Барабаш Д.А. (01.07.2014) dc13e35bf26f912911cd4036c690d4ec

Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение
высшего профессионального образования
«Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»
На правах рукописи
Барабаш Дмитрий Александрович
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ИНСТРУМЕНТАРИЯ
ОЦЕНКИ СБАЛАНСИРОВАННОСТИ
РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ
Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством:
региональная экономика
ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание ученой степени
кандидата экономических наук
Научный руководитель:
доктор педагогических наук, профессор
Плисецкий Евгений Леонидович
Москва – 2014
2
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ ................................................................................................................ 3-10
ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СБАЛАНСИРОВАННОГО
РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМ ........................................................... 11-50
1.1 Понятие и сущность сбалансированного регионального развития .... 11-30
1.2 Анализ подходов к измерению сбалансированности регионального
развития.................................................................................................... 30-40
1.3 Факторы и инструменты обеспечения сбалансированного развития
регионов ............................................................................................................... 40-49
ГЛАВА 2 АНАЛИЗ РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО
ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА .................................................................................. 51-96
2.1 Анализ тенденций социо-эколого-экономического развития регионов
Центрального федерального округа ...................................................... 51-65
2.2 Оценка эколого-экономической эффективности экономики регионов
Центрального федерального округа ..................................................... 65-78
2.3 Оценка влияния инвестиционного фактора на эколого-экономическое
развитие регионов Центрального федерального округа ..................... 79-95
ГЛАВА 3 РАЗРАБОТКА И АПРОБАЦИЯ ИНСТРУМЕНТОВ
ОЦЕНКИ СБАЛАНСИРОВАННОСТИ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ .... 97-124
3.1 Критерии сбалансированности регионального развития ................... 97-102
3.2 Методика оценки сбалансированности регионального развития ... 102-109
3.3 Оценка сбалансированности развития регионов Центрального
к федерального округа ............................................................................ 109-123
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ................................................................................................... 125-126
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ........................................... 127-141
ПРИЛОЖЕНИЕ А
ПРИЛОЖЕНИЕ Б
ПРИЛОЖЕНИЕ В
ПРИЛОЖЕНИЕ Г
Ккекеекекекеккек
ПРИЛОЖЕНИЕ Д
ПРИЛОЖЕНИЕ Е
Определения понятия «сбалансированное развитие» ... 142-143
Определения понятия «регион» ....................................... 144-145
Теории и модели экономического роста регионов ........ 146-148
Инструменты управления экономическим развитием
регионов.............................................................................. 149-149
Расчетные данные, используемые в исследовании ........ 150-157
Показатели качества построенных моделей ................... 158-159
3
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Основной целью любой социальноэкономической системы является повышение качества жизни населения.
Качество жизни определяется не только уровнем производства и потребления,
развитием социальной инфраструктуры и институциональной среды, но и
состоянием окружающей среды. Общепринятый индикатор социальноэкономического развития региона – валовой региональный продукт на душу
населения – не учитывает экологический фактор, во многом определяющий
состояние человеческого и природного капитала, потенциал роста и развития
региональной экономики. Увеличение выбросов загрязняющих веществ в
атмосферу,
потребления
энергетических
ресурсов
и
электроэнергии,
образования не используемых и не утилизируемых токсичных отходов,
характерное для большинства регионов России в последние годы, ведет к
системному социо-эколого-экономическому кризису и снижению глобальной
конкурентоспособности
страны.
Только
баланс
и
комплексный
учет
экономического, социального и экологического факторов позволит избежать
негативного сценария развития и обеспечить долговременный рост уровня и
качества жизни населения.
В связи с этим для принятия взвешенных управленческих решений и
разработки стратегических программ необходим надежный инструментарий
оценки сбалансированности регионального развития.
Используемый в настоящее время методический инструментарий
построения
агрегированных
эколого-экономических
и
социо-эколого-
экономических показателей основан на экспертных оценках, что зачастую
ведет к получению субъективных и противоречивых выводов, к искажению
реальной ситуации. Существующие методики оценки сбалансированности
регионального развития игнорируют или в недостаточной степени учитывают
экологическую составляющую и не могут объективно оценивать состояние
4
региональной системы в целом. По этой причине невозможно установить
значимые факторы и адекватные меры для сбалансированного решения социоэколого-экономических проблем в целях удовлетворения потребностей
нынешнего и будущих поколений людей.
Степень разработанности проблемы. Важный вклад в развитие теории
регионального развития и решение проблем сохранения природно-ресурсного
потенциала территории
внесли
С.С. Артоболевский, П.Я. Бакланов,
М.К. Бандман, А.Г. Гранберг, В.Н. Лексин, Н.Н. Некрасов, О.С. Пчелинцев,
А.И. Татаркин, А.Н. Швецов, А.И. Чистобаев.
Наибольшее
сбалансированного
влияние
на
развитие
теории
развития
социально-экономических
и
методологии
систем
оказали
В.И. Вернадский, В.Г. Горшков, В.И. Данилов-Данильян, К.С. Лосев,
Д.С. Львов, В.М. Матросов, Д. Медоуз, М. Месарович, Э. Пестель,
Дж. Форрестер. Данные исследователи обосновали существование пределов
хозяйственной
емкости
биосферы,
необходимость
сбалансированного
решения социально-экономических задач и проблем сохранения окружающей
среды.
Среди
исследователей,
изучавших
проблемы
измерения
сбалансированности регионального развития, следует отметить А.М. Аникину,
Дж. Аткинсона, С.Н. Бобылева, К. Гамильтона, Д. Диксона, Н.В. Зубаревич,
П.А. Макеенко, Г.Е. Мекуш, Д. Пирса, А.В. Рюмину. Предложенные ими
индикаторы
оценивают
социально-экономические
и/или
экологические
аспекты развития региональных систем.
Несмотря на широкий интерес к проблематике сбалансированного
развития регионов, некоторые важные вопросы остаются нерешенными. В
частности, отсутствует агрегированный эколого-экономический индикатор
эффективности региональной экономики, оценивающий экономический
результат с точки зрения нагрузки на окружающую среду. Отсутствует
методика оценки сбалансированности регионального развития, учитывающая
социально-экономические и эколого-экономические соотношения.
5
Эти
обстоятельства
определили
выбор
темы
исследования,
сформировали его цель и задачи.
Цель диссертационного исследования – обосновать и разработать
методический и практический инструментарий оценки сбалансированности
регионального развития.
Достижение поставленной цели потребовало постановки и решения
следующих взаимосвязанных задач:
1)
проанализировать
существующие
подходы
к
оценке
сбалансированности развития регионов, определить характерные для них
недостатки и значимые проблемы;
2) сформировать индикатор эколого-экономической эффективности
региональной экономики, характеризующий экономический результат с точки
зрения нагрузки на окружающую среду;
3) разработать методику оценки сбалансированности регионального
развития, учитывающую социально-экономические и эколого-экономические
соотношения;
4) построить модель, характеризующую влияние инвестиций на
сбалансированность регионального развития;
5) предложить инструмент графического анализа сбалансированности
регионального развития.
Объект исследования – региональные социо-эколого-экономические
системы субъектов Российской Федерации Центрального федерального округа
(ЦФО).
Предмет исследования – инструментарий оценки сбалансированности
регионального развития.
Теоретическая
Теоретической
и
основой
методологическая
диссертационного
основа
исследования.
исследования
послужили
фундаментальные положения современной экономической теории, общей
теории систем, региональной экономики, а также теоретические концепции,
представленные в классических и современных трудах отечественных и
6
зарубежных ученых, материалах научных конференций, симпозиумов и
круглых столов, посвященных сбалансированному региональному развитию.
Исследование основано на принципах системного подхода. Анализ
фактических
данных
математического
проведен
моделирования,
с
применением
методов
эконометрических
и
экономико-
регрессионных
методов, методов сравнения, индукции и дедукции. Использованные в
совокупности методы позволили обеспечить достоверность результатов
проведенного исследования и обоснованность сделанных выводов.
Нормативную и информационную базу исследования составили:
-
законодательные
акты
и
нормативно-правовые
документы
федеральных и региональных органов власти Российской Федерации по
вопросам регионального и сбалансированного развития;
-
информационные,
материалы
Росстата,
справочно-аналитические
территориальных
органов
и
статистические
Федеральной
службы
государственной статистики субъектов РФ и Центрального Федерального
округа, Министерства Финансов РФ, Министерства экономического развития
РФ, Центрального Банка РФ, Федеральной налоговой службы, Федеральной
службы по надзору в сфере природопользования.
-
материалы,
опубликованные
в
периодической
печати
и
на
официальных сайтах в сети Интернет; собственные разработки автора,
основанные
на
первичных
данных,
собранных
в
ходе
выполнения
диссертационного исследования.
Содержание диссертационного исследования соответствует п. 3.1
«Развитие теории пространственной и региональной экономики; методы и
инструментарий пространственных экономических исследований; проблемы
региональных экономических измерений; пространственная эконометрика;
системная диагностика региональных проблем и ситуаций»; п. 3.14
«Проблемы устойчивого сбалансированного развития регионов; мониторинг
экономического и социального развития регионов» Паспорта специальности
08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством: региональная
7
экономика.
Научная новизна исследования заключается в совершенствовании
существующих подходов к оценке сбалансированности развития регионов,
разработке адекватного современным российским условиям инструментария
оценки
сбалансированности
социо-эколого-экономического
развития
регионов.
Наиболее существенные результаты исследования, характеризующие
научную новизну и полученные лично автором, состоят в следующем:
1. Обоснован и предложен новый подход к оценке сбалансированности
регионального развития, основанный на агрегированном показателе уровня
относительной нагрузки на окружающую среду, который в отличие от
существующих, использующих экспертные оценки, позволяет повысить
объективность и реалистичность результатов (с. 103-105).
2.
Предложен
индикатор
эколого-экономической
эффективности
региональной экономики, характеризующий экономический результат с точки
зрения нагрузки на окружающую среду. Данный индикатор учитывает
выбросы загрязняющих веществ в атмосферу, сброс загрязненных сточных
вод, не использованные и не утилизированные отходы производства и
потребления (с. 65-69).
3.
Разработана
методика,
оценивающая
сбалансированность
регионального развития на основе соотношения эколого-экономической
эффективности региональной экономики, валового регионального продукта на
душу населения и реальных среднедушевых доходов. Данная методика
учитывает
экологический,
экономический
и
социальный
аспекты
регионального развития, не требует использования экспертных оценок
(с. 105-109)
4. Построена модель, характеризующая направление и степень влияния
инвестиций в основной капитал на динамику валового регионального
продукта на душу населения и эколого-экономической эффективности
региональной
экономики,
объединенных
в
комплексный
показатель
8
регионального
развития.
Данная
модель
отражает
количественные
и
качественные изменения в региональной экономике в зависимости от уровня
капиталовложений (с. 80-86).
5. Предложен инструмент графического анализа сбалансированности
регионального развития, позволяющий визуально оценить степень отклонения
эколого-экономических
и
социально-экономических
показателей
от
траектории сбалансированного развития региона (с. 109-110, с. 122-123).
Практическая значимость. Результаты исследования и положения
диссертации могут быть использованы федеральными и региональными
органами власти, научными организациями, аналитическими и рейтинговыми
агентствами при разработке программ и стратегий развития регионов, оценке
эффективности их реализации, анализе и прогнозировании регионального
развития.
В частности, практическую значимость имеют следующие положения:
1)
показатель эколого-экономической эффективности региональной
экономики может быть использован для качественной характеристики
регионального развития, оценки экономического результата с точки зрения
нагрузки на окружающую среду;
2)
методика оценки сбалансированности регионального развития
может быть использована для мониторинга и анализа социо-экологоэкономического развития региона;
3)
модель оценки влияния инвестиций в основной капитал на
сбалансированность развития региона может быть использована для анализа и
прогнозирования количественных и качественных изменений в региональной
экономике при различном уровне капиталовложений.
Основные положения и сделанные на их основе рекомендации могут
быть использованы
в преподавании
таких
учебных дисциплин, как
«Региональная экономика» и «Экономика природопользования».
Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты
исследования докладывались и обсуждались на научных
и научно-
9
практических конференциях, форумах и круглых столах, в том числе: на
международной научно-практической конференции «Национальные интересы
РФ
и
финансовое
оздоровление
экономики»
(Москва,
ФГОБУВПО
«Всероссийская государственная налоговая академия Министерства финансов
Российской Федерации», 20-22 октября 2010 г.), международной научнопрактической конференции «Современная налоговая система: состояние и
перспективы (национальный и международный опыт)» (Москва, ФГОБУВПО
«Всероссийская государственная налоговая академия Министерства финансов
Российской Федерации», 19-21 октября 2011 г.), международной научнопрактической конференции «Стратегия развития экономики РФ и проблемы
национальной
безопасности»
(Москва,
ФГОБУВПО
«Всероссийская
государственная налоговая академия Министерства финансов Российской
Федерации», 9-12 ноября 2011 г.), всероссийской научно-практической
конференции «Современные аспекты развития экономики: проблемы и
перспективы»
(Москва,
ФГБОУВПО
«Московский
государственный
индустриальный университет», 11 апреля 2013 г.), международной научнопрактической конференции «Актуальные проблемы развития национальной и
региональной
экономики»
(Белгород,
ФГАОУВПО
«Белгородский
государственный национальный исследовательский университет», 24 апреля
2013г.),
межвузовской
молодежной
конференции
«Стратегия
государственного регулирования и макроэкономического
планирования
национальной экономики на современном этапе: теория и практика» (Москва,
ФГБОУВПО «Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова»,
17 апреля 2014 г.).
Материалы диссертации используются в практической деятельности
комитета по экономической политике администрации Владимирской области
при оценке эколого-экономической эффективности региональной экономики.
По материалам исследования внедрена методика оценки сбалансированности
регионального развития, позволяющая учесть экологические изменения и
соотнести их с экономической динамикой региона.
10
Материалы диссертации используются в практической деятельности
территориального органа Федеральной службы государственной статистики
по Рязанской области, в частности, используется показатель экологоэкономической эффективности региональной экономики. По материалам
исследования внедрена методика оценки сбалансированности регионального
развития, позволяющая определять сбалансированность развития региона в
динамике и по сравнению с другими субъектами.
Материалы
экономика
и
диссертации
экономическая
используются
география»
кафедрой
ФГОБУВПО
«Региональная
«Финансовый
университет при Правительстве Российской Федерации» в преподавании
учебных дисциплин «Региональная экономика» и «Эколого-экономические
проблемы России и ее регионов».
Публикации. Положения и результаты диссертационного исследования
отражены в 11 публикациях общим объемом 7,7 п.л. (весь объем авторский),
из них 5 работ в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК
Минобрнауки России, общим объемом 3,9 п.л. (весь объем авторский).
Структура и объем диссертации обусловлены целью, задачами и
логикой проведенного исследования. Диссертация состоит из введения, трех
глав, заключения, списка использованной литературы и 5 приложений. Общий
объем диссертации составляет 159 страниц, включая 17 таблиц и 41 рисунок.
Список литературы содержит 139 источников.
11
ГЛАВА 1
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СБАЛАНСИРОВАННОГО
РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМ
1.1 Понятие и сущность сбалансированного регионального развития
Во
второй
половине 20
века общая
ситуация
в
мире
была
охарактеризована как системный кризис цивилизации, стало очевидно, что
существующие экономические, социальные, экологические и духовные
проблемы взаимосвязаны и их невозможно решить в рамках старой,
техногенной, модели развития[83]. Альтернативой существующей парадигме
выступает концепция устойчивого развития, в центре внимания которой
находится поиск сбалансированного решения экономических, социальных и
экологических задач.
Идея сбалансированности известна в науке со времен античных
философов.
трактовалась
В
частности,
Гераклитом
существовало
как
понятие
«внутреннее
гармонии,
единство,
которая
согласованность,
уравновешенность противоположностей, составляющих целое»[89]. Гармония
есть «движение и единство, порождаемые борьбой противоположностей». В
античные времена были сформулированы основные признаки гармонии –
согласованность, единство и борьба противоположностей,
равновесие,
пропорциональность, природосообразность[135].
В настоящее время на смену понятия «гармония» пришло понятие
«сбалансированность» - такое состояние системы, при котором ее ключевые
параметры
имеют
существованию
и
оптимальное
развитию
системы.
соотношение,
Смежным
способствующее
понятием
является
12
устойчивость – способность системы сохранять равновесное состояние при
наличии внешних воздействий.
В.А.
Кретинин,
Е.С.
Бордяшов,
Н.В.
Чайковская
определяют
устойчивость как способность системы сохранять динамическое равновесие
при изменении в допустимых пределах параметров внешней и внутренней
среды [31, 58].
А.Г. Шеломенцев, С.М. Ильясов, В.Д. Калашников, В.Е. Рохчин
рассматривают устойчивость как способность системы восстанавливать
исходное или близкое к нему состояние в условиях внешних и внутренних
воздействий [53, 99, 126].
В науке различают 2 класса устойчивости систем: статическую и
динамическую устойчивость. Статическая устойчивость означает свойство
системы регулярно возвращаться в исходное равновесное состояние после
временного выхода из него в результате внешнего воздействия. Динамическая
устойчивость – это способность системы после выхода из состояния
равновесия переходить в новое равновесное состояние, т.е. в ответ на
возмущающее воздействие система осуществляет внутреннюю перестройку и
изменяет свое качественное состояние [89]. При этом переход к новому
равновесному состоянию происходит только в случае сильных флуктуаций,
превышающих адаптационные возможности системы, в остальных случаях
система будет находиться
вблизи прежнего равновесного состояния.
Поведение динамически устойчивой системы в условиях внешних и
внутренних флуктуаций представлено на рисунке 1.
Можно выделить два основных аспекта устойчивости социальноэкономических систем - это способность функционировать, обеспечивающая
сохранение и/или восстановление ее основных параметров и способность
развиваться, обеспечивающая улучшение качественных и количественных
характеристик системы.
13
Состояние равновесия Б
Верхний предел допустимых воздействий
Состояние равновесия A
Нижний предел допустимых воздействий
Время
Источник: составлено автором на основе анализа работ [89], [126]
Рисунок 1 – Поведение динамически устойчивой системы в условиях внешних
и внутренних воздействий (флуктуаций) различной силы
Под развитием чаще всего понимается направленный закономерный
необратимый
процесс,
сопровождаемый
качественными,
и,
зачастую,
количественными изменениями. В первую очередь, развитие связано с
качественными изменениями, которые представляют собой возникновение
новых элементов системы и связей между ними, т.е. процесс развития связан с
преобразованием структуры системы [78, 91]. В процессе развития многие
свойства, отношения и связи между элементами меняются, в то же время
некоторые свойства, связи и отношения системы остаются постоянными. Эти
параметры, называемые инвариантными, определяют базовые характеристики
объекта, неизменно ему присущие на протяжении всего существования.
Категория развития выступает предметом изучения такого научного
направления как диалектика, в рамках которой были сформулированы
основные
философские
количественных
законы
изменений
в
развития
–
качественные,
отрицания,
единство
и
переход
борьба
противоположностей [67].
Развитие системы может быть прогрессивным и регрессивным. В
первом случае происходит повышение уровня организации системы, которое
обеспечивает
повышение
устойчивости
и
эффективности
ее
функционирования, лучшую приспособленность к внешним условиям.
14
Прогресс системы отражается в положительной динамике ключевых
показателей.
При
регрессивном
развитии
(регрессе)
снижается
приспособленность системы к окружающей среде, она утрачивает часть своих
функций и становится менее устойчивой к различным воздействиям. Таким
образом,
условием
длительного
существования
системы
является
ее
прогрессивное развитие.
Понятие
«сбалансированное
развитие»
(англ.
термин
sustainable
development, другие варианты его перевода – устойчивое, гармоничное,
жизнестойкое, самоподдерживающееся, длительное, непрерывное развитие)
вошло в научный обиход сравнительно недавно – во второй половине 20-го
столетия. Точность перевода до сих пор вызывает множество споров, а
общепринятый вариант так и не утвержден. Существует более ста дефиниций
термина sustainable development, и как отмечает А.Д. Урсул «их будет еще
больше, поскольку идет процесс осознания будущего развития, которое в
принципе неопределенно и многовариантно» [131]. Отсутствие единства
мнений в определении и трактовке
сложностью,
поскольку
оно
включает
этого понятия объясняется его
социальные,
экономические
и
экологические аспекты развития человечества, а также несовпадением
взглядов представителей разных слоев общества – научных, политических,
предпринимательских.
Достаточно распространенными являются комбинированные варианты,
например,
«устойчивое
сбалансированное
развитие»,
«экологически
безопасное развитие», «экологически устойчивое экономическое развитие».
Зачастую
понятия
«устойчивое
развитие»
и
«сбалансированное
развитие» рассматриваются как равнозначные. Например, А.В. Кривов
считает, что устойчивое развитие это комплексное, сбалансированное
развитие трех составляющих – экономической, социальной и экологической
[59]. А.Д. Урсул полагает, что устойчивое развитие «это управляемое
системно-сбалансированное социоприродное развитие, не разрушающее
окружающую природную среду и обеспечивающее выживание и безопасное
15
неопределенно долгое существование цивилизации» [131]. А.В. Цвикилевич
определяет устойчивое развитие как процесс, ориентированный на постоянное
сохранение
динамического
равновесия
посредством
целенаправленного
использования имеющегося потенциала и условий внешней среды [23].
М.А. Кувшинов утверждает, что «устойчивое развитие носит динамический
характер, оно представляет собой не неизменное состояние гармонии, а скорее
процесс изменений, в котором масштабы эксплуатации ресурсов, направление
капиталовложений, ориентация технического развития и институциональные
изменения согласуются с нынешними и будущими потребностями»[23].
Однако все авторы указывают, что в основе данного понятия лежит баланс
между экономической деятельностью и состоянием окружающей среды.
В некоторых работах, в частности [92, 96], отмечается, что устойчивое
развитие
является
более
широким
понятием,
включающим
в
себя
сбалансированное развитие как необходимый элемент. В работе [101]
указывается, что устойчивое развитие охватывает не только экологически
сообразное экономическое развитие, сохраняющее существующие ресурсы
для использования будущих поколений, но также включает в себя
сбалансированное
пространственное
развитие,
что
подразумевает
урегулирование экономических и социальных требований с экологическими и
культурными
функциями
подразумевает
поддержание
экологических
приоритетов,
территории.
баланса
Сбалансированное
экономических,
согласование
развитие
социальных
процессов
и
социально-
экономического развития социально-экономической системы и процессов
сохранения природной среды [41]. Устойчивое развитие помимо этого
содержит
множество
дополнительных
условий,
таких
как
развитие
гражданского общества, снижение преступности и укрепление духовного
потенциала населения. Данные аспекты на сегодняшний день являются
трудноизмеримыми, поэтому говоря об устойчивом развитии, часто имеют в
виду сбалансированное развитие, и наоборот.
16
Термины «устойчивость» и «сбалансированность» также взаимосвязаны
и взаимозависимы. В общеизвестном докладе «Наше общее будущее» под
устойчивостью
«sustainability»
понимают
упорядочение
технических,
научных, экологических, экономических и социальных ресурсов таким
образом, что результирующая система может поддерживаться в состоянии
равновесия во времени и пространстве [23].
Некоторые авторы указывают на смысловые неточности термина
«устойчивое развитие». Например, Н.Н. Моисеев отмечал, что развитие в
принципе не может быть устойчивым [74]. А.Г. Гранберг, В.И. ДаниловДанильян,
К.С.
Лосев,
М.М.
Циканов
утверждали,
что
термин
«сбалансированное развитие» возможно, более точен, чем «устойчивое
развитие» [83]. Поэтому в работе мы будем придерживаться термина
«сбалансированное развитие» (СР) как более точно выражающего смысл
исследуемого понятия.
Теперь рассмотрим сущность категории «сбалансированное развитие».
Можно выделить три основных аспекта:
1) экологический;
2) экономический;
3) социальный.
Наиболее широко в научной литературе представлен экологический
аспект. В начале 20 века великий русский ученый В.И. Вернадский разработал
учение о биосфере, предвосхитившее и заложившее основы концепции
устойчивого
развития.
Ученый
осознал
глобальную
ответственность
человечества за текущее и будущее состояния биосферы, предугадал
потенциальные угрозы и проблемы цивилизации, увидел возможность ее
преобразования в «сферу разума» - ноосферу: «Человечество, взятое в целом,
становится мощной геологической силой. И перед ним, перед его мыслью и
трудом становится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободно
мыслящего человечества как единого целого. Это новое состояние биосферы,
<…> и есть «ноосфера».
17
Вплоть до 60-х гг. угроза глобальной экологической катастрофы не
занимала умы ученых и мировой общественности. Отношение к проблеме
стало меняться после публикации работ Р. Керсон («Безмолвная весна»,
1962 г.), П. Эрлиха («Популяционная бомба», 1968 г.), Г. Хэрдина («Общая
трагедия», 1968 г.) и Б. Коммонера («Замыкающийся круг: природа, человек,
технология», 1971 г.).
Большую роль для формирования концепции сбалансированного
развития, анализа и прогнозирования последствий развития общества в рамках
старого, техногенного подхода, сыграли работы Римского клуба во главе с
Д. Медоузом, особенно доклад «Пределы роста», опубликованный в 1972
году. В докладе, результаты которого были получены на основе модели
мировой динамики Дж. Форрестера, был дан прогноз, согласно которому
через 75 лет сырьевые ресурсы окажутся исчерпанными, а нехватка
продовольствия станет катастрофической, если темпы роста населения и
экономическая политика стран не изменятся. В 1977 г. в работе У. Офулса
«Экология и политика дефицита» было введено понятие «общество
устойчивого состояния» (sustainable state society), характеризующее состояние
сбалансированности экономического и общественного развития, а также
экологической сферы. В докладе «Всемирная стратегия охраны природы»
(1980), представленном
Международным союзом охраны
природы и
природных ресурсов, отмечалось, что «для того, чтобы развитие было
устойчивым, следует учитывать не только его экономические аспекты, но и
социальные и экологические факторы» [76, с. 106].
Считается,
что
впервые
понятие
«сбалансированное
развитие»
(sustainable development) прозвучало в докладе Международной комиссии по
окружающей среде и развитию «Наше общее будущее», опубликованном в
1987 году. Оно было определено как «развитие, которое удовлетворяет
потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность
будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности» [54, с. 50].
18
С конца 1980-х гг. и по настоящее время экологическая интерпретация
сбалансированного развития, как в научной среде, так и в обществе является
преобладающей. В основном анализируется влияние экономического роста на
окружающую среду и ведется поиск решения дилеммы - как сохранить
природную среду и при этом обеспечить высокий уровень жизни настоящего и
будущих поколений? Представлено несколько альтернативных вариантов
решения проблемы. Сторонники концепции нулевого роста (Р. Хейлбронер,
Э. Мишан, Э. Шумахер) выступают за ограничение потребления и
численности населения как средство сокращения использования природных
ресурсов и снижения воздействия на биосферу. Они утверждают, что
ориентация на рост объемов производства и потребления угрожает
существованию человечества. Последователи концепции органического роста
(М. Месарович, Э. Пестель) призывают к глубокой перестройке современной
экономики
и
повсеместному
внедрению
новых
ресурсо-
и
природосберегающих технологий, при этом, по их мнению, возможен
дальнейший экономический рост и некоторый, умеренный, рост валового
потребления.
Признавая
несомненную
важность
экологического
аспекта,
мы
полагаем, что экономический и социальный аспекты не менее актуальны для
России и мирового сообщества.
Анализ
[74,76,91],
работ,
позволяет
посвященных
выделить
экономической
следующие
составляющей
признаки
СР
сбалансированно
развивающейся экономики:
1) устойчивость экономической системы к кризисам и спадам;
2) непрерывное повышение эффективности хозяйственной деятельности
– снижение затрат при растущих (неуменьшающихся) объемах производства;
3) расширение использования ресурсосберегающих технологий и
производств;
4) рост благосостояния населения;
5) повышение конкурентоспособности продукции и экономики в целом;
19
6) долговременная тенденция к экономическому росту.
Определение условий равновесия и устойчивости экономического
развития ведется, начиная с модели динамического равновесия Е. Домара. В
его модели таким условием является равенство прироста денежного дохода
(спроса) приросту производственных мощностей (предложения). Основное
уравнение его модели имеет вид:
I  PS ,
I
где
I
I
(1)
– прирост инвестиций, P – средняя производительность
капиталовложений (капиталоотдача), S – доля сбережений в национальном
доходе.
Прирост инвестиций, превышающий 5%, обеспечивал, по мнению
автора, динамическую устойчивость экономического роста. В классических и
неоклассических моделях экономического роста основным показателем
динамической устойчивости выступает темп прироста национального дохода.
В частности, в модели Кобба-Дугласа развитие экономики признается
динамически устойчивым, если фактический темп прироста национального
дохода превышает 3%. В настоящее время практически во всех моделях
экономического роста условием долгосрочного равновесия признается
равенство прироста инвестиций приросту сбережений. Однако дискуссионным
остается вопрос достижения данного равновесия: насколько оправдано
государственное вмешательство в экономику в целях обеспечения ее
динамичного и сбалансированного с окружающей средой развития.
Различные экономические школы по-разному отвечают на этот вопрос.
Классики (А. Смит, Д. Рикардо, Ж. Б. Сей) считали рыночный механизм
эффективным,
обеспечивающим
полную
занятость,
оптимальное
распределение факторов и устойчивый экономический рост [54]. Государство,
по их мнению, не должно вмешиваться в экономическую деятельность,
ограничиваясь поддержанием правопорядка и охраной частной собственности.
С. Сисмонди обратил внимание, что развитие рыночной экономики
20
сопровождается неравномерным распределением дохода, и выступал за
государственное вмешательство в экономику. К. Маркс указывал на ту же
проблему:
накопление
капитала,
лежащее
в
основе
расширенного
воспроизводства, ведет к расслоению общества на два полюса-богатых и
бедных [57]. Он видел выход в отмене частной собственности и полной
национализации.
Идеологом
активного
регулирования
государством
экономики выступал Дж. М. Кейнс, который считал рыночную систему
несовершенной и неравновесной, не обеспечивающую полную занятость и
поступательное экономическое развитие [54]. Родоначальник монетаризма
М. Фридман считал систематическое вмешательство государства в рыночные
процессы нецелесообразным, так как, по его мнению, оно оказывает скорее
отрицательное воздействие на экономическое развитие. Функции государства
в экономике должны сводиться к стимулированию свободной экономической
деятельности и поддержанию нужного уровня денежной массы в обращении
[33]. П. Самуэльсон полагал, что государственное регулирование может и
должно
компенсировать
государства
–
недостатки
стимулирование
рыночной
экономического
системы,
роста,
назначение
поддержание
стабильности экономической системы и обеспечение роста ее эффективности,
то есть государство играет важную роль в устойчивом экономическом
развитии [57]. Видный представитель неолиберализма Ф. Хайек считал
государство
главным
признавал,
что
источником
«государство,
экономической
создавая
общие
нестабильности,
но
предпосылки
для
функционирования свободной рыночной экономики, должно предоставлять
обществу некоторые социальные услуги, которые не в состоянии предложить
рынок. Прежде всего, это пенсионное обеспечение, развитие системы
здравоохранения и просвещения, страхование от безработицы и т.п.» [54,
с. 67].
Социальный аспект СР связан с поддержанием и укреплением
социальной справедливости, развитием человеческого потенциала. В его
основе лежит справедливое распределение ресурсов, доходов и возможностей
21
между всеми членами общества. В нормативных документах большинства
стран, заявивших о переходе к устойчивому развитию, в качестве основной
цели развития определено достижение достойной жизни и благосостояния
всеми гражданами. В программе действий, принятой на Всемирной встрече на
высшем уровне в интересах социального развития (Копенгаген, 1995)
отражены основные направления социального аспекта устойчивого развития
[133]:
 формирование полноценного гражданского общества, участвующего в
разработке и осуществлении решений, определяющих функционирование и
благосостояние нашего общества;
 искоренение нищеты, повышение качества жизни всего населения;
 справедливое и не дискриминационное распределение благ среди
различных социальных групп;
 государственная политика, направленная на преодоление ведущих к
социальному антагонизму факторов и уважение плюрализма и многообразия;
 укрепление института семьи;
 расширение
доступа
к
знаниям,
технологиям,
образованию,
медицинскому обслуживанию и информации;
 укрепление солидарности, социального партнерства и сотрудничества
на всех уровнях;
 борьба с преступностью;
 поощрение и стимулирование роста занятости населения;
 всемерная поддержка развития духовного потенциала общества, роста
человеческого капитала.
Взаимосвязь трех перечисленных аспектов определяет триединую
концепцию сбалансированного развития, которая изображена на рисунке 2.
22
Экономическое развитие
Социальный
прогресс
Сбалансированное
развитие
развитие
Экологическая
безопасность
Источник: составлено автором на основе анализа работ [21, 98]
Рисунок 2 – Основные составляющие концепции сбалансированного развития
Несмотря на широкое употребление в научной и общественнополитической сферах, единое общепризнанное определение исследуемого
понятия пока отсутствует. В Концепции перехода Российской Федерации к
устойчивому развитию (1996) оно определено как «сбалансированное решение
социально-экономических задач и проблем сохранения благоприятной
окружающей
среды
и
природно-ресурсного
потенциала
в
целях
удовлетворения потребностей нынешнего и будущих поколений людей». В
работе [40] его трактуют как «стабильное социально-экономическое развитие,
не разрушающее своей природной основы». Автор [79] считает, что
сбалансированное развитие – это «стабильное улучшение качества жизни
населения в тех пределах хозяйственной емкости биосферы, превышение
которых приводит к разрушению естественного механизма регуляции
окружающей среды и ее глобальному изменению». Сбалансированное
развитие есть «процесс гармонизации производительных сил, удовлетворения
необходимых потребностей всех членов общества, при условии сохранения
целостности окружающей природной среды и создания возможностей для
равновесия между экономическим потенциалом и требованиями людей всех
23
поколений»[42]. В приложении А даны некоторые определения категории
сбалансированного развития.
Мы полагаем, что сбалансированное развитие это непрерывный процесс
удовлетворения потребностей настоящего и будущих поколений. При этом
подразумевается, что:
1) потребности будущих поколений реализуются в не меньшем
(большем) объеме и качестве, чем настоящего;
2) поддерживается баланс основных сфер жизнедеятельности людей экономической, экологической и социальной.
Необходимость перехода России на модель сбалансированного развития
обусловлена многими факторами. Прежде всего, это технологическое
отставание от развитых стран. В частности, энергоемкость российской
экономики почти в 4 раза выше, чем в Японии, и более чем в 3 раза выше, чем
в
Норвегии.
Аналогичная
ситуация
наблюдается
и
по
показателю
природоемкости.
Во-вторых, это снижение конкурентоспособности российских товаров и
снижение вклада российской экономики в мировой ВВП. В 90-е годы ВВП РФ
снизился более, чем вдвое (-54%), в результате восстановительный рост
отечественной экономики, фиксируемый в 1999-2007 гг. всего лишь вернул ее
к дореформенному уровню. Тем временем мировая экономика «ушла вперед»
и доля России в мировом ВВП за 1991-2010 гг. сократилась с 5,5% (1990) до
3% (2010) в соответствии с рисунком 3.
24
Источник: IMF,World Economic Outlook Database
Рисунок 3 – Доля ВВП Российской Федерации в мировом ВВП в 1990-2010 гг.
Помимо экономического спада произошли серьезные социальные
изменения:
1) резко увеличилось расслоение населения по уровню доходов:

коэффициент фондов в целом по стране вырос с 4 (1991 г.) до 16
(2012 г.), а в некоторых регионах до 27 1 (Москва);

коэффициент Джини возрос с 0,24 (1991 г.) до 0,42 (2012 г.).
2) значительно сократилась численность населения – с 148 (1990) до
143 (2012) млн. человек:

выросла смертность – с 11,2 (1990) до 13,3 (2012) умерших
на 1000 человек населения (в 2000-2006 гг. – более 15);

снизилась рождаемость – с 13,4 (1990) до 13,3 (2012) родившихся
на 1000 человек населения (в 1995-2002 гг. – менее 10).
3) неэффективные миграционные потоки существенно обострили
демографическую и кадровую ситуацию в стране:
 «утечка мозгов» за границу;
1
Примечание - по рекомендациям ООН коэффициент фондов не должен превышать значения 8-10,
в противном случае ситуация чревата социальными катаклизмами.
25
 отток населения с окраин и севера в мегаполисы и крупные
города;
 приток
низкоквалифицированных
мигрантов
в
наиболее
благополучные субъекты, в то время как в отсталых регионах растет
дефицит рабочих рук;
4) выросла заболеваемость населения – с 615,6 (1992) до 793,9 (2012)
больных с диагнозом, установленным впервые в жизни, на 1000 человек
населения;
5) снизилось
несоответствие
качество
между
получаемого
потребностями
рынка
образования,
труда
и
появилось
выпускаемыми
специалистами.
Эти негативные симптомы свидетельствуют о назревшей необходимости
срочных мер по переходу России на модель СР. По мнению большинства
исследователей, в том числе А. Г. Гранберга, В. И. Данилова-Данильяна,
Т.В. Усковой, этот переход должен быть реализован, прежде всего, на
региональном уровне, так как регионы:
1) являются
равноудаленное
наиболее
положение
управляемой
в
структурой,
управленческом
занимающей
пространстве
страны
(центральная власть - федеральные округа-регионы-муниципалитеты);
2) представляют собой устойчивые территориальные образования,
населенные относительно обособленными социумами с определенными
этническими и культурными признаками;
3) имеют чрезвычайно различные условия существования - природноклиматические, ресурсные, демографические, и, что особенно важно,
социально-экономические.
Помимо этого, сложившиеся в последние годы структура производства и
рыночная инфраструктура все более ориентированы на региональную, а не на
отраслевую систему хозяйствования. Регионализация является характерной
чертой современной мировой экономики,
и усиление роли территорий в
26
российском
экономическом
пространстве
представляется
объективной
закономерностью.
В настоящее время понятие «регион» трактуется по-разному. Этот
термин имеет латинское происхождение (regio) и дословно переводится как
«страна, область». В этой связи существует широкое и узкое понимание этой
категории. В широком смысле под регионом понимается совокупность стран,
представляющих некую общность, а также «группа близлежащих государств,
представляющая собой отдельный экономико-географический или близкий по
национальному
составу
и
культуре,
однотипный
по
общественно-
политическому устройству район мира» [77]. Чаще всего регионом называют
определенную часть государства, отличающуюся от других по ряду признаков
и обладающую некоторой целостностью. В приложении Б представлены
некоторые формулировки понятия «регион».
В данной работе под регионом понимается целостная система,
находящаяся в границах субъекта РФ и обладающая следующими признаками
– управляемость (наличие органов управления), относительная экономическая
самостоятельность, специализация, особенные культурно-исторические и
природно-ресурсные условия. Для изучения сущности региона наиболее
уместно, на наш взгляд, использовать системный подход, т.е. рассматривать
регион как сложную социо-эколого-экономическую систему.
Большинство
исследователей
(А.Г.
Гранберг,
О.С.
Пчелинцев,
Г.Г. Фетисов и др.) выделяют в составе региона следующие взаимосвязанные
компоненты:
 экономика (производственная и непроизводственная сферы, а также
обеспечивающая инфраструктура);
 общество (социум и аппарат управления);
 природная среда (природные ресурсы и экосистемы).
Структура региональной системы представлена на рисунке 4.
27
Органы власти и
управления
Общественная
подсистема
Экономическая
подсистема
Производственная
сфера
Непроизводствен
Производст
ная сфера
венная
Социум
Инфраструктура
сфера
Окружающая среда и
природные ресурсы
Природная
среда
Источник: составлено автором по работе [38]
Рисунок 4 – Структура региональной системы
Несмотря на значительные расхождения в интерпретации, практически
всех исследователей объединяет следующая система представлений в
определении сущности сбалансированного развития региона, представленная
на рисунке 5:
Экономический рост характеризуется в большей степени
как качественная категория,
чем количественная
Ориентация на справедливое
распределение финансовых и
природных ресурсов между
экономическими субъектами
Сбалансированное
развитие региона
Решение
оперативных
и
тактических задач должно быть
сопряжено
с
достижением
стратегических
целей
и
ориентиров мирового развития
Сохранение биосферы является
основным фактором выживания
человечества, поэтому сегодняшний экономический рост не должен разрушать природную среду
Источник: составлено автором по работе [35]
Рисунок 5 – Содержание понятия «сбалансированное развитие региона»
28
Основополагающим
принципом
исследуемого
понятия
выступает
сбалансированность, которая отражается в следующих аспектах [28]:
 макроэкономическая сбалансированность;
 сбалансированность экономических, социальных и экологических
потребностей;
 сбалансированность
имеющихся
и
необходимых
ресурсов
по
поддержанию равновесия между хозяйственной деятельностью и
окружающей средой;
 сбалансированность производства и потребления отдельных видов
продукции, электроэнергии и топлива;
 обеспечение рациональных межотраслевых пропорций.
Анализ научной литературы позволяет выделить следующие признаки
сбалансированного развития региона:
– повышение уровня жизни;
– системное воспроизводство (восстановление и приумножение) всех
факторов производства, в первую очередь человеческого капитала, вместо
«экономики их использования»;
– снижение вредного воздействия экономики на окружающую среду;
– систематическое увеличение доли отраслей «новой», инновационной
экономики, производящих наукоемкую, высокотехнологичную продукцию с
высокой долей добавочной стоимости;
– повышение эффективности хозяйственной деятельности, прежде всего
за счет снижения энерго - и природоемкости ВРП.
В отличие от экономического развития, основной целью которого
является повышение уровня жизни, что выражается в росте доходов и
потребления на душу населения, целью сбалансированного развития
выступает повышение качества жизни, характеризующееся гармоничным
взаимодействием и целостным развитием экономической,
экологической,
культурно-духовной,
жизнедеятельности общества.
политической
и
социальной,
других
сфер
29
Сбалансированное развитие региона исследователи определяют поразному.
Г.В. Гутман, А.А. Мироедов, С.В. Федин полагают, что это такое
состояние социо-эколого-экономической системы, при котором существуют
необходимые условия и предпосылки для прогрессивного движения вперед,
для поддержания внутреннего и внешнего равновесия, для обеспечения
постепенного перехода экономики от простых явлений к более сложным, тем
самым происходит формирование условий для ее перехода в качественно
новое состояние.
Б.Х. Санжапов, И.С. Калина видят его сущность в стремлении к
интеграции экономических, природоохранных и социальных целей.
А.А.
развитие
Шалмуев
предполагает
утверждает, что
формирование
сбалансированное
такой
модели
региональное
регионального
управления, которая позволит обеспечить достойный уровень благосостояния
населения
и
динамическое
равновесие
экономической
системы
(функционирующей с учетом хозяйственной емкости локальной экосистемы) с
окружающей средой.
По
мнению
автора,
ключевыми
критериями
сбалансированного
регионального развития являются:
1) снижение ресурсоемкости валового регионального продукта;
2) снижение вредных выбросов в атмосферу, сброса загрязненных
сточных вод, объема не переработанных отходов;
3) повышение уровня жизни.
Экономика должна быть не только конкурентоспособна, но и
жизнеспособна: ее развитие не может быть длительным и успешным, если ее
функционирование разрушает окружающую среду, наносит вред здоровью
человека, сокращает природно-ресурсный потенциал территории. Только
эффективная и экологически безопасная экономика может являться основной
высокого качества жизни российского общества.
30
По нашему мнению, сбалансированное региональное развитие –
комплексное развитие региона как социо-эколого-экономической системы,
при котором соблюдается баланс между ростом экономики, повышением
уровня жизни (материального достатка) и снижением нагрузки (вредного
воздействия)
на
окружающую
среду.
В
основе
сбалансированного
регионального развития лежит динамичное равновесие между хозяйственной,
общественной
и
обоснованных
пропорций
социальными
и
природной
подсистемами,
(соотношений)
экологическими
поддержание
между
параметрами
научно
экономическими,
региональной
системы,
обеспечивающих повышение качества жизни в длительной перспективе.
1.2 Анализ подходов к измерению сбалансированности регионального
развития
Основной
проблемой
перехода
от
концепции
неограниченного
экономического роста к сбалансированному развитию видится выбор целевого
индикатора (индикаторов). В докладе «Об измерении экономического
развития и социального прогресса» (2009), выполненном под руководством
Дж. Стиглица и А. Сена, было отмечено, что:

ВВП
не
может
служить
идеальным
показателем
уровня
благосостояния, так как он не охватывает различные социальные процессы,
изменения в окружающей среде, некоторые явления, которые принято
называть «устойчивостью» развития;

ориентация на ВВП создает противоречие: от политических лидеров
требуют его максимального роста, тогда как гражданам не менее важны
вопросы безопасности, уменьшение загрязненности воздуха и воды, снижение
шума, что может привести к сокращению роста ВВП;
31

необходимо перенести акцент в системе показателей с измерения
производства
на
благосостояния
измерение
должно
благосостояния.
рассматриваться
в
При
этом
контексте
измерение
обеспечения
устойчивости развития;

современные традиционные показатели благосостояния зачастую
ограничиваются показателями доходов.
Действительно,
традиционная
система
национальных
счетов
не
отражает уровень истощения природных ресурсов и загрязнения окружающей
среды, поэтому многие исследования последних лет направлены на разработку
новых подходов к измерению регионального развития, учитывающих не
только экономический и социальный, но также экологический аспект.
Можно выделить два основных подхода к оценке сбалансированности
регионального развития. Первый подход предполагает построение системы
индикаторов, каждый из которых характеризует отдельные аспекты развития.
При этом в рамках общей системы показателей чаще всего выделяются
следующие подсистемы: экономические, экологические, социальные
институциональные
агрегированного
индикаторы.
(интегрального)
Второй
подход
показателя,
–
и
формирование
отражающего
степень
сбалансированности развития региона или страны.
В рамках первого подхода, ориентирующегося на разработку системы
индикаторов, было предложено несколько вариантов структуры такой
системы [90]:
1) структура «тема/проблема-индикатор», когда определенной проблеме
соответствует свой индикатор. Обычно выделяются три группы индикаторов:
экономические, социальные и экологические. Такая структура реализована в
Томской области;
2) структура
«цели-задачи-индикаторы».
Данный
вариант
имеет
иерархическое построение, при этом цели и задачи могут быть только
сформулированы и не иметь количественного выражения, в отличие от
32
индикаторов. Примеры такой структуры – Цели развития тысячелетия ООН,
системы показателей в Чувашской республике и Костромской области;
3) выделение
базовых/ключевых
индикаторов,
отражающих
приоритетные проблемы региона. Подобная структура реализована в
Самарской области;
4) структура
«тема-подтема-индикатор».
Этот
вариант
разработан
Комиссией по устойчивому развитию ООН;
5) дифференциация индикаторов на показатели «давление-состояниереакция», что характерно для системы Организации экономического
сотрудничества и развития (ОЭСР).
Российский опыт дал примеры комбинирования этими структурами.
Например, при разработке экологической политики Кемеровской области
была предложена структура индикаторов: «цель-приоритеты-принципыиндикаторы».
При
построении
систем
индикаторов
для
Томской
и
Воронежской областей были сформированы общие наборы экономических,
социальных и экологических показателей, а также выделены ключевые для
каждой области.
Первой комплексной системой индикаторов стала работа Комиссии по
устойчивому развитию ООН, представленная в 1996 году. Первоначально
общее число индикаторов составляло 132, однако затем их число было
сокращено до 57. Все индикаторы были разделены на четыре группы:
социальные, экономические, экологические и организационные. Широко
известны также разработки Всемирного Банка, публикуемые в ежегодном
докладе «Индикаторы мирового развития».
В некоторых системах сделана попытка не только отразить уровень
потребления природного капитала и загрязнения окружающей среды, но и
оценить связь состояния экологии со здоровьем населения. Примером этого
выступают индикаторы из Целей развития тысячелетия ООН (Millenium
Development Goals).
Использование системы индикаторов, с одной стороны, позволяет
детально отразить все аспекты регионального развития, с другой стороны,
33
большое число показателей затрудняет анализ и принятие управленческих
решений. Поэтому в последнее время наблюдается тенденция перехода на
компактные системы индикаторов. Например, в США из 400 показателей
было отобрано 40, в Великобритании из более чем ста показателей выбрали 15
ключевых индикаторов в рамках стратегии «Лучшее качество жизни». В
рамках проекта Всемирного Банка и Минэкономразвития по разработке
систем индикаторов для России была сформирована структура из семи
ключевых индикаторов, представленная в таблице 1.
Таблица 1 – Приоритетные ключевые эколого-экономические индикаторы для
России
Проблемы
Потребление природных ресурсов
Структура экономики
Технологический уровень
Аварии и катастрофы
Экологический ущерб
Обновление основного капитала
Загрязнение окружающей среды
Здоровье населения
Технологический уровень
Отходы
Сохранение экосистемных функций
и биоразнообразия
Индикаторы
1. Энергоемкость
2. Коэффициент обновления
основных фондов
3а. Выбросы загрязняющих веществ в
воздух на единицу ВРП
3б. Выброс твердых веществ от
стационарных источников
4. Сброс загрязняющих веществ в
воду на единицу ВРП
5. Количество неиспользованных и
необезвреженных токсичных отходов
6а. Площади особо охраняемых
природных территорий
6б. Ненарушенная хозяйственной
деятельностью территория
Глобальное изменение климата
(рынок квот на выбросы парниковых 7. Выбросы парниковых газов
газов)
Источник: Индикаторы устойчивого развития России (эколого-экономические
аспекты) / под ред. С.Н. Бобылева, П.А. Макеенко. – М.: ЦПРП, 2001. – 220 с.
34
Важнейшим
международных
энергоемкость
ключевым
и
индикатором,
национальных
[29].
Данный
присутствующим
системах
показатель
индикаторов,
отражает
во
всех
является
эффективность
использования энергетических ресурсов и, в то же время, информирует об
уровне экологической нагрузки.
Безусловно, применение небольшого набора ключевых показателей
упрощает анализ сбалансированности регионального развития, однако для
оценки сбалансированности развития более подходящим вариантом является
построение
агрегированного
показателя.
Наличие
агрегированного
количественного индикатора является идеальным для лиц, принимающих
управленческие решения. По причине методологических, статистических
проблем и сложностей расчета общепризнанного в мире индикатора до сих
пор нет. Тем не менее, конструктивные подходы в этой области активно
разрабатываются.
Наиболее
известны
следующие
агрегированные
индикаторы:
- индекс скорректированных чистых накоплений;
- экологически скорректированный чистый региональный продукт;
- индекс реального прогресса;
- индекс развития человеческого потенциала с учетом экологического
фактора.
По мнению коллектива авторов [90], наиболее проработанным в
теоретическом плане, имеющим хорошую статистическую базу и возможность
расчета
на
макроэкономическом
и
региональном
уровнях
является
интегральный эколого-социально-экономический индекс «скорректированных
чистых накоплений» (adjusted net savings). Первоначально этот индикатор
назывался индексом «истинных сбережений» (genuine savings). Сейчас в
научной
литературе
названия
этих
индикаторов
используются
как
равнозначные, но в официальных справочниках Всемирного Банка последние
годы применяется показатель «скорректированные чистые накопления». По
сравнению с традиционными макроэкономическими показателями оценки
35
скорректированных чистых накоплений обеспечивают более широкий учет
человеческого капитала и экологического фактора.
Индекс скорректированных чистых накоплений (ИСЧН) характеризует
скорость накопления национальных сбережений после учета истощения
природных ресурсов и ущерба от загрязнения окружающей среды. Показатель
является результатом коррекции валовых внутренних накоплений. ИСЧН
рассчитывается следующим образом: валовые накопления – амортизация
основного капитала – истощение природных ресурсов – ущерб от выбросов
CO2 – ущерб от выбросов твердых взвешенных частиц 2+ расходы на
образование. Все входящие в расчет величины берутся в процентах от
валового регионального продукта.
При несомненных достоинствах индекса скорректированных чистых
накоплений, он имеет ряд недостатков. Во-первых, он не учитывает
загрязнение водных ресурсов и размещение отходов. Во-вторых, не
учитываются выбросы в атмосферу таких распространенных загрязняющих
веществ, как диоксида серы, оксидов азота, летучих органических соединений.
В-третьих, отсутствуют надежные оценки истощения природных ресурсов.
Например, известно, что размеры неучтенного использования и продажи
некоторых видов природных ресурсов (лес, рыба и т.д.) в 2-3 раза превышают
официальные данные по регионам России [29].
В некоторых работах предлагается включить в ИСЧН ущерб здоровью
от загрязнения воздуха и воды, однако здесь также наблюдается дефицит
надежных данных. Поэтому исследователю приходится самостоятельно
выбирать значения оценок из определенного диапазона (от оптимистичных до
пессимистичных).
Другим заслуживающим внимания показателем является экологически
скорректированный чистый региональный продукт (ЧРП Э). Данный индикатор
2
Примечание – диаметром менее 10 микрон
36
входит в системы эколого-экономического учета, широко используемые в
странах ЕС. При расчете ЧРПЭ используется следующая формула [114]:
ЧРПЭ=ВРП – потребление основного капитала – стоимостная оценка
истощения природных ресурсов – стоимостная оценка ущерба в результате
загрязнения окружающей среды (загрязнение воздуха и воды, размещение
отходов, истощение почвы и т.д.)
(2)
Ключевой недостаток этого индикатора – отсутствие статистических
данных
по
оценкам
истощения
природных
ресурсов
и
загрязнения
окружающей среды, вследствие чего приходится использовать экспертные
оценки.
В
результате
значения
ЧРП Э могут
получаться
достаточно
субъективными и сильно отличаться от реальности.
Интересная попытка создать адекватный измеритель экономического
благосостояния с учетом экстерналий была предпринята в США – в 1995 году
был опубликован индекс реального прогресса, агрегирующий социальный,
экологический и экономический компоненты. В данном индексе расходы
разделены авторами на позитивные и негативные. Например, истощение
природного капитала и загрязнение окружающей среды относится к
негативным компонентам, а расходы на образование и отдых – позитивные.
Авторы рассчитали индекс реального прогресса для США и показали, что за
последние тридцать лет он вырос незначительно, в то время как ВВП вырос
более чем вдвое. Широкого применения в мире данный индикатор не нашел,
поскольку агрегирование различных функций в единый индекс довольно
субъективно и противоречиво [30].
Широко
известным
показателем,
характеризующим
состояние
человеческого потенциала стран и регионов, является индекс развития
человеческого потенциала (ИРЧП). Данный индикатор был разработан в
рамках Программы развития ООН для оценки результатов социальноэкономического развития на макроуровне. ИРЧП, модифицированный для
региональных измерений, включает три равнозначных компонента:
37

доход, определяемый показателем валового регионального продукта
на душу населения, умноженный на отношение среднего по стране
прожиточного минимума к прожиточному минимуму в регионе;

образование, определяемое уровнем грамотности населения (с весом
2/3) и долей учащихся детей и молодежи в возрасте от 6 до 23 лет (с весом
1/3);

долголетие, определяемое через ожидаемую продолжительность
жизни при рождении.
В работах коллектива авторов [90] предлагается дополнить ИРЧП
экологическим компонентом, определяемым через индекс объема выбросов
загрязняющих веществ в атмосферу, отходящих от стационарных источников,
индекс объема сбросов сточных вод в поверхностные водоемы, и долю
городского населения в общей численности населения региона. Для того
чтобы
поддерживать
социальную
направленность
индекса
развития
человеческого потенциала, экологический компонент берется с весом 0,1, в
результате чего экологизированный ИРЧП рассчитывается по формуле:
ИРЧПЭ=0,3*Индекс дохода+0,3*Индекс долголетия+0,3*Индекс образования
к
+ 0,1*Индекс состояния окружающей среды
(3)
Данный индикатор, безусловно, представляет научный и практический
интерес, и претендует на роль обобщающего показателя, отражающего многие
аспекты качества жизни в регионе. Однако и он не лишен недостатков. Вопервых, величина ВРП на душу населения, скорректированная на уровень цен,
не может служить надежной характеристикой доходов, поскольку она
отражает уровень производства в регионе, а не уровень потребления. Кроме
того, сильное искажение вносит теневой сектор экономики, не учитываемый в
официальных
данных.
Во-вторых,
представляется
завышенным
вклад
образования в развитие человеческого потенциала. В России имеет место
снижение качества образования при увеличении числа людей, получающих
высшее
образование.
Увеличение
числа
выпускаемых
специалистов
совершенно не говорит о повышении уровня образованности общества.
38
Существуют
и
другие
заслуживающие
внимания
обобщающие
показатели регионального развития, в частности индекс качества жизни [45],
индекс социально-экономического неблагополучия [90], комплексная оценка
социально-экономического развития регионов [130], интегральная оценка
устойчивости социально-экономического развития регионов [129], однако все
они не учитывают экологический аспект развития.
Достаточно новой разработкой является сводный индекс устойчивости,
агрегирующий экономические, социальные и экологические индексы в
единый количественный показатель. Сводный индекс устойчивости (СИУ)
рассчитывается по формуле:
СИУ=
ВРП  Инв  ОФ  Без  Прж  Жил  Эн  Выб  Ст  Об  Лес
, (4)
11
где ВРП – темп прироста ВРП;
Инв – темп прироста инвестиций в основной капитал;
ОФ – темп прироста износа основных фондов;
Без – темп прироста численности безработных;
Прж – темп прироста доли населения с денежными доходами ниже
прожиточного минимума;
Жил – темп прироста площади жилья, приходящейся в среднем на
одного жителя;
Эн – темп прироста энергоемкости ВРП;
Выб – темп прироста выбросов в атмосферу;
Ст – темп прироста сброса загрязненных сточных вод;
Об – темп прироста объема оборотной и последовательно используемой
воды;
Лес – темп прироста лесовосстановления.
Расчет данного индекса является достаточно простым, а входящие в его
состав показатели имеют хорошую статистическую базу. Тем не менее, СИУ
характеризует именно устойчивость развития (динамику и направление
развития), в то время как для оценки сбалансированности регионального
39
развития
его
показывает,
использование
как
затруднительно:
изменяются
пропорции
данный
между
индикатор
не
экологическими,
экономическими и социальными параметрами.
Достаточно
проработанной
является
методика
оценки
уровня
сбалансированного развития курортной территории, предложенная в работе
[116]. Данная методика подразумевает агрегирование 88 простых показателей
в 31 комплексный показатель, которые в свою очередь агрегируются в
интегральный показатель уровня сбалансированного развития курортной
территории.
Методика
позволяет
учесть
многие
аспекты
развития
региональной социо-эколого-экономической системы, однако не может быть
использована для оценки сбалансированности развития большинства регионов
России. Во-первых, расчет комплексных и интегрального показателей требует
выбора весовых значений, а этот выбор в большинстве случаев – экспертный,
что вносит в методику элемент субъективности. Во-вторых, для правильного
расчета необходимо располагать значительной статистической базой, а многие
из заявленных показателей официальными органами статистики России не
публикуются. В частности, в открытых источниках сложно найти такой
показатель, как удельный вес экологических сборов, предъявленных за
выбросы отходов в пределах лимитов в общей сумме предъявленных
экологических сборов, %. В третьих, методика ориентирована на курортнорекреационный тип регионов, таких как республика Крым, поэтому для
оценки уровня сбалансированного развития промышленных территорий
методику необходимо существенно трансформировать.
Интересный подход был предложен А.М. Хамидулиной для оценки
сбалансированности
развития
муниципальных
образований.
Методика
учитывает показатели географического положения и природно-ресурсного
потенциала,
трудовых
ресурсов,
результативности
функционирования
экономики, финансовых ресурсов, демографической ситуации и социальной
сферы. Основной недостаток методики – отсутствие учета экологических
показателей, что делает ее применимой только для оценки социально-
40
экономической сбалансированности. Кроме того, для использования методики
на региональном уровне – требуется ее коррекция.
Таким образом, существующие методики и подходы либо не имеют
достаточной статистической базы и вынуждены прибегать к экспертным
оценкам и приближениям, что снижает качество показателей, либо не
учитывают
экологический
аспект,
либо
не
позволяют
оценить
сбалансированность регионального развития.
1.3 Факторы и инструменты обеспечения сбалансированного
регионального развития
Задача обеспечения сбалансированного развития российских регионов
требует изучения существующих подходов, инструментов и механизмов,
успешно
апробированных
в
мировой
практике.
Инструментарий
сбалансированного регионального развития включает в себя инструменты
экономического развития регионов и инструменты охраны окружающей
среды,
поэтому
сначала
следует
рассмотреть
теорию
и
практику
соотношение
понятий
регионального экономического развития.
Прежде
всего,
следует
определить
«экономический рост» и «экономическое развитие». Экономическое развитие
– это, прежде всего, качественное изменение состояния и структуры
экономики,
которое
приводит
к
росту
уровня
жизни
населения.
Экономический рост – положительное количественное изменение результатов
функционирования хозяйства, измеряемое в увеличении объема производства
товаров и услуг (ВВП, ВРП) на душу населения. Экономическое развитие
может сопровождаться экономическим ростом, а может происходить на фоне
стагнации (или даже временного спада) подушевого производства («развитие
без роста»).
41
Существующие региональные теории и модели ориентированы, прежде
всего, на достижение и поддержание экономического роста, а не развития [61].
Это вызвано тем, что экономический рост легче поддается количественному
измерению, чем развитие. Кроме того, многие экономисты понимают под
экономическим ростом развитие.
Современная экономическая наука выделяет два основных подхода к
объяснению и обеспечению экономического роста на уровне регионов:
1) использование теорий и моделей, применяющихся для объяснения
национального (макроэкономического) роста;
2) применение
теорий
и
моделей
собственно
регионального
экономического роста.
Исторически
первым
подходом
к
исследованию
механизма
регионального роста было применение основных идей теории национального
экономического роста.
Эволюция теории национального экономического роста в своем
развитии прошла следующие этапы:
 классическая теория экономического роста (2-я пол. 18-го – нач.20 в.);
 неокейнсианская теория экономического роста (40-е – 50-е гг. 20 в.);
 неоклассическая теория экономического роста (50-е – 80-е гг. 20 в.);
 новая теория экономического роста (80-е – настоящее время).
Первый, классический этап связан с работами А. Смита, Д. Рикардо,
Т. Мальтуса, К. Маркса, Дж. Ст. Милля. Классическая школа не разработала
систематизированную теорию экономического роста, но ее идеи послужили
основой всех последующих исследований в этой области. Основными
причинами роста классики считали распределение дохода и инвестирование
сбережений, разделение труда, международную торговлю и технологический
прогресс.
Кроме
производительности
возрастающей
того,
они
факторов
отдачи
от
открыли
закон
(Рикардо)
масштаба
и
(Смит).
убывания
отметили
Наиболее
предельной
возможность
целостного
представления классическая теория роста получила в трудах Джона Стюарта
42
Милля, обобщившего факторы производства (труд, капитал, природные
ресурсы), изучившего причины их роста и динамики производительности.
Значительно дополнили теорию работы Э. Янга, Ф. Рамсея и особенно
Й. Шумпетера, включившего в рассмотрение новый фактор производства –
предпринимательскую способность и открывшего роль инноваций.
Неокейнсианская теория роста обосновала необходимость активного
участия государства в обеспечении динамического равновесия и устойчивого
экономического роста. Единственным фактором экономического роста их
идеологи (Р. Харрод, Е. Домар) признавали норму накопления капитала
(инвестиции), связав ее с механизмом мультипликатора-акселератора.
Неоклассическая теория (Р. Солоу, Дж. Мид, Х. Узава, Т. Купманс)
выделяет три фактора экономического роста – накопление капитала, труда и
технологический
прогресс,
причем
только
последний
обеспечивает
долгосрочный рост дохода на душу населения. Поскольку эта теория основана
на предположениях совершенной конкуренции и свободного доступа к
информации,
она
считает
государственное
регулирование
экономики
ненужным – экономика и так находится в состоянии устойчивого равновесия.
Новая теория или теория эндогенного роста (П. Ромер, Р. Лукас,
Ф. Агион, П. Ховитт и др.) основными источниками экономического роста
признает научные исследования и разработки, накопление человеческого
капитала
за
счет
образования,
повышения
квалификации,
миграции
высококвалифицированных работников, диффузию знаний и технологий,
макроэкономическую политику. В то же время новая теория не отрицает
влияние
экстенсивных
производственных
факторов
–
инвестиций,
обеспечивающих накопление капитала, и численности трудовых ресурсов,
использует неоклассический инструментарий (производственные функции) и
подобно неокейнсианцам считает уместным вмешательство государства в
экономику.
Собственная
теория
регионального
экономического
роста
стала
формироваться значительно позже, с 60-х гг. прошлого века, и имеет в своем
43
основании уже упомянутую теорию национального экономического роста и
теории размещения (Й.Г. фон Тюнен, А. Вебер, В. Лаунхардт, А. Лѐш,
Т. Паландер). Последние изучают причины, по которым предприниматели
выносят решение о размещении фирмы на той или иной территории. Это
обстоятельство
отличает
теорию
регионального
роста
от
теории
национального роста: помимо динамических факторов они также учитывают
пространственные факторы роста, такие как транспортные издержки,
политические, социальные, географические, институциональные условия.
Правда, в последние годы, это различие стало менее заметным.
В настоящий момент в рамках теории регионального роста можно
выделить четыре основных направления 3:
 Неоклассические теории;
 Теории кумулятивного роста;
 Новые теории регионального роста;
 Другие теории.
В систематизированном виде они представлены в приложении В.
Наиболее видными представителями регионального неоклассического
направления являются Дж. Бортс, Дж. Стейн, Б. Олин, Х. Зиберт, Р. Холл,
Ч. Джонс и др. Общим у неоклассиков является:
 использование производственной функции;
 предсказание выравнивания (сближения) социально-экономического
развития регионов;
 признание межрегиональной мобильности факторов производства
(капитала, труда, природных ресурсов);
 утверждение
в
качестве
естественных
состояний
экономики
совершенной конкуренции и равновесного (сбалансированного) роста.
Гаджиев, Ю.А. Зарубежные теории регионального экономического роста и развития /
Ю. А. Гаджиев // Экономика региона. – 2009. – №2. – С. 45-62.
3
44
Ранние неоклассические теории и модели (Дж. Бортс, Дж. Стейн) были
основаны на теории национального роста и объясняли региональный рост
исключительно
влиянием
динамических
факторов:
величиной
и
эффективностью капитала, численностью и качеством трудовых ресурсов,
наличием ресурсной базы и совершенствованием технологии. В то же время
пространственные факторы оказывались неучтенными, за что их критиковали,
в частности У. Айзард и П. Кругман: «экономика существует и занимает место
на карте» [108].
В более поздних работах этот недостаток был исправлен учетом, помимо
традиционных производственных факторов, транспортных издержек
и
социальной структуры (Х. Зиберт), а также географических, политических и
институциональных особенностей территории (Р. Холл и Ч. Джонс).
Как ранние, так и поздние неоклассические теории выдвигали тезис о
сходимости
регионов
по
уровню
экономического
развития
за
счет
разнонаправленного перемещения факторов между регионами: капитала – в
менее
развитые
территории
с
более
высокой
прибыльностью
капиталовложений, труда – в более развитые с более высокой заработной
платой.
Однако в поздних трудах отношение к сближению уровней
экономического развития регионов более осторожное: допускается крайне
низкая скорость сходимости уровней (А. Лѐш) или даже временное
расхождение регионов при определенных условиях (Х. Зиберт).
Другим, не менее влиятельным направлением
кумулятивного
роста,
представляющие
собой
являются теории
своеобразный
синтез
неокейнсианских, институциональных и экономико-географических моделей.
Иногда в литературе их называют теориями кумулятивной причинности.
Родоначальником этого направления по праву считается Г. Мюрдаль. Среди
других представителей данного течения следует отметить А. Хиршмана,
Дж. Фридмана, Х. Ричардсона, П. Кругмана, Ф. Перру, Ж.Р. Будвиля,
Х. Ласуэна, Т. Хэгерстранда, Н. Калдора.
45
В отличие от неоклассического направления данный спектр теорий
утверждает, что рост экономики происходит неравномерно («поляризованное
развитие»), в результате чего дифференциация в развитии регионов не только
не сокращается, но даже растет [109].
В то же время, благодаря «диффузии нововведений» 4 возможно
некоторое
сближение
в
уровнях
развития
регионов.
В
состав
пространственных факторов роста теории кумулятивного роста включают
специализацию или территориальное разделение труда, «полюса роста»,
городские агломерации, инновации и каналы их распространения, размещение
факторов
производства,
транспортные
издержки
и
индивидуальные
особенности регионов.
В 80-е годы в Германии, а затем и в других научных школах, начинают
развиваться «новые теории регионального роста», опирающиеся на принципы
несовершенной
конкуренции
и
возрастающей
отдачи
от
масштаба
производства. По сути «новые теории» являются синтезом неоклассических и
кумулятивных моделей регионального роста, а также моделей эндогенного
роста в сочетании с идеями институционалистов, статических теорий
размещения, теории внешней торговли и цикличности хозяйства. Используя
математический инструментарий неоклассической школы, новое направление
доказывает истинность концепции «полюсов роста», доминирующей в
кумулятивных теориях. Ключевым фактором роста его авторы называют
накопление человеческого капитала, являющееся стимулом инноваций и
технического
прогресса.
Основным
средством
повышения
темпов
экономического роста «новые теории» называют увеличение расходов на
образование и НИОКР. Отметим, что, как и теории кумулятивного роста,
«новые теории» не предсказывают выравнивания регионов по уровню
экономического развития, а утверждают, что дифференциация территорий
4
Hagerstrand T. Aspects of the Spatial Structure of Social Communication and the Diffusion of
Information / T. Hagerstrand // Papers and Proceedings of the Regional Science Associating.
–1966 – № 16. – pp. 27-42.
46
может немного сокращаться благодаря распространению инноваций. Яркими
представителями «новых теорий регионального роста» выступают П. Ромер,
П. Кругман, А. Хиршман, Р. Фиани, К. Криген-Боден, Дж. Харрис,
М. Фуджит, Е. Глэйзер, Лунгэнь Инн, Э. Венаблес, Дж. Эллисон. К данной
группе
теорий
включающую
мы
отнесли
концепцию
также
теорию
региональных
конкурентоспособности,
промышленных
кластеров
(М. Портер, М. Энрайт, С. Розенфельд, М. Сторпер), концепцию техникоэкономической парадигмы К. Фримэна, ОЛИ-парадигму Дж. Даннинга,
концепция взаимодействия цепочки добавления стоимости и кластера,
Дж. Хамфри и Х.Шмитца, теория экономики обучения Б-О.Лундваля. и
Б.Йонсона, теория региональной инновационной системы Б.Асхайма и
А.Изаксена. Данный теоретический пласт в некоторых источниках называют
теорией новых форм пространственной организации производства [120].
Особенностью этой теории является изучение конкурентных преимуществ
фирм и их объединений (кластеров, ТНК) на мировом рынке. По мнению
авторов теории, процветание стран и регионов зависит от глобальной
конкурентоспособности их компаний, формирующейся за счет внутренней
конкуренции и взаимовыгодного сотрудничества (диффузии инноваций,
совместного
использования
инфраструктуры
географически
близкими
компаниями).
Помимо
указанных
направлений
выделяют
другие
теории
регионального роста. К другим относят теорию экспортной базы, теорию
экономической базы, сырьевую теорию, теорию секторов, теорию «гибкой
специализации», эконометрические теории, модель «затраты-выпуск». Эти
теории и модели исследуют некоторые частные аспекты регионального
экономического роста и могут быть дополнением перечисленных научных
направлений, однако не могут претендовать на полноту и признание в
качестве альтернативы неоклассическим, кумулятивным и новым теориям
[120].
47
В приложении В представлены результаты анализа достоинств и
недостатков теорий и моделей регионального экономического роста.
Таким образом, современная теория регионального экономического
роста выделяет многообразие факторов экономического роста и развития
регионов:
географическое
положение,
климатические
условия
и
обеспеченность природными ресурсами, состояние человеческого капитала
(образование,
опыт,
мотивация
к
труду,
здоровье,
мобильность
и
адаптивность), инфраструктуру, агломерационный эффект, обеспечивающий
эффект
масштаба,
«точки
роста»,
институты,
влияющие
на
предпринимательский климат, мобильность населения, распространение
инноваций, политическую стабильность, эффективную экономическую
политику. Данный перечень факторов разделяет подавляющее большинство
ученого мира. Дискуссионным, по-прежнему, остается вопрос: какой должна
быть политика центральных и региональных властей, чтобы обеспечить
сбалансированное решение социально-экономических задач и проблем
сохранения благоприятной окружающей среды.
В
мировой
практике
существуют
различные
инструменты
государственного регулирования экономического развития регионов. Большая
их часть направлена на стимулирование развития проблемных территорий,
меньшая – на ограничение роста наиболее развитых субъектов. Широко
известна классификация Х. Армстронга и Д. Тейлора, выделяющая макро- и
микроинструменты регулирования, однако более обоснованной нам видится
классификация О.В. Кузнецовой, представленная в приложении Г.
О.В. Кузнецова отмечает, что основными инструментами региональной
экономической политики в настоящее время являются улучшение свойств
территории и оказание помощи отдельным предприятиям [61]. В первом
случае осуществляются меры по развитию инфраструктуры и улучшению
инвестиционного климата в регионе – введение благоприятного налогового,
визового
и/или
таможенного
режимов,
отказ
от
лицензирования,
строительство объектов производственной и социальной инфраструктуры,
48
институциональные преобразования. Второй инструмент применяется для
поддержки как убыточных, но социально значимых предприятий, так и в
целях
стимулирования
перспективных,
успешно
функционирующих
производств. Помощь может осуществляться в форме финансовых дотаций
или частичного (или полного) освобождения от налогов. Такие инструменты
регулирования
как
финансирование
переезда
населения,
размещение
госпредприятий и ограничительные меры, направленные на сдерживание
роста крупнейших агломераций, в настоящее время используются довольно
редко.
Более
эффективными
считаются
комплексные
инструменты
региональной экономической политики – программы развития регионов,
особые экономические зоны и развитие приграничного сотрудничества.
В отличие от частных, комплексные инструменты ориентированы на
долгосрочные цели. Наиболее универсальным и успешно апробированным
инструментом
признаются
региональные
программы
развития,
разрабатываемые на долго- и среднесрочную перспективу.
В целях обеспечения сбалансированного развития регионов в мировой
практике применяются также различные инструменты охраны окружающей
среды и природопользования. К наиболее распространенным инструментам
относятся:
 экологический аудит;
 экологические налоги;
 квоты на загрязнение окружающей среды;
 экологическое право;
 льготное кредитование природоохранных мероприятий;
 страхование экологических рисков;
 ускоренная амортизация природоохранного оборудования;
 субсидии;
Экологические
меры
при
своей
необходимости,
безусловно,
оказываются дополнительным бременем на бюджеты предприятий и органов
власти. В настоящий момент приоритетной целью российских предприятий,
49
особенно
в
условиях
конкурентоспособности
вступления
за
счет
в
ВТО,
роста
является
хозяйственной
повышение
эффективности.
Повышение хозяйственной эффективности в ресурсоемкой российской
экономике уже позволит значительно (в 2 и более раз) снизить относительные
затраты сырья и природных ресурсов, и станет, таким образом, первым шагом
к сбалансированному развитию. На этом этапе следует, прежде всего,
осуществить замену старого оборудования на новые высокотехнологичные
ресурсосберегающие
стимулирующие
фонды.
Для
инструменты
–
этого
можно
субсидии,
использовать
льготное
только
кредитование,
ускоренную амортизацию и льготное налогообложение. Экологические налоги
и квоты
в данный момент уместны только в наиболее развитых и
загрязненных регионах - Москве, Санкт-Петербурге и др.
Помимо технологического перевооружения предприятий необходимо
решить другую, связанную с первой, системную проблему – преодолеть
сырьевую специализацию хозяйственной деятельности. Единственно верным
ее решением может быть только структурная перестройка экономики за счет
ускоренного развития высокотехнологичных обрабатывающих отраслей,
производящих продукцию с высокой добавленной стоимостью (продукцию
глубокой переработки сырья). Успешное решение этой задачи, во-первых,
повысит
конкурентоспособность
и
рентабельность
отечественного
производства, во-вторых, снизит зависимость экономики России от импортной
продукции и конъюнктуры мировых цен на нефть, в-третьих, сократит
технологическое отставание от ведущих стран. Известно, что устойчивое
функционирование и развитие экономики, темпы роста ВВП зависят от ее
структуры, поэтому в экономике России необходимо как можно быстрее
осуществить отраслевые и технологические структурные сдвиги.
50
Выводы по первой главе
Сбалансированное
региональное
развитие
представляет
собой
комплексное развитие региона как социо-эколого-экономической системы, при
котором соблюдается баланс между ростом экономики, повышением уровня
жизни и снижением вредного воздействия на окружающую среду. В основе
сбалансированного регионального развития лежит динамичное равновесие
между хозяйственной, общественной и природной подсистемами, поддержание
научно обоснованных пропорций (соотношений) между экономическими,
социальными
и
экологическими
параметрами
региональной
системы,
обеспечивающих повышение качества жизни в длительной перспективе.
Признаками сбалансированного развития выступают экономический рост,
повышение уровня жизни, снижение ресурсоемкости производства и вредного
воздействия
на
окружающую
среду.
Результатом
сбалансированного
регионального развития является повышение качества жизни населения.
Проблема
оценки
сбалансированности
регионального
развития
остается
актуальной, поскольку существующие методики и подходы предлагают либо
информативные, но слишком разрозненные и объемные перечни показателей,
которые неудобно использовать в анализе и управлении региональным
развитием,
либо
агрегированные,
но
вызывающие
сомнения
в
своей
объективности показатели (по причине интегрирования несовместимых данных
или использования экспертных и приблизительных оценок). Для достижения
сбалансированного
инструменты
регионального
экономической
и
развития
используются
экологической
политики
различные
–
льготное
кредитование и инвестирование природоохранных мероприятий, введение
налоговых льгот и ускоренной амортизации, экологические налоги и платежи за
загрязнение
окружающей
среды,
экологический
аудит
и
страхование
экологических рисков. Выбор инструмента обеспечения сбалансированности
развития определяется индивидуальными проблемами региона и возможностями
его органов власти.
51
ГЛАВА 2
АНАЛИЗ РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО
ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА
2.1. Анализ тенденций социо-эколого-экономического развития регионов
Центрального федерального округа
Центральный
федеральный
округ
(ЦФО)
расположен
в
центре
европейской части России. В состав округа входят 18 субъектов (регионов)
Российской Федерации – 17 областей и город федерального значения. Это
самый густонаселенный округ в России – площадь ЦФО составляет 650 тыс.
км2 или 3,8% территории РФ, численность населения – около 39 млн. человек
или
27%
населения
страны.
Данный
округ
является
достаточно
представительным, он включает как экономически развитые субъекты и
регионы - локомотивы роста (г. Москва, Московская обл., Белгородская обл.,
Калужская обл., Липецкая обл.), опорные 5 регионы (Владимирская обл.,
Рязанская обл., Тамбовская обл., Тверская обл., Тульская обл., Курская обл.,
Смоленская обл.), так и депрессивные и кризисные субъекты (Ивановская
обл., Брянская обл., Орловская обл., Костромская обл.).
В
Центральном
федеральном
округе
производится
более
35%
общероссийского ВРП, более 25% всей промышленной продукции, более 20%
продукции сельского хозяйства. На его долю приходится
капиталовложений, более
технологические
25% всех
50% всех затрат на НИОКР, 25% затрат на
инновации.
В
структуре
промышленного
комплекса
Центрального федерального округа лидирующими отраслями являются
5
Примечание – классификация регионов дана в соответствии с типологией Министерства
регионального развития от 22.01.2007.
52
машиностроение
и
металлообработка.
Характерными
чертами
округа
являются развитая инфраструктура и высокий научно-технический и
производственный потенциал. Учитывая высокие удельные показатели округа
и его неоднородность, исследование тенденций развития субъектов ЦФО
позволит сделать достаточно обоснованные выводы о направлении и
характере развития российских регионов и России в целом.
В таблице 2 представлен рейтинг областей Центрального федерального
округа по результатам социально-экономического развития в 2012 году.
Таблица 2 – Рейтинг регионов
экономического развития в 2012 году
Тип
ЦФО
по
результатам
Регион
Калужская область
Белгородская область
Регионы-лидеры
Липецкая область
Воронежская область
Тамбовская область
Московская область
Регионы перспективного развития
Курская область
Рязанская область
Регионы догоняющего развития
Ярославская область
Смоленская область
Тверская область
Регионы разнонаправленных
трендов развития: благоприятных и Тульская область
неблагоприятных
Орловская область
Владимирская область
Проблемные регионы
Костромская область
Ивановская область
Регионы стратегического отставания
Брянская область
социально-
Позиция
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
Источник: составлено автором по работе [103]
По основным социально-экономическим показателям наблюдается
значительный разброс, что подтверждают данные таблицы 3.
53
Таблица 3 – Основные социально-экономические показатели
Центрального федерального округа в 2012 году
Соотношение
ВРП на среднедушевых
Уровень
душу
доходов с
Регион
безработицы,
населения, величиной
%
тыс. руб. прожиточного
минимума, раз
Белгородская область 354 983
4,1
3,7
Брянская область
регионов
Производство
промышленной
продукции на
душу
населения, тыс.
руб.
343,8
Инвестиции
в основной
капитал на
душу
населения,
тыс. руб.
88,5
166 654
3,2
5,1
98,9
36,0
Владимирская область 200 179
2,5
4,4
192,8
42,1
Воронежская область
243 941
3,3
5,5
130,0
77,2
Ивановская область
129 826
2,6
6,3
103,4
23,5
Калужская область
286 497
3,6
4,3
435,8
93,5
Костромская область
199 327
2,4
4,8
192,8
32,0
Курская область
226 552
3,4
5,1
182,9
56,2
Липецкая область
253 302
3,5
3,6
355,8
79,0
Московская область
348 534
4,1
2,9
257,0
70,3
Орловская область
187 706
3,2
5,3
108,9
51,9
Рязанская область
215 619
2,8
4,6
182,2
57,9
Смоленская область
205 875
2,5
5,7
181,6
57,6
Тамбовская область
188 359
3,6
4,9
89,6
76,5
Тверская область
200 010
2,7
5
177,5
60,0
Тульская область
201 038
3,1
4,6
238,3
53,5
Ярославская область
255 297
3,0
3,4
197,8
53,1
г. Москва
887 545
5,0
0,8
327,0
84,4
Источник: составлено автором по данным Росстата
Достаточно высокая неравномерность развития субъектов ЦФО во
многом обуславливается присутствием особого субъекта – г. Москва, что
отчетливо видно на примере производительности труда. Производительность
труда в Москве в 2,9 раза выше, чем в среднем по России, в то время как в
других регионах производительность труда ниже среднероссийской, а в 12 из
них – ниже в 2 и более раз.
В последние годы в округе наблюдается рост численности населения, в
основном за счет притока населения с периферии и стран СНГ. В то же время
показатели
естественного
прироста
населения
остаются
устойчиво
54
отрицательными, начиная с 1989 года. В результате одной из опасных
демографических тенденций является старение населения, что отчетливо
видно на рисунке 6.
26
25,5
25
24,5
24
23,5
23
22,5
1990
1992
1994
1996
1998
2000
2002
2004
2006
2008
2010
2012
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 6 – Доля населения старше трудоспособного возраста, % от общей
численности населения Центрального федерального округа
Приток населения идет в основном в Московский регион, в меньшей
степени в крупные областные центры, что увеличивает территориальную
дифференциацию. Продолжается рост дифференциации уровня жизни в
городах и сельской местности, образование вымирающих деревень и
депрессивных районов.
Внутренними угрозами развития регионов ЦФО являются также
расслоение населения по уровню жизни, рост социальной напряженности,
распространение алкоголизма и наркомании.
Заболеваемость населения коррелирует с социально-экономической
ситуацией в регионах: в более благополучных субъектах – Калужской,
Тамбовской, Курской, Ярославской областях заболеваемость населения на
1000 человек за последние 10 лет снизилась на 5-10%, в менее благополучных
– Брянской, Костромской, Орловской, Ивановской областях заболеваемость
выросла на 10-20%.
Анализ развития субъектов ЦФО проводился за период с 2000 по 2012
годы. До 2000 года в России наблюдался трансформационный спад,
вызванный политическими (распад Советского союза и социалистического
55
лагеря),
экономическими
(рыночные
реформы,
разрыв
прежних
хозяйственных связей), институциональными (разрушение прежних норм и
институтов
и
неустойчивость
вновь
создаваемых),
социальными
(неподготовленность населения) причинами. В этот период наблюдался
серьезный спад в промышленности и сельском хозяйстве, строительстве и
торговле,
устойчиво
снижался
уровень
жизни
и
объем
налоговых
поступлений. Только с 2000-го года (в отдельных регионах с 1999-го г.) в
ЦФО и России в целом начался экономический подъем, часто называемый в
литературе восстановительным ростом. Характерные признаки этого времени
–
поступательный
рост
ВРП,
промышленного
и
(с
2004
года)
сельскохозяйственного производства, увеличение объемов строительства,
внутренней и внешней торговли, рост реальных среднедушевых доходов.
Во многих работах отмечено, что социально-экономические системы в
переходный период меняются настолько быстро, а происходящие изменения
столь значительны, что статистические показатели не позволяют изучать их
динамику – в разные, даже подряд идущие годы, они представляет собой
принципиально разные системы [24, 25]. Большинство денежных показателей,
в частности, индекс цен, валовой региональный продукт, инвестиции в
основной капитал, объем промышленного производства публиковались со
значительными смещениями. Если в 90-е годы наблюдалась гиперинфляция,
ежегодное сокращение инвестиций и объемов производства, сокрытие
доходов и массовый уход от налогов, расцвет теневой экономики, то в 2000-е
годы динамика цен замедлилась, начался последовательный рост объемов
производства, доходов и инвестиций, предприниматели стали меньше
скрываться от налоговых и статистических органов. Поэтому региональные
системы в 90-е и 2000-е годы существенно отличаются, и мы рассматривали
только период после 2000-го года. Таким образом, интервал 2000-2012 гг.
является достаточно однородным, его показатели более объективны, и он
может быть использован для анализа сбалансированности развития регионов.
56
Среднегодовой темп роста ВРП Центрального федерального округа в
2000-2012 гг. составляет 105,2%, что примерно соответствует среднероссийской динамике (105,1%). Быстрее всего в ЦФО росли экономики
Белгородской (107,6%), Калужской (107,4%), Московской (106,8%) и
Тамбовской (105,9%) областей. За исключением Тамбовской области высокие
темпы роста ВРП обеспечены уверенной динамикой промышленного сектора
– промышленность Калужской области в среднем увеличивала выпуск на
13,7% в год, Белгородской области – на 9,6%, Московской
– на 9,3%. В
Белгородской области, кроме того, успешно развивались строительство и
сельское хозяйство – среднегодовой прирост составил 13,4% и 11,8%
соответственно. Можно отметить, что рост экономики Белгородской области
является наиболее диверсифицированным, высокие темпы роста отмечены в
обрабатывающих
производствах
и
производстве
электроэнергии,
строительстве, сельском хозяйстве и сфере услуг. Точками роста ВРП
Тамбовской области оказались строительный сектор (среднегодовой прирост –
16,1%) и, в меньшей степени, сельское хозяйство (среднегодовой прирост –
7,2%). Медленнее всего рос ВРП Ивановской (102,6%), Костромской (103,1%),
Владимирской (103,7%) и Тверской (104,1%) областей. Эти области не
являются передовыми в ЦФО по основным отраслям
(обрабатывающие
производства,
производство
производства
электроэнергии,
строительство), а в сельском хозяйстве продолжается спад.
По индивидуальному запросу в Росстат автором были получены
сведения о промежуточном потреблении регионов ЦФО. Промежуточное
потребление
–
стоимость
потребленных
товаров
(за
исключением
потребления основного капитала) и потребленных рыночных услуг в течение
отчетного периода с целью производства других товаров и услуг. Основной
статьей промежуточного потребления являются материальные затраты,
включая
сырье
и
материалы,
покупные
комплектующие
изделия
и
полуфабрикаты, работы и услуги производственного характера, выполненные
другими организациями, топливо, электрическую энергию, тепловую энергию.
57
Изменение данного показателя и его соотношение с валовым региональным
продуктов является важным индикатором эффективности экономики региона.
Промежуточное потребление в сопоставимых ценах во всех субъектах
ЦФО выросло: больше всего в Калужской области (в 3,4 раза), меньше всего в
Рязанской области (на 5%). Пересчет в сопоставимые цены производился
путем деления значений показателя на дефлятор ВРП – наиболее адекватный
показатель изменения уровня цен в регионах. Эффективность экономики,
определяемая через соотношение ВРП и промежуточного потребления,
выросла в среднем более чем на 10% только в Рязанской, Ярославской,
Орловской, Владимирской и Ивановской областях и снизилась в Калужской,
Костромской, Липецкой, Тульской областях и г. Москва. В среднем по ЦФО
(без учета Москвы) соотношение ВРП и промежуточного потребления не
изменилось. Если учитывать показатели г. Москва, то эффективность
экономики ЦФО в среднем снизилась, что отражено на рисунке 7.
1,25
1,2
1,15
1,1
1,05
С учетом Москвы
1
0,95
Без учета Москвы
0,9
0,85
0,8
0,75
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011
Источник: рассчитано автором по данным Росстата
Рисунок 7 – Изменение соотношения ВРП и промежуточного потребления в
среднем по ЦФО в 2000-2011 гг.
Анализ экологических показателей позволяет выделить следующие
тенденции:
1) увеличение суммарного объема загрязняющих веществ в атмосферу,
причем основной причиной этого являлись не промышленные предприятия, а
58
автотранспорт. Динамика выбросов загрязняющих веществ в атмосферу в
ЦФО представлена на рисунке 8.
5 000
4 500
4 000
3 500
3 000
Выбросы загрязн. в-в в атмосферу
от автотранспорта
2 500
Выбросы загрязн. в-в в атмосферу
от стационарных источников
2 000
1 500
1 000
500
0
Источник: рассчитано автором по данным Росприроднадзора
Рисунок 8 –Динамика выбросов загрязняющих веществ в атмосферу от
автотранспорта и стационарных источников в ЦФО в 1996-2012 гг., тыс. т
К сожалению, Росприроднадзор и Росстат не публикуют непрерывную
отчетность по выбросам загрязняющих веществ от передвижных источников,
в свободном доступе можно найти только их значения за отдельные годы.
Поэтому для построения полноценного временного ряда на рисунке 8 был
использован метод интерполяции.
Выбросы загрязняющих веществ в атмосферу от стационарных
источников также увеличились, однако на общем фоне незначительно – в
среднем на 3% по сравнению с началом 2000-х гг. Больше всего увеличились
выбросы в Курской (в 2 раза), Тамбовской (на 97%), Смоленской (на 45%),
Тверской (на 44%), Белгородской (на 41%), Воронежской (на 38%), Орловской
(на 30%) областях. Подсчет проводился путем соотношения средних за три
первых и три последних года показателей, то есть в данном случае отношения
59
среднего объема выбросов за 2010-2012 гг. и среднего объема выбросов за
2000-2002 гг. Наиболее значительное снижение выбросов от стационарных
источников отмечено в г. Москва (в среднем на 34%).
2) Снижение сброса загрязненных сточных вод в поверхностные водные
объекты в целом по ЦФО (примерно на 25% по сравнению с 2000 г.). В 14 из
18 субъектов ЦФО сброс загрязненных сточных вод снизился, причем
наиболее значительно в Тамбовской области (на 66%), в г. Москва (на 60%), в
Липецкой и Ивановской областях (на 40%). Основно й
вклад
в
снижение
общего сброса загрязненных вод в ЦФО обеспечен позвитивной динамикой г.
Москва. В то же время в Рязанской, Белгородской и Московской областях
сброс загрязненных сточных вод резко вырос – в 3,8; 3,7 и 2 раза
соответственно. В натуральных величинах прирост составил 63, 52 и 620 млн.
тонн соответственно. Без учета показателей столицы сброс загрязненных
сточных вод не только не снизился, а вырос (примерно на 7% по сравнению с
2000 г.). Динамика сброса загрязненных сточных вод в ЦФО представлена на
рисунке 9.
3) Увеличение абсолютной величины и доли неиспользованных и
не переработанных отходов производства и потребления. С 2000 по 2011 гг.
образование отходов производства и потребления в ЦФО выросло в 13 раз,
величина использованных и обезвреженных отходов – в 5 раз. Доля
использованных и обезвреженных отходов снизилась с 56 до до 22%.
Ежегодно в Центральном Федеральном округе более 140 млн. тонн отходов
отправляется на свалки и полигоны (в 2011 году – 163 млн. тонн). Наиболее
остро проблема переработки отходов стоит в Московской, Курской,
Белгородской областях. Лучше всего эта проблема решается в Калужской
(доля переработанных отходов составляет более 96%) и Липецкой (доля
переработанных
отходов
составляет
93%)
областях.
использованием и переработкой отходов отражена в таблице 4.
Ситуация
с
60
5200
4700
4200
3700
с учетом г. Москва
3200
без учета г. Москва
2700
2200
1700
2000
2002
2004
2006
2008
2010
2012
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 9 – Сброс загрязненных сточных вод в ЦФО в 2000-2011 гг.,
млн. куб. метров
Таблица 4 – Показатели использования и переработки отходов в ЦФО к
в 2000 и 2011 гг.
Субъект
ЦФО в целом
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
Величина
% использов. и
Величина
% использов. и
неиспользов. и обезвреженных неиспользов. и обезвреженных
непереработан. отходов в 2000 г. непереработан. отходов в 2011 г.
отходов в 2000 г.,
отходов в 2011 г.,
тыс. тонн
тыс. тонн
6 989,6
371,8
13,5
106,7
351,2
23,5
32,9
0,9
474,3
1 000,0
2 658,6
244,0
331,3
64,6
167,8
55,7
26,5
31,5
95,6
3,2
31,4
40,4
37,3
13,2
81,3
4,4
2,9
3,3
55,7
4
162 982
105 733
61
812
1 912
137
67
174
48 983
394
299
460
570
282
631
21,8
19,1
85
83,8
33,4
62,8
96,3
81
3,2
92,7
27,7
51,8
60,7
34,6
31
61
Продолжение таблицы 4
Тверская область
76,5
441,3
86,2
544,6
Тульская область
Ярославская область
г. Москва
18,1
74,8
68,9
14,2
111
1 202
348
803
67,9
52,5
62,3
66,5
Источник: составлено автором по данным Росстата
Таким образом, наблюдается эколого-экономический дисбаланс –
экономика субъектов ЦФО растет в количественном, но не в качественном
измерении: наблюдается рост валового регионального продукта, как в целом,
так и на душу населения, в то же время происходит соразмерный и даже
опережающий рост промежуточного потребления, наблюдается увеличение
загрязнения окружающей среды. Кратко эту особенность можно выразить
следующими словами: экономика растет, но не развивается, увеличение
экономических показателей достигается ростом нагрузки на окружающую
среду.
Следование
экономических
данной
проблем,
тенденции
загрязнению
ведет
к
нарастанию
окружающей
среды,
экологоросту
заболеваемости населения, сокращению природно-ресурсного потенциала
территорий.
Реальные среднедушевые доходы населения в 2000-2012 гг. выросли во
всех субъектах ЦФО. Более всего – в Московской (в 4,2 раза), Белгородской
(в 3,7 раза), Калужской (в 3,5 раза) областях. Менее всего – в Ярославской (в
2,2 раза), Смоленской (в 2,3 раза), Костромской (в 2,5 раза) областях.Во всех
субъектах Центрального федерального округа динамика доходов опережает
динамику ВРП, причем как в валовом, так и в душевом исчислении. На
рисунке 10 показана динамика среднедушевых доходов населения и ВРП на
душу населения в целом по ЦФО в 2000-2012 гг. Отчетливо видно, что
начиная с 2004 года динамика доходов устойчиво опережает динамику ВРП на
душу населения. Такое несоотвествие на длительном временном интервале
должно приводить к росту финансовой зависимости от других субъектов
(трансфертов федерального бюджета), выражающихся в частности, в росте
62
доли финансовых перечислений в консолидированных бюджетах регионов,
что отражено на рисунке 11.
2,3
2,1
1,9
Среднедушевые
денежные доходы
населения
1,7
1,5
1,3
ВРП на душу
населения
1,1
0,9
2000
2002
2004
2006
2008
2010
2012
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 10 – Динамика среднедушевых доходов населения и ВРП на душу
населения в целом по ЦФО в 2000-2012 гг.
На рисунке 11 показано, что в среднем в 2000-2012 гг. наблюдался рост
доли безмозмездных перечислений в доходах консолидированных бюджетов
субъектов ЦФО. Для исключения индивидуальных колебаний и выявления
тенденции
расчет
производился
путем
сопоставления
средней
доли
безмозмездных перечислений в 2000-2002, 2005-2007 и 2010-2012 гг. Если в
начале 2000-х гг. в ЦФО было два субъекта, доля безвозмездных
перечислений в доходах бюджета которых превышала 40%, то в 2010-2012 гг.
их уже стало четыре.
63
23,00%
2010-2012
19,00%
2000-2002
2005-2007
Без учета г. Москвы
15,00%
2010-2012
С учетом г. Москвы
11,00%
7,00%
2005-2007
3,00%
2000-2002
-1,00%
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 11 – Динамика доли безвозмездных перечислений в доходах
консолидированных региональных бюджетов в целом по ЦФО в 2000-2012 гг.
На рисунке 12 приведено соотношение динамики оплаты труда и
производительности труда в среднем по Центральному федеральному округу.
Здесь также наблюдается расхождение – оплата труда растет значительно
быстрее среднегодовой выработки.
16
14
12
Среднемесячная заработная
плата работника организаций
10
8
ВРП на одного занятого
6
4
2
0
2000
2002
2004
2006
2008
2010
2012
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 12 – Соотношение динамики среднемесячной заработной платы и
производительности труда в среднем по ЦФО в 2000-2012 гг., в текущих ценах
64
Данные
примеры
свидетельствуют
о
наличии
социально-
экономического дисбаланса в развитии регионов Центрального федерального
округа – рост доходов опережает рост экономики регионов, что ведет к
следующим потенциальным проблемам: 1) цена производимых товаров и
услуг содержит все большую долю оплаты труда и социальных перечислений,
что повышает затратность и снижает конкурентоспособность хозяйственной
деятельности; 2) увеличивается зависимость регионов от финансовых
перечислений из федерального бюджета и внебюджетных фондов, растет
нагрузка на финансовую систему страны; 3) создаются условия для роста
инфляции.
Анализ существующих методик и подходов показывает, что в настоящее
время не существует методики, позволяющей оценить сбалансированность
развития регионов. Существует множество подходов, большая часть которых
оценивают сбалансированность развития экономики, а не региональной социоэколого-экономической системы.
В параграфе 1.2 приведены различные
подходы к оценке устойчивости региональной систем, сбалансированности
развития курортных территорий и муниципальных образований. Однако эти
все эти разработки не позволяют измерить эколого-экономические и
социально-экономические дисбалансы в региональном развитии и дать общую
оценку
сбалансированности
развития
регионов.
Кроме
того,
проанализированные подходы обладают существенным недостатком – для
расчета интегральных показателей они требуют данных, которые не
публикуются официальными статистическими органами. Например, для
расчета
индекса
скорректированных
чистых
накоплений
необходимо
располагать сведениями об истощении природных ресурсов, ущербе от
выбросов CO2 и твердых взвешенных частиц, ущербе здоровью от загрязнения
воздуха и воды. Для расчета экологически скорректированного чистого
регионального продукта нужны достоверные стоимостные оценки истощения
природных ресурсов и ущерба в результате загрязнения окружающей среды
(загрязнение воздуха и воды, размещение отходов, истощение почвы). Для
65
вычисления сводного индекса устойчивости необходимо знать темп прироста
энергоемкости ВРП и т.д. Это обстоятельство побуждает исследователей
обращаться к экспертным оценкам, значения которых могут значительно
отличаться от реальности и, кроме того, их объективность невозможно
проверить. По этой причине необходима простая и наглядная методика,
основанная
на
официальных
данных
статистической
отчетности.
Потенциальная погрешность результатов при этом полностью не исчезнет, но
возможность их получения станет доступна широкому кругу исследователей.
2.2 Оценка эколого-экономической эффективности экономики регионов
Центрального федерального округа
Одним из ключевых вопросов развития общества является определение
реальной цены, которую платит человечество за производство экономических
благ [16]. То есть важно соизмерить экономический результат (ВРП) и
издержки, возникающие при его производстве. К таким издержкам относятся
ресурсы, потребляемые в процессе производства – сырье, энергия, материалы,
капитальные затраты, а также загрязнение окружающей среды – выбросы
загрязняющих веществ в атмосферу, сброс загрязненных сточных вод,
размещение отходов на свалках и полигонах.
Стоимость потребленных в процессе производства ВРП товаров и услуг
дает показатель промежуточного потребления, рассчитываемый Росстатом.
Основная составляющая этого показателя – материальные затраты. Другая
статья эколого-экономических издержек – износ (потребление) основного
капитала,
также
рассчитываемый
органами
статистики.
Загрязнение
окружающей среды включает в себя выбросы загрязняющих веществ в
атмосферу, сброс загрязненных сточных вод и накопление неиспользованных
и не утилизированных отходов производства и потребления. Промежуточное
66
потребление и потребление основного капитала измеряются в денежных
величинах, в то время как экологические показатели публикуются в
натуральном измерении – выбросы загрязняющих веществ в атмосферу и
отходы производства и потребления в тоннах, сброс загрязненных сточных
вод – в кубических метрах. По этой причине их сопоставление и
агрегирование затруднено. Экономические оценки загрязнений отсутствуют, а
перевод показателей потребления в натуральные величины также вызывает
большие сложности. По этой причине адекватное соизмерение ВРП и экологоэкономических издержек хозяйственной деятельности представляет собой
научную проблему. Разумным выходом из ситуации, на наш взгляд, является
переход к относительным величинам.
Как известно, относительная величина представляет собой отношение
двух
абсолютных
показателей.
Показатель,
находящий
в
числителе,
называется текущим, а показатель, с которым производится сравнение и
который находится в знаменателе, называется базисным (базой сравнения).
Таким образом, относительная величина показывает, во сколько раз текущий
абсолютный показатель больше или меньше базисного. При этом текущий и
базисный показатели могут характеризовать разные периоды времени одного
объекта, а могут – разные объекты в одном временном периоде. В первом
случае относительная величина будет показывать динамику, а во втором –
сравнение. Используя относительные величины можно оценить динамику
загрязнения,
потребления,
эколого-экономических
издержек,
эколого-
экономической эффективности региональной экономики.
Для расчета относительной величины загрязнения региона мы будем
использовать среднее геометрическое, и это обусловлено следующими
соображениями. Для использования средней арифметической необходимо,
чтобы данные были приблизительно нормально распределены, в противном
случае она будет весьма чувствительна к экстремальным значениям. Здесь мы
агрегируем качественно разнородные показатели, склонные к «выбросам»,
например, сброс загрязненных сточных вод может в отдельные годы
67
возрастать в несколько раз, что приводит к сильному искажению средней
арифметической
величины.
Средняя
геометрическая
величина
более
устойчива и она дает наиболее точный результат для определения
равноудаленной величины от максимального и минимального значений
признака. Поэтому если какой-то параметр будет резко расти или уменьшаться
при относительно небольшой динамике остальных, значение среднего
геометрического покажет более объективную динамику в целом.
Таким
образом, относительная величина загрязнения будет оцениваться по формуле:
Загрязнениеотн  √
(5)
где А1 и А0 – текущее и базисное значения выбросов загрязняющих
веществ в атмосферу, В1 и В0 – текущее и базисное значения сброса
загрязненных сточных вод, О1 и О0 – текущее и базисное значения не
переработанных и не утилизированных отходов производства и потребления.
В качестве базисных значений можно выбрать экологические показатели
региона за определенный год – в этом случае формула покажет среднюю
динамику загрязнения, или экологические показатели другого региона за этот
же год – тогда формула отразит уровень загрязнения в регионе относительно
«эталонного» региона. В данном случае под «эталонным» понимается не
лучший по какому-то признаку субъект, а любой регион, с которым
производится сравнение.
Показатели промежуточного потребления и потребления основного
капитала выражены в денежных единицах измерения, поэтому их можно
суммировать. Полученный показатель целесообразно назвать «потребление».
Отношение текущей и базисной величины потребления показывает динамику
потребления природного и произведенного капитала (в случае, если базисная
величина – потребление в регионе за прошлый период) или уровень
потребления природного и произведенного капитала в регионе по сравнению с
«эталонным» регионом (если базисная величина – потребление в «эталонном»
регионе):
68
Потреблениеотн 
Потребление1
,
Потребление0
(6)
где Потребление1 – сумма промежуточного потребления и потребления
основного
капитала
в
текущий
период,
Потребление0
–
сумма
промежуточного потребления и потребления основного капитала в базисный
период.
Величина эколого-экономических издержек, по нашему мнению, должна
рассчитываться как произведение относительных величин загрязнения и
потребления. Как это принято в статистике, в случае изучения динамики такое
перемножение показывает общую динамику эколого-экономических издержек
хозяйственной деятельности региона. В случае сравнения с «эталонным»
регионом операция умножения используется, поскольку потребление и
загрязнение
характеризуют
разные
аспекты
региональной
системы.
Аналогично для характеристики грузооборота в статистике масса груза
умножается на перевезенное расстояние – тонно-км. В зарубежной практике
широко используется такой подход к агрегированию, в частности, у Томаса Л.
Саати
основным
критерием
принятия
[80].
Поэтому
форма
решений
является
агрегированного
отношение
показателя,
представленного ниже, не противоречит теории и практике современной
науки:
И
=
*
(7)
Если это произведение во времени возрастает, нагрузка на природную
среду увеличивается (растет загрязнение среды и/или возрастает потребление
ресурсов) и наоборот, если произведение уменьшается, нагрузка на
природную среду снижается (снижается загрязнение среды и/или уменьшается
потребление ресурсов). Чем меньше вредных выбросов и сбросов оказывают
предприятия, тем лучше сохраняется биоразнообразие, потенциал здоровья
населения, целостность экосистем. Чем меньше ресурсов вовлекается в
хозяйственный оборот и чем меньше отходов возвращается в природную
69
среду, тем лучшие условия для жизни мы сохраняем для себя и своих
потомков.
Соотношение текущей и базисной величины валового регионального
продукта дает относительную величину ВРП (ВРПотн) и показывает, в
зависимости от выбранной базы сравнения, динамику ВРП в текущих ценах
или объем ВРП региона по сравнению с ВРП «эталонного» региона.
Соотношение относительных величин валового регионального продукта
и эколого-экономических издержек хозяйственной деятельности позволяет
оценить эколого-экономическую эффективность региональной экономики:
=
(8)
Таким образом, формула расчета показателя эколого-экономической
эффективности региональной экономики имеет вид:
⁄
Э=
,
(
⁄
(9)
) √
где ВРП1 и ВРП0 – текущее и базисное значения валового регионального
продукта в текущих ценах, П 1 и П0 – текущее и базисное значения
промежуточного потребления и потребления основного капитала, А 1 и А0 –
текущее и базисное значения выбросов загрязняющих веществ в атмосферу,
В1 и В0 – текущее и базисное значения сброса загрязненных сточных вод, О 1 и
О0 – текущее и базисное значения не переработанных и не утилизированных
отходов производства и потребления.
Данный показатель сравнивает относительную величину ВРП с
относительной величиной эколого-экономических издержек хозяйственной
деятельности. Эколого-экономическая эффективность, как и обратный
показатель, характеризующий величину эколого-экономических издержек
хозяйственной деятельности на единицу ВРП (в относительных величинах),
выступает качественной характеристикой экономического роста.
70
Потребление основного и оборотного капитала в текущих ценах в
среднем по ЦФО в 2000-2011 гг. выросло в 9,8 раз. Больше всего выросло
потребление в Калужской области – в 15 раз, в Московской области – в 13 раз,
в г. Москве и Белгородской области – в 10,5 и 10 раз соответственно. Меньше
всего выросло потребление в Орловской области, Рязанской, Ярославской
областях – в 4,9, 5,1 и 5,6 раз соответственно.
Валовой региональный продукт в текущих ценах в среднем по ЦФО
вырос в 2000-2011 гг. в 8,8 раз. Больше всего ВРП в текущих ценах вырос в
Московской, Белгородской и Калужской областях – в 12,7, 12,2 и 9,8 раз
соответственно. Меньше всего ВРП в текущих ценах вырос в Орловской,
Липецкой и Тульской областях – в 5,9, 5,9 и 6,5 раз соответственно.
Как и в случае с выбросами загрязняющих веществ от передвижных
источников, Росстат и Росприроднадзор не публикуют временные ряды по
величине образованных и использованных отходов6, в открытом доступе
можно найти лишь сведения за несколько отдельных лет и построить по ним
достоверный динамический ряд не представляется возможным. По этой
причине расчет показателя загрязнения окружающей среды проводился по
формуле:
Загрязнение= 2
А1 В1
 ,
А0 В0
(10)
где А1, А0 – показатели выбросов загрязняющих веществ в атмосферу за
текущий и базисный период соответственно, В 1,В0 – показатели сброса
загрязненных сточных вод за текущий и базисный период соответственно.
Для исключения влияния индивидуальных колебаний и выявления
тенденции был использован метод укрупнения интервалов. Исследование
показало значительный рост агрегированного показателя загрязнения в
Белгородской (более чем в 2 раза), Курской, Московской и Тверской областях.
Снижение показателя загрязнения (28) было зафиксировано в г. Москва,
6
Примечание – Росстат объясняет данную ситуацию отсутствием надежных данных.
71
Ярославской, Тамбовской, Липецкой, Тульской, Брянской, Владимирской,
Ивановской и Калужской областях. Значительное снижение показателя в
Москве обусловлено отсутствием учета выбросов загрязняющих веществ от
автотранспорта по обозначенным выше причинам. Учет этих сведений,
вероятно, существенно повлиял бы на значения показателя загрязнения в
сторону его повышения. В целом по ЦФО агрегированный показатель
загрязнения снизился на 9%, однако это вызвано влиянием Москвы. Без учета
показателей столицы агрегированный показатель загрязнения вырос на 1,5%.
Значительное
региональной
снижение
экономики
эколого-экономической
зафиксировано
в
эффективности
Белгородской,
Калужской,
Курской, Московской, Рязанской, Тверской областях, что отражено на
рисунках 13, 14, 15, 16, 17 и 18 соответственно. Снижение экологоэкономической эффективности говорит об ухудшении ситуации в области
природосбережения, возрастании относительной нагрузки на окружающую
среду, неэффективной модели экономического роста. При этом можно
отметить, что в начале 2000-х гг. эколого-экономическая эффективность
повысилась, что связано с загрузкой производственных мощностей и
восстановлением экономики после трансформационного спада в 90-х гг.,
однако в конце рассматриваемого периода эффективность снижалась, что
связано с перегревом экономики и финансово-экономическим кризисом.
3
2,5
2
1,5
1
0,5
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 13 – Динамика эколого-экономической эффективности экономики
Белгородской области в 2000-2011 гг.
72
1,4
1,3
1,2
1,1
1
0,9
0,8
0,7
0,6
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 14 – Динамика эколого-экономической эффективности экономики
Калужской области в 2000-2011 гг.
1,2
1,1
1
0,9
0,8
0,7
0,6
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 15 – Динамика эколого-экономической эффективности экономики
Курской области в 2000-2011 гг.
1,2
1,1
1
0,9
0,8
0,7
0,6
0,5
0,4
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 16 – Динамика эколого-экономической эффективности экономики
Московской области в 2000-2011 гг.
73
2,3
2,1
1,9
1,7
1,5
1,3
1,1
0,9
0,7
0,5
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 17 – Динамика эколого-экономической эффективности экономики
Рязанской области в 2000-2011 гг.
1,2
1,1
1
0,9
0,8
0,7
0,6
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 18 – Динамика эколого-экономической эффективности экономики
Тверской области в 2000-2011 гг.
В Брянской, Владимирской, Ивановской, Орловской, Тамбовской,
Ярославской областях и г. Москва эколого-экономическая эффективность
повысилась. На рисунках 19-21 показана динамика этого показателя в 20002011 гг. в Ивановской, Тамбовской и Ярославской областях. На рисунках
видно, что эффективность повышалась практически равномерно в течение
всего рассматриваемого периода, влияние финансово-экономического кризиса
на показатель незаметно.
74
1,6
1,5
1,4
1,3
1,2
1,1
1
0,9
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 19 – Динамика эколого-экономической эффективности экономики
Ивановской области в 2000-2011 гг.
2,3
2,1
1,9
1,7
1,5
1,3
1,1
0,9
0,7
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 20 – Динамика эколого-экономической эффективности экономики
Тамбовской области в 2000-2011 гг.
2
1,8
1,6
1,4
1,2
1
0,8
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 21 – Динамика эколого-экономической эффективности экономики
Ярославской области в 2000-2011 гг.
75
В Смоленской и Костромской областях имеет место смена тенденции: от
снижения к росту. В Смоленской области перелом произошел в 2007-м году, в
Костромской – в 2009-м году, что отчетливо видно на рисунках 22 и 23
соответственно.
1,2
1,15
1,1
1,05
1
0,95
0,9
0,85
0,8
0,75
0,7
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 22 – Динамика эколого-экономической эффективности экономики
Смоленской области в 2000-2011 гг.
1,2
1,1
1
0,9
0,8
0,7
0,6
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 23 – Динамика эколого-экономической эффективности экономики
Костромской области в 2000-2011 гг.
В Воронежской, Липецкой, Тульской областях значения показателя
эколого-экономической эффективности не имеют явно выраженной тенденции
и находятся вблизи начальных значений (2000-й год). Это хорошо видно на
рисунке 24.
76
1,3
1,2
1,1
1
0,9
0,8
2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011
Источник: составлено автором по данным Росстата
Рисунок 24 – Динамика эколого-экономической эффективности экономики
Воронежской области в 2000-2011 гг.
В таблице 5 приведены значения эколого-экономической эффективности
региональной экономики субъектов ЦФО в 2000-2011 гг.
Таблица 5 – Изменение показателя эколого-экономической эффективности
региональной экономики субъектов ЦФО в динамике в 2001-2011 гг.
2000
2003
2005
2007
2009
2011
Белгородская область
1
1,98
2,10
2,07
0,83
0,76
Брянская область
1
0,83
0,98
0,95
1,32
1,18
Владимирская область
1
1,15
1,39
1,34
1,59
1,41
Воронежская область
1
1,07
1,00
0,97
0,99
1,02
Ивановская область
1
1,00
1,37
1,34
1,38
1,42
Калужская область
1
1,08
1,14
1,10
0,93
0,77
Костромская область
1
1,12
0,82
0,71
0,79
0,93
Курская область
1
1,04
1,04
0,93
0,83
0,66
Липецкая область
1
1,12
1,04
1,10
1,22
1,02
Московская область
1
0,99
1,08
1,08
0,98
0,69
Орловская область
1
1,13
1,27
1,42
1,20
1,22
Рязанская область
1
1,24
1,70
1,99
1,87
0,87
Смоленская область
1
0,99
0,89
0,94
0,96
1,01
Тамбовская область
1
1,09
1,17
1,52
1,35
1,98
Тверская область
1
0,94
0,97
0,74
0,86
0,74
Тульская область
1
1,01
1,01
1,05
1,20
1,04
Ярославская область
1
1,20
1,22
1,60
1,80
1,57
г.Москва
1
0,97
0,95
1,08
1,18
1,69
Источник: рассчитано автором по данным Росстата
77
Если в качестве базисных значений в формуле (9) использовать
показатели
определенного
региона,
то
можно
рассчитать
эколого-
экономическую эффективность экономики субъекта по сравнению с этим
регионом. В качестве региона, с которым проводилось сравнение, была
выбрана
Калужская
экономическими
область.
показателями
Выбор
данного
был
обусловлен
субъекта
(значение
высокими
валового
регионального продукта на душу населения, производство промышленной
продукции на душу населения), а также сравнительно низким уровнем
выбросов загрязняющих веществ от стационарных источников – всего 13
тысяч тонн (для сравнения в Липецкой области – 345 тысяч тонн или почти в
30 раз больше).
Взяв показатели Калужской области в 2000 году за базу сравнения, были
рассчитаны показатели эколого-экономической эффективности региональной
экономики субъектов ЦФО в 2000 и 2011 гг. Результаты этих рассчетов
представлены в таблице 6.
Таблица 6 – Показатели эколого-экономической эффективности экономики
субъектов ЦФО в сравнении с Калужской областью в 2000-м году
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
Тверская область
2000
0,60
0,70
0,41
0,41
0,37
1,00
0,89
1,36
0,16
0,12
1,11
0,49
0,65
1,08
0,68
2003
1,18
0,59
0,48
0,45
0,38
1,08
0,99
1,41
0,18
0,12
1,26
0,61
0,64
1,17
0,64
2006
1,20
0,70
0,62
0,40
0,48
1,20
0,65
1,30
0,18
0,12
1,51
1,05
0,54
1,14
0,56
2009
0,49
0,93
0,66
0,41
0,52
0,93
0,70
1,14
0,20
0,12
1,33
0,92
0,62
1,45
0,58
2011
0,46
0,83
0,58
0,42
0,53
0,77
0,82
0,91
0,17
0,08
1,35
0,43
0,65
2,12
0,50
78
Продолжение таблицы 6
Тульская область
Ярославская область
г. Москва
0,16
0,21
0,14
0,17
0,25
0,14
0,17
0,29
0,13
0,20
0,38
0,17
0,17
0,33
0,24
Источник: рассчитано автором по данным Росстата
Анализ таблицы 6 показывает, что в 2000 году наиболее эффективная
экономика с точки зрения природопользования (без учета отходов)
функционировала в Курской области (значение – 1,36), наименее эффективная
– в Московской области (значение – 0,12). В 2011 году самой неэффективной
экономикой характеризовалась также Московская область (значение – 0,08), в
то время как самая эффективная экономика находилась в Тамбовской области
(значение – 2,12). Можно отметить повышение эффективности экономики в
Брянской, Владимирской, Ивановской, Орловской, Тамбовской, Ярославской
областях и городе Москва, снижение – в Белгородской, Калужской,
Костромской, Курской, Московской, Рязанской, Тверской областях.
Этот подход дает больше информации, чем предыдущий. Он позволяет
не только оценить направление эколого-экономического развития региона, но
и сравнить эффективность региональных экономик между собой.
Использование
показателя
эколого-экономической
эффективности
региональной экономики в экономической политике субъектов, позволит
региональным и федеральным властям принимать более взвешенные решения,
комплексно оценивать эффективность своей деятельности. Расширенная
трактовка эффективности региональной экономики ориентирована на учет
издержек хозяйственной деятельности, определение «цены» экономического
благополучия регионов.
79
2.3 Оценка влияния инвестиционного фактора на эколого-экономическое
развитие регионов ЦФО
Функционирование любой социально-экономической системы, в том
числе региона, происходит в условиях сложного взаимодействия комплекса
внутренних и внешних факторов. Факторы – это причины, движущие силы
какого-либо явления или процесса, они определяют характер и динамику его
развития. Существует множество разновидностей факторов – внутренние и
внешние, основные и второстепенные, постоянные и временные, объективные
и субъективные, интенсивные и экстенсивные, прямые и косвенные
(глубинные) и т.д.
Как отмечалось в первой главе, инвестиции в основной капитал
единогласно признаются ученым сообществом одним из ключевых факторов
роста и развития экономики региона. Считается, что увеличение инвестиций –
благо для любой экономической системы, поскольку капиталовложения
позволяют обновить технологическую и производственную базу, увеличить
выпуск
и
снизить
удельные
затраты,
повысить
рентабельность
и
конкурентоспособность, снизить нагрузку на окружающую среду. Власти всех
стран и регионов заявляют о необходимости привлечения новых инвестиций в
экономику.
В то же время известно, что инвестиции оказывают различное влияние
на динамику и
структуру хозяйственной
системы
–
эффективность
капиталовложений в разных регионах может отличаться на порядки. В одних
субъектах прирост инвестиций практически не влияет на их развитие, в других
– небольшое увеличение ведет к значительным изменениям. Поэтому прежде
чем проводить политику повышения инвестиционной привлекательности
следует оценить, насколько эффективны инвестиции в данном регионе, какой
эффект следует ожидать при изменении объема инвестиций.
80
Оценка влияния инвестиций на результативный показатель относится к
задаче стохастического факторного анализа. Стохастический (корреляционнорегрессионный) анализ представляет собой методику исследования факторов,
связь которых с результативным показателем является статистической
(корреляционной). В этом случае при одном и том же значении фактора
(множества факторов) могут получаться различные значения результата, что
вызвано неполнотой знания и учета всех влияющих на него факторов. В
качестве результативной переменной на региональном уровне чаще всего
выбирают валовой региональный продукт. Затем рассчитывают коэффициент
парной корреляции между объемами инвестиций в основной капитал и ВРП,
после этого, строят регрессионную зависимость. Исследователями построены
различные формы зависимости обобщающего показателя от инвестиций
(производственные функции) – линейная, полиномиальная, степенная,
логарифмическая.
прогнозирования
Данные
и
зависимости
управления
применяют
инвестиционным
для
процессом
анализа,
в
целях
экономического развития.
Однако построенные зависимости не учитывают экологический аспект
развития, что не позволяет принимать оптимальные решения в целях
сбалансированного развития регионов. Выход из ситуации видится в
построении комплекснозначной зависимости вида:
=
где
–
ВРП
эффективность,
на
душу
населения,
,
(11)
–
эколого-экономическая
– инвестиции в основной капитал.
Построение статистически значимого уравнения вида (11) даст
возможность проанализировать влияние инвестиций на экономический рост,
загрязнение окружающей среды, потребление ресурсов при производстве
ВРП. Органы власти смогут оценить эффективность капиталовложений и
спрогнозировать будущее состояние региона при запланированном объеме
инвестиций.
81
Основы
комплекснозначной
эконометрики
были
разработаны
С.Г. Светуньковым. В частности, им был сформулирован критерий МНК для
оценки коэффициентов комплекснозначной модели,
который означает
требование минимизации модуля комплексной ошибки аппроксимации:
Ф   (ert2  eit2 )  min ,
(12)
t
где ert, eit – разности отклонений между фактическими значениями и
расчетными.
Например, для линейной модели вида
=
критерий МНК приобретает следующий вид:
=∑
[
]
∑
[
]
(13)
Далее вычисляют первые частные производные по переменным,
приравнивают их нулю, после чего решают систему из четырех линейных
уравнений, и находят значения коэффициентов
.
Линейная модель является наиболее простой комплекснозначной
зависимостью. Помимо нее, как и в случае действительных моделей, широко
используются степенная, логарифмическая, показательная и полиномиальная
модели. Выбор модели определяется степенью приближения расчетных
данных
к
фактическим.
Для
оценки
адекватности
модели
в
комплекснозначной эконометрике может использоваться средняя ошибка
аппроксимации, однако как показал И.С. Светуньков в работе [128], данный
показатель в ряде ситуаций дает искаженный результат. Например, когда
среднее значение по ряду данных близко к нулю или в ряду имеются значения
близкие к нулю, средняя ошибка аппроксимации оказывается завышенной и
не отражает реальной картины. Поэтому Светуньков предлагает дополнить
оценку качества модели показателями сбалансированности:
n
Br 

y rt2  yˆ rt2

y  yˆ
t 1
n
t 1
2
rt
2
rt
n
Bi 

yit2  yˆ it2

y  yˆ
t 1
n
t 1
2
it
(14)
2
it
82
где Br
– показатель сбалансированности по переменной y rt ,
Bi –
показатель сбалансированности по переменной yit , yˆ rt , yˆ it -расчетные значения.
Если Br  Bi 0 – модель хорошо аппроксимирует исходный ряд данных.
Для того чтобы исключить влияние ценового фактора на динамику ВРП
и инвестиций, значения валового регионального продукта на душу населения
и инвестиций в основной капитал необходимо дефлировать, то есть привести к
ценам базисного года, и нормировать. Суть нормирования – приведение
дефлированных значений ВРП на душу населения и инвестиций в основной
капитал к безразмерным величинам (индексам) путем деления каждого уровня
ряда на базисный уровень. Значения эколого-экономической эффективности
не требуют дефлирования, поскольку ценовая компонента элиминируется при
делении динамики ВРП в текущих ценах на динамику потребления в текущих
ценах, однако для правильного расчета коэффициентов регрессии ряд
значений эколого-экономической эффективности нужно нормировать путем
деления каждого значения на базисное.
Наиболее простой формой зависимости (11) является линейная модель
комплекснозначная зависимость вида:
X  iY  (a 0  ia 1 )  (b0  ib 1 ) * I
(15)
где X – ВРП на душу населения, Y – эколого-экономическая
эффективность, I – инвестиции в основной капитал; все переменные
представлены в виде базисных относительных величин динамики, ВРП и
инвестиции предварительно дефлированы.
Коэффициенты
и
ВРП, коэффициенты
и
мультипликаторы
характеризуют влияние инвестиций на удельный
– на эффективность. Коэффициенты
инвестиций
на
удельный
ВРП
и
и
-
эффективность
соответственно. В таблице 7 дана интерпретация возможных значений данных
мультипликаторов.
83
Таблица 7 – Характеристика значений мультипликаторов инвестиций
Значение
,
=
,
,
,
,
Интерпретация
рост инвестиций обеспечивает сбалансированное развитие
региона: темп роста ВРП на душу населения равен темпу роста
эколого-экономической эффективности
при росте инвестиций экономика растет и развивается :
наблюдается одновременный рост ВРП на душу населения и
эффективности
при росте инвестиций удельный ВРП растет, а эффективность
снижается
при росте инвестиций удельный ВРП сокращается, в
эффективность растет
при росте инвестиций сокращаются оба показателя - и
удельный ВРП и эффективность (отрицательная отдача от
масштаба)
Источник: составлено автором
Зная эти коэффициенты, несложно рассчитать эластичность удельного
ВРП (16) и эффективности (17) от инвестиций:
ВРП
Эинв
 b0 *
I
X
(16)
Эфф
Эинв
 b1 *
I
Y
(17)
Как известно из курса экономической теории, эластичность показывает
степень изменения результативного показателя при изменении факторного на
ВРП
Эфф
1%. Соответственно, чем выше показатели Эинв
и Эинв , тем значительнее
растут (сокращаются) ВРП на душу населения и эколого-экономическая
эффективность при увеличении (сокращении) капиталовложений.
Для более точной оценки влияния инвестиций на региональное развитие
подходит полиномиальная зависимость 2-й степени (18):
X  iY  (a 0  ia 1 )  (b 0  ib 1 ) * I  (с 0  ic 1 ) * I 2
(18)
Переход от линейной модели к полиномиальной, как правило, снижает
среднюю ошибку аппроксимации и коэффициент сбалансированности, то есть
повышает качество модели.
84
Для
полиномиальной
зависимости
коэффициенты
эластичности
рассчитываются в виде (19) и (20), что также не вызывает затруднений:
I
X
(19)
I
Y
(20)
ВРП
Эинв
 (2с 0 I  b0 ) *
ЭФФ
Эинв
 (2с1 I  b1 ) *
Обе зависимости (линейная и полиномиальная) позволяют оценивать
эффективность
инвестиций
использования.
Кроме
и
того,
определять
направления
зависимости
можно
их
лучшего
применять
для
прогнозирования эколого-экономического развития регионов. Например,
определять значения удельного ВРП и эколого-экономической эффективности
при запланированном объеме инвестиций, что важно при разработке программ
и стратегий развития, принятии управленческих решений.
Построение модели оценки влияния инвестиций в основной капитал на
сбалансированность регионального развития целесообразно проводить в
следующей последовательности:
1. Графический анализ зависимости ВРП на душу населения (X) и
эколого-экономической эффективности (Y) от инвестиций (I). Он позволяет
определить направление изменения удельного ВРП и эффективности при
увеличении инвестиций.
X, Y
I
2. Корреляционный анализ (X,I) и (Y,I). Он позволяет определить форму
зависимости удельного ВРП и эффективности от инвестиций (линейная,
нелинейная). Если парные коэффициенты корреляции превышают 0,7 – для
описания зависимости допустимо использовать линейную модель.
3. Расчет коэффициентов линейной комплекснозначной зависимости.
Для этого необходимо решить систему уравнений:
85
 X t  na0  b0 I
t
 Yt  na1  b1 I
t

X t I t  a0  I t  b0  I t2

t
t
t

2
 Yt I t  a1  I t  b1  I t
t
t
t
(21)
Получаем зависимость
Xˆ  iYˆ  (a0  ia1 )  (b0  ib1 ) * I ,
(22)
где Xˆ и Yˆ - расчетные значения удельного ВРП и эффективности.
4. Оценка качества полученной зависимости. Расчет средних ошибок
аппроксимации Afirst , Аsecond и коэффициента сбалансированности Bx, Вy.
Afirst, X 
Afirst,Y
100% 1 n
( X t  Xˆ t ) 2 ;

X
n t 1
Asec ond, X 
Asec ond,Y
n
BX 
(24)
100 % n Yt  Yˆt


Y t 1 Yt
X t2  Xˆ t2

X  Xˆ
t 1
Если
100 % n X t  Xˆ t
 X
X t 1
t

t 1
n
(23)
100% 1 n

(Yt  Yˆt ) 2

Y
n t 1
2
t
2
t
n
; BY 

Yt 2  Yˆt 2

Yt  Yˆt 2
t 1
n
t 1
Afirst, X , Afirst,Y , Asecond, X , Asecond,Y , BX , BY 0,
(25)
2
то линейная
зависимость
хорошо аппроксимирует фактические данные и ее можно использовать для
анализа и прогнозирования эколого-экономических показателей региона.
Если Afirst, X , Afirst,Y , Asecond, X , Asecond,Y , BX , BY >>0, то модель неадекватна исходным
данным и необходимо пересматривать вид зависимости, например, в пользу
полиномиальной модели. В этом случае решается система из шести уравнений
с шестью неизвестными, из которой находятся коэффициенты a0 , b0 , c0 , a1 , b1 , c1 .
86
После этого также выполняется оценка качества полученной зависимости
X  iY  (a0  ia1 )  (b0  ib1 ) * I  (с0  ic1 ) * I 2 с
помощью
средних
ошибок
аппроксимации и коэффициента сбалансированности.
Следует отметить, что зависимости вида (15) и (18) можно применять
также для оценки влияния на региональное развитие других факторов,
например, таких как затраты на технологические инновации, затраты на
НИОКР, затраты на информационно-коммуникационные технологии. Перед
включением в модель значения этих показателей нужно будет дефлировать и
нормировать. В целом, логика построения таких моделей будет полностью
аналогичной.
Используя
данные
методические
положения,
было
проведено
исследование, направленное на определение значимости различных факторов,
в первую очередь, инвестиций в основной капитал, и их вклада в экологоэкономическое развитие субъектов Центрального федерального округа в 20002011 гг.
В качестве базисного периода был выбран 2000-й год. Поэтому каждое
значение показателей делили на значение соответствующего показателя в
2000-м году. Например, при нормировании ряда динамики инвестиций в
основной капитал все значения делили на объем инвестиций в основной
капитал в 2000 г. (в сопоставимых ценах) в данном регионе. Инвестиции в
основной капитал и валовой региональный продукт на душу населения
являются денежными величинами и сильно зависят от уровня цен, а экологоэкономическая эффективность – индекс, поэтому первые две переменные
предварительно приводили в сопоставимые цены путем деления на дефлятор
инвестиций и дефлятор ВРП соответственно.
Подготовив ряды динамики, был проведен графический анализ
зависимости результативных показателей от инвестиций, который выявил две
ситуации. В некоторых регионах, например, в Курской, Белгородской,
Калужской, Костромской, Тверской областях с ростом инвестиций в основной
капитал ВРП на душу населения увеличивается, а эколого-экономическая
87
эффективность снижается. Это может свидетельствовать о том, что
инвестиции направляются в проекты, неэффективные с точки зрения
ресурсосбережения и экологической безопасности. Динамика ВРП на душу
населения и эколого-экономической эффективности в Курской области в
зависимости от инвестиций в основной капитал в 2000-2011 гг. показана на
рисунке 25.
В
других
Орловской,
регионах,
Тамбовской,
например,
Тульской,
во
Владимирской,
Ярославской
областях
Ивановской,
с
ростом
капиталовложений возрастают оба показателя: и ВРП на душу населения, и
эффективность. На рисунке 26 показана динамика ВРП на душу населения и
эколого-экономической эффективности в Тамбовской области при изменении
инвестиций в основной капитал в 2000-2011 гг.
Коэффициент
парной
корреляции
между
эффективностью
и
инвестициями в регионах ЦФО варьирует от -0,81 в Калужской области до
0,89 в Тамбовской области. Коэффициент парной корреляции между
удельным ВРП и инвестициями также сильно варьирует: от -0,24 в
Костромской области до 0,98 в Тульской области.
2,0
1,5
Динамика ВРП на душу
населения в
сопоставимых ценах
Эколого-экономическая
эффективность
1,0
0,5
0
1
2
3
4
Инвестиции в основной капитал в сопоставимых ценах
Источник: составлено автором по данным из приложения Д
Рисунок 25 – Динамика ВРП на душу населения и эколого-экономической
эффективности экономики Курской области в зависимости от инвестиций в
основной капитал в 2000-2011 гг.
88
В целом, в большинстве субъектов ЦФО можно использовать линейную
модель, однако лишь в пяти областях это оправдано: в Белгородской,
Ивановской, Калужской, Костромской и Смоленской. Во всех остальных
лучше
использовать
полиномиальную
модель,
поскольку
она
лучше
аппроксимирует фактические данные. Переход к полиномиальной форме
позволил
повысить
оценки
качества
построенных
зависимостей:
в
большинстве случаев средние ошибки аппроксимации уменьшились, а обе
составляющие коэффициентов сбалансированности приблизились к нулевым.
Показатели качества построенных моделей представлены в приложении Е.
Следовательно, полиномиальная форма дает более точные результаты и
может быть использована для прогнозирования регионального развития.
Линейная форма является более наглядной, поэтому она больше подходит для
приближенной оценки влияния инвестиций на результативные показатели.
Линейные зависимости и коэффициенты эластичности приведены в
таблице 8, полиномиальные зависимости приведены в таблице 9.
2,2
2,0
1,8
1,6
ВРП на душу населения в
сопоставимых ценах
1,4
Эколого-экономическая
эффективность
1,2
1,0
0
2
4
6
8
10
Инвестиции в основной капитал в сопоставимых ценах
Источник: составлено автором по данным из приложения Д
Рисунок 26 – Динамика ВРП на душу населения и эколого-экономической
эффективности в Тамбовской области при изменении инвестиций в основной
капитал в 2000-2011 гг.
89
Таблица 8 – Линейные зависимости удельного ВРП и эколого-экономической к
эффективности от инвестиций в основной капитал и значения
к
коэффициентов эластичности регионов ЦФО в 2000-2011 гг.
Субъект
Зависимость
Белгородская
Брянская
Владимирская
Воронежская
Ивановская
Калужская
Костромская
Курская
Липецкая
Московская
Орловская
Рязанская
Смоленская
Тамбовская
Тверская
Тульская
Ярославская
г. Москва
ВРП
Эинв
ЭФФ
Эинв
0,50
0,47
0,52
0,42
0,36
0,44
0,04
0,62
0,31
0,62
0,48
0,46
0,56
0,37
0,58
0,54
0,48
0,82
-0,34
0,23
0,16
-0,03
0,28
-0,16
-0,36
-0,28
0,07
0,03
0,21
0,28
0,01
0,28
-0,26
0,13
0,32
0,40
Источник: составлено автором
Как видно из таблиц 8 и 9, наибольший эффект дают инвестиции в
г. Москва: прирост инвестиций на 1% увеличивает ВРП на душу населения в
среднем на 0,82%, эколого-экономическая эффективность при этом возрастает
на 0,4%. Хуже всего обстоят дела в Костромской области: 1% прироста
инвестиций обеспечивает в среднем лишь 0,04% прироста ВРП на душу
населения, в то время как эффективность экономики снижается в среднем на
0,36%. С точки зрения капиталовложений это самый неблагоприятный регион,
что подтверждается данными Росстата7. Из 18 субъектов ЦФО в 6
наблюдается
отрицательная
эластичность
эколого-экономической
эффективности по инвестициям, еще в трех – эластичность близкая к нулю.
7
Примечание – по данным Росстата Костромская область – единственный регион Центрального федерального
округа, инвестиции в основной капитал в котором снизились по сравнению с началом 2000-х гг.
90
Таблица 9 – Полиномиальные зависимости удельного ВРП и экологоэкономической эффективности от инвестиций в основной капитал к
в регионах ЦФО в 2000-2011 гг.
Субъект
Зависимость
к
Белгородская
Брянская
Владимирская
Воронежская
Ивановская
Калужская
Костромская
Курская
Липецкая
Московская
Орловская
Рязанская
Смоленская
Тамбовская
Тверская
Тульская
Ярославская
г. Москва
Источник: составлено автором
Таким образом, в половине субъектов Центрального федерального
округа рост инвестиций в основной капитал никак не влияет или влияет
отрицательно на экологическую ситуацию и ресурсосбережение. Это означает,
что администрациям данных субъектов следует изменить инвестиционую
политику:
в
первую
ресурсосберегающие
и
очередь
нужно
экологически
привлекать
безопасные
инвестиции
проекты.
в
Если
придерживаться прежнего курса, то в данных субъектах следует ожидать
нарастания эколого-экономических дисбалансов – рост экономики на фоне
растущего загрязнения окружающей среды и увеличения ресурсопотребления.
Корреляционно-регрессионный
анализ
региональной
динамики
субъектов ЦФО показал, что такие факторы как затраты на технологические
инновации и затраты на НИОКР не оказывают существенного влияния на
91
эколого-экономическое
развитие
регионов
Центрального
федерального
округа. На это указывают низкие значения коэффициентов корреляции между
факторными и результативным показателями, а также неудовлетворительный
результат проверки t-критерия Стьюдента и F-критерия Фишера. Автором
были предприняты попытки построения многофакторных моделей, в которых
эколого-экономическая динамика субъектов ЦФО объяснялась бы динамикой
инвестиций в основной капитал, а также затратами на технологические
инновации,
затратами
на
НИОКР,
затратами
на
ИКТ,
расходами
регионального бюджета на экономику, однако эти модели оказались
статистически незначимыми на уровне α=0,05. Из этого можно сделать вывод,
что за исключением инвестиций в основной капитал данные факторы не
оказывают значительного воздействия на эколого-экономическое развитие
регионов ЦФО.
Одним из важнейших факторов роста уровня жизни и развития
экономики, способствующих сбалансированному развитию региона является
повышение производительности труда. Понимание причин ее динамики
позволяет целенаправленно воздействовать на ее рост и обеспечивать
увеличение реальных доходов населения.
Для исследования причин роста производительности труда в субъектах
ЦФО была использована модифицированная функция Кобба-Дугласа в виде:


X
 I  K
 A     ,
L
L  L 
(26)
где X–ВРП, L – численность занятых в экономике, I – инвестиции в
основной капитал, K – затраты на информационно-коммуникационные
технологии, А – технологический коэффициент (параметр нейтрального
технического прогресса), характеризующий уровень развития технологии в
регионе и отражающий влияние всех не включенных в модель факторов,  ,  параметры модели, представляющие собой коэффициенты эластичности
производительности труда по соответствующим факторам I и K.
92
Производственная функция строилась на временном интервале 20022011 гг., поскольку данные о затратах на ИКТ публикуются Росстатом с 2002
года.
Построение матриц коэффициентов парной корреляции позволяет
утверждать об отсутствии мультиколлинеарности между объясняющими
переменными I и K.
Результаты расчетов зависимости (26) на примере данных субъектов
ЦФО представлены в таблице 10.
Как видно из таблицы 10, затраты на ИКТ оказывают положительное
воздействие на производительность труда далеко не во всех субъектах
Центрального федерального округа: только в Калужской, Костромской,
Московской, Рязанской, Тверской, Ярославской областях и г. Москва их
увеличение
способствует
росту
среднегодовой
выработки
занятых.
Наибольший эффект от увеличения затрат на ИКТ наблюдается в Рязанской
области:
увеличение
вложений
на
1%
способствует
увеличению
производительности труда в среднем на 0,46%. В Костромской области – на
0,43%, в Тверской области – на 0,41%.
Таблица 10 – Функции производительности труда от инвестиций в основной
капитал и затрат на ИКТ в расчете на одного занятого в регионах
ЦФО в 2002-2011 гг.
Субъект
Функциональная зависимость
1,37
Белгородская область
X I
 
L L
Брянская область
X I
 
L L
1, 71
1,52
Владимирская область
X I
 
L L
K
 
L
0,31
K
 
L
1, 04
K
 
L
0, 62
Характеристика
модели
R 2  0,995
p-значение (I) =0,000
p-значение (K)=0,022
R 2  0,993
p-значение (I) =0,000
p-значение (K)=0,008
R 2  0,997
p-значение (I) =0,000
p-значение (K)=0,009
к
к
93
Продолжение таблицы 10
Воронежская область
X
I
 2,52 *  
L
L
Ивановская область
X I
 
L L
0, 71
1,56
Калужская область
K
 
L
X
I
 3,33 *  
L
L
0, 44
Костромская область
X
I
 2,39 *  
L
L
Курская область
X I
 
L L
Липецкая область
X I
 
L L
1, 47
1,51
Московская область
X
I
 1,98 *  
L
L
Орловская область
X I
 
L L
Рязанская область
X
I
 3,70 *  
L
L
Смоленская область
X I
 
L L
Тамбовская область
X I
 
L L
1,51
0, 67
0, 04
1, 06
0, 29
R 2  0,989
p-значение (А)=0,000
p-значение (I) =0,000
p-значение (K)=0,003
K
 
L
0, 43
0, 70
K
 
L
1,14
0,36
R 2  0,996
p-значение (I) =0,000
p-значение (K)=0,001
K
 
L
R 2  0,896
p-значение (А)=0,009
p-значение (I) =0,012
p-значение (K)=0,005
R 2  0,999
p-значение (I) =0,000
p-значение (K)=0,000
R 2  0,999
p-значение (I) =0,000
p-значение (K)=0,000
K
 
L
K
 
L
R 2  0,993
p-значение (А)=0,000
p-значение (I) =0,000
p-значение (K)=0,07
K
 
L
0, 77
1,56
1, 43
K
 
L
0,31
R 2  0,952
p-значение (А)=0,006
p-значение (I) =0,001
p-значение (K)=0,04
0, 74
R 2  0,995
p-значение (I) =0,000
p-значение (K)=0,016
K
 
L
0, 46
K
 
L
0, 45
K
 
L
1, 21
R 2  0,996
p-значение (А)=0,000
p-значение (I) =0,028
p-значение (K)=0,020
R 2  0,998
p-значение (I) =0,000
p-значение (K)=0,012
R 2  0,999
p-значение (I) =0,000
p-значение (K)=0,000
94
Продолжение таблицы 10
0,51
Тверская область
X
I
 2,97 *  
L
L
Тульская область
X I
 
L L
Ярославская область
X I
 
L L
г.Москва
X
I
 1,76 *  
L
L
1,53
1, 27
K
 
L
K
 
L
p-значение (А)=0,000
p-значение (I) =0,001
p-значение (K)=0,007
0,89
K
 
L
0,92
R 2  0,965
0, 41
R 2  0,996
p-значение (I) =0,000
p-значение (K)=0,006
0,17
R 2  0,997
p-значение (I) =0,000
p-значение (K)=0,035
K
 
L
0,31
R 2  0,990
p-значение (А)=0,000
p-значение (I) =0,000
p-значение (K)=0,003
Источник: составлено автором на основании расчетов по данным Росстата
Инвестиции в основной капитал влияют на производительность труда
значительно сильнее, чем затраты на ИКТ: в 11 регионах ЦФО отмечена
возрастающая отдача от инвестиций. При увеличении этих затрат на 1%
производительность труда в Брянской области возрастает в среднем на 1,71%,
в Орловской области – на 1,56%, в Ивановской – на 1,56%, в Тульской области
– на 1,53%, в Тамбовской области – на 1,51%, в Белгородской – на 1,37%.
Заметим, что наибольшая отдача от инвестиций наблюдается в регионах с
небольшим объемом среднегодовой выработки. В то же время наименьшая
отдача от инвестиций наблюдается в Рязанской области – для повышения
производительности труда на 1% необходимо увеличить инвестиции в
экономику региона в среднем на 3%.
Чем вызвана
столь низкая
инвестиционная отдача?
Во-первых,
Рязанская
область
характеризуется
высокой
долей
убыточных предприятий, которые необходимо поддерживать в целях
социальной устойчивости. Больше всего таких предприятий в сельском
хозяйстве, добыче полезных ископаемых, производстве и распределении
электроэнергии,
газа
и
воды,
строительстве
и
сфере
операций
с
95
недвижимостью
и
арендой.
Вложения
в
такие
предприятия
крайне
неэффективны.
Во-вторых, изношенность фондов в среднем по области составляет 52%,
в некоторых отраслях (например, в строительстве) более 60%. Область
нуждается в массовой замене и ремонте большей части средств производства.
Поступающие инвестиции, прежде всего, идут на восстановление или замену
изношенных и устаревших фондов, в то время как на расширение
производства направляется сравнительно мало средств.
Важную информацию несет сумма коэффициентов α+β, являющаяся
показателем эффекта масштаба в экономике. Если α+β>1, это свидетельствует
о возрастающей отдаче от масштаба, если α+β=1, эффект масштаба
отсутствует, и, наконец, α+β<1 –наблюдается убывающая отдача от масштаба.
В случае Рязанской области α+β=0,82, что характеризует ее экономику как
неэффективную
и
объясняет
рост
безвозмездных
перечислений
в
консолидированном бюджете. Наиболее эффективная экономика в ЦФО
функционирует в г. Москве – увеличение совокупных затрат (инвестиций в
основной
капитал
и
затрат
на
ИКТ)
на
1%
обеспечивает
рост
производительности труда в среднем на 1,28%.
Основной вывод, который можно сделать на основании построенных
моделей – стимулировать рост производительности труда эффективнее
инвестиционным, а не инновационным путем. Внедрение информационнокоммуникационных технологий оказывает существенно меньший эффект на
рост выработки, чем инвестиции в основной капитал.
Таким образом, увеличение инвестиций в основной капитал является
фактором повышения производительности труда – необходимого условия
повышения
уровня
и
качества
жизни
населения,
обеспечения
сбалансированного развития российских регионов и России в целом. Вместе с
тем влияние инвестиций на эколого-экономическое развитие регионов не
столь однозначно: в половине субъектов ЦФО рост инвестиций в основной
капитал значимо не влияет или влияет отрицательно на экологическую
ситуацию и ресурсосбережение.
96
Выводы по второй главе
Во второй главе был проведен анализ развития субъектов Центрального
федерального округа в 2000-2011 гг. Установлены негативные экономические,
социальные и экологические тенденции. Выявлены дисбалансы в развитии
регионов – ухудшение экологической обстановки и рост промежуточного
потребления на фоне роста экономики и улучшения экономических
показателей, характерное для всех субъектов ЦФО опережение динамики
доходов над динамикой экономического роста.
Разработан
обобщающий
показатель
эколого-экономической
эффективности региональной экономики, который сравнивает относительную
величину ВРП с относительной величиной эколого-экономических издержек
хозяйственной деятельности. Эколого-экономическая эффективность, как и
обратный показатель, характеризующий величину эколого-экономических
издержек хозяйственной деятельности на единицу ВРП (в относительных
величинах), выступает качественной характеристикой экономического роста.
В процессе анализа развития регионов ЦФО было установлено, что только в 7
регионах
значение
эколого-экономической
эффективности
снизилось.
Снижение эколого-экономической эффективности говорит об ухудшении
ситуации в области природосбережения, возрастании относительной нагрузки
на окружающую среду.
Исследовано влияние инвестиций в основной капитал на экологоэкономическое развитие регионов ЦФО в 2000-2011 гг. Были построены
статистически значимые эконометрические зависимости, установившие, что
инвестиции оказывают положительное влияние только на экономический
рост, выражаемый валовым региональным продуктом на душу населения, в то
время как на эколого-экономическую эффективность их влияние не столь
однозначно: в 9 регионах из 18 рост инвестиций в основной капитал значимо
не влияет или влияет отрицательно на величину эколого-экономической
эффективности экономики субъектов. Доказано положительное влияние
инвестиций в основной капитал на динамику производительности труда –
необходимого условия повышения уровня и качества жизни населения.
97
ГЛАВА 3
РАЗРАБОТКА И АПРОБАЦИЯ ИНСТРУМЕНТОВ ОЦЕНКИ
СБАЛАНСИРОВАННОСТИ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ
3.1 Критерии сбалансированности регионального развития
В работах по сбалансированному развитию отмечается, что для
сохранения природного и человеческого капитала (необходимое условие
существования и развития общества) требуется, чтобы степень воздействия
общественно-хозяйственной деятельности на природную среду не превышала
ресурсно-экологических возможностей территории, ее ассимиляционного
потенциала.
Окружающая
среда
обладает
определенным
«пределом»
прочности, может компенсировать определенный уровень хозяйственной
нагрузки. Во многих работах делается попытка оценить ассимиляционный
потенциал региональных систем, чтобы показать предельно допустимый
уровень воздействия на окружающую среду. Мы полагаем, что этот подход
теоретически
обоснован,
однако
труднореализуем
на
практике.
Существующий уровень развития статистики, естественных наук, и прежде
всего, экологической экспертизы, не позволяет объективно оценивать
экологическую емкость территорий. Поэтому нужен другой подход, менее
трудоемкий и требовательный к качеству статистических данных, чем
вышеупомянутый.
Основное противоречие между экономикой и экологией заключается в
разных приоритетах: в первом случае важен экономический рост, во втором –
сохранение окружающей среды. Экономисты призывают к увеличению
ВВП/ВРП, экологи требуют снижения нагрузки на окружающую среду. То
98
есть
для
достижения
желаемого
компромисса
должны
выполняться
следующие условия:
ВРП1
ВРП0
(27)
Нагрузка1 Нагрузка0
(28)
где ВРП1, Нагрузка1 – текущие значения валового регионального
продукта и нагрузки на окружающую среду, ВРП 0, Нагрузка0
– значения
валового регионального продукта и нагрузки на окружающую среду в
прошлом
периоде.
Причем
для
достижения
эколого-экономической
сбалансированности эти условия должны выполняться на длительном
интервале времени, так чтобы:
ВРП1
ВРП0
(29)
Нагрузка1 Нагрузка0
(30)
То есть в идеале будущие (текущие) значения ВРП должны быть
существенно выше, чем сегодняшние (прошлые), точно также нагрузка на
природную среду в будущем (в настоящем) должна быть намного ниже, чем в
настоящем (прошлом). Если оценка динамики ВРП не вызывает проблем, то
возникает вопрос: как оценить динамику нагрузки на окружающую среду?
Мы понимаем под нагрузкой на окружающую среду совокупность
эколого-экономических издержек хозяйственной деятельности. К таким
издержкам относятся, прежде всего, ресурсы, потребляемые в процессе
производства – сырье, энергия, материалы, капитальные затраты, а также
загрязнение окружающей среды – выбросы загрязняющих веществ в
атмосферу, сброс загрязненных сточных вод, размещение отходов на свалках
и полигонах. Снижение нагрузки на окружающую среду проявляется в
снижении эколого-экономических издержек хозяйственной деятельности, т.е.
должно выполняться условие:
И
И
[
,
(31)
99
где Издержки1 – эколого-экономические издержки хозяйственной
деятельности в текущем периоде, Издержки 0 – эколого-экономические
издержки хозяйственной деятельности в прошлом периоде
Аналогично условие положительной экономической динамики можно
записать в виде (32) или (33):
(32)
[
(33)
То есть для обеспечения эколого-экономической сбалансированности
регионального развития должно выполнять условие:
И
(34)
И
Данный
критерий
отражает
условие
эколого-экономической
сбалансированности на длительном интервале времени, при этом в отдельные
годы он может и не выполняться.
Очевидно, что достичь выполнения условия (34) на практике достаточно
трудно, поскольку для увеличения валового регионального продукта и
одновременного
снижения
эколого-экономических
издержек
требуется
целенаправленная модернизация и экологизация экономики. Поэтому можно
сформулировать
менее
жесткое
условие
эколого-экономической
сбалансированности.
Одним из ключевых вопросов развития общества является определение
реальной цены, которую платит человечество за производство экономических
благ [69]. То есть важно соизмерить экономический результат (ВРП) и
издержки, возникающие при его производстве. Полученный показатель можно
назвать
эколого-экономической
эффективностью
(Э)
региональной
экономики, потому что он сопоставляет валовой региональный продукт и
эколого-экономические издержки хозяйственной деятельности:
=
И
(35)
100
Для обеспечения сбалансированного эколого-экономического развития
показатель (35) должен расти, то есть должно выполняться условие:
И
(36)
И
Условие (36) можно переписать в другом виде:
И
(37)
И
или что то же самое
И
Условия
отражают
(36-38)
снижение
характеризуют
относительной
[
И
(38)
качественный
нагрузки
на
рост
экономики,
окружающую
среду
(снижение эколого-экономических издержек на единицу ВРП).
В то же время для повышения уровня жизни населения необходим также
количественный рост экономики, выражаемый условием:
,
(39)
где Численность населения1 – численность населения в текущем
периоде, Численность населения0 – численность населения в прошлом
периоде.
Условие (39) можно переписать в другом виде:
(40)
или что то же самое
[
(41)
То есть для обеспечения сбалансированного эколого-экономического
развития должно выполняться условие:
И
И
(42)
Как и критерий (34) данный критерий отражает условие экологоэкономической сбалансированности на длительном интервале времени, при
этом в отдельные годы он может и не выполняться.
101
Понятие «сбалансированное развитие региона» включает в себя также
социальный аспект, тесно связанный с экономическим аспектом. Очевидно,
что увеличение ВРП на душу населения должно в конечном итоге приводить к
росту благосостояния населения, т.е. должны возрастать среднедушевые
доходы. Если этого не происходит, можно сделать вывод, что доходы либо
скрываются экономическими агентами, либо перетекают в другие регионы.
Оба варианта являются нежелательными для общества и органов власти.
Возможен также вариант, при котором прирост ВРП реинвестируется в
экономику
самого
соответствующему
региона,
изменению
но
этот
сценарий
инвестиционных
и
должен
вести
к
производственных
показателей, обновлению основного капитала, улучшению экономических
индикаторов и условий жизни. Если же на длительном интервале времени рост
доходов существенно опережает рост экономики, это означает, что регион
является устойчивым реципиентом и рост доходов обеспечен увеличением
федеральных трансфертов.
Таким образом, на длительном интервале времени прирост доходов
должен быть соразмерен
наблюдаются
негативные
приросту экономики, в противном случае
социально-экономические
явления.
Критерий
сбалансированного социально-экономического развития регионов можно
сформулировать следующим образом:
⁄
⁄
(43)
Выражение (43) можно записать в краткой форме:
(
)
(44)
Поскольку правая часть выражения (42) и левая часть выражения (43)
совпадают можно сформулировать общий критерий сбалансированности
регионального развития:
102
(
И
)
(
)
(45)
Такое равенство приростов, безусловно, труднодостижимо в реальных
условиях, однако оно выступает своеобразной точкой отсчета, по отношению
к
которой
можно
оценить
реальную
динамику
регионов,
измерить
сбалансированность регионального развития.
3.2 Методика оценки сбалансированности регионального развития
При проведении анализа регионального развития и оценке его
сбалансированности
необходимо
учитывать
различные
индикаторы,
отражающие количественную и качественную стороны объекта исследования.
Мы полагаем, что такими индикаторами являются ВРП на душу населения и
эколого-экономическая эффективность региональной экономики, определение
которой приводится в предыдущем разделе. Валовой региональный продукт
на
душу
населения
–
ключевой
индикатор
экономического
роста,
оценивающий макроэкономическую ситуацию в регионе в количественном
выражении. Эколого-экономическая эффективность соотносит ВРП с экологоэкономическими издержками хозяйственной деятельности (потребление
основного и оборотного капитала, загрязнение окружающей среды) и
характеризует, таким образом, качественный аспект развития экономики.
Очевидно, что в совместном рассмотрении ВРП на душу населения и
ЭЭЭ характеризуют региональную эколого-экономическую систему более
целостно и полно, чем по отдельности. Однако как можно объединить эти два
показателя, оценивающих разные стороны объекта исследования?
103
Анализ способов решения подобных задач показывает, что наиболее
уместным
подходом
выступает
использование
комплексных
чисел 8.
Действительно, комплексное число x+iy имеет две самостоятельных части –
действительную х и мнимую у. При этом их объединение в составе
комплексной переменной дает возможность избежать необоснованного
агрегирования показателей, применения систем уравнений, в то же время
расширяет
возможности
исследователя,
так
как
открывает
ему
инструментарий теории комплексного переменного. В частности, можно
рассчитывать характеристики комплексного числа – модуль и аргумент,
имеющие ясную интерпретацию и значительные перспективы в экономике.
Геометрически комплексное число представляет собой точку на
комплексной плоскости, где по оси x откладывают действительную часть, по
оси у – мнимую. Геометрическая интерпретация комплексного числа
представлена на рисунке 27.
Y
Z
X
Источник: [82]
Рисунок 27 – Геометрическая интерпретация комплексного числа
Выбрав
ВРП
на
душу
населения
в
качестве
действительной
составляющей x, а эколого-экономическую эффективность в качестве мнимой
составляющей y, мы получаем наглядную картину эколого-экономического
состояния региона. Если рассчитать составляющие х и у за несколько лет,
можно исследовать траекторию эколого-экономического развития региона.
Пример такой траектории представлен на рисунке 28.
Примечание – данный раздел экономической науки (комплекснозначную экономику)
разрабатывает группа ученых из Санкт-Петербургского государственного университета
экономики и финансов С.Г. Светуньков, И.С. Светуньков, А.В. Заграновская и др.
8
104
Эколого-экономическая
эффективность
ВРП на душу
населения
Источник: составлено автором
Рисунок 28 – Пример траектории эколого-экономического развития региона
Эколого-экономическая
эффективность
является
индексом
(безразмерной величиной), а ВРП на душу населения измеряется в денежных
единицах. Кроме того, на значение последнего сильно влияет динамика цен.
Поэтому перед включением ВРП на душу населения в комплексную
переменную его следует привести в сопоставимые цены, а затем перевести в
базисные
относительные
величины
динамики.
Перевод
в
базисные
относительные величины динамики подразумевает деление каждого значения
подушевого ВРП на его значение в базисном периоде (например, на ВРП на
душу населения в 2000 г.).
Эколого-экономическая
сопоставимые
цены,
однако
эффективность
перевод
этого
не
требует
показателя
перевода
в
в
базисные
относительные величины динамики также необходим. Это позволяет
правильно
рассчитывать
модуль
и
аргумент
комплексного
числа,
представленные ниже. В результате мы получаем два динамических ряда:
x
– базисные относительные величины динамики ВРП на душу населения (в
сопоставимых ценах) и y – базисные относительные величины динамики
эколого-экономической эффективности.
Модуль комплексного числа | | = √
показывает длину вектора Z
на комплексной плоскости. В случае, когда х – базисные относительные
величины динамики ВРП на душу населения, а у – базисные относительные
величины динамики эколого-экономической эффективности, он характеризует
105
динамику эколого-экономического развития региона. Чем больше значение
модуля, тем выше темп развития. В случае, когда х – значения ВРП на душу
населения по сравнению с эталонным регионом, а у – значения экологоэкономической эффективности по сравнению с эталонным регионом, модуль
характеризует
уровень
эколого-экономического
развития
региона
(относительно эталонного региона).
=
Другая характеристика комплексного числа – аргумент
рассчитывает угол между вектором Z и действительной осью. В случае, когда
х – базисные относительные величины динамики ВРП на душу населения, а у
– базисные относительные величины динамики эколого-экономической
эффективности,
он
характеризует
эколого-экономическую
рованность регионального развития. Если
=
сбаланси-
= 45, региональная
эколого-экономическая система развивается сбалансированно – темп роста
экономики равен темпу роста эколого-экономической эффективности.
Для
оценки
социально-экономической
сбалансированности
регионального развития в качестве составляющей y следует использовать
реальные среднедушевые
доходы, также переведенные
в базисные
относительные величины динамики. Составляющая х остается прежней. В
этом
случае
=
характеризует
социально-экономическую
сбалансированность регионального развития. Если
=
= 45,
региональная социально-экономическая система развивается сбалансированно
– темп роста экономики равен темпу роста реальных среднедушевых доходов.
Таким образом, можно предложить следующую методику анализа
регионального развития.
1) Графический анализ траектории развития региональной системы на
матрице эколого-экономического развития, представленной на рисунке 29, где
по оси x – ВРП на душу населения в сопоставимых ценах, по оси y – экологоэкономическая эффективность.
106
Эколого-экономическая
эффективность
Экологизация
экономики
«Зеленый»
экономический рост
ВРП на душу населения
«Устойчивое развитие»
Кризис
Экономический рост
Источник: составлено автором
Рисунок 29 – Матрица эколого-экономического развития
Данная матрица позволяет установить, в каком направлении движется
региональная
эколого-экономическая
система.
Только
одновременное
увеличение обеих составляющих матрицы свидетельствует о «зеленом» росте
экономики, любой другой вариант говорит о неэффективности траектории
развития.
2) Расчет показателя динамики регионального развития
| |=√
,
(46)
где х и у – базисные относительные величины динамики ВРП на душу
населения и эколого-экономической эффективности соответственно. Чем
выше значение | |, тем динамичнее развивается регион.
3)
Расчет уровня развития субъекта относительно «эталонного»
региона
=√
,
(47)
где хотн – отношение ВРП на душу населения текущего и эталонного
региона, уотн вычисляется по формуле:
⁄
Э=
(48)
(
⁄
) √
где ВРП1, Потребление1, А1,В1,О1 – показатели текущего региона,
107
ВРП0, Потребление0, А0,В0,О0 –показатели базисного региона.
4)
Расчет
показателя
эколого-экономической
сбалансированности
регионального развития:
=
,
(49)
где x и у – базисные относительные величины динамики ВРП на душу
населения и эколого-экономической эффективности соответственно.
Если
 1,
региональная эколого-экономическая система развивается
сбалансированно – темп роста экономики равен темпу роста экологоэкономической эффективности в соответствии с рисунком 30. Если
,
качественные изменения опережают количественные, экономика развивается
интенсивно.
Если
,
количественные
изменения
опережают
качественные, экономика развивается экстенсивно.
Эколого-экономическая
эффективность
Траектория
сбалансированного
развития
ВРП на душу
населения
α=45°
Источник: составлено автором
Рисунок 30 – Траектория эколого-экономически сбалансированного
регионального развития: темпы роста экономики равны темпам роста экологоэкономической эффективности
5) Расчет показателя социально-экономической сбалансированности
регионального развития:
=
,
(50)
где d – базисная относительная величина динамики реальных
среднедушевых доходов, x – базисная относительная величина динамики ВРП
на душу населения.
Если

, региональная социально-экономическая
система развивается сбалансированно – темп роста доходов равен темпу роста
108
экономики в соответствии с рисунком 31. Если
, динамика доходов
опережает динамику ВРП: рост доходов обеспечивается за счет финансовых
перечислений из других регионов. Если
, динамика ВРП опережает
динамику доходов: неэффективно работает финансовая система, доходы
скрываются или уходят в другие регионы.
Реальные
среднедушевые доходы
Траектория
сбалансированного
развития
α=45°
ВРП на душу
населения
Источник: составлено автором
Рисунок 31–Траектория социально-экономически сбалансированного развития
региона: темпы роста доходов населения равны темпам роста экономики
6) Расчет обобщающих показателей – разбалансированности R и
сбалансированности S. Интегральный показатель разбалансированности R
рассчитывается по формуле
|
R=|
|
|
(51)
и принимает значения в интервале от 0 до 2: 0 – отсутствие отклонений от
траектории сбалансированного развития, 2 – максимально возможные
отклонения от траектории сбалансированного развития. Интегральный
показатель сбалансированности S рассчитывается по формуле
S=
)
(52)
и может принимать значения от 0 до  . Чем больше значение S, тем
сбалансированнее развивается регион. Однако более удобным для анализа
является перевод показателя S в проценты: 0% - полная разбалансированность,
максимальные отклонения от траектории сбалансированного развития, 100% полная
сбалансированность
по
социально-экономическим
и
эколого-
экономическим критериям. Шкала для перевода значений S в проценты
представлена в таблице 11:
109
Таблица 11 – Шкала перевода интегрального показателя S в проценты
коэф.
0,000
0,022
0,046
0,125
0,301
0,602
1,000
1,301
2,000
%
0%
5%
10%
25%
50%
75%
90%
95%
99%
Источник: составлено автором
Можно перевести в проценты также показатели
и
. Шкала для
перевода представлена в таблице 12:
Таблица 12 – Шкала перевода интегрального показателей
и
в проценты
коэф.
0,05
0,25
0,5
0,75
1,00
1,25
1,50
1,75
2,00
%
5%
25%
50%
75%
100%
75%
50%
25%
0%
Источник: составлено автором
Для проведения расчетов может использоваться любая доступная среда
– Microsoft Excel, Statistica, SPSS, Mathematica. Все расчеты могут быть
автоматизированы, а время их выполнения составляет доли секунды.
При необходимости методика может быть упрощена: этапы 1, 2 и 3
предназначены для более общего анализа развития региона, поэтому для целей
исключительно оценки сбалансированности регионального развития они
могут быть пропущены.
В дополнение к описанным в методике расчетам целесообразно
проводить графический анализ сбалансированности. Для этого мы предлагаем
строить
график
взаимосвязи
эколого-экономической
эффективности
региональной экономики и реальных среднедушевых доходов с одной
стороны и валового регионального продукта на душу населения с другой
стороны. Общий вид графика представлен на рисунке 32. Построение такого
графика позволяет визуально оценить степень отклонения динамики
социально-экономических и эколого-экономических показателей развития
региона от траектории сбалансированного развития.
110
Эколого-экономическая
эффективность,
Реальные среднедушевые
доходы
ВРП на душу населения
Источник: составлено автором
Рисунок 32 – Инструмент графического анализа сбалансированности
регионального развития
3.3 Оценка сбалансированности развития регионов Центрального
федерального округа
В
этом
параграфе
приводятся
результаты
анализа
и
оценки
сбалансированности развития регионов ЦФО в 2000-2011 гг. на основе
методики, предложенной в параграфе 3.2. Согласно этой методике первым
этапом исследования является графический анализ
траектории развития
региональной системы на матрице эколого-экономического развития. Для
построения этой матрицы необходимо рассчитать динамику валового
регионального продукта на душу населения в сопоставимых ценах и динамику
эколого-экономической эффективности. Взяв динамику ВРП на душу
населения в сопоставимых ценах за Х, а динамику эколого-экономической
эффективности региональной экономики за Y индивидуальные значения
регионов
располагают
на
декартовой
плоскости.
В
зависимости
от
направления движения точек на плоскости можно сделать выводы об
111
эффективности развития региональной системы. На рисунках 33-39 приведены
результаты графического анализа развития некоторых субъектов ЦФО в 20002011 гг.
Белгородская область
Эколого-экономическая
эффективность
3
2,5
2
1,5
Белгородская область
1
0,5
0
1
1,2
1,4
1,6
1,8
2
2,2
Валовой региональный продукт на душу населения
Источник: составлено автором по результатам расчетов
Рисунок 33 – Траектория эколого-экономического развития Белгородской
области в 2000-2011 гг.
Эколого-экономическая
эффективность
Курская область
1,2
1,1
1
0,9
Курская область
0,8
0,7
0,6
1
1,2
1,4
1,6
1,8
2
Валовой региональный продукт на душу населения
Источник: составлено автором по результатам расчетов
Рисунок 34 – Траектория эколого-экономического развития Курской области в
2000-2011 гг.
112
Тверская область
Эколого-экономическая
эффективность
1,2
1,1
1
0,9
Тверская область
0,8
0,7
0,6
1
1,2
1,4
1,6
1,8
2
Валовой региональный продукт на душу населения
Источник: составлено автором по результатам расчетов
Рисунок 35 – Траектория эколого-экономического развития Тверской области
в 2000-2011 гг.
Тамбовская область
Эколого-экономическая
эффективность
2,2
2
1,8
1,6
1,4
Тамбовская область
1,2
1
0,8
1
1,2
1,4
1,6
1,8
2
2,2
Валовой региональный продукт на душу населения
Источник: составлено автором по результатам расчетов
Рисунок 36 – Траектория эколого-экономического развития Тамбовской
области в 2000-2011 гг.
113
Ярославская область
Эколого-экономическая
эффективность
2
1,8
1,6
1,4
1,2
Ярославская
область
1
0,8
0,6
0,4
1
1,2
1,4
1,6
1,8
Валовой региональный продукт на душу населения
Источник: составлено автором по результатам расчетов
Рисунок 37 – Траектория эколого-экономического развития Ярославской
области в 2000-2011 гг.
Эколого-экономическая
эффективность
Ивановская область
1,6
1,5
1,4
1,3
1,2
1,1
Ивановская область
1
0,9
0,8
1
1,1
1,2
1,3
1,4
1,5
1,6
1,7
Валовой региональный продукт на душу населения
Источник: составлено автором по результатам расчетов
Рисунок 38 – Траектория эколого-экономического развития Ивановской
области в 2000-2011 гг.
Исходя из представленных рисунков, можно выделить две основные
группы регионов. В первой группе в период экономического роста
эффективность региональной экономики снижалась. Это характерно для
Калужской, Белгородской, Курской, Тверской, Костромской областей. В этих
регионах увеличение выпуска было достигнуто ростом потребления ресурсов
114
и увеличением загрязнения окружающей среды. Такую динамику можно
назвать традиционным экономическим ростом. Во второй группе вместе с
ростом экономики повышалась эколого-экономическая эффективность. Сюда
можно отнести Тамбовскую, Ярославскую, Ивановскую, Брянскую области,
Орловскую, Владимирскую области и г. Москва. Для этих регионов
характерно снижение относительной нагрузки на окружающую среду,
снижение эколого-экономических издержек хозяйственной деятельности. Этот
тип региональной динамики можно назвать «зеленым» экономическим
ростом.
Мы
перечислили
субъекты
с
наиболее
явно
выраженными
направлениями. Остальные регионы также можно отнести к первой или
второй группе. Например, в Московской области в начале 2000-х гг.
наблюдался небольшой рост эффективности, затем ее стабилизация на
определенном уровне и, наконец, резкое снижение в конце рассматриваемого
периода. В целом за период эколого-экономическая эффективность экономики
Московской области снизилась, поэтому ее правильнее отнести к первой
Эколого-экономическая
эффективность
группе. Траектория развития Московской области представлена на рисунке 39.
1,2
1,1
1
0,9
Московская область
0,8
Полиномиальная
(Московская область)
0,7
0,6
1
1,2
1,4
1,6
1,8
2
Валовой региональный продукт на душу населения
Источник: составлено автором по результатам расчетов
Рисунок 39 – Траектория эколого-экономического развития Московской
области в 2000-2011 гг.
Объединив ряды динамики валового регионального продукта на душу
населения и эколого-экономической эффективности региональной экономики
115
в комплексную переменную вида X+iY, мы получаем доступ к функциям и
свойствам
комплексных
чисел.
Одна
из
таких
функций
–
модуль
комплексного числа, характеризующий размер комплексного числа (длину
вектора на комплексной плоскости). В данном случае модуль показывает
агрегированную динамику двух обобщающих показателей регионального
развития, поэтому его можно назвать показателем динамики экологоэкономического развития региона.
Формула расчета приведена на с. 106. В таблице 13 представлены
результаты расчетов показателя динамики эколого-экономического развития и
его составляющих.
Таблица 13 – Показатели динамики развития субъектов ЦФО в 2000-2011 гг.
Субъект
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
Тверская область
Тульская область
Ярославская область
г.Москва
Динамика ВРП на
Динамика
душу населения, X эффективности, Y
2,2
1,9
1,7
1,8
1,6
2,3
1,6
1,9
1,7
1,9
1,7
1,7
1,8
2,1
1,8
1,9
1,8
1,5
0,8
1,2
1,4
1,0
1,4
0,8
0,9
0,7
1,0
0,7
1,2
0,9
1,0
2,0
0,7
1,0
1,6
1,7
Динамика
развития, | |
1,66
1,58
1,54
1,47
1,50
1,70
1,29
1,43
1,42
1,46
1,48
1,37
1,46
2,02
1,40
1,51
1,69
1,60
Источник: составлено автором по данным из приложения Д
Анализ данных таблицы 13 показывает, что если по показателю ВРП на
душу населения наиболее быстрой динамикой характеризуются Калужская и
116
Белгородская области, то учет качественной составляющей выводит на
лидирующие позиции Тамбовскую и Ярославскую области как регионы с
более сбалансированными показателями в эколого-экономической сфере.
Безусловно,
такая
расширенная
оценка
динамика
позволяет
иначе
воспринимать хозяйственные успехи Московской, Курской, Калужской,
Белгородской и других областей, рост которых строится на деградации
природного капитала. Наиболее неэффективными регионами в экологоэкономической сфере следует назвать Курскую, Московскую и Тверскую
области.
Перейдя от показателей динамики к показателям сравнения, аналогично
мы можем рассчитать уровень эколого-экономического развития региона по
сравнению с другим субъектом. Выбор региона, с которым будет
производиться сравнение, не имеет принципиального значения. Это может
быть любой субъект, имеющий аналогичные статистические показатели –
ВРП, промежуточное потребление, потребление основного капитала, выбросы
загрязняющих веществ в атмосферу от стационарных источников, выбросы
загрязняющих веществ в атмосферу от передвижных источников (при наличии
надежных
данных),
сброс
загрязненных
сточных
вод,
величина
неиспользуемых и не переработанных отходов (при наличии надежных
данных). Масштаб экономики и численность населения значения не имеют.
Показатель ВРП на душу населения
текущего
региона необходимо
сопоставить с показателем ВРП на душу населения региона, выбранного в
качестве базы сравнения. При расчете эколого-экономической эффективности
в показателях с индексом 0 используем показатели выбранного региона, а в
показателях с индексом 1 – показатели текущего региона, уровень развития
которого мы определяем. Так мы получаем показатели Xотн и Yотн
соответственно. Формула расчета приведена на с. 106. В таблице 14
представлены
результаты
расчетов
относительного
уровня
экономического развития субъектов ЦФО и его составляющих.
эколого-
117
Таблица 14 – Показатели уровня эколого-экономического развития регионов
ЦФО в 2011 г.
Относительный уровень
Относительный
Относительная
ВРП на душу эколого-экономическая эколого-экономического
населения, Xотн эффективность, Yотн развития региона,
Субъект
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
Тверская область
Тульская область
Ярославская область
г.Москва
1,42
0,59
0,78
0,87
0,52
1,00
0,75
0,88
1,06
1,31
0,72
0,80
0,79
0,69
0,81
0,78
0,97
3,69
0,59
1,08
0,76
0,55
0,69
1,00
1,07
1,18
0,22
0,11
1,76
0,56
0,85
2,76
0,65
0,22
0,43
0,31
1,09
0,87
0,77
0,73
0,61
1,00
0,93
1,04
0,76
0,93
1,34
0,69
0,82
2,01
0,74
0,57
0,75
2,62
Источник: составлено автором по данным из приложения Д
В качестве региона, с которым проводилось сравнение, была выбрана
Калужская область. Выбор был обусловлен высокими хозяйственными
показателями данного субъекта, а также сравнительно низким уровнем
выбросов загрязняющих веществ от стационарных источников – всего 13
тысяч тонн (для сравнения в Липецкой области – 345 тысяч тонн или почти в
30 раз больше).
Из таблицы 14 следует, что по показателю ВРП на душу населения в
2011 г. лидирующими субъектами в ЦФО являлись г. Москва, Белгородская и
Московская
области.
Учет
и
сопоставление
эколого-экономических
показателей несколько сокращает лидерство Москвы, выводит в лидирующую
группу Тамбовскую и Орловскую области и заметно ухудшает позиции
118
Московской и Белгородской области. По нашему мнению, предложенный
показатель дает более взвешенную и объективную оценку, чем традиционные
показатели.
Другим важным свойством комплексного числа является его аргумент,
показатель, характеризующий соотношение двух его составляющих – X и Y.
Для того чтобы оценить эколого-экономическую сбалансированность развития
региона в качестве показателя Х следует использовать относительную
величину динамики валового регионального продукта на душу населения, а в
качестве показателя Y – относительную величину динамики экологоэкономической эффективности региональной экономики.
Формула
расчета
показателя
эколого-экономической
сбаланси-
рованности регионального развития приведена на с. 107. Шкала для перевода
его значений в проценты приведена на с. 109. В таблице 15 представлены
результаты
расчетов
показателей
эколого-экономической
сбаланси-
рованности развития субъектов ЦФО в 2000-2011 гг.
Таблица 15 – Показатели эколого-экономической сбалансированности
развития субъектов ЦФО в 2011 г.
Субъект
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
Тверская область
Тульская область
Эколого-экономическая
сбалансированность
0,42
0,71
0,90
0,65
0,93
0,41
0,68
0,42
0,68
0,44
0,79
Эколого-экономическая
сбалансированность, %
42
71
90
65
93
41
68
42
68
44
79
0,60
0,65
0,97
0,49
0,65
60
65
97
49
65
119
Продолжение таблицы 15
Ярославская область
г.Москва
0,91
1,07
91
93
Источник: составлено автором по данным из приложения Д
Как видно из таблицы 15, наиболее сбалансированные показатели в
эколого-экономической сфере имеют Тамбовская, Ивановская, Ярославская,
Владимирская области и г. Москва. Рост экономики в этих регионах
сопровождается снижением относительной нагрузки на окружающую среду.
Наибольшие
дисбалансы
отмечены
в
развитии
Калужской,
Курской,
Белгородской и Московской областей. В этих субъектах рост экономики
сопровождается увеличением нагрузки на окружающую среду.
Для того чтобы оценить социально-экономическую сбалансированность
регионального развития предлагается использовать аналогичный подход.
Отличие состоит в замене показателя эколого-экономической эффективности
региональной экономики на реальные среднедушевые доходы населения: в
качестве знаменателя выступает в данном случае относительная величина
динамики реальных среднедушевых доходов.
Формула
расчета
показателя
социально-экономической
сбаланси-
рованности регионального развития приведена на с. 107. Шкала для перевода
его значений в проценты приведена на с. 109. В таблице 16 представлены
результаты
расчетов
показателей
социально-экономической
сбаланси-
рованности развития субъектов ЦФО в 2000-2011 гг.
Таблица 16 – Показатели cоциально-экономической сбалансированности
развития субъектов ЦФО в 2011 г.
Субъект
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
Социально-экономическая
сбалансированность
Социально-экономическая
сбалансированность (%)
1,25
1,21
1,30
1,24
1,36
75
79
70
76
64
120
Продолжение таблицы 16
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
1,21
1,26
1,14
1,23
1,41
1,29
1,31
1,10
1,12
1,29
1,19
1,06
1,15
Тверская область
Тульская область
Ярославская область
г. Москва
79
74
86
77
59
71
69
90
88
71
81
94
85
Источник: составлено автором по данным из приложения Д
Как видно из таблицы, в социально-экономической сфере наиболее
сбалансированные показатели имеют Ярославская, Смоленская и Тамбовская
области. Темпы роста реальных среднедушевых доходов незначительно
превышают темпы роста экономики, в отличие от Московской, Рязанской и
Ивановской областей, где это превышение достигает 1,5 – 2 раза.
Соотношение динамики доходов и ВРП на душу населения в некоторых
субъектах ЦФО в 2000-2011 гг. показано на рисунке 40.
Для целей управления региональным развитием и подведения общих
итогов
большой
значимостью
сбалансированности, учитывающий
обладает
интегральный
показатель
как эколого-экономический, так и
социально-экономический аспекты. Формула его расчета и шкала перевода
значений в проценты представлены на с. 108-109. В таблице 17 представлены
результаты расчетов интегрального показателя сбалансированности развития
субъектов ЦФО в 2000-2011 гг.
Как видно из таблицы 17, наибольшее значение интегрального
показателя сбалансированности принадлежит Тамбовской и Ярославской
областям.
Эти
субъекты
характеризуются
наиболее
сбалансированной
динамикой в эколого-экономической и социально-экономической сферах, что
121
способствует росту качества жизни населения, укреплению человеческого
потенциала,
устойчивому
интегрального
показателя
развитию
сбалансированности
разбалансированную
динамику
социальных
экономических
и/или
территорий.
региона,
Низкое
означает
повышение
рисков,
значение
неустойчивую,
экологических,
снижающих
потенциал
региональной системы.
4,0
Реальные доходы населения
3,5
3,0
Траектория
сбалансированного
развития
2,5
Московская область
Калужская область
Тамбовская область
2,0
1,5
1,0
1,0
1,5
2,0
2,5
3,0
3,5
4,0
ВРП на душу населения
Источник: составлено автором по данным из приложения Д
Рисунок 40 – Соотношение динамики доходов и подушевого ВРП в
отдельных субъектах ЦФО в 2000-2011 гг.
Таблица 17 – Интегральные показатели сбалансированности развития
к регионов ЦФО в 2011 г.
Субъект
Интегральный показатель
сбалансированности S
Интегральный показатель
сбалансированности (%)
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
0,38
0,60
0,70
0,53
0,67
58
75
80
71
79
122
Продолжение таблицы 17
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
0,40
0,54
0,44
0,56
0,31
0,60
0,45
0,65
1,12
0,40
0,57
1,12
0,96
Тверская область
Тульская область
Ярославская область
г. Москва
60
71
64
72
51
75
64
78
92
60
73
92
89
Источник: составлено автором по данным из приложения Д
В Центральном федеральном округе наиболее сложная ситуация
складывается
в
Московской
области,
что
обусловлено
большой
демографической нагрузкой, близостью столицы и огромного пассажиро и
грузопотока. На рисунке 41 представлена динамика социально-экономических
и эколого-экономических показателей Московской области относительно
траектории сбалансированного развития.
4,0
3,5
Реальные
среднедушевые
доходы,
экологоэкономическая
эффективность
Социально-экономическая
динамика
3,0
2,5
Траектория
сбалансированного
развития
2,0
Эколого-экономическая
динамика
1,5
1,0
0,5
1,0
1,5
2,0
2,5
3,0
ВРП на душу населения
Источник: составлено автором
Рисунок 41 – Графический анализ сбалансированности развития Московской
области в 2000-2011 гг.
123
Дальнейшее следование обозначенным тенденциям ведет к ухудшению
состояния окружающей среды и увеличению зависимости от трансфертов
федерального бюджета.
Для улучшения ситуации необходимо, во-первых, стимулировать
внедрение в хозяйственную деятельность ресурсосберегающих и экологически
чистых технологий. Во-вторых, повышение доходов и уровня жизни должно
производиться в соответствии с экономической динамикой.
Выводы по третьей главе
В
третьей
главе
сбалансированности
сформулирован
был
представлен
регионального
критерий
инструментарий
развития.
сбалансированности
Прежде
оценки
всего,
регионального
был
развития:
равенство приростов показателей ВРП на душу населения, реальных
среднедушевых
доходов
и
эколого-экономической
эффективности
региональной экономики. То есть темп прироста экономики должен быть хотя
бы приближенно равен темпу прироста реальных среднедушевых доходов и
темпу
прироста
отношения
«ВРП/эколого-экономические
издержки
хозяйственной деятельности». Данное равенство должно выполняться на
длительном интервале времени, в то время как в отдельные годы этого
соответствия может и не быть.
Для оценки сбалансированности регионального развития необходимо
учитывать
качественные
и
количественные
изменения
социо-эколого-
экономической системы региона, поэтому был предложен комплексный
подход – рассмотрение двух агрегированных показателей (ВРП на душу
населения,
характеризующий
количественную
динамику,
и
эколого-
экономической эффективность, характеризующая качественные изменения)
124
как действительной и мнимой составляющих комплексной переменной.
Графический
анализ
и
расчет
характеристик
(модуля
и
аргумента)
комплексной переменной формируют основы методики анализа и оценки
сбалансированности
развития
региона.
Данная
методика
позволяет
анализировать эффективность траектории развития субъекта, оценивать
сбалансированность социо-эколого-экономических соотношений, определять
дисбалансы в эколого-экономической и социально-экономической сферах.
Методика была апробирована на статистических показателях субъектов
Центрального федерального округа 2000-2011 гг. Был проведен графический
анализ эколого-экономического развития субъектов ЦФО, рассчитаны
показатели уровня и динамики их эколого-экономического развития,
вычислены показатели эколого-экономической и социально-экономической
сбалансированности, а также даны оценки интегральных показателей
сбалансированности развития регионов ЦФО. При этом было установлено, что
эколого-экономическая эффективность всех регионов, за исключением
Москвы, растет медленнее, чем ВРП на душу населения, что говорит о
недостаточном внедрении ресурсосберегающих и экологически чистых
технологий. В некоторых регионах наблюдается рост относительной нагрузки
на
окружающую
представляет
среду.
В
несоответствие
социально-экономическом
динамики
доходов
аспекте
населения
и
угрозу
темпов
экономического роста: доходы значительно опережают экономическую
динамику.
125
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Проведенное исследование позволило получить следующие результаты и
сформулировать основные выводы и рекомендации, содержащие ряд новых
научных положений по вопросам оценки сбалансированности регионального
развития:
1.
Указаны
взаимосвязь
и
различие
понятий
«сбалансированное
региональное развитие» и «устойчивое региональное развитие». Устойчивое
развитие
является
более
широким
понятием,
включающим
в
себя
сбалансированное развитие как необходимый элемент. Сбалансированное
развитие подразумевает поддержание баланса экономических, социальных и
экологических
приоритетов,
согласование
процессов
социально-
экономического развития социально-экономической системы и процессов
сохранения природной среды. Устойчивое развитие помимо этого содержит
дополнительные условия, такие как развитие гражданского общества,
снижение преступности и укрепление духовного потенциала населения.
2.
Установлено, что существующие в настоящее время подходы не
обеспечивают получение достоверной оценки сбалансированности развития
региона. Для расчета интегральных показателей они требуют данных, которые
не публикуются официальными статистическими органами, что вынуждает
исследователей обращаться к экспертным оценкам, значения которых могут
значительно отличаться от реальности и, кроме того, их объективность
невозможно проверить.
3.
Разработан
показатель
эколого-экономической
эффективности
региональной экономики, сопоставляющий относительный объем валового
регионального продукта с относительной величиной эколого-экономических
издержек хозяйственной деятельности. Данный показатель характеризует
уровень
нагрузки
на
окружающую
характеристикой экономического роста.
среду
и
является
качественной
126
4.
Сконструирован
показатель
эколого-экономического
развития
региона в виде комплексной переменной, действительная часть которой
образована валовым региональным продуктом на душу населения, мнимая
часть – показателем эколого-экономической эффективности региональной
экономики. Комплексная форма показателя позволяет использовать его в
качестве результативной переменной в комплекснозначных эконометрических
моделях регионального развития.
5.
Предложена модель оценки влияния инвестиций на эколого-
экономическое развитие региона. Данная модель позволяет измерить
эффективность влияния инвестиций на количественный и качественный
показатели регионального развития, прогнозировать их динамику при
различном уровне капиталовложений.
6.
Исследовано влияние инвестиций в основной капитал на эколого-
экономическое развитие регионов ЦФО в 2000-2011 гг. Установлено, что в
половине субъектов ЦФО рост инвестиций не способствует снижению
относительной нагрузки на окружающую среду, решению проблем экологии и
ресурсопотребления.
7.
Построена методика, позволяющая оценивать
экономической,
социально-экономической
и
уровень эколого-
интегральной
сбаланси-
рованности регионального развития. Методика основана на свойствах
комплексных
чисел,
ориентирована
на
использование
официальной
статистики и может применяться для анализа развития любого субъекта
Российской Федерации.
8.
Проведена апробация предложенной методики на примере субъектов
ЦФО (по статистическим данным с 2000 по 2011 г.). Было установлено, что
наиболее сбалансированно развивались в указанный период Тамбовская и
Ярославская области. В этих регионах динамика доходов на душу населения
незначительно опережала динамику подушевого ВРП, а уровень нагрузки на
окружающую
среду
снижался.
Наименее
сбалансированно
развивались
Московская, Белгородская и Тверская области – с ростом экономики нагрузка
на окружающую среду увеличивалась, а динамика доходов существенно
опережала динамику ВРП.
127
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Законодательные, нормативно-правовые и нормативные акты
1.
Об охране окружающей среды: [федер. закон от 10 января 2002 г. № 7 – ФЗ
(ред. от 02.07.2013)] [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс»:
Законодательство: Версия Проф. – URL: http://base.consultant.ru (04.02.2014)
2.
Об
инвестиционной
деятельности
в
Российской
Федерации,
осуществляемой в форме капитальных вложений: [федер. закон от 25
февраля 1999 г. № 39 – ФЗ (ред. от 12.12.2011)] [Электронный ресурс] //
СПС «КонсультантПлюс»: Законодательство: Версия Проф. – URL:
http://base.consultant.ru (14.04.2014)
3.
Об особых экономических зонах в Российской Федерации: [федер. закон от
22 июля 2005 г. № 116 – ФЗ (ред. от 23.07.2013)] [Электронный ресурс] //
СПС «КонсультантПлюс»: Законодательство: Версия Проф. – URL:
http://base.consultant.ru (20.06.2014)
4.
О зонах территориального развития в Российской Федерации и о внесении
изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации:
[федер. закон от 3 декабря 2011 г. № 392
– ФЗ (ред. от 28.12.2013)]
[Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс»: Законодательство:
Версия Проф. – URL: http://base.consultant.ru (12.04.2014)
5.
О Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию:
[указ Президента РФ от 1 апреля 1996 г. № 440] [Электронный ресурс] //
СПС «КонсультантПлюс»: Законодательство: Версия Проф. – URL:
http://base.consultant.ru (12.03.2014)
6.
О
государственной
стратегии
Российской
Федерации
по
охране
окружающей среды и обеспечению устойчивого развития: [указ Президента
РФ от 04.02.1994 № 236] [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс»:
Законодательство: Версия Проф. – URL: http://base.consultant.ru (09.01.2014)
128
7.
Об основных положениях региональной политики Российской Федерации:
[указ Президента РФ от 3 июня 1996 г. № 803] [Электронный ресурс] // СПС
«КонсультантПлюс»:
Законодательство:
Версия
Проф.
–
URL:
http://base.consultant.ru (24.02.2014)
8.
Об утверждении государственной программы Российской Федерации
«Экономическое развитие и инновационная экономика: [распоряжение
Правительства РФ от 13 августа 2013 г. № 1414 ] [Электронный ресурс] //
СПС «КонсультантПлюс»: Законодательство: Версия Проф. – URL:
http://base.consultant.ru (14.03.2014)
9.
О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020
года: [указ Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537] [Электронный ресурс] //
СПС «КонсультантПлюс»: Законодательство: Версия Проф. – URL:
http://base.consultant.ru (02.05.2014)
10. Об Энергетической стратегии России на период до 2030 года [распоряжение
Правительства РФ от 13 ноября 2009 г. № 1715] [Электронный ресурс] //
СПС «КонсультантПлюс»: Законодательство: Версия Проф. – URL:
http://base.consultant.ru (25.05.2014)
11. Об утверждении Методических рекомендаций по подготовке проектов схем
территориального планирования субъектов Российской Федерации: [приказ
Минрегиона России от 19 апреля 2013 г. № 169] [Электронный ресурс] //
СПС «КонсультантПлюс»: Законодательство: Версия Проф. – URL:
http://base.consultant.ru (23.04.2013)
12. Об инвестиционном налоговом кредите: [закон Санкт-Петербурга от 23
ноября 2012 г. № 603 – 102] (принят ЗС СПб 14.11.2012) [Электронный
ресурс] // СПС «КонсультантПлюс»: Законодательство: Версия Проф. –
URL: http://base.consultant.ru (12.01.2014)
13. Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть первая и вторая
[Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс»: Законодательство:
Версия Проф. – URL: http://base.consultant.ru (12.03.2014)
129
14.
Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая и вторая
[Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс»: Законодательство:
Версия Проф. – URL: http://base.consultant.ru (12.03.2014)
Научные издания, монографии, сборники научных трудов, диссертации
15. Аганбегян,
А.Г.
Социально-экономическое
развитие
России
/
А.Г. Аганбегян. – М.: Дело, 2006. – 272 с.
16. Акимова, Т.А. Экономика устойчивого развития / Т. А. Акимова,
Ю. Н. Мосейкин. - М.: Экономика, 2009. – 430 с.
17. Алиев, В.Г. Теория организации
/ В.Г. Алиев. – М.: Экономика, 2010.
– 428 с.
18. Артоболевский,
С.С.
Государственное
регулирование
развития
депрессивных районов в развитых странах (на примере Западной Европы) /
С.С. Артоболевский // Федерализм и региональная политика: проблемы
России и зарубежный опыт: сб. науч. тр. – Новосибирск: ЭКОР, 1996.
Вып. 3. – С. 232–244.
19. Афанасьев,
В.М.
Анализ
и
прогнозирование
временных
рядов
/
В.М. Афанасьев, М.М. Юзбашев. – М.: Финансы и статистика, 2001. – 228 с.
20. Бакланов, П.Я. Территориальные структуры хозяйства в региональном
управлении: монография / П.Я. Бакланов. – М.: Наука, 2007. – 237 с.
21. Бандман, М.К. Территориально-производственные комплексы. Теория и
практика предплановых исследований / М.К. Бандман. – Новосибирск:
Наука, 1980. – 258 с.
22. Барабаш, Д.А. Анализ социально-экономического развития Рязанского
региона в трансформационный период. / Д.А. Барабаш // Национальные
интересы РФ и финансовое оздоровление экономики. – М.: ВГНА МинФина
РФ, 2010. – C. 218-224
23. Бегун, Т. В. Устойчивое развитие: определение, концепция и факторы в
контексте моногородов / Т. В. Бегун // Экономика, управление, финансы:
130
материалы II междунар. науч. конф. (г. Пермь, декабрь 2012 г.). — Пермь:
Меркурий, 2012. – С. 158-163.
24. Бессонов, В.А.
Анализ динамики российской переходной экономики /
В.А. Бессонов, С.В. Цухло. – М.: ИЭПП, 2005. – 135 c.
25. Бессонов,
В.А.
Проблемы
анализа
российской
макроэкономической
динамики переходного периода / В.А. Бессонов. – М.: Институт экономики
переходного периода, 2005. – 244 с.
26. Бессонов, В.А. Проблемы построения производственных функций в
российской переходной экономике / В.А. Бессонов.– М: ИЭПП, 2002. – 95 c.
27. Битюкова, В.Р. Социально-экологические проблемы развития городов
России / В.Р. Битюкова. – М.: «ЛИБРОКОМ», 2012. – 448 с.
28. Блехцин, И.Я. Стратегия устойчивого развития региональных систем /
И.Я. Блехцин. – СПб.: Институт проблем региональной экономики
Российской Академии наук, 2001. – 13 с.
29. Бобылев, С.Н. Индикаторы устойчивого развития: региональное измерение.
Пособие по региональной экологической политике / С.Н. Бобылев. – М.:
Акрополь, ЦЭПР, 2007. – 60 с.
30. Бобылев, С.Н. Модернизация и устойчивое развитие / С.Н. Бобылев,
В.М. Захаров. – М.: Экономика, 2011. – 295 с.
31. Бордяшов,
Е.С.
Формирование
системы
мониторинга
устойчивого
экономического развития регионального хозяйства: дисс. … канд. экон.
наук: 08.00.05 / Евгений Сергеевич Бордяшов. – Владимир, 2008. – 179 с.
32. Бородич, С.А. Эконометрика / С.А.Бородич. – Минск: Новое знание, 2001.
– 408 с.
33. Бутов, В.И. Основы региональной экономики / В.И.Бутов, В.Г. Игнатов,
Н.П. Кетова. – Ростов н/Д: «Март», 2000. – 448 с.
34. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера / В.И. Вернадский. – М.: Айриспресс, 2012. – 228 с.
35. Вопросы региональной экономики: проблемы обеспечения устойчивого
развития
регионального
хозяйства:
монография
/
Под
науч.
ред.
131
В.М. Юрьева. – Тамбов: Изд-во ТРОО «Бизнес-Наука-Общество», 2011.–
348с.
36. Гайнетдинов, А.Н. Современные проблемы социально-экономического
развития регионов России и пути их решения / А.Н. Гайнетдинов //
Экономические и институциональные исследования: Альманах научных
трудов. Вып. 1 (25). – Ростов н/Д: изд-во ЮФУ, 2008 – 320 с.
37. Галданова, Д. Д. Устойчивое развитие экономических систем: потенциал,
сущность, факторы (региональный аспект): дисс….канд. экон. наук:
08.00.01 / Дарима Дашидоржиевна Галданова. – СПб., 2003. – 184 с.
38. Гранберг, А.Г. Основы региональной экономики / А.Г. Гранберг. – М.: ГУ
ВШЭ, 2006. – 495 с.
39. Громова, Е.Ю. Оценка устойчивости экономического развития регионов
Южного федерального округа: дисс.…канд. экон. наук: 08.00.05 / Евгения
Юрьевна Громова. – Ставрополь, 2010. – 211 с.
40. Гутман,
Г.В.
Регион
в
формировании
социального
государства
/
Г.В. Гутман, О.П. Звягинцева, А.А. Мироедов. – М.: Финансы и статистика,
2005. – 160 с.
41. Добрынин,
А.И.
Региональные
пропорции
воспроизводства
/
А.И. Добрынин. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1977. – 127 с.
42. Евразийское пространство. Управленческо-правовое обеспечение / Под ред.
Л.А. Фоменко. – М.. 2006. – 145 с.
43. Елисеева, И.И. Общая теория статистики / И.И. Елисеева, М.М. Юзбашев.
– М.: Финансы и статистика, 2004. – 656 с.
44. Жуковский, А.И. Разработка, реализация и оценка региональных целевых
программ (на основе Канадского опыта) / А. И. Жуковский, С.В. Васильев,
Д.С. Штрейс - М.: ИНФРА-М, 2006. – 175с.
45. Зубаревич, Н.В. Социальное развитие регионов России: проблемы и
тенденции переходного периода / Н.В. Зубаревич. – М.: «ЛИБРОКОМ»,
2012. – 264 с.
132
46. Иванова, Т.Ю. Теория и методология синергетического подхода в
управлении организационными изменениями: дисс. … доктора экон. наук:
08.00.05 / Татьяна Юрьевна Иванова. – Ульяновск, 2006. – 377 с.
47. Ильичѐв,
В. А. Биосферная
совместимость:
технологии
внедрения
инноваций. Города, развивающие человека / В. А. Ильичев. – М.:
«ЛИБРОКОМ», 2011. – 240 с.
48. Ильичѐв, В.А. Биосферосовместимые технологии регионального развития/
В.А.
Ильчичев,
И.А.
Малмыгин.– М.:
Экономика,
Строительство,
Транспорт, 2009. – 184 с.
49. Индикаторы
устойчивого
развития
России
(эколого-экономические
аспекты). / Под ред. С.Н. Бобылева, П.А. Макеенко – М.: ЦПРП, 2001.
– 220 с.
50. Инновационный путь развития для новой России / Под ред. В.П. Горегляда;
Центр
социально-экономических
проблем
федерализма
Института
экономики РАН. – М.: Наука, 2005. – 343 с.
51. Институциональные
аспекты
устойчивого
развития
социо-эколого-
экономических систем различных типов / C.Э. Желаева, В.Э. Сактоев,
Е.Д. Цыренова. – Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2005. – 156 с
52. Истошин, А.Н. Государственное регулирование региональной экономики
как фактор устойчивого развития России: дисс. … канд. экон. наук:
08.00.05/ Александр Николаевич Истошин. – Ростов на Дону, 2003. – 162 с.
53. Калашников,
В.Д. Субъективные факторы
и
объективные
условия
устойчивого развития общества: теория и история: монография /
В. Д. Калашников; под. науч. ред. Н. М. Чуринова. – Красноярск: СибГАУ,
2003. – 320 с.
54. Киршин, И.А. Становление современной теории экономического роста /
И.А. Киршин. – Казань: Казанский государственный университет им.
В.И. Ульянова-Ленина, 2006. – 194 с.
55. Клейнер, Г.Б. Производственные функции: теория, методы, применение /
Г.Б. Клейнер. – М.: Финансы и статистика, 1986 – 238 с.
133
56. Кочкаров, Р.А. Целевые программы: инструментальная поддержка /
Р.А. Кочкаров. – М.: Экономика, 2007. – 223с.
57. Красильников, А.С. Развитие теории экономического роста в 20 веке: дисс.
…канд. экон. наук: 08.00.01 / Александр Сергеевич Красильников. – М.,
2007. – 211 с.
58. Кретинин,
В.А.
Управление
региональной
экономикой:
механизмы
перехода от антикризисного к устойчивому развитию / В.А. Кретинин,
Т.Д. Омарова, Н.В. Чайковская. – Муром: Изд. полиграфический центр МИ
ВлГУ, 2005. – 215 с.
59. Кривов, А.В. Эколого-хозяйственный баланс и устойчивое развитие
локальной территории: на примере Торбеевского района Республики
Мордовия: дисс… канд. геогр. наук: 25.00.36 / Александр Васильевич
Кривов. – Саранск, 2009. – 191 с.
60. Крутиков, В.К. Управление программами развития региона/В.К. Крутиков,
Т.В. Дорожкина, Ю.В. Зайцев, О.В. Федорова. – Калуга: Эйдос, 2013.
– 122 с.
61. Кузнецова, О.В. Экономическое развитие регионов: теоретические и
практические аспекты государственного регулирования / О.В. Кузнецова.
– М.: Издательство ЛКИ, 2007. – 304 с.
62. Лавров, Е.И. Экономический рост: теории и проблемы / Е.И. Лавров,
Е.А. Капогузов. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2006. – 214 с.
63. Лексин, В.Н. Государство и регионы: теория и практика государственного
регулирования территориального развития / В.Н. Лексин, А.Н. Швецов.
– М.: ЛИБРОКОМ, 2012. – 368 с.
64. Майков, К.М. Инновации в области экологически безопасной переработки
широкого спектра отходов с получением электрической и тепловой энергии/
К.М. Майков. – М.: ЭКОМАШГРУПП, 2011. – 142 с.
65. Малмыгин, И.А. Высокие технологии получения прибыли / И.А. Малмыгин.
– М.: РТА, 2001. – 175с.
134
66. Малмыгин,
И.А.
Механизмы
развития
людей
и
технологий
/
И.А. Малмыгин. – М.: ИнформЭкология, 2006. – 18с.
67. Мантатов, В.В. Теория устойчивого развития: онтология и методология /
В.В. Мантатов. – Улан-Удэ: ГОУ ВПО ВСГТУ, 2009. – 148 с.
68. Мезоэкономика развития / под ред. Г.Б. Клейнера; ЦЭМИ РАН. – М.: Наука,
2011. – 805 с.
69.
Мелкумов, Я.С. Социально-экономическая статистика / Я.С. Мелкумов.
– М.: ИНФРА-М, 2011. 236 с.
70. Мельничук, М.В. Методология формирования стратегии регионального
социально-экономического развития (инвестиционный, инновационный,
институциональный аспекты): дисс…. доктора экон. наук: 08.00.05 / Марина
Владимировна Мельничук. – М., 2011. – 417 с.
71. Моделирование
устойчивого
развития
как
условие
повышения
экономической безопасности территории / А.И. Татаркин, Д.С. Львов,
А.А. Куклин и др. – Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 1999.
– 276 с.
72. Недотко,
П.А.
Организационно-экономические
формы
оптимизации
общественного развития / П.А. Недотко. – М.: МАИ, 1996. – 95 с.
73. Некрасов, Н.Н. Региональная экономика. Теория, проблемы, методы
/
Н.Н. Некрасов. – М.: Экономика, 1978.
74. Новая парадигма развития России в 21 веке. Комплексные исследования
проблем устойчивого развития: идеи и результаты / Под ред. В.А.Коптюга,
В.М. Матросова, В.К. Левашова. – М.: Academia, 2000. – 416 с.
75. Плисецкий, Е.Л. Региональная экономика / Е.Л. Плисецкий, И.Л. Черкасов.
– М.: КНОРУС, 2013. – 272 с.
76. Пчелинцев, О.С. Региональная экономика в системе устойчивого развития/
О.С. Пчелинцев. – М.: Наука, 2004. – 258 с.
77. Региональная экономика. Природно-ресурсные и экологические основы /
под ред. В.Г. Глушковой, Ю.А. Симагина. – М.: КНОРУС, 2012. – 352 с.
135
78. Региональное развитие и региональная политика России в переходный
период / под ред. С. С. Артоболевского, О. Б. Глезер. – М.: Изд-во МГТУ
им. Н. Э. Баумана, 2011. – 316 с.
79. Региональные
проблемы
сбалансированного
развития
процесса
природопользования: эколого-экономические, организационные и правовые
аспекты: монография / Под ред. О.П. Литовки. - СПб.: Изд-во СПбГТУ,
1999 – 507 с.
80. Саати, Томас Л. Принятие решений при зависимостях и обратных связях:
Аналитические сети. Пер. с англ. / под ред. А.В. Андрейчикова,
О.Н. Андрейчиковой. – М.: ЛИБРОКОМ, 2009. – 360 с.
81. Светуньков, С.Г. Основы эконометрии
комплексных переменных /
С.Г. Светуньков. – СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского гос. ун-та
экономики и финансов, 2008. – 108 с.
82. Светуньков, С.Г. Производственные функции комплексных переменных:
экономико-математическое моделирование производственной динамики /
С.Г. Светуньков.– М.: Изд-во ЛКИ, 2008. – 131 с.
83. Стратегия и проблемы устойчивого развития России в 21 веке / Под ред.
А.Г. Гранберга, В.И. Данилова-Данильяна, М.М. Циканова, Е.С. Шопхоева.
– М.: ЗАО «Изд-во «Экономика», 2002. – 414 с.
84. Стратегия
модернизации
российской
экономики
/
Под
ред.
В.М. Полтеровича. – СПб.: Алетейя, 2010. – 424 с.
85. Стратегия модернизации экономики России: теория, политика, практика
реализации: монография / Под ред. О.В. Иншакова, Г.Б. Клейнера,
В.В.Сорокажердьева. – М.: Современная экономика и право. 2011. – 364 с.
86. Сценарий и перспектива развития России / Под ред. В.А. Садовничего,
А.А. Акаева, А.В. Коротаева, Г.Г. Малинецкого. – М.: ЛЕНАНД, 2011.
– 320 с.
87. Туманова, Е.А. Макроэкономика. Элементы продвинутого подхода /
Е.А.Туманова, Н.Л. Шагас. – М.: Инфра-М, 2011. – 400 с.
136
88. Управление региональной экономикой / Г.В. Гутман, А.А. Мироедов,
С.В. Федин. – М: Финансы и статистика, 2001. – 176 с.
89. Ускова, Т.В. Теория и методология управления устойчивым социальноэкономическим развитием: дисс. … д-ра
экон. наук: 08.00.05 / Тамара
Витальевна Ускова. – Вологда, 2010. – 410 с.
90. Устойчивое
развитие:
методология
и
методики
измерения
/
под ред. С.Н. Бобылева. — М.: Экономика, 2011. — 358 с.
91. Фархутдинов, И.П. Теоретические основы устойчивого развития экономики
региона / И.П. Фархутдинов. – Южно-Сахалинск, Сахал. гос. ун-т, 2001.
– 196 с.
92. Фесенко, Р.С. Роль рециклинга в сбалансированном региональном развитии:
дисс. … канд. экон. наук: 08.00.05 / Роман Сергеевич Фесенко. – СПб, 2011.
– 150 с.
93. Филатов, Е.А. Методы детерминированного (функционального) факторного
анализа: монография / Е.А. Филатов. – Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2011.
– 104 с.
94. Худокормов, А.Д. История экономических учений / А. Д. Худокормов. – М.:
Изд-во Московского университета, 1994. – 416 с.
95. Чейметова, В. А. Социально-экономический потенциал региона: оценка и
сбалансированность развития / В.А. Чейметова. – Тюмень: изд-во
Нефтегазового ун-та, 2003. – 48 с.
96. Чернова, О.А. Методология и инструментарий формирования инновационно
ориентированной стратегии сбалансированного регионального развития /
О.А. Чернова. – Таганрог: Изд-во Таганрогского ин-та упр. и экономики,
2010. – 336 с.
97. Шараев, Ю.В. Теория экономического роста / Ю. В. Шараев. – М.: ГУ ВШЭ,
2006. – 254 с.
98. Швецов, А.Н. Совершенствование региональной политики: концепции и
практика / А.Н. Швецов. – М.: КРАСАНД, 2010. – 320 с.
137
99. Шеломенцев, А.Г. Государственное регулирование природопользования в
России: механизмы и результаты / А.Г. Шеломенцев, Н.В. Ломакина.
– Екатеринбург: Ин-т экономики УрО РАН , 2011. – 279 с.
100. Шургалина, И.Н. Реформирование Российской экономики. Опыт анализа в
свете теории катастроф / И.Н. Шургалина. – М.: Российская политическая
энциклопедия (РОССПЭН), 1997. – 221 с.
101. Эколого-экономическая
сбалансированность
регионального
развития:
методологические и методические основы / под ред. М. Ф. Замятиной.
– СПб: ГУАП, 2013. – 142 с.
102. Экономическая теория. Макроэкономика-1,2. Метаэкономика. Экономика
трансформаций / Под общ. ред. Г.П. Журавлевой. – М.: Изд. «Дашков и Ко»,
2008. – 920 с.
103. Экономическое
развитие
и
региональное
разнообразие
Российской
Федерации: монография / авт. колл. под рук. М.А. Федотовой, Ш.Вебера.
– М.: Финансовый университет, 2013. – 188 с.
104. Яшалова Н.Н. Эколого-экономические аспекты регионального устойчивого
развития / Н.Н. Яшалова. – СПб.: Изд-во Политехнического ун-та, 2013.
– 136 с.
Издания на иностранных языках
105. Barro, R. Are governments bonds net wealth? / R. Barro // Journal of Political
Economy. – 1974. – № 82. – P. 1095-1115.
106. Diamond, P. National Debt in neoclassic growth model / P. Diamond // American
Economic Review. –1965. – № 55. – P. 1126-50.
107. Indicators of sustainable development: guidelines and methodologies. – New
York: UN, 2001. – 320 p.
108. Krugman, P. Space: the last frontier / P. Krugman // Spatial economy. – 2005.
– №3. – P. 121-126.
109. Murdal, G. Modern problems of ―third world‖. Drama of Asia / G. Murdal.
– M.: Publishing house ―Progress‖, 1972. – 767 p.
138
110. New Directions in Federal Economic Development Programs // Explorations in
Economic Research. – 1977. – № 4. – 245 p.
Материалы периодической печати
111. Алексеева, Н.А. Анализ эффективности региональной экономики с позиций
мезоэкономики / Н.А. Алексеева, О.И. Боткин // Экономика региона. – 2008.
– №1. – С. 109-113
112. Алексеенко,
Н. В. Устойчивое развитие предприятия
как
фактор
экономического роста региона / Н. В. Алексеенко // Экономика и
организация управления. –2008. – № 3. – С. 59-65.
113. Андрианов, В. Государственный дирижизм во Франции: история и
современность / В. Андрианов // Общество и экономика. – 2005. – №12.
– С. 38-48.
114. Балакина, Г.Ф. Применение программно-целевого метода в управлении
развитием депрессивного региона / Г.Ф. Балакина // Региональная
экономика: теория и практика. – 2009. – №36 (129). – С. 59–64
115. Барабаш, Д.А. Особенности современного этапа социально-экономического
развития Рязанской области / Д.А. Барабаш // Экономика. Налоги. Право.
– 2011. – №1. – С. 145-152
116. Бережная, И.В. Методические аспекты оценки уровня сбалансированного
развития региона / И.В. Бережная, Н.В. Мельникова // Экономика и
управление. – 2010. – №3. – С. 10-18
117. Бессонов, В.А. О трансформационных структурных сдвигах российского
промышленного производства / В.А. Бессонов // Экономический журнал
ВШЭ. – 2006. – №2. – С. 184-219
118. Гаджиев, Ю.А. Зарубежные теории регионального экономического роста и
развития / Ю. А. Гаджиев // Экономика региона. – 2009. – №2. – С. 45-62.
119. Гаджиев, Ю.А. Неоклассические и кумулятивные теории регионального
экономического роста и развития / Ю.А. Гаджиев // Вестник Научно-
139
исследовательского центра корпоративного права, управления и венчурного
инвестирования Сыктывкарского гос. ун-та. – 2008. – №1. – С. 45-51
120. Гаджиев, Ю.А. Новые формы территориальной организации производства и
другие теории регионального экономического роста и развития
Ю.А.
Гаджиев
корпоративного
//
Вестник
права,
Научно-исследовательского
управления
и
венчурного
/
центра
инвестирования
Сыктывкарского гос. ун-та. – 2008. – №3. – С. 26-34
121. Долятовский, В.А. Зарубежный опыт комплексного развития регионов /
В.А. Долятовский // Регионология. –1994. – №2. – С. 31-36
122. Забродоцкий, Ю.Н. Анатомия отсталости и коррупции / Ю.Н. Забродоцкий//
Экономические стратегии. – 2006. – №7. – С. 42-47.
123. Клейнер, Г.Б. Эффективность мезоэкономических систем переходного
периода / Г.Б. Клейнер // Проблемы теории и практики управления. – 2002.
– №6. – С.35-40.
124. Мешков, Р.А. Инвестиционный налоговый кредит как инструмент
государственной
поддержки
организации
/
Р.А.
Мешков
//
Финансы и кредит. – 2008. – № 37 (325). – С. 28-31.
125. Молчан, А.С. Формирование точек экономического роста как базовая
экономическая
стратегия
развития
и
модернизации
региональной
экономики / А.С. Молчан // Научный журнал КубГАУ. –2011. – № 3 (067).
– С. 393-416.
126. Рохчин, В.Е. Условия устойчивости развития региона как сложной
хозяйственной системы / В.Е. Рохчин, В.А. Гневко // Российское
предпринимательство. – 2005. – № 12 (72). – С. 52-56.
127. Рюмина, Е.В. Экологически скорректированная оценка экономического
развития
регионов
/
Е.В.
Рюмина,
А.М.
Аникина
//
Проблемы
прогнозирования. – 2009. – № 2. – С. 78-94.
128. Светуньков, И.С. Новые коэффициенты оценки качества эконометрических
моделей / И.С. Светуньков // Прикладная эконометрика. –2011. – №4 (24).
– С. 85-99.
140
129. Сергеев, А.В. Социально-экономическая устойчивость развития регионов /
А.В. Сергеев // Вестник ТИСБИ. – 2008. – №4. – С. 45-51
130. Тихомирова,
Е.И.
Комплексный
подход
к
оценке
устойчивости
экономического роста и конкурентоспособности регионов Российской
Федерации / Е. И. Тихомирова // Вопросы статистики. – 2006. – №2.
– С. 9-18
131. Урсул, А.Д. Концептуальные проблемы устойчивого развития /А.Д. Урсул //
Бюллетень РАН. Использование и охрана природных ресурсов в России.
– 2005. – № 1. – С. 30–38
132. Флуд, Н.А. Как измерить устойчивость развития? / Н.А. Флуд // Вопросы
статистики. – 2006. – №10. – С. 19-24
Электронные издания
133. Еркаева, Н.Ф. Базовые принципы устойчивого развития и преодоление
социального неравенства в добывающих регионах [Электронный ресурс] /
Н.Ф.Еркаева, О.Ф. Ган, Ю.А Дымова. // Вестник университета. – 2009.
–
Режим
доступа:
http://www.integrity.kz/bazovyje-principy-ustojchivogo-
razvitija-i-preodolenije-socialnogo-neravenstva-v-dobyvajushhih-regionah (дата
обращения: 08.03.2014)
134. Каримова, К. Налог на экологию [Электронный ресурс] / К. Каримова //
Информационное агентство Татарстана. – 2011. – Режим доступа:
http://info.tatcenter.ru/section/25/ (дата обращения: 15.09.2013)
135. Миронов, В.В. Движение как атрибут бытия [Электронный ресурс] /
В.В. Миронов / Философия. – 2010. – Режим доступа:
http://society.polbu.ru
/mironov_philosophy/ch85_all.html (дата обращения: 23.10.2013)
136. Миронова, Л.Н. Теория гармонии [Электронный ресурс] / Л.Н. Миронова //
Основы колористики. – 2014. – Режим доступа:
http://mironovacolor.
org/theory/harmony_theory (дата обращения: 23.10.2013)
137. Светуньков,
С.Г.
Комплекснозначный
анализ
и
моделирование
неравномерности социально-экономического развития регионов России
[Электронный
ресурс]
/
С.Г.
Светуньков,
А.В.
Заграновская,
141
И.С. Светуньков // Модели оценки неравномерности и цикличности
динамики социально-экономического развития регионов Украины и России.
– 2012. – Режим доступа: http://sergey.svetunkov.ru/economics/complex/
files/MD2012.pdf (дата обращения: 22.12.2013)
138. Смирнов,
С.
Минфин,
Путин
и Медведев
предлагают
оценивать
губернаторов по приросту ВРП [Электронный ресурс] / С. Смирнов //
Ведомости.
–
2012.
–
Режим
доступа:
http://www.vedomosti.ru
/politics/news/7686391/minfin_putin_i_medvedev_predlagayut_ocenivat_gubern
atorov_po (дата обращения: 03.05.2013)
139. Чаленко, А.Ю. О неопределенности термина «механизм» в экономических
исследованиях [Электронный ресурс] / А.Ю. Чаленко // Капитал страны. –
2010. – Режим доступа: http://www.kapital-rus.ru /articles/article/176697/ (дата
обращения: 17.02.2014)
142
Приложение А
(обязательное)
Определения понятия «сбалансированное развитие»
Таблица А.1 – Определения понятия «сбалансированное развитие»
Автор
Определение
Куценко Е.И.
Закономерный и непрерывный процесс поддержания целостности системы,
состояния подвижного равновесия и устойчивости, экономного
использования ресурсного потенциала и своевременного предупреждения
эндогенных противоречий на основе приведения в соответствии с целями
развития региональной инновационной инфраструктуры;
Коптюг В.А.,
Матросов В.М.,
Левашов В.К.
Стабильное или предсказуемое развитие, без резких потрясений и
катастроф;
Модель движения вперед, при которой достигается удовлетворение
Шалмуев А.А. жизненных потребностей нынешнего поколения людей без лишения такой
возможности будущих поколений;
Поступательно-возвратное
развитие,
когда
на
первом
этапе
территориальная система увеличивает свое разнообразие через разные виды
общественных
отношений,
экономических
видов
деятельности,
взаимоотношений природопользования. По мере увеличения разнообразия
Кузнецова Н.Г.,
в системе накапливаются противоречия, с целью разрешения которых, а
Тяглова С.Г.
также для создания фундамента дальнейшего развития территории
выявляются так называемые `точки устойчивости`. Воздействие на них
стабилизирует процесс перехода из одного состояния в другое и
инициирует дальнейшее развитие.
Развитие общества, приемлемое для сохранения экологической ниши
Моисеев Н.Н.
человека и создания благоприятных условий для выживания цивилизации.
Развитие, при котором воздействие на окружающую среду не выходит за
Даниловрамки хозяйственной емкости биосферы, таким образом, природная основа
Данильян В.И.
для воспроизводства жизни человека не разрушается;
Социоприродная форма развития, учитывающая экологические и другие
императивы и представляющая в отличие от экономически
Урсул А.Д.
детерминированного неустойчивого развития систему коэволюции
общества и природы;
Развитие, которое порождает экономический рост, справедливо
Конференция
распределяет его результаты, восстанавливает окружающую среду в
ООН по окруж.
большей степени, чем разрушает ее, увеличивает возможности людей, а не
среде и развитию
обедняет их;
Достижение желательного равновесия между экономическим ростом,
Седашкина Т.И. справедливым развитием человеческого потенциала и здоровыми
продуктивными экосистемами;
Поступательное движение страны (региона) по избранной стратегической
Агафонов Н.Т. траектории, обеспечивающее достижение объективно прогрессивной
системы общественных целей;
а) Динамическое равновесие между общественными и природными
Коптюг В.А.,
подсистемами; б) Стратегия резкого сокращения диспаритета между
Матросов В.М.,
развитыми и развивающимися экономиками, методами технологического
Левашов В.К.
прогресса, рационализации потребления и искоренения бедности;
143
Продолжение таблицы А.1
Макарова Е.В.
Калинчиков
М.Ю.
Кузнецов О.Л.,
Попков В.В.
Система экономических отношений, обеспечивающих долгосрочное
развитие
экономической
системы,
с
наличием
механизмов
саморегулирования (стабилизации и равновесия), способных достичь
комплексного решения экономических, социальных и экологических
проблем в условиях глобализации мировой экономики;
Такое развитие экономической, политической, социальной и экологической
сфер с присущим им в качестве внутренних характеристик стремлением к
равновесию и сокращению диспаритета, которое обеспечивает
сбалансированное поступательное движение региона в целом, следствием
чего должно явиться улучшение жизни людей;
Непрерывный процесс удовлетворения потребностей настоящего и
будущих поколений.
Источник: составлено по работам [76, 83] и др.
144
Приложение Б
(обязательное)
Определения понятия «регион»
Таблица Б.1 – Определения понятия «регион»
Автор
(источник)
Некрасов Н.Н.
Романова Л.А.
Черкашин Г.В.
Гутман Г.В.,
Мироедов А.А.,
Федин С.В.
У. Изард
Определение
«Крупная территория страны с более или менее однородными
природными условиями, а главным образом – характерной
направленностью развития производительных сил на основе сочетания
комплекса природных ресурсов со сложившейся и перспективной
социальной структурой»
«Территориальное образование, входящее в состав Российской
Федерации, наделенное в соответствии с федеральным устройством
статусом субъекта Российской Федерации, собственной компетенцией,
правами,
обязанностями
и
ответственностью,
определяемыми
Конституцией Российской Федерации, Конституцией автономной
республики, либо Уставом автономной области, края, округа,
Федеративным договором»
«Социально-территориальная
общность,
отражающая
целостную
общественную систему, обладающая административной, хозяйственноэкономической,
социально-культурной
самостоятельностью»,
развивающаяся в специфических жилищных, культурно-бытовых
условиях»
«Территориальное
образование,
имеющее
четко
очерченные
административные границы, в пределах которых воспроизводятся
социальные и экономические процессы обеспечения жизни населения,
обусловленные местом региона в системе территориального и
общественного труда»
«Географически и административно выделенная территориальная
единица в зависимости от его производственной специфики, культуры и
исторических традиций (провинции, штаты, губернии)»
Бутов В.И.,
«Территория в административных границах субъекта Федерации»
Игнатов В.Г.
Гранберг А.Г. «Экономическая подсистема национальной экономики»
«Крупная территория страны с более или менее однородными
природными условиями и характерной направленностью развития
Осипов Г.В. производительных сил на основе сочетания комплекса природных
ресурсов с соответствующей сложившейся и перспективной материальнотехнической, производственной и социальной инфраструктурой»
«Часть
экономического,
социального,
природно-ресурсного,
Лексин В.Н., экологического, культурно-исторического, собственно пространственного
Ситников А.И., потенциала
государства
в
границах
властно
установленных
Юнина О.Н. административно-территориальных единиц, имеющих управленческие
структуры, призванные обеспечить интересы регионального развития»
«Часть страны»; «совокупность естественных и исторически
Азрилиян А.Н. сложившихся экономико-географических особенностей, а также
особенностей национального состава населения»
145
Продолжение таблицы Б.1
«Административно-территориальная общность, которая характеризуется
Айзинова И.М.,
единством и относительно высоким уровнем развития производственной,
Пациорковский
транспортной и социальной инфраструктуры с хорошо налаженными,
В.В.
постоянными трудовыми и социально-культурными связями населения»
«Территория в административных границах субъекта Федерации,
Арженовский характеризующаяся
следующими
основополагающими
чертами:
И.В.
комплексностью, целостностью, специализацией и управляемостью, т.е.
наличием политико-административных органов управления»
Источник: составлено по работам [33, 73, 75] и др.
146
Приложение В
(обязательное)
Теории и модели регионального экономического роста
Неоклассические
теории
Модель Дж. Бортса и
Дж. Стейна
Модели Р. Солоу
и Т. Свана,
Мэнкью-Ромера-Вэйла,
Барро-Сала-и-Мартина
Кумулятивные теории
Новые теории
Теория
Г. Мюрдаля
модели «потенциал рынка»
Дж. Харриса и
«базового мультипликатора»
А. Преда
Концепция «полюсов роста»
(Ф. Перру,
Ж. Р. Будвиль,
П. Потье, Х. Ласуэн)
Модель городской
агломерации
(Х. Ричардсон)
Теория
межрегиональной
торговли
(Э. Хекшер, Б. Олин)
Теория
«центр-периферия»
(Дж. Фридмана)
Теория
Х. Зиберта
Модель «диффузии
нововведений»
(Т. Хэгерстранд,
П. Хаггет)
Модель Р. Холла и Ч.
Джонса
Модель «вулкана»
(Х. Гирш)
Модели размещения:
(М. Фуджита и П. Кругман, М.
Фуджита и Т. Мори)
Модели межд. торговли:
модель циклич. движения факторов
(Э. Венаблес), модели «мировой
истории» (П. Кругман, Д. Пуго)
Теория агломерации
(П. Кругман, П. Ромер)
Другие теории
Теория экономической базы
(П. Де Ла Кур, В. Сомбарт)
Сырьевая теория
(Х. Иннис)
Теория секторов
(А.Фишер, К. Кларк,
Ж.Фурастье)
Модель «затраты-выпуск»
(В. Леонтьев)
Эконометрические модели
(Н. Гликман, Х.Ричардсон)
Теория случайного роста
(Дж. Эллисон, Э. Глейзер)
Концепция региональных
промышленных кластеров
(М. Портер, М. Энрайт)
Эконометрическая модель
пространственных лагов
(Лунгэнь Инн)
Теория региональной
инновационной системы
(Б.Асхайм, А.Изаксен)
Источник: [118]
Рисунок В.1 – Основные теории регионального экономического роста
147
Таблица В.1 –Анализ теорий и моделей регионального экономического роста
Достоинства
Недостатки
Неоклассические теории регионального роста
Имеют развитый инструментарий, позволяющий:
 измерять вклад различных факторов в
прирост валового продукта;
 прогнозировать изменения валового продукта
при различных объемах используемых факторов;
 оценивать эффективность использования
факторов и функционирования экономики в
целом;
 определять оптимальные значения ключевых
параметров регионального развития (норма
сбережений, фондовооруженность, величина
инвестиций и трудовых ресурсов);
 строятся
на
предпосылках,
не
наблюдаемых в реальной жизни, таких как
совершенная конкуренция и устойчивость
равновесия в экономике;
 повышенное внимание к факторам
предложения и недостаточное к факторам
спроса и распределения;
 убежденность
в
самопроизвольной
конвергенции
регионов
по
уровню
экономического развития, что, как правило,
противоречит эмпирическим данным;
 игнорирование инноваций и каналов их
распространения;
Теории кумулятивного роста
 учет пространственных факторов и их
влияния на региональный рост;
 наличие применимых на практике идей, таких
как концепция «полюсов роста» и «диффузия
инноваций», что позволяет формировать на их
основе экономическую политику региона;
 простота
исходных
предпосылок
и
обоснование городских агломераций как центров
регионального роста;
 ориентация на крупные и средние
предприятия как «точки» и «полюса роста», в
то время как роль малых предприятий
игнорируется;
 отсутствие
должного
внимания
к
структуре и внутренней согласованности
производственной системы региона;
 не
учитывают
несовершенную
конкуренцию, возрастающую отдачу от
масштаба и «внешние эффекты» рыночной
системы;
Новые теории регионального роста
 объединяют
инструментарий
 уделяют
недостаточное
внимание
неоклассического направления с концепцией институциональной структуре региона;
поляризованного развития, заимствованной у
теорий кумулятивного роста;
 используют для объяснения роста новые
факторы (накопление человеческого капитала,
объем рынка, пространственные эффекты);
 учитывают несовершенную конкуренцию и
возрастающую отдачу от масштаба;
 позволяют
оценивать
глобальную
конкурентоспособность
регионов,
дают
практические рекомендации по повышению их
конкурентоспособности
(теория
конкурентоспособности).
148
Продолжение таблицы В.1
Другие теории регионального роста
 возможность
решения
частных
задач
регионального роста (сырьевая теория, теория
секторов, теория экспортной базы), проверки
теоретических
гипотез
(эконометрические
теории);
 не учитывают многие динамические и
пространственные факторы;
 не могут быть использованы для
определения
степени
неравномерности
развития регионов, не дают рецептов
сокращения
социально-экономической
поляризации.
Источник: составлено автором на основе работ [118, 119]
149
Приложение Г
(обязательное)
Инструменты управления экономическим развитием регионов
Ограничение роста
наиболее развитых субъектов
Стимулирование развития проблемных территорий
Улучшение свойств
территории
Нефинансовые меры
Административные
льготы; упрощенные
визовый и
таможенный
режимы
Финансовые
меры
Оказание помощи
отдельным предприятиям
Бюджетные
расходы
Создание
инфраструктуры Субсидии;
кредиты;
реклама;
создание
решение
совместных
проблем
предприятий;
экологии;
гарантии
разведка недр
Особые экономические зоны
Финансирование
переезда
населения
Размещение
государственных
предприятий
Недополучение бюджетных доходов
Административные
меры
Финансовые меры
Ограничение
строительства
Дополнительные
расходы фирм
Налоговые
льготы
Программы развития регионов
Развитие приграничного сотрудничества
Источник: [61]
Рисунок Г.1 – Классификация инструментов государственного управления экономическим развитием регионов
150
Приложение Д
(обязательное)
Расчетные данные, используемые в диссертационном исследовании
Таблица Д.1 –Выбросы загрязняющих веществ в атмосферу от стационарных источников, тысяч тонн
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
Тверская область
Тульская область
Ярославская область
г. Москва
2000
89
37
40
58
41
15
59
21
383
188
15
136
33
26
42
210
93
111
2001
94
41
41
60
36
15
51
21
388
172
15
125
30
25
40
208
89
94
2002
100
42
37
47
42
14
47
19
407
176
14
121
35
23
50
169
89
93
2003
98
55
33
47
42
13
49
20
396
171
15
120
37
25
51
153
86
97
2004
99
53
29
53
42
12
48
27
387
163
13
119
30
26
46
143
94
91
2005
102
49
29
52
40
12
52
27
378
167
13
141
34
27
43
148
93
89
Источник: данные Росстата
2006
105
46
27
67
44
12
61
29
379
178
12
131
42
42
61
164
75
95
2007
124
48
32
71
44
13
63
27
382
163
12
135
37
50
69
163
78
79
2008
116
30
39
78
41
13
61
25
353
195
20
146
43
59
58
160
81
70
2009
126
33
31
75
39
12
55
37
346
194
22
132
43
86
54
156
78
60
2010
132
35
35
77
37
12
54
41
368
205
23
134
48
46
60
167
81
63
2011
134
37
35
72
37
13
50
42
345
192
23
122
48
48
67
193
78
61
151
Таблица Д.2 – Сброс загрязненных сточных вод, тысяч кубических метров
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
Тверская область
Тульская область
Ярославская область
г. Москва
2000
45
100
182
190
168
109
64
39
149
638
85
26
109
67
102
249
306
2115
2001
13
99
182
174
169
113
63
38
146
618
86
24
99
61
95
257
312
2145
2002
6
96
185
174
160
112
57
38
137
630
80
19
93
59
88
263
316
2661
2003
10
94
174
173
158
108
64
35
126
626
79
19
91
55
86
259
306
2015
2004
11
92
169
168
152
105
65
35
125
643
78
19
94
61
77
261
303
2012
2005
11
89
155
169
144
99
64
34
127
635
68
20
90
59
79
252
287
1959
Источник: данные Росстата
2006
11
96
147
159
140
99
66
33
124
617
70
15
90
53
91
236
284
1857
2007
8
94
141
152
136
98
64
34
114
597
63
14
85
19
101
216
208
1726
2008
11
85
140
144
127
96
65
35
140
588
61
18
82
17
99
201
204
1684
2009
49
83
129
134
114
95
61
33
101
565
60
18
79
13
92
192
184
1595
2010
77
78
129
134
102
92
47
37
87
1309
50
89
73
13
99
196
240
909
2011
72
75
126
135
99
88
46
50
82
1220
54
84
68
9,2
93
187
218
908
152
Таблица Д.3 – Промежуточное потребление в текущих ценах, миллионов рублей
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
Тверская область
Тульская область
Ярославская область
г. Москва
2000
49936
25771
41852
51013
24323
26476
13660
34626
55061
195287
25040
42818
32530
23343
35758
50264
52116
751435
2001
2002
2003
62162 70732 92071
31199 39171 46438
51770 60730 76693
66152 87999 111723
33494 37237 48672
34793 42772 54036
17440 21602 23905
41530 51487 67474
67763 82724 105686
329550 343477 486692
31874 35022 43488
54531 76609 92009
39775 48395 59217
30828 39244 48352
44743 60371 73169
60902 78161 97784
69393 84681 99968
998273 1264665 1602339
2004
113616
56966
87569
135831
47057
68265
39865
75885
145595
618948
53720
74880
76052
54194
89927
145884
120477
2317665
2005
154591
65800
100770
154597
50891
80627
47324
90303
174785
768449
56933
85261
91909
56960
113702
162472
138134
3285609
Источник: данные Росстата
2006
195762
78691
128929
182489
65376
93191
58753
115525
207806
1026341
66529
101734
106940
66171
137886
188486
162631
4296202
2007
272783
102741
176590
238888
86004
127955
73867
150461
249929
1478901
79571
127810
125641
94008
166655
240911
192342
5292638
2008
370340
123756
211572
302088
117808
200756
92383
180369
321998
1755758
90116
160736
159125
117634
213823
302527
225734
6635865
2009
351008
116846
200294
328678
112835
220119
86685
181922
271881
1786636
84139
153392
154879
125658
214905
282413
207223
6140449
2010
437858
144413
244153
388865
137540
333509
110813
217308
357448
2074173
102110
182157
190282
143652
247898
327865
247902
6552055
2011
512412
184110
297062
481343
176634
402795
126431
251901
455532
2561056
123121
216736
220230
182951
288229
377608
292359
7908118
153
Таблица Д.4 – Валовой региональный продукт в текущих ценах, миллионов рублей
2000
2001
2002
2003
Белгородская область
42075
49942
62404
76055
114409 144988 178846 237013 317656 304345 398361
511663
Брянская область
24651
30110
37374
43700
51003
66692
82100
102706 125834 126477 147024
179921
Владимирская область 33018
42075
50360
61819
74207
86927
112842 146663 175396 185825 224759
256409
Воронежская область
49524
60015
83001
100143 117198 133587 166177 222812 287072 301729 346568
447155
Ивановская область
16900
22176
26981
33215
40159
44415
55090
74752
109885
127219
Калужская область
23903
31860
37283
48793
57994
70954
86151
111869 150394 154946 188601
234279
Костромская область
16662
22222
25953
29692
37787
44685
54351
65700
98131
111462
Курская область
30168
36400
45309
56383
76506
86625
104036 128799 167866 161571 193649
233362
Липецкая область
48068
50574
70591
96242
141778 145194 179057 209822 259532 226662 248545
285884
Московская область
176694 235160 312950 412089 535204 708062 934329 1295650 1645753 1519446 1832867 2243264
Орловская область
22161
27625
35657
42073
46042
53182
64802
106197
130951
Рязанская область
27957
37054
45798
59607
69996
84383
105492 121305 150151 153634 179128
210436
Смоленская область
28141
36016
42166
49086
56114
65526
79043
95703
121601 125349 154681
183201
Тамбовская область
23387
31087
38898
46878
56775
63615
79766
106040 120836 136324 143902
182305
Тверская область
35341
46986
55733
68805
88082
96897
127364 156035 192283 197687 219005
253757
Тульская область
42061
52891
65416
72258
88120
116221 142240 174111 231731 214925 237629
272463
Ярославская область
41756
61150
75313
92073
112439 131252 153252 186578 214946 212684 239644
285160
г. Москва
2004
2005
2006
2007
77101
2008
86980
81041
96670
2009
87062
78921
90624
2010
2011
1159034 1370183 1767477 2188232 2853272 4135155 5260233 6696259 8248652 7126972 8375864 10021557
Источник: данные Росстата
154
Таблица Д.5 – Среднегодовая численность населения, тысяч человек
2000
2001
Белгородская область 1504,3 1507,5
Брянская область
1415,6 1399,7
Владимирская область 1566,8 1548,6
Воронежская область 2431,9 2409,7
Ивановская область
1186,8 1170,4
Калужская область
1065,4 1055,0
Костромская область 757,9 749,0
Курская область
1274,1 1257,5
Липецкая область
1230,9 1224,3
Московская область
6620,8 6611,3
Орловская область
880,4 872,1
Рязанская область
1266,7 1249,9
Смоленская область
1090,8 1072,7
Тамбовская область
1222,3 1203,5
Тверская область
1531,7 1505,5
Тульская область
1731,5 1706,9
Ярославская область 1399,9 1386,1
г. Москва
10023,6 10192,1
2002
1510,0
1383,2
1529,7
2385,8
1153,2
1044,1
739,2
1239,8
1215,7
6613,0
862,9
1232,3
1054,6
1183,8
1478,5
1682,0
1371,4
10328,4
2003
1512,9
1367,6
1514,8
2370,9
1137,8
1035,1
728,8
1222,2
1208,2
6644,1
852,7
1217,0
1042,5
1168,1
1456,7
1659,5
1355,7
10461,3
2004
1512,8
1352,2
1503,6
2366,2
1123,9
1029,6
717,6
1204,6
1201,9
6704,0
841,1
1204,9
1035,7
1156,3
1440,2
1640,5
1338,4
10631,1
2005
1511,7
1335,9
1492,0
2362,9
1109,3
1025,5
705,9
1186,7
1196,2
6760,3
828,6
1194,1
1028,9
1144,7
1423,9
1623,5
1321,3
10825,1
2006
1512,9
1320,2
1481,2
2357,4
1095,8
1021,7
694,8
1169,6
1192,1
6815,3
816,8
1185,1
1021,7
1132,8
1407,1
1607,7
1306,4
11007,6
Источник: данные Росстата
2007
1517,1
1308,0
1471,3
2349,1
1085,5
1019,0
686,6
1156,7
1188,6
6871,1
808,3
1177,9
1013,5
1121,7
1392,9
1594,0
1296,3
11139,1
2008
1523,2
1298,8
1462,4
2341,7
1077,7
1016,7
680,6
1147,6
1184,3
6926,7
802,0
1171,1
1004,9
1112,1
1381,2
1582,2
1289,3
11234,2
2009
1529,0
1290,4
1453,8
2336,9
1071,0
1015,3
675,4
1139,2
1179,5
6991,1
796,0
1164,9
996,9
1103,7
1370,4
1570,5
1283,1
11331,9
2010
1532,1
1280,9
1445,5
2334,9
1063,9
1012,1
669,7
1130,3
1174,5
7065,2
789,4
1156,8
987,9
1094,7
1357,7
1557,5
1275,6
11461,6
2011
1534,2
1269,9
1436,5
2333,2
1057,1
1008,7
664,1
1123,6
1169,0
7152,4
783,4
1150,1
981,7
1086,1
1346,2
1547,5
1271,0
11577,0
155
Таблица Д.6 – Валовой региональный продукт на душу населения в текущих ценах, рублей
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
27970 33127 41327 50271 75629 95911 118211 156225
Белгородская область
17414 21512 27020 31953 37719 49923 62188 78519
Брянская область
Владимирская область 21073 27170 32924 40809 49353 58261 76185 99683
20365 24905 34790 42238 49530 56535 70493 94850
Воронежская область
14240 18947 23397 29192 35733 40039 50272 68866
Ивановская область
22438 30202 35708 47137 56326 69192 84317 109790
Калужская область
21985 29668 35110 40741 52661 63304 78227 95687
Костромская область
23678 28946 36546 46131 63512 72995 88949 111348
Курская область
39051 41309 58066 79661 117959 121376 150197 176535
Липецкая область
26688 35569 47324 62023 79833 104738 137092 188565
Московская область
25168 31676 41323 49342 54740 64180 79342 95387
Орловская область
22070 29646 37164 48978 58095 70666 89011 102983
Рязанская область
25798 33575 39983 47084 54179 63687 77367 94432
Смоленская область
19134 25830 32858 40134 49099 55574 70416 94533
Тамбовская область
23073 31210 37695 47234 61158 68049 90518 112022
Тверская область
24292 30989 38894 43542 53715 71587 88476 109226
Тульская область
29828 44116 54917 67915 84008 99335 117309 143936
Ярославская область
115631 134436 171128 209174 268390 381997 477873 601147
г. Москва
Источник: данные Росстата
2008
208548
96885
119942
122591
80709
147930
119072
146276
219136
237596
120531
128212
121013
108653
139216
146466
166712
734242
2009
199046
98015
127815
129113
81287
152612
116856
141834
192165
217340
113849
131891
125743
123512
144258
136852
165758
628930
2010
260016
114778
155494
148433
103280
186348
146537
171322
211611
259422
134534
154845
156567
131457
161305
152572
187876
730774
2011
331010
137187
181843
203576
121946
232722
175627
203676
246214
304343
167465
186187
184185
159543
189484
180866
225778
859355
156
Таблица Д.7 – Реальные среднедушевые доходы, в % к предыдущему году
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
Тверская область
Тульская область
Ярославская область
г. Москва
2001
110,8
114,3
105,9
113,3
102,9
111,4
108,0
107,2
106,2
115,2
113,6
121,1
110,4
112,9
109,3
110,4
112,3
106,3
2002
111,5
114,9
111,0
109,4
115,8
117,1
110,4
113,4
107,3
114,3
115,0
117,6
109,8
112,2
118,1
111,0
112,8
103
2003
109,1
110,1
112,3
114,5
110,6
114,2
106,6
106,5
111,2
109,1
107,0
112,7
106,2
111,3
110,4
108,1
111,2
120,2
2004
108,8
104,1
103,9
108,4
108,4
110,1
107,1
112,2
109,5
118,6
107,0
97,4
104,3
104,9
115,4
102,5
106,0
112,9
2005
112,1
112,6
106,3
115,4
107,4
111,9
113,2
108,7
112,0
108,9
109,5
114,4
108,6
110,6
124,3
108,5
105,8
106,2
2006
122,9
114,4
123,3
115,5
115,1
116,9
115,8
115,3
122,6
130,8
112,3
115,9
110,2
115,6
117,8
119,8
116,2
109,5
Источник: данные Росстата
2007
121,5
110,7
113,1
110,8
113,2
120,4
111,4
114,9
113,8
123,8
112,3
117,9
109,5
112,6
107,2
113,0
110,2
109,5
2008
118,6
112,3
116,4
103,9
125,9
108,7
105,8
110,1
108,8
120,0
118,8
117,7
115,7
113,0
109,3
113,7
108,8
86,4
2009
99,8
100,5
101,4
98,5
98,5
101,0
98,4
95,6
105,6
94,5
96,4
94,2
98,2
94,7
100,5
103,2
92,4
113,1
2010
112,2
105,9
111,7
108,9
109,7
108,4
114,6
106,3
103,0
106,5
111,4
108,1
105,2
106,8
105,6
107,0
99,7
103,2
2011
102,4
104,3
100,6
105,7
104,9
104,1
101,1
102,4
97,8
106,3
103,0
96,8
99,5
102,6
98,8
101,1
97,2
100,1
157
Таблица Д.8 – Инвестиции в основной капитал в текущих ценах, миллионов рублей
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
Белгородская область
9242
14031 10830 15336 22685 35022 52073 83510 104218 73127 96313
Брянская область
2808
3467
4738
6528
6751
8496
12462 21010 25298 26858 41989
Владимирская область 4852
6224
8850
10327 12491 17327 22253 37775 45056 51546 50088
Воронежская область
8262
10409 15964 19756 21845 28652 38867 65319 94168 94788 132275
Ивановская область
2058
2470
3176
5121
8997
12068 14734 17416 26051 31956 29961
Калужская область
5293
6356
7451
9353
10479 13624 18297 35012 66270 60349 74489
Костромская область
4636
4843
6222
5855
12500 14083 11821 13919 16848 11334 15100
Курская область
5425
6646
10413 10112 15198 17864 23241 33523 46752 41183 46093
Липецкая область
6265
8410
10985 17200 26575 30312 44565 64707 88089 84317 101600
Московская область
50729 52701 71787 105176 154969 181260 236931 401143 481617 380061 391809
Орловская область
4881
5141
5132
5950
7812
9610
12715 24119 27242 19791 20970
Рязанская область
6162
9873
7086
9515
18326 23629 25945 33630 53231 38036 40622
Смоленская область
6701
9072
9721
11427 11315 14371 16029 25178 37562 34633 48833
Тамбовская область
2527
3772
5341
8257
11316 14698 19667 30861 42701 48795 53674
Тверская область
9555
10687 14353 22094 29791 23845 24326 36384 50222 70047 82618
Тульская область
10197
7871
9539
13655 14032 20804 24361 36208 55363 61518 71526
Ярославская область
8112
13500 13828 17861 26795 42466 37143 44203 55174 57377 72291
г. Москва
156215 173839 220396 269588 358531 456025 590162 775682 962468 742422 732761
Источник: данные Росстата
2011
132289
48617
57987
152210
31009
69172
15201
58244
117790
393043
35470
53078
60564
65601
84478
72579
69894
843142
158
Приложение Е
(обязательное)
Показатели качества построенных моделей
Таблица Е.1 – Показатели качества линейной модели оценки влияния инвестиций на сбалансированность
к
регионального развития
Средняя ошибка Средняя ошибка Средняя ошибка Средняя ошибка
Коэффициент
Коэффициент
аппроксимации аппроксимации аппроксимации по аппроксимации сбалансированности сбалансированности
по Х (1)
по Y (1)
Х (2)
по Y (2)
по Х
по Y
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
Тверская область
Тульская область
Ярославская область
г. Москва
0,092
0,079
0,04
0,056
0,065
0,099
0,156
0,044
0,041
0,105
0,072
0,067
0,093
0,041
0,13
0,081
0,105
0,055
0,345
0,11
0,098
0,048
0,073
0,095
0,157
0,097
0,086
0,147
0,085
0,286
0,082
0,1
0,117
0,063
0,136
0,238
0,071
0,072
0,033
0,046
0,043
0,082
0,148
0,035
0,04
0,077
0,064
0,06
0,084
0,036
0,122
0,073
0,08
0,044
0,419
0,088
0,087
0,037
0,056
0,085
0,145
0,084
0,07
0,135
0,075
0,271
0,061
0,078
0,093
0,05
0,101
0,165
Источник: составлено автором
0,136+0,13i
0,13+0,125i
0,10+0,068i
0,106+0,095i
0,086+0,11i
0,123+0,145i
0,191+0,175i
0,081+0,077i
0,101+0,086i
0,121+0,141i
0,13+0,09i
0,129+0,107i
0,131+0,114i
0,09+0,078i
0,153+0,174i
0,127+0,118i
0,136+0,135i
0,082+0,111i
0,295+0,21i
0,132+0,13i
0,134+0,148i
0,072+0,108i
0,117+0,103i
0,136+0,13i
0,188+0,171i
0,133+0,126i
0,116+0,127i
0,208+0,109i
0,13+0,125i
0,233+0,206i
0,106+0,117i
0,145+0,12i
0,144+0,136i
0,104+0,096i
0,137+0,164i
0,152+0,241i
159
Таблица Е.2 – Показатели качества полиномиальной модели оценки влияния инвестиций на сбалансированность
к
регионального развития
Средняя ошибка Средняя ошибка Средняя ошибка Средняя ошибка
Коэффициент
Коэффициент
аппроксимации аппроксимации аппроксимации по аппроксимации сбалансированности сбалансированности
по Х (1)
по Y (1)
Х (2)
по Y (2)
по Х
по Y
Белгородская область
Брянская область
Владимирская область
Воронежская область
Ивановская область
Калужская область
Костромская область
Курская область
Липецкая область
Московская область
Орловская область
Рязанская область
Смоленская область
Тамбовская область
Тверская область
Тульская область
Ярославская область
г. Москва
0,092
0,044
0,034
0,04
0,057
0,082
0,151
0,042
0,023
0,082
0,06
0,066
0,093
0,027
0,124
0,072
0,087
0,044
0,344
0,11
0,085
0,048
0,066
0,087
0,151
0,086
0,068
0,142
0,083
0,267
0,081
0,077
0,117
0,062
0,117
0,218
0,07
0,039
0,026
0,031
0,042
0,064
0,136
0,033
0,02
0,068
0,057
0,06
0,085
0,017
0,111
0,058
0,076
0,041
0,412
0,089
0,066
0,037
0,05
0,074
0,123
0,061
0,058
0,132
0,075
0,256
0,062
0,059
0,094
0,05
0,098
0,162
Источник: составлено автором
0,135+0,129i
0,096+0,095i
0,078+0,071i
0,095+0,065i
0,099+0,093i
0,11+0,125i
0,184+0,15i
0,089+0,062i
0,072+0,061i
0,108+0,131i
0,126+0,088i
0,125+0,105i
0,133+0,121i
0,074+0,046i
0,149+0,157i
0,121+0,085i
0,135+0,109i
0,105+0,091i
0,295+0,208i
0,136+0,124i
0,120+0,115i
0,074+0,107i
0,120+0,086i
0,125+0,119i
0,168+0,156i
0,093+0,109i
0,114+0,111i
0,201+0,111i
0,124+0,137i
0,263+0,158i
0,109+0,114i
0,128+0,097i
0,145+0,140i
0,102+0,101i
0,151+0,143i
0,179+0,197i