1. Ревзин, Г. Очерки по философии архитектурной формы / Г

1. Ревзин, Г. Очерки по философии архитектурной формы / Г. Ревзин.
– Москва : ОГИ, 2003.
2. Джонс, К. Париж: Биография великого города / К. Джонс. – М.СПб, 2006.
3. Міфалогія беларусаў: Энцыклапедычны слоўнік. – Мінск :
Беларусь, 2011.
ЦЕННОСТЬ ЖИЗНИ В КОНТЕКСТЕ ПРАВОСЛАВНОГО
ВЕРОУЧЕНИЯ
Е.Н. Гончарова, г. Строитель, Россия
В наш материалистический век большая часть людей полагают, что
жизнь представляет собой интерес и ценность для человека в той лишь
мере, в какой она дает возможно большее количество наслаждений и
радостей. «Если же мы – говорит один из современных писателей, - в
обществе произнесем слова: радость, счастье, блаженство, идеал, и
соберем в зеркале все отражения, - что получится? – Красота тела, золото,
драгоценные камни, дворцы, обширные парки, капитал, причудливые
украшения, тщеславные мечты, и надо признаться, в большинстве случаев
- хорошие обеды, роскошные квартиры, но беспрестанный разум,
умиротворенная совесть, справедливое и любящее сердце, способность к
восприятию всего доброго не войдет в это отражение…» [1, с. 56].
Современный человек жаждет наслаждений в жизни и всюду ищет
счастья земного; и если это счастье не дается ему теперь, то он мечтает о
нем в будущем.
Так люди очаровываются миражом картин грядущего счастливого
человечества, при этом забывая о Боге, о душе, о вечности. Духовные
ценности не находят достаточной веры в смятенном духе современного
человека; на место вечных ценностей принимаются другие, временные, в
сыновнее служение Богу Отцу заменяется рабское служение золотому
тельцу.
Бесконечные ценности и живительные сокровища духа
человеческого – вера религиозная, духовность, бессмертие богоподобной
души, совесть, восторженное служение нравственным идеалам, радости
братской любви – находят слишком малое отражение в душе современного
человека. И вот, всюду замечается страшная бедность души, оскудение
внутреннего родника жизни, для которого стоит только жить и трудиться.
Все внимание современного человека устремлено на приобретение
усовершенствования внешних средств жизни, и в этом смысле человек
приобретал очень много, но при этом он потерял самого себя, утратил свое
главное сокровище – душу [2,с.24]. А – «какая польза человеку, если он
приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст
человек за душу свою?» (Мф.16,26). Истинная ценность, счастье и радость
70
жизни, зависят не от внешних материальных факторов, а от единственного
внутреннего блага – души, которая дороже всех сокровищ мира. К чему
все эти богатства, удобства, наслаждения в жизни, если потеряет душу
человек, то одно, что дает цену? Современный человек как - будто в
подобном положении. Конечно, не потеряна еще душа, не померк разум,
но душа обеднела.
Итак, нужно думать о том, - что дороже для нас в жизни: душа или
мир? – «И то и другое, душа и мир сей дороги для нас, - говорит святитель
Дмитрий Ростовский. – Дорога душа наша, ибо ею живем и движемся,
дорог и мир сей, ибо в нем наслаждаемся, в нем находим покой и все
потребное для жизни нашей. Дорога душа наша, ибо кому же хочется
умирать, с душою расставаться? Дорог и мир, ибо кто не ищет удобства,
счастья и других благ мирских? Но что из двух должно быть дороже для
нас: душа или мир сей? Как вы думаете, дорог ли мир сей? Люди часто
ценят богатства мирские дороже души своей; за золото и серебро и за
другие вещи полагают душу свою, неся ее как деньги на куплю. Вот идет
купец со своим товаром в далекий путь ради приобретения, несет душу
свою; Бог весть, принесет ли ее обратно! Или, вот, идет вор на кражу,
несет душу свою; кто знает, ведь, может быть, поймают и повесят его!
Словом, человек непрестанно полагает душу свою за блага мирские. Не
хотите ли, я представлю вам истинного ценителя всех сокровищ мирских?
Это святой Андрей Христа ради юродивый. Он видел однажды такое
видение: прекрасный юноша, сошедший с высоты небесной, держал в руке
три венца: один золотой, другой жемчужный, тритий из цветов белых и
красных. Св. Андрей, приступивший к юноше тому, говорит: «продашь ли
эти венцы?» - «Поверь мне, - отвечает юноша, - если бы ты принес золото
всего мира, и тогда я не отдал бы ни тебе, ни другому кому, ни одного
цветка!» Слышите ли цену всех богатств мира: они не стоят одного цветка
райского!» [3,с.256-257].
Если же так, то и ценности жизни человеческой заключаются не в
благах мирских, а в благах, или сокровищах бессмертной, богоподобной
души, способной возрастить в себе «цветы райской жизни» и наслаждаться
небесным блаженством. Жизнь человека, говорит Спаситель, не зависит от
изобилия его имения (Лук. 12,15). «Полезнее то, - рассуждает св. Дмитрий
Ростовский, - что долговечнее, чем дольше можно пользоваться, чего на
дольше время станет. Но известно ли кому, как долго можно пользоваться
миром, год или, два ли, десять, или сто? Никто не знает поживет ли в
мирских благах и один день, от утра до вечера, или от вечера до другого
дня. А душа надолго ли дана человеку? Не только на временную жизнь, а
на веки вечные» [3,с. 298].
Литература:
71
1. Алексеев, В.Г. Ценностные ориентации личности и проблема их
формирования / В.Г. Алексеев. – М., 1979.
2. Лосский, Н.О. Ценность и бытие: Бог как царство Божие и бытие как
основа ценностей / Н.О. Лосский. – Париж: YMCA PRESS, 1931.
3. Федотова, М. А. Житие, почитание и прижизненные чудеса св.
Димитрия Ростовского / М.А. Федотова // Святитель Димитрий,
митрополит Ростовский: исследования и материалы. – Ростов, 2008.
ЭМПИРИЧЕСКИЙ СТИЛЬ МЫШЛЕНИЯ КАК ОСНОВА
ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ
О.А. Доронина, г. Самара, Россия
Необходимость исследования развития логики естествознания,
изучение истории и логики теоретического мышления проявляет себя как
одна из потребностей современной науки, поскольку любой анализ
природы и логики мышления без учета его историчности не будет являться
полным и может привести к ложным выводам. Кризис в физике стал
«пусковым» механизмом в процессе методологического перевооружения
естествознания. Однако рассмотрение данной проблемы в большинстве
случаев строилось на основе анализа становления и смены основных форм
мышления. Только в последнее время можно отметить увеличение
научного интереса к конкретным исследованиям, в том числе и
исследованию соотношения объекта, метода и стиля мышления в
естествознании.
Многочисленные исследования стиля мышления в естествознании
создают впечатление, что он определяется объектом познания, а,
соответственно, переход от одного стиля к другому связан с переходом к
исследованию более сложных объектов. Подобная ситуация возникает в
том случае, если исследователь ограничивается наблюдением и описанием
эмпирического материала, не рассматривая вопрос о зависимости стиля
научного мышления от других условий. Вне зависимости от того в каком
ракурсе рассматривается проблема стиля мышления в естествознании,
обычно выделяют следующие этапы: стиль жесткой детерминации,
вероятностный стиль, кибернетический стиль, каждому из них
соответствует определенное понимание каузальности.
Согласно А. Эйнштейну, начало науки связано с пониманием
приоритета эмпирического опыта, поскольку само по себе логическое
мышление не имеет никаких знаний о фактах [3]. С момента становления
естествознания осуществляются попытки на языке количественных
отношений выразить законы функционирования природных объектов.
Подобная ситуация делает возможным открытия что называется «на
кончике пера», даже не в формализуемых областях, как это было с
открытием факта кровообращения В. Гарвеем. Процесс познания
72