Трудные версты войны;doc

Д.В. Глущенко, начальник отдела
профессиональной, служебной и физической
подготовки Волгоградской академии МВД России,
майор полиции
Быкадоров Евсей Федорович в Гражданской войне на Дону.
Быкадоров Евсей Федорович родился в станице Островской
Островского юрта Усть - Медведицкого округа Области Войска Донского в
1889 году в семье казака-старообрядца Федора Быкадорова. Держался
истинно-православной старой веры, издревне казаков крестили на 40-й день
после рождения. С ранних лет работал на сельскохозяйственных работах, в
общем наживал добро только своим трудом. Личную помощь хранил в тайне,
почитал старших. Слово свое держал и сохранял, стоял за малых людей. Стал
ходить на Круг с 18 лет. Отличался прямотой, справедливостью и смелостью
духа.
В 1910 году бракосочетались старообрядцы казак Быкадоров Евсей
Федорович и Лестева Агафья Ефимовна.
Мирно жили казаки своим бытом и миром.
Состоял на действительной службе с 21(пятница) января 1911 года.
Определили его рядовым казаком-разведчиком в 6-ю сотню 15-го Донского
Казачьего имени генерала Краснова 1-го полка, расквартированного в
г.Томашев на территории Царства Польского, являвшимся тогда Российской
империей. Полк ведет свою историю с 27 июля 1875 года и является
участником Русско-Турецкой войны, за что на папахах носилась медная
ленточка «За отличие в Турецкую войну 1877-1878г.г.». Входившего в состав
1-ой Донской Казачьей дивизии 9-ой Армии. Сама же дивизия стала
составной частью 14 армейского корпуса, с 5 января 1909 года которым
командовал известный военачальник генерал-лейтенант А.А. Брусилов.
Служил Евсей Федорович вместе со своим земляком Недорубовым К.И.
Уже в 1911 году радостная весть пришла в дом Евсея и Агафьи, у них
родилась девка, Мария.
Представлен к чину приказный с 14 апреля 1914 года.
Всколыхнулся, взволновался Православный Тихий Дон и послушно
отозвался на призыв Свободы он.
Первая мировая война или как ее называли современники, Великая
война застала 24-летнего Донского казака Быкадорова Евсея на Прусской
границе. 15-й Донской Казачий полк, командиром которого с 09 декабря 1915
по 1917 год был полковник Ситников Георгий Алексеевич, казак станицы
Филоновской, родился 30 января 1867 года, умер в эмиграции в городе
Вальево Югославия 27 мая 1959 года в чине генерал-майора. Располагался
тогда в деревне Кринице на Юго-Западном фронте. Полк имел свои
традиции, полковой праздник 17 октября, а «за отличие в Турецкую войну
1877-1878г.г.» на головных уборах полк носил знак отличия. Дон дружно
откликнулся на призыв – «за веру, Царя и отечество».
И понеслась слава по фронтам о храбрости и мужестве Донского казака
Евсея Быкадорова и о его верном коне Воронке, не раз вызволявшего своего
друга из лютой беды.
Быкадоров проявил в войне с Германией непоколебимое мужество,
отвагу и героизм за что был награжден Георгиевскими крестами всех
четырех степеней (кавалер полного банта), медалью за Храбрость 4-ой
степени и медалью участника парада приуроченного к годовщине
празднования в память 300-летия царствования Дома Романовых.
Из ответа на запрос в Российский Государственный Военноисторический архив следует:
Что, представлен к награждению Георгиевским крестом 4-й степени №
78548 приказ от 17 марта 1915 года «за пример мужества и выдающейся
храбрости, внесший большую лепту для успеха в бою 2 сего августа 1914
года при деревне Рабиновка, где 4-я и 6-я сотни заставили отступить в
беспорядке один батальон пехоты и два эскадрона обратили в бегство,
оставив на поле битвы 68 нижних чинов и 14 лошадей противника
убитыми…»
Из переписки о награждениях нижних чинов 15-го Донского Казачьего
полка следует, что за бои с неприятелем с 24 февраля по 3 марта 1915 года у
деревень Живачев и Герасимов, приказный 6-й сотни Быкадоров Евсей
Федорович был повторно представлен к награждению Георгиевским крестом
3-й степени № 40638 за то, что «28 февраля 1915 года находясь в цепи по
собственному почину бросился на окопы противника, увлек своих товарищей
и способствовал спешному отступлению роты австрийцев…» приказ по 9-ой
армии за № 222 от 8 мая 1915 года.
Георгиевским крестом 2-й степени № 7801 за бои 27-28 апреля 1916
года.
Георгиевским крестом 1-й степени № неизвестен, т.к. был изменен в
связи с тем, что приказ о награждении был от 09 сентября 1914 года.
Медалью за Храбрость 4-й степени № 796243 приказ от 30 сентября
1916 года.
Где бы ни был казак в дальнем боевом походе или в окопе ожидая
вражеской атаки, он всегда думал о своем доме, о любимой или о
жене…Агафье Ефимовне…Гане, так нежно и любя называл ее Евсей.
Начались революционные потрясения в октябре 1917 года и все в
казачьей жизни переменилось, Дон переживал сложное время.
25 октября 1917 года сразу после выступления большевиков в
Петрограде, атаман Каледин избранный на войсковом круге 18 июня 1917
года, принял по истине смелое и мудрое решение и разослал по области
телеграмму в которой, в частности заявил, что Войсковое правительство с 25
октября приняло на себя всю полноту исполнительной власти в Донской
области. 27 октября 1917 года принято решение войскового круга о
непризнании власти большевиков и войсковое правительство объявило о
независимости Области войска Донского от России. Потом в 1918 году
управление Доном взял на себя Петр Николаевич Краснов.
В январе 1918 года прибыла часть с фронта при полном вооружении в
станицу Островскую.
Жил Евсей Федорович в хуторе Красном у своего тестя, часто хаживал
в слободу Даниловку и там по вечерам беседовал с молодежью. Об этом
стало известно и бывшему станичному атаману есаулу Ефимову.
Полковник Миронов, который был командиром полка на Германском
фронте, стал формировать красную часть в хуторе Большой Етеревской
станицы. Вскоре стали образовываться красные части в станице Березовской.
Весной 1918 года в Березовке
была сформирована красная сотня.
Командиром был Соколов, а его заместителем Недорубов К.И. Когда
Соколов был убит, командиром 4 казачьей сотни 8 атаманского полка 23-й
кавалерийской дивизии 9-ой армии стал К.И. Недорубов.
Сначала командиром 8-го атаманского полка был Миронов, потом он
стал командовать 23-й дивизией, а полк возглавил герой мировой войны
полный Георгиевский кавалер Быкадоров Евсей Федорович.
Полным ходом шло идеологическое шарлатанство большевиков, во
главе с врагом народа с Л.Троцким.
Быкадоров как преданный сын Тихого Дона, воспитанный в степях,
ведь дух казачий это существование в природе, под православным крестом.
Казаки вольные люди, воспитанные, вспоенные волей и славой, Казак
рождается войном.
Стоял казак Быкадоров Евсей Федорович на перепутье, ведь казаки
дважды не присягают! И снова снаряжает своего боевого и лихого коня.
Закружила Донского казака метель смутного и кровавого времени.
Вскоре в июле 1918 года станичный атаман объявил всеобщую
мобилизацию, по настоянию казаков Быкадоров все же назначается
командиром сотни в 6-ом Донском Казачьем полку под командованием
Сучилина. Станичный атаман на тот период станицы Островской был
подъесаул Ефимов, а помощник его Козловцев родом с хутора Красного.
В одну из темных и дождливых сентябрьских ночей в Медведицком
лесу, под хутором Крепеньким появился Евсей Федорович с казаками
хуторцами и разыскал свою семью. Наскоро сменив белье и утолив голод,
Евсей сказал жене: «Ганя, прими все меры и извести моего однополчанина по
15-му полку Федора Забазнова о том, что я готов с казаками перейти к
Миронову. Я знаю, он служит в красной гвардии. А если удастся, то передай
о моем решении и матросу В.И. Федорцову. Я дал ему слово. Что буду
защищать только советскую власть». Через несколько дней Е.Ф. Быкадоров
явился к Миронову с казаками, желавшими воевать за советскую власть.
Среди них были: Савелий Быкадоров, Николай Котеняткин, Моисей
Загороднев, Константин Кузнецов, Константин Скачков, Дмитрий Усков,
Иван Мельников, Ловягин и другие казаки с хуторов Островской станицы.
С этого периода времени и начался новый этап в жизни Быкадорова,
вошедшего в историю Гражданской войны, как лихого казака-командира.
Быкадоров Евсей быстро сдружился с М.Ф. Блиновым. Да и как не
сдружиться! Оба они были взрослые, сильные, ловкие – одним словом,
бравые казаки, а храбрости и военной смекалки им не занимать.
В братских сражениях на идеологической основе, которые проходили
на священной Донской земле под названием Гражданская война полный
Георгиевский кавалер, есаул Быкадоров Евсей Федорович погиб в районе
хуторов Рогачев и Долгий, ныне Урюпинский и Новоаннинский районы
Волгоградской области в 1919 году в возрасте 29 лет.
А было это так…
Шел проливной дождь, а когда несколько утих, подул сильный ветер.
Лошади с трудом тащили по грязи пушки. Решили остановиться в степи
дождаться утра. С рассветом конная группа тронулась дальше. Вскоре она
уже была на хуторе Долгий. Здесь конники думали отдохнуть, обсушиться.
Но белые начали наступление, которое не смогла сдержать пехота 23-й
стрелковой дивизии. Оценив обстановку, был отдан приказ. Все полки
подтянули к окраине хутора. На стогах сена устроили наблюдательные
пункты. С вершины самого высокого из них М.Ф. Блинов следил за
движением Белых. Приказ и бойцы уже на конях. 3-й Донской казачий полк
развернулся первым, он должен атаковать пехоту Белых в лоб. Остальные
полки пошли на фланги. Белые открыли артиллерийский огонь. Евсей
Быкадоров, командир 3-го кавалерийского полка, ждал момента для удара.
Когда огонь перенесся на фланг, Быкадоров подал команду и полк ринулся в
атаку. Она была стремительной. Смятая конниками пехота Белых,
отстреливаясь, стала отступать. Дрогнула пехота Белых и на правом фланге,
отступила под натиском кавалерийских полков. К вечеру Белые,
перегруппировавшись, пробовали наступать, но успеха не имели. Блинов
вечером собрал командиров полков и бригад.
- Лихо действовали конники! – сказал он. – Особенно 3-й Донской
полк. Товарищ Быкадоров снова отличился – с него берите пример. Я говорю
это к тому, что завтра будет бой тяжелее сегодняшнего.
- Да, - поддержал Голиков, командир 23-й стрелковой дивизии. – Белые
постараются не уступить нам эти позиции, слишком они удобны для боя.
- С артиллерией у нас плохо, товарищ Блинов – сказал Евсей
Быкадоров. – Видели, сколько было пушек у Белых! А чем мы отвечать
могли? И с пулеметами не лучше!
- Знаю, видел. Вздохнул Блинов. – Снарядов у нас мало, но будем
воевать тем, что есть. Должна быть смелость, решительность и отвага в этом
бою. А теперь слушайте мой приказ!
И тут послышалось – шашки наголо!...души наголо, кони ржут и
пылится дорога…За Россию За Веру За Бога!
Как и ожидал Блинов, Белые пополнившись свежими полками, на
рассвете 28 октября начали наступление, сделав прорыв шестью конными
сотнями и тремя пластунскими полками. После сильного артиллерийского
огня Белые стали заходить во фланг боевых порядков конной группы.
На атаку Белогвардейцев конники отвечали контратакой.
Одна контратака, две…пять!
Быкадоровцы – впереди.
Политический комиссар 23-й кавалерийской бригады И.Н. Носов
позднее сообщал: Быкадоровцы спешились, лошадей вели коноводы.
Винтовки за плечи, шашки наголо, идут вперед на Белых, как
бронированные. Пехота Белых в панике, кто как мог бежал за реку. Казаки –
красноармейцы 3-го кавполка бегом нагоняли кадетов и рубили беспощадно.
Вот так бойцы, таких я еще не видел в жизни.
В 12 часов дня Быкадоров встретил в районе хутора Рогачева пехоту
Белых. Началась страшная рубка. На поле сражения 200 убитых Белых, взяты
20 пленных, 2 пулемета. Белые бросают на помощь пехоте шесть сотен
кавалерии. 23-я кавбригада в составе трех полков изготовилась к контратаке.
Сошлись Быкадоровцы один раз – на поле боя остались 40 зарубленных
Белых. Вторую атаку повел Зубков – командир 1-го кавполка, на поле боя 20
зарубленных Белых, взяты 20 лошадей и два пулемета. Белогвардейское
командование подтянуло все свои резервы конницы и пехоты. На линии огня
появился сам Блинов. Восемь Белогвардейских контратак, доходивших до
дикого отчаяния, были отбиты красными кавалеристами. Все уже не
выдерживали.
Однако действовать под сильным артиллерийским и пулеметным огнем
Белых становилось все трудней. Конники несли потери. Ранения получили
командиры 1-го кавполка И.И. Зубков, 2-го кавполка А. Вахрамеев, убито
много красноармейцев, лошадей.
Все несли большие потери.
Блинов отдал приказ – начать отход!
И вдруг по рядам 3-го Донского кавалерийского полка пронеслась
страшная весть:
- Быкадоров убит!
- Наш комполка погиб!
- Да, это была правда!
Зловещий свист шрапнели, и Быкадорова не стало. (Шрапнель – от
Английского слова SHRAPNEL по имени изобретателя Шрапнеля, жившего в
1761-1842г.г. артиллерийский снаряд содержащий круглые пули, стержни и
другие мелкие предметы для поражения открыто расположенной живой силы
противника. Шрапнель со временем утратила свое значение, уступив место
осколочным и осколочно-фугасным снарядам.)
Уже заканчивалось преследование Белых, гнали пленных, Быкадоров
увлекшись победой, разгоряченный, еще раз приблизился к Белым, слез с
коня, чтобы лучше рассмотреть в бинокль его силы, но разорвавшийся
поблизости вражеский снаряд смертельно ранил героя.
Этот неустрашимый командир, знавший наперечет своих бойцов,
выдвинувшийся с низов, пользовался громадной популярностью во всей
конной группе.
Закончился бой между высотами 150 и 129 только к 19 часам, темнело,
дул сильный ветер, вся степь была усеяна изрубленными казаками, убитыми
и раненными лошадьми, шашками и амуницией. В 23-й кавбригаде осталось
около 300 сабель…
К вечеру 28 октября в 23 часа 40 минут привезли казаки своего
комполка Быкадорова на телеге в хутор Долгий, где до следующего дня он
лежал в местной церкви. Сутки не отходил от тела погибшего в бою друга,
Блинов Михаил Федосеевич, утрату храбрейшего командира, соратника и
боевого друга он переживал тяжело.
Хоронили его всем полком с воинскими почестями в братской могиле
на задах прилегающей к церкви территории. На могиле своего любимого
командира бойцы поклялись быть беспощадными к врагу. Поистине велика
была их любовь к храброму казаку, умелому командиру.
Кавалерийской бригаде впоследствии в качестве боевого подъема было
вручено почетное революционное Красное знамя ВЦИК, которое принял на
хранение 1-й полк бригады, названный в честь своего организатора
Быкадоровским. А память о храбром командире и сейчас жива. Его имя
написано не только на памятнике в хуторе Долгом. Оно названо в романе
«Тихий Дон», в книгах «Пламя в междуречье», «В сабельных походах»,
«Ставропольская имени Блинова», «Боевой путь Блиновцев», «Очерки
Даниловской истории», «К.И. Недорубов».
Итоги Гражданской войны - 15 миллионов погибших, 3 миллиона
эмигрантов, 5 миллионов беспризорников, 1 миллион искалеченных и самое
ценное утраченное прошлое…
Так называемая советская власть, «не забыла своих Героев», вернее так
и не вспомнила о них. Памятник погибшим в гражданскую войну находится
в хуторе Долгом в запущенном состоянии и даже не имеет памятной доски с
данными захороненных…
Они боролись за счастье народа, которого нет…
С тех лет минуло немало времени, сменялись режимы власти,
политические лидеры, идеология и жизненные ценности, но сохранились
фотографии Казачьего офицера и добрая память в сердце о нем.
Представленное фото с полным бантом Георгиевских крестов
последнее в жизни Быкадорова.
В настоящее время биографию о Евсее Федоровиче Быкадорове ведет
его праправнук проживающий в городе-герое Волгограде (Царицыне), Казак,
есаул Глущенко Дмитрий Владимирович.