Исторический характер прав человека

УДК 340
ВЕСТНИК ТИСБИ
TISBI BULLETIN
ИСТОРИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
HISTORICAL CHARACTER OF HUMAN RIGHTS
СТЕПАНЕНКО Р.Ф., канд. юрид. наук, доцент, НОУ ВПО Университет
управления «ТИСБИ»
e-mail: [email protected]
КУЗЬМИН Р.И., НОУ ВПО «Университет управления «ТИСБИ»
e-mail: [email protected]
STEPANENKO R.F., Candidate of legal sciences, docent at «Theory and History
of State and Law» Chair, the University of Management «TISBI»
e-mail: [email protected]
KUZMIN R.I., a first year post-graduate student of the Faculty of Law, the
University of Management «TISBI»
e-mail: [email protected]
Аннотация
Теория и практика изучения прав человека имеют долгую и
познавательную историю. Современная постановка вопроса о правах
человека -, опирается на богатый предшествующий исторический опыт
человечества в области правовых форм организации общественной и
государственной жизни людей, правового способа регуляции их социальных
взаимоотношений.
Abstract
Theory and practice of human rights have a long and instructive history. The
modern formulation of the issue of human rights - for all its novelty and features
resulting from the current level and nature of world civilization - is based on
extensive prior experience of mankind particularly in the area of legal forms of
organization of social and public life, legal ways to regulate their social relations.
Ключевые слова: право, человек, естественные права.
Key words: right, human, natural right.
Познание исторического характера прав человека - процесс сложный,
довольно емкий и требующий отдельного научного рассмотрения. В
практическом плане это означает, прежде всего, изучение прав человека не
только на первоначальном этапе их зарождения и развития, но и на всех
последующих этапах, вплоть до современного. Это рассмотрение прав
человека применительно к конкретным историческим, политическим,
социально - экономическим и иным условиям жизни общества и государства.
Наконец, это - выявление тенденций и закономерностей развития прав
человека на всем протяжении существования общества и государства, а
кроме того - установление форм их общности и соответственно их
преемственности, а также их особенностей на различных этапах
эволюционного
развития
общества
и
государства.
Характер
взаимоотношений прав человека с окружающей его социально экономической, политической и правовой средой, а точнее, характера
обусловленности первых и последней.
Процесс возникновения той или иной совокупности прав и свобод
человека, включающий в себя их осознание и последовательное
формирование, - это не одномоментный исторический процесс, а весьма
длительный и, к тому же, весьма напряженный, зачастую начинающийся в
пределах одной формации и завершающийся принятием формальноюридического акта.
Формально-юридическая фиксация тех или иных прав и свобод,
соотносящих с определенной общественно-экономической формацией или
цивилизацией, именуемая в научной юридической литературе «принятием»
или «возникновением» данных феноменов, - это, как представляется, всего
лишь заключительная стадия, завершение процесса их формирования, но
отнюдь не весь комплекс проблем, который может начинаться в одной
формации или цивилизации, а заканчиваться - в другой, более поздней.
В качестве одного из многочисленных примеров можно сослаться на
Гражданский кодекс Франции 1804 года, или-как он чаще именуется, кодекс
Наполеона, и возникшие на его основе права. Общепризнанно, что данный
весьма важный юридический акт в формально-юридическом смысле является
порождением капиталистической общественно-экономической формации
(ранний капитализм). Это факт. Но фактом является и то, что, возникнув в
формально-юридическом смысле в рамках капиталистической общественноэкономической формации, Кодекс Наполеона фактически вобрал в себя
многие принципы и положения, а в соответственно и права, которые
формировались еще в рамках рабовладельческой формации и были
зафиксированы, в частности, в Законах XII таблиц.
В плане рассматриваемой проблемы на примере высказываемых и
законодательно закрепленных положений важно подчеркнуть, что, несмотря
на справедливость и обоснованность в целом тезиса о соответствии того или
иного «набора» прав определенной формации и цивилизации, его не следует
абсолютизировать. Между правами и свободами, c одной стороны, и
соответствующими формационными и цивилизационными рамками их
возникновения и функционирования - с другой. не существует жесткой связи.
она всегда относительна и нередко весьма условная. Степень и характер этой
связи и зависимости тех или иных прав и свобод от конкретной
формационной и цивилизационной среды в каждом отдельном случае
определяется конкретными историческими условиями и складывающимися
обстоятельствами в том или ином государстве.
Кроме того, говоря об относительном, а порой и весьма условном
характере связей и зависимостей прав и свобод человека от той или иной
формации, весьма важным представляется иметь в виду не только
межформационную историческую среду, но и внутриформационные.
зачастую весьма противоречивые условия, при которых возникают и
реализуются те или иные права.
В этом отношении нельзя не согласиться с мнением Е. А. Лукашевой о
том, что « если исторически проследить путь становления идей прав человека
и правового государства, то его нельзя связывать напрямую с какой-то
определенной формацией», и что «в условиях одной и той же формации
могут существовать различные отношения к правам человека и правовому
государству» [1, с. 29].
При рассмотрении прав человека в историческом плане весьма важным
представляется иметь в виду не только относительный характер
обусловленности их конкретными формационными и цивилизационными
обстоятельствами, но и другие не менее важные факторы, касающиеся, в
частности, исторического характера взаимосвязи и взаимообусловленности
друг другом позитивных и естественных прав человека.
При рассмотрении проблем взаимосвязи и взаимодействия позитивного
и естественного права многие авторы традиционно исходят из
первозданности и незыблемости естественных прав человека лежащих в
основе формирования этого социального института («происходящих от
природы» и « принадлежащих каждому от рождения») и перманентной
изменчивости, обусловленной постоянными изменениями, происходящими в
обществе и государстве, позитивных прав.
«Люди бесконечно увеличивают число своих законов для
противодействия законам природы, - писал по этому поводу еще в первой
половине XIX века Р.Оэун, - но всегда без успешно». Постоянные,
«прекрасные и благоприятные законы природы», отмечал исследователь,
приведут к постоянно возрастающему распространению знаний, доброты и
счастья среди людского рода, если они будут последовательно применяться в
условиях, полностью согласованных с ними [2, с. 694].
Обращение английского социалиста-утописта, а вместе с ним и ряда
других авторов к вечности и незыблемости законов природы, а вместе с ними
и естественных прав, с одной стороны, а с другой — указание на
«бесконечное увеличение»
и постоянную изменчивость принимаемых
законодателями разных стран, « позитивных» законов-выстраивает
определенную модель исторического характера отношений позитивных и
естественных прав человека.
Естественное право при этом рассматривается как постоянная, раз и
навсегда данная, «природная» основа, на которой создается и, по мере
развития общества и государства, соответственно видоизменяется и
позитивное право.
Одновременно с исторически доминирующей моделью отношений
позитивного и естественного права и соответственно позитивных и
естественных прав, в научной литературе параллельно развивается и другая,
в значительной мере отличающаяся от нее форма.
Суть ее заключается, во-первых, в том, что во взаимоотношениях
позитивного и естественного права в качестве переменных величин
рассматривается не только характер отношений между ними и позитивного
права, но и само естественное право как моральная основа позитивного
право. А во-вторых, в том, что при рассмотрении процесса взаимосвязи и
взаимодействия позитивного и естественного права авторы исходят из того,
что между ними существует не односторонняя связь и соответственно не
влияние естественного права на позитивное, а двухсторонняя связь и
обоюдное их воздействие друг на друга.
При таком подходе к рассмотрению в историческом плане характера
отношений между позитивным и естественным право исследователям,
занимающимся данными проблемами, не свойственно, как справедливо
отмечает М. Тэтчер, «стремление порассуждать отвлеченно о естественных
правах, или правах человека, которые возникли раньше конкретных законов
и не зависят от них», что « было характерно для революционной Европы».
Парадоксально, резюмирует автор, но факт, что « чем более грандиозными и
широкими оказывались замыслы в отношении естественных прав, тем более
вероятной была потеря свобод в конце» [3, с. 284].
В подобного рода постановке вопроса, несомненно, заключается
широкий смысл. Имея виду тот очевидный факт, что какими бы ни были те
или иные основания – прирожденные и неотъемлемые права, они становятся
правами не сами по себе, как некий «природный» факт, а лишь в обществе, в
системе общественных отношений и связей одного человека с другими, при
возникновении оценочного характера повеления одного человека по
отношению к другому.
Обладая определенными признаками социальных явлений и выступая,
по словам Е.Н. Трубецкого, в качестве «синонима нравственно должного в
праве», естественное право как изменяющийся по мере развития общества
нравственный феномен, с одной стороны, оказывает постоянное воздействие
на позитивное право, а с другой – подвергается непрерывному влиянию со
стороны этого права [4, с. 57].
Разумеется, степень и формы влияния позитивного права на
естественное право в виде прирожденных и неотчуждаемых прав человека не
всегда одинаковы, а варьируются в зависимости от характера той или иной
исторической эпохи, а соответственно – от особенностей существующего в
ее пределах позитивного права. Однако такое влияние всегда существовало и
существует и было бы упущением не замечать или сознательно игнорировать
его.
Основным путем воздействия положительного права на естественное
является законодательное закрепление естественных прав, их разностороннее
обеспечение и создание, тем самым, необходимых условий не только для их
осуществления в настоящем, но и для их развития и совершенствования в
будущем.
Несмотря на имевшее место в истории взаимосвязей и взаимодействия
позитивного и естественного права весьма глубокие противоречия и острые
конфликтные моменты, не сближающие, а, наоборот, отдаляющие их друг от
друга, все же
наблюдается общая тенденция, которая все яснее
прослеживается в их взаимоотношениях. По мере развития общества и
государства связь между ними не только ослабляется, а все более
расширяется и углубляется.
Это находит свое конкретное выражение, с одной стороны, в более
детальном закреплении общепризнанных естественных прав, а с другой
стороны - в расширении перечня законодательно закрепленных естественных
прав, таких, в частности, как право на личную неприкосновенность, право на
безопасность, право на охрану здоровья, право на достоинство личности и др.
[5].
Естественные права на протяжении всей истории своего развития и
взаимодействия с позитивным право выступают не только как отдельные,
относительно обособленные друг от друга, но и как тесно связанные друг с
другом и взаимодополняющие друг друга морально-этические социальные
феномены. Выступая изначально в виде отдельных субъективных прав,
которые принадлежат «каждому человеку от рождения», естественные, т.е.
субъективные по своей природе и характеру эти права приобретают
значимость по мере общественного развития и опосредования их с помощью
норм позитивного права.
Тенденция постепенного системного упорядочения субъективных
естественных прав и превращения их по мере опосредования их нормами
позитивного права в объективные права наблюдается, как и ряд других
тенденций, на протяжении всей истории взаимосвязи и взаимодействия
позитивного и естественного права. Но наиболее четко она проявляется в
настоящее время.
Cовременные тенденции, действующие на внешнеполитической арене,
свидетельствуют о все большем и всестороннем
международном
регулировании прав человека. Крупнейшим достижением XX в. явилась
разработка и утверждение режима международной защиты права человека.
Всеобщая декларация прав человека, Пакты о правах человека и другие
международные документы возложили на государства конкретные
юридические обязательства. Режим международной защиты прав человека
свидетельствует о том, что защита прав человека выходит за рамки
суверенитета и внутренней компетенции государств [6, с. 86].
Литература:
1. Права человека / Oтв. ред. Е.А. Лукашева. - М., 1999. - С. 28.
2. Цит. по кн.: История политических и правовых учений. - Ч. 1.
Хрестоматия. – Воронеж: Изд.-во Воронежского гос. ун-та, 2000. - С. 694.
3. Тэтчер М. Искусство управления государством. – С. 284.
4. Трубецкой Е.Н. Указ. соч. - С. 57.
5. Рассказов Л.П., Упоров И.В. Указ. соч. – С. 8-9; Матузов Н.И.
Актуальные проблемы теории права. - Саратов, 2003. – С. 255-306; Мухина
Т.А. Проблема соотношения естественного и позитивного права: Автореф.
дисс. ... канд. юрид. наук. - Челябинск, 2005.
6. Московский юридический форум «Глобализация, государство, право,
XXI век»: По материалам выступлений. - М.: ОАО «Издат. дом «Городец»,
2004. – 86 с.
References:
1. Human Rights / Executive Editor E. A. Lukashev. - M., 1999. - P. 28
2. Quotes from the book: History of political and legal doctrines. ch.1. Reader.
Publisher of the Voronezh State University, 2000. - 694 p.
3. Thatcher M. The art of government. - 284 p.
4. Trubetskoy Е.N. Ordinance soc. - P. 57.
5. Rasskazov L.P., Uporov I.V. Сit. - Р. 8-9; Matuzov N.I. Actual problems of
legal theory. - Saratov, 2003. – P. 255-306; Mukhina T.A. The problem of
correlation of the natural and the positive law. Thesis... candidate dissertation of
legal sciences. - Chelyabinsk, 2005.
6. Moscow Law Forum «Globalization, State, law, XXI Century»: The
content of speeches. - Moscow: JSC Gorodets «Publishing Youse», 2004. - 86 p.