Лагутин А.В. Проблемные вопросы образовательно

Лагутин А.В.
Проблемные вопросы образовательно-воспитательной работы в
техническом вузе морского профиля
Abstract. The article deals with fundamental issues of education and
educational work in the transition of Ukrainian society, which has not reached a
particular level of stability and quality. Under these circumstances and considering
the democratic principle of pluralism can not be valuable clear model of spiritual
and ideological work in high school. The main provision of quality training
specialist seaman qualified in a technical high sea is a country in its own powerful
field of maritime economy and combat-ready modern Navy.
Предметом данной статьи выступают принципиальные вопросы
образовательно-воспитательной деятельности в
высшей школе.
Актуальность разработки принципиальных оснований работы высшей
школы и в том числе, технической, не требует особого пояснения в силу того,
что высшее образование было и остается местом стыковки науки,
производства, специальной подготовки и воспитания молодого поколения.
Все эти важнейшие социальные институты вместе со всем украинским
социумом находятся ныне на стадии своего качественного становления и
своеобразного самоопределения вместе с молодым государством.
К сожалению, сегодня можно вполне определенно констатировать, что
целостная концепция организации учебно-воспитательной работы в условиях
глобальных социальных трансформаций, которые происходят в Украине, не
может быть разработана и сформулирована достаточно четко, вопреки
официально принятому Украиной решению о включении в общеевропейскую
образовательную (Болонскую) систему. Поскольку само общество еще не
приобрело определенного качественного состояния, не достигло
полномасштабной стабильности, а европейская образовательная парадигма
может быть адаптирована к украинским реалиям по многим своим
параметрам только формально.
Социальные трансформации в Украине сопровождается распадом
системы существовавших десятилетия социалистических ценностей, общей
деградацией основ духовной и нравственной культуры общества [5, 107].
Социум, его нравственная и духовная составляющая, существует и
поддерживается отчасти инерцией «органики» выживания, отчасти мифами и
идеологическими фантомами. К еще одному очевидному ценностному
фактору
относится
влияние
общецивилизационных
духовноинформационных процессов, главное содержание которых составляет
массовая культура и популярная идеология демократии и цивилизаторства в
виде явления глобализма.
Вследствие отмеченных выше обстоятельств концептуальная и
организационно определенная парадигма воспитательной работы сегодня не
может быть предложена ни с позиций общечеловеческих ориентаций, ни тем
более, с позиций государственной программы педагогической и
воспитательной деятельности. Что, однако, не означает полного отстранения
и государства, и педагогического состава высшей школы от воспитательных
и мировоззренческих аспектов жизнедеятельности образовательных
учреждений.
Попытку сформулировать принципы воспитательного процесса в
условиях перехода к новому, нечетко представляемому социуму можно
отчасти отталкиваясь от их сопоставления с реалиями советского прошлого
и его программными и организационными установками. С этих позиций
некоей ценностной альтернативы недавнего прошлого, главной идейной
установкой образовательной и духовно-воспитательной деятельности должна
быть ее максимальная деидеологизация, демократизация и гуманизация.
Указанные принципы-требования сами по себе имеют достаточно
противоречивое содержание, и могут проявляться в переходном обществе
весьма причудливым образом.
Первым естественным шагом к реализации указанных принципов
должно бы служить освобождение образовательной, мировоззренческой и
личностной подготовки от прямого, жесткого влияния государства. Между
тем, бюрократизация в управлении высшей школой, вузами в Украине даже
по сравнению с советскими временами достигла невиданного масштаба [5,
193]. Установка на организационный и содержательный плюрализм
предполагает полный или принципиальный
отказ от жесткого
административного программирования учебно–воспитательного процесса в
вузе, как неизбежного понимания того факта, что и образование, и
воспитание демократического типа не может быть программированной
установкой на формирование определенной модели или типа личности по
примеру коммунистического воспитания. Свободное воспитание исключает
строгую заданность и самих параметров модели личности (как ее права на
свою самость), и наличие жестких институциональных инструментов
образовательно-воспитательного процесса.
Это значит, в том числе и то, что всеобщая обязательность для всех
преподавателей участия в так называемом воспитании студентов делается не
только нежелательной, но и очевидно порочной. За пределами преподавания
научной или специальной дисциплины преподаватель может вправе сам
решать вопрос о той или иной доле участия во внеурочном общении со
студентами.
Воспитанием, как и вообще работой со студенческим коллективом вне
учебной аудитории, следует заниматься преподавателю лишь в соответствии
со своим призванием и соответствующей предрасположенностью к
неформальной коммуникации с молодежью. При этом научно-
образовательная его специализация (представитель ли он технической,
естественной или обществоведческой дисциплины) не может играть
существенного значения. Следует учитывать и личностную специализацию
преподавателя, его предрасположенность то ли к научной деятельности или
кабинетным исследованиям, то ли к организаторской, популяризаторской,
методической или другой творческой работе. В противном случае
правомерным будет ставить вопрос о том, чтобы ректором или
руководителем вуза в том числе,
технического профиля, должен быть
гуманитарий, т. е. специалист социального, психолого-педагогического
профиля подготовки, но не чистый «технарь» или «естественник». Поскольку
образовательная деятельность относится к роду чисто гуманитарных форм
деятельности и не ограничивается задачей «преподавания» знанияинформации специализированного содержания.
Всякий воспитатель должен быть воспитан. Эта банальная и
одновременно мудрая фраза должна предостерегать нас от стремления
превратить процесс нравственного и духовного влияния в общеобязательную
функцию. Все же первичная задача университетской подготовки –
формирование профессионалов определенных отраслей хозяйственной или
научной деятельности. На втором плане – обеспечение широкой
технологической и информационной подготовки, направленной на умение
ориентироваться в широчайшем
круге технических, социальноэкономических, политических и гуманитарных проблем. При этом вуз
сегодня не может взять на себя задачу ориентированной духовномировоззренческой подготовки, в связи с общей установкой на реализацию
принципа свободы совести в современном мире.
Мировоззренческий плюрализм и поликультурный, многонациональный
состав аудитории учащихся делает неприемлемым всякие попытки
одностороннего духовного воздействия с позиций определенной идеологии,
религии или другой характерной системы нравственно-духовного плана.
Необходимость толерантного отношения как императив современной
коммуникации требует очень осторожного педагогического поведения от
преподавателя. В то же время последовательный духовный плюрализм
невозможен: он, по сути, равнозначен либо беспринципной концептуальной
эклектике весьма опасной в эпоху нарастания глобальных противоречий;
либо есть форма сокрытия истинных идеологических убеждений автора,
неявно навязывающего аудитории вполне определенный набор ценностных
установок. Именно об этой принципиальной мировоззренческой проблеме
сегодня практически никто не вспоминает из тех, кто ведет речь о
принципиальных реформа в высшей школе и ратует за тесную интеграцию с
европейским образовательным пространством в рамках Болонского процесса
[1; 3].
Сохранение национальных педагогических и воспитательных традиций
невозможно без акцентированной постановки мировоззренческих или
духовных составляющих современной вузовской подготовки специалистов и
в том числе морского профиля. Последовательность осмысления духовных
составляющих неизбежно приведет нас к четкому пониманию существа
наших внутренних отличий от европейцев, как различны традиции
православия и католичества в европейской истории, как различен смысловой
аспект творчества Шевченко и Гете, или Шевченко и Бернса.
Речь сегодня, таким образом, может идти только об очевидно двух
основных направлениях реализации гуманитарной подготовки в
современном вузе. Первое связано с созданием условий для самовоспитания
личности молодого человека путем поощрения всех форм студенческой
самодеятельности: студенческого самоуправления, внедрения форм
избирательной свободной подготовки и самоподготовки и вовлечения
студентов в различные формы творческой работы [1, 190].
Второе состоит в освоении форм социального менеджмента, т. е.
профессиональной подготовки молодежи по направлению реализации
социально-гуманитарных
проектов
и
программ
коммунального,
регионального, государственного и цивилизационного значения. Инициатива
осуществления социальных программ может исходить не только и не столько
от преподавателей как носителей ретроградных ценностей, но от самих
студентов и студенческих инициативных групп. В настоящее время основной
образовательной установкой должно быть не пассивное восприятие
студентом определенного объема информации, знаний, навыков, но
выработка творческого отношения к действительности на основе усвоения
глубочайших оснований традиций и своего народа, нации и всей
цивилизации.
Как это ни парадоксально, но высшая школа, претендующая на роль
главного носителя социальных новаций, была и все еще остается одним из
самых консервативных
учреждений, принципиальные идейные и
организационные установки которого продолжают служить духовновоспитательной парадигме эпохи Просвещения, альфой и омегой каковой
была и остается доминанта знания и информации в образовательном
процессе. При этом знание по сути, отождествляется с духовностью.
Ложность такового примитивного понимания науки и знания доказана
историей культуры последних двух столетий.
Ни моральность, ни духовность как показатели высших устремлений
личности не являются прямым продуктом познавательной деятельности, но
выступают итогом более сложных и многообразных воздействий и влияний
общества на индивида, обучающегося и учащегося. Тем более, они не могут
быть
итогом
прямого
административного
организационного
программирования воздействия, разве что итогом совершенно неадекватным
предполагаемым воздействиям.
Что касается специфики современной образовательной подготовки
морского технического профиля, то она имеет и свои парадоксальные
стороны, без осознания каковых плодотворность таковой может быть
достаточно
проблемной.
Главной
духовно-ценностной
проблемой
украинского
специалиста-моряка,
в
основном
работающего
в
международном экономическом и политико-правовом пространстве, является
четкое осознание себя гражданином своей страны, носителем комплекса
культурно-исторических и духовных ценностей Украинского народа.
Каждый моряк реально выступает дипломатом-полпредом государства, а не
только вольнонаемным работником, работающим на хозяина-иностранца.
Именно такой гражданский статус современного морехода резко
диссонирует
с
реальным
состоянием
державы,
ее
политикодипломатического имиджа и экономических возможностей.
Сегодня Украина только формально является морской державой,
практически полностью утратив свой морской рыболовный и транспортный
флот, с трудом поддерживая боеспособность своего военно-морского флота,
хотя по кадровому составу (офицерскому и рядовому) в экипажах
международных и иностранных судов украинские специалисты - моряки
занимают лидирующее положение среди всех европейских стран [2].
Поэтому главным системным фактором полноценной морской
подготовки полноценного морского специалиста для республики есть
воссоздание морской хозяйственной отрасли и военно-морского флота
достаточного уровня и во всем объеме. В пределах разрешения основных
параметров этой проблемы лежит основная составляющая морской
подготовки для КГМТУ. К ней же примыкают и духовно-идеологические и
педагогические
и профессионально-технические
или специальные
составляющие обучения студентов в морском технологическом институте.
Основной контингент выпускников вуза должен работать на судах
отечественного флота – вот принципиальная концептуальная установка для
разрешения профессионально-образовательных вопросов подготовки
специалистов морской профессии.
Литература
1. Волович В. Болонский процесс и новая парадигма образования в
Украине / В. Волович // Социология: теория, методы, маркетинг. – 2004. №4. – С. 21-26.
2. Миюсов М. В. Глобальные морские перевозки и их кадровое
обеспечение :
доклад / М. В. Миюсов. – Режим доступа :
http://www.midships.ru/News/2011/Miyusov_rector_ONMA_report_page2.html
3. Кондрашова Л. В. Болонский процесс и реформы высшей школы
Украины : педагогический аспект / Л. В. Кондрашова. – Режим доступа :
http://sevntu.com.ua/jspui/bitstream/123456789/689/1/Pedagog.64.2004.3-9.pdf.
4.Покотилов Д. В. Основные направления реформирования рыбного
хазяйства Украины / Д. В. Покотилов, Д. Н. Яцковский, В. В. Вишнякова, О.
В. Демчук // Рыбное хазяйство Украины. – 2011. - №2. – С. 69-77.
5. Чигрина Н. В. Соціально-комунікативні функції читання : автореф.
дис. … канд. соц. наук : спец. 22.00.04 «Спеціальні та галузеві соціології» / Н.
В. Чигрина. - Запоріжжя, 2010. – 16 с.