;doc

софии. 1969. № 1. С. 67—77; У е м о в А. И., П л е с с к и й Б. В. Реальность,,
относительность, атрибутивность системных моделей дей ствительности//Ф илософско-методологические основания системных исследований. М., 1983.
С. 187— 197.
5 См.: У е м о в А. И. Системный подход и общ ая теория систем. М.,
1978. С. 118.
6 См.: Д м и т р е в с к а я И. В. Системный анализ категории «реальность»
в гносеологии... С. 94—97.
Е. И. Ч У Б У К О В А
(Санкт-Петербургский ф инансово-эконом ический институт)
Проблемы ф илософии И. Канта в теории
коммуникативного действия Ю. Х аб е р м а са
В современных услови ях гум анизации философского зн ан ия,
его обращ енности к ф у н дам ен тал ьн ы м п р облем ам человеческо­
го бытия возникает необходимость всестороннего осмысления
кантовского наследия, о ка зав ш его огромное влияние на р а з в и ­
тие мировой философии. П роблемы , поставленны е Кантом, со­
хр ан яю т свою актуальность и явл яю тся предметом р а зм ы ш л е ­
ний в разл и чн ы х ф илософских течениях д ва д ц ато го столетия.
В этом аспекте р ас см а т р и в ае тся концепция ком муникативного
действия известного германского ф и лософ а Ю ргена Х аберм аса.
Идеи кантовской философии явились одним из основных источ­
ников критической теории Х аберм аса, подвергаясь в то ж е в р е ­
мя рад и кал ьн ой критике и переосмыслению в разл и чн ы е пе­
риоды творческой эволюции ф ран кф ур тско го ученого. В своих
многочисленных трудах, в том числе и последнего в р е м е н и >,
Х аб е р м ас пытается восстановить и р ад и к а л и зи р о в а т ь идею к р и ­
тико-рефлективного исследования, классическим примером ко­
торого он считает кантовскую философию, поставивш ую ф у н ­
дам е н та ль н ую проблем у обоснования самой возможности з н а ­
ния, его предпосылок и условий, структуры познавательной
способности субъекта. В учении К ан та, подчеркивает Х а б е р ­
мас, научное знание р ассм а тр и в ае т ся лиш ь к а к один из в о з­
мож ны х типов зн ан ия и философия сох раняет свой суверенитет
по отношению к науке, вы п олн яя критико-рефлективную ф у н к ­
цию осмысления места и роли научного познания в структуре
человеческого мышления, его гран и ц и возможностей. К а н то в ­
ская идея «критики р азу м а » п о д р а зу м е в а л а не только теорети­
ческий, но и практический разум , а т а к ж е ан ал и з р е ф л е к т и ­
рую щей способности суж дения. Х абер м ас считает, что п о став­
ленные К антом проблем ы становятся особенно ак туал ьн ы м и в
современных у слови ях господства «технического р а зу м а » и сци­
ентизма, когда знание н еправомерно о тож д ествл яется и склю ­
чительно с научным знанием, а теория зн ания пр евращ ается,
по существу, в философию науки. С огласно Х абермасу, сциен98
тизм, рас см а тр и в аю щ и й науку к а к наивы сш ую ценность и д о ­
статочное условие ориентации человека в мире, приводит к э л и ­
минации самой проблем ы обоснования знания, исследования по­
зн ав ател ь н ы х способностей и возмож ностей субъекта, которая
б ы л а центральной в философии К ан та. Основной порок пози­
ти ви зм а к а к наиболее распространенного типа сциентистского
мы ш ления Х аб е р м ас видит в том, что он основывается на « о б ъ ­
ективистских иллю зиях», представлении о мире к а к совокуп­
ности самодостаточны х объективны х фактов. П ри такой п ози ­
ции, считает он, в ы п ад ае т из р ассм отрения са м а «тран сц ен ден ­
т а л ь н а я основа мира фактов», происхождение их значения из
структур опыта и действия. Тем самы м позитивизм о т к а з ы в а е т ­
ся от эпистемологической самореф лексии, ан а л и за конституи­
рую щ ей роли су б ъ екта познания и его возможностей. Свою
теорию когнитивных интересов он р ас см а тр и в ае т к а к попытку
критической реф лексии относительно функций и роли зн ан ия
в воспроизводстве социальной жизни.
К ак известно, сущность теории Х абе р м аса состоит в необ ­
ходимой связи познания и интереса. Согласно этой концепции,
специфические когнитивные интересы и соответствующ ие им в и ­
ды и сследования имею т свое основание в стру к ту рах человече­
ской деятельности и связан ы с « и м п ерати вам и соци окул ьту р­
ных форм жизни». В этом смысле когнитивные интересы, под­
ч ерки вает Х абермас, приобретаю т тран сц ен д ен тальны й статус,
вы ступаю т к а к необходимые и ф ун д а м ен тал ь н ы е условия п о зн а ­
ния и действия. Ф ран кф уртски й философ вы д ел яет три основ­
ных вида когнитивных п ознавател ьны х интересов: технический,
практический и э м а н с и п а ц и о н н ы й 2. С труктуры социального т р у ­
д а, «м атери альн ы й обмен вещ еств с природой», ц е л е р а ц и о н а л ь ­
н ая деятельность, яв л яю щ и еся необходимыми предпосы лками
социальной жизни, обусловили возникновение технического ин­
тереса, в основе которого л еж и т ориентация па технический
контроль над природными и социальны ми объектами. П о д ц е­
л ерац и о н ал ьн ы м действием Х аб е р м ас понимает «инструмен­
тальное» действие, в котором п рео б л а д а ю т моменты р а ц и о н а л ь ­
ного вы бора цели и средств ее д ости ж ен и я на основе э ф ф е к ­
тивного и экономичного внедрения технического з н а н и я 3. О п и ­
р ая сь на веберовское понятие ц ел ерац и он ал ьн ого действия, Х а­
б ер м а с рас ш и р яет сферу его применения. Ч ел овек м ож ет ц е л е ­
рац и онал ьн о д ействовать не только по отношению к неодуш ев­
ленным предметам, всему природно-вещ ественном у миру, но
т а к ж е по отношению к другим л ю дям в процессе общения.
В этом случае поведение людей оценивается и контролируется
согласно п р ав и л а м и ста н д ар та м «технической эффективности»
и р еа ли за ц и и р ац и он ал ьн о в ы бран н ы х целей. В сфере ц е л е ­
рац и ональн ой деятельности люди выступаю т ка к объекты, и
Х аб е р м ас считает, что т а к а я об ъек тивац и я не д о л ж н а быть
тотальной. М еж личностны е связи не д о л ж н ы х а р а к т е р и з о в а т ь ­
4;
99
ся исклю чительно к а к связи «технического контроля» и инстру­
ментальной объективации. Абсолю тизация ц елерац и он альн ого
действия, по его мнению, л еж и т в основе технократической
идеологии, с позиций которой прогресс общ ества р а с с м а т р и ­
вается исклю чительно к а к соверш енствование в сфере «техни­
ческой рациональности». Согласно Х аберм асу, ц ел ер а ц и о н а л ь ­
ное действие п ред став л яет лиш ь один аспект социальной п р а к ­
тики. Д руги м ее в аж н ей ш и м аспектом яв л яе тся сф ера ком м у­
никативного действия или опосредованной язы ком си м воличе­
ской интеракции, в которой п р ео б л а д а ю т ориентации на в з а ­
имное понимание и признание взаи м одей ствую щ и х с у б ъ е к т о в 4.
Именно эту сферу социальной п рактики Х аберм ас считает н а ­
иболее важ ной, т а к к а к здесь ф орм и рую тся подлинно м о р а л ь ­
ные, нравственны е связи. Именно сф ера ком муникативного д е й ­
ствия д о л ж н а о пределять конечные цели и п ри д ав ать по дл и н ­
ный смысл «технической рациональности», а т а к ж е оценивать
ее резу л ь тат ы с точки зрения ценностных критериев. Н ео б х о ­
дим ость д ости ж ен и я интерсубъективности понимания и в з а и м ­
ного признания в сфере ком муникативного действия л еж и т в
основе п рактического интереса. Человеческое сущ ествование не­
р азр ы в н о св язан о со вступлением индивидов в слож ную систе­
му меж личностных ком м уникативны х связей, и их « р азр у ш е ­
ние», п ро явл яю щ ееся в ф орм е взаимного непонимания или не­
соответствия в заим ны х ож иданий, яв л яе тся, по мнению Х а б е р ­
маса, не меньшей угрозой д л я воспроизводства социальной ж и з ­
ни, чем неудачи в сфере ц елерац и он альн ого действия с м а н и ­
пулируемым и природными объектами.
Соответственно когнитивным интересам, я в л яю щ и м с я т а к ж е
основными п ознавательны м и ориентациями субъекта, Х аберм ас
в ы д ел яет основные виды исследований со своими особыми ко м п ­
л ексам и наук. Техническому п о знавател ьно м у интересу соответ­
ствуют эм пи ри ко-аналити чески е науки — к а к естественные, т ак
и социальные, ориентированны е на получение номологического
знания, информации, полезной с точки зрения сов ер ш ен ств ова­
ния ц елерац и он альн ого действия. П ракти ческом у интересу со­
ответствую т историко-герменевтические науки, ориентированные
на интерпретацию связей и значений в сфере символической
интеракции. Р а зл и ч и е м е ж д у эм пирико-аналитическим и и г е р ­
меневтическими наукам и Х аберм ас видит в р азл и чн ы х спо­
собах «конституирования» объектов исследования, различны х
подходах к реальности. В отличие от объективистски ориенти­
ро ван ны х эм пирико-аналитических наук, в центре герм ен евти ­
ческого и сследования стоят проблем ы понимания действий и
в ы сказы ван ий самих субъектов, интерпретации символически
структурированной реальности социального «жизненного мира».
П р об л ем ы интерсубъективности понимания имеют, с точки зр е ­
ния Х аберм аса, непосредственное отношение и к э м п и р и к о -а н а­
литическим наукам. Это в ы р а ж а е т с я в п ред варительн ом симво­
100
лическом структуировании о б ъ ек та научного и сследования,
применении интерсубъективно обоснованного протонаучного и
метанаучного язы к а , интерсубъективно р а зд е л я е м ы х значений,
ценностей, норм, понятий. И н терп р етац и я социокультурного ко н ­
текста т а к ж е входит в структуру знания, производимого э м п и ­
ри ко-аналитическим и науками. П оэтому интерсубъективность
понимания, будучи предметом специального исследования гер­
меневтических наук, является, согласно Х абермасу, п редпосы л­
кой и необходимым условием любой познавательной д е я т е л ь ­
ности.
Н аи б о л ее ад ек ватны м способом философского исследования,
соответствующ им эмансипационному интересу, яв л яе т ся к ри ти ­
ческая реф лексия, смысл которой интерпретируется н еод нозн ач­
н о 5. С одной стороны, к а к у ж е отмечалось, о п ираясь на к а н т о в ­
скую философию, Х аберм ас считает необходимым восстановить
сам у идею «критики знания». В этом аспекте критическая р е ф ­
лексия выступает к а к исследование общ их п редпосылок и усл о ­
вий возмож ности самого знания, которое д о л ж н о яв л я ть с я ос­
новой естественных, социальны х и культурологических наук.
Вместе с тем в аж н о й зад ач ей критической реф лексии Х абер м ас
счи тает «критику идеологии», которая д о л ж н а привести к осо­
знанию тех детерм инант, которы е (идеологически) оп ределяю т
современную п ракти ку и мировоззрение и н д и в и д о в 6. В своих
тр у д ах он пы тается р еа л и зо в а т ь оба н ап рав л ен и я кр и ти ко-реф ­
лективного исследования. Э м ансипационны й интерес, согласно
Хабермасу, не п р ед став л яет собой чисто спекулятивны й и нте­
рес, к а к у К ан та, а в о площ ается в струк тур ах технического и
практического интереса, ц елерац и он альн ой и ком муникативной
деятельности и н ап рав л ен на са м оосвоб ож д ен ие человечества
от внешнего и внутреннего (духовного) господства и п р и н у ж ­
дения. Тем самы м, по у тверж дению Х а б ер м аса, преодолевается
х арактерн ы й д л я кантовской критической философии р а зр ы в
теоретического и практического разум а.
Теория когнитивных интересов и соответствующ их им типов
научного знания, оп и р а ю щ ая ся на традиции кантовской ф и л о ­
софии, имеет глубокий позитивный смысл. Ее основная идея
состояла в неприемлемости ун иверсали зац ии сциентистского т и ­
па мы ш ления, эли м и н ац ии самой проблем ы п ознавател ьны х
ориентаций субъекта, отры ва познания от интереса, его ценност­
ных аспектов, униф икации и методологического единообразия
качественно разли чн ы х областей знания, «естественных» и «ду­
ховных» наук. В концепции Х а б е р м аса н аш ли о т р аж ен и е р е ­
альны е процессы и тенденции, хар а к т ер н ы е д л я современного
э т а п а р азви тия нашей цивилизации: р аспростран ен ие ф ун кц ио ­
налистского подхода к миру, внедрение «технической р а ц и о ­
нальности» в различны е сферы человеческой деятельности, в
том числе и в сферу практически жизненного поведения, э л и ­
минации гуманистических ценностей из институциональной об ­
101
ласти, политики, экономики, п рава, культуры, повседневной к о м ­
муникации людей. И дея вы деления р азл и ч н ы х сфер социальной
п рактики и соответствующ их форм п ознавательной д е я т е л ь н о ­
сти, их несводимости д руг к другу имеет основание в к а н то в ­
ской философии, в которой сф ера нравственного ж изненно п р а к ­
тического д ействия ок а зы в ае тся не то л ько отделенной от соб ­
ственно научного познания, но и ставится выш е его. С о гл а ш ая сь
с кантовской позицией в главном , в том, что нравственны е о т­
ношения составл яю т основу общ ества, Х аб е р м ас вместе с тем
не согласен с монологической трактовкой К антом сущности мо­
рал ьного действия к а к действия, соверш аю щ егося отдельны м
индивидом в соответствии с общим моральны м законом. По
мнению Х аберм аса, при такой позиции м оральн ое действие, по
существу, тер я ет свою специфику, т а к к а к я в л я е тся по своей
природе диалогическим ком м уни кативн ы м действием.
С точки зрения Х аберм аса, проблем ы сознания и п о зн а в а ­
тельной деятельности н еразры вно связан ы с проблем ам и язы к а ,
язы ковой ком муникации и ее предпосылок. В связи с этим т р а ­
д иционная ка н то в ск ая п р обл ем ати ка, по его мнению, д о л ж н а
подвергнуться р а д и к а л ь н о м у переосмыслению. В современной
тран сц ен ден тальной проблем атике, считает Х абермас, именно
язы к вы двигается на первый план, з ан и м ае т то место, которое
в классическом тран сц ен д ен тал и зм е К ан та зан и м ал о сознание:
«Сегодня место тран сц ен ден тальной п роблем ати ки сознания з а ­
ним ает я зы к о в а я пр обл ем ати ка: тр ан сц ен д ен тал ь н а я критика
я з ы к а снимает критику созн ан и я»7. С огласно Х абермасу, язы к
я в л я е тся необходимым и у н иверсальны м условием «структури­
ро ван ия» человеческого опыта и предметны х сфер п о зн а в а т е л ь ­
ной деятельности, о б л а д а ю щ и м тр ан сц ен д ен тал ьны м значением.
В этом аспекте Х аб е р м ас подчеркивает, что обыденный я зы к
п р ед став л яе т уникальную универсальную систему, п о зво л я ю ­
щую в ы р а ж а т ь лю бое сод ерж ан и е человеческого опыта, о б л а ­
даю щ у ю способностью категор и ал ьн о го определения действи­
тельности, идентификации, кл асси ф и кац и и и придания см ы сла и
значения природным и социокультурны м объектам . П о мнению
Х аберм аса, тр ан сц ен д ен тальность я з ы к а с в я за н а с и н терсуб ъ ­
ективностью его освоения, знания и употребления. Н аи б о л ее
глубокие структуры я з ы к а и нвари ан тн ы в культурно-историче­
ском аспекте, и его носители не могут «выйти» за его пределы.
Здесь, согласно Х абермасу, мы ста л к и в а ем ся с ситуацией, а н а ­
логичной кантовской тран сц ен д ен тал ьной аргументации, когда
реф л екси я над тран сц ен д ен тальны м и условиям и опыта п редпо­
л а г а е т у ж е в качестве предпосылки использование этих усл о ­
вий. Та ж е ситуация с к л а д ы в ает ся и с язы ком : р еф л екси я над
язы ко м и его тран сц ен д ен тальны м и стру к турам и у ж е предпо­
л а г а е т их использования в процессе этой рефлексии. Х аберм ас
считает, что в опыте мы никогда не имеем дело с лин гвисти ­
чески «обнаженной» действительностью. В оспринимаемы й че­
102
л о в е к о м мир «конституируется» на основе язы ковы х средств, и
лю бой сознательны й опыт в ы р а ж а е т с я в ф орм е язы ко в ы х в ы ­
сказы вани й , имеющих особую пропозициональную структуру.
С огласно Х абермасу, в истории философской мысли были
попытки лингвистической переинтерпретации идей тр ан сц ен д ен ­
т а л и з м а К анта. В р а м к а х этого подхода Х аб е р м ас оценивает
«п орож д аю щ ую грам м ати ку» Н. Хомского, р ас кр ы ваю щ ую г л у ­
бинные аб стр актн ы е структуры язы ка, инвари ан тн ы е относи­
тельно его и ндивидуальны х носителей, р азл и чн ы х ку л ь ту р н о ­
исторических эпох и в этом смысле имеющие т р ан сц ен д ен тал ь ­
ное априорное значение. О д н ако теория Хомского осн ов ы в ает­
ся, по мнению Х абер м аса, исключительно на исследовании л и н г­
вистической компетенции, то есть способности говорящ его «по­
р о ж д ать » грам м ати чески п равильн ы е предлож ения, но не р а с ­
см а т р и в а е т ком муникативную компетенцию, аб страгируется от
п рагматического измерения язы ка. С точки ж е зрения Х а б е р ­
м аса, понимание см ы сла и значения в ы сказы ван ий возмож но
только в контексте практического употребления язы ка, р е а л ь ­
ной речевой деятельности.
Попы тки совместить тран сц ен ден тальную аргум ентацию с
гносеологической п роблем атикой я зы к а о б н ар уж и ваю тся, со­
гласно Х абермасу, в концепциях логических позитивистов, в
частности философии «раннего» В итгенш тейна. Основной з а м ы ­
се л и сод ер ж ан ие его «Л огико-философского т р а к т а т а » Х а б е р ­
мас р ас см а тр и в ае т к а к аналогичны й тран сц ен ден тальной ф и л о ­
софии К анта. Т ран сц ен ден тальном у сознанию соответствует
универсальны й язык, о тр аж аю щ и й мир. Л о ги ч еская ф о р м а э т о ­
го я з ы к а априори у ста н а в л и в ает условия в озм ож н ы х в ы с к а зы ­
ваний о «положении дел в мире». К атегори ям созерцания и
р а с су д к а к а к тран сц ен д ен тальны м условиям объективности в о з­
можного опыта и познания соответствует синтаксис у н и в е р с а л ь ­
ного научного язы к а , который у ста н а в л и в ает модели и г р а н и ­
цы, в пред ел ах которых в озм ож н ы осмысленны е вы сказы ван ия
о м и р е 8. В отличие ж е от кантовского учения, «критика чистого
р азу м а » у Витгенш тейна принимает ф орму «критики я з ы к а » 9.
С огласно Х аберм асу, Витгенштейн попы тался в «Трактате»
установить гран и цы я зы к а (и следовательно, мы ш ления и ми­
ра) посредством раскры тия универсальной логической структу­
ры или логической формы, ск ры ваю щ ей ся за поверхностью я з ы ­
ковых вы сказы ваний. И д ея Витгенш тейна о том, что логика а п ­
риори охв аты вает все то, что мож ет быть ск азан о о мире, и
рас кр ы ти е логической структуры я з ы к а яв л яе тся вместе с тем
и раскры тием самой реальности, им ею щ ая, ка к отмечает Х а ­
бермас, сильное канти ан ское звучание, сви детельствовала, по
существу, о традиционном понимании трансцендентального. Т ео­
рети ко -п о зн ав ател ьн ая п робл ем ати ка зан и м ае т здесь, ка к и у
К ан та, ц ен тральное место. Витгенштейн р ас см а тр и в ал собствен­
ную логическую теорию к а к подчиненную главной теоретико­
103
познавательной цели своего исследования, выяснению вопроса
о том, к а к с помощью я з ы к а м ож ет быть познана д ей ств и те л ь ­
ность 10. О д н ако п рограм м а, обоснованная В итгенш тейном в
«Трактате» с точки зрения теории познания и п р ео б р азо в ан н а я
на методологическом уровне в програм м у универсальной науки,
о стал ась н е р е а л и з о в а н н о й п . В ы ясн илась невозмож ность обо­
снования объективности и интерсубъективности научного з н а ­
ния посредством построения семантики и синтаксиса единого
ф ак ту ал ь н ого язы ка. А н али з философской эволю ции В итген­
штейна свидетельствует, согласно Х аберм асу, о значительны х
изменениях его воззрений на сущность я з ы к а и язы кового п о­
нимания. В более поздний период своей творческой д е я т е л ь ­
ности Витгенштейн подвергает критике позитивистскую п ро гр ам ­
му ф о рм а ли за ц и и язы ка. В его «Ф илософских исследованиях»
речь идет не о создании точных ф о р м а л и зо в ан н ы х язы ков, а о
раскры тии структуры естественного язы ка , состоящей из р а з ­
нообразны х язы ковы х игр, подчиняющихся р азли чн ы м « п р ав и ­
л ам » или нормам. Основную заслугу Витгенш тейна Х аб е р м ас
видит в том, что он р ас кры л ком муникативную сущность я з ы ­
ка, р ас с м а т р и в а я язы ковую д еятельность в контексте со ц и ал ь­
ной практики.
Р а с с м а т р и в а я речевое общение ка к медиум социокультурной
жизни, Х аберм ас о б р ащ а ется к п рагм атическим аспектам ф у н к ­
ционирования язы к а , оп ираясь на теорию «язы ковы х игр» В и т­
генштейна и современные н ап рав л ен ия лингвистической ф и л о ­
софии, рас см а тр и в аю щ и е значение язы ков ы х в ы сказы ван ий в
единстве с ситуацией их употребления в процессе п ракти ч еск о­
го язы кового общения. С ледуя концепции Витгенш тейна, Х а ­
берм ас считает, что именно практические действия я зы к а ка к
символики вносят в опыт взаи м одей ствую щ и х субъектов п р ед ­
мет интерсубъективного понимания. Согласно Х абермасу, освое­
ние и употребление я зы к а п ред пол агает наличие «м етаязы ковых правил», обеспечиваю щ их интерсубъективность понимания
вы сказы ваний. В связи с этим трад и ци он ная ка н то в ск ая п р о­
бл е м ати к а д о л ж н а , по его мнению, подвергнуться р а д и к а л ь ­
ному переосмыслению. В отличие от кантовской философии,
исследующей познавательны е трансц ен д ен тал ьны е структуры
субъекта, Х абер м ас видит специфику своего «реконструктивно­
го» критического и сследования в том, что его целью яв л яе тся
обоснование ком муникативной компетенции, под которой пони<
м ается не только способность су б ъекта «производить» много­
значны е символические ф орм ы — речевые в ы сказы ван ия, но т а к ­
ж е способность понимать смысл и значение лингвистических
вы раж ен и й и св язан ны х с ними действий, д о сти ж ен и е и нтер­
субъективности понимания в обычном я зы к е коммуникации, ис­
пользование я зы к а к а к средства с а м о в ы р а ж ен и я и у ста н о в л е­
ния меж личностных связей в процессе диалогического общ ения,
овладен ие общими «п равилам и» лингвистической интеракции.
104
Свою концепцию ком муникативной компетенции Х аб е р м ас н а ­
зы вает «трансф орм ированной кантовской тран сц ен ден тальной
философией», т а к к а к ее основная цель состоит в открытии
наиболее глубоких, базисны х структур, всеобщ их и необходи­
мых условий речевой коммуникации, без которы х и н тер суб ъ ­
ективность понимания невозмож на. П р и этом он подчеркивает,
что его интересует не «эмпирический» уровень и сследования
язы к а , на котором, по его мнению, остается социолингвистика и
психолингвистика, учиты ваю щ ие экстралингвистические — и в
этом см ы сле случайны е — условия речевой ком муникации, а
именно «трансцендентальны й» уровень, структуры, л е ж а щ и е в
основании лю бой речевой ситуации. Отличие ж е своей кон ц еп ­
ции от теории Витгенш тейна Х аберм ас видит в том, что оп р е­
делен и е значения в ы сказы ван ий о сущ ествляется не через а н а ­
лиз типичных ситуаций их употребления, а через рассм отрение
тр ан сц ен д ен тал ьны х «форм альны х» хар а ктер и ст и к любой р е ­
чевой ситуации.
К онцепция ком муникативной компетенции Х а бе р м аса имеет
в качестве своего ф у н дам ен тальн ого основания ан ал и з у н и в ер­
сальной и нф раструктуры речевой ситуации, которая п р ед п о л а­
г ает отношение к «реальностям » различного рода. Согласно
Х абермасу, у ж е сам акт в ы с к азы в ан и я в процессе речевой к о м ­
муникации п ред полагает определенное отношение к «внешней»
реальности (миру объектов и событий, относительно которых
мож но сделать истинные или л о ж н ы е у т в е р ж д е н и я ); с у б ъ е к ­
тивной реальности (собственному миру интенциональны х со­
стояний и переж иваний говорящего, которые могут быть в ы р а ­
ж ен ы достоверно или недостоверно) и «нормативной» р еа л ь н о ­
сти (социальном у «жизненному миру» р а зд е л я е м ы х ценностей
и норм, которым речевые в ы сказы в ан и я могут соответствовать
или не соответствовать и которые сами могут быть обоснован­
ными или необоснованны ми). Основные н ап рав л ен ия исследо­
вания коммуникативной компетенции соответствуют основным
ф ункциям речи, которые п о др аздел яю тся на репрезентативную ,
экспрессивную и и нтерактивную и о т р а ж а ю т у к а зан н ы е отно­
шения речевы х вы сказы ван ий к «реальностям » различного рода.
Репрезентативной функции речи д о л ж ен соответствовать, со­
гласно концепции Х абер м аса, ан ал и з всеобщ их и необходимых
(то есть контекстно не обусловленны х и неспецифических)
предпосылок в ы сказы ван ий о мире. Эта область исследований,
согласно Х абермасу, у ж е достаточно прочно у твер д ил ась в р а м ­
к а х аналитической философии ка к теория референции и п р ед и ­
кации, рас кр ы ва ю щ ей механизм ы соотнесения язы ков ы х в ы с к а ­
зы ваний с внеязы ковы ми объектам и, ситуациями, «положением
дел в мире». Теория ком муникативной компетенции д о л ж н а
вклю чать вопросы соотношения я зы к а и мира, описание стр ук­
туры наш их мыслей о мире. Х аб е р м ас о б р а щ а е т внимание на
то, что способность идентифицировать об ъек ты через использо­
105
вание п рагм атических универсалий п р ед п ол агает овладен ие оп ­
ределенны м и базисным и операциями, л е ж а щ и м и в основании
когнитивной «схемы» о рганизации опыта 12. В этой связи он
считает, что ад е к в а т н а я система язы ковы х средств референции
п р ед п о л агает овладен ие категори ям и п ространства, времени,
субстанции и причинности, имеющими тран сц ен д ен тал ьно е з н а ­
чение. О п и раясь на кантовскую философию, Х аберм ас у т в е р ж ­
дает, что д а н н а я кон ц еп туал ьная «схема» л еж и т в основании
категори зац ии лю бого возможного опыта. Согласно Хабермасу,
основополагаю щ ие «п равила» идентификации вещей и событий
в принципе аналогичны « п равилам » идентификации субъектов
и их высказы ваний, хотя и имеют свою специфику. Смысл с у б ­
станции и причинности, времени и пространства, подчеркивает
он, д иф ф ерен ц ируется в зависимости от того, применяю тся ли
эти категории к внутримировым объек там или лингвистически
конституируемому миру сам их говорящ и х субъектов. И н тер п р е­
т ати в н а я схема «субстанция» имеет р азн о е значение д л я иден­
тичности объектов, которы е могут быть категори зирован ы стр о ­
го аналитически и д ля говорящ их и действую щ их субъектов,
эго-идентичность .которых не мож ет быть «схвачена» посред­
ством строго определенных аналитических процедур. К атего ­
р и ал ь н ая схема «причинность» применительно к интенциональным действиям приобретает специфическое значение «мотива».
Аналогичным об р азом пространство и время, в ы р а ж а я с ь к а н ­
товским язы ком , «схематизирую тся» разл и чн о по отношению к
физически и зм еряем ы м свойствам объектов и событий и при­
менительно к интерсубъективно р а зд е л я е м о м у опыту си м вол и ­
чески оп осредованны х интеракций, вы ступая в этом случае как
социальное пространство и историческое время 13. У ни версальн о­
прагматический
ан а л и з использования понятий субстанции,
пространства, времени и причинности Х аб е р м ас рас см а т р и в ае т
к а к «тран сф орм ирован н ую кантовскую теорию конституирования опыта». Т ран сц ен ден тали зм , следовательно, он истолковы ­
вает к а к «дескриптивную метафизику», зан и м аю щ у ю ся оп и са­
нием инвариантной концептуальной «схемы», л е ж а щ е й в основе
лю бого человеческого опыта и соответственно любого язы к о в о ­
го в ы р а ж ен и я мира.
Х абер м ас считает, что возникновение ком муникативной к о м ­
петенции у су б ъекта не яв л яе тся «врожденной способностью».
По его мнению, реконструктивное и сследование ко м м у н и ка ти в ­
ной компетенции д о л ж н о учиты вать к а к филогенетическое, так
и онтогенетическое р азв и ти е ун иверсальны х речевых структур,
взаи м освязь опыта и действия и в этом смысле «... основывается
на апостериорном з н а н и и » и . В этом аспекте Х аб е р м ас п ред­
полагает, что б ази сн ая к о н ц еп туал ьная структура возможного
опыта р а з в и в а л а с ь филогенетически, и она возникает вновь в
к а ж д о м норм альном онтогенезе. Одним из нап равлен ий и ссле­
дований в этой области Х аб е р м ас считает теорию когнитивного
106
р а зв и ти я Ж . П и аж е , установивш его связь м е ж д у «когнитивными
схем ам и » и системами действия. Согласно Х абермасу, эти ис­
следован и я п оказали, что обучение логике использования д е ­
н отативны х вы раж ен и й происходит не непосредственно через
усвоение гр ам м ати чески х функций, а через конкретны е о п е р а ­
ции с предметами. Однако, если универсальность р еф е р ен ц и ­
альной системы, в п ределах которой мы объективируем р е а л ь ­
ность, возникает из разви тия когнитивных операций, связан ны х
с м анипулированием физическими о бъектам и, то овладение
реф еренциальной системой понимания вы сказы ван ий субъектов
и их действий д о л ж н о рас см а т р и в ать ся в связи с к о м м у н и к а­
тивным опытом и развитием интерактивной компетенции. Т аким
образом , у н иверсальны е речевые структуры, согласно Х а б е р ­
масу, имеют свое наиболее глубокое основание в тр ан сц ен д ен ­
тал ь н ы х стру к ту рах опыта и действия.
Экспрессивной функции речи, согласно концепции Х а б е р м а ­
са, соответствует ан ал и з у н иверсальны х условий в ы р а ж ен и я
интенциональны х переж иваний собственного внутреннего мира
субъектов. Эта область исследования ещ е не получила, с его
точки зрения, достаточного теоретического осмысления. И н т е р ­
активной функции речи соответствует ан а л и з необходимых п ред­
посылок установления меж личностных связей, конституирую ­
щих наш «жизненный мир», основанный на «взаимности о ж и ­
даний». И сслед овани е интерактивной функции речи д о л ж н о
осущ ествляться, по мнению Х а б ерм аса, в р а м к а х общей теории
интерсубъективности. О п и раясь на концепцию символического
и нтеракц и они зм а Д . М ида, он считает, что идентичность зн а ч е ­
ний, свойственная языковой коммуникации, имеет своим источ­
ником «взаимную реф лективность ожиданий», которая в свою
очередь п ред по л агает «взаимное признание субъектов» 1Б. Одним
из наиболее перспективных нап равлен ий в этой области, с его
точки зрения, яв л яе тся создан и е общей теории речевых актов,
пред ставл яю щ ей систему р егулят ивн ы х правил, овл ад ен ие ко ­
торыми необходимо д л я успешного речевого общения и интер­
субъективности понимания в процессе язы ковой к о м м у н и к а ­
ц и и 16. Х аберм ас р ас см а тр и в ае т в качестве одной из клю чевых
проблем теории речевы х актов объяснение иллокутивной силы,
то есть способности у ста н а вл и в ат ь меж личностны е связи, под­
р азу м е в а е м ы е говорящим. Если в сл уч ае институционально
обусловленны х речевы х актов илл ок утивн ая сила м ож ет иметь
своим источником принудительную силу установлен н ы х норм,
то и ллокутивн ая сила институционально не обусловленны х р е ­
чевых актов с в я за н а со взаи м н ы м признанием «заявлени й обос­
нованности» р азл и чн ы х типов 17. К роме «зая вл е н и я» о том, что
в ы сказы в ан и е я в л яе тся понятным в лингвистическом смысле,
говорящ ий (обычно только имплицитно) « зая в л я ет» об истин­
ности, искренности и справедливости данного в ы р а ж ен и я в от­
ношении нормативного контекста. Согласно концепции Х абер ­
107
маса, у ка зан н ы е выше «заявления» обоснованности яв л яю тс я
необходимыми и универсальными п редпосы лкам и успешной р е ­
чевой коммуникации.
Х аберм ас проводит различие м е ж д у двум я ф орм ам и ко м м у ­
никативного действия — интеракцией и дискурсом. Ц елью д и с­
кур са яв л яе тся дости ж ен и е рационального соглаш ения относи­
тельно обоснованности проблематичных «заявлений», свойствен­
ных д ан ны м речевы м высказы ваниям. Соглашение, достигаем ое
в процессе дискурсивной аргументации, п редставляет собой р а ­
циональный консенсус, так как яв л яе тся воплощ ением к о м м у ­
никативного р а зу м а. В дискурсе, в отличие от интеракции,
д о л ж н ы о б су ж д ать ся смысловые связи и значения речевых в ы ­
сказы ваний, наиболее глубокие основания вы двигаем ы х п оло­
жений. Х аберм ас р а зл и ч а е т две ф орм ы дискурса — теоретиче­
ский, целью которого яв л яе тся соглаш ение относительно п о д ­
вергаю щ ихся сомнению «заявлений истинности», и практический
дискурс, в котором обсуж д аю тся и обосновы ваю тся трад и ци о н ­
ные нормы и п р ав и л а поведения.
К аса я сь вопроса дискурсивной аргументации, он считает не­
обходимым р а зл и ч а т ь две «трансцендентальны е» п роблем атики:
«конституирование о б ъектов возмож ного опыта» и «аргументи­
рованное о п р ав д а н и е зая вл е н и й обоснованности». Т а к а я пози­
ция, по мнению Х а б е р м аса , сущ ественно отличается от к а н т о в ­
ской концепции в двух аспектах. О б ъ я сн ен и е условий опыта, по
его мнению, не м ож ет р а с с м а т р и в а т ь с я в то ж е время как
объяснение условий истинности теоретических положений. В к а н ­
товском учении это неи збеж н о в ы т е к а л о из «высшего принципа
всех синтетических суждений». С огласн о Канту, условия в о з­
можности опыта, в общ ем, подобны условиям возможности
объектов опыта, и поэтому они имею т объективное обоснование
в синтетическом ап ри орно м суж дении. Х аберм ас считает не­
правом ерны м
так ое у т в е р ж д е н и е , поскольку объективность
опыта не мож ет г а р а н т и р о в а т ь истинность теоретических п оло­
жений, но только идентичность опы та в р а з н о о б р азн ы х п р ед ­
л ож ен и ях, интер претир ую щ их э тот опыт. К роме того, по его
утверждению , а н а л и з н еоб х о д и м ы х условий опыта не м ож ет в
принципе осу щ еств л ять ся на к а н то в с к и х предпосылках, потому
что субъект опыта не есть тр а н с ц е н д е н т а л ь н о е «эго», и з н а ч а л ь ­
но оснащ енное ап ри орны м и ф о р м а м и восприятия и категори ям и
понимания, а я в л я е т с я э м п и р и ч е ск и м субъектом, р а з в и в а ю щ и м ­
ся в процессе в заи м о д ей ств и я с миром и с другим и субъектами.
В отличие от кан то в ск ой кон ц еп ци и , Х а б е р м а с у тв ерж д ает, что
конституирование мира о б ъ ек то в в озм ож н ого опыта д о лж н о
р а с см а тр и в ать ся к а к р е з у л ь т а т «систематического в заи м о д ей ­
ствия чувственного в о сп р и я т и я, д ей ств и я и лингвистического
п р е д с т а в л е н и я » 18. К ак п о д ч е р к и в а е т Х аберм ас, «дескриптивные
п р ед лож ен ия с эм пи р и чески м с о д е р ж а н и е м п р и н а д л е ж а т язы ку
со специфической г р а м м а т и к о й : л и б о событийному язы ку, либо
108
интенциональному языку, который кроме в ы р а ж ен и я вещей и
событий допускает т а к ж е вы р а ж ен и е субъектов и их в ы с к а з ы ­
ваний. А нализируя синтаксис язы ка, мы ста л к и в а ем ся с к а т е г о ­
риями, которые п р ед став л яю т априорную структуру предметной
области возмож ного опыта. М ы приписы ваем наш ем у чувствен­
ному опыту предметную область д ви ж у щ и х ся тел и нашему
ком м уни кативн ом у опыту — предметную область говорящ их и
действую щ их субъектов (которые всегда соотносятся с областью
воспринимаемы х об ъектов). П редм етны е области п редставляю т
системы ф у н да м ен тал ь н ы х понятий, в которых возм ож ны й опыт
организуется и ф ор м ули руется ка к мнения. В случае о р г а н и з а ­
ции опыта, касаю щ его ся объектов, мы мож ем р ас см а тр и в ать их
к а к ф ун дам ен тал ь н ы е понятия или когнитивную схему; в случае
ф о р м у л и р о в ан и я мнений об об ъ ек тах опыта мы мож ем р а с с м а т ­
ри вать их к а к семантические категории. С вязь м еж д у этими
двум я уровнями опыта и язы ком очевидно у ста н а вл и в аетс я че­
рез действие инструментальное или ком муникативное» 19. Х а б е р ­
мас считает, что основные полож ения теории конституирования
опыта К ан та д о л ж н ы быть переведены на современный а н а л и ­
тический «язык». В нутренняя о р ган и зац и я эмпирического опыта
в о зм о ж н а только с помощью язы ковы х структур. П ри этом он
п одчеркивает важ н о сть кантовского априоризм а, проекции на
человеческий опыт конституирую щих принципов и схем п о зн а ­
ния, которые л е ж а т в основании язы кового восприятия и опи­
сания действительности.
К а са ясь «второй тран сц ен ден тальной проблем атики», Х а б е р ­
мас, опираясь на воззрения Ч. П и рса и С. Тулмина, приходит к
дискурсивной консенсуальной теории истины. В этом аспекте он
отри цает теорию соответствия истины действительности потому,
что она пытается «выйти за п ределы язы ка». Ф акты, которым
истинные полож ения «соответствуют», не яв л яю тс я просто э м ­
пирической реальностью , а п р едставляю т собой лингвистически
и категори альн о структурированны е положения. К ак п о к а за л а
история науки, п одчеркивает Х абермас, невозмож ен непосред­
ственный переход от чувственного опыта к теоретическим кон ­
струкциям. Д а ж е самы е элем ен тар н ы е компоненты «очевидного
бази са» категори альн о интерпретируются (теоретически н агр у ­
ж ены ) и п о д л еж ат проверке, пересмотру и отрицанию. П оэтому
истинность положений не м ож ет быть обоснована путем непо­
средственной ап елляц и и к чувственной достоверности. По у т­
верж ден и ю Х абер м аса, теория соответствия истины дей ств и ­
тельности не в состоянии обеспечить критерий истины (каки е
утверж д ен и я соответствуют реальн ости ?). О на не мож ет т а к ж е
д ать последовательное объяснение «самой реальности», которой
истинные полож ения «соответствуют», и наконец, самому отно­
шению соответствия, которое у стан авл и в ается. По его мнению,
истинность вы сказы ван ий нельзя отделять от ар г у м е н ти ро в ан ­
ного обоснования «заявлений истинности», и вопрос, при каки х
109
условиях утверж д ен и е истинно, в конечном счете неотделим от
вопроса, при к а к и х у слови ях утв ер ж д ен и е этого полож ения я в ­
ляется оп равданн ы м . «И дея истины м ож ет быть р ас к р ы та т о л ь ­
ко в отношении к дискурсивном у оп равдани ю обоснованности
з а я в л е н и й » 20. Согласно Х абермасу, процесс д ости ж ен и я истины
принимает ф орм у теоретического дискурса, целью которого я в ­
ляется рац и он ал ьн о мотивированный консенсус, основанный па
неоспоримости используемых аргументов. Т аким образом, к р и ­
терий истины Х абер м ас переносит в сферу язы ковой п рактики,
ком муникативной деятельности. И стина р ас см а тр и в ае тся как
ком муникативны й процесс, принимаю щ ий ф орм у теоретического
д искурса, вклю чаю щ его р азл и чн ы е уровни аргументации, р а з ­
личаю щ иеся по глубине саморефлексии. Один из необходимых
у р о в н е й —• метатеоретический дискурс, предметом обсуж дения
которого яв л яе тся обоснованность принимаемы х кон ц еп ту ал ь ­
ных систем. Н а самом р ад и к ал ь н о м уровне аргументации —
«критики знания» — д о л ж ен о б суж д ать ся вопрос о том, что по­
нимается под знанием. И д еа ль н ы й рац и он ал ьн о м о ти вирован ­
ный консенсус возмож ен, согласно Х аберм асу, лиш ь при у с л о ­
вии обсуж дения «заявлени й истинности» на всех сущ ествую щ их
уровнях теоретического дискурса.
Особенное внимание ф р ан кф у ртского ф и лософ а п р и в л ек ает
практический дискурс, целью которого я в л яе тся дости ж ен и е
рац и ональн о мотивированного консенсуса относительно осново­
полагаю щ и х м оральн ы х норм. В своей концепции «ком муни­
кативной этики» он пересм атри вает ф ун д а м ен тал ь н ы е прин­
ципы кантовской моральной философии. Согласно Х аберм асу,
карди н ал ьн ы й пересмотр кантовской этики состоит в переходе
от свойственных ей монологических п редпосылок единичного
реф лектирую щ его м орального сознания к сообщ еству субъектов
диалогического общения. П о мнению Х а бер м аса, ка н то в ск ая
автономная воля п р ед став л яе т своеобразную аб стракц ию от
моральны х связей ком м уни катирую щ их индивидуумов. К ан то в ­
ский моральный солипсизм согласуется с универсальностью
этических принципов через вид предустановленной син хро ни за­
ции мыслей всех р ац и о н а л ьн ы х существ: « К ан т определяет
моральное действие в соответствии с принципом: «Поступай
только согласно такой максиме, руководствуясь которой, ты в
то ж е время м ож еш ь п о ж ел ать, чтобы она с т а л а всеобщим з а ­
коном». К аж д ы й единичный субъект, р а с с м а т р и в а я свои нормы
действия с точки зрения их соответствия к а к принципов всеоб­
щего законод ател ьства, д о л ж ен приписать эти нормы к а ж д о м у
другому субъекту к а к равны м образом обязы ваю щ и е. ...Мо­
рал ь н ы е законы явл яю тся аб страктн о ун иверсальны м и в том
смысле, что, поскольку они м ы слятся к а к ун иверсальны е д ля
меня, они д о л ж н ы мы слиться ка к у н иверсал ьны е д л я всех р а ­
ц иональных существ. В р е зу л ь т ате интеракц и я при условии т а ­
ких законов р ас творя ется в действиях единичных и са м о д о с т а ­
110
точных субъектов, к а ж д ы й из которы х д о л ж ен действовать, к а к
если бы он был единственно сущ ествую щ им сознанием, и о д н а ­
ко, к а ж д ы й субъект м ож ет быть в то ж е время уверен, что все
действия, соверш аю щ иеся под влиянием м оральн ы х законов,
необходимым об разом с самого н а ч а л а н аходятся в гармонии
с м оральн ы м и действиями всех других возм ож н ы х с у б ъ е к т о в » 21.
Таким образом, исходная позиция критики Х аберм асом к а н т о в ­
ской этики состоит в утверждении, что рац и онал ьн ость и ун и ­
версальность норм действий не м ож ет обосновы ваться моноло­
гически в пред ел ах «горизонта» единичного реф л екти р ую щ его
м орального сознания. И сходя из этих посылок, дискур си вная
этическая концепция, с точки зрения Х а берм аса, сущ ественно
отличается от кантовского категорического и м п ерати ва: вопрос
об универсальности моральной нормы, ее обоснованности и
обязател ьн о сти д ля всех других субъектов м ож ет быть решен
только диалогически в непринужденном и неограниченном п р а к ­
тическом дискурсе. Т аким образом , категорический и м ператив
К ан та Х аберм ас зам ен яет процессом разум ной аргументации.
С огласно его концепции, «рац и о н а л ьн ая воля» не м ож ет обос­
новы ваться единичным субъектом и неизбеж но с в я за н а с к о м ­
м уникативны ми процессами ее ф орм ирования.
Р а с с м а т р и в а я проблем у ф орм и ро ван ия «общей воли», Х а ­
б ерм ас у к а з ы в а е т и на другое сущ ественное отличие ком м у ни ­
кативной этики от кантовского учения. П о К анту, автономия
воли требует исключения всех эмпирических интересов, личных
целей, ж елани й и наклонностей, которые могут быть обобщ ены
к а к «стремление к счастью», из детерм инирую щ их оснований
вы бора норм действия. Только в этом случае действие будет
подлинно моральным . Т а к а я позиция, подчеркивает Х аберм ас,
имела серьезные последствия. Отсутствие соответствия м еж д у
исполнением д олга и достижением счастья в реальной д ей ств и ­
тельности застав и л о К ан т а поместить р еа л и за ц и ю «вы сочайш е­
го б л а га» (единства добродетели и счастья) в потусторонний
мир. О сущ ествление доброй воли п отребовало введения д о п о л ­
нительных постулатов бытия Бога и бессмертия души, я в л я ю ­
щихся п р едполож ениям и практического р а зу м а. Эти проблем ы,
согласно Х абермасу, не возникаю т в ком муникативной модели
этики, поскольку со д ерж ан и е консенсуса, достигаем ое в д и с к у р ­
се, непосредственно к асается удовлетворения потребностей и
счастья индивидов.
Х абер м ас признает, что кантовский этический ф о р м а ли зм
имеет серьезные основания. Л ю б а я норма, которая д етерм и н и ­
руется сод ер ж ател ьн ы м и ф ак то рам и , неизбеж но не у д овл етво ­
ряет принципу всеобщего зак он о д ател ьства. Д л я того, чтобы
норма бы ла универсальной, обязательн ой д л я всех р а ц и о н а л ь ­
ных существ, она д о л ж н а быть независимой от лю бы х склон н о­
стей и ж еланий, и ее выбор детерм инируется единственно « р а ­
циональной волей» или «практическим разум ом». С огласно Х а ­
111
бермасу, кантовский способ реш ения проблем ы у н и в е р с а л и за ­
ции противопоставляет «рациональную волю» частным ск л о н ­
ностям и ж е л а н и я м , потребностям и интересам, поскольку они
д о л ж н ы быть подавлены к а к оп ред еляю щ и е ф ак то р ы при мо­
ральном выборе. Такой антагонизм, явл яю щ ий ся, по мнению
Х аберм аса, неи збеж н ы м следствием сочетания инди ви дуали сти ­
ческих монологических оснований кантовской этики с т р е б о в а ­
нием универсали зац ии , во многом п реодолевается в ко м м у н и к а­
тивной модели этики. Хотя и в этой модели индивидуальны й
интерес т а к ж е не м ож ет выступать в качестве основы всеобщ е­
го зак о н од ател ьства, однако смысл и условия автономии воли
здесь сущ ественно отличаю тся от кантовской концепции и оп ­
р ед ел яю тся не в аспекте противопоставления частным интере­
сам, а их ко н ц ептуализации, обобщ ения и рац и он ал и зац и и
через дискурсивную аргументацию . Это становится возможны м,
согласно Х абермасу, потому, что я зы к я в л я е тся универсальны м
средством р азреш ен и я противоречия м е ж д у всеобщим и единич­
ным, тр ан сф орм иру я субъективны е психические процессы, т а ­
кие, к а к чувства, потребности, ж е л а н и я в структуры языковой
интерсубъективности и в заи м н ы е норм ативны е о ж и д а н и я 22. А в ­
тономия воли, следовательно, требует не подавления п о тр еб ­
ностей и интересов, а их вклю чения в язы ковую коммуникацию .
С точки зрения Х а бер м аса, ф ор м а ли зм , свойственный ком ­
муникативной модели, существенно отличается от кантовского
этического ф о р м а л и зм а . Основное возраж ени е, выдвигаемое
против кантовской этики, имеет давню ю традицию , в осходя­
щую к философии Гегеля, и состоящ ее в том, что конкретные
нормы действия не могут происходить из чистой ф ормы р ац и о ­
нальности, не яв л яется, по мнению Х а б ерм аса, вполне а д е к в а т ­
ным применительно к дискурсивной морали. Эта модель, так
же, к а к и кан то в ск ая, не п ред по л агает определения норм кон­
кретны х действий, но только ф ун д а м ен тал ь н ы е «принципы о п ­
р а в д а н и я принципов». О дн ако, поскольку рац и ональн ы й кон­
сенсус озн ач ает соглаш ение относительно норм, регулирую щ их
возмож ности уд овлетворения потребностей, содер ж ател ьны й
компонент присутствует в самой ситуации дискурса.
Х абер м ас отмечает и другие р азл и ч и я в т р ак то вк е соотно­
шения со д ер ж ател ь н ы х и ф орм а ль н ы х хар а кт ер и сти к м о р а л ь ­
ных норм в кантовской и ком муникативной этике. К ан т считал,
что м оральн ы е нормы имеют не только ф орму (у н и ве р сал ь ­
ность), но и со д ерж ан и е или цель. О д н ак о вследствие того, что
все сод ер ж ат ел ь н ы е реа л и зу е м ы е цели яв л яю тс я только отно­
сительными, они не могут сл у ж и ть основанием каких-либо п р а к ­
тических законов, по только «гипотетических императивов».
П оэтому категорический императив, когда он оп ределяется в
отношении цели, принимает у К ан та ф орм у ограничения допус­
каем ого со д ер ж ан и я воли. Ч ел овек трак ту ется К антом ка к цель
са м а по себе и не мож ет служ и ть в качестве средства, что я в ­
112
л яе тся условием, ограничиваю щ им все относительные и сл у ч ай ­
ные цели. Специфически м о р а л ь н ая цель — человечество — я в ­
ляется «независимой целью», негативным ограничиваю щ им ус­
ловием, которое само по себе не у к а зы в а е т на какое-либо кон ­
кретное со д ерж ан ие воли. Эти идеи, согласно Х абермасу, л е ж а т
в основании кантовской концепции политики и з а к о н о д а т е л ь ­
ства. Они связан ы с обеспечением «негативной свободы», то
есть свободы от внешних принуждений, кото рая явл яется необ­
ходимым условием д л я позитивной свободы или автономии
и морали. В этом аспекте, подчеркивает Х абермас, К ан т про­
водит разл и чи е м еж д у моральны м и л егал ьн ы м действием. Е с ­
ли моральное действие соверш ается исклю чительно вследствие
внутренних мотивов — р ади нравственного д олга, то л егальн ое
действие соверш ается вследствие внешних мотивов. О тсю да в ы ­
тек ал о и уб еж д ен и е К ан та в том, что устройство гр аж д а н с к о го
общ ества посредством форм ального закон о д ат е л ьс тва не иден­
тично сущ ествованию истинно моральной республики, хотя и
яв л яе тся ее необходимым условием. М ораль, в отличие от л е ­
гальности, требует, чтобы зак о н ам подчинялись из долга, и это
и есть осущ ествление свободы. С вобода, по Канту, не мож ет
осущ ествляться через внешнее законодательство.
С огласно Х абермасу, в ком муникативной модели противо­
полож ность м е ж д у м орально и л егал ьн о регулируемы ми о б л а с ­
тями становится относительной, поскольку обоснованность всех
норм с в я за н а с дискурсивны м ф орм ированием воли. М о р а л ь ­
ность становится универсальной, и она не м ож ет оп ределяться
в аспекте разли чи я, проводимого К антом м еж д у з а к о н о д а т е л ь ­
ством и моральностью. При этом Х аб е р м ас считает, что к р и те­
рий р ац и ональн ого консенсуса со храняет ограничение, п одчер­
ки ваем ое в кантовской идее человечества к а к цели в самой се­
бе. Вместе с тем этот критерий выходит за п ределы определения
независимой цели в самой себе, поскольку у ста н а в л и в ает цели,
которые яв л яю тс я ком муникативно р а зд ел я ем ы м и и р а ц и о н а л ь ­
но обоснованными в процессе дискурсивного обсуждения. Н о р ­
мы, установленны е в практическом дискурсе к а к л егал ьн о о б я ­
зательны е, не яв л яю тс я, по утверж дению Х а б ерм аса, просто
ф орм альн ы м и, так ка к вклю чаю т определенные со д ерж ател ьны е
цели в качестве соответствующ их общ ем у интересу. Он т а к ж е
признает, что не все интересы могут быть обобщенными. В л ю ­
бом политическом порядке будет необходимость соглаш ения
относительно сфер действия, в которы х индивидуумы могут
свободно п реследовать свои собственные интересы. Н о вопросы
о том, каки е области в случае необходимости д о л ж н ы р е г у л и ­
р оваться через соглаш ение или ф ор м а л ь н ы е нормы действий,
т а к ж е д о л ж н ы стать предметом дискурсивного обсуж дения, то
есть осущ ествление особенных интересов становится т а к ж е р а ­
ционально о б о сн о в а н н ы м 23. « Д ем ократи ческое ф орм и рован ие
воли», таким образом, становится принципом политического
113
порядка. Х абер м ас согласен с К антом в том, что д ем о к р ати я
не мож ет о тож д ествл яться со специфической организацией о б ­
щ ества, единственной формой правления или особенным мето­
дом выборов представительны х органов власти. П о д об н ая ош и б ­
ка, то есть неспособность отделить вопросы, касаю щ иеся о р г а ­
низационных принципов и легитимиционны х основ политическо­
го порядка, от вопросов их институционализации при данны х
условиях, б ы л а хар а к тер н а, согласно Х абермасу, д ля многих
традиционны х представлений о демократии. П онятие д е м о к р а ­
тии ф ран кф ур тски й философ св язы в ает с принципом леги тим и ­
зации, основанным на предпосылке, что основные политические
реш ения д о л ж н ы приниматься в согласии со всеми, кого они
касаю тся, при условии их свободного участия в дискурсивном
образован ии воли. Таким образом, пробл ем а социального по­
ря д к а п редстает у Х аберм аса, к а к и у К ан та, к а к п роблем а
морального п орядка, с в я за н н а я с воплощ ением норм ком м уни ­
кативной этики. Однако, если, по Канту, м о р а л ь имеет ап р и о р­
ное происхождение и находится в противоречии с реальн ы м
миром человеческих интересов и реальн ы м опытом повседнев­
ной жизни, то ко м м уни кативн ая этика, согласно воззрениям Х а ­
берм аса, п редписы вает не только определенное языковое, но и
практическое поведение, оп ределяет действительны е «формы
жизни». Д и с ку рс яв л яе т ся не только универсальной формой о р ­
ганизации познания, но т а к ж е необходимым условием любой
практической деятельности. К ом м у н и кати вная рациональность,
по убеж дению Х а берм аса, создает предпосылки д л я возникно­
вения подлинно гуманистических структур в р азл и чн ы х сф ерах
социального «жизненного мира», в том числе политики и п р а ­
ва, со став л яя основу легитим изации общества.
Т аким образом, ан ал и з воззрений Х а б е р м аса сви детельству­
ет о р ад и кал ьн ой смене «парадигм» в критической теории, пе­
реходе от теоретико-познавательной проблем ати ки и исследо­
вания тран сц ен д ен тал ьны х структур сознания, зан и м аю щ и х
ц ен тральное место в философии К анта, к теории коммуникации.
В концепции Х а бе р м аса п озн а ва тел ь н а я д еятельн ость р а с с м а т ­
ривается к а к ком муникативны й процесс, а ком м уни каци я п р е д ­
полагает когнитивные познавательны е аспекты. К онцепция к о м ­
муникативной компетенции становится всеобъемлю щ ей «кр и ­
тикой язы ка», пред ставл яю щ ей лингвистический поворот в
критической социальной теории, предметом которой становится
исследование «трансцендентальны х» предпосылок и условий
интерсубъективности язы кового понимания, ан ал и з структур и
процессов коммуникации. В теории ком муникативного действия
Х аберм ас поднимает в а ж н ы е ак туал ьн ы е проблемы. Среди них
проблем ы интерсубъективности понимания см ы сла речевых в ы ­
сказы вани й в аспектах их соотнесенности с действительностью ,
собственными интенциональны ми состояниями индивидов, и в
связи с этим возмож ности понимания собственной су б ъекти вн о­
114
сти другим человеком; в заи м ов л и я н и я в процессе речевой к о м ­
муникации общественного и индивидуального сознания, л и ч ­
ностных и общ ественны х мотиваций речевых действий; всеоб­
щ их форм соединения личностной субъективности с нормами,
п р ав и л а м и и предписаниями, имеющими общественную п ри р о­
ду; лингвистических, этических и социокультурны х предпосы ­
л о к язы ко вы х коммуникаций, об суж д аю щ ихся в современных
философ ских исследованиях. П ри этом Х аб е р м ас считает, что
реш ение этих проблем возм ож но только на б азе в сеох в аты в аю ­
щей теории ком муникативной деятельности, синтезирую щей
различны е, в том числе и нетрадиционные, подходы к проблеме
язы кового общения, о б ъясняю щ и е возникновение и разви тие
присущих взаимодействую щ им суб ъектам «универсальны х к о м ­
п етен ц и й » — коммуникативной, когнитивной и моральной. В
этом аспекте ф ран кф ур тски й философ подчеркивает необходи­
мость интеграции исследований в области лингвистической ф и ­
лософии, философии сознания, гносеологии, когнитивной пси­
хологии с целью обоснования «тран сц ен ден тальны х предпосы ­
лок» речевой ком муникации ка к важ н ей ш ей сферы ж и з н е д е я ­
тельности человечества и его культуры.
1 H a b e r m a s J. Theorie und P ra x is. Fr. a. М., 1963; E rk en n tn is und Interesse. Fr. a. М., 1968; Technik und W issenschaft als «Ideologie». Fr. a. М.,
1968; Z ur L ogik der S o zialw issenschaften. Fr. a. М., 1970; H a b e r m a s J.,
L u h m a n N. Theorie der G esellschaft oder Socialtechnologie: W as leistet
die S ystem forschung? Fr. a. М., 1971; H a b e r m a s J. Theorie des K om m unikativen H andeln. Fr. a. M„ 1981; M oralbew uB tsein und K om m unikatives H andeln. Fr. a. М., 1983; D er P hilosophlsche D isk u rs.d e r M oderne. Fr. a. М., 1985.
2 H a b e r m a s J. E rk e n n tn is und Interesse. Fr. a. М., 1968. S. 244.
3 H a b e r m a s J. Technik und W issenschaft als «Ideologie». Fr. a. М.,
1968. S. 56—57.
4 Ibid. S. 62.
5 H a b e r m a s J. E rk en n tn is und Interesse. Fr. a. М., 1968. S. 244.
6 Ibid.
’ H a b e r m a s J. Z ur Logik der S ocialw issenschaften. Fr. a. М., 1973.
S. 242.
8 Ibid. S. 223.
9 Ibid.
10 Ibid. S. 225.
11 Ibid.
12 H a b e r m a s J., L u h m a n n N. Theorie der G esellschaft oder S ocial­
technologie? Fr. a. М., 1971. S. 207—220.
13 H a b e r m a s J. D er U n iv e rsalita tsan sp ru c h der H erm en e u tik //A p e l ex.
al. H erm eneutik und Ideologiekritik. Fr.; a< М., 1971. S. 142.
14 H a b e r m a s J. W hat is U n iv ersal P ra g m a tic s? //C o m m u n ic a tio n and
E volution of Society. B oston, 1979. P . 21.
15 H a b e r m a s J., L u h m a n n N. T heorie der G esellschaft oder S o cial­
technologie? Fr. a. М., 1971. S. 186— 195.
16 H a b e r m a s J. W hat is U n iv ersal P rag m atics? P. 26.
17 Ibid. P. 65.
18 H a b e r m a s J., L u h m a n n N. Theorie der G esellschaft oder S ocial­
technologie? S. 206.
19 Ibid. S. 206—207.
115
20 H a b e r m a s J. « W ah rh eitsth eo rien » //W irk lich k eit und Reflexion: F e st­
sch rift fur W alter Schulz. P fulligen, 1973. P. 219.
21 H a b e r m a s J. Theory and Practice. B oston, 1973. P. 150— 151.
22 H a b e r m a s J. L egitim ationsproblem e im S p atk ap italism u s. Fr. a. М.,
1973. S. 21—22.
23 Ibid. S. 165.
A. H. Т Р О Е П О Л Ь С К И Й
( К а л и н и н г р а д с к и й государственный университет)
Логико-когнитивный анализ границы м е ж д у научным
знанием и верой в критической ф илософии Канта
Я полагаю , что мои выводы, не сов п ад аю щ и е с выводами
К ан та, в случае, если они в ы д ер ж ат критику, нисколько не
у м а л я ю т того, что сделано К антом в философии *.
К а к известно, вопрос о границе м е ж д у научным знанием и
верой, некогда поставленный и разреш ен н ы й в философии К а н ­
та, не тер яет своей ак туальн ости и в насто ящ ее время. Это по­
б у ж д а е т нас снова вернуться к а н ал и зу данной проблем ы у
К ан та с тем, чтобы п редставить его в некотором обобщенном
виде и на этой основе, используя средства логико-когнитивного
ан а л и за , д а т ь ад ек ватное р азр еш ен и е поставленной К антом
проблемы.
Н а мой взгляд, позицию К ан та мож но представить сл ед ую ­
щим образом. Все зн ан ие мож но р а зд ел и т ь на научное знание
и ненаучное. Н аучн ое знание приобретается субъектом п о зн а­
ния на основе теоретического, а ненаучное знание — на основе
практического р а зу м а и, по существу, ненаучное знание со в п а­
д а е т с верой. В свою очередь, научное зн ан и е м ож ет быть з н а ­
нием об о б ъ ек т ах мира, реальн ое сущ ествование которых д о к а ­
зы вается в гр ан и ц а х теоретического р а зу м а, и знанием о самом
процессе познания. П ервое мож но н а зв а т ь полож ительны м он ­
тологическим знанием. О б л асть этого зн ан ия пред ставлен а
естественными наукам и и математикой. Второе мож но назвать
гносеологическим знанием. Оно п редставлен о критической ф и ­
лософией К ан та, из которой следует, что научная философия
в озм ож н а лиш ь к а к гносеологическое знание и невозм о ж н а как
полож ительное онтологическое знание, на что, согласно Канту,
безуспеш но п р етен довала вся п редш ествую щ ая догм ати ческая
м етаф и зик а. Как известно, невозмож ность научной метафизики
к а к полож ительного онтологического зн ан ия К ан т о б осн овы в а­
ет тем, что разу м в м етаф и зи к е имеет д ел о со сверхчувственны ­
ми сущ ностями и, строя у тверж д ен и я о них, в ы н уж ден прибег­
нуть к основоположениям, которы е вы ходят за п ределы всякого
возм ож ного опыта и вследствие этого становятся внутренне про­
тиворечивыми, б л а го д а р я чему в гр ан и ц а х теоретического р а ­
зум а невозм ож н о ни д о к а за т ь , ни опровергнуть сущ ествование
116