Кировский муниципальный район;doc

Х акасски й
н а учн о-исслед овательский институт
язы к а, л и т е р а т у р ы и истории
ИСТОРИЯ ХАКАСИИ
С ДРЕВНЕЙШИХ
ВРЕМЕН
ДО 1917 ГОДА
М оск ва
«Н А У К А »
И з д а т е л ь с к а я фирма
« В о с то ч н ая л и т е р а т у р а »
1993
Глава 7
Х А К А С И Я В XV II — Н А Ч А Л Е X V III в.
1. Хакасские княжества и их население в XVII в.
V
В ко нц е XVI в. в к о т л о в и н е Б о л ь ш и х о зе р С е в е р о - З а п а д н о й
М о н г ол ии в о з н и к л о г о с у д а р с т в о м о н г о л ь с к и х А л т ы н - х а н о в , кот о ро е в к л ю ч и л о в свой с о с та в б ас с ей н В е р х не г о Е н и с е я — Т у ­
в ин ску ю в п а д ин у. П ы т а я с ь по д чи нит ь с е бе н ас е л е н и е Х а к а с ­
с к о - М и н ус ин ск о й к от л о в и н ы , ко н ные п о л ч и щ а А л т ы н - х а н а п о ­
с то ян но н а с е д а л и с ю г а на ж и т е л е й б ы в ш е г о д р е в н е х а к а с с к о г о
г о с у да р ст в а, во г л а в е к о т о р ы х п о - п р е ж н е м у с т оя ли п р е д с т а в и ­
тели а р и с т о к р а т и ч е с к о г о р о д а К ы р г ы з.
С о п е р н и к а м и А л т ы н - х а н о в т ог да ж е с т а л и м о н г о л о я з ы ч н ы е
о й р а т ы ( « че р ны е к а л м ы к и » по р ус с ки м д о к у м е н т а м ) , к о т о ры е
п р о д в и г а л и с ь из З а п а д н о й М о нг о ли и в в е р х о в ь я И р т ы ш а и
Оби, а з а т е м с о з д а л и Д ж у н г а р с к о е х а нс т в о . К а к А л т ы н - х а н ы ,
т а к и о й р а т ы с о в е р ш а л и н а б е ги на С е в е р н ы й А л т а й и Х а к а ­
сию, с о б и р а я я с а к ( д а н ь ) и г р а б я а б о р и г е н н о е на се ле ние . /
V
В то ж е в р е м я п о с ле з а в о е в а н и я р у с с к и м и в 1582— 1598 гг.
С и б и р с к о г о х а н с т в а в З а п а д н о й С и б и р и и гибели по с л ед н ег о
х а н а К у ч у м а н а ч а л а с ь р у с с к а я к о л о н и з а ц и я этой о г р о м н о й т е р ­
ритории. Н е р е д к о , о п е р е ж а я п р а в и т е л ь с т в е н н ы е в о йс к а, п е р ­
в ым и на в о с т о к п р о д в и г а л и с ь и о б ж и в а л и новые з е м л и в о л ь ­
ные р у с с ки е к ол он ис ты : п р о м ы ш л е н н и к и - з в е р о л о в ы , к р е с т ь я н е
и т о р го в ы е л юд и. К о р е н н ы е н а ро д но с ти С и б и р и о б ыч н о г о с т е ­
пр и им но в с т р е ч а л и п ер в ых р усских л ю д е й : с н а б ж а л и их п р о ­
д у к т а м и п и та н ия , п р е д о с т а в л я л и п р а в о на ох о т у в с воих з ве ро л ов че с ки х у р о ч и щ а х , у ч а с т в о в а л и в п о х о д а х и р а з л и ч н ы х р а ­
бота х, д о б р о в о л ь н о с о г л а ш а л и с ь п л а т и т ь я с а к Б е л о м у ц а р ю *.
В о з н и к а ю т р усские г о р о д а Т ю м е н ь ( 15 8 6 ) , Т о б о л ь с к ( 1 5 87 ),
Л о з ь в а ( 15 9 0 ) , Б е р е з о в ( 15 93 ), С ург ут , Т а р а ( 1594) , Н а р ы м
(1597) и о с тр о ги К е т с ки й ( 1602) , Т о м с к и й ( 16 0 4 ) , К у з н е ц к и й
(1618) и Е н и с ей с к и й ( 1619) .
^ В п е р в ы е « ки р г и з ы » у п о м я н у т ы в г р а м о т е ц а р я Б о р и с а Г о ­
д у н о в а от 20 я н в а р я 1604 г. П о с в и д е т е л ь с т в у к ы р г ы з с к о г о кы шт ы м а « к н я з ь к а Т о я н а» , от н изо вь е в р. Т ом и, где п р о ж и в а л и
его е у ш т н н с к и е т а т а р ы , «до к и рг и з с к о г о д е к н я з ь к а до Н о м ч и
с е м ь д ён [ходу] и л ю д е й у него т ы с я ч а ч ел о ве к ». П о у к а з у ц а р я
и по п р ос ь бе Т о я н а б ы л построен Т о м с к и й острог, с ы г р а в ш и й
б о л ь ш у ю р о л ь в ис тории р ус ско й к о л о н и з а ц и и Ю ж н о й С и б и ­
ри. В ко нце XV I — н а ч а л е X V I I I в. « К и р г и з с к а я з е м л и ц а » , к а к
н а з ы в а л и Х а к а с и ю р у с с ки е л юд и, з а н и м а л а т е р р и т о р и ю Х а к а с ­
с к о - М и ну с и н ск о й к о тл о ви н ы. Ю р и с д и к ц и я х а к а с с к и х к н я з е й из
р од а к ы р г ы з о в ( х ы р г ы с т а р ) р а с п р о с т р а н я л а с ь на с е в е р е на
землю тюркоязычных красноярских
ка чи н це в , ж и в ш и х
на
р. И зы р - с у х (рус. К а ч а ) , и т ю р к о - к е т о я з ы ч н ы х а р ин ц ев , о б и ­
т а в ш и х на с е ве ре в п л от ь до устья р. А н г а р ы . К ы ш т ы м а м и ха135
касских князей считались тюркоязычные и тюрко-кетоязычные
э т н и ч е с к и е г ру пп ы, н а с е л я в ш и е б а с с е й н ы Т ом и, Ср е д н е г о Ч у ­
лыма, Маны и Кана. Границами являлись т а к ж е Восточносаян­
с к и е и З а п а д н о с а я н с к и е х р е бт ы . З а п а д н ы м и к ы ш т ы м а м и б ы л и
т ю р к о я з ы ч н ы е г р у п п ы К у з н е ц к о й к о т л о в и н ы и б а с с е й н а Томи.
Х а к а с ы с о в е р ш а л и походы, д о с т и г а л и р. О би, г де с о п р и к а с а л и с ь
с телеутами.
« Кир г ис сы » , ил и « К и р г и с с к и е з е м л и » ( т а к
в документах
Т о м с к о г о о с т р о га в п ер в о е д в а д ц а т и л е т и е X V II в. н а з ы в а л и с ь
п о р у б е ж н ы е п ят ь в о л о с т е й ) з а с е л я л и х а к а с ы - к ы з ы л ь ц ы . Д о ­
в о л ь н о с к о р о со с т о р о н ы Т о м с к а б ы л у с т а н о в л е н « ки рг ис ски й
р у б е ж » , т. е. г р а н и ц а м е ж д у р у с с к и м и и х а к а с с к и м и в л а д е ­
н и я м и 2.
К н а ч а л у X V I I в. на т е р р и т о р и и
Хакасско-Минусинской
котловины сохранялась ф еодальная раздробленность, начало
ко т ор ой, к а к п о к а з а н о в ы ш е, в о сх о д и т е щ е к X I I — X I I I вв. С у ­
ществовало четыре ф еодальных княжества, объединявшихся в
ф е д е р а ц и ю : Е з е р с к о е , или И с а р с к о е , А л т ы с а р с к о е , А л т ы р с к о е
и Т у б ннс ко е . В ф е д е р а ц и и с у щ е с т в о в а л о к р е п к о е г о с у д а р с т в е н ­
ное я др о, с о с т о я в ш е е из а р и с т о к р а т и ч е с к о г о р о д а К ы р гы з.
О с но в н о е н а с е л е н и е Е з е р с к ог о , или И с а р с к о г о , к н я ж е с т в а
с о с т а в л я л и т ю р к о я з ы ч н ы е х а а с ы ( х а к а с , « х а а с т а р » , рус. « к а ­
ч и н ц ы » ) , д е л и в ш и е с я на с е ок и (рус. « к о с т и » ) : ы з ы р , пюрют,
х а с х а , с охы и др. П о ы з ы р ц а м - к а ч и н ц а м н а з ы в а л а с ь и р е к а
Ы з ы р - с у х , где в по с л е д с т в и и в о з н и к К р а с н о я р с к . П о н а з в а н и ю
ж и в ш е й в ее д о л и н е части х а а с о в - к а ч и н ц е в р ус с ки е л ю д и н а ­
з в а л и ее р. Ка че й . Д р у г о е н а з в а н и е к н я ж е с т в а — И с а р с к о е —
я в л я е т с я г е о г р а ф и ч е с к и м . В п е р е в о д е с х а к а с с к о г о оно о з н а ­
ч а е т « В ну т р е н н е е » (от « и с т ы с а р х ы » — в н у т р е н н я я
сторона).
Д е л о в том, что это к н я ж е с т в о н а х о д и л о с ь в ц е н тр е ф е д е р а ц и и
и было окружено землями других княжеств. Оно простиралось
по л е в о м у б ер е гу Е н и с е я от р а й о н а с о в р е м е н н о г о К р а с н о я р с к а
д о у с ть я р. А б а к а н . В Ы з ы р с к о м к н я ж е с т в е о б и т а л и не ко тор ые ,
почти п ол но с ть ю о т юр е ч е н н ы е , к е т с к и е по п р о и с х о ж д е н и ю э т н и ­
чес кие г руппы, а т а к ж е к е р е л ь ц ы , п р о ж и в а в ш и е
б л и з у ст ья
А б а к а н а . К е р е л ь ц е в д о к у м е н т ы п о с т о ян но
отождествляли с
е з е р ц а м и . С о б с т в е н н о л ю д е й с е о к а ы з ы р , по д а н н ы м я с а ч ­
ной к ниг и 1665— 1667 гг., б ы л о всего д в а у л у са : М е р г е н е в
и Арыпкаев.
А л т ы с а р с к о е к н я ж е с т в о ( х а к а с , « а л т ы н с а р ы х » о з н а ч а е т « с е­
ве р» , « низ») д е й с т в и т е л ь н о р а з м е щ а л о с ь на с е в е р е « К и р г и з с к о й
з е м л и ц ы » . О н о г р а н и ч и л о с Т о м с к и м у е з д о м в в е р х о в ь я х р ек
Кии и С е р т ы. А л т ы с а р с к о е к н я ж е с т в о з а н и м а л о в е д у щ е е п о л о ­
ж е н и е . Ц е н т р его н а х о д и л с я в н и з о в ь я х р е к Б е л ы й и Ч е р н ы й
И юс , при с л и я н и и к о т о ры х о б р а з у е т с я р. Ч у л ы м . К о ч е в ь я а лт ы с а р ц е в н а х о д и л и с ь т а к ж е в р а й о н е Б о ж ь е г о о з е р а . О с н ов н ое
население княж ества составляли тюркоязычные х акасы -кы зы л ь­
цы и н е к о т о р ы е к а ч и н с к и е р о д ы {х ырг ыс, пюрют, с о хы ) . К ы ­
з ы л ь ц ы ж и л и п р и м е р н о в 16— 17 в о л о с т я х и у л у с а х . Н а з в а н и я
136
б о л ь ш и н с т в а их у л у со в и в ол о ст ей п р о и з о ш л и от н а з в а н и я сеоков ( р о д о в ) : А ч и н с к а я — от а ж ы г , А р г у н с к а я — от а р гы н, Б а с а г а р с к а я — от п а с а г а р , Ш у с т с к а я — от ш у ш. В о л ос ти А б а л а ко в а и К у р н и к о в а н а з в а н ы по име ни кн я зе й. С о б с тв е н н о кыз ы л ь ц ы с о с т а в л я л и т о л ь к о о дин с е ок с с а м о н а з в а н и е м « х ы з ы л »
и ж и л и в в ол о ст и т а к о г о ж е н а и м е н о в а н и я .
Название
этого
с е ок а р а с п р о с т р а н я л о с ь р у с с к и м и к а к с о б и р а т е л ь н ы й т е р м и н
на все б л и з к и е роды, ж и в ш и е в эт их 16— 17 в о л о с т я х и у л у са х .
Кыргызы
Алтысарского
княжества
были
малочисленны.
П о д а н н ы м 1665 г., л ю д и с е о к а х ы р г ы с и ме л и т о л ь к о д в а
у л ус а: Ш а н д и н и И т п а л и н .
Третье хакасское княжество называлось Алтырским или Алат ыр с к и м . О н о т а к ж е б ы л о н а з в а н о по г е о г р а ф и ч е с к о м у п р и з н а ­
ку. К н я ж е с т в о з а н и м а л о о тр ог и К у з н е ц к о г о А л а т а у , к о т о р ы е на
к а р т а х 1701 г. с и б и р с к о г о к а р т о г р а ф а С. У. Р е м е з о в а о б о з н а ­
чены к а к « Б е л ы е г о р ы» ( х а к а с , « а л а » — пе ст р ый ил и б е л ы й ) .
П о э т о м у Р е м е з о в о т л и ч а е т « б ел ы х а л т ы р » ( с обс тв енн о а л а т а р ) от « ч е р н ы х а л т ы р » , т. е. « ч ер н е в ы х » ( х а к а с , « ч ы с т а р » ) .
В л а д е н и я А л т ы р с к о г о к н я ж е с т в а на с е в е р е д о х о д и л и д о Б е л о г о
И ю са , на ю г е о г р а н и ч и в а л и с ь З а п а д н ы м и С а я н а м и , на з а п а д е
п р о с т и р а л и с ь до о т ро го в Б е л ы х гор, в е р х о в ь е в А б а к а н а и Томи,
на в о с то ке — д о у с тьев р. У й б а т и по п р а в о м у б е р е г у А б а к а н а
до г ор ы И з ы х . Н а « Ч е р т е ж е з е м л и всей б е з в о д н о й и м а л о п р о ­
х о дн ой К а м е н н о й степи», в ы п о л н е н н о м С. У. Р е м е з о в ы м , с д е ­
л а н а м е ж д у р. А б а к а н и Т е л е ц к и м о з е р о м на дпис ь: « Ц а р с т в о
А л т ы р с к о » и в б ли з и у ст ья р. Ч ю л у ш м а н н а р и с о в а н у с л о в н ы й
зна к города, вероятно обозначавший столицу Алтырского кн я ­
ж е с т в а ил и с т а в к у его к н я з е й в к он ц е X V I I в. И з б о л е е р а н н и х
р ус с ки х д о к у м е н т о в м о ж н о понять, что це нтр эт о го к н я ж е с т в а
н а х о д и л с я на р. Н и н е ( в е ро я тн о , на м е с те н е д а в н о с у щ е с т в о ­
вавшего Х ыргы стар-аалы — Селения хыргысов). Там р а с п о л а г а ­
л а с ь и с т а в к а п о я в и в ш и х с я в X VI I в. д ж у н г а р с к и х н а м е с т н и ­
ков — з а й с а н о в .
Подобно тому как современные сагайцы называют ширинских к а ч и н ц е в « а л т ы н с а р х ы чон», т. е. « н а р о д с е в ер но й ( н и ж ­
ней) с то ро ны » , а с а г а й ц е в , в с во ю о че р е дь, н а з ы в а ю т «устунс а р х ы чон», т. е. « н а р о д ю ж н о й ( в е рх не й) сто р о ны» , т а к и а лт ы р ц е в р ус с ки е н а з ы в а л и в X V II в. « в е р х н и м и к и р г и з а м и » , а
а л т ы с а р о в — « н и ж н и м и к и р г и з а м и » . Д е л о в том, что а л т ы р с ки е л ю д и ж и л и в в е р х о в ь я х р ек А б а к а н а , Томи, А с к и з а , Уйбата и Белого Июса, а алты сары — в низовьях Белого и Ч е р ­
ного И ю с о в 3 и на Ч у л ы м е .
Н а с е л е н и е к н я ж е с т в а с о с т а в л я л и « п е ст р ые » т ю р к о я з ы ч н ы е
э т н и ч е с ки е г ру ппы : с а г а й ц ы , б е л ь т и р ы и ча ст ь ш о р с к и х ро до в.
С о б с т в е н н о с а г а й ц ы д е л и л и с ь на сеоки: х ы р г ы с , с а г ай , т о м - с а гай, юс -с а га й, том, и рк ит , с а ин, а у б е л ь т и р р а з л и ч а л и с ь с е о ­
ки: б е ль т ир , с а р ы г л а р , с у г - х а х п ы н а , т а г - х а х п ы н а , т а б а н , и л и
табан-бельтир. Иногда бельтиры в документах называются «таб а н а м и » или « ч и с та р а м и» .
137
С а г а й ц ы о б и т а л и на т е р р и т о р и и м е ж д у в е р х о в ь я м и Томи,
А с к и з а , Б е л о г о И ю с а и р. Б ю р ь , а б е л ь т и р ы р а с с е л я л и с ь в н и ­
з о в ь я х А с к и з а , по б а с с е й н а м р е к Есь, Мо но к, Сое и в д ол ь п о д ­
н о ж и я С а я н с к и х гор.
..Основные земли кыргызов Алтырского княжества находи­
л ис ь по в е р х о в ь я м Б е л о г о И ю с а , Т о м и и А с к и з а . П о э т о м у р у с ­
с к и е и н а з ы в а л и их « в е р х н и м и к и р г и з а м и » . Н о н е р е д к о а л т ы р с ки е к ы р г ы з ы п р и к о ч е в ы в а л и и на У й ба т .
Ч е т в е р т о е х а к а с с к о е к н я ж е с т в о — Т у б инс ко е. Оно з а н и м а л о
п р а в о б е р е ж ь е р. Е н и с е й — б а с с е й н ы р е к С ы д а , Т у б а, Оя. К р о ­
ме того, к Т уб и нс к ой з е м л е о т но с и л и с ь Е р б и н с к и е и - С а р а г а ш с ки е степи, р а с п о л о ж е н н ы е на л е в о й с т о ро не Енисея. Т а к,
в о д н о м из д о к у м е н т о в у к а з а н о , что « мо н г о л ь с к и й М е р г е н- т ай ш а» , у б е г а я от с вое г о д я д и А л т ы н - х а н а , в 1652 г. « с т а л на
г о с у д а р е в о й Т у б и н с к о й з ем ле , на усть Е р б ы - р е к и » . К а к видно,
з д ес ь р е к а Е р б а п р и ч и с л я е т с я к Т у б и н с к о м у к н я ж е с т в у .
С е в е р н ы е в л а д е н и я Т у б и н с к о г о к н я ж е с т в а д о х о д и л и до « К а м а с и н с к о й з е м л и ц ы » в д о л и н е К а н а , ю ж н ы е и в ос т оч ны е г р а ­
ни чи ли с В о с т о ч н ы м и С а я н а м и и их о т р о г а м и , з а п а д н ы е — с
з е м л я м и е зе рце в. Ц е н т р Т у б и н с к о г о к н я ж е с т в а н а х о д и л с я на
р. Уп-суг, к о т о р а я р у с с к и м и н а з в а н а Тубой. Т у б и н с к о е к н я ­
ж е с т в о в к л ю ч а л о в свой с о с т а в т ри р а з л и ч н ы е в э т ни ч ес ко м
о т н о ш е н и и г р у п п ы н а с е л е н и я : т ю р к о я з ы ч н ы х к ыр г ы з о в - т у би н цев, д в у я з ы ч н ы х т ю р к о - к е т о я з ы ч н ы х б а й к о т о з ц е в и т юр к о- са м о д и й с к о я з ы ч н ы х м о т ор це в . Д о к у м е н т ы не р а з п о д ч е р к и в а л и ,
что «по д р у г у ю с т о р о н у Е н и с е я и по У п с е - р е к е ж и в у т к ы р г ы з ы
ж е, и м я им т уб и нц ы» . «А на Ту б е д е р е к е ж и в у т к ир г из ы, слов у т т у б и н ц ы » . Б а й к о т о в ц ы и м о т о р ц ы н а с т о л ь к о с ил ь но б ы ли
о т юр е ч е н ы , что р у с с к и е в X V I I в. н а з ы в а л и их « т а т а р а м и » .
В 60-х г о да х X V I I в. в « Т у би нс к ой
землице»
ч ис л ил о сь
17 у лусов. И з них т ри у л у с а — Б а б а е в , К а р и н и Б у р ч и е в —
я в л я л и с ь к ы р г ы з - т у б и н с к и м и , о с т а л ь н ы е — б а й к о т о в с к и м и и мот о р ск им и . То, что в « Т уб и нс к ой з е м л и ц е » ж и л и к ы р г ы з ы , к о ­
т о р ы х д о к у м е н т ы не о т д е л я ю т от д р у г и х « ос но в ных » к ыр г ы з о в ,
л и ш н и й р а з п о д т в е р ж д а е т , что Т у б и н с к о е к н я ж е с т в о — с о с т а в ­
н ая ча ст ь « К и р г и з с к о й з е м л и ц ы » .
К ы р г ы з ы - т у б и н ц ы р а с с е л я л и с ь по о б еи м с т о р о н а м Ени сея :
на п р а в о й с т о ро не — в с тепной части м е ж д у р е к а м и Т у б а и
О я , на л е в о й — в С а р а г а ш с к и х с тепя х. Б а й к о т о в ц ы к о ч е в а л и
по с р е д н е м у т е ч е ни ю р. Т у б ы. О с н о в н ы е з е м л и б а й к о т о в ц е в
н а х о д и л и с ь в л е с о с т еп н ой час ти б а с с е й н а Тубы. М о т о р ц ы ж е
о б и т а л и в г о р н о - т а е ж н о й з о н е б ас с е й н о в р е к Т уб ы, А м ы л а , Ои,
К а н т и г и р а и У с а 4.
К а к мы у ж е г о в о р ил и, о б ъ е д и н е н н а я т е р р и т о р и я ч ет ы ре х
х а к а с с к и х к н я ж е с т в н а з ы в а л а с ь в р у с с ки х д о к у м е н т а х X V I I в.
« К и р г и з с к о й з е м л и ц е й » . Н о а н а л и з и с т о чн и ко в п ри в о д и т к в ы ­
воду, что п о н я т и е « К и р г и з с к а я з е м л и ц а » в э т их д о к у м е н т а х
н е р е д к о у п о т р е б л я л о с ь в д ву х з н а ч е н и я х — в у з к о м и ш ир ок ом .
В узком смысле под «Киргизской землицей» имели
в
виду
138
з е м л ю с об ст в ен н о к ы р г ы з о в , о б и т а в ш и х в р а й о н е р е к Б е л ы й
и Черный Июс и Божьего озера; там находились основные к о ­
ч евья и р е з и д е н ц и я с а м ы х з н а т н ы х к ня зе й. К ы р г ы з о в , ж и в ш и х
на Б е л о м Июс е, и м е н о в а л и « б о л ь ш и м и к и р г и з а м и » . В а с и л и й
С т а р к о в , е з д и в ш и й в 1638— 1639 гг. с п о со л ьс т во м ч ер е з Х а ­
к а с и ю к А л т ы н - х а н у , писал, что « п р и ш л и в К и р г и з ы на р е к у
Б е л о й И ю с» , и з а т е м от « Б е л о г о Июсу.. . от б о л ь ш и х ки рг из,
до А л т ы р е х а л и три д ня ». В 1688 г. В а с и л и й М н о г о г р е ш н ы й д о ­
к л а д ы в а л , что он « ез дил в К и р г и з с к у ю , в Е з е р с к у ю и в Туб инс кую, в Б а й к о т о в с к у ю , в А л т ы р с к у ю з е м л и ц ы с к р а с н о я р ­
ски ми л ю д ь м и д л я в о ин с к о г о д е ла » .
Эти д о к у м е н т ы с в и д е т ел ь ст в ую т, что т е р м и н о м « к ы р г ы з ы »
в них н а з ы в а ю т с я т о л ь к о а л т ы с а р ы , и п о н я т и е « К и р г и з с к а я
з е м л и ц а » у п о т р е б л я е т с я в у з к о м с м ы сл е. В ш и р о к о м з н а ч е н и и
оно п р и м е н я л о с ь , к о г д а г о в ор ил и не т о л ь к о
об
алтысарах
( « б о л ь ш и х к ы р г ы з а х » ) , но и обо всех д р у г и х к ы р г ы з а х и д а ж е
к ы ш т ы м а х , о б и т а в ш и х в п р е д е л а х эт и х ч ет ы р е х у л у с о в - к н я ­
ж е с т в . В д о к у м е н т а х об э т о м ч и т а е м : « У б е ж а л в К ы р г ы з ы в
Т а б а н с к у ю в о л о с т ь » (к т а б а н - б е л ь т и р а м . — Л. К. ), « б ы л и д л я
ясашного сбору в Киргизской земле в Сагайских волостях»,
« ж и л он в К и р г и з с к о й з е м л е по Т у б е- р ек е », «ех а л п о с е р е д ь
К и р г и з с к и е з е м л и в К ы з ы л ь с к у ю в олос ть ». И з этих д о к у м е н т о в
я вс тв уе т , что б е л ь т и р ы , с а г аи , т у б и н ц ы и к ы з ы л ь ц ы ж и в у т в
той ж е « К и р г и з с к о й з е м л и ц е » , и это п он я т и е у п о т р е б л я е т с я
з д е сь в ш и р о к о м с мыс ле .
О громная территория Хакасско-Минусинской котловины бы ла
с р а в н и т е л ь н о м а л о н а с е л е н н о й . Ч т о б ы о п р е д е л и т ь х о т я бы п р и ­
б л и з и т е л ь н о ч и с л ен н ос т ь к ы р г ы з о в и всего н а с е л е н и я « К и р г и з ­
с ко й з е м л и ц ы » , в а ж н о о б р а т и т ь с я к ф и с к а л ь н ы м д о к у м е н т а м —
я с а ч н ы м к н иг а м , где у ч и т ы в а л и с ь все м у ж ч и н ы , с п о с о б н ы е
носить о р у ж и е и о хо тит ьс я. У ж е в 30-е г оды X V II в. я с а ч н ы х
л ю д е й в п р е д е л а х « К и р г и з с к о й з е м л и ц ы » б ы л о о к о л о 2 т ыс .
Э т у ж е ц и ф р у н а з в а л в 1639 г. в о е н а ч а л ь н и к Як о в Т у х а ч е в ­
ский, к о г д а его д о п р а ш и в а л и в М о с к в е в С и б и р с к о м п р и к а з е .
О н с о о бщ и л : « К и р г и з с к и х , и м о то р с ких , и т у б и и с к и х к н я з ц о в
б ы л о 50 чел о ве к , а в л а д е л и де те к н я з ц ы г о с у д а р е в ы м и я с а ш н ы м и л ю д ь м и по 40 ч е л о в е к и б о л ь ш е кн я зе ц. И т о г о б у д е т г о ­
с у д а р е в ы х я с а ш н ы х л ю д е й з а теми к н я з ц а м и 2000 ч е л ов е к» .
Д в е т ы с я ч и ч е л о в е к — это я с а к о п л а т е л ы ц и к и . Е с л и эт у ц и ф р у
у м н о ж и т ь на п ят ь ( с р е дн и й с о с та в с е м ь и ) , то к ол и ч е с т в о л ю ­
дей, н а х о д и в ш и х с я на п о л о ж е н и и к ы ш т ы м о в к к онцу 30-х г о до в
XVI I в., с о с т а в л я л о в « К и р г и з с к о й з е м л и ц е » о к о л о 10 тыс.
Н а этой ж е т е р р и т о р и и ж и л и е ще 50 к н я з е й и их у л у с н ы е
л ю д и. Э то те, кого с ч и т а л и к ы р г ы з а м и . П о д а н н ы м я с а ч н ы х
к н иг з а 1665 и 1667 гг., к ол и ч е с т в о к ы р г ы з о в б ыло: в А л т ы ­
с а р а х — 48 м у ж ч и н , в Е з е р а х — 58, в А л т ы р а х — 43, в Т у б е —
79 м у ж ч и н , т. е. всего к ы р г ы з о в - м у ж ч и н н а с ч и т ы в а л о с ь 228.
Е сл и э т у ц и ф р у т а к ж е у м н о ж и т ь на пять, то всех к ы р г ы з о в
б ы л о о к о л о 1140. Э то т в ы в о д п о д т в е р ж д а е т с я п р я м ы м у к а з а ­
139
нием и с т о чн и к а 1668 г., г де с к а з а н о : « В с е х к и р г и з в их з е м л е
д о б р ы х л ю д ей , о пр и ч к ы ш т ы м о в , с 1000 человек».
Все ц и ф р о в ы е д а н н ы е с в и д е т е л ь с т в у ю т о м а л о ч и с л е н н о с т и
к ы р г ы з о в . Т а к, в 1639 г. Я к о в Т у х а ч е в с к и й д о к л а д ы в а л : «А всех
д е тех г о с у д а р е в ы х и з м е н н и к о в и н е п о с л у ш н и к о в киргиз , и тубинцев, и м о т о р ц е в з б и р а е т с я к он ны х л ю д е й с 900 человек».
Ф е д о р Тихонов, е з д и в ш и й в и ю н е — ию ле 1688 г. «в К и рг и зы » ,
у с та н о в и л : «А у них д е к и р г и з с к и х л ю д е й и с к ы ш т ы м а м и л ю ­
д ей ч ел о в е к с 1000, а б о е в ы х л ю д е й сот с шесть». Вс е эти
ц и ф р ы в основ но м не п р е в ы ш а ю т т ыс яч и , и, б о л ее того, в них
к ы р г ы з ы н а з ы в а ю т с я в ме с те со с в оим и к ы ш т ы м а м и . П р а в д а ,
и ме е т с я о дин д о к у м е н т к о н ц а X V I I в., г де с к а з а н о : «А к и р ­
гизс ких д е л ю д е й в к о ч ев ь е по А б а к а н у и по И ю с а м ныне б у ­
д е т с 3000 ч ел о ве к ». Н о и э т о т д о к у м е н т не г ов о рит т о л ь к о о
с об ст в ен н о к ы р г ы з а х , а в к л ю ч а е т в их с ос та в всех « к и р г и з ­
с ки х л юд е й» , под к о т о р ы м и р у с с ки е и м е л и в в и д у многих: и
к ы з ы л ь ц е в , и с а г а й ц е в , и б ел ь тн ро в .
П р и о п р е д е л е н и и ч ис л ен н ос т и к ы р г ы з о в н е о б х од и м о у ч и т ы ­
в а т ь е щ е д в а в а ж н ы х с в и д е т е л ь с т в а : « Вс ег о де ки рг изо в , п р я ­
мы х л юд ей, 100 ч е л о в е к » и всех « к и р г и з о в с а м и х ч ел о в е к
с 300». О б е эти ц и ф р ы я в л я ю т с я р е а л ь н ы м и . К о г д а у п о м и н а ­
е тся о 100 к ы р г ы з а х , то и м е е т ся в в и д у л и ш ь о т д е л ь н а я их
часть, н а п р и м е р а л т ы с а р ы с е з е р ц а м и . Т а к о е с о ч ет а ни е в р у с ­
с ки х и с т о чн и к а х д о п у с к а е т с я . Т а к, в д о к у м е н т е з а 1666 г. н а ­
пис ано: «В К и р г и з с к о й з е м л е а л т ы р ц е в и е з е р ц е в 3 у лус а, а в
них к н я з ц о в и у л у с н ы х л ю д е й 101 ч ел о ве к ». Е с л и о б ъ е д и н и т ь
к ол и ч е с т в о а л т ы с а р и е з е р ц е в , у к а з а н н о е в я с а ч н ы х книг ах,
то в м е с т е их б у д е т 106 чел ов ек . Е с л и с о е д и ни т ь 50 к ы р г ы з с к и х
кн я зе й, и зв е с т н ы х Т у х а ч е в с к о м у , с чис ло м
улусных
людей
(228 м у ж ч и н ) , з а п и с а н н ы х в я с а ч н ы х к н и г а х 60-х годов, то
всего их о к а ж е т с я 278 чел ов ек . М о ж н о допу сти ть , что н е у ч т е н ­
ных к ы р г ы з о в - м у ж ч и н б ы л о о к о л о 300, а в м е с те с с е м ь я м и —
п р и м е р н о 1500. Т а к о в а ч и сл е н н о с т ь
« е ни се йс ких
к и рг из ов »
X V II в. Они б ы л и м а л о ч и с л е н н ы и не с о с т а в л я л и в то в р е м я
к а к о г о - т о о т д е л ь н о г о н а р о д а , б уд уч и р у к о в о д я щ е й г руппой с р е ­
ди всех э т ни ч е с к и х г рупп х а к а с о в .
Т а к и м о б р а з о м , в « К и р г и з с к о й з е м л и ц е » н а с ч и т ы в а л о с ь не
б о л е е 1500 к ы р г ы з о в и с в ы ш е 10 тыс. к ы ш т ы м о в , а всего н а ­
с ел е ни я , м о ж н о п о л а г а т ь , б ы л о о к о л о 12— 15 тыс. ч е л о в е к 5.
2. Кыргызы — г о с п о д с т в у ю щ и й р о д х а к а с о в
К а к у ж е г о в о ри ло с ь, « К и р г и з с к а я з е м л и ц а » X V I I в., с о с т о я в ­
ш а я из ч ет ы ре х к н я ж е с т в , б ы л а з а с е л е н а на с е в е р о - з а п а д е
к ы з ы л ь ц а м и , на юг е — с а г а й ц а м и , б е л ь т и р а м и и о т д е л ь н ы м и
ш о р с к и м и р о д а м и , на в о с т о к е — м о т о р ц а м и
и байкотовцами
( к о т о р ы е п о з д н е е с т а л и н а з ы в а т ь с я к о й б а л а м и ) по п р а в о б е ­
р е ж ь ю Е ни се я, а от н и з о в ь е в р. А б а к а н д о К р а с н о я р с к а —
ы з ы р ц а м и ( х а а с а м и ) . В о з н и к а е т вопрос: где ж и л и к ы р г ы з ы ?
140
М ы в ы я с н и л и , что « К и р г и з с к а я з е м л и ц а » б ы л а з а с е л е н а х а ­
к а с с к и м и п л е м е н а м и , а «е ни се й ск ие к и р г и з ы » не и м е л и своей
о п р е д е л е н н о й т ерр ит о ри и. Д е л о в том, что к ы р г ы з ы в X V II в.
не я в л я л и с ь к а к и м - т о о с о бы м н ар о до м , а п р е д с т а в л я л и собою,
к а к мы у ж е г оворили, а р и с т о к р а т и ч е с к и й к н я ж е с к и й се ок ( р о д ) ,
г о с п о д с т в о в а в ш и й , к а к и в р а н н е м с р ед н ев е к о в ь е , с реди д р у г и х
с е о к о в и эт ни ч ес ки х г рупп х а к а с о в . Р а с с м о т р и м д о к у м е н т ы о
п оходе 1641 г. «в К и р г и з ы » Я к о в а Т у х ач ев с ко го . В п р е д п и с а ­
н иях и д о к у м е н т а х , и сх о д и в ш и х из ц е н т р а т о г д а ш н е г о Р у с с к о ­
го г о с у д а р с т в а , и во всех « с к а з к а х » и « р о с пи с я х» б ег л ы х г о в о ­
р илос ь, что « к и р ги зы » к о ч у ют по Ч е р н о м у и Б е л о м у И ю с а м
и и м ею т « б ел ы й к а м е н н ы й г ор о до к » в ус т ье р. Б е л ы й Июс.
К о г д а Я к о в Т у х а ч е в с к и й п р и ш е л на Б е л ы й Июс , то на у к а з а н ­
ном м ес те он д е й с т в и т е л ь н о о б н а р у ж и л « б ел ы й к а м е н н ы й г о ­
р од о к» , но с а м и х к ы р г ы з о в з д е сь не н аш е л . К у д и в л е н и ю Т у х а ­
чевского, на И ю с а х п р о ж и в а л и не к ы р г ы з ы , к а к он о ж и д а л , а
к ы з ы л ь ц ы . П р и б ы в на И ю с ы , в ыя с н и в о б с т а н о в к у
и изучив
местность, Т у х а ч е в с к и й н а п и с а л «отписку», в к от ор ой с к а з а н о :
«А К ы з ы л ь с к а я , г о су да р ь, в о л о ст ь ст оит пос ре ди К и р г и з с к и е
з е м л и , на р е чк е И юс е ». К а з а к М а к с и м М а к е е в с о о б щ а л , что
« к ы з ы л ь с к и й к н я з е ц Т а т ы л б а й » к о ч е в а л «с к и р г и з с к и м и л у ч ш и ­
ми у л у с н ы м и л ю д ь м и на р е к е Б е л о м И ю с е п о б л и з к о у ст ья Ч е р ­
ного И юс у ». И з п р и в е д е н н ы х д о к у м е н т о в видно, что в ц е н т ­
р е « К и р г и з с к о й з е м л и ц ы » ж и л и к ы з ы л ь ц ы ( с ос т о я в ш ие из р а з ­
л ич н ы х с е око в) и с ними в м е с те — к ы р г ы з ы . Е с л и бы к ы р ­
г ы з ы п р е д с т а в л я л и с обо й на р од , о т л и ч н ы й о т д р у г и х х а к а с с к и х
п л е м ен ил и э т ни ч е с к и х групп, то они в р я д л и с м ог ли бы в е к а ­
м и н а х о д и т ь с я не на с о бс тв е нн ой т е рр и т о р и и , а на з е м л е с воих
кыштымов.
С е о к к ы р г ы з б ы л зна т не е , м о г у щ е с т в е н н е е и б о га ч е д р уг их ,
и по э то м у в е р х о в н а я в л а с т ь т р а д и ц и о н н о п р и н а д л е ж а л а его
п р е д с т а в и т е л я м . Он и в X V II в. с о с т а в л я л к ре п к о е г о с у д а р с т ­
в е нн о е ядро. О г о с п о д с т в у ю щ е м п о л о ж е н и и этого р о д а м ы у з ­
н а ем из д о к у м е н т о в : « К н я з ц ы к ы з ы л ь с к и е Т а т ы л б а й и И з е р чен» о д н а ж д ы не д а л и к а з а к а м я са к, п от о м у что к ы р г ы з ы им
з а п р е т и л и это д е л а т ь . С в о й о т к а з они м о т и в и р о в а л и т а к: « К а к
д е нам к и рг и з с к и х к н я з ц о в не с л у ш а т ь , они д е г о с у д а р и н а ­
ши». Все ж е я с а к, х о т я и не полный, б ы л с обр а н. П р и эт ом
о н и с к а з а л и : « Б о л ь ш е де то го нам я с а к у нечего, з а б р а л и д е у
нас я с а к г о с у д а р и н а ш и к и р г и з с к и е к н я з ц ы » У В « Р а с с п р о с н о й
речи Г р и г о р и я М и х а й л о в а » в П р и к а з е К а з а н с к о г о д в о р а г о в о ­
рится, что «всех к и р г и з с к и х к н я з ь к о в с а м и х ч е л о в е к с 300». К о ­
нечно, т а к о г о к о л и ч е с т в а к н я з е й у к ы р г ы з о в н и к о г д а не б ыло .
З д е с ь им е ет с я в в и д у число всех м у ж ч и н из к н я ж е с к о г о р о д а
К ы р г ы з , к о т о р ы е б ы л и н а с т о л ь к о р о д ов ит ы , что р ус с ки е их
всех с ч и т а л и к н я з ь я м и . П р и в е д е н н ы е д о к у м е н т ы ясно п о к а з ы ­
в ают, что к ы р г ы з ы — г о с п о д с т в у ю щ и й с ео к ( род) с р е ди с о р о ­
д и ч е й и с о пл е м е н н и к о в . И э то т сеок я в л я л с я но с и те л ем д р е в ­
ней ме стн ой г о с у д а р с т в е н н о с т и х а к ас о в.
141
Считать кыргызов за отдельный народ не позволяют т а к ж е
и прямые у к а з а н и я источников об их крайней ма лоч исл ен но ­
сти. Русские писали: «А киргизы де и тубинцы люди н еб оль ­
шие, только многие землицы з а в л ад ел и и многое дурна чинят».
Этот документ хара к те ри з уе т д ва момента: во-первых, к ы р г ы ­
зы малочисленны; во-вторых, они яв ляютс я господствующими
над другими, т ак к а к « за вл ад ел и многие з е м л и ц ы » 6.
Ха касские княз ья и «лучшие люди» сами неоднократно под­
черкивали, что их всего 100 человек. Пр едс тав ите ли русских
властей не о сп ар ив ал и этой цифры, а с ог л аш ал и сь с тем, что
кыргызов небольшое количество и б ра ли с них соответствую­
щий ясак: только 100 соболей, т. е. по одному соболю с ч ел о­
века, а с их кы шт ымо в — по 6— 10 соболей с человека.
у С л о в о «кыргыз», к а к и понятие « Кир ги зск ая землица», у по­
треб лял ось в русских д окументах в двух значениях — в узком
и широком. В узком смыс ле под к ыр г ыз ам и имели в виду алтысарцев, а в широком — всех вместе: и а лт ысарц ев, и езерцев, и
алтырцев, и тубинцев, Так, в я н в ар е 1691 г. красноярский в ое­
вода писал: «А киргизы де все: езерцы, и тубинцы, и алтырцы,
и а лт ысарц ы — от к а лм ыц ки х поборов
скотом
оголодали».
В данном случае под к ыр г ыз ами п одра зумев аютс я: езе рцы
( ха а сы ) , а л ты р цы (сагайцы и б ел ьт ир ы) , тубинцы ( хаасы и
кой бал ы) и а л т ы с а р ы ( хаасы и к ыз ы л ь ц ы ) , т. е. все основные
этнические компоненты хак асс ко го народа. И ме ется немало д о ­
кументов, где говорится, что князь Ир ене к приходил под К р а с ­
ноярск войной «с киргизы, и с тубинцы, и с алтырцы, и с м о ­
торцы». В этом перечислении нет ал тысарцев, но есть слово
«киргизы», которое здесь употреблено в узком смысле д ля о б о ­
значения только алтысарцев.
В русских источниках XVII в. слово «кыргыз» (киргиз) ч а щ е
всего встречается в сочетании с другими этническими г р у п па ­
ми хакасов. На пр и ме р, князь Ир е не к « собрался с киргизами,
и с тубинцами, и с езерцами, и с ал т ыр ц ами , и с моторскими,
и с б айкотовскими тат ары, и с к ы шт ы ма м и своими приходили
под Красн ояр ски й острог » 1. Эти докуме нты еще раз подтв ер­
ж д аю т , ч т о ' к ы р г ы з ы — не особый народ, а только немногочис­
ленный род.
Кня з ья из хак асс ког о ари стократическог о ро да Кыргыз в
к а ж д о м из ч е т ы р е х , к н я ж е с т в со став лял и ф ео дал ьн ую в е р х у ш ­
ку, у п р а в ля в ш ую всем населением кн яжеств а. Отсюда с та но ­
вится понятным, почему к ышт ым ы з а я в л я л и русским к а з а к а м ,
что «киргизы де государи наши», т. е. речь здесь шл а о всем
сеоке кырг ызов д ан но г о к ня жест ва. По этому ж е кыргызы, в
свою очередь, нередко говорили русским, что они с кы шт ыма ми
«одни люди, и род, и племя» и «сами у них ж е ня тся, и дочерей
своих за них выдают, и мысль у них с ними одна». Поэ тому
в д окуме нта х не в стречаются д а н ны е о к ы ш т ы м а х из рода
Кыргыз, нет т а к ж е никаких у ка зан ий о каки х-л иб о собственно
кыргызских сеоках. Та к ов ых не было.
142
Подобную картину р аз д ел е ни я на сеоки мы видим и у с о­
в реме нных хакасов. Н апр име р, х аасскими (качинскими) сеока■ми являются: хыргыс, хаас, ызыр, пюрют, хасха и др.; сагайскими — хыргыс, сагай, том, том-сагай, юс-сагай, ечиг, сайын
и др.; кыз ыльскими — хыррыс, кызыл, пуга, аргын, а ж ы г и др.;
■бельтирскими — иильтир, хара-чыс, таг -хахпына, хара-пильтир
и др.; ко йбальскими — хойбал, чонмай, хаан, хазын и др.; аринскими — ара, сохы. К ак видим, не случайно сеок кыргыз и ме­
ется среди хаа сов (качинцев), сагайцев и кызыльцев, ибо к ы р ­
гызы за многие столетия стали собственно х ак аса ми , сохранив
лишь назв ан ие своего сеока.
Будучи господствующим родом хакасов, кыргызы считали
себя хоз яе ва ми всей земли и жи ли там, где они хотели. Так,
■алтысарские кыргызы кочевали на территории «Кызыль ской
землицы», среди кызыльцев, в устье Белого Июса; ал тырски е —
среди с аг ай це в на реках Нине и Тёе; тубинские — на р. Упсе,
в о кружении моторцев и байкотовцев. Т а к им образом, не с л у ­
чайно Б. О. Д о л ги х на карте, приложенной к его монографии
о нар од ах Сибири XVII в., не нашел места д л я н арода « к и р­
г и з о в » 8.
\1 Кыргызы, яв ля я сь сеоком, не имели и своего с а м о с то я те ль ­
ного языка. По крайней мере никто не з аф и кс и ро в а л с ущест­
вова ни я кыргызского я з ы к а на Енисее, а русские писали, что
кыргызы говорят «по-татарски». М е ж д у тем языки д а ж е а с ­
с ими лир у ющ их с я племен, подчинявшихся кыргызам, известны
науке. Г. Ф. Милл ер в 30-е годы XVIII в., п р о ез жа я через Х а ­
касию, составил словник у ж е исчезнувшего аринского я зыка .
Но Г. Ф. М илл ер не нашел ни одного человека, который гово­
р и л бы на особом кыргызском языке, ибо такого я з ы к а не б ы ­
ло. Кырг ыз ы говорили на о бще ха ка с ско м языке, значит, были
х ак аса ми , а в племенном отношении я в лял ись х аа с а м и (качинцами).
Это знал еще Н. Спа фари й, русский посол в Китайскую и м ­
перию, проплывший по Енисею в 1675 г. В своем д ор ожн о м
дневнике, упоминая «кыргыз», он писал: «Их человек с 1000,
толко г ораздо воисты, а яз ык и вера их тат а рс ка я ». К а к ус ­
тановили исследователи, х ак а с ы в XVII в. имели единый, о б ­
щепонятный язык, относившийся к т юркс ко му языко вому с е ­
мейству; он р а з д е л я л с я на четыре местных д иа ле к та соответ­
ственно четырем кн яж ес тв ам . Не ль з я не отметить, что при
изучении п амятников народного искусства XVII в. ученые ф и к ­
сируют у р азн ых т ерр ито ри ал ьных групп населения ХакасскоМинусинской котловины наличие единого из образительного ис­
кусства (н ас к ал ьны е рисунки).
С пр аве дл ив вывод С. В. Б а х р у ш и н а о х а к а с а х XVII в.:
«Мы присутствуем при об разов ании одной народности, в с о­
став которой входят близкие и по языку, и по культуре п л е ­
мена и более мелкие родовые единицы. Это племенное о б ъ е д и ­
нение в озг ла вл ял о сь кир гизами и носит в источниках н аз в ан ие
ИЗ
Киргизской з е м л и » 9*. Именно С. В. Ба х р у ш ин первым из исто­
риков правильно оценил всю этнополитическую ситуацию, у к а ­
зав: «Под „Киргизской з е м л е й “ источники XVII в. п о д р а з у м е ­
вают кон гл омера т р азличных „родов" и „з емл иц ", среди кото­
рых собственно „к ирг изы" сос тав лял и л ишь один ,,род“ » 10.
«Господствующим родом» их считали и другие историки, и з у ­
чавшие документы XVII в.
Русские, придя на юг Сибири, зас т ал и х ак асо в в период
становления их к а к единого народа. Ввиду неблагоприятных
внешнеполитических условий этот процесс, к а к можно судить
по археологическим и антропологическим м а те ри а ла м, а т а к ж е
письменным источникам, п р о д о л ж а л с я
более
тысячи
лет.
В связи с приходом русских на Средний Енисей и изменением
на этой территории политической обстановки и экономических
отношений процесс консолидации х ак асс ко го н арода получил
д ал ь н е й ш е е р а з в и т и е ^ В XVII в. х ак а с ы находились на з а в е р ­
ша юще й стадии с ло же ни я в единую народность и делились на
р я д родственных этнических групп и сеоков, среди которых, к а к
и в древности, господствующим был род Кыргыз, по имени
которого н а зы ва л и и всю землю, на которой ж и л и х акасьь
3. Ассимиляция красноярских качинцев
и аринцев русским населением
В конце XVI — нач ал е XVII в. северные г раницы Езерского
к н я ж е ст в а в к л ю ча ли в себя тот район Среднего Енисея, где
п о з же был построен Красноярск. Русские н аз в ал и этот район
«Тюлькинской з емлицей» и оп ре де ля ли его границы от Б о л ь ­
шого порога на севере до р. Бирюсы на юге. В «Тюлькинской
землице» северную часть з а н и м а л и остяки ( а р и н ы ) , а юж н ую —
качинцы. В о з г л а в ля вш и й эту землю кн яз ь
Т юл ь к а
(хакас.
Тюльгю, рус. «Л ис а» ) был качинцем. В докуме нте 1607 г. го­
ворится, что « жи ве т де тот Тюл ки н сын со своими ост яками
податью к киргисским л юдя м, и я с а к в прежн их годах д а в а л
тот Тюлкин сын киргисским л юдям, а надеются на тех ж е
киргисцов, что государю я с а к не платят». Но в 1609 г. «тот
Кобыт я Тюлкин сын» впервые д а л я с а к в Кетский острог «два
сорока соболишков». «Тюл ьк ин ск ая зе мл иц а» д ел ил а сь р ус ­
скими на две волости — Кач ин ск ую и Аринскую. Н а к а н у н е ос ­
нования К расн оярс ког о острога « Тю льк ин ск ая з ем ли ца» из р у с­
ских документов исчезает, и п ояв ляются из ее бывших в о л о ­
стей две новые «землицы» — К а ч и нс к ая и Аринская.
В «Качинской землице» с древности ж и л и ы зырц ы — часть
тех качинцев, которые обитали в Ыз ыр с ко м княжестве, р а с по ­
л о же нн ом от р а й он а Красного Я ра на севере до Абак ан ской
степи на юге. Р ек а , в бассейне которой н аходилс я центр с е ­
верных ызырцев, н а з ы в а л а с ь Ызыр-сух. По д а н н ы м Г. Ф. М и л ­
лера, качинцы и в XVIII в. н аз ы в а л и себя «Ызыр-кичи», т. е.
люди сеока ызыр, или ызырцы п . Русские ка заки , придя на Е н и ­
144
сей, ызырцев северной части «Езерской землицы» наз вали качинцами (по их общему с а мо н аз в ан ию х а а с / х а а ч ) , а их реку —
Качей.
К ач ин ск ая з емля ка к о тдельная «землица» впервые упоми­
нается в архивных источниках в 1626 г., а в 1628 г. в этой
«землице» был построен Красноярский острог. В первое время
острог н а з ы ва л ся Качинским. Пос ле этого северную границу
Езерского кн яж е ст в а русские отодвинули с р. Ы з ы р намного
южнее Красноярского острога. К расн оярс ки е качинцы, я в л я в ­
шиеся ж и т е л я м и северной части «Киргизской землицы», о к а з а ­
лись о торванными от основной массы своих южных сородичей.
Пос ле того к а к К р ас н оя рс к начал именоваться городом, о б и­
татели Качинской и Аринской «землиц» стали назы ва т ьс я в д о ­
кументах «подгородными т ата рами ». К расн оярс ки е качинцы до
последней четверти XVII в. имели четыре улуса: Б а з а р а к о в ,
Тайларов, К у ж е р а к о в и Мунгатов. В н а ч а л е 80-х годов XVII в.
12 тубинцев во г лаве с К о р м а Кояновым, п рикоче ва вших еще
в конце 60-х годов, присоединились к кр асноярским качинцам
и о б р аз о ва ли пятый улус «Качинской з емлицы» — Тубинский.
В течение XVII в. большинство качинских улусов все в ремя м е ­
няло свои наз вания: Б а з а р а к о в улус стал Силочиным, Т а й л а ­
р о в — Кубановым,
К у ж е р а к о в — Тата ровым.
На и ме но в а ни я
Мунгатского и Тубинского улусов о ста ва лис ь неизменными. Вс е
наз вания качинских улусов, з а исключением Тубинского, про­
исходят от имени в о з гл ав ля вш и х их лиц. Основные земли к р а с ­
ноярских качинцев по-прежнему находились в бассейне р. Ыз ыр.
Аринцы входили в «Тюлькинскую землицу» на п р ав а х в о ло ­
сти. Во г л ав е полуотюреченных аринцев стояла ка ч ин с ка я
знать. П е рв ым князем «Аринской з емлицы» был Т ат уш — сын
кн яз я- ка чи нца Тюльки. П е рв он ач ал ьно н аз в ан ия улусов здесь
т о ж е менялись. Только с 1642 г. у аринцев у ст а на вл ив аетс я о п ­
ределенный состав улусов и волостей, который без изменения
перешел в XVIII в. С 40-х годов XVII в. в «Аринской з емлице»
постоянными были четыре улуса — Татушев, Абытаев, Канбирев, Щ е р б а к о в и две волости — Веселовская и Ястынская. А р и н­
цы ж и л и севернее К расн оярс ког о острога по обеим сторонам
Енисея (от устья р. Качи до устья р. Спо лошно й).
З а XVII столетие общее количество коренных жителей, про ­
ж и в а в ш и х в районе К расн оярс ка, за ме тн о увеличилось. Если
в 1658 г. под К расн оярс ком всех плати вших яс а к было 158 че­
ловек, то в 1700 г. их стало у ж е 190 человек. Пр и этом число
аринце в- я са к оп ла те ль щи ко в сократилось со 100 до 81 чел о­
века, а количество ясачных качинцев возросло с 58 до 109 ч е­
ловек, т. е. почти в д в а р а з а 12. Резкое увеличение численности
«подгородных» качинцев н а р я ду с естественным их ростом о б ъ ­
ясняется еще и тем, что в течение XVIII в. часть отюреченных
аринцев з ап и с а л а с ь качинцами.
Многовековой процесс т юркизации аринцев з а в е рш и лс я в
первой трети XVIII в. Об этом сообща ет Г. Ф. Милл ер, ко то ­
10 Зак. из
145
рый в 1735 г. у з нал у аринцев, что они все говорят на « та­
тарс ком» языке, т. е. на хакасском. Среди них он нашел т о л ь ­
ко одного аринца, з навшег о свой я з ы к |3.
В старой л ит е ра ту ре существует ошибочное мнение о том,
что все кра сн оярск ие качинцы и аринцы якобы переселились
из-под К р ас но яр с ка на юг Сибири. Версию о миграции к а ч и н ­
цев и аринцев выдвинул впервые Г. Ф. Миллер. В последующее
в ремя она п овто ря лась исследователями, ка с ав ши ми с я истории
коренных жителей Хакасско-Минусинской котловины. Они счи­
тали, что после угона «киргизов» в 1703 г. в Д ж у н г а р и ю их
з емли запустели, а качинцы и аринцы перешли на эти земли
и, смеша вшис ь с о ст авшимися здесь киргизами, создали ядро
современной хак асс ко й народности. При этом сторонники у к а ­
занной концепции, р ешая вопрос о переселении качинцев в
бассейн А б ак а на , опираются в основном на легенды, которые
историческими источниками не подтв ер жда ются. Пр а в д а , о т ­
д ел ьн ые документы у к а з ы в а ю т на фа к ты откочевки качинцев
«в Киргизы», но н а р я ду с ними имеются источники, свиде тел ь­
ствующие о в озвра щен ии этих ушедших обратно под К р а сн о ­
ярск. М а т е р и а л ы Сибирского п рик аз а показывают, что в б о л ь ­
шинстве случаев у ехавшие «в Киргизы» качинцы и аринцы
через несколько лет вновь появ ляются на своих землях. Так,
в 1639 г. все качинцы и аринцы уехали «в Киргизы». Но через
д в а - т р и года их имена снова значились в яс ачных книгах К р а с ­
ноярского уезда.
Широ ко известен набег кыргызов на «подгородных т ат а р»
в сентябре 1679 г. В резуль тат е его все качинцы и аринцы были
угнаны «в Киргизы». Но и после этого поголовного увода через
год все они до единого человека вернулись в свои земли.
В ясачных книгах XVII в. часто сообщается, что качинцы и
аринцы «изменили г осударю и отъе хал и в Киргизы» или ж е
«государю де били челом и из Киргиз в ыехали на старые свои
кочевья».
Ан ал из документов XVI I — XIX вв. не п о дт в ер ж да е т концеп­
цию о полном переселении качинцев и аринцев на юг Сибири
и заполнении якобы о б р а з о в ав ш ей ся после 1703 г. мнимой пу­
стоты в а б а к ан с ки х степях. М а т е р и а л ы д о ка зы в аю т, что ос ­
новная масса качинцев и аринцев всегда п р о д о л ж а л а ж и т ь в
районе Красн оярс ка. Ясачные книги о численности ясакоплател ьщико в у качинцев и аринцев, п р о ж и ва вш и х в XVII и в
первой половине XVI II в. под К расн оярс ком, показ ыв ают: в
1657 г. их н асчитывалось 157 человек, в 1662 г.— 165, в 1700 г.—
190, в 1712 г.— 170 и в 1735 г.— 294 человека.
Качинцы и аринцы и в XIX в. п р о д о л ж а л и ж и ть под К р а с ­
ноярском. В документе, относящемс я к 1824 г., говорится, что
«подгородных инородцев» н асчит ывается 211, а в источнике
1883 г.— 153 ревизских д у ш и 14. По д ан ны м 1883 г., количество
яс ачных под Кр ас но яр с ко м по сравнению с 1824 г. сократилось
на 58 человек, но это о б ъяс ня ется переходом некоторой части
1 46
их в сословие крестьян. В Красноярском краевом архиве х р а ­
нятся докуме нт ы об о фициальном переходе обрусевших «под­
городных инородцев» в сословие крестьян.
Ясачные книги отмечают, что северные ызырцы со времени
прихода русских на Енисей стали обособля ть ся от родственных
им аб ак а нс ки х ызырцев, по-прежнему о ст а ва ясь на своих з е м ­
л ях под Красноярском. Так, в 1700 г. «подгородных» качинцев
и аринцев, п лативших ясак, насчитывалось 190 человек, а в
1824 г. их стало 211 человек. Аб ак а нс ки х качинцев, по св ед е­
ниям 1827 г., было 2828 ревизских душ. Очевидно, что а б а к а н ­
ские качинцы не могли произойти от красноярских и численно
вырасти за 127 лет более чем в 14 раз. Ведь в это в ремя под
Красн ояр ско м количество качинцев не уменьшилось, а увеличи­
лось. Д л я четырна дц ати кр атпо го роста качинцев в те вр еме на
не было ни экономических, ни социальных предпосылок. Версия
о полном переселении качинцев и аринцев на юг Сибири не
подтв ер жда ется , и, следовательно, к ра сн оярск ие качинцы и
аринцы в фор ми ро ван ии современных х ак асо в не сыг рали о со ­
бой роли и не вошли в состав я д р а х ак асс ко го народа.
Очевидно, что а б ак а н с к и е качинцы и здревле ж и л и на
юге, по л ев ому берегу Енисея и при устье А б а к ан а, с ос тав ляя
основное население Ызыр с ко г о кн яжеств а, ибо и там сеок ызыр
был главенствующим, к а к и на севере.
Что к а сае тся отюреченных аринцев, то они у ж е к нач ал у
X V III в. слились с северными качинцами, и их этноним посте­
пенно п ерестал упот реблять ся в русских документах. К н ач ал у
XIX в. все кра сн оярск ие ясачные люди значат ся «подгородными
качинцами», или т ат а ра ми . К середине этого столетия они в
основном были ас симилированы под Красн ояр ско м русским н а ­
селением.
Основных качинцев, обитавших на юге Сибири, в XIX в. н а ­
з ыва ли а б а к а н ск и ми или минусинскими качинцами. Среди них
есть несколько фамилий, относящихся к сеоку ара, но они н а ­
столько малочисленны, что не могли сыграть заметной роли
в формировании х ак асс кой народности 15.
К расн оярс ки е качинцы в XVII в. вели земле де льческ о-ск о­
товодческое полуоседлое хозяйство. Они имели «городки», т. е.
укрепленные крепости. Чтобы сд ав ат ь ясак, часть из них ох о ­
тилась в н ач ал е зимы на пушных зверей, а т а к ж е на крупных
парнокопытных — лосей, оленей, косуль. И му ществ ен ная д и ф ­
фере нциация в их обществе з а ш л а далеко: кроме князей были
«лучшие улусные люди — ясаулы», имевшие своих рабов, кото­
рые работ али на пашнях и пасли скот. Р аб о в приобретали не
только из числа военнопленных, но и путем купли- продажи.
З а х в а че нн ых в плен п ро да в ал и в г орода русским людям. У л у ­
сы в оз г ла в ля л ис ь родона ча ль ник ами . Среди к ра сн ояр ск их к а ­
чинцев существовали специалисты-ремесленники по и з го товл е­
10*
147
нию сл о жн ых луков (их з а к а з ы в а л и и русские к а з а к и ) , в ы д е л ­
ке ко ж и пушнины, пошиву шуб, тулупов, к ож ан ой обуви, и з ­
готовлению «седел кра сных д обрых» (их п р ода ва ли к а з а к а м ) ,
. саад ак ов (колчанов и н ал учи й) , кошм. Упоминается м а с ­
т е р — «серебряник» и ювелир, который изготовлял и нкрустиро­
ванные серебром ж е л е з н ы е н а к ла дк и на се дл а и панцири, а
т а к ж е серьги и другие ж енс ки е украшения.
Н а войну ка чинцы и аринцы в ы е з ж а л и «в куя к ах и п а н ­
цирях», «в б у м а ж н и к а х » и в « наручника х мунгальских», с ш и ш а ­
ками и шл ем а ми на головах, в оо ру жен ные «сулемами» ( с а б ­
л я м и ) . Русские охотно, хотя и недешево, приобретали у них
предметы восточного происхождения. Особенно ценились «куяки добрые под сукном», за которые платили до 10 рублей за
штуку. Среди качинцев были и свои торговцы; в о бращении
н аходились русские деньги, про да ва л ис ь русские и восточные
товары. Не ко то ры е из качинцев знали не только русский, но
•и монгольский язык. Они пользовались монгольской письмен­
ностью, проникшей и на берега р. Качи. Их религией был
ша ман из м.
Пос ле соор ужен ия острога качинцы стали д оби вать ся п ере­
хода в п ра вос ла вн ую веру, с тем чтобы переписаться из сос ло ­
вия ясачных в р а з р я д «сл у жи лы х» воинских людей, которым
в ы пл ач ив ал ос ь ц арск ое ж а л о в а н ь е . Д е л о в том, что ясачных
«подгородных т ат а р » постоянно п р ин у жд ал и исполнять воин­
скую с лу ж б у не только по о хране и з а щ ит е Красн ояр ска, но и
посылали вместе с к а з а к а м и в граб ител ьс кие военные походы
на «киргизов», бурят, канских и других кыштымов. Ц а р ск ое
правительство, боясь с ок р ащ е ни я ясака, поступавшего в казну,
з а п р е щ а л о крестить качинцев и переходить им в р а з р я ды «слу­
ж и л ых людей» или «подгородных» крестьян. Но постепенно
люби вши е мзду воеводы переводили их в сословие «о св о бо ж­
денных от я с а к а с л у ж и л ы х т атар», исполнявших «государеву
службу». С р а з у после основания К р ас н о я р с к а в 1628 г. князь
Т ату ш перешел на государеву с л у ж б у и получал ж а л о в а н ь е
6 руб. в год, а его с ы н о в ь я — 5 и 2 руб. В ы д а в а л и им и п ро ­
довольствие.
К л а сс о ва я б орьб а о б ъ ед и н я л а обедневших русских и х а к а ­
сов. Она п р о яв л я л а с ь иной р а з в бегстве на окраины, з а п ре­
д елы досягаемости властей. В 1688 г. б о л ь ш а я группа с л у жи л ых
людей, п ашенных крестьян, ссыльных и яс ачных б е ж а л а из
Крас но яр с ка , вверх по Енисею, в хак а сс к ую землю. Известно
т а к же , что северные ка чинцы совместно с русскими к а з а к а м и
участвовали в К расн ояр ско м бунте 1695— 1699 гг. Во зг л ав ля л и
их опытные воины Корочан Т а й л а р о в и Кочк а Торомов, резко
в ыступавшие против воевод — лихоимцев и грабителей.
В 1699 г. кр ас но яр ск ие ка чинцы писали ц ар ю П ет ру I:
«И мы, холопи и сироты твои природные, сл у жи м в К р а с н о ­
ярском из древних лет, к а к и К расн оярс кой город поставили на
границе, зае дино с к а з а к а м и головы свои ск ла ды ва ем , и в по­
,148
х од ы воинских людей к а лм ы к о в и киргиз деды наши и отцы
и братья побиты многие на боях... и измены нашие никакие не
■бывало». К концу столетия правительство созд ал о с л у ж ил у ю
■аристократию среди местного аборигенного населения, па к о ­
торую оно могло опираться и которая д е р ж а л а в повиновении
•своих соплеменников. « С лу ж и л ы е т ат а ры» приобрели со в р е м е ­
нем все ка зач ьи права и ж и л и в д остатке 16.
К середине XIX в. «недостаточные» (т. е. обедневшие) с л у ­
ж и л ы е качинцы были переписаны в «подгородных» крестьян
и постепенно обрусели.
4. Общественный и политический строй хак асов в XVII в.
Вопрос об общественном строе х ак ас ов XVII в. достаточно
сл о ж е н . Р усские источники не д ают необходимых сведений для
дет аль ного его рассмотрения. Видимо, по этой причине среди
историков нет полного единства в определении х а р а к т е р а о б ­
щественного строя х а к ас ов XVII в. Одни из них, говоря об
о бщес тве нн ом строе «енисейских киргизов», чрезмерно в ы де ­
л я ют пережиточные, родо-племенные черты. Хотя в об ще с тв ен ­
ном строе ха ка сов XVII в. их было немало, но не следует их
и преувеличивать. Несомненно, ведущее, оп ре де ля юще е место
в обществе ха ка сов XVII в. з ан има ли фе од ал ьн ые черты. П р а ­
вы те ученые, которые ут вержд ают, что «енисейские киргизы
ж и л и фе од ал ь ным строем, с присущими ему особенностями, х а ­
рак тер ными д л я азиатских скотоводов». Следует принять во
в н има ни е и то, что « Кир ги зск ая земля » п р е д ст ав л ял а собою
хотя и дефор миро ванные, но сохранившие свою структуру ос ­
татки феод ал ьног о древне хака сск ог о государства.
Во г л ав е общества стояли князья. Их власть б ы ла д ес по ­
тической, неограниченной, р ас пр а ва — жестокой. Д л я пр ив е­
дения в исполнение кня же ск и х решений и поручений с ущ еств о­
в а л и ясаулы, б а шл ы ки и судьи, назы ва вш ие с я « а ж о » 17 и т в о ­
рившие суд и р ас пр аву согласно о быч ая м и по своему у см от ­
рению. По велению кн язя человека могли избить плетьми, пере­
л о м а т ь руки, ноги, отр ез ать нос, уши. Кн я зь я считались полн о­
п р ав ны м и в ла дык а ми . Под чи няя сь монгольским и д жу н г а р ск и м
ф е о д а л а м , они приобретали себе п ышные титулы: т ай джи , мергень, зайсан и др. На при мер, в конце XVII в. алтырский князь
Та нг ыт именовал себя Т ан г ыт -Б а т у р - т а й д ж и , а Ш а р л о езерский — Ша рл о -М ер г ен ь- та йд ж и.
Основную массу населения «Киргизской з емлицы» с ос т а в ­
л ял и улусные люди и кыштымы. Улусные люди кочевали в м е ­
сте со своими князьями, были собственниками мелкого с ко то ­
водческого хозяйства, несли раз личные н ату рал ьн ые повинно­
сти и находились в личной зависимости от своих князей-феодалов .
Социальное расслоение н а б лю д ал о сь и среди улусных л ю ­
149
дей. Источники р а з д е л я л и их на «лучших улусных людей» и
просто «улусных людей», или «улусных мужиков».
К ыш тым ы — это «черные люди», данники, зависимые. П о н я ­
тие «кыштым» сугубо социальное, оно о т р а ж а е т з а к р е п о щ е н ­
ное положение этих людей в обществе. «К ыштым ы» значит
«притесняемые люди», или «люди, подв ер г ае мы е д ав лению» 18.
« К ыш т ы м а м и ж е , — писал о енисейских нар од ах в середине
XVIII в. Г. Ф. М ил л е р , — по-татарски н а зы ва ются такие н а р о ­
ды, которые о б яз а н ы д ру гому н ароду покорностью и п л а т е ­
ж о м дани... К ыш т ым ы или подданные». В документе 1616 г.
говорится, что у к а ж до г о кыргызского кн яз я имелось известное
количество «черных людей, ясачных мужиков, а по-киргизски —
кыштымов», которые у них «вместо русских крестьян», т. е.
крепостных.
Обычно «слабые роды» сами вступали в отношения кыштымства, стремясь обрести мир и военную з а щ ит у от «си ль ­
ного рода» ценой феодально-даннической зависимости и в ы п л а ­
ты натуральной ренты ( я с а к а ) . Основными повинностями к ы ш ­
тымов я вл ял ись у п л а т а дан и и выставление вспомогательного
войска (ополчения).
Д а н ь , которую кы шт ымы вносили княз ьям, по-хакасски н а ­
з ы в а л а с ь «албан», а по-русски — «ясак». Единицей измерения
дани был соболь. Р а з м е р а л б а н а о пр ед ел ял ся по-разному. Его
величина п ре жд е всего з а ви с е ла от политической обстановки.
В годы войн, ког да кн язь я п о па да ли в нужду, ра зм еры а л б а н а
увеличивались. Вр еме на ми с одного к ы ш ты ма с обирали а л б а н
по 10, а иногда и по 15 соболей. Ал б ан бр ал и и скотом, и
зерном, и ж е ле з н ы м и изделиями, и д а ж е одеждой. Так, с ш о р ­
цев, коттов и ка мас ин цев д а н ь в з им ал и котлами, топорами, т а ­
ганами и зерном.
П о сообщениям документов, кырг ызские сборщики яс ака ,
например, жи л и на реках Кондоме и Мр ас е в Горной Шор ии
«безпрестани», от нимали у своих кыштымов насильно «животы
(имущество. — Л . К. ) , а у иного ясачного и же н у и дочь о т ы ­
мет и отдает з а иного м у ж и к а сильно». По словам русских к а ­
заков, страх перед к н я з ь ям и -к ы рг ыз а ми у ясачных был т а к
силен, что они «с киргизскими л юдь ми говорить не смеют».
В Кивинской волости п р о ж и л а зиму « ж е н к а киргизская», о т ­
б ир ая у ясачных «всякой ж и в о т сильно». Б р а л и яс а к по осо­
бой норме, к а к бы в «оклад»: «В 1647 г. п р и е з ж а л князец Инкей в Б у г а с а р ы (к к ы з ы ль ц а м р од а п уг аса р. — Л . К. ) . Ему с т а ­
ли д а в а т ь в я с а к вместо бобра красную лису д а кошлока, но
он не взял их, а о то бра л у этого ясачного трех коней д а с а й ­
д а к со стрелами. Ос та ль ны е яс а чн ые ж а л о в а л и с ь русским, что
п р еж д е бр ал и кы рг ызы яс а к на трех князей, и в ыходило с к ы ш ­
ты м а по три бобра, а теперь кыр гызские к няз цы берут с души
по восемь бобров кроме соболей. Я с а к с к а ж д о г о ясачного р а с ­
п р ед ел ял ся так: княг иня А б а к а й б р а л а по бобру, Табун и Бел тень т оже по бобру к а ж д ы й ; С а б у Т а нс ы ка е в сын — уже по два!
бобра, за то что „отец ево умер на Москве"; Ишеев сын А йка н
б р а л по бобру, Отоу ра з — по бобру, Юг а — по бобру, Юмукай — по д ва соболя, А б жи — по соболю, Иварг еевы дети — по
соболю с человека-ж».
Ясак кыргызов был у же систематическим, почти «окладным
сбором», который н ормировался только кн яжеск им рангом.
К а к мы уже говорили, кроме пушнины, ж е ле з н ы х и других и з ­
делий, а т а к ж е скота я с а к брал и с кы шт ымов и хлебом. Зна,чит, н а т у ра ль н ая рента д о пол нял ас ь рентой продуктовой. С л е ­
дует ск аз ать, что в хак асс ко м обществе X VI — XVII вв. с ущ е ст ­
в ова ла и от работочна я рента. В документах нередко с о о б щ а е т ­
ся, что князья уводили к себе те или иные группы кыштымов,
их жен и детей па период сезонных (очевидно, з е м л е д е ль че ­
ских) работ. В ответ на требование русских властей в о з в р а ­
тить ясачных, уведенных в кыргызские улусы, кыргызы им о т­
вечали, что они кыштымов «взяли для того, что они нужны, а
по то де время покамест они справятца, и они де на свои с т а ­
рые урочища отпустят».
В 1636 г. чулымские кн язь я К о шен бай ко и Курдомечко с
я с а у л а м и и с ясачными л юдьми приходили в Мелесский острог
Бросить, «чтобы их князьцов отпустили в Киргизы, а к и рг и з­
ские люди п рисылают к ним с угрозы, будет они к ним не по­
е дут и они к ним осенью, к а к реки станут, придут осенью.
И они де по всему Чюлыму, откупаючись от киргизы, з бир аю т
с человека по две гривны».
В источниках упоминаются «работники», которые были у
ал тырского кн язя Конкоши и у ал тысарског о князя Некея.
О тубинских к няз ьях сообщает ся, что они в 90-е годы XVII в.
от «разо ре ния ка лм ыц ког о Г а л д а н а Бушух ту- хан а» прикочевали
на Канскую з емлю «с же на ми , и с детьми, и с работными св ои ­
ми людьми». Д е с я т к и раз качинцы, аринцы, чулымцы и другие
кыштымы, у ж е жи в ши е в т а к н азыва емых П о р у б еж н ых в о л о ­
стях, ж а л о в а л и с ь русским в ластям, что «увели нас всех с с о­
бой в Киргизскую з емлю и с детьми в неволю». Д омо й у г н а н ­
ные в о звра щал ись , только « к а к д о жд у тс я поры».
Княз ья э к сп луа ти ро ва ли кыштымов и путем различных т о р ­
гово-ростовщических операций, которые носили к а ба ль н ый х а ­
р актер. Д ол г о в ы е о б я за те л ьс т ва с оп ров ожд ал ис ь огромными
срочными процентами, ибо охотник, например, м ож ет р а с п л а ­
чиваться только после сезона охоты. Д о л г о в ы е п ла т ежи п р е в р а ­
щ а ли с ь в тот ж е албан, который вносился кн яз ьям -кы рг ыз ам.
Т а к э кономическая потребность кыштыма, особенно т ае жн ог о
ж и те ля , в тех или иных из де лия х и продуктах скотоводства
приводила к еще большей эксп луатац ии его хак асской знать ю 19.
В 1654 г. князь Сенге просил пропуска к аринцам, т а к как
среди его личных д анников б ыл о девять аринцев. Кырг ызы по­
с т оя нн о д об ив ал ис ь у русских властей допус ка в русские я с а ч ­
ные волости, мотивируя эти треб ов ания тем, что «в яс ачные в о ­
ло ст и им приходить не уметь, потому что у них ясачные люди,
151
многие, Приходя в Киргизы, е млют в долг л оша ди и платье, и
шубы, и козлины, и за то им суля т п л а т е ж собольми и б о б р а ­
ми; и тех де им долгов сами не приносят, и они де д л я тех д о л ­
гов в г осударе вы яс ачные волости хо дят и долг и свои в ы би р аю т ,
на ком что доведетца, собольми и бобрами; и тем де они ( к и р ­
гизы) п ла т ят г осударю с себя я с а к и Ал тыно вым детям — чер­
ных ка лм ык о в т ай ша м, а сами де они за собольми и за б о б р а ­
ми зверовать не умеют и не природа им». Еще в 1629 г. к ы р ­
гызы говорили русским: «Сами соболей не ловим, а емлем з а
д о лг соболи у кыштымов».
В 1640 г. кн яз ь Изень писал в ж а л о б е на имя русского ц а ­
ря: «В прошлом, государь, во 148 году роздано, государь, б ыл о
жи в от иш ко моего л оша дь ми и шубами и иным по Чу л ым у т в о ­
им государевым я сашн ым людем в долги многим т а т а р а м чу­
лымским». И пс истечении срока Изе нь в сопровождении семи
человек воор ужен ных кырг ызов решил отправиться на Ч у лы м
«своего д о л ж и ш к у сбирать».
К ак видим, А н я з ь я .'В роли купцов-ростовщиков выступали
1 повсеместно, и э т а пр ак ти ка б ы л а д л я них исконной и т р а д и ­
ционной. Нет сомнения, что кыргызский аристократический род
применял к своим подданным, особенно к к ышт ыма м, все м е ­
тоды жестокой фео дал ьн ой эксп луатац ии, обычной д л я сре д не ­
вековых обществ ц ен тр ал ьноа з иа т ског о типа.
В положение кышт ымо в по па да ли д а ж е соплеменники х а ­
касских князей, но в большинстве случаев в качестве к ы ш т ы ­
мов выступали племена, покоренные еще в древности. Кыш тымы ра с пр е де ля л ис ь м е ж д у князьями. Н а п ри м ер , у ал тыр ски х
князей к ыш т ы м а м и были шорцы, вернее, все т ю ркоя зыч ные
группы, ж и в ш и е в системе рек К ондомы и Мрассу; у тубинских
князей — моторцы, котты, байкотовцы, камасинцы; у а л ты с ар ских князей — кызыль цы, кра сн оя рс к ие качинцы, аринцы, чу­
л ым ск ие т а та р ы, еуштинцы, о б ит авшие на р. Томь, где был
основан город-острог.
В среднем на одного кн яз я приходилось по 40 мужчин- кыштымов. Име нитые кн язь я имели по нескольку сот кыштымов.
Так, у а лт ыс арс ког о кн яз я Иченей Мерг еня в районе р. Кан
было около 500 кыштымов, у к н я з я Т а л а я по рекам М р ас с у
и Кондоме — около тысячи человек.
! Сбор а л б а н а с о п р о в о ж д а л с я п о тр яса ющи ми жестокостями.
К а з а к и неоднократно со обща ли, что «киргизские кн язц ы п ра в я т
на них, кыштымов, себе ясак, прив яз а в к дереву, и стр ел яют
по ним из луков»"; \Если ж е у кышт ымо в не о ка з ыв ал о сь в о в р е ­
мя заготовленной пушнины, то князья, к а к правило, «жен их
и детей з а яс а к е млют в полон» или ж е «вместо соболей и б о б ­
ры и кони добрые, и платье, и котлы, и жен, и детей у них
увозят».
К ж е сто чай шей э кс пл у ат ац ии к ышт ымо в х ак асс ки ми к н я з ь я ­
ми" д о б а в л я л а с ь э к сп л у а т а ц и я со стороны монгольских х анов
и д жу н г а р с к и х х ун та йдж и. К ро ме ал ба н а, к ы шт ым ы о б яз ан ы
152
б ыли нести р азн ые повинности, в частности сл ужить в д р у ж и ­
нах х ак асс ки х князей, по воле которых им приходилось у ч а ­
с тв ов ать в войнах и грабительских набегах. Княз ья я вл ял ись
неограниченными вершител ями судеб своих кыштымов.
В подчинении хак асс ки х князей б ы ла и дру гая категория
л юд ей — д ом аш ни е рабы, «холопи». Ими становились те, кого
князья з а х в а т ы в а л и в ходе военных действий или покупали у
торговцев, а т а к ж е з а к а б а л я л и .
В XVII в. работ ор гов ля в Хакасии процветала. Кн яз ь я п р о ­
д а в а л и своих подданных, а о б ни ща вш ие рядов ые — своих д е ­
тей. ^Торговали ра ба м и русские, д жу нг ар ы, монголы и бухарцы.
В 1731 г., когда в Кузнецке русские власти стали выяснять
количество людей, яв ля вши хс я подданными Д жу н г а р и и , было
установлено, что воеводы и другие чины, а т а к ж е и рядовые
ка з ак и имели д воровых л юдей — холопов. Бол ьши нс тво из них
б ыл и х ак а са м и. Эти д во ро вые люди у т в е р ж д а л и , что в К у з ­
нецк они попали лет 30 — 45 назад, т. е. в конце XVII — н ачале
XVI II в. Судьбы этих людей трагичны. Так, Анастасия Максюкова, родом «из Киргизской землицы», еще в ма лолетстве
б ыл а п родана своим отцом кузнецкому пятидесятнику М а к с и ­
му Севергину. И в ан Яковлев, т о же родом «из Киргизской з е м ­
лицы», р а с с к а з а л , что «тому н а з а д лет с три дц ать из оной
земли з а л о ж и л его, Ив а на , д я д я родной Б у р а н т а й в Кузнецк
в 10 ру бля х ». /Хо л оп ов имели и влия тел ьные люди из к ы ш т ы ­
мов. Известно, что шорцы, например, были кы шт ыма ми алтырски'х князей. Но это не м ешал о некоторым из них т о же в л а ­
деть холопами. В ясачной книге Кузнецкого уезда за 1640 г.
значится Когедеев улус. Г л а в а этого улуса, Когедей, внес за
себя яс а к сполна за этот г о д — 10 соболей, а человек по имени
Ерлегеч яс а ку не дал, заявив: «Я де Когеев х о л о п » 20.
К ак видно из документов, д омашне е рабство у хак асов б ы ­
л о распространено широко. Р а б ы явл ял ись полной собствен­
ностью хозяина. Они не имели своего хозяйства, жи л и и коче­
в а л и в хоз яйст вах своих владельцев, п остав ляя рабочую силу
д л я их семей.
З е м л я у хакасов, к а к видно, находила сь не в общинном
пользовании, а б ыл а з а х в а че н а фео дал ами . Отгонные з емли и
п астб ища «киргизов» я вл ял и сь собственностью князей, но в с и ­
л у специфичности русских источников пр ямы ми д о к а з а т е л ь с т в а ­
ми этого историческая н аука пока не рас полаг ает. Гл убок ая
к ла с со в ая д ифф ер ен циа ци я, наличие разн ых категорий з а в и си ­
мых людей, многообразие форм э кс пл у ат ац ии и частного з е м ­
л еп ол ьз ов а ни я с л у ж а т ярким свидетельством того, что у х а к а ­
сов в XVII в. общественный строй был феодальным.
Г В политическом отношении « К и р г и зс к ая землица», с о­
с то я вш ая из четырех княжеств, п р ед ст а в л я л а единое целое.
Один из князей всегда был главным, ему подчинялись все о с ­
тальные. Русские в н ач ал е XVII в., когда впервые стали б л и з ­
к о соприкас ать ся с х ак а са м и, установили, что у них есть е з е р ­
ский князь по имени Немек, одновременно в о зг лав ля вший всю
«Киргизскую землицу»Т)Послы Василий Тюменец и Ив ан П е т ­
ров, ездившие к Алтын-хану в 1616 г. через Хакасию, об этом
писали так: «Тот у них Н е м ек — князь и начальной. И та Кирг итцкая з ем ля вся ныне его, а наперед того б ыл а отца его,
д а под ним, Немеком, 2 кня зь к а лучших Номча, да К а р а » 21.
С 30-х годов XVII в. почти до конца столетия г лавными
князь ями ста нов ят ся алтысарцы, потомки Номчи — его сыновья
Кочебай, Ишей, внук Иренек, а в конце XVII и н ач ал е XVIII в.
главенствовать в «Киргизской землице» ста л езерский к н я з ь
Шарло-Мерг ень , сын Не мека . Кн яз ь я Н о мч а и Н е м е к были
близкими родственниками и происходили, к а к мы у ж е г овори­
ли, из Алтысар. ! Сын Не м ек а Шарл о- Мер ге нь неоднократно н а ­
з ыва л своим племянником З а н с а я — п рав ну ка Номчи.
Таким о бразом, Н е м ек сидел в Е з е р а х и был г лавным к н я ­
зем. Его сын К а р а к н я ж ил в Алтысара х, сын Иченей-Мергень
в разное в ремя в о з гл ав ля л то Езерскую, то Тубинскую « з ем ­
лицы». Но мч а же, его дети (Кошу, Кочебай, Ишей, Кенчибей)
и их потомки к н яж и ли в Ал ты са ра х, а т а к ж е в других улусах
и «землицах». Ире не к — внук Номчи — был главным
князем
«Киргизской землицы» и находился в Ал ты са ра х, второй внук,
Аб ал ак , и правнук З а н с а й правили в Езерском княжестве.
В третьем кн яж е ст в е — в А л ты р ах и в четвертом — в Тубе т а к ­
ж е восседали выходцы из Алтысар. Так, из Ал тысар был и
князь Ноян. Его сын Бехтень к н я ж ил в А лт ы ра х и Ал тысар ах ,
сын кн яз я Сенчикеня Ш а н д а — в А л т ы с а р а х и в Тубе, прав нук и
Номч и Т а л б а х — в Ез ер а х и Тубе, Е м а н д а р и — в Алтырах.
Все князья четырех х ак асс ки х княжеств явл ял ись в ы х о д ц а ­
ми из Ал т ыс ар и были м е ж д у собой прямыми р од ств ен ни ка­
ми. Д а ж е Ш а н д а , долгое в ремя кн яж и вши й в Тубе, прих одил ся
родственником Номче. Один из прав ну ков последнего, А б а л а к
Изерчеев, сына Ш а н д ы Т а г а н а к а н а зы в а л «сродичем». Тубинское княжест во в о з г л а в л я л и выходцы из «больших киргизов»,
и о тделят ь это кн яж ес тв о от «Киргизской з емлицы» было бы
неправильным, т а к к а к в «Тубинской землице» кыргызов было_болыпе, чем в Ал тысар ах, Езера х или в Алтырах.
( Т а к и м о браз ом, вся « К и р г и зс к ая з ем ли ца» фактически у п ­
р а в л я л а с ь одной семьей из сеока кыргыз, который был древним
а ристократическим кн яж е ск и м родом, р ас про ст ра ня вши м свое
имя на всю «землицу».
Единство «Киргизской земли цы» в ы р а ж а л о с ь т а к ж е и в том,
что общие политические вопросы решалис ь с ообща всеми к н я з ь ­
ями и з натными л юдьми этих четырех княжеств. Так ие сборы
всех князей русские источники н а зы ва ю т «съездами». Н а этих
«съездах» нередко о б с уж да ли сь в заимоотношения с соседями:
русскими и монголами. В 1626 г. к х а к а с а м п р и е зж ал посол,
сын боярский Пе тр Сабанский, кн язь я Ишей и Кочебай, ноп ре жд е чем вести переговоры, гонцов « р аз ос л ал и к киргизским
кн яз цам и ко всем улусным л юдя м: и к тубинцам, и к мото р154
цам, и к буклинцам, чтобы они съ ехались к Ишею и к Коче ба ю все».
В 1627 г. прибыло новое посольство во главе с Дми трие м
Черкас овым. Русского посла привели в улус, «а в улусы при-ехав, договор отл ожи ли до тех мест, к а к киргизские князцы
и улусные все люди изо всех своих улусов и с зверовьев с ъ ед ут­
ся». Пр и ся г у (шерть) з а всех д а в а л князь Кочебай, и при
этом он зая вил: «Д ае м шерть за себя, и за киргизских князей...
и за улусных людей, и за их братью, и з а детей, и за род, и за
племя, з а улусы их, и за всю Киргизскую з емлю по совету всей
Киргизской земли».
Н а эти «съезды» собирались не только князья и улусные
люди, но и их кыштымы. При этом людей с ъ е з ж а л о с ь м н о ж е с т ­
во. Так, в 1627 г. на «съезде» было 700 человек, из них к ы р г ы ­
зов — 300, а остальные 400 человек — тубинцы, моторцы и др.
Но р ешающи й голос имели только князья, а простой народ
.лишь присутствовал.
«Съезд» иногда уполномочивал отдельных лиц выступать по
в аж н ы м вопросам от имени всей «Киргизской землицы». К р о ­
ме того, «съезды» о б л а д а л и запретно-принудительным правом
по отношению к отдельным князьям, устр аив ав ши м произвол
или г р а б е ж без в едома ст арших князей. Известно, например,
что князья на «съезде» потребовали от Чегуна Еренекова в о з­
мещения убытков, причиненных им во в ремя набега на русские
волости, и у г р о жа л и выдать его на р а с пр а ву русскому воеводе
в К а ш та ц ки й острог.
В «Киргизской землице» существ ов ала удельная система.
С а м ы е родовитые и с та р ши е князья сидели в основных четы­
рех княжеств ах, а м л а дш и е и близкие сородичи к н яж и ли у с в о­
их кыштымов. Сын Номчи Кенчибей в о зг л а в л я л т а к н а з ы ­
в ае мые Горные волости на Чулыме, его внук Изерчень кн яж ил
в Ачинской волости, а пр ав ну к Шип в ла де л вотчиной у моторцев. У х а к ас ов была определенная и ерархия князей. Князьки
кыштымов — а они были в основном родовыми — подчинялись
кырг ызским улусным, а улусные — г лав ном у князю из рода
Номчи, си девшему в течение всего XVII в. в Алтысарах.
Хакасы, будучи нередко в асс ал ами монгольских и д ж у н г а р ­
ских ханов, политически были бесправными, не имели с а м о с т о я ­
тельности, жи л и на своей з ем ле в вечном страхе и зависели от
изменения политической обстановки и взаимоотношений с ю ж ­
ным и и северными соседями. Д а ж е кочевки х ак асс ки х к н я ­
зей совершались в соответствии с политической ситуацией. Е с ­
ли опасность н ад ви г ал ас ь с юг о-за па да или юго-востока, то они
уходили со своими улусами на север, до бассейна рек Ч у ­
л ы м а и Еника, или у кр ыв ал ись в районе рек Ербы и С а р а г а ш а ,
а иногда передвигались вплоть до самого Красн оярс ка. Если
опасность о ж и д а л а с ь со стороны царских властей, хак а сс к ие
кн яз ья со своими л юдьми уходили в восточную или юго-вос­
точную часть своей земли. Так, в 1641 г. Яков Тухачевский,
155
придя войной «в Киргизы», о б н а р уж ил , что ха ка сс ки е к ня зь я
Иш ей и Иченей перешли с Июсов на Уйбат, а Кочебай, Бехте нь
и Т а л а й — в верховьях р. Аскиз.
В 70—80-е годы XVII в., когда м е ж д у русскими вл астя ми и
князь ями часто бывали военные столкновения, известный алтысарский кн язь Иренек, имевший резиденцию на Июсах, не­
о днократно откочевывал з а р. А б ак а н или д а ж е на правую с то­
рону Енисея. В самые опасные моменты, когда со стороны
сибирских воевод о ж и д а л с я большой поход, ха ка сс ки е к ня з ь я
п ер еп рав лял и свои семьи и улусных людей со скотом через
р. Енисей, на Тата рский остров, где жи л и «все вскопе» и«оберегаючись». В стр ане х ак а с о в в то в ремя имелись о пре де ле н­
ные опорные резиденции князей — каменные крепости-«городки»
и д а ж е д ер ев ян ные остроги, куда уходило население в с л уч а е
военной опасности. Источники упоминают не только «Белый к а ­
менный город» — резиденцию-столицу « Бол ьши х
кырг ызов»
XVII в. при слиянии Белого и Черного Июсов, но и «каменный
городок» на Б ел ом Июсе, «каменный городок ниже Сыды-реки»,
городок на р. Ен ик в К ыз ыл ьс ко й земле, «киргизский о ст ро ­
ж е к » близ Красн ояр ско го острога. В походе 1616 г. т омс ки е
с л у ж и л ы е люди взял и приступом три городка-крепости ( « к и р ­
гизских людей, и кызыльских, и буг аса рских три городка в ы ­
секли») , Крепость б ыл а и на Тагыр-острове, нахо дяще мся на
Енисее близ устья А б а к а н а (ныне Тата рски й остров). В о д ­
ном документе об этой крепости сказано, что во время воен­
ной опасности т уд а «для крепости и опасения киргизские люди
п иные р азн ые роды отсылали же н своих, и детей, и л о ша д ей ,
и скотину, и всякие животы». Б ы л а еще п ограничная крепость
« Л о за но в ы о са ды » при в ыходе Енисея из саянских гор.
К а к видим, т ак ими горо дками п ользовались и к ы ш ты м ы
кыргызов, а не тол ьк о качинцы и кызыльцы. Сообщаетс я о го­
р о дках томских тат ар, о «чюлымских, киргизских и ме ле ских
горотках», о городке шорцев в Абинском улусе, о том, что
есть «городок на реке на Улеле», п р и н а д л е ж а в ш и й князю Талаю, и «киргизские люди того с лу жи вог о человека, Стеньку
К о к ш а р а , у к н яз ь ца Т а л а я в городке убили». Н а л и чи е городкови острогов свидетельствует об оседлости одной части н а с е л е ­
ния и, вероятно, о полукочевом быте другой.
Ха кас ы в XVII в. были многоданниками. Они периодически
попадали в зависимость то от монгольских Алтын-ханов, то от
д ж у н га рс к их х ун тай джи. Е щ е до прихода русских х ак а сы я в л я ­
лись двое да нцами, т а к к а к а л б а н с них в з им ал и и монгольские,
и д ж у н г а р ск и е ханы. С н а ч а л а XVII в. ц арские власти т а к ж е
начали постепенно об ла г а т ь их ясаком. С этого времени х ак а сы
стали т роеданцами.
О многоданничестве в 1627 г. хак а сс к ие к няз ья говорили
русскому послу Д м и т р и ю Черкасову: «Д ае м де яс а к один го­
сударю, другой я с а к — Ал тын- царю, третий яс а к — черным к а л ­
мыка м Кара к ул е- та йше » . С ам ым о бременительным был я с а к
156
д ж у н га рс к их и монгольских ханов, которые кроме пушниньг
брал и а лб ан р аз ны м скотом.
В 1636 г. в д окуме нта х сказано: «Мы, Киргизы, ныне стали
государевы яс ашн ые л юд ишк и и кыштымы, потому что де им,,
киргизам, от государские высокие руки с та ло детца негде, а
[с] другой стороны — Алтын-царь». В 1645 г. д жу нг арск ий Бат ур-хунтайджи д о к а з ы в а л русскому послу Клепикову,
«что
п режде сево киргизы... были ево, Контайшины, люди».
В 1644 г. красноярский воевода писал: «В Тубу п ри ез жа ют
к алм ык и и му гал ы и емлют с киргизских людей и с тубинцев
яс ак накл ад но й с 10 скотин емлют 10-ю скотину сверх мягкой
рухляди: соболей и лисиц и бобров и кошлаков». Д е ся т ки д р у ­
гих документов свидетельствуют об одном и том же: «А из К и р ­
гиз к Бу шухту- хану гонят скотин тысяч с д в а д ц а т ь на прокорм
л юдя м его», «у алтырцов, у алтысарцов, у езерцев и у них, т у ­
бинцев, учали брат ь скот на него, Бушухту- хана, весь и оставлнв ают м а л ы е остатки и, взяв тот скот, посылают с Киргизской
земли к нему, Бушухту-хану»; «велел де Ал тын- царь с киргизсобрать 100 лошадей»; «киргизские де, государь, люди к Ирденю-контайше 1000 овец и 400 коров послали». Подобные г р а б и ­
тельские поборы со стороны д жу н га рс к их и монгольских ф е о ­
д ал ов п р о до л жа л ис ь вплоть до окончательного присоединения
Хакасии к России.
Как монгольские, так и д ж у нг а р с к ие ханы д л я упроченияг
своей власти над х ак а с а м и брали у них за ло жн и ко в -а м ан а то в .
Русские воеводы, придя на Средний Енисей, т оже н ач ал и по при­
меру азиатских в л а ды к т ребовать з ал ожн ико в. В течение XVII в.
хакасы, являясь, с одной стороны, к ы шт ы ма м и монгольских и
д жу н га рс к их ханов, с другой — ясачными л юдьми русского ц а ­
ря, подчинялись трем р азн ым уездам: Томскому, Кузнецкому и
К р ас но яр с ко му и соответственно о тд ав ал и своих а м а н ат о в ВО'
все эти города.
Монгольские ханы и д жу н га рс к ие х ун тай джи, а т а к ж е рус­
ские власти в а м а на ты б ра ли «лучших людей», т. е. родственни­
ков князей — их сыновей и братьев, а нередко и самих князей.
Так, князь Кара, прибывший в 1621 г. д л я переговоров, был
об ъя вл ен в Томске ам ан ато м, и там воеводы его «извели».
Кроме того, д жу н г а р с к и е х ун та йдж и с конца 60-х годов
XVII в. в «Киргизскую землицу» п осылали своих наместников.
В качестве наместников в Ха кас ию п рис ыл ал и «ейзанов» (зайсанов) или духовных лиц (гелюнов). Д ж у н г а р с к и х наместников
русские документы н азыва ли «посланниками». В большинствеслучаев в Хакасии находился один наместник. Обычно урга
( ставка наместника) нах од ил ась в Ал тыр ско м кн яжеств е на
р. Нине. В те годы, когда на Среднем Енисее обострял ась поли­
тическая обстановка или в оз никал какой-либо конфликт, к ол и ­
чество наместников увеличивалось до четырех, т. е. по одному
п редставителю на княжество. К а к правило, наместники в Х а к а ­
сии не жи л и постоянно, а п ояв лял ис ь н аездами. Они часто м е ­
15Т
нялись. Че рез своих наместников д жун г ар ск и й х ун та йдж и п р а ­
вил «Киргизской землицей». Его наместники собирали ясак,
о рг ан из ов ыв ал и походы на соседей и чинили р ас пр аву над не­
послушными кыштыма ми. Об этом ка з ак и в 1671 г. писали так:
« Д а он ж е Кегень Кутухта пр ис лал в Киргизскую землю ейзана
своего д л я всякой р а с п р а в ы » 22.
В XVII в. х ак а сы в массе своей я вл ял ись бесправными к ы ш ­
тымами и ясачными людьми. По л но вл а ст ными их х озяе ва ми
были монгольские и д ж у нг а р с к ие ханы, а позднее — русский
царь .
5. Хозяйство, торговля, культура, верования
Н а и б ол ее продуктивным видом хозяйственной деятельности
населения Хакасии в XVII в. яв лял ось скотоводство. Русских
.людей, б ыв ав ши х в этих местах в зимнее время, всегда п о р а ­
ж а л о то, что «у киргизов на старых их кочевьях снеги мелки»,
«в Киргизской з ем ле снега нет, степи голые». Характерно, что
д а ж е в эпосе х ак а со в нет никаких сцен, св яз а нны х с кочевой
жи зн ью.
М ал о с н е ж н ы е зимы в степях Хакасии способствовали п р е ж ­
де всего развитию отгонного скотоводства. Кн я зь я и другие б о ­
гатые люди скота д е р ж а л и помногу. Р усские к а за ки в своих
«доездах», а т а к ж е послы, п р и е з ж а в ш и е в эти края, в «статей­
ных списках» постоянно у ка з ыв а л и , что у кыргызских князей
«лошадей и коров много и овец много». Скот круглый год с т а ­
рал ись с од ер ж ат ь на подножном корму. Од н ак о с древности х а ­
касы з а ни мал ись и сенокошением. Так, о д н а ж д ы хакасы, в р е ­
менно об ита вшие под Красноярс ком, решили вернуться на с т а ­
рые земли по Аб ак ан у. Свой отъе зд они объяс ня ли тем, что
«с подгородными качинскими, и аринскими, и ястынскими ясашными т ат а ры вместе кочевать с та ло тесно и к зиме сен ставить
на л оша ди и на рогатый скот негде». Археологические находки
и народный ка ле нд ар ь , о т р а ж а в ш и й жи зн ен но в а ж н ы е п ро из ­
водственные процессы в х а к ас с ко м обществе, у б еж д а ют нас в
том, что сенокошение у них б ыл о раз вито издревле. К ак п о к а ­
зано выше, в раннем ж еле зно м веке и в течение всего с ре дн е­
вековья х ак а сы п рименяли д л я сенокошения серпы и косы- гор­
буши. В народном к а л е н д а р е август у са гайце в и качинцев н а ­
зыва ет ся «от а й ы » — месяц уборки сена. В я зы ке хак асо в име­
ются слова, о б оз на ч аю щи е сенокосный инвентарь: коса — сапхы; вилы — сызыро, а з ы р а г а с ; г ра бл и — тырбос; скирда сена —
ул ам, ч а зы рг ан -от ав а. Н а л и чи е в хак ас с ко м я зы ке
подобной
терминологии, несомненно, свидетельствует, что сенокошение у
хакасов, к а к мы говорили, сущест вов ал о издревле.
Скотоводством зан и ма ли сь все хакасы, а особенно те, к о ­
торые жи л и в степных районах. Р а з в од ил и х а к а с ы лошадей,
крупный рогатый скот, овец и коз. Кня з ья в своем хозяйстве
пр ак ти ко в ал и табунное коневодство и разв ед ен ие верблюдов.
158
Во в ремя похода «на киргиз» в 1641 г. Яков Тухачевский в
улусах князей И ш е я и Иченея с р а з у отбил 150 голов в е р ­
блюдов. Этнические группы хакасов, обита вшие в горной тайге,
издревле разв од ил и с та да северных оленей и ездили на них
верхом (та ба н- бе ль тиры, саяны, часть моторцев). Об о ле не ­
водстве бельтиров оставили сведения русские послы Василий
Тюменец и Ив ан Петров, ездившие в 1616 г. к Алтын-хану через
«Табынскую» землю в Саянских горах. Пос лы сообщили, что у
них «коров и овец нет, только одни л о ш а д и да олени», а в со­
седней Саянской земле «ездят на оленях и на конях».
Г. Михайлов, проехавший через з ем лю хакасов-степняков,
т ак х а р а к т е р и з о в а л их быт: « Кирг изск ая де земли ца кочевная,.
жи ву т в избах полстяных, а ходят в шуб ах и зипунах, а ядят
рыбу н зверь бьют, а бой у них лучной. Л ошад ей , и коров, и
овец м н о г о » 23.
Русские в н ачале XVII столетия, м а ло знавшие хакасов, не
сразу увидели у них земледелие. Пос лы Василий Тюменец и
И ван Пе тр ов в 1616 г. сообщали: «Хлеб не сеют, и не родится?-.
Но здесь ж е ск азали, что когда «киргизские князьки... по своей
вере жертвовали.. . [то] с кля твою хлеб ели».
Действительно, х ак а сс к и е князья сами земледелием не з а ­
нимались, а именно с ними были установлены первые контакты
русских в н ач ал е XVII в.
Когда ж е русские с л у ж и л ы е люди стали б ли же знако мить ся
с жи зн ью народа, выяснилось, что х а к а с ы умеют п ах ат ь и с е ­
ять. В 1620 г., через четыре года после посольства Тюме нца
и Петрова, русские у ж е говорили «о киргизских п ашнях» на:
Чулыме. Ок азал ось , что не только кыргызы, по и их кы шты мы
(кызыльцы, северные качинцы, сагайцы, шорцы, а т а к ж е кумандинцы) — все в какой-то мере зан и ма ли с ь земледелием. Н а ­
пример, в 1641 г. Яков Тухачевский после похода в «Киргизы»
говорил, что кызыльцы « пашн ишка невелики наперед сего пахивали, сеяли кырлык» (т. е. гречиху.— JI. К. ). О с аг ай ца х в
д окументах читаем: «Саг ай ск ие люди ж и в у т летом на пашнях
на верх Томы-реки». О шор цах в 1622 г. сообщается подробно:
« Жи ву т они в горах, а на горах рас тет всякой лес, и тот лес
расчищают, п ашут пашни, сеют пшеницу, ячмень, конопли». З а ­
нимались з емледелием и бельтиры. В августе 1675 г., «в кото­
рую пору ж а л и ячмень», черные к а л м ык и пришли с Катушг
за ясаком к ке рсаг ала м. В замо ро зки в 11 л одк ах проплыли
ь Кумандинскую волость телеуты Б ач ино ва улуса. А когда они
плыли назад, то «те л одки у них (были) н асыпаны полны я ч ме ­
ни, и им де, ясачным л юдя м, Куман дин ск ие волости утеснение
большое учинили, что ячмень поотнимали без о с т а т к у » 24.
С красноярскими к ачинца ми русские познакомились ближевсего б ла г о д а р я строительству в 1628 г. в их земле К р а с н о я р ­
ского острога. Ок азал ось , что у качинцев издревле существовал
земледельческо-скотоводческий полуоседлый тип хозяйства, а
т а к ж е были «городки», т. е. крепости. По ясачной книге Ени159*
сейска за 1621 — 1623 гг., в Тюлькиной земле значились «кочевные и п ашенные» ясачные, « пашенные т а т а р ы кн яз ца Б а з р а ка» — Б а з р а к о в улус. У них ж ител и Енисейского острога п ри ­
обретали л о ш а д е й и зерно «для государевы пашни». В 1625 г.
енисейцы д о к л а д ы в а л и в Москву: «И в той де Качинской з е м ­
л иц е люди кочевные (т. е. скотоводы. — J1. К. ) летом пашню п а ­
шут, сеют ячмень д а ку р лы к (гречиху.— Л . К . ) , а зимою кочуют
в крепких местах, и сберегаючись от к ол ма цк их людей и от
братских (т. е. от б урят. — Л. К. ) и от иных землиц». В 1628 г.
в д окументах о строительстве Красн оярс ког о острога с о о б щ а е т ­
ся: «Около де Красноярс ког о острогу пашенные земли, а в К а ­
чинской землице пашут и родитца ячмень и курлук и сенных
покосов много». В том ж е году еще раз упоминаются «пашни
качинцев», на которых п р ятал ись от русских аринцы. Д о к у ­
менты 1629 г. р ас ск а зыв а ют , что когда в Крас но яр с ке п роиз о­
шел голод, то г о ро жа не «покупали у т а т а р с а р а н у и к ур лы к д о ­
рогою ценою, и последнее свое п л а ть иш к а на к урл ыке и с аран е
проели». А т я ж е л о й весной 1630 г. кра сн оярц ы «для тое бесхле'бицы покупал и у т ат а р п аше нн ые л о ша д е нк а , с л о ж а сь человек
десять и д ва дц ат ь, а семян яровых покупали у них же, татар,
ячмени пуд по р уб лю и д о р о ж е и сеяли яровой хлеб».
В середине XVII в. я с аш н ые качинцы ж а л о в а л и с ь русскому
царю: « Д а у нас же, государь, б ожиею волею, почал поедать
сеяной наш хлеб, курлыки и ячмени нахо жи й гад. К о бы л ка ( с а ­
ранча, — Л. К. ) почала родиться из земли еж ег о д и на всходе
вые да ет хлеб из корени». Соседи качинцев, аринцы, т а к ж е с е я ­
л и хлеб: ярицу и я ч м е н ь 25.
В XVII в. среди х ак а со в были люди, которые специально
зан и ма ли сь земледелием. Это х ак асы- хл еб оп ашц ы. Они жи л и
оседло. В 1622 г. в ясачной книге Енисейска говорилось, что к а ­
з ак и «принесли из Тюлькиной земли г осударе ва ясаку с кочевных и с п ашенных с кн яз ца Татуша, Н а б ы т а я и Б а з р а к а с т о ­
в а ри щ и 100 соболей». В этом документе вполне определенно
ск азан о, что были «кочевые» и «пашенные» люди, т. е. одни в е ­
ли полукочевой о б р а з ж и з н и скотоводов, а другие — оседлый,
зан и ма ли сь хл ебопашеством. Последних русские на зы ва л и еще
«сидячими и пешими». На пр и ме р, к 1639 г. Василий Старков,
в ыб ир ав ши й место д л я ст роительства острога в устье р. Абак ан,
д о к л а д ы в а л : « Ны не тех кыштымов, которые на том месте ж и ­
вут опрично иных, больше 500 человек, а люди пешие и с и д я ­
чие». С тарков т а к ж е сообщал, что на Бел ом Июсе он покупал
у кышт ымо в крупу.
Ха ка с ы- зе мл ед ел ь цы находились в зависимом положении и
от монгольских феодалов. Об этом мы т а к ж е узнаем от В а с и ­
л ия Старков а: «А выше де того Аб ак ан у, вверх по Енисею-реке,
на Ал тына ево кы шт ы мы человек с шестьдесят и хлеб пашут».
Монголы и сами признавали, что х ак а с ы д л я них сеют хлеб.
Монгольский посол Эзан в 1666 г. в Москве просил «в К и р г и ­
зах» д л я Ал ты н- ха на «поставить город и п ашн ю пахать». ОбосЯ60
повывал эту просьбу он так: «А наперед сего, при отце его
Л о д ж а н о в е , в Киргизах п а шн я пахивано». Бол ее того, Алтынхан х ак асо в- хл еб оп ашц ев уводил к себе в Монголию и там
з а с т а в л я л в ыр а щ и в а т ь хлеб. Эзан р а с с к а з ы в а л в Сибирском
приказе, что у Л о д ж а н а в улусах было 100 человек пленных
«киргизов», которые за ни м аю тс я х л е б о п а ш е с т в о м 26.
Существование у х ак ас ов х л еб опа шес тв а еще до прихода
русских по дт в ер жда е тс я наличием своей земледельческой т е р ­
минологии и назв ания ми месяцев народного к а ле нд ар я. П о - х а ­
касски плуг — са лд а; серп — оргах;
п а шн я — хыра,
т ар л а г ;
всходы — х ул г ал а р ; семена — урен; сноп — поом; пшеница —
пугдай; овес — сулу; ячмень — кбче, просо — таран, з а л е ж ь —
колей. Ха касский народный ка ле н да рь показывает, что сентябрь
н а з ы ва л ся у сагайцев «хыра кисчец ай» или «уртун а л ч а ц ай» —
месяц сбора ж а тв ы,
а у качинцев — «no3ir айы» — месяц
урожа я.
Будучи з ем ле де льц ами , х а к а с ы в XVII в. умели приготов­
лят ь из з ерна крупы и муку. Русские послы не раз сообщали,
что они покупали у х ак а со в «крупы и кы р лы шн ую (т. е. г реч­
невую) муку».
Хлеб и зерновые культуры в ы р а щ и в а л и кыштымы. В ур оч­
ный час п р и е з ж а л и княз ья и з а б и ра ли у них хлеб. Б ол ь ше всех
таким притеснениям подвергались сагайцы, жи в ши е в верховьях
Томи, и шорцы. В 40-е годы XVII в. я сач ны е люди Б а р с о я к о в а
улуса ж а л о в а л и с ь , что «те воры киргизы, приехав к ним в в о ­
лость, учали у них на себя п рошать ал ма ну , и ячмень грабить,
и отымать себе сильно». В 1674 г. воевода г. Ку зне цк а д о к л а ­
дывал, что «князец» Серезин, придя со своими л юдь ми на К он ­
дому и Мрассу, «ясашных людей пограбили, и что было у них
приготовлено ячменя, и тот ячмень они, киргизские люди, взяли
весь без остатку».
При вед ен ные выше ф а к т ы свидетельствуют, что, несмотря
на значительный регресс, явл яв ши йся следствием монгольских
з авоеваний и набегов, п р о до л жа вш и хс я в течение 400 лет
(с XIII по XVII в.), х ак а с ы сохранили до XVII в. ослабленное,
но многоотраслевое земледельческо-скотоводческое хозяйство,
имевшее бо ль шую экономическую силу еще в период д р е в н е х а ­
касского г осударства V I —XIII в.
В а жн о е место з а н и м а л а у хакасов охота. Князья, будучи
в основном скотоводами, у в лекал ись тол ьк о облавной верховой
охотой (ездили «з веровать»), которая не яв лялас ь, в с у щ но ­
сти, пушным промыслом. Они сами неоднократно з а я в л я л и рус­
ским в ластям, что «за собольми и за бобрами звероват ь не
умеют, и не природа им». В 1627 г. Д м и т р и ю Че ркас ову — рус­
скому послу, ез дившему «в Киргизы», «князцы» говорили: « Ж и ­
вем в степи, а по лесу на л е шн я х не зверуем и соболей не д о ­
бываем». Через д ва года после посольства Че р к ас о в а княз ья
Ишей, Табун, Иштен ек и улусные люди к а з а к а м , пришедшим
к ним за ясаком, ск азал и: « Я са к у взять негде, сами де соболей
11 Зак. из
161
не ловим, а е мле м де за д олг соболи у кыштымов». Охотой з а ­
нимались к ышт ым ы князей и р яд ов ые хакасы, ж ив ши е в т а е ж ­
ных районах, и прежде всего оленеводы. Если у кыргызов «и л е ­
ж а т в л а б а з а х и в ка ме н ья х у п рятан ы шубы собольи, горносталь, бобровые, волчьи, рысьи и макуилиновые», то это д о б ы ­
ча их кыштымов. Сами они «люди с л у ж ил ы е (военные.— Л. К .),
на л ы ж а х ходить и зв еря д о бы в ат ь не умеют». «Собол ишк а у
киргизских т ат а р в их зе мл е, — по отзыву русских,— плохие,
против денежной цены по гривне и по 5 копеек». Кыштымы, к о ­
торые ходили «в киргизские урочища по речкам и на звериные
промысла», охотились и посредством « п ос т ав ных 'лук ов», « ко ­
торые... ста вя т на зверей».
Р ыб н а я л о в ля т а к ж е я в л я л а с ь подсобным промыслом («е дят
рыбу и зверя бьют»). Н апри ме р, д л я определения времени
«кыргызы» п ользовались наблюдениями, заимс твов анными из
практики рыболовства: «С Енисея-реки на Июс-реку
конем
ехать столь дал еко , к а к на Енисее или на Июсе у ловят рыбу,
и с реки да на реку едучи, т а рыба не уснет в то время».
В ясак русские власти в XVII в. принимали д а л е к о не все
виды пушнины, которую д об ыв ал и охотники из числа к ор ен ­
ного населения Юж ной Сибири. Б р а л и только соболя, лисицу,
бобра, белку и горностая. Пу шн ин а сч италась большим б о г а т ­
ством и шл а на п р о д а ж у и на ценные подарки. Оценива я п уш­
ной промысел на юге Красн ояр ско го к ра я в XVII в., историки
приходят к заключению, что «еще до прихода русских естест­
венные з ап ас ы соболей в этом районе издре вл е развитого с о­
болиного п ромысл а были значите льно подорваны». Тем не м е ­
нее в этом районе з ап ас ы соболей «на XVII в. можно о п р ед е­
лит ь не менее чем в 25— 30 тысяч голов». Южносибирский я с а к
стал особенно ценным в середине XVII в., когда произошло ис­
тощение соболиных запас ов в З а п а д н о й Сибири. В 1650 г. был
з ап р е щ е н русский соболиный промысел в Кетском уезде,
в 1656 г.— в долине Ангары. Взоры русского п рав ительства
обратилис ь на юг, на «Киргизскую землицу», где еще м ож н о
было д обы ва ть пушнину.
Хозяйство х а к а с о в было нату рал ьн ым, и ремесленное п ро из ­
водство имело д ом аш ни й х ар а кт ер . В ыд ел ы ва ли разного рода
войлоки, кожи, шкурки, изготовляли в сев озможную о д е ж д у —
шубы, м а ла х а и , зипуны, шили сапоги, о б р а б а т ы в а л и кость и
дерево. Бо г ат ые х ак а сы ж и л и в войлочных, а бедные — в убо­
гих берестяных полусферических юртах. Кн яз ь я чаще о бит а ли
в юртах из белой кошмы. Д л я приезжих русских послов с т а в и ­
лись спец иал ьн ые посольские юрты из белого войлока. Р у с ­
ских людей п о р а ж а л и х ак а сс к ие шубы, сшитые из дорогих м е ­
хов и от де ла нн ые яркими и кр асивыми китайскими и п ерси д­
скими сукнами. В документе 1649 г. сообщается, что у а б а к а н ­
ских х ак ас ов б ыли шубы волчьи, лисьи, собольи и из мерлушки.
Широ ко известны хак а сс к ие меховые ма ла х аи . Их носили п р е ж ­
де всего бог атые — князья и именитые люди. В одном д о к у ­
162
менте 1680 г. говорится, что князь Ир е не к при встрече с р у с­
скими послами «слез с коня, снял ма ла хай ».
Ремеслом
з ан и ма ли с ь главным о бразо м улусные люди и
кыштымы. Д а н н ы е о ремесле в источниках отрывочны. Н а и б о ­
лее четко говорится о старинной отрасли — кузнечном д ел е и
о процветании в это в ремя у хак асов самобытного искусства
у к ра ш ен и я ж е ле з ны х изделий серебряной инкрустацией. Когда
один из красноярских к а з а ко в в 1654 г. нашел возле С а р а г а ш а
на Енисее серебряную руду, то с ообща лос ь в Москву, что «в
Киргизской, и в Тубинской, и в Алтырской, и в Керельской
з емля х серебряных мастеров, которые из серебра узды д ел ают
и по ж е л е з у набивают д обре много». В одном из документов,
о тн осящемс я к 1682 г., с ообща лос ь о серебряной руде «в К и р ­
гизской землице, вверх по Енисею, по правой стороне». П о д а н ­
ным историков, в XVII в. среди качинцев упоминаются м а с т е ­
ра-серебряники и мастера по изготовлению седел. Р усск ие в ое­
воды скупали у хак асов искусно с дел ан ные вещи, такие, как
пояс «серебром нав ожен и золочен», «посеребренное гвоздье»,
и при отъе зде увозили все это с собой в Москву. Нет сомнения,
что искусство у к р а ш а т ь седла, сбруи, воинские пояса и з л ю б ­
л енным народным орнаментом, наносимым чеканкой или т е х ­
никой инкрустации, и умение нал аг ат ь аппликации из с е р е б р я ­
ных пластинок на ж е ле з ну ю основу, а т а к ж е золочение горячим
способом восходят в своем развитии к р аннему средневековью.
Безусловно, существовали не только местные рудознатцы, но и
ювелиры, р а б от ав ши е с золотом и серебром.
Известными рудокопами, м е та лл ур га ми
и кузнецами
в
XVII в. были дав ние кы шты мы ал тырских князей, которых р ус ­
ские т а к и н аз ыва ли «кузнецкими людьми». Это шорцы и абинцы, в земле которых к а з ак и у ж е в 1618 г. построили на р. Томи
Кузнецкий острог (хакас. Аб а- ту ра) . В документе 1622 г. с к а з а ­
но: «А около Кузнецково острогу на Кондоме и на Мр ас се реке
стоят горы ка менные великие, и в тех горах емлют кузнецкие
есачные люди каменье; да то каменье р о з ж и г а ю т на д р о ва х и
р а з б и в а ю т мо ло тами намелко, а розбив, сеют решетом, а просеев, сыплют понемногу в горн, и в том сл ив аетц а же ле зо; и в том
ж е л е з е д е л а ю т пансыри, бехтерцы, шеломы, копьи, рогатины и
са бл и и всякое железное, опричь пищалей; и те пансыри и б ехт ер ­
цы продают к о л ма цк и м л юде м на л о ш ад и и на коровы и на овцы,
а иные есак д аю т к ол ма цк им людем ж е л е з о м же. А кузнецких
людей в Кузнецкой земле тысячи с 3 и все те кузнецкие люди
горазды д ел а т ь всякое кузнецкое дело». К а к видим, кроме алтырцев и русских «кузнецких людей» с та р ал и сь о блож ит ь я с а ­
ком и д ж у н га ры , з а х в а ти в ши е к тому времени Алтай.
Шо рцы -к ыш тымы сл ав ил ис ь производством орудий труда:
топоров, корнекопалок, котлов и сельскохозяйственного инвен­
таря. Б о ль шог о ма стерства достигли они в изготовлении воен­
ного сн ар я же ни я: сабель, копий, рогатин, наконечников стрел,
доспехов и шлемов. Высоко ценились шорские куяки — п ан ци ­
11
163
ри. Д а ж е русские ка заки , имевшие в оо ру жен ие лучшее, чем их
противники, всегда стремились приобрести шорские куяки, к о­
т орые о тличались удобством и прочностью. Пок упа ли их за
б оль ши е деньги.
В ш н ь П х а к а с с к и х князей к концу XVII в. все были одеты
в так ие доспехи. Ш орцы обеспечивали военным с н ар я ж е н и е м
не только х ак асс ки х князей, но, по-видимому, и всю монг оль­
скую и д ж у н г а р с к у ю рать, п л а тя им а лб а н своими изделиями.
Так, в 1657 г. монгольский хан п рик азал , чтоб ясачные люди
Кондомских волостей «сделали ему, Л о у д ж а н у , 1000 куяков,
а на Мрас се б с дел ал и 1000 куяков. А будет де яс ашн ые люди
на Кондоме и на Мра с се ему, Л о у д ж а н у , 2000 куяков не сде­
л ают, и он де хочет послать своих людей войною на к он д ом ­
ских и на мрасских ясачных и велит воевать, а с ж е н а м и и с
дет ьми в полон имать».
Кроме того, шорцы и зг отовляли свои изде лия и д л я про­
д аж и . П ок у п а л и у них воинское с н а ря ж ен и е и вообще в сяк ие
предметы из ж е л е з а и монголы, и д жу н га ры , и хакасы. Н а п р и ­
мер, в мае 1644 г. один шорец, п р иб еж а вш и й в Кузнецк, сооб­
щил, что через их волости «в Киргизскую землю» идут д ж у н г а ­
ры в составе 8 тыс. человек, «а идучи по Кондоме и по Мрассе,
у г осударевых ясачных л юдей покупают куяки и шеломы, и
стрелы, и копья, и всякое железо». Н е р е д ко свою п ро дукцию
шорцы меняли на скот.
О д на ко ц арск ое п равительство з а п р е щ а л о шорцам пр оиз­
водить куяки, шлемы, копья, рогатины и другое военное с н а ­
р я ж е н ие д л я пр ода жи . В 1641 г. ж ител и Мр ас ских и К о нд о м ­
ских волостей на так ое з ап р ещ е ни е ответили, «что им, ясачным
л юдя м, куяки и шапки ж е л е з н ы е и всякую ратную сбрую чер­
ным и белым к а л м ы к а м про да ва т ь и на л о шад ей менять не­
обходимо, так к а к тем де мы, ясачные люди, и живем». П о с л а н ­
ные к шор цам к а з а к и соо бща ли, что «ясачные люди, кондомские и мрасские, приготовили на п р о д а ж у черным и белым
к а л м ы к а м б оль ше двух тысяч куяков и ша пок же ле з ны х про­
тив того ж е » 27.
Ос тал ьные р емесл а у хакасов, вероятно, еще не обособи­
лись от сельского хозяйства, и зн ач ит е ль н ая часть продукции
хак асс ки х ремесел про изв од ил ась д л я себя в к а ж д о м х о з я й ­
стве. К с ожал ен ию, сообщения источников о ремесле коренного
населения Ю ж но й Сибири очень скудны.
Торговые связи х ак а со в с друг ими н а ро д ам и в XVII в. б ыли
довольно развитыми. Ч уж е з е м н ы е купцы постоянно п р ие з жа ли
в Хакасию, но нередко и са ми х а к а с ы о т п р ав л ял ис ь в чужие
страны. П р о д о л ж а л активно д ействовать ста рый торговый путь
через Туву и Монголию в Китай. П ос ред ни ка ми- куп ца ми поп р еж н ем у я в л ял и с ь купцы сре днеа зиа тског о происхождения, т а к
н аз ыв ае мы е «бухарцы», а т а к ж е монголы. Х акас ы и сами б ы ­
вал и в Китае. О д н а ж д ы , в 20-е годы XVII в., томский воевода
п отребовал от кн яз я Кочебея выкуп з а сына: к а мку ж е л т у ю
164
и барса. Кочебей «посыла л д л я ка м ки и д л я б ар са в К и т а й ­
ское государство и к а к ему из Китайског о государства к а м к у
же л т у ю на золоте да б а р с а привезли». Привозили из Кита я
и другие предметы роскоши и чай.
П ос ле строительства Томского острога начинают у с т а н а в л и ­
ваться т орговые связи х а к а с о в с русскими. В 1624 г. томские
воеводы А ф а н а си й Г аг ар ин и Семен Д и в о в отправили «в К и р ­
гизы на подводах т орг овати своими т о в ар ы томского к а з а к а
И в а ш к у Широ ког о с т о в ар и щи шести человек». В 1646 г. Петр
Копылов был у х ак а со в с посольством и во в ремя переговоров
п р ед ла г ал « князцам»: «В Томской бы город со всякими т о в а р а ­
ми т орговать приходили безопасно». Х а к а с ы приняли п р е д л о ж е ­
ние Ко пылова. Че рез три года, в 1649 г., в одном докуме нт е го­
ворится: «Августа в 12-й день приехали из Киргиз киргизские
к няз цы с торгом под Томской город... и под Томском исторгов а л и с ь » 28. Соо бщаетс я, что в 1639 г. к ырг ызы в К ра с н о я р с к и
Енисейск «в те остроги с торгом с животиною, с коровами шли».
Н о самые широкие торг овые отношения м е ж д у х а к а с а м и и рус­
скими з а в я з ы в а ю т с я с основанием
К р асн оярс ког о
острога.
С этого времени и са ми кр ас но яр ц ы з а скотом стали ездить на
А б а к а н и Уйбат. Известно, например, что летом 1678 г. к р а с ­
ноярский к а з а к Д а н и л а С ал о м а т о в в улусе у «кн язц а» Ш а р л о
«купил себе б ар ан ов и овец шестерых, д а корову, д а б ыч ка и,
сд елав плот, поплыл в Красноярской». П о к уп а ли русские и х а ­
касские куяки, которые стоили дорого.
В Х а к ас и ю русские везли сукна, породистых л о ша д е й, кот ­
лы, посуду, а случалось, и з ап р е щ е н н ые т овары: порох, свинец
и пищали ( р у ж ь я ) . В 1627 г. во в ремя переговоров с Д м и т р и ­
ем Че ркас овы м х ак а с ы отмечали: «Кот орые де п р е ж сего с л у ­
ж и л ы е люди у нас б ывали, и п ищал и нам свои про да ва ли,
и за те свои п ищали имал и у нас зверем: собольми, и бобрами,
и иною всякою мягкою р ух ляд ью большою доброю ценою».
В 1653 г. кра сн оярск ие власти о бн ар у жи ли , что у качинцев
и аринцев появились пищали. Бы ло решено разу зн ать , откуд а
они д ост али эти ружья. Н а допросах выяснили, что Абий Кож е р а к о в «купил де ту п ищ а л у к ра сн оярск ог о сл ужи ло г о чело­
века у Анд рюшки Сорокина — д а л за нее коня», С ек и р а С е р ­
ков купил «пищал у томского с лу жи л ог о человека у Юшки
Ш ад р их и на — д ал за ту п ищ а л корову, д а бобра, д а соболя»,
а А л ы ка р ужь е приобрел у тобольского сына боярского И в а н а
Ас тр ах ан ц а за «быка да д ва соболя».
О р у ж и е про да ва ли не тол ьк о ка з ак и , но и сами воеводы.
К расн оярс ки е с л у жи л ы е люди в 1698 г. во в ремя бунта ж а л о ­
вались ц ар ю па воеводу Алек сея Б аш ко вско го, что он «посы­
л а л в Киргизскую немирную орду своего человека А р г а м а ч к а
с свинцом, порохом, д об ры ми конями и с р аз ными т о в а р а м и » 29.
«А иные к а л м а ц к и е п ищал и п ривоз ят из к а лм а к о в » , — с оо бща ют
документы. В резул ьтате к концу в ека х ак а сс к ие воины в ы е з ­
ж а л и на бой «с р у жь ем , с п ищ ал ми , и с копьи, и с с а йд ак и,
165
и с сабли, в пансырях, и ку як ах и иных воинских доспехах».
В о кт ябре 1692 г. в К р ас но яр с к прибыли торговые люди М и ­
хаи л Остафьев, прик аз чик яросл ав ско го купца Семена Л у з и н а
И в а н Борисов, карг опол ец Петр Федоров и тобольский ж и те ль
Андрей За ро вн я. Они сообщили: « При шл и де они из К ир г и з ­
ской земли в К ар а у л ь н ы й острог и из Ка ра ул ь но го острога в
Красн ояр ско й с то вар ы своими» .
Активную торговлю в Ха касии вели бухарские купцы. Они
имели торговую фа к то ри ю в Томске и в 1626 г. в ые з ж а л и
с торгом в «кыргызские земли»; в 1627 г. «бухарцев в Киргизы
торговати отпускати не велено». Но в Хакасии они жи л и го­
дами, зав озил и сюда персидские, китайские и среднеазиат ские
товары. Через русские земли к х а к а с а м п р ие з ж а л и д а ж е г р е ­
ческие купцы — М у р с а д а и Ив ан , которые « ж и в а л и в К ир г и з ­
ской земле з а торговыми своими п р омы сл ами » п р о д о лж ит ел ь ­
ное время.
Н а внешний рынок х а к а с ы о т п р а в ля л и ч а ще всего пушнину
и скот. Они обмен ива ли их на восточные тка ни и пряности.
У отдельных князей в с ундуках н ак а пл и ва ли сь н емалые б о г а т ­
ства. Не случайно Яков Тухачевский во время похода «на к и р ­
гизов» в 1641 г. в улусе И ш е я и Иченея «отобрал» 8 тыс. ак ше
( а хча по-хакасски о зн ач ает «деньги»).
Бол ее ши рокому разв ит ию торговли ха ка сов с другими н а ­
ро дами в XVII в. часто ме шал и столкновения монгольских и
д ж ун г а р с к и х ханов.
П л о ды ц ив илиз аций З а п а д а и Востока в XVII в. до х а к а ­
сов доходили г лав ным образом через торговые сношения, и в о з ­
д ействовали они в основном на господствующую верхушку. Ф е о ­
д а л ы носил.ч русские к а фт ан ы- одн оря дк и, шили национальные
костюмы из дорогих суконных, шелковых, парчовых и п л ю ш е ­
вых тканей, привезенных из-за границы, имели дорогую посуду
и зн ал и монгольскую грамоту. К 30-м годам XVII в. в быту
х ак а с о в было т а к много русских товаров, что они платили часть
а л б а н а аз иат ским х ан ам русскими изделиями. В 1631 г. х а ­
кас по имени Еник, приехав в Томск в качестве переводчика
монгольских послов, р а с с к а з а л воеводе, что кыргызские кн язь я
монгольским и д ж у н г а р с к и м х а н а м « яс а к с себя д а ю т русскими
то вары: о д но ря дк ами , и котлами, и т аз а ми медными, и б люд а■ ми оловянными».
У х ак а со в в XVII в. ещ е б ы л а своя руноподобная пись­
менность, которой п оль з ов ал и сь их предки в V I I — XIII вв.
П р а в д а , есть одно з аг адочное сообщение от 1701 г. о д о п о л ­
нении к русс ко -ха кас ско му договору, составленному в « К ир г из ­
ской землице»: «У подлинного договору написано в конце т а ­
тарс ки м письмом; а что написано, того перевесть в К р а с н о я р ­
ске некому». Ясно, что дополнение к договору было написано
не « ка лм ыц ки м письмом», на котором с ос т ав лял ис ь документы,
понятные к ра с но яр ск им переводчикам, а «тата рским письмом».
К ако й б ы ла эта письменность, на которой с де ла на приписка,
166
остается неясным.
В переговорах, п ред шес твов ав ши х заключению этого договора, участвовал «езерский судья Ажо».
Вероятно, он вел и судопроизводство среди ха ка сов на этой
«татарской» письменности. О ней ж е говорится в ук а зе Москвы
1644 г. тобольскому воеводе: «И он бы, Контайша, присылал
к вам в Тоболеск листы т а т а р ск и м письмом, а к ол ма цк им
письмом в Т аб о л ь с к листов не п рис ыл ал д л я того, что колмацкого письма и на Москве перевесть некому». Значит, в то
время в Москве имелись толмачи, у мевшие читать «тата рское
письмо» и переводить его на русский. Исключено, что х ак а сы
пр именял и а ра бс к ую письменность, кот ор а я тогда б ы ла в ходу
у т юркоя зыч ных народов Средней Азии и Восточной Европы.
Н а Енисее ее не знали.
К а к мы у ж е говорили, х ак а с ы п оль зо вал ись и монгольской
(«к ал мыцк ой») письменностью, котора я в ту пору т а к ж е имела
м е жд у на р од ны й х ар актер. На пр и ме р, кн яз ь Иренек письма рус­
скому ц ар ю писал на монгольском языке. Известны три его
письма, а др ес ова нн ые царю. Д в а из них (от 1678 и 1683 гг.)
сохранились в подлиннике, а третье письмо (1682 г . ) — в ко­
пии. Со временные монголисты у т в ер жд аю т , что написаны они
недостаточно грамотно и не в ы д е р ж и в а ю т строгих требований
в отношении я зы к а и стиля, которые д ав но были в ыр а бо т а н ы
д ж у н г ар ам и .
М ожн о полагать, что и сам Ир е не к в ладел монгольской
письменностью. Он и в Кра сн о яр с к п о сы ла л листы « ка лм ыц ки м
письмом». Второстепенные «князцы», подчинявшиеся Иренеку,
т оже пользовались этим письмом. Не ко то ры е подписи тубинских князей сделаны монгольскими буквами. Д а ж е среди «улус­
ных м уж ико в» встречались люди, которые «по-мугальски пи­
сать и читать умеют».
Что к а сае тся кп язя Иренека, то он имел близкие ро дст вен ­
ные связи с хунт айджи, часто бывал в Д ж у н г а р и и и ж и л там
подолгу.
З н ат н ые хакасы предпочитали родниться с д ж у н г а р а м и и
монголами. Не ко тор ые к нязь я были ж е н а т ы на к а л м ыч к ах д ж у н га рк а х. Абахай, ж е н а князя Кочебая, б ыл а сестрой и з ­
вестного д ж у н г а рс к ог о х ун т ай дж и Хара-Хулы. В 1642 г. д ж у н ­
гарский Ба ту р- х ун та йд ж и н азв ал Исеня, сына к ня зя Бехтеня,
своим племянником.
Р езу ль татом влияния монголов я в л ял о сь широкое р а с п р о ­
странение в XVII в. среди х ак асо в монгольского я зыка . М о жн о
считать, что д л я князей монгольский я з ы к стал вторым родным
яз ыке л. Следует отметить, что под воздействием монголов на
протяжении XV— XVII вв. произошли зн ач ите ль ные изменения
в антропологическом типе х ак ас ов в сторону большей его монголизации. К XVIII в., очевидно, сл о жи ли сь у ж е все с ов ре ме н­
ные особенности антропологического вида качинцев, сагайцев,
кызыльцев и бельтиров. Стали п ре об ла да т ь черные г л аз а и в о ­
лосы, у степных качинцев в озникли широколицесть и с к у л а с ­
167
тость. Но д р е в ня я европеоидность сагайцев, кызыльцев и бельтир оста лась в фор ме головы, узколицести, в нередко в ст р еч а ю­
щихся к а шт ан ов ых и светлых волосах и г лаз ах. Воспоминания
об европеоидности со хранялись в XVIII в. По сведениям а к а ­
д е ми к а И. Фишера , посетившего Ха кас ию в 1741 г., кыз ыль цы
получили свое назв ан ие («хызыл» — красный) «из-за р ы ж и х
волос, которые будто бы были у их предков; ибо это среди т а ­
т ар б о л ьш а я редкость».
У ж е в н ач ал е XVII в. многие кн яз ья хорошо в ладели и р ус ­
ским языком. Р усские воеводы, как и монгольские ханы, по­
стоянно использовали х ак а сс к их князей в своих .посольствах
в качестве переводчиков. Пе рев оди ли послам с русского на м он ­
гольский и с монгольского на русский кн язь я Кара, Кончебай
и «киргишенин Е н е ч к о » 30.
Влияние русской народной культуры на ха ка сов р а с п ро ­
с тр аня ло сь с н а ч а ла XVII в., и шло оно п р еж д е всего через
торговые связи и непосредственное общение. Особенно сильным
был о русское воздействие на кра сно яр ск их качинцев, аринцев
и плененных «кыргызов», которые крестились и з ачислялись
на с л у ж б у к русской администрации.
В целом ж е культурный уровень хакасс ког о н арода в XVII в.
был невысоким. Л ю д и ж и л и в темноте и невежестве. П о с т о ян ­
ные войны и полукочевой быт способствовали сохранению о т­
сталости коренного населения.
По религиозным в ер ов ан ия м х а к а с ы в XVII в. ост ава лис ь
ша ман истами . И з русских документов известно, что в это в р е ­
мя в Ха кас ию п р и е з ж а л и мус уль ма нс кие м ул лы и монгольские
л амы . Русские попы К р асн оярс ког о острога принудительно к р е ­
стили хакасов, попавших в плен, и с та ра ли сь обратить в п р а ­
вославие «подгородных» качинцев и аринцев.
Но основная
м асса коренного населения Хакасско-Минусинской котловины
в ту пору воздействию других религий не поддав ала сь . Н а и ­
б ольшее ста р ан ие в религиозной п ропаг анде в Хакасии п ри ­
л а г а л и монгольские л амы , которые подолгу ж и л и в « К ир г и з ­
ской землице», строили свои кумирни и субурганы. Л а м а и с т ­
ками были, очевидно, не тол ьк о монгольские ж е н ы хак асс ки х
князей, но, возможно, и часть знати, тесно с в я за н на я ро д ст ­
венными узами со з натью монгольских государств. М ож е т быть,
не случайно один из князей н а ч а л а XVII в. носил имя Номча,
что б укв ал ьн о зн ач ит «проповедник священного писания», или
з а к о на божьего (ном — священное писание).
Н о в целом х ак а с ы , к а к мы у ж е говорили, ост ава лис ь ш а ­
манистами. В XVII в. русские люди н а б лю д ал и у х ак ас ов не­
ск оль ко видов языческих обрядов. Так, у них су ществовал д р е в ­
ний х ак асс ки й о б р я д т ру п ос ожж ен ия . Извес тны фак ты с о ж ж е ­
ния воинов, убитых в бою. Об этом свидетельствуют д ва д о к у ­
мента. В первом из них р а с с к а з ы в а е т с я о том, что «кыргызы,
тубинцы, езерцы, алтырцы, моторцы, б айкотовцы» во г лаве с
кн яз цем Иренеком в се нтя бр е 1679 г. о с а ж д а л и К р асн оярс ки й
168
острог. По те ря в в бою значительную часть своих сил, они пе­
ред уходом «побитых своих тата р жгли». Во втором д о к у м е н ­
те, относящемся к 1700 г., говорится, что х ак асс ки е воины после
неудачного боя с к а з а к а м и «побе жал и врознь лесами и н у ж ­
ными местами, а побитых своих людей тела, бегучи, ж г л и в
сенных стогах».
Известны были у х а к ас ов в XVII в. и о бр яд ы языческих
присяг, которые русские называ ли шертью. Со общаетс я о трех
видах присяг. П е р в а я — эта кл ят ва на убитой собаке. Соб ак у
р а зр у ба ли саблей, проходили м ежд у д в у м я ее частями и пр о из ­
носили клятву. И ног да д л я подтв ержде ни я верности присяге
пили собачью кровь. В 1627 г. русский посол Дм и тр ий Ч е р к а ­
сов с ообща л, что князья, съехавшись к Коче ба ю в улус, д а л и
шерть: «Убив собаку и выточа кровь, и тое свежую собачью
кровь пили».
К л я т в а на убитой собаке, к а к отме чае т С. В. Бахр ушин ,
явл яе тся старинным тюркским обрядом, который вст речался
в XVII в. т а к ж е и у якутов. Второй вид шерти — это когда
с клятвою «хлеб с н о ж а ели». Д а н н а я ф ор м а клятвы, у т ве р­
ж д а е т С. В. Бахр ушин , напоминает хантскую присягу. Третья
ф о р ма присяги ха ка сов — «пить золото и вино». Она б ы ла н аи ­
более распространенной и сч италась самой верной. И в ан Кобыльский, п ринимавший в 1642 г. у х ак а с о в присягу, писал, что
«шертовали де государю по своей вере самою кре пк ою
шертыо — пили золото». Кня зь Ир ене к в 1683 г., п рис яг ая перед
русскими послами И в а н ом Пе тровым и Андреев Поспеловым,
говорил: «Пью ж е я великих государей вино и золото». В о тче­
те об этой кл ятве послы писали: «И на том договоре Е р е н а к
учинил шерть: налил ч ашк у вина и, золото положа, выпил».
А н ал ог ичн ая присяга — «пить золото и вино» — с ущ е с т в о в а ла
в XVII в. у монголов и угро-финских племен С и б и р и 31.
Во в ремя шерти х а к а с ы произносили на своем я зы ке з а к л и ­
нания, которые русским были непонятны. Поэ тому со в р е м е ­
нем русские стали сочинять свои тексты присяг. Смысл в ое во д­
ских текстов присяг з а к л ю ч а л с я в том, чтобы з ас тав ит ь шертующих беспрекословно повиноваться русскому государю. П о ­
рой д л я до ст ижения этой цели п рид умыв ал ис ь грозные кл ят вы,
чтобы прис яг ающие боялись нарушить свою шерть. В качестве
примера можно привести с ледующую клятву: « З а их неправду
рыбы и з веря в поле и птицы не добыта, и... с же на ми , и с
детьми, и со всеми своими л юдьми помереть голодною смертью,
и... со всем своим животом, и скотом н апрасно погибнуть и
чтоб их госу дарь ск ая хлеб и соль по з емле не носила, а к а к
по з ем ле поедут и пойдут, их бы з е м ля поглотила, а к а к по
воде поедут, их бы вода потопила». Пр и об ъяв лении войны
х а к ас ы посылали стрелы. Такой обычай существовал и у м н о ­
гих сибирских народностей (например, у хантов).
Все об ря ды я в ляю тс я древними по своему п роисхождению и
свидетельствуют о смешении старинных обыч ае в тюрков и м о н ­
169
голов с местными обычаями угро-финских племен, а о б р яд
тр уп о со жж е ни я п о ка з ы в а е т п ряму ю связь х ак а с о в XVII в. с их
предками, появившимися з десь во I I — I вв. до н. э.
6. 100 лет борьбы за независимость.
Присоединение Хакасии к России
П ол ит ик а московского правительства, к а с а ю щ а я с я присоеди­
нения коренных народов Сибири к России, в н ач ал е XVII в.
был а у же четко определена. В царских у ка з а х п одчеркивалась
необходимость присоединять «инородцев» Сибири мирным пу­
тем, а принявшим власть г осуд аря о б ещ а ть их « ж а л о в а т ь и от
сторон беречи, под своею ру кою д ер жа т и» . В царской грамоте
1649 г. в на ка з е к ра с но яр ск о му воеводе сказано; «А тубинских
князцей ки штымы учнут наш яс а к платить, и ты б с них наш
яс ак з бир ал л ас к ою и приветом, а не жесточыо, и на н ашу
царскую милость их п ризывал и о б на д е ж и в а л , чтобы они наш
я с а к д а в а л и полной». В то ж е время, если «всякие ясачные л ю ­
ди не похотят быти под государевою царь скою высокою р у ­
кою...», то «прося у Бога милости... битца с ними сколько м и ­
лосердный Бог помощи подаст, чтоб они впредь были под
государевой ц арьской рукою послушны и стоятельны и в веч­
ном холопстве не отступны». О т к а з а в ш и м с я от вступления в
подданство и дачи я с а к а ц а рь у г р о ж а л «вострою саблей» и
п ри к а з ыв а л с л у ж и л ы м л юд ям и к а з а к а м «с собою взять п уш­
ку» и «погромить» непослушных «иноземцов», т. е. завоевать.
К а к видно, п олитика ц а р и з м а в отношении народов С и би ­
ри б ы ла чисто классовой и са мо д ер жа вн о й. Это была с т а р а я
имперская п олит ика «кнута и пряника». К тому ж е на местах
она и с к а ж а л а с ь своеволием и са моуправством воевод и с л у ­
ж и л ы х людей. В конечном счете все кончилось завоеванием.
Соз да т ел ь первой «Истории Сибири» Г. Ф. М илл ер писал
в середине XVI II в.: « С иб ирска я история п о дт в ер ж да е т нам,
что, когда с покоренными или с покоряе мыми н ар од ами о б р а ­
ща ли с ь л ас ково и кротко, тогда они без тру да исполняли то,
что от них требовали. Наобо ро т, они о к а з ы в а л и упорное с о ­
противление и становились свирепыми, когда их без всякого
основания о б и ж а л и или когда воеводы треб о ва ли от них более
того, что они могли д а т ь им и что сл ед о ва ло с них брат ь в с и ­
лу царских у к а з о в » 32.
Пос ле падения ц арств а К учу ма русские п ромышленники и
с л у ж и л ы е люди п р о д о л ж а л и проникать в глубь Сибири. Д в и ­
же ни е шло постепенно: от одного р у б е ж а к д руг ому и п ре и му ­
щественно по полосе северной тайги. К 1630 г. к а з а к и и п р о ­
мы шл ен ные люди д ошл и до Якутии, в 1639 г. в ышли на п обе ­
р е ж ь е Охотского моря, а в 1648 г. С. И. Д е ж н е в и Ф. А. П о я р ­
ков обогнули на судах Чук отку и в ышли в Тихий океан.
Хотя от дельные о т р яд ы к а з а к о в у ж е в конце XVI в. п о з н а ­
комились с северными х а к а с а м и и их к ы шт ы ма м и, присоеди­
ни
нение Хакасии к русскому ф еод ал ьн ому государству з а в е р ш и ­
лось л ишь через сто с лишним лет, в начале XVIII в.
В 1602 г. в год основания Кетского острога, часть северных
х ак ас ов у ж е числилась ясачными этого форпоста. В 1604 г.,
когда был построен Томский острог, м ежд у кетским и т о м ­
ским воеводами произошел спор из-за хакасов. Кетский вое­
вода Вельский о б и ж а л с я на томских воевод за то, что они с его
людей, жив ущи х по Чул ыму и «в Киргизах», соб ир ают яс ак
и берут себе зал ожн и ко в . Спор был решен в 1605 г. в пользу
томских властей, и кетские ка з ак и с этого года перестали е з­
дить к х а к а с а м за ясаком.
Томск становится основным опорным пунктом русской а д м и ­
нистрации по присоединению населения Среднего Енисея к Р о с ­
сии. И з Томс ка ца рс к ие власти ста ли активно вторгаться в
пределы владений х ак а сс к их князей. Это в ызв ал о большое не­
довольство среди последних, т а к к а к возникла р е а л ь н а я угроза
потери ими своих з е м ел ь и своих кыштымов, которые посте­
пенно начали переходить под з а щ ит у России, от ре ка яс ь от сво­
их господ — ха к ас с ки х князей, а т а к ж е монгольских и д ж у н ­
гарских ханов.
Ха ка с ск ие кн язь я понимали, что следует немедленно пре­
д отвра тить д оброволь ный переход своих людей на сторону Р о с ­
сии. У ж е в 1604 г. кн язь Номч а пыт а лс я орг ан изова ть поход
т ат а р- кы ш ты м ов против Томского и Кетского острогов, чтобы
уничтожить эти опорные пункты русских, но поход не с о­
стоялся. В 1606 г. Н о мч а направил в Томский острог свою ж е ­
ну д л я переговоров о присоединении к России. Вот как об этом
с к аз ан о в донесении томских воевод в Москву: « Д а в Томской
город приходила из Киргиз Н о мч и на же на бити челом тебе
г осударю ц ар ю и в е л ик ом у князю Василью И в ан ов ич у всеа
Руси, чтоб им киргиским л юде м быть под твоею ц а р с к ою
высокою рукою; и М ат в ей де и Семен (томские письменные
головы.— Л . К. ) с Номчины жены сняли г р а б е ж е м шубу с о­
болью, и за эту де шубу киргиской князец Но мч а в оевал твоих
государевых яс ашн ых людей Чю лы мс к их волостей». В з а и м о ­
отношения х ак асс ки х князей и томских воевод стали надо лг о
в ра жд еб ным и.
М е ж д у тем п редставители цар ск их властей п р о д о л ж а л и про^—‘
никать в глубь Ю ж но й Сибири и пыта лис ь о б л о ж и т ь я с ак ом
все новые и новые группы кы шт ымо в хак асс ки х князей. Так,
в 1608 г. северные ка чинцы и аринцы,
жившие
в
районе
р. Ы з ы р в «Тюлькиной землице», добр ов ол ьно п риз нал и вл ас ть
русского царя, а в след ующе м году их «князец» К о б ы т к а сам
приехал в Томск и привез ясак. В конце 1608 г. подд ан ными
России стало население Кимской, Алтырской и Матс кой в о л о ­
стей, а т а к ж е о тд ел ьн ые «князцы»: моторский К ошка й, тубинский Но бд ай и их люди. В 1610 г. езерцы, т. е. ю ж н ы е к а ­
чинцы, в о зг л а в л я е мы е князем Не ме ко м, согласились д а в а т ь
я с а к царю. В 1618 г. был построен Кузнецкий острог, и ч ас ть
171
хакасов, н а з ыв ав ш их себя с аг ай ца ми , а т а к ж е шорцы приняли
русское подданство. С 1629 г. Кузне цк б рал я с а к с кыргызов
и сагайцев. Так им было н ач а ло добровольного в хождения х а к а ­
сов в состав Российского государства.
С появлением русских с л у ж и л ы х л юдей на Енисее в оз никла
третья сила, ко то р ая более решит ель но н ач а л а претендовать на
господство над Хакасией. З а в я з а л а с ь упор на я и д ли т ел ьн ая
борьба трех ф ео дал ьн ых вл ад ык: русского царя, монгольского
хан а и д ж у н г а рс к ог о х у н т а й д ж и за господство на Среднем
Енисее. Со стороны х ак а сс к их князей это б ы ла борьба за сво­
их кыштымов, за самосто ят ел ьност ь и за свою землю. В этой
борьбе хак а сс к ие кн я зь я часто не были едины м е ж ду собой.
При первом ж е появлении к а з а к о в и столкновении с ними они
рас кололис ь на д ве партии. О д н а с т а л а п рид е рж ив ат ь ся р ус ­
ской ориентации, д р уг а я — монгольской. К а ж д а я сторона посвоему хо тел а реш ат ь свою судьбу: одна — с помощью р у с ­
ского царя, д р у г а я — при п о д д е р ж к е монгольского хана. Князь
Номча, невзира я на события 1606 г., в течение нескольких лет
твердо стоял на стороне русских. Его сын Кочебай с н а ч а л а
п о дд ер ж ив ал своего отца, до бр ов ол ьно признав власть русского
царя, но спустя год изменил свое решение.
Процесс в хо жд ен ия х а к а с о в в состав России серьезно т о р ­
мозили, с одной стороны, р а з н о г л ас ия местных князей-феодалов и, с другой — произвол и насилия представителей царской
администрации по отношению к яс ачному населению. И з в е с т ­
но, например, что томские г оловы М. Р ж е в с к и й и С. Барте не в
н еща дно г рабили г осударевых ясачных людей.
Случаи бесчинств русских воевод и чиновников использовали
в своих целях к нязь я, п р ид е р ж и в а в ш и е с я монгольской о ри е н­
тации, которых в н ач а л е XVII в. было большинство. Б ор яс ь за
свои клас со вые интересы, они п р ин у ж д а л и отдельные улусы и
д а ж е волости, д о бр ов ол ьно п рин яв ши е власть царя, о т к а з ы ­
ват ься от русского подданства. Все кон фл икты м е ж д у р усс ки ­
ми в л астя ми и х ак а сс к и м и к н я з ь я м и в оз ни ка л и из-за к ы ш т ы ­
мов. Д л я х ак асс ки х кн яз е й- фе од ал о в у т р а т а своих кыштымов,
которых они н еща дн о э ксп л уа ти р ов ал и, б ы ла са мым т я ж е л ы м
ударом.
В 1609 г. кн яз ь К оче ба й со вер шил несколько набегов на с в о­
их кыштымов, п ерешедших на сторону России, и раз ор и л их.
К ы ш ты мы К оче ба я о бр ат ил ис ь з а помощью в Томск. Томские
воеводы н езам ед ли тел ьн о п осл ал и о т р я д в составе 300 ч е ло ­
век, который р аз г р о м и л р я д улусов ха к ас с ки х князей.
Ита к, с осени 1609 г. от ношен ия м е ж д у х а к ас с ки м и к н я з ь я ­
ми и томскими в л а с т я м и обострились. У ж е в 1614 г. х а к а с ­
ским к няз ьям у д а л ос ь склонить на свою сторону кыштымов,
ж и в ш и х по Ч у л ы м у (чулымцев, кызыльцев, б аса гарц ев , мелесц еа) , а т а к ж е шорцев. Об ъе ди ни в все силы, они выступили
против томских воевод. Ц а р с к и е власт и в ответ предприняли
поход против х а к а с с ки х князей в 1615 г., в р е зу л ьт ат е которого
172
по бе жд ен ные князья д ал и в Томск своих з а ло жн и ко в и с о г л а ­
сились вносить я с а к 33. Но хакасс кие кн яз ья не успокоились.
Они по-прежнему п ро д о л ж а л и совершать набеги с целью о т ­
тор же ни я бывших кыштымов от России и яс а к платили н е а к ­
куратно.
Таким образом, первые встречи
казаков
с хак асс ки ми
кн я зь ям и показ ал и наме рения к ажд ой из сторон. Ц а р с к и е в л а ­
сти стремились з ав оев ат ь Юж н ую Сибирь, а князья, о к а з а в ­
шись в с ложн ой обстановке — ме жду т ре мя силами, н а с ту п ав ­
шими на них со всех сторон,— сопротивлялись, п р о д о л ж а я сч и­
т а т ь себя хо зяе ва ми своей земли.
При со еди няя Юж н ую Сибирь, московское правительство с т а ­
р ал ось добиться своих целей и путем переговоров. Оно о р г а н и ­
з о в а л о р яд русских посольств к х ак а са м , а хакасы, в свою оче­
редь, о т п р а в л я л и посольства в Москву, Тобольск, Томск, К р а с ­
ноярск и Кузнецк. О б с у ж д а л а с ь одна тема: вхождение Хакасии
в состав Русского государства. Впервые дипломатические связи
х ак а со в с Россией возникли в 1616 г., во в ремя первого у д а ч ­
ного посольства Василия Тюме нц а и И в а н а П е тр ова в М он го­
л и ю к Алтын-хану. Б ы л а , правда, в 1609 г. неудачная попытка
русских властей отправить т уд а посольство И в а н а Белоголова,
но х а к ас с ки е князья о т ка з а л и с ь пропустить его через свою
землю.
Посольство Васи ли я Тюме нца и И в а н а Петрова, н а п р а в л я в ­
шееся к монгольскому хану, хак асс ки е кн яз ь я встретили «с
боль ши м радением». Тюменец, довольный хорошим приемом,
о д ар и л «князцов» и простых улусных л юдей подарками. В. Т ю ­
менец и И. Петров п р е д ла г ал и ха к ас с ки м князьям и улусным
л ю д я м принять русское подданство и вступить в состав Р о с ­
сии. Это пр ед ложение было встречено с радостью, особенно п р о ­
стыми людьми. Тюменец писал: «Они де черные люди тому
р ад ы ныне, чтобы с них и м а л ясак один государь, а не князья,
а они де под г осударевою рукою быти готовы». П р и н яв р у с ­
ское подданство, «князцы» д а л и присягу по местному обычаю:
« Р а с с е к а л и с о б а к у и всквозь ее проходили, а иные с н о ж а у них
с кля твою хлеб е л и » 34.
Посольство В. Тюменца, взяв с собой «для толмачес тва
лучшег о киргизского переводчика к н я з ц а Кару», прибыло к
монголам. П ос ле трехдневных переговоров Алтын-хан д а л п р и ­
сягу о принятии русского подданства. О д н а к о д л я о ко н ч а т е л ь ­
ного решения этого вопроса Алтын- хан вместе с Тюменцем о т ­
п рав ил посольство в Москву, к которому присоединились д в а х а ­
касских посла — Курчей и Каигула. Это было первое п осоль­
ство монголов и х ак асов в Москву.
Русские послы привезли из Монголии много ценных с ве д е ­
ний о К ита е и некоторых других с транах. Их сообщения н а ­
с то ль ко заи нт ер ес ова ли тобольского воеводу к н яз я К у раки на, что
он тут ж е решил о тправить новое посольство, но на этот раз
у ж е в Китай. Д л я этого он з а д е р ж а л в Тобольске х ак ас с ког о
173
посла К аи гу лу и поручил ему с оп ров ожд ат ь русских послов д о
Алтын-хана. Пос лом был назначен Ма к си м Трубчанинов. Его
посольство в сопровождении х а к а с а К аи гу лы весной 1617 г.
п рибыло на Июсы. Здесь их встретили хорошо: дали подводы,
корм и двух проводников, которые Трубча нинова с его л юдьми
довели до тубинцев и моторцев. В то в ремя в «Тубинской з е м ­
лице» стало известно, что на них идут войной джун гар ы. У с ­
л ы ш а в эту весть, тубинцы и моторцы начали разбегаться, б р о ­
сив М ак с им а Трубча нинова на произвол судьбы. Посол в ы н у ж ­
ден был вернуться в Томск.
Пос лы монгольского х ан а С ка я н Мергень, Кичен Б а к ш и и
хак асс кий князь Курчей вместе с Василием Тюменцем и И в а ­
ном Пе тровым прибыли в Москву в н ач а ле июня 1617 г. Пос лы
были приняты русским царем Михаилом Р ом ан о вы м в Г р а н о ­
витой п а л ат е Кр емл я. Перег оворы
д лились
с перерывами
20 дней и закончились благополучно. Московское п р ав ит е ль ­
ство было довольно ре зу ль т ат а ми поездки Василия Тюме нц а
н И в а н а П е тр о ва в Монголию, а т а к ж е приездом послов от А л ­
тын-хана и от х ак асс ки х князей. В. Тюменец и И. Петров б ы ­
ли отмечены г осударевым ж а л о в а н ь е м и возведены в зв ан ие
детей боярских, а а лтыновы и хакасский послы получили по­
дарки. Ха к ас с ко му послу Курчею вручили от имени государя
ж а л о в а н н у ю г рамот у об освобождении его от уплаты я с ак а и
несения подорожной повинности. Но б ла г ам и царской г рамоты
Курчею не пришлось воспользоваться. К ог да он в о з в р а щ а л с я
домой, воевода Г а в р и л а Хрипунов в Томске отоб рал у Курчея
грамоту, полученную от царя. О би жен ный князь Курчей, при­
ехав домой, со брал весь наро д Кийской волости и увел его
«в Киргизы». Ха кас ски е кн яз ь я возмутились поступком Хрипунова и п о ж а л о в а л и с ь в Москву. Грубый произвол томского в о е ­
воды свел на мет резу л ьт ат ы первого посольства х а к ас ов в
Россию.
Д е л а монгольского Ал т ын - ха на в междоусобной войне с
д ж у н г а р а м и становились все хуже. Монгольский хан в 1619 г.
послал в Москву второе посольство во г л ав е с Т а р х а н - л а б у и
Кете-бахшу. С монголами в Моск ву приехали и 10 хакасов.
Хакасских послов в о з г л а в ля л и А л т ы д ж а к (от князя К а р а ) и
Тепчак (от кн язя Э м и к чи н жи ) . Во в ремя переговоров мо нг о ль ­
ские послы просили ц а р я о к а з а т ь помощь х а н у в борьбе с
д ж у н г а р а м и , а х а к ас с ки е послы — освободить их от упла ты
дани Алтын-хану, мотивируя это тем, что они д а ю т я с а к госу­
дарю. Русский ц ар ь подписал у к а з о признании ха ка сов своими
подданными и потребовал от Ал тын- хан а не в торгаться в пре­
д ел ы Хакасии. О д н а к о и после этого п оложение х ак ас ов не из­
менилось.
П ос ле второго х ак ас с ко го посольства в Моск ву к ним при­
еха ли собирать я с а к томские ка з ак и. К ня з ь я встретили их д р у ­
же любно: д а л и 40 соболей и с честью проводили домой. М о н ­
гольские послы, в о з в р а щ а в ш и е с я из Москвы, видели, к а к к а з а ­
174
ки собирали я с а к д л я русского царя. Вернувшись домой, они
д о ло ж ил и об этом хану. Тот немедленно направил в Ха кас ию
40 воинов с з ад ан ием нагнать ка за ко в — сборщиков я с а к а и
«побить их». Но к а з а ко в у ж е не было на хак асской земле.
Вскоре в Хакасии появился отряд Алтын- хана из 100 чел о­
век. Он р а з г ра б ил р яд улусов и угнал лошадей. З а этот р а з ­
бойничий набег хак асс ки е «князцы» решили отомстить Алтынхану. Они совершили набег на людей х а н а — точинцев и р а з ­
громили их. Алтын-хан ответил новым набегом, послав на х а ­
касов о тр яд в составе 300 человек. Н а этот раз многие «кпязцы» и их люди и збе жа ли насилия и г р аб еж а . Узнав о н а м е р е ­
нии монгольского хана, они откочевали з а р. Чулым, п об ли же
к русским поселениям, и отсюда послали в Томск своего ч е ло ­
битчика кн язя Сенжю, который просил у воеводы «оберечь»
их от «алтыновых людей». Д л я этого п ре дла га ло сь поставить
русский острог на «Киргизской землице» м е ж ду реками Урюпом
и Чулымом. Хакасский челобитчик, прося помощи у властей,
объяснил, что разд ор с л юдьми Ал тын- хан а произошел из-за
того, что х ак а с ы перешли на сторону русского государя и не
д а л и монгольским послам рас пра вит ься с ка з ак а ми , с о б и р а в ­
шими с них ясак.
Томские воеводы И в ан Шеховской и Максим Р а д и л о в не
помогли х а к а с а м в трудный момент, не з ащ ит ил и их от людей
Ал тын- хана, а кн язя С ен ж ю с его « ка ше ва ро м»
посадили в
тюрь му и о то бра ли его имущество: 26 соболей и 15 бобров.
Произвол томских воевод еще б ольше обострил отношения
м е ж ду х ак а сс к ими к няз ьям и и русскими властями. В такой
обстановке в 1621 г. из Т омс ка был отправлен от ряд к а з а ко в
во главе с Мол ча но м Л а в р о в ы м , чтобы на земле хакасов, на
Чулыме, поставить острог. Од н ак о о бижен ные кн яз ья теперь
в оспротивились этому и хотели силой выгнать ка за ко в из своей
земли, но потерпели поражение. Острог на берегу р. Ч у л ы м
был все ж е построен и назв ан Мелецким. Кня зь К а р а с же ной
и двумя сыновьями, племянники князя И ш е я и несколько у л у с ­
ных людей попали в плен. Пл ен ные были отпр ав лены в Томск.
В пути Л а в р о в отпустил домой княгиню со вторым сыном и
п р и к а з а л ей явиться за своими людьми с выкупом. Р о д с т в е н ­
ники кн язя К а р ы четыре р а з а п р ие з ж а л и в Томск с д ар ам и:
о т да ли воеводам 410 соболей, 60 бобров, 5 разн ых шуб, 2 рыси,
3 портища, 2 ферязи, но К а р у с сыном воеводы т а к и не о т ­
пустили. З а других пленных они т оже приняли много всякого
д о б р а и выпустили только несколько человек. Многие из п ле н­
ных были насильно кре щен ы и розданы в крепостные. Воевода
Шеховской окрестил п лемянников кн язя И ш е я и увез их с с о­
бой в Москву, князь К а р а умер в плену. Его смерть о зл об ил а
х ак асс ки х князей, которые в ответ на бесчинства и произвол
воевод о р ган из ова ли д ва н а бег а против русских властей: п ер­
в ы й — в 1622 г. на Абинскую волость Кузнецкого уезда, в т о ­
рой — в 1624 г. на Т о м с к 35.
175
Эти д ва опустошительных набега х ак асс ки х князей з а с т а ­
вили царских воевод изменить так тик у и попытаться на ла ди ть
до крайности обострившиеся отношения. В 1626 г. к х а к а с а м
из Тобольска прибыло посольство сына боярского П е т р а Саб анского. Это было первое русское посольство, отправ ленное не­
посредственно к х ак а с а м . Во в ремя переговоров С аб ан ски й в с я ­
чески пыт ал ся успокоить хакасов. Кн яз ь я ж е требовали п режд е
всего освободить из п ле на Б а х т ы р а — сы на кн яз я К а р ы и д р у ­
гих «киргизских полоняников, ж е н и детей... которые де к р е щ е ­
ны». Ха к ас ы не о т ка з ыв а л и с ь от по дд анств а России и во всех
р а з до ра х обвиняли томских воевод. Они з ая в л я л и , что «рады
быть под ц ар ск о ю высокою рукою в п рямом холопстве и яс ак
д а в а т ь по-прежнему». И х усилия были н ап рав лен ы к тому, что­
бы ра зр еши ть н а боле вши е вопросы через послов и довести до
московского прав ите льс тва сведения о бесчинствах алчных в ое­
вод. Кня зь я надеялись на ц а р я и наивно полагали, что он у д о ­
влетворит их просьбы. Они о тправили с Петром Са ба нс ки м
в Москву своих челобитчиков Ал т ы ча к а С ендякова, Ен е ка Тонакова и Шиб уг у Угузова. Ког да ха ка сс ки е челобитчики при­
ехали в Тобольск, воевода Мирон Веньяминов во всех н е прия т­
ностях обвинил хакасов. Челобитчики, в ыс л уш ав воеводу и д ь я ­
ков, заявили, что они п рис ланы от кн язя И ш е я и всех улусных
людей бить челом государю. Но их в Москву не пустили. Д в о е
из з а д е р ж а н н ы х посланцев умерли в Тобольске, а третий, Енек,
вернулся домой через несколько месяцев вместе с ответным
посольством из Т об ол ьс ка во г ла ве с сыном боярским Д м и т р и ­
ем Че ркас овым.
Посольство Че р к ас о в а приб ыл о к х а к а с а м весной 1627 г.
Н а этот р а з переговоры т янулись долго: споры шли г лавным
образом о р а з м е р а х я с ак а и а м а н ат ах ; по поводу принятия х а ­
ка сами п о дд ан ств а в о з р аж е ни й не было, наоборот, все кн язь я
неоднократно подчеркивали, что «под государевою высокою р у ­
кою быть мы рады». Од н ак о их пугали р а з м е р ы ясака. Д м и т ­
рий Че ркас ов т р еб ов ал с ч еловека по 10 соболей, кн язь я ж е
с ог ла ша ли сь пла тить я с а к только по одному соболю с человека.
Русский посол не отступал от своего требования, а х ак а сс к ие
ф е од ал ы стояли на своем, з а я в л я я : « Бо л ьш е ст а соболей ныне
д а и вперед я с а к у с нас не будет». Кн яз ь я обвиняли г осуд аря
в том, что он «своим бо ль ши м я сако м т олько отгоняет их от
его подданства». Перег ов оры могли сорваться, если бы Ч е р к а ­
сов не пошел на уступки и не сог лас ил ся б р а ть я с а к по одному
соболю с человека. Хакас ские к няз ья т а к ж е о т к а з ал и сь д а в а т ь
зал ожн и ко в . И это требование Че ркас ов удовлетворил. Так им
образом, русский посол ценой уступок по основным вопросам
сумел довести переговоры до конца и з ак л юч и ть мир с х а к а с ­
скими князьями.
, Д л я у кр епл ен ия своих позиций на Среднем Енисее ц арск им
в л ас тя м у дал ось поставить новый острог на р у б е ж а х « К и р г и з ­
ской землицы». Он был основан в 1628 г. на р. Ы зыр ( К а ч а )
176
и н аз ва н с н а ч а л а Качинским, а з а те м Кр асноярским. Ст ро ит ь
его помогали местные ж ител и — северные качинцы и аринцы,
а их к нязь я Татуш и Аб ытай д а в ал и л о шад ей «на острог лесу
в о з и т ь » 36. Со дня основания Красноярского острога начали ус­
т а н а в л и ва т ьс я более тесные взаимоотношения х ак асов с рус­
ским населением. П р е ж д е всего, б ыл о зав ершено вступление
северных качинцев в русское подданство. Об этом сами к а ч и н ­
цы в челобитной ц арю писали: « К ак поставлен на нашей Качинской з емле Красноярс кий острог, и с тех пор мы, холопи
твои, учинились под твоею государевою высокою рукою в веч­
ном холопстве, в ясачных людях».
Строительство Красноярс ког о острога в ыз в ал о недовольство
хак асских князей. Н е про шл о и двух лет, ка к они снова н а ч а ­
ли набеги против сибирских воевод, невзира я на д а н ны е к л я т ­
вы верности. Чт обы вернуть себе п режн ее господство над с е ве р ­
ными качинцами, кн язь я с н ач а ла п ре дл ож и ли им « о т л о жи т ь ­
ся» от России. Но качинцы о тк а за ли с ь и вместо того, чтобы
удовлетворить требов ание князей, о тправили челобитчиков в
Томск просить « ж а ло в ан ь е» у ц аря за службу. Од н ак о к р а с н о ­
ярские качинцы не д о ж д а л и с ь ни ответа на свое челобитье, ни
челобитчиков, т а к к а к х ак а сс к ие кн язь я угнали их из-под К р а с ­
ноярска к себе. З имой 1629 г. часть качинцев, уведенных н а ­
сильно «в Киргизы», в ернулась домой, а д р уг а я часть — весной
1630 г.
В 1631 г. русские власти попытались все эти конфликты сно­
ва ра зре ши ть мирным путем. Д л я этого в сентябре 1631 г. из
Томска послали к х а к а с а м п ятидесятника Василия С в и я ж е н и н а
и с лу жи ло го т а т а р и н а Я н с а р а Бегичева, которые потребовали,
чтобы «кырг ызы» снова б ыли «под государевою рукою», п р и с л а ­
ли в Томск яс а к и своих челобитчиков. Это требов ание было
выполнено.
В ф е в р а л е 1632 г. Василий С ви яжен ин с х ак асс ки ми чело­
битчиками во главе с Кочебаем прибыл в Томск. П ос ле п ы ш ­
ной и шумной встречи в « съ ез же м доме» состоялись переговоры,
которые зав ер шил ис ь успешно. Хакас ские посланцы от имени
князей д а л и новую присягу: честно с л уж и ть русскому ц арю,
яс а к д а в а т ь к а ж д ы й год, ясачных людей, принявших п о д д а н ­
ство России, не угонять, а л б а н с них не брать, войной не п ри ­
ходить и ж и ть мирно. Эт а присяга б ы л а наиболее полной из
всех данных ранее. К н я з ь я впервые о фи ци ал ь но решили вопрос
о своей с л у ж б е русскому ц а р ю и согласились д а в а т ь сведения
в То мс к или в дру гие г орода «о воинских людях», а п од ав
весть, д о л ж н ы были «биться до смерти, не щ а д я голов своих»,
и «тех воинских л юде й под Томской г ород и иные государевы
сибирские города и под остроги и на яс ачные волости не пр о­
пускать» 37.
Этот договор о т р а ж а е т г лав ным о б р аз ом классовые интере­
сы к а к ц а р и з м а , т а к и ха к ас с ки х 'князей. О д н а к о пункты, в к о­
торых речь ш л а об о т ка з е сбора а л б а н а и о пр екра щении н а б е ­
12 Зак. из
177
гов на кыштымов, имели боль шое значение д л я рядовых х а к а ­
сов, которым п ре жд е всего был нужен мир. Томские воеводы
остались довольны итогами переговоров, ибо им наконец у д а ­
лось найти опору в князьях, о б я з а в их з а щ и щ а т ь русские ю ж ­
носибирские рубежи. О дн ако поло жите льн ые результаты п ер е­
говоров вскоре были сведены на нет. О ко ло 1633 г. д ж у н г а р ­
ский х ун та йдж и Ха ра-Хула установил над Хакасией свое гос­
подство. Военной силой он принудил ха к ас с ки х князей о т к а ­
з аться от подданства Русск ому государству.
Под дав лен ие м Хара-Хулы и при п од де рж к е монгольских
фео дал ов княз ья развернули борьбу за восстановление п р е ж ­
него своего господства над кы шт ыма ми, перешедшими на с то ­
рону России. В течение 30-х годов XVII в. они о рг ан изовыв ал и
набеги на русские остроги и на мирное ясачное население. О с о ­
бенно много набегов было в 1633— 1636 гг. Например, 14 се н ­
т я б р я 1633 г. князь Бехтень «со многими людьми», появившись
под Кузнецком, угнал у к а з а ко в всех л ошадей, а на гумнах
сж ег весь хлеб. З а т е м Бехтень в н ач ал е о кт я бр я с этим ж е о т ­
рядом подошел к Томску. Зд ес ь он многих служилых, п а ш е н ­
ных и ясачных л юдей побил.
В конце 1633 г. в связи с упорными сл у ха ми о подготовке
хак асс ки х князей к новой войне и их намерении угнать я с а ч ­
ных людей с Ч у л ы м а томский воевода Н. И. Егупов- Черкасский
договорился с кра сн оярск им воеводой Н. И. К а р а м ы ш е в ы м о
совместном походе, чтобы отомстить кн язю Бехтеню за с ен ­
тябрьский и о ктябрьский набеги и п редотвратить новое р а з о р е ­
ние порубежного русского населения.
О тр я д из То мс к а в оз г ла в ил ссыльный дворянин Андрей
Просовецкий. В фе в р а л е 1634 г. его войско прибыло к Б ел о му
озеру, где было условлено встретиться с красноярскими к а з а ­
ками, но те не появились. Их воевода из-за недостатка с л у ­
ж и л ы х людей не п о дд е р ж а л похода томичей. Просовецкий со
своим отрядом попал в окружение. Особенно т я ж е л о пришлось
пешим к а з а к а м , которые «напуску киргизского с де р ж а т ь не
чаяли». А. Михалевский, один из сподви жн ико в А. Просовецкого, с небольшой группой своих людей несколько раз ходил «на
в ыл аз ку» , чтобы о к а з а т ь помощь пехоте. Он в р ы ва лс я в полки
«киргизов» и в ступал с ними в бой, сбил п а л а ш о м шлем с го­
л о в ы князя Изе рчея , а Бехтеня ранил. К а з а к и ст а ли б р ат ь верх
и «киргиз от т а б о р а отперли». Но в это в ремя на помощь
х а к а с с к и м к ня зь я м подошел о т ря д Ал тын- хана, состоявший из
400 человек, во г л ав е с зятем хана, Ту рал-т абуном. З а в я з а л о с ь
сражение. Оно д ли лось четыре дня. Н а пятый день томские
к азаки , не в ы д е р ж а в натиска врагов, покинули «Киргизскую
землицу». По ход Просовецког о окончился неудачей.
В июне 1634 г. из К р а с н оя рс к а с на ря ди ли от ряд Милос лав а К ол ьц ов а из 108 человек, который пошел не к центру « К и р ­
гизской землицы», а на окр а ин н ые улусы Тубинского к н я ж е ­
ства и р аз гро мил их. Но х а к а с с к и е кн язь я в этом ж е г о д у д в а ж 178
ды (в августе и в о ктябре) приходили под Красн ояр ск и о с а ж ­
д а л и его. В августовском набеге вместе с «киргизами» у ча ст в о­
вали и воины Алтын-хана. К а ж д ы й раз, разг ра би в окре ст но ­
сти города, з а хв ати в в плен русских и ясачных людей, они ухо­
дили назад. В 1635 г. князь Ишей ходил на Кузнецк и р а з г р а ­
бил ясачные волости, другой отряд во главе с тубинским к н я ­
зем Сентом р азорил окрестности Крас но яр с ка и увел коттов в
Тубинскую землю. В следующем, 1636 г. Сент повторил набег
на Красн ояр ски й уезд. Он з а п р е щ а л ясачным л юд ям д а в а т ь
ясак русскому государю. В р езультате многочисленных набегов
в 1633— 1636 гг. на Кузнецкий, Томский и Красноярс кий уезды
х ак асс ки е к нязь я в какой-то мере добились своего: многие их
бывшие к ы шт ым ы были уведены «в Киргизы» и отторгнуты от
России.
В связи с уч астившимися набегами х ак а сс к их князей на ру с­
ские населенные пункты власти н ар яд у с ответными походами
стали вновь принимать меры, способствующие н а л а ж и в а н и ю
взаимоотношений мирным путем. Во-первых, было о р г а н и з о в а ­
но несколько посольств к Алтын-хану, с помощью которого
надеялись усмирить х а к а сс к их князей; во-вторых, были о р г а ­
низованы переговоры с са мими князь ями о в озвращении у г н ан ­
ных «государевых ясачных людей» на с та р ые места. В 1634 г.,
во время посольства Якова Тухачевского и Д р у ж и н ы А га рк о ва
к Алтын-хану, русские власти пытались с помощью мон гол ьс ко ­
го хан а з ас тав ит ь х ак асс ки х князей принять подданство ру с­
ского царя, но сделать это не у д а л о с ь 38. В эти годы на Х а к а ­
сию р а с пр о ст ра н ял ас ь и власть Д ж у н г а р и и , и поэтому среди
князей сильна б ыл а д ж у н г а р с к а я ориентация. Отд ел ьные князья
д е р ж а л и на с л у ж б е д жу н г а р с к и х воинов, и некоторые д ж у н г а р ­
ские т а й д ж и в ремя от времени кочевали вместе с х ак асс ки ми
фео дал ами. Бо лее того, в конце 30-х годов XVII в. во глав е
«Киргизской з емлицы» становится к а лм ы ч к а , княгиня А б ак а й,
же н а хак асс ког о князя Кочебая, родная сестра д ж у н г а рс к ог о
х ун тай джи Хара-Хулы. Ее в ыд виж ен ие св яз а н о с д ж ун г а р с к и м
господством и усилением среди князей сторонников х ун тай джи.
По пы тк а московского п рав ительства установить свое господ­
ство через Ал тын- хан а б ыл а нереальной и д а ж е ошибочной.
Монгольские ханы никогда всерьез не д у м а л и отдать х ак асс ки х
князей под власть русского царя, это им самим было н евыгод­
но. Они и открыто и скрытно боролись з а от торже ние ха ка сов
от подданства России, используя д л я д ос ти же ни я своей цели
ма ле йшие возможности. Посольство Яков а Тухачевского и Д р у ­
жи ны А га рк о ва к Алт ын- хану не д ал о поло жите льных р е з у л ь ­
татов по х ак а с с к о м у вопросу.
О дн ако русские власти п ро д о л ж а л и стоять на своем. Они
всячески д о би вал ись от Алтын- хана личной присяги. Д л я д о ­
ст ижения этой цели в 1636 г. из Томска было от правлено еще
д ва посольства: С теп ан а Греченина и Ан др ея Самс онов а к с а ­
мому хан у и Б а ж е н а К а р т а ш о в а к т анг ут ск ому л а м е Д а и н- М е р 12*
179
/'ен-ланзе. П е р е д обоими посольствами ст ави лас ь одна и та ж е
задача: зас тавит ь Алт ын- хана признать власть русского госу­
даря. Кроме того, послам поручалось через Алтын- хана добить„ся усмирения хакасов, чтобы с его ж е помощью вернуть госу­
д ар е в ы х яс ачных людей, уведенных князьями, а т а к ж е скот,
угнанный ими у казаков.
Посольства прибыли в Ха ка с ию 16 се нтя бря 1636 г. Н а х а ­
касской земле посольства Греченина и К а р т а ш о в а были в ст ре­
чены хорошо. Д о б р о ж е л а т е л ь н о с т ь об ъ яс ня л ас ь тем, что князья
после посольства Тухачевского решили снова принять п од да н­
ство русского царя, так к а к д ж ун г ар ск и й Бату р- ху нта йд жи , на
которого они рассчитывали, не п о дд ер ж ал их усилий в борьбе
за отторжение их кыштымов от России. Д ж у н г а р и я , к а к видно,
в это время и з бе гал а открытого военного столкновения с м о ­
гущественным соседом — Россией, а монгольский Алтын-хан,
ослабленный военными столкновениями с д жу н га ра ми , п рово­
дил в эти годы политику сговора с московским правительством.
Он в ып р аш ив а л у русского ц ар я Хакасию, ж е л а я окончательно
поработить хакасов.
С л о ж и л а с ь очень непростая обстановка. С севера наступал
русский царь, с юга и з а п а д а — монгольский хан и д ж у н г а р ­
ский хунтайджи. У х ак а со в не было иного выхода, к а к при­
знать подданство России. По эт ому хак а сс к ие княз ья в 1636 г.,
встречая посольства Степана Греченина и Б а ж е н а К а рт аш о ва ,
заявили, что они отныне навсегда станут г осударевыми я с а ч ­
ными людьми, т ак ка к им от его высокой руки деться некуда,
поскольку с другой стороны — Алтын-хан.
Алтын-хан, обсудив со своими п риб ли жен ны ми п р е д л о ж е ­
ния Греченина и Карташова,, о т к а з а л с я лично присягать госу­
дарю. Он ответил, что в Монголии не в обычае, чтобы ц арь ц а ­
рю шертовал. Вместо себя Алтын-хан з ас т а в и л ше ртова ть л а м у
Д а й н Мерг ен-л апзу и своего двоюродного б р а т а Д у р а л -т аб у на .
Хан с о г л а ш а л с я пойти войной против х ак а со в и, р а з ы ск а в рус­
ских пленных, вернуть их вл астя м. 28 августа 1637 г. посоль­
ства Степана Греченина и Б а ж е н а К а р т а ш о в а , с оп ров ожд ае мые
Д ур ал -т аб у но м, вернулись в Томск, т а к и не достигнув ж е л а е ­
мой цели: хан о т к а з а л с я от личной присяги, а хакасс кие князья
не стали повиноваться ему.
В Москве решили с нар яди ть еще д ва посольства в М он го ­
лию: первое — Васи ли я С т а р к о в а к Алтын-хану, второе — С те ­
пана Н е ве р ов а к танг утск ому л а м е Д а й н Мерген-ланзе, чтобы
выяснить, считает ли хан себя русским подданным и с о б и р а ­
ется ли он выполнить свои о б я з ат е ль ст ва по усмирению х а к а с ­
ских князей и приведению их к присяге. Пе р ед обоими посоль­
ствами ст ави лас ь та ж е з ад ач а , что и р ан ь ше , — добиться л и ч ­
ной подписи от Ал тын- хан а под шер то ва льной грамотой.
О б а посольства в ые ха ли из Т омс ка 5 се нт ября 1638 г. и
22 сентября прибыли на р. Б е л ы й Июс в улус кн язя Т аб у н а и
его матери, княгини А бак ай . Н а этот р а з русских послов в ст ре­
7180
тили здесь холодно. Продовольствие и подводы д ат ь им о т к а ­
зались. Антирусски настроенные князья ст ар ал ись причинить
членам посольств неприятности. Только путем откупов и п о д а р ­
ков В. С та рк ов у и С. Не ве ро ву удалось проехать через т е р р и ­
торию Хакасии.
Н а переговорах с ханом снач ал а обсудили русско-монголь­
ские отношения, а затем Василий С тарков перешел к вопросу
о хак аса х. Посол напомнил хану со де рж ан ие прошлой его п ри­
сяги и стал просить, чтобы он лично пошел войной на х а к а с ­
с ких князей и, усмирив их, взял бы в з а л ож н ик и пять-шесть их
бл иж а йш и х родственников — сыновей и братьев.
В ыс лушав
Старков а, Алтын-хан о т к а з а л с я от своей старой присяги, з а я ­
вив, что он об этом узнает впервые и ему не известно, из-за
чего идет раздор м е жд у русскими воеводами и «киргизами».
Василий С тарко в п р о д о л ж а л н астаивать на том, чтобы хан
выполнил обещание, данное Д у р а л -т аб у но м
от его
имени.
В конце концов Алтын-хан согласился удовлетворить т р е б о в а ­
ния Ст арк ов а только частично, и то при условии, что воеводы
отдадут ему тубинского князя Сеита, сидевшего в к р а с н о я р ­
ской тюрьме, и «киргизского мужика», сына Кочолова, у ве зе н­
ного красноярским воеводой в Россию. Хан с каз ал , что р а зы щ ет
«в Киргизах» людей и скот, взятый у русского населения, и
вернет то, что сумеет найти. Он категорически о т к а з ал ся идти
войной на князей и выдат ь русским з аложников.
Переговоры Василия С т ар ко в а на этом закончились. П о ­
с ольству Степана Не верова не повезло: его з а д е р ж а л и у х ан а
и к л а ме не пустили.
31 ма рт а 1639 г., в о з в р а щ а я с ь домой, В. Старков и С. Н е ­
веров з а ехал и в улус к князю Табуну. И на этот р аз послов
д а ж е не встретили. Оз л об ле нны е князья вместе с д жу н га рс к им и
людьми несколько раз п о дъ е з ж а л и с кри ка ми к стану русских
л пытались их ограбить, а т о л ма ч а Никит у Ч юру из посольства
Не ве рова об ъяв ил и своим беглым холопом и з а б р ал и к себе.
Д е л о в том, что хак асс ким князьям у ж е стало известно с о д ер ­
ж а н и е переговоров послов с Алтын-ханом, и их в озмуща ло, что
русские послы хотели использовать х а на против хакасов и в ы ­
д ать томским вл астя м лучших людей в а ман аты. По этому по­
воду князья заявили, что Алтын-хан им не у ка з и они его не б о ­
ятся. В свою очередь, Василий Старков снова просил хак асских
«князцов» признать власть государя и п рекратить набеги. Н а это
был ответ, что воеводы их обманыва ют: с одной стороны, п р и­
зыва ют «под высокую руку государя», а с другой — просят А л ­
тын-хана «раз воев ат ь» их и от дать лучших людей в з аложники.
Итак, н еоднок ратная попытка русского ц ар я присоединить
Монголию к России мирным, договорным путем, а хак асских
князей усмирить и сд ел ат ь своими подданными с помощью
монгольского х ан а не п ривела к успеху. При чи на неудачи по­
с о л ь с т в в Монголию з а к л ю ч а л а с ь в том, что Алтын-хан не же. лал власти ц аря над собой, а д оби вал ся союзнических отноше181
ний с ним. Монгольский хан не видел необходимости вступать
в подданство России. Он сам стремился овладет ь х ак аса ми .
В споре м е ж д у царскими вл астя ми и ханом поделить Ха кас ию
не удалось. Русский ц арь о б л о ж ил х ак ас ов ясаком, а мон го ль ­
ский хан, считая их своими вечными кыштыма ми, взимал с них
албан. Т я ж б а б ыл а безрезультатной, т а к к а к ни одна сторона,
не уступала другой. К тому ж е в эту схв атк у вмешивалась,
третья сила — Д ж у н г а р и я , влияние которой в 30-х годах XVII в.
на Хакасию усилилось.
После поездок Василия С т ар ко в а и Степана Н е ве р ов а в
Москве поняли бесперспективность переговоров с- Алтын-ханом
и решили прекратить с ним всякие отношения. Посольские с в я ­
зи м ежд у Россией и Монголией были прерваны на два д е ся т и­
летия, с 1639 по 1659 г. В н ач ал е 40-х годов XVII в. русские
власти з а д у ма ли предпринять р яд мер для усмирения х а к а с ­
ских князей собственными силами. Речь ш л а об организации
военных походов и сооружении острогов на их земле. С этой
целью был подготовлен поход Як ов а Тухачевского «на г о су да­
ревых изменников и на непослушников киргизских людей». Л е ­
том 1641 г. Яков Тухачевский прибыл в «Киргизскую землицу»
с отрядом в 870 человек. Первоочередной его задачей
б ыл о
строительство острога. Князья, к а к и прежде, были против со­
о ру же ни я нового острога. Они о к а з а л и в ооруженное соп рот ивл е­
ние к а з а к а м в устье Бел ог о Июса, но потерпели п оражение.
Н а р. Чу лым был срублен Ачинский острог. Хотя его ст ро и­
тельство и присяга х ак а сс к их князей, д а н н а я в 1642 г., о ко н ч а ­
тельно не з ак реп ил и Х а ка с ию в составе России, все ж е на
Среднем Енисее наступил д ли те ль ный период з ати шь я и м и р ­
ных отношений м е ж д у сибирскими воеводами и хак асс ки ми
к н я з ь я м и . | К э тому времени относится много документов, го­
в орящих о в озни ка ющей д р у ж б е простых к а з а ко в с ха к ас а ми .
На пр имер , в «отписке» за 1649 г. кра сн ояр ск ий воевода со­
об щал , что «в Красн ояр ско м, государь, остроге с л у ж и л ы е люди,
которые д р у ж а т ц а с т а т а р о вя м и, д а в а л и они, с л у ж и л ы е л юд и,
т а т а р а м в з ай мы то вары бескабально».
Хакасов, ж и в ш и х в мире и д р у ж б е с русскими около т р и д ц а ­
ти лет, в ремя от времени беспокоили монгольские, а иногда и
д ж у нг а р с к ие вл ад ыки , война м е ж д у которыми не п р е кр а ща ла с ь.
Аре на этой борьбы в 40— 50-е годы XVII в. б ы л а перенесена на
их собственную территорию, и отзвуки ее лишь доходили до Х а ­
касии. Она п роходила с переменным успехом. В 40-е годы мон ­
гольские ф е о д а л ы несколько раз о д е р ж и в а л и верх над д ж у н ­
г арами. Х а ка с ы ж е в течение этого времени, ост ав ая сь в с о с т а­
ве России, п ла т ил и я с а к русскому ц арю и монгольскому хану.
Об этом периоде в документе 1648 г. сообщается, что «киргизы
двоеданцы: в Россию и в Мугалы».
Усиление зависимости х а к ас ов от России т р ев о жи л о м он ­
гольских вл ад ык. Д л я у кр епл ен ия своей вл асти Алтын- хан
предпринял в 50-е годы XVII в. р я д походов в Хакасию. О д н а к о
182
ха н у не у дал ось ни отторгнуть хак асов от России, ни угнать
их к себе. Р я д о вы е х ак асы оставались подданными царя.
В связи с тем, что монгольский хан все чаще совершал г р а ­
бительские набеги на хакасов, подданных русского государя,
и стал у г р о жа т ь русским войной, в Москве решили воз обно­
вить после два дц ат ил етн ег о перерыва посольские связи с М о н ­
голией. В 1659 г. было с н а р я ж е н о посольство во главе с о п ыт ­
ным сибирским д ипломат ом Степаном Гречениным. Его п о м о щ ­
ником был назначен Степан Бобарыкин. П е р в а я встреча с мо н­
гольским ханом состоялась 18 ма рта 1660 г. К приезду русских
послов С. Греченина и С. Б о б а р ы ки на Л о д ж а н - т а й д ж и принял
новый титул: он стал наз ыва тьс я, ка к его отец и дед, Алтынханом.
Основной темой переговоров был вопрос о хак аса х. Он в о з ­
ник в связи с нарушением Л о д ж а н о м присяги своего отца. М о ­
лодой хан ни с одним обвинением в свой адрес не согласился.
Д а ж е свой грабительский поход в «Киргизскую землицу» Лодж а н объяс ня л ж е л а ни е м с л у жи т ь государю, уверяя, что ради
него д а ж е усмирял «киргизов», которые много раз приходили
войной под русские города и остроги. Г л а в н а я цель посольства
С. Греченина и С. Б о б а р ы к и н а — добиться п рекр ащен ия н а б е ­
гов Ал тын- хан а на подданных русского царя, жи вши х на С р е д ­
нем Енисее,— не была достигнута.
К нач ал у 60-х годов XVII в. могущество Алтын хана под на-тиском хал х ас с ки х ханов и д жу н га рс к их т а й д ж и сильно по­
шатнулось. Чтобы в ыправить т яж е л о е положение, хану нужна
б ыл а помощь. С этой целью он отправил в Москву своего пос­
л а У ран а и просил построить на истоках р. Хемчик, т. е. на
своей земле, русскую крепость. Со своей стороны, хан о б еща л
завоеват ь для ц аря все народы до самого Китая. Об ещ ан ию
Алтын-хана центр ал ьные власти не поверили, так ка к оно явно
было нереальным. Но п ред ло жен ие х а на о строительстве о ст ­
рога на его земле царю пришлось по душе. Ца рь, со г ла ша яс ь
на это, несомненно, преследовал свои цели. З а л о ж и в на в е р ­
ховьях р. Хемчик крепость, он надеялся усилить границы Р о с ­
сии на юге Сибири, навсегда з акрепить непокорных х ак а со в и
другие племена в составе своего государства. П р е д ло же н и е м о н ­
гольского хан а пред став лял ось выгодным, и ц арь решил им в ос­
пользоваться. В 1663 г. было отправлено в Монголию посоль­
ство Зиновия Литосова, чтобы выяснить истинные намерения
хана. Л о д ж а н это посольство встретил с большими почестями.
Д о б ро ж ел ат ел ь но ст ь монгольского хан а б ыл а исключительной,
что в значительной степени об ъяс ня лось его п ор аже н ия ми в про ­
д о л ж а в ш е й с я междоусобной войне. З а и г р ы в а я с русским царем,
он хотел получить от него помощь и силами русских соорудить
для себя острог — у б е жи щ е от недругов. Посольство Ли т ос ов а
все ж е окончательно не р ешил о вопроса о з а к л а д к е острога
для монголов.
К концу л ет а 1663 г. монгольский х ан н ач ал о щ у щ а т ь о ст­
183
рую н ужд у в продовольствии. Т а к к а к х ак а сс к ие князья, и ме в ­
шие своих кыштымов, были обеспечены лучше, чем другие
подданные хана, то Л о д ж а н потребовал от них удовлетворить
все его запросы. Кн яз ь я в ын ужд ен ы были отправить ему кроме
соболей и бобров 300 коров и 1000 овец. Хану т а к а я д а н ь по­
к а з а л а с ь недостаточной, и глубокой осенью 1663 г. Л о д ж а н по­
шел на ха ка со в войной. Он пленил многих рядовых х а к ас ов и
р а з д а л их своим л юд ям в холопство, а улусы разг ра бил. В л и я ­
тельные князья, узнав о набеге монголов, заб ла го в ре ме н но о т ­
кочевали со своими л юд ьми в северную часть Хакасии. Р а с п о ­
л ожи вш ис ь вблизи русских границ, они и з бе ж а л и очередногог р а б е ж а и погрома. Кня зь я послали своего гонца в Кр ас н оя рс к
с просьбой п рислать им на помощь р атн ых людей, за что об е­
ща ли верно с лужи ть государю. Л о д ж а н , со своей стороны, н а ­
чал с русскими в л ас тя м и переговоры, д о к а з ы в а я , что «кирги­
з ы » — его кыштымы, но представители царской власти не ус­
тупали ему.
Т в е рд ая позиция, з а н я т а я цар ск ими в ластями, в конце кон­
цов вынуд ил а Л о д ж а н а осенью 1664 г. покинуть хак а сс к ие сте­
пи. З а год монгольские захв атч ики сильно разорили Ха кас ию.
Р я д ов ые х а к а с ы после р а з г ро м а их улусов остались без пр одо­
вольствия и погибали зимой и весной от голода. Л ю д и уми рал и
сотнями. Эту трагическую картину, вызв ан ну ю грабительским
набегом Л о д ж а н а , видели русские с л у ж и л ы е люди, п р и е з ж а в ­
шие к х а к а с а м за ясаком. Они на дор ог ах « н а е з ж ал и» на ме р т ­
вых людей. Один ясачный человек, Ч ю к ур ак , подсчитал и сооб­
щил к а з а к а м , что в его «Тубинской землице» только от голоду
умерли 300 человек.
Участившиеся набеги монгольского х а на Л о д ж а н а на я с а ч ­
ных «инородцев» обеспокоили местные власти Сибири, но их
в о л н ов ал а не судьба и жи з н ь х акасов, а поступление в казну
ясака. У ж е весной 1664 г., когда русские сборщики я с а к а с х а ­
касских улусов стали в о з в р а щ а т ь с я без соболей, томский вое­
вода за би л тревогу. Он п р е д л ож и л к ра с но яр ск о му воеводе Н и ­
китину срочно и тайно соб рать сведения о в оз можности з а ­
к ла дк и острога на р. Упсе. Л юди , опрошенные Никитиным, счи­
тали, что удобнее всего новый острог поставить на р. Кое.
Никитин эти д а н н ы е от прав ил в Томск и просил государя «учи­
нить у ка з» о строительстве нового острога в этих местах.
Но в Мо ск ве п ро яв л ял и чрезмерную осторожность. Ц е н т ­
ра ль ны е власти решили еще р а з послать к Л о д ж а н у посольство,
чтобы сог лас ова ть с ним вопрос о месте д л я острога. П о с о л ь ­
ство, в о з г л а в ля е м о е Р о ма н о м С т ар ко в ым и Степаном Б о б а р ы киным, от пр ав лен ное летом 1665 г. и в ернувшееся л иш ь в ф е в ­
р а л е 1666 г., съ езд ил о удачно: место д л я будущего острога
в Ха касии был о определено.
П о л о ж е ни е монгольского х а н а во второй половине 60-х го­
дов XVII в. ещ е более ухудшилось. Теснимый в раг ами, он не­
о д но кратн о о б р а щ а л с я з а помощью и п одд ер жк ой к госуд арю
184
России. В Моск ве все ж е не решалис ь со ор у жа ть острог для
монгольского хана, хотя идея б ыл а заманчивой. Причин д л я
о т к а з а было несколько. Во-первых, возведение острога д л я Лодж а н а могло втянуть Россию в ме ждоусобную войну монг оль­
ских феодалов, во-вторых, не было реа ль ных возможностей с о­
о р у жа т ь русскую крепость в таком отдалении. Поэтому прось­
ба монгольского хан а не б ы ла удовлетворена. Н е получив от
России помощи в сооружении острога, хан Л о д ж а н , пресл ед уе­
мый своими противниками, осенью 1666 г. снова прикочевал
к х а к а с а м и сам в з ял ся строить городок-укрепление в устье
р. Сизой, в па да юще й в Енисей с правой стороны. З а л о ж и в здесь
крепость, хан хотел з ак р ы т ь путь в Ха к ас ию д л я своих врагов
и спастись от разг рома. Л о д ж а н не смог закончить с о о р у ж е ­
ние этой крепости, т а к к а к весной 1667 г. в Хакасию вторгся
д ж у нг ар ск ий Сенг е-т айджи и разг ро мил его, пленив х а н а в м е ­
сте с его семьей 39.
Таким образом, полу ве ко вая борьба монгольских и д ж у н г а р ­
ск их фео д ал о в з а монопольное господство над Хакасией з а в е р ­
шилась п о раже ни ем Л о д ж а н а . Хакас ы п ро д о л ж а л и ж и ть под
двойным гнетом, ибо признание над собою власти русского иаря не обеспечивало их полной безопасности.
Д ж у н г а р с к и й Сенге-тайджи, разг ромив монгольского х ан а
Л о д ж а н а , установил свое монопольное господство над Хакасией.
Его победу х ак а сс к ие кн яз ь я решили использовать в своих ц е ­
лях. С помощью д ж у н г а р о в и при их участии они снова н а ч а ­
ли сов ер шать набеги на русские села и остроги. Несмот ря на
набеги и конфликты, кн язь я окончательно не порывали с Р о с ­
сией: н еаккуратно, но вносили ясак, к ы ш ты м ы их п р о д о л ж а л и
сч ит ат ь себя п одданными царя. Русск ие писали, что после
р аз г р ом а Л о д ж а н а «они ж, киргизы, пла тили яс а к контайше и
в Красноярск», т. е. по-прежнему были д воеданцами.
В период нового господства д ж ун г а р с к и х в л а д ык над Х а ­
касией х ак асс ки х князей в озг лавил д еяте льн ый и энергичный
князь Ире не к Ишеев. Он стал «начальным» князем и в ы р а з и ­
телем интересов хак асс ко й аристократии, п режд е всего князей,
выступавших против русских. Д ж у н г а р с к и й хан Сенге и князь
Иренек, объединившись, повели борьбу з а отт ор же ни е своих
б ыв ши х к ы ш т ы м о в от России. Пе рвы й совместный набег Иренека и д ж у н г а рс к ог о войска был совершен на Кр ас но яр с к в мае
1667 г., с р а з у ж е после р а з г ро м а Л о д ж а н а . Он нанес большой
ущерб К р а с но яр с ку и уезду, но красн оярск ие качинцы и аринцы по-прежнему остались в составе России. Бол ее того, к а чи н ­
цы, разоре нные этим походом и недовольные политикой к р а с ­
ноярского воеводы, поехали с посольством в Москву. 12 о к ­
тя б р я 1667 г. их послы, Чигей Т а й л а р о в и Килит Ак араков,
прибыли в столицу и р а с с к а з а л и о « д жун гар ск их и „киргизс к их “ разорениях», о своих обидах на бывшего красноярского
воеводу Г ера си ма Никитина, который бессовестно гр аб ил не
только «подгородных татар», но и сородичей самого И ре не ка
185
Ишеев а: «С Еренаковой сестры Ишеева, сведав, у ней в зял ш у ­
бу рысью, да коня инохотца гнеда, д а другова р ы ж е в а коня
доброва, да бык а болшова, д а портище ка мки кра сные д о б ­
рые, да два б а р а н а убойные». К р асн оярц ы жа ло ва ли сь : « Ч е л о­
век со сто о т ъе хал и из-под Красн ояр ско го острогу со всеми
своими улусными людьми на свою землю от ево, Герасимова,
изгона, и насилства, и обиды. И иные многие кыргызы почали
ш а т а т ц а и воровать».
После д жу н га ро -х ак а сс к ог о набега 1667 г. на К р а сн о яр с к
обстановка на юге Сибири с та ла напряженной. В связи с этим
русские власт и пытались путем переговоров прийти к общему
соглашению с д ж у н г а р а м и и хак аса ми . 15 августа 1668 г. из
Томска в Д ж у н г а р и ю н ап рав ил и посольство Матв ея Ржицкого.
Эти переговоры не н а л а д ил и отношений ни с д ж ун г а р а м и , ни
с хак аса ми. Весной 1669 г. хак а сс к ие к няз ья сами просили вое­
вод п рислать к ним представителя д л я
зак люч ен ия
мира.
К Ир ене ку послали Я ков а З ы р я н а , но его приезд к х ак а с а м
совпал с появлением здесь н аместника Сенге-тайджи К иличик
Кошиочи. В присутствии н аместника Ир е не к не решился вести
переговоры с русскими о мире.
По д д ж у н г а р с к и м гнетом и без того т я ж е л а я ж и з н ь х а к а ­
сов еще более ухудшилась. Вскоре народ был доведен до по л­
ного обнищания. Ни поход 1667 г. на Красноярск, ни по сл ед ую­
щ а я т ре хл етня я борьба не помогли И р е н е ку отторгнуть б ыв ши х
кыштымов от русских. К ыш т ым ы ха к ас с ки х князей о ста ва лис ь
в составе России, п р из нав ал и власть ц а ря и по в озможности
вносили яс ак в его казну. Не р ед ко они д е л ал и это д а ж е т а й ­
ком от Ире не ка. На пр имер, в 1670 г. ка з ак и сообщили, что про ­
стые люди «дали г осударе ва я с ак у против 20 соболей тайным
обычаем, чтоб того киргизские князцы Ир е не к с т ов ар ы щи не
ведали». Про с тые люди тянулись к русским и постоянно ж а л о ­
вались, что к няз ья бьют их, грабят и разоряют. Ж а л о б ы з а к а н ­
чивались мольбой о помощи, «чтобы им ка лм ы цк и м т а й ш а м и
тубинцам я с ак у с себя не пла тит ь и их бы оборонить». Ру сс к ие
власти о б еща ли з а щ и щ а т ь своих ясачных.
В 1670 г. Ир е не к н ач ал готовиться к новому походу про­
тив русских. Но эта подготовка шл а с большим трудом. Не в се
князья п одд е рж ив ал и та к ую политику, некоторые из них при­
д е р ж и в а л и с ь прорусской ориентации. Несмотр я на это, в н а ­
чале се нт ября 1673 г. Ир е не к вместе с д ж у н г а р а м и выступил
в поход. Пе рвы й о тр яд во главе с Ире не ком и д ж у н га рс к им
т а й д ж и Д о н ж и н о м пришел под Кузнецк. Второй х а к а с с к о - д ж у н ­
гарский о тр яд с н а ч а л а появился в Томском, а затем в Енисей­
ском уездах. И на сей раз х ак асс ки м кн яз ь ям и д ж у н га рс к им
ф е о д а л а м не уд ал ось отторгнуть своих кы шт ымов от Р оссии.
\
В окт я бр е 1673 и в ма е 1674 г. царем были подписаны указ ^1 об о рг ан из ац ии походов против х ак асс ки х князей. Об а у к а ­
за о к а з а л ис ь невыполненными, ибо сибирские власти боялись,
что х ак асс ки х князей п о д д е р ж а т д ж у н г а р с к и е тай джи , в о йс к а
186
которых н аходились вблизи к няжеск их улусов. В 1675 г. по­
л и т ич е с к ая об стан ов ка в Ха кас ии несколько раз рядилас ь. Хун­
та й джи Г ал д ап срочно отозвал свои войска из хакасских к н я ­
жеств, т а к ка к в Д ж у н г а р и и снова н ач ал ис ь междоусобицы.
Ца р ск и е власти, воспользовавшись уходом д жу н га ро в из Х а к а ­
сии, начали строительство острога на Аб ак ан е, но Ир е не к по­
м е ша л им построить здесь крепость. Тогда в 1675 г. «на краю
Киргизской степи... на киргизском пути, которым они (к и р­
гизы.— Л. К. ) , будучи в измене, ходили на Красноярск», был
построен к а з а к а м и на левом берегу Енисея К ара ул ьн ый острог.
Сибирские воеводы послали к Иренеку посольство Родиона
Кольцова, и княз ья всех четырех к няжеств Хакасии д а л и но­
вую присягу о признании власти русского царя, а русские в л а ­
сти признали союзнические отношения и самостоятельност ь к н я ­
зей. Воеводы, установив в 1678 г. мир с х ак асс ки ми к няз ьям и,
не приостановили свое п родвижение на юг Сибири. В янв ар е
1679 г. последовал новый у ка з ц аря о сооружении еще одного
острога в Хакасии. Весть об этом князья восприняли, к а к и
прежде, в ражд еб но , и вновь начались их набеги на русские
земли. В течение 1679 г. они д в а ж д ы приходили войной под
Красноярск. В ответ на набеги хак асс ки х войск под р у ко вод ­
ством Ир е н е к а воеводы орг анизовали три больших похода в
«Киргизскую землицу» в 1680— 1682 гг. Но походы не у в е н ча ­
л и с ь успехом.
В 1683 г. конфликт м е ж ду русскими и х ак асс ки ми ф е о д а л а ­
ми был снова урегулирован. Князь Иренек, зак люч ив мир
с русскими властями, не о тка зал ся , однако, от своей позиции.
Он твердо зая вил , что «острогу де в своей земле ставить не д а ­
дут и за то де будет война». Пр овозг ласив независимость от
России, он п р о д о л ж а л собирать ясак и д л я себя, и д л я д ж у н ­
гарского хан а с людей, принявших подданство России. Мир ему
нужен был д л я того, чтобы, нал ад ив отношения с воеводами,
принять более активное участие в войне д ж у н г а р о в против мон­
голов, т а к к а к в 80-х годах борьба м е ж д у ними обострилась
с новой силой. Хакас ские князья, теперь к а к подданные и в а с ­
са лы хунт айджи, о б яз ан ы были не только помогать ему м а т е ­
риально, но и д а в а т ь воинов. Обо всем этом р а с с к а з а л в М о с к ­
ве князь Кубаг а, который был принят ц арем осенью 1683 г.
П о л о же ни е д ж у н г а р о в и х ак асо в к концу 80-х и началу
90-х годов XVII в. стало крайне т я ж ел ы м. Бесконечные войны
разо рил и Д ж у н г а р и ю и еще б ольше — Хакасию. Хакасские вои­
ны гибли на чужой з емле в войнах против врагов д ж ун гар ск ого
хан а Г ал д ан а . Поэтому русские документы сообщают о том, что
«ныне де в киргизах великое малолюдство». Д е л о д ошл о до
того, что в сентябре 1687 г. на Ал т ае в верховьях р. Ч ул у ш м а н
были убиты в бою 300 хакасов, погибли т а к ж е князь Иренек
и его с ы н 40. В 1688 г. д ж у н г а р ы увели из Хакасии не только
му жч ин и коней д л я войска Га лд ан а, но и дев ушек и вдов для
р азл ичн ых работ в Д ж у н г а р и и .
187
Русские власти д л я окончательного зак реп лен ия своих по­
зиций в Ха касии ст а ра ли сь з а л о ж и т ь новый острог, но этому
по-прежнему противились князья. Ясачные ж е люди н ас т а и ­
в али на ускорении строительства острога в их земле. В 1690 г_
о постройке Аб ак ан ско го острога х о датай ст вов ал и все жи т ел и
Красноярского уезда, к а к качинцы и аринцы, так и русские, а,
с аян цы и моторцы говорили, «чтоб де кра сноярцы постав или
на А б а к ан е острожек», и п ре дл аг ал и «в нем бы быть с л у ж и ­
л ым л юдя м и их, иноземцев, от киргиз оберегать». Измученныепоборами и войной, р яд ов ые х ак а с ы просили русские власти
построить крепость на их земле, чтобы з а щ и щ а т ь их от г р а б е ­
жей и насилий д ж у н г ар ск их и хак асс ки х князей.
Угроз а новых набегов на русские уезды со стороны х а к а с ­
ских князей и д жу н г а р с к и х в л а д ык б ыл а реальной д а ж е в кон­
це XVII в. В о сп ол ьз ов ав ши сь их слабост ью, кр асн ояр ск ий вое­
вода о рг ан из ов ал в 1692 г. поход к а з а к о в во глав е с В ас ил и ем
Многогрешным против хак асов , ж и в ш их в Тубинском к н я ж е с т ­
ве. В р езу ль тат е этого похода «Тубинская землица» б ы ла так.
р а з г р ом ле на (убито 650 му жч ин ) , что в дал ьнейше м она ни­
когда у ж е не смо гл а оправиться.
В связ и с азовскими походами Пе т ра I и н аме чав ше йс я вой­
ной со Швецией у Русского государства резко увеличилась по­
требность в д ополнительных средствах. Сибирские воеводы поу к а з ан ию ц ар я Пе т ра усиленно з а н и м ал и сь в эти годы поиском
дешевого сырья д л я р аз ви тия разл ичн ых промыслов. В се ве р­
ной Хакасии руд озна тцы н ашл и се ребряные руды, и в 1697 г.
на р. К а ш т а к (притоке Туз-юла, в па да ю ще го слева в р. Серту)
был з а л о ж е н острог. Со р ва т ь строительство этой крепости х а ­
касские кн язь я не смогли. Попытки л ик вид ир ова ть К а ш т а ц к и й
острог в ыз ва ли м е ж д у ними р азд оры и споры. Кня зь я сно ва
рас ко ло лис ь на две группировки.
Д л я н орма ли за ции отношений с русскими в д е к а бр е 1697 г.
в Томск прибыл князь И т п а л а Медечин. От имени всех князей
он о б еща л п ослушание и преданность. Но сыновья И р е н е к а
Корчун и Чегун не посчитались с этим обеща нием и п р о д о л ж а ­
ли политику своего погибшего отца, с о в е рш а я набеги на рус­
ские уезды. Князья, п р и д е рж и ва в ши е с я русской ориентации,,
которых к концу XVII в. с та ло большинство, решили силой з а ­
ставить Чегуна и Корчуна прекра тит ь войну и вернуть рус­
ским з ах в ач е нн ых л ошадей. Но из этого ничего не получилось,,
т а к ка к антирусски настроенных сыновей И ре не к а
усиленно
п о д д е р ж а л д ж у н г а р с к и й ху нтайджи, который угонял из Х а к а ­
сии людей, з а б и р а л л о ша де й и другой скот.
В 1698 г., после р яд а неудачных попыток л ик вид иро ва ть д о ­
говорным путем К а ш т а ц к и й острог, кн язь я начали готовиться
к войне. В Москве к т а к о м у сообщению отнеслись очень се рь ­
езно и, чтобы опередить хакасов, о рг ан изова ли в 1700 г. по­
ход Юр ия Роецкого. Из - за весенней распутицы поход з а к о н ч и л ­
ся неудачно. П ос ле этого томские власти начали с к н я з ь я м и
188
новые переговоры через тол ма ч а А фа н а с и я Кожев никова , но
и они не д а л и определенных результатов.
18 с ент ябр я 1700 г. х ак а сы и д ж у н г а р ы появились под К у з ­
нецком и осадили его. Но их требование снести К а шт а цк ий о ст­
рог не было удовлетворено, и ясачные люди п р од ол жа л и ос­
т ав ат ьс я подданными царя. Русский ц арь требовал у к р е п и т ь
Ка шт а цк и й острог и в ян ва ре 1701 г. подписал ука з об о р г ан и ­
зации нового похода против х ак асских князей. Пе рвый поход,
под руководством Семена Л а в р о в а з акончился з ах ват ом п ле н­
ных. Второй, под началом Конона Самсонова, сопровождался:
многими боями, в которых к а з а к а м у дал ось разгромить основ­
ные силы хак асс ки х князей Корчуна и Таин Ирки. Последние
з апросили ми р а и пригласили к себе русское посольство. Его
в оз главил Р о м а н Торгашин. В итоге х а к ас с ки е к нязь я з а к л ю ­
чили с русскими мир и уступили им своих кыштымов, живших:
по р. Кан. Н о в мире х а к а с ы жи л и недолго.
Д ж у н г а р с к и й хан был недоволен заключением этого мира^
В 1702 г. он отозвал из Хакасии своего наместника А б а з а й сана и п рислал нового — А р а м ж а б а , который повел с п р ед ст а­
вителями русской админис трации переговоры об о тторжении
Хакасии от России. В н ач ал е XVIII в. в связи с новым о бо ­
стрением ме ждоусобной войны с монголами войска д ж у н г а р с к о ­
го хун тай джи покинули Хакасию. Но свое 36-летнее господство'
над ней они з а вершил и в июле 1703 г. новым угоном части х а ­
касов в Д ж у н га р и ю .
О
количестве уведенных в д ж у н г а рс к ие в ладения прямых,
документов пока не об на ружено. Известно лишь от беглецов
( «к ирг из- кал мыков ») , возвратившихся в середине XVI II в. из
Д ж у н г а р и и , что х ун та йдж и «з ахватил их всего 3 0 0 0 » 41. Эт а
цифра вполне реальна. Если в 1703 г. было угнано со С р е д ­
него Енисея около 3 тыс. человек, то это с ос тав лял о примерно
четверть всего населения «Киргизской землицы». Бо л ее трех
четвертей х ак ас ов оставалось на родине, и з б е ж а в т я ж е л о й у ч а ­
сти уведенных на чужбину.
Еще в 1703 г. н ар яд у с данными об угоне «киргизов» до рус­
ских властей стали доходить сведения и о в озвра щен ии на
свои земли ранее угнанных. Так, в середине августа 1703 г.
угоняемому в Д ж у н г а р и ю са гай цу К а з а р а ч к е уд алось б е ж а т ь
и вернуться домой. Одновременно н ач ал и поступать слухи и о
групповых побегах х ак а со в из д ж ун г а р с к о й неволи. Один изпервых т аких побегов был совершен в ма р те 1704 г. В это в р е ­
мя из К уз не цк а в Кондомские волости были посланы д л я сбо­
ра я с а к а 10 ка за ко в во г л ав е с а т а м а н о м Федором С о р о ки ­
ным. Когда они пришли на место, им яс ач ные люди сообщили,
что у б е ж а в ш и е от х у н т ай дж и «киргизы» с ж е н а ми и с д е т ь ­
ми — всего 25 человек — ж и в у т в их волостях в улусе у Тентеги. Русские решили воспрепятствовать в оз вр а ще н ию на с т а ­
рые земли беженцев из а рист ократ иче ског о х ак асс ко го рода
Кыргыз. В ма е 1704 г. кузнецкий воевода с на ря ди л д в а о тр яд а ,
183
чтобы ловить этих беглецов из Д ж у н г а р и и и не пропускать их
в свои волости. Пе рвый о т ря д в составе 250 человек в о з г л а в и ­
ли боярский сын Дм ит р ий Федоров и а т а м а н Федор Сорокин.
В середине м а я 1704 г. о тряд встретил на р. Пуза се большую
груп пу «киргизов» и в оспрепятст вовал их возвращению. В бою
было убито 78 и взято в плен 95 «киргизов». К а з ак и з ах ват ил и
т а к ж е 15 пищалей, 84 л у к а «стрелебных», 260 голов рогатого
ск ота и лошадей. С русской стороны в этом бою погибли чет­
веро и пять человек были ранены. О б ще е количество в о з в р а ­
щ а в ш и х с я точно не установлено, но по числу убитых и п ле н­
ных видно, что «киргизов» было несколько сот человек.
Второй о тр яд к а з а к о в в составе 200 человек выступил в к он ­
це м а я 1704 г. Его в о з г л а в л я л Д м и т р и й Федоров. К аз ак и, я в и в ­
шись на Кондому, несколько дней провели в засаде. Но « к и р­
гизы», узнав о засаде, изменили маршр ут , а Федоров ж д а л их
напрасно. В это в ремя один из телеутов сообщил кузнецкому
воеводе Бор ису Синявину, что «киргизы» идут не старой д о р о ­
гой через лес, а степью. Воевода срочно п ослал небольшой о т­
р яд во главе с Визовым в погоню з а ними. К а з а к а м Би з ов а
у д а л о с ь дог на ть «киргизов» в степи. Во в ремя преследования
'было убито 30 человек, оста льные р аз б еж а л и с ь , не вступая в
ср ажение. И на этот р а з группа в о з в р а щ а в ш и х с я «киргизов»
б ы л а значительной.
4
августа 1704 г. в Кузнецкий острог п р иб е ж а л из Ашкиштымской волости ясачный человек М ит ьк а А з ба лы ко в и р а с ­
с каз ал , что пришли в их волость «киргизы» и просят, чтобы
их «проводили из черни на степь п р о м е ж городов Томского
и Кузнецкого до Томи-реки, чтоб им пройтить в свою К ир г и з ­
скую землю». Че рез д ва д ня кузнецкий в оевода с наря ди л о т­
р я д в составе 367 человек во г ла в е с Яковом Максюков ым, к о ­
т орому было велено: «Ит ить с лу ж и л ы м л ю дя м в степь на пе­
реем, чтоб их, киргиз, в свою з ем лю не пропустить». О т ря д
М ак с ю к о в а встретился с бег лецами м е ж д у речками Б оч ар том
и Уром. В схват ке было убито 19 и взято в плен 7 «киргизов».
В Кузнецке двое из пленных, подвергшихся пытке, сказали,
что всего их был о 300 человек. К а к видим, в о з в р а щ а в ш и х с я
на родину х ак асо в б укв ально истребляли.
П ос ле в сев озмо жны х «подлинных проведываний» кузнецкий
в оевода убедился, что « К и р ги з ск а я зе мл иц а» не пуста, и о р г а ­
низовал д ва похода против «киргизов»: первый — в марте, вт о­
р о й — в д е к а б р е 1704 г. В этом ж е году из Т омс ка снаря ди ли
три похода «на воров и изменников, на киргизских людей, что­
бы за их воровство смирить войною». В р езул ьт ат е пяти похо­
дов в 1704 г. и одного — в 1705 г. к а з а к а м и было убито 380
«киргизских людей» и взят о в плен 837 человек. Среди них —
д воюродный б р а т кн яз я У л а га чк а . Взят ый в плен князь К а ш к а
был казнен в Т омс ке по п р ик а зу воеводы. Эти д анные у б е д и­
тельно по казыв ают, что никакого полного угона населения и
запустения т а к н аз ыва емой «Киргизской з ем ли цы» после 1703 г.
490
фактически не произошло. Со стороны русских властей п ро во­
дилась политика полного истребления «киргизов».
Источники неоднократно упоминают о возвращении групгг
угнанных «киргизов» в 1705— 1707 гг. Так, в де ка бр е 1705 г.
ка з ак и в Б е л ь т ир ах встретили «киргизов», ушедших от ху н­
т айджи. Они жи л и среди бельтир в четырех юртах. «Киргизы»
напали на ка заков, чтобы отобрать ясак, собранный в царскуюказну. К а з а к и же, объединившись с ясачными бельтирами, дали
«киргизам» бой и убили у них 9 человек. В следующем, 1706 г.
8 «киргизов», вернувшись из Д ж у н г а р и и , пришли к койбальцам и «г рабили и притесняли их». А в июне 1707 г. ачинскими
к а з а к а м и были схвачены д ва «шустрых тата рин а» , т. е. кызыльца, — Ку че ла й Табункин и Конзачач Уханков — и перевезены
в Томск. Н а допросе они ра с ска з ал и, что в 1703 г. вместе
с «кирг изами» были уведены в Д ж у н г а р и ю и жи л и «на И р т ы ш ­
ских вершинах». Там на них напали ка з ах -к а йс ак и и во в ремя
набега многих «киргизов» побили. А он, Конзачач, «с т о в а р и ­
щ а ми 30 человек от киргиз в то в ремя б е ж а л и н а з а д в К и р ­
гизскую землицу, покинув же н и детей». Эти 30 беглецов из
Д ж у н г а р и и о к а з а л и с ь не «киргизами», а кызыльцами. Л е т о м
1707 г. в плен попал «киргизетин Шу рл уч ач к а, да киргизских
р ебят пять человек».
Итак, д жу нг ар ск и й наместник А р а н ж а м а не сумел у г н а т ь
в Д ж у н г а р и ю все х а к а сс к ое население. Русские и д ж у н г а р ­
ские документы 20—30-х годов XVIII в. свидетельствуют, чтоэтой участи и з б е ж а л а почти половина обитателей юга Средней
Сибири, часть киргизов и их улусных людей, кочевавших поСреднему Аб акану, 300 «луков» тубинцев, койбал и моторцев,
их многочисленные кыштымы: 300 ясачных кузнецких бельтир,
сагайцев, обитавших по Верхнему Аб ак ан у, и до 70 у р я н х а й ­
ских (саянских) кибиток. Только ф е о д а л ь н а я верх ушк а Е з е р ­
ской и Ал тысарс кой «землиц» пр ин ужд ен а б ыл а согласиться
откочевать в Д ж у н г а р и ю , а к нязь я прочих улусов и кыштымовбыли «взяты к контайше», т. е. уведены насильно. Н а т е р р и ­
тории собственно Красн ояр ско го уезда многие киргизы, ж и в ­
шие на л е в о б ер еж ь е Енисея, были уведены князьями, а о снов­
ная масса их кыштымов, особенно р ас п ол о же н ны х на п р а в о ­
б ережье Енисея, оста лась на родине.
В течение последующих двух-трех л ет примерно по ло в ин а
уведенных х а к ас ов (1500 человек) в ерн ул ась из Д ж у н г а р и и .
В 1721 г. ху н та й дж и претендовал на 5 тыс. кибиток, которые
по-прежнему находились на родине у ж е в подданстве у России.
Судьба хак асо в, угнанных в Д ж у н г а р с к о е ханство, с л о ж и ­
л ась трагично. Ча сть оставшихся в неволе хак асов погибла,
участвуя в войнах д ж у н г а р о в с соседними народами. О с т а в ш и е ­
ся в жи вых, не в ы д е р ж а в притеснений и эксп луатац ии д ж у н ­
гарских феодалов, стали убегать с ч у жб ин ы в свои родныекрая. В русских д окуме нта х начиная с 1746— 1747 гг. и до кон­
ц а 50-х годов XVIII в. опять неоднократно в стречаются у поми ­
191
нания о во звр ащении х ак а с о в на родину. Особенно много нев ольников -хака сов р а з б е ж а л о с ь в 1756— 1758 гг. во в ремя п а ­
дения Д ж у н г а р с к о г о ханства. В о з вр а щ а л и с ь они на родину д а ­
ж е и в 1775 г.42, т. е. 72 года спустя!
П ос ле событий 1703— 1704 гг. р яд ов ые хакасы, именуемые
о ф и ци ал ь ны м и источниками «черными людьми» или « ки рг из ­
скими кыштыма ми», стали о б р а щ а т ь с я к вл аст ям с просьбой,
«чтоб на Киргизской з ем ле по у к а з у великого г осуд аря д л я
обороны от иных з ем ли ц построить острог». У м о ля я об этом,
они обещали: « К а к де острог построен будет, и они де в казну
великого г осударя станут платить со всякого человека по шести
соболей, чтоб им ж и т ь под великого г осударя д е р ж а в о ю б е з ­
о п а с н о » 43. Н а к о н е ц ж е л а н и е простых х ак а со в было у д о вл е т­
ворено. Петр I в 1706 г. подписал ук а з о сооружении острога
на «Киргизской землице». Н е исполнившему у к а з а ц а рь у г ро­
ж а л «быть в смертной казни». Петр I знал, что ряд ука зо в п р а ­
вительства о з а к л а д к е острога в Ха кас ии не был выполнен.
Это и в ы н у ж д а л о его з ас тав ит ь воевод под страхом смертной
казни поставить на юге Сибири русскую крепость.
С ибирские воеводы не стремились соорудить острог в самой
Хакасии. Это было д л я них невыгодно. С уще с т в о в а в ш а я н а ­
п ряже нн ость во в заимоотношениях х ак а сс к их князей с ц а р с к и ­
ми в л ас тя м и п о зв о л я л а последним о б о г а ща т ьс я з а счет военных
походов и экспедиций, д л я воевод и к а з а ко в они сос тав ляли
доходную статью. Ц а р ь ж е т реб ов ал покончить с этими к он ­
фли ктами, з ав е рш и ть присоединение Ха кас ии к России и в з и ­
ма ть с ее н аселения м акс имум я с а к а в ка з ну государя.
У ка зом П е т р а I строительство нового острога п р е д ус ма т ри ­
в алось в устье р. А б ак а н , в центре «Киргизской землицы».
С та рши м о т р я д а н а з н а ч а л с я сын боярский И л ь я Ц ы цу ри н из
Томска, помощником его — сын боярский Конон Самсонов из
Крас но яр с ка . В сооружении нового острога д о л ж н ы были при­
нять участие томские, кузнецкие, к ра сн ояр ск ие и енисейские
с л у ж и л ы е люди. Их пр иб ыл о 975 человек. Они встретились в
условленном месте на р. Коксух, левом притоке Енисея, в к он ­
це июля 1707 г. и отсюда пошли к устью р. Абак ан. Но земли
д л я з а к л а д к и крепости там п о каз ал ис ь им непригодными. П о д ­
х од яще е место было найдено на правом берегу Енисея «за к а м ­
нем Туран». Там и был построен новый острог, названный, как
намечалось, А бак ан ски м. Соорудили его за 15 дней, с 4 по
18 августа 1707 г.
Во в ремя строительства Аб ак а нс ко г о острога И л ь я Ц ы ц у ­
рин пр иг лас ил к себе х а к ас ов из р аз н ых улусов, р а с п о л о ж е н ­
ных на п ра вом берегу Енисея, д л я переговоров о вхождении
их в состав России. П ри б ыл и к Ц ы ц ур ин у только 20 ч е л о ­
век «яс ау ло в лу тших людей». Под стенами нового острога они
принесли от имени х ак а со в присягу русскому государю о п р и н я ­
тии п о дд ан ств а р о с с и й ск о го 44, на этот раз окончательно.
Аб ак а нс ки й острог со дня его основания стал а д м и н и с т р а ­
192
тивным центром на землях, населенных к ачинца ми и к ой б ал ами. В остроге р азм ести лась А б а к а н с к а я у п рав ит ел ьн ая ко нто ­
р а — основное учреждение по управлению хак аса ми, ж ив ш им и
в Минусинской котловине. В 1718 г. на правом берегу Е н и ­
сея, при в ыходе его из Саянских гор, был сооружен п ог ранич­
ный Саянский воинский острог (ныне дер. С а я н с к а я ) . Т а к з а ­
в ершился д лительный процесс присоединения Хакасии к России.
Итак, к моменту прихода в Юж ную Сибирь русских людей
в н ач а ле XVII в. Хакасия, которую стали называ ть « К и р г и з ­
ской землицей», б ыл а полузависимой,
вассальной
страной.
Свыше трехсот лет (XIV-—XVI вв.) после падения д р е в н е х а ­
касского государства в 1293 г. его угнетали и терза ли с м е н я в ­
шие друг д ру г а воинственные фео дал ьн ые политические о б ъ е д и ­
нения монгольских ханов. З а триста лет постоянного р а з г р а б л е ­
ния происходили хозяйственный и культурный упадок, г лу бо ­
кие регрессивные изменения социально-экономического строя по
сравнению с уровнем р аз в ит ия др ев не хака сск ог о г осударства
( V I —XII I вв.).
К н а ч а лу XVII в. « К и р г из ск а я зе мл иц а» состояла из четырех
княжеств. Этнический состав ее в основном тюркоязычного н а ­
селения о с т а ва л ся еще д овольно пестрым. Х акас ы дел ил ись на
этнические тер ри т ор и ал ь ны е группы, среди которых а р и с т о к р а ­
тический сеок кыргыз з а н и м а л по-прежнему господствующее по­
ложение. В политическом отношении Х а к а с и я в XVII в. п р е д ­
с т а в л я л а единое целое. Один из князей счит ался г лавным, ему
подчинялись остальные. С уще с тв ов ал а г л у б о к а я кл ас с ов ая д и ф ­
фере н ци а ци я хак асс ког о общества. Общественный строй х а к а ­
сов находился на стадии застойного ф е о да ли з ма , в озродились
отдельные пережитки родо-племенного быта.
Процесс присоединения Хакасии к России проходил в очень
сл ожн ой обстановке. Д о прихода русских за господство над
х а к а с а м и боролись две силы: монгольский и д ж ун г ар ск и й ханы.
С появлением к а з а ко в на Енисее в о з ни кл а третья сила, к от о ­
ра я решительно с т а л а претендовать на Хакасию. З а в я з а л а с ь
упорная и д ли т е ль н ая б орьб а м ежд у русским царем, м он го ль ­
ским ханом и д ж у н га рс к им хун тай джи за господство над н а ­
селением долины Среднего Енисея. Со стороны х ак асс ки х к н я ­
зей это б ы ла борьба за сохранение хотя бы видимости с а м о ­
стоятельности и за господство над д ав ни ми своими кы шт ыма ми.
В этой борьбе князья не были едины: одни п о д д е р ж ив ал и
русских, другие — монголов или джун гаро в. К а ж д а я к н я ж е с к а я
группировка по-своему хо те ла решать судьбу народа. Р усские
к азаки правильно подметили, «что де т ат ар ски й извычай не­
постоянной, ко то ра я сторона мочнее, туды и шатаются».
Д о конца 60-х годов XVII в. власть монголов и д ж у н г а р о в
над х а к а с а м и в основном б ы ла номинальной. Только в 1667 г.,
после р аз г р о м а монгольского хан а Л о д ж а н а , д ж у н г а р ы уста13 Зак. 113
193
н ав л и в а ют в Хакасии единовластие. Вын ужд ен ный переход х а ­
касских князей на сторону д жу н га рс к их в л а д ы к не о п р а в да л
себя, а их совместная б орьба против о тт ор же ни я своих к ы ш т ы ­
мов от России была безрезультатной. Д ж у н г а р с к о е господство
над Хакасией з ав ер шил ос ь насильственным угоном в 1703 г. в
Д ж у н г а р и ю некоторых князей с их улусами. Из княжеской в е р­
хушки в к а л м ы цк ой Урге на р. И л и о к а з а л и с ь алтырский князьТанг ыт Ба т у р - т а й дж и, ыз ырский князь Шорло-Мергень, алтысарский т а й д ж и А г а л а к К а ш к а , князь Корчун со своим улусом
и другие.
П о л и т ик а х ак асс ки х князей б ыл а классовой. Они вели уп ор ­
ную борьбу с царскими вл аст ями за своих кыштымов. Д л я д о ­
с тижения своей цели они использовали и ор у жи е и д и п л о ­
матию.
П ол и ти к а русских царей и их воевод т а к ж е б ы ла
сугубо
классовой и колониальной. Воеводы, будучи единовластными
правите лями, д опус кали произвол и бесчинства по отношению
к коренным ж и т е л я м Ю ж но й Сибири. Н а с и л и е цар ск их в л а ­
стей и их с а мо у пр ав ст в о з а т я г и в а л и процесс присоединения Х а ­
касии к России. Р ез ко уме нь ши вши йс я в своей численности х а ­
касский н ар о д в течение всего XVII столетия искал выход из
т я ж е л ей ш ег о положения. Д е л о ка сал ось его жи зн и или смерти.
При н ят и е подд ан ст ва Российского г осударства я в л ял о сь не
только наи мен ьши м злом, но и единственной во зможн ость ю уце­
леть. Со стороны трудового н а ро д а присоединение к России
было ж е л а е м ы м актом, п р е к р а щ а в ш и м кр о ва вы е войны и стыч­
ки. К н я з ья из сеока кыр гыз н авсегда утратили свое политиче­
ское превосходство и были уравнены, по русскому праву, со
своими б ыв ши ми к ы шт ы м а м и в об щем ясачном состоянии по
отношению к русским в ла ст ям. Весь х ак асс ки й народ стал, т а ­
ким о браз ом, к ол ле кт ив ным кы шты мом русского ц а р я и в ошел
в сословие я сач ных «инородцев». Титул «князь» исчезает из д о ­
кументов XVI I I в., повествующих о х а к а с с ки х
правителях.
Но слово это, ад ап ти р ов ан но е х а к а с а м и в фо р ме «кнес», с о х р а ­
нилось до сих пор в х а к а с с к о м я з ык е в наименовании л и ц из;
числа высшего местного руководства.
Вхо жд ен ие всего насе ле ни я Ха касии в состав русского ф е о ­
д а льн ог о государс тва на п р а в а х ясачного сословия, к а к п р а в о ­
вой акт, о значает, что русское правительство, в свою очередь,
берет на себя всю полноту ответственности за жизнь, п р ав а,
имущество и д ал ь н е й шу ю историческую
судьбу
х ак асс ко го
народа.
Со времени присоединения к России в древней м н о го ст ра ­
д ал ьн о й Ха ка с ии наступил д о лг о ж д а н н ы й мир. По д у п р а в л е ­
нием русских в ластей х а к а с ы окончательно и збавились от р а з о ­
рительных и губительных войн со стороны монгольских и д ж у н ­
гарских ф е о да ло в и были спасены от физического истребления.
Присоединение Ха кас ии к России было по-своему прогрессив­
ным явлением. Ха кас ия о к а з а л а с ь втянутой в водоворот соци194
-ально-экономических отношений феодальной России, и б л а г о д а ­
ря помощи русского трудового народа х ак а сы постепенно вновь
стали продвигаться вперед по пути хозяйственного и к у л ь т у р ­
ного прогресса, ведущего к постоянной оседлости и более в ы ­
соким ф о р м а м не только земле де лия , но и скотоводства.
Вместе с тем присоединение Хакасии к России принесло с
собою н еизбежный гнет ц ар из ма . Ц а р и з м жестоко угнетал х а ­
касский народ, д е р ж а л его в темноте и невежестве, к а к и все
другие народы России. Гнет царского с а м о д е р ж а в и я д о п о л н я л ­
ся произволом со стороны к а к русских, т а к и собственных х а ­
касских богатеев, ста вших цар ск ими сл уг ами и о б р ек а вш их
трудовой нар од на нищету и голод. Не с мо тр я на все лишения,
х ак а сы в составе России обрели возможность преодолеть в е­
ковую разд роб лен нос ть и сплотиться в единую народность, гю.лучившую п раво на д ал ьн е йше е историческое развитие.
Глава 8
О С В О Е Н И Е ХА КА ССКО -М И Н У СИ Н СКО Й К О Т Л О В И Н Ы
РУ С С К И М И Л Ю Д Ь М И И П О Л О Ж Е Н И Е ХАКАСОВ
В X V II I — Н А Ч А Л Е X IX в.
1. Начало освоения Хакасии русскими людьми
Вне шнеполитиче ска я активность ц арског о п рав ите льс тва на
£ н и с е е п рив ел а к созданию системы острогов и выходу к м о щ ­
ной естественной г ранице — З а п а д н о - С а я н с к о м у хребту. Теперь
в озникла необходимость зак реп ит ь
достигнутое
положение.
Это и было с дел ан о Буреи нски м договором и Кяхтинским миром
в 1727— 1728 гг. Од н ак о угроза в то р же н ия д жу н г а р с к и х орд
еще существ ов ала. Д о н а ч а л а XVI II в. ю ж н а я г ра ни ца р ус ­
ского р ас сел ен ия проходила ср а зу ж е под Крас но яр с ко м
По­
пытка властей еще до д ости жен ия безопасности к р а я зас елить
Пр и са я нь е за к онч ил ас ь неудачей. Именной п рик аз П е т р а I от
21 ма рта 1707 г. предписывал оставить в А ба ка нс ко м остроге
«на жи ть е до указу» 400 к а з а к о в и о рг ан из ова ть вольное п ер е­
селение в острог «охочих людей» из с л у ж и л ы х и их ро дст вен ­
ников. И л ь я Цыц ур ин оставил гарнизон из 375 к а з а ко в во г л а ­
ве с Кононом Самсоновым. Но с л у ж и л ы е и сфор миро ванный
гарнизон з а с ып ал и Сибирский приказ челобитными о с м яг ч е ­
нии новой обременительной службы. У к а з о м от 2 м а р т а 1708 г.
гарнизон сократили до 200 ч е л о в е к 2. К онн ая сотня к р а с н о я р ­
ских к а з а к о в д о л ж н а б ы ла ежегодно сменяться, т. е. нести го­
довую службу. В пешую сотню д ополнительно н аб р а л и по
50 человек в Енисейском и К расн ояр ско м уездах: ка за ч ьи х д е ­
тей, «гулящих» и крестьян — с условием, что они будут «в том
•остроге с ж е н а м и и детьми на вечном житье». Но и это ком13*
195