в а й т ы к а т ь носом в дно миски. Д ж е к а
совсем от еды оттеснил. З а т о с а м кое-как п р и л а д и л с я и н а ч а л
43
л а к а т ь . Л а к а е т , мордочкой в миску тычет, т а к и везет ее по полу.
Возил, возил, пока не опрокинул и не р а з л и л молоко. Тут у ж е
Д ж е к все п о д л и з а л , а з а о д н о и мордочку б а р с у ч о н к у в ы л и з а л .
Но зверек б о л ь ш е у ж е не дичился, не ф ы р к а л и не п р ы г а л ,
как мячик.
После этого Б а р с и к совсем перестал б о я т ь с я Д ж е к а , д а ж е
наоборот — стал по п я т а м б е г а т ь з а ним: куда Д ж е к , туда и б а р ­
сучонок. Н а в е р н о е , он р е ш и л , что большой толстый пес сродни
барсукам доводится.
П а п а не о ш и б с я : Б а р с и к действительно очень скоро с д е л а л с я
ручным, к а к будто с с а м о г о р о ж д е н и я ж и л вместе с нами. Б ы в а л о ,
увидит меня, м а м у или о т ц а , с р а з у б е ж и т навстречу, мордочку
в руки сует, просит, чтобы его чем-нибудь угостили.
Носик у него холодный, в л а ж н ы й , очень приятно, когда он им
в л а д о н ь тычет. Р у к у вынюхивает, а сам не то урчит, не то похрю­
кивает. Такой потешный!
П е р в о е время б а р с у ч о н о к ж и л у нас в пустой к л а д о в к е .
Но вскоре мы с папой устроили ему очень удобное ж и л и щ е . В з я ­
ли ф а н е р н ы й я щ и к , выпилили в одной стенке круглое отверстие —
вход, а внутри я щ и к а н а л о ж и л и побольше с в е ж е г о сена.
Б а р с и к о в домик я поставил в углу своей к о м н а т ы . Там з в е р е к
никому не мог п о м е ш а т ь , и его никто бы не т р е в о ж и л . Но по­
н р а в и т с я ли н а ш е с о о р у ж е н и е с а м о м у Б а р с и к у ? Ведь в лесу он
с р о ж д е н и я ж и л в глубокой норе. М ы с папой решили не с а ж а т ь
з в е р ь к а н а с и л ь н о в я щ и к , а посмотреть, к а к он сам отнесется к
такому убежищу.
Я принес б а р с у ч о н к а в к о м н а т у . Б а р с и к проворно з а б е г а л по
полу. П о своему обыкновению, он стал з а л е з а т ь во все углы и
все о б н ю х и в а т ь . Т а к он д о б р а л с я до я щ и к а . Б а р с и к о б о ш е л
вокруг, о б с л е д о в а л его со всех сторон и в нерешительности
о с т а н о в и л с я перед входом: « З а л е з т ь или нет?» З в е р е к п о т о п т а л с я
на месте, сунул мордочку в отверстие, о б н ю х а л подстилку и,
наконец р е ш и в ш и с ь , быстро юркнул внутрь д о м и к а .
Мы с папой сидели тихонько, п р и с л у ш и в а я с ь к тому, к а к
б а р с у ч о н о к в о р о ч а л с я в я щ и к е , видимо, у с т р а и в а я с ь поудобнее.
Н а к о н е ц все з а т и х л о . Я на ц ы п о ч к а х п о д к р а л с я к я щ и к у и при­
открыл к р ы ш к у . Б а р с у ч о н к а не б ы л о видно. Он совсем з а р ы л с я
в сено. И все ж е з в е р ь к у не п о н р а в и л о с ь мое посещение.
Б а р с и к сердито з а в о р ч а л и н а ч а л ц а р а п а т ь когтями стенку я щ и к а ,
очевидно, с т а р а я с ь з а р ы т ь с я еще г л у б ж е .
Я поспешил з а к р ы т ь к р ы ш к у и отойти.
Новое ж и л и щ е п р и ш л о с ь барсучонку как р а з по д у ш е . Он
стал проводить в нем целые дни и очень с е р д и л с я , когда ктонибудь его там беспокоил.
С тех пор ф а н е р н ы й я щ и к , набитый сеном, с успехом з а м е н и л
б а р с у ч о н к у его родную нору в лесу.
44
Когда Б а р с и к не спал в своем домике, он повсюду б е г а л з а
мной. Я во двор, и он т у д а ж е , я в с а д , и Б а р с и к не
отстает, спешит, п е р е в а л и в а е т с я с боку на бок, к а к толстый,
неповоротливый щенок.
Сперва он н и к а к не мог приспособиться по ступенькам с
крыльца с п у с к а т ь с я . Только н а к л о н и т с я , хочет передними л а п а м и
до с л е д у ю щ е й нижней ступеньки д о т я н у т ь с я , а толстый з а д пере­
весит, он кувырком через голову р а з , другой... и шлепнется
прямо на з е м л ю . Но б а р с у ч о н о к не о б и ж а л с я , в с т р я х н е т с я и к а к
ни в чем не б ы в а л о з а т о п а е т л а п к а м и , з а с е м е н и т ими по
дорожке.
Только по гладкой песчаной д о р о ж к е б е г а т ь он не любил. Д о ­
берется д о первой л у ж а й к и — и с р а з у в т р а в у . Б е г а е т по т р а в е ,
роется в ней, все что-то отыскивает. А потом начнет л а п к а м и
землю рыть. Выкопает корешок, о т п р а в и т в рот, п р я м о как поро­
сенок, з а ч а в к а е т .
Мне б ы л о очень интересно узнать, что ж е т а к о е Б а р с и к в
т р а в е находит? И вот один р а з г л я ж у — ползет по стеблю какойто ж у ч о к . З а м е т и л его барсучонок, схватил и съел. Потом кузне­
чика поймал, т о ж е с ъ е л . Вот, значит, з а кем он в т р а в е охотится!
А из земли он не т о л ь к о корешки в ы к а п ы в а л . Как-то на моих
г л а з а х в ы к о п а л белую личинку майского ж у к а , в один миг с нею
управился.
Вернулись мы с прогулки домой. Я р а с с к а з а л отцу, как с л а в н о
Б а р с и к в саду з а к у с ы в а е т . Но папа нисколько не у д и в и л с я .
— Б а р с у к и , — говорит,— звери всеядные. Они и растительную,
и ж и в о т н у ю пищу, все едят.
И Б а р с и к очень скоро сам д о к а з а л , что он действительно
всеядный зверек.
Вот к а к это случилось.
С о б р а л и с ь мы с папой рыбу л о в и т ь . Я н а к о п а л целую б а н к у
червей и поставил ее в уголок рядом с у д о ч к а м и , чтобы не з а б ы т ь .
П р и ш е л п а п а с р а б о т ы , п о о б е д а л . Ну, пора и на р ы б а л к у . В з я ­
ли удочки. А где черви? Б а н к а л е ж и т на боку, з е м л я по полу
р а с с ы п а н а , и ни одного ч е р в я к а . Кто ж е здесь н а х о з я й н и ч а л ? А
виновник и сам тут к а к тут.
Глядим, из-под стола в ы л е з а е т Б а р с и к . Вся мордочка в земле.
В ы б е ж а л — и п р я м о к б а н к е . Л а п а м и ее шевелит, внутрь з а г л я ­
дывает — не о с т а л о с ь ли т а м е щ е ч е р в я ч к а ?
Т а к в этот день без р ы б а л к и мы и остались. Очень я г о р е в а л
об этом, да ничего не п о д е л а е ш ь !
У нас в доме с т а л о т в о р и т ь с я что-то непонятное. Н а ч а л о с ь
все с того, что из кухни вдруг исчезла п о л о в а я т р я п к а . Обыс-
45
к а л и все к о м н а т ы , т а к и не н а ш л и . М а м а с е р д и л а с ь , говорила,
что, н а в е р н о е , это я ее к у д а - н и б у д ь з а т а щ и л и бросил.
Ч е р е з несколько дней о б н а р у ж и л а с ь в т о р а я п р о п а ж а . П р о с н у л ­
ся я утром, хотел надеть носки, а их нет. Куда ж е они д е в а л и с ь ?
П о м н ю х о р о ш о , что п о л о ж и л п р я м о на т а п о ч к и . Тапочки на месте,
а носки п р о п а л и .
Потом у мамы чулок исчез. Один на полу возле постели ле­
ж и т , а второго нет. Ч у д е с а , да и только!
С л у ш а я н а ш и р а с с к а з ы о з а г а д о ч н ы х п р о п а ж а х , п а п а посмеи­
вался.
— Вы скоро и ш а п к у с головы потеряете!
И его п р е д с к а з а н и е сбылось. Ч е р е з день из передней исчезла
м я г к а я ш л я п а , т о л ь к о не н а ш а , а папина.
Тут и отец у д и в и л с я :
— Я вчера свою палку в угол поставил и на нее ш л я п у н а д е л .
А теперь п а л к а на полу в а л я е т с я , а шляпы вовсе нет.
Какой ж е такой ж у л и к - ш у т н и к в нашем доме з а в е л с я ?
Этого ж у л и к а в конце концов я и поймал. Вернее, он сам на
месте преступления п о п а л с я .
Как-то под утро, на рассвете, просыпаюсь и чувствую, что с
меня простыня сползает. Хотел н а т я н у т ь , а она е щ е д а л ь ш е пол­
зет. Что т а к о е ? П р и в с т а л , г л я ж у — у постели Б а р с и к . У х в а т и л
з у б а м и простыню за самый конец и тянет ее. Я не с т а л м е ш а т ь .
Н а б л ю д а ю , что д а л ь ш е будет. А Б а р с и к тем временем с т а щ и л
простыню на пол и поволок в свой домик. Влез в него и просты­
ню н а ч а л туда ж е з а т а с к и в а т ь . Половину в т а щ и л , а д р у г а я не
входит, т а к на полу и о с т а л а с ь .
После этого с л у ч а я мы открыли крышку в б а р с и к о в о м домике,
все его гнездо р а с п о т р о ш и л и и все п р о п а в ш и е вещи т а м н а ш л и .
Видно, подстилка из сена ому не п о н р а в и л а с ь , з а х о т е л о с ь по­
л у ч ш е постель устроить. Вот он и стал по ночам р а з н ы е мягкие
вещи в к о м н а т а х п о д б и р а т ь , в свой домик п р я т а т ь .
С р а з у всех нас приучил ничего не р а з б р а с ы в а т ь из о д е ж д ы и
ничего мягкого на пол не к л а с т ь . А если недосмотрел, пеняй на
себя. Б а р с и к ж и в о найдет и к себе в домик на подстилку у т а щ и т .
Сидели мы как-то в столовой. Вдруг видим: с б а л к о н а в
комнату Б а р с и к входит, еле-еле идет.
Мы как взглянули на него, т а к и ахнули: кто ж е его т а к искусал,
и з р а н и л ! Вся мордочка, грудь и передние л а п ы в крови.
П а п а из-за стола вскочил, п о б е ж а л к себе в кабинет за бинтом,
за ватой, а м а м а в кухню поспешила за теплой водой.
Взяли мы барсучонка на руки. А он - такой умница — и не
с о п р о т и в л я е т с я , понимает, что ему з л а не с д е л а ю т , т о л ь к о тихонеч­
ко стонет. М а м а его на колени п о с а д и л а , г л а д и т по спинке, успо­
к а и в а е т . П а п а окунул вату в теплую воду, н а ч а л о с т о р о ж н о
кровь с шерсти с м ы в а т ь . П р о в е л по грудке, глядит на в а т у .
46
На
ней что-то густое, красное, т о л ь к о на к р о в ь не п о х о ж е е .
М а м а т о ж е на в а т у в з г л я н у л а д а к а к вскочит. Б а р с и к , словно
мешок, на пол с в а л и л с я , т о л ь к о к р я к н у л .
А м а м а на б а л к о н п о б е ж а л а . С л ы ш и м , кричит о т т у д а :
— Ах, н е г о д я й , все в а р е н ь е р а з л и л .
Тут т о л ь к о мы и вспомнили, что м а м а е щ е утром в а р е н ь е
с в а р и л а , на б а л к о н остудить п о с т а в и л а . Вот Б а р с и к и п о л а к о ­
мился, д а , видно, п е р е с т а р а л с я , д а ж е р а з д у л с я весь и ходить не
может, охает, стонет, б е д н я г а .
Д о л г о потом м а м а никак этот случай з а б ы т ь не могла. Все
сердилась, что и труды и варенье д а р о м пропали.
И Б а р с и к т о ж е , как видно, случай с вареньем з а п о м н и л .
Ч а с т е н ь к о потом на б а л к о н з а г л я д ы в а л . Н а в е р н о е , д у м а л : не най­
дется ли т а м еще т а з и к такой ж е вкусной еды?
Л е т о м мы постоянно в ы е з ж а л и на д а ч у , б р а л и т у д а с собой и
Д ж е к а с Б а р с и к о м . Б а р с у ч о н к а я п р я м о в я щ и к е на д а ч у возил.
Помню, к а к - т о р а з пошел я в лес з а г р и б а м и . И Д ж е к со мной
о т п р а в и л с я . О т о ш л и немного от д о м а , г л я ж у — Д ж е к обернулся,
хвостом з а в и л я л . Я т о ж е о б е р н у л с я и что ж е в и ж у ? Следом з а
нами по д о р о ж к е Б а р с и к б е ж и т , торопится, с п о т ы к а е т с я , т а к о й
смешной, н а у к л ю ж и й . Н а в е р н о е , я к а л и т к у неплотно з а к р ы л ,
вот он и выскочил. К а к ж е быть? Д о м о й отнести или с собой в лес
взять? А ну-ка в лесу п о т е р я е т с я или у б е ж и т от меня?
Стою, не з н а ю , что и д е л а т ь . А Б а р с и к к Д ж е к у у ж е подбе­
ж а л и следом з а ним п р я м о в кусты. В и ж у , от Д ж е к а д а л е к о
не убегает. Ну, будь, что будет. Возьму с собой.
В лесу Б а р с и к от нас никуда не у д и р а л , все по кустам л а з и л .
Так мордочкой п р о ш л о г о д н ю ю листву и ворошит, роется в ней,
достает что-то.
А я гриб у в и д а л , да не к а к о й - н и б у д ь , а гриб боровик. Стал тут
ж е рядом и с к а т ь — е щ е один из т р а в ы в ы г л я д ы в а е т . И е щ е , и
еще... Ш е с т ь штук на одной полянке н а ш е л . З а н я л с я грибами,
про Б а р с и к а совсем и з а б ы л . Потом вспомнил — где ж е он? Д ж е к
неподалеку бегает, а Б а р с и к а не в и д а т ь . Н а в е р н о е , совсем у б е ж а л .
Я н а ч а л по кустам л а з и т ь , з в а т ь его: « Б а р с и к , Б а р с и к » , — нет,
не приходит.
Г л я ж у , з а кустами о в р а г , глубокий, глухой, весь б у р ь я н о м з а ­
рос. Д ж е к в о в р а г полез, я за ним. Смотрю, на склоне чьято нора, д о л ж н о быть, л и с ь я . Только, видно, с т а р а я , около входа
нет с в е ж е н а р ы т о й земли. И звериных следов не в и д а т ь . Н а в е р ­
ное, д а в н о у ж е в этой норе никто не ж и в е т .
Но Д ж е к , к а к п о д б е ж а л , с р а з у сунул т у д а нос и хвостом з а ­
вилял. М о ж е т , учуял кого?
А мне не до норы, не д о диких зверей, я Б а р с и к а своего ищу.
Стою на склоне о в р а г а , а сам все кричу:
— Барсик, Барсик!
47
И вдруг в и ж у : из норы з н а к о м а я мордочка в ы г л я д ы в а е т . П р я ­
мо нос к носу с Д ж е к о м . О б н ю х а л а п р и я т е л я и вновь под землей
с к р ы л а с ь . Вот, значит, куда мой Б а р с и к д е в а л с я , в с т а р у ю нору
з а л е з . К а к ж е его оттуда в ы м а н и т ь ?
Уж я з в а л , з в а л и з в а т ь у м о р и л с я . Нет, видно не вызову. В норе
ему б о л ь ш е , чем у нас в я щ и к е , п о н р а в и л о с ь . Н а п р а с н о мы т о л ь к о
с папой т р у д и л и с ь — д л я него д о м и к у с т р а и в а л и .
П о м н ю — мне так вдруг обидно стало, что я и грибы б о л ь ш е
не захотел с о б и р а т ь . П о з в а л Д ж е к а и пошел домой.
У ж е из леса вышел. Вдруг с л ы ш у — с з а д и топочет кто-то.
Г л я ж у — Б а р с и к нас догоняет. Совсем з а п ы х а л с я , насилу д о г н а л .
— Ах ты, т о л с т у ш к а этакий!
П о д х в а т и л его на руки, т я ж е л ы й он, еле до д о м а донес.
Д о м а ему сырого мяса д а л и молока с булкой, с с а х а р о м .
Он ведь с л а с т е н а , с л а д к о е очень любил.
Н а е л с я Б а р с и к и в свой я щ и к о т д ы х а т ь з а л е з .
П о с л е этой прогулки я у ж его к а ж д ы й р а з в лес с собой
б р а л . И к а ж д ы й р а з он непременно в с т а р ы е норы з а г л я н е т .
Посидит в них и вылезет. Я уж об этом не беспокоился.
О д н а ж д ы ходили мы с Д ж е к о м и Б а р с и к о м по лесу. Я грибы
с о б и р а л , Д ж е к за птичками о х о т и л с я , а Б а р с и к р а з н ы х ж у к о в , чер­
в я к о в под о п а в ш е й листвой о т ы с к и в а л . Д о л г о бродили и в ы б р а л и с ь
наконец на полянку. С а м о е х о р о ш е е место посидеть, отдохнуть.
Уселся я под куст, хотел в корзине грибы п е р е б р а т ь . Д ж е к
возле меня в холодок улегся, а Б а р с и к а что-то не видно, м о ж е т ,
о п я т ь к а к у ю - н и б у д ь нору нашел и з а л е з в нее. Нет, вон он ш у р ш и т
в кустах. В ы б р а л с я из-под веток, п о д б е ж а л к нам и вдруг н а ч а л
носом водить: что-то учуял.
От нас п р я м о к дуплистому пню п о б е ж а л . М о р д о й в д у п л о
уткнулся и д а в а й л а п а м и труху р а з г р е б а т ь .
Что там т а к о е , я и не понял. Только с л ы ш у , как з а ж у ж ж и т ,
з а г у д и т кто-то. С м о т р ю : из д у п л а оса, д р у г а я , третья... целый
рой. Все н а д Б а р с и к о м к р у ж а т с я , ж у ж ж а т , а ему хоть бы что. Он,
значит, осиное гнездо з а п р и м е т и л , р а з л о м а л его, всех личинок
поел. Осы ему не с т р а ш н ы — ш е р с т ь у него г у с т а я , попробуй
у ж а л ь его. З а к у с и л и как ни в чем не б ы в а л о п р я м о ко мне.
А осы за ним.
Я корзину с грибами бросил да б е ж а т ь . Д ж е к т о ж е у д и р а т ь
пустился.
И все-таки не у д р а л и . О д н а оса меня в шею у ж а л и л а , а дру­
г а я Д ж е к а прямо в губу. Один Б а р с и к не п о с т р а д а л . Он л и ч и н к а м и
п о л а к о м и л с я , а нам с Д ж е к о м за его л а к о м с т в о р а с п л а т и т ь с я
пришлось.
48
Д о сих пор не з а б у д у , как я один р а з испугался. Это случи­
лось у ж е в конце л е т а . Мы с Б а р с и к о м в о з в р а щ а л и с ь из л е с а .
Я шел по д о р о ж к е , а Б а р с и к , как всегда, б е г а л тут ж е , в кустах.
Вдруг в и ж у — через д о р о ж к у переползает г а д ю к а . Я хорошо
знал, что г а д ю к а з м е я я д о в и т а я . Укусит и в р а н к у к а п л ю я д а
выпустит. От этого б у д е ш ь д о л г о болеть, и д а ж е умереть можно.
Гадюку л у ч ш е не т р о г а т ь . У в и д и ш ь — и отойди в сторонку. Она
первая на т е б я никогда не бросится.
Вот я и о с т а н о в и л с я , чтобы змея без помехи через д о р о ж к у
переползла. Она бы и п е р е б р а л а с ь , да только откуда ни возь­
мись — Б а р с и к . Выскочил на д о р о ж к у . Я ему кричу: « Б а р с и к , ко
мне!» А он и с л у ш а т ь не хочет, прямо к змее б р о с и л с я .
Г а д ю к а з а ш и п е л а , п р и о с т а н о в и л а с ь , голову п р и п о д н я л а .
Б а р с и к подскочил, х в а т ь ее з у б а м и поперек т у л о в и щ а . А она
извернулась и п р я м о его за морду! Он д а ж е головой з а т р я с , но
змеи не выпустил. Н а ч а л ее л а п а м и мять. Совсем з а м я л , з а д у ш и л .
Я ничего с ним п о д е л а т ь не мог. Хотел б ы л о о т н я т ь змею,
но куда т а м ! Б а р с и к з а в о р ч а л на меня и п р я м о с добычей в
зубах в кусты у д р а л . А там в з я л и съел ее.
В ы б е ж а л из кустов. В и ж у — на морде к а п е л ь к а крови, навер­
ное, от змеиного укуса. Д а что там — укус, когда он всю змею
вместе с ядом съел. З а б о л е е т , д у м а ю , и умрет.
Иду домой, а сам все о г л я д ы в а ю с ь : б е ж и т ли за мной Б а р с и к ,
может, ему плохо? Нет, в и ж у , б е ж и т , будто с ним ничего не
случилось.
Т а к и домой вернулись. И д о м а он как ни в чем не б ы в а л о .
Я п р я м о к папе.
— Б е д а , — говорю,— Б а р с и к наш о т р а в и л с я .
— Чем о т р а в и л с я ?
— Ядом. Он я д о в и т у ю змею съел.
— Ну, с ъ е л , — отвечает п а п а , — и на з д о р о в ь е . Б а р с у к и и е ж и
змей часто е д я т . З м е и н ы й я д д л я них неопасен.
О д н а к о я этому не совсем поверил. Весь день за Б а р с и к о м
н а б л ю д а л . Не з а б о л е е т ли он. Но Б а р с и к был вполне з д о р о в .
Наверное, не о т к а з а л с я бы и е щ е р а з о к т а к ж е у д а ч н о з а гадюкою
поохотиться.
Л е т о кончалось. Н а с т у п а л а осень. Мы у ж е с о б и р а л и с ь у е з ж а т ь
с д а ч и в город. Но я немного з а б о л е л , и врачи с к а з а л и , что
мне следует как м о ж н о д о л ь ш е пробыть на с в е ж е м воздухе.
П о г о д а с т о я л а очень х о р о ш а я , совсем как летом, и я целые дни
п р о п а д а л в лесу.
Там у ж е стали в я н у т ь и о п а д а т ь л и с т ь я с д е р е в ь е в и появи­
лось много новых грибов — осенних опёнков.
49
Они росли целыми семьями возле старых, т р у х л я в ы х пней, а
то и на самих пнях. Я с о б и р а л опёнки в к о ш е л к у и с т о р ж е с т ­
вом относил д о м о й .
М а м а м а р и н о в а л а их на зиму в больших глиняных б а н к а х .
Д ж е к и Б а р с и к всюду ходили вместе со мной. Б а р с и к з а
лето т а к о т ъ е л с я и р а з ж и р е л , что походил б о л ь ш е на толстого
поросенка. Б е г а т ь ему с т а л о трудно, он трусил не спеша, впере­
валочку. Теперь Б а р с и к все ч а щ е и ч а щ е убегал от нас с Д ж е к о м
в з а р о с ш и й овраг. Он з а л е з а л в нору и в ы г р е б а л оттуда целые
кучи з е м л и . А потом н а ч и н а л с г р е б а т ь о п а в ш у ю листву, мох и все
это з а т а с к и в а л в нору. М о ж н о б ы л о подумать, что он готовит себе
на зиму уютное, теплое у б е ж и щ е .
Один р а з Б а р с и к д а ж е н о ч е в а т ь в норе о с т а л с я . С к о л ь к о я его
ни з в а л , он в этот день не з а х о т е л в ы л е з а т ь .
Я очень тогда о г о р ч и л с я : « Н е у ж т о Б а р с и к у плохо у нас ж и в е т ­
ся?»
Но на следующий день, когда мы с Д ж е к о м пришли к лесному
о в р а г у , Б а р с и к сейчас ж е в ы л е з из своей норы и вместе с нами
вернулся домой.
Б ы л о все в р е м я тепло, а потом вдруг с р а з у п о х о л о д а л о . По­
дул северный ветер, небо з а т я н у л и тучи, из них стали п а д а т ь на
з е м л ю первые с н е ж и н к и .
Д о м а мне сидеть не хотелось, б ы л о скучно. Я одел теплую
куртку и пошел в лес. Но и т а м о к а з а л о с ь не веселее. Ветер рас­
к а ч и в а л верхушки д е р е в ь е в , и с веток на з е м л ю п а д а л и послед­
ние л и с т ь я .
Б а р с и к с р а з у у д р а л от меня, конечно, о п я т ь з а б р а л с я в нору
и опять в этот день не п р и ш е л ночевать.
А н а у т р о в ы г л я н у л я в окно и г л а з а м не поверил: вся з е м л я
покрыта белым, только что в ы п а в ш и м снегом.
В доме было холодно, з а т о п и л и печку. М а м а с к а з а л а , что пора
у е з ж а т ь в город.
— А как же Барсик?
— Д а очень просто,— о т в е т и л а м а м а . — Твой Б а р с и к , н а в е р ­
ное, у ж е з а с н у л на всю з и м у в своей норе. Там он и проспит до
самой весны. А весной приедем о п я т ь сюда на дачу, он к тому
времени проснется и п р и б е ж и т т е б я в с т р е ч а т ь .
На с л е д у ю щ и й день мы уехали в город.
Но с тех пор Б а р с и к а я у ж е никогда не видел. Н а в е р н о е ,
з а зиму он совсем о т в ы к от людей, одичал и о с т а л с я ж и т ь в лесу,
в своей глубокой норе.
Заботливая мамаша
к
ак-то раз пастухи поймали лисенка и принесли его нам.
Мы посадили зверька в пустой амбар.
JL \
Лисенок был еще маленький, весь серый, мордочка
темная, а хвост на конце беленький. Зверек забился в
дальний угол амбара и испуганно озирался по сторонам.
От страха он д а ж е не кусался, когда мы его гладили, а только
прижимал уши и весь д р о ж а л .
Мама налила ему в мисочку молока и поставила тут ж е рядом.
Но напуганный зверек молоко пить не стал. Тогда папа сказал,
что лисенка надо оставить в покое — пусть оглядится, освоится
на новом месте.
Мне очень не хотелось уходить, но был у ж е вечер и пора было
спать. Папа запер амбар, и мы пошли домой.
Ночью я проснулся. Слышу, где-то совсем рядом тявкает и
скулит щенок. Откуда же, думаю, он взялся? Выглянул в окно. На
дворе у ж е светало. Из окна был виден амбар, где находился
лисенок. Оказывается, это он так по-щенячьи скулил.
Прямо за амбаром начинался лес.
Вдруг я увидел, что из кустов выскочила лисица, останови­
лась, прислушалась и, крадучись, подбежала к амбару. Сразу
тявканье прекратилось и послышался радостный визг.
Я потихоньку разбудил маму и папу, и мы все вместе стали
глядеть в окно.
Лисица бегала вокруг амбара, пробовала подрыть землю под
ним. Но там был крепкий каменный фундамент, и лиса ничего не
51
могла с д е л а т ь . Вскоре она у б е ж а л а в кусты, а лисенок опять
н а ч а л громко и ж а л о б н о скулить.
Я хотел к а р а у л и т ь л и с и ц у всю ночь, но папа с к а з а л , что она
б о л ь ш е не придет, и велел л о ж и т ь с я спать.
П р о с н у л с я я поздно и, одевшись, п р е ж д е всего поспешил
навестить л и с е н к а . Что т а к о е ? . . На пороге возле с а м о й двери
л е ж а л мертвый зайчонок.
Я п о б е ж а л к папе и привел его с собой.
— Вот т а к ш т у к а ! — с к а з а л п а п а , у в и д я з а й ч о н к а . — Это,
значит, м а т ь - л и с а е щ е р а з приходила к лисенку и принесла
ему еду. Ну и з а б о т л и в а я м а м а ш а !
Весь д е н ь я вертелся о к о л о а м б а р а , з а г л я д ы в а л в щелки и
д в а р а з а ходил с мамой кормить л и с е н к а . А вечером я никак
не мог з а с н у т ь , все в с к а к и в а л с постели и смотрел в окно — не
п р и ш л а ли л и с и ц а .
Н а к о н е ц м а м а р а с с е р д и л а с ь я з а в е с и л а окно темной з а н а в е с ­
кой.
З а т о утром я п о д н я л с я чуть свет и с р а з у п о б е ж а л к а м б а р у .
На этот р а з на пороге л е ж а л у ж е не зайчонок, а с о с е д с к а я
курица. Видно, л и с а ночью опять приходила п р о в е д а т ь л и с е н к а .
Д о б ы ч у в лесу ей поймать д л я него не у д а л о с ь , вот она и з а л е з л а
к соседям в курятник, з а д у ш и л а курицу и принесла своему
детенышу.
З а курицу папе п р и ш л о с ь з а п л а т и т ь , к тому ж е з д о р о в о д о с т а ­
л о с ь от соседей.
— Убирайте л и с е н к а куда хотите,— кричали они,— а то с ним
л и с а всю птицу у нас переведет!
Д е л а т ь было нечего, папа посадил лисенка в мешок и отнес его
н а з а д в лес, к лисьим н о р а м .
С тех пор лиса в д е р е в н ю б о л ь ш е не приходила.
Д о г а д л и в а я пичужка
в
детстве у нас б ы л о т а к з а в е д е н о : как наступит осень,
мы и начинаем л о в и т ь птиц д л я своего ж и в о г о у г о л к а .
М н о г о птиц за осень и зиму наловим и р а с с а д и м по
клеткам.
А весной, только пригреет солнце, побегут по д о р о г а м
веселые ручьи — тут мы вынесем все клетки во д в о р , р а с к р о е м
д в е р ц ы и выпустим птичек на свободу: летите в р о щ и , в л е с а ,
вейте гнезда, выводите птенцов, а осенью опять в о з в р а щ а й т е с ь
к нам на з и м н ю ю к в а р т и р у .
Р а з н ы е птички у нас в клетках з и м о в а л и : синицы, щ е г л ы ,
снегири. Л о в и л и мы их з а п а д н е й . Это н е б о л ь ш а я клеточка, только
д в е р ц а у нее устроена, как у мышеловки.
Вот мы, б ы в а л о , откроем з а п а д н ю , а ко входу ее палочкус т о р о ж о к п р и с т а в и м , чтобы он не д а в а л д в е р ц е з а х л о п ы в а т ь 52
ся, внутрь конопляных семян насыплем и повесим на сучке
дерева.
П р и л е т я т в с а д к а к и е - н и б у д ь птички, сядут на д е р е в о , где
з а п а д н я висит, и у в и д я т в ней з е р н ы ш к и . П о д л е т я т к з а п а д н е ,
полезут внутрь, чтобы з е р н а к л е в а т ь , с т о р о ж о к з а ц е п я т — д в е р ц а
за птичкой и з а х л о п н е т с я .
Один р а з п о п а л а с ь нам в з а п а д н ю синица, да т о л ь к о к а к а я - т о
бесхвостая. В з я л и мы ее и выпустили. А через несколько дней
она опять п о п а л а с ь . Мы ее снова выпустили. Т а к она з а неделю
несколько р а з в н а ш е й з а п а д н е п о б ы в а л а . П р ы г а е т , з е р н ы ш к и
поклевывает, будто она на воле, а не в запертой клетке. Т а к а я
уж, видно, с м е л а я ! М о ж е т , р а н ь ш е где-нибудь в клетке ж и л а , вот
и привыкла. И п р е з а б а в н а я б ы л а п и ч у ж к а : без хвостика, совсем
кругленькая, как пушистый ш а р и к . В а ж н о т а к в клетке сидит,
словно у себя д о м а .
Мы у ж и не з н а л и , что с ней д е л а т ь . К а к в с а д ни придем —
западня з а к р ы т а , а в ней б е с х в о с т а я синица сидит, з е р н а клюет.
Не д а е т нам других птичек ловить, да и только.
А потом вдруг п е р е с т а л а п р и л е т а т ь .
Мы д у м а л и , не случилось ли что-нибудь с н а ш е й старой з н а к о ­
мой, д а ж е п о ж а л е л и , что ее к себе домой не в з я л и .
Только о д н а ж д ы утром приходим в с а д , смотрим, а н а ш а бес­
хвостая синичка о к о л о з а п а д н и с ветки на ветку перелетает.
Затем на к р ы ш к у з а п а д н и уселась, с крышки на д в е р ц у пере­
б р а л а с ь , а с д в е р ц ы прыг п р я м о в з а п а д н ю , да т а к л о в к о ,
что с т о р о ж о к и не з а д е л а .
53
Стоим мы под деревом и смотрим, что ж е д а л ь ш е будет
Н а к л е в а л а с ь синичка досыта конопли, прыг из з а п а д н и на дверцу
и о п я т ь с т о р о ж о к не з а д е л а . П о с и д е л а на д в е р ц е , почистилг
клювик, о т р я х н у л а с ь и у л е т е л а . Вот ведь к а к а я д о г а д л и в а я
значит, с м е к н у л а , как ей в з а п а д н ю л а з и т ь , чтобы д в е р ц у н<
з а х л о п ы в а т ь . Так всю зиму у нас и п р о к о р м и л а с ь .
Ушан
о
хотиться я н а ч а л очень рано. Когда мне исполнилось
д в е н а д ц а т ь лет, папа подарил мне р у ж ь е и стал брать
с собой в лес и на болото.
Вот как-то осенью в о з в р а щ а л и с ь мы с охоты. Слез
я с телеги и пошел рядом — ноги р а з м я т ь . А п р о е з ж а л и
мы через лесок. Вся дорога б ы л а з а в а л е н а ж е л т ы м и листьями:
они л е ж а л и толстым пушистым слоем, ш у р ш а л и под ногами. Так
я и шел, г л я д я под ноги, и гнал перед собою б о л ь ш у ю пушистую
волну л и с т ь е в . Вдруг в и ж у — на дороге м е ж листьев что-то тем­
неет. Н а г н у л с я , смотрю — з а й ч о н о к , да такой м а л е н ь к и й ! Я т а к и
а х н у л : ведь только что здесь телега п р о е х а л а , как ж е она зайчонка
не р а з д а в и л а ?
— Ну,
говорю,— видно, такой ты, з а й к а , с ч а с т л и в ы й !
Взял я его на руки, он с ъ е ж и л с я на л а д о н и , сидит д р о ж и т ,
а б е ж а т ь и не с о б и р а е т с я . « В о з ь м у - к а , - д у м а ю , — его к себе до­
мой, может, он у меня и в ы ж и в е т , а то все р а в н о погибнет — у ж
очень поздно родился. Ведь скоро зима настанет, з а м е р з н е т ,
54
бедняга, или попадет лисе на з а в т р а к » . Н а с т е л и л я в охотничью
сумку листьев, посадил туда з а й ч о н к а и привез домой.
Д о м а м а м а н а л и л а в блюдечко молока, п р е д л о ж и л а з а й к е .
Только он пить не с т а л — м а л еще, не умеет. Тогда мы в з я л и
пузырек, вылили т у д а молоко, надели на пузырек соску и д а л и
зайчонку. Он понюхал соску, поводил усами. М а м а в ы д а в и л а из
соски к а п л ю молока, п о м а з а л а з а й ч о н к у нос. Он о б л и з н у л с я , при­
открыл рот, а мы ему туда кончик соски и всунули. З а й ч о н о к
з а ч м о к а л , з а с о с а л да т а к весь пузырек и выпил.
П р и ж и л с я у нас з а й к а . П р ы г а е т по к о м н а т а м , никого не боится.
П р о ш е л месяц, другой, третий... Вырос н а ш з а я ц , совсем .боль­
шой стал, и п р о з в а л и мы его У ш а н . Ж и т ь он устроился под пенкой.
Как испугается чего-нибудь — п р я м о туда.
Кроме У ш а н а у нас ж и л и с т а р ы й кот И в а н ы ч и охотничья
собака Д ж е к .
И в а н ы ч с Д ж е к о м были с а м ы е б о л ь ш и е приятели. Вместе ели
из одной ч а ш к и , д а ж е спали вместе. У Д ж е к а л е ж а л а на полу
подстилка. З и м о й , когда в доме с т а н о в и л о с ь холодно, придет,
бывало, И в а н ы ч и пристроится к Д ж е к у на подстилку, свернется
клубочком. Д ж е к сейчас ж е к нему: уткнется своим носом И в а ­
нычу п р я м о в ж и в о т и греет морду, а с а м д ы ш и т теплотепло, т а к что И в а н ы ч т о ж е доволен.
Когда в доме п о я в и л с я з а я ц , И в а н ы ч на него не о б р а т и л
никакого в н и м а н и я , а Д ж е к с н а ч а л а н е м н о ж к о беспокоился, но
скоро т о ж е привык, а потом все трое очень п о д р у ж и л и с ь .
Особенно х о р о ш о б ы в а л о по в е ч е р а м , когда з а т о п я т печку.
Сейчас ж е все они к огоньку — греться. Улягутся б л и з к о - б л и з к о
друг к другу и дремлют. В к о м н а т е темно, т о л ь к о к р а с н ы е от­
блески от печки по стенам бегают, а з а ними черные тени, и от
этого к а ж е т с я , что все в к о м н а т е д в и ж е т с я — и столы и стулья буд­
то ж и в ы е .
Д р о в а в печке г о р я т - г о р я т , д а вдруг как треснут — и вылетит
золотой уголек. Тут д р у з ь я от печки в р а с с ы п н у ю . О т с к о ч а т и
смотрят друг на д р у г а , точно с п р а ш и в а я : «Что случилось?»
Потом п о н е м н о ж к у у с п о к о я т с я — и опять к огоньку.
А то з а т е ю т игру. Н а ч и н а л о с ь это всегда т а к . Вот л е ж а т они
все трое вместе, дремлют. Вдруг И в а н ы ч У ш а н а легонько л а п о й
хвать! Р а з тронет, другой... З а я ц л е ж и т - л е ж и т , да вдруг как
вскочит — и б е ж а т ь , а И в а н ы ч — за ним, а Д ж е к — з а И в а н ы ч е м ,
и т а к друг з а д р у ж к о й по всем к о м н а т а м . А к а к з а й ц у надоест,
он м а р ш под печку, вот и игре конец.
П е р е д тем к а к улечься спать, У ш а н к а ж д ы й р а з следы свои
з а п у т ы в а л . На воле з а я ц всегда т а к д е л а е т : н а ч и н а е т б е г а т ь в
р а з н ы е стороны — то н а п р а в о побежит, то н а л е в о . Если на снегу
посмотреть з а я ч и й след, т а к и не р а з б е р е ш ь , куда з а я ц ушел.
Недаром т а к и е следы н а з ы в а ю т с я « з а я ч ь и петли». Н а т к н е т с я охот­
ничья с о б а к а на з а я ч ь и петли — пока р а з б и р а е т с я , ходит п о следу
туда-сюда, а з а я ц у ж е д а в н о у с л ы ш а л ее и у б е ж а л .
55
Вот и наш У ш а н , п р е ж д е чем з а л е з т ь под печку, с т а р а л с я
следы свои з а п у т а т ь . Б ы в а л о , прыгает в з а д и вперед по комнате,
в ы д е л ы в а е т свои з а я ч ь и петли, а тут ж е на ковре д р е м л е т
охотничья с о б а к а Д ж е к и п о с м а т р и в а е т на него одним г л а з о м ,
будто смеется н а д глупым з а й ц е м .
Так п р о ж и л у нас Ушан всю зиму. Н а с т а л а весна, д р у ж н а я ,
т е п л а я . . . Не успели о г л я н у т ь с я , к а к у ж е з а з е л е н е л а т р а в а . Р е ш и л и
мы У ш а н а в лес, на свободу выпустить.
П о с а д и л я его в корзинку, пошел в лес и Д ж е к а с собой в з я л —
пусть проводит п р и я т е л я . Хотел и И в а н ы ч а в корзинку посадить,
да у ж очень т я ж е л о нести; так и оставил д о м а .
П р и ш л и мы в лес, вынул я У ш а н а из корзинки, пустил на
т р а в у . А он и не знает, что д а л ь ш е д е л а т ь , не бежит, припал к зем­
л е , только ушами шевелит.
Тут я хлопнул в л а д о ш и . З а я ц прыг-прыг!— и п о с к а к а л к кус­
т а м , Д ж е к увидел — скорей д о г о н я т ь .
А У ш а н все в лес не убегает, скачет вокруг куста, и Д ж е к з а
ним т а к и носится, будто д о м а .
«Вот,— д у м а ю , — по кустам-то л у ч ш е друг з а другом гоняться,
чем по к о м н а т а м » .
Я на з а й ц а кепкой махнул, кричу:
— Беги в лес, косой! Чего здесь в е р т и ш ь с я ?
У ш а н испугался, п о с к а к а л в лес, и Д ж е к следом з а ним при­
пустился.
П о д о ж д а л я — Д ж е к не в о з в р а щ а е т с я . Только вдруг с л ы ш у
в лесу з а я ч и й крик. Я на крик бросился, д о б е ж а л , г л я ж у — а у ж
Д ж е к держит в зубах Ушана.
Я — на п о м о щ ь :
— Б р о с ь ! Ч т о ты д е л а е ш ь ? Ведь это наш У ш а н !
А Д ж е к смотрит на меня и хвостом виляет, будто хочет
с к а з а т ь : «Я ж е тебе з в е р я поймал, а ты на меня к р и ч и ш ь » .
Видно, не у з н а л он в лесу У ш а н а , да и схватил, к а к обык­
новенного дикого з а й ц а .
О т н я л я У ш а н а , посадил на т р а в у , а сам Д ж е к а з а о ш е й н и к
д е р ж у , не пускаю.
Тут и з а й к а , наверное, смекнул, что в лесу с с о б а к о й не по­
и г р а е ш ь . П р и ж а л уши — и м а р ш в кусты. Т о л ь к о мы его с Д ж е к о м
и видели.
Носатик
ее у ж е сбросил листву. Д н и наступили пасмурные, но
тихие, без ветра, н а с т о я щ и е дни поздней осени. В т а к у ю
пору х о р о ш о надеть теплую куртку, высокие с а п о г и , в з я т ь
р у ж ь е и о т п р а в и т ь с я на охоту.
Есть что-то особенно п р и в л е к а т е л ь н о е в этих тусклых
осенних д н я х . И д е ш ь по лесной тропинке среди молодых березок,
Л
56
дубов, осинок, среди кустов о р е ш н и к а . Кругом т и ш и н а — ни
пения птиц, ни шороха листьев, только изредка упадет на з е м л ю
тяжелый созревший желудь.
На голых сучьях повисли капли росы — следы ночного т у м а н а .
Природа как будто з а д у м а л а с ь , будто ж д е т прихода зимы, ждет,
когда мягкие хлопья снега укроют всю з е м л ю и н а р я д я т в пушис­
тую шубу голый п р о з я б ш и й лес.
А пока что стоит он, хмурый и п р о з р а ч н ы й . Д а л е к о видно
кругом с к в о з ь тонкий узор голых веток.
Л е г к о д ы ш и т осенней с в е ж е с т ь ю грудь, и невольно тянет
идти все д а л ь ш е и д а л ь ш е вперед по в л а ж н о й , укрытой ж е л т о й
листвой тропинке. Идти и п о г л я д ы в а т ь по сторонам на послед­
ние уцелевшие «а ветвях бурые л и с т ь я , на огромные, совсем
разбухшие от старости и д о ж д е й грибы шлюпики, и с л у ш а т ь ,
слушать до звона в ушах эту чуткую тишину осеннего л е с а .
Не р а з приходилось б р о д и т ь мне с р у ж ь е м в т а к и е деньки,
р а з ы с к и в а т ь с п о м о щ ь ю моей собаки К а р о з а т а и в ш и х с я под кус­
тами длинноносых лесных к у л и к о в - в а л ь д ш н е п о в .
П о з д н я я осень — самое время д л я такой охоты. Готовясь к
отлету в ю ж н ы е с т р а н ы , лесные длинноносики в ы б и р а ю т с я из
глухой ч а щ и на более о т к р ы т ы е места: опушки, поляны. В эту
пору в а л ь д ш н е п о в в н а ш и х л е с а х становится з н а ч и т е л ь н о б о л ь ш е .
К местным птицам присоединяются е щ е п р о л е т а ю щ и е из север­
ных мест.
П о к а стоят теплые дни, в а л ь д ш н е п ы не т о р о п я т с я у л е т а т ь на
юг и гостят у нас. В иные дни их б ы в а е т т а к много, что с о б а к а
делает стойку почти под к а ж д ы м кустом. Осеннее скопление
57
в а л ь д ш н е п о в у охотников н а з ы в а е т с я высыпкой. П т и ц ы и в п р а в д у
к а к б у д т о в ы с ы п а л и о т к у д а - т о и р а с с ы п а л и с ь по всему лесу.
Пройдет день-другой, и в тех ж е местах не н а й д е ш ь ни одного
д о л г о н о с и к а : значит, у ж е улетели д а л ь ш е к югу.
Л е т я т в а л ь д ш н е п ы не днем, а ночью. П о э т о м у не у в и д и ш ь ,
когда они успели исчезнуть из н а ш и х мест.
Т а к и со мной о д н а ж д ы случилось. Е щ е н а к а н у н е я попал на
х о р о ш у ю высыпку, а через день — хоть ш а р о м покати — ни
одного в а л ь д ш н е п а не найду. О б л а з и л и мы с К а р о все з а в е т ­
ные уголки — пусто. Ничего не п о д е л а е ш ь — значит, ночью от­
были. Т а к и пошли мы домой ни с чем. В ы ш л и на ш и р о к у ю про­
секу. К а р о не с п е ш а трусил впереди.
Вдруг пес метнулся в сторону, будто кто-то невидимый дернул
его за шею, метнулся и з а м е р в стойке.
Я с р а з у понял: К а р о с ходу почуял дичь. Это ее м а н я щ и й
з а п а х как магнит притянул к себе пса и з а с т а в и л з а с т ы т ь
на месте. Я приготовился к выстрелу.
— Вперед!
С о б а к а с д е л а л а шаг, другой и вновь з а м е р л а . А птица все
не в ы л е т а е т .
Подхожу ближе.
— Ну, вперед ж е !
К а р о д р о ж и т от в о л н е н и я , припал на все четыре л а п ы , словно
готовясь к п р ы ж к у , но не д в и г а е т с я .
— Д а где ж она? Выгоняй скорее!
От в о з б у ж д е н и я К а р о совсем припал к земле.
Г л я ж у : п р я м о перед его мордой среди листвы какой-то пест­
рый комочек. В а л ь д ш н е п . Сидит и не шелохнется.
Бедный с т а р ы й К а р о ! К а к и е муки п е р е ж и в а е т он в эти секунды!
Ведь п р я м о в нос ему у д а р я е т к р е п ч а й ш и й з а п а х дичи. К а р о не
только чует, он видит дичь. Г л а з а его широко р а с к р ы т ы и устрем­
лены в одну точку.
А в а л ь д ш н е п сидит все т а к ж е н е п о д в и ж н о , будто н е ж и в о й .
Я н а к л о н я ю с ь , п р о т я г и в а ю к птице руку.
Пестрый комочек вмиг о ж и в а е т . П т и ц а в с к а к и в а е т и неуклю­
ж е б е ж и т в кусты. Тут К а р о не в ы д е р ж и в а е т . П р ы ж о к — и носатый
беглец у ж е схвачен.
Но ведь это ж е преступление, преступление против собачьей
науки: с х в а т и т ь дичь без р а з р е ш е н и я х о з я и н а !
К а р о и сам чувствует всю т я ж е с т ь т а к о г о проступка.
Он виновато глядит на меня, виляет хвостом, но в а л ь д ш н е п а
не выпускает. К а р о д е р ж и т его т а к о с т о р о ж н о , что не п р и д а в и т ,
не сомнет ни одного п е р ы ш к а .
— Ч т о ж е ты н а д е л а л ? — с напускной суровостью говорю я . —
А й - я й - я й ! Д а в а й - к а его сюда!
Пес с р а з у чувствует, что я не очень с е р ж у с ь , — з н а ч и т , все хо­
рошо. Он подбегает ко мне, сует в руки свою добычу.
Я беру в а л ь д ш н е п а и в н и м а т е л ь н о о с м а т р и в а ю : « П о ч е м у
ж е он не взлетел? М о ж е т , п о в р е ж д е н ы к р ы л ь я ? Нет, все в по58
рядке. И не больной. И ш ь какой толстый, прямо весь нали­
той. В чем ж е тут дело?»
На груди у птицы перья в з ъ е р о ш е н ы . О с т о р о ж н о р а з д в и ­
гаю их. На теле синий кровоподтек, как от у ш и б а . Скорее все­
го, на лету в а л ь д ш н е п обо что-то сильно у д а р и л с я .
Я о г л я д ы в а ю с ь по с т о р о н а м . Вдоль просеки тянутся т е л е г р а ф ­
ные провода. Вот и р а з г а д к а . О т а к и е провода в темные ночи
нередко р а з б и в а ю т с я перелетные птицы. Я е щ е р а з о с м а т р и в а ю
своего пленника. Кости целы, значит, только у ш и б с я . Это скоро
пройдет.
Я решил на день-другой в з я т ь носатого путешественника к
себе на д а ч у . Пусть посидит пока, о п р а в и т с я , а то здесь, в лесу,
его мигом р а з ы щ е т л и с и ц а .
Принес я в а л ь д ш н е п а и посадил в просторный ф а н е р н ы й я щ и к ;
сверху з а к р ы л мягким п л а т к о м , чтобы он головку себе не р а з б и л ,
если начнет в з л е т а т ь и биться. Но в а л ь д ш н е п о к а з а л с я на редкость
спокойным. То ли он от у ш и б а е щ е не о п р а в и л с я , то ли у ж
такой непугливый п о п а л с я .
В я щ и к я поставил поилку с водой, настелил моху и побольше
сырой о п а в ш е й листвы — целую кучу из л е с а принес. В листве
всякие ч е р в я ч к и , ж у ч к и , личинки в о д я т с я . В а л ь д ш н е п ы их всегда
оттуда д о б ы в а ю т , этим п и т а ю т с я . Я п о с т а р а л с я с о з д а т ь своему
носатику привычную д л я него обстановку.
В первый день он ничего не ел, не пил, все в уголке сидел
нахохлившись. А на второй день н а ч а л по я щ и к у р а с х а ж и в а т ь .
З а г л я н у л я в щелочку: в и ж у — бродит мой в а л ь д ш н е п по л и с т ь я м ,
степенно т а к р а с х а ж и в а е т . П о т о м з а п у с т и л в них клюв и ну д а в а й
в листве к о п а т ь с я . Что-то н а ш е л , съел и вновь з а свое п р и н я л с я .
Комично т а к у него п о л у ч а е т с я . Нос длинный, прямой, он им,
как палочкой, л и с т в у ворошит. Вот опять схватил что-то. Г л я ж у —
вытащил ч е р в я к а , хотел проглотить, приподнял голову, а на носу
лист н а н и з а н . К а к тут быть?! И ч е р в я к а упустить не хочется,
и лист с носа не с б р о с и ш ь . П о т р я с головой — ничего не выходит.
Потом опустил клюв, наступил л а п о й на лист, с р а з у с т а щ и л ,
а ч е р в я к а все ж е не отпустил — съел его. Видно, дело на поправ­
ку пошло.
Е щ е денек п р о д е р ж а л я в я щ и к е к р ы л а т о г о пациента, а йотом
посадил в к о ш е л к у и в лес отнес.
Несу, а сам д у м а ю : « П о л е т и т или нет? М о ж е т быть, у него
что-нибудь п о в р е ж д е н о ? Ну что ж е , если не полетит, пусть тогда
живет у меня в я щ и к е . Только к а к а я ж е это ж и з н ь д л я лесной
вольной птицы?»
Принес своего носатика на поляну, открыл кошелку: «Лети
куда хочешь!»
В а л ь д ш н е п д о л г о м е ш к а т ь не стал — в з м а х н у л крыльями и
полетел. Т а к и з а м е л ь к а л среди тонких голых березок.
— П р о щ а й , носатик! Б у д ь о с т о р о ж н е й , на проволоку не нале­
тай. Д а е щ е вот что з а п о м н и : не п о п а д а й с я мне под р у ж ь е . Л е ­
ж а ч е г о я не бью, а у ж коли взлетел, тогда д е р ж и с ь !
59
Мать и кормилица
а лесной поляне р а с т е т о г р о м н а я с т а р а я е л ь . Ее вер­
шина высоко п о д н я л а с ь н а д другими д е р е в ь я м и , будто
смотрит через их головы к у д а - т о в д а л ь , на холмы и до­
лины, на поля и луга... на бескрайний простор родной
земли. Кто знает, сколько лет этому дереву: м о ж е т , двести,
триста, а может, и б о л ь ш е .
К о г д а - т о д а в н ы м - д а в н о эта е л ь б ы л а не одна посреди поляны,
а в тесной семье т а к и х ж е молодых елочек, как и она с а м а . Все
они росли д р у ж н о , крепко п р и ж а в ш и с ь друг к другу.
Так проходили годы. Ели р а з р а с т а л и с ь , м у ж а л и . И х у ж е н е л ь з я
было н а з в а т ь молодыми. Стволы у них з а г р у б е л и , покрылись
твердой ш е р о х о в а т о й корой, а н и ж н и е сучья з а с о х л и , пообломались, о с т а в и в после себя у з л о в а т ы е выросты. Еловый лес созрел,
вошел в полную силу.
Я
Но д а л е к о не все елочки д о ж и л и до этого в о з р а с т а . М н о г и е
из них д а в н о у ж е з а ч а х л и , погибли, з а т о те, что о с т а л и с ь ,
шире раскинули ветви и все в ы ш е и в ы ш е поднимали к небу
свои вершины.
Ветви соседних д е р е в ь е в почти с м ы к а л и с ь друг с другом,
поэтому на земле под ними всегда, д а ж е в ж а р к и е летние дни,
было с у м р а ч н о и п р о х л а д н о . Там не росли ни т р а в ы , ни цветы,
а всю з е м л ю будто ковром у с т и л а л в л а ж н ы й мох.
60
О д н а ж д ы зимою в лес пришли люди. З а г у д е л и пилы, з а с т у ч а л и
топоры. Д е р е в ь я н а ч а л и п а д а т ь в глубокий снег.
Потом люди увезли срубленные елки, и на их месте остались
широкие пни д а зеленые груды веток.
Посреди вырубки с т о я л а несрубленной т о л ь к о одна могучая
ель. Л ю д и оставили это п р е к р а с н о е дерево, чтобы оно своими
крылатыми семенами д а в а л о ж и з н ь новому зеленому поколению.
И вот ель о ч у т и л а с ь одна на просторной поляне. Л е с от нее
отступил. Теперь со всех сторон ее о б д у в а л с в е ж и й ветер, и неяркое
зимнее солнце, в ы г л я н у в из-за туч, золотило своими л у ч а м и ее
густую, темную крону.
И вновь потекли год за годом. Но к а к изменилось все кругом.
О т к р ы т а я , о с в е щ е н н а я солнцем п о л я н к а из сырого хмурого мохо­
вика постепенно п р е в р а т и л а с ь в зеленую луговину. Весною на ней
в ы р а с т а л а т р а в а и первые цветы р а с к р ы в а л и свои лепестки.
Бабочки и хлопотливые пчелы с а д и л и с ь на них, пили из ч а ш е ­
чек сладкий и д у ш и с т ы й сок.
В весенние дни с т а р а я ель т о ж е н а ч и н а л а цвести. П о бокам ее
прошлогодних веток п о я в л я л и с ь цветы, мелкие, р о з о в а т ы е , немно­
го п о х о ж и е на н е з р е л у ю я г о д у земляники. Позднее, когда в них
с о з р е в а л а пыльца, они постепенно ж е л т е л и .
/ Совсем другие цветы р а с ц в е т а л и на самых кончиках молодых
веток. Теперь эти веточки походили на зеленые свечи, горя­
щие я р к о - к р а с н ы м и о г о н ь к а м и .
С т а р а я ель к а к бы вновь молодела. Она с т о я л а т а к а я н а р я д ­
ная, вся в цвету. Л е г к и й весенний ветер п о к а ч и в а л ее ветви, и
вокруг них, как ж е л т о в а т ы й дымок, курилось о б л а к о цветочной
пыльцы.
Потом н а с т у п а л о лето. На з е м л е вокруг старой ели, по всей
полянке, возле з а с о х ш и х пней, поспевали ягоды земляники. И
тогда в согретом солнцем воздухе р а з л и в а л с я совсем особенный
чудесный з а п а х .
Л е т о шло, п о г о ж е е лето с его п р о х л а д н ы м и росистыми з о р я ­
ми, с ж а р к и м и д н я м и , с грозовыми л и в н я м и , когда к а з а л о с ь , что
все кругом утопает в н е у д е р ж и м о м потоке светлых д о ж д е в ы х
струй. А небо р а с к а л ы в а л о с ь на части от о г л у ш и т е л ь н ы х у д а р о в
грома.
В эти минуты с т а р а я ель, стоя в д а л и от л е с а совсем одна,
как могучий с к а з о ч н ы й б о г а т ы р ь , п р и н и м а л а своею грудью неис­
товые у д а р ы у р а г а н н о г о в е т р а .
Но вот п р е к р а щ а л а с ь г р о з а , п р о н о с и л а с ь туча, стихал ветер,
вновь п о я в л я л о с ь на небе солнце, и тогда в ы с о к а я , стройная
ель, вся у с ы п а н н а я крупными д о ж д е в ы м и к а п л я м и , в с п ы х и в а л а
мириадами р а з н о ц в е т н ы х огней. Она р а д о в а л а с ь вместе со всей
природой, что м и н о в а л о ненастье, что вновь с т а л о тепло и солнеч­
но и з е м л я досыта н а п и л а с ь д о ж д е в о й воды.
А в р е м я не ж д е т . В густой кроне лип и берез у ж е появи­
лись первые ж е л т ы е пряди. З н а ч и т , осень не з а горами.
61
На лесной поляне вместо я р к о - к р а с н ы х я г о д з е м л я н и к и вырос­
ли круглые р ы ж е г о л о в ы е грибы р ы ж и к и . И коренастый белый
гриб, п о д н а т у ж и в ш и с ь , приподнял над собой прелый покров
прошлогодней листвы. А потом возле т р у х л я в ы х пней, да и на
самих пнях стали п о я в л я т ь с я целые семьи тонконогих опенков.
Осень ч у в с т в о в а л а с ь повсюду. Птицы н а ч а л и с о б и р а т ь с я в
стаи. Ц е л ы е с к о п и щ а крикливых д р о з д о в по утрам р а с с а ж и в а ­
лись на ветвях д е р е в а и з а т е в а л и н е в о о б р а з и м у ю трескотню,
будто п е р е г о в а р и в а л и с ь о том, что скоро у ж е придется им поки­
д а т ь родные к р а я .
С т а р а я ель т о ж е по-своему в с т р е ч а л а осень. П р а в д а , ее н а р я д
о с т а в а л с я таким ж е з е л е н ы м , каким был и п р е ж д е , но з а т о на
концах ветвей, т а м , где весной, как яркие огоньки, краснели
цветы, теперь висели т я ж е л ы е ш и ш к и , и в них с о з р е в а л и у ж е
семена. Е л ь как будто г о т о в и л а с ь накормить ими в голодное
зимнее время к р ы л а т ы х и четвероногих обитателей л е с а .
Н а к о н е ц наступила з и м а . Холодным покровом снега и л ь д а
у к р ы л а всю з е м л ю , д а л е к о з а п р я т а л а под свой покров уцелев­
шие я г о д ы , семена трав... все, чем кормились птицы и звери.
Голодно с т а л о в лесу. Где ж е р а з д о б ы т ь еду тем, кто не уле­
тел в ю ж н ы е страны и не з а с н у л на всю зиму глубоким сном?
Выскочила на лесную поляну п у ш и с т а я белка, в з г л я н у л а
зорким г л а з к о м на с т а р у ю е л ь : « С к о л ь к о чудесных ш и ш е к висит
на концах ее ветвей! В них, н а в е р н о е , с п р я т а н ы вкусные с е м е н а » .
Мигом з а б р а л а с ь б е л к а на д е р е в о , в з я л а ш и ш к у в передние л а п ы
и п р и н я л а с ь з а еду.
И пестрый д я т е л летит из леса п р я м о к высокой ели — т о ж е
спешит за ш и ш к а м и . В ы б р а л , к а к а я поплотней, порумяней, с о р в а л
своим крепким клювом и о б р а т н о в лес полетел к з а в е т н о м у де­
реву. Там у д я т л а с т о л о в а я — р а с щ е л и н к а в стволе. В нее он
в с т а в л я е т принесенные ш и ш к и , д о л б и т их, в ы б и р а е т из-под чешуек
вкусные семена.
Улетел дятел в лес, а у ели у ж е новые гости. Ц е л а я с т а й к а
клестов с веселыми к р и к а м и опустилась на ветки д е р е в а . Уцепи­
л и с ь клесты острыми коготками за шишки, повисли на них, р а с к а ­
чиваются, к а к на к а ч е л я х , а сами з а с о в ы в а ю т под чешуйки свои
кривые носы, будто щ и п ц а м и д о с т а ю т ими одно семечко з а д р у г и м .
Торопятся клесты, к а к о е семечко проглотят, а к а к о е уронят.
Вон с к о л ь к о семян на снегу р а с с ы п а н о ! Ч т о ж , и они не пропа­
дут: их охотно склюют те птички, у кого клюв не т а к о й крепкий,
как у д я т л а или клеста. Эти птицы с земли у п а в ш и е семечки
подберут и т о ж е сыты будут.
Н е м а л о лесных о б и т а т е л е й кормит зимою с т а р а я ель, б о л ь ш у ю
пользу лесу приносит. З н а ч и т , недаром висят на ее в е т в я х т я ж е л ы е
грозди с о з р е в ш и х шишек, недаром под их ч е ш у й к а м и кроются
вкусные семена. С т а р а я ель — это кормилица многих птиц и зве­
рей.
Но не д л я них р а с т и т д е р е в о свои семена, есть у него з а б о т а
и п о в а ж н е е . Не все шишки р а с п о т р о ш а т з а зиму белки, д я т л ы ,
62
клесты... Н е к о т о р ы е и уцелеют, с о х р а н я т с я в них и к р ы л а т ы е
семена. А ранней весной, только луч солнца пригреет дерево,
глядь, а шишки у ж е приподняли свои чешуйки, будто открыли
крохотные д в е р ц ы . И вот из них в ы л е т а ю т одно з а другим легкие
крылатые семена. З а к р у ж и л и с ь в воздухе и полетели куда-то
вдаль.
П о п а д е т семечко во в л а ж н у ю землю, прорастет, д а с т ж и з н ь
новому д е р е в ц у . М н о г о их у ж е поднимается, р а с т е т возле старой
ели. П о к а они е щ е м а л е н ь к и е , с т а р а ю т с я с п р я т а т ь с я к у д а - н и б у д ь
в тень, под кусты, под другие д е р е в ь я , а потом подрастут, войдут
в силу д а и о б г о н я т тех, под чьим покровом они провели свое
раннее детство.
Т а к и ж и в е т с т а р а я ель год за годом, век за веком. З и м о ю
кормит она семенами лесных птиц и зверей, а весной д а е т
ж и з н ь новому зеленому поколению.
Неожиданный помощник
п у т е ш е с т в о в а л по К а в к а з у , з н а к о м и л с я с его природой,
с его р а з н о о б р а з н ы м миром растений и ж и в о т н ы х .
/
От маленькой ж е л е з н о д о р о ж н о й станции К о д ж а х я
п р о ш е л вверх по долине реки Белой в глубину горных
отрогов К а в к а з с к о г о хребта и д о б р а л с я до поселка
Гузерипль.
Н а с а м о м берегу быстрой реки у п о д н о ж и я гор приютилось
несколько к р а с и в ы х д о м и к о в — это у п р а в л е н и е северной части
К а в к а з с к о г о з а п о в е д н и к а . З д е с ь я и решил п р о ж и т ь неделькудругую, чтобы побродить в окрестностях по з а п о в е д н ы м л е с а м .
В этих л е с а х водится много интересных и ценных ж и в о т н ы х .
В з а п о в е д н и к е они н а х о д я т н а д е ж н ы й приют и охрану человека.
Н о к а к ж е увидеть их среди д р е м у ч и х з а р о с л е й , в особен­
ности теперь, когда лес е щ е не сбросил л и с т в у ? Кто п о м о ж е т
мне р а з ы с к а т ь о с т о р о ж н у ю куницу или выпугнет из непролазной
чащи редкую птицу — горного т е т е р е в а ? Н е с к о л ь к о р а з я о т п р а в ­
л я л с я бродить по окрестным горным л е с а м , з н а к о м и л с я с их чу­
десной р а с т и т е л ь н о с т ь ю , но, увы, всюду п о п а д а л и с ь на г л а з а одни
только к р и к л и в ы е сойки, д а и з р е д к а с л ы ш а л а с ь в лесу г р о м к а я
стукотня хлопотливого д я т л а .
« Н е у ж е л и ж е мне т а к и не у д а с т с я п о н а б л ю д а т ь за обита­
телями этих з а п о в е д н ы х м е с т ? — с невольной д о с а д о й д у м а л я,
в о з в р а щ а я с ь домой из лесу.— Н е у ж е л и придется писать о з в е р я х
и птицах К а в к а з а , д а ж е не п о в и д а в их, а т о л ь к о п о с л у ш а в рас^
сказы местных охотников?» П и с а т ь с ч у ж и х слов было очень
обидно, и я д е л а л все новые и новые, но т а к и е ж е безуспеш­
ные попытки.
О д н а ж д ы после т р у д н о г о путешествия по з а п о в е д н и к у я про­
снулся утром д о в о л ь н о р а н о . С о л н ц е е щ е не поднялось из-за гор;
71
63
ц е п л я я с ь за верхушки л е с а , плыли сизые клочья т у м а н а . Но небо
было ясным, б е з о б л а ч н ы м , о б е щ а л о погожий день.
У к р ы л ь ц а , в п а л и с а д н и к е , цвело много цветов. Тут ж е на
поляне с т о я л о несколько ульев. Я смотрел, к а к из них в ы л е з а л и
первые пчелы. Они р а с п р а в л я л и к р ы л ы ш к и после ночи и потом
быстро летели куда-то в д а л ь . А некоторые подлетали к б л и ж а й ш и м
цветам и з а б и р а л и с ь в их ч а ш е ч к и , е щ е в л а ж н ы е от ночной
росы.
Все кругом меня д ы ш а л о теплом. Д е р е в ь я возле д о м а только
слегка начинали ж е л т е т ь , будто в июле от сильной ж а р ы . Но
стоило мне в з г л я н у т ь в д а л ь на горы, и с р а з у с т а н о в и л о с ь
понятно, что это не лето, а осень. Внизу, у п о д н о ж и я гор, лес
был е щ е сочно-зеленым, з а т о чем выше, тем б о л ь ш е в нем появ­
л я л о с ь ж е л т ы х и красных пятен, и наконец у с а м о й в е р ш и н ы
он у ж е весь с п л о ш ь был я р к о - ж е л т ы м , о р а н ж е в ы м . Одни сосны д а
пихты темнели густой зеленой щеткой. И за них ц е п л я л и с ь
п л ы в у щ и е вверх клочья т у м а н а .
Я т а к з а с м о т р е л с я на эти горы, что д а ж е в з д р о г н у л , когда
кто-то слегка толкнул меня в бок. Я о б е р н у л с я . В о з л е меня на
к р ы л ь ц е сидела с о б а к а , по виду помесь л е г а в о й с д в о р н я ж к о й .
Она виновато г л я д е л а мне п р я м о в г л а з а , слегка п р и с е д а л а на
передние л а п ы и ч а с т о - ч а с т о с т у ч а л а обрубком хвоста по д о с к а м
к р ы л ь ц а . Я погладил ее, и она, вся з а д р о ж а в от р а д о с т и , при­
п а л а ко мне и л и з н у л а руку в л а ж н ы м розовым я з ы к о м .
— И ш ь , без х о з я и н а с к у ч а е т , — с к а з а л , о с т а н а в л и в а я с ь у
крыльца, старичок рабочий.
64
— А где ж е ее хозяин?
— Р а с с ч и т а л с я и уехал домой, в Х а м ы ш к и . А она, видно,
отстала. Вот и не знает, куда голову приклонить.
— А к а к ее з в а т ь ?
— А л ь м о й , — ответил старик, н а п р а в л я я с ь к с а р а ю .
Я вынес хлеба и покормил собаку. Она, видно, б ы л а очень
голодна, но б р а л а хлеб а к к у р а т н о и, в з я в кусочек, у б е г а л а .
Съест и о п я т ь в е р н е т с я . А с а м а т а к и глядит в г л а з а , будто
хочет с к а з а т ь : « П о к о р м и , мол, е щ е — очень есть хочется». Н а к о ­
нец она н а е л а с ь и с н а с л а ж д е н и е м у л е г л а с ь на с о л н ы ш к е у моих
ног. С этого д н я у нас с Альмой з а в я з а л а с ь к р е п к а я д р у ж б а .
Бедняга, очевидно, п р и з н а л а во мне нового х о з я и н а и ни на ш а г
не отходила от меня.
— Умный пес, ученый,— хвалили Альму в поселке.— По з в е р ю
и по птице может р а б о т а т ь . Хозяин-охотник всему ее обучил.
Как-то р а з мы с н а б л ю д а т е л е м з а п о в е д н и к а , А л ь б е р т о м ,
решили п о д н я т ь с я в горы. А л ь м а , видя, что мы куда-то с о б и р а е м ­
ся, в з в о л н о в а н н о в е р т е л а с ь под ногами.
— В з я т ь ее или не н а д о ? — спросил я.
— Конечно, в о з ь м е м , — ответил Альберт.— Она скорее нас
кого-нибудь из зверей или птиц р а з ы щ е т .
Н а ш и сборы были недолги. З а х в а т и л и с собой бинокль, не­
много еды и д в и н у л и с ь в путь.
Альма весело б е ж а л а впереди, но д а л е к о в лес не у х о д и л а .
С р а з у ж е за поселком н а ч а л с я подъем. З н а я , что я совсем не
мастер л а з а т ь по горам, Альберт шел еле-еле, и все ж е мне
к а з а л о с ь , что он б е ж и т . Н а к о н е ц , видимо, не в силах плестись
так ж е , как я, мой спутник уселся на камне.
— Вы идите вперед,— с к а з а л он,— а я покурю и вас догоню.
Так с в о е о б р а з н о проходил наш подъем. Я еле-еле п л е л с я вверх,
а Альберт курил, сидя на камне или на пне. Когда я уходил от
него метров на сто, на двести, он п о д н и м а л с я и в несколько минут
догонял меня. Д о г о н и т и о п я т ь у с я д е т с я покурить. Когда мы под­
нялись на первый п е р е в а л , Альберт п о к а з а л мне пустую папи­
росную коробку.
— Вот видите,— у л ы б а я с ь , с к а з а л он,— целую пачку из-за в а с
выкурил.
Н а к о н е ц мы вошли в сплошной пихтовый лес. Тут б ы л о тихо и
сумрачно, только попискивали где-то в в е р ш и н а х синицы.
Н е о ж и д а н н о громкий л а й з а с т а в и л меня п р и о с т а н о в и т ь с я .
— Это А л ь м а кого-то н а ш л а , — с к а з а л Альберт,— идемте по­
смотрим.
Мы прошли метров д в а д ц а т ь и увидели собаку. Она стояла под
высокой пихтой и л а я л а , г л я д я вверх.
— Б е л к а , белка вон на сучке сидит,— п о к а з а л Альберт.
Д е й с т в и т е л ь н о , на нижнем сучке метрах в пяти от земли
сидел серый пушистый зверек и, нервно в з д р а г и в а я хвостом, сер­
дито ц о к а л на с о б а к у : «Цок-цок-цок!»
3 — Г. Скребицкий
65
Альберт подошел к дереву и л е г о н ь к о стукнул по нему рукой.
В один миг белка стрелой взлетела вверх по стволу и с к р ы л а с ь
в густой кроне ветвей. Но я у ж е успел хорошо ее р а з г л я д е т ь
в бинокль: ш к у р к а у нее была совсем с е р а я , а не р ы ж е в а т а я ,
как у наших подмосковных белок. Ведь р а н ь ш е на К а в к а з е
в о д и л а с ь только к а в к а з с к а я белка — поменьше н а ш е й белки, Л
очень скверной р ы ж е в а т о - с е р о й шкуркой. К а в к а з с к у ю белку ме­
стные охотники не д о б ы в а л и на пушнину. Но в последние годы
на К а в к а з и в Теберду были з а в е з е н ы и в ы п у щ е н ы алтайские
белки с п р е к р а с н ы м д ы м ч а т о - с е р ы м мехом. Эти зверьки порази­
тельно быстро р а з м н о ж и л и с ь в новых местах и расселились
по к а в к а з с к и м л е с а м д а л е к о з а пределы Т е б е р д ы . Теперь их
сколько угодно не т о л ь к о в северной части к а в к а з с к и х лесов,
но т а к ж е и в ю ж н о й . И местные охотники могут у ж е начать
беличий промысел.
О т о з в а в от д е р е в а Альму, мы о т п р а в и л и с ь д а л ь ш е . Не
п р о ш л о и п о л у ч а с а , к а к она п о д л а я л а вторую, а потом третью,
четвертую белку. О д н а к о н а м не приходилось с в о р а ч и в а т ь с тропы,
чтобы о т з ы в а т ь собаку. Д о с т а т о ч н о было свистнуть несколько раз,
как она с а м а в о з в р а щ а л а с ь .
Но вот Альма снова з а л и л а с ь в лесу громким л а е м .
Мы посвистели — нет, не подходит. Альберт п р и с л у ш а л с я .
— Что-то у ж больно а з а р т н о л а е т , — с к а з а л он.— П о х о ж е ,
не на белку; может, куницу н а ш л а ?
Нечего д е л а т ь . П р и ш л о с ь о п я т ь свернуть с тропы и п р о б и р а т ь с я
через густые з а р о с л и р о д о д е н д р о н а . Н а к о н е ц в ы б р а л и с ь на по­
лянку. Посередине с т о я л а столетняя пихта. Альма м е т а л а с ь под
деревом, вся о щ е т и н и л а с ь , з а х л е б ы в а я с ь от злости.
Мы подошли к с а м о м у дереву и н а ч а л и о с м а т р и в а т ь сучья
и ветки. Почти у самой вершины в р а з в и л к е м е ж д у д в у м я толсты­
ми с у к а м и я з а м е т и л что-то с е р о в а т о - б у р о е : не то гнездо, не то
какой-то нарост на дереве. Концы ветвей с к л о н я л и с ь вниз и
м е ш а л и р а с с м о т р е т ь , что это т а к о е . Я вынул из сумки бинокль,
в з г л я н у л вверх и поспешно передал бинокль Альберту.
Он т о ж е навел его на темный предмет, в и д н е в ш и й с я на вер­
шине д е р е в а , но тут ж е о т д а л мне бинокль о б р а т н о , о г л я д е л с я
по сторонам и снял с плеча к а р а б и н . В бинокль м о ж н о было
легко р а з г л я д е т ь п р и т а и в ш е г о с я м е ж д у суками н е б о л ь ш о г о медве­
ж о н к а . Он сидел, о б х в а т и в передними л а п а м и ствол д е р е в а , и
в н и м а т е л ь н о смотрел вниз на собаку.
— И д е м т е - к а л у ч ш е о т с ю д а , — с к а з а л Альберт, п о й м а в Альму
и в з я в ее на поводок,— а то как бы с а м а не п о ж а л о в а л а .
— А р а з в е это нам не п о м о ж е т ? — у к а з а л я на к а р а б и н .
— В крайнем случае, конечно, п о м о ж е т , — ответил Альберт,—
только ведь в з а п о в е д н и к е бить з в е р я не п о л а г а е т с я . Д а и этот ма­
л ы ш , на кого он тогда о с т а н е т с я ? Е щ е дитя малое, и ш ь к а к при­
тулился.
66
Когда мы отошли п о д а л ь ш е от поляны, с вершины пихты
р а з д а л с я громкий призывный крик, похожий на детский п л а ч , —
медвежонок з в а л свою мать.
— Не кричи, потерпи малость, сейчас з а я в и т с я , — у л ы б н у л с я
Альберт.
И действительно, вдали у ж е с л ы ш а л о с ь т р е в о ж н о е ворчание
и хруст в а л е ж н и к а под ногами т я ж е л о г о з в е р я .
Мы поспешили у д а л и т ь с я , чтобы не п о м е ш а т ь этой т р о г а т е л ь ­
ной, но м а л о п р и я т н о й д л я посторонних встрече.
Чем в ы ш е мы п о д н и м а л и с ь по склону, тем ч а щ е на п о л я н а х
и по л о ж б и н а м среди пихт п о п а д а л и с ь участки высокогорного
клена. Н а к о н е ц мы в ы б р а л и с ь в субальпику — на границу леса и
альпийских лугов. З д е с ь пихты и клены в с т р е ч а л и с ь все р е ж е и
реже, их сменило высокогорное б е р е з о в о е криволесье. На п о л я н а х
густо р а з р о с с я рододендрон. С тропы н е в о з м о ж н о было свернуть.
Н е о ж и д а н н о Альма повела носом, но не к и н у л а с ь со всех ног,
как за белкой. Н а о б о р о т , вся в ы т я н у в ш и с ь , она с т а л а о с т о р о ж н о
красться среди п о л з у щ и х по земле гибких стеблей. С трудом
пробираясь с к в о з ь з а р о с л и , мы с л е д о в а л и за собакой. Б ы л о инте­
ресно у з н а т ь : кого ж е она почуяла и почему не бежит, а т а к осто­
рожно к р а д е т с я ?
Альберт на всякий случай снял с плеча к а р а б и н . «Уж не мед­
ведь ли? З д е с ь , в з а р о с л я х рододендрона, ему очень легко за­
таиться». Но в р я д ли с о б а к а станет его так странно, по-кошачьи,
выслеживать.
Вдруг Альма о с т а н о в и л а с ь как в к о п а н н а я среди густых, непро­
лазных з а р о с л е й . Сомнений не было — с о б а к а с т о я л а в стойке.
Я с к о м а н д о в а л : «Вперед!»
Альма р в а н у л а с ь , и из-под кустов с треском взлетел горный
тетерев. На лету он был очень похож на н а ш е г о обыкновен­
ного косача, только как будто немного поменьше. Тетерев поле­
тел низко, н а д с а м ы м и з а р о с л я м и , и скрылся в б е р е з н я к е . Альма
все т а к ж е с т о я л а в стойке. Потом она о б е р н у л а с ь к нам, будто
с п р а ш и в а я : « П о ч е м у ж е вы не с т р е л я л и ? »
— Н е л ь з я с т р е л я т ь , — п о г л а д и в собаку, с к а з а л я . — Ведь мы в
заповеднике.
Но А л ь м а , конечно, не могла понять моих слов. В этот день
она н а х о д и л а нам то белок, то м е д в е ж о н к а , а мы все о т з ы в а л и
ее. Это б ы л о не то, что мы искали. Н а к о н е ц она н а ш л а т а к у ю
дичь, з а которой нельзя гнаться по следу с л а е м , а н у ж н о осто­
р о ж н о п о д к р а с т ь с я к ней. И Альма п о д к р а л а с ь . П о команде
«Вперед!» она выпугнула дичь и снова о с т а л а с ь на месте. Она
с д е л а л а все, как ее учил с т а р ы й хозяин, но новый хозяин почемуто и тут не выстрелил. Альма явно н е д о у м е в а л а , что ж е теперь
от нее хотят.
А мы т о ж е не могли о б ъ я с н и т ь ей, что нам никого у б и в а т ь
не надо. Н у ж н о т о л ь к о видеть — какие звери и птицы н а с е л я ю т
этот з а п о в е д н ы й лес. И А л ь м а п р е к р а с н о помогла нам. Мы с Аль­
бертом о с т а л и с ь очень д о в о л ь н ы .
3'
67
О д н а к о охотничья с т р а с т ь н а ш е й четвероногой п о м о щ н и ц ы
была совсем не у д о в л е т в о р е н а , и на обратном пути Альма у ж е
почти не и с к а л а ни з в е р я , ни птицы. Ведь все р а в н о мы ни
в кого не с т р е л я л и . С о б а к а уныло п л е л а с ь позади н а с до с а м о г о
дома.
Это путешествие в горы о к а з а л о с ь д л я меня очень трудным,
и я без сил опустился на крылечко. Альма села р я д о м и груст­
ными в н и м а т е л ь н ы м и г л а з а м и с м о т р е л а на меня. К а з а л о с ь , она
хотела у г а д а т ь , что ж е мне все-таки от нее нужно. Н а к о н е ц она
нерешительно в с т а л а , посмотрела на дверь. Я открыл ее.
Альма п о б е ж а л а в к о м н а т у и через секунду в е р н у л а с ь н а з а д .
В з у б а х она д е р ж а л а мою тапочку.
« М о ж е т , тебе это н у ж н о ? » — к а з а л о с ь , с п р а ш и в а л а она.
— Вот т а к умница! — о б р а д о в а л с я я, с н и м а я т я ж е л ы й горный
ботинок и н а д е в а я легкую тапку.
А л ь м а со всех ног б р о с и л а с ь в комнату и принесла мне вто­
рую. Я п о г л а д и л и п о л а с к а л собаку.
«Так вот к а к а я дичь н у ж н а е м у » , — видно, р е ш и л а она и с т а л а
т а с к а т ь мне из к о м н а т ы все п о д р я д : носки, полотенце, р у б а ш к у .
— Д о в о л ь н о , д о в о л ь н о ! — смеясь, кричал я, но А л ь м а не уни­
м а л а с ь , пока не п е р е т а с к а л а все, что только смогла д о с т а т ь и
принести.
С тех пор она н а ч а л а п р я м о изводить меня. Стоило только мне
з а б ы т ь з а п е р е т ь д в е р ь в комнату, и Альма у ж е т а щ и л а оттуда
что-нибудь из о д е ж д ы . Т а к она с т а р а л а с ь угодить мне целый день.
А ночью она с п а л а на крыльце, возле моей к о м н а т ы , и никого
ко мне не в п у с к а л а .
Но д р у ж б е н а ш е й скоро д о л ж е н был наступить конец. Я
у е з ж а л из Г у з е р и п л я в М а й к о п , а оттуда — в ю ж н у ю ч а с т ь
з а п о в е д н и к а . Я решил в з я т ь Альму с собой и, п р о е з ж а я через
Х а м ы ш к и , о т д а т ь ее хозяину.
Н а к о н е ц мы тронулись в путь. Д о р о г а была о т в р а т и т е л ь н а я .
Я п о л о ж и л вещи на подводу, а сам шел впереди пешком. А л ь м а
весело б е г а л а в о з л е дороги.
Но вот в долине п о к а з а л и с ь и Х а м ы ш к и .
« К а к - т о встретит Альма своего старого х о з я и н а ? » — невольно
д у м а л я с ревнивым чувством.
На к р а ю поселка белел домик, где он ж и л . Мы п о д ъ е х а л и .
С а м х о з я и н в о з и л с я тут ж е с повозкой. З а с л ы ш а в стук колес,
он о б е р н у л с я и увидел собаку.
— А л ь м у ш к а , откуда ты в з я л а с ь ? — радостно воскликнул он.
А л ь м а на секунду п р и о с т а н о в и л а с ь и вдруг со всех ног бро­
с и л а с ь к хозяину. Она в и з ж а л а , п р ы г а л а ему на грудь, видимо,
не з н а я , к а к и в ы р а з и т ь свою р а д о с т ь . Потом, будто что-то при­
помнив, б р о с и л а с ь к н а ш е й повозке, вскочила на нее, и не успел
я опомниться, как А л ь м а с х в а т и л а в зубы л е ж а в ш у ю на соломе
мою ш л я п у и понесла ее своему хозяину.
— Ах, ты, негодница! — р а с с м е я л с я я . — Теперь от меня все
т а щ и ш ь . Д а в а й - к а сюда о б р а т н о .
68
Я подошел и н а к л о н и л с я к собаке, чтобы в з я т ь у нее свою
вешь. Но А л ь м а , п о л о ж и в ее на землю, крепко п р и ж а л а лапой
оскалив зубы, сердито на меня з а р ы ч а л а . Я был изумлен.
— А л ь м а , да ты, что ж е , не у з н а л а меня? А л ь м у ш к а !
Но с о б а к а меня, конечно, у з н а л а . О н а прилегла к земле, ви­
новато г л я д е л а в г л а з а , в и л я л а своим обрубком хвоста; она как
будто просила простить ее, но ш л я п у все-таки не о т д а в а л а .
— М о ж н о , отдай, о т д а й , — р а з р е ш и л хозяин.
Тогда А л ь м а весело в з в и з г н у л а и охотно р а з р е ш и л а в з я т ь мне
шляпу.
Я п о г л а д и л собаку. Она смотрела на меня т а к ж е л а с к о в о
и д р у ж е л ю б н о . Но я ч у в с т в о в а л , что теперь она н а ш л а своего
настоящего х о з я и н а , которому будет п о в и н о в а т ь с я во всем.
— Умница песик,— с к а з а л я. И мне не было б о л ь ш е обидно,
что Альма т а к легко п р о м е н я л а меня на другого. Ведь тот, другой,
вырастил, в о с п и т а л , обучил ее, и ему одному она о т д а л а навек всю
свою преданность и л ю б о в ь .
и
Зеленый шум
м
ай — это м е с я ц первой зелени, первых цветов, первых ве­
сенних гроз.
Помню, о д н а ж д ы т а к а я гроза з а с т а л а меня в д а л е к о й
лесной д е р е в у ш к е . Я в о з в р а щ а л с я с охоты, спешил в
Углич на пароход. И вдруг — гроза, п е р в а я гроза в
этом году.
Я п е р е ж д а л ее в сенном с а р а е . К а к только кончился ливень,
я в ы б р а л с я за деревенскую околицу, п р я м о в лес на поляну, да т а к
и о с т а н о в и л с я . Н у ж н о спешить, а я стою и г л а з не могу о т о р в а т ь
от того, что в и ж у . П е р е д о мной — молодой березовый лес, умы­
тый д о ж д е м . Он е щ е голый, без листьев. Стволы березок тонкие,
белые, а ветви л и л о в ы е . На концах ветвей с е р е ж к и висят, а на
сережках — капли д о ж д я .
Снизу от в л а ж н о й земли пар поднимается, плывет н а д поля­
ной. А воздух, воздух к а к о й ! Теплый, в л а ж н ы й , пахнет сырой
землей и горечью н а б у х ш и х б е р е з о в ы х почек.
Я постоял, посмотрел и пошел по лесной дороге.
Кругом по д е р е в ь я м птицы поют: з я б л и к и , овсянки, скворцы,
дрозды... В д а л и к у к у ш к а кукует. К а ж д ы й певец на свой манер
старается. Одни з в о н к у ю т р е л ь выводят, другие свистят, третьи
Щебечут.
А из к а ж д о й весенней л у ж и с л ы ш и т с я нежное урчанье лягу­
шек. Вон их сколько, веселых л у п о г л а з ы х певцов. Это т р а в я н ы е
лягушки. Они первые о т к р ы в а ю т весенний концерт. Потом, попозд­
нее, когда вода в в о д о е м а х х о р о ш е н ь к о прогреется, з а п о ю т дру­
гие — водяные л я г у ш к и . Вот те у ж е н а с т о я щ и е певцы. Но т а к и е
концерты е щ е впереди.
69
П о л я н ы начинали у ж е зеленеть. А по их о к р а и н а м , под куста­
ми о р е ш н и к а виднелись цветы медуницы, той самой медуницы,
о которой вспоминает С а д к о , сидя в подводном д в о р ц е морского
царя:
Теперь, чай, и птица,
и всякая зверь
У нас на земле веселится;
Сквозь лист прошлогодний
пробившись, теперь
Синеет в лесу медуница!
П р о й д я поляну, потом сухой бугорок, я спустился под гору в
просторную луговину, е щ е покрытую т а л о й водой. Там, прямо
из мелководья, поднимали золотые головки крупные цветы к а л у ж ­
ницы. И как они были к р а с и в ы на синем фоне воды! Смот­
ришь сверху и в и д и ш ь с р а з у д в а цветка — с а м цветок и его отра­
ж е н и е . И оба о д и н а к о в о четко видны. Н е в о л ь н о п о д у м а е ш ь : какой
ж е из них н а с т о я щ и й ?
М и н о в а в з а р о с л и осинника, я вышел вновь на светлые сол­
нечные поляны и в молодые березняки. Идти среди них было
особенно легко и р а д о с т н о .
70
Но что з а чудо! В н а ч а л е пути, когда я т о л ь к о вошел в этот
лес, ветви берез были усеяны н а б у х ш и м и почками, д а ж е п р и з н а к о в
листьев нигде не было видно. А теперь на к а ж д о м д е р е в ц е что-то
слегка зеленело. Я наклонил одну из веток. Почки на ней у ж е
лопнули, и из-под бурых чешуек высунулись н е ж н ы е зеленые
язычки. Мне п о с ч а с т л и в и л о с ь быть свидетелем того, как лес оде­
вается в свой весенний убор.
Будто в с к а з к е , с к а ж д о й минутой, прямо на моих г л а з а х
лес р а с п у с к а л с я и зеленел. Н а б е ж а л ветерок, качнул мохнатые
нежно-зеленые ветви березок, и я вдруг у с л ы ш а л легкий, едва
уловимый шум, не посвист ветра в голых ветвях, а именно сов­
сем особый, похожий на с д е р ж а н н ы й шепот, первый шум молодой
листвы.
У с л ы ш а в его, я сорвал от радости с головы кепку и по-маль­
чишески крикнул куда-то в лесную д а л ь :
— З д р а в с т в у й , весна! З д р а в с т в у й , зеленый весенний шум!
Б ы л о у ж е совсем темно, когда я пришел в Углич на пристань.
П р и ч а л и л я р к о о с в е щ е н н ы й теплоход. Я уселся на п а л у б е и
поплыл по ночным в о л ж с к и м п р о с т о р а м домой, в Москву.
Вот и все, что случилось в этот весенний день, проведенный
мною в дороге. Собственно, ничего особенного и не случилось.
Почему ж е я решил р а с с к а з а т ь о нем?
Я уверен, что тот, кто л ю б и т природу, с р а з у поймет меня. Пой­
мет и оценит — что з н а ч и т у с л ы ш а т ь весною в лесу первый
зеленый шум.
Тропинки дружбы
м
ногие из в а с , наверное, з а л ю б у ю т с я хорошей картиной,
где н а р и с о в а н о поле, лес или г л у б о к а я о м у т и с т а я речка.
Многие т а к ж е л ю б я т х о р о ш у ю музыку, тихую, з а д у ш е в ­
ную песню.
А подумайте только, что м о ж е т быть л у ч ш е ж и в ы х ,
полных света и я р к и х к р а с о к картин самой природы, что м о ж е т
быть л у ч ш е музыки весенних ручьев, летнего зеленого шума в
березовом перелеске или осенней переклички о т л е т а ю щ и х ж у р а в ­
лей, когда они в строгом в о з д у ш н о м строю будто плывут н а д
поблекшими перелесками, н а д простором у б р а н н ы х , опустевших
полей.
Но д л я того чтобы е щ е полнее, е щ е г л у б ж е п о н и м а т ь и л ю б и т ь
искусство, п о н и м а т ь и л ю б и т ь его ж и в о й о б р а з е ц — природу, н а д о
р а з в и т ь в себе вдумчивое, сердечное отношение к ней, ко всему
тому, что в а с о к р у ж а е т в родных полях и л е с а х .
К а ж д ы й н а с т о я щ и й н а т у р а л и с т - с л е д о п ы т непременно д о л ж е н
быть в д у ш е хоть немного х у д о ж н и к о м , а главное, быть чутким,
з а б о т л и в ы м другом родной природы.
71
Я сам очень ж а л е ю о том, что я не х у д о ж н и к и не умею в
к р а с к а х п е р е д а т ь другим то, что мне у д а е т с я увидеть во время моим
скитаний по полям и л е с а м .
Но я не т у ж у , а в н и м а т е л ь н о в с м а т р и в а ю с ь в к а ж д ы й раскрыв­
шийся цветок, в к а ж д о г о ж у к а , в к а ж д у ю бабочку, будто хочу
их получше з а п о м н и т ь д л я своих будущих з а р и с о в о к . И это помо­
гает мне е щ е полнее и г л у б ж е вникнуть в их ж и з н ь .
В тех местах, где я е ж е г о д н о п р о в о ж у в д е р е в н е весну,
лето и осень, у меня есть з а в е т н ы е глухие тропинки. Я н а з ы в а ю
их т р о п и н к а м и д р у ж б ы . Там возле них в густой т р а в е , в кустах
ж и в у т мои м а л е н ь к и е к р ы л а т ы е и четвероногие д р у з ь я — раз­
ные зверьки, птицы, насекомые. Д а и сами кусты, д е р е в ь я ,
к а ж д ы й стебель т р а в ы , к а ж д ы й цветок — это т о ж е мои д р у з ь я .
Я с л е ж у за их ж и з н ь ю с весны до глубокой осени, я з н а ю
к а ж д о г о из них и вместе с ними п е р е ж и в а ю все их радости и
невзгоды.
Сейчас к о н ч а е т с я лето, наступает осень. В зеленой листве кус­
тов и д е р е в ь е в п о я в л я ю т с я первые ж е л т ы е пряди. Это очень в а ж ­
ное событие в жизни леса. Е г о о б я з а т е л ь н о н а д о отметить
в моем дневнике.
Н а лесных п о л я н а х я р к о краснеют г р о з д ь я р я б и н ы . Стаи д р о з ­
д о в с громкой трескотней перелетают с д е р е в а на д е р е в о . Д р о з д ы
н а ч и н а ю т с б и в а т ь с я в с т а и , готовятся к отлету на юг.
А н е д а в н о на песчаной д о р о ж к е я з а м е т и л совсем необычный
следок. Кто-то маленький, н е у к л ю ж и й , с трудом волоча свое
тело, п е р е б и р а л с я через д о р о ж к у . Я долго р а з г л я д ы в а л непонят­
ный след и наконец д о г а д а л с я , кто его здесь о с т а в и л . Это вялый,
неповоротливый у в а л е н ь тритон в ы б р а л с я из своей л у ж и и отпра72
и л с я в д а л е к и й путь искать себе к осени « к в а р т и р к у » посуше,
поуютней, к а к у ю - н и б у д ь норку в земле или старый т р у х л я в ы й
пень.
И т а к в е з д е : на д е р е в ь я х , в кустах, в т р а в е — к а ж д ы й день я
подмечаю что-нибудь новое. У в и ж у — и будто переверну листок в
живом к а л е н д а р е родной природы.
А сколько п о я в и л о с ь в лесу грибов! Они в ы г л я д ы в а ю т по­
всюду: из-под з а с о х ш и х стеблей т р а в ы и из-под серых прошлогод­
них листьев. Тут и стройные подберезовики в темно-коричневой,
будто ш о к о л а д н о й , ш а п о ч к е , и н а р я д н ы е подосиновики с о р а н ж е ­
вой круглой головкой, похожей на у в я д ш и й листок, и розовые
волнушки, и р ы ж е н ь к и е р ы ж и к и . . . каких, каких только нет. Но,
конечно, л у ч ш е всех коренастые, крепкие белые грибы. Это у ж е
всем грибам гриб.
Теперь, в н а ч а л е осени, я к а ж д о е утро о т п р а в л я ю с ь в лес по
грибы. Я в ы х о ж у очень р а н о , е щ е на зорьке, когда т р а в а к а ж е т с я
седой и мохнатой от крохотных к а п е л ь осевшей ночной росы.
В эту р а н н ю ю пору т а к х о р о ш о в лесу: тихо, с в е ж о и в л а ж н о ;
свежо и в л а ж н о у ж е по-осеннему. Пахнет н а ч и н а ю щ е й вянуть
листвой и г р и б а м и .
Я б р о ж у по лесу несколько часов подряд, но в о з в р а щ а ю с ь
домой обычно с пустой корзиной.
— Эх вы, горе-грибник!— смеются н а д о мной соседи.— Вам бы
подзорную трубу с собою б р а т ь , м о ж е т тогда к а к у ю - н и б у д ь
старую с ы р о е ж к у и р а з ы щ е т е .
Я т е р п е л и в о в ы с л у ш и в а ю все эти д р у ж е с к и е н а п а д к и . Они меня
вовсе не з а д е в а ю т . Ведь никто из тех, кто надо мною подтрунивает,
д а ж е не п о д о з р е в а е т , что я отлично в и ж у и н а х о ж у грибы. Только
я их просто не с о б и р а ю . Мне ж а л ь с р ы в а т ь грибы, которые
выросли возле моей з а в е т н о й тропинки. Они т а к к р а с и в ы , точно
лесные гномики в р а з н о ц в е т н ы х ш а п о ч к а х и к о л п а ч к а х . З а ч е м мне
их р в а т ь ? Если мне з а х о ч е т с я с в а р и т ь грибной суп, я попрошу
грибов у моих приятелей — деревенских ребят. У меня с ними д а в ­
нишняя д р у ж б а . Вместе мы удим рыбу, вместе отыскиваем в лесу
гнезда птиц и ж и л и щ а р а з н ы х з в е р ь к о в . На р ы б а л к е я частенько
даю р е б я т а м лески, крючки, поплавки, а они охотно д е л я т с я со
мною своими лесными с б о р а м и — я г о д а м и и г р и б а м и .
Возле моей з а в е т н о й тропинки я з н а ю к а ж д ы й грибок, к а ж д ы й
из них у меня на примете. Но я берегу их не т о л ь к о д л я того,
чтобы следить за тем, как они растут. Нет, это мой грибной
питомник. Ведь к а ж д ы й с о з р е в ш и й гриб р а с с е и в а е т несметное
множество крохотных спор. Вот я в моем питомнике и с т а р а ю с ь
сохранить п о б о л ь ш е грибов, чтобы они вполне созрели и д а л и бы
ж и з н ь новому грибному поколению. А чтобы уберечь их от посто­
ронних г л а з , я з а б о т л и в о у к р ы в а ю вновь п о я в и в ш и й с я грибок
пучком т р а в ы , мохом или о п а в ш и м и л и с т ь я м и . П у с т ь себе р а с ­
тет, до поры до времени укрытый лесным о д е я л ь ц е м .
Но мои «гномики» частенько не хотят п р я т а т ь с я , т а к и лезут
н а р у ж у . П р и к р о е ш ь его листком, а наутро г л я д и ш ь — он у ж е изв
73
под листа в ы с м а т р и в а е т , будто встречает тебя. Ну, я, конечно,
снова укрою п р о к а з н и к а и д а л ь ш е иду. Смотрю под кусты, не
п о я в и л с я ли е щ е где-нибудь новый грибок. Так я к а ж д о е утро
о б х о ж у свое грибное х о з я й с т в о и з о р к о н а б л ю д а ю з а ним.
Только вот как-то на днях я н е о ж и д а н н о сам н а р у ш и л
порядок в своем питомнике. Об этом я сейчас и р а с с к а ж у .
На ранней утренней з о р ь к е обошел я, как всегда, свои глухие
з а в е т н ы е тропы, прошел мелколесье и в ы б р а л с я на лесную по­
ляну. Там и присел на пеньке отдохнуть.
С и ж у и л ю б у ю с ь . Посреди поляны с т а р а я п о в а л е н н а я бурей
сосна, а д а л ь ш е — сосновый бор. Л у ч и солнца я р к о о с в е щ а ю т
его, где-то вдали м е ж д у с т в о л а м и деревьев едва синеет легкий
т у м а н . Совсем к а к к а р т и н а Ш и ш к и н а «Утро в сосновом лесу»,
только нет медведицы с м е д в е ж а т а м и .
И вдруг, я д а ж е в з д р о г н у л : возле у п а в ш е й сосны кто-то з а ш е в е ­
л и л с я в кустах. Н е у ж т о и в п р я м ь м е д в е ж о н о к ? Т а к и есть. Среди
кустов мелькнуло что-то темное, и на поляну в ы б р а л с я . . . только
совсем не м е д в е ж о н о к , а п а р н и ш к а лет шести-семи, в серой кур­
точке, с кузовком через плечо. М а л ы ш п р и л е ж н о з а г л я д ы в а л
под к а ж д ы й кустик, искал грибы.
Увидя меня, юный грибник подошел п о б л и ж е .
— Ну, как д е л а ? — спросил я у него.
М а л ь ч у г а н п о к а з а л свой кузовок. В нем л е ж а л о несколько
р а з н о ц в е т н ы х с ы р о е ж е к и ж е л т е н ь к и х , как о п а в ш и е березовые
листочки, лисичек.
— Нет грибов,— вздохнул п а р н и ш к а , — поздно пошел, все у ж е
обобрали.
— А что ж ты т а к д о л г о спишь? З а грибами н а д о п о р а н ь ш е
вставать.
— Я-то рано в с т а л , да м а м к а все не пускала, то воды ей при­
неси, то лучин наколи д л я печки, вот и о п о з д а л в л е с , — сокру­
шенно вздохнул он.— М а м к а теперь меня д о м а с г р и б а м и ж д е т ,
а я ничего не н а б р а л , ну, пойду е щ е поищу м а л е н ь к о .
П а р н и ш к а побрел д а л ь ш е в лес. Я посмотрел ему вслед, на
его крохотную о з а б о ч е н н у ю фигурку. И вдруг в голове у меня
мелькнула мысль.
— П о д о ж д и , м а л ь ч у г а н , пойдем-ка вместе. Я тебе помогу
грибов н а б р а т ь .
П а р н и ш к а н е д о в е р ч и в о поглядел на меня.
— Мне п о м о ж е т е ? Д а вы и сами ничего не н а б р а л и , — отве­
тил он.
— А я е щ е и не и с к а л . Сейчас мы с тобой полную корзину их
наберем.
И вот я веду моего юного спутника по своим з а в е т н ы м местам.
— З а г л я н и - к а под те кусты, копни т а м о п а в ш и е л и с т ь я , —
к о м а н д у ю я.
П а р н и ш к а нехотя р а с к а п ы в а е т листву. А под ней — белый
гриб. Вот т а к н а х о д к а ! М а л ы ш б р о с а е т с я к грибу, хочет с о р в а т ь ,
но я о с т а н а в л и в а ю .
74
— Стой. Вот тебе н о ж и к . А к к у р а т н о п о д р е ж ь корешок. А если
выдерешь вместе с корнем, порвешь подземные нити грибницы,
порвешь их, и б о л ь ш е на этом месте грибы не вырастут.
П а р н и ш к а повинуется, л о в к о подрезает грибок, кладет к себе в
корзиночку и хочет идти д а л ь ш е .
— П о и щ и р я д о м , вон подле сосенки во мху.
М а л ь ч и к ищет и опять находит белый гриб.
Он с изумлением смотрит на меня, но ничего не говорит.
Мы идем д а л ь ш е , от одного ранее з а м е ч е н н о г о мною гриба к
другому. С к а ж д о й минутой удивление м а л ь ч у г а н а все растет.
Он п о г л я д ы в а е т на меня д а ж е с какой-то опаской.
— Почему вы з н а е т е , что они тут р а с т у т ? — с п р а ш и в а е т м а л ы ш .
— По месту у г а д ы в а ю , — о т в е ч а ю я . — Ведь д л я к а ж д о г о
гриба свое особое местечко в лесу имеется.
— А почему вы их сами не собираете?
— Е щ е успею, набери сперва ты.
П а р н и ш к а совсем о з а д а ч е н . Не знает, что и подумать. Но
как ж е мне о б ъ я с н и т ь ему, почему я на самом д е л е не рву грибы,
объяснить, что это мой грибной питомник, что я ему первому
открыл н е б о л ь ш у ю ч а с т ь своих лесных с о к р о в и щ . Мой спутник
еще слишком мал, он все р а в н о ничего не поймет. А кроме
того, мне з а б а в н о г л я д е т ь на его изумление.
— Теперь свернем вот сюда на полянку,— говорю я . — И щ и
вон под теми д у б к а м и . Н а ш е л ? М о л о д е ц . И щ и второй, только
самого м а л е н ь к о г о не т р о г а й , пусть е щ е подрастет.
Нет, это у ж е совсем чудеса! М а л ь ч у г а н смотрит на меня с
явным испугом. В его г л а з а х я, наверное, к а ж у с ь чародеем,
ведь я не только з н а ю место, где под т р а в о й , под л и с т ь я м и
растут грибы, но д а ж е точно з н а ю , сколько их там и какие они —
старые или молодые.
— Д я д я , возьмите в а ш и грибы,— н е о ж и д а н н о говорит пар­
нишка.— Мне не н а д о , я л у ч ш е домой пойду.
— Д а что ты, что ты! Ты, что ж е , меня за колдуна прини­
м а е ш ь ? — весело говорю я . — Ты д у м а е ш ь , я их через т р а в у в и ж у ,
да вовсе нет. Я их просто р а н ь ш е нашел и сам ж е л и с т к а м и
прикрыл, чтобы никто другой не увидел.
Я пытаюсь, как могу, о б ъ я с н и т ь п а р н и ш к е , что я н а т у р а л и с т ,
люблю лес, л ю б л ю природу, что я н а б л ю д а ю за тем, к а к ж и в у т
звери и птицы, как растут т р а в а , цветы и грибы...
— Теперь ты понял, что т а к о е н а т у р а л и с т ?
— П о н я л , — р а д о с т н о кивает головой мой юный п р и я т е л ь . —
Это, который не рвет грибы, а только их примечает.
— Ну пусть т а к , — с о г л а ш а ю с ь я . — А теперь беги в деревню к
мамке, она, наверное, д а в н о у ж тебя с грибами ждет...
М а л ы ш перекинул через плечо кузовок и весело засеменил
н о ж к а м и по тропинке. Вот и с к р ы л с я .
Я смотрю ему вслед и д у м а ю : «Нет, он т а к и не понял, что
значит слово « н а т у р а л и с т » . Но з а т о он, конечно, понял, что есть
на свете какие-то чудные люди, которые находят, но не с р ы в а ю т
75
без надобности грибы, которые р а з ы с к и в а ю т птичьи гнезда, на
не р а з о р я ю т их, а о с т о р о ж н о н а б л ю д а ю т з а тем, как в гнезде
п о я в л я ю т с я и растут птенцы. Есть люди, которые не л о м а ю т , а
берегут в лесу к а ж д ы й кустик, к а ж д о е деревце.
Я д у м а ю о том, что пройдет еще год-другой, мальчуган
поступит в школу, и тогда, м о ж е т быть, вспомнит о нашей
встрече утром в осеннем лесу, вспомнит и, у ж наверное, поймет,
что т а к о е н а т у р а л и с т .
А быть м о ж е т , он и сам р а з ы щ е т в лесу т а к у ю ж е чудесную,
полную з а г а д о к и тайн тропинку д р у ж б ы и будет к а ж д о е утро
на з о р ь к е бродить по ней, п о д м е ч а я все новое и новое в жизни
родной природы.
Чупик
о р о ш о летом отдохнуть в деревне. Хорошо вместе с дру­
гом-приятелем пойти на утренней зорьке в лес по грибы
или з а к и н у т ь удочки в тихую, покрытую легким туманом
речку.
А вот если п р и я т е л я рядом нет, если ты все один
да один, тут у ж дело п о х у ж е — ни поговорить, ни поделиться не
с кем.
X
Так о д н а ж д ы , много л е т н а з а д , случилось и со мной. Я тогда
учился в институте и приехал на лето к родителям в деревню.
К а ж е т с я , все х о р о ш о : и речка р я д о м , и погода как по з а к а з у —
т и х а я , с о л н е ч н а я , а вот п о р ы б а ч и т ь не с кем, все своими д е л а м и
з а н я т ы . А одному, без п р и я т е л я , к а к а я р ы б а л к а ! В ы т а щ и ш ь круп-
76
ную рыбу — не с кем удачей поделиться, а упустил — и того
хуже, д а ж е никто не посочувствует.
Ну что ж е п о д е л а т ь ? Нет д р у г а - п р и я т е л я , откуда ж е его возь­
мешь. Стал я ходить на р ы б а л к у один. А потом попросил как-то в
совхозе с т а р о г о « з а ш т а т н о г о » конька по п р о з в и щ у Чупик. Н а
нем только зимой воду возили, а летом он все б о л ь ш е о т д ы х а л .
З а п р я г я Чупика в т е л е ж к у и поехал п о р ы б а ч и т ь верст з а
д в е н а д ц а т ь в деревню Р а с п о п о в о . Там, под самой деревней, про­
текает речка С н е ж е т ь .
П р и е х а л я на место ловли в самое в р е м я — под вечер.
У старой мельницы на л у г о в и н к е р а с п р я г Чупика, пустил пастись,
а сам сбегал на брод, з а к а к и е - н и б у д ь полчаса полное ведерочко
пескарей н а л о в и л .
П е с к а р ь — л у ч ш а я п р и м а н к а д л я щуки да и д л я другой
хищной рыбы.
Р а з м о т а л я ж и в ц о в ы е удочки, н а с а д и л на крючки пескарей
и р а с с т а в и л снасти вдоль берега, крепко воткнув концы у д и л и щ
в землю.
Все удочки р а с с т а в л е н ы , теперь м о ж н о б р а т ь с я и з а другое
дело: с б е г а т ь в соседний лесок, п р и т а щ и т ь на берег побольше
сушняка д л я костра. К а к ни коротка л е т н я я ночь, а без огонька
все-таки скучно д о ж и д а т ь с я р а с с в е т а , да и котелок вскипя­
тить нужно, и к а р т о ш к у испечь т о ж е не мешает.
П о к а х л о п о т а л с с у ш н я к о м д л я костра, пока стелил себе под
ветлой м я г к у ю постель из с в е ж е й , только сегодня накошенной
т р а в ы , глядь, у ж е совсем стемнело. На з а п а д е д о г о р е л а , по­
блекла з а р я . П о реке голубой дымкой стелился туман.
П е р е д тем к а к р а з ж и г а т ь костер и у с т р а и в а т ь с я на ноч­
лег, о б я з а т е л ь н о н а д о осмотреть ж и в ц о в ы е удочки.
Так и есть: на одной что-то попалось.
С б о л ь ш и м трудом в ы т а щ и л на отмель крупную, д а ж е по­
темневшую от старости щуку. Ну, значит, не з р я сюда приехал:
н а ч а л о есть. А на утренней зорьке, может, и е щ е попадется.
Вот теперь м о ж н о и чай вскипятить, и к а р т о ш к у в горячей
золе испечь.
У ж е совсем ночь н а с т а л а , т е п л а я , д у ш н а я и ю н ь с к а я ночь.
З а рекой в л у г а х перепела кричат, один перед другим с т а р а ю т ­
ся: « С п а т ь - п о р а , с п а т ь - п о р а ! » А какой там сон, когда у ж е свет­
л а я полоса з а р и переползла по горизонту с з а п а д а на восток
и снова т а м р а з г о р а е т с я !
С и ж у у костра, ж д у , пока котелок закипит. А сам все про
щуку свою в с п о м и н а ю . Вон она под кустом на земле л е ж и т ,
сверху в л а ж н о й т р а в о й прикрыта.
Д а й - к а е щ е р а з о к на нее полюбуюсь. В ы т а щ и л из-под куста,
ну и р ы б и н а ! П а с т ь о г р о м н а я , з у б а с т а я , п р я м о к а к у к р о к о д и л а .
А ч е ш у я м е л к а я - м е л к а я с з е л е н о в а т ы м отливом. Х о р о ш а , очень
хороша! Ж а л ь только, некому ее вот сейчас п о к а з а т ь , не с кем
удачей своей поделиться.
77
Вдруг с л ы ш у — сзади хрустнула ветка. О б е р н у л с я — прямо
з а моей спиной Чупик стоит, голову наклонил, т о ж е , верно,
на щуку смотрит.
Я приподнял ее повыше.
— Г л я д и ! — г о в о р ю . — Ты, брат, конечно, т а к у ю рыбину з а всю
свою ж и з н ь не в и д ы в а л .
Чупик переступил с ноги на ногу, потянулся мордой к моей
щуке, о б н ю х а л ее и одобрительно з а к и в а л головой.
— Н р а в и т с я , и тебе н р а в и т с я ? — о б р а д о в а л с я я . — Это, брат,
н а ш а о б щ а я . Ты т о ж е в этом деле участник — ты ведь привез
меня сюда, на мельницу, получай ж е за это н а г р а д у .
Я о т р е з а л большой л о м о т ь черного хлеба, посыпал его солью и,
п о л о ж и в на л а д о н ь , п р е д л о ж и л Чупику.
Он потянулся к нему и мягкими, точно б а р х а т н ы м и , губами
в з я л хлеб с моей л а д о н и , в з я л и п р и н я л с я с аппетитом
ж е в а т ь . Т а к мы вместе с Чупиком и провели остаток этой светлой
июньской ночи. Вместе и чайку попили. Собственно, чай пить
Чупик не стал, з а т о от своей порции с а х а р а не о т к а з а л с я .
На этом и кончилась н а ш а п е р в а я совместная р ы б а л к а . Утром
рыба нам не п о п а л а с ь , и к полудню мы у ж е вернулись домой.
Вот с этой самой поездки Чупик и с д е л а л с я моим постоян­
ным спутником на рыбной л о в л е . З а п р я г у его, б ы в а л о , в т е л е ж к у ,
приеду к речке на луг и пущу на ночь пастись, д а ж е ноги ему не
спутаю. Чупик все р а в н о д а л е к о от меня не уйдет, всю ночь поха­
ж и в а е т возле костра.
Потом, на утренней з о р ь к е , я пойду ж и в ц о в ы е удочки осмат­
ривать, и Чупик следом з а мной. И з а к у с ы в а е м т о ж е вместе.
Я печеную к а р т о ш к у ем, а он — хлеб с солью. Я чай пью, а он
с а х а р о м похрустывает.
Хорошо я тогда вместе с Чупиком порыбачил. И не скучно
вдвоем. Вот д р у г - п р и я т е л ь у меня и н а ш е л с я .
Пороша
3
има — это л у ч ш е е время д л я о х о т н и к а - с л е д о п ы т а . Но
особенно хорошо самое н а ч а л о зимы — первые пороши.
Нам, о х о т н и к а м , н у ж н о , чтобы снегу н а п а д а л о поболь­
ше. О д н а к о очень плохо, если он будет с ы п а т ь всю
ночь до утра. Тогда в лес хоть не ходи: ведь б о л ь ш и н ­
ство зверей днем спит, а ночью бродит в поисках пищи. З н а ч и т ,
если снег шел всю ночь, он з а с ы п а л не только с т а р ы е , но и све­
ж и е следы, и поутру их не н а й д е ш ь . Самое л у ч ш е е д л я охоты,
когда снег перестанет идти е щ е с вечера. Утром охотнику будет
н а д чем потрудиться, р а з г а д ы в а я , что д е л а л и ночью четвероно­
гие обитатели л е с а и куда они укрылись на дневной отдых.
С каким нетерпением ж д е ш ь всегда первого снега, а он, как
нарочно, никак не в ы п а д а е т . Т а к было и в этом году. Осень
78
о я л а х о л о д н а я . Г о л а я з е м л я п р о м е р з л а и б ы л а т в е р д а я , как
«амень, а з и м а все е щ е не н а с т у п а л а .
Но вот потеплело, и к вечеру пошел снег. Крупные мохнатые
снежинки з а к р у ж и л и с ь в воздухе. С к а ж д о й минутой их станови­
лось все б о л ь ш е , б о л ь ш е , и наконец снег п о в а л и л хлопьями,
з а т я г и в а я окрестность мутной д р о ж а щ е й пеленой.
с Т
В один миг ступени к р ы л ь ц а нашей лесной с т о р о ж к и , и л а в о ч ­
ка перед окном, и ветви с т а р ы х сосен с д е л а л и с ь белыми, пушисты­
ми. А снег все не п е р е с т а в а л .
Я накинул на плечи п о л у ш у б о к и вышел на крыльцо.
С з а п а д а , н а г о н я я тучи, тянул с л а б ы й ветерок. Но он у ж е не
о б ж и г а л л и ц о , не колол морозными иглами. Воздух был чистый
и с в е ж и й , и в нем как-то особенно хорошо пахло молодым,
только что в ы п а в ш и м снегом. Н а ч и н а л о с м е р к а т ь с я . Кругом было
совсем тихо, как б ы в а е т т о л ь к о зимой в с т а р о м , глухом лесу
перед наступлением ночи.
Я стоял, п р и с л о н и в ш и с ь к перилам к р ы л ь ц а , следил з а тем,
как из мглистого вечернего неба сыпал и сыпал на з е м л ю белый
пух зимы, с л у ш а л о т д а л е н н ы е голоса в деревне и д у м а л о том,
что еще только вчера вечером я был в городе, шел, т о р о п я с ь ,
на в о к з а л по а с ф а л ь т и р о в а н н ы м у л и ц а м , мимо я р к о освещен­
ных м а г а з и н о в , среди о ж и в л е н н о й толпы людей...
А здесь — л и л о в а я полумгла з а к а т а , п о к р ы т а я снегом поляна
возле с т о р о ж к и , сосны да ели кругом... Ни блеска огней, ни а в т о м о 79
бильных гудков, т и ш и н а , только изредка ветер чуть-чуть з а ш у р ­
шит в в е р ш и н а х д е р е в ь е в .
— Что, на с н е ж о к л ю б у е ш ь с я ? — спросил меня с т а р и ч о к лес­
ник, выходя на к р ы л ь ц о с т о р о ж к и .
— Д а , хорошо, д е д у ш к а .
Мы постояли е щ е немного и пошли в дом.
Н а у т р о лесник р а з б у д и л меня чуть свет.
— В с т а в а й — п о р о ш а ! Снег е щ е с полночи перестал, тепло,
след как п е ч а т а н ы й будет.
Мы наскоро н а п и л и с ь чаю. Я о д е л с я , взял р у ж ь е и вышел из
дому.
М о р о з а не б ы л о . Снег под ногами совсем не скрипел, и мои сле­
ды от валенок о с т а в а л и с ь на нем действительно как о т п е ч а т а н ­
ные.
Я шел по узкой лесной тропинке. С обеих сторон над ней
н а в и с а л и м о х н а т ы е белые ветви д е р е в ь е в . И з р е д к а снег с р ы в а л ­
ся с них и п а д а л на з е м л ю т я ж е л ы м и х л о п ь я м и , а освобо­
д и в ш и е с я ветки потом е щ е долго п о к а ч и в а л и с ь , и е щ е долго
д р о ж а л а в воздухе с н е ж н а я пыль.
Я в н и м а т е л ь н о о г л а д ы в а л с я по сторонам, р а с с м а т р и в а я р а з ­
личные следы.
Вот м е ж д у кустами снег будто прострочен — это наследили
мыши. А вон от д е р е в а к дереву п р о с к а к а л а белка, и ее следы
т о ж е четко виднеются на снегу.
Р я б ч и к н а б е г а л по лесной полянке — видно, р а з г у л и в а л здесь
на зорьке. И з - п о д снега т о р ч а т кое-где кустики черники, брусники,
и птичьи следы виднеются возле них. З н а ч и т , лесной петушок
с к л е в ы в а л здесь последние у ц е л е в ш и е ягоды.
Я пошел краем поляны. Вдруг в ельнике п о с л ы ш а л с я быстрый
трескучий взлет — рябчик. Взлетел и тут ж е з а т а и л с я где-то
среди густых еловых веток. В ы ж д а в немного, чтобы р я б ч и к
успокоился, я о с т о р о ж н о достал из охотничьей сумки манок
и з а с в и с т е л . И н о г д а в н а ч а л е зимы в теплые дни р я б ч и к о т з ы в а е т ­
ся на манок, но это б ы в а е т нечасто. Я п о д о ж д а л , п о с л у ш а л и
е щ е п о м а н и л . Н и к т о не о т к л и к н у л с я мне из глухой еловой ч а щ и .
Я с п р я т а л манок и побрел д а л ь ш е , п о г л я д ы в а я по сторонам
и п р и с л у ш и в а я с ь к негромким з в у к а м хмурого зимнего л е с а .
Где-то н е в д а л е к е стучал д я т е л , в ы к о л а ч и в а я из шишки к р ы л а ­
тые семена, да п о п и с к и в а л и , п е р е л е т а я с д е р е в а на д е р е в о ,
х л о п о т л и в ы е синицы.
Я прошел через густой ельник и вышел на с в е ж у ю порубку.
Тут п р я м о с к р а ю вокруг с в а л е н н о й осины весь снег был в з а я ч ь и х
следах и кора с сучков и веток дочиста о б г л о д а н а . З а й ц ы
объели д а ж е те сучки, которые н а х о д и л и с ь от земли выше чем
на п о л м е т р а . Вот как п о с т а р а л и с ь косые!
Я невольно п р е д с т а в и л себе, как, в с т а в а я на з а д н и е л а п ы , тру­
дились здесь ночью длинноногие, длинноухие з в е р ь к и .
Д е р ж а р у ж ь е наготове, я о б о ш е л порубку и, н а й д я выходной
з а я ч и й след, о с т о р о ж н о , чтобы не з а т о п т а т ь его, пошел р я д о м ,
80
сторонкой. Видно, в эту ночь з а я ц бродил недолго. Д а т а к и следо­
вало о ж и д а т ь : в оттепель после пороши з а й ц ы обычно много
не ходят, а п о к о р м я т с я — и с п е ш а т поскорее на л е ж к у .
Скоро следы н а ч а л и п у т а т ь с я . Верно, мой б е л я ч о к решил от­
правиться на покой.
Я не стал р а з б и р а т ь с я в з а м ы с л о в а т ы х з а я ч ь и х петлях, а сде­
л а л широкий круг и с р а з у попал на выходной след. П р о ш е л не­
много. Вот о п я т ь петли, о п я т ь выходной след и другой такой
же прямо по нему, но у ж е в о б р а т н у ю сторону.
Я х о р о ш о з н а ю все эти з а я ч ь и хитрости. Это все натворил
тот ж е с а м ы й б е л я к — с н а ч а л а п о б е ж а л в ч а щ у , потом вернул­
ся н а з а д своим ж е собственным следом. А з а т е м с д е л а л сметку —
огромный п р ы ж о к в сторону, е щ е и еще, и снова з а п р ы г а л
мелкими п р ы ж к а м и . З а первой сметкой н е в д а л е к е о к а з а л а с ь вто­
р а я , за ней т р е т ь я . З н а ч и т , з а я ц был с т а р ы й , в и д а в ш и й виды.
И ш ь ведь с к о л ь к о н а п у т а л , нескоро и р а з б е р е ш ь .
З а третьей сметкой з а я ц прошел е щ е немного кустами и вы­
б е ж а л на поляну. Тут он, видно, сел, осмотрелся кругом, прыгнул
раз, другой и н а п р а в и л с я прямо к старой, поваленной бурей
сосне.
Сердце у меня т а к и з а с т у ч а л о : « З д е с ь он! И н а ч е и быть не
может!»
Я о с т а н о в и л с я , чтобы немного успокоиться. Сколько охочусь —
скоро у ж сорок лет будет,— а вот до сих пор д а ж е дух з а х в а т и т ,
как з а м е т и ш ь л е ж к у и н а ч н е ш ь к ней п о д б и р а т ь с я .
Вот и сосна. Она вся з а в а л е н а снегом, т о л ь к о под самым ство­
лом о с т а л а с ь у з к а я щель, и п р я м о т у д а уходит з а я ч и й след.
А где ж е сам з а я ц ? Выходного следа не в и д а т ь — значит,
здесь.
Я л е г о н ь к о стукнул ногой по стволу. Но з а я ц не выскочил.
Стукнул сильнее — никого. Д а куда ж е он д е в а л с я ? Я обошел
дерево со стороны кроны и н а ч а л трясти рукой за ветки, с б и в а я
снег. « Н е м о ж е т быть, чтобы он л е ж а л т а к крепко! Видно,
все-таки ушел. Н а д о посмотреть, где ж е выходной след».
С д о с а д ы я сильно стукнул ногой по нижней л а п ч а т о й ветке. И
вдруг п р я м о из-под нее что-то метнулось в сторону, мелькнули
черные кончики ушей, и матерый б е л я к огромными п р ы ж к а м и по­
несся через поляну.
...Короток зимний день, не з а м е т и ш ь , как он у ж е и прошел.
Н а ч а л о с м е р к а т ь с я . Я вышел на лесную опушку. Вечерело.
В д а л ь н е й д е р е в н е з а ж и г а л и с ь первые огоньки.
Голубой дворец
ы в а ю т т а к и е люди: простые, р а д у ш н ы е — в с т р е т и ш ь че­
ловека впервые, а к а ж е т с я , будто ты д а в н ы м - д а в н о з н а е ш ь
его, д а в н о у ж е д р у ж и ш ь с ним.
Вот т а к и м именно и был старый лесник Петр З а х а ­
рович, по п р о з в и щ у «мил человек».
А п р о з в а л и его т а к за то, что это была его л ю б и м а я п р и с к а з к а .
И по п р а в д е говоря, б о л ь ш е всего она подходила именно к нему
самому.
Я п о з н а к о м и л с я с Петром З а х а р о в и ч е м с о в е р ш е н н о с л у ч а й н о .
Ш е л к а к - т о летом с охоты поздно вечером. Л е с ч у ж о й , путь до
деревни, где я о с т а н о в и л с я , неблизкий. Устал я. А у ж н а ч а л о
смеркаться.
Б
«Не з а н о ч е в а т ь л и , — д у м а ю , — п р я м о в лесу? Р а з в е с т и костер,
в з д р е м н у т ь тут ж е , под елкой. А как начнет с в е т а т ь , поохотиться
на утренней з о р ь к е — и в деревню».
Только вот беда — у ж очень комары донимают. Так и лезут в
л и ц о . П о ж а л у й , з а ночь совсем с ъ е д я т . Что ж е д е л а т ь ?
Иду, р а з д у м ы в а ю . Вдруг в и ж у — в стороне огонек блеснул.
Я — туда. В ы х о ж у на поляну. Посредине ее д е р е в я н н ы й домик —
л е с н а я с т о р о ж к а . В окне свет горит. Вот тебе и ночлег. Н а в е р ­
ное, пустят на ночь в избушку.
З а х о ж у : п р о с т о р н а я к о м н а т а , у окна стол, л а м п а горит, на
столе с а м о в а р , в уголке с т а р и ч о к сидит, чай пьет. У в и д а л меня,
говорит:
— О т к у д а - т о гость ко мне п о ж а л о в а л ? З а х о д и , мил человек.
Чайком с медом, с малиною угощу.
— Спасибо, д е д у ш к а . — Я поставил в угол р у ж ь е , повесил на
гвоздь сумку, куртку и подсел к столу.— Я в в а ш е м лесу первый
раз. Вчера т о л ь к о в деревню Д у б к и в отпуск приехал. Хочу поохо­
титься, п о р ы б а ч и т ь .
— Т а к - т а к , — кивнул старик. Он налил мне чаю, пододвинул
деревянную ч а ш к у с медом, кузовок с малиной.— Пей, мил че­
ловек, на з д о р о в ь е , о т д ы х а й , устал небось.
Выпили мы по с т а к а н ч и к у , по второму, р а з г о в о р и л и с ь . Вер­
нее, я б о л ь ш е с л у ш а л , а П е т р З а х а р о в и ч р а с с к а з ы в а л про свой
лес, где к а к а я дичь водится, куда сходить по грибы, по малину.
— Д а чего тебе, мил человек, в деревне сидеть. От Д у б к о в и
лес и речка не так у ж б л и з к о . А у меня все под боком. Сходи з а в т р а
в деревню, возьми свое д о б р о и ко мне в о з в р а щ а й с я . Ж и в и хоть
месяц, хоть д в а , сколько д у ш е п о ж е л а е т с я . И тебе на охоту ходить
способнее, и мне, старику, веселей.
Так я и с д е л а л . На следующий ж е день о т п р а в и л с я в Д у б к и ,
з а б р а л свои вещи и переселился к деду в с т о р о ж к у . Весь отпуск
у него п р о ж и л . К а к о е это было чудесное время! Дни в ы д а л и с ь
все как на подбор — ясные, солнечные, п о - н а с т о я щ е м у летние.
В с т а в а л и мы с Петром З а х а р о в и ч е м вместе с солнышком, пили
чай, б р а л и немного еды и о т п р а в л я л и с ь на целый день в лес.
Д е д у ш к а з а х в а т ы в а л с собой кузовок. Он его сам с д е л а л .
Л о в к о т а к с м а с т е р и л , с перегородкой на два отделения. О д н о —
д л я грибов, другое, поменьше,— д л я ягод.
Я ж е б р а л с собой р у ж ь е или удочку. Так мы с р а з у распреде­
лили о б я з а н н о с т и : я д о л ж е н был з а б о т и т ь с я о дичи и рыбе, а
Петр З а х а р о в и ч — о я г о д а х и грибах.
Выйдем, б ы в а л о , на з о р ь к е в лес. Воздух п р о х л а д н ы й , чистый,
пахнет с в е ж е с к о ш е н н ы м сеном. Все поляны седые от обильной
ночной росы. А до кустов, до д е р е в ь е в л у ч ш е и не д о т р а г и в а й ­
ся — чуть з а д е н е ш ь плечом, с р а з у д о ж д ь на тебя польется.
— Не б е д а , мил человек,— улыбнется д е д у ш к а . — С о л н ы ш к о
выйдет — р а з о м высушит.
Мы уходили от д о м а д а л е к о в лес, бродили по з а р о с ш и м чер­
никой сухим б о л о т а м . В т а к и х б о л о т а х нога тонула, будто в пе­
рине, в глубоком мху, а в воздухе крепко п а х л о п ь я н я щ и м з а п а ­
хом б а г у л ь н и к а . Потом мы в ы б и р а л и с ь на лесные поляны, с п л о ш ь
покрытые д у ш и с т ы м клевером и белыми г л а з а с т ы м и р о м а ш к а м и .
Мы з а г л я д ы в а л и в густые малинники и р в а л и темно-красные
спелые ягоды. Р в а т ь их приходилось очень о с т о р о ж н о — иначе
они о с ы п а л и с ь на землю, о с т а в л я я после себя на концах ветвей
короткие белые « п а л ь ч и к и » .
Нередко мы п о с е щ а л и и с т а р у ю вырубку. На ней тут и там тор­
чали широкие полусгнившие пни. На этих пнях на солнцепеке
83
грелись юркие я щ е р и ц ы и сидели, распустив к р ы л ь я , к р а с и в ы е
б а б о ч к и с темными, почти черными к р ы л ь я м и — « т р а у р н и ц ы » и
я р к о расписные « а д м и р а л ы » .
При нашем п р и б л и ж е н и и я щ е р и ц ы тотчас исчезали в р а с щ е ­
л и н а х пней, а бабочки в з л е т а л и и к р у ж и л и с ь над вырубкой.
И н о г д а возле с т а р о г о пня нам у д а в а л о с ь найти совсем пере­
з р е в ш у ю ягоду з е м л я н и к и . Она походила на густую, з а с а х а р е н ­
ную к а п л ю в а р е н ь я и п а х л а т а к аппетитно, будто и в п р я м ь
была т о л ь к о что с в а р е н а здесь на солнышке.
Потом мы шли в п р о х л а д н ы е березняки и осинники, искали
в т р а в е среди п р о ш л о г о д н и х листьев подберезовики с темнокоричневыми б а р х а т н ы м и ш л я п к а м и и к р а с н о г о л о в ы е подосино­
вики. Очень часто во в р е м я н а ш и х скитаний я совсем з а б ы ­
в а л про охоту и про р ы б а л к у . Мне нравилось, б о л ь ш е чем удить
или с т р е л я т ь , ходить вместе с д е д у ш к о й и н а б л ю д а т ь з а тем, с
каким вниманием, с какой л ю б о в ь ю о с м а т р и в а л он все, что нас
окружало.
Петр З а х а р о в и ч з н а л всех птиц, мог определить их по го­
лосу, по внешнему виду, з н а л , к а к а я из них где гнездится, чем
кормит птенцов, к а к у ю пользу приносит лесу, помнил все барсучьи
и лисьи норы, мог точно с к а з а т ь , где в о д я т с я белки, куницы,
где летом д е р ж а т с я лоси со своими л о с я т а м и . Он з н а л лес не
х у ж е , чем свой собственный дом. Д а , п о ж а л у й , лес-то и был его
н а с т о я щ и м домом.
Сколько р а з мы с ним з а б и р а л и с ь в с а м у ю глушь и бродили
там до глубокой ночи. С т а р и к никогда не плутал в лесу, всегда
б е з о ш и б о ч н о находил дорогу к с т о р о ж к е .
Ходим, бродим, б ы в а л о , весь день, наберем ягод, грибов, а вот
дичи нет.
— Не беда, мил человек,— у л ы б н е т с я д е д у ш к а . — На что нам
мясо. М я с о в е щ ь в р е д н а я . М ы сейчас к а р т о ш к у почистим, с гриб­
ками н а в а р и м , с а м о е х о р о ш е е к у ш а н ь е .
Все ж и в о е : зверей, птиц, я щ е р и ц , л я г у ш е к — л ю б и л и берег
Петр Захарович.
С т а р и к з о р к о следил з а тем, чтобы никто из ребят, при­
шедших по ягоды, по грибы, не л о м а л кустов и д е р е в ь е в ,
не р а з о р я л птичьих гнезд, в о о б щ е не вредил лесу.
Сам П е т р З а х а р о в и ч в ы п о л н я л свою работу, как говорят, не
з а страх, а за совесть. С утра до ночи п р о п а д а л он в лесу.
На десятки километров з н а л к а ж д о е дерево. И все, б ы в а л о , хлопо­
чет, то молодые с а ж е н ц ы проверяет, следит — не н а п а л и ли на них
вредители, то с у ш н я к соберет да и с о ж ж е т , чтобы в нем не р а з в е ­
лись короеды, то пойдет с т а р ы е д е р е в ь я осмотрит — не треснул
ли где ствол, не п о л о м а л о ли ветром сучья.
А у ж за птицами, за всякой ж и в н о с т ь ю т а к н а б л ю д а е т , буд­
то это не простой лес. а з а п о в е д н и к .
Но, з а б о т я с ь обо всех о б и т а т е л я х леса, П е т р З а х а р о в и ч имел
особую п р и в я з а н н о с т ь к крохотным т р у ж е н и к а м — м у р а в ь я м . Ц е -
84
лыми ч а с а м и д е д у ш к а мог сидеть возле м у р а в е й н и к а и следить
за этими з а н я т н ы м и с у щ е с т в а м и .
— Нет, ты п р и г л я д и с ь - к а получше,— говорил он.— Вот это
работники! С утра до ночи т р у д я т с я : кто соломинку т а щ и т , кто
листочек несет, а кто на охоту о т п р а в и л с я за с л и з н я к а м и , за гу­
сеницами. Сколько погани р а з н о й у н и ч т о ж а т , не сочтешь. Б о л ь ­
шую пользу лесу приносят.
Если Петр З а х а р о в и ч видел, что муравей не может с п р а в и т ь с я
со своей ношей, с т а р и к б р а л прутик или т р а в и н к у и о с т о р о ж ­
но помогал м а л е н ь к о м у т р у ж е н и к у преодолеть препятствие. При
этом Петр З а х а р о в и ч л а с к о в о п р и г о в а р и в а л :
— Ты не бойся, д у р а ш к а , я ж тебе вреда не сделаю, я ж помо­
гаю тебе.
И д о л ж е н с к а з а т ь , что нигде я не видел таких огромных,
никем не тронутых м у р а в е й н и к о в , к а к в лесу у П е т р а З а х а р о в и ч а .
Это были н а с т о я щ и е лесные д в о р ц ы , с к а з о ч н ы е терем-терема.
Д а р а з в е одни муравейники говорили о том, с какой душой
выполняет д е д у ш к а свое л ю б и м о е дело. Никогда еще не встречал
я т а к о г о м н о ж е с т в а р а з н ы х птиц и всякой другой живности,
т а к о г о будто всегда у л ы б а ю щ е г о с я леса. Этот старый веселый
лес всем своим видом н а п о м и н а л мне самого дедушку.
Н е з а м е т н о пролетел мой отпуск в лесной с т о р о ж к е . П р и ш л о
время в о з в р а щ а т ь с я в город. Я простился с Петром З а х а р о в и ­
чем, о б е щ а я б у д у щ и м летом опять приехать в отпуск в его
лесную избушку.
Но на следующий год н а ч а л а с ь война.
Только спустя д е с я т ь лет мне вновь д о в е л о с ь п о б ы в а т ь в зна­
комых местах.
И вот я опять бреду по той ж е лесной дороге, прямо к с т о р о ж ­
ке П е т р а З а х а р о в и ч а . Н а в е р н о е , с т а р и к а д а в н о у ж е нет в ж и в ы х .
Кто ж е теперь т а м ж и в е т , кто о х р а н я е т лес с его з в е р я м и ,
птицами, со с к а з о ч н ы м и д в о р ц а м и - м у р а в е й н и к а м и ? Д е р е в ь я ре­
деют. Впереди п о л я н а . Н о где ж е с т о р о ж к а ? М о ж е т , я о ш и б с я ,
попал на другое место? Н е т , не о ш и б с я . Вот здесь, под соснами,
стоял д е р е в я н н ы й домик. П о л у р а з р у ш е н н ы й остов из кирпича —
основание печи — да обломки сгнивших бревен, целый ворох
гнилушек — это все, что о с т а л о с ь от дома П е т р а З а х а р о в и ч а ,
все, что о с т а л о с ь к а к п а м я т ь о нем самом.
Но нет, не все! Есть и е щ е одна п а м я т к а . И кто ж е ее смасте­
рил? И м е н н о те х л о п о т л и в ы е лесные т р у ж е н и к и , о которых старик
всегда т а к з а б о т и л с я .
П о д старой сосной, где р а н ь ш е была с к а м е е ч к а , на кото­
рой с т а р и к с и ж и в а л по в е ч е р а м , муравьи выстроили свой огром­
ный лесной д в о р е ц .
Я подошел к нему и д а ж е у л ы б н у л с я . К а к х о р о ш о ! Лесной
д в о р е ц был построен из тех самых гнилушек, которые о с т а л и с ь
от д о м и к а л е с н и к а .
« Н а в е р н о е , д е д у ш к а был бы доволен, если бы з н а л , к а к лесные
ж и т е л и используют остатки его старенького ж и л и щ а » , — по­
д у м а л я.
85
Д о л г о сидел я на лесной поляне и н а б л ю д а л за м у р а в ь я м и .
А они все т а щ и л и гнилушки, все о т с т р а и в а л и из них свое удиви­
тельное ж и л и щ е .
Потом я пошел бродить по лесу, по тем местам, где мы х а ж и ­
вали вместе с Петром З а х а р о в и ч е м . Хотелось п о в и д а т ь и с т а р ы й
дуб, и барсучьи норы, и з а р о с ш и й черемухой берег лесного
ручья.
У ж е с т а л о темнеть, когда я наконец с п о х в а т и л с я : ведь придется
идти о б р а т н о в деревню километров д в е н а д ц а т ь , а то и б о л ь ш е .
« Н е беда, в этом лесу мне з н а к о м ы все д о р о ж к и , все тропы.
П р а в д а , за д е с я т ь лет многие совсем з а р о с л и . Ничего, д о б е р у с ь
как-нибудь».
Не без труда в ы б р а л с я я наконец на дорогу и пошел по ней.
Вот и поляна, где стояла с т о р о ж к а . Но что ж е там светится,
неужели остатки костра? М о ж е т , кто-нибудь тут ночует? Нет, свет
какой-то странный, г о л у б о в а т ы й .
Я свернул на поляну и о с т а н о в и л с я . З а всю свою ж и з н ь я не
видел т а к о г о з р е л и щ а . Это светился лесной д в о р е ц - м у р а в е й н и к .
Он весь к а з а л с я сделанным из голубого стекла и был о с в е щ е н
о т к у д а - т о изнутри.
Д а и не он один. Вся поляна кругом была точно у с ы п а н а
т ы с я ч а м и крохотных голубых огоньков. Б у д т о это совсем не з е м л я ,
а т е м н а я ночная вода и в ней о т р а ж а ю т с я м и р и а д ы тусклых
лесных з в е з д .
С р а з у я ничего не понял. Но вскоре д о г а д а л с я . Д а это ж е
светятся р а с с ы п а н н ы е по земле гнилушки.
Я е щ е р а з в з г л я н у л на с в е т я щ и й с я , будто вылитый из хруста­
л я , лесной д в о р е ц и п о д у м а л : «Вот д о с т о й н а я н а г р а д а тому, кто
всей душой любил родную природу».
Удачная охота
Страшися славы, почестей, похвал.
Кто их достиг, счастливее не стал.
Но если ты в лесах з а р ю весны
не встретишь —
Пойми, глупец, ты счастье потерял.
э
ти коротенькие стихи я н а п и с а л в н а з и д а н и е с а м о м у себе
на первой с т р а н и ц е т е т р а д и , куда з а п и с ы в а ю все неотлож­
ные д е л а . Написал и с того ж е дня в з я л с я за дело.
Что к а с а е т с я первой части моего изречения — «стра­
шися с л а в ы , почестей, похвал», то выполнить ее мне
было ч р е з в ы ч а й н о легко, т а к к а к ни с л а в а , ни прочие с в я з а н ­
ные с ней о с л о ж н е н и я в ж и з н и мне вовсе не у г р о ж а л и . А вот
относительно того, чтобы встретить з а р ю весны не д о м а за пись­
менным столом, а в полях и л е с а х , о с у щ е с т в и т ь о к а з а л о с ь
куда с л о ж н е е .
86
Е д в а т о л ь к о я подумал об о т ъ е з д е в деревню, к а к со всех
сторон п о с ы п а л и с ь какие-то срочные, н е о т л о ж н ы е д е л а , к а з а л о с ь ,
что и конца им не будет. Ч т о б ы пресечь их нескончаемый поток,
я принял с а м ы е р е ш и т е л ь н ы е меры: не стал подходить к теле­
фону и о б ъ я в и л себя б о л ь н ы м .
Наконец, в ы б р а в удобный момент, я сел в м а ш и н у и вместе
со своим с т а р ы м приятелем В л а д и м и р о м Сергеевичем о т п р а в и л с я
на охоту.
Чудесно ранней весной в ы б р а т ь с я из б о л ь ш о г о многолюдного
города на простор н е д а в н о о т т а я в ш и х полей и светлых, еще не­
покрытых листвой перелесков.
По низинам б л е с т я т огромные л у ж и воды, по о в р а ж к а м ш у м я т
и пенятся мутные потоки.
П о л я и л е с а у ж е о ж и л и от зимнего сна. Тут и там по ж е л т о в а т о зеленой, е щ е не успевшей о п р а в и т ь с я озими деловито р а з г у л и в а ю т
грачи, к о п о ш а т с я носами в земле, д о с т а ю т какую-то еду.
А н а д полями д а л е к о р а з н о с я т с я п е р е л и в ч а т ы е песни ж а в о р о н ­
ков.
Это у ж е весна, н а с т о я щ а я весна! Скорее, скорее у м ч а т ь с я
п о д а л ь ш е от города в поля, в леса, з а б р а т ь с я туда, где приход
весны чувствуется особенно сильно.
Моему т о в а р и щ у т о ж е не терпелось попасть поскорее в лес.
Он гнал м а ш и н у т а к , что т о л ь к о ветер п о с в и с т ы в а л . К ночи
мы были у ж е д а л е к о от Москвы в уютной лесной с т о р о ж к е .
З а к и п е л с а м о в а р . Мы н а п и л и с ь чаю, закусили и решили перед
выходом на охоту п о д р е м а т ь часок-другой.
У к л а д ы в а я с ь на л а в к е , я все б о я л с я , как бы не проспать,
ведь у ж е скоро о д и н н а д ц а т ь , а в с т а в а т ь надо в час ночи.
— Д а не беспокойся ты, я точно проснусь,— у в е р я л прия­
тель.— Я как по з а к а з у могу.
Говоря это, он с л а д к о п о з е в ы в а л , и мне что-то не верилось,
чтобы он действительно проснулся вовремя.
— А ты, милок, не т р е в о ж ь с я , — в м е ш а л с я в наш р а з г о в о р
д е д у ш к а - л е с н и к , у которого мы остановились. — У меня будильник
есть. Уж он не обманет.
87
Я окинул в з г л я д о м всю комнату. На стене висели ходики,
но будильника нигде не б ы л о видно.
— А где же он?
С т а р и ч о к у к а з а л на входную д в е р ь .
— Там, на насесте. Мой будильник живой. Он вернее всяких
часов время с к а з ы в а е т . Вот как за полночь перевалит, т а к он и за­
гремит.
Все эти о б е щ а н и я меня м а л о успокоили, и я лег с твердым
намерением не с п а т ь , а т о л ь к о п о д р е м а т ь н е м н о ж к о .
Мне к а з а л о с ь , что я и в п р а в д у не спал, когда д е д у ш к а потряс
меня за плечо:
— В с т а в а й ! С л ы ш и ш ь , будильничек з а и г р а л ?
В сенях з а д в е р ь ю п о с л ы ш а л о с ь хлопанье крыльев и звонкое
«кукареку».
— У ж он в третий р а з играет,— улыбнулся д е д у ш к а . — Я вам и
с а м о в а р ч и к поставил. Д у м а ю , пускай малость поспят. У м а я л и с ь ,
чай, вчера — п р я м о с дороги.
— А не проспали мы?
— Нет, самое время.
Я быстро встал и оделся. Но р а з б у д и т ь т о в а р и щ а о к а з а л о с ь
не т а к просто.
— Всю ночь не с п л ю , — б о р м о т а л он сквозь сон.— З а б о л е л я.
И д и один... И приятель, п о в е р н у в ш и с ь к стене, с л а д к о в с х р а п н у л .
— И ш ь , как р а з н е ж и л с я , — п о к а ч а л головой с т а р и к . — Ч т о с
ним п о д е л а е ш ь ?
— А вот сейчас п о д е л а ю . — Я зачерпнул ковшом холодной
воды и слегка плеснул на л е н т я я .
Т о в а р и щ поспешно с х в а т и л с я з а о д е ж д у и мигом вскочил.
Через четверть часа мы у ж е вышли из с т о р о ж к и и с р а з у оку­
нулись в холодную с ы р о в а т у ю мглу весенней ночи.
— Ну и темень!— с к а з а л мой спутник, д о с т а в а я из сумки элек­
трический ф о н а р ь .
Щ е л к н у л в ы к л ю ч а т е л ь . Голубой к р у ж о к лег на д о р о ж к у и побе­
ж а л впереди нас, о с в е щ а я в л а ж н у ю утоптанную з е м л ю и бурую
прошлогоднюю т р а в у на обочине. С н а ч а л а мы шли через лес,
а потом по в с п а х а н н о м у полю. Тут идти было очень т р у д н о :
ноги в я з л и по щиколотку. К а з а л о с ь , что никогда не в ы б е р е м с я
из этой т р я с и н ы .
Но вот и конец пашне. П о д ногами т в е р д а я з е м л я . А впереди
густой щеткой т о п о р щ и т с я мелколесье.
С северной стороны под кустами что-то белело. Это послед­
ний снег, п о с л е д н я я п а м я т к а прошлой зимы.
П р о й д я вдоль опушки ш а г о в двести, мы о с т а н о в и л и с ь . Н у ж н о
было р а с х о д и т ь с я : п р и я т е л ю идти к своему ш а л а ш у через мелко­
лесье, а мне — к своему, д а л ь ш е по опушке. Эти ш а л а ш и соору­
дил дед-лесник.
— Ну, ни пуха ни пера!— п о ж е л а л и мы друг другу, и т о в а р и щ
исчез в кустах.
88
Мне идти н е д а л е к о . Торопиться б ы л о некуда, и я с т о я л , о т д ы х а я
и с л у ш а я з а т и х а ю щ и е звуки ш а г о в .
Л ю б л ю я эти часы у х о д я щ е й весенней ночи. Темнота становит­
ся е щ е гуще, небо укрыто о б л а к а м и , и т о л ь к о в просветах
м е ж д у ними, где-то высоко-высоко мигают неяркие голубые
звезды.
В ночной тишине монотонно бурлит ручей. Вот что-то з а ш у р ­
ш а л о в кустах. М о ж е т , лесной зверек п р о б е ж а л , а может, т р а в а
растет, т о п о р щ и т с я , п о д ы м а е т прошлогодний о п а в ш и й лист.
Подул ветерок, о б д а л л и ц о прохладной весенней с в е ж е с т ь ю .
К а к хорошо, не хочется д в и г а т ь с я . К а ж е т с я , т а к бы стоял и вдыхал
полной грудью этот с в е ж и й , б о д р я щ и й воздух и вместе со всей
природой н а б и р а л с я новых сил.
О д н а к о долго стоять некогда. П о р а идти к ш а л а ш у .
Вот он виднеется н е д а л е к о от опушки, похожий на большой
темный куст. Ш а л а ш на току я д е л а ю всегда открытым, чтобы
в случае надобности п р и в с т а т ь и стрелять через верх.
Р а з д в и н у в ветки, я з а б р а л с я внутрь на мягкую подстилку из
сухого сена. Его я принес из с т о р о ж к и е щ е вчера. Нести не хоте­
лось, з а т о теперь как приятно сидеть на мягком! Устроившись
поудобнее, я з а д р е м а л в о ж и д а н и и з а р и . Но привычное ухо неволь­
но л о в и л о к а ж д ы й звук п р о с ы п а ю щ е й с я природы.
Громко к р я к а я , п р о н е с л а с ь утка над з а л и т о й водой низиной.
В темной вышине, будто б а р а ш е к , з а б л е я л болотный кулик-бекас.
Где-то совсем б л и з к о с х а р а к т е р н ы м криком «хор-хор» медлен­
но пролетел в а л ь д ш н е п .
Я р а з д в и н у л ветки и выглянул из ш а л а ш а . Н а ч и н а л о светать.
Кусты на о п у ш к е у ж е ясно о т д е л я л и с ь от сплошной массы
темного мелколесья.
Небо на востоке быстро о ч и щ а л о с ь от о б л а к о в и у ж е тепли­
лось утренним светом з а р и .
« Д а в н о бы пора им н а ч и н а т ь , — с беспокойством подумал я . —
М о ж е т , сегодня вовсе не з а т о к у ю т ? »
Но в это время где-то в д а л е к е р а з д а л с я первый призывный
клич т е т е р е в а : « Ч у - ф ш ш ш ш . . . ч у - ф ш ш ш ш . . . » .
И сейчас ж е с р а з н ы х концов на него о т о з в а л и с ь другие
тетерева. Потом п о с л ы ш а л о с ь их тихое воркующее б о р м о т а н и е ,
словно з а ж у р ч а л и невидимые ручейки. Тетерева слетелись на поле
и начали р а с п е в а т ь свои весенние песни. Как говорят охотники,
тетерева з а т о к о в а л и .
Но как д а л е к о от ш а л а ш а расселись эти лесные к р а с н о б р о в ы е
петухи! Н е у ж е л и не подлетят? Ведь я точно поставил ш а л а ш
т а м , где с к а з а л лесник. У ж он-то не о ш и б е т с я . В чем ж е дело?
Я глядел в отверстие м е ж д у ветвями на посветлевшее поле,
на лесную опушку, глядел и с л у ш а л ч у ф ы к а н ь е и б о р м о т а н и е
тетеревов.
Вдруг н е в д а л е к е за перелеском что-то грохнуло. Выстрел —
наверное, приятель у ж е с добычей. Недоброе, з а в и с т л и в о е чувство
шевельнулось в д у ш е . И с р а з у с д е л а л о с ь как-то грустно. «Конечно,
89
тетерева не подлетят ко мне. Очевидно, я не понял д е д а и поста­
вил ш а л а ш не на месте».
З а х о т е л о с ь в ы б р а т ь с я из з а с а д ы . М о ж е т , л у ч ш е побродить
по лесу, может, скорее убью петуха, п о д к р а в ш и с ь из-за кустов.
Снова з а г р е м е л выстрел, и сейчас ж е второй.
« Д а что ж е это такое! Он стреляет, а у меня и близко ни одного
нет. Мне всегда т а к не везет, хоть охоту бросай».
В н е з а п н о все мои р а з м ы ш л е н и я были прерваны.
Черный как уголь петух, громко х л о п а я крыльями, подлетел к
ш а л а ш у . Он сел на ж н и в ь е ш а г а х в д в а д ц а т и , н а с т о р о ж е н н о
в ы т я н у в шею и о г л я д ы в а я с ь по сторонам.
Б л и з к о , а с т р е л я т ь не с руки. И шевельнуться нельзя —
с р а з у улетит.
Я л е ж а л , з а т а и в д ы х а н и е . « З а т о к у е т или перелетит?»
Просидев с минуту, тетерев подскочил и с з а д о р н ы м криком
« ч у - ф ш ш ш ш . . . » отлетел на несколько шагов.
Теперь с т р е л я т ь еще неудобнее. Вот и совсем слетел. Экое неве­
зение!
Петух о к а з а л с я з а д о р н ы м : громко х л о п а я к р ы л ь я м и , он ярост­
но з а з ы в а л к себе бойцов.
И п о д о з в а л . К веселому д р а ч у н у стали п о д л е т а т ь другие
тетерева. Вот у ж е несколько петухов токуют п о о д а л ь . С т р е л я т ь
д а л е к о , но это полбеды. Теперь есть н а д е ж д а , что подлетят
б л и ж е . Только бы кто-нибудь не спугнул.
Громко ч у ф ы к а я , вся к о м п а н и я к р а с н о б р о в ы х бойцов д в и г а ­
л а с ь к моему ш а л а ш у . Д е р ж а р у ж ь е наготове, я глядел, не о т р ы в а я
г л а з , на это з а н я т н о е з р е л и щ е .
П е р в ы е лучи солнца позолотили серую щетину ж н и в ь я .
На золотистом поле бегали, г о н я я с ь друг за другом, петухи.
Потом они з а м и р а л и , п р и п а в к земле, вытянув шеи и распустив
лирой свои роскошные хвосты.
Б о р м о ч а песню, п о х о ж у ю на ж у р ч а н и е весеннего ручейка, они
очень медленно к р у ж и л и с ь на одном и том ж е месте, и когда
п о в о р а ч и в а л и с ь ко мне спиной, то походили со своим р а с п у щ е н н ы м
лирой хвостом на черные с к а з о ч н ы е цветы с ярко-белой середи­
ной и иссиня-черными л е п е с т к а м и вокруг нее.
З а к о н ч и в свою песню, тетерева снова п о д с к а к и в а л и и с громким
криком з а д о р н о б р о с а л и с ь друг на д р у г а .
Я терпеливо ж д а л , когда р а з ы г р а в ш и е с я тетерева подбегут к
моему ш а л а ш у на верный выстрел.
Вдруг мне п о к а з а л о с ь , что в кустах на о п у ш к е леса ше­
вельнулось что-то серое, р ы ж е в а т о е . Наверное, ветер качнул сухой
прошлогодний папоротник.
Вот о п я т ь ш е в е л ь н у л о с ь . Нет, это не папоротник.
Я п р и г л я д е л с я , да т а к и з а м е р .
Ч е р е з кусты, п р и п а д а я всем телом к земле, п р о б и р а л а с ь л и с а .
Она п о д к р а д ы в а л а с ь к т о к у ю щ и м тетеревам.
«Сейчас весь ток р а з г о н и т . Что д е л а т ь ? Крикнуть? Все р а в н о
спугнешь. Л у ч ш е п о д о ж д у » .
90
Л и с а п о д б и р а л а с ь к т е т е р е в а м все б л и ж е и б л и ж е . Она то
з а м и р а л а , припав к земле, то быстро переползала от одного
куста к другому. Так она д о б р а л а с ь до с а м о г о поля. Б о л ь ш е
кустов нет, у к р ы т ь с я негде.
Л и с а з а л е г л а у последнего куста. Своей р ы ж е в а т о й окраской
она настолько с л и в а л а с ь с прошлогодней травой, что я совсем по­
терял ее из виду.
Не п о д о з р е в а я об опасности, тетерева п р о д о л ж а л и т о к о в а т ь .
З а перелеском о п я т ь прогремел выстрел. Это у ж е четвертый.
Но теперь я не о б р а т и л на него никакого в н и м а н и я . Что мне
за дело до т р о ф е е в п р и я т е л я , когда у меня на г л а з а х р а з ы г р ы ­
вается т а к а я н е о б ы к н о в е н н а я сцена!
В эту минуту я совсем з а б ы л про р у ж ь е и, с г о р а я от нетер­
пения, ж д а л , чем кончится эта л ю б о п ы т н а я охота.
Гоняясь друг з а д р у г о м , тетерева то и дело перелетали с места
на место.
Вдруг один из петухов шлепнулся прямо у самой опушки,
возле куста, где з а т а и л а с ь л и с а .
Бросок. И пойманный тетерев у ж е бьется в ее з у б а х .
Д р у г и е с р ы в а ю т с я , л е т я т прочь. Я в ы с к а к и в а ю из ш а л а ш а . Но
лисы д а в н о у ж след простыл. Только черные перья виднеются
на опушке леса возле куста.
С а д и т ь с я о б р а т н о в ш а л а ш после таких «происшествий» у ж е
нет никакого ж е л а н и я . Мне не терпится поделиться с кем-нибудь
всем виденным. Л у ч ш е пойду потихоньку до места, где услови­
лись встретиться с т о в а р и щ е м .
Я иду вдоль опушки. В лесу весело п е р е к л и к а ю т с я з я б л и к и
и длиннохвостые овсянки р а с п е в а ю т свои з в о н к и е песенки, сидя
на самой в е р х у ш к е молодых елочек.
Н е о ж и д а н н о впереди из кустов п о к а з ы в а е т с я приятель. З а спи­
ной у него т о п о р щ и т с я туго набитый мешок.
— Я троечку в з я л , — е щ е издали т о р ж е с т в у ю щ е говорит он.
— А я ни одного, но з а т о к а к у ю сцену видел!— И я р а с с к а з а л
историю с лисицей.
— О ч е н ь интересно,— промолвил приятель, когда я кончил
р а с с к а з . — П р а в д а , т а к у ю сцену нечасто у в и д и ш ь . А ведь в этом и
есть г л а в н а я прелесть охоты — з а г л я н у т ь в тайники природы.
— Д а , у нас сегодня у обоих у д а ч а , — весело ответил я, ни­
сколько не з а в и д у я его т р о ф е я м . — А погляди, какое славное
утро!
Д е й с т в и т е л ь н о , утро б ы л о чудесное. Поля и лес, е щ е не одетый
листвой, и весенний р а з л и в , з а т о п и в ш и й низину,— все б ы л о з а л и т о
ярким солнечным светом.
Мы поднялись на пригорок, остановились передохнуть.
Впереди по полю, ворча и ф ы р к а я , медленно д в и г а л с я т р а к т о р ,
волоча т я ж е л ы е плуги. Они о т в а л и в а л и в стороны черные лосня­
щиеся глыбы земли. Следом летела стая грачей и галок, выби­
р а я из с в е ж е й пашни р а з н ы х личинок.
91
— Смотри-ка, гуси!— н е о ж и д а н н о воскликнул т о в а р и щ .
Я в з г л я н у л вверх. П р я м о над нами, плавно м а х а я к р ы л ь я м и ,
летели б о л ь ш и е серые птицы.
Л е г к о е гоготанье п о с л ы ш а л о с ь с вышины.
«Куда ж е они д е р ж а т п у т ь ? — подумал я, п р о в о ж а я г л а з а м и
вереницу гусей.— М о ж е т , в д а л е к у ю тундру, а может, о с т а н о в я т ­
ся и г о р а з д о б л и ж е , где-нибудь на болотистых о с т р о в к а х » .
Л е с н а я ловушка
ак-то в н а ч а л е лета В а н я с Володей бродили по лесу.
Вдруг р е б я т а увидели на сосне р ы ж е н ь к о г о длиннохвос­
того з в е р ь к а . Он сидел, п р и ж а в ш и с ь к сучку, и внима­
тельно смотрел на м а л ь ч и к о в черными, как бусинки,
глазами.
— Гляди, б е л к а , — з а ш е п т а л В а н я . — Н а в е р н о е , м о л о д а я . Д а ­
вай поймаем!
Р е б я т а потихоньку, с т а р а я с ь не испугать з в е р ь к а , подошли к
дереву. Но как только В а н я о б х в а т и л р у к а м и ствол, чтобы
влезть на него, белка стрелой в з л е т е л а на самую верхушку,
с нее перескочила на соседнюю елку, с этой елки — на другую,
третью и с п р я т а л а с ь там в густых ветвях.
— Ж а л ь , не п о й м а л и , — вздохнул В а н я . — Вот бы в школу к
нам принести в ж и в о й уголок. Там и клетка есть, с п е ц и а л ь ­
но д л я белки устроена. П о м н и ш ь , с колесом, чтобы она могла
в нем б е г а т ь , к р у ж и т ь с я .
— Д а р а з в е ее п о й м а е ш ь . И ш ь как п о н е с л а с ь ! — ответил
Володя.
М а л ь ч и к и стояли, г л я д я на густую елку, где з а т а и л с я зверек.
— А з н а е ш ь , я п р и д у м а л , к а к нам ее п о й м а т ь , — н е о ж и д а н н о
с к а з а л В а н я . — Б е ж и м домой л о в у ш к у д е л а т ь !
И р е б я т а п о б е ж а л и в деревню.
По дороге В а н я р а с с к а з а л , что он п р и д у м а л :
— В и д а л , у нас во д в о р е толстое полено л е ж и т , совсем трух­
л я в о е и дупло сбоку? М ы труху из него вычистим, прибьем
снизу и сверху д о щ е ч к и , вот и получится д у п л я н к а , к а к д л я птиц.
А к с а м о м у дуплу д в е р ц у п р и д е л а е м , с веревочкой, чтобы з а х л о ­
п ы в а л а с ь . Пристроим л о в у ш к у т а м , на сосне, а внутрь с а х а р у
н а б р о с а е м . Б е л к а полезет за ним, мы — дерг з а веревочку, и гото­
во дело!
С устройством д у п л я н к и ребята п р о в о з и л и с ь до с а м о г о вечера,
но з а т о все было с д е л а н о как н е л ь з я л у ч ш е .
Р а н о утром м а л ь ч и к и отнесли свою л о в у ш к у в лес. Т р у х л я ­
вое полено хотя и было большое, толстое, но о к а з а л о с ь совсем
легким. Р е б я т а о б в я з а л и его веревкой, Ваня п р и в я з а л ее конец
себе к поясу, потом он л о в к о з а л е з на сосну, уселся на крепком
суку и в т а щ и л з а веревку дуплянку. Этой ж е самой веревкой
К
92
он прикрутил ее к стволу. Внутрь дуплянки п о л о ж и л несколько
кусочков с а х а р у , потом открыл дверцу, н а с т о р о ж и л спуск, при­
в я з а л к с т о р о ж к е тоненькую бечевку, а весь ее моток бросил
Володе. З а к о н ч и в , В а н я спустился на землю.
Все было готово, о с т а в а л о с ь только ж д а т ь когда зверек за­
берется в д у п л я н к у .
- А полезет ли она т у д а ? — усомнился Володя.
— Конечно, полезет!— с ж а р о м ответил В а н я . — Белки пре­
любопытные, т а к всюду и шныряют. Увидят д у п л о , как ж е туда
не з а г л я н у т ь . А а м с а х а р . . . Ты по себе суди: р а з в е у д е р ж и ш ь с я ?
В о л о д я в з н а к с о г л а с и я кивнул головой.
Р е б я т а р а з м о т а л и с клубка бечевку и, р а с т я н у в ее по земле,
спрятались за кусты. Ваня д е р ж а л клубок в руках, готовый в
нужный момент дернуть за бечевку, а Володя у ж е приготовил
мешок, куда они п о с а д я т пойманного з в е р ь к а . Вот только бы пой­
мать его. Но время шло, а белка все не п о к а з ы в а л а с ь .
— Д а , м о ж е . о а о т ю д а совсем у б е ж а л а , — прошептал Воло­
дя.
— Ну v -то ж е ? — ответил В а ч я . — Р а з в е здесь, в лесу, одна
только белке Не э - а . ~г\ д р у г а я гоидет.
Посидел•-• е с
т о л ч а с а . Co.--v.c у ж е высоко поднялось над
лесом. Р е б я ~ а у ст.л.о ж а ? ч о . В е т . и кустов плохо у к р ы в а л и их
от горячих луче'?.
т
т
и
93
Володе н а д о е л о сидеть и ж д а т ь , но не хотелось с о з н а т ь с я
в этом т о в а р и щ у . Вон он как терпеливо к а р а у л и т .
Просидели е щ е п о л ч а с а . В а н я т о ж е з а с к у ч а л .
— Нет, видно, сегодня у ж е не придет,— с к а з а л он, в с т а в а я и
р а з м и н а я з а т е к ш и е ноги.— Пускай л о в у ш к а здесь т а к и останется.
З а в т р а на зорьке белка непременно в ней побывает. Это д а ж е
л у ч ш е : попривыкнет, не будет б о я т ь с я туда з а л е з а т ь . М ы ее тогда
с р а з у поймаем.
Н а у т р о ребята опять п р и б е ж а л и осмотреть д у п л я н к у . Увы,
д в е р ц а была открыта и с а х а р внутри не тронут.
И на третий, и на четвертый, и на пятый день было все
то ж е . Одни только мухи п о в а д и л и с ь з а л е з а т ь туда.
Р е б я т а м н а д о е л о п о н а п р а с н у б е г а т ь к л о в у ш к е . Они стали
п о с е щ а т ь ее все р е ж е , р е ж е , а потом и совсем про нее з а б ы л и .
Так прошел месяц, другой.
Л е т о кончилось. Н а с т у п и л а п о г о ж а я з о л о т а я осень.
О д н а ж д ы после з а н я т и й в школе Ваня с Володей с о б и р а л и
в лесу грибы.
— Г л я д и - к а , вон н а ш а д у п л я н к а , — с к а з а л Володя, у к а з ы в а я
на сосну.
— Верно, верно,— ответил В а н я . — Д а в а й посмотрим, может,
белка в нее все-таки л а з а е т .
М а л ь ч и к и подошли к сосне и в изумлении остановились.
Д в е р ц а л о в у ш к и была о т к р ы т а , и возле нее в воздухе вились
какие-то темные точки.
— Вроде как мухи,— проговорил В о л о д я , — только у ж очень
много, целый рой.
— Д а это пчелы!— воскликнул В а н я . — Узнали, что внутри са­
хар л е ж и т , ну и п о в а д и л и с ь . Пчелы сладкое л ю б я т . — Он неодоб­
рительно п о к а ч а л головой.— Вот у ж некстати. Теперь белка, на­
верное, не придет, побоится.
— Хорошо бы их отучить в д у п л я н к у л а з и т ь , — с к а з а л Воло­
д я . — Только как это с д е л а т ь ?
Приятели задумались.
— Вот что, д а в а й попробуем,— предложил наконец В а н я . —
Когда стемнеет и пчелы улетят к себе в улей, придем сюда, вынем
из дуплянки весь с а х а р , а вместо него кусочки в а р е н о г о яйца
п о л о ж и м . Я читал, что белки очень л ю б я т я й ц а , д а ж е в гнезда
к птицам за ними л а з а ю т .
— Д а в а й попробуем,— с о г л а с и л с я Володя.
Вернувшись домой, ребята выпросили у Ваниной б а б у ш к и
куриное яйцо, с в а р и л и его, очистили от скорлупы и р а з р е з а л и
на мелкие кусочки.
Е д в а наступил вечер, приятели о т п р а в и л и с ь в лес.
В нем в эту пору мальчики е щ е никогда не б ы в а л и . К а к там
было теперь хорошо, но хорошо по-новому, по-особенному. З а ­
блудиться ребята совсем не боялись. Л е с о к невелик, з н а к о м а
к а ж д а я полянка, к а ж д ы й кустик.
94
Но в с у м е р к а х все в ы г л я д е л о по-иному: гуще кусты о р е ш н и к а ,
г л у б ж е лесные о в р а ж к и , глуше, таинственнее м о л о д а я поросль
березняка.
И д я по тропинке, мальчики с любопытством о г л я д ы в а л и с ь по
сторонам.
В воздухе п а х л о ночной с в е ж е с т ь ю и грибами.
Р е б я т а м невольно вспомнилось — сколько молодых подбере­
зовиков они частенько н а б и р а л и в этом лесу.
А вот и п о л я н к а . На ней недавно Володя нашел с р а з у пять
штук, т а к и стояли, будто солдатики, один возле другого.
— П о д этой березкой ты их н а ш е л , — с к а з а л Ваня, подходя
к деревцу.
Вдруг в стороне что-то з а ш у р ш а л о , наверное, какой-то зверек.
Оба м а л ь ч и к а бросились на шум. И з т р а в ы п о с л ы ш а л о с ь
сердитое пыхтенье, ф ы р к а н ь е .
— Е ж и к ! — воскликнул В о л о д я . Он присел на корточки и выта­
щил из-под куста с в е р н у в ш е г о с я в клубок з в е р ь к а . — И ш ь какой
сердитый, иголки свои р а с т о п ы р и л . Колется как...
— Д а в а й возьмем, отнесем в ж и в о й уголок,— п р е д л о ж и л В а н я .
— Д а ведь у нас у ж е есть, з а ч е м ж е второго? И с одним сколько
хлопот. То ж у к о в , то личинок, то улиток ему лови.
— Это верно,— с о г л а с и л с я В а н я . — Тогда д а в а й его выпустим.
Отпустив з в е р ь к а , ребята н а п р а в и л и с ь своим путем.
Вскоре приятели д о б р а л и с ь до той самой сосны, где помеща­
л а с ь их л о в у ш к а . Нет т е р я я времени, В а н я полез по стволу.
Вот и сук, а на нем д у п л я н к а .
« М о ж е т , в ней сейчас б е л к а ? — подумал м а л ь ч и к . — А что ж е ,
очень в о з м о ж н о . З а б р а л а с ь туда на ночь и спит. Вот бы з д о р о в о
вышло. З а х л о п н у т ь к р ы ш к у — и дело с концом».
В а н я о с т о р о ж н о п о д о б р а л с я к д у п л я н к е . П р и с л у ш а л с я . И вдруг
д а ж е сердце от радости з а м е р л о : внутри д у п л я н к и к а к будто
п о с л ы ш а л с я с л а б ы й шорох.
Не р а з д у м ы в а я ни секунды, м а л ь ч и к з а х л о п н у л д в е р ц у ло­
вушки.
И з д у п л я н к и ясно с л ы ш а л о с ь какое-то гудение. «Нет, там не
белка, но что-то ж и в о е , кто-то шевелится, гудит,— подумал Ва­
ня.— И почему здесь т а к пахнет медом, будто на пчельнике
возле с а м о г о у л ь я ? — Вдруг В а н я понял.— Вот т а к сюрприз!»
— Ой, В о л о д ь к а ! — р а д о с т н о воскликнул он.— Ты з н а е ш ь , что
в нашей д у п л я н к е ? П ч е л ы , целый рой пчел. И мед н а т а с к а л и ,
пахнет к а к х о р о ш о !
— Не упусти их!— з а к р и ч а л снизу Володя.
— Не упущу, я д в е р ц у з а х л о п н у л . Гудят т а м внутри, просну­
лись, з н а ч и т . К а к ж е теперь быть?
— Не з н а ю . О с т а в и м т а к до утра.
— Нет, л у ч ш е д а в а й домой отнесем.
— Ой, смотри, чтобы не в ы р в а л и с ь . З а к у с а ю т .
— Ничего, не в ы р в у т с я . — В а н я о т в я з а л от д е р е в а ловушку,
поставил ее на сук и как м о ж н о т у ж е о б м о т а л веревкой.
95
В д у п л я н к е сердито гудели п о т р е в о ж е н н ы е пчелы.
Ваня о с т о р о ж н о опустил л о в у ш к у на землю. Следом спрыгнул
и сам.
— Понесем домой.
И вот мальчики, едва веря т а к о м у счастью, пустились в путь,
неся свою н е о ж и д а н н у ю находку.
— Д а как ж е они туда з а б р а л и с ь ? — радостно спросил Воло­
д я . — Наверное, их с а х а р туда п р и м а н и л .
— И вовсе не с а х а р , — ответил В а н я . — Рой о т к у д а - н и б у д ь уле­
тел, наткнулся на н а ш у д у п л я н к у и поселился в ней. З а
лето вон с к о л ь к о меду т у д а н а т а с к а л и . Ч у в с т в у е ш ь , как т я ж е л о
нести. Ты р а з в е не з н а е ш ь , пчеловоды нарочно в лесу пустые
колоды р а з в е ш и в а ю т , чтобы улетевший рой туда з а м а н и т ь .
— Но р а з в е м а л о дупел в лесу, почему ж е именно к нам они
залетели?
— Вот уж этого я не з н а ю , спроси их самих об этом! —
весело о т о з в а л с я В а н я .
Д у п л я н к у с пчелами р е б я т а принесли в деревню и поставили
в саду возле школы. Б ы л а у ж е ночь, но спать м а л ь ч и к а м не
хотелось. Какой у ж т а м сон!.. З а б е ж а л и домой, р а с с к а з а л и
обо всем, что случилось, выпросили р а з р е ш е н и е идти с п а т ь в
школьный сад.
Ванина б а б у ш к а п о к а ч а л а головой:
— Ох, у ж мне эти р е б я т а , одна сумятица с вами! Ну, бегите
да о д е ж о н к у с собой з а х в а т и т е , к утру теперь студено бывает,
прозябнете.
А у ж ребят и след простыл.
П р и б е ж а л и в сад. Темно. П а х н е т я б л о к а м и и сухой т р а в о ю .
П р и я т е л и з а б р а л и с ь в с а р а й на сено, решили не с п а т ь всю ночь,
д а тут ж е и уснули.
Р а з б у д и л их п р е д р а с с в е т н ы й холодок. М а л ь ч и к и немного за­
мерзли. Они хотели у к р ы т ь с я о д е ж д о й и снова з а с н у т ь , но вдруг
вспомнили про свою ночную находку. В а н я с р а з у вскочил,
п о б е ж а л к д у п л я н к е — не у п а л а ли она, плотно ли з а к р ы т а
дверца.
Д у п л я н к а с т о я л а там ж е , под яблоней, где ее вчера и поста­
вили, но выход из нее был слегка приоткрыт. Верно, вчера в п о т ь м а х
мальчики нечаянно сдвинули д в е р ц у .
« Ц е л ы ли п ч е л ы ? — В а н я о с т о р о ж н о подошел п о б л и ж е . — Ка­
ж е т с я , целы, вон несколько штук в ы п о л з л о на стенку. А не летят,
д о л ж н о быть, холодно е щ е » .
П о д о ш е л и Володя. Оба п р и я т е л я молча присели на корточки,
стали ж д а т ь , что будет д а л ь ш е .
С т а н о в и л о с ь все светлее. В р а з н ы х концах деревни перекли­
кались петухи. А вон и пастух з а и г р а л в р о ж о к . Тут и там
з а с к р и п е л и ворота, хозяйки выгоняли из хлева скотину. Коро­
вы з а д у м ч и в о мычали, не с п е ш а о т п р а в л я я с ь на п а с т б и щ е .
Н а с т у п а л о утро. И з - з а с т а р ы х берез п о к а з а л о с ь солнце.
96
Оно осветило сад, з а с в е р к а л о в к а п л я х ночной росы, з а р у м я ­
нило спелые яблоки, от которых т а к и клонились к з е м л е ветви
деревьев. С р а з у с т а л о теплее.
И вот навстречу утреннему лучу из дуплянки н а ч а л и выле­
тать одна за другой первые пчелы.
Они в ы л е т а л и из своего д о м и к а , но уносились в д а л ь совсем
не так стремительно, к а к это всегда бывает. На этот р а з крыла­
тые обитатели д у п л я н к и были к а к будто удивлены тем, что вместо
знакомых сосен и елей их о к р у ж а л и яблони, сливы, груши. Пче­
лы, словно в нерешительности, о б л е т а л и вокруг своего д о м и к а ,
о г л я д ы в а я н е з н а к о м у ю местность, и только потом о т п р а в л я л и с ь
в полет — о т ы с к и в а т ь душистый нектар последних осенних цветов.
М а л ь ч и к и долго е щ е сидели не ш е в е л я с ь и смотрели на то,
как из д у п л я н к и в ы л е т а л и все новые и новые пчелы.
А вот у ж е некоторые из них летят обратно, с п е ш а т з а б р а т ь с я
в свой домик. Н а в е р н о е , они успели с о б р а т ь нектар с цветов
и теперь несут на новоселье свой первый взяток.
Н а к о н е ц В а н я привстал с земли.
— Ну, пора д о м о й , — с к а з а л он.— Попьем чайку — и к учи­
телю, к Петру И в а н о в и ч у , он рано встает. Д о з а н я т и й в школе
ему все р а с с к а ж е м .
— А может, без чая, п р я м о сейчас к нему,— п р е д л о ж и л
Володя.
— И п р а в д а , д а в а й с е й ч а с , — с о г л а с и л с я В а н я . — Вот, брат,
значит, недаром мы л о в у ш к у с тобой с м а с т е р и л и , — д о б а в и л он.—
Д у м а л и белку поймать, а поймали целый пчелиный рой. Е щ е
лучше дело-то получилось.
За медведем
я
решил с ъ е з д и т ь на К а в к а з поздней осенью, побродить
по горным л е с а м , п о с л у ш а т ь олений рев, а если у д а с т с я ,
то п о п ы т а т ь с я поохотиться на к а б а н о в и медведей.
И вот в о к т я б р е , когда у нас под Москвой природа
у ж е н а х м у р и л а с ь — то д о ж д ь пойдет, а то и с н е ж о к , —
в эту унылую пору я вышел утром из в а г о н а поезда на маленькой
станции приморского поселка.
Вышел, о г л я д е л с я кругом и невольно п о д у м а л : до чего ж е р а з ­
н о о б р а з н а природа нашей с т р а н ы ! Ведь всего только д в а д н я на­
зад, о т ъ е з ж а я из М о с к в ы , я видел в окно в а г о н а потемнев­
шие от д о ж д е й поля, голый лес, проселочные дороги с р а з м ы ­
тыми колеями, полными д о ж д е в о й воды... А вот здесь, на К а в ­
казе, е щ е совсем по-летнему: светит солнце, все кругом зелено,
а и з д а л и , с берега моря, с л ы ш и т с я веселый смех и говор ку­
пающихся.
Н е с м о т р я на то что я т о р о п и л с я , чтобы не о п о з д а т ь на
автобус, я не у д е р ж а л с я от с о б л а з н а — прямо с в е щ а м и пошел
к морю и и с к у п а л с я в чудесной, совсем теплой воде.
4 — Г. Скребицкий
97
Ну, а теперь н у ж н о спешить на автобус. К счастью, я не
о п о з д а л , з а н я л у о к о ш к а местечко и покатил от моря, от весе­
лой курортной публики в дикие горы, в вековые л е с а , туда,
где б р о д я т олени и козы, а по ночам медведи и к а б а н ы л а к о м я т с я
о п а в ш и м и дикими г р у ш а м и , орехами и к а ш т а н а м и .
Ч е р е з три ч а с а пути по извилистой дороге среди утесов и
с к а л автобус прибыл в К р а с н у ю П о л я н у . Этот поселок располо­
ж е н в котловине и со всех сторон о к р у ж е н покрытыми лесом
горами. Я у ж е з а р а н е е з н а л , что в горных л е с а х возле К р а с н о й
П о л я н ы водится много медведей. М н е хотелось на них поохотиться.
О с т а в а л о с ь самое г л а в н о е — найти т о в а р и щ а по охоте, который бы
х о р о ш о з н а л места, где д е р ж и т с я з в е р ь , и с о г л а с и л с я бы в з я т ь
меня с собой. Н о за этим дело не с т а л о . Н е д а р о м г о в о р и т с я :
« Р ы б а к р ы б а к а видит и з д а л е к а » . Т а к бывает и у охотников.
В этот ж е день, придя в столовую, я п о з н а к о м и л с я там с опыт­
ным м е д в е ж а т н и к о м И в а н о м Тимофеевичем. П о з н а к о м и л и с ь и ре­
шили з а в т р а ж е идти на охоту.
«Ну что ж , вот и чудесно!»— подумал я, выходя из столовой.
На охоту мы пошли ранним утром. Б ы л о по-летнему ж а р к о , и
если бы не р а з н о ц в е т н ы й убор осеннего леса, я никогда не пове­
рил бы, что о к т я б р ь у ж е на исходе. Мы спустились в долину
горной реки. С веселым шумом неслись по к а м н я м х р у с т а л ь н о чистые потоки воды. М е с т а м и и з р е к и в ы с о в ы в а л и с ь , будто г л а д ­
кие серые спины ч у д о в и щ , огромные камни. Вода у д а р я л а с ь о
них, в з л е т а л а вверх. Все кругом шумело, кипело и д в и г а л о с ь .
К а з а л о с ь , что серые ч у д о в и щ а т о ж е д в и ж у т с я , п л е щ у т с я в реке,
громко ф ы р к а я и о т д у в а я с ь .
98
Вся р е ч н а я д о л и н а б ы л а п о х о ж а на з а п у щ е н н ы й ф р у к т о в ы й
сад. По обеим сторонам н а ш е й тропы росли исполинские дикие
груши, черешни, кислицы, и з р е д к а п о п а д а л и с ь дикие яблони. А
между этими д е р е в ь я м и на небольших п о л я н к а х , как вековые
дубы, стояли к а к и е - т о огромные, р а з в е с и с т ы е д е р е в ь я .
Я спросил у И в а н а Т и м о ф е е в и ч а , что это за д е р е в ь я .
Вместо ответа он подошел к одному из них и, н а к л о н и в ш и с ь ,
стал что-то и с к а т ь на з е м л е среди о п а в ш и х листьев.
— У з н а е т е ? — с к а з а л он мне, п р о т я г и в а я грецкий орех.
— Конечно. На этих д е р е в ь я х они и растут?
— Н а этих с а м ы х .
Я т о ж е стал п р и с м а т р и в а т ь с я к земле и т о ж е н а ш е л не­
сколько орехов. Н е к о т о р ы е из них были еще одеты в р а с т р е с к а в ­
шуюся з е л е н у ю шкурку.
П р и з н а ю с ь , до этого я и не з н а л , что грецкий орех растет
не открыто, как н а ш лесной, а з а к л ю ч е н в виде крупного зерна
в з е л е н о в а т ы й плод, немного похожий на грушу. К осени сам плод
засыхает, л о п а е т с я , и орех, п а д а я вместе с ним на землю, обыч­
но в ы с к а к и в а е т из своей оболочки. Только некоторые, е щ е не
д о з р е в ш и е плоды п а д а ю т на землю, не треснув и не освободив
заключенного в них з е р н а .
А вот и е щ е какие-то орешки л е ж а т несколько п о о д а л ь среди
опавшей л и с т в ы . Они г л а д к и е , темно-коричневые, немного напоми­
нают с виду н а ш и лесные, но по величине они з н а ч и т е л ь н о
крупнее.
Тут ж е в а л я ю т с я т р е с н у в ш и е серо-зеленые шкурки, из которых
выскочили орехи. Ш к у р к и с н а р у ж и покрыты длинными колючками
и похожи на м а л е н ь к и х е ж и к о в .
Я в з г л я н у л вверх, чтобы у з н а т ь , с к а к о г о ж е д е р е в а н а п а д а л и
эти орехи. Д е р е в о б ы л о т о ж е б о л ь ш о е , старое. П о л и с т ь я м я с р а з у
узнал — к а ш т а н .
В этом году был хороший у р о ж а й к а ш т а н о в . Это-то и п р и в л е к л о
сюда много медведей.
Ф р у к т о в ы е д е р е в ь я и грецкие орехи растут п р е и м у щ е с т в е н н о
по д о л и н а м , а к а ш т а н ы , т а к ж е как бук и г р а б , п о д н и м а ю т с я
высоко в горы.
П е р в а я з а д а ч а н а ш е г о путешествия и с о с т о я л а в том, чтобы
найти в горах среди леса т а к о е место, где р а с т е т много к а ш т а ­
нов. С ю д а обычно выходят медведи на к о р м е ж к у . З д е с ь мы их и
д о л ж н ы были к а р а у л и т ь . Но, п р и з н а т ь с я , я что-то не очень
верил в успех этого д е л а .
М ы прошли е щ е немного вдоль реки и свернули в гору. Д л я
меня н а ч а л с я с а м ы й мучительный путь. По ровному месту я могу
идти долго, а по горам не могу — н а ч и н а ю з а д ы х а т ь с я , к а ж е т с я ,
вот-вот р а з о р в е т с я сердце.
На минуту о с т а н а в л и в а ю с ь , чтобы перевести дух и н а б р а т ь с я
сил. Но стоять некогда — т о в а р и щ з а б р а л с я у ж е много выше.
« К а к о й он с ч а с т л и в е ц ! — с з а в и с т ь ю д у м а ю я . — Вот бы мне
быть на его месте, т а м , наверху».
4*
99
Н а к о н е ц , когда я у ж е совсем выбился из сил, И в а н Тимофе­
евич н е о ж и д а н н о сел на с в а л е н н о е бурей д е р е в о и молча поманил
меня к себе.
С большим трудом д о б р а л с я я до него и в полном изнеможе­
нии опустился р я д о м .
— Видите,— тихо с к а з а л мой спутник, когда я немного отды­
ш а л с я . И он у к а з а л рукою на з е м л ю .
Там среди о п а в ш е й л и с т в ы в а л я л и с ь пустые шкурки к а ш т а н о в .
М е с т а м и л и с т в а б ы л а перерыта, видимо, кто-то здесь к о п а л с я .
— Это медведь к о р м и л с я , — т а к ж е тихо с к а з а л И в а н Тимо­
ф е е в и ч . — З д е с ь его и будем к а р а у л и т ь . Один сядет тут, а другой
повыше — вон у того бука. Там т р о п а есть. Где хотите сидеть?
Я в з г л я н у л вверх. Д о бука н у ж н о было в з б и р а т ь с я по крутому
склону е щ е метров т р и д ц а т ь .
— М о ж н о , я здесь останусь?
Т о в а р и щ кивнул головой и в з я л из рук мое р у ж ь е . Собствен­
но, оба р у ж ь я были его, т о л ь к о одно из них он д а л мне на время
охоты.
И в а н Тимофеевич д о с т а л из з а п л е ч н о г о мешка электрический
ф о н а р и к в виде короткой трубки и л о в к о прикрутил его сбоку
к ружью.
— К а к з а с л ы ш и т е , что з в е р ь совсем б л и з к о подходит,— пояс­
нил он,— н а ж м и т е кнопку. Ф о н а р ь с р а з у его осветит. С т р е л я т ь
легко. Только п о д п у с к а й т е к а к м о ж н о б л и ж е . Не бойтесь. Он в а с
не учует. Ночью ветер с гор вниз дует. И медведи т о ж е с гор к
д о л и н а м с п у с к а ю т с я . П р о т и в ветра з в е р ю чутье не п о м о ж е т . П о д ­
пустите ш а г о в на д е с я т ь , стрельнете — и тут ж е з а дерево. Р а ­
ненный, он часто на свет к и д а е т с я . П р я ч ь т е с ь з а ствол. П р о с к о ­
чит мимо, тогда у ж не з е в а й т е , бейте со второго.
П р и з н а ю с ь , от всех этих н а с т а в л е н и й и п р е д о с т е р е ж е н и й у
меня мороз п о б е ж а л по к о ж е . Я и р а н ь ш е охотился на медве­
д я , да т о л ь к о в берлоге. Т а м все б ы л о куда п р о щ е , но г л а в ­
ное — т а м с т р е л я т ь приходилось днем, а тут ночью, при свете
ф о н а р и к а , да е щ е совсем рядом — в упор.
С т ы д н о с о з н а т ь с я , но я д а ж е п о д у м а л : «Хорошо, если бы з в е р ь
вышел на И в а н а Т и м о ф е е в и ч а . Тот ведь опытный, а мне бы д л я
первого р а з а и поглядеть д о в о л ь н о » . Но д е л а т ь б ы л о нечего —
ведь сам н а п р о с и л с я на охоту. «Ну, будь что будет».
И в а н Тимофеевич п р и д е л а л т а к о й ж е ф о н а р и к и к своему
р у ж ь ю и не с п е ш а полез вверх по откосу.
Усевшись поудобнее у корней с т а р о г о к а ш т а н а , я о с м о т р е л с я
по с т о р о н а м . Я сидел на крутом горном склоне, поросшем стары­
ми б у к а м и и г р а б а м и . П е р е д о мной сверху вниз ш л а неглубо­
к а я л о щ и н а , в ней росли к а ш т а н ы . Весь лес кругом был ста­
рый, тенистый. М н о г и е д е р е в ь я от старости упали на з е м л ю . Во­
круг них густо р а з р о с с я р о д о д е н д р о н .
Б ы л о совсем тихо, т о л ь к о о т к у д а - т о снизу д о н о с и л с я монотон­
ный шум реки. Но этот шум был н а с т о л ь к о о д н о о б р а з е н , что вовсе
100
не нарушал общей тишины, наоборот — д а ж е казалось, что это от
напряжения не то звенит, не то шумит в ушах.
Изредка шлепался на землю упавший каштан да где-то в лесу
раздавался крик сойки.
Солнце закатилось за гору, и начало быстро темнеть. Стало
заметно свежее; дневной ж а р сменился какой-то неприятной про­
низывающей сыростью.
С наступлением сумерек лес будто очнулся и начал жить
таинственной ночной жизнью. Какие-то шорохи то тут, то там
едва слышались в опавшей листве.
При каждом шорохе я невольно стискивал в руках ружье и
еще зорче всматривался в синеватую вечернюю мглу. Но шорох
стихал, и кругом снова наступала чуткая, настороженная тишина.
Совсем стемнело. Уже нельзя было различить стволы ближай­
ших деревьев.
И вдруг среди наступившей тишины я ясно услышал легкий
треск сучьев. Все ближе, ближе. Сомнения не было — зверь
шел прямо ко мне.
«Подпусти метров на десять и нажми кнопку»,— казалось,
шептал кто-то в самое ухо. «Что же, пора или еще нет?» Я хотел
заранее нащупать кнопку фонаря и не мог: от волнения пальцы
дрожали и совсем не слушались.
Внезапно хруст сучьев и шум листвы прекратились. Теперь
больше ни единый звук не выдавал присутствия зверя. Но ведь я
знал, знал наверное, что он стоит где-то совсем близко в этой
сырой, непроницаемой темноте.
Чем дольше продолжалось напряженное ожидание, тем ста­
новилось все более и более жутко. Я сдерживался изо всех
сил, чтобы не шевельнуться, не нарушить этой зловещей, под­
стерегающей тишины.
«О-ох!»— раздался вдруг какой-то жуткий глубокий вздох. И
вновь затрещали сучья, но у ж е где-то в стороне от меня.
Признаюсь, в эту секунду я почувствовал огромное облег­
чение — зверь пошел вверх по откосу. Но уже в следующий миг
охотничья страсть победила страх и я был готов отдать все
на свете, чтобы медведь вновь повернул ко мне.
А треск сучьев и шум шагов слышатся все дальше, уходя
куда-то в гору.
Вдруг там, на горе, вспыхнул свет, будто вырвал из темноты
ствол дерева и возле него — что-то темное, живое. В тот ж е миг
грохнул выстрел.
Р а з д а л с я оглушительный рев. Зверь метнулся вперед. Фонарь
погас, и я услышал наверху, в темноте, какую-то возню. Вниз
ко мне полетели камешки и земля.
«Задушил, загрыз!— мелькнула мысль.— Что ж е теперь де• лать?»
— Свети, свети!— неожиданно послышался сверху отчаянный
крик.
101
«Светить? А чем, где спички? Ах да, фонарь!» Я поднял
его вверх и н а ж а л кнопку.
И вот в луче света — друг против д р у г а человек и свирепый
зверь.
Ч е л о в е к прячется за д е р е в о . З в е р ь встал на з а д н и е л а п ы . Пе­
редними ц а р а п а е т , рвет кору, п ы т а я с ь д о с т а т ь , с х в а т и т ь человека.
Оба к р у т я т с я вокруг с т в о л а .
Но в с п ы ш к а ф о н а р я на секунду о т в л е к а е т внимание з в е р я .
Он о г л я н у л с я .
Вновь грохнул выстрел, и что-то огромное, ревущее покатилось
вниз, под откос. Я еле отскочил в сторону.
М е д в е д ь , пролетев несколько д е с я т к о в метров, т я ж е л о уда­
рился о древесный ствол и з а т и х . И снова кругом все с т а л о так
ж е безмолвно.
Я б о я л с я п о ш е в е л и т ь с я : «А ну-ка он т о л ь к о ранен и опять
бросится?»
Вверху чиркнула спичка. Т о в а р и щ з а к у р и л , потом о с т о р о ж н о
спустился ко мне.
— Фу, черт, чуть не з а д р а л ! — с т а р а я с ь говорить спокойно,
с к а з а л он.— П о н и м а е ш ь , как все было-то. Ш е л он на тебя, по­
том о с т а н о в и л с я , постоял и вверх полез — п р я м о ко мне. Я его
подпустил п о б л и ж е , д а л свет и под л о п а т к у — хлоп! А он как
кинется, я — за дерево. Р у ж ь е м - т о махнул о ствол и с ш и б ф о н а р ь .
Что д е л а т ь ? Темнота. К р у т и т с я он вокруг с т в о л а , вот-вот схватит.
Кричу тебе: « Д а в а й свет!»— а ты не д а е ш ь . Ну, д у м а ю , пропал.
— Д а что ты! Я с р а з у ж е з а с в е т и л .
— Вот так с р а з у ! — д о б р о д у ш н о з а с м е я л с я т о в а р и щ . — Он бы
у ж д е с я т ь раз б а ш к у мне снес, спасибо д е р е в о в ы р у ч и л о . — И
И в а н Тимофеевич п р и н я л с я вновь п р и с т р а и в а т ь к р у ж ь ю свой
фонарик.
— Пойдем поглядим его,— п р е д л о ж и л я.
— Нет у ж , д р у ж о к , до света глядеть не стоит,— ответил
т о в а р и щ . — Там внизу ч а щ а . П о л е з е ш ь к нему, а он, коли ж и в
еще, т а к облапит, что и не охнешь. Д о свету смотреть нечего,
наш теперь, никуда не уйдет.
Мы р а з о ж г л и костер и провели остаток ночи тут ж е , в лесу.
И в а н Тимофеевич д а ж е в з д р е м н у л немного, но я никак не мог
з а с н у т ь . Только з а к р о ю г л а з а — все чудится, будто з в е р ь откудато снизу, из темноты, лезет.
Н а к о н е ц с т а л о с в е т а т ь . Густой туман з а т я н у л всю низину.
Только на восходе солнца он р а з о ш е л с я .
Мы спустились со склона. Огромный медведь л е ж а л , п р и м я в
тонкие стебли р о д о д е н д р о н о в . З в е р ь был мертв.
С н я в с него шкуру, мы в з я л и ч а с т ь мяса в з а п л е ч н ы е мешки
и о т п р а в и л и с ь домой, чтобы сейчас ж е вернуться в лес з а о с т а в ­
шейся частью добычи.
Д ж е к и Фрина
к
онец а в г у с т а . Р а н н е е утро. Солнце только что подня­
л о с ь из-за в е р х у ш е к соснового бора и осветило просторное
моховое болото. П о к р а я м оно поросло частым берез­
няком. Кое-где темнеют одиночные молодые сосенки.
Вся з е м л я в низинах покрыта зеленым мохом, а на буг­
рах — целые з а р о с л и брусники, черники, гонобобеля. В воздухе
пахнет с в е ж е с т ь ю , б а г у л ь н и к о м и к а к и м - т о особенным з а п а х о м
вянущих т р а в и л и с т в ы . О т д е л ь н ы е л и с т ь я , как ж е л т ы е б а б о ч к и ,
к р у ж а т с я в воздухе и с а д я т с я на з е м л ю , на зеленые ш а п к и мха.
Ночами у ж е по-осеннему серебрят землю о б и л ь н ы е холодные
росы. А на восходе солнца все кругом — з е м л я , кусты и де­
ревья — все искрится р а з н о ц в е т н ы м и о г о н ь к а м и , будто в к а ж д о м
листке, на к а ж д о й т р а в и н к е вспыхнул да т а к и о с т а л с я гореть
утренний солнечный луч.
Но особенно я р к о с в е р к а ю т о б р ы з г а н н ы е росой паутин­
ные з в е з д ы . Ими у к р а ш е н ы ветви кустов и д е р е в ь е в . И в к а ж ­
дой з в е з д е , в самом центре, как к р у п н а я ж е м ч у ж и н а , сидит
паук-крестовик.
Я о с т о р о ж н о п р о б и р а ю с ь среди кустов, о т я ж е л е в ш и х от ноч­
ной росы. Мой пойнтер Д ж е к д е л о в и т о обнюхивает моховые
кочки, з а р о с л и брусники, черники в поисках тетеревиных б р о д к о в .
Это следы, которые о с т а в л я ю т птицы, бродя по росистой т р а в е .
В этот утренний час тетерева выходят кормиться из лесной ч а щ и .
Самое время з а с т а т ь их на открытых п о л я н а х .
Д ж е к у ж е с т а р , чутье у него о с л а б л о , но з а т о с каким
мастерством р а з б и р а е т с я он в з а п у т а н н о м , с л о ж н о м рисунке те-
теревиных б р о д к о в ! Н а к о н е ц выходной птичий след найден. Д ж е к
о с т о р о ж н о о т п р а в л я е т с я по нему к б л и ж а й ш и м кустам, к моло­
дым б е р е з к а м и т а м з а м и р а е т в стойке.
Я п о д х о ж у , к о м а н д у ю : «Вперед!» Д ж е к нерешительно д е л а е т
шаг, другой, и из-под кустов, из густой, слегка з а в я д ш е й т р а в ы ,
с шумом взлетают т е т е р е в а .
В с к и д ы в а ю р у ж ь е , с т р е л я ю . О д н а из птиц п а д а е т , с б и в а я с
березок ж е л т ы е л и с т ь я . Д ж е к видит ее падение, слышит, к а к она
т я ж е л о ш л е п н у л а с ь на сырую з е м л ю , но п р о д о л ж а е т стоять, не
т р о г а я с ь с места. И т о л ь к о когда я посылаю его вперед,
он опрометью б р о с а е т с я в кусты и через минуту выходит от­
туда, неся убитого т е т е р е в а . А какое б л а ж е н с т в о в ы р а ж а е т его
с о б а ч ь я морда! Он з а б а в н о морщит нос, у л ы б а е т с я и сует мне
в руки добычу. Но когда я хочу взять, он чуть-чуть придер­
ж и в а е т ее з у б а м и , будто ж е л а я продлить этот миг н а ш е г о охот­
ничьего т о р ж е с т в а .
— Ну, отдай, отдай, п о ж а л у й с т а , — л а с к о в о говорю я.
Д ж е к отдает и во все г л а з а глядит, как я прячу добычу
в сумку. На его мягких губах и д а ж е на кончике носа при­
липли тетеревиные перышки. Я снимаю их, и мы о т п р а в л я е м с я
дальше.
Но б ы в а е т и так. С к р о е т с я Д ж е к где-нибудь з а кустами
да т а м и станет в стойку. А я не вижу, не з н а ю , где он.
Б е г а ю по кустам, ищу, зову, д а ж е иной р а з охрипну — Д ж е к не
идет. Н о почему ж е ? Ведь он с л ы ш и т меня. Почему ж е он не отой­
дет со стойки, не п о д б е ж и т ко мне? Вместе бы мы куда скорее
опять подошли к найденной дичи. Н е у ж е л и такой умный пес не
может понять с а м у ю простую в е щ ь ? К а ж е т с я , с о о б р а з и он, что
н у ж н о с д е л а т ь , когда я не в и ж у его, подойди ко мне с а м ,
н а с к о л ь к о осмысленнее, интереснее с д е л а л а с ь бы охота. Нет,
значит, с т р а с т ь , к о т о р а я п р и к о в а л а Д ж е к а к з а т а и в ш е й с я дичи,
т а к сильна, что в этот миг л и ш а е т его природной с м е к а л к и .
Ничего у ж тут не п о д е л а е ш ь .
О б ы ч н о мы охотимся с Д ж е к о м все утро, пока тетерева не
уйдут в ч а щ у . Тогда мы в о з в р а щ а е м с я домой в деревню.
На к р ы л ь ц е меня п о д ж и д а е т ж е н а . В о з л е нее на с о л н ы ш к е
греется Фрина — к р а с н ы й сеттер, б а л о в е н ь и л ю б и м и ц а .
Увидя нас, Фрина в с к а к и в а е т , стремительно б р о с а е т с я на­
встречу. П о д б е ж и т к Д ж е к у и н а ч и н а е т его о б н ю х и в а т ь . П р и
этом Д ж е к обычно стоит в позе победителя, гордо п о д н я в голову
и в ы т я н у в в струнку свой «прут».
С особым с т а р а н и е м Ф р и н а обнюхивает морду Д ж е к а , тычет
нос ему прямо в губы, будто целует его. От мягких Д ж е к и н ы х
губ, наверное, пахнет т е т е р е в а м и , и этот з а п а х д л я Ф р и н ы куда
приятнее, чем д л я нас с а м ы е тонкие, дорогие духи.
— Хоть бы р а з о к в з я л на охоту Фрину!— укоризненно гово­
рит мне ж е н а .
— Ну з а ч е м ее б р а т ь ? — о т в е ч а ю я . — Ведь ты ж е с а м а з н а е ш ь .
104
П р о б о в а л и ее н а т а с к и в а т ь , в п о з а п р о ш л о м году целое лето ж и л а
у егеря. Вернул н а з а д , с к а з а л — никуда не годится.
— Д а з н а ю ! — с д о с а д о й отвечает ж е н а . — Не д л я охоты возь­
ми, а д л я нее самой. В и д и ш ь , как она р а д у е т с я , когда вас
встречает.
Но ходить на охоту с негодной собакой только ради ее
удовольствия мне, п р и з н а т ь с я , совсем не хотелось. Я п р о д о л ж а л
охотиться с Д ж е к о м , а Ф р и н а о с т а в а л а с ь д о м а .
И все-таки о д н а ж д ы ж е н а упросила меня в з я т ь Фрину в лес,
в н а с т о я щ и е тетеревиные места. Это было у ж е в сентябре.
В прохладный осенний денек мы пошли на лесные вырубки.
Там п р о п а с т ь брусники и обычно д е р ж а л и с ь т е т е р е в а . Д ж е к а на
этот р а з я о с т а в и л д о м а , а чтобы он не в о л н о в а л с я , р у ж ь я с
собой т о ж е не в з я л .
Ж е н а всю д о р о г у вела Фрину на поводке, чтобы та з р я не
б е г а л а по лесу, не г о н я л а с ь за птичками.
— Ну, Ф р и н у ш к а , н а й д и - к а нам т е т е р е в к а , — л а с к о в о с к а з а л а
ж е н а , г л а д я с о б а к у и с п у с к а я ее с поводка.
П о ч у в с т в о в а в себя на свободе, Фрина со всех ног п о м ч а л а с ь
в лес и в один миг с к р ы л а с ь с г л а з .
Я п о п р о б о в а л вернуть ее и з а с т а в и т ь и с к а т ь как п о л а г а е т с я ,
но не тут-то было: Ф р и н а не с л у ш а л а с ь ни окриков, ни свистка.
Она н о с и л а с ь по лесу словно вихрь, только и з р е д к а п о п а д а я с ь
нам на г л а з а .
— Теперь с а м а в и д и ш ь , — с к а з а л я ж е н е , — на охоте она никуда
не годится — л е т а е т как п о л о у м н а я , все ж и в о е разгонит.
— Д а , в и ж у , — нехотя с о г л а с и л а с ь ж е н а .
М ы пошли не спеша по лесной тропинке по н а п р а в л е н и ю
к дому, у ж е б о л ь ш е не о б р а щ а я никакого в н и м а н и я на Ф р и н у —
носись себе с к о л ь к о д у ш е угодно! И з р е д к а я т о л ь к о посвисты­
вал, чтобы она з н а л а , где мы, и не п о т е р я л а с ь в лесу.
Но вот Ф р и н а , очевидно, вдоволь н а б е г а в ш и с ь , я в и л а с ь к нам
с а м а , и к а к а я - т о в и н о в а т а я , с м у щ е н н а я . Подходит нерешительно,
уши п р и ж а л а , глядит п р я м о в г л а з а .
— Ты что, и с п у г а л а с ь ч е г о - н и б у д ь ? — спросила ж е н а .
С о б а к а п р и о с т а н о в и л а с ь и н е о ж и д а н н о совсем л е г л а .
В чем ж е дело? Мы п о з в а л и ее и тихонько пошли по д о р о ж к е .
Глядим — не идет з а нами. Все на том ж е месте л е ж и т , а с а м а
глядит на нас, г л а з не спускает.
— Что-то н е л а д н о . У ж не укусила ли ее з м е я ? — забеспокои­
лась жена.
Мы подошли к с о б а к е .
И вдруг она робко п р и п о д н я л а с ь и тихо-тихо п о ш л а прочь в
кусты. А с а м а все о г л я д ы в а е т с я , смотрит — идем ли мы з а нею.
— Она нас к у д а - т о ведет,— с к а з а л а ж е н а .
— Д а куда т а м вести, просто т а к , д у р а к а в а л я е т , — ответил я.
105
Мне у ж е н а д о е л о это бесцельное х о ж д е н и е по лесу. То ли д е л о
пройтись теперь по этим ж е в ы р у б к а м с р у ж ь и ш к о м , с Д ж е к о м !
А то л е з ь через кочки, через кусты невесть куда и з а ч е м .
Но Ф р и н а к р а л а с ь все д а л ь ш е и д а л ь ш е , с к а ж д ы м ш а г о м все
т и ш е , все о с т о р о ж н е е и н а к о н е ц совсем о с т а н о в и л а с ь , з а м е р л а ,
будто в стойке. Это е щ е что з а ф о к у с ? !
— Ну, иди, иди хоть к у д а - н и б у д ь ! — с д о с а д о й с к а з а л я, ш а г а я
вперед мимо с о б а к и .
И вдруг п р я м о из-под моих ног с громким квохтаньем взле­
тела тетерка.
Фрина не в ы д е р ж а л а , б р о с и л а с ь з а ней.
— Н а з а д , н а з а д ! — з а к р и ч а л я.
О т б е ж а в немного, с о б а к а в е р н у л а с ь и с в и н о в а т ы м видом л е г л а
у моих ног.
Мы с женой стояли в полном недоумении. То, что Фрина
п о г н а л а с ь з а птицей, неудивительно — она ведь б ы л а почти не обу­
чена и д о м а т о ж е н о с и л а с ь з а всякими птичками.
Но вот что совсем непонятно: почему Фрина т а к долго вела нас
по лесу и в конце концов н а т к н у л а с ь на эту тетерку?
Т а к и не р а з о б р а в ш и с ь , в чем д е л о , мы пошли по д о р о ж к е
к дому, а Ф р и н а вновь исчезла в лесу. Но теперь мы у ж е неволь­
но п р и с л у ш и в а л и с ь к л е г к о м у хрусту сучьев или к шелесту сухой
листвы под ее быстрыми ногами.
И вдруг Фрина снова я в и л а с ь к нам с т а к и м ж е в и н о в а т о р а с т е р я н н ы м видом и п р и о с т а н о в и л а с ь возле д о р о ж к и , в з г л я д о м
прося идти з а нею. На этот р а з мы с р а з у пошли з а собакой.
О с т о р о ж н о , к р а д у ч и с ь , она п р о б и р а л а с ь м е ж д у д е р е в ь я м и ,
м е ж д у кустами, н а к о н е ц в ы в е л а нас на полянку и т а м з а м е р л а
в стойке.
— Вперед!
И з кустов м о ж ж е в е л ь н и к а вылетел целый выводок т е т е р е в о в .
От шума крыльев Ф р и н а д а ж е присела.
— Умница, м о л о д е ц ! — в восторге воскликнул я.
Теперь у ж е сомнений не было — Ф р и н а с а м а , без в с я к о г о
руководства, о т ы с к и в а л а дичь, но не с т а н о в и л а с ь в стойку, а воз­
в р а щ а л а с ь к нам и вела н а с к найденной птице.
Вот т а к с ю р п р и з ! Ж е н а от радости б р о с и л а с ь о б н и м а т ь и
ц е л о в а т ь свою любимицу. Я был т о ж е ч р е з в ы ч а й н о доволен.
Но как ж е егерь-то, у которого Ф р и н а н а х о д и л а с ь в н а т а с к е
целое лето, ничего не з а м е т и л и вернул ее как совсем непри­
годную?
Всю д о р о г у к д о м у мы с ж е н о й говорили о Фрине. Ведь
в о з в р а щ а т ь с я со стойки ее никто никогда не учил. З н а ч и т , она
с а м а сумела преодолеть охотничью страсть, к о т о р а я з а с т а в л я л а
ее з а м е р е т ь возле птицы. П р и в я з а н н о с т ь к л ю д я м у нее о к а з а ­
л а с ь сильнее. А м о ж е т быть, Ф р и н а по-своему, по-собачьи, к а к - т о
с о о б р а з и л а , что именно т а к и следует поступать. Во всяком слу­
чае Ф р и н а с д е л а л а то, чего не смогли с д е л а т ь ни Д ж е к , ни дру­
гие собаки, которых я до сих пор имел.
106
С этого д н я я н а ч а л б р а т ь на охоту обеих собак. Но где
ж е старому Д ж е к у б ы л о у г н а т ь с я з а быстрой, к а к ветер, Фриной!
Она н о с и л а с ь по лесу, о т ы с к и в а л а тетеревов и, только когда,
б ы в а л о , найдет, в о з в р а щ а л а с ь к нам и вела вслед з а собою.
Но Д ж е к , д а ж е г л я д я на Фрину, не мог усвоить ее повадки.
Р а з ы с к а в дичь, он, как и п р е ж д е , упорно стоял в стойке, не дви­
г а я с ь с места, сколько бы я его ни з в а л .
Т а к и не понял старик, чего от него я требую. С м е к а л к а
Фрины о к а з а л а с ь не д л я него.
Товарищи по охоте
гор И в а н о в и ч вышел из с т о р о ж к и , засунул валенки в
л я м к и широких л ы ж и о т п р а в и л с я в очередной обход
своего у ч а с т к а .
Тусклый зимний рассвет з а н и м а л с я над лесом. Небо,
укрытое о б л а к а м и , б ы л о пепельно-серым. Только в д а л и ,
над самым горизонтом, н а в о л о ч ь о б л а к о в немного п р и п о д н я л а с ь
и из-под нее в ы г л я н у л а п р о з р а ч н а я , как морской я н т а р ь , утрен­
няя з а р я .
Е
Слегка м о р о з и л о . Воздух был чистый и б о д р я щ е с в е ж и й . Л ы ж и
почти без усилий с к о л ь з и л и по крепко у к а т а н н о й л ы ж н е .
Егор И в а н о в и ч шел не спеша, в н и м а т е л ь н о , по-хозяйски ос­
м а т р и в а я свой участок.
107
Вот у ж е почти тридцать лет он ежедневно обходил его, охраняя
от пожаров и тайных порубок; ухаживал за вверенным ему лесом,
как за чем-то самым близким и дорогим.
С наступлением весны он приводил лес в порядок, собирал
в кучи старый сушняк и сжигал его, чтобы там не развелись
вредные насекомые, а главное, летом, в жару, не возник бы пожар.
На полянах и вырубках Егор Иванович подсаживал молодые
деревца и зорко следил, чтобы кто-нибудь не поломал, не попор­
тил посадок. Недалеко от сторожки он д а ж е устроил лесной
питомник. К а ж д о е утро Егор Иванович обязательно его навещал.
Вот и сейчас он прежде всего заглянул в «детский сад».
Молодые елочки, дубки и липки, укутанные снегом, дей­
ствительно походили теперь на ребят в белых пушистых шуб­
ках, шапочках и меховых рукавичках. Они будто тянули к старику
свои растопыренные ручонки — здоровались с дедушкой.
— Ишь какие крепкие, коренастые!— ласково улыбнулся им
Егор Иванович.— Ну, растите, растите!
Лесник обошел кругом свой питомник. С одного края он увидел
свежий заячий след.
— Э-э, брат, это уж совсем неладно, что ты сюда загляды­
ваешь!— недовольно покачал головой старик и пошел по заячьему
следу.
Но зверек, видно, только случайно пробежал через питомник.
След направлялся дальше, к поляне, где л е ж а л а свежесрубленная осина. Ее нарочно срубил сам Егор Иванович, чтобы зайцы
глодали кору сучков и не портили молодых посадок.
На поляне вокруг срубленного дерева были видны заячьи следы
и сучья дочиста обглоданы.
— Ишь куда забрался косой!— улыбнулся Егор Иванович,
представляя себе, как ночью ушастый зверек вспрыгнул на л е ж а ­
щий ствол дерева, потом привстал на задние лапы и начал
обгрызать горьковатую, но по-зайчиному, может, самую сладкую
кору осины.
— А это что ж е такое?— удивился лесник, заметив сброшен­
ный с дерева снег.
Видно, заяц перепугался чего-то и метнулся в сторону, а по­
том понесся огромными скачками через поляну.
Его Иванович направился туда же, чтобы проверить, что
испугало косого. Вот и разгадка.
Сбоку поляны, в кустах, виднелся другой скользящий по снегу
след. Какой-то зверь полз к срубленной осине.
Но заяц вовремя заметил врага и вмиг ускакал.
Зверь д а ж е не пытался его преследовать. Он встал на лапы,
отряхнулся и пошел обратно в чащу, оставляя за собой на снегу
четкую, будто выведенную по нитке, цепочку следов.
— Что, лисонька, не пришлось зайчатиной полакомиться?—
улыбнулся старик.— И поделом. Иди-ка лучше в поле да лови мы­
шей: и тебе легче, и нам полезнее.
108
Р а з о б р а в ш и с ь в ночном происшествии, будто прочитав в лес­
ной газете последнюю новость, Егор И в а н о в и ч о т п р а в и л с я д а л ь ш е .
П р о х о д я мимо елочки, на которой он е щ е осенью р а з в е с и л
м а с л я т а , лесник у в и д а л , что грибов у ж е нет: значит, белки поели.
Голодно этим з в е р ь к а м зимой, вот Егор И в а н о в и ч и помо­
гает им грибов на зиму з а г о т о в и т ь . И д е т осенью по лесу, увидит
грибок, сорвет и повесит на дерево в р а з в и л к у сучьев.
В н а ч а л е зимы белки не очень охотно едят его угощение.
М о ж е т , оно не т а к повешено, а может, з а п а х от рук человека
еще о с т а л с я . Кто его знает, что с м у щ а е т з в е р ь к а . Но в середине
зимы, когда холод и голод проберут посильнее, тут у ж церемо­
ниться некогда, белки все грибы до одного подберут.
— Ну что ж , к у ш а й т е , на з д о р о в ь е , — говорит Егор И в а н о в и ч ,
отходя от елки.
Он спешит д а л ь ш е . М н о г о у него е щ е р а з н ы х дел: н а д о пойти
осмотреть сухостой, который з а в т р а приедут рубить, н а д о
сходить на болото проверить лосей, не беспокоит ли их кто.
Егор И в а н о в и ч е щ е р а з осмотрел и сосчитал з а с о х ш и е , пред­
назначенные к рубке д е р е в ь я . Он о т о д р а л с одного из них сухую
кору и неодобрительно п о к а ч а л головой. П о д корой, как б е л а я
мука, в и д н е л а с ь источенная древесина и темнели дырочки, проде­
л а н н ы е лесными в р е д и т е л я м и .
«Квей, квей!»— п р о т я ж н о з а к р и ч а л где-то н е в д а л е к е черный
дятел ж е л н а .
— «Квей, квей!..»— передразнил его с т а р и к . — Эх ты, к в е к а л ка! Стучишь, стучишь по дереву носом, а червя под корой про­
з е в а л . В и ш ь , он тут что п о н а д е л а л .
Д я т е л вдруг весело з а п е л , перелетая с д е р е в а на дерево.
— Ну л а д н о у ж , пой себе на здоровье, т о л ь к о носом получ­
ше р а б о т а й , — примирительно кивнул ему в с л е д Егор И в а н о в и ч
и стал с п у с к а т ь с я к болоту, з а р о с ш е м у частым осинником и
березняком.
i
Тут с с а м о г о к р а я на снегу виднелись следы лосей, а кора на
стволах осинок б ы л а будто соскоблена тупым перочинным н о ж о м .
— И ш ь сколько о б г л о д а л и ! — промолвил Е г о р И в а н о в и ч , р а з ­
г л я д ы в а я на дереве с в е ж и е погрызы животных.
Вот кора о б г л о д а н а очень высоко. Н у ж н о поднять руку, чтобы
д о т я н у т ь с я до места п о г р ы з а . А под деревом на снегу виднеют­
ся широкие следы копыт. Это к о р м и л с я старый лось. Егор И в а н о ­
вич его д а в н о у ж е з а п р и м е т и л . П о й д е т в о б х о д по болоту, а он
стоит где-нибудь в осиннике и с места не сдвинется, будто знает,
что Егор И в а н о в и ч ему не враг, а друг — о х р а н я е т его.
— Ты что, д р у ж о к , г л я д и ш ь на м е н я ? — спросит лесник.—
В с т р е ч а е ш ь , соскучился?
Л о с ь т о л ь к о уши н а с т о р о ж и т , а сам глядит на с т а р и к а своими
в н и м а т е л ь н ы м и г л а з а м и , словно и в п р а в д у его встречает.
— Ну, о т д ы х а й на з д о р о в ь е , — приветливо с к а ж е т Егор И в а ­
нович.— Я т о ж е пойду отдохну.— И покатит себе не спеша на лы­
ж а х обратно в сторожку.
109
Егор И в а н о в и ч т а к привык в с т р е ч а т ь в лесу своего приятеля,
что д а ж е с е р д и л с я , когда его не видел.
— Где ты там по лесу ш л я е ш ь с я ? — ворчал он.— Не мог меня
п о д о ж д а т ь ! Ведь з н а е ш ь , я к а ж д о е утро сюда прихожу.
О с м о т р е в с в е ж и е следы и погрызы на дереве, лесник тихонько
пошел вперед, чтобы увидеть с а м о г о л о с я . Н а в е р н о е , он стоит
где-нибудь здесь, в болоте, с подветренной стороны.
Н е о ж и д а н н о Е г о р И в а н о в и ч о с т а н о в и л с я , с тревогой г л я д я на
снег. И з болота шел с в е ж и й след бегущего л о с я , а по б о к а м еще
д в а следа вроде с о б а ч ь и х , но много крупнее.
«Волки!»— вздрогнул с т а р и к и поспешил по с л е д а м .
— Снег глубок. Не уйти ему!— сокрушенно твердил Егор И в а ­
нович.
Вот и п о л я н а . З д е с ь , судя по следу, волки нагнали л о с я и он
стал о т б и в а т ь с я от них к о п ы т а м и . На месте отчаянной схватки
весь снег был изрыт, будто в с п а х а н .
Л е с н о й великан не п о д д а л с я в о л к а м . Он р а з о г н а л зверей и
п о м ч а л с я д а л ь ш е , на этот р а з под гору, вниз.
«Скорее, с к о р е е » , — спешил лесник, предчувствуя беду.
Л е ж а щ е г о на снегу л о с я Егор И в а н о в и ч увидел е щ е и з д а л и .
Волки з а г н а л и его в л о щ и н у , т я ж е л ы й з в е р ь з а в я з в снегу, и
хищники без труда с ним р а с п р а в и л и с ь .
— Сгубили, п р о к л я т ы е ! — охнул старик, подбегая к лосю.
Он л е ж а л на боку, з а к и н у в н а з а д свою т я ж е л у ю горбоно­
сую голову. Н е в и д я щ и е г л а з а были широко р а с к р ы т ы .
— З а г р ы з л и ! — д р о г н у в ш и м голосом пробормотал с т а р и к . —
Ну, погодите!— погрозил он в ч а щ у леса, куда уходили неторопли­
вые следы сытых з в е р е й . — Вот я вам!..
Егор И в а н о в и ч решил сегодня ж е идти з а д в а д ц а т ь километ­
ров в город, привести охотников, а з а в т р а чуть свет з а т я н у т ь
ф л а ж к а м и лесную ч а щ у и устроить о б л а в у . «Мы в а м з а д а ­
д и м ! » — е щ е р а з погрозил с т а р и к .
Но тут он вдруг вспомнил, что ведь именно з а в т р а с утра в
лес приедут рубить сухостой. К а к стукнут топором, т а к волков и
поминай как з в а л и . Уйдут п о д а л ь ш е , к у д а - н и б у д ь в с а м у ю ч а щ у .
А потом, когда в лесу поутихнет, снова вернутся. Всех лосей
з а зиму п е р е ж р у т .
Ч т о д е л а т ь ? Не д а в а т ь лес з а в т р а рубить — н е л ь з я : н а р о д из
д а л ь н и х колхозов нарочно приедет. Р а з в е м о ж н о т а к о е дело сор­
в а т ь ? Н у ж н о сегодня ж е бить волков. А как?.. Ф л а ж к о в ведь нет,
д а один с ними ничего и не с д е л а е ш ь . Вот если б л у н а ночью
б ы л а , м о ж н о бы п о к а р а у л и т ь в з а с а д е . Но луны, к а к на грех, и нет.
Егор И в а н о в и ч не з н а л , на что и р е ш и т ь с я . З н а л только
одно: у п у с к а т ь в о л к о в никак н е л ь з я . Л е с н и к стоял с минуту в
р а з д у м ь е . Потом вдруг, что-то с о о б р а з и в , быстро повернулся
и чуть не бегом пустился по лесу о б р а т н о домой.
— С т а р у х а , ты г д е ? — п о з в а л он, входя в с т о р о ж к у .
Ж е н ы д о м а не б ы л о . Верно, у ш л а з а чем-нибудь в б л и ж а й ­
шую деревню.
ПО
— Вот е щ е н е з а д а ч а ! — с д о с а д о й махнул рукой Егор И в а н о ­
вич.— Тут к а ж д а я минута д о р о г а , а ее нет! Ну, д а я и один у п р а в ­
люсь.
Он достал ключ, отпер сундук, где х р а н и л а с ь о д е ж д а , и стал
в ы к и д ы в а т ь на пол д о б р о : п л а т ь я ж е н ы , свои р у б а ш к и , материю...
Все яркое и пестрое он о т к и д ы в а л в сторону.
С т а р и к перерыл весь сундук, о т о б р а л что поярче, потом быстро
в з я л н о ж н и ц ы и н а ч а л р е з а т ь на лоскуты о т о б р а н н у ю о д е ж д у
и м а т е р и ю . Вот у ж е и з р е з а н ы з а н а в е с к а , с т а р у х и н а к о ф т а , сатин
д л я подушек... Н а полу перед с т а р и к о м пестрела ц е л а я куча
трепья.
З а н я т ы й делом, Егор И в а н о в и ч д а ж е не з а м е т и л , как сзади
скрипнула в х о д н а я д в е р ь .
И с п у г а н н ы й в о з г л а с з а с т а в и л его о б е р н у т ь с я . На пороге с т о я л а
ж е н а и в у ж а с е г л я д е л а на его работу.
— М о л ч и , не шуми, с т а р у х а ! — с к а з а л Егор И в а н о в и ч , вста­
в а я навстречу ж е н е . — Волки лосей р е з а т ь начали...
— А ты-то что д е л а е ш ь ? В уме т ы ? — п р о л е п е т а л а , не с л у ш а я
его, ж е н а и вдруг, з а к р ы в л и ц о руками, горько з а п л а к а л а . — Ой,
родные мои, всю о д е ж у п о р в а л !
— Погоди, погоди, с т а р у х а , — с т а р а л с я успокоить ее лесник.—
Ты только п о с л у ш а й . Волки лося з а г р ы з л и . Н у ж н о з а ф л а ж и т ь
их, а ф л а ж к о в нет. Я тебе новое п л а т ь е куплю!..
Но с т а р у х а и с л у ш а т ь ничего не хотела. О п о м н и в ш и с ь , она
б р о с и л а с ь о т н и м а т ь у ц е л е в ш и е вещи, а с а м а все п л а к а л а , все
причитала:
— О т д а й , отдай, беспутный! О д у м а й с я , не губи д о б р о !
Н а к о н е ц Егор И в а н о в и ч не в ы д е р ж а л .
— На, бери!— крикнул он, б р о с а я рубаху.— П р я ч ь в сундук,
копи т р я п ь е . А волки нынче л о с я , а з а в т р а скот в колхозе
порежут. Тебе что? Тебе т р я п ь е д о р о ж е !
С т а р у х а с р а з у притихла.
— А я тут при ч е м ? — н е р е ш и т е л ь н о с к а з а л а она.
— А при том, что з а к а ж д ы й клок х в а т а е ш ь с я . И з этих т р я п о к
я ф л а ж к и н а д е л а ю , за в о л к а м и пойду...
— Ну, т а к бы мне и с к а з а л , — уклончиво о т в е ч а л а с т а р у х а . —
Только у ж больно о д е ж у ж а л к о . И ш ь сколько д о б р а накроил...
— М а л о , м а л о этого,— перебил ее Егор И в а н о в и ч . — Д а й хоть
рубаху еще.
— Погоди, я л у ч ш е у ж с т а р е н ь к у ю поищу,— т о р о п л и в о с к а з а ­
л а ж е н а и полезла в сундук.
З а к о н ч и в с материей, Егор И в а н о в и ч наколол щепок и привяз я л к ним р а з н о ц в е т н ы е т р я п к и . Д р у г у ю часть т р я п ь я он н а с о в а л
в мешок. « Н а кустах р а з в е ш а ю , — решил он.— Эх, ж а л ь , ш н у р а
нет! Н а с т о я щ и е бы ф л а ж к и устроил, целую гирлянду. Ну, да
л а д н о , и т а к сойдет».
Н а б и в т р я п ь е м з а п л е ч н ы й мешок, Егор И в а н о в и ч оделся и
снял со стены р у ж ь е .
— С т а р у х а , о д е в а й с я и т ы , — с к а з а л он.
111
— А мне з а ч е м ? — у д и в и л а с ь она.
— Со мной за в о л к а м и пойдешь. Мне одному не у п р а в и т ь с я .
— Д а ты совсем о ч у м е л ! — и з у м и л а с ь ж е н а . — Я-то что т а м де­
л а т ь буду?
— З а г о н я т ь б у д е ш ь . Я в з а с а д у , а ты — з а г о н щ и к о м .
— И не в ы д у м ы в а й ! Не пойду!— наотрез о т к а з а л а с ь стару­
ха.— С т р а с т ь - т о к а к а я — волков по лесу гонять! Д а они кинутся,
заедят еще!
— Н е мели чепуху!— р а с с е р д и л с я Егор И в а н о в и ч . — Они и
б л и з к о к тебе не подойдут. Волк человека п у щ е огня боится. Ты их
и не у в и д и ш ь . А без т е б я я один ничего не с д е л а ю . З р я ,
значит, только одежу порвал.
Эти последние слова п о д е й с т в о в а л и л у ч ш е всяких у б е ж д е н и й .
— К а к — з р я п о р в а л ? — з а к и п я т и л а с ь с т а р у х а . — Р а з у ж по­
р в а л , н а д о до д е л а д о в о д и т ь ! — И она с т а л а быстро о д е в а т ь с я .
— Л ы ж и - т о не з а б у д ь ! — напомнил ей Е г о р И в а н о в и ч .
— Ты что, с т а р и к , надо мной с м е е ш ь с я ? Али совсем ум поте­
рял?..
— Нет, не смеюсь. Б е з л ы ж в лесу не п р о л е з е ш ь . Ты ж е
р а н ь ш е л о в к о с горы к а т а л а с ь . П о м н и ш ь , на масленице, когда
я за тебя п о с в а т а л с я .
— Э в а ! Ч т о вспомнил!— м а х н у л а рукой ж е н а . — Это ведь сорок
лет тому н а з а д было! Тогда мне т о л ь к о д в а д ц а т ь годов испол­
нилось, а теперь все шестьдесят.
— Д а н е у ж т о ты совсем р а з у ч и л а с ь ? — огорчился с т а р и к . —
Б е з л ы ж ты мне не помощник! Упустим волков, а з а убитого
премия п о л а г а е т с я п я т ь д е с я т рублей,— д о б а в и л он.
— П я т ь д е с я т рублей!— изумленно повторила с т а р у х а . — Ну,
шут с тобой! Д а в а й л ы ж и . П о п р о б у ю . М о ж е т , что и получится.
Не п р о ш л о и п о л у ч а с а , к а к охотники тронулись в путь. Впере­
ди шел старик с р у ж ь е м и з а п л е ч н ы м мешком с ф л а ж к а м и ,
а сзади с т а р у х а с в и л а м и .
Сколько Егор И в а н о в и ч ни у в е р я л , что волки и на г л а з а ей
не п о к а ж у т с я , она все-таки на всякий случай в з я л а о р у ж и е д л я
защиты.
— Ты, дед, не больно с п е ш и , — о с т а н а в л и в а л а она с т а р и к а , — а
то у меня что-то л ы ж а на л ы ж у все н а е з ж а е т .
— Ничего!— о б о д р я л ее м у ж . — Ты у меня молодчина. П р и д е т
м а с л е н а , о п я т ь с гор к а т а т ь с я поедем.
— К а к о е у ж тут к а т а н ь е ! — о х а л а с т а р у х а . — Все ноги-то от­
вертела! Того и гляди, на ровном месте с в а л ю с ь !
К счастью, почти до с а м о г о места охоты идти было не очень
трудно — шли по у к а т а н н о й л ы ж н е .
Д о б р а в ш и с ь до ч а щ и , Егор И в а н о в и ч стал о с т о р о ж н о обходить
ее кругом, р а з в е ш и в а я над землей по сучьям кустов р а з н о ц в е т ­
ные лоскутки. А в п р о г а л и н а х , где кустов не было, он в т ы к а л
в снег лучины с п р и в я з а н н ы м и к ним т р я п и ц а м и . Так он о к р у ж и л
ф л а ж к а м и всю ч а щ у . Выходных волчьих следов нигде не попа­
лось, значит, волки, н а е в ш и с ь лосятины, л е ж а л и н е п о д а л е к у .
112
— Теперь я с другой стороны з а й д у и схоронюсь где-нибудь
за д е р е в ь я м и , — с к а з а л Егор И в а н о в и ч , в е р н у в ш и с ь к ж е н е . — А
ты п о д о ж д и минут д в а д ц а т ь , пока я до места д о б е р у с ь , а потом
ступай не спеша п р я м о в ч а щ у . Там тропку у в и д и ш ь , по ней и
иди. А с а м а полегоньку п о к р и к и в а й . Волки с р а з у , к а к ты з а ш у ­
мишь, поднимутся с л е ж к и , начнут во ф л а ж к о в о м кругу метаться,
выхода и с к а т ь , на меня и наскочат. Убьем — п я т ь д е с я т рублей
премии, да е щ е п я т ь рублей з а шкуру д а д у т .
— Ох, дед!— в з д о х н у л а с т а р у х а . — Уж я покричу, а ты т о ж е
смотри, не с п л о ш а й .
Егор И в а н о в и ч о с т о р о ж н о пошел обходить з а ф л а ж е н н у ю часть
леса. Он д о ш е л до входного следа волков, где они гнали л о с я .
« З д е с ь где-нибудь и з а т а ю с ь » , — подумал Егор И в а н о в и ч .
Он осмотрелся и стал з а большим кустом м о ж ж е в е л ь н и к а .
Впереди была ш и р о к а я просека, на ней удобно с т р е л я т ь . Устроив­
шись в з а с а д е , Егор И в а н о в и ч стал ж д а т ь . «Только бы с т а р у х а
не с т р у с и л а » , — подумал он. Но в это время где-то в д а л и послы­
ш а л с я з н а к о м ы й голос:
— П о ш л и ! П о ш л и ! Вот я в а с ! — к р и ч а л а с т а р у х а , будто выго­
няла из огорода соседских кур; при этом она изредка постуки­
в а л а в и л а м и по с т в о л а м д е р е в ь е в .
Егор И в а н о в и ч н а п р я ж е н н о ж д а л . Теперь волки, испуганные
криком, у ж е вскочили с л е ж к и и мечутся по ч а щ е , ищут выхода
из ф л а ж к о в . Вот-вот н а с к о ч а т .
— Егор, а Е г о р ! — вдруг у с л ы ш а л с т а р и к . — Тут д в е тропы, по
какой идти-то?
Егор И в а н о в и ч д а ж е плюнул с д о с а д ы . «Вот б е с т о л к о в а я ! — по­
д у м а л он.— Д а иди по л ю б о й ; Как ж е я тебе отвечать-то буду?
Ведь я волков отпугну!»
— Егор! Ты что, з а с н у л , что л и ? — к р и ч а л а с т а р у х а — О т в е ч а й ,
не дури, а то я домой уйду!
«Что с ней п о д е л а е ш ь ! — выходил из себя с т а р и к . — Уйдет —
и охоте конец. Волки о г л я д я т с я да и выйдут где-нибудь
между ф л а ж к а м и » .
— Ну, я домой пошла, а ты как з н а е ш ь ! — крикнула старуха
в последний р а з .
Егор И в а н о в и ч чуть не з а п л а к а л с д о с а д ы . «Все пропало!»
Он т о ж е хотел у ж е сойти с места и окликнуть старуху, но вдруг
так и замер.
Впереди в ч а щ е леса м е л ь к н у л о что-то ж и в о е , п о с л ы ш а л с я
легкий хруст снега — и б о л ь ш о й серый з в е р ь п о к а з а л с я на просеке.
Л е с н и к вскинул р у ж ь е , з а г р е м е л выстрел. Волк исчез за
кустами.
« П р о м а х ! » — т а к и кольнуло охотника в с а м о е сердце.
Н о в тот ж е миг второй волк т о ж е выскочил на просеку
и т я ж е л ы м г а л о п о м п о м ч а л с я вдоль нее.
С т а р и к х о р о ш е н ь к о п р и ц е л и л с я . Снова выстрел — и волк упал.
Б ы с т р о п е р е з а р я д и в р у ж ь е , Егор И в а н о в и ч п о д б е ж а л к з в е р ю .
Он был мертв.
113
— Егор! Егор! Ты в кого там п а л и ш ь ? — п о с л ы ш а л с я где-то
вдали голос старухи.
— Иди сюда!— р а д о с т н о о т о з в а л с я Егор И в а н о в и ч .
— Ты в меня-то смотри не п а л ь н и ! — к р и ч а л а с т а р у х а .
Выйдя на просеку, она т а к и всплеснула р у к а м и :
— Волка убил! Ай да старик! А в кого ж е ты е щ е р а з п а л и л ?
— В другого. Д а п р о м а х н у л с я , — отвечал ей Егор И в а н о в и ч ,
р а с с м а т р и в а я убитого з в е р я . — Это самец, а с а м к а , значит, у ш л а .
Э-эх, ж а л ь ! В ней-то ведь с а м о е з л о и есть. Е щ е выводок
тут поблизости принесет, тогда беда!
Егор И в а н о в и ч пошел в з г л я н у т ь на след у ш е д ш е г о в о л к а , что­
бы проверить, куда лег по снегу з а р я д картечи.
— З а р я д п р а в и л ь н о лег,— промолвил он и в р а з д у м ь е прошел
ш а г о в д е с я т ь по волчьему следу.
«Что это, будто г о р о ш и н а виднеется на снегу? Д а ведь это
кровь! А вот еще и еще!.. З в е р ь , значит, ранен».
Егор И в а н о в и ч з а т о р о п и л с я по следу.
— Куда ты, к у д а ? — к р и ч а л а ему с т а р у х а .
Но он и не с л у ш а л . Кусты, п о л я н а , опять кусты, ч а щ а — и в
ч а щ е что-то темное... Д а ж е сердце з а м е р л о от волнения. Так
и есть!
В кустах, у т к н у в ш и с ь мордой в снег, л е ж а л а в о л ч и ц а .
— С т а р у х а , с т а р у х а ! — от радости не своим голосом з а в о п и л
Егор И в а н о в и ч . — Волчицу н а ш е л . Обоих, значит!.. Вот тебе и пре­
мия! И новое п л а т ь е ! Все тут!..— р а д о в а л с я Егор И в а н о в и ч ,
прямо в лесу с н и м а я ш к у р ы с убитых з в е р е й . — А г л а в н о е —
с т а д о в колхозе цело о с т а н е т с я и лосей моих т р о г а т ь не будут.
А ты на т а к о е дело тряпки ж а л е л а !
— Л а д н о , п о м а л к и в а й ! — весело перебила его ж е н а . — Б е з
моих т р я п о к да б е з меня ты бы с в о л к а м и и не у п р а в и л с я . —
Она з а д о р н о в з г л я н у л а на с т а р и к а и д о б а в и л а : — Выходит,
и я в этом деле не меньше т е б я у ч а с т н и ц а .
— Верно!— с р а д о с т ь ю с о г л а с и л с я Егор И в а н о в и ч . — Ай д а
с т а р у х а м о я ! — воскликнул он.— Во всех д е л а х мне первый по­
мощник б ы л а ! А теперь и на охоте не п о д к а ч а л а !
З а лисой
Я
сидел за столом и н а б и в а л патроны, когда в комнату
вошел мой п р и я т е л ь , х у д о ж н и к .
— З д о р о в о , т е з к а ! Ты это куда с о б р а л с я ? — спросил он.
— Хочу на охоту з а лисой поехать.
— Отлично!— с к а з а л п р и я т е л ь . — У меня к а к р а з сво­
бодный день, я с тобой т о ж е поеду. Вот и встретим в
лесу н а ч а л о зимы!
Это известие, п р и з н а ю с ь , меня не очень о б р а д о в а л о . Д е л о
в том, что мой п р и я т е л ь совсем не охотник и д а ж е в извест114
ной степени противник охоты. «Не понимаю удовольствия стрелять
зверей и птиц,— часто говорит он,— гораздо интереснее наблю­
дать их, а потом нарисовать». С точки зрения художника он,
наверное, прав, но мы, охотники, совсем не прочь и подстрелить
дичину. Вот поэтому я и не очень обрадовался такому товарищу
в предстоящей охоте.
Но приятель, видно, не обратил на это никакого внима­
ния. Он ушел домой переодеться и часа через два у ж е был у
меня, одетый в теплую куртку, ушанку и валенки. Я тоже пере­
оделся, взял ружье, и мы отправились на вокзал.
Была у ж е глубокая ночь, когда мы добрались д о деревни где
жил знакомый старичок охотник дядя Федя. Хозяин постелил
нам постель, и мы улеглись, чтобы отдохнуть немного перед охо­
той.
Отдыхать пришлось недолго. Скоро в окне забелел мутный
зимний рассвет. Старик встал, поставил самовар. Мы все выпили
по стакану чаю, оделись, взяли заплечные мешки с флажками и
отправились на охоту.
115
Утро б ы л о чудесное. С в е ж и й , пушистый снег укрыл всю з е м л ю .
Л е с был мохнатый, белый, а над ним неярко синело п р о з р а ч ­
ное зимнее небо.
Мы шли по тропинке через мелколесье. Кое-где по сторо­
нам в о з в ы ш а л и с ь с т а р ы е сосны, с п л о ш ь усыпанные снегом. На
синеватом фоне неба они к а з а л и с ь совсем белыми, будто выли­
тыми из гипса.
З а мелколесьем н а ч а л и с ь о в р а ж к и , поросшие кустарником, и
густая, н е п р о х о д и м а я ч а щ а .
Мы в н и м а т е л ь н о о с м а т р и в а л и на снегу с в е ж и е ночные следы
зверей, видели несколько з а я ч ь и х и беличьих, а лисьего следа
все не п о п а д а л о с ь .
Но вот наконец и он: ровный, л а п к а в л а п к у , словно выве­
денный по нитке, т я н е т с я от опушки п р я м о в ч а щ е густых кустов.
— П о д о ж д и т е меня тут,— с к а з а л д я д я Ф е д я , с н и м а я с плеч
свой мешок с ф л а ж к а м и и к л а д я на з е м л ю . — Я мигом эту ч а щ у
обойду и п о г л я ж у , есть ли выходной след. М о ж е т , л и с а здесь
и у л е г л а с ь на дневку.
Мы т о ж е сняли свои мешки и уселись на них. Сидели молча,
боясь р а з г о в о р о м спугнуть чуткого з в е р я .
Вскоре с т а р и к п о к а з а л с я с другой стороны. Он почти б е ж а л .
— Нет выходного. Тут в ч а щ е и л е ж и т , — з а ш е п т а л он, б ы с т р о
р а з в я з ы в а я мешок с ф л а ж к а м и . — С т а н о в и с ь здесь у елочки и
к а р а у л ь , — с к а з а л он мне,— а ты со мной иди, я тебя у полянки
п о с т а в л ю , — о б р а т и л с я он к п р и я т е л ю . — На чистом месте ты ее
хорошо р а з г л я д и ш ь .
Д я д я Ф е д я вынул из мешка веревку, на которой были н а ш и т ы
к р а с н ы е лоскуты — ф л а ж к и , и н а ч а л ее р а с т я г и в а т ь , ц е п л я я з а
ветки кустов. Он шел все д а л ь ш е и д а л ь ш е , о п о я с ы в а я лесную
ч а щ у красной г и р л я н д о й . А мой приятель шел следом з а ним,
помогая развешивать ф л а ж к и .
«Только бы они к а к - н и б у д ь не спугнули лису р а н ь ш е време­
ни, успели бы о б т я н у т ь ф л а ж к а м и всю ч а щ у ! — д у м а л я . — Тогда
у ж л и с а не уйдет. К у д а ни сунется — всюду наткнется на ф л а ж ­
ки». Так и будет б е г а т ь по ч а щ е , о т ы с к и в а я выход из круга,
пока не наскочит на охотников. Н у ж н о только стоять очень тихо,
не шевелиться, чтобы зверь тебя не з а м е т и л .
Я стоял у елки и с нетерпением ж д а л , когда д я д я Ф е д я
затянет флажки.
Н а к о н е ц он вновь п о к а з а л с я из кустов и весело подмигнул мне:
— З а т я н у л , теперь не уйдет!
Он п р и в я з а л веревку с ф л а ж к а м и к кустам, ш а г а х в д в а д ­
цати позади меня. Круг был замкнут. Я очутился внутри него.
— С е й ч а с з а й д у с другой стороны и буду ее легонько попуги­
вать, а ты стой, не шевелись. Она п р я м о на тебя и выскочит.
Д я д я Ф е д я с к р ы л с я в лесу. Скоро где-то вдали п о с л ы ш а л с я
его негромкий окрик: «Ау-ау!..»
Я з а м е р на месте, з о р к о в г л я д ы в а я с ь в лесную ч а щ у . О х о т а
н а ч а л а с ь . Теперь л и с а , и с п у г а н н а я человеческим голосом, у ж , вер116
но, вскочила с л е ж к и и мечется по лесу, с т а р а я с ь найти выхол
из ф л а ж к о в о г о круга. К а ж д у ю секунду она м о ж е т проскочить
мимо меня.
Вдруг что-то я р к о - ж е л т о е мелькнуло среди белых кустов. Л и с а !
Она неслась по ч а щ е легким галопом. Я вскинул р у ж ь е , но з в е р ь
у ж е вновь с к р ы л с я . Л и с а н а п р а в и л а с ь в сторону той полянки,
где стоял мой п р и я т е л ь .
Я перевел дух и опустил р у ж ь е : не беда, д е в а т ь с я ей некуда,
сейчас вернется н а з а д .
Но п р о ш л о минут п я т ь — д е с я т ь , д я д я Ф е д я , слегка покрики­
в а я , подходил к нам по лесу б л и ж е и б л и ж е , а лиса все не выскаки
в а л а . Д а куда ж е она д е в а л а с ь ?
Н а к о н е ц впереди из-за кустов п о к а з а л а с ь з а с ы п а н н а я снегом
фигура с т а р и к а . Он подошел ко мне:
— Где ж е л и с а ?
— Не з н а ю . Один р а з проскочила вон т а м , мимо елок, пошла
к поляне — и конец.
Д я д я Ф е д я в недоумении п о ж а л плечами:
, — Ч т о з а история! М и м о меня т о ж е не проходила, я хоро­
шо глядел. М о ж е т , впереди где-нибудь з а т а и л а с ь , з а л е з л а под ва
л е ж и н у и сидит? П о й д у - к а по следу, р а з б е р у с ь .
С т а р и к о п я т ь с к р ы л с я в лесу, а я вновь п р и н я л с я ж д а т ь .
Н е о ж и д а н н о из-за о в р а ж к а с поляны п о с л ы ш а л с я громкий крик.
Д я д я Ф е д я кого-то р у г а т е л ь с к и ругал на весь лес.
Я поспешил на его голос. П е р е б р а л с я через о в р а ж е к , вышел
на поляну и в и ж у — на с а м о м к р а ю на пеньке сидит мой приятель
и что-то рисует в блокноте. А перед ним стоит д я д я Ф е д я , весь
красный, ш а п к а на з а т ы л к е , р у к а м и р а з м а х и в а е т , кричит. Я к нему:
— Ч т о случилось?
— А вот п о л ю б у й с я , что твой д р у ж о к здесь н а т в о р и л !
Я поглядел на полянку. Ч т о т а к о е ? Она и не з а т я н у т а ф л а ж ­
ками. Ф л а ж к и р а з о р в а н ы и з а м о т а н ы на кустах с двух сторон
по крям полянки, а п р я м о посредине через нее идет с в е ж и й лисий
след. З н а ч и т , лиса здесь и в ы ш л а из круга.
— Почему ж е вы полянку не з а т я н у л и ? — и з у м и л с я я.
— К а к — не з а т я н у л и ? — в б е ш е н с т в е з а к р и ч а л д я д я Федя.—
Это вот твой д р у ж о к ей ворота открыл.
— З а ч е м вы т а к кричите? — д о б р о д у ш н о , как ни в чем не бы­
в а л о о б р а т и л с я к нему мой п р и я т е л ь . — Я ж е с к а з а л , что вину
свою искуплю, привезу из Москвы вам не одну, а д в е лисьи шкурки,
да е щ е в ы д е л а н н ы е , совсем готовые
— Ну вот и поговори с ним!
махнул рукой д я д я Федя.—
Р а з в е это охота?
— О б ъ я с н и , п о ж а л у й с т а , в чем тут д е л о ? — с п р о с и л я това­
рища.
— А вот в чем,— охотно ответил он.— П о н и м а е ш ь , стою я
здесь. Впереди п о л я н к а , вся б е л а я , т а к и искрится на солнце.
А з а полянкой, в и д и ш ь там - зеленые елочки из-под снега в ы г л я ­
д ы в а ю т . Вот бы, д у м а ю , по этой полянке да лиса проскочила!
117
Ты п о н и м а е ш ь — р ы ж а я , на белом снегу, на фоне этих елочек...
К а к о й с ю ж е т д л я рисунка, а?.. Ну, я ей выход на полянку
и устроил. З а б ы т ь не могу, как она по ней п р о н е с л а с ь . Хвост
на сторону, трубой. Т а к перед г л а з а м и и стоит. Такой, брат, рису­
нок будет, ты п р я м о а х н е ш ь . — П р и я т е л ь кивнул в сторону д я ­
ди Ф е д и . — А он вот понять не хочет, сердится, кричит. Я ж у вас
в долгу не останусь, д в е лисьи шкурки вместо одной привезу.
— Нет, ты мне шкурки из М о с к в ы не вози, у меня своих хва­
тит,— сурово ответил ему старик, п р и н и м а я с ь с м а т ы в а т ь ф л а ж ­
ки.— А вот что с л у ш а й : б о л ь ш е не смей ко мне и на г л а з а
п о к а з ы в а т ь с я . . — Он п о м о л ч а л и вдруг, л у к а в о у л ы б н у в ш и с ь , до­
б а в и л : — Е ж е л и ты мне н а с т о я щ у ю картину всей этой охоты не
п р и в е з е ш ь . Чтобы и снег был, и елочки, и лиса на снегу...
Все, как ты здесь сейчас р а с с к а з ы в а л .
— Вот это д е л о ! — р а д о с т н о воскликнул приятель. Он вскочил
с пенька и обнял с т а р о г о охотника.— П р и в е з у , д е д у ш к а ! Уж
д л я тебя от всей души п о с т а р а ю с ь . Вот в и д и ш ь , — с к а з а л он
мне,— д е д у ш к а , з н а ч и т , т о ж е в д у ш е художник. Ему не ш к у р к а
нужна, а сама лиса!
— Д а чтоб на снегу как ж и в а я б ы л а ! — д о б а в и л д я д я Федя.
Речной волк
сть один интересный способ ловли хищной рыбы: щуки,
окуня, судака... Это — л о в л я на к р у ж к и .
Л—J
К р у ж о к д е л а е т с я из сухого д е р е в а или из пробки.
Сверху он о к р а ш е н в красный цвет, а снизу — в бе­
л ы й . П о с р е д и н е к р у ж к а в с т а в л е н а п а л о ч к а . Ч е р е з нее
п е р е к и д ы в а е т с я н а м о т а н н а я на к р у ж о к прочная леска, а на конце
п р и в я з ы в а ю т г р у з и л о и тройной крючок на тонкой проволоке,
чтобы п о п а в ш а я с я х и щ н а я рыба не могла перекусить леску.
Л о в л я на к р у ж к и очень у в л е к а т е л ь н а , особенно т а м , где
много крупной рыбы. П о э т о м у я, о т п р а в л я я с ь в свою летнюю
поездку в К а р е л и ю , з а х в а т и л с собой в числе прочих рыболов­
ных п р и н а д л е ж н о с т е й и д е с я т о к к р у ж к о в .
Я много н а с л ы ш а л с я о рыбных б о г а т с т в а х к а р е л ь с к и х озер,
и мне не терпелось поскорее с а м о м у половить там рыбу.
И вот наконец я на месте.
П е р е н о ч е в а в в м а л е н ь к о й д е р е в у ш к е на берегу озера, р а н о
утром я о т п р а в и л с я на р ы б а л к у .
С т а р и ч о к хозяин, у которого я ночевал, о д о л ж и л мне свою
лодку. Я п о л о ж и л в нее к р у ж к и , подсачек, ведерко с з а р а н е е
наловленными ж и в ц а м и , потом в з я л весла и отплыл от берега.
Утро б ы л о теплое. Д у л легкий ветерок, п о д е р г и в а я поверх­
ность озера серебристой р я б ь ю . А у самых берегов вода была
совершенно с п о к о й н а я , и в ней о т р а ж а л и с ь угрюмые с к а л ы , места­
ми поросшие мхом, и ч а х л ы е п о л у з а с о х ш и е сосны.
Сизые чайки носились н а д озером. Порой они п а д а л и в воду,
с х в а т ы в а л и мелких р ы б е ш е к и вновь в з л е т а л и с добычей, роняя
в озеро частые капли воды.
Я плыл н е д а л е к о от берега, о т ы с к и в а я место, о котором гово­
рил мне хозяин лодки.
Вот и з а л и в ч и к . С к а л ы и лес отступили здесь от о з е р а . Д а л е к о
в глубь берега в д а е т с я у з к а я полоса воды, а по сторонам
густой зеленой щеткой т о п о р щ а т с я к а м ы ш и .
Я вынул из сумки глубомер — гирьку на длинной бечевке —
и измерил глубину: восемь с половиной метров. Немного отплыл
и измерил е щ е несколько р а з . Т а к я н а щ у п а л к р а я подводной
ямы. Потом з а п л ы л с таким расчетом, чтобы ветер гнал мои к р у ж ­
ки через яму, н а с а д и л на крючки н а ж и в у и н а ч а л л о в и т ь .
Ветер дул вдоль берега, и мои к р у ж к и , словно стайка красных
птиц, поплыли мимо зеленых з а р о с л е й к а м ы ш а .
Н а ч а л о ловли — хорошие минуты д л я р ы б а к а . Что-то д а с т се­
годняшнее утро?
Слегка н а п р а в л я я веслами лодку, я медленно плыл вслед з а
к р у ж к а м и . Б ы л о совсем тихо, только изредка покрикивали л е ­
т а в ш и е над озером чайки.
Н е о ж и д а н н о где-то н е в д а л е к е от меня п о с л ы ш а л с я сильный
всплеск воды, потом о т ч а я н н ы й утиный крик, и из к а м ы ш е й
выскочила, х л о п а я к р ы л ь я м и , д и к а я утка, а вслед з а ней целый
выводок утят. Они, как темные пушистые ш а р и к и , к а т и л и с ь по
воде следом за м а т е р ь ю .
В ы б р а в ш и с ь на чистую воду, с т а р а я утка поплыла вдоль
з а л и в ч и к а , испуганно о г л я д ы в а я с ь и т р е в о ж н ы м и к р и к а м и под­
з ы в а я к себе утят.
Я сидел н е п о д в и ж н о , чтобы не н а п у г а т ь утиное семейство,
пока оно не скрылось в к а м ы ш о в ы х з а р о с л я х по другую сторону
заливчика.
Мне очень хотелось у з н а т ь , что н а п у г а л о утку-мать. Н а в е р ­
ное, какой-нибудь з в е р ь п о д о б р а л с я к у т я т а м . Но кто ж е именно?
119
Л и с а не могла з а б р а т ь с я т а к глубоко в воду, да и было бы с л ы ш н о ,
если бы она п р о б и р а л а с ь среди к а м ы ш е й . М о ж е т , в ы д р а ?
Я п о д о ж д а л е щ е немного, не п о к а ж е т с я ли кто-нибудь? Но
никого не было видно, и я вновь з а н я л с я своими к р у ж к а м и .
Вдруг один из них п р я м о на моих г л а з а х перевернулся
белой стороной вверх и, как волчонок, з а к р у ж и л с я в воде. З н а ч и т ,
рыба с х в а т и л а ж и в ц а и п о т а щ и л а в глубину, быстро р а з м а т ы ­
вая леску.
С т а р а я с ь не п л е с к а т ь в е с л а м и , чтобы не спугнуть рыбу, я
повел лодку к п е р е в е р н у в ш е м у с я к р у ж к у . А он, то н а к л о н я я с ь
набок, то п о г р у ж а я с ь в воду, уходил от меня. Р ы б а т я н у л а
снасть прочь от берега. Но вот я у ж е н а с т и г а ю б е г у щ и й по воде
к р у ж о к . Он у ж е у с а м о й л о д к и . Я б р о с а ю весла, быстро переги­
баюсь через борт, х в а т а ю к р у ж о к , потом леску. Р е з к о д е р г а ю ,
чтобы подсечь рыбу, и чувствую, как кто-то невидимый в глубине
в ы р ы в а е т ее у меня из рук.
Я перехватил леску поудобнее и стал слегка п о д т я г и в а т ь .
Но рыба не п о д д а в а л а с ь . Она т я н у л а т а к сильно, что л е с к а р е з а л а
руку. «Ого, д а ж е л о д к у т а щ и т ! З н а ч и т , хороша п о п а л а с ь ! » От
волнения я едва переводил дух, н а п р я г а я все силы, чтобы
не упустить крупную добычу.
Туго н а т я н у т а я л е с к а в п и в а л а с ь в воду и чертила по ней своей
концом. Р ы б а то т я н у л а прочь от берега, то п о в о р а ч и в а л а к к а м ы ­
ш а м . Я с т а р а л с я не д а т ь ей з а т а щ и т ь леску под лодку, а то з а ц е п и т
за дно и с р а з у оборвет.
Постепенно рыба с т а л а у с т а в а т ь . Я начал п о д т я г и в а т ь ее к
л о д к е . И вот не д а л е е двух-трех метров от борта из глубины
п о к а з а л о с ь что-то б о л ь ш о е , темное, словно я поднимал со дна
з а т о н у в ш е е бревно. « Щ у к а ! К а к а я о г р о м н а я ! Р а з в е т а к у ю вытя­
нешь?»
У с а м о г о борта рыба точно о п о м н и л а с ь . Она ш а р а х н у л а с ь
т а к , что л о д к а з а к а ч а л а с ь . Я едва успел, р а с п у с к а я леску, д а т ь
ей ходу.
Отпустив щуку метров на д в а д ц а т ь , я стал вновь придер­
ж и в а т ь ее и, п р и о с т а н о в и в , опять п о т а щ и л к л о д к е . П р о ш л о не
менее часа н а п р я ж е н н о й борьбы.
Н а к о н е ц , подтянув добычу к с а м о м у борту, я опустил в воду
острый б а г о р и подвел его к рыбе.
Р ы в о к — и б а г о р в о н з и л с я щуке под с а м ы е ж а б р ы . Она о т ч а я н ­
но з а б и л а с ь , о б д а в а я меня с ног до головы водой. Я изо всех
сил потянул за б а г о р и е д в а в т а щ и л в л о д к у т я ж е л у ю рыбу.
Б о р ь б а з а к о н ч и л а с ь . П о й м а н н а я щ у к а л е ж а л а на дне л о д к и , из­
редка о т к р ы в а я свою с т р а ш н у ю з у б а с т у ю пасть. Ну и р ы б и н а !
В ее пасть с в о б о д н о входит ступня моего с а п о г а . А зубы-то,
зубы какие огромные! Как у хорошей дворовой собаки. И острые,
как шило. Н а в е р н о е , т а к а я « р ы б к а » весит не меньше д в а д ц а т и
к и л о г р а м м о в . А с к о л ь к о ей м о ж е т быть лет — полвека или по­
б о л ь ш е ? Вся она б ы л а т е м н о - б р о н з о в а я , с з е л е н о в а т ы м отливом.
120
Н а с т о я щ е е водяное ч у д о в и щ е — гроза и бич всего ж и в о г о , что
только п л а в а е т в воде.
П о с л е такой у д а ч и мне в это утро л о в и т ь рыбу б о л ь ш е
у ж е не хотелось. Л у ч ш е поскорее вернуться в деревню, п о к а з а т ь
всем свою добычу, с ф о т о г р а ф и р о в а т ь ее, р а с с к а з а т ь , как поймал,
и при этом еще р а з п е р е ж и т ь все в о л н у ю щ и е минуты редкой
охоты.
П р и п л ы в домой, я первым делом взвесил на колхозных
весах пойманную щ у к у . В ней о к а з а л о с ь д в а д ц а т ь д в а к и л о г р а м ­
ма.
Потом я р а с с к а з а л по порядку все, как было, с о б р а в ш и м с я
приятелям-рыбакам.
— Н а д о ее в ы п о т р о ш и т ь , а то ж а р к о , как бы не испорти­
л а с ь , — с к а з а л мой х о з я и н . — П о с м о т р и м , что у нее в ж е л у д к е , чем
сегодня п о з а в т р а к а л а .
Он н а ч а л потрошить щуку, вынул ж е л у д о к и р а з р е з а л его.
— Б а - б а - б а , да ведь она сегодня не рыбу к у ш а л а ! — про­
молвил он, в ы н и м а я из рыбьего ж е л у д к а что-то покрытое не то
слипшейся шерстью, не то пухом.— Утенок... А вот и е щ е один...
Ах, р а з б о й н и ц а ! З н а ч и т , она утят на воде л о в и л а .
Тут я и вспомнил о всплеске воды в к а м ы ш а х и о дикой
утке, выскочившей оттуда со своим семейством. З н а ч и т , вот кто
охотился за у т я т а м и !
Я поглядел на щуку, на ее огромную пасть. Д а , т а к о й пастью
м о ж н о с х в а т и т ь не т о л ь к о утенка, но и взрослую утку. Сколько
ж и в о г о переловит этот п р о ж о р л и в ы й водяной хищник! Н е д а р о м
щ у к а з о в е т с я «речной волк».
Тетеревиная косточка
м
не посоветовали с ъ е з д и т ь з а з а й ц а м и к старому леснику
Егору И в а н о в и ч у , и я, не т е р я я времени, после р а б о т ы
о т п р а в и л с я на охоту.
П о д утро я у ж е был в лесной с т о р о ж к е , среди векового
леса, за много километров от человеческого ж и л ь я .
Егор И в а н о в и ч принял меня очень р а д у ш н о .
— Вот только моей старухи дома нет,— огорчился он,— в де­
ревню к сестре у ш л а . Ну, д а мы и без нее у п р а в и м с я .
Он быстро согрел с а м о в а р , и мы уселись пить чай.
Я р а с с п р а ш и в а л с т а р и к а об охоте, о том, много ли з в е р я и
птицы водится в этих л е с а х .
— М н о г о , всего много,— приветливо отвечал х о з я и н . — А ты
что, только дичью и н т е р е с у е ш ь с я или вообще до н а ш е г о лесного
ж и т ь я - б ы т ь я охотник?
— То есть как э т о ? — не понял я.
— Д а ведь охотники р а з н ы е б ы в а ю т , — пояснил старичок.—
Одни хотят н а с т р е л я т ь побольше, а другие — в лесу побывать,
121
п о л ю б о п ы т с т в о в а т ь , как он растет, какие звери, птицы в нем во­
дятся.
Егор И в а н о в и ч п о м о л ч а л и д о б а в и л :
— Вот я, к примеру, большой охотник до леса. Иду по нему,
а сам ко всему п р и г л я д ы в а ю с ь — где какой следок, где ц а р а п и н у
на стволе у в и ж у или шерсти клочок, перо какое-нибудь на земле
запримечу... Г л я д и ш ь на эти лесные приметки, а сам р а з г а д ы ­
в а е ш ь , кто из зверей или птиц здесь п о б ы в а л , что д е л а л , куда
на дневку у б р а л с я . П р о й д е ш ь утречком по лесу — про все лесные
дела у з н а е ш ь , будто с в е ж у ю газету прочтешь. Это ведь т о ж е охо­
та — в лесной г р а м о т е уметь р а з о б р а т ь с я .
— Ах, вот ты про к а к у ю охоту г о в о р и ш ь , — с к а з а л я . — М е н я
это все очень интересует. Д а ж е б о л ь ш е , чем дичь з а с т р е л и т ь .
— Ну, тогда мы с тобой с р а з у п о л а д и м ! — весело ответил
лесник.— А то я, п р и з н а т ь с я , п о б а и в а л с я , что ты всех моих з а й ­
цев з а р а з п е р е б ь е ш ь , а на лесок-то и не посмотришь.
Мы допили чай и, о д е в ш и с ь , о т п р а в и л и с ь на охоту.
Е г о р И в а н о в и ч шел впереди, п р и г л я д ы в а я с ь к р а з н ы м с л е д а м и
с л е д о ч к а м , которыми был исчерчен весь снег.
— И ш ь сколько петель здесь п о н а п у т а л а ! — у к а з а л он на след,
похожий на к о ш а ч и й , т о л ь к о поменьше.
След действительно петлял вокруг лесной дороги, по кото­
рой мы шли.
122
— Это ночью куница н а б е г а л а , — пояснил с т а р и к . — Вчера по
дороге сено из л е с а в д е р е в н ю возили, натрусили семян, стебель­
ков р а з н ы х . Вот мыши за ними сюда и п о ж а л о в а л и , а куница —
з а м ы ш а м и . Т о л ь к о что-то у нее охота, видно, не п о л у ч и л а с ь , —
д о б а в и л Егор И в а н о в и ч .
— П о ч е м у ты т а к д у м а е ш ь ? — спросил я.
— А если бы она мышей н а е л а с ь , — отвечал лесник,— не с т а л а
бы з р я снег месить. Ж и в о бы к у д а - н и б у д ь в д у п л о з а л е з л а —
и на боковую.
След куницы н е о ж и д а н н о резко свернул с дороги. Он повел
прямиком на лесную поляну, о к р у ж е н н у ю молодыми б е р е з к а м и .
— И ш ь куда с т р е л ь н у л а ! — с к а з а л с т а р и к . — Видно, что-то т а м
з а п р и м е т и л а али у ч у я л а кого. Н а д о пойти в з г л я н у т ь .
Мы т о ж е свернули с дороги и, пройдя несколько ш а г о в , увиде­
ли на чистом снегу черные перья, пух и р а с т е р з а н н о г о т е т е р е в а .
— Вот кого она у ч у я л а , — с к а з а л Егор И в а н о в и ч , п о д н и м а я
с земли о т о р в а н н о е к р ы л о . — З н а ч и т , вечером тетерева здесь на
березах кормились, а потом в снег на ночь з а л е з л и . С е м н а д ­
ц а т ь штук б ы л о , — д о б а в и л он, сосчитав пустые у г л у б л е н и я в
снегу.
Егор И в а н о в и ч вынул из к а р м а н а перочинный н о ж , быстро
о б р е з а л им с тетеревиного крыла мясо, перья и бросил их,
а косточку прочистил внутри тоненьким шильцем и с п р я т а л в
сумку.
— З а ч е м т е б е ? — у д и в и л с я я.
— А кто знает, может, и п р и г о д и т с я , — ответил лесник.
Мы снова в ы ш л и на д о р о г у и о т п р а в и л и с ь по ней д а л ь ш е ,
п ы т а я с ь найти с в е ж и й з а я ч и й след. Но ж е л а н н о г о следа все ни­
к а к не п о п а д а л о с ь .
М ы у ж е подходили к лесной опушке. Впереди м е ж д у ствола­
ми д е р е в ь е в в и д н е л с я просвет укрытого снегом поля.
Вдруг Егор И в а н о в и ч о с т а н о в и л с я и поманил меня к себе. Я
осторожно подошел.
— Вон л и с а на поле м ы ш к у е т , — тихо с к а з а л лесник.
Д е й с т в и т е л ь н о , н е в д а л е к е от опушки леса по полю б е г а л а
л и с и ц а . О н а как будто и г р а л а : то п р и о с т а н о в и т с я , то п р и л я ж е т ,
а потом — п р ы ж о к и уткнется мордой в снег. На белом снегу
она была очень к р а с и в а со своим огненно-рыжим мехом, с пушис­
тым, р а з д у т ы м трубою хвостом.
Н е о ж и д а н н о Е г о р И в а н о в и ч , с д е л а в з н а к , чтобы я с л е д о в а л з а
ним, опустился на снег и пополз к густому дубовому кусту,
который виднелся впереди нас на опушке.
Я полз за лесником. Снег был в л а ж н ы й , мягкий. Совсем не
ш у р ш а л , но з а т о , п о п а д а я в р у к а в а или з а ворот, тут ж е т а я л .
Это было очень неприятно. А главное, я не понимал цели н а ш е г о
«путешествия». З а ч е м н у ж н о ползти к кусту? П р е д п о л о ж и м , мы
д о б е р е м с я до него т а к , что лиса нас не з а м е т и т .
Н а к о н е ц мы д о б р а л и с ь до куста и з а л е г л и . «А д а л ь ш е что
б у д е т ? » — подумал я.
123
С е й ч а с мы ее, голубушку, подманим,— прошептал мне на
ухи Егор И в а н о в и ч .
Он очень о с т о р о ж н о с л а з и л рукою в сумку и д о с т а л оттуда
наш з а в т р а к . Я н е д о у м е в а л : неужели ж е он с о б и р а е т с я подма­
нить лису копченой к о л б а с о й ?
Но Е г о р И в а н о в и ч отщипнул т о л ь к о крошечный кусочек
хлеба и н а ч а л усиленно м я т ь его в руках, а весь б у т е р б р о д
он т а к ж е о с т о р о ж н о с п р я т а л о б р а т н о в сумку. Р а з м я в получше
кусочек х л е б а , с д е л а в из него шарик, Егор И в а н о в и ч д о с т а л из
сумки тетеревиную косточку и з а л е п и л ее с одного конца хлебом.
Потом он проткнул з а л е п л е н н о е отверстие тонкой соломинкой.
З а к о н ч и в свое изделие, Егор И в а н о в и ч в з я л косточку в рот и
с л е г к а , подул в нее. Р а з д а л с я тонкий писк, будто з а п и щ а л а
мышь. С т а р и к п о д о ж д а л немного и пискнул погромче.
В ту ж е секунду лиса н а с т о р о ж и л а с ь и з а м е р л а на месте,
чутко п р и с л у ш и в а я с ь .
Снова р а з д а л с я м ы ш и н ы й писк. Л и с а с д е л а л а п р ы ж о к в н а ш у
сторону и легкими с к а ч к а м и п о м ч а л а с ь прямо к лесной опушке...
Вот она у ж е в сорока, в т р и д ц а т и ш а г а х . . .
Чудо техники
О
д н а ж д ы весной мы с т о в а р и щ е м о т п р а в и л и с ь на охоту з а
т е т е р е в а м и ; я — с р у ж ь е м , приятель — с ф о т о к а м е р о й .
Н а место прибыли т о л ь к о поздно ночью. Д о утра про­
сидели на п о л у с т а н к е , а едва з а н я л а с ь з а р я , поспешили
в лес.
Чудесно в нем в эту пору ранней весной. Какой з а п а х от в л а ж н о й
земли, от н а б у х а ю щ и х почек! К а ж д о е д е р е в ц е , к а ж д ы й кустик т я ­
нет к вам свои ветки — на, мол. понюхай и з а п о м н и потом
на всю ж и з н ь .
Н а ч а л о быстро с в е т а т ь . Кругом з а ч и р и к а л и первые птички. На
д а л е к о м лесном б о л о т е з в у ч н о з а т р у б и л и ж у р а в л и .
И вдруг, где-то совсем б л и з к о от нас, р а з д а л о с ь д о л г о ж д а н ­
ное « ч у - ф ш ш ш ш . . . » Мы т а к и з а м е р л и на месте.
Снова и снова п о с л ы ш а л о с ь громкое
ч у ф ы к а н ь е , потом
хлопанье к р ы л ь е в . Это тетерева с л е т а л и с ь на т о к о в и щ е .
М ы н а ч а л и о с т о р о ж н о п р о б и р а т ь с я через кусты.
Впереди у ж е видна п о л я н а , и на ней взапуски бегают,
гоняясь друг за д р у г о м , т е т е р е в а - к о с а ч и . Они то н а с к а к и в а ю т
один на д р у г о г о с громким з а д о р н ы м ч у ф ы к а н ь е м , то п р и п а д а ю т
к земле и з а в о д я т д л и н н у ю монотонную т р е л ь : «У-ру-ру-ру-ру...»
П о р а . Я т о ж е н а ч и н а ю ч у ф ы к а т ь — манить к себе д р а ч у н о в .
И вот один из тетеревов услыхал мой призыв. Он л и х о
п о д с к а к и в а е т на месте, р а с п у с к а е т лирой хвост и б е ж и т п р я м о
к нам.
Я с ж и м а ю в р у к а х р у ж ь е , б р о с а ю искоса в з г л я д на прия124
т е л я . Он у ж е н а с т р о и л свой а п п а р а т . Р а з д а е т с я еле с л ы ш н ы й
щелчок — снимок с д е л а н . П р и я т е л ь готовится ко второму.
Но тетерев н е о ж и д а н н о п р и о с т а н а в л и в а е т с я . Д а л ь ш е б е ж а т ь
не хочет. « Ч у - ф ш ш ш ш ! . . » — громко и в ы з ы в а ю щ е кричит он.
Я молчу. На т а к о м близком расстоянии о т в е ч а т ь не сле­
дует — птицу теперь у ж е не о б м а н е ш ь , вмиг улетит — и выстре­
лить не успеешь.
« Д а чего ж е ж д е т мой приятель? Снимал бы скорее!»
Тетерев снова п о д с к а к и в а е т на месте и хлопает к р ы л ь я м и :
«А ну-ка, мол, выходи на бой!»
Я б о л ь ш е не в силах ж д а т ь , приподнимаю р у ж ь е , целюсь
и... вдруг н а д с а м ы м ухом: « Ч у - ф с с с с с ! . . » — т о ч н о а в т о м о б и л ь н а я
шина лопнула...
Косач с р ы в а е т с я с места. Я с т р е л я ю почти не целясь. П р о ­
мах. П е р е п у г а н н ы е тетерева р а з л е т а ю т с я .
— Ты что ж е н а д е л а л ? З а ч е м с в и с т е л ? — вне себя кричу я на
приятеля.
От с м у щ е н и я тот не з н а е т куда д е в а т ь с я .
— Д а я хотел п о д м а н и т ь , п о б л и ж е , — лепечет он.— З у б у меня
со свистом. Приеду, с р а з у выдерну!
— Теперь хоть все п о в ы д е р г а й , — в о з м у щ а ю с ь я . — С о р в а л охо­
ту. Эх ты, свистун несчастный!
Мы в о з в р а щ а е м с я домой в мрачном молчании. Т а к кончает­
ся день.
Но к вечеру мир м е ж д у нами у ж е опять восстановлен, и мы
как ни в чем не б ы в а л о с а д и м с я вместе п р о я в л я т ь ф о т о г р а ф и и .
125
— Ну и что ж е , что не у б и л и ? — весело говорит п р и я т е л ь . —
Н е у ж е л и тебе кусок мяса н у ж е н ? А ты л у ч ш е п р е д с т а в ь , какой
снимок я с д е л а л : тетерев п р я м о на нас б е ж и т , к р ы л ь я распус­
тил, хвост лирой... Ведь это ж е п а м я т ь на всю ж и з н ь !
Я невольно з а р а ж а ю с ь его пылом, тороплю поскорее н а ч а т ь
проявление.
И вот лента негативов у ж е готова. Она п р о м ы в а е т с я в воде.
Потом сушится. Но нам не терпится в з г л я н у т ь на последний
снимок: ведь именно там и з а п е ч а т л е н ф и н а л нашей охоты.
— П л о т н о в а т н е г а т и в , — говорю я . — Трудно р а з о б р а т ь д е т а л и .
— Не б е д а , — у т е ш а е т п р и я т е л ь , — п е р е д е р ж а л н е м н о ж к о . Это
легко исправить.
Я все ж е п ы т а ю с ь р а з г л я д е т ь снимок, и наконец мне это
удается.
— Ага, вот и тетерев! К а к а я поза! Так, к а ж е т с я , и налетит
сейчас. А что т а к о е под ним внизу?
— Б у г о р о к , — п о я с н я е т п р и я т е л ь . — Видишь, и кустики на нем.
— Кустики-то я в и ж у , но сам бугорок какой-то с т р а н н ы й .
Вот, будто д в а уха, и нос и рот... Голова к а к а я - т о , а вместо
волос — кусты и сверху тетерев. Что з а чепуха?!
П р и я т е л ь в с м а т р и в а е т с я и вдруг х в а т а е т с я з а виски.
— Ах я б о л в а н ! — в о с к л и ц а е т он.— Н а с т о я щ и й б о л в а н .
Я е щ е толком не понимаю, в чем дело, но у ж е чувствую,
что случилось что-то н е п о п р а в и м о е .
— П л е н к у не передвинул: д в а снимка на одном к а д р е ! — в от­
чаянии говорит он.— В и д и ш ь : твоя голова, а на ней кусты и
тетерев.
— Вот-те и снимок, и п а м я т ь на всю ж и з н ь ! — Я не могу боль­
ше с д е р ж а т ь своего гнева и на чем свет стоит ругаю з л о с ч а с т ­
ного ф о т о г р а ф а . — И с п о р т и л охоту да и снять-то как следует не
сумел! Н и к у д а б о л ь ш е с собой не возьму. И не проси л у ч ш е .
Но с а м о е возмутительное, что приятель у ж е о п р а в и л с я от
с м у щ е н и я . Он г л я д и т на меня как ни в чем не б ы в а л о , д а ж е
улыбается.
— Д а ты постой, не к и п я т и с ь , — весело говорит он.— Я о б е щ а л
тебе и повторяю — з а м е ч а т е л ь н ы й снимок выйдет. Ты сам посуди:
обычного тетерева на земле ведь к а ж д ы й д у р а к снимет. А вот,
чтобы на голове у охотника сидел,— ну, где ты такое в и д а л ? Ведь
это ж е не просто снимок, а х у д о ж е с т в е н н а я к о м п о з и ц и я , н а с т о я ­
щее чудо техники!
З а селезнями
к
ак т о л ь к о в воздухе з а п а х н е т весной, потянут с юга пере­
летные птицы, тут с нами, охотниками, н а ч и н а е т тво­
риться что-то неладное.
Вот посреди мостовой стоит п о ж и л о й человек и, под­
няв кверху лицо, в з в о л н о в а н н о шепчет: « Р а з , д в а , три...
пять... восемь... о д и н н а д ц а т ь . . . »
Кругом несутся а в т о м о б и л и , о б д а ю т потоками грязи, а он все
смотрит и смотрит вверх и считает: « Д в е н а д ц а т ь . . . п я т н а д ц а т ь . . .
семнадцать...»
— Г р а ж д а н и н , — т р о г а е т его за плечо к а к а я - т о с е р д о б о л ь н а я
ж е н щ и н а , — тебе что — п о м е р е щ и л о с ь что-нибудь?
Но он, не о т в е ч а я , п р о д о л ж а е т с ч и т а т ь : « Д в а д ц а т ь . . . д в а д ц а т ь
д в а , д в а д ц а т ь три...» И т а к он будет стоять и г л я д е т ь вверх
к а к з а ч а р о в а н н ы й , пока вереница гусей не скроется в голубой
весенней д а л и .
В эту пору и с а м и х охотников н е у д е р ж и м о тянет в с л е д з а
птицами в л е с а , на р а з л и в ы озер и рек, туда, где природа с п р а в л я е т
веселый п р а з д н и к весны.
Хорошо тогда сидеть с р у ж ь е м в ш а л а ш е на берегу тихой
з а в о д и и п о д к а р а у л и в а т ь диких селезней. А чтобы п о д м а н и т ь их
к ш а л а ш у , охотник п у с к а е т с я на хитрость: он с а ж а е т на воду
перед ш а л а ш о м п р и в я з а н н у ю за ногу ручную утку.
Утка п о к р я к и в а е т , селезень подлетает. Только стреляй вернее,
не промахнись, и ты всегда в е р н е ш ь с я домой с хорошей добычей.
У кого есть р у ч н а я , или, как ее охотники н а з ы в а ю т , «подсад­
н а я » , утка, тот охотник — с ч а с т л и в е ц . Ну, а к а к ж е быть тому,
у кого такой утки нет? Тут у ж н а д о идти на д в о й н у ю хитрость:
вместо ж и в о й утки с а ж а т ь на воду чучело ( д е р е в я н н о е или
р е з и н о в о е ) , а чтобы ветер его не у г н а л , снизу п р и в я з ы в а т ь на
длинной веревке грузик.
К р я к а т ь т а к о е чучело, конечно, не может, поэтому приходится
127
самому. Одни охотники к р я к а ю т в манок, другие просто в кулак,
кто как сумеет. Но все-таки как ни к р я к а й , а вот как н а с т о я щ а я
утка — никогда не сумеешь.
Охота без утки плоха е щ е тем, что чучело сидит на воде не­
п о д в и ж н о . На то оно и чучело. Хорошо, если есть ветерок,
тогда д е р е в я н н а я уточка п л е щ е т с я на волнах, будто ж и в а я . А
когда ветер стихнет, чучело торчит на воде, как к о л ч у ш к а ,
к нему никакой селезень не подлетит.
Д о л г о д у м а л и мы, охотники-безутятники, как бы нам « о ж и ­
вить» н а ш у приманку. Н а к о н е ц кто-то придумал и н а п е ч а т а л
в ж у р н а л е отличный способ: к той самой бечевке, на которой
подвешен к чучелу грузик, н а д о е щ е п р и в я з а т ь сбоку тоненький
поводок с крючком, а на крючок прицепить ж и в у ю рыбку. Р ы б к а
будет д е р г а т ь за поводок, и чучело начнет ш е в е л и т ь с я , будто
ж и в а я утка. П р о с т о и х о р о ш о .
...И вот я у ж е с и ж у в ш а л а ш е , а передо мной на непод­
вижной воде весело п л а в а е т моя « о ж и в ш а я » уточка. На крючок
я прицепил шустрого к а р а с и к а , он ж и в о й , энергичный, т а к и дер­
гает за бечевку.
Я д о с т а ю из сумки манок и н а ч и н а ю усиленно к р я к а т ь . Кря­
к а ю п о л ч а с а , к р я к а ю час... И вдруг о т к у д а - т о издали с л ы ш и т с я
ответный крик с е л е з н я . « Ш в а р к , ш в а р к » , — отвечает он мне и,
свистя к р ы л ь я м и , о п у с к а е т с я на воду... Как он хорош в своем
весеннем н а р я д е : голова с и з а я , грудь т е м н о - к о р и ч н е в а я , а спина
с е р а я с синим з е р к а л ь ц е м на крыле.
Высоко подняв голову и з о р к о о г л я д ы в а я с ь , он плывет все
б л и ж е и б л и ж е к моей уточке. Е щ е секунда — и м о ж н о с т р е л я т ь .
Но тут происходит что-то невероятное: моя д е р е в я н н а я утка
н е о ж и д а н н о б р о с а е т с я в сторону, ныряет, вновь п о я в л я е т с я на
воде и во всю прыть п у с к а е т с я наутек.
Чучело « о ж и л о » . З а б ы в об охоте, я в ы с к а к и в а ю из ш а л а ш а .
Селезень улетает. Но я у ж е и не д у м а ю о нем, бегу к л о д к е и
пускаюсь в погоню за уткой. Не тут-то было: она у д и р а е т и от
меня. С трудом н а с т и г а ю беглянку, х в а т а ю за шею, т а щ у из
воды, утка упорно с о п р о т и в л я е т с я . Н а к о н е ц она в лодке, но к а к а я то н е в и д и м а я сила п ы т а е т с я в ы р в а т ь ее у меня из рук и у т а щ и т ь
о б р а т н о в воду. Я х в а т а ю с ь з а бечеву и после короткой борьбы
п о д т а с к и в а ю к л о д к е крупную щуку, значит, п о п а л а с ь на моего
к а р а с я и теперь на крючке. Е щ е миг — щука о б р ы в а е т бечевку,
с к р ы в а е т с я под водой.
Вот и конец. Я с и ж у в какой-то р а с т е р я н н о с т и , сам не могу
понять, кто ж е я : охотник или р ы б а к ? А впрочем, не все ли это
р а в н о , г л а в н о е то, что у меня нет ни щуки, ни с е л е з н я . Полу­
чилось совсем как в пословице: « З а д в у м я з а й ц а м и п о г н а л с я ,
ни одного не поймал».
Будь здоров!
Я
очень л ю б л ю е з д и т ь на охоту не один, а с кем-нибудь
из приятелей, но при одном условии: мой спутник дол­
жен т о ж е п о н и м а т ь и л ю б и т ь охоту, а не просто бро­
дить со мной в качестве постороннего н а б л ю д а т е л я .
П о э т о м у я р е ш и т е л ь н о з а п р о т е с т о в а л , когда мой друг
Георгий Николин, отличный т о в а р и щ , но вовсе не охотник, решил
вместе со мной п о е х а т ь на глухариный ток.
— Но п р о в о д и т ь тебя, надеюсь, м о ж н о ? — спросил Георгий.
— Конечно, м о ж н о . Я т е б я всегда р а д видеть, только не на
охоте.
Мы д р у ж е с к и п о п р о щ а л и с ь , и Георгий ушел домой. А я, з а ­
кончив п р и г о т о в л е н и я , лег с п а т ь .
На с л е д у ю щ е е утро ровно в д е в я т ь часов я был у ж е на
в о к з а л е , в з я л билет и пошел с а д и т ь с я в вагон.
Т о в а р и щ п о д ж и д а л меня на перроне. Его н а р я д несколько
удивил меня. Георгий был одет в короткую куртку и высокие
сапоги.
— А куда ты с о б р а л с я ? — спросил я его.
— К а к — к у д а ? Тебя п р о в о ж а т ь , — невинно у л ы б а я с ь , отвечал
он.— Ты ведь вчера позволил. Я у ж и билет купил.
Н е г о д о в а н и ю моему не было г р а н и ц .
В вагон мы сели не р а з г о в а р и в а я . П р и я т е л ь поместился на
соседней л а в о ч к е и робко п о г л я д ы в а л на меня. Я д е л а л вид,
что его не з а м е ч а ю .
5 — Г. Скребицкий
129
П о е з д т р о н у л с я . Мы молча г л я д е л и в окно. В д у ш е у меня
все кипело от в о з м у щ е н и я , и я был д а ж е не р а д , что поехал на
охоту. Т а к н а ч а л о с ь н а ш е совместное путешествие.
Но к а к т о л ь к о поезд в ы б р а л с я из пригорода на деревенский
простор, мое д у р н о е настроение с р а з у будто рукой с н я л о . Мы
с п р и я т е л е м , з а б ы в временную р а з м о л в к у , у ж е стояли р я д о м возле
окна и с р а д о с т ь ю н а б л ю д а л и картины весны.
П о е з д , н а б и р а я скорость, м ч а л с я среди полей и лугов. Снег
на них у ж е с т а я л , и всюду с в е р к а л и огромные л у ж и вешней воды.
Мы п р о е з ж а л и через мосточки. Внизу под ними, б у р л я и пенясь,
неслись водяные потоки.
З а окном м е л ь к а л и осиновые и березовые перелески. Е щ е не
одетые в з е л е н ь л и с т в ы , они к а з а л и с ь совсем п р о з р а ч н ы м и . З е м л я
под д е р е в ь я м и б ы л а у с т л а н а прошлогодней листвой, а по о в р а ж ­
кам среди кустов е щ е белел н е р а с т а я в ш и й снег.
Д е н ь в пути прошел н е з а м е т н о , и я был д а ж е р а д , что поехал
не один, а с приятным мне человеком, который т о ж е л ю б и т приро­
ду и с которым м о ж н о поговорить по д у ш а м .
На место н а з н а ч е н и я мы прибыли только на с л е д у ю щ е е утро.
М а л е н ь к и й полустанок, з а т е р я в ш и й с я в лесу; потом километ­
ров д е с я т ь пешком по лесной д о р о г е ; п е р е п р а в а через ручьи;
короткий отдых на п о л я н а х , п а х н у щ и х талой землей и сморчка­
ми; и, наконец, с т о р о ж к а п р и я т е л я - л е с н и к а .
Н а с т у п и л о б л а ж е н с т в о о т д ы х а после трудного перехода; чай за
к и п я щ и м с а м о в а р о м и в о л н у ю щ и е д у ш у охотника р а с с к а з ы хозя­
ина о том, что « г л у х а р ь у ж е токует вовсю».
О т д о х н у в и з а к у с и в , я . п о ш е л с т о в а р и щ е м побродить немного
по лесу возле с т о р о ж к и .
М и р м е ж д у нами был у ж е совсем восстановлен, и я теперь от
всей души хотел п о к а з а т ь моему другу всю прелесть картины
весеннего тока г л у х а р я .
— Только д л я этого тебе надо сперва получить о ней хотя
бы самое о б щ е е п р е д с т а в л е н и е , а потом как следует потрениро­
в а т ь с я , — говорил я Георгию.— С л у ш а й меня. Г л у х а р ь начинает
т о к о в а т ь на ранней з а р е . В лесу е щ е совсем темно, а он у ж з а п е л .
Г л у х а р ь — птица очень ч у т к а я и о с т о р о ж н а я , п о д к р а с т ь с я к нему,
когда он молчит, почти н е в о з м о ж н о : только хрустнет сучок под
ногой — с р а з у у с л ы ш и т и улетит. З а т о когда он поет, тут д е л о дру­
гое. Поет г л у х а р ь по-особенному: сперва будто деревянной л о ж ­
кой о л о ж к у постукивает: «Те-кё, те-кё, те-кё...» П о с т у к а е т и за­
молчит. З а т е м снова начнет: «Те-кё, те-кё, те-кё...», все ч а щ е ,
чаще... да как з а к а т и т с я ! А потом словно н о ж и к о н о ж и к точить
начнет: « Щ ч а ю , щ ч а ю , щчаю...» Это второе колено песни. Когда
он его р а с п е в а е т , совсем глухой с т а н о в и т с я , хоть из пушки пали —
не услышит.
На этом вся охота и о с н о в а н а . Только г л у х а р ь начнет «точить»,
охотник д е л а е т к нему д в а - т р и п р ы ж к а . Не беда, если под ногой
сучья хрустят, вода хлюпает: г л у х а р ь ничего не услышит. З а т о
к а к он кончил петь, с р а з у на месте з а м р и , не шелохнись. Как с т а л ,
130
т а к и стой. С а м а я т р у д н о с т ь при этой охоте в том, что поет
г л у х а р ь очень тихо, издали его едва слышно. А с к а к а т ь к нему
приходится в темноте, и при этом надо точно р а с с ч и т ы в а т ь
к а ж д о е д в и ж е н и е , чтобы не з а ш у м е т ь невпопад, без песни, иначе
все дело п р о п а л о . В один миг за д е р е в ь я шмыгнет.
П р и я т е л ь с л у ш а л мои о б ъ я с н е н и я очень в н и м а т е л ь н о . Когда
я кончил, он спросил:
— А в чем ж е мне н а д о п о т р е н и р о в а т ь с я ?
— Вот в чем. Я сейчас принесу из с т о р о ж к и пустую б а н к у
из-под консервов и н о ж и к , — с к а з а л я , — потом отойду от тебя
ш а г о в на д в а д ц а т ь и буду п о с т у к и в а т ь и ч и р и к а т ь ножом по банке,
будто г л у х а р ь поет, а ты д о л ж е н ко мне п р и б л и ж а т ь с я со всеми
п р е д о с т о р о ж н о с т я м и , чтобы не хрустнуть ничем, когда я «точить»
перестану.
— Отлично! Д а в а й попробуем,— с р а д о с т ь ю с о г л а с и л с я Ге­
оргий.
Я принес н у ж н ы е инструменты, и мы, отойдя п о г л у б ж е в лес,
н а ч а л и репетицию п р е д с т о я щ е й охоты.
Я постукивал и «точил» на совесть: то з а т я г и в а я песню, то
н е о ж и д а н н о о б р ы в а я ее, к а к это д е л а е т г л у х а р ь на току. А при­
я т е л ь п р и б л и ж а л с я ко мне п р ы ж к а м и и потом з а м и р а л , иногда
в самых ж и в о п и с н ы х п о л о ж е н и я х , стоя на одной ноге или спотк­
нувшись и присев на корточки.
В т а к и х неудобных п о з а х я нарочно в ы д е р ж и в а л его п о д о л ь ш е ,
чтобы он получше н а т р е н и р о в а л с я .
— С л у ш а й , это у ж е свинство с твоей стороны!— о б и ж е н н о
говорил он в минуты о т д ы х а . — Я только поднял ногу — в а л е ж и н у
п е р е ш а г н у т ь , — а ты петь п е р е с т а л . Вот и стой на одной ноге, к а к
ж у р а в л ь . Д а е щ е и з д е в а е ш ь с я — т е т е к а е ш ь , а не ш и п и ш ь . Минут
пять меня на одной ноге п р о д е р ж а л !
— Это все п у с т я к и , — утешил я е г о . — На охоте иной р а з и
п о х у ж е приходится. С е й ч а с хоть светло, а т а м и вовсе в тем­
ноте поскачем. Я о д н а ж д ы не р а з г л я д е л — в л у ж у с в а л и л с я . А
г л у х а р ь з а м о л ч а л . Т а к и п р и ш л о с ь в воде минут д е с я т ь л е ж а т ь ,
пока он з а п е л снова.
З а к о н ч и в т р е н и р о в к у , мы с Георгием пошли отдохнуть до ве­
чера. С наступлением темноты я решил еще р а з проверить уме­
ние п р и я т е л я подходить к г л у х а р ю под песню.
П о с л у ш а й , а н е л ь з я ли не п р о в е р я т ь ? Я ведь и т а к все усвоил,—
робко попросил мой друг.
Но я был неумолим.
Ночной урок о к а з а л с я много труднее дневного. П р и я т е л ь л о ­
мился по лесу, к а к медведь. Он то п а д а л , с п о т к н у в ш и с ь о пень,
то з а л е з а л в кусты, о т к у д а никак не мог в ы б р а т ь с я . Трени­
ровку мы кончили т о л ь к о з а полночь. Л о ж и т ь с я с п а т ь было не­
когда. У ж е н а с т а л о время идти к месту тока.
5*
131
Шли мы не т о р о п я с ь по з а г л о х ш е й лесной дороге. А кругом
р а з р о с с я с т а р ы й сосновый бор. П а х л о сыростью и хвоей.
Небо подернули о б л а к а . Б ы л о очень темно. М ы д в и г а л и с ь
почти о щ у п ь ю .
— А глухари теперь, наверное, спят и не д у м а ю т , что мы их
идем с т р е л я т ь , — н е о ж и д а н н о промолвил мой спутник.— С к а ж и
мне по совести, не ж а л к о тебе у б и в а т ь т а к у ю к р а с и в у ю , мощ­
ную птицу?
От т а к о г о вопроса я с р а з у н а с т о р о ж и л с я .
— С л у ш а й , Георгий,— строго с к а з а л я , — ты т о л ь к о не в з д у м а й
мне на охоте м е ш а т ь , а то к а к следует поссоримся. Л у ч ш е вер­
нись от греха в с т о р о ж к у , а я один пойду.
— Ну что ты!— в о з р а з и л т о в а р и щ . — Я ведь о б е щ а л , что буду
т е б я с л у ш а т ь с я . Это, брат, не по-приятельски: весь д е н ь меня
м у ш т р о в а л , а теперь домой гонишь!
— Я т е б я не гоню, а т о л ь к о п р е д у п р е ж д а ю .
— И п р е д у п р е ж д а т ь нечего,— отвечал Георгий.— Только вот
что я тебя п о п р о ш у : когда подойдем к глухарю, не стреляй сразу,
д а й мне его р а с с м о т р е т ь п о л у ч ш е .
— Это м о ж н о . Я и сам л ю б л ю на него поглядеть. У ж когда
п о д к р а л с я к нему, т о р о п и т ь с я некуда.
— Ну, вот и д о г о в о р и л и с ь , — п р и м и р я ю щ е с к а з а л мой друг.—
А ты с р а з у з а к и п я т и л с я , хотел меня домой п р о г н а т ь .
П е р е г о в а р и в а я с ь , мы прошли километра д в а по дороге и д о ш л и
до мостика через ручей.
— Тут и п о д о ж д е м , — с к а з а л я . — З а ручьем н а ч и н а е т с я сосно­
в а я грива, а д а л ь ш е моховое болото. Глухари обычно токуют
на этой гриве.
Мы уселись на бугорке в о з л е моста. Внизу, у с а м ы х ног,
ж у р ч а л а в о д а . П о с л е ходьбы по лесу и бессонной ночи т а к
и т я н у л о прилечь на з е м л ю , з а к у т а т ь с я получше в куртку и,
з а к р ы в г л а з а , с л у ш а т ь з н а к о м у ю с детства песенку ручейка. Но
мы крепились, чтобы не п р о с п а т ь ток.
Вдруг где-то в д а л и на болоте п о с л ы ш а л с я дикий хохот.
— Кто э т о ? — спросил Георгий.— Сова?
— Нет, петушок белой куропатки з а т о к о в а л , — ответил я . —
З н а ч и т , скоро начнет с в е т а т ь .
Мы посидели е щ е минут д в а д ц а т ь . К у р о п а т к и кричали все ч а щ е
и ч а щ е . Потом где-то совсем близко с хорканьем пролетел н а д
ручьем в а л ь д ш н е п .
— П о р а , — тихо с к а з а л я . — У ж е в а л ь д ш н е п ы потянули.
М ы встали с б у г р а и, перейдя через мост, свернули на еле
з а м е т н у ю с т е ж к у , к о т о р а я т я н у л а с ь по с а м о м у к р а ю гривы.
Б ы л о е щ е темно. М ы шли очень о с т о р о ж н о , о с т а н а в л и в а я с ь
через к а ж д ы е д е с я т ь — п я т н а д ц а т ь ш а г о в и чутко п р и с л у ш и в а я с ь .
— С л ы ш и ш ь , поет!— шепнул я приятелю.
Тот о т р и ц а т е л ь н о п о к а ч а л головой.
— Ну, иди за мной, т о л ь к о потише.
132
Мы, к р а д у ч и с ь , н а п р а в и л и с ь д а л ь ш е по с т е ж к е . П р о ш л и е щ е
щагов т р и д ц а т ь и в ы б р а л и с ь на бугорок.
Отсюда у ж е ясно с л ы ш а л и с ь в стороне т а и н с т в е н н ы е звуки
глухариной песни.
«Те-кё, те-кё, те-кё!»— будто кто-то невидимый в глубине
леса о б л а м ы в а л сухие сучки. И сейчас ж е следом р а з д а в а л с я
какой-то неясный щебет, не то стрекотание.
— Теперь ш а г а й з а мной нога в ногу,— шепнул я Георгию
в самое ухо и, в ы ж д а в , когда г л у х а р ь « з а с т р е к о т а л » , сделал
шаг в сторону от д о р о ж к и .
П р и я т е л ь , конечно, о п о з д а л и з а х р у с т е л много п о з ж е . Но я
нарочно с д е л а л всего один шаг, т а к что мы о б а з а м е р л и е щ е
до конца песни. Снова г л у х а р ь запел, и снова один-два ш а г а .
К счастью, идти приходилось по с р а в н и т е л ь н о чистому месту.
Кустов пока что не п о п а д а л о с ь . Ч у в с т в у я , что т о в а р и щ при­
ловчился, я н а ч а л идти быстрее, небольшими с к а ч к а м и . Геор­
гий немного о т с т а л . Я о с т а н о в и л с я , д а в а я в о з м о ж н о с т ь ему
подойти.
Снова у ж е где-то н е д а л е к о , в темной кроне уснувших сосен,
слышится т а и н с т в е н н о е щ е б е т а н и е . И в т а к т ему, слышу, т о в а р и щ
делает скачок, другой и с р а з м а х у у д а р я е т с я лбом о дерево.
— У-у, черт!..— невольно в о с к л и ц а е т он.
Я в у ж а с е з а м и р а ю : « Н е у ж е л и спугнул?» Но нет, г л у х а р ь е щ е
п р о д о л ж а е т «точить» — значит, не с л ы ш а л .
П о с л е н е о ж и д а н н о г о с т о л к н о в е н и я с сосной п р и я т е л ь стоит не
д в и г а я с ь , п р о п у с к а е т одну, другую песню, очевидно, н и к а к не мо­
жет опомниться от у д а р а . Н а к о н е ц на третьей песне он вновь
скачет и п р и с о е д и н я е т с я ко мне.
Д а л ь н е й ш и й путь мы у ж е не с к а ч е м , а о с т о р о ж н о к р а д е м с я
шаг за ш а г о м . Г л у х а р ь где-то совсем близко — с т р а ш н о его
спугнуть.
Н а ч и н а е т с в е т а т ь . Впереди — к р о х о т н а я п о л я н а . На ней — по­
л у з а с о х ш а я сосна. О т т у д а и с л ы ш и т с я г л у х а р и н а я песня.
Мы п о д б и р а е м с я к с а м о м у к р а ю полянки. Д а л ь ш е идти у ж е
некуда. Д о сосны не более п я т н а д ц а т и — д в а д ц а т и ш а г о в .
Притаившись возле деревьев, пытаемся разглядеть в предрас­
светных с у м е р к а х к р ы л а т о г о певца.
Д а вот он сидит на толстом сухом суку.
Д о ж д а в ш и с ь песни, я с п р а ш и в а ю п р и я т е л я :
— Видишь?
— Вижу.
И мы н е в о л ь н о з а м и р а е м от з в у к а собственных голосов.
Как-то не верится, что вот тут, рядом с нами, сидит на дереве
чуткая л е с н а я птица и д а ж е не с л ы ш и т нас.
Я опускаю ружье и с наслаждением слушаю глухариную
песню. П у с т ь эти с т р а н н ы е звуки д а ж е и песней н а з в а т ь нель­
з я , но ведь д л я охотника нет л у ч ш е й музыки, л у ч ш е й песни
о том, что у ж е н а с т у п а е т весеннее утро в лесу.
С т р е л я т ь я не тороплюсь, с т а р а ю с ь продлить эти минуты
133
н а п р я ж е н и я охотничьей страсти. Д и ч ь не уйдет. Д о с т а т о ч н о
вскинуть к плечу р у ж ь е , н а ж а т ь курок — и о г р о м н а я птица т я ж е ­
л о ш л е п н е т с я на с ы р у ю з е м л ю .
У ж е хорошо р а с с в е л о . На фоне з а р и четко виднеется силуэт
г л у х а р я . Он п о х о ж на индюка. Р а с п у с т и л веером хвост, растопы­
рил к р ы л ь я и, з а д р а в вверх б о р о д а т у ю голову, щебечет песню
з а песней.
П о р а с т р е л я т ь . Я хочу п р и п о д н я т ь р у ж ь е и вдруг — о у ж а с ! —
чувствую, что мне что-то п о п а л о в нос, н у ж н о чихнуть.
Стиснув зубы, я мучительно б о р ю с ь с собой, в ы ж и д а ю , когда
г л у х а р ь вновь з а п о е т . З а п е л . С облегчением чихаю р а з , другой.
Г л у х а р ь спокойно кончает песню.
— Б у д ь з д о р о в ! — н е о ж и д а н н о р а з д а е т с я голос п р и я т е л я .
Мгновение я д а ж е не могу понять, что случилось.
Со с т р а ш н ы м треском г л у х а р ь с р ы в а е т с я с места, будто ныряет
вниз, з а ветви, и и с ч е з а е т в лесу.
— Ч т о ты н а д е л а л ? ! — вне себя от ярости кричу я т о в а р и щ у .
— А ч т о ? — и з у м л я е т с я он.— Ты чихнул, а я тебе п о ж е л а л
здоровья.
— Но ведь ты без песни его п о ж е л а л .
— Ой, милый!— х в а т а е т с я он з а голову.— Прости меня. Сов­
сем м а ш и н а л ь н о . П р и в ы ч к а , з н а е ш ь . . .
Я с гневом и недоверием г л я ж у на д р у г а .
Вид у него т а к о й р а с с т р о е н н ы й , сокрушенный, т о л ь к о г л а з а
будто смеются. Кто его р а з б е р е т !
Смышленые птицы
Я
поехал в д е р е в н ю к п р и я т е л ю И в а н у Антоновичу, чтобы
д о г о в о р и т ь с я насчет охоты.
Войдя в з н а к о м ы й домик, я совсем н е о ж и д а н н о ока­
з а л с я свидетелем м а л е н ь к о й семейной сцены. М о й прия­
т е л ь сидел на стуле, с к о н ф у ж е н н о опустив голову и пощи­
п ы в а я себя з а бороду. А перед ним, в ы з ы в а ю щ е подбоченясь,
с т о я л а его с е д а я , почтенная супруга Анна С а в в и ш н а и н а с м е ш ­
л и в о говорила:
— Ну какой ты охотник, если д а ж е ворону и ту подстрелить
не м о ж е ш ь ! И н д ю к ты, а не охотник! Индюк, индюк...
— Ну, м а т у ш к а , при чем ж е тут и н д ю к ? — р а з в е л р у к а м и И в а н
Антонович.
— А при том, что он т о ж е вроде т е б я : п ы ж и т с я , п ы ж и т с я ,
а никакого толку и нет. О д н а б о л т о в н я : б л у м - б л у м - б л у м . Р а с к р ы л е т и т с я на весь двор...
Анна С а в в и ш н а у ж е хотела п р о д е м о н с т р и р о в а т ь , к а к именно
ходит индюк, р а с т о п ы р и л а руки, п о в е р н у л а с ь к двери и тут т о л ь к о
у в и д е л а меня.
134
— Б а т ю ш к и , к нам гость п о ж а л о в а л ! — весело воскликнула
она.— А мы тут с Ваней з а г о в о р и л и с ь и не з а м е т и л и .
— Д а , д а , з а г о в о р и л и с ь , — п о к а з а л головой И в а н Антонович,
п о ж и м а я мне руку.— У ж с моей Анной С а в в и ш н о й много не
н а г о в о р и ш ь с я . К о м а н д и р . Ей бы не птичником ведать, а войском
командовать.
— А что ж е , если п о н а д о б и т с я , и с к о м а н д у ю . Это ты вот с
воронами н и к а к не с п р а в и ш ь с я .
И в а н Антонович д а ж е крякнул с д о с а д ы :
— Д а л и с ь ей эти вороны, хоть из дому беги!
— Т а к р а з в е я не п р а в а ? — Анна С а в в и ш н а о б е р н у л а с ь ко
мне.— П о с л у ш а й т е , р а з б е р и т е с а м и . Д а л и мне птичью ферму,
к а ж д ы й , день на откорм птиц еду о т п у с к а ю т : отрубей, хлеба,
к а р т о ш к и и всякую всячину. А мы кого — ворон о т к а р м л и в а е м !
Только еду вынесу, как н а л е т я т , кур отгонят, все р а з о м п о ж р у т .
Д о того р а з о ж р а л и с ь , еле-еле л е т а ю т . — Анна С а в в и ш н а н а с м е ш ­
ливо кивнула в сторону м у ж а . — А мой охотник ничего с ними
п о д е л а т ь не м о ж е т .
135
— Д а что ж е с ними п о д е л а е ш ь ? — опять р а з в е л р у к а м и И в а н
Антонович.— Я ума и не п р и л о ж у . Только с р у ж ь е м на птичник
п о к а ж е ш ь с я , их будто ветром сдует, ни одной нет. А как ушел,
опять налетели.
— Это тебе не тетеревов с т р е л я т ь , — з а с м е я л с я я . — Ворона —
птица с м ы ш л е н а я , её трудно перехитрить.
Ц е л ы й вечер ушел у нас на о б д у м ы в а н и е этой и в п р я м ь
з а м ы с л о в а т о й охоты. Н а к о н е ц мне пришла в голову и н т е р е с н а я
мысль: з а в т р а ж е утром И в а н Антонович оденется в п л а т ь е и шубу
Анны С а в в и ш н ы , п о в я ж е т с я п л а т к о м , возьмет р у ж ь е , ведро с кор­
мом и пойдет кормить птиц.
Все одобрили мой п л а н , и мы, очень д о в о л ь н ы е хитрой
выдумкой, о т п р а в и л и с ь с п а т ь .
Утро н а ч а л о с ь с м а л е н ь к о г о м а с к а р а д а . И в а н Антонович надел
поверх брюк д л и н н у ю юбку, накинул на плечи ж е н и н у шубу,
п о в я з а л с я платком и стал п о х о ж на в о л к а из « К р а с н о й Ш а п о ч к и » ,
когда тот н а р я д и л с я в чепец и п л а т ь е б а б у ш к и .
— Ну и чучело!— всплеснула руками Анна С а в в и ш н а . — Д а
как ты в ы й д е ш ь во двор, все вороны от одного с т р а х а помрут!
Д е й с т в и т е л ь н о , вид у И в а н а Антоновича был весьма ориги­
нальный. И з - п о д н а д в и н у т о г о на с а м ы е брови п л а т к а смотрели
р а с т е р я н н ы е г л а з а и у ж е совсем неуместно т о р ч а л и усы и с е д а я
окладистая борода.
— Черт знает что п р и д у м а л и ! — с м у щ е н н о б о р м о т а л он.— Е щ е
в с т р е т и ш ь кого на дворе, на весь район о с л а в я т .
И в а н Антонович т о р о п л и в о в з я л ведро с птичьим кормом, з а ­
тем, по старой охотничьей привычке, л о в к о вскинул на плечо
р у ж ь е и о т п р а в и л с я на птичий д в о р .
Мы с Анной С а в в и ш н о й т о ж е вышли из дома и и з д а л и
смотрели, что будет.
— К у р - к у р - к у р ! — тоненьким голосом н а ч а л з в а т ь И в а н Анто­
нович, р а с с ы п а я по к о р м у ш к а м еду.
Не успели куры опомниться и принять а д р е с о в а н н о е им пригла­
шение, к а к у ж е ц е л а я с т а я ворон с л е т е л а с ь на б л и ж а й ш е е д е р е в о ,
о ж и д а я , когда б о р о д а т а я птичница отойдет в сторону. Но в этот
р а з н а х а л ь н ы е птицы ж е с т о к о о ш и б л и с ь . Птичница п р и ц е л и л а с ь и
в ы п а л и л а в с а м у ю воронью кучу.
П о д н я л с я невероятный переполох. Убитые птицы п о п а д а л и с
дерева на землю, а о с т а л ь н ы е со с т р а ш н ы м шумом и гвалтом
р а з л е т е л и с ь в р а з н ы е стороны.
— Я в а м , негодницы!— грозил им вслед И в а н Антонович.—
Будете у меня колхозное д о б р о в о р о в а т ь !
Убитые птицы в н а з и д а н и е о с т а в ш и м с я в ж и в ы х были подве­
шены за ножки к сучьям того ж е дерева и навели т а к о й у ж а с
на все воронье ц а р с т в о , что в этот день ни одна из к р ы л а ­
тых воровок не с м е л а и носа п о к а з а т ь на птичий д в о р .
Но на с л е д у ю щ и й день вороны попривыкли к своим к а ч а в ­
ш и м с я на сучках с о б р а т ь я м и как ни в чем не б ы в а л о о п я т ь з а я в и -
136
лись к куриному з а в т р а к у . П р и ш л о с ь е щ е р а з повторить охоту с
переодеванием, и она о п я т ь у в е н ч а л а с ь успехом.
Так п р о д о л ж а л о с ь три д н я . И на этом, увы, т о р ж е с т в о нашей
затеи окончилось. С м ы ш л е н ы е птицы, видно, р а з о б р а л и с ь , в чем
тут д е л о , и, з а в и д е в е щ е и з д а л е к а воинственную «птичницу»,
р а з л е т а л и с ь прочь. З а т о стоило на д в о р прийти с ведром Анне
С а в в и ш н е , к а к вороны с р а д о с т н ы м криком у ж е летели ей на­
встречу.
— Н е у ж е л и они в л и ц о меня у з н а ю т ? — у д и в л я л с я И в а н
Антонович.
— И ничего нет мудреного!— сердито о т в е ч а л а Анна С а в в и ш на.— Б о р о д и щ а - т о у тебя к а к а я , с т р а с т ь поглядеть! Сбрей ее и усы
сбрей, тогда будет дело совсем иное.
— Нет, м а т у ш к а , — н а о т р е з о т к а з а л с я И в а н Антонович.— По­
том ты е щ е с к а ж е ш ь , что нос у меня велик, на твой не походит,
значит, и нос придется п о д р е з а т ь . Потом и ноги и руки укоро­
тить. Нет у ж , уволь. Тебе птица поручена, ты ее и о б х а ж и в а й ,
а у меня свое дело имеется. Всяк за свое и отвечает.
П о с л е т а к о г о отпора И в а н Антонович решительно снял с себя
юбку, с т а щ и л с головы платок, р а с ч е с а л бороду и лихо подкру­
тил усы. Потом скрутил козью ножку, з а к у р и л .
— Все в п о р я д к е ! — весело с к а з а л он и о т п р а в и л с я на кол­
хозный д в о р о с м а т р и в а т ь сеялки, чтобы п о д п р а в и т ь к весне
все, что требует ремонта.
З а т о Анна С а в в и ш н а п р и ш л а теперь в полное уныние.
— Ну, теперь д е р ж и с ь , — грустно с к а з а л а о н а . — З а четыре д н я
эти негодницы п р о г о л о д а л и с ь — с р а з у корм п о ж р у т .
Я т о ж е не з н а л , что и п р и д у м а т ь . Н е у ж е л и ж е , п р а в д а ,
вороны н а у ч и л и с ь у з н а в а т ь в л и ц о И в а н а Антоновича и отличать
от Анны С а в в и ш н ы ? А м о ж е т быть, тут дело в чем-то д р у г о м ?
— Анна С а в в и ш н а , а попробуйте-ка вы з а х в а т и т ь с собой
р у ж ь е , — п р е д л о ж и л я . — М о ж е т , они и вас с р у ж ь е м испугаются.
И вот на другое утро степенная, т о л с т а я Анна С а в в и ш н а
вдруг п р е в р а т и л а с ь в д р е в н е р и м с к у ю богиню охоты — Д и а н у .
Она не т о л ь к о з а х в а т и л а с собой р у ж ь е , но д а ж е перекинула
через плечо охотничий рог.
— Так п о с т р а ш н е е будет,— пояснила она.
О р а д о с т ь ! З а м е т и в б л е с т я щ и е охотничьи доспехи, ни одна из
к р ы л а т ы х в о р о в о к не о с м е л и л а с ь д а ж е приблизиться к птичнику.
Куры спокойно ели свой корм, а м е ж д у ними, как н а с т о я щ а я
Д и а н а , с в е р к а я о р у ж и е м , р а с х а ж и в а л а Анна С а в в и ш н а . Она тор­
ж е с т в о в а л а победу.
Длинноносые рыболовы
эрошее з а н я т и е — р ы б н а я л о в л я . Иной р а з хоть и ничего
не п о й м а е ш ь , з а т о посидишь на берегу, на с о л н ы ш к е д а
п о н а б л ю д а е ш ь , что вокруг творится. Только одно условие:
сидеть н у ж н о тихо.
П р о ш л ы м летом пошел я на речку за о к у н я м и ; рыба
никак не клюет. Стой, д у м а ю , мы т е б я перехитрим. Не хочешь
на ч е р в я к а б р а т ь с я , другую приманку п р е д л о ж и м .
Снял я свою с о л о м е н н у ю ш л я п у и тут ж е на отмели наловил
ею, как с а ч к о м , м а л ь к о в . А вот хранить мне их не в чем —
ведерко-то я дома з а б ы л . Не беда. Выкопал в песке у самой реки
ямку, вода в нее с р а з у ж е н а б р а л а с ь , и пустил туда рыбок. Отлич­
ный « а к в а р и у м » получился.
Д в у х м а л ь к о в вместо червей на крючки н а с а д и л . П о п р о б у е м :
не будет ли окунь на эту н а с а д к у б р а т ь с я . О п я т ь ж д у , и о п я т ь ни­
чего не клюет. Я д а ж е слегка з а д р е м а л под кустом.
Вдруг в и ж у — летит над речкой зимородок. Птица т а к а я , не­
м н о ж к о побольше в о р о б ь я . Очень к р а с и в а я птица: б р ю ш к о оран­
ж е в о е , спинка я р к о - з е л е н а я , а нос д л и н н ю щ и й , прямой, как па­
л о ч к а . Им з и м о р о д о к без п р о м а х а мелких р ы б е ш е к х в а т а е т .
X
П о д л е т е л з и м о р о д о к к моим у д о ч к а м и уселся п р я м о на уди­
л и щ е . М е н я и не з а м е ч а е т ; сидит, в воду п о г л я д ы в а е т .
Потом кинулся вниз, да не в речку, а прямо в мой « а к в а ­
риум», в ы х в а т и л оттуда р ы б е ш к у и опять на у д и л и щ е сел. П р о ­
глотил, о т р я х н у л с я , второй р а з туда ж е — нырь. П о й м а л д р у г у ю
рыбку, есть не с т а л , а улетел с нею куда-то.
138
Эх, ж а л к о , пусть бы е щ е половил, у ж очень он з а н я т н ы й .
А мальки мне все р а в н о ни к чему, и на них окуни не берутся.
Только я об этом п о д у м а л — г л я ж у , а мой длинноносый р ы б а к
у ж опять тут к а к тут, д а не один, и второй следом з а ним я в и л с я —
птенец, е щ е как следует л е т а т ь не умеет.
Уселись оба р я д ы ш к о м на у д и л и щ е . Потом «старый р ы б а к »
нырь в мой « а к в а р и у м » , в ы т а щ и л рыбку и к птенцу. Тот рот
широко р а з и н у л : д а в а й , мол, еду. А еду д а в а т ь нетрудно, она тут
ж е вот, р я д о м , т о л ь к о бери.
Сунул с т а р ы й з и м о р о д о к птенцу в рот пару рыбешек. Смотрю,
и м а л ы ш т о ж е н а ч а л вниз п о г л я д ы в а т ь . Глядел, глядел да как
бросится! Цоп клювом рыбку, взлетел на у д и л и щ е , голову вверх
з а п р о к и н у л и с большим аппетитом проглотил свою первую до­
бычу.
Теперь ему нечего ж д а т ь , когда его кто покормит — сам на­
учился рыбу л о в и т ь . Тут у ж они вдвоем в з я л и с ь з а моих м а л ь к о в ,
в один миг всех переловили.
А я ни с чем о с т а л с я , ни одного окуня не поймал. Не беда,
я доволен: р а з в е часто у в и д и ш ь т а к у ю картинку?
Курочка-камышница
оехали мы как-то с сыном Володей на лодке з а утками.
Д о л г о п л а в а л и среди к а м ы ш е й , а уток все нет и нет.
Но вот н а ш а л о д к а в ы п л ы л а в широкий з а л и в . По к р а я м
у берегов к а м ы ш и т о п о р щ а т с я густой зеленой щетиной,
а середина з а л и в а ч и с т а я , ни т р а в и н к и , одна вода.
Только видим, в д а л и на воде что-то чернеет, а что — р а з г л я д е т ь
не м о ж е м . С т а л и п о д ъ е з ж а т ь б л и ж е , смотрим — плывет к а к а я - т о
птица. П л ы в е т от нас, т о р о п и т с я , а почему-то не улетает.
Володя поднял р у ж ь е , но в тот ж е миг птица исчезла под
водой. Ч е р е з несколько секунд она вынырнула в другом месте.
Володя снова прицелился и выстрелил. Д р о б ь т а к и б р ы з н у л а по
воде, а птицы у ж е нет. З н а ч и т , нырнула и у ш л а из-под
выстрела.
Мы подплыли п о б л и ж е , ж д е м , пока она снова вынырнет. Вдруг
я вижу — н е в д а л е к е от нас из-под воды п о к а з а л а с ь к а к а я - т о
т е м н а я точка. П о к а з а л а с ь и с к р ы л а с ь . Потом опять п о я в и л а с ь
и опять исчезла.
П р и м е т и л я получше это место, в з я л с я за весла и н а п р а в и л туда
лодку. Володя глядит на меня, ничего понять не м о ж е т :
— Куда ты, п а п а , п л ы в е ш ь ?
А я молчу, смотрю в одну точку, боюсь это место на воде
потерять. П о д п л ы л , г л я ж у через борт и в и ж у : сидит под водою
н е б о л ь ш а я птица, л а п а м и з а водоросли д е р ж и т с я , а головка у са­
мой поверхности, чуть-чуть т о л ь к о водой прикрыта. З н а ч и т , это
она головку из воды в ы с о в ы в а л а . Н а б е р е т воздуху, поглядит —
тут ли мы, и о п я т ь под воду с п р я ч е т с я .
Я
139
Опустил я о с т о р о ж н о руку да как с х в а ч у птицу. В ы т а щ и л
н а р у ж у и сыну п о к а з ы в а ю :
— Вот смотри, как охотиться н у ж н о .
— Кто это? Кто э т о ? — с п р а ш и в а е т В о л о д я .
А птица бьется у меня в руках, в ы р в а т ь с я хочет. Вся она
т е м н а я , почти ч е р н а я , г о л о в к а м а л е н ь к а я , клюв остренький, ко­
роткий, а л а п ы огромные, зеленые, и п а л ь ц ы длинные, к а к у цапли.
- Э т о , — г о в о р ю , — б о л о т н а я к у р о ч к а - к а м ы ш н и ц а . О н а очень
хорошо по болоту бегает, и п л а в а е т , и ныряет, а вот л е т а е т плохо.
П о т о м у она и не л ю б и т на к р ы л о п о д н и м а т ь с я . Она и от нас хотела
под водой с п р я т а т ь с я , д а не у д а л о с ь . М ы ее и под водой поймали.
— А з н а е ш ь , п а п а , — с к а з а л В о л о д я , — д а в а й - к а ее в к а м ы ш и
выпустим. Ведь мы ж е ее не з а с т р е л и л и . Это не по-охотничьи —
руками ловить.
— Ч т о ж , д а в а й выпустим,— с о г л а с и л с я я.
Мы подплыли п о б л и ж е к к а м ы ш а м . Д а л ь ш е плыть было труд­
но — вся вода покрыта широкими п л а в у ч и м и л и с т ь я м и кувшинок.
— Ну, В о л о д я , гляди, п у с к а ю ! — И я выпустил н а ш у пленницу
из рук.
Она т я ж е л о пролетела несколько метров, о п у с т и л а с ь на воду,
п р я м о на л и с т ь я , и вдруг п о б е ж а л а по ним, да т а к л о в к о , пря­
мо как по земле — с листа на листок, с листа на листок!— и скры­
лась в камышах.
На разливе
В
есеннее половодье было в с а м о м р а з г а р е . Кругом р а з л и ­
л а с ь река, з а т о п и л а л у г а , болота и д а ж е п р и б р е ж н ы й
лес.
Среди этого моря воды, будто острова, темнели холмы,
поросшие кустами и низкорослым к о р я в ы м д у б н я к о м .
Я р к о светило солнце. Н а д водою к р у ж и л и с ь чайки, изредка
проносились утки. В ы т я н у в длинные шеи и быстро м а х а я крыль­
ями, они летели к б е р е г а м в тихие, спокойные з а в о д и . Ни одна
из них не п о д л е т а л а на выстрел, и я только н а п р а с н о д е р ж а л
наготове р у ж ь е .
Мой п р и я т е л ь И в а н Кузьмич, старый охотник, сидел на корме и,
ловко п о д г р е б а я одним веслом, н а п р а в л я л л о д к у к небольшому
островку. Там мы хотели устроить ш а л а ш и и на з а р е к а р а у л и т ь
селезней.
Вода п р и б ы в а л а . Это м о ж н о было з а м е т и т ь по у с и л и в ш е м у с я
течению и по тому, что мимо нас по р а з л и в у все ч а щ е и ч а щ е
п р о п л ы в а л и сучки, ветки и охапки сухого п р о ш л о г о д н е г о сена.
— П о г л я д и , что с птицей-то д е л а е т с я , — у к а з а л мне И в а н
Кузьмич.
Тут я только з а м е т и л , что количество птиц н а д р а з л и в о м
з н а ч и т е л ь н о у в е л и ч и л о с ь . П о м и м о чаек над водой и в особенности
141
около мелких островков, и с ч е з а в ш и х прямо на н а ш и х г л а з а х ,
л е т а л и и к р у ж и л и с ь вороны, коршуны, с а р ы ч и .
Поминутно то одна, то д р у г а я птица камнем б р о с а л а с ь в во­
ду и в з л е т а л а , д е р ж а п о й м а н н у ю добычу.
— Ну, теперь м ы ш а м к а р а ч у н п р и ш е л , — пояснил мой прия­
т е л ь . — Вода прибывает, куда д е в а т ь с я ? П р и х о д и т с я плыть, а на
открытой воде не больно с х о р о н и ш ь с я . И ш ь как х в а т а ю т !
Теперь птице р а з д о л ь е .
Н е о ж и д а н н о И в а н Кузьмич р е з к о повернул лодку в сторону.
— Постой, постой, куда ты, дурень? Утонешь ведь!— И с этими
с л о в а м и он быстро опустил руку за борт, поддел кого-то л а д о н ь ю
и посадил в лодку.
Ну и п а с с а ж и р ! На дне л о д к и , ф ы р к а я и о т р я х и в а я с ь от воды,
сидел е ж и к .
И в а н Кузьмич тронул его кончиком сапога. Е ж сейчас ж е сер­
дито з а п ы х т е л и с в е р н у л с я в клубок.
— Вот тебе и р а з ! — з а с м е я л с я т о в а р и щ . — Я ж е его, м о ж н о
с к а з а т ь , от погибели спас, а он со мной з н а т ь с я не хочет.
Ну, пыхти, пыхти, если ты т а к о й сердитый.— И И в а н Кузьмич, не
о б р а щ а я б о л ь ш е в н и м а н и я на е ж а , снова н а п р а в и л н а ш у л о д к у
к намеченному з а р а н е е острову.
М ы п р о п л ы в а л и мимо п о л у з а т о п л е н н о г о д е р е в а . В з г л я н у в на
его н и ж н и е ветви, почти к а с а в ш и е с я воды, я с р а з у д а ж е не понял,
что т а к о е на них — не то серые прошлогодние л и с т ь я , не то какието комочки грязи. Д а вовсе нет — это все мыши-полевки и в о д я ­
ные крысы в з о б р а л и с ь на сучья, с п а с а я с ь от полой воды. В густых
ветвях д е р е в а их не могли з а м е т и т ь и пернатые хищники.
— У-у, п о г а н ц ы ! — сурово п р о в о р ч а л И в а н К у з ь м и ч . — Б р ы с ь
отсюда!— И он сильно стукнул веслом по веткам.
Что тут т о л ь к о п о д н я л о с ь ! Вода под деревом будто з а к и п е л а
от б р о с и в ш и х с я в нее сотен з в е р ь к о в .
Мы быстро отплыли в сторону, а возле з а т о н у в ш е г о д е р е в а
у ж е к р у ж и л и с ь вороны и другие птицы, в ы х в а т ы в а я из воды
добычу.
— К а к скоро з а м е т и л и , — усмехнулся И в а н К у з ь м и ч . — Ну и
г л а з и щ и ! Вот бы нам с тобой! Ни одна бы дичь тогда
не у ш л а .
— А это кто ж е п л ы в е т ? — спросил я, у к а з ы в а я на д в и ж у ­
щ у ю с я в воде темную головку з в е р ь к а .
М ы д о г н а л и бойкого п л о в ц а . З а я ц ! Вот т а к история! Я и р а н ь ш е
з н а л , что этот з в е р е к в с л у ч а е крайней н у ж д ы м о ж е т п л а в а т ь ,
но никогда не д у м а л , что он п л а в а е т т а к х о р о ш о .
И все-таки в р я д ли ему у д а л о с ь бы б л а г о п о л у ч н о д о б р а т ь с я
до берега. П л ы т ь п р е д с т о я л о е щ е д а л е к о , а главное, к р ы л а т ы е
хищники р а з в е д а л и бы ему д о б р а т ь с я ?
З а м е т и в п р и б л и ж е н и е лодки, з а я ц п ы т а л с я от нас у д р а т ь , но
быстрее плыть он у ж е не мог. З в е р е к н а ч а л ш л е п а т ь по воде
л а п а м и , п о д н и м а я брызги.
142
Мы тут ж е его настигли. Я схватил косого з а уши и т о ж е вта­
щил в лодку.
— Ну, дед М а з а й , а куда с а ж а т ь б у д е ш ь ? — весело крикнул
мой спутник.
Д е й с т в и т е л ь н о , с а ж а т ь з а й ц а было некуда, а о т п у с к а т ь нель­
зя — он сейчас ж е о п я т ь прыгнет в воду.
— Б а ! А сетка на что?
— Это верно.
Я опять поднял з в е р ь к а за уши. И в а н Кузьмич подставил
сетку д л я дичи, и в один миг ж и в о й з а я ц с д е л а л с я охотничьим
трофеем.
— Вот теперь н а д е н ь сетку через плечо и будешь не д е д
Мазай, а барон Мюнхаузен,— рассмеялся товарищ.— Скажешь,
что у тебя з а й ц ы сами ж и в ь е м в сетку прыгают.
— Л а д н о , л а д н о , нечего с м е я т ь с я , — ответил я . — У нас е щ е
твоя сетка есть. П о с м о т р и м , какого з в е р я ты в нее п о с а д и ш ь .
Мы поплыли д а л ь ш е , в н и м а т е л ь н о о с м а т р и в а я тихую г л а д ь
воды и ж е л а я поскорее з а м е т и т ь еще кого-нибудь из тех, кому
п о н а д о б и л а с ь бы н а ш а помощь.
— Эй, к у м у ш к а , куда же ты з а б р а л а с ь ? — воскликнул мой
приятель и повернул лодку в сторону.
Впереди из воды т о р ч а л о толстое спиленное д е р е в о , и на
его верхнем конце н а д водой копошилось что-то я р к о - р ы ж е е .
Д а ведь это лиса! Вот куда ее з а г н а л а вода!
З а м е т и в нас, л и с и ц а з а с у е т и л а с ь и, не подпустив л о д к у ш а г о в
на сто, б р о с и л а с ь в воду и поплыла.
— Тебя не д о г о н и ш ь ! — п о к а ч а л головой И в а н Кузьмич.— Ну
что ж, плыви, если в к о м п а н и ю к нам не хочешь.
Мы п о п л а в а л и е щ е по р а з л и в у , но сетка п р и я т е л я т а к и оста­
л а с ь пустой, б о л ь ш е «добычи» нам не попалось.
Н а к о н е ц мы подплыли к намеченному островку, в ы т а щ и л и на
берег лодку и покрепче п р и в я з а л и к дереву. Вода все п р и б ы в а л а ,
лодку могло унести.
Остров, на который мы в ы с а д и л и с ь , был низкий, его быстро
з а л и в а л о водой.
— На другой надо е х а т ь , какой повыше,— решил И в а н
Кузьмич.
— А д а в а й - к а п р о й д е м с я по этому,— п р е д л о ж и л я , — посмот­
рим, кто з д е с ь с п а с а е т с я .
Мы пошли в глубь о с т р о в а .
— Д е р ж и , д е р ж и ! — н е о ж и д а н н о крикнул п р и я т е л ь .
И з - п о д с а м ы х ног у него выскочил з а я ц и огромными
п р ы ж к а м и пустился наутек.
П р о й д я немного, мы выпугнули из кустов еще д в у х з а й ц е в .
— Ж а л ь , косых,— с к а з а л И в а н Кузьмич.— З а л ь е т островок —
и капут им. Куда п о п л ы в е ш ь ?
— А н е л ь з я ли их к а к - н и б у д ь поймать и на берег перепра­
в и т ь ? — спросил я.
143
— Д а р а з в е их голыми руками п о й м а е ш ь ? — ответил прия­
т е л ь . — Если бы сеть б ы л а , тогда другое дело.
Мы вошли в небольшой д у б о в ы й лесок.
— Кто ж е там ходит? К а ж е т с я , л о ш а д ь . Но зачем она сюда
попала?
Мы подошли п о б л и ж е .
— Это ж е л о с ь , — тихо с к а з а л И в а н Кузьмич.— Чудно! Чего
ж е он тут о к о л а ч и в а е т с я ? Д а в н о бы уплыл. Ведь ему переплыть
такой р а з л и в — р а з плюнуть.
Но лось, д а ж е з а м е т и в нас, видимо, не с о б и р а л с я п о к и д а т ь
остров. Он только беспокойно з а б е г а л м е ж д у д е р е в ь я м и , п р и ж и ­
м а я уши и сердито т о п а я ногами.
« П о ч е м у он не у б е г а е т ? » Мы подошли е щ е б л и ж е . Тогда
л о с ь о т б е ж а л на самый мыс и о с т а н о в и л с я т а м у воды, т р е в о ж н о
п о г л я д ы в а я в нашу сторону.
— Э-э, глянь-ка с ю д а ! — окликнул меня приятель, у к а з ы в а я
под дубовый куст.
Я подошел.
П о д кустом, среди п р о ш л о г о д н е й листвы, л е ж а л лосенок. Он
л е ж а л н е п о д в и ж н о , п р и ж а в ш и с ь к земле и с о в е р ш е н н о с л и в а я с ь
с о к р у ж а ю щ е й с е р о в а т о - ж е л т о й листвой.
И з д а л и м а л ы ш а м о ж н о было принять скорее з а холмик земли,
чем за ж и в о е с у щ е с т в о .
— Вот, значит, в чем тут д е л о , — с к а з а л И в а н К у з ь м и ч . — Он
тут на островке и родился, а это матка его, л о с и х а , — кивнул
он в сторону мыса, где все т а к ж е в з в о л н о в а н н о перебегал
с места на место огромный, похожий на бурую л о ш а д ь дикий
зверь.
— Ах ты, м а л ы ш к а ! — д о б р о д у ш н о з а с м е я л с я И в а н Кузьмич,
г л я д я на з а т а и в ш е г о с я л о с е н к а . — Л е ж и т , не шелохнется, а у
самого небось д у ш а в пятки у ш л а . Д а и как не уйти, когда
д в а т а к и х с т р а ш и л и щ а з а я в и л и с ь ! Стоят н а д тобой и не уходят.
А ты, д р у ж о к , нас не б о й с я , мы тебе з л а не с д е л а е м , наобо­
рот — от беды с п а с е м . — И в а н Кузьмич поглядел на меня и ска­
з а л : — Н а д о его на берег п е р е п р а в и т ь , а то как вода придет,
т а к ему здесь и к р ы ш к а .
— А к а к ж е л о с и х а ? Где ж е она его т а м , на берегу, и с к а т ь
будет?
— Найдет, об этом не б е с п о к о й с я . — И в а н Кузьмич снял с с е б я
в а т н у ю куртку и, о с т о р о ж н о н а г н у в ш и с ь , с р а з у накрыл ею лосен­
к а . — Вот и п о п а л с я !
Л о с е н о к мигом очнулся от своего оцепенения; он з а б и л с я ,
стараясь вырваться, и жалобно запищал.
В тот ж е миг в стороне п о с л ы ш а л с я треск сучьев, к а к о й - т о
глухой х р а п .
Я о г л я н у л с я и невольно с х в а т и л с я за р у ж ь е : бешено всхра­
п ы в а я , у г р о ж а ю щ е т о п а я ногами, к нам б е ж а л а л о с и х а .
С т р а ш е н вид р а з ъ я р е н н о г о з в е р я , когда он з а щ и щ а е т своего
д е т е н ы ш а . Ш е р с т ь на з а г р и в к е у лосихи п о д н я л а с ь д ы б о м , уши
144
п р и ж а т ы , ноздри я р о с т н о р а з д у л и с ь , из полуоткрытого рта выры­
в а л с я не то с д а в л е н н ы й стон, не то какое-то мычание.
Не з а м е ч а я ничего кругом, она н а т к н у л а с ь на молодую бе­
резку. У д а р ноги — и д е р е в ц е , будто срубленное, полетело в сто­
рону.
— П а л ь н и , вверх п а л ь н и ! — крикнул мне т о в а р и щ , п я т я с ь з а де­
рево, но не в ы п у с к а я из рук лосенка.
Я вскинул р у ж ь е и выстрелил.
Л о с и х а ш а р а х н у л а с ь в сторону, отскочила на несколько ш а г о в
и остановилась.
— Д у р е х а , мы ж твоего дитенка с п а с а е м , а ты на н а с ! — уко­
ризненно проговорил И в а н Кузьмич.
Мы н а п р а в и л и с ь к берегу, и л о с и х а , громко, отрывисто о х а я ,
п о б е ж а л а з а нами лесом. О н а поминутно о с т а н а в л и в а л а с ь и
т р е в о ж н о г л я д е л а на нас. С т р а х за д е т е н ы ш а на время победил
у нее д а ж е страх перед человеком.
Мы о т в я з а л и л о д к у и поплыли. Т о в а р и щ снова в з я л с я з а
весло, а мне передал л о с е н к а .
М а л ы ш , у г р е в ш и с ь в теплой куртке, совсем успокоился. Он
б о л ь ш е не в ы р ы в а л с я и не к р и ч а л , а только пугливо о з и р а л с я
по сторонам своими б о л ь ш и м и темными г л а з а м и . К а з а л о с ь , он
искал свою м а т ь .
— Н а з а д обернись, г л я д и , — с к а з а л мне И в а н Кузьмич.
Я о г л я н у л с я . П о з а д и л о д к и , немного в стороне, из воды высовы­
в а л а с ь горбоносая морда плывущей лосихи.
— В и д а л ? Вот что з н а ч и т мать-то.
Вдали п о к а з а л с я берег. Все б л и ж е и б л и ж е . Вот у ж е л о д к а
чиркнула о дно м е л к о в о д ь я и о с т а н о в и л а с ь .
Мы вынесли л о с е н к а на берег, опустили на з е м л ю и отошли
к кустам. Но м а л ы ш , видимо, н а с т о л ь к о р а с т е р я л с я , что д а ж е не
п о б е ж а л прочь. Он встал на свои е щ е некрепкие н о ж к и , о г л я д е л с я
и вдруг побрел п р я м о к н а м .
— Ну, вот те и на!— р а з в е л р у к а м и И в а н К у з ь м и ч . — Иди-ка
ты л у ч ш е к матери, вон она у ж е на берег выскочила.
В ы б е ж а в на сухое место, лосиха и з д а л а негромкий, очевидно
призывный, звук. Л о с е н о к мигом обернулся, н а с т о р о ж и л уши и
нетвердыми ш а ж к а м и п о б е ж а л на з о в .
— Беги, беги. Тут-то, б р а т , попривольнее будет,— л а с к о в о
проговорил ему вслед И в а н Кузьмич.
Мы сели в лодку и поплыли к острову строить ш а л а ш и .
Неожиданное знакомство
в
есенняя б е з л у н н а я ночь.
Я в ы х о ж у из лесного кордона и с р а з у ж е погру­
ж а ю с ь в н е п р о г л я д н у ю тьму. Но дорога мне хорошо
з н а к о м а . Я уверенно с п у с к а ю с ь в низину, п е р е х о ж у до­
щ а т ы й мостик через ручей, в ы б и р а ю с ь на пригорок и иду
д а л ь ш е по лесной дороге. Иду, д о г а д ы в а я с ь об о к р у ж а ю щ е й
меня местности по р а з л и ч н ы м з в у к а м и з а п а х а м .
Вот в стороне от дороги с л ы ш и т с я в к р а д ч и в о е , е щ е негром­
кое урчание л я г у ш е к . З н а ч и т , я прохожу мимо з а б о л о ч е н н о й
низины. А д а л ь ш е пойдет с о с н о в а я грива. Как с л а в н о з а п а х л о
смолой! П о д ногами чувствуется не грязь, а с у х а я з е м л я —
песок. З а сосняком н а ч и н а е т с я б е р е з о в о е мелколесье. Л е г к и й
ветерок доносит г о р ь к о в а т ы й и очень приятный з а п а х н а б у х а ю ­
щих, готовых р а с к р ы т ь с я почек.
О том, что кругом мелколесье, я д о г а д ы в а ю с ь е щ е по легкому
шуму при к а ж д о м порыве ветра. Так тихо, едва с л ы ш н о могут
шуметь только очень молодые верхушки д е р е в ь е в .
М е л к о л е с ь е кончается.
Я — на большой поляне. Теперь мне надо найти здесь мой
ш а л а ш . Его я с м а с т е р и л е щ е н а к а н у н е днем, сделал из т а к и х
ж е тоненьких, срубленных мною березок. А все щели м е ж д у вет­
ками а к к у р а т н о з а т к н у л клоками с т а р о г о сена. Оно в а л я л о с ь
тут ж е , подле кустов.
Н а к о н е ц я о щ у п ь ю н а х о ж у ш а л а ш и з а б и р а ю с ь внутрь. Вход­
ное отверстие я т щ а т е л ь н о з а д е л ы в а ю ветками и к л о к а м и сена.
Вот теперь х о р о ш о . Теперь я могу спокойно сидеть в своей
засаде и ждать рассвета.
146
На утренней з о р ь к е сюда, на поляну, о б я з а т е л ь н о прилетят
черные лесные петухи — т е т е р е в а . На это место они с о б и р а ю т с я
к а ж д у ю весну, чтобы п о п р ы г а т ь , погоняться друг з а другом,
помериться силами и громкой з а д о р н о й песней возвестить на
весь лес о н а ч а л е весны.
В моей з а с а д е они меня не з а м е т я т , и, когда хорошо рассве­
тет, я сумею з а с т р е л и т ь одного, а может, и парочку к р а с н о б р о вых лесных к р а с а в ц е в .
А пока до р а с с в е т а м о ж н о и подремать немного. Но д р е м а т ь
не п р и х о д и т с я : ночью лес полон с а м ы х р а з л и ч н ы х з в у к о в . То
филин з а у х а л , то, свистя к р ы л ь я м и , п р о н е с л а с ь с т а я уток, а вот
тоненьким голоском не то з а р ж а л , не т о з а в е р е щ а л з а я ц . Только
ранней весной и м о ж н о у с л ы ш а т ь голос этого робкого, м о л ч а л и в о ­
го з в е р ь к а .
Ночью весенний лес не з а м о л к а е т ни на минуту. Ухо невольно
ловит все эти с т р а н н ы е , полные таинственной прелести звуки.
С л у ш а е ш ь их и с т а р а е ш ь с я у г а д а т ь , кому из лесных к р ы л а ­
тых или четвероногих о б и т а т е л е й они п р и н а д л е ж а т .
Но, чу, где-то высоко в небе п о с л ы ш а л с я негромкий, п р о т я ж ­
ный звук, б у д т о т а м , в вышине, з а б л е я л б а р а ш е к . Э т о взлетел
над болотистой низиной и з а т о к о в а л бекас. З н а ч и т , скоро р а с ­
свет. Н у ж н о устроиться поудобнее, п о л о ж и т ь р я д о м р у ж ь е и сумку
с п а т р о н а м и , чтобы все было под руками.
Только я з а к о н ч и л необходимые приготовления, и вдруг возле
с а м о г о ш а л а ш а как з а ш и п и т кто-то: « Ч у ф - ш ш ш . . . » П о м о л ч а л
немного и с н о в а : « Ч у ф ш ш ш . . . » Вот он, ж е л а н н ы й гость,— ста­
рый тетерев-токовик первым пришел пешком на поляну и первым
е щ е до света подал голос тетеревиному сборищу, или току, как его
н а з ы в а ю т охотники.
В ответ на призыв с т а р о г о т о к о в и к а из р а з н ы х концов л е с а
донеслось громкое ч у ф ы к а н ь е . Тетерева н а ч а л и с л е т а т ь с я на место
тока.
Т я ж е л ы е , крупные птицы с а д и л и с ь вокруг моего ш а л а ш а . Я
с л ы ш а л их, но ничего не мог р а з г л я д е т ь в серой предутрен­
ней мути. З а д о р н о е ч у ф ы к а н ь е р а з д а в а л о с ь с р а з н ы х сторон. С
громким хлопаньем к р ы л ь е в тетерева п о д с к а к и в а л и и п е р е л е т а л и с
места на место. Потом они з а м и р а л и и з а в о д и л и з в о н к у ю воркую­
щ у ю т р е л ь : «Уру-ру-ру-ру... у р у - р у - р у - р у - » К а з а л о с ь , что вокруг
меня п е р е л и в а ю т с я и ж у р ч а т невидимые весенние ручейки. З а т е м
снова р а з д а в а л о с ь ч у ф ы к а н ь е , х л о п а н ь е к р ы л ь е в и п о д н и м а л а с ь
к а к а я - т о в о з н я : р а з з а д о р и в ш и е с я петухи н а ч и н а л и веселую
потасовку.
С к а ж д о й минутой с т а н о в и л о с ь светлее. Теперь вся поляна
к а з а л а с ь наполненной т у м а н н о й серой мутью, и среди нее, то
п о я в л я я с ь , то и с ч е з а я вновь, бегали, прыгали и перелетали с
места на место к а к и е - т о темные силуэты.
Х о р о ш о я их е щ е р а с с м о т р е т ь не мог, но т в е р д о з н а л по прош­
л о м у опыту, что это тетерева.
Е щ е посветлело. Я у ж е ясно н а ч а л р а з л и ч а т ь отдельных
147
петухов. Они р а с п у с к а л и лирой свои черные, на белой п о д к л а д к е
хвосты и, п р и п а в к земле, д о л г о монотонно в о р к о в а л и .
А вон в стороне, у куста, с громким ч у ф ы к а н ь е м с х о д я т с я
д в а лесных д р а ч у н а . П о д с т у п а ю т д р у г к другу все б л и ж е , б л и ж е ,
сейчас с ц е п я т с я .
Я н а п р а в и л на них р у ж ь е , чтобы одним выстрелом в з я т ь
с р а з у пару т е т е р е в о в . Но тут что-то случилось. Все тетерева ра­
зом с о р в а л и с ь с поляны и исчезли в лесу. Кто ж е спугнул их?
Н е у ж е л и еще к а к о й - н и б у д ь охотник п о д к р а д ы в а е т с я к т о к о в и щ у ?
Л е г к и й треск сучьев з а с т а в и л меня обернуться и п о г л я д е т ь в
сторону.
И з кустов на поляну в ы б и р а л с я кто-то на четвереньках. Охот­
ник? Д а нет, это вовсе не человек, а какой-то з в е р ь . М е д в е д ь ! Вот
он совсем в ы л е з и з - з а веток, а следом за ним выскочили д в а
медвежонка.
В первую минуту мне с д е л а л о с ь как-то не по себе. Р у ж ь е
з а р я ж е н о д р о б ь ю на птицу, и ни одного пулевого п а т р о н а .
Но тут ж е я устыдился сам себя: « К а к о й ж е ты после этого
н а т у р а л и с т , если и с п у г а л с я з в е р я в лесу, да е щ е какого з в е р я —
с а м о г о т р у с л и в о г о ! Ведь т о л ь к о свистни — его у ж и след про­
стыл».
Так, п о д б а д р и в а я себя и д е р ж а на всякий с л у ч а й р у ж ь е
наготове, я следил из своей з а с а д ы з а косолапой семейкой.
М е ж д у тем м а м а ш а с детьми вышли на полянку и з а н я л и с ь
своими д е л а м и . М е д в е д и ц а н а ч а л а р а з л а м ы в а т ь л а п а м и с т а р ы е ,
т р у х л я в ы е пни, з а с о в ы в а л а морду в труху и, очевидно, в ы б и р а л а
оттуда р а з н ы х ж у к о в и личинок, а м е д в е ж а т а бегали возле
матери, гонялись д р у г за другом и боролись, к а к толстые, непово­
ротливые щенки.
Потом один из них п о д б е ж а л к матери и стал т о ж е т ы к а т ь с я
мордой в труху. Тем временем другой м е д в е ж о н о к о т п р а в и л с я
бродить по полянке.
Вдруг он о с т а н о в и л с я к а к в к о п а н н ы й : очевидно, что-то з а м е т и л
на земле.
Мне б ы л о очень интересно у з н а т ь , что именно увидел м а л ы ш ,
но я ничего не мог р а з г л я д е т ь .
Вот м и ш к а п р и п о д н и м а е т с я на дыбки и в п е р е в а л о ч к у д е л а е т
шаг, другой к з а и н т е р е с о в а в ш е м у его предмету. Потом снова
о п у с к а е т с я на четвереньки и о с т о р о ж н о , с опаской тянет л а п у
вперед. Тронул что-то и скорее отдернул л а п у прочь.
С т а р а я с ь не хрустеть сучками, я привстал, в з я л л е ж а в ш и й
рядом бинокль и поглядел в него.
Ну и потеха! П е р е д м е д в е ж о н к о м на земле сидит б о л ь ш а я
л я г у ш к а . О н а , видно, т о л ь к о н е д а в н о о ч н у л а с ь от зимней спяч­
ки — сидит в я л а я , п о л у с о н н а я . М е д в е ж о н о к тянет к ней л а п у . Л я ­
г у ш к а д е л а е т в сторону небольшой скачок. М и ш к а п р и н и м а е т это
з а игру. Он т о ж е н е у к л ю ж е п о д с к а к и в а е т вслед за л я г у ш к о й .
Т а к они д о б и р а ю т с я до б л и ж а й ш е й л у ж и . Л я г у ш к а прыгает в
148
воду, м е д в е ж о н о к сует туда л а п у , отдергивает, трясет ею и с удив­
лением смотрит, куда ж е д е в а л с я его новый приятель.
П о с т о я в в недоумении в о з л е л у ж и , м е д в е ж о н о к нехотя отходит
и бредет д а л ь ш е , п р я м о к моему ш а л а ш у . Он у ж е всего в какихнибудь п я т н а д ц а т и — д в а д ц а т и ш а г а х .
Я не могу о т о р в а т ь г л а з — до чего он хорош! Такой с виду
мягонький, толстый, неповоротливый... Хочется взять его и потис­
кать, побороться с ним, как с кутенком. Д а ж е не верится, что это
вовсе не д в о р о в ы й щенок, а лесной дикий з в е р ь .
Он подходит ко мне еще б л и ж е . Это у ж е не совсем х о р о ш о :
ну-ка, з а м е т и т меня, и с п у г а е т с я и закричит. Тут м а м а ш а может
броситься на з а щ и т у .
Конечно, по теории, м е д в е д я легко отпугнуть, но ведь одно
дело — т е о р и я , а д р у г о е — опыт «на собственной шкуре».
Я пробую пугнуть непрошеного гостя — еле с л ы ш н о щ е л к а ю
п а л ь ц е м по биноклю.
М е д в е ж о н о к мигом у с л ы ш а л . Вот какой слух. Он п о д н и м а е т с я
на дыбки и п ы т а е т с я з а г л я н у т ь в ш а л а ш . Н а в е р н о е , он у ж е з а м е т и л
меня, т о л ь к о не м о ж е т понять, кто это сидит з а ветвями.
Л ю б о п ы т с т в о его р а з б и р а е т . Он н а к л о н я е т головку то в одну,
то в другую сторону. К а к а я п л у т о в а т а я у него м о р д о ч к а ! Ни д а т ь
ни в з я т ь озорной м а л ь ч и ш к а ! К а ж е т с я , сейчас с к а ж е т : « Д я д е н ь к а ,
ты что тут д е л а е ш ь ? »
П о с т о я в немного, м е д в е ж о н о к неуверенно д е л а е т ш а г , другой
в мою сторону.
Нет, это у ж слишком. Так, п о ж а л у й , он и в ш а л а ш ко мне
з а б е р е т с я . П о р а к о н ч а т ь игру.
— Кши т ы ! — и я з а х л о п а л в л а д о ш и .
Э ф ф е к т получился полный. М е д в е ж о н о к рявкнул, чуть не пере­
кувырнулся через голову и со всех ног кинулся к матери.
В один миг вся семейка исчезла в кустах.
Я т о ж е в ы б р а л с я из ш а л а ш а . Вот и конец охоты. З н а ч и т ,
придется домой в о з в р а щ а т ь с я без дичи, пустым.
Ну и что ж е ? Н е у ж е л и т а к о е з н а к о м с т в о в лесу не стоит уби­
того т е т е р е в а ?
Конечно, стоит.
Медвежонок
д н а ж н ы зимою в ы г н а л и мы из берлоги медведицу и убили
ее. П о д о ш л и к ней, вдруг слышим — в берлоге кто-то
кричит. Один из охотников и говорит:
— Д о л ж н о быть, дети.
З а л е з он в берлогу и в ы т а с к и в а е т оттуда д в у х м а л е н ь ­
ких м е д в е ж а т . Ну совсем к а к игрушечные, из п л ю ш а — т а к и е
ж е мягкие, толстые.
К а к увидели м е д в е ж а т а солнце, лес — о б р а д о в а л и с ь , н а ч а л и
возиться, к у в ы р к а т ь с я в снегу. Ведь родились-то они под снегом,
О
149
г
в Рерлоге гол'.км е п е п ь в первый р а з и попали на вольный свет.
Люден м е д в е ж а т а видели т о ж е впервые и нисколько не о п а с а ­
л и с ь ' медеедина еше не научила их б о я т ь с я человека.
М е д в е ж а т а х в а т а л и яае л а п а м и за валенки, за п о л у ш у б к и , будто не дикие звери, а еумые о б ы к н о в е н н ы е д в о р о в ы е к у т я т а .
Я взял обоих м е д в е ж а т на руки, с п р я т а л их за пазуху. Д р у ­
гие ОХОТНИКИ с в я з а л и убитой медведице л а п ы , продели м е ж д у
л а п а м и толстый кол, в з в а л и л и его на плечи, и мы пошли из лесу.
В деревне одного м е д в е ж о н к а з а б р а л и мои т о в а р и щ и охотники,
а другого я принес в и з б у ш к у к старику, у которого остано­
вился на ночлег. Д е д у ш к а м е д в е ж о н к у очень о б р а д о в а л с я :
— Вот нам со старухой утеха-то будет'
Мы налили мишке ч с к о в о р о д к у молока, поставили посреди
избы Медвежонок долго ходил кругом, ф ы р к а л , тыкал в молоко
мордой и наконец все р а з л и л . Д о этого он ведь т о л ь к о сосал свою
мать и конечно, не умел пить из сковороды. Тогда мы снова
налили в с к о в о р о д к у молока. Я сел на пол и опустил в молоко
п а л е ц М е д в е ж о н о к посмотрел на палец, потом лизнул его —
вкусно, палеи весь в молоке М и ш к а о с т о р о ж н о з а б р а л его в рот,
начал сосать и з а о д н о тянуть молоко
Потихоньку я о т н я л у м е д в е ж о н к а палец, а он, п р и л а д и в ш и с ь ,
все п р о д о л ж а л пить молоко, с м е ш н о ф ы р к а я и пуская пузыри.
150
Когда м и ш к а н а п и л с я , он р а с т я н у л с я на полу у г о р я щ е й пе­
чурки и з а с н у л .
М ы п о у ж и н а л и и т о ж е легли спать: дед с б а б к о й на печи,
а я на л а в к е .
Ночью п р о с ы п а ю с ь и не могу понять, кто это плачет. З а ж е г
свечу, в и ж у — не спит м е д в е ж о н о к , ходит по полу и на всю
избу ж а л о б н о , как ребенок, кричит. П р о с н у л с я он — значит,
о з я б ; печка п о г а с л а , в избе холодно, темно. И с п у г а л с я м и ш к а и
начал к р и ч а т ь . Что с ним д е л а т ь ?
Встал я, н а л о ж и л в печурку д р о в , р а з ж е г огонь, налил в сково­
родку молока. Н а е л с я м е д в е ж о н о к и улегся к огоньку. Я т о ж е
лег. Только з а с н у л — слышу, о п я т ь м и ш к а кричит. Встал, з а ж е г
свет, сел на л а в к у и говорю:
— Чего ты, м и ш к а , п л а ч е ш ь ? Что тебе н у ж н о ?
А м е д в е ж о н о к б у д т о понимает, что с ним г о в о р я т , — п о д б е ж а л
ко мне, л а п а м и за ногу х в а т а е т , к а р а б к а е т с я .
— Ну,— говорю е м у , — д а в а й вместе спать, если один б о и ш ь с я .
В з я л его, п о л о ж и л на л а в к у рядом, укрыл п о л у ш у б к о м . Вдруг
чувствую — о б н я л м и ш к а мою руку своими л а п а м и и тянет к себе.
П о д т я н у л , з а б р а л в рот мой п а л е ц и з а с о с а л , к а к соску.
«Ах т ы , — д у м а ю , — м а л ы ш к а глупый. Ну, соси, соси на здо­
ровье, только спи, не п л а ч ь » .
Д а т а к мы с ним крепко з а с н у л и , что утром дед нас едва до­
будился.
Куйка
ето п р о ш л о г о года я провел в К а р е л и и . П р и е х а в в Петро­
з а в о д с к , я з а ш е л в охотничье о б щ е с т в о , с к а з а л , что
я о х о т н и к - н а т у р а л и с т , и попросил п о с о в е т о в а т ь , куда бы
поехать, чтобы п о з н а к о м и т ь с я с природой этого к р а я .
Тут ж е на м а л е н ь к о м д р у ж е с к о м совете б ы л о решено,
что л у ч ш е всего мне поехать в З а о н е ж ь е , то есть на д р у г у ю
сторону О н е ж с к о г о о з е р а .
На с л е д у ю щ и й д е н ь я сел на пароход, переплыл о з е р о и посе­
л и л с я в небольшой д е р е в у ш к е М а л ь к о в о на самом берегу.
В этих местах о з е р о все с п л о ш ь покрыто мелкими остров­
ками. О с т р о в к о в т а к много ( б о л ь ш е с о т н и ) , что они получили
у местных ж и т е л е й о б щ е е н а з в а н и е — Уйма.
Трудно п е р е д а т ь , какое чудесное з р е л и щ е п р е д с т а в л я ю т собой
эти острова, в особенности к о г д а п л ы в е ш ь по озеру в тихую,
ясную погоду. Н а д головой синеет б е з о б л а ч н о е небо, а кругом
т а к а я ж е с и н я я , с в е р к а ю щ а я г л а д ь воды, и из нее тут и т а м подни­
м а ю т с я зеленые, покрытые лесом острова.
М е ж д у о с т р о в а м и и з в и в а ю т с я протоки, то широкие, открытые,
то узкие, поросшие тростником и к а м ы ш а м и , — н а с т о я щ и й рай
д л я уток, г а г а р и д р у г о й в о д о п л а в а ю щ е й дичи.
Л
151
Н е в д а л е к е от н а ш е й д е р е в н и , на одном из соседних островов,
н а х о д и л о с ь селение К и ж и — несколько д о м и к о в , р а з б р о с а н н ы х по
берегу, п а р о х о д н а я пристань, а п р я м о над нею на высоком
пригорке — с т а р и н н а я , р у б л е н н а я из бревен ц е р к о в ь о д в а д ц а т и
трех куполах. Эта церковь — з а м е ч а т е л ь н ы й о б р а з е ц древнерус­
ской а р х и т е к т у р ы .
Селение К и ж и б ы л о видно п р я м о из моего окна, и я, сидя
д о м а , часто л ю б о в а л с я им. Но особенно к р а с и в о б ы в а л о
по утрам, когда я е щ е з а д о л г о до восхода солнца о т п р а в л я л с я
на р ы б а л к у .
На прозрачном н е ж н о - р о з о в о м фоне з а р и четко вырисовы­
в а л и с ь контуры д р е в н е г о х р а м а и силуэты к р я ж и с т ы х северных
домов.
И как удивительно все это г а р м о н и р о в а л о с огромными се­
рыми к а м н я м и на берегу, п р о з р а ч н о й д а л ь ю , с т а р ы м и , поредев­
шим,! соснами, с плеском воды, к р и к а м и г а г а р на озере, со всей
картиной угрюмого д а л ь н е г о севера...
Стоя на берегу возле своей л о д к и , я смотрел, как н а д озером,
над о с т р о в а м и , н а д всем этим суровым краем тихо з а н и м а л а с ь
заря.
Вот край неба р а з г о р а е т с я все ярче и ярче, на него у ж е
больно смотреть, и вдруг словно поток огненной л а в ы выльется
из-за горизонта, хлынет на о з е р о и з а ж ж е т его в с п ы ш к а м и
голубых, огней. К а к р а с к а л е н н ы е угли, с в е т я т с я окна д о м о в .
И з - з а лесистой Уймы медленно поднимается солнце.
Я поспешно с а ж у с ь в лодку, черпаю в е с л а м и п р о з р а ч н у ю ,
как первые льдинки, воду и в ы п л ы в а ю в озеро навстречу солнцу,
навстречу новому, едва з а р о д и в ш е м у с я дню.
Ж и в я в З а о н е ж ь е , я почти к а ж д о е утро в ы е з ж а л на р ы б а л к у
152
И удил до тех пор, пока солнце не н а ч и н а л о сильно припекать.
Тогда я в о з в р а щ а л с я домой.
Но о д н а ж д ы я з а е х а л д а л ь ш е обыкновенного. Р ы б а в это утро
б р а л а с ь хорошо, и мне не хотелось в о з в р а щ а т ь с я домой.
Н е п о д а л е к у от меня виднелся маленький, весь з а р о с ш и й де­
ревьями островок. И з зелени ветвей в ы г л я д ы в а л д е р е в я н н ы й
домик.
« П о д ъ е д у к нему. М о ж е т , мне у д а с т с я купить молока и х л е б а . —
подумал я . — Поем, а потом е щ е половлю.» И с н я в ш и с ь с якоря,
направил свою лодку п р я м о к домику.
П о д п л ы в к островку, у самой воды я увидел п о ж и л у ю ж е н щ и н у .
Она п о л о с к а л а белье. Ж е н щ и н а приветливо п о з д о р о в а л а с ь со мной
и охотно с о г л а с и л а с ь принести молока и хлеба.
Не п р о ш л о и десяти минут, как она у ж е в е р н у л а с ь н а з а д с
крынкой молока и и з р я д н о й к р а ю ш к о й хлеба. Но в з я т ь з а все это
плату р е ш и т е л ь н о о т к а з а л а с ь .
— Д а что вы, за что ж е тут п л а т и т ь ! — з а с м е я л а с ь она, р а з г л я ­
дывая в ведерке мой у л о в .
На дне л о д к и у меня в а л я л о с ь несколько мертвых рыбешек.
Я в з я л этих р ы б е ш е к и выбросил в воду.
— Ж а л ь , что нашей Куйки нет,— с к а з а л а ж е н щ и н а , — она бы
их с р а з у п о д о б р а л а .
— Какой К у й к и ? — переспросил я.
— А вы р а з в е не з н а е т е ? Вы нездешний?
— Нет, я из М о с к в ы .
— Ах, вот что! Ну, тогда п о н я т н о , — кивнула она головой.—
Куйкой в н а ш е м крае г а г а р у зовут. Видели, конечно, их много по
озеру п л а в а е т .
— Д а , г а г а р я з д е с ь много видел.
— А вот у нас совсем р у ч н а я б ы л а , — с к а з а л а ж е н щ и н а , — тут
около мостков все в р е м я и н а х о д и л а с ь . Мы ее еще маленьким
птенцом в з я л и , т а к и в ы р о с л а среди людей и никого не б о я л а с ь .
Это меня очень з а и н т е р е с о в а л о . Я в своей ж и з н и видел немало
ручных птиц — с к в о р ц о в , сорок, галок, ястребов... Но ручных га­
гар никогда не видел д а и не с л ы х а л об этом.
Я попросил ж е н щ и н у поподробнее р а с с к а з а т ь о своей столь
необычной к р ы л а т о й воспитаннице.
— Ну что ж е , я с у д о в о л ь с т в и е м , — с о г л а с и л а с ь она.— М ы тут
с Колей, с сыном, к а ж д о е лето на д а ч е ж и в е м . Он у меня т о ж е
рыболов, л ю б и т е л ь , в с я к у ю ж и в н о с т ь в дом т а щ и т .
Вот как-то р а з летом поехали мы с ним на л о д к е з а я г о д а м и
километров з а восемь, на остров И г л о в с к и й Хвост. Весь этот
остров в сосняке, в п о л я н а х , я г о д там бывает видимо-невидимо.
П л ы в е м мы мимо небольшой л у д ы . Только п о р а в н я л и с ь ,
вдруг с нее г а г а р а бултых в воду и у д и р а т ь от нас. А за ней следом
гагаренок, совсем е щ е м а л е н ь к и й , темненький весь, т о ж е с берега
соскочил и поплыл з а м а т е р ь ю .
П о д ъ е х а л и мы к той луде, глядим — у с а м о й воды гнездо
г а г а р ы . Собственно, и гнезда-то н а с т о я щ е г о нет — просто кучка
153
сухого, п р о ш л о г о д н е г о к а м ы ш а , а сверху я м к а . В гнезде птенец
сидит. К о л я его в руки в з я л , а он и не боится — видно
мал еще, ничего не понимает. Смешной такой, несуразный, вроде
гусенка. А л а п к и совсем не в том месте, где у других птиц,-~
где-то с з а д и около хвоста. Е м у и бегать-то на них н и к а к нельзя.
П о г л я д е л и мы на него и посадили о б р а т н о в гнездо.
Вдруг видим: г а г а р е н о к л а п к а м и оттолкнулся и, к а к лягушонок, из гнезда — прыг, прыг — и в воду! Ш л е п н у л с я , да и поплыл
себе как ни в чем не б ы в а л о .
Мы с сыном т о ж е своим путем к острову направились.
Смотрим — а г а г а р е н о к следом за нами плывет. Мы отгонять,
в л а д о ш и х л о п а т ь , а он н и к а к о т с т а в а т ь не хочет. К о л я ему весло
протянул. Г а г а р е н о к грудкой на него н а в а л и л с я и в с к а р а б к а л с я .
В з я л и мы его в лодку, посадили в корзинку д л я я г о д . Так и
привезли домой.
Д о м а п р е ж д е всего з а б о т а — чем его кормить? Д а л и каши,
хлеба моченого, творогу и в а р е н о е я й ц о порубили — ничего не ест.
П о с а д и л и его в клетку, т а к целые сутки без еды и сидел. А потом
Коля м а л я в о к вот у этих сходен наловил и д а л гагаренку.
Тот с р а з у три штуки с ъ е л . С тех пор с к о р м е ж к о й д е л о пошло
на л а д . Но з а т о в клетке сидеть г а г а р е н о к ни за что не хотел.
П о с т а в и л и мы ему туда миску с водой. Он ее опрокинул, воду
пролил. Вымок, в ы п а ч к а л с я , т а к по клетке и мечется, между
прутиками голову п р о с о в ы в а е т , того гляди, з а д у ш и т с я .
Я и говорю Коле: « Н е мучай ты его. Это птица водяная,
она в клетке все р а в н о ж и т ь не сможет. Выпусти его л у ч ш е у на­
шего островка в о з л е сходен. Г а г а р тут много н е п о д а л е к у плавает,
может, он к ним и уплывет».
Коля сбегал е щ е р а з на озеро, н а л о в и л м а л я в о к , накормил
получше г а г а р е н к а , а потом отнес и выпустил вот в этот залив­
чик.
На с л е д у ю щ е е утро пошел К о л я к у п а т ь с я , г л я ж у — что такое,
у ж он н а з а д б е ж и т ! « М а м а , м а м а , — кричит,— г а г а р е н о к - т о наш
никуда и не уплыл! Только я на берег пришел, а он из кустов
в ы п л ы в а е т и п р я м о ко мне: «Пик, пик, пик...» П и щ и т , рыбки про­
сит. Я з а сеткой п р и б е ж а л . Сейчас н а л о в л ю и покормлю его».
Т а к г а г а р е н о к и о с т а л с я ж и т ь в з а л и в ч и к е в о з л е сходен.
Коля р а з а три-четыре в день ему м а л я в о к ловил. Б ы в а л о , позо­
вет его: «Куйка, К у й к а ! » — г а г а р е н о к сейчас к нему плывет и прямо
в руки з а г л я д ы в а е т , а сам пищит — покорми, мол.
С н а ч а л а Коле з а н я т н о было с ним возиться, а потом, видно,
надоело. Г а г а р е н о к вырос, ему еду только п о д а в а й .
И д о с а д н е е всего: кругом в з а л и в ч и к е м а л я в о к видимо-невиди­
мо п л а в а е т , особенно когда с о л н ы ш к о пригреет, а гагаренок
и не д у м а е т их л о в и т ь . Вот и р е ш и л Коля его приучить нырять,
чтобы он сам з а рыбой охотился. Ну и з а б а в н о это было!
Коля р а з д е н е т с я , поплывет — и г а г а р е н о к з а ним. Коля от­
плывет немного и нырнет. Тут г а г а р е н о к начнет по воде метаться,
154
ищет — куда ж е его п р и я т е л ь д е л с я ? З а т е м голову в воду опустит,
перекувырнется, а л а п ы и хвост с н а р у ж и .
Н и к а к с н а ч а л а н ы р я т ь не хотел, потом приучился. Но только
делу это ничуть не помогло. Рыбу он все р а в н о ловить не
стал, по-прежнему просил, чтобы его из рук кормили. А если ему
м а л о рыбы н а л о в я т , не наестся он, тогда прямо на берег лезет,
т а к и прыгает за Колей, как л я г у ш о н о к .
Один р а з п р и ш л а на сходни кошка. Она туда часто ходила.
Коля ей т о ж е там рыбки д а в а л . П р и ш л а она, а г а г а р е н о к на бе­
р е ж к у был. К о ш к а к нему — что, мол, за птица, д а в а й - к а позна­
комимся. О н а у меня и с к у р а м и , и с утками — со всеми д р у ж и л а .
Только п о д о ш л а к г а г а р е н к у , а тот как шею вытянет, как з а ­
шипит да клювом ее — цоп!— ущипнул не х у ж е гуся. К о ш к а пере­
п у г а л а с ь , со всех ног прямо домой. С тех пор у ж ее к сходням
и не з а м а н и ш ь .
Ч е р е з м е с я ц г а г а р е н о к з а м е т н о вырос, но от мостков никуда
не у п л ы в а л . И ведь дикие г а г а р ы тут ж е , б ы в а л о , неподалеку
п л а в а ю т , кричат, а он на них д а ж е в н и м а н и я не о б р а щ а е т .
И з з а л и в ч и к а он в ы п л ы в а л только з а лодкой. Вот поплыву я на
соседний остров корову доить. Она у меня там все лето пас­
л а с ь . Я плыву, а г а г а р е н о к з а мной. Пока я на острове корову
дою, он возле лодки п л а в а е т , а как вернусь, прямо ко мне лезет.
Возьму его на руки, он усядется поудобнее и сидит, плоский
такой, как п и р о ж о к . П о г л а ж у его и о п я т ь в воду пущу. Т а к о б р а т ­
но домой и приплывем.
Мы с Колей к И г л о в с к о м у Хвосту п л а в а л и , к той луде, откуда
г а г а р е н к а в з я л и , и он следом за нами, всю дорогу за лодкой
плыл. Мы д у м а л и — м о ж е т , м а т ь - г а г а р а его увидит и позовет к
себе. Но никакой г а г а р ы т а м у ж е не о к а з а л о с ь .
Я и п р е д л о ж и л а Коле: « Д а в а й - к а мы н а ш у Куйку все-таки
о с т а в и м . З д е с ь она скорее к диким г а г а р а м пристанет, а то что мы
с ней зимой д е л а т ь будем, без воды она ведь погибнет».
Вот п о д о ж д а л и мы, пока Куйка п о д а л ь ш е от лодки отплывет,
а потом налегли на весла. Только вода за бортом ж у р ч и т !
Куйка увидела — и ну д о г о н я т ь нас! Д а не может — смотрим,
отстает все б о л ь ш е и б о л ь ш е . А потом вдруг нырнула, глядь —
в ы н ы р н у л а у ж е б л и ж е к л о д к е , е щ е и еще... П о д водой нас и до­
г н а л а . З н а ч и т , ей под водой удобнее плыть, чем по поверхности.
Т а к мы домой о п я т ь все втроем и приплыли.
П р о ш л о е щ е недели д в е . Куйка совсем б о л ь ш а я выросла и
т а к а я о б ж о р а с т а л а — д а в а й и д а в а й рыбу. П р о с т о хоть с берега
не уходи. А с а м а никак ее не ловит. Уж Коля с ней совсем
замучился.
Один р а з приплыли к н а ш е м у островку р ы б а к и сетью рыбу
л о в и т ь . Д е н ь был ж а р к и й , мелочь у них уснула; они ее и выкинули
в воду.
Куйка к а к з а м е т и л а это, с р а з у всю рыбу с воды п о д о б р а л а .
С тех пор, б ы в а л о , только увидит р ы б а к о в на лодке с сетью,
155
п р я м о плывет к ним, рыбу клянчит. Н а ш у Куйку здесь в округе
все рыбаки з н а л и и все ее кормили.
Тут моему Коле полегче с т а л о , Куйка ему у ж не т а к д о с а ж ­
д а л а . Только мы все беспокоились, что ж мы с ней зимой д е л а т ь
будем.
А д е л а т ь - т о ничего и не п р и ш л о с ь . Не д о ж и л а у нас Куйка
до зимы.
Как-то приплыл к нам р ы б а к с Волк-острова. Куйка за ним
и у в я з а л а с ь . С тех пор и конец, как в воду к а н у л а . У ж мы и на
Волк-остров п л а в а л и у з н а т ь , нет ли ее т а м . Не близкое это дело —
километров д в а д ц а т ь от нас по воде-то будет. Только нигде нашей
Куйки не н а ш л и . Н а в е р н о е , к диким г а г а р а м все-таки нако­
нец п р и б и л а с ь и у п л ы л а на волю.
Вот про н а ш у Куйку и вся и с т о р и я , — у л ы б н у л а с ь ж е н щ и н а .
Я п о б л а г о д а р и л ее и хотел у ж е плыть о б р а т н о на озеро
л о в и т ь рыбу.
— А с к а ж и т е , п о ж а л у й с т а , — вдруг спросила меня р а с с к а з ч и ­
ца,— не з н а е т е ли вы, сколько лет г а г а р ы ж и т ь могут?
— Не з н а ю , п р а в д а .
— Ж а л к о , — с к а з а л а о н а . — А то я третью весну все н а ш у
Куйку о б р а т н о ж д у — д у м а ю , не вернется ли о т к у д а - н и б у д ь .
Д а нет, у ж , видно, б о л ь ш е не вернется. Ну, п р о щ а й т е пока, з а е з ­
ж а й т е е щ е , когда будете б л и з к о рыбу удить.
Она в з я л а пустую крынку и пошла к дому.
А я поплыл о б р а т н о на о з е р о .
У ж е н а ч а л о как следует припекать. Д у л легкий попутный ве­
терок. Я решил б о л ь ш е не л о в и т ь рыбу, поставил парус и поплыл
домой.
Вокруг меня, все в солнечном блеске, с в е р к а л о и п е р е л и в а ­
лось озеро. У поверхности и г р а л а рыба. А возле островов, у самых
к а м ы ш е й , в ы т я н у в шеи и высоко подняв остроносые головы,
п л а в а л и р я б у х и - г а г а р ы . И г л я д я на этих птиц, я невольно ду­
м а л : нет ли среди них той самой Куйки, которую т а к л ю б о в н о
растили К о л я и его мать?
Лесной разбойник
я
а п а ш а , п а п а ш а , волк к о з л е н к а з а д р а л ! — к р и ч а л и ребята, в б е г а я в дом.
М. Л.
Сергей И в а н о в и ч быстро встал из-за стола, надел ват­
ник, прихватил р у ж ь е и вышел вслед за детьми на улицу.
Д о м и к , в котором ж и л Сергей И в а н о в и ч с семъей,
стоял на самом к р а ю деревни. П р я м о за околицей н а ч и н а л с я
лес. Он т я н у л с я на много д е с я т к о в к и л о м е т р о в . Р а н ь ш е в этом
лесу в с т р е ч а л и с ь д а ж е медведи, но д а в н о у ж перевелись. З а т о
з а й ц е в , белок, л и с и ц и прочей лесной живности водилось нема­
ло. Н а в е д ы в а л и с ь и волки. П о з д н е й осенью и зимой они подходили
к самой деревне, и в глухие, угрюмые ночи нередко с л ы ш а л с я
156
их п р о т я ж н ы й , тоскливый вой. Тогда все собаки в д е р е в н е з а б и ­
р а л и с ь под клети, под избы и оттуда ж а л о б н о , б о я з л и в о подтявкивали.
— З н а ч и т , опять о к а я н н ы е з а я в и л и с ь ! — ворчал Сергей И в а ­
нович, быстро ш а г а я с детьми по тропинке в лес.
В лесу б ы л о совсем у ж е пусто. Весь лист д а в н о облетел,
и его прибило д о ж д я м и к з е м л е . Р а з а два в ы п а д а л д а ж е снег,
да потом снова р а с т а я л .
Скотину д а в н о не гоняли пастись. Она с т о я л а на скотном
д в о р е . Одни только козы е щ е бродили по лесу, о б г л а д ы в а я кус­
тарник.
П о дороге Анютка, дочка Сергея И в а н о в и ч а , р а с с к а з ы в а л а
отцу:
— П о ш л и мы з а хворостом, у деревни-то весь пособрали. Мы
и п о д а л и с ь к Гнилому болоту. С о б и р а е м сушняк. Вдруг слышим —
за болотинкой н а ш а коза к а к закричит, ж а л о б н о т а к ! С а н я
говорит: « М о ж е т , козленок в яму с в а л и л с я ? Не выберется. Пойдем
п о м о ж е м » . М ы и п о б е ж а л и . Минули болотнику, глядим — коза
нам навстречу б е ж и т , а козленка не видно. Мы на поляну, откуда
коза б е ж а л а , глянули за кусты, а он там, д а только мертвый,
весь истерзан, полбока в ы р в а н о .
Сергей И в а н о в и ч с л у ш а л , а сам все у с к о р я л ш а г и , Анюта и
С а н я еле з а ним п о с п е в а л и .
Б ы с т р о д о ш л и д о болота, обогнули его. Вот и п о л я н а . На ней
е щ е издали белели клочья шерсти р а с т е р з а н н о г о к о з л е н к а .
157
Сергей И в а н о в и ч в н и м а т е л ь н о осмотрел остатки звериного
п и р ш е с т в а . Он д а ж е присел на корточки, с т а р а я с ь р а з г л я д е т ь
на з е м л е следы з в е р я , но их н е в о з м о ж н о б ы л о з а м е т и т ь среди
прибитой д о ж д я м и к земле ж у х л о й т р а в ы .
— Х о р о ш о е щ е , что козу не з а д р а л , — наконец проговорил
Сергей И в а н о в и ч . — Д о л ж н о быть, к а к о й - н и б у д ь о д и н о ч к а , слу­
чайно з а б р е л . А если бы выводок — обоих бы прикончили.
Т а к ни с чем и вернулись домой. Сергей И в а н о в и ч п р и к а з а л
р е б я т а м пасти козу в о з л е д е р е в н и , д а л е к о в л е с не п у с к а т ь .
П е р в ы е дни С а н я с Анютой точно в ы п о л н я л и н а к а з отца.
Но б о л ь ш е никто не с л ы х а л о сером р а з б о й н и к е . У соседей
в деревне т о ж е были козы, и их с н а ч а л а п о п р и д е р ж и в а л и
возле д о м о в , а потом все п о ш л о по-старому — ребята с т о р о ж и т ь
бросили, и козы вновь р а з б р е л и с ь по лесу, о п я т ь н а ч а л и уходить
к Гнилому болоту: там росли кусты т а л ь н и к а — с а м а я в к у с н а я
д л я них е д а .
*
*
*
В д е р е в н е у ж е совсем п о з а б ы л и о с л у ч и в ш е м с я . И вдруг —
опять. К а к - т о под вечер во д в о р к соседям Сергея И в а н о в и ч а
п р и м ч а л а с ь их коза, вся в крови, на боку о г р о м н а я р а н а .
О п я т ь п о б е ж а л и в л е с , искали, искали, т а к з в е р я и не н а ш л и .
Сергей И в а н о в и ч з а п е р свою козу во д в о р е и не велел пускать
пастись.
С о б р а л и с ь д е р е в е н с к и е охотники, стали с о в е т о в а т ь с я , как ж е
быть. Это, видно, не с л у ч а й н ы й з в е р ь , не мимоходом з а б р е л .
Он тут, в лесу, и ж и в е т , никуда не уходит. Ж а л ь , что снег
долго не в ы п а д а е т , тогда ж и в о бы по следу р а з ы с к а л и . Сытый
волк д а л е к о от места к о р м е ж к и не уходит. Н а й д е т в л е с у уголок
поглуше, весь день проспит. Вот тут бы на него и устроить о б л а в у .
Но это все хорошо зимой, по снегу, а если снега нет — пойди
р а з ы щ и его. Л е с велик, ч а щ а да з а в а л ы , р а з в е у з н а е ш ь , где
он улегся?
Б ы л и в д е р е в н е с о б а к и - л а й к и , но д л я охоты на в о л к а они не
г о д я т с я . С ними т о л ь к о на белку да на птицу ходить. Т а к и поре­
шили охотники ж д а т ь , когда в ы п а д е т снег.
Очень любил Сергей И в а н о в и ч ходить на охоту за б е л к а ­
ми. И с о б а к а у него б ы л а с а м а я п е р в а я в округе. З в а л и
ее П у ш о к . Б ы в а л о , в воскресный д е н ь о т п р а в я т с я в л е с з а бел­
ками, к а ж д ы й охотник со своей л а й к о й . Р а з о й д у т с я в р а з н ы е
стороны. Ц е л ы й д е н ь б р о д я т , т о л ь к о к ночи вернутся домой.
«Ну, кто б о л ь ш е всех белок д о б ы л ? » Конечно, Сергей И в а н о ­
вич. Д а , с м о т р и ш ь , е щ е г л у х а р я п р и т а щ и л , а то и куницу.
« Ц е н ы нет твоему П у ш к у » , — говорили охотники. Сергей И в а ­
нович и сам это х о р о ш о з н а л .
А вот если со стороны на П у ш к а п о г л я д е т ь — н е в з р а ч н ы й
песик, ростом немного п о б о л ь ш е кошки, мордочка о с т р е н ь к а я , уши
торчком, хвост в крутую б а р а н к у з а к р у ч е н . О к р а с к о й весь белый,
158
только не чисто б е л ы й , а с р ы ж и н к о й , будто его не то подпа­
л и л и , не то в грязи в ы м а з а л и . Нечего с к а з а т ь , неказистый
вид, д в о р н я ж к а , и т о л ь к о . З а т о у ж умен! «Ну п р я м о к а к человек,—
говорил Сергей И в а н о в и ч , — все понимает, только с к а з а т ь не мо­
жет».
Но П у ш о к и его хозяин отлично понимали друг д р у г а без
всяких слов. Вот и теперь, в субботний вечер, оба, конечно,
д у м а л и об одном и том ж е — о з а в т р а ш н е м дне. Д е н ь обе­
щ а л быть тихим, сереньким. С а м ы й бы р а з за белкой сходить.
Холода у ж е были, и снег в ы п а д а л , значит, белка теперь, поди,
в ы л и н я л а . Ш к у р к а — первый сорт. И ходить в т а к у ю пору по лесу
л е г к о : о д е в а т ь с я тепло не н у ж н о , надел ватник, сапоги — иди
куда в з д у м а е т с я . А вот к а к наступит зима, н а в а л и т снегу по
пояс, тогда д а л е к о не у й д е ш ь ; н а д е в а й полушубок, валенки
д а с т а н о в и с ь на л ы ж и . Это у ж не ходьба. И собаке по глубокому
снегу т р у д н о б е г а т ь — белку искать.
Очень хотелось Сергею И в а н о в и ч у пойти з а в т р а в лес на охоту.
Хотелось, да б о я з н о : а ну-ка наскочит П у ш о к на серого? Тот
с р а з у поймает, д а ж е пикнуть не даст.
П у ш к у , видно, т о ж е не т е р п е л о с ь о т п р а в и т ь с я в лес с хозяином.
П о опыту п р е ж н и х лет он у ж е з н а л : как т о л ь к о наступит осень,
тут они и начнут охотиться. Н е д а р о м его хозяин сегодня днем
осмотрел, почистил р у ж ь е и у л о ж и л патроны в охотничью сумку.
З а м е т и в эти столь з н а к о м ы е приготовления. П у ш о к у ж е ни на шаг
не отходил от Сергея И в а н о в и ч а , з а г л я д ы в а я ему в г л а з а , взды­
х а л , д а ж е слегка п о в и з г и в а л .
Сели у ж и н а т ь . Сергей И в а н о в и ч налил П у ш к у в миску еды,
но пес к ней д а ж е не притронулся.
— На охоту з о в е ш ь ? — с к а з а л Сергей И в а н о в и ч .
Пес с р а з у н а с т о р о ж и л уши, р а д о с т н о взвизгнул и с т а л тереться
мордой о ноги х о з я и н а .
— В и ж у , что х о ч е ш ь , — говорил тот, л а с к а я с о б а к у . — Мне са­
мому пройтись охота, да б о я з н о , как бы т е б я волк не с о ж р а л .
Но П у ш о к не понимал опасений своего х о з я и н а . Р у ж ь е было
вычищено, сумка на месте — значит, пора идти, чего е щ е ж д а т ь ?
Так ничего не решив, Сергей И в а н о в и ч лег с п а т ь . З а в т р а ,
мол, будет видно — утро вечера мудреней. А может, е щ е к утру
з а в е р н е т непогода, д о ж д и к , снег, чего ж е г а д а т ь з а р а н е е ? В д у ш е
Сергей И в а н о в и ч д а ж е хотел, чтобы з а в т р а было ненастье. П о
крайней мере не з а х о ч е т с я идти в лес. А т а м , г л я д и ш ь , и снег
выпадет. П о пороше ж и в о р а з ы щ е м серого да и прикончим его.
Тогда у ж е без опаски м о ж н о идти в лес за б е л к а м и .
Но ж е л а н и я С е р г е я И в а н о в и ч а не сбылись. П р о с н у л с я он на
рассвете. Вернее, его р а з б у д и л П у ш о к . Песик стал на з а д н и е л а п ы
и лизнул руку х о з я и н у своим мягким в л а ж н ы м я з ы ч к о м . В с т а в а й ,
мол у ж е светает.
— Ох ты, неугомонный!— д о б р о д у ш н о п р о в о р ч а л Сергей И в а ­
нович, п о д н и м а я с ь с к р о в а т и .
П у ш о к , в и л я я хвостом, п о д б е ж а л к двери. Сергей И в а н о в и ч
159
последовал за ним, вышел на крыльцо. Его т а к и о б д а л о бодря­
щей осенней с в е ж е с т ь ю , приятным з а п а х о м о п а в ш е й л и с т в ы . Д е н ь
о б е щ а л быть тихим, мглистым. Хороший денек д л я охоты! Сергей
И в а н о в и ч сошел по сырым д е р е в я н н ы м ступенькам во д в о р . Про­
шел до калитки. У ж е как следует р а с с в е л о .
З а калиткой в т у м а н н о м свете осеннего утра виднелся лес,
весь облетевший, хмурый, но такой м а н я щ и й д л я сердца охотника.
Сергей И в а н о в и ч ж и в о п р е д с т а в и л себе, к а к звонко р а з д а е т с я
в голом лесу радостный л а й П у ш к а , когда тот р а з ы щ е т белку.
Охотник у ж е видел и с а м о г о з в е р ь к а в серой н а р я д н о й шубке.
Вот он сидит на еловом суку, в з д е р г и в а е т пушистым хвостом и
сердито цокает на собаку... И ведь все это т а к просто увидеть не
только в в о о б р а ж е н и и , но н а я в у — стоит в з я т ь сумку, р у ж ь е и
пойти в лес. «А если волк? П о т е р я т ь верного друга... Но почему ж е
волк о б я з а т е л ь н о н а т к н е т с я на П у ш к а ? М о ж е т , он у ж е д а л е к о
отсюда, и след д а в н о простыл?..»
Видя, что х о з я и н к о л е б л е т с я , не берет почему-то р у ж ь я , не
идет в лес, П у ш о к п о с т а р а л с я , как мог, подбодрить его. Он начал
п р ы г а т ь в о з л е него, л и з а т ь руки и, п р и ж а в уши, умильно глядел
прямо в л и ц о своими черными, удивительно умными и преданными
г л а з а м и . К а з а л о с ь , вот-вот с к а ж е т : «Пойдем на охоту. Мне очень
хочется».
— Так ведь т е б я ж е ж а л е ю , — отвечал ему Сергей И в а н о в и ч ,
будто П у ш о к и в п р а в д у р а з г о в а р и в а л с ним.— Боюсь, что на волка
наскочишь, з а д е р е т , что т о г д а ? К а к ж е я без тебя останусь?
Места себе не найду.
Но П у ш о к это понял по-своему, по-собачьи. Хозяин с ним го­
ворит т а к л а с к о в о — значит, все хорошо, з н а ч и т , они сейчас пой­
дут на охоту. Пес д а ж е взвизгнул от радости и, п р и ж а в уши,
пронесся вокруг х о з я и н а и снова присел в о ж и д а н и и .
— Что ж с тобой п о д е л а е ш ь ? — р а з в е л Сергей И в а н о в и ч рука­
м и . — Н у , пойдем. Только с м о т р и — д а л е к о от меня не удирай.
С т а р а я с ь б о л ь ш е ни о чем не р а з д у м ы в а т ь , Сергей И в а н о в и ч
быстро вернулся в дом, надел ватник, взял р у ж ь е , сумку с патро­
нами и о т п р а в и л с я на охоту.
*
*
*
П о з д н я я осень в лесу. К а к а я пора может быть более грустной
и более милой д л я человека, привыкшего бродить с р у ж ь е м по
глухим, д а в н о не х о ж е н н ы м т р о п а м !
Сергей И в а н о в и ч шел по узенькой тропке, по мягким прею­
щим л и с т ь я м .
Кругом росли невысокие д е р е в ц а — осины, березки. Их тонкие
ветви были совсем голые, без единого л и с т и к а . Только на моло­
дых д у б к а х е щ е прочно д е р ж а л а с ь о б м о к ш а я от ночного т у м а н а
л и с т в а , т е м н о - р ы ж а я , как шкура лисицы.
П т и ц совсем не было с л ы ш н о . Осенний лес притих.
160
Но вот где-то в д а л и пронзительно з а к р и ч а л а сойка, и снова все
смолкло.
П у ш о к у м ч а л с я куда-то в лес. Сергей И в а н о в и ч з н а л : теперь
он рыскает м е ж д у д е р е в ь я м и , принюхивается к в л а ж н о й земле,
ищет ж е л а н н ы й беличий след.
«Только бы не у д р а л слишком д а л е к о » , — т р е в о ж н о д у м а л
охотник. Но где-то т а м , в глубине души, он отлично з н а л : случись
беда, б л и з к о ли, д а л е к о ли — помочь все р а в н о не успеешь.
Куда ж е т а к о м у клопу с волком т я г а т ь с я ? Схватит его, у т а щ и т
в ч а щ у — и конец.
Вдруг Сергей И в а н о в и ч д а ж е вздрогнул от н е о ж и д а н н о с т и .
Громкий собачий л а й будто встряхнул тишину осеннего леса. Это
л а я л П у ш о к . З н а ч и т , нашел кого-то. Н а в е р н о е , белку.
Сергей И в а н о в и ч поспешил на голос собаки. Он н а ч а л провор­
но п р о б и р а т ь с я м е ж д у д е р е в ь я м и и кустами. Идти было легко.
Р а з д в и г а я сучья и б е с ш у м н о ступая по в л а ж н о й земле, охот­
ник быстро д о б р а л с я до места. Е щ е издали он з а м е т и л П у ш к а .
Тот сидел под старой сосной и, подняв кверху голову, изредка
взлаивал.
Сергей И в а н о в и ч в з г л я н у л на вершину сосны.
Огромный г л у х а р ь , р а с т о п ы р и в к р ы л ь я и опустив вниз борода­
тую голову, сердито смотрел на собаку и з а б а в н о похрюкивал на
нее. Этот «лесной индюк» походил на какую-то р а з л а т у ю темнобурую к о р я ж и н у . Весь он был такой в з ъ е р о ш е н н ы й , очень боль­
шой и нелепый с виду.
Но охотнику некогда р а з г л я д ы в а т ь . Г л у х а р ь — не белка, он
о с т о р о ж е н . Ч у т ь о п л о ш а е ш ь — з а м е т и т и улетит.
« М о л о д е ц П у ш о к ! — подумал Сергей И в а н о в и ч . — И ш ь как де­
л и к а т н о п о д л а и в а е т , не прыгает, не кидается на д е р е в о , будто
знает, что с глухарем н у ж н о быть поспокойней, иначе спугнешь».
С т а р а я с ь о с т а т ь с я незамеченным, Сергей И в а н о в и ч , крадучись,
п е р е д в и г а л с я от д е р е в а к дереву. Вот теперь дичь не д а л е е трид­
ц а т и — с о р о к а ш а г о в , з н а ч и т , м о ж н о с т р е л я т ь . Д о ж д а в ш и с ь мину­
ты, когда г л у х а р ь , у в л е к ш и с ь собакой, з а с м о т р е л с я вниз, Сергей
И в а н о в и ч поднял к плечу р у ж ь е , прицелился и спустил курок.
Выстрел гулко п р о к а т и л с я по осеннему лесу. О г р о м н а я птица
с о р в а л а с ь с д е р е в а и, с т у к а я с ь о сучья, п а д а л а вниз. П у ш о к
з а в и з ж а л от р а д о с т и , д а ж е привстал на з а д н и е л а п ы . М е р т в ы й
г л у х а р ь т я ж е л о ш л е п н у л с я на в л а ж н у ю з е м л ю . Пес подскочил
к нему, но не с т а л т р е п а т ь , а т о л ь к о с н а с л а ж д е н и е м н а ч а л
всего о б н ю х и в а т ь , глубоко з а с о в ы в а я свой черный нос в р а с т р е п а н ­
ные перья птицы.
Сергей И в а н о в и ч подошел, поднял г л у х а р я . «Ого! Ну и з д о ­
ров — к и л о г р а м м а четыре потянет». П о л о ж и л птицу в заплечный
мешок.
— Умница, песик, х о р о ш у ю дичь нашел. П о и щ и - к а е щ е , — по­
х в а л и л Сергей И в а н о в и ч своего д р у г а и потрепал его по спине.
Тот д о л г о не с т а л вертеться возле хозяина. Охота — дело
серьезное, некогда п у с т я к а м и з а н и м а т ь с я . О п я т ь с к р ы л с я в лесу.
6 — Г. Скребицкий
161
Не п р о ш л о и п о л у ч а с а , к а к пес о б л а я л белку, потом вторую,
третью... И будто в н а г р а д у з а его с т а р а н и я , все зверьки сидели
на открытых ветвях, а не з а б и в а л и с ь в густые елки.
Сергею И в а н о в и ч у не приходилось их долго в ы с м а т р и в а т ь или
стучать по дереву топором, чтобы выпугнуть белку из ее укрытия.
— Ну, П у ш о к , везет нам с тобой,— весело говорил Сергей
И в а н о в и ч , з а п р я т ы в а я в мешок очередного з в е р ь к а .
У в л е к ш и с ь охотой, Сергей И в а н о в и ч и сам не з а м е т и л , как
по старой привычке, у г л у б и в ш и с ь в лес, он свернул в сторону
Гнилого болота. Там всегда в п р о ш л ы е годы п о п а д а л и с ь белки,
а то и куницы. С л у ш а я , не з а л а е т ли где Пушок, охотник
тихонько шел по д о р о ж к е .
« К а ж е т с я , в з в и з г н у л . — Сергей И в а н о в и ч п р и о с т а н о в и л с я . —
Сейчас з а л а е т . »
Но вместо л а я вновь п о с л ы ш а л с я такой ж е визг. Он пронес­
ся по лесу о т ч а я н н ы м воплем, как бы мольбой о помощи.
Не помня себя, Сергей И в а н о в и ч бросился на выручку другу.
Голос П у ш к а все у д а л я л с я . Видно, он у д и р а л от н а п а д а в ­
шего з в е р я , неистово л а я и в з в и з г и в а я .
— П у ш о к , ко мне!— к р и ч а л Сергей И в а н о в и ч , но голос совсем
пропал.
От волнения он д а ж е з а б ы л , что в р у к а х у него р у ж ь е .
Выстрелить бы, м о ж е т , и о т п у г н е ш ь этим з л о д е я . Но вместо этого
охотник как безумный несся через болото, хрипло м а н я к себе
своего д р у ж к а .
« Ж и в , ж и в е щ е , л а е т ! М о ж е т , успею!»— проносились в голове
обрывки мыслей.
Вдруг Сергей И в а н о в и ч з а ц е п и л с я ногой з а корень и со всего
маху полетел лицом прямо в кусты. Он упал и, не чувствуя боли,
опять вскочил, хотел б е ж а т ь , но голос П у ш к а умолк. З н а ч и т ,
конец.
Сергей И в а н о в и ч дико о г л я д ы в а л с я по сторонам. Кругом
болото, кочки, ч а х л ы е , п о л у м е р т в ы е сосенки. И здесь, где-то у ж е
совсем недалеко, в последний р а з взвизгнул П у ш о к .
Что это? Снова р а з д а л с я визг и громкий л а й .
Сергей И в а н о в и ч р в а н у л с я вперед, но тут ж е о с т а н о в и л с я .
«Постой, д а ведь П у ш о к не только в и з ж и т , он л а е т , и, к а ж е т ­
ся, на одном месте. З н а ч и т , никто его не преследует, не душит,
значит, он сам з а кем-то г н а л с я с визгом и л а е м » .
Сергей И в а н о в и ч д а ж е р а с с м е я л с я от р а д о с т и : «Вот это здо­
рово!»
О д н а к о р а д о с т ь тут ж е с м е н и л а с ь д о с а д о й . Но кого ж е тогда
п р е с л е д о в а л пес? Конечно, л о с я . А на лосей охота з а п р е щ е н а .
Сколько Сергей И в а н о в и ч потерял времени, сил и т р у д о в , чтобы
отучить П у ш к а з а ними гоняться, и вот непослушный пес о п я т ь
принялся з а свое. Н а в е р н о е , за л е т о з а б ы л всю науку.
— Ну погоди, я тебе припомню!— проворчал Сергей И в а н о в и ч .
В глубине души он был р а с с е р ж е н не т о л ь к о поступком П у ш ­
ка, сколько своей о п л о ш н о с т ь ю : не р а з о б р а в в чем дело, б е ж а л
162
куда-то, весь и з о д р а л с я , весь в крови, а е щ е с т а р ы й охотник!
Успокоившись и о т д ы ш а в ш и с ь , Сергей И в а н о в и ч п р и с л у ш а л с я .
« Т а к и есть, л а е т и в з в и з г и в а е т на одном месте. Вон т а м , з а боло­
том, на поляне. З н а ч и т , остановил л о с я и вертится возле него!—
Сергей И в а н о в и ч вынул из к а р м а н а перочинный н о ж и к и с р е з а л
длинный прут.— П о д о ж д и , д р у ж о к , я тебя сейчас проучу. Ж и в о у
меня всю науку вспомнишь!»
П е р е й д я болото, Сергей И в а н о в и ч в ы б р а л с я наконец из густых
з а р о с л е й на чистое место. Вот и поляна.
Е щ е и з д а л и з а м е т и л П у ш к а . «А где ж е лось? Н и к а к о г о л о с я
и нет. З л о б н о в з в и з г и в а я и л а я до хрипоты, П у ш о к носился вокруг
старого д у б а .
Сергей И в а н о в и ч глянул на дуб. На суку, р а с т я н у в ш и с ь , л е ж а ­
л а о г р о м н а я д и к а я к о ш к а — рысь.
Д а ж е р у ж ь е з а т р я с л о с ь в руках у охотника. Хочет р а с к р ы т ь
его, з а л о ж и т ь другие п а т р о н ы , с крупной дробью, а руки д р о ж а т ,
не с л у ш а ю т с я .
Как ж е теперь подойти, чтобы з в е р ь не з а м е т и л ? А то е щ е
спрыгнет и удерет.
Сергей И в а н о в и ч стал обходить т а к , чтобы зайти к рыси с з а д и .
Н е ч а я н н о наступил на сучок. Тот громко хрустнул. Но рысь, с л е д я
з а собакой, д а ж е и не з а м е т и л а , не о б е р н у л а с ь .
З а т о П у ш о к с р а з у глянул в сторону, приметил х о з я и н а . И вот
ведь к а к а я умница — не с т а л б о л ь ш е носиться вокруг д е р е в а ,
а сел п р я м о перед мордой зверя и д а в а й л а я т ь : «Смотри-ка,
мол, на меня».
Сергей И в а н о в и ч быстро п о д к р а л с я . Теперь не уйдет, т о л ь к о
с т р е л я т ь н у ж н о н а в е р н я к а , чтобы с р а з у н а п о в а л . А то, если ра­
нишь, упадет, с собакой сцепится, может когтями г л а з в ы р в а т ь .
Грохнул выстрел. С д е р е в а у п а л а о г р о м н а я д и к а я кошка. С
остервенением б р о с и л с я на нее П у ш о к , вцепился в шею, н а ч а л
т р е п а т ь . Р а з о м всю охотничью науку з а б ы л .
Но Сергей И в а н о в и ч не р а с с е р д и л с я на старого д р у г а — где
тут с е р д и т ь с я ? С а м подскочил к убитому зверю, еле поднял его.
Н а с и л у успокоились оба — охотник и пес. Стали р а с с м а т р и ­
в а т ь редкостную добычу. И тут вдруг Сергей И в а н о в и ч вспомнил
о р а с т е р з а н н о м зверем козленке. «Вот ведь кто, а совсем не волк
р а з б о й н и ч а л здесь в лесу!»
Сергей И в а н о в и ч в з в а л и л на плечи т я ж е л о г о з в е р я и н а п р а ­
вился п р я м о к д о м у .
— М о л о д е ц , П у ш о к ! — л а с к о в о с к а з а л он.— Выследил, б р а т ,
лесного р а з б о й н и к а . Теперь куда х о ш ь без опаски ходить м о ж н о .
Следопыты
в
воскресенье утром М и ш а с Володей о т п р а в и л и с ь в лес на
охоту. П р а в д а , р у ж е й у р е б я т не было, но приятели уте­
ш а л и себя тем, что охотнику-следопыту совсем н е в а ж н о
з а с т р е л и т ь дичь. Г л а в н о е — уметь выследить з в е р я или
птицу.
С к о л ь з я на л ы ж а х по х р у с т я щ е й л е д я н о й корке, р е б я т а вы­
б р а л и с ь з а околицу и п о б е ж а л и по гладкому, укрытому снегом
полю. Впереди в синей морозной д ы м к е виднелся лес.
М а л ь ч и к и свернули на первую п о п а в ш у ю с я тропу и пошли по
ней.
— С к о л ь к о осинок о б г л о д а н о ! — с к а з а л В о л о д я . — Это все з а й ­
цы ночью о б ъ е л и . А теперь з а р ы л и с ь где-нибудь в снег и спят.
- Пойдем по следу,— п р е д л о ж и л М и ш а , — может, выследим.
— Д а в а й попробуем.
И р е б я т а , н а й д я с в е ж и й з а я ч и й след, о т п р а в и л и с ь по нему.
— А погляди, к а к у з а й ц а з а б а в н о п о л у ч а е т с я , — с к а з а л Во­
л о д я , — спереди д в а б о л ь ш и х о т п е ч а т к а от з а д н и х л а п , а от перед­
них, наоборот, с з а д и . Ты з н а е ш ь , почему т а к ?
164
— Конечно, з н а ю , — ответил М и ш а . — Когда з а я ц прыгает, он
заносит вперед з а д н и е л а п ы , а передние остаются м е ж д у ними и
немного с з а д и .
Следы вывели в мелкий с м е ш а н н ы й лес. Потом косой пробе­
ж а л по о п у ш к е , спустился в лесной овраг, п е р е б р а л с я на противо­
п о л о ж н у ю сторону. Там з в е р е к н а ч а л д е л а т ь м е ж д у кустами,
м е ж д у д е р е в ь я м и з а м ы с л о в а т ы е петли.
— Следы путает,— тихо с к а з а л В о л о д я . — Скоро, наверное, на
лежку отправится.
П р о ш л о не менее п о л у ч а с а , пока р е б я т а м с б о л ь ш и м трудом
у д а л о с ь наконец р а з о б р а т ь с я в с л о ж н о м л а б и р и н т е з а я ч ь и х пе­
тель. Д а л ь ш е след опять пошел ровно, пересек лесную вырубку
и вновь з а п е т л я л в мелколесье.
— Д а в а й - к а не будем р а з б и р а т ь с я во всей этой п у т а н и ц е , —
п р е д л о ж и л М и ш а , — л у ч ш е сделаем по лесу широкий круг — мо­
ж е т , с р а з у н а т к н е м с я на выходной след.
Попробовали и наткнулись.
— М о л о д е ц , л о в к о п р и д у м а л ! — похвалил В о л о д я .
Но М и ш а , у л ы б н у в ш и с ь , с о з н а л с я : это не его в ы д у м к а . Он
с л ы ш а л , что т а к поступают охотники.
П р и я т е л и вновь пошли очень о с т о р о ж н о , чтобы р а н ь ш е време­
ни не спугнуть с п я щ е г о где-то неподалеку з в е р ь к а .
И вдруг след совсем о б о р в а л с я . Что ж е это з н а ч и т ? Куда
он д е в а л с я ?
— А посмотри, Володя, след, по которому мы сейчас шли,
какой чудной: и не р а з б е р е ш ь , где передние, где з а д н и е л а п ы , —
у д и в и л с я М и ш а . — Не пойму, куда он ведет? Одни следочки будто
вперед, а другие — в о б р а т н у ю сторону.
Оба м а л ь ч и к а стали в н и м а т е л ь н о р а з г л я д ы в а т ь на снегу отпе­
чатки з а я ч ь и х л а п .
— Эх мы, р а з и н и ! — н е о ж и д а н н о хлопнул себя по лбу Воло­
д я . — Это ж е з а я ч ь я у л о в к а ! А мы и з а б ы л и .
— Какая уловка?
— Д а сам ж е ты г о в о р и ш ь : одни следы вперед, а другие
н а з а д ведут. З н а ч и т , з а я ц сперва вперед б е ж а л , а потом повер­
нул и своими ж е собственными с л е д а м и обратно...
— Где ж е его теперь и с к а т ь ? — р а с т е р я л с я М и ш а .
— П р и д е т с я н а з а д идти и глядеть, куда он со своего следа
в сторону прыгнул. Охотники говорят: сметку с д е л а л .
Р е б я т а пошли по следу в о б р а т н у ю сторону. О т о ш л и метров
двести и тут з а м е т и л и , что двойной след кончился. О г л я д е л и с ь
по с т о р о н а м . Вон под кустом снег в одном месте слегка примят.
П о д о ш л и б л и ж е . На снегу — отпечатки з а я ч ь и х л а п .
— И ш ь куда п р ы г н у л ! — у д и в и л с я М и ш а .
М е т р а через д в а еще отпечатки — второй п р ы ж о к , за ним —
третий. А д а л ь ш е след пошел непрерывно.
И д я по следу, р е б я т а д о б р а л и с ь до новых петель и новой
сметки. И снова р а с п у т а л и след.
— Ну и н а п у т а л ! — п о к а ч а л головой В о л о д я . — Д о л ж н о быть,
165
с т а р ы й , опытный. Н у ж н о потише идти, наверное, он где-нибудь
недалеко л е ж к у устроил: в ы к о п а л ямку в снегу, д р е м л е т в ней,
а сам п р и с л у ш и в а е т с я , не к р а д е т с я ли кто к нему...
В о л о д я не договорил и, з а п н у в ш и с ь на полуслове, н а ч а л вни­
м а т е л ь н о в г л я д ы в а т ь с я в з а р о с л и кустов.
— Кто т а м ? — шепнул М и ш а , т о ж е п р и с м а т р и в а я с ь .
Впереди на снегу, куда уходил з а я ч и й след, к о п о ш и л о с ь
что-то ж и в о е , но что именно, р е б я т а сквозь ветки не могли р а з ­
глядеть. К р а д у ч и с ь , мальчики стали подходить б л и ж е , выглянули
из-за кустов.
З а м е т и в их, непонятное с у щ е с т в о с р а з у встрепенулось и з а м е ­
т а л о с ь на одном месте.
Р е б я т а со всех нсг бросились к добыче. Это был з а я ц - б е л я к .
Он к и д а л с я в р а з н ы е стороны, но почему-то не убегал из кустов.
— З а п у т а л с я ! — крикнул В о л о д я , подбегая к з в е р ь к у и х в а т а я
его.
З а я ц о т ч а я н н о з а б и л с я и ж а л о б н о з а к р и ч а л . Но В о л о д я у ж е
д е р ж а л его в руках.
— Вот и выследили! Ура!— т о р ж е с т в у ю щ е крикнул он.
— Д а он за к а к у ю - т о проволоку з а ц е п и л с я ! — удивленно ска­
зал Миша.
Он в з я л в руки тонкую проволочку, з а п у т а в ш у ю з в е р ь к а .
Д р у г о й конец ее был крепко п р и в я з а н к молодой березке.
— Это п е т л я , — д о г а д а л с я М и ш а . — Смотри, п р я м о на з а я ч ь е й
тропе п о с т а в л е н а . Он в нее и попал.
М и ш а о с т о р о ж н о высвободил з в е р ь к а из проволочной петли.
— Вот у д а ч а - т о ! — р а д о в а л с я В о л о д я . — Б е ж и м домой, ска­
ж е м — сами поймали.
— То есть как — п о й м а л и ? — не понял М и ш а .
— Д а хоть в кустах. Он, мол, среди веток з а с т р я л , а мы с р а з у —
ц а п - ц а р а п , и готово!
— А поверят?
— Конечно, поверят. О т к у д а ж е мы его могли в з я т ь ?
— Ну л а д н о , — нерешительно с о г л а с и л с я М и ш а и, п о м о л ч а в ,
д о б а в и л : — Только как-то это нехорошо выходит: кто-то с т а р а л с я ,
ловил, а мы у него с т а щ и л и .
— А ты з н а е ш ь , д р у г , — с ж а р о м воскликнул В о л о д я , — за та­
кую л о в л ю по головке не г л а д я т ! П о м н и ш ь , что говорил И в а н
М и х а й л о в и ч : « Л о в и т ь силками з а й ц е в и всякую дичь у нас строго
воспрещено».
— Постой,— перебил его М и ш а , — что ж е тогда п о л у ч а е т с я ?
З н а ч и т , выходит, и мы в этом д е л е участие принимали, да е щ е
сами у вора добычу воруем. Р а з в е т а к охотники поступают?
В о л о д я с р а з у притих.
— Н е у ж е л и ж е в ы п у с т и т ь ? — нерешительно с к а з а л он.— У ж
очень ж а л к о .
— Мне и с а м о м у ж а л к о , — с о з н а л с я М и ш а . — А з н а е ш ь что?
Д а в а й его отнесем к нам в школу, п о к а ж е м р е б я т а м , а по­
том и выпустим.
166
— Тогда и носить не стоит,— с досадой в о з р а з и л Володя.—
Ч т о ж п о к а з ы в а т ь ? У нас в ж и в о м уголке такой ж е есть, все виде­
л и . Только мучить з р я .
— Это верно,— с о г л а с и л с я М и ш а . — Д а е щ е подумают: сами
петлей и поймали, чтобы п о х в а с т а т ь с я .
Володя д а ж е вспыхнул от этих слов.
— Кто ж это посмеет д у м а т ь ? — з а п а л ь ч и в о воскликнул он.—
Нечего з р я т а с к а т ь , в ы п у с к а ю .
Он быстро н а к л о н и л с я и р а з ж а л руки.
— Постой, постой!— з а к р и ч а л М и ш а , п ы т а я с ь перехватить
з в е р ь к а , д а у ж поздно: з а я ц метнулся в сторону и в д в а п р ы ж к а
исчез в кустах.
— Ч т о ж ты н а д е л а л ! — охнул М и ш а . — Выпустил! Теперь нам
никто и не поверит, что мы его из силка вынули.
— Нет, п о в е р я т , — уверенно ответил В о л о д я . — А вот про то,
что мы его в кустах руками поймали, п о ж а л у й , и не поверили бы.
Н а у т р о в школе Володя и М и ш а р а с с к а з а л и обо всем своему
учителю и п о к а з а л и снятую с березки петлю.
— М о л о д ц ы , — похвалил И в а н М и х а й л о в и ч р е б я т , — т а к и
д о л ж н ы поступать н а с т о я щ и е следопыты.
Лесные переселенцы
с
утра б ы л о холодно, н а к р а п ы в а л д о ж д ь . Но после обеда
тучи вдруг р а з о ш л и с ь , в ы г л я н у л о солнце, и о п я т ь с т а л о
совсем тепло.
С е р е ж а з а б р а л поскорее удочки, б а н к у с червями и
п о б е ж а л к своему п р и я т е л ю Вите з в а т ь его на рыбную
ловлю.
С Витей они встретились по дороге. Тот б е ж а л с удочками
к Сереже.
— Вот это з д о р о в о ! — о б р а д о в а л и с ь о б а . — У нас все согласо­
ванно. Ч т о б без промедлений!
И мальчики весело н а п р а в и л и с ь за деревню к реке.
Т в е р д а я , будто у к а т а н н а я , д о р о ж к а юркнула в густые з а р о с л и
и в н я к а . Р е б я т а не без т р у д а п р о б р а л и с ь сквозь цепкие ветви на
берег.
Р е к а р а с к и н у л а с ь перед ними ш и р о к а я , п о л н о в о д н а я .
— Смотри, Витя, вода совсем с и н я я , — с к а з а л С е р е ж а . — Это
всегда т а к б ы в а е т к осени.
Витя т о ж е в з г л я н у л на синюю реку, на первые ж е л т ы е л и с т ь я ,
п л ы в у щ и е возле берега, и хмуро ответил:
— Д а , лето п р о ш л о . П р о щ а й теперь купание, р ы б а л к а . . .
М а л ь ч и к и с л а з и л и под б о л ь ш о й ивовый куст, д о с т а л и оттуда
д в а с а м о д е л ь н ы х весла, о т в я з а л и с т о я в ш у ю под ракитой плоско­
донную л о д к у и поплыли вверх по реке к з а в е т н о м у местечку под
167
крутояром. Это место б ы л о им х о р о ш о з н а к о м о . Там б р а л и с ь
крупные окуни, а иной р а з п о п а д а л и подлещики.
Д о б р а в ш и с ь до к р у т о я р а , рыболовы опустили на дно вместо
якоря т я ж е л ы й к а м е н ь на веревке. Л о д к а с р а з у о с т а н о в и л а с ь ,
слегка п о к а ч и в а я с ь от медленного течения воды.
Пока Витя не с п е ш а р а з в я з ы в а л свои снасти и н а д е в а л на
крючки н а с а д к у , С е р е ж а у ж е закинул две удочки.
— Д а не копайся же т ы ! — нетерпеливо с к а з а л он приятелю.
Н а к о н е ц и Витя т о ж е все н а л а д и л , закинул удочки, и оба, усев­
шись поудобнее, стали ж д а т ь поклевки.
Не упуская из виду своих п о п л а в к о в , р е б я т а в то ж е время по­
г л я д ы в а л и по сторонам на широкий, у ж е по-осеннему х р у с т а л ь ­
но чистый простор реки. Ее левый берег, который п о д м ы в а л а
вода, был крутой, облесенный. С т а р ы е р а з л а т ы е березы и сосны
точно спускались по глинистому откосу к реке. Они х в а т а л и с ь
за выступы берега к р ю ч к о в а т ы м и о б н а ж и в ш и м и с я к о р н я м и . Тут
ж е , на рыхлых глинистых оползнях, примостились какие-то кус­
тики. Все было е щ е зеленое, и т о л ь к о вдали, на с а м о й излу­
чине, будто огонь костра в безветренный день, я р к о краснел
одинокий куст рябины — первый вестник н а с т у п а ю щ е й осени.
На п р а в о м луговом берегу близость осени ч у в с т в о в а л а с ь е щ е
сильнее. В ы с о к а я г у с т а я т р а в а д а в н о была у ж е скошена и с м е т а н а
в стога. Они темнели на г л а д к о м , ровном лугу и словно манили
ребят з а б р а т ь с я на самый верх и скатиться с этой зеленой горки
из т р а в и цветов, от которых т а к с л а в н о пахнет горячим,
но у ж е у х о д я щ и м л е т о м .
168
— Гляди, что это: о б л а ч н о или д ы м о к ? Вон, вон, н а д стогами!—
с к а з а л С е р е ж а . — И т а к быстро д в и ж е т с я !
— В и ж у , — кивнул головой Витя.
Оба смотрели на странное о б л а ч к о , которое неслось над самой
землей, все у в е л и ч и в а я с ь и п р и б л и ж а я с ь .
— Это птицы! С т а я п т и ц ! — п е р в ы й р а з г л я д е л Витя.— Ой,
сколько их! Сюда летят.
Птицы действительно летели к реке. Их было очень много,
несколько сотен небольших темных птиц. Они летели одной плот­
ной стаей, чуть не к а с а я с ь д р у г д р у г а .
Подлетев к с а м о й реке, вся с т а я , будто по команде, круто
р а з в е р н у л а с ь , потом с д е л а л а в воздухе е щ е один р а з в о р о т и
со с т р а ш н ы м шумом, гамом облепила п р и б р е ж н ы е кусты и де­
ревья. Щ е л к а н ь е , свист, трескотня наполнили воздух.
— С к в о р ц ы ! С к в о р ц ы ! — о б р а д о в а л и с ь р е б я т а . — В стаю сби­
лись, с о б и р а ю т с я у л е т а т ь на юг.
— А вот и е щ е один путешественник,— у л ы б н у л с я С е р е ж а ,
поймав рукой л е т е в ш у ю в воздухе тонкую нить паутины; на конце
ее сидел крохотный паучок.
С е р е ж а приподнял руку.
Н а б е ж а в ш и й ветерок с о р в а л с его п а л ь ц е в легкую паутинку,
и она вновь полетела куда-то в д а л ь , через речку, к р а з р о с ш и м с я
на берегу ивовым кустам. Там, верно, и з а д е р ж а л а с ь , прице­
пившись к в е т в я м .
— Т а к молодые паучки осенью и р а с с е л я ю т с я из гнезда,— ска­
з а л С е р е ж а . — М н е об этом папа р а с с к а з ы в а л . Очень з а н я т н о
у них п о л у ч а е т с я . Выберется паучок куда-нибудь на верхушку
стебля и выпустит из себя паутинку. Ветер подхватит ее, поне­
сет д а л е к о - д а л е к о , а паучок на ней и полетит, как на п а р а ш ю т е .
Где на з е м л ю опустится, там и з и м о в а т ь будет.
— Это л о в к о , — одобрил В и т я . — Смотри, сколько паутины над
рекой летит. З н а ч и т , все паучки путешествуют?
— Конечно,— ответил С е р е ж а .
— А что это там п л ы в е т ? — вдруг спросил Витя, у к а з ы в а я на
какие-то темные точки, которые плыли по реке, постепенно при­
б л и ж а я с ь к лодке.
— Н а в е р н о е , листья или сучки,— ответил С е р е ж а . — Гляди,
у тебя клюет!
Витя в ы т а щ и л хорошего окуня. Он с о р в а л с я с крючка у ж е в
лодке, н а ч а л п р ы г а т ь по дну, и ребята его чуть не упустили.
П о с а д и в рыбу в ведерко и в з г л я н у в снова на речку, м а л ь ­
чики е д в а не вскрикнули от изумления: то, что они издали при­
няли з а п л ы в у щ и е сухие л и с т ь я , в действительности были какие-то
зверьки. Они с т а р а л и с ь переплыть реку с лесного берега на луго­
вой, но сильное течение с б и в а л о их и несло вниз по реке.
З в е р ь к о в б ы л о очень много. Всюду из воды в ы с о в ы в а л и с ь
темные головки и, будто веточки, торчали н а м о к ш и е длинные
хвосты.
— Б е л к и , — тихо с к а з а л Витя, когда течение поднесло неко169
торых з в е р ь к о в п о б л и ж е к л о д к е . — Кто ж е их в речку з а г н а л ?
— Верно, в другие л е с а п е р е б и р а ю т с я , где еды п о б о л ь ш е , —
т а к ж е тихо ответил С е р е ж а , не с п у с к а я г л а з с п л ы в у щ и х
зверьков.
— Смотри, в ы п л ы т ь не м о ж е т ! — в д р у г вскрикнул В и т я . — Сей­
час утонет! И д р у г а я т о ж е ! У ж е з а х л е б ы в а е т с я !
— Д а в а й помогать! П е р е в е з е м их через речку,— мигом решил
Сережа.
— Давай!
Р е б я т а подняли со дна груз, и л о д к а медленно поплыла по
течению.
Витя тут ж е в з я л с я з а весла и стал грести, а С е р е ж а , стоя
на носу, л о в к о п о д х в а т ы в а л сачком п л ы в у щ и х белок и с а ж а л их в
лодку. И з м о к ш и е , обессиленные зверьки д а ж е не п ы т а л и с ь выско­
чить из нее.
— Высадим этих на берег, а то у ж и места нет,— весело ска­
з а л С е р е ж а . — И ш ь как сбились! Сейчас в воду попадают.
Витя причалил л о д к у кормой к берегу. Белки мигом выскочи­
ли из нее и п о б е ж а л и по скошенному лугу прочь от реки.
— Н а в е р н о е , в те л е с а , — у к а з а л С е р е ж а на синевшие вдали
в е р ш и н ы . — Д а л е к о им б е ж а т ь , километров д е с я т ь , не меньше.
— Д а , нелегкое путешествие,— ответил Витя, и мальчики вновь
н а ч а л и п о м о г а т ь з в е р ь к а м п е р е п р а в л я т ь с я через глубокую реку.
Р е б я т а т р у д и л и с ь б о л ь ш е ч а с а , а з в е р ь к о в в реке все не у б а в л я ­
лось. К а з а л о с ь , все белки, ж и в у щ и е в л е с а х на л е в о м берегу
решили вдруг переселиться на правый и б е ж а т ь по нему за де­
сятки километров и с к а т ь какие-то другие леса, богатые ш и ш к а м и ,
орехами и ж е л у д я м и .
Н а к о н е ц м а л е н ь к и е переселенцы з а к о н ч и л и свою опасную пе­
р е п р а в у , и река опустела.
М а л ь ч и к и облегченно вздохнули, р а з м и н а я у с т а л ы е руки.
— Вот это была р а б о т а ! — весело с к а з а л С е р е ж а .
— Д а , повозились з д о р о в о . З а т о сколько мы их с п а с л и ! — отве­
тил Витя.— А почему они з н а ю т , что в тех л е с а х за рекой б о л ь ш е
еды?
— О т к у д а ж им это з н а т ь ? — ответил С е р е ж а . — Так, бегут на­
удачу. Ну, поплывем домой. Хорошо, что теперь по течению плыть.
Витя с н о в а в з я л с я за в е с л а .
— Постой, еще о д н а , — вдруг с к а з а л он, з а м е т и в п л ы в у щ у ю
белку.— Подберем ее.
О д н а к о не успел Витя д а ж е повернуть лодку, как б о л ь ш о й
коршун, к р у ж и в ш и й с я н а д рекой, камнем упал в воду и т я ж е л о
п о д н я л с я , д е р ж а в когтях с х в а ч е н н о г о з в е р ь к а .
В тот ж е миг р е б я т а т а к з а в о п и л и , что д а ж е с и д е в ш и е на
кустах с к в о р ц ы р а з о м с о р в а л и с ь с мест и полетели прочь от реки.
П е р е п у г а н н ы й этим воплем, коршун метнулся в сторону, выро­
нил добычу и поспешно у б р а л с я п о д а л ь ш е от речки в л е с .
Но зверек, видно, все-таки п о с т р а д а л от когтей х и щ н и к а . Упав
в воду, он снова пустился в п л а в ь , о д н а к о плыл у ж е т я ж е л о .
170
— Не успеем, утонет,— з а д ы х а я с ь от волнения,
шептал
Сережа.
Он стоял на носу лодки с сачком в руках, готовый, к а ж е т с я ,
с а м броситься в воду на п о м о щ ь зверьку.
Витя, стиснув зубы, греб изо всех сил.
— Скорей, скорей!— повторял С е р е ж а . — О п о з д а е м !
И когда ребята были у ж е в дух ш а г а х , последние силы ос­
т а в и л и з в е р ь к а , и он, о т ч а я н н о з а ш л е п а в л а п к а м и , исчез под
водой.
Л е г к и й к р у ж о к р а з о ш е л с я на том самом месте, где т о л ь к о что
плыл маленький лесной путешественник.
— Утонул!— вскрикнул С е р е ж а , н а у г а д ч е р п а я с а ч к о м . — Вот
он! П о й м а л ! — т у т ж е не своим голосом з а в о п и л он.
Витя бросил весла и мигом повернулся к т о в а р и щ у .
В подсачке у С е р е ж и с л а б о шевелилось что-то ж и в о е .
М а л ь ч и к и б е р е ж н о вынули измокшего, совсем о с л а б е в ш е г о
зверька.
С е р е ж а снял с себя куртку, постелил её на корму и п о л о ж и л
спасенную белку.
К радости ребят, зверек очень скоро о п р а в и л с я от неудачного
купания. Он п р и в с т а л , о т р я х н у л с я , потом уселся поудобнее на кор­
точки и н а ч а л передними л а п к а м и о т ж и м а т ь воду со своей вы­
мокшей шкурки и с длинного, слипшегося хвоста.
Б е л к а о т р я х и в а л а с ь и п р и в о д и л а себя в порядок, вовсе не
о б р а щ а я в н и м а н и я на ребят.
— П о в е з е м - к а ее д о м о й , — с к а з а л Витя,— а то ведь она здо­
рово и з м у ч и л а с ь , да и от других белок о т с т а л а . Где она их
теперь ночью найдет?
— Ну что ж , — с о г л а с и л с я С е р е ж а .
И мальчики поплыли домой.
Н а ч а л о быстро темнеть. Н а д водой з а к у р и л с я т у м а н . Вверху,
н а д головами ребят, у ж е з а ж г л и с ь з в е з д ы ; не те, что еле м е р ц а ю т
в д у ш н ы е летние ночи, но по-осеннему острые и лучистые, как
морозные иглы в поблекшей т р а в е .
Б ы л о у ж е темно, когда С е р е ж а и Витя приплыли в деревню.
Д о м а они посадили белку в клетку. З а ночь она совсем от­
д о х н у л а . А н а у т р о ребята отнесли з в е р ь к а в з а р е ч н ы й лес и вы­
пустили на волю.
Он поднялся со дна моря
н
а ш а экспедиция о б с л е д о в а л а на моторном боте п о б е р е ж ь е
нового моря. Это море с о з д а л и советские люди, п р е г р а д и в
Волгу под городом Рыбинском гигантской плотиной.
Воды могучей реки р а з л и л и с ь на десятки километров,
з а т о п и л и л у г а , леса и болота. На месте п р е ж н е й земли
з а п л е с к а л о с ь новое б е з б р е ж н о е море. А с с е в е р о - з а п а д а к нему
171
подступили вплотную т а к и е ж е б е з б р е ж н ы е просторы северных
т а е ж н ы х лесов. Ч а с т ь их з а л и л а вода.
Угрюмы, неприветливы эти места. Повсюду у берегов т о р ч а т
из воды голые в е р ш и н ы з а т о п л е н н ы х д е р е в ь е в ; местами темнеют
плавучие острова — т о р ф я н и к и . Огромные п л о щ а д и т о р ф а всплы­
ли со дна. Некоторые из островов у ж е поросли осокой.
Но такой угрюмой, б е з ж и з н е н н о й эта местность к а ж е т с я толь­
ко на первый в з г л я д . П р и г л я д и т е с ь получше и вы увидите,
что здесь всюду кипит ж и з н ь . З а т о п л е н н ы е леса — чудесные
у б е ж и щ а д л я в о д о п л а в а ю щ и х птиц. Тут они н а х о д я т себе отлич­
ный корм и н а д е ж н о е укрытие от в р а г о в . А в воде среди з а т о н у в ­
ших кустов и д е р е в ь е в п л а в а ю т , к о р м я т с я стаи р а з л и ч н ы х рыб.
П т и ц ы и рыбы о б ж и в а ю т з а т о п л е н н ы е водою леса — нигде в
мире не в и д а н н ы е «водные д ж у н г л и » .
Вся эта местность — с е в е р о - з а п а д н а я часть п о б е р е ж ь я — о б ъ ­
я в л е н а г о с у д а р с т в е н н ы м з а п о в е д н и к о м . Ее-то растительный и ж и ­
вотный мир и о б с л е д о в а л а н а ш а экспедиция.
О д н а ж д ы под вечер мы вместе с научным сотрудником з а п о ­
ведника В я ч е с л а в о м В а с и л ь е в и ч е м о т п р а в и л и с ь в лодке п о н а б л ю ­
д а т ь з а ж и з н ь ю з а т о п л е н н ы х лесов.
П о г о д а была я с н а я , т и х а я , вода как з е р к а л о .
М ы выплыли на открытый плес. П о з а д и о с т а л и с ь хмурые,
з а л и т ы е водою л е с а , а перед нами р а с к и н у л а с ь б е з б р е ж н а я
м о р с к а я г л а д ь . Т о л ь к о кое-где среди этих водных просторов
темнели отдельные островки. К ним-то мы и н а п р а в и л и н а ш е
суденышко.
П р о п л ы л и у ж е с километр. Н е о ж и д а н н о я увидел, что поверх­
ность воды впереди нас н а ч а л а как-то странно пузыриться. Вя­
ч е с л а в Васильевич т о ж е з а м е т и л это. Он сейчас ж е повернул
л о д к у в сторону.
172
— Глядите, г л я д и т е ! — в з в о л н о в а н н о с к а з а л он, у к а з ы в а я на
воду.
П у з ы р е й на ее поверхности с к а ж д о й минутой п о я в л я л о с ь
все б о л ь ш е и б о л ь ш е — вероятно, это в ы д е л я л с я со дна болот­
ный г а з . Но почему ж е его было так много именно в д а н ­
ном месте? К а з а л о с ь , что вся поверхность воды на п л о щ а д и
в несколько сотен к в а д р а т н ы х метров постепенно в с к и п а л а ; в дру­
гих ж е , соседних, у ч а с т к а х она б ы л а совершенно спокойна.
З а т о в этом месте «кипение воды» все у с и л и в а л о с ь , и вдруг...
я не поверил своим г л а з а м : из воды, к а к в с к а з к е , п о к а з а л и с ь
верхушки в с п л ы в а ю щ и х к о р я в ы х сосенок. И х сучья были с п л о ш ь
у в е ш а н ы г и р л я н д а м и зеленых водорослей. Е щ е секунда, и на
том месте, где т о л ь к о что кипела вода, со дна моря поднялся
новый т о р ф я н о й островок.
Он весь был е щ е п о л у ж и д к и й , н а с к в о з ь пропитанный влагой.
Струи воды стекали по с т в о л а м сосенок; частые капли п а д а л и с
у в е ш а н н ы х в о д о р о с л я м и ветвей; б о л ь ш и е л у ж и р а з л и в а л и с ь в
л о ж б и н а х . Но удивительней всего было то, что п о д н я в ш и й с я
островок принес с собою из глубины моря ж и в у ю подводную
ж и з н ь : сотни, тысячи мелких и д а ж е д о в о л ь н о крупных рыб бились,
прыгали, т р е п ы х а л и с ь в л у ж а х и на земле м е ж д у д е р е в ь я м и .
Д а ж е в сучьях, в в о д о р о с л я х , будто в зеленых сетях, з а п у т а л и с ь
отдельные р ы б е ш к и .
И з - з а сизой вечерней тучки п о к а з а л о с ь солнце. Оно осве­
тило г л а д ь м о р я и этот новый т о л ь к о что п о я в и в ш и й с я на свет
клочок земли. З р е л и щ е было с к а з о ч н о е : весь островок, е щ е покры­
тый водою,— и зеленые водоросли на его д е р е в ц а х , и частые капли,
п а д а в ш и е д о ж д е м с мокрых ветвей, и ж и в о е серебро с к а ч у щ и х ,
ш е в е л я щ и х с я всюду рыб — все это вдруг з а и с к р и л о с ь , з а с в е р к а л о .
А от берега и с других островов со всех сторон к новому
островку, к а к по к о м а н д е , с л е т а л и с ь тысячи птиц: чаек, крачек,
ворон, к о р ш у н о в ; д а ж е огромные о р л а н ы п о ж а л о в а л и сюда з а
легкой п о ж и в о й .
П т и ц ы б р о с а л и с ь на з е м л ю , х в а т а л и рыбу и уносили ее, а мно­
гие тут ж е на, островке, поедали свою добычу.
В воздухе стоял невероятный крик и писк.
— Вот вам р о ж д е н и е новой з е м л и ! — в о з б у ж д е н н о с к а з а л Вя­
чеслав В а с и л ь е в и ч . — Ну, где еще, кроме н а ш е г о моря, вы с м о ж е т е
это увидеть?
— Н и г д е , — уверенно ответил я.
Д о л г о е щ е стояли мы в стороне и н а б л ю д а л и з а тем, к а к
пируют птицы.
— А почему вы, когда увидели, что вода пузырится, сейчас
ж е отплыли п о д а л ь ш е от этого м е с т а ? — спросил я.
— То есть к а к почему о т п л ы л ? — изумился В я ч е с л а в В а с и л ь ­
евич.— Д а вы п р е д с т а в л я е т е , что бы случилось, если бы остров
всплыл п р я м о под нами и мы вместе с лодкой очутились на нем?
М ы бы погибли. Ведь по его поверхности ни ходить, ни п л а в а т ь
н е л ь з я . Она к а к ж и д к о е тесто. Ну, к а к бы мы с в а м и оттуда
173
в ы б р а л и с ь ? Я у ж не в первый р а з в и ж у т а к о е з р е л и щ е . Но по­
пасть т у д а , — он у к а з а л на островок,— ни за что на свете бы
не хотел.
У ж е н а ч и н а л о темнеть, когда мы наконец вернулись. Р а с ­
с к а з а в о том, что видели, мы п о у ж и н а л и и улеглись с п а т ь тут
ж е , на п а л у б е .
Н а с т у п и л а ночь, т и х а я , т е п л а я . Все небо усыпали неяркие лет­
ние з в е з д ы . Море слегка п о б л е с к и в а л о в д а л и , и на фоне воды
низкими темными с и л у э т а м и в ы д е л я л и с ь отдельные о с т р о в а .
Н е с м о т р я на у с т а л о с т ь , я д о л г о не мог з а с н у т ь , все г л я д е л
в д а л ь , на воду, на едва в и д н е в ш и е с я острова, глядел и д у м а л
о том, что, может быть, т а м , в этой б е з б р е ж н о й водной пустыне,
вот сейчас т о ж е р о ж д а е т с я новый остров, и тысячи серебристых
рыб скачут и п р ы г а ю т на в л а ж н о й земле, освещенные тусклым
сиянием летних з в е з д .
Домик в лесу
ж е н а ч и н а л о с м е р к а т ь с я . Е л е волоча от усталости ноги
и о т б и в а я с ь от несметного количества к о м а р о в , я п о д н я л с я
на в о з в ы ш е н н о с т ь и о г л я д е л с я . В полумгле у х о д я щ е г о
д н я всюду виднелся лес, и только очень д а л е к о впереди
из-за д е р е в ь е в что-то синело — не то вода, не то д ы м к а
т у м а н а над лесным болотом.
Куда ж е идти?
Местность была совсем н е з н а к о м а я . А ведь к а р е л ь с к а я тай­
га — это не шутка. М о ж н о пройти по ней десятки к и л о м е т р о в ,
не встретив ни души, з а б р а т ь с я в т а к и е лесные топи, что о б р а т н о
и не в ы б е р е ш ь с я . А я, как на грех, на этот р а з не в з я л с собою
ни еды, ни спичек и, г л а в н о е , не з а х в а т и л к о м п а с а . Вышел
утром побродить немного за деревней по лесу, да сам и не з а м е ­
тил, как з а б л у д и л с я .
Я ругал себя за т а к у ю неосторожность, но что ж е теперь
д е л а т ь ? И д т и по т а й г е среди бурелома и с т р а ш н ы х болотных
топей, идти неизвестно куда или ночевать п р я м о в лесу, без огня,
без еды, в этом комарином аду? Нет, ночевать здесь невоз­
можно.
«Пойду, пока х в а т и т сил,— решил я . — Пойду туда, где синеет
вода или т у м а н . М о ж е т , там озеро и я выберусь к какомунибудь ж и л ь ю » .
Вновь спустившись с возвышенности и с т а р а я с ь не потерять
в з я т о г о н а п р а в л е н и я , я пошел вперед.
Кругом был сосновый з а б о л о ч е н н ы й лес. Ноги тонули в толс­
том покрове мха, к а к в глубоком снегу, поминутно н а т ы к а л и с ь
то на кочки, то на остатки сгнивших деревьев. С к а ж д о й мину­
той с т а н о в и л о с ь все темнее и темнее. П о т я н у л о вечерней сыростью,
сильнее з а п а х л о б а г у л ь н и к о м и другими болотными т р а в а м и . На-
У
174
д в и г а л а с ь г л у х а я т а е ж н а я ночь. П р и в ы ч н ы е звуки д н я сменились
таинственными ш о р о х а м и ночи.
Я — старый охотник, не р а з ночевал в лесу, а главное,
со мною н а д е ж н ы й спутник — р у ж ь е . Чего ж е б о я т ь с я ? Но, при­
з н а ю с ь , в этот р а з мне с т а н о в и л о с ь все более и более ж у т к о .
О д н о дело — ночлег у костра, в з н а к о м о м лесу, другое — ночевка
в глухой тайге, без огня, без еды... и это т о м я щ е е чувство,
что ты з а б л у д и л с я .
Я шел н а у г а д , то с п о т ы к а я с ь о корни, то вновь неслышно
ступая по мягкому моховому покрову. Кругом б ы л о совсем тихо.
Ни один звук не н а р у ш а л покоя бесконечных лесных просторов.
От этой м е р т в я щ е й тишины с т а н о в и л о с ь е щ е тоскливее и тре­
в о ж н е е . К а з а л о с ь , кто-то с т р а ш н ы й з а т а и л с я в болотных топях
и вот-вот выскочит из них с диким, з л о в е щ и м криком.
Н а с т о р а ж и в а я с ь от м а л е й ш е г о шороха и д е р ж а наготове
р у ж ь е , я вышел к окраине болота.
Н е о ж и д а н н о р а з д а л с я громкий треск в а л е ж н и к а . Я невольно
вскинул р у ж ь е . П р о ч ь от меня стремительно понесся кто-то боль­
шой, т я ж е л ы й . Б ы л о с л ы ш н о , как под ним л о м а л и с ь сухие сучья.
Я перевел дух и опустил р у ж ь е . Д а это ж е лось, безобидный
гигант т а е ж н ы х л е с о в ! Вот он у ж е мчится где-то д а л е к о , его
еле с л ы ш н о . И вновь все с м о л к а е т , п о г р у ж а е т с я в тишину.
Я совсем потерял в темноте н а п р а в л е н и е , по которому вна­
ч а л е шел. П о т е р я л и в с я к у ю н а д е ж д у к у д а - н и б у д ь д о б р а т ь с я .
Ш е л с одной т о л ь к о мыслью: во что бы т о ни с т а л о в ы б р а т ь ­
ся из этой мрачной, з а б о л о ч е н н о й низины на какую-нибудь возвы175
шенность, а там лечь под д е р е в о , у к у т а т ь голову курткой от кома­
ров и ж д а т ь р а с с в е т а .
От сильной усталости мне д а ж е не хотелось есть. Только
бы поскорее лечь, отдохнуть, никуда б о л ь ш е не идти и ни о чем
не д у м а т ь .
Но вот впереди что-то темнеет — д о л ж н о быть, лесной холм.
С о б р а в остаток сил, я в з о б р а л с я на него и чуть не вскрикнул
от радости. Внизу, за холмом, ярко светил огонек.
З а б ы в об усталости, я почти бегом спустился с холма и,
п р о б р а в ш и с ь через колючие кусты м о ж ж е в е л ь н и к а , вышел на
поляну.
На к р а ю ее под старыми соснами виднелся маленький до­
мик — наверное, п р о м ы с л о в а я и з б у ш к а или с т о р о ж к а лесника.
А перед домиком я р к о горел костер. Как только я п о к а з а л с я
на поляне, от костра п о д н я л а с ь в ы с о к а я фигура человека.
Я подошел к огню:
— З д р а в с т в у й т е ! М о ж н о у вас переночевать?
— Конечно, м о ж н о , — ответил рослый человек в какой-то
странной широкополой ш л я п е .
Он внимательно оглядел меня:
— Вы что — охотник, наверное?
— Д а , охотник из З а о н е ж ь я . З а б л у д и л с я немного.— Я н а з в а л
свою деревню.
— Ого, и з а н е с л о ж е вас в т а к у ю д а л ь ! Это километров
т р и д ц а т ь отсюда будет. И з м у ч и л и с ь ? Хотите поесть? Сейчас уха
и чай поспеют. О т д ы х а й т е пока.
Я п о б л а г о д а р и л и совсем без сил опустился рядом с костром.
В него было н а б р о с а н о много сосновых шишек, и их едкий дым
разгонял комаров.
Вот когда я наконец вздохнул от всего с е р д ц а ! Д о чего ж е
хорош костер в лесу, когда д о б е р е ш ь с я до него после долгих,
томительных скитаний... Сколько тепла и ж и з н и в этих перебе­
г а ю щ и х золотых огоньках!.. А как уютно, хорошо бурлит, з а к и ­
пая, чайник, будто н а п е в а е т песню об отдыхе после д а л е к о г о
трудного пути.
Мой новый з н а к о м ы й отошел от костра и скрылся в домике.
Я о г л я д е л с я кругом. Огонь м е ш а л рассмотреть, что находит­
ся з а поляной. С одной стороны, п р я м о з а домиком, с л а б о вид­
нелся лес, а с другой — поляна словно о б р ы в а л а с ь к у д а - т о в
темноту, и оттуда с л ы ш а л с я легкий монотонный плеск воды. На­
верное, там было о з е р о или река.
Хозяин вышел из д о м а , неся д е р е в я н н у ю миску, л о ж к и и хлеб.
— Ну, д а в а й т е з а к у с и м , — пригласил он, н а л и в а я из котелка
в миску д ы м я щ у ю с я уху.
К а ж е т с я , никогда в ж и з н и не ел я такой чудесной ухи и
не пил т а к о г о д у ш и с т о г о ч а я с малиной.
— К у ш а й т е , к у ш а й т е , не стесняйтесь, у нас этой ягоды про­
пасть по г а р я м растет,— говорил мне хозяин, п о д о д в и г а я кузовок,
д о в е р х у наполненный крупными спелыми я г о д а м и . — З д о р о в о вам
176
подвезло, что сюда з а б р е л и , а то могли бы в этих л е с а х про­
плутать. Вы что ж е , не здешний, верно?
Я р а с с к а з а л , что приехал сюда на л е т о из М о с к в ы .
— А вы з д е ш н и й ? Это в а ш д о м и к ? — в свою очередь спросил
я у него.
— Нет, я т о ж е из М о с к в ы . Я художник, зовут меня П а в е л
Сергеевич,— п р е д с т а в и л с я мой собеседник.— Вот у ж никак не ду­
мал здесь, в т а й г е , москвича встретить!— з а с м е я л с я он.— Я-то в
Карелии не первый год, третье л е т о п р о в о ж у . Так мне, з н а е т е ,
этот край по д у ш е п р и ш е л с я , будто век тут п р о ж и л . У меня в
П е т р о з а в о д с к е и л о д к а своя есть. К а к п р и е з ж а ю из Москвы,
сейчас все пожитки в лодку — и плыву. Сперва по озеру, а потом
по этому з а л и в у . Он ведь прямо в Онегу выходит. П е р в ы й р а з
я случайно сюда з а п л ы л . У меня п а л а т к а с собой б ы л а , в ней и
ж и л . А потом на эту х и ж и н у н а т к н у л с я и о б о с н о в а л с я в ней.
— Что же это з а х и ж и н а ?
— Кто ее з н а е т ! Верно, когда-нибудь л е с н а я с т о р о ж к а была
или р ы б а ч ь я и з б у ш к а . Только никто здесь не б ы в а е т . М о ж е т ,
охотники зимой з а х о д я т . А вот летом я здесь ж и в у , пишу этюды
да рыбку л о в л ю .
— А вы не о х о т н и к ? — спросил я его.
— Нет, не охотник,— ответил П а в е л Сергеевич.— Я, наоборот,
с т а р а ю с ь всякую ж и в н о с т ь сюда приманить. И чур, первое усло­
вие: возле этого домика не с т р е л я т ь , а то с р а з у поссоримся.
— Что вы, з а ч е м же я буду здесь с т р е л я т ь ! Л е с велик,
места хватит.
— Ну, з н а ч и т , т а к и договорились. А теперь идемте с п а т ь , —
пригласил меня хозяин.
Мы вошли в дом. П а в е л Сергеевич засветил электрический
ф о н а р ь и н а п р а в и л его в угол. Там я увидел широкие н а р ы ,
з а в е ш е н н ы е пологом от к о м а р о в .
Мы з а б р а л и с ь под полог, р а з д е л и с ь и улеглись на мягкой
постели из толстого слоя мха, укрытого чистой простыней. П о ­
душки были т о ж е набиты мхом. От этой постели и от всей
хижины удивительно хорошо пахло лесной с в е ж е с т ь ю . Окно и
дверь были открыты н а с т е ж ь . П о д пологом б ы л о п р о х л а д н о и
совсем не кусали комары. С з л о в е щ и м з а в ы в а н и е м носились они
вокруг нас, но д о с т а т ь н и к а к не могли, сколько ни пытались.
— П о с м о т р и т е - к а , что д е л а е т с я , — с к а з а л П а в е л Сергеевич,
вновь з а ж и г а я ф о н а р ь и н а п р а в л я я его на полог.
Я в з г л я н у л на освещенный круг прозрачной материи, и мне
с д е л а л о с ь ж у т к о : вся она к а з а л а с ь ж и в о й от сплошной массы
облепивших ее с н а р у ж и к о м а р о в . «Без полога за ночь нас совсем
бы с ъ е л и . К а к о е счастье, что я набрел на эту лесную избушку!»
— Ну, а теперь п о с л у ш а е м , что говорит М о с к в а , да и с п а т ь , —
с к а з а л П а в е л Сергеевич, д о с т а в а я из угла полога маленький
детекторный приемник и наушники.
— Как, у вас и р а д и о е с т ь ? — удивился я.
— А то к а к ж е ! Г а з е т здесь нет — надо ж е з н а т ь , что на
177
свете д е л а е т с я . Д а и х о р о ш у ю музыку неплохо п о с л у ш а т ь . Как-то
на д н я х Ч а й к о в с к о г о п е р е д а в а л и , концерт д л я скрипки. Я поло­
ж и л наушники р я д о м на п о д у ш к у и весь вечер с л у ш а л . Чудесно!
Вы только п р е д с т а в ь т е себе: кругом т а й г а , сосны ш у м я т , о з е р о
плещется — и тут ж е скрипка поет... З н а е т е , с л у ш а ю , и к а ж е т с я
мне, что это вовсе не скрипка, а ветер — с а м а т а й г а поет...
Так хорошо — всю ночь бы, не о т р ы в а я с ь , с л у ш а л ! — П а в е л
Сергеевич достал папиросу и з а к у р и л . — А на будущий год о б я з а ­
тельно привезу сюда м а л е н ь к у ю д и н а м к у , установлю на потолке
и проведу себе в домик электричество. Тогда и осенью здесь
подольше о с т а в а т ь с я м о ж н о , до самого л е д о с т а в а . Буду писать
т а й г у в осеннем уборе.
П а в е л Сергеевич настроил р а д и о и п о л о ж и л наушники м е ж д у
нами на подушку. С л ы ш н о было прекрасно, но я т а к устал, что
ничего у ж е не мог с л у ш а т ь . Я повернулся к стене и з а с н у л к а к
убитый.
П р о с н у л с я я оттого, что кто-то легонько т р я с меня з а плечо.
— П р и в с т а н ь т е потише,— шептал П а в е л Сергеевич.— По­
глядите на моих гостей.
К р а й полога был приподнят, и я выглянул из-за него.
У ж е совсем р а с с в е л о . В раскрытую н а с т е ж ь д в е р ь была видна
полянка и з а ней неширокий лесной затон. У самого берега пока­
чивалась привязанная лодка.
Но что это? На берегу возле лодки, как у себя дома, р а з г у ­
л и в а л а семья медведей: медведица и д в а у ж е подросших медве­
ж о н к а . Они что-то п о д б и р а л и с земли и ели.
Я смотрел на них, б о я с ь шевельнуться, боясь н е о с т о р о ж н ы м
д в и ж е н и е м спугнуть этих чутких лесных зверей, т а к д о в е р ч и в о
подошедших к с а м о м у ж и л ь ю человека.
А медведи все п р о д о л ж а л и свой утренний з а в т р а к . Потом,
видимо н а е в ш и с ь , м е д в е ж а т а н а ч а л и возню. Они к у в ы р к а л и с ь и
боролись друг с д р у г о м . Вдруг один из м е д в е ж а т п о д б е ж а л к
берегу и мигом з а л е з в лодку. Второй сейчас ж е последовал
его примеру. М е д в е ж а т а поместились в л о д к е и п р и н я л и с ь ее р а с ­
к а ч и в а т ь . А с т а р а я медведица уселась тут ж е на б е р е ж о к и следи­
л а з а детворой.
М е д в е ж а т а и в лодке з а т е я л и борьбу. Они возились до тех
пор, пока не с в а л и л и с ь в воду. Ф ы р к а я и о т р я х и в а я с ь , оба выско­
чили на берег и п р о д о л ж а л и свою игру.
Не з н а ю , сколько времени д л и л о с ь это необычайное з р е л и щ е —
может, час, а может, и б о л ь ш е . Н а к о н е ц м е д в е ж ь я семья у б р а л а с ь
о б р а т н о в лес.
— Ну что, поглядели на моих гостей? Х о р о ш и ? — весело спро­
сил П а в е л Сергеевич.
— Очень хороши. Н е у ж е л и они не первый р а з сюда приходят?
— Нет, очень часто, почти к а ж д о е утро. Я как с в а р ю уху,
бульон о т ц е ж у , а всю в ы в а р е н н у ю рыбу на б е р е ж к у о с т а в л я ю .
Это им угощение. П е р в ы й р а з медведица е щ е в н а ч а л е л е т а
ко мне в гости п р и ш л а — видно, рыбу у ч у я л а . С тех пор и наве178
щ а е т . Я и м е д в е ж а т рыбой в лодку з а м а н и л . Н а ч а л т у д а класть,
вот они л а з и т ь и п о в а д и л и с ь . А к а к и е з а р и с о в к и я с этого мед­
в е ж ь е г о семейства с д е л а л ! Хотите поглядеть?
Я с радостью согласился.
Мы быстро оделись и в ы б р а л и с ь из-под полога.
Д о м и к состоял из одной комнаты. Под окном н а х о д и л с я
чисто в ы с т р у г а н н ы й стол, з а в а л е н н ы й кусками холста, кистями,
к р а с к а м и и р а з н ы м и р ы б о л о в н ы м и п р и н а д л е ж н о с т я м и . В углу вид­
нелись удочки, спиннинг, подсачек. Вообще с р а з у ч у в с т в о в а л о с ь ,
что в этом доме ж и в е т рыболов и художник.
— Ну, вот плоды моих т р у д о в , — шутливо с к а з а л П а в е л Сер­
геевич, подходя к столу, и н а ч а л п о к а з ы в а т ь мне свою работу. Это
были небольшие, незаконченные наброски.
П а в е л Сергеевич о с т о р о ж н о , с л ю б о в ь ю брал их один за другим
и ставил к стене. И передо мной н а ч а л а р а с к р ы в а т ь с я ж и з н ь
лесных о б и т а т е л е й к а р е л ь с к о й т а й г и . Тут были и з н а к о м ы е мне
м е д в е ж а т а на з а л и т о й солнцем полянке, и лосиха с лосенком,
б р о д и в ш и е по моховому болоту, и лисье семейство у своей
норы, и з а й ц ы , и м н о ж е с т в о р а з л и ч н ы х птиц — тетерева, глуха­
ри, рябчики... З в е р и и птицы как ж и в ы е , то, чутко н а с т о р о ж и в ­
шись, глядели на меня, то мирно р а з г у л и в а л и среди зеленых
кустов.
А какие чудесные уголки природы! Вот горный поток не­
сется среди серых гранитных с к а л и вдруг р а з л и в а е т с я в не­
б о л ь ш о й водоем...
— З д е с ь я ф о р е л е й всегда л о в л ю , — говорит П а в е л Сергее­
вич.— А это О н е ж с к о е озеро, когда в ы п л ы в а е ш ь из з а л и в а . — И
он п о к а з ы в а е т небольшой этюд: вода, солнце, лесистые берега,
и у с а м о г о б е р е г а возле к а м ы ш е й две г а г а р ы .
К а к все это ж и в о и как з н а к о м о ! Словно сам бродил по глухой
тайге, а потом в ы б р а л с я на широкий водный простор Онеги.
Я пересмотрел все этюды. К а ж д ы й из них был хорош по-своему,
и в к а ж д о м б ы л о что-то новое, свое, а главное, ч у в с т в о в а л а с ь
д у ш а самого х у д о ж н и к а , горячо л ю б я щ е г о этот суровый лесной
край.
— Очень, очень х о р о ш о ! — с к а з а л я, когда мы пересмотрели
все.— С ч а с т л и в е ц , вам м о ж н о и не охотиться. П о в е з е т е домой
т а к и е т р о ф е и , которые нам, охотникам, и не с н я т с я .
П а в е л Сергеевич у л ы б н у л с я :
— Д а , к а р а н д а ш и кисть мне вполне з а м е н я ю т р у ж ь е . И, ка­
ж е т с я , ни я, ни дичь от этого не в убытке.
Мы вышли из д о м и к а . Б ы л о утро. Солнце только е щ е под­
нялось, и легкий ночной туман розовым о б л а к о м плыл н а д
тайгой.
Р а з в е д я костер, мы напились чаю, и П а в е л Сергеевич под­
робно о б ъ я с н и л мне о б р а т н у ю дорогу к дому.
— П р и х о д и т е е щ е ! — с к а з а л он на п р о щ а н и е , когда я у ж е под­
н и м а л с я на холм.
179
Я обернулся. Весь домик был виден как на л а д о н и , а перед
ним — полянка, з а л и в и д а л ь ш е лес, лес до с а м о г о горизонта.
— О б я з а т е л ь н о приду!— ответил я и спустился с холма в лес­
ную ч а щ у .
Старый блиндаж
п
ошел я к а к - т о весною в лес. В эту пору п о б ы в а т ь в нем
особенно интересно: у птиц и зверей п о я в л я ю т с я на свет
детеныши.
Хорошо, н а п р и м е р , р а з ы с к а т ь где-нибудь в ч а щ е ветвей
гнездо дикой птицы и п о н а б л ю д а т ь з а тем, как з а б о т л и в а я
мать кормит своих птенцов. Е щ е интереснее последить з а лесными
четвероногими м а л ы ш а м и — з а й ч а т а м и или л и с я т а м и . Но з а т о и
о т ы с к а т ь их совсем нелегко.
Все утро бродил я в лесу. Где т о л ь к о ни п о б ы в а л : и в е л ь ­
нике, и в молодом б е р е з н я ч к е . И з м у ч и л с я . « Н у , — д у м а ю , — те­
перь отдохну немного, а потом — д о м о й » .
В ы ш е л я на полянку. Вот где б л а г о д а т ь - т о !
Вся поляна в ц в е т а х . К а к и х - к а к и х только нет: красные, ж е л ­
тые, голубые... С л о в н о р а з н о ц в е т н ы е бабочки р а с с е л и с ь и греются
в ярких л у ч а х весеннего с о л н ц а .
Л ю б л ю я лесные цветы — не р в а т ь , а лечь среди них и р а с ­
с м а т р и в а т ь к а ж д ы й цветок. Вот б о л ь ш и е , г л а з а с т ы е р о м а ш к и —
« л ю б и ш ь — не л ю б и ш ь » . Они весело р а с т о п ы р и л и белые лепестки,
точно г л я д я т вам п р я м о в л и ц о . А розовый клевер совсем иной:
он т а к и прячет в густой т р а в е свою круглую с т р и ж е н у ю головку.
И тут ж е склонились, будто о чем-то з а д у м а л и с ь , б о л ь ш и е ли180
ловые колокольчики. Помню, в детстве с т а р у ш к а няня мне гово­
рила о них: « К а к поспеет т р а в а в лесу, наступит время ее косить,
тут лесной колокольчик и з а з в е н и т и подаст свой голосок: берите,
мол, косы, идите скорее в л е с а , в л у г а , з а п а с а й т е на зиму д у ш и с ­
тое, с в е ж е е сено».
Вспомнились мне эти нянины с к а з к и , и з а х о т е л о с ь , как в дет­
стве, с п р я т а т ь с я в т р а в у , з а т а и т ь с я в ней, чтобы с л у ш а т ь звеня­
щую тишину летнего полдня.
Я пошел через поляну — укрыться в тени под старыми бере­
з а м и — и н е о ж и д а н н о на самом краю, среди кустов, увидел чтото темное, п о х о ж е е на вход в пещеру. Сверху его покрывали
толстые, о б р о с ш и е мохом бревна. Многие из них у ж е сгнили и
п р о в а л и л и с ь внутрь.
« Д а это ж е с т а р ы й б л и н д а ж ! » Я подошел п о б л и ж е и з а г л я н у л
внутрь. О т т у д а т я н у л о сыростью, з а п а х о м плесени.
Невольно вспомнились с т р а ш н ы е годы войны, когда л ю д я м
приходилось рыть эти м р а ч н ы е з е м л я н ы е у б е ж и щ а .
Я отошел в тень под березы, улегся в т р а в у и е щ е р а з
в з г л я н у л на р а з р у ш е н н ы й старый б л и н д а ж .
Вдруг мне почудилось, что внутри него кто-то з а ш е в е л и л с я .
Я в з д р о г н у л : «Кто это?»
И з - п о д о б л о м к о в бревен п о к а з а л а с ь п о л о с а т а я мордочка
б а р с у к а . З в е р е к д о л г о о с м а т р и в а л с я по сторонам, п р и н ю х и в а л с я .
Но легкий ветерок дул от него ко мне, и потому чуткий з в е р ь
не о б н а р у ж и л моего присутствия.
Убедившись наконец, что поблизости нет никакой опасности,
б а р с у к вылез из-под бревна и суетливо з а б е г а л по полянке,
словно отыскивая что-то. Потом он вновь исчез в б л и н д а ж е .
« С т р а н н о ! — подумал я . — Б а р с у к — ночной зверек. Ночью он
бродит по лесу, а днем спит в норе. З а ч е м ж е теперь он выле­
з а л из своего у б е ж и щ а ? »
И будто о т в е ч а я на мой вопрос, из б л и н д а ж а о п я т ь п о к а з а л ­
ся тот ж е зверек. В з у б а х он что-то т а щ и л .
Я п р и г л я д е л с я , с т а р а я с ь р а с с м о т р е т ь его ношу. Д а ведь это
молодой б а р с у ч о н о к !
В ы т а щ и в д е т е н ы ш а из-под бревна, барсук п о л о ж и л м а л ы ш а
у входа, а с а м т о р о п л и в о вернулся в б л и н д а ж и сейчас ж е
вновь в ы б е ж а л оттуда со вторым барсучонком. Так он вынес на
с о л н ы ш к о четырех б а р с у ч а т . Они были маленькие и очень толстые,
как д в о р о в ы е к у т я т а .
Я крайне у д и в и л с я , г л я д я на такой поздний выводок; обычно
б а р с у ч а т а р о д я т с я ранней весной.
М о л о д ы е б а р с у ч к и , н е у к л ю ж е п е р е в а л и в а я с ь , бродили на сво­
их коротеньких н о ж к а х по полянке. А старый б а р с у к (очевидно,
их м а т ь ) з о р к о н а б л ю д а л за детворой. Стоило только комунибудь из м а л ы ш е й отойти немного п о д а л ь ш е от других, к а к
барсучиха п о д б е г а л а к нему, о с т о р о ж н о б р а л а з у б а м и з а шкурку и
тащила назад.
П о г у л я в на солнышке, б а р с у ч а т а один з а другим подобра181
лись к матери и н а ч а л и т о л к а т ь ее своими черными носиками
под ж и в о т .
Тогда с т а р а я б а р с у ч и х а р а з л е г л а с ь на боку, а б а р с у ч к и ,
как поросята, улеглись возле нее и стали сосать молоко.
Мне б ы л о не очень удобно н а б л ю д а т ь з в е р ь к о в из густой
т р а в ы . Я п р и п о д н я л с я , н е ч а я н н о хрустнул сучком и этим ис­
портил всё дело.
Б а р с у ч и х а вскочила, и не успел я опомниться, к а к она мор­
дой и передними л а п а м и в один миг з а т о л к а л а всех четырех дете­
нышей о б р а т н о под бревна. Сунула и следом исчезла там ж е са­
ма.
И поляна вновь опустела, будто на ней никого и не было.
Только б о л ь ш а я н а р я д н а я б а б о ч к а м а х а о н не т о р о п я с ь п е р е л е т а л а
с цветка на цветок.
Я в ы б р а л с я из-под берез, р а з м я л з а т е к ш и е ноги и е щ е р а з
в з г л я н у л на старый б л и н д а ж . Но теперь он мне у ж е не к а з а л с я
угрюмым и м р а ч н ы м . Д а теперь это вовсе и не б л и н д а ж ,
а просто б а р с у ч ь я нора, где спокойно ж и в е т семейство лесных
зверей.
И г л а з а с т ы е р о м а ш к и т о ж е з а б р а л и с ь на самый верх, на
сгнившие б р е в н а , и г л я д я т на меня, как глядели когда-то в дет­
стве; и л и л о в ы е колокольчики столпились у самого входа, ка­
чают головками, будто тихонько з в е н я т о том, что у ж е наступает
пора выходить на луг, косить густую, пахучую траву, а вечером
з а ж и г а т ь костры, с м е я т ь с я и петь веселые песни.
Я о г л я д е л с я кругом, и на д у ш е у меня с т а л о т а к хорошо,
т а к р а д о с т н о ! В к а ж д о м цветке, р а с ц в е т ш е м на сгнивших брев­
нах, в к а ж д о й зеленой ветке ч у в с т в о в а л о с ь столько с в е ж е с т и
и молодой, здоровой силы... Они тянулись к солнцу, они хотели
ж и т ь и всем своим видом т в е р д и л и о т о р ж е с т в е ж и з н и , к о т о р а я
с м о ж е т в ы д е р ж а т ь с а м ы е т я ж е л ы е испытания, в ы д е р ж а т ь и
победить.
Мать
в
н а ч а л е а в г у с т а на рассвете мы с Д ж е к о м пошли на охоту.
В ы б р а л и с ь на з н а к о м у ю лесную поляну. В этот ранний час
она походила на широкую тихую з а в о д ь . По ней струи­
л и с ь волны т у м а н а . Они поднимались и уходили в д а л ь ,
в з е л е н о в а т ы й простор предутреннего неба. И в этом
просторе д а л е к и м крохотным парусом белел и т а я л з а х о д я щ и й
месяц.
М ы присели на к р а ю поляны и стали ж д а т ь , когда совсем
рассветет и м о ж н о будет идти р а з ы с к и в а т ь тетеревов.
П о з о р я м эти д и к и е лесные куры обычно выходили на поляны
и кормились я г о д а м и брусники. З а с л ы ш а в нас, они у б е г а л и в
кусты и з а т а и в а л и с ь среди высокой т р а в ы и прошлогодних л и с т ь е в .
182
Но Д ж е к все-таки о т ы с к и в а л их по следам и, п о д к р а в ш и с ь ,
з а м и р а л на месте — д е л а л стойку. Он стоял н е п о д в и ж н о , чуть
в з д р а г и в а я от нетерпения, и о ж и д а л только моего п р и к а з а н и я ,
чтобы б р о с и т ь с я и вспугнуть з а т а и в ш у ю с я дичь.
Я к о м а н д о в а л : « В п е р е д ! » — Д ж е к б р о с а л с я , и т я ж е л ы е птицы с
шумом в ы л е т а л и из своей з а с а д ы .
Я с т р е л я л . Если птица п а д а л а , Д ж е к опрометью к и д а л с я
ее п о д н и м а т ь и с т о р ж е с т в о м п о д а в а л мне. Если ж е я п р о м а х и в а л ­
ся, он д о л г о смотрел в с л е д улетевшей дичи, а потом оборачи­
в а л с я ко мне с таким укоризненным видом, словно хотел с к а з а т ь :
«Эх, б р а т , о п л о ш а л ты!»
И мы шли д а л ь ш е .
В это утро, т о л ь к о мы подошли к кустам, Д ж е к о с т а н о в и л с я
и з а м е р на стойке — почуял дичь. Я с к о м а н д о в а л : «Вперед!»
Д ж е к б р о с и л с я в кусты, но оттуда никто не вылетел, а только
п о с л ы ш а л с я к а к о й - т о странный писк. Я д а ж е не понял, кто это т а к
кричит — з в е р ь или птица.
В недоумении р а з д в и н у л кусты и увидел необыкновенное зре­
л и щ е : Д ж е к , в и л я я хвостом, р а с к а п ы в а л носом кучу прошлогод­
них листьев, а вокруг его морды бегал и у г р о ж а ю щ е п и щ а л боль­
шой старый е ж .
Ч т о это з н а ч и т ? Я е щ е никогда в ж и з н и не с л ы ш а л , чтобы
е ж п и щ а л . И почему он не с в е р т ы в а е т с я в клубок, а б р о с а е т с я
п р я м о на с о б а к у , норовит ее укусить?
Я н а г н у л с я к Д ж е к у и тут только р а з г л я д е л и понял, в чем
дело. В р а з в о р о ч е н н ы х сухих л и с т ь я х копошились три крохотных,
почти совсем голых е ж о н к а . Т а к это м а т ь - е ж и х а з а щ и щ а л а своих
детей!
183
Д ж е к покосился на ежиху, потом на меня, будто с п р а ш и в а я :
«Чего она т а к кричит? Я ведь и не д у м а ю их кусать».
— И молодец, что не т р о н у л , — похвалил я . — Не стоит с ними
и с в я з ы в а т ь с я . И д е м - к а л у ч ш е тетеревов искать.
Д ж е к , видимо, с о г л а с и л с я . Он весело з а м а х а л хвостом и по­
б е ж а л прочь.
Д о б р о пожаловать!
Д
ед Семен был с т а р ы й охотник, много побил на своем
веку р а з н о й птицы и з в е р я , х а ж и в а л он и на медведя,
только д а в н о это было, а вот теперь постарел, стал
любить охоту, к а к а я поспокойнее. Б о л ь ш е всего п р и ш л а с ь
ему по д у ш е охота с манком за р я б ч и к а м и . Д л я такой
охоты самое время — конец с е н т я б р я .
Х о р о ш а я это пора. Л е с весь р а з у к р а ш е н в ж е л т ы е , красные,
золотистые краски осени. Воздух чистый, прохладный, и т а к с л а в н о
п о п а х и в а е т г р и б а м и и о п а в ш е й ж у х л о й листвой!
З а р я б ч и к а м и л у ч ш е всего охотиться на утренней з о р ь к е ,
когда день о б е щ а е т быть ясным, безветренным. В т а к у ю погоду
з а д о р н ы й лесной петушок охотнее всего идет на манок.
З а долгие годы жизни в с т о р о ж к е дед Семен у ж е привык вста­
в а т ь на з а р е . Вот и теперь он вышел из домика, о г л я д е л с я
и з а к у р и л трубочку.
184
Солнце е щ е только в с т а в а л о из-за верхушек леса. Его косые
лучи п р о р ы в а л и с ь с к в о з ь поредевшие ветви старых берез и осве­
щ а л и поляну перед с т о р о ж к о й . Вся поляна была с е д а я от силь­
ного утреннего з а м о р о з к а .
« К р а с н ы й будет денек, самый п о д х о д я щ и й д л я р я б ц а » , — по­
д у м а л дед. Он вернулся в дом, оделся, в з я л из угла р у ж ь е ,
сумку с м а н к а м и и о т п р а в и л с я на охоту.
Тропинка вела с к в о з ь мелколесье. По сторонам толпились
молодые березки, белые, с редкой позолотой е щ е не облетевшей
листвы. О г р о м н ы е грибы подберезовики, совсем р а з б р ю з г ш и е
от старости и осенних д о ж д е й , будто серые круглые блины, вид­
нелись тут и там возле дороги.
На поляне, куда вышел дед, с т о я л а р я б и н к а , вся у к р а ш е н ­
ная я р к о - к р а с н ы м и гроздьями ягод. Ц е л а я с т а я д р о з д о в с гром­
ким трескучим криком слетела с д е р е в а .
« И ш ь ты, к отлету г о т о в я т с я ! » — подумал старик.
В это время где-то над головой р а з д а л с я п р о т я ж н ы й , стонущий
крик.
С т а р и к поднял г л а з а , п р и щ у р и л с я от яркого солнечного света
и едва р а з г л я д е л л е т я щ и х птиц. «Ага, вот они».
Б о л ь ш о й косяк ж у р а в л е й , в ы т я н у в ш и с ь волнистой лентой, ле­
тел высоко в небе. П т и ц ы д е р ж а л и путь на юг. Их печаль­
ный крик з в у ч а л , к а к последний п р о щ а л ь н ы й привет родным
местам.
«В теплые страны н а п р а в и л и с ь , — подумал дед Семен.— Что ж ,
пора, вся п е р е л е т н а я птица теперь на юг подается, остаются
в наших л е с а х р я б ц ы , тетери да г л у х а р и - м о ш н я к и . Этим лететь
не п о л а г а е т с я , всю зиму у нас ж и в у т » .
С т а р и к миновал поляну. Д а л ь ш е пошел с м е ш а н н ы й лес: осин­
ки, б е р е з н я ч о к , местами росли старые ели. З е м л я под ними была
покрыта твердыми з е л е н о в а т ы м и листочками брусники и черники.
Кое-где е щ е уцелели последние ягоды.
«Елки, ягодничек, а рядом ручей, весь в кустах ольховника,
тут-то р я б ц а м и в о д и т ь с я , — подумал с т а р и к . — Н у ж н о попробо­
вать п о м а н и т ь » . Он в ы б р а л удобное место возле елок, уселся на
пень и вынул из сумки манок, сделанный из з а я ч ь е й косточки.
Д е д Семен в з я л его в рот и слегка подул. Р а з д а л с я тонкий,
п р о т я ж н ы й свист: «Тю-ю-ю-ю-ю! Тю-ю-ю-ю-ю!..» И под конец з а ­
дорный короткий перебор: «Тю-тюрю-рю». Так обычно свистит ряб­
чик, п о д з ы в а я другого.
Д е д Семен поманил р а з , второй и з а м о л ч а л .
Не п р о ш л о и минуты, как н е в д а л е к е из ч а щ и р а з д а л с я от­
ветный свист.
П о д о ж д а в немного, с т а р и к е щ е поманил. В ответ п о с л ы ш а л с я
громкий, трескучий шум к р ы л ь е в : «Фр-р-р!» Это лесной петушок
перелетел с елки на елку, а м о ж е т быть, слетел на землю.
Теперь н у ж н о сидеть н е п о д в и ж н о , иначе р я б ч и к с р а з у з а м е ­
тит. Ведь он сейчас в ы с м а т р и в а е т , ищет, где ж е сидит тот, дру­
гой, что первый подал свой голос, а потом з а м о л ч а л .
185
С т а р и к з о р к о в г л я д ы в а л с я в темные ветви елей, не у п у с к а я
из виду и всю полянку. Ведь рябчик частенько не летит на
манок, а б е ж и т по земле, к а к мышь. Иной р а з подбежит совсем
б л и з к о к охотнику, тот его и не з а м е т и т , з а т о р я б ч и к у ж е р а з г л я ­
дел человека. Н е о ж и д а н н о где-то сбоку р а з д а е т с я з н а к о м о е :
«Фр-р-р!..»— и не успеет охотник д а ж е вскинуть к плечу р у ж ь е ,
р я б ч и к а у ж е и след простыл: мелькнул бурым пятном среди еловых
веток и скрылся из г л а з .
Н и к а к нельзя п р о з е в а т ь юркого петушка, если д а ж е он не летит
на манок, а б е ж и т по з е м л е .
Вот м е ж д у е л к а м и что-то ш м ы г н у л о . Д е д Семен приподнял
р у ж ь е . Вот опять мелькнуло — рябчик. « И ш ь какой шустрый!
Только п о к а ж е т с я — и снова з а елку, никак выстрелить не ус­
пеешь».
Д е й с т в и т е л ь н о , рябчик, видно, п о п а л с я бойкий. П о б е г а в около
елок и не найдя на з е м л е своего с о б р а т а , он вдруг з а ш у м е л
к р ы л ь я м и , взлетел и уселся на голый сук б е р е з ы п р я м о перед
охотником.
Р а з д а л с я выстрел. Р я б ч и к пестрым комочком упал на з е м л ю .
«Один есть»,— у д о в л е т в о р е н н о подумал старик, п о л о ж и л дичь
в сумку и пошел д а л ь ш е , все т а к ж е о с т о р о ж н о , тихо.
Д е д не о ш и б с я : утро у д а л о с ь на с л а в у — яркое, тихое, с а м о е
рябчиное утро. Р я б ч и к и шли на манок б е з о т к а з н о , и дед Семен
убил у ж е четыре штуки.
О б о й д я з н а к о м о е место возле ручья, дед п е р е б р а л с я через
него по ш а т к о м у настилу из бревен и пошел д а л ь ш е в лесную
чашу.
Вот и опять п о д х о д я щ е е местечко: моховое болотце, по к р а я м
ягодник, густой б е р е з н я к , а д а л ь ш е ельник.
С т а р и к вновь присел на пенек среди кустов. «Точно в бесед­
ке»,— подумал он, о г л я д ы в а я с ь по сторонам.
Н е в д а л е к е в и д н е л а с ь п о л я н а . П о сторонам от нее весело
толпились молодые березки и елочки, только на самом к р а ю ле­
ж а л а с т а р а я , п о в а л е н н а я бурей сосна. Хвоя на ней у ж е п о ж е л т е л а ,
наполовину о с ы п а л а с ь . А огромные корни, облепленные землей,
нелепо т о р ч а л и вверх, будто с т а р а л и с ь с х в а т и т ь с я за что-то.
« С к о л ь к о лет росло это д е р е в о ! — подумал с т а р и к . — С п е р в а
былиночкой из т р а в ы в ы б и в а л о с ь , а к а к выбилось, поокрепло
малость, с т а л о быстрее расти, сил н а б и р а т ь с я . П р о ж и л о целый
век, может, и б о л ь ш е , к р а с о в а л о с ь тут, белок, клестов д а д я т ­
лов семенами к о р м и л о . И глухари т о ж е небось зимой сюда
прилетали хвою п о щ и п а т ь . Всем пользу д а в а л о . А вот п р и ш л а
пора, с в а л и л о с ь и будет гнить, и никому з н а т ь б о л ь ш е не н у ж н о .
Эх-хе-хе!»— вздохнул дед Семен, в з я л маночек и н а ч а л м а н и т ь .
Скоро в ельнике о т к л и к н у л с я рябчик. Но на этот р а з д е л о сов­
сем не з а л а д и л о с ь : р я б ч и к о к а з а л с я « у п р я м ы й » . Он охотно откли­
к а л с я на голос м а н к а , о т в е ч а л , но не летел навстречу, а сам при­
г л а ш а л лететь к нему.
« Н е п р а в д а , не в ы д е р ж и ш ь , прилетишь»,— подумал д е д Семен.
186
Он т е р п е л и в о ж д а л , изредка п о д а в а я призывный свист.
Вдруг в ельнике п о с л ы ш а л с я хруст сухих веток. Р я б ч и к с р а з у
замолк.
«Теперь п р о п а л о д е л о , — подумал старик.— И з деревни, верно,
пришли — с о б и р а т ь сухой хворост». С т а р и к у ж е хотел встать,
идти посмотреть, кто там х о з я й н и ч а е т в лесу, но тут он увидел,
что ветки елок з а ш е в е л и л и с ь , р а з д в и н у л и с ь и из-за них не спеша
в ы б р а л с я совсем н е о ж и д а н н ы й гость — крупный бурый медведь.
Семен невольно п о е ж и л с я : «Вот т а к д я д я ! » Б о я т ь с я , собствен­
но, б ы л о нечего — медведь без крайней нужды не б р о с а е т с я
на человека, а в особенности осенью, когда он сыт-пересыт.
Но все-таки ж у т к о в а т о , когда в и д и ш ь перед собой т а к у ю махину.
О д н а к о через минуту старик у ж е вполне о в л а д е л собой и не
испытывал никакого с т р а х а . Мигом вспомнились былые годы, ког­
да он охотился на медведей, к а р а у л и л их всю ночь на о в с а х или
у п р и в а д ы . Теперь деду хотелось подольше п о л ю б о в а т ь с я мох­
натым лесным хозяином.
М е ж д у тем з в е р ь в ы б р а л с я на поляну и н а ч а л бродить возле
елочек, с о б и р а я с земли у ц е л е в ш и е ягоды брусники и черники.
«Вот л а к о м к а ! » — у л ы б н у л с я д е д Семен.— К а к о й здоровенный,
а не поленится нагнуться з а к а ж д о й ягодкой».
П о л а к о м и в ш и с ь я г о д а м и , медведь не ушел с полянки: видно,
она ему чем-то п о н р а в и л а с ь . Он по-хозяйски осмотрелся и не
спеша подошел к поваленной бурей сосне. Ее корни, облепленные
землей, т о р ч а л и косо вверх, о б р а з у я как бы навес. М е д в е д ь дело­
вито з а г л я н у л под этот навес, потом з а л е з под него и уселся там
совсем как дед-лесовик. Посидев немного, он в ы б р а л с я из своего
у б е ж и щ а и н а ч а л с г р е б а т ь с земли мох и о п а в ш и е листья.
С г р е б а л и в а л и л под выворотень.
Д е д Семен, з а т а и в ш и с ь в кустах и не с п у с к а я г л а з , наблю­
д а л з а тем, как четвероногий лесной о б и т а т е л ь готовит себе
у б е ж и щ е под у п а в ш е й столетней сосной.
« З н а ч и т , и ты, с т а р и н а , е щ е пригодилась: самого М и х а и л а
И в а н ы ч а зимой п р и ю т и ш ь , — подумал с т а р и к . — Ну что ж , д о б р о
пожаловать!»
П р о ш л о не менее п о л у ч а с а , пока медведь з а к о н ч и л свое
з а н я т и е . П о д конец он е щ е р а з з а л е з под выворотень, как бы
п р и м е р и в а я с ь , удобно ли будет здесь з и м о в а т ь , а потом не спеша,
в р а з в а л к у побрел в лес и скоро совсем скрылся из г л а з .
Д е д Семен о с т о р о ж н о в ы б р а л с я из кустов. Он т о ж е пошел
прочь от полянки, т о л ь к о в д р у г у ю сторону. К м е д в е ж ь е й «спаль­
не» старик и б л и з к о не подошел: по опыту он х о р о ш о знал — если
зачует з в е р ь возле л о г о в и щ а с в е ж и й след человека, ни за что боль­
ше сюда не вернется. А деду Семену почему-то очень хотелось,
чтобы именно здесь, под старой у п а в ш е й сосной, четвероногий
лесной хозяин устроил свою берлогу.
В зеленой корзиночке
И
ной р а з в н а ч а л е осени в ы д а е т с я редкий денек. Он весь
будто вылит из голубого стекла и р а з у к р а ш е н тонкою
позолотой. П р о з р а ч н о синеет д а л ь , а березки на косогоре
стоят тоненькие и прямые, как белые свечи. И х в я н у щ а я
л и с т в а т а к и светится золотым огоньком. Синее небо,
синяя д а л ь , блеск солнца и р а з н о ц в е т н ы й убор лесов — как все
это походит на к а к о й - т о с к а з о ч н ы й праздник, на последний привет
уходящего лета.
Все в природе словно п р о щ а е т с я с солнцем, с теплом, хочет
последний р а з н а р я д и т ь с я поярче, чтобы потом надолго снять свой
п р о щ а л ь н ы й н а р я д и з а п е р е т ь его в кованный серебром т я ж е л ы й
сундук зимы.
Вот в т а к о й - т о погожий осенний день, помню, бродил я с
р у ж ь е м и собакой по б е р е з о в ы м перелескам — охотился на
вальдшнепов.
О б о ш е л одну поляну, другую, третью... У ж е н а ч и н а л о смер­
к а т ь с я . Ярче горели в осенних с у м е р к а х ж е л т ы е свечи берез.
Ветер стих. Н а с т у п а л п р о з р а ч н ы й сентябрьский вечер.
Я сел на печь. К а р о улегся у моих ног.
Н е о ж и д а н н о что-то з а х р у с т е л о в д а л и , з а т р е щ а л и сучья —
всё б л и ж е , б л и ж е . . . К а к о й - т о хриплый отрывистый рев, не то стон
послышался в тишине.
188
К а р о вздрогнул, хотел вскочить. Но я п р и к а з а л ему оста­
в а т ь с я на месте. Ничего с т р а ш н о г о : ведь это ревет мирный
лесной в е л и к а н — лось.
А вот он и сам п о к а з а л с я на другом конце поляны и
широким ш а г о м н а п р а в и л с я через нее.
К а к о й он могучий, с огромными рогами, будто несет на голо­
ве корявый пень с т о р ч а щ и м и в стороны сучьями.
Л о с ь был, видимо, в о з б у ж д е н . Он ревел все громче и гром­
че и мотал головой в р а з н ы е стороны.
На его пути — м о л о д а я б е р е з к а . Н е о ж и д а н н о лось з а ц е п и л
ее рогом, р в а н у л . . . Р а з д а л с я легкий треск. З о л о т а я в е р ш и н к а
вспыхнула последний р а з , на з е м л ю п о с ы п а л и с ь искры л и с т ь е в .
И вот у ж е вместо д е р е в ц а - с в е ч и нелепо, словно огарок, торчит
обломанный белый стволик.
А лесной хозяин грузно з а ш а г а л д а л ь ш е и скрылся из г л а з .
Но е щ е долго потом в ч а щ е леса с л ы ш а л с я хруст ветвей и глухой
рев у х о д я щ е г о з в е р я .
Я смотрел туда, куда с к р ы л с я лось, и мне с т а л о к а к - т о не
по себе: з а ч е м могучий лесной б о г а т ы р ь так бессмысленно иско­
в е р к а л , с л о м а л молодое д е р е в ц е .
«Лесной ж и т е л ь , и сам ж е портит, л о м а е т л е с » , — с д о с а д о й
подумал я, е щ е р а з в з г л я н у л на с л о м а н н у ю березку. Она уны­
л о т о р ч а л а посреди поляны и б о л ь ш е у ж е не походила на з о л о т у ю
свечу.
Н а ч а л о быстро темнеть, небо з а в о л о к л и тучи, подул ветер,
п р а з д н и к природы о к о н ч и л с я .
*
*
*
Этот маленький, совсем незначительный с л у ч а й со с л о м а н ­
ной лосем березкой почему-то н а д о л г о о с т а л с я у меня в памяти.
Увидишь, б ы в а л о , где-нибудь и з у р о д о в а н н о е д е р е в ц е и сразу
вспомнишь про ту березку.
П р о ш л о б о л ь ш е года. И вот о д н а ж д ы весной я снова з а б р а л
на ту ж е поляну. Но теперь все б ы л о совсем по-иному, чем в тот
п а м я т н ы й осенний вечер.
Б ы л о утро, весеннее утро в лесу. Роса е щ е не обсохла.
К р о ш е ч н ы е в о д я н ы е капли повисли всюду на л и с т ь я х , цветах, на
стеблях т р а в ы . И з - з а вершин д е р е в ь е в в ы г л я н у л о солнце, и в
тот ж е миг в к а ж д о й капле росы будто з а ж е г с я ослепительно
яркий ф о н а р и к . Они были все р а з н ы е — синие, розовые и голубые.
Но б о л ь ш е всего розовых. Весь лес сиял розовым светом.
Это был т о ж е п р а з д н и к в лесу, но праздник совсем иной —
р о ж д е н и е новой ж и з н и . Теперь вся поляна б ы л а покрыта не
ж е л т ы м и о п а в ш и м и л и с т ь я м и , а цветами, т ы с я ч а м и р а з н о ц в е т н ы х
цветов. На д е р е в ь я х ш е л е с т е л а м о л о д а я л и с т в а , в кустах щ е б е т а л и
птицы, и, словно о т с ч и т ы в а я кому-то много-много счастливых
дней, в лесной глуши к у к о в а л а к у к у ш к а .
189
А вот посреди поляны и с л о м а н н а я б е р е з к а . З а тот долгий
срок, который прошел с н а ш е й первой встречи, д е р е в ц е у ж е успело
о п р а в и т ь с я . Вместо о б л о м а н н о й лосем верхушки оно выпустило
вверх целый пучок тоненьких молодых побегов.
Я очень о б р а д о в а л с я , что д е р е в ц е не погибло. Как х о р о ш о
растут на с л о м а н н о м месте ее побеги; будто с к а з о ч н ы й дедлесовик н а ч а л плести з е л е н у ю корзиночку, з а г о т о в и л прутья,
с о б р а л их в пучок, да не успел е щ е з а г н у т ь концы и к а к следует
оплести их.
« С л а в н а я р а б о т а » , — п о д у м а л я, т р о г а я деревце. И вдруг из
его густой зеленой в е р ш и н ы выпорхнула птица — л е с н а я м а л и ­
новка.
Я о с т о р о ж н о н а к л о н и л березку. Т а к и есть: в р а з в и л к е вет­
вей было свито гнездо и в нем л е ж а л и розовые яички.
О т о й д я от д е р е в а на другой конец поляны, я стал н а б л ю ­
д а т ь за тем, как м а л и н о в к а вновь в о з в р а т и л а с ь в свое гнездо.
Я мысленно п р е д с т а в и л себе: вот теперь она у ж е у с е л а с ь
н а с и ж и в а т ь я й ц а . П т и ч к а вся р а с п у ш и л а с ь , сидит т а к а я о з а б о ч е н ­
н а я , в а ж н а я ; ведь нелегкое д е л о вывести и в ы р а с т и т ь детвору.
С а м о ч к а м а л и н о в к и сидит, з а т а и в ш и с ь в гнезде, а ее п а р о ч к а
п р и с т р о и л а с ь неподалеку среди ветвей и р а с п е в а е т громкую пес­
ню. Эта песня, по-своему, по-лесному, говорит о счастье, о кра­
соте ж и з н и , о л ю б в и . И отовсюду, кругом, из к а ж д о г о куста не­
с л а с ь т а к а я ж е в е с е л а я , с ч а с т л и в а я песня.
Г л я д я на д е р е в ц е , я вспомнил с т а р о г о л о с я и его «злую»
проделку. Д а он, о к а з ы в а е т с я , вовсе не погубил березку, не
повредил лесу. С л у ч и л о с ь совсем иное: лесной б о г а т ы р ь , с а м не
з н а я того, п р о с т о - н а п р о с т о помог птице устроить уютное гнез­
дышко.
Длиннохвостые разбойники
э
то б ы л о в самом н а ч а л е весны.
В лесу под д е р е в ь я м и е щ е л е ж а л снег, но з а т о на откры­
тых местах у ж е темнели первые проталины.
Д р е в е с н ы е почки н а ч а л и н а д у в а т ь с я , и от этого ветки
кустов и д е р е в ь е в к а з а л и с ь не т а к и м и голыми, как зимой,
а чуть-чуть м о х н а т ы м и . Кругом в в е р ш и н а х д е р е в ь е в на р а з н ы е
голоса р а с п е в а л и овсянки, синицы, и где-то в д а л и о т б и в а л б а р а ­
б а н н у ю д р о б ь лесной б а р а б а н щ и к — д я т е л .
М ы с сыном шли по тропинке, п р и с л у ш и в а я с ь к голосам ве­
сеннего л е с а . Вдруг слышим — впереди нас з а с т р е к о т а л и сороки,
да т а к т р е в о ж н о , словно что-то з а п р и м е т и л и .
Вышли мы из-за кустов на л у ж а й к у . Смотрим — и понять ни­
чего не м о ж е м , что т а м происходит. По л у ж к у в з а д - в п е р е д
мечется з а я ц , а около него — д в е сороки; то в з л е т я т , то на з е м л ю
сядут. З а я ц на них т а к и н а с к а к и в а е т . Только к а к а я - н и б у д ь
190
близко подлетит, он — прыг!— прямо к ней, норовит передними
лапами ударить.
Отлетит сорока, а вторая у ж е сзади подлетает. Обернется
заяц и на ту бросится. Глядим мы и никак не разберем,
кто ж е на кого нападает.
Стали подходить ближе. Заметил нас заяц и поскакал в лес.
Сороки же прочь полетели. Летят, а сами стрекочут, видно, очень
не хочется им улетать.
Подошли мы к тому месту, где сороки с зайцем дрались.
Вдруг видим — прямо под ногами лежит в ямке маленький серый
комочек.
Д а ведь это зайчонок! Совсем крошечный, только недавно ро­
дился.
Тут мы и поняли, почему заяц на сорок нападал. Это зайчиха
своего детеныша так храбро защищала. Значит, неверно говорят,
что заяц — трусишка.
Взяли мы зайчонка, отнесли в ближайшие кусты, куда зайчи­
ха только что ускакала, и посадили под самый кустик.
Мать его там непременно найдет. Звери постоянно своим
ж е следом назад возвращаются. Побежит зайчиха обратно и на­
ткнется на него. А сорокам зайчонка в кустах ни за что не найти.
191
Вышли мы о б р а т н о на л у ж а й к у . Глядим — сороки у ж е опять
на том ж е месте в е р т я т с я . П р ы г а ю т , к земле п р и г л я д ы в а ю т с я ,
з а й ч о н к а ищут. Вот ведь к а к и е ! Р а з б о й н и к и , да и только.
Маленький лесовод
ш
ел я о д н а ж д ы зимой по лесу.
Б ы л о по-зимнему особенно тихо, т о л ь к о п о с к р и п ы в а л о
ш ж м где-то старое дерево.
Я шел не т о р о п я с ь , п о г л я д ы в а я кругом.
Вдруг в и ж у — на снегу н а б р о с а н а ц е л а я куча сосновых
шишек. Все в ы л у щ е н н ы е , р а с т р е п а н н ы е : хорошо н а д ними кто-то
потрудился.
Посмотрел вверх на д е р е в о . Д а ведь это не сосна, а оси­
на! На осине сосновые шишки не растут. З н а ч и т , кто-то н а т а с ­
кал их сюда.
О г л я д е л я со всех сторон дерево. Смотрю — немного повы­
ше моего роста в стволе р а с щ е л и н к а , а в р а с щ е л и н к у в с т а в л е н а
с о с н о в а я ш и ш к а , т а к а я ж е т р е п а н а я , как и те, что на снегу ва­
ляются.
Отошел я в сторону и сел на пенек. Просидел минут пять,
г л я ж у — к дереву птица летит, н е б о л ь ш а я , поменьше г а л к и . С а м а
вся пёстрая — б е л а я с черным, а на голове ч е р н а я с красным кан­
тиком ш а п о ч к а . С р а з у узнал я д я т л а .
192
Л е т и т д я т е л , несет в клюве сосновую шишку.
П р и л е т е л и уселся на осину. Д а не на ветку, как все птицы,
а п р я м о на ствол, к а к муха на стену. З а ц е п и л с я за кору остры­
ми когтями, а снизу е щ е хвостом подпирается. П е р ь я у него в
хвосте ж е с т к и е , крепкие.
Сунул с в е ж у ю ш и ш к у в ту р а с щ е л и н к у , а с т а р у ю в ы т а щ и л
клювом и выбросил. Потом уселся поудобнее, оперся на растопы­
ренный хвост и н а ч а л изо всех сил д о л б и т ь шишку, выклевы­
в а т ь семена.
Р а с п р а в и л с я с этой, полетел за другой.
Вот почему под осиной столько сосновых ш и ш е к очутилось!
Видно, п о н р а в и л а с ь д я т л у эта осина с р а с щ е л и н о й в стволе,
и в ы б р а л он ее д л я своей «кузницы». Так н а з ы в а е т с я место,
где дятел шишки долбит.
З а с м о т р е л с я я на д я т л а , как он своим клювом шишки рас­
к л е в ы в а е т . З а с м о т р е л с я и з а д у м а л с я : « Л о в к о это у него получа­
ется: и сам сыт, и лесу польза. Не все семена ему в рот попадут,
много и р а з р о н я е т . Упадут семена на землю. Какие погибнут,
а какие весной и прорастут...»
Стал я вокруг с е б я о г л я д ы в а т ь с я : сколько сосенок тут из-под
снега т о п о р щ и т с я ! Кто их н а с е я л — д я т е л , клесты или белки?
И л и ветер семена з а н е с ?
Е д в а в ы г л я д ы в а ю т крохотные д е р е в ц а , чуть потолще т р а в и н о к .
А пройдет т р и д ц а т ь — сорок лет — и поднимется вот на этом са­
мом месте молодой сосновый бор.
В зимнюю стужу
в
зимнем т у м а н е встает холодное, тусклое солнце. Спит
з а с н е ж е н н ы й лес. К а ж е т с я , все ж и в о е з а м е р з л о от этой
с т у ж и — ни з в у к а , только и з р е д к а потрескивают от мороза
деревья.
Я в ы х о ж у на лесную поляну. З а поляной — густой
с т а р ы й ельник. Все д е р е в ь я о б в е ш а н ы крупными ш и ш к а м и .
Ш и ш е к так много, что под их т я ж е с т ь ю склонились концы ветвей.
К а к тихо! Зимой не у с л ы ш и ш ь пения птиц. Теперь им не д о
песен. Многие улетели на юг, а те, что о с т а л и с ь , з а б и л и с ь в
укромные уголки, п о п р я т а л и с ь от лютого холода.
Вдруг словно весенний ветерок прошумел н а д з а с т ы в ш и м
л е с о м : ц е л а я с т а й к а птиц, весело п е р е к л и к а я с ь , пронеслась н а д
поляной. Д а ведь это клесты — природные северяне! Им не с т р а ш ­
ны наши морозы.
Клесты облепили вершины елей. Птички у х в а т и л и с ь з а шишки
цепкими коготками и в ы т а с к и в а л и из-под чешуек вкусные семена.
Когда у р о ж а й шишек хороший, этим птицам не грозит б е с к о р м и ц а
зимой. Везде себе еду р а з ы щ у т .
7 — Г. Скребицкий
193
Я стоял на поляне и н а б л ю д а л , к а к хлопотали клесты в сво­
ей воздушной столовой.
Утреннее солнце я р к о о с в е щ а л о зеленые вершины елей, гроз­
ди румяных шишек и веселых, пирующих птиц. И мне почу­
дилось, что у ж е п р и ш л а весна. Вот сейчас з а п а х н е т талой землей,
о ж и в е т лес и, в с т р е ч а я солнце, з а щ е б е ч у т птицы.
Л ю б у я с ь к л е с т а м и , я вдруг увидел, как один из них, подле­
тев к старой ели, с к р ы л с я в з а с н е ж е н н ы х ветках, словно юркнул
в снеговую пещерку. И тут мне в с п о м н и л а с ь одна з а м е ч а т е л ь ­
ная особенность из ж и з н и этих птиц — особенность, которой я ни­
когда не мог поверить. А вот теперь п р е д с т а в и л с я случай с а м о м у
проверить.
К р а д у ч и с ь , я п о д о б р а л с я к той ели и полез вверх по стволу.
Острые иглы ц а р а п а л и л и ц о и руки, но я к а р а б к а л с я все выше
и выше.
У ж е б л и з к а и в е р ш и н а , а на дереве ничего нет.
Я начал с п у с к а т ь с я и вдруг прямо перед собой увидел то
самое, чего у ж е не н а д е я л с я найти: среди обледенелых, покрытых
снегом веток едва виднелось небольшое гнездо, а в нем, как весной,
о з а б о ч е н н о р а с п у ш и в ш и с ь , сидела з е л е н о в а т а я п т и ч к а — с а м о ч к а
клеста.
Неловким д в и ж е н и е м я качнул ветку. И с п у г а н н а я птица
вспорхнула. Я н а к л о н и л с я и з а м е р от и з у м л е н и я : в гнезде копоши­
лись только что в ы л у п и в ш и е с я , совсем голые птенцы.
194
Н а д самым гнездом с в е ш и в а л и с ь з а с н е ж е н н ы е ветви. В лесу
от мороза трегдали д е р е в ь я , а здесь, меж сучьев старой ели,
будто у ж е н а с т у п и л а весна: з а б о т л и в а я мать в ы в о д и л а птенцов.
Я поскорее слез с дерева, чтобы не т р е в о ж и т ь эту удиви­
тельную семью. Л е г к о спрыгнул в снег, о г л я д е л с я , и зимний лес
у ж е не к а з а л с я мне, как п р е ж д е , угрюмым и б е з ж и з н е н н ы м .
Стоя под д е р е в о м , я тер з а к о ч е н е в ш и е в шерстяных в а р е ж ­
ках руки, п о с м е и в а л с я над собой и все д у м а л о голых м а л ы ш а х
в гнезде, которым не с т р а ш н а з и м н я я с т у ж а .
На пороге весны
я
о т п р а в и л с я за город в лес: поглядеть, з а м е т н о ли там
п р и б л и ж е н и е весны, а кстати и осмотреть места прошло­
годних тетеревиных токов.
Д е н ь был солнечный. В городе сильно т а я л о . Но я
все-таки з а х в а т и л с собой охотничьи л ы ж и . Л ы ж и у меня
не простые. Я привез их из экспедиции с д а л е к о г о севера. Они ши­
рокие и снизу подбиты лосиными ш к у р а м и . На таких л ы ж а х и в
оттепель ходить м о ж н о — снег не подлипает.
П р и е х а л я на маленький полустанок, надел л ы ж и — и прямо в
лес. Хорошо, очень х о р о ш о в нем в эту предвесеннюю пору. Весна
чувствуется е щ е т о л ь к о в воздухе. Солнце т а к и слепит г л а з а . Небо
у ж е по-весеннему голубеет, и по нему, к а к льдинки в весенний
р а з л и в , плывут легкие белые о б л а к а . Небесный ледоход у ж е тро­
нулся, а з е м л я все е щ е покрыта л ь д о м и снегом. Д е р е в ь я
и кустарники т о ж е в снегу, совсем по-зимнему.
Я шел по лесной тропинке, г л я д я по с т о р о н а м . Вот и ш и р о к а я
п о л я н а , где к а ж д у ю весну токуют т е т е р е в а . А сколько здесь
з а я ч ь и х с л е д о в ! Весь снег истоптан. Теперь з а й ц ы нередко р а з ­
гуливают и днем: в ы с к о ч а т на полянку и греются на солнышке.
А вот и е щ ё один п р и з н а к п р и б л и ж а ю щ е й с я весны: около
с т а р о г о пня, на с а м о м солнцепеке, у ж е виднеется к р о ш е ч н а я
п р о т а л и н к а . Я н а к л о н и л с я и с т а л о с м а т р и в а т ь этот первый клочок
о т т а я в ш е й земли.
Он был покрыт серой прошлогодней т р а в о й . Среди нее копо­
шились какие-то ж у ч к и . Они проспали всю зиму под корой ста­
рого пня или под о п а в ш и м и листьями и теперь в ы б р а л и с ь на
проталинку.
Я сел на пень отдохнуть. Кругом было тихо, только
где-то д а л е к о в лесу, как серебряный колокольчик, звенел голо­
сок синицы — п е р в а я песня весны.
Вдруг среди лесной тишины я ясно у с л ы ш а л хруст снега и
шум р а з д в и г а е м ы х веток. Кто-то с т р у д о м п р о д и р а л с я сквозь
ч а щ у б е р е з н я к а . Но кто ж е это? Ч е л о в е к у незачем ходить по
таким местам. Охотник и тот не пойдет т е п е р ь в лес. З и м н я я охота
7*
195
у ж е кончилась, а в е с е н н я я е щ е не н а ч а л а с ь . Н а в е р н о е , какойнибудь лесной з в е р ь . Я з а т а и л с я .
Ш а г и и треск сучьев с л ы ш а л и с ь все б л и ж е , б л и ж е . И вот из
ч а щ и б е р е з н я к а , у с а м о й полянки п о к а з а л о с ь что-то б о л ь ш о е ,
темное. Н е у ж е л и л о ш а д ь ? З а ч е м ж е она з а б р е л а сюда? Но в тот
ж е миг я ясно увидел, что это не л о ш а д ь , а огромный лесной
бык — лось. Он вышел из мелколесья на полянку и, высоко под­
няв голову, о г л я д е л с я .
Я сидел не ш е в е л я с ь . Ветер дул в другую сторону, т а к что
о с т о р о ж н ы й з в е р ь не мог меня учуять.
К а к он был х о р о ш , весь освещенный весенним солнцем, на
белом фоне б е р е з н я к а ! И какой с в о е о б р а з н ы й облик у этого лес­
ного гиганта! Д л и н н а я горбоносая морда, огромные, как выворо­
ченные корни, рога. С а м такой т я ж е л ы й , грузный, а ноги высокие,
стройные, точно у с к а к о в о г о коня. И к а к а я о к р а с к а ш е р с т и —
весь темно-бурый, а на ногах словно белые, туго н а т я н у т ы е чулки.
Л о с ь постоял секунду, чутко п р и с л у ш и в а я с ь . А потом ш и р о к о
з а ш а г а л по к р а ю п о л я н к и , как-то странно п о м а т ы в а я головой,
будто с т а р а я с ь что-то сбросить.
Впереди густо росли несколько у ж е довольно толстых березок.
Л о с ь не о б о ш е л их, а полез м е ж д у стволами, все т а к ж е м о т а я
головой. И тут я у в и д е л , что один рог у него вдруг о т л о м и л с я ,
196
да т а к и з а с т р я л , к а ч а я с ь в ветвях. И з б е р е з н я к а лось вышел
т о л ь к о с одним рогом и не т о р о п я с ь с к р ы л с я в лесу.
Вот почему он т а к с т р а н н о мотал головой, словно с т р я х и в а л
что-то. Это лесной в е л и к а н с б р а с ы в а л свой головной убор. Только
поздно что-то с о б р а л с я , ведь лоси е щ е зимой рога с б р а с ы в а ю т .
А з а лето у них вырастут новые, б о л ь ш е прежних, с новыми
отростками. П о числу этих отростков охотники и узнают, сколько
лосю может быть примерно лет.
Когда лось совсем скрылся з а деревьями, я подошел к б е р е з а м ,
в ы т а щ и л из ветвей с б р о ш е н н ы й рог и, з а х в а т и в с собой, отпра­
вился о б р а т н о на с т а н ц и ю .
Весь вагон с б е ж а л с я г л я д е т ь на мою находку. Все охали,
а х а л и , вертели лосиный рог в руках. А какой-то с т а р и ч о к пощел­
кал по нему пальцем и с к а з а л :
— Это лось з и м н ю ю ш а п к у л о м а е т , с весной з д о р о в а е т с я .
Зайчишке повезло
ак-то зимой на охоте шел я по з а я ч ь е м у следу. Вдруг
в и ж у — в кустах под деревом темнеет в ы к о п а н н а я в снегу
з а я ч ь я л ё ж к а . Я свистнул. З а я ц не выскочил.
Тогда я о с т о р о ж н о полез в кусты. Л е ж к а о к а з а л а с ь
пустой. П о другую сторону кустов от нее шел с в е ж и й
з а я ч и й след, а рядом с кустами снег был примят, б у д т о кто-то
спрыгнул с д е р е в а , повозился в снегу и исчез. Никаких следов,
кроме з а я ч ь е г о , не было видно.
Кто ж е спугнул з а й ц а ? И что это за углубление в снегу
рядом с л е ж к о й ?
197
Я решил пойти д а л ь ш е по з а я ч ь е м у следу. Косой, видно,
несся огромными с к а ч к а м и , с л о в н о у д и р а л от кого-то.
Вдруг, судя по следу, з а я ц у п а л и з а б и л с я на одном месте;
весь снег был примят и з а б р ы з г а н кровью. Потом з а я ц вскочил
и помчался к б л и ж а й ш е м у лесу.
Я поспешил д а л ь ш е и увидел на опушке леса кучу хвороста.
П р я м о под нее уходил з а я ч и й след, а наверху на хворосте
сидел, зорко п о г л я д ы в а я вниз, большой черный ворон.
Тут я с р а з у все понял: п р о л е т а я н а д полем, зоркий ворон
з а м е т и л в кустах з а я ч ь ю л е ж к у , но кусты п о м е ш а л и ему н а п а с т ь
на з а й ц а . Тогда ворон сел рядом с л е ж к о й и спугнул косого. З а я ц
пустился наутек, а ворон п о г н а л с я з а ним, настиг, сбил с ног и
н а ч а л д о л б и т ь клювом.
З а й ц у у д а л о с ь в ы р в а т ь с я , он бросился к лесу, с п р я т а л с я
под хворост.
Выходит, мы с вороном охотились з а одной и той ж е добычей!
« П о с м о т р и м : кому ж е она д о с т а н е т с я ? » — подумал я, подби­
р а я с ь из-за густых кустов и д е р е в ь е в к куче хвороста.
З а н я т ы й своим н а б л ю д е н и е м , ворон д а ж е не з а м е т и л меня. Я
подошел совсем б л и з к о и в н е з а п н о выскочил из-за д е р е в ь е в .
И с п у г а н н а я птица ш а р а х н у л а с ь в сторону и полетела прочь.
Теперь т о л ь к о бы не упустить косого! Кругом кусты, мигом
улепетнет!
Д е р ж а р у ж ь е наготове, я о с т а н о в и л с я .
П о д хворостом кто-то з а в о з и л с я . Не т е р я я времени, я прице­
л и л с я и выстрелил.
В тот ж е миг из-под кучи, совсем с другой стороны, выско­
чил здоровенный з а я ц и в д в а п р ы ж к а исчез в кустах.
Я т а к и о п е ш и л : «В кого ж е я с т р е л я л ? »
П о д х о ж у , поднимаю ветки хвороста — и в и ж у : убил ворона.
Вот кто д о с т а л с я мне вместо з а й ц а !
З н а ч и т , вороны вдвоем охотились на косого и з а г н а л и его
под кучу хвороста. Один уселся сверху с т о р о ж и т ь , а другой полез
под хворост. Но з а й ч и ш к е повезло: ему у д а л о с ь у д р а т ь . З а т о во­
рон п о п л а т и л с я ж и з н ь ю .
Наседка
орошо ранней весной в лесу! Он е щ е не оделся листвой,
весь к а з а л с я п р о з р а ч н ы м , б у д т о у м ы л с я весенними вода­
ми, к а ж д а я ветка блестела на солнце. Ветви осинок были
с п л о ш ь у в е ш а н ы длинными с е р е ж к а м и , а молодые березки
у ж е н а ч а л и чуть-чуть зеленеть.
П о кустам и д е р е в ь я м на все л а д ы р а с п е в а л и птицы, и, слов­
но п е р е д р а з н и в а я их, в б л и ж а й ш е м болоте весело урчали л я г у ш к и .
Т а к а я к а р т и н к а п р о б у ж д е н н о й природы о т к р ы л а с ь перед г л а з а ­
ми ребят, когда они шумной ватагой о т п р а в и л и с ь с лесником
X
198
дядей Федором п о м о г а т ь ему ж е ч ь в лесу хворост. Этот хворост
о с т а л с я от зимней рубки деревьев, и его н у ж н о было уб­
рать.
— Г л я д и , г л я д и , с к о л ь к о л я г у ш а ч ь е й икры!— воскликнул один
из ребят, шедший по краю дороги.
Он поднял с земли сучок и начал им легонько т р о г а т ь огром­
ные комья прозрачной слизи, п л а в а в ш и е в п р и д о р о ж н о й к а н а в е .
Т о в а р и щ и обступили его.
— И ведь из к а ж д о й икринки головастик в ы в е д е т с я , — гово­
рили р е б я т а . — Т ь м а их тут будет, п р я м о не счесть!
— Ну, м о л о д е ж ь , чего о с т а н о в и л и с ь ? П о ш л и , пошли!— оклик­
нул шедший впереди д я д я Ф е д о р .
Все о п я т ь д в и н у л и с ь в путь, поминутно о т к р ы в а я новые и новые
признаки весны. Вон в стороне сухой высокий бугор, лиловый
от крупных, похожих на колокольчики цветов — это цветет сонт р а в а . А вот у с а м о й дороги б о л ь ш а я м у р а в ь и н а я куча. О н а
у ж е о ж и л а под л у ч а м и весеннего с о л н ц а . И з д а л и к а ж е т с я , что по­
верхность кучи вся д в и ж е т с я , будто кипит темной б л е с т я щ е й
смолой. Это тысячи м у р а в ь е в суетятся, бегают в з а д и вперед,
чинят свой муравейник.
— Ой, р е б я т а , с м о р ч к о в - т о сколько!— о т о з в а л с я в сторонке
чей-то радостный голос.
И все п о б е ж а л и скорей с о б и р а т ь эти первые весенние грибы.
— Вы что, по грибы в лес п р и ш л и ? — опять д о б р о д у ш н о ок­
ликнул ребят д я д я Ф е д о р . — Вот не возьму вас с собой, оста­
вайтесь здесь.
— Нет, нет, д я д я Ф е д я , мы тебя мигом д о г о н и м ! — кричали
р е б я т а , с о б и р а я грибы кто в шапку, а кто п р я м о в к а р м а н .
Н а к о н е ц д о б р а л и с ь и до вырубки. Тут л е ж а л и б о л ь ш и е кучи
хвороста. Л е с н и к п о к а з а л р е б я т а м , как н у ж н о их п о д ж и г а т ь .
199
В эту пору, пока з е м л я е щ е с ы р а я , б о я т ь с я п о ж а р а нечего.
Но все-таки д я д я Ф е д о р з о р к о п о г л я д ы в а л за тем, как в р а з н ы х
концах вырубки з а к у р и л и с ь синие дымки и н а ч а л весело потрес­
к и в а т ь у ж е подсохший на солнце хворост. К з а п а х а м весеннего
леса п р и б а в и л с я г о р ь к о в а т ы й з а п а х д ы м к а .
Д я д я Ф е д о р повел ребят на край вырубки. Там же в и д н е л а с ь
куча хвороста, а за ней н а ч и н а л с я лес.
Р е б я т а н а р в а л и прошлогодней т р а в ы , п о д л о ж и л и под хворост
и п о д о ж г л и . П л а м я л и з н у л о сухую листву, и к р а с н о в а т ы е языки
стали весело перебегать с ветки на ветку.
Н а л е т е л ветерок, с р а з у р а з д у л костер. З о л о т о й сноп огня мет­
нулся в сторону.
И в тот ж е миг под хворостом что-то з а х л о п а л о , з а ш у м е л о .
Б о л ь ш а я пестрая птица в ы р в а л а с ь из-под веток и полетела вдоль
вырубки низко, над с а м о й землей.
— Тетерка!— вскрикнул лесник, б р о с а я с ь к месту, откуда выле­
тела птица.
На земле из-под хвороста виднелось гнездо и в нем крупные
светлые я й ц а .
— Гнездо сгорит!— з а к р и ч а л и р е б я т а .
Но лесник у ж е з а м и н а л ногами огонь.
— О т т а с к и в а й с у ч ь я ! — к о м а н д о в а л он.
Все бросились на подмогу. Ч е р е з минуту огонь был погашен.
— Вот ведь что з н а ч и т н а с е д к а — детей выводит,— п о к а ч а л го­
ловой д я д я Ф е д о р . — Л ю д и р я д о м , огнем чуть не с п а л и л о , а она
сидит, до последнего терпит. П р и д е т с я эту кучу не т р о г а т ь , — до­
б а в и л он.
П о п р а в и в р а с т а с к а н н ы й возле гнезда хворост, мальчики с лес­
ником пошли на другой конец вырубки. Смотреть е щ е р а з гнездо
тетерки д я д я Федор не р а з р е ш и л .
- Н е л ь з я ее б о л ь ш е т р е в о ж и т ь , — с к а з а л он.— Д н я через д в а
придём, тогда поглядим, в е р н у л а с ь к гнезду или нет.
Д е л а т ь нечего, пришлось ж д а т ь .
О ч е н ь хотелось р е б я т а м на другой ж е д е н ь с б е г а т ь посмот­
реть спасенное гнездо. Хотелось, да н е л ь з я : ну-ка д я д я Ф е д о р
узнает! Никогда б о л ь ш е в лес с собой не возьмет.
Н а к о н е ц прошли эти д в а д н я ! И вот р е б я т а и д я д я Ф е д о р
опять в лесу. О с т о р о ж н о , с т а р а я с ь не хрустнуть сучками, под­
к р а д ы в а ю т с я они к куче хвороста. Сидит или нет?
— Сидит, сидит,— первым з а м е т и л и з а ш е п т а л лесник.
Р е б я т а с н а ч а л а ничего не могли р а з г л я д е т ь .
— Где? Где?
— Д а вон под ветками...
Д е т и подвинулись е щ е б л и ж е и тут наконец увидели с и д я щ у ю
в гнезде тетерку. Вся п е с т р а я , на пестрой земле она б ы л а совсем
незаметна.
— Р я д о м п р о й д е ш ь — не п р и м е т и ш ь ! — негромко с к а з а л один
из ребят.
200
— Сидит-то к а к тихо, ни одним перышком не шевельнет! —
о т о з в а л с я д р у г о й . — Боится нас, а гнезда не бросает. З н а ч и т , гнез­
до ей д о р о ж е ж и з н и .
— Ну, р е б я т а , нечего зря и т р е в о ж и т ь , — с к а з а л д я д я Ф е д о р . —
П у с т ь сидит да птенцов выводит.
И лесник с детьми потихоньку пошли домой.
Смышленый зверек
С
а м а я моя л ю б и м а я охота осенью — на з а й ц е в с гончими
с о б а к а м и . И д е ш ь в лес ранним утром. Л е г к и й морозец
выбелил з е м л ю , з а т я н у л л у ж и первым х р у с т я щ и м л ь д о м .
А лес-то какой н а р я д н ы й ! Б е р е з ы и клены все ж е л т ы е ,
осины — в красных о д е ж д а х , и среди них — т е м н а я густая
з е л е н ь молодых елок. Ш у м я т под ногами о п а в ш и е л и с т ь я , пахнет
грибами, лесной с в е ж е с т ь ю . Л е г к о д ы ш и т с я осенним утром в лесу!
О т в я ж е ш ь с о б а к — они мигом исчезнут в кустах. Теперь слу­
шай и ж д и . Собаки носятся где-то т а м д а л е к о в лесу, принюхи­
в а ю т с я к земле, ищут з в е р и н ы й след.
Кругом тихо-тихо, изредка пискнет в кустах к а к а я - н и б у д ь
птичка да з а ш у р ш и т , ц е п л я я с ь за ветки, сухой лист. Вдруг
громкий, з а л и в и с т ы й л а й встряхнет осеннюю тишину. Эхо подхва-
тит его и разнесет по д а л е к и м лесным отрогам. Это собаки н а ш л и
з а й ц а и бросились по его с л е д а м . Скорей н а п е р е р е з ! З а я ц не по­
б е ж и т д а л е к о н а п р я м и к , он о б я з а т е л ь н о начнет к р у ж и т ь с я по л е ­
су. Тут у ж вся охота на быстроту и с м е к а л к у р а с с ч и т а н а : кто кого
перехитрит — охотник ли сумеет перехватить з в е р я и тот выскочит
прямо на выстрел или з в е р ь з а п у т а е т по кустам свой с л е д и собьёт
с толку собак.
201
Вот у ж когда г о р я ч к а ! На весь лес з а л и в а ю т с я гончие псы,
а ты п е р е б е г а е ш ь с д о р о ж к и на д о р о ж к у , п ы т а е ш ь с я попасть
навстречу з в е р ю . Д а не т а к - т о это легко среди лесной ч а щ и .
Д у м а е ш ь , з в е р ь тут проскочит, а он совсем в другом месте про­
бежал. Попробуй угадай!
А р а з со мной осенью на охоте такой случай был. Н а ш л и
мои собаки в лесу з а й ц а и погнали. Я — н а п е р е р е з ; стал на до­
р о ж к е , жду. С л ы ш у , гончие все б л и ж е , б л и ж е , сейчас выскочит на
меня косой. Впереди л е с н а я в ы р у б к а , кусты да пеньки. Гоняют
собаки по в ы р у б к е , б е г а ю т в з а д и вперед, а з а й ц а все нет. Куда
ж е он д е в а л с я ? З н а ч и т , з а п у т а л собак.
Ж д а л я, ж д а л — ничего не выходит, не могут собаки з а й ц а
найти. Видно, нужно мне с а м о м у на п о м о щ ь идти, р а з о б р а т ь ,
в чем там д е л о .
П о ш е л я, г л я ж у : посреди вырубки полянка, кустики мелкие,
а среди них высокие пни стоят — мне в ы ш е пояса. Н о с я т с я мои
собаки по кустам вокруг пней, нюхают з е м л ю , никак в з а я ч ь и х
с л е д а х не р а з б е р у т с я . О б е г у т полянку кругом — нет выходного
следа. З н а ч и т , з в е р ь не ушел, тут он. Но куда ж е з а й ц у на полянке
с п р я т а т ь с я ? Л и с и ц а хоть в нору уйти может, а у з а й ц а и норы не
бывает.
Вышел я на середину полянки, смотрю на собак, как они в
з а я ч ь е й г р а м о т е р а з о б р а т ь с я не могут, и сам ничего не пойму.
Потом с л у ч а й н о в з г л я н у л в сторону, да т а к и з а м е р : в пяти ш а г а х
от меня на в е р х у ш к е пня сереет пушистый комочек, п р и т а и л с я ,
глазенки т а к и впились в меня. Сидит з а я ц на высоком пне на са­
мом виду. Внизу кругом него собаки носятся, а рядом охот­
ник с р у ж ь е м стоит. Ж у т к о косому с пня соскочить прямо к со­
б а к а м . З а т а и л с я он, с ж а л с я весь, уши к спине п р и ж а л и не шевель­
нется.
«Ах т ы , — д у м а ю , — плут косой, куда от с о б а к з а б р а л с я ! З а п у ­
тал следы, а сам вот где с и д и ш ь . Найди-ка его попробуй! Ну, да
я хитрее тебя. Возьму и з а с т р е л ю » .
П р и ц е л и л с я я, а з а я ц и не шевельнется, глядит на меня, буд­
то просит: «Молчи, не в ы д а в а й с о б а к а м ! »
Стыдно мне с т а л о : не б е ж и т от меня зверек, словно д о в е р я е т
мне, а я и убью его вот т а к — в пяти ш а г а х , сидячего! Опус­
тил я р у ж ь е , потихоньку прочь отошел. Вышел с вырубки на
д о р о ж к у и в рог з а т р у б и л — о т о з в а л гончих.
— Идемте д а л ь ш е , — говорю,— других з а й ц е в поищем, а этот
сегодня самый трудный э к з а м е н на хитрость с д а л . П у с к а й себе
живет.
Пропавший медведь
Д
ней д е с я т ь гонялись охотники за медведем. Убить не
могут и в берлогу улечься не дают. Только он л я ж е т
о п я т ь спугнут. Охотники-то молодые, неопытные, а медведь
п о п а л с я чуткий: как з а с л ы ш и т по снегу шорох л ы ж , сей­
час ж е вскочит — и наутек. Д а ж е б л и з к о к себе не
подпустит.
Видят охотники — не простое д е л о убить т а к о г о з в е р я . Ре­
шили н а п р а с н о м е д в е д я не пугать, а выследить, куда он з а л я ж е т ,
и не т р о г а т ь его до глубоких снегов — пускай себе о б л е ж и т с я .
Так и с д е л а л и .
П р о ш л о две недели. Наступил самый снежный месяц —
ф е в р а л ь . Недаром про него говорится: « Ф е в р а л ь придет, все
пути з а м е т е т » . Чуть не к а ж д ы й день снег да метель.
Наконец как-то в ночь непогода стихла. Утром в ы г л я н у л о
солнце и осветило лес. Вес д е р е в ь я укутались в т я ж е л ы е ватные
шубы, нахлобучили белые шапки, низко опустили ветки, словно
руки в огромных пуховых р у к а в и ц а х .
В то утро охотники ( ' 4ть пришли в лес за медведем. Только
на этот р а з не одни
пригласили на подмогу с т а р о г о м е д в е ж а т ­
ника д я д ю Никиту.
Никита и сам как медведь
огромный, сутулый, все л и ц о
з а р о с л о густой бородой, а из-под нависших бровей блестят
ж и в ы е , острые глазки Идет Никита на л ы ж а х , п е р е в а л и в а я с ь
с ноги на ногу. З а т о у ж как шагнет... попробуй угонись! П о к а по
лесу шли, совсем з а м у ч и л молодых охотников. Р а д ы , что наконец
до места д о б р а л и с ь .
203
О с т а н о в и л и с ь на поляне, пустили с о б а к в ч а щ у , куда в послед­
ний р а з скрылся медведь, а сами р а з б р е л и с ь по лесу.
П р о ш е л час, д р у г о й .
О б л а з и л и собаки весь лес, к а ж д ы й куст обнюхали — нет бер­
логи. П р о п а л медведь, как с к в о з ь з е м л ю п р о в а л и л с я .
Сошлись охотники .опять на поляне и не з н а ю т , что д а л ь ш е
д е л а т ь . Д я д я Никита с п р а ш и в а е т т о в а р и щ е й :
— М о ж е т , ушел отсюда медведь? Вы след-то х о р о ш о про­
веряли?
— Д а , к а ж д о е утро кругом ч а щ у обходили. Не б ы л о выходного
следа. Не выходил медведь.
Тут и сам Никита п р и з а д у м а л с я : «Куда ж е ему д е в а т ь с я ? »
Н е о ж и д а н н о где-то д а л е к о в лесу з а л а я л а с о б а к а Никиты.
Охотники бросились на голос собаки. П о л е з л и через кусты, че­
рез в а л е ж н и к , насилу п р о б р а л и с ь Г л я д я т — э к а я д о с а д а ! С о б а к а то не медведя, а, верно, белку н а ш л а . Стоит под сосной, смот­
рит вверх и лает. В е р ш и н а у сосны ш и р о к а я , р а з л а т а я , как
о г р о м н а я корзина. Вся сучьями з а в а л е н а — видно, р а н ь ш е было
гнездо какой-то большой птицы, а теперь снег все з а б и л , и не
р а з г л я д и ш ь ничего
О б и д н о с т а л о охотникам. Кто-то из молодых с к а з а л :
— На такой охоте хоть бы белку убить. А м о ж е т , еще куница
т а м з а т а и л а с ь . Т о л ь к о трудно в ы г н а т ь ее оттуда.
Он поднял р у ж ь е и выстрелил в вершину, чтобы выпугнуть
зверя.
Вдруг с д е р е в а как посыплются сучья, снег! В а л и т с я что-то
огромное — и прямо на людей. Е д в а отскочили. Г л я д я т — медведь.
Ш л е п н у л с я медведь в глубокий снег — вскочил — и б е ж а т ь .
Охотники и опомниться не успели, а его у ж е след простыл.
Р а з в е л д я д я Никита р у к а м и :
— Ну и чудеса! Сорок лет на медведей х о ж у , а т а к о е в первый
р а з увидеть д о в е л о с ь , чтобы медведь не на земле, не под снегом,
а на дереве берлогу себе устроил.
Лебеди
в
н а ч а л е мая приехал я из М о с к в ы на Белое море. З а одни
сутки скорый поезд пронесся более тысячи километров, и
мы обогнали весну, к о т о р а я не спеша, по с т а р и н к е , со
всеми своими гусями, л е б е д я м и и бесчисленной птичьей
мелочью т о ж е д в и г а л а с ь с юга на север.
Так и п о с ч а с т л и в и л о с ь мне в тот год два р а з а встретить вес­
ну: один р а з в Москве, а другой р а з у Белого моря.
И до чего ж е хорошо в эту пору в суровом лесном к р а ю ! Вот
где природа действительно ликует после долгого зимнего сна. Д е н ь
прибывает не так, как у нас — «на воробьиный ш а г » . Весной
на севере ночь словно тает, как остатки л ь д а , по рекам и о з е р а м .
204
Д а . природе есть куда и т о р о п и т ь с я . От сплошной темноты
зимой н у ж н о перейти к летнему круглосуточному дню. Солнцу
надо успеть р а с т о п и т ь глубокие зимние снега и хорошенько про­
греть землю, чтобы все кругом з а ц в е л о , з а з е л е н е л о . Ведь недолго
гостят на севере весна и лето. Вот солнце и спешит в этот корот­
кий срок о т д а т ь з е м л е п о б о л ь ш е тепла и света.
Я н а б л ю д а л з а ходом весны п р я м о из окна д о м и к а , где остано­
вился по приезде. П е р е д моими окнами был п а л и с а д н и к . В нем
росло несколько м о л о д ы х березок, и через их тонкие ветви мне
была видна п р о с т о р н а я г л а д ь Б е л о г о моря. О н о у ж е очистилось
ото л ь д а . О г р о м н ы е стаи гусей и уток неслись над водой. Птицы
летели с юга б о л ь ш е ночами, когда в небе р а з л и в а л и с ь прозрач­
ные сумерки, а море с е р е б р и л о с ь и поблескивало, о т р а ж а я свет
негаснущей зари.
И н о г д а утки, гуси и д а ж е лебеди опускались на море отдохнуть.
Они п л а в а л и и к у п а л и с ь в л е д я н о й воде, радостным криком огла­
ш а я т и ш и н у весенней ночи. А как только край небо над мо­
рем н а ч и н а л р о з о в е т ь , птицы вновь п о д н и м а л и с ь в воздух и летели
навстречу свету, к у д а - т о в ясную предутреннюю д а л ь .
Но вот о д н а ж д ы утром, в ы г л я н у в , как обычно, в окно, я уви­
дел на море совсем н е д а л е к о от берега б о л ь ш у ю с н е ж н о - б е л у ю
птицу. О н а беспокойно п л а в а л а взад-вперед, высоко подняв голову
на длинной шее, и т о с к л и в о к р и ч а л а .
Д а ведь это ж е л е б е д ь - к л и к у н !
Но почему эта о с т о р о ж н а я птица д е р ж и т с я здесь, на открытой
205
воде, у с а м о г о р ы б а ч ь е г о поселка, никуда не улетает? М о ж е т
быть, она р а н е н а и не в состоянии лететь?
Я поскорее о д е л с я , в з я л бинокль и пошел на берег, чтобы
выяснить, в чем дело.
На берегу возле огромных рыбачьих лодок играли р е б я т и ш к и .
Тут ж е л е ж а л и е щ е не у б р а н н ы е мокрые сети. Очевидно, р ы б а к и
только н е д а в н о вернулись с моря, и дети играли, в ы б и р а я остав­
ш и х с я на песке мелких р ы б е ш е к .
Я подошел к с а м о й воде и поглядел в бинокль на л е б е д я . Р е б я ­
тишки о к р у ж и л и меня.
— Д я д я , поймайте его. О н не улетит,— з а г о в о р и л и они.
— Почему не у л е т и т ? — спросил я.
— Р ы б а к и его пару словили. Вот только с е й ч а с домой унесли.
— А как он за ними г н а л с я ! — воскликнул один м а л ь ч у г а н . —
Чуть сам в лодку не влетел. Так следом и плывет, кричит,
к р ы л ь я м и по воде хлопает... Д о самого б е р е г а проводил...
— П о д о ж д и т е , — перебил я , — кто л е б е д я п о й м а л ?
— И в а н В а с и л ь е в и ч Федотов п о й м а л , — ответили дети.
У з н а в от р е б я т , где ж и в е т Федотов, я тут ж е о т п р а в и л с я в сло­
боду. О т ы с к а т ь р ы б а к а б ы л о нетрудно. Вся слобода у ж е з н а л а
о с л у ч и в ш е м с я , и мне с р а з у п о к а з а л и его д о м .
Хозяина я з а с т а л з а з а в т р а к о м . Это был молодой п а р е н ь огром­
ного роста, белокурый, с е р о г л а з ы й . Он, видимо, только что с б р о ­
сил р ы б а ц к у ю о д е ж д у , переоделся п о - д о м а ш н е м у во все чистое
и, с и д я з а столом, с аппетитом ел к а ш у .
Я п о з д о р о в а л с я и спросил:
— Вы сегодня поймали л е б е д я ?
— Д а , я. Вот д о б ы ч а - т о п о п а л а с ь ! — ш и р о к о у л ы б а я с ь , отве­
тил он.
— К а к ж е вы его п о й м а л и ?
— Я и не ловил, он сам в сеть з а п у т а л с я . С т а в н а я сеть у
меня на мели с т о я л а , он л а п о й з а верхние ячеи и з а ц е п и л с я . А у ж
перепутал все — не р а з б е р е ш ь . Н а с и л у я е г о высвободил. Д а не
д а е т с я еще, к р ы л ь я м и , клювом бьет. Всего измочил д о нитки.
З д о р о в е н н ы й т а к о й ! Хотите поглядеть? О н у меня в чулане
сидит.
— Очень, хочу,— с к а з а л я . — А что ж е вы будете с ним де­
лать?
Хозяин поглядел на меня удивленно:
— К а к — что? О т в е з у в город, отдам в; музей. Там, наверное,
возьмут. Ведь л е б е д я не т а к - т о легко поймать.
— Э т о верно,— с о г л а с и л с я я , — т о л ь к о з р я вы его все-таки
в з я л и , а тем более л е б е д к у , д а е щ е весной. Сами п о д у м а й т е :
сейчас д и к а я птица летит с юга на родину — вить гнезда, птен­
цов выводить, а вы вот пару р а з б и л и .
П а р е н ь в н и м а т е л ь н о с л у ш а л меня и, видимо, был в некоторой
растерянности.
— Ч т о ж теперь д е л а т ь - т о ? — спросил он.— Е ж е л и ее о б р а т н о
в море пустить — найдет она своего д р у ж к а ?
206
— Его и и с к а т ь нечего,— ответил я , — он все на том ж е месте
плавает.
— Так я сейчас ее на берег снесу и в ы п у щ у , — з а т о р о п и л ­
ся п а р е н ь . — Я мигом с б е г а ю .
И он, не доев к а ш у , б ы с т р о встал из-за стола, надел куртку
и прямо б е з ш а п к и , с р а с п а х н у т ы м воротом шагнул за порог.
Я п о с л е д о в а л з а ним.
Ч а с т ь сеней была о т г о р о ж е н а в виде темного ч у л а н ч и к а .
Хозяин о с т о р о ж н о приоткрыл д в е р ь и, з а г о р о д и в лицо рукой, что­
бы л е б е д ь не у д а р и л его клювом, вошел внутрь. Я п р и д е р ж и в а л
д в е р ь . В ч у л а н ч и к е п о с л ы ш а л с я шум, и через секунду р ы б а к
п о я в и л с я оттуда, неся п о й м а н н у ю птицу. К р ы л ь я у нее были
связаны.
Мы в ы ш л и на крылечко.
Увидя солнце и море, л е б е д ь н а ч а л р в а т ь с я из рук, п ы т а я с ь
в ы с в о б о д и т ь с в я з а н н ы е к р ы л ь я , и вдруг п р о т я ж н о з а к р и ч а л . И
сейчас ж е о т к у д а - т о и з д а л и , с золотистых морских отмелей, р а з ­
д а л с я т а к о й ж е п р о т я ж н ы й ответный крик.
Мы в з г л я н у л и т у д а . Н и з к о , над самой водой, п р я м о к берегу
л е т е л а о г р о м н а я б е л а я птица. Она с д е л а л а круг и о п у с т и л а с ь
на воду почти у р ы б а ч ь и х лодок.
— Эх, д р у ж и щ е , сколько я тебе беды н а т в о р и л ! — сокрушен­
но с к а з а л р ы б а к . — Ну, потерпи чуток, сейчас твою п о д р у ж к у
отдам.
И он з а ш а г а л е щ е быстрее, т а к что я еле поспевал за ним.
— Постойте, И в а н В а с и л ь е в и ч , — с к а з а л я, когда мы про­
ходили мимо моего д о м и к а . — У ж р а з вы поймали л е б е д я ,
я вас с ним с ф о т о г р а ф и р у ю .
— Вот это х о р о ш о ! — о б р а д о в а л с я рыбак.
Я з а ш е л домой, взял ф о т о а п п а р а т , и мы пошли на берег.
— Несут! Охотники л е б е д я несут!— з а к р и ч а л и у л о д о к ребя­
т и ш к и . — Сейчас д р у г о г о п о д м а н и в а т ь и л о в и т ь будут!
— Т и ш е вы, чего з а г а л д е л и ? — д о б р о д у ш н о прикрикнул на них
И в а н В а с и л ь е в и ч . — Никого мы л о в и т ь не будем.
— Вот с ф о т о г р а ф и р у ю в а с всех, и выпустим л е б е д я на в о л ю , —
д о б а в и л я.
Р е б я т а сейчас ж е о к р у ж и л и р ы б а к а и стали г л а д и т ь пойман­
ную птицу.
Так я и снял их всех вместе.
— А теперь, И в а н В а с и л ь е в и ч , д а в а й т е я вас одного сниму,
как вы л е б е д я в ы п у с к а т ь будете.
И в а н В а с и л ь е в и ч подошел к с а м о й воде. Я навел а п п а р а т . . .
Какой хороший получился снимок! Берег моря и на переднем
плане высокий, широкоплечий р ы б а к , н а с т о я щ и й русский бога­
тырь, а в руках у него п о й м а н н а я л е б е д к а . П е р е д о мной словно
о ж и л а с т а р а я р у с с к а я с к а з к а про И в а н у ш к у и царевну Л е б е д ь .
Р ы б а к р а з в я з а л крылья пойманной птицы и о с т о р о ж н о опус­
тил ее на з е м л ю .
П о ч у в с т в о в а в с е б я вновь на свободе, л е б е д к а б р о с и л а с ь в море,
207
з а м а х а л а к р ы л ь я м и , точно п о б е ж а л а по воде, потом о т о р в а л а с ь от
нее и полетела в д а л ь , о г л а ш а я воздух р а д о с т н ы м криком. А на­
встречу ей у ж е летел д а в н о п о д ж и д а в ш и й ее лебедь.
Вот обе птицы в с т р е т и л и с ь в воздухе и, п л а в н о м а х а я огром­
ными белыми к р ы л ь я м и , полетели вместе над морем все д а л ь ш е
и д а л ь ш е , т у д а , где на самом горизонте темнели низкие пологие
острова.
Срочный пакет
в
асилий М о х о в р а б о т а л в геологической экспедиции.
Вот у ж е третий месяц экспедиция и с с л е д о в а л а районы
глухой тайги, з а сотни километров от б л и ж а й ш е й ж е л е з ­
ной д о р о г и . Но В а с и л и ю эта ж и з н ь б ы л а по д у ш е . Он вырос
в д е р е в н е , среди таких ж е л е с о в , с детских лет у ж е н а ч а л
ходить с р у ж ь е м , охотиться з а б е л к а м и , р я б ч и к а м и , г л у х а р я м и .
И вот теперь, бродя на л ы ж а х по лесной глуши, он часто вспо­
минал д а в н о п р о ш е д ш и е годы.
О д н а ж д ы утром, когда Василий с другими с о т р у д н и к а м и у ж е
с о б и р а л с я идти на о б с л е д о в а н и е горной сопки, к нему подошел
н а ч а л ь н и к экспедиции.
— В а с я , хочу поручить тебе очень в а ж н о е д е л о , — с к а з а л
он особенно с е р ь е з н о . — Вот пакет, его н у ж н о д о с т а в и т ь в район­
ный центр. З а в т р а утром в М о с к в у идет самолет. П о н и м а е ш ь ,
208
н а д о успеть к отлету п о с л а т ь пакет а в и а п о ч т о й . Д е л о очень сроч­
ное,— повторил н а ч а л ь н и к . — Д о с т а в и ш ь , не п о д в е д е ш ь ?
Василий весело кивнул головой и взял пакет. Кому ж е , к а к
не ему, охотнику, л ы ж н и к у , следопыту, поручить т а к о е дело!
Ч е р е з четверть ч а с а В а с и л и й , з а х в а т и в с собой немного еды,
компас и карту, о т п р а в и л с я в путь.
Он быстро к а т и л с я на л ы ж а х по крепкому насту, покрытому
д у ш и с т ы м , н е д а в н о в ы п а в ш и м снегом.
Северный лес с п а л глубоким зимним сном. Только изредка
п о с к р и п ы в а л и , будто стонали во сне, старые ели.
На ходу В а с и л и й сунул в к а р м а н руку, о щ у п а л пакет.
Е щ е р а з вспомнились слова н а ч а л ь н и к а экспедиции: « З а в т р а
чтобы д о с т а в и т ь . Н е в ы п о л н и ш ь — все дело с о р в е ш ь , б о л ь ш о е
д е л о . Не п о д к а ч а й , тебе д о в е р я е м » .
Василий у с м е х н у л с я : « Н е п о д к а ч а ю , будьте спокойны». Он
присел на п о в а л е н н у ю бурей сосну, вынул из к а р м а н а карту,
компас, проверил н а п р а в л е н и е , потом закусил немного — и д а л ь ш е
в путь.
На севере зимний день короток: всего три-четыре ч а с а . Н у ж н о
з а с в е т л о пройти к а к м о ж н о б о л ь ш е .
Вновь п о т я н у л и с ь н а в с т р е ч у лес, скалы, поляны и опять лес и
лес без конца. У ж е н а ч и н а л о с м е р к а т ь с я . И вдруг перед Василием
возникло н е о ж и д а н н о е препятствие: он вышел к огромной лесной
гари. К у д а ни п о г л я д и ш ь — всюду впереди н а в а л е н н ы й друг на
друга п о л у о б г о р е в ш и й лес. П о п р о б о в а л обойти — не у д а л о с ь :
все гарь, да г а р ь , и конца ей не видно, м о ж е т , ещё на десятки
километров.
В а с и л и й М о х о в как опытный охотник з н а л , что значит за­
с т р я т ь ночью на г а р и . З а л е з е ш ь — не в ы б е р е ш ь с я . Но д е л а т ь
нечего. Н у ж н о л е з т ь в о з м о ж н о скорее, чтобы д о темноты пройти
с т р а ш н о е место. И В а с и л и й , как пловец в шторм, д в и н у л с я в
опасный путь.
Х в а т а я с ь з а ветки, он то в з б и р а л с я на стволы поваленных
о б г о р е в ш и х д е р е в ь е в , будто на гребни з а с т ы в ш и х волн, и б е л а я
л е д я н а я пена инея о б д а в а л а ему руки, лицо, то с р ы в а л с я
и п р о в а л и в а л с я по пояс и г л у б ж е в с н е ж н у ю пропасть... В р е м я
шло, но г а р ь всё не к о н ч а л а с ь .
М о х о в н а ч а л в ы б и в а т ь с я из сил. Он невероятного н а п р я ж е н и я
он т а к вспотел, что был весь мокрый. А мороз к ночи стал
крепчать. Теперь т о л ь к о п р и с я д ь отдохнуть — с р а з у з а к о ч е н е е ш ь ,
и пропал.
Руки и ноги от усталости о т к а з ы в а л и с ь с л у ж и т ь . В голову
з а к р а д ы в а л а с ь с т р а ш н а я м ы с л ь : « Н е доберусь, не с д а м пакет...»
Н а п р я г а я о с т а т о к сил, М о х о в в сотый р а з в з о б р а л с я на ствол
п о в а л е н н о г о д е р е в а , о г л я д е л с я и чуть не вскрикнул от р а д о с т и :
впереди в густых с у м е р к а х п о к а з а л и с ь о ч е р т а н и я леса — з н а ­
чит, г а р ь к о н ч и л а с ь . Это п р и д а л о Василию новый приток сил.
Б а л а н с и р у я , как а к р о б а т , он пошел на л ы ж а х по л е ж а щ е м у
толстому стволу, перелез на другое дерево. Е щ е немного... Вдруг
209
л ы ж а у В а с и л и я п о с к о л ь з н у л а с ь , и он, не у д е р ж а в ш и с ь , полетел
вниз. Нога неловко п о д в е р н у л а с ь , Василий охнул от боли. В ту
ж е секунду р а з д а л с я короткий сухой треск. Н а в е р н о е , он с л о м а л
сук.
П р е в о з м о г а я боль в ноге, В а с и л и й поднялся, о щ у п а л в к а р м а н е
пакет, карту, компас — все цело. Нога т о ж е не с л о м а н а , только
очень болит.
М о х о в хотел у ж е д в и н у т ь с я д а л ь ш е , вот только надо высвобо­
дить из сугроба з а с т р я в ш и е л ы ж и . Он потянул их и о б м е р : одна
л ы ж а п е р е л о м а н а — п а д а я , он с л о м а л ее.
«Все п р о п а л о ! — п р о н е с л о с ь в голове.— Куда он теперь, без
л ы ж , с больной ногой, один в огромном, з а в а л е н н о м снегом лесу?..
М о ж е т , р а з в е с т и костер, п о д о ж д а т ь до у т р а ? Потом к а к - н и б у д ь
д о б р а т ь с я до б л и ж а й ш е г о ж и л ь я . . . Но к чему это? Все р а в н о он
у ж е не успеет в ы п о л н и т ь к сроку з а д а н и е » . Василий п о ч у в с т в о в а л
невероятную у с т а л о с т ь , будто он весь онемел, д а ж е боль в ноге
почти з а т и х л а . Он п р и с л о н и л с я спиной к дереву и з а к р ы л г л а з а .
«Не дело... З а м е р з н у . . . » — ш е в е л ь н у л а с ь в голове послед­
няя мысль. Но Василий не открыл г л а з . С л а д к а я истома р а з л и л а с ь
по телу, клонила ко сну.
И вдруг среди мертвой лесной тишины где-то совсем б л и з к о
захрустели сучья... В а с и л и й вздрогнул, открыл г л а з а . Вновь вер­
нулось с о з н а н и е : «Что я д е л а ю ? . . З а с ы п а ю . . . в мороз...»
А сучья все хрустят...
М о х о в б ы с т р о о б е р н у л с я . В к а к и х - н и б у д ь т р и д ц а т и ш а г а х от
себя он увидел огромную темную массу. Она ш е в е л и л а с ь , что-то
р а з г р е б а я в снегу и хрустя в а л е ж н и к о м .
« М е д в е д ь . . . » — с р а з у с о о б р а з и л Василий. М о р о з п р о б е ж а л по
телу. Он з н а л , как опасен зимой р а з б у ж е н н ы й голодный зверь...
М о х о в сидел н е п о д в и ж н о , з а т а и в д ы х а н и е . А медведь все воро­
чался в в а л е ж н и к е , не уходил.
И тут вдруг В а с и л и й вспомнил, как его учил дед: « К о г д а
в с т р е т и ш ь мишку в л е с у без р у ж ь я , пугни его хорошенько...»
Василий п р и п о д н я л с я , н а б р а л в легкие побольше в о з д у х а да
к а - а к крикнет « А - а - а - а ! » — так, что эхо по лесу р а с к а т и л о с ь .
« М е д в е д ь » подскочил, плюхнулся в снег и вдруг з а в о р ч а л :
— Ух, к а к н а п у г а л , п р я м о сердце о б о р в а л о с ь !
В г л я д е в ш и с ь , В а с и л и й увидел, что это вовсе не з в е р ь , а че­
ловек.
М о х о в подошел п о б л и ж е . Н а снегу сидел с т а р и к в меховой
м е д в е ж ь е й куртке и в т а к о й ж е шапке. Он т я ж е л о д ы ш а л ,
с опаской г л я д я на п о д х о д и в ш е г о к нему ч е л о в е к а .
— Что это ты т а к з а о р а л ? — робко проговорил он.
Василий с о з н а л с я , что в п о т ь м а х принял его з а медведя.
Старик рассмеялся:
— Ну и потеха!
Он о к а з а л с я лесником из б л и ж а й ш е й с т о р о ж к и и пришел
сюда за хворостом.
210
Ч е р е з полчаса Василий и лесник у ж е сидели в ж а р к о натоп­
ленной х а т е перед миской д ы м я щ и х с я щей.
Старик, п р о ж е в ы в а я хлеб, говорил:
— Д о города, поди, верст т р и д ц а т ь прямиком-то будет.
Василий т а к и а х н у л : куда же ему с больной ногой? З н а ч и т ,
не поспеть з а в т р а с д а т ь пакет. А дело срочное, хоть умри, а
сделай...
Дед внимательно слушал.
— Т а к - т а к . Г о в о р и ш ь , д е л о государственное, очень срочное?
Ну, т а к о м у делу помочь н у ж н о .
Он, к р я х т я , п о д н я л с я с л а в к и , подошел к печке и н а ч а л будить
кого-то.
— В а н ю ш а , в с т а в а й , з а п р я г и - к а Мишку, паренька в город ска­
тать нужно.
С печки слез подросток, надел тулупчик, ш а п к у и, сердито
глянув на В а с и л и я , пошел из избы.
— Вот сейчас внучок конька и з а л о ж и т , а мы з а п р а в и м с я
на д о р о ж к у . — И д е д опять п р и н я л с я за щи.
П о к а старик с Василием у ж и н а л и , в х о д н а я дверь вновь отво­
р и л а с ь и В а н ю ш к а громко крикнул с порога:
— Собирайтесь, запряг!
Л е с н и к с Василием в ы ш л и из избы.
Б ы л а у ж е ночь — и т а к темно, что в двух ш а г а х ничего
не у в и д и ш ь . Тучи з а в о л о к л и небо, начинал п а д а т ь снег.
В а с и л и й с дедом сели в санки и тронулись в путь. С р а з у
ж е за с а р а е м черной стеной н а д в и н у л с я лес. В нем было е щ е
темнее.
Но д е д о в конь уверенно шел крупной рысью, с необыкновен­
ной л о в к о с т ь ю п о в о р а ч и в а я с ь и пронося легкие санки м е ж д у
стволами д е р е в ь е в .
Василий т о л ь к о у д и в л я л с я :
— Ну, д е д у ш к а , и л о ш а д к а ж е у тебя! П р я м о как вьюн в
воде и з в и в а е т с я . Нигде не заденет.
— Д а , у ж конек у меня природный, лесной,— отвечал старик.
Они выехали на б о л ь ш у ю поляну. В это в р е м я из-за туч
п о к а з а л а с ь л у н а . На миг все кругом осветилось голубым светом.
В а с и л и й в з г л я н у л вперед на л о ш а д ь и чуть не вскрикнул...
П р о т е р г л а з а — нет, не сон. Что ж е это? Голову коня у к р а ш а л и
огромные, к а к л о п а т ы , рога.
— Д е д у ш к а , на ком ж е мы е д е м ? — в недоумении спросил
Василий.
Дед рассмеялся:
— А ты т о л ь к о сейчас р а з г л я д е л ? Говорил ж е тебе — конек
у меня природный, лесной. Л о с ь это.
— Л о - о - о с ь ! — е щ е более изумился Василий.— О т к у д а ж е ты
его в з я л ?
— Д а внучата из лесу с собой привели,— ответил дед.— М а т ­
ку-то небось волки з а д р а л и . Он тогда мал еще был, сам за
р е б я т а м и у в я з а л с я , на д в о р ко мне и п о ж а л о в а л . . . Вот в ы р а с т и л
211
его, а теперь вместо коня п р и л а д и л . В лесу з а ним ни один
рысак не угонится.— С т а р и к хитро подмигнул.— Ну что, паренек,
к сроку-то на т а к о м коньке поспеем ай нет?
Василий с б л а г о д а р н о с т ь ю поглядел на д е д а :
— Поспеем, д е д у ш к а , теперь р а н ь ш е срока поспеем.
Глазастик
В
прошлом году я п о б ы в а л на Волжском в о д о х р а н и л и щ е
в з а п о в е д н и к е . Один из его сотрудников, В я ч е с л а в Ва­
сильевич, пригласил меня в гости.
К а к только я вошел в его комнату, с р а з у почувство­
в а л , что здесь ж и в е т н а т у р а л и с т . На письменном столе
стояло чучело дикого с е л е з н я - г о г о л я . Ч у ч е л о было с д е л а н о с
большим мастерством. П т и ц а к а з а л а с ь ж и в о й , вот-вот в з м а х н е т
к р ы л ь я м и и полетит.
— Это моя р а б о т а , — с к а з а л В я ч е с л а в Васильевич, з а м е т и в ,
что я в н и м а т е л ь н о р а с с м а т р и в а ю с е л е з н я . — И это т о ж е , — до­
б а в и л он, у к а з ы в а я вверх на ш к а ф .
Я увидел, что на ш к а ф у рядком уселся целый выводок се­
верных диких уток — чёрнети.
В я ч е с л а в В а с и л ь е в и ч снял со ш к а ф а одно из чучел и пере-
212
д а л мне. Уточка сидела на широкой д о щ е ч к е . И все о с т а л ь
ные чучела были сделаны в такой ж е позе и т о ж е — на до
щечках.
— Мои помощники на охоте,— с к а з а л В я ч е с л а в Василье­
вич.— П р и е з ж а й т е осенью, когда пролет начнется. Сядем в л о ­
дочку, выедем из з а п о в е д н и к а на острова и р а с с а д и м на воду
всю эту к о м п а н и ю . Осенью н а д рекой то и дело стаи пролетных
уток л е т я т . З а м е т я т наших и подсядут к ним. Таким способом
я к а ж д ы й год. отлично охочусь.
П о к а я р а с с м а т р и в а л утиные чучела, В я ч е с л а в Васильевич
сходил на кухню, принес оттуда н а р у б л е н н о е кусочками с ы р т
мясо и целую п р и г о р ш н ю мелких перьев. Усевшись з а стол, мой
приятель п р и н я л с я о б л е п л я т ь кусочки мяса перьями.
— Ч т о это вы д е л а е т е ? — спросил я.
— Готовлю обед моему Г л а з а с т и к у , — ответил В я ч е с л а в Ва
сильевич и тут ж е начал манить кого-то: — Цы-пси... цы-пси!..
Вдруг из соседней комнаты вылетел сыч и, с д е л а в небольшой
круг под потолком, уселся на спинку стула рядом с В я ч е с л а в о м
В а с и л ь е в и ч е м . К а к а я это была чудесная птичка: на вид вся мяг
к а я , п у ш и с т а я , будто комок серой ваты. А г л а з и щ и огром
ные, как д в а ж е л т ы х цветка. Пролетел сычик по комнате совер
шенно бесшумно, т о л ь к о в воздухе п о ч у в с т в о в а л о с ь легкое коле
бание от его мягких совиных крыльев.
П о д л е т е в к хозяину, сычик уселся на стул не совсем удоб
но — спиной к В я ч е с л а в у Васильевичу.
Я д у м а л , что он сейчас ж е переменит позу, но этого не случи­
лось. Когда В я ч е с л а в Васильевич вновь поманил своего питом­
ца, тот просто-напросто повернул на сто восемьдесят г р а д у с о в
свою голову, будто она была у него на ш а р н и р е и могла свобод
но в р а щ а т ь с я по кругу.
— Д а ты с а м - т о повернись, лентяй э т а к и й , — улыбнулся
В я ч е с л а в В а с и л ь е в и ч , взял птичку в руки и у с а д и л к а к следует.—
Вот так, а теперь д а в а й з а к у с и м . — И с этими с л о в а м и он н а ч а л
д а в а т ь сычу куски м я с а , о б в а л я н н ы е в перьях. Сычик с ж а д н о с т ь ю
их глотал.
— А з а ч е м вы их перьями о б л е п и л и ? — снова поинтересо­
в а л с я я.
— Видите, в чем д е л о , — ответил В я ч е с л а в В а с и л ь е в и ч , — если
бы мой Г л а з а с т и к ж и л на воле, он сам бы л о в и л добычу, мышей,
и ел бы их с когтями, с шерстью. Такие несъедобные вещи
необходимы х и щ н ы м птицам, чтобы р а з д р а ж а т ь п и щ е в а р и т е л ь н ы е
о р г а н ы и с п о с о б с т в о в а т ь л у ч ш е м у усвоению пищи. А потом все
эти отбросы в ж е л у д к е птицы с л е п л я ю т с я в комочек — погадку,
и птица их в ы п л е в ы в а е т . Мы, натуралисты, часто находим в лесу
и в поле такие ж е погадки, затем, придя домой, р а з м а ч и в а е м их
и определяем по костям, перьям или о с т а т к а м шерсти, чем пи­
т а ю т с я р а з л и ч н ы е хищные птицы. Ну, вот я и о б л е п л я ю мясо
п е р ы ш к а м и , чтобы мой Г л а з а с т и к л у ч ш е у с в а и в а л корм, который
я ему д а ю , и мог бы потом, как п о л а г а е т с я , выплюнуть погадку.
213
Все это с л ы ш а т ь мне было очень интересно. Я вспомнил, что
в детстве поймал к а к - т о молодого я с т р е б а , д е р ж а л его в б о л ь ш о й
клетке и кормил кусками мяса. А вот ни косточек, ни перьев ему
с едой не д а в а л . Н а в е р н о е , поэтому мой питомец очень скоро
з а ч а х , стал о т к а з ы в а т ь с я от пищи и наконец погиб.
Когда Г л а з а с т и к н а е л с я , он бесшумно взлетел на полку с кни­
гами и там уселся, очевидно, отдохнуть после сытного о б е д а .
— Г о в о р я т , что совы днем не в и д я т , — с к а з а л я . — Но, судя по
поведению в а ш е г о сычика, это не совсем верно.
— Д а , не совсем,— подтвердил В я ч е с л а в В а с и л ь е в и ч . — Ко­
нечно, совы видят и днем, только яркий солнечный свет им неприя­
тен, очевидно, р а з д р а ж а е т , слепит г л а з а . А здесь в комнате тем­
новато. Г л а з а с т и к себя отлично чувствует. Д а , кстати, вот вам
е щ е пример: летом на севере и днем и ночью светло, но это
вовсе не м е ш а е т водиться там р а з л и ч н ы м с о в а м . Не могут ж е они
все лето с п а т ь и ничего не есть.
Верно, верно,— с о г л а с и л с я я и тут ж е вспомнил, к а к один
охотник р а с с к а з ы в а л мне, что весной на р а з л и в е К а м ы видел
двух ф и л и н о в , которые днем охотились на отмелях за рыбой.
— А откуда вы достали этого с ы ч и к а ? — спросил я.
— И з д у п л я н к и . Мы их д л я птиц по д е р е в ь я м р а з в е ш и в а е м .
В н а ш и х д о м и к а х гнездятся не только скворцы да г а л к и . — Вя­
чеслав Васильевич у к а з а л на чучело гоголя. - Вот и эта публика
т о ж е гнезда себе в д у п л я н к а х у с т р а и в а е т , и сычики иной р а з
там г н е з д я т с я . Стал я как-то о с м а т р и в а т ь д у п л я н к и , а в одной из
них пара сычат, у ж е б о л ь ш и е , все в пуху. З а б а в н ы е такие, совсем
как ватные игрушки. Одного я взял домой, выкормил, выходил,
вот какой молодец вырос. Он у меня у ж е третий год ж и в е т . П р о ш ­
лым летом я ему и п о д р у ж к у д о с т а л , т а к о г о ж е с ы ч а - с а м о ч к у .
Как мой Г л а з а с т и к ей о б р а д о в а л с я , как з а ней у х а ж и в а л , л а с к а л
ее, перышки ей клювом р а з г л а ж и в а л ! А весной д а ж е т о к о в а т ь
н а ч а л : у с я д е т с я , б ы в а л о , на ш к а ф и начнет р а с п е в а т ь , а сам
перышки т о п о р щ и т , бодрится, п р и х о р а ш и в а е т с я . Потом в уголке
ей гнездо из р а з н ы х лоскутов, б у м а ж е к устроил. Только з р я , бед­
няга, с т а р а л с я : п о д р у ж к а его з а б о л е л а чем-то, все время сидела
с к у ч н а я , почти ничего не ела и умерла. Теперь ему н у ж н о другую
д о с т а в а т ь . Когда в д у п л я н к а х птенцы выведутся, подрастут,
может быть, и найдем ему п о д р у ж к у .
- А он у вас никуда не вылетает из к о м н а т ы ? — спросил я.
- На волю его не пускаем, — ответил В я ч е с л а в В а с и л ь е в и ч . —
Б о и м с я , как бы е щ е не залетел куда-нибудь и не пропал. А
вот на ч е р д а к он летает, и д а ж е очень охотно. Вы з н а е т е ,
один р а з он гам мышонка поймал. Откуда у ж этот мышонок
в з я л с я - кто его знает. У нас в доме мышей нет. Но если б вы
только видели, как Г л а з а с т и к о с т а л с я доволен. Прилетел со своей
добычей в комнату, носил, носил ее и на ш к а ф и на полку... Потом
всего съел до косточки, тогда успокоился. А н а у т р о г л я ж у : на по­
лу — п о г а д к а , н а с т о я щ а я , из мышиной шерсти, из косточек. С тех
пор Г л а з а с т и к частенько на ч е р д а к з а г л я д ы в а е т : усядется в уго214
лок, сидит тихо-тихо, будто кошка к а р а у л и т мышей. Только у ж
б о л ь ш е ему никак не п о с ч а с т л и в и т с я : нет мышей! Хоть нарочно
лови д л я него да на чердак выпускай.
П о к а мы т а к р а з г о в а р и в а л и , сычик к у д а - т о исчез. Мы этого
и не з а м е т и л и .
Вдруг В я ч е с л а в Васильевич з а м о л ч а л и п р и с л у ш а л с я , я т о ж е
у с л ы ш а л : в соседней комнате что-то слегка ш у р ш а л о .
— Ах, негодник!— махнул рукой мой п р и я т е л ь , быстро в с т а в а я
и направляясь к двери.
Я п о с л е д о в а л з а ним.
В соседней к о м н а т е на стене б ы л о пристроено чучело белки.
З в е р е к , к а к ж и в о й , сидел на сучке. А на спине у него восседал
Г л а з а с т и к . О с т р ы м и коготками он вцепился в шкурку белки, а
клювом д р а л и щ и п а л спинку з в е р ь к а .
— П о ш е л , пошел вон!— з а м а х а л рукой В я ч е с л а в В а с и л ь е ­
вич.— Ведь вот д а л а с ь ему эта б е л к а , — чуть з а г л я д и ш ь с я , у ж он
ее щиплет. Всю спину испортил.
Г л а з а с т и к отлетел в угол, сел на полку с книгами и оттуда
н а ч а л п р и г л я д ы в а т ь с я к н а м , з а б а в н о п о в о р а ч и в а я свою круглую
головку то в одну, то в другую сторону. Вид у него был очень
недовольный: к а з а л о с ь , он к а ч а л головой, сетуя на В я ч е с л а в а
В а с и л ь е в и ч а , что тот п о м е ш а л ему з а н и м а т ь с я т а к и м интересным
делом.
Воспоминания об отце
В 1988 году отцу б ы л о бы 85 лет. Его д а в н о у ж е нет. А мне
часто к а ж е т с я , что вот он сейчас откроет д в е р ь и с к а ж е т : « Г у д б а й ,
ты д о м а ? » Почему-то, точно не помню, он н а з ы в а л меня « Г у д б а й » .
Он в о о б щ е всем любил д а в а т ь к а к и е - н и б у д ь п р о з в и щ а . М о е г о
м л а д ш е г о б р а т а Ваню он н а з ы в а л А ф а н а с и е м . Почему А ф а н а с и й ?
А с е б я он и м е н о в а л Ш и ш и к у н , потому что « ш и ш и к а л » , когда
хотел, чтобы п о м о л ч а л и , и е щ е он себя н а з ы в а л С т а р ы й П а п а ,
хотя какой ж е , в сущности, он был с т а р ы й ? Сейчас, когда мне
с а м о м у у ж е з а пятьдесят, мне вовсе не к а ж е т с я , что шесть­
д е с я т лет — это много. Я, напротив, готов поверить, что д л я
м у ж ч и н ы это е д в а ли не лучший в о з р а с т , но т о г д а , что греха
таить, он д е й с т в и т е л ь н о к а з а л с я мне с т а р ы м .
Н а ф о т о г р а ф и я х последних л е т он похож необыкновенно:
высокого роста, полный, с каким-то удивительно приятным, р а с п о ­
л а г а ю щ и м к себе л и ц о м , седой, обычно где-нибудь на речке с
у д о ч к а м и или в лесу, иногда с с о б а к а м и — у л ы б а ю щ и й с я , д о б р о ­
д у ш н ы й . Таким он б ы в а л на природе, т а к и м его з н а л и д р у з ь я .
Но д о м а он ч а с т о б ы в а л совсем не весел. Особенно в послед­
ние годы, когда з д о р о в ь е его у х у д ш и л о с ь и он стал все ч а щ е
и ч а щ е д у м а т ь о старости. Поэтому, когда мне г о в о р я т : «Георгий
Алексеевич ведь был т а к о й бодрый, такой ж и з н е р а д о с т н ы й чело­
век!»— я всегда д у м а ю : « Р а з в е ? . . »
Ч и т а т е л я м он известен г л а в н ы м о б р а з о м к а к п р о з а и к , к а к
п и с а т е л ь - н а т у р а л и с т . О д н а к о он писал т а к ж е и стихи. Стихи эти
передают р а з н ы е оттенки его настроений, и поэтому, р а с с к а з ы в а я
об отце, я позволю себе привести некоторые из них.
Р о д и в ш и с ь в М о с к в е и проведя детство в п р о в и н ц и а л ь н о м го­
роде Ч е р н ь Тульской губернии, отец на всю ж и з н ь о с т а л с я верен
п е й з а ж а м и н а с т р о е н и я м средней полосы России. На него не
производили б о л ь ш о г о в п е ч а т л е н и я яркие краски юга, он никогда
не был за границей — его туда и не т я н у л о . Всей д у ш о й он
любил русскую природу, воспетую И. И. Л е в и т а н о м , А. К- Толстым
и П. И. Ч а й к о в с к и м .
216
Природа южных стран
богаче нашей,
Цветы нарядней там
и много краше.
Но мне всего милей
березовый лесок,
Тенистый островок среди лугов и пашен.
И мне т а к просто и т а к естественно п р е д с т а в и т ь его себе
в этом березовом л е с к е с и д я щ и м на т р а в е или п р и с л о н и в ш и м с я
к дереву в своей с т а р о й коричневой вельветовой куртке. Он часто
говорил, что не хочет ж и т ь в городе, что г о р о д с к а я ж и з н ь утом­
л я е т его, что, ж и в я в деревне, он чувствует себя з н а ч и т е л ь н о
л у ч ш е и мог бы с д е л а т ь много больше.
Д о м а у нас всегда ж и л и какие-нибудь ж и в о т н ы е . В первую
очередь, конечно, охотничьи с о б а к и . О т е ц был з а я д л ы м охотником,
и собак у него п е р е б ы в а л о очень много: и л е г а в ы х , и гончих.
Истории про некоторых из них п о в т о р я л и с ь и п е р е с к а з ы в а л и с ь
в нашей семье. Но те с о б а к и , которых у ж е я хорошо помню,
б о л ь ш у ю часть времени проводили дома, где они мирно спали,
гуляли и ели. Таким был Д ж е к по п р о з в и щ у Губач, такой б ы л а
н е м е ц к а я л е г а в а я Купи. Купи, К у п а в а б ы л а очень с е р ь е з н а я
с о б а к а . Когда по в е ч е р а м отец выводил ее на улицу, то она
т а к в а ж н о и солидно ш л а рядом с ним, что было непонятно,
кто кого п р о г у л и в а е т . И наконец, п о с л е д н я я н а ш а с о б а к а — спа­
ниель Д ж а л ь м а , она ж е Л и с и ц а , П р е л е с т н и ц а и С т р а д а л и ц а .
С о б а к и п о л ь з о в а л и с ь в нашем доме огромными п р а в а м и .
Д ж а л ь м а ходила з а отцом по п я т а м , и упаси бог было чемнибудь ее обидеть. О н а тут ж е ж а л о в а л а с ь хозяину — и суд его
был строг.
П о м н и т с я мне один с л у ч а й , с в я з а н н ы й с Д ж а л ь м о й , но имею­
щий отношение не столько к ней, сколько к увлечению в н а ш е й
семье классической музыкой. Н а д о с к а з а т ь , что отец как-то е щ е
с молодых лет убедил себя в том, что серьезную музыку он не
понимает. Я много р а з с л ы ш а л от него ж а л о б ы на отсутствие
м у з ы к а л ь н о й п а м я т и , на неспособность з а п о м н и т ь ни одной с л о ж ­
ной мелодии и т. д. Все изменилось после покупки им проиг­
р ы в а т е л я и нескольких хороших пластинок. Н а ч а л о с ь с Шестой
симфонии Ч а й к о в с к о г о . П р о с л у ш а л ее отец один р а з , п о к а ч а л
головой и п о ж а л плечами — не д о ш л о , п р о с л у ш а л другой р а з —
как-то вроде з а и н т е р е с о в а л с я , а п р о с л у ш а в в четвертый и пятый
р а з , пришел в полный восторг и с к а з а л , что никогда т а к о г о удо­
в о л ь с т в и я не получал, р а з в е что, когда в первый р а з «Войну
и мир» прочел. С этого и пошло. С н а ч а л а с л у ш а л он в основном
русских к о м п о з и т о р о в , все б о л ь ш е те произведения, в которых
звучит «тема природы». П о т о м от этой «темы природы» отошел
и в з я л с я за более с л о ж н у ю музыку. Не п р о ш л о и м е с я ц а , к а к
он з а я в и л , что с а м ы е л ю б и м ы е его произведения — это Д е с я т а я
с и м ф о н и я Ш о с т а к о в и ч а и С е д ь м а я — П р о к о ф ь е в а . Я т о ж е тогда
у в л е к а л с я П р о к о ф ь е в ы м , и особенно н р а в и л а с ь мне в и о л о н ч е л ь н а я
217
с и м ф о н и я - к о н ц е р т . Т а м в конце есть о д н о т а к о е место, где как
будто с ж и з н ь ю п р о щ а е ш ь с я и к а к а я - т о бездна р а з в е р з а е т с я
перед тобой... И л е т и ш ь в эту бездну. А что т а м , на дне?
Мне очень хотелось, чтобы отцу т о ж е эта в е щ ь п о н р а в и л а с ь . А
он все к а к - т о у п и р а л с я , оттого, по-моему, что толком ни р а з у
ее не п о с л у ш а л . Н а к о н е ц устроили мы это п р о с л у ш и в а н и е : при­
шел отец, сел в кресло, и Д ж а л ь м а зачем-то т о ж е п р и ш л а . Мне
с р а з у п о к а з а л о с ь , что Д ж а л ь м а - т о тут л и ш н я я , но спорить я у ж не
с т а л . И вот с л у ш а е м мы концерт, и подходит то самое место,
где «бездна р а з в е р з а е т с я » , и я сижу, о б м и р а ю весь, и т о л ь к о
с л у ч а й н о п о п а л а с ь мне на г л а з а эта Д ж а л ь м а , и в и ж у я, что
что-то не то с ней происходит: головой она как-то с т р а н н о вер­
тит, шею в ы т я г и в а е т . . . П о с м о т р е л я на отца, а он, как маленький
мальчик, тут ж е з а м е р , как будто очень п р и л е ж н о музыку слу­
шает. Но я-то успел з а м е т и т ь , что он только что перед этим Д ж а л ь ме « с т р а ш н ы е г л а з а » д е л а л и одной рукой д и р и ж и р о в а л , а она
вроде как бы н а п е в а л а потихоньку. И это все в те с а м ы е мину­
ты, когда к а з а л о с ь , что с ж и з н ь ю п р о щ а е ш ь с я .
У ж а с н о я тогда о б о з л и л с я и с к а з а л , что в следующий р а з з а п р у
отца наедине с П р о к о ф ь е в ы м , а Д ж а л ь м у выгоню вон.
Д а в н о это было, а я как сейчас помню, как отец говорил:
«Ну к а к ж е м о ж н о Д ж а л ь м у вон выгнать, она ж е т о ж е хочет
музыку с л у ш а т ь . Смотри, какой у нее вид м у з ы к а л ь н ы й ! »
Чем с т а р ш е с т а н о в и л с я отец, тем б о л ь ш е менялось его отноше­
ние к охоте. С о х р а н и в п р е ж н ю ю л ю б о в ь к о б с т а н о в к е охоты,
он часто о т к а з ы в а л с я в ы с т р е л и т ь в в а л ь д ш н е п а на т я г е или
г л у х а р я на току. Не то чтобы он с т а н о в и л с я с е н т и м е н т а л ь ­
ным, этого не было. Не мудрствуя по этому поводу, могу честно
с к а з а т ь , что я не з н а л человека, который бы т а к любил ж и в о т ­
ных: и б о л ь ш и х , и м а л е н ь к и х , и полезных, и бесполезных. И в
то ж е время он л ю б и л охоту, любил удачный выстрел, сам
был отличный стрелок... Но с годами а з а р т охоты н а ч а л в нем
у г а с а т ь . С неменьшим удовольствием он стал ходить за г р и б а м и
или е з д и т ь на охоту «за компанию», иногда д а ж е без р у ж ь я .
Готовился он к охоте и рыбной л о в л е с таким увлечением,
что б ы л о н е в о з м о ж н о всем этим не з а г о р е т ь с я . С Ваней, напри­
мер, он всегда с о с т я з а л с я , з а к л ю ч а л пари: кто будет чемпионом
в охоте, кто с к о л ь к о поймает рыбы... Все это п р и д а в а л о и охоте,
и р ы б а л к е особую прелесть.
Ничего не поймав и никого не з а с т р е л и в , он никогда не п а д а л
духом, никогда не с ч и т а л это время проведенным з р я и сам ж е
первый над собой п о д ш у ч и в а л . О н любил все, что было с в я з а н о
с природой. И д а ж е мимо подледной рыбной ловли — этой д а л е к о
не всем понятной с т р а с т и — он не прошел.
Б ы в а л о зимой, ночью, когда на д в о р е такой холод, что хоро­
ший хозяин с о б а к у на улицу не выпустит, у нас в к в а р т и р е с м а т ы 218
в а л и с ь м о р м ы ш к и , в ы т а с к и в а л и с ь валенки и огромных р а з м е р о в
галоши, к и п я т и л с я чай для термосов. Звонил телефон, и отец на­
чинал у в е р я т ь кого-то, что хотя в прошлое воскресенье на Б о л ь ­
шой Волге и был хороший клев, но ехать н а д о на С е н е ж , что,
мол, если где и будет « б р а т ь с я » , так это только на С е н е ж е .
«А впрочем,— з а к а н ч и в а л он,— я куда угодно поеду, т а к что ре­
шайте сами, только д а в а й т е не канителиться, а то у ж е скоро
с в е т а т ь начнет!»
А у ж «бралось-то» что! « Б р а л о с ь - т о » что! Мелочь. Вот т а к и е
рыбки — с п а л е ц величиной, и всего несколько штук. П р а в д а ,
«в прошлое воскресенье, на этом самом месте А л е ш а сам видел,
один р ы б а к т а с к а л огромных окуней». Но я что-то не помню,
чтобы наши р ы б а к и к о г д а - н и б у д ь п о п а д а л и в это «прошлое
воскресенье».
З а т о п р и е з ж а л отец с зимней р ы б а л к и р а с к р а с н е в ш и й с я , еле
ж и в о й от усталости и очень д о в о л ь н ы й . Я как-то у него спросил:
«Что ж е в этом хорошего? Ну, я понимаю, л е т о м : з а к а т , тишина,
з а п а х и . . . Но зимой, когда холод, ветер, зимой-то что хороше­
го?»— « К а к ты не п о н и м а е ш ь ! — с к а з а л он мне.— З и м о й это ж е
совсем другое дело. Р ы б а ж е подходит совсем б л и з к о к поверх­
ности воды. Ты ж е в и д и ш ь , как она х в а т а е т мормышку. А как
спишь потом хорошо...» Вот и все объяснение.
Р ы б ы т о ж е ж и л и у нас в доме. Не в а к в а р и у м е , не ж и в о ­
р о д я щ и е , не с красными хвостами — этого никогда не б ы л о , — а
просто в ведре; ж и л и е р ш и , к а р а с и . П л а в а л и в а ж н о , иногда
поднимались на поверхность и о т к р ы в а л и рты, требуя еду. Если
отец к у д а - н и б у д ь у е з ж а л , он о с т а в л я л подробные инструкции:
когда и чем этих рыб кормить. Куда они потом д е в а л и с ь , я д а ж е
толком не з н а ю : наверное, их выпускали н а з а д , в прорубь.
Отец был прекрасный р а с с к а з ч и к . Как ж а л к о , что я не з а п и с а л
на магнитофон многие из его р а с с к а з о в . Н а п р и м е р , «знаменитые»
истории про д р у г а его юности д я д ю Чуфу. «Чуфой» его н а з ы в а л и
потому, что тетерева и г л у х а р и на току « ч у ф ы к а ю т » . На самом-то
деле его т о ж е Георгием Алексеевичем з в а л и . Так вот, этот д я д я
Чуфа был удивительно р а с с е я н . Он все з а б ы в а л , все путал:
«...Скребицкий, Скребицкий, постой-ка, я з а б ы л , как твоя ф а м и ­
л и я ? » — «Вот так, как ты говоришь, так и есть».— « Д а нет,
Скребицкий, не в а л я й д у р а к а , я тут список с о с т а в л я ю , я тебя
серьезно с п р а ш и в а ю , как т в о я ф а м и л и я ? » Как отец это велико­
лепно р а с с к а з ы в а л ! Очень он был милый, д о б р о д у ш н ы й человек,
этот д я д я Ч у ф а . Я его почти не помню, я тогда совсем ребенком
был, но по р а с с к а з а м отца он передо мной как ж и в о й . Он потом
на войне погиб.
Д в у х других постоянных п е р с о н а ж е й отцовских историй — Ге­
оргия П е т р о в и ч а и Е г о р а П а л ы ч а — я хорошо з н а л . О б а они были
в течение многих лет частыми спутниками отца в его охотничьих
219
скитаниях
Георгий Петрович был очень похож на п и с а т е л я
П р и ш в и н а : т а к а я ж е б л а г о р о д н а я внешность, большой лоб, бород­
ка к л и н ы ш к о м — н а с т о я щ и й московский профессор. Он и на са­
мом деле был известный профессор биохимии. Егор П а л ы ч был
на вид, как говорится, совсем наоборот — ни представительности,
ни внушительности в нем никакой не было. Был он совсем
простой человек, из крестьян, не шибко о б р а з о в а н н ы й , но исклю­
чительных д у ш е в н ы х качеств. Несмотря на трудную ж и з н ь , на то,
что б о л ь ш и н с т в о его детей погибло на войне, он о б л а д а л боль­
шим з а п а с о м ж и з н е р а д о с т н о с т и и оптимизма. Георгий Петрович
был лет на д е с я т ь с т а р ш е отца, а Егор П а л ы ч лет на д е с я т ь с т а р ш е
Георгия П е т р о в и ч а . И тем не менее, когда им с л у ч а л о с ь куданибудь идти, он в д в а счета з а г о н я л и того и другого.
С ч и т а л с я он в их компании з а главного. Только и с л ы ш а л о с ь :
« П а л ы ч п р и к а з а л , П а л ы ч велел». А на самом деле П а л ы ч был
мягкий, д е л и к а т н е й ш и й человек, которому ни велеть, ни п р и к а з ы ­
вать было совсем не свойственно. Но т а к а я у ж у них была
игра: «Сам П а л ы ч с к а з а л ! »
П о е х а л и они о д н а ж д ы куда-то втроем на пароходе. И выйти им
нужно были на пристани, на которой одни пароходы о с т а н а в ­
л и в а л и с ь , а другие нет. По д о р о г е выяснилось, что тот пароход,
на котором они едут, как р а з и не о с т а н а в л и в а е т с я . Р е ш и л и
идти просить к а п и т а н а . Первым о т п р а в и л с я Георгий Петрович.
П о ш е л , п р е д с т а в и л с я : д е с к а т ь , профессор такой-то, л а у р е а т , еду
о т д ы х а т ь с д р у з ь я м и , нельзя ли в порядке исключения остановить
пароход... Видимо, р а з г о в о р у них получился очень корректный,
очень в е ж л и в ы й , но т о л ь к о с о в е р ш е н н о б е з р е з у л ь т а т н ы й : к а п и т а н
с к а з а л , что г р а ф и к менять не имеет права и, к с о ж а л е н и ю ,
ничего д л я него с д е л а т ь не с м о ж е т .
Вторым пошел отец. Р а з г о в о р свой с к а п и т а н о м он о п и с ы в а л
гак. Т о ж е пришел, п р е д с т а в и л с я : писатель такой-то, с т а к о й - т о
просьбой. К а п и т а н ему говорит: « З н а ю , з н а ю . Вот у ж и профес­
сор М е н ь ш и к о в приходил... Р а д бы я вам помочь, да с д е л а т ь
ничего не могу. Не п о л о ж е н о это». Тогда отец ему говорит:
« Д а дело тут не во мне и не в профессоре М е н ь ш и к о в е ,
а м о ж е т быть, вы не з н а е т е , ведь с нами сам П а л ы ч едет. Мы
только так, вроде как его с о п р о в о ж д а ю щ и е » . Тут к а п и т а н с р а з у
в л и ц е переменился. З а в о л н о в а л с я , с о о б р а ж а т ь что-то с т а л . Хотел
в первый момент, видимо, спросить: да кто ж е это т а к о й ? Д а
потом, наверное, решил, что у ж раз «сам», т а к неудобно не
знать-то.
«Ну что ж , — говорит,— ведь я и в самом деле ничего не
з н а л . Р а з так, конечно, сейчас о с т а н о в и м с я . П о ж а л у й с т а , идите
подготавливайтесь».
Они у ж е спустились на причал (с ними еще несколько чело­
век с о ш л о ) , а к а п и т а н все стоял на своем мостике, все пригляды­
в а л с я : кто ж е из них этот «сам П а л ы ч » , из-за которого ему приш­
лось пароход о с т а н о в и т ь .
220
Не з н а ю , все ли тут б ы л о так, как отец р а с с к а з ы в а л , или
он присочинил что-нибудь, но только все всегда любили эту
историю с л у ш а т ь , и он с удовольствием ее по многу р а з повторял.
«Что вы! П а л ы ч а все б о я т с я . Если П а л ы ч скажет...»
Когда отец выступал перед детьми, они с л у ш а л и его как з а ч а ­
рованные. Потом сами делились с ним своими первыми наблюде­
ниями з а ж и з н ь ю природы. Д о м а у нас хранится ц е л а я коллек­
ция т р о г а т е л ь н ы х детских писем. Вот, например, письмо одного
мальчика из Белоруссии.
Дорогой
Георгий
Алексеевич'.
Я очень люблю диких животных и птиц. Летом я целыми днями просижи­
ваю в лесу за наблюдением птиц. Я очень люблю читать книги о диких
животных.
Самыми лучшими мне книгами о диких животных и птицах являются Ва­
ши, а Вы являетесь моим любимым писателем...
П и с а л и , конечно, не только дети, но и взрослые. Б ы л и среди
них родители, р а с с к а з ы в а ю щ и е о том впечатлении, какое произво­
дили книги отца на их м а л ы ш е й , были н а ч и н а ю щ и е писатели,
и с к а в ш и е п о д д е р ж к и и совета, были просто любители природы.
П о л у ч а я эти письма, отец часто говорил, что ему очень повезло в
ж и з н и : он имел в о з м о ж н о с т ь р а с с к а з ы в а т ь о том, что с а м о м у
было т а к б л и з к о и д о р о г о , — о русской природе, р а с с к а з ы в а т ь
с а м о м у б л а г о д а р н о м у на свете с л у ш а т е л ю — д е т я м .
Кто-то с к а з а л : « В о с п о м и н а н и я прошлого — родина души».
Иногда и с в я з н о с т и в них никакой нет. К а к а я - т о н е з а м ы с л о в а ­
т а я к а р т и н а : пруд, изгородь, хвост у х о д я щ е г о поезда... О т к у д а
это? Сколько тебе тогда б ы л о : д в а года, шесть лет?.. И д е ш ь по
лесной тропинке, на д у ш е легко и таинственно, а перед тобой
ж и з н ь как с к а з к а , в которую сейчас вступишь.
Все это б ы л о д а в н о . П р о ш л о и не имеет теперь никакого значе­
ния. П о ч е м у ж е , чем с т а р ш е человек, тем ч а щ е бывает, что стоит
л и ш ь ему о с в о б о д и т ь с я от суеты, как все это вновь н а п л ы в а е т
и пленит его.
И нет минут л у ч ш е , нет плена слаще...
Весенний вечер, тихий, теплый
Опять в лесу встречаю я.
Зимы последние отрепья
Л е ж а т в овражке у ручья.
Вот белоствольные березки
С лиловой дымкою вершин
Мелькают в светлом перелеске
Меж тощих сереньких осин.
221
Поют дрозды, гуляет ветер...
Мне дорог с детства шум лесной.
З д е с ь на поляне в этот вечер
Былое встретилось со мной.
Как б у д т о я тайком на тягу,
Урок не выучив, удрал.
Не дочитал про жизнь варягов,
Французских слов учить не стал.
Как б у д т о старое ружьишко
Я у отца опять стащил...
Я снова озорной мальчишка,
Я снова тот,
которым был.
Отцу очень х о р о ш о п и с а л о с ь в М а л е е в к е весной 1962 года.
Там з а очень короткий срок б ы л а н а п и с а н а п е р в а я часть его авто­
б и о г р а ф и ч е с к о й повести: «От первый проталин до первой грозы»,
которую он о б д у м ы в а л и в ы н а ш и в а л в течение многих лет.
Он вернулся в М а л е е в к у осенью того ж е года, и это в р е м я
было отмечено целым циклом «осенних стихов».
Опять пойду бродить
Среди б е р ё з и сосен,
Как некогда бродил
Тропою тишины.
Л ю б л ю твой грустный вид,
Малеевская осень,
Как, встретив, полюбил
Тепло твоей весны...
17 июня 1964 года он приехал на Выставку д о с т и ж е н и й на­
родного х о з я й с т в а посмотреть, к а к в пруду л о в я т рыбу. Там он
почувствовал сильную б о л ь в сердце, а через д е н ь с д и а г н о з о м
« и н ф а р к т » его отвезли в Б о т к и н с к у ю больницу. В б о л ь н и ц е он
з а к а н ч и в а л вторую ч а с т ь своей а в т о б и о г р а ф и ч е с к о й повести:
«У птенцов п о д р а с т а ю т к р ы л ь я » . На выздоровление он м а л о
н а д е я л с я . Он говорил мне, что устал от ж и з н и , что его б о л ь ш е
ничего не интересует. К а к - т о он с к а з а л , что перечитывал н е д а в н о
одну из своих л ю б и м ы х книг — «Семейную хронику» А к с а к о в а .
Всегда он считал, что это удивительно ж и з н е у т в е р ж д а ю щ а я
книга, а тут понял, что это пишет смертельно у с т а в ш и й от ж и з н и
человек. Н а в е р н о е , в этих настроениях с к а з ы в а л а с ь болезнь, и
если бы отец п о п р а в и л с я , у него появился бы вкус к жизни...
но он не п о п р а в и л с я .
О д н а ж д ы — это б ы л о солнечное июльское утро — он почув­
с т в о в а л , что с е р д ц е о с т а н а в л и в а е т с я , и решил, что умирает.
Б ы л о е щ е очень рано — в п а л а т е все спали. О к о л о него д е ж у ­
рила тогда м о л о д е н ь к а я м е д и ц и н с к а я сестра. Она п е р е п у г а л а с ь .
А он у с п о к а и в а л ее, говорил, что ничего с т р а ш н о г о тут нет, что
222
ему с о в е р ш е н н о не больно, чтобы она л у ч ш е посмотрела, какое
прекрасное утро... А месяц спустя, 18 а в г у с т а , когда отцу было
у ж е л у ч ш е , в н е з а п н о , мгновенно его не с т а л о .
В з а п и с н ы х к н и ж к а х о т ц а много р а з н ы х стихотворений: и весе­
лых, и грустных, и ж и з н е у т в е р ж д а ю щ и х , и очень мрачных. И я хо
тел бы з а к о н ч и т ь этот короткий р а с с к а з о моем отце стихотворе­
нием, которое стоит последним в его записных к н и ж к а х , стихотво­
рением, о б р а щ е н н ы м к юности:
Ты молод,
в теле бродит сила.
Все двери
жизнь тебе открыла.
Иди ж е , друг,
в л ю б у ю дверь,
Удачлив будь
и в счастье верь.
В.
Скребицкий
Содержание
Коротко о самом себе .
Лесное э х о
День
рождения
Сиротка
Пушок
Джек
Кот
Иваныч
Воришка
Дружба
Чир Чирыч
Белая шубка
Аистята
Барсучонок
Забот лив ая
мамаша .
Догадливая
пичужка .
Ушан
Носати;;
Мать и кормилица
Неожиданный помощник
Зеленый шум
Тропинки
дружбы
Чупик
Пороша
Голубой дворец
Удачная охота
Л е с н а я ловушка
За
медведем
Д ж е к и Фрина
Товарищи по охоте
За лисой
Речной
волк
Тетеревиная косточка .
.
.
.
3
7
10
16
18
19
25
29
31
33
37
38
41
. . . 51
. . . 52
54
56
60
. . . 63
69
71
76
78
82
86
92
97
103
107
114
118
..121
Чудо техники
124
З а селезнями
127
Будь здоров!
129
Смышленые птицы
134
Длинноносые
рыболовы .
.138
К у р о ч к а - к а м ы ш н и ц а . . . . 139
На разливе
141
Н е о ж и д а н н о е знакомство . . . 1 4 6
Медвежонок
149
Куйка
151
Лесной
разбойник
156
Следопыты
164
Лесные переселенцы . . . .
167
Он поднялся со д н а моря . . 1 7 1
Домик в лесу
174
Старый б л и н д а ж
180
Мать
182
Д о б р о пожаловать!
184
3 зеленой корзиночке . . . . 188
Длиннохвостые разбойники . 190
Маленький лесовод
192
В зимнюю с т у ж у
193
На пороге весны
195
Зайчишке
повезло
197
Наседка
198
Смышленый зверек
201
Пропавший медведь
203
Лебеди
204
Срочный
пакет
208
Глазастик
212
Воспоминания о б отце . . . . 216
Литературно-художественное
издание
Скребицкий Георгий Алексеевич
ЛЕСНЫЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ: Рассказы о животных
З а в . редакцией Н. М. Глазкова.
Редактор Э. И. Кране. Оформление художника
Н А. Я щука. Художественный редактор В. К. Бисенгалиев.
Технический редактор
Н. И. Смирнова.
Корректоры А. Л. Айдарбекова,
Л. С.
Клочкова
И Б № 3369
Сдано в набор 29.03.89. Подписано в печать 13.11.89. Формат 60x90'/i Бумага офс. № I . Гарнитура литературная. Офсетная печать. Усл. печ. л. 14,0.
Уч. изд. л. 15,17. Т и р а ж 200 000 экз. (1-й з а в о д — 1 —60 000 э к з . ) . З а к а з 808 .
И з д . № 579. Ц е н а 1 руб. 10 коп.
6
Ордена « З н а к Почета» издательство Московского университета.
103009, Москва, ул. Герцена, 5/7.
Отпечатано с диапозитивов 12 Ц Т М О
в Московской типографии № 6
Союзполиграфпрома, 109088,
Москва, Южнопортовая ул., 24.