Полная версия научной работы 185 КБ

ЛЕОНАРД БЛУМФИЛД – ОСНОВОПОЛОЖНИК АМЕРИКАНСКОЙ
ДЕСКРИПТИВНОЙ ЛИНГВИСТИКИ
Ефимова А.Д.
Московский государственный областной гуманитарный институт
Орехово-Зуево, Россия
LEONARD BLOOMFIELD – THE FOUNDER OF AMERICAN DESCRIPTIVE
LINGUISTICS
Yefimova A.D.
Moscow State Regional Humanitarian Institute
Orekhovo-Zuyevo, Russia
План
1. Введение……………………………………………………………………………..3
2. Основная часть………………………………………………………………………4
2.1 Дескриптивная лингвистика…………………………………………………….4
2.2 Ряд постулатов о языке………………………………………………………….5
2.3 Труд «Язык». Вторая часть……………………………………………………..6
2.4 Основные положения (Глава II)………………………………………………...7
2.5 Фонетика и фонология…………………………………………………………..9
2.6 Модели описания и анализа языка…………………………………………...10
2.7 Слово и морфема………………………………………………………………..11
2.8 Морфология и синтаксис………………………………………………………11
2.9 Значение (глава IX)……………………………………………………………..13
2.10 Термины………………………………………………………………………..14
3. Заключение…………………………………………………………………………...14
4. Список литературы…………………………………………………………………..17
1.Введение
1
Леонард Блумфилд – величайший из американских ученых, заложивший основу
современной лингвистики. Он впервые затронул проблемы, до него не озвученные, решил
новые остро стоявшие вопросы лингвистической науки.
Мы обратились к исследованию его наследия, так как написанная им книга долгое время
оставалась важнейшим фундаментальным трудом. Его попытки объяснить многие
лингвистические явления оказались весьма плодотворными, оказали огромное влияние на
его последователей, и до сих пор его исследования остаются актуальными.
Цель нашей работы: проанализировать основные положения теории Блумфилда и влияние
их на последователей.
Задачи:
1. Выделить сильные и слабые стороны теории Блумфилда.
2.Сопоставить с течениями структурализма, современными Блумфилду
3.Осветить дальнейшее развитие идей Блумфилда1
Время от времени в каждой науке наступает период, когда подвергается переоценке
пройденный путь. Зарождение нового типа науки было обусловлено рядом причин, как
лингвистического характера (упорная борьба науки о языке за права автономности), так и
связанных с общими тенденциями в науке вообще. Под влиянием достижений в других
областях человеческих знаний, стали предъявляться новые требования к принципам
научного анализа. Существовавшее до сих пор мнение о лингвистике как науке
эволюционирующей (причём эволюция определялась раз и навсегда, так, в морфологии и
семантике допускали постоянный переход от конкретного к абстрактному),
установившееся под влиянием Ч.Дарвина, теперь пересматривалось. Прерывистые
изменения, на которые ранее не обращали серьёзного внимания, приобрели теперь
огромное значение во многих науках. В физике появляются кванты Планка, т.е.
постоянные количества без которых движение невозможно, в биологии – мутации, т.е.
изменения особого типа, происходящие путём резких скачков. Стала ясной
необходимость некоего общего понятия, только одной единицы для частных случаев, для
всех отдельных проявлений одного и того же явления. Эта единица должна пониматься
как тип, полностью независимый от сознания учёного. Так, например, биология ввела
понятие генотипа – совокупности факторов родового наследства, реализацией которого
являются различные фенотипы. В социологии социальный факт определяется своей
независимостью в отношении своих идеальных проявлений.
Почти везде приходят к убеждению, что реальное должно обладать в целом тесной
связью, определенной структурой. В теории физики, необычайные успехи которой в XX
веке хорошо известны, изучается не только структура атомов и кристаллов, но даже света.
В психологии понятие структуры ставится в центре внимания.
Виднейшие лингвисты почувствовали и раскрыли слабость, существовавшей до этого
точки зрения. Стало очевидным, что концепции господствовавшей ранее
младограмматической школы не способствуют более прогрессу, не могут решить
современные проблемы. Свои достижения эта школа формулирует в виде законов. Этим
законам приписывается абсолютный характер: с одной стороны, полагают, что они не
имеют исключений, а с другой – в них видят истинные законы лингвистической природы,
которые не исчезают с течением времени. Однако закон, даже общий, не что иное как
2
средство понимания, объяснения изучаемого объекта, он часто несовершенен, имеет
только относительную ценность.
Лингвистическая наука становится историчной. Она изучает преимущественно
происхождение и жизнь слов и языков. Благодаря ее авторитету постепенно теряет своё
значение общая и рациональная грамматика. Под влиянием позитивизма лингвистика
уделяет большое внимание мельчайшим фактам, предполагая, что их не нужно подвергать
предварительному анализу, не пытаясь обобщать полученные сведения.
Нужно было создать стройную систему взглядов, которая могла бы охватить всё то общее,
присущее каждому языку, подняться над конкретными фактами, отразить структуру
языка. В лингвистике основателем нового направлении - структуральной лингвистики был
Фердинанд де Соссюр. Он различил синхронию и диахронию. Причём синхрония
понимается как план, помещённый вне времени и перпендикулярно оси времени, где
элементы могут рассматриваться как одновременные – условие для их устойчивости,
единства и связи. Под знаком синхронии объединяется всё, что относится к одному и тому
же состоянию. Учитываются полностью все разделы грамматики, и беспощадно
отбрасывается всё чуждое этому состоянию, он вводит понятие языка совершенно
отличное от понятия речи. Язык здесь и вид (как в биологии ) и институт (как в
социологии). Это сущность чисто абстрактная, верховная норма для индивидов,
совокупность существенно важных типов, которые посредством речи реализуются с
большим разнообразием. Новая лингвистическая концепция принимает идеи единства и
целостности. В противовес младограмматической школе опускается решительно всё, что
может расцениваться как незначительное, неустойчивое и чисто индивидуальное. Даже
конкретные явления исторического, диалектического и стилистического порядка лучше
объяснимы в свете новой концепции.
Леонард Блумфилд – языковед с широким кругом интересов, «доктор филологических
наук, профессор, специалист по романно-германскому и общему языкознанию» [64; 6], «в
начале своей деятельности, как и многие другие языковеды Америки, занимался
изучением индейских языков» [94; 5], родился в 1887 в Чикаго (шт. Иллинойс). Окончив
Гарвардский университет (1903–1906) аспирантуру в университетах Висконсина (1906–
1908) и Чикаго (1908–1909), преподавал в разные годы в университетах Цинциннати и
Иллинойса, в Огайском государственном университете, в университете Чикаго, Йельском
университете. Во время второй мировой войны был одним из главных вдохновителей
приложения лингвистики к преподаванию языков, занимаясь как созданием
теоретических основ, так и написанием учебных текстов (по немецкому, русскому
языкам).
2.Основная часть
2.1 Дескриптивная лингвистика
Первая его книга по вопросам общего языкознания – «Введение в изучение языка» (1914).
Основной теоретический труд – «Язык» ( опубликован в 1933) – расширенное и
переработанное издание «Введения». Эта книга занимает в истории американского
языкознания XX века особое место. Как отмечал Э.Хауген: «Этот монументальный труд
стал учебником во всех областях исследований для целого поколения американцев» [245;
8]. Изложенные в нём положения о задачах, методах лингвистических исследований стали
основой развития дескриптивной лингвистики – направления, занимавшего в течение
четверти века господствующее положение в американском языкознании ( 20-е – 50-е XX
века).
3
Дескриптивную лингвистику обычно рассматривают как одно из разветвлений
структурализма. И действительно, как отмечает Звергинцев, она строит свои рабочие
приёмы также на структуральном принципе, не отграничиваясь от структурального
направления в целом, имеет сходство с Пражской и Копенгагенской школами. В этой
связи показательны такие факты, как публикация некоторых статей Блумфилда в
пражских «Travaux» и наличие в книге «Язык» прямых ссылок не только на
основоположника европейского структурализма, но и на работы Н.С.Трубецкого и других
представителей Пражского кружка. Дескриптивная лингвистика вместе с тем обладает
рядом особенностей, которые позволяют её рассматривать как отдельное направление.
Сравнительно с другими направлениями лингвистического структурализма, она обладает
более разработанной системой исследовательской работы.
На её особенности оказал влияние тот лингвистический материал, с которым она по
преимуществу имела дело. Специфические национальные особенности американского
языкознания также повлияли на особенности лингвистической концепции Блумфилда.
Основой американской школы была прагматическая направленность. Зарождение
дескриптивной лингвистики связано с желанием американских учёных изучить и описать
многочисленные языки американских индейцев: традиционные схемы лингвистического
описания, сложившиеся в результате анализа индоевропейских языков, оказались
непригодными для языков с совершенно иной структурой. Эти языки могли описываться
лишь синхронно; большие трудности вызывало членение текстов на слова, непонятными
оказывались многие грамматические и лексические значения, исследователь не мог ввиду
большой разницы культур свободно овладеть изучаемым языком и должен был постоянно
обращаться с вопросами к его носителю-информанту. Более того, то, что удавалось узнать
об этих языках, плохо сочеталось с привычными представлениями о том, как
отображается мир в языке, в результате чего казавшиеся естественными и поэтому
единственно возможными традиционные модели изучения европейских языков, казалось,
утрачивали свой универсальный статус.
Франц Боас начал работу по изучению индейских языков. В своём большом
теоретическом труде «Руководство по языкам американских индейцев» он показывает,
что эти языки обладают иными категориями, у них «нет истории» ( т.к. индейские языки
не имели письменности). Нужны были новые методы лингвистического анализа. Но
никакой строгой операционной системы он не создал.
2.2Ряд постулатов для науки о языке
Однако уже в краткой программной статье « Ряд постулатов для науки о языке» выражено
желание Блумфилда создать для всех языков единую методику лингвистического анализа,
которую можно применять к изучению английского языка, а также других
индоевропейских, тюркских и семитских языков. Так, Блумфилд берёт только общие
категории, которые: «упростят определение грамматических явлений любого языка», хотя
он не может утверждать, «что любое из подобного рода дальнейших определений будет
пригодно для всех языков» [ 154; 3]. В то же время он уверен, что такие стандартные
понятия, как глагол, существительное, субъект применимы только к некоторым языкам,
поэтому предпочтительно создать новые термины для несходных явлений, либо понятия
должны определяться для каждого языка в отдельности. Возможно, поэтому автор
избегает в статье называть части речи. Так, анализируя супплетивные формы языка, он
пишет: «Если go рассматривать как основу глагола, то тогда прошедшее время went
является супплетивным образованием. При этих условиях better в качестве сравнительной
степени от good не будет супплетивным образованием» Он обходит в статье проблему
4
выделения разных частей речи, лишь отмечая, что «максимальные классы слов языка суть
части речи данного языка»[151; 3].
В статье Блумфилд поставил вопрос о необходимости создания объективного метода
анализа и описания языка. Эта проблема для него основная задача языкознания. Он
стремится решить задачу на основе фактов самого языка, а не путём перенесения в
языкознание категорий других дисциплин, он создаёт свою систему терминов. В своей
статье он выводит стройную систему определений, гипотез и доказательств. Своё
направление исследований сам Блумфилд определил как механицизм или физикализм.
Уже здесь чувствуется влияние бихевиоризма - направление в американской психологии,
устраняющее из психологии такие понятия, как сознание и мышление. Бихевиоризм
считает предметом психологии поведение, под которым понимаются чисто
физиологические реакции на стимулы. Бихевиоризм – система взглядов на сущность и
функции языка, восходящая к одному из направлений в психологии, в основе которого
лежит понимание поведения человека как совокупности двигательных и сводимых к ним
вербальных и эмоциональных реакций организма на стимулы внешней среды
(непосредственных и опосредованных) и отрицание сознания как предмета
психологического исследования,.Лингвист сосредотачивает своё внимание на описании
формальных элементов структуры языка, пытаясь изгнать из лингвистики значение.
2.3 Труд «Язык». Вторая часть
Особенностью «Языка» Блумфилда является то, что это не только теоретический труд, но
и учебное пособие, включающее все необходимые, с точки зрения её автора, сведения по
различным лингвистическим проблемам. Как отмечает Е.С.Кубрякова, эта книга
рассчитана не только на специалистов, но и на широкие читательские круги, Блумфилд
связывает её публикацию как с общим прогрессом лингвистики, так и с тем, что общество
стало уделять проблемам языка гораздо большее внимание. Поэтому обычно выделяют
две части в этой работе. Главы II, V-XVI дают изложение теоретических основ нового
направления и предлагаемой методики анализа. Эти главы построены на основе чисто
синхронного анализа языка. Остальные главы содержат важнейшие сведения о языках
мира, о типах письменности, о соотношении функциональных стилей языка –
литературного языка, просторечия, социальных и территориальных диалектов, о языковых
процессах. Однако многие явления получают здесь упрощенное, а потому неверное
освещение.
Так, сведения из области сравнительного языкознания современники Блумфилда ценили
очень высоко, справедливо усматривая в ней «едва ли не единственное полное и
достаточно объективное обсуждение проблем исторического языкознания». Однако с
современной точки зрения, некоторые положения устарели, нуждаются в пересмотре и
уточнении. Его разделы, посвященные данному вопросу могут служить кратким
введением в сравнительно-историческое языкознание. В отличие от первой части книги,
характеризующейся большим новаторством как в постановке проблем, так и в их
решении, данные главы написаны в духе младограмматических традиций с их
пристальным вниманием к процессам языкового развития и изменения.
Эта часть получила как положительные отзывы, так и критику Блумфилда за якобы
уклонение от решения насущных проблем. Однако учёный поднял большое количество
разнообразных проблем и аргументировал необходимость их использования.
5
Блумфилд пишет, что ключ к решению многих задач современные ученые нашли в
систематическом изучении языковых изменений. Развивая эту мысль, он указывает в XVII
главе, что представление о языках как об устойчивой структуре лексических и
грамматических навыков – это иллюзия, ибо язык находится в беспрестанном движении.
Именно поэтому, по его мнению, природа языка может быть познана только путём
наблюдения за изменениями. Все сдвиги в языке Блумфилд классифицирует на
фонетические и нефонетические, а среди последних выделяет заимствования и изменения
по аналогии. Все эти нефонетические изменения он пытается связать с колебаниями в
частности употребления соответствующих форм. В качестве примеров таких изменений
он приводит самые разнообразные – моду, влияние сленга, развитие словаря, развитие
науки и техники. Подчёркивая изменчивость языка, его текучесть Блумфилд
сосредотачивает своё внимание на эмпирическом описании материала, его
систематизированной подаче, его классификации. Задачей исследования становится
изучение замены одних форм другими, при этом чаще всего в области фонетики.
Подобно младограмматистам, Блумфилд исключает возможность установить и объяснить
причины языковых преобразований. Он защищает доктрину младограмматиков, однако с
новых позиций. Но различие между двумя подходами несомненно – Блумфилд не
формулирует проблемы языкового развития, лингвистической эволюции, подменяя
изучение всего круга подобных вопросов рассмотрением типов и их изменений.
2.4 Основные положения (глава II)
Вторая глава имеет едва ли не основополагающее значение для понимания всей
блумфилдовской концепции. Вторая глава книги большое место отводит критике
ментализма, которым пронизана вся книга. Под ментализмом Блумфилд понимал
психологизм XIX века. Он считал необходимым высвобождение лингвистики из-под
влияния смежных наук, так как по мнению Блумфилда, это обеспечивает правильность
результатов исследования и делает их более ценными для представителей других наук.
Знаменитым местом книги является место, где излагаются две теории человеческого
поведения. Блумфилд аргументировано доказывает, насколько необоснована точка зрения
менталистов и предлагает свою, новую. Он считает, что всё можно объяснить на основе
законов природы, не приемлет менталистского бестелесного «духа», который управляет
всем вне зависимости от фактов. В своей же теории он говорит, что поступки людей:
«являются частью причинно-следственных отношений, ничем не отличающихся от тех,
которые мы обнаруживаем, скажем, при изучении физики ли химии» [47; 1], и мы не
можем предугадать поступки других людей только потому, что наше тело – сложная
система, и мы не знаем всех факторов, влияющих на него. Это место оказало огромное
влияние на развитие американской лингвистике, которая обязана Блумфилду своей
антименталистской направленностью.
Также во второй главе Блумфилд даёт определение центральному понятию всей теории –
языку, который описывается с позиции бихевиоризма. Основным объектом
лингвистического исследования является речевой отрезок, данный в высказывании. Это та
конкретная реальность, с которой в процессе своих наблюдений сталкивается языковед.
Акт речи - центральное звено ряда: говорящий – высказывание – слушающий.
Центральное звено извлекается из этого ряда, изолируется от других звеньев и
рассматривается как единственная объективная реальность и вместе с тем как исходный
момент лингвистического анализа и описания. Это положение теории противоположно
учению о языке основоположника европейского структурализма – Фердинанда де
Соссюра, который разделяет язык и речь. Язык в понимании швейцарца нечто
абстрактное, что совершенно неприемлемо для Блумфилда, изучающего конкретные
6
явления, «игра (шахматная) и больше ничего». Речь – индивидуальна и социальна.
Противоречит учение Блумфилда и понятию Соссюра о целях языка, который считает
необходимым не просто описывать язык, но и выявить причины языковых изменений. В
то время, как Блумфилд практически снимает рассмотрение языка как системы,
возможное только на основе обобщения и интерпретации фактов, полученных при
непосредственном наблюдении. Таким образом, Блумфилд стремится не выходить за
пределы фактов, данных на опыте, вести лингвистический анализ на уровне наблюдения,
исключить всё, что соотнесено с уровнем обобщения. В определении речи как явления
физиологическое и психическое проявляется своеобразный лингвистический позитивизм.
Позитивизм выражается в интересе учёного к фактам, к точному, скрупулезному
наблюдению. В то же время Блумфилд не преувеличивает роль истории в лингвистике
Таким образом, основной задачей языкознания становится анализ речевого отрезка,
выделение элементов, конструирующих высказывание, описание организации этих
элементов, языкознание – наука дескриптивная; описание и классификация – её
важнейшее содержание. В этой связи на первый план выдвигаются сама методика
лингвистического анализа, приёмы описания, последовательность процедур, выбор
терминологии.
Блумфилд сводит коммуникативную функцию языка к цепи стимулов и реакций, а
социальную природу речевой деятельности к процессам одного порядка с
биологическими, при этом он использует ситуации, связанные с простейшими
потребностями. Так, он приводит пример с яблоком, которое висит на дереве и которое
хочет съесть Джилл, но не может. Язык, используемый Джилл – заменитель действия
Джилл, т.е. языковая реакция является лишь субститутом практических реакций. Она его
использует для лучшей выживаемости, для того, чтобы получить необходимое ей яблоко,
которое она не может достать сама. Таким образом, языковое поведение Джилл получает
биологичекое объяснение: «Она была голодна, то есть некоторые из её мускулов
сокращались, и выделялись соки, особенно в её желудке»[ 37; 1]. Более того, автор
постоянно сравнивает человека с животным и приходит к выводу, что язык есть форма
приспособления к окружающей среде, помогающая ему занять господствующее
положение среди животных. Таким образом, язык выступает средством удовлетворения
потребности, а также помогает в общественном разделении труда. Общение - такой же
биологический акт, как любые другие формы приспособления человека к среде и его
реакции на внешние стимулы.
Таким образом, снимаются все сложные проблемы путём сведения языка к речевому
поведению, и характеристика акта речи в терминах стимулов и реакций ведёт за собой
чрезвычайно упрощённое и схематическое изложение данной проблемы. Полностью
обойдён вопрос о специфической роли языка в сознательной деятельности человека и о
взаимодействии языка и мышления. Язык фактически сводится к мышлению. все
биологические и социальные предпосылки оказываются вне поля зрения Блумфилда, что
сужает круг рассматриваемых вопросов и лишает многих проблем подлинной глубины.
2.5 Фонетика и фонология
Хотя Блумфилд и утверждает, что для установления различительных признаков мы
должны покинуть область чистой фонетики, строгого отделения фонетического уровня от
фонологического он не проводит. Это сказывается в нечётком различении понятий
«фонема» и «звук» - последняя нередко отождествляется Блумфилдом с реально
произносимым звуком. Так, он определяет фонологию следующим образом: «Изучением
звуков речи занимается фонология или практическая фонетика». В целом дескриптивная
7
фонология оказывается очень близкой фонетике, причем это находится в известном
противоречии с положением Блумфилда о том, что «фонология не обращает внимания на
акустическую природу фонем, но просто принимает их за отдельные единицы» [ 76; 1].
Так, он постоянно обращается к акустическому аспекту для выделения фонем одного
языка или различения фонем разных языков и диалектов. Например, отличия в
произношении слова «water» в Англии и Америке [79; 1]. Блумфилд определяет фонему
через понятие дистинктивного признака «среди общих акустических признаков любого
высказывания некоторые из них выступают как дистинктивные, повторяясь в
относительно постоянной форме в отдельных высказываниях. Эти дистинктивные
признаки встречаются в виде скоплений и пучков, каждый из которых мы называем
фонемой» [78; 1] . Звуковой признак относится иногда не к дифференциальной единице
как таковой (Лёгкий выдох перед согласным или слабая смычка в гортани в индейском
языке меноними), а к целой фонеме ( Thigh-thy, mouth- mouthe) [78; 1].
Блумфилд делит все фонемы на первичные ( в состав первичных входят и сложные –
состоящие из сочетания простых фонем, функционирующих как единое целое - buy) и
вторичные ( не являются частями каких-либо простых значимых явлений, но проявляются
в более крупных формах). Недостатком его классификации является то, что он описывает
все явления в терминах фонемы. Однако сама попытка распространить фонемный
принцип на исследование суперсегментных особенностей речи оказалась оригинальной и
плодотворной и позволила обратиться к таким явлениям как ударение, тон, интонация и
проанализировать их с фонологической точки зрения, привела к установлению новых
фонологических единиц.
Интересна точка зрения Блумфилда на фонемы разных языков, которые могут быть
разными гласными в одном языке и вариантами разных гласных в другом. [e] – может
быть вариантом [i]; [о] – вариантом [u] [131; 1]. Эта позиция вызвала полемику среди
английских лингвистов, в ходе которой был поднят вопрос о возможности установления
четких границ между отдельными фонемами. Блумфилд описывает не только инвентарь
фонем, но и возможные сочетания фонем в трёх разных позициях. Так, начальные
сочетания гласных начинаются с таких неслогообразующих фонем как [ p, t, k,b,d] и др.;
за [s] может следовать одна из ряда фонем [p, t, k, f,m,n, ] [133; 1]. Весь круг вопросов,
связанный с сочетаемостью и частотностью фонем, продолжает оставаться актуальным в
наше время.
2.6 Модели описания и анализа языка
Данные главы долгое время оставались наиболее полным руководством по методике и
технике дескриптивного описания языка, базирующегося на тех принципах, которые
определили специфический облик американского структурализма.
Одним из ярких положений его теории является анализ по непосредственно
составляющим, которое имеет сейчас самое широкое распространение. Анализ
проводится на примере таких сложных слов как blackberry, cranberry, Johnny, Billy и др.,
каждое из которых может быть разделено на составляющие: black-, cran-, John, Bill (
уникальные составляющие) и –berry, -y ( связанная форма) [168;1]. Все составляющие
данных слов он называет морфемами (« языковая форма, лишённая частичного фонетикосемантического сходства») [168; 1]. Данное определение вызвало резонанс мнений среди
учёных. Согласно Блумфилду, каждая комплексная форма состоит из морфем
(впоследствии этот принцип стали называть принципом всеобщей сводимости текста к
конечному исчислимому количеству морфемных единиц). Однако в таких сложных
структурах как Poor John run away анализ не может быть проведён по морфемам,
8
конечным составляющим, автор вводит термин анализа по непосредственно
составляющим («при котором учитываются значения») и выделяет в денном предложении
две непосредственно составляющие «poor John» и «ran away» [ 169; 1].
Понятием НС пользовались как прямые последователи Блумфилда, так и советские
языковеды. Удобство данного анализа заключается в том, что он может применяться к
единицам разных уровней языка - фонологического, словообразовательного,
грамматического, он плодотворен при изучении структуры слова и при исследовании
синтаксических структур. С последним связано выделение в качестве особого типа
грамматик грамматику непосредственно составляющих.
Другим интересным положением теории Блумфилда является замена традиционной схемы
описания языка в терминах единицы и процесса (item-process), новой грамматической
моделью описания языка, которая включает понятие единиц и их аранжировки (Itemarrangement) и противопоставляется старой модели. Выделение Блумфилдом четырёх
типов аранжировки опирается на подобный опыт Ф.Боаса. Под аранжировкой Блумфилд
понимает порядок следования единиц, а грамматика понимается им как совокупность
значимых аранжировок форм.
1. Порядок следования « последовательность, в которой произносятся составляющие
комплексной формы» показан на примере предложения «John hit Bill» и « Bill hit John».
Значения в этих двух высказываниях прямо противоположны.
2. Модуляция - изменение смысла при использовании вторичных морфем: John. John?
John!
3. Фонетическая модификация – изменения в произношении отдельных форм – Dukeduchess
4. Селекция – различение форм по значению. Одно и то же слово. Сказанное с одинаковой
интонацией может выражать призыв и приказ.[170-172;1]
Эта модель является классической дескриптивной моделью описания языка. Она очень
сильно повлияла не американский структурализм. Целый период был посвящён её
разработке и усовершенствованию.
2.7 Слово и морфема
Важным для Блумфилда является вопрос о проблеме слова. Блумфилд неоднократно
подчёркивает особое положение слова и его исключительную роль. ( Наши словари дают
списки слов языка; и для любых целей, за исключением семантического изучения языка,
это, несомненно более полезно, чем перечисление морфем»[178; 1] « То обстоятельство,
что отделение слов интервалами стало частью наших норм письма, показывает, что
признание слова единицей речи не кажется говорящим неестественным», [188; 1].
Важным представляется разносторониий подход к слову, подчёркивающий
невозможность выделения и определения слова на основе одних фонетических критериев.
Блумфилд вводит понятия свободных и связанных форм ( « Формы, которые могут
выступать как предложения - свободные формы»). Деление форм на свободные и
связанные широко использовалось в практике дескриптивного анализа и стало
неотъемлемой чертой американской лингвистики. Через эти понятия Блумфилд даёт
определения словам и словосочетаниям.
9
Согласно концепции Блумфилда о различении в языке свободных и связанных форм,
слово определяется как минимальная свободная форма. (« Свободная форма, которая не
является словосочетанием, является словом») [187;1], а словосочетание как совокупность
менее крупных свободных форм. Эти определения размыты, поскольку первое соотнесено
с простыми словами, указание, что свободная форма, которая не является
словосочетанием, должна быть определена как слово, не даёт необходимых критериев.
Что касается второго определения, то, хотя противопоставление свободных и связанных
форм очень важно, сложные слова и словосочетания трудно разграничить, поскольку
сложное слово может члениться на свободные формы: поэтому у Блумфилда структурно
нет различий между blackberry и John fell.
Из определения видно, что главное качество слова усматривается в его потенциальной
самостоятельности, в способности выступать в качестве предложения. Это свойство слова
находит в языке формальное выражение (выделяется ударением, интонацией, ограничения
гармонии гласных). Однако, это положение Блумфилда не нашло отражения у его
последователей. Хотя в ходе развития дескриптивизма мысли Блумфилда не были
преданы забвению, внимание исследователей было направлено на поиски формальных
признаков морфемы.
Морфема же выделяется в качестве основной единицы измерения и аранжировки
младограмматических форм. Слово как конструктивная единица почти исключается из
анализа. Ведущая позиция морфемы особенно ясно выступает в членении высказывания
по методу непосредственно составляющих, поскольку она является конечным
составляющим, то есть основным элементом, из которого строится целое. Высказывание
или предложение – это только последовательность определённым образом
организованных морфем. Поглощение слова морфемой выражается и в том, что лексикон
должен включать все морфемы языка.
2.8 Морфология и синтаксис
На противопоставлении свободных и связанных форм базируется выделение внутри
грамматики морфологии и синтаксиса. В языках же, использующих связанные формы,
слово имеет исключительно важное значение в структурном отношении, так как
конструкции, в которых свободные формы выступают в сочетаниях, разительно
отличаются от конструкций, в которых свободные и связанные формы выступают в слове.
В соответствии с этим грамматика делится на две части синтаксис и морфологию). Однако
этой классификации необходимы уточнения. В предложенное деление оказалось
необходимым ввести понятие о формах, выступающих в одном окружении как свободные.
А в другом – как связанные. К категориям относительно связанных форм могут быть
отнесены префиксы, ряд падежных флексий и словообразовательных суффиксов имеющие
свободные корреляты в виде самостоятельных ( чаще служебных слов).
Кроме того, в разделе, посвящённом синтаксису, он никак не подчёркивает специфику
предложений. Указание Блумфилда, что отличием предложения от других элементов
является абсолютная позиция, отсутствие включения, явно недостаточно, так как не
только придаточные предложения не удовлетворяют этому требованию, но и простое
предложение может быть включено в сложный период. Синтаксис у Блумфилда сводится
к аранжировке морфем и занимает подчинённое положение по отношению к морфологии.
Вместе с тем здесь рассматриваются такие явления, которые не могут быть отнесены к
области синтаксиса. Так, подробное освещение здесь находит явление сандхи, которое
большинство лингвистов сейчас относят к морфологии.
10
Согласно определению Блумфилда в синтаксисе следовало бы рассматривать многие типы
сложных слов: (Случаи, лежащие на границе между морфологией и синтаксисом,
относятся, главным образом, к сфере сложных слов и предложений» [195;1]). В то же
время, поскольку Блумфилд отрицает принципиальное отличие морфологии от
синтаксиса, и, напротив, подчёркивает их известную одноплановость, («оба раздела
изучают конструкции. Различие состоит в том, что в синтаксической конструкции ни одна
из форм не может быть представлена связанным элементом» [244;1]), возникшая позднее
идея о возможности описания синтаксиса в терминах морфемы является чисто
блумфилдианской. От Блумфилда идёт и преимущественное рассмотрение комбинаторики
элементов.
Блумфилдом предвосхищены многие идеи, связанные с разработкой принципов
дистрибутивного анализа языка. Это учение о позициях языковых форм, которые
используются для установления формальных классов, понятие о расколе на разные классы
(class-cleavage), в связи с чем Блумфилд описывает функционально многоплановые слова,
попеременная принадлежность которых разным формальным классам определяется по их
роли в организации разных синтаксических конструкций, по их вхождению в
грамматические контексты различного типа. Так, на примере французских
словосочетаний « un livre cher» - «дорогостоящая книга» и « un cher ami» - «дорогой друг»
он показывает разницу в значении, которое зависит от положения слов относительно друг
друга [212;1].Таким образом, Блумфилд подходит к мысли о необходимости изучения
слова с помощью его непосредственного окружения.
Освещая некоторые вопросы морфологии, Блумфилд даёт формальное определение
категорий словоизменения, словопроизводства и словосложения. Таким образом, у
Блумфилда ещё подчёркивается специфика этих разрядов, а словообразование, хотя и
включаемое в морфологию, получает подробное описание, в последующей же практике
дескриптивистов наблюдается одноплановое рассмотрение указанных категории
фактически неразличение деривационных
и словоизменительных форм, а
словообразование вообще не находит себе места.
Данная область исследования до сих пор продолжает оставаться не вполне разработанной.
С этим обстоятельством некоторые лингвисты связывают и известную ограниченность
морфологии, так, как она понималась в США. Многие аспекты анализа, применительно к
словообразованию, намеченные Блумфилдом, не получили должного развития, продолжая
оставаться как бы незамеченными. Например, положение о словообразовательных
нулевых элементах, о критериях разграничения сложных слов и словосочетаний.
Исследуя пределы членимости речевой формы, Блумфилд использует метод замещения,
который не является, собственно, приемом одной дескриптивной лингвистики: он
используется и в традиционном языкознании. В дескриптивизме субституция выступает в
форме специальной исследовательской процедуры, с помощью которой выявляется статус
взаимосвязанных элементов высказывания.
В отличие от Блумфилда, который был в основном занят изучением самих форм,
служащих в языке для замещения, - субститутов – последователей Блумфилда больше
интересовал вопрос о роли процесса субституции в изучении окружения формы и
возможности использовать субституцию при проведении дистрибутивного анализа.
2. 9 Значение (глава IX)
11
Одним из важнейших принципов объективного анализа языка Блумфилд считает
формализацию описания. «Любое высказывание, - указывает Блумфилд в книге «Язык», может быть точно описано в терминах лексических и грамматических; необходимо только
понять, что значение не может быть определено в терминах нашей науки» [147; 1]. Точно
так же возможно полное описание морфемы, но нельзя описать её значения. Обоснование
этого тезиса Блумфилд находит в конкретной ситуативности каждого значения: значение
– это «ситуация говорящего – речь - реакция слушающего»; поэтому Блумфилд полагает,
что если бы понадобилось дать точное значение каждой языковой формы, то необходимо
было бы знать все о мире говорящего. А так как знание лингвиста ограничены, он и не
может включать рассмотрение значения в свое исследование. Справедливо критикуя
уязвимость системы частей речи, принятой в традиционной грамматике, Блумфилд
полагает, что её ошибки являются следствием использования лексико-грамматических
критериев; сам он при этом настаивает на чисто структурном принципе. Характерно, что в
применении своей методики лингвистического анализа к конкретному языковому
материалу он фактически отказывается от принципов языкознания «без значения».
Отрицательное отношение к включению значения в лингвистическое исследование
остаётся у Блумфилда скорее декларацией, хотя и используется им в процессе
критического рассмотрения положений и схем традиционных описаний. Вместе с тем
характерно, что, например, в фонологии установить фонологическую систему какого-либо
языка можно только при учёте значения, поскольку изучение звуков речи безотносительно
значению – это абстракция. « Очень важно помнить, что практическая фонетика и
фонология предполагают знание значений – без этого нельзя было бы установить ни
одного фонетического признака» [141; 1]. С помощью понятия частичного семантикофонетического сходства даётся и определение морфемы. Устанавливая уровни описания
языка и последовательности процедур, Блумфилд выделяет фонологию и семантику,
причём последняя делится на грамматику и словарь. В этой связи он указывает, что после
фонологического анализа языка следует установить, какие значения связаны с языковыми
формами при этом значение рассматривается как неотъемлемая составная часть языковой
формы; «фонетическая форма, имеющая значение, и есть языковая форма» [74;1]. Кроме
того, он вполне традиционно рассматривает такие семантические проблемы, как сужение
и расширение значения, образование переносных значений. Блумфилд не создал
последовательной формализованной модели именно потому, что он, вопреки своим
теоретическим установлениям, понимал невозможности избежать учёта значения.
2.10 Термины
Новое понимание содержания и задач языкознания обусловило создание новой
лингвистической терминологии. Блумфилд ввёл целую серию новых терминов,
получивших распространение не только в дескриптивной лингвистике. Однако некоторые
понятия не оказали влияния на современников. Так, система терминов описания
грамматической структуры оказалась слишком громоздкой и недостаточно
операциональной. Некоторые термины были отвергнуты, другие – забыты, часть изменена
и лишь немногие были включены в общепринятый словарь. Например, определение
тагмемы не нашло применения ни в теории, ни на практике. Термин ноэма изменил своё
значение. По аналогии были созданы лексема и граммема. Наибольшее распространение
получили термины лексема и семема.
3.Заключение
Таким образом, в данной работе доказано, что Блумфилд оказал огромное влияние не
только на последователей, но и на развитие лингвистики в целом. Однако его идеи не
всегда были поняты правильно и иногда развивались односторонне. Так, некоторые его
12
ученики попытались быть более последовательными в определении роли значения и
создать непротиворечивую формализованную модель описания. Однако история
языкознания за последнее десятилетие показала, что вопреки своей непоследовательности
Блумфилд был на более правильном пути, чем они.
К сожалению не все положения его теории получили должное развитие, продолжая
оставаться
как
бы
незамеченными.
Например,
положение
о
нулевых
словообразовательных элементах, о критериях разграничения сложных слов и
словосочетаний.
Идеи Блумфилда близки работам многих его современников – Пражскому кружку,
Копенгагенской школе. Причём следует говорить не столько об оригинальности того или
иного из учёных или о прямых влияниях одного ученого на другого, сколько о том, что у
многих учёных возникали сходные идеи независимо друг от друга. Таким образом, можно
сделать вывод, что Блумфилд затрагивал важнейшие проблемы своего времени, хотя и
трактовал он их не всегда одинаково со своими современниками.
Блумфилд заложил основу дескриптивной лингвистики. Заслуга Блумфилда состоит и в
развенчании царившего до этого ментализма в лингвистической науке. Учёный пытался
добиться автономности науки о языке и построить её на современных научных основах с
использованием доказательных аргументов, определяемых с возможной строгостью.
Как отмечает М.М. Гухман, Блумфилд попытался создать новую языковую модель. Его
несомненная заслуга состоит в попытке создать непротиворечивую, строгую модель
описания речевого отрезка, хотя сам он не сумел избежать непоследовательности и
противоречий. Именно под его влиянием основным содержанием лингвистических
исследований его учеников и последователей становится выработка приёмов
формализованного анализа и описания. Исходными данными в этих работах являются а)
речевой отрезок; б) система операциональных приёмов членения этого отрезка и
объединения конструирующих его элементов в классы. Однако даваемое Блумфилдом
описание механизма речи является односторонним, а потому учёный не всегда адекватно
объясняет все явления. Он заложил основу синхронного изучения языка. Его
высказывание «Чтобы описать язык, не нужно никаких сведений из области истории»
[33;1], - раскрывает это важнейшее положении его теории.
Он боролся за высвобождение лингвистики из-под влияния смежных наук, в частности
психологии, это был новый шаг в становлении лингвистики как самостоятельной науки,
хотя в дальнейшем, когда его последователи стали развивать идею о полном отказе
принимать доводы из общей психологии, скорее мешало прогрессивному развитию.
Некоторые идеи Блумфилда предвосхищают интересы нового направления, сложившегося
на стыке двух наук – психолингвистики.
Большое значение имели исследования в области зарождавшейся тогда фонологии. Его
фонологическая концепция имела важное объективное значение для формирования и
распространения фонологических знаний. Многие сторонники дескриптивной
лингвистики говорили, что Блумфилд вырабатывал американский подход к фонемике.
Важнейшая из особенностей книги – способы подачи материала и исследовательские
приёмы его анализа. Блумфилд заложил начало объективному анализу в лингвистической
науке. Строгое следование сформулированным исходным принципам и подробное их
обоснование и разъяснение, чёткое определение основных рассматриваемых понятий,
логическая последовательность в изложении отдельных проблем и пристальное внимание
13
к процедурам анализа – всё это составляет сильнейшую сторону книги Блумфилда и в
значительной степени под влиянием Блумфилда –сильнейшую сторону дескриптивизма с
характерным для него стремлением к общему усовершенствованию методики и техники
лингвистического анализа, к устрожению применяемых процедур.
Несмотря на многочисленные достоинства, есть и слабые стороны теории Блумфилда.
Некоторые сведения и наблюдения Блумфилда имеют скорее учебный характер, устарели
и не отражают уровень развития современной науки. (Особенно IV глава книги). Устарели
некоторые представления и схемы глав, посвященные компаративистике и диалектологии.
Блумфилд выбросил из лингвистики всю «метафизику», в которую включил все
психическое, социальное и мыслительное содержание языка. Несмотря на прогрессивный
характер его работы, многие явления оказываются вне его поля зрения или он уделяет им
недостаточно внимания (например, связь языка и мышления, специфика предложения).
Он внес вклад в изучение индейских и филиппинских языков и в прикладную
лингвистику, особенно в теорию преподавания языков (Руководство по практическому
изучению иностранных языков – Outline Guide for the Practical Study of Foreign Languages ,
1942) и в обучение чтению. Книга для чтения для начинающих, составленная Блумфилдом
для первого и второго класса, успешно применялась на занятиях, но осталась
неопубликованной.
Многие из проблем, поднятые Блумфилдом, продолжают оставаться актуальными и на
сегодняшний день. Например, круг вопросов, связанный с сочетаемостью и частотностью
фонем, проблемы словообразования.
Исследования Блумфилда стали новой вехой в развитии лингвистической науки, у его
теории были как недостатки, так и сильные стороны, его критиковали и им восхищались,
однако если бы не было Блумфилда, то невозможно было бы говорить и о современной
лингвистике. Б.Блок писал в своём некрологе: « Не будет преувеличением сказать, что все
значительные усовершенствования метода анализа, осуществлённые в Америке с 1933 г.,
явились прямым результатом того стимула, который дала лингвистике книга Блумфилда.
И если сейчас наши методы в каких-то отношениях лучше, чем методы Блумфилда, и мы
более ясно, чем он, представляем себе некоторые аспекты структуры языка, впервые
открытые Блумфилдом, то всё потому, что мы стоим у него за плечами» [64; 4].
Список литературы
1. Блумфилд Л. Язык Под ред и с предисловием М.М.Гухман. – М.: «Прогресс»,1968. –
607 с.
2. Гухман. М,М. Исторические и методологические основы структурализма// « Основные
направления структурализма», М., 1964. – С. 19-23
3. Звергинцев В.А. История языкознания XIX и XX веков в очерках и извлечениях. – М.:
Государственное учебно-педагогическое издательство министерства просвещения
РСФСР, 1969. – 331с.
4. Звергинцев В.А. Язык и лингвистическая теория. – М.: Издательство Московского
университета,1973. - 247 с.
5. Косовский Б.И. Общее языкознание. – Минск «Высшая школа», 1976. – 430 с.
14
6. Современные зарубежные лингвисты. Часть 1. Библиографический справочник – М.:
ИНИОН АН СССР, 1981. – 272 с.
7. Фриз.Ч. «Школа» // «Новое в лингвистике», вып. IV. – 256 с.
8. Хагуэн. Э. Направления в современном языкознании, «Новое в лингвистике», вып. I,
М., 1960. – 245 с.
15