61 (2084) - Новая газета

после письма
инспекторов ГИБДД,
опубликованного
в «Новой газете»
страница 4
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
№ 61 (2084) 15.08.2013 г.
НА ПОДТАНЦОВКАХ
Валентина МАТВИЕНКО:
«Я честно отрабатывала
номер»
Слава ТАРОЩИНА —
о нравах российского
политического танцпола
страница 24
ПРОВАЛЫ
Бюджетные миллиарды, перечисляемые Минобороны за
топливо, могли уходить на обналичку и скупку обанкротившихся
предприятий в интересах семьи влиятельного сенатора
Казус Навального
может повториться
казусом Ходорковского
или казусом Медведева
Владимир ПАСТУХОВ —
о победителе и проигравшем
на выборах мэра Москвы
страницы 5, 6
ОЦЕНКИ
Экономика уходит
в оппозицию
Семен НОВОПРУДСКИЙ
и Олег БУКЛЕМИШЕВ —
о том, что лучше для России:
стагнация или рецессия
ЖИВУТ ЖЕ ЛЮДИ
«Своя» река
Алексей ТАРАСОВ —
очерк о сибирском мужике,
который умеет все, даже
в перевернутом мире
Петр САРУХАНОВ — «Новая»
страница 7
страницы 11, 12
Продолжаем расследование «угольного дела»,
пока еще не ставшего уголовным
страницы 2—3
2
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
«Новая газета» продолжает изучать схемы поставок угля для Министерства обороны. Напомним,
в начале этого года (№ от 25 февраля 2013 г.)
мы рассказывали о том, что поставки твердого
топлива для военного ведомства практически
монополизированы компанией «ИК «Таврический». Основанная в 2010 году фирма за три года
да существования заключила с Минобороны и ОАО «РЭУ» (созданный в рамках реформы
единственный поставщик тепловой энергии для военных объектов) контракты на более
чем 15 млрд рублей. В подавляющем большинстве случаев контракты доставались
«ИК «Таврический» без конкуренции — другие поставщики по различным причинам
не допускались к аукционам — и потому заключались по максимальной цене. По
подсчетам «Новой газеты», цены на уголь, поставляемый «ИК «Таврический», порой
превышали рыночные и во многих случаях были выше тех цен, которые платили другие
государственные учреждения в аналогичных условиях (нами исследовались те же
регионы поставок, те же периоды времени, те же марки угля). Позже наши предположения подтвердили источники в правоохранительных органах, где также считают,
что заказчики в лице Минобороны и «РЭУ» предлагали исключительные условия и
завышенные цены для одного поставщика. В рамках уже возбужденных уголовных дел
и проводимых доследственных проверок также выяснилось, что некоторые поставщики
угля, с которыми «ИК «Таврический» заключала, в свою очередь, договоры, поставляли в военные городки низкокачественное топливо. Все это время, прошедшее после
первой публикации, «Новая газета» продолжала свое расследование. За полгода
нам удалось получить важнейшие для расследования сведения — данные о движении
денег по счетам поставщиков угля и их субподрядчиков. Опираясь на эти данные, мы
использовали известный расследовательский принцип «follow the money» («следуй за
деньгами»), чтобы понять: что на самом деле происходило с бюджетными миллиардами и кому они в итоге доставались?
Сомнительные операции
Исследование схемы владения компанией «ИК «Таврический» привело нас к семье сенатора от Коми Евгения Самойлова
(владеют 50% компании через промежуточные фирмы) и санкт-петербургскому
банку «Таврический». С этим банком тесно
связан бизнес семьи Григория Нагинского,
бывшего заместителя и близкого друга Анатолия Сердюкова. Нагинский и
Самойлов, в свою очередь, также хорошо
знакомы друг с другом.
Так совпало, что становление компании «ИК «Таврический» как основного
(почти единственного) поставщика угля
для Минобороны пришлось на тот период,
когда Нагинский отвечал в министерстве
в том числе и за отопление военных объектов. Позже Нагинский стал директором
Спецстроя России, но в июле 2013 года
покинул свой пост. Как известно «Новой
газете», свою роль в отставке Нагинского
могло сыграть и «угольное дело». По
крайней мере этой темой сильно интересовались в администрации президента,
откуда уходили запросы на этот счет в
правоохранительные органы, рассказали
«Новой» сразу несколько источников в
Минобороны и МВД. Нагинский наши
запросы никак не комментировал, а в «ИК
«Таврический» рассуждения о завышении
цен отвергали, приводя в подтверждение
собственные расчеты, а в ответе на наши
сегодняшние вопросы подчеркнули, что
цены устанавливает не компания, а покупатель путем проведения аукциона.
Прежде чем перейти к разговору о
сомнительных финансовых операциях,
связанных с поставками угля для военных объектов, необходимо подчеркнуть
несколько важных вещей. Как такового
базового «угольного дела» не существует;
в настоящее время расследуется несколько уголовных дел, возбужденных по не
самым значительным эпизодам в связи
с поставками топлива в Минобороны.
В отношении «ИК «Таврический» и ее
представителей уголовных дел также нет,
и более того, доказать участие компании в
сомнительных схемах будет крайне трудно.
Формально главную ответственность несут
чиновники Минобороны и сотрудники
«РЭУ», которые выбирали поставщиков
и назначали цену.
Поэтому пока не доказано предикатное преступление, мы будем использовать термин «сомнительные финансовые
операции», имея в виду те проводки, в
которых не просматривается явный экономический смысл или за которыми не
прослеживаются реальные хозяйственные
сделки. Опираться в своем исследовании
мы будем прежде всего на данные о движении денежных средств и материалы
Росфинмониторинга.
Итак, в Росфинмониторинге исходили
из допущения, что уголь в Минобороны
поставлялся по завышенным ценам.
Следовательно, для того чтобы скрыть
избыточную маржу, как предполагают
финансовые разведчики, в цепочку поставщиков угля могли включиться промежуточные, аффилированные между собой
и «ИК «Таврический» компании, которые,
Схема движения
денег за уголь
Приобретение активов
В 2011 году на несколько счетов
«ИК «Таврический» (в Сбербанке и
банке «Таврический») поступило более 5 млрд рублей, часть из которых —
это кредит Сбербанка, часть — деньги
Минобороны за уголь. В дальнейшем
«ИК «Таврический» перечислила более 1 млрд рублей на счета компании
«ИнтерЭксперт» с назначением платежей за уголь и за грунт. «ИнтерЭксперт»
близка к «ИК «Таврический», потому что
зарегистрирована по тому же адресу, что
и другие фирмы условного «холдинга».
При этом основной вид экономической
деятельности «ИнтерЭксперта», согласно
ЕГРЮЛ, — деятельность в области права.
То есть фирма, судя по всему, специализируется на предоставлении юридических и
бухгалтерских услуг и вряд ли когда-либо
занималась поставками угля. На несоответствие обратили внимание и финансовые разведчики: судя по счетам фирмы,
поступлений за уголь от сторонних компа-
Евгений
Самойлов
2011—2012 гг.
35 млрд
за услуги теплоснабжения
гг.
12
20 д
— млр ь
11 ,4 гол
20 2 за у
Министерство
обороны (Москва)
2
3 01
кр мл 1 г
ед рд .
ит
2011—2012 гг.
8,4 млрд
за топливо
2011 г.
36 млн
займы
ООО «ИК
«Таврический»
(Санкт-Петербург)
ООО
«КомиДревПром»
(Сыктывкар)
12
20 лрд ное
— м и
11 ,2 ь,
20 1 гол
у
за
ООО «Фирма
«Уникс»
(Санкт-Петербург)
2011—2012
12 гг.
380 млн
за уголь
ний почти не было. Счет «ИнтерЭксперта»
использовался как транзитный, считают в
Росфинмониторинге, потому что большая
часть денег, полученных якобы за уголь,
затем возвращалась обратно на счета «ИК
«Таврический». Таким образом, движение
денег имело циклический характер, и реальные поставки угля между обеими компаниями вряд ли осуществлялись.
В «ИК «Таврический» эту цикличность
объяснили тем, что «ИнтерЭксперт» должен был купить уголь, но ж/д тариф оказался дорогим, и поэтому деньги вернули.
Подобный случай не единичный, говорят
в компании.
Получив обратно свои деньги, «ИК
«Таврический» затем направила около 600 млн рублей на приобретение
прав требований у Сбербанка к ОАО
«Сыктывкарский ЛДК» и его дочерних
структур. «Сыктывкарский ЛДК» — один из
крупнейших производителей пиломатериалов в Республике Коми — сейчас находится
в стадии банкротства. У компании образовались огромные долги, в том числе перед
Сбербанком, которому предприятие заложило свое имущество. «ИК «Таврический»
эту задолженность выкупила, и теперь, судя
по материалам арбитражного дела, почти
все имущество «Сыктывкарского ЛДК»
принадлежит «ИК «Таврический».
Генеральный директор компании
Александр Самойлов, отец сенатора от
Коми Евгения Самойлова, не видит ничего странного в этих финансовых операциях. По словам Самойлова-старшего,
даже исходя из наименования, «ИК
«Таврический» является инвестицион-
ФИРМЫПОСРЕДНИКИ
2011—2012 гг.
160 млн за у
уголь
ООО «Клевер»
(Краснодар)
гг.
гг.
12
20 н
ия
— мл во ан
11 05 ест ов
20 6 ущ реб
им а т
в
ра
ип
Сбербанк
(Москва)
в свою очередь, заключали последующие
договора с конечными поставщиками.
Таким образом, прибыль перераспределялась на несколько компаний (связанных
между собой), а затем деньги уходили в
разные направления, из которых можно выделить два основных: на скупку
имущества и активов обанкротившихся
предприятий лесопромышленного комплекса Республики Коми и на счета фирм с
признаками однодневок, где деньги затем
обналичивались.
АКТИВЫ, СВЯЗАННЫЕ С СЕНАТОРОМ САМОЙЛОВЫМ
И ЕГО ОКРУЖЕНИЕМ
ГОСКОМПАНИИ
ОАО «РЭУ»
(Баковка)
Бюджетные миллиарды, перечисляемые
Минобороны за уголь, могли уходить
на обналичку и скупку обанкротившихся
предприятий в интересах семьи
влиятельного сенатора
2011 2013 гг.
2011—2013
100 млн за с/м
/ работы
р
ООО «Еврострой»
(МоскваЖуковский)
20
21 12 г.
за млн
с/м
ра
бо
ОБНАЛИЧКА
2011—2012 гг.
128 млн
за уголь
ООО «Гранд
сервис»
(Омск—Москва)
2011—2012 гг.
93 млн за с/м работы
ООО «Респром»
(Москва—
Новосибирск)
ты
ОАО
«Сыктывкарский
ЛДК» (Сыкиывкар)
Схема составлена на основе данных
Росфинмониторинга по различным счетам
поставщиков с 2011 по 2013 г. Для удобства чтения
мы объединили эти счета и периоды времени
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
РИА Новости
расследование
ной компанией, «для которой подобная
деятельность остается приоритетной».
Самойлов также не согласен с тем, что на
покупку активов направлялись средства
Минобороны. По его словам, компания
привлекла два кредита (от Сбербанка и
банка «Таврический»), часть из этих денег была «использована для обеспечения
поставки угля на объекты Минобороны,
в условиях хронических неплатежей со
стороны ОАО «РЭУ», часть — на выкуп
задолженности предприятий-банкротов и
их последующий запуск, с сохранением, а
в ряде случаев и увеличением количества
рабочих мест». Самойлов также подчеркивает, что «Сыктывкарский ЛДК» и его дочерние структуры на момент покупки были
проблемными активами, «имеющими задолженность по выплате заработной платы
перед сотрудниками и находящимися в
стадии банкротства». Но благодаря смене
собственников, продолжает Самойлов,
предприятия удалось сохранить как производственные комплексы, долги погашены,
сегодня они развиваются и модернизируются. «Хорошие перспективы лесного
комплекса в составе «ИК «Таврический»,
несмотря на все предшествовавшие трудности, не вызывают сомнений», — уверен
Самойлов.
Бывший сотрудник Росфинмониторинга, которому «Новая газета»
показала материалы для экспертной
оценки, отчасти согласен с позицией
компании. «В самом факте приобретения
имущества обанкроченных предприятий
ничего криминального нет. Да, использование транзитных счетов выглядит странно, но чтобы говорить о том, что эта была
легализация, нужно доказать предикатное
преступление. Нужно, чтобы экспертиза
установила, что цены были заведомо завышены, существовал сговор, а уже затем
можно говорить, что деньги, вырученные
таким способом, вкладывались в активы.
Без этого операции выглядят просто как
реинвестирование прибыли».
Сенатор Евгений Самойлов рассказал «Новой газете», что он, как представитель республики в Федеральном
собрании, «безусловно, приветствовал
появление в регионе крупного инвестора, взявшего на себя обязательства
по возрождению остановленного на тот
момент СЛДК». В противном случае, по
словам сенатора, предприятию угрожала
распродажа по частям, а сотням рабочих — увольнение.
(Подробное движение денег представлено на схеме. В силу того что по эпизоду с приобретением активов в Коми
операции между «ИК «Таврический» и
«ИнтерЭксперт» носили циклический характер, «ИнтерЭксперт» из схемы исключена, чтобы не путать читателя.)
Обналичка
В 2011—2012 годах на различные счета «ИК «Таврический» поступило около
11 млрд рублей за топливо от «РЭУ» и
Минобороны. Как показывают данные
о движении денег, немалая часть бюджетных средств перечислялась на счета
связанных с «ИК «Таврический» фирм,
которые в реальности не поставляли
уголь, а заключали, в свою очередь, договоры с другими поставщиками. Основные
компании, на которые обратили внимание в Росфинмониторинге, — это
«КомиДревПром» и «Фирма «Уникс».
На их счета за этот период пришло около
1,6 млрд рублей.
Александр Самойлов из «ИК
«Таврический», отвечая на вопрос, почему в схему поставок были включены
аффилированные между собой фирмы,
пояснил, что «подобная диверсификация
обеспечивает устойчивость и бесперебойность поставок. Блокировка счетов одной
из фирм, задействованных в работе, не
ведет к срыву в рамках холдинга».
По словам Самойлова, в силу того что
ОАО «РЭУ» платило деньги нерегулярно
(на сегодня задолженность составляет около 4,6 млрд рублей), у «ИК «Таврический»,
соответственно, возникала задолженность
перед своими контрагентами: угледобывающими и транспортными компаниями, банками… «В такой ситуации, — продолжает
Самойлов, — велик риск наложения инкассо на счета, что в случае, если бы такой счет
был один, повлекло бы полную остановку
поставок угля на теплогенерирующие объекты и, в период отопительного сезона, —
замерзание военных городков и других
объектов Минобороны. То есть эвакуацию
тысяч граждан…» В период, когда компания была основным поставщиком угля
для Минобороны, ни один объект не был
заморожен, что, по мнению Самойлова,
доказывает «эффективность упомянутой
системы контрактации поставок».
Со счетов «КомиДревПром» и «Фирмы
«Уникс» деньги уходили дальше на счета конечных поставщиков, а оттуда немалая часть
перечислялась в адрес фирм с признаками
однодневок. Особое внимание финансовых
разведчиков привлекли фирмы «Гранд сервис» и «Респром», зарегистрированные на
массовых учредителей, которые признали,
что не имели к ним никакого отношения,
оформляли их на себя за вознаграждение по
просьбе третьих лиц. Обе фирмы несколько
раз меняли юридические адреса, переезжая из Омска в Москву, из Москвы — в
Новосибирск, и названия (одна из этих
фирм уже не существует). Всего на счета
этих фирм в исследуемый период поступило
более 200 млн рублей. Дальнейшее изучение
судьбы этих денег выявило «множество фи-
нансовых операций, указывающих на наличие организованной крупномасштабной
схемы, направленной на «обналичивание».
Могли ли эти обналиченные с помощью
фиктивных фирм деньги иметь бюджетное (в рамках контрактов на поставку угля)
происхождение? Можно предположить, что
да: по крайней мере, по счетам некоторых
из них видно, что большая часть поступлений приходилась именно на компании,
задействованные в цепочке поставок угля
для Минобороны.
Александр Самойлов говорит, что
проверка по бухгалтерии показала: ни
одна из перечисленных нами фиктивных
фирм «никогда не имела отношений с
«ИК «Таврический», и деньги в их адрес
никогда не перечислялись». Самойлов
подчеркнул, что деятельность его компании не предполагает наличия субподрядчиков, все договоры с контрагентами
подписываются очно, в офисе, с проверкой всех документов и полномочий
3
им дальнейшую жизнь. Все обвиняемые
признали свою вину, заявили ходатайства
о рассмотрении дела в особом порядке и
получили условные сроки.
Они обвинялись в незаконной банковской деятельности и мошенничестве
путем незаконного возмещения НДС из
бюджета. Как установило следствие, в
период с 2005 по 2008 год они создали
группу, которая предоставляла незаконные банковские услуги по «обналичке».
Руководители группы подыскивали клиентов среди коммерческих компаний,
которые перечисляли деньги на фиктивные фирмы (как правило, это был уход от
налогов), — эти фирмы и их счета контролировались другими членами группы,
в дальнейшем деньги обналичивались,
участники схемы забирали свой процент,
а «нал» отвозился в бронированных машинах клиентам-заказчикам.
Кроме того, участники группы специализировались на «серых» схемах торговли
лесом. Судя по приговору, они закупали лес
у производителей (чаще всего за наличные),
затем создавали цепочку фиктивных фирм,
якобы перекупавших лес друг у друга, а
впоследствии лес реализовывался на экспорт. Участие в схеме фиктивных фирм
позволяло участникам группы возмещать
НДС из бюджета. Всего таким образом они
возместили около 3 млн рублей.
К чему эта предыстория? Все дело в
том, что почти все осужденные на момент
2011 года работали в фирмах, так или иначе
задействованных в схемах поставки угля
для Минобороны. Более того, некоторые из этих фирм попали в поле зрения
Росфинмониторинга и назывались нами
выше в связи с сомнительными операциями. Например, один из организаторов
преступной группы на момент вынесения
приговора и до 2013 года работал исполнительным директором «ИК «Таврический»
и непосредственно отвечал за поставки
угля. Двое его «подчиненных» по преступной группе работали в «Фирме «Уникс», со
счетов которой деньги за уголь по цепочке
перечислялись на «обналичку».
Второй организатор преступной
группы работал в компании «Севлес
Форест Логистик», связанной с семьей
сенатора от Коми Евгения Самойлова.
В настоящее время он также трудится на
Могли ли обналиченные с помощью фиктивных
фирм деньги иметь бюджетное (в рамках
контрактов на поставку угля) происхождение?
Можно предположить, что да
ответственных лиц. «ИК «Таврический»
не имеет дела с сомнительными фирмами», — уверен Самойлов.
«Де-юре это так, но все эти рассуждения — от лукавого, — не согласен,
в свою очередь, бывший сотрудник
Росфинмониторинга. — Конечно, по
бухгалтерии вы никогда не найдете фирмоднодневок, потому что я не встречал еще
ни одного обнальщика, который кидал бы
деньги напрямую на однодневку. Такие
истории отслеживались бы и доказывались
на раз. Для этого всегда выстраивается цепочка из нескольких уровней (причем на
каждом уровне статус фирмы ухудшается:
от «белой» — к «серой», от «серой» — к уже
совершенно помоечной, «черной»), чтобы
усложнить путь денег».
Не в первый раз
В самый разгар сотрудничества «ИК
«Таврический» с Минобороны, в 2011
году, судья Фрунзенского районного суда
Санкт-Петербурга выносила приговор
в отношении восьми подсудимых. Их
имена мы не называем по их же просьбе,
переданной через представителя: широкой общественности их фамилии ни о
чем не говорят, они осознали свою вину,
а лишнее упоминание может испортить
«Сыктывкарском ЛДК», чье имущество в
ходе банкротства выкуплено в интересах
семьи того же сенатора Самойлова и отчасти на деньги Минобороны.
Подчеркнем: период деятельности
группы охватывал 2005—2008 годы. Однако
тот факт, что почти все участники группы
перешли в фирмы, задействованные в
поставках угля для Минобороны, а также
поразительное сходство сомнительных
операций, которые привлекли внимание
правоохранительных органов сегодня и
были установлены их коллегами несколько лет назад, — все эти факты заставляют
предположить: не были ли уже опробованные на торговле лесом схемы применены и сегодня — на торговле углем для
Минобороны? В «ИК «Таврический» эти
предположения комментировать не стали,
сославшись на право каждого гражданина
на частную жизнь и личную тайну. Однако
источник, близкий к компании, уверил,
что почти все из этих людей к компании
больше не имеют отношения.
Сенатор от Коми Евгений Самойлов на
вопросы «Новой газеты» заявил, что также
не считает нужным комментировать свои
знакомства.
Роман АНИН
4
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
место событий
Ищет Швейцария,
ищет полиция
Тверской районный суд Москвы выдал санкцию на арест
девелопера Полонского. В
битву за остатки строительной империи включился
Промсвязьбанк.
одатайство следователя по особо важным делам
Следственного департамента МВД России Олега
Сильченко о заочном аресте
Сергея Полонского поступило в суд еще в конце июля. Рассмотрение
планировалось 6 августа, но по просьбе
адвоката Полонского Дианы Татосовой
заседание было перенесено на 13 августа.
Во вторник Татосова снова настаивала на переносе заседания в связи с тем,
что именно на 13 августа на 9.00 назначено собеседование Полонского в МВД
Израиля по поводу предоставления ему
гражданства этой страны. Но федеральный
судья Алексей Криворучко не стал переносить заседание и выдал санкцию на арест
Полонского.
Напомним, уголовное дело, в рамках
которого вынесено решение о заочном
аресте беглого бизнесмена, было возбуждено по заявлениям дольщиков ЖК
«Кутузовская миля» еще 11 сентября
прошлого года. Первоначально — в отношении «неустановленных сотрудников»
компании MiraxGroup, которые, по версии
следствия, похитили более двух миллиардов рублей, принадлежащих дольщикам.
22 ноября 2012 года уголовное дело
было изъято из производства полиции
Москвы и передано в следственный департамент МВД России.
Несмотря на получение федерального статуса, расследование уголовного
дела стопорилось — следствие не могло
допросить ключевого свидетеля Сергея
Полонского ввиду «невозможности установить его местонахождение». Хотя
к тому времени уже было известно, что
Полонский покинул Россию и перебрался
в Камбоджу.
31 января девелопер был арестован
камбоджийскими правоохранительными
органами и по решению местного суда
помещен в тюрьму приморского города
Сиануквиль. Камбоджийское правосудие
инкриминирует Полонскому нападение
на моряков. Сидя в тюрьме, бизнесмен
написал несколько обращений к королю
Камбоджи, в том числе и прошение о
предоставлении камбоджийского подданства.
Х
начале апреля девелопера выпустили из тюрьмы Сиануквиля
под подписку о невыезде. Но
Полонский не стал дожидаться суда и
сбежал из королевства, объявившись в
Тель-Авиве.
Все это время следствие по уголовному делу о хищении денег дольщиков
ЖК «Кутузовская миля» продолжалось.
11 июня, после серии допросов потерпевших и бывших сотрудников компании
MiraxGroup, следователь Сильченко вынес
постановление об изменении процессуального статуса Полонского. Из свидетелей он
был переквалифицирован в обвиняемые и
объявлен в розыск. Вначале во всероссийский, а 25 июля — в международный.
8 августа МВД России распространило
сообщение, что правоохранительные органы Израиля предоставили в Национальное
центральное бюро Интерпола МВД
России информацию о том, что бизнесмен Полонский проживает на территории
Израиля по туристической визе, действительной до 27 сентября 2013 года. В свою
очередь, израильтян интересуют «намерения правоохранительных органов России
в отношении бизнесмена». Этот интерес
вызван тем, что еще 10 июля Полонский
обратился с просьбой предоставить ему
гражданство Израиля (заявление подано
по так называемой форме А-4, в котором
указано, что бизнесмен имеет еврейские
корни).
В
polonium194.livejournal.com
Уже в трех странах возбуждены уголовные дела в отношении
девелопера Сергея Полонского. Он в это время подал прошение
о получении гражданства Израиля
Адвокат Полонского Диана Татосова
заявила «Новой», что ее подзащитный ни
в чем не виновен и что это именно он —
жертва преступления.
Позиция Татосовой, естественно, идентична позиции самого Полонского, которую он изложил в письмах в Следственный
комитет России, в Генпрокуратуру и мэру
Москвы Сергею Собянину, направленных
адресатам 29 июля и одновременно выложенных в социальных сетях.
Полонский обвиняет своего бывшего
адвоката Александра Добровинского и
экс-компаньонов Троценко, Темникова и
Голубева в захвате компании «Поток» (стала правопреемником MiraxGroup. — И. М.)
и хищении денежных средств, которых
достаточно для завершения строительства
ЖК «Кутузовская миля».
«По моему мнению, преступный захват
денежных средств проекта «Кутузовская
миля» и имущества моей компании
подлежит тщательному и объективному
расследованию, в связи с чем обсуждать
подробности публично не представляется
возможным, поскольку это может повредить следствию и судебным процессам, —
написал Полонский. — Однако я готов и,
более того, заинтересован дать правдивые
и исчерпывающие показания, существенно проливающие свет на истинное положение дел».
акие «правдивые и исчерпывающие показания» он намерен дать,
Полонский уточнять не стал.
Возможно, что он захочет пояснить
схемы исчезновения денег, собранных с
дольщиков «Кутузовской мили», о которых «Новая» писала почти два года назад.
Около двух миллиардов из 5,7 миллиарда
рублей, собранных с дольщиков и аккумулированных на счетах ООО «Аванта»,
Полонский просто перекинул на счета
подконтрольных фирм. Эти «опера-
К
ции» осуществлялись с 22 марта 2007
года по 9 февраля 2010 года. Например,
832 млн рублей «Аванта» «одолжила»
ООО «МИК-СМ», а 735 млн рублей —
ЗАО «Миракс-Фили». 270 млн ушли в
ЗАО «Башня Федерация Менеджмент»,
310 млн рублей — в ЗАО «Миракс-Сити».
На реализацию проекта Полонского
«Курский вокзал» «Аванта» щедро перекинула 210 млн рублей (подробности в
«Новой» от 17 октября 2011 года).
Что касается обвинений в захвате
компании «Поток», то адвокат Александр
Добровинский отнесся к ним с понимаем
и в интервью «Новой» высказал сочувствие
Полонскому:
— Он попал в сложную жизненную
ситуацию. Поэтому и ищет виноватых в
своих проблемах. Но у меня на него обиды нет.
Добровинский подтвердил, что у него
действительно была доверенность от
Полонского. Но только на представление
его интересов в судах:
— У меня нет ни одной акции
«Потока».
Получить комментарии других «фигурантов» писем Полонского не удалось.
ежду тем еще в мае просочилась
информация, что Полонский,
находясь в камбоджийской
тюрьме, продал все свои активы Роману
Троценко. И это похоже на правду. Хотя
бы потому, что нам удалось отследить
перевод 131 058 126,41 рубля со счета
компании HADORIA INVESTMENTS
INC (зарегистрирована на Британских
Виргинских островах), контролируемой
Троценко, на счет компании HEROTEN
HOLDINGS LIMITED (зарегистрирована на Кипре), контролируемой
Полонским. Деньги поступили на счет
22 мая 2013 года. Это только один пере-
М
вод, а их, по всей видимости, могло быть
несколько.
Компании Полонского HEROTEN
HOLDINGS LIMITED эти 131 млн рублей
были необходимы для погашения кредита
перед Промсвязьбанком. Банк еще в 2012
году начал тяжбу в Арбитражном суде
Москвы, предъявив иск о погашении кредита и требуя изъять активы, оформленные
на кипрскую компанию. Суд это требование удовлетворил. Что интересно, когда
на счет HEROTEN HOLDINGS LIMITED
поступили деньги Романа Троценко,
Промсвязьбанк отказался принимать их
в счет погашения кредита, настаивая на
передаче девелоперских активов.
Речь идет о 50,86% в ООО «Аванта»,
100% в ООО «Инвест-Град», 100% в
ООО «МГ Групп», 100% в ООО «Химкипроперти», 99,99% в ООО «Гарант Капитал»
и так далее.
Промсвязьбанк — серьезный игрок на
рынке. И если он отказывается от «живых»
денег и настаивает на переоформлении на
себя активов компании-должника, значит,
эти активы чего-то стоят? Они значительно дороже 131 млн рублей?
Ответы на эти вопросы мог бы дать
Сергей Полонский. Но он, обещая предоставить «правдивые и исчерпывающие
показания», в Россию не торопится.
Между тем в Тверском районном суде в
ходе рассмотрения ходатайства о заочном
аресте стало известно, что в отношении
Полонского возбуждено еще одно уголовное дело. На этот раз в Швейцарии. Как
сообщил в ходе судебного заседания следователь Сильченко, правоохранительные
органы Швейцарии расследуют уголовное
дело о легализации доходов, полученных
преступным путем.
Ирек МУРТАЗИН
5
Петр САРУХАНОВ — «Новая»
ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЫНОК
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
здесь!
Казус Навального —
это не чья-то оплошность,
это системная ошибка,
сбой всей «политической
программы», который
может повториться и в будущем:
казусом Ходорковского или казусом
Медведева
Московский
цугцванг
Владимир
ПАСТУХОВ
доктор
политических наук,
St.Antony College,
Oxford
Чем бы ни завершились выборы
мэра Москвы, их победитель известен — это Алексей Навальный,
вне зависимости от того, станет
он мэром (что маловероятно) или
нет. Точно так же известно и имя
главного проигравшего, хотя оно и
не внесено в избирательный бюллетень, — это Владимир Путин.
осковские выборы
больше похожи на
средневековый рыцарский турнир, на котором лидер списка —
Сергей Собянин —
всего лишь назначен сражаться вместо
короля. В каком-то смысле он даже
вызывает сочувствие — нелегко сегодня
прикрывать короля. Его приобретения на
М
этом турнире сомнительны, зато потери
могут быть весьма значительны.
Не существует ни одной политической причины, по которой Алексей
Навальный мог бы пожалеть о своем
участии в этой избирательной кампании, точно так же, как не существует
ни одной политической причины, по
которой Кремль мог бы посчитать участие Навального в выборах выгодным
для себя.
Алексей Навальный благодаря этим
выборам выскочил из виртуальной интернет-пробирки в поле реальной практической политики. Кремль, допустив
его участие в выборах, не смог его в этой
пробирке удержать, а, значит, проиграл
вне зависимости от того, сколько голосов зачтут Навальному избирательные
комиссии. По большому счету, последнее уже мало кого волнует. Выборы
для многих москвичей закончились, не
начавшись.
В чем сегодня основной риск для
Навального? В том, что его посадят в
тюрьму. Своим участием в московских
выборах он этот риск уж точно не повышает. Если власть посчитает возможным
и необходимым Навального «закрыть»
(не важно каким способом), то она это
сделает в любом случае. Но в свете выборов ей будет сделать это сложнее. Как бы
Кремль ни поступил, его действия будут
интерпретированы в негативном для него
смысле. Не посадят Навального — значит, боятся, посадят — значит, боятся
еще больше.
Ситуация складывается таким образом, что выборы мэра Москвы очень
быстро переродились в референдум о
доверии Путину. А в этом случае уже
не важно, победит в конечном счете
Навальный или нет. Важно, что он дает
возможность политически высказаться
значительной части общества. Попытки
Собянина вернуть дискуссию на региональную почву достигают лишь частичного успеха. Для загнанных в угол, но не
растворившихся в воздухе «рассерженных горожан» голосование за Навального
стало формой проявления своей гражданской позиции. Навальный перестал
быть реальным человеком, он буквально
на глазах превращается в «символ перемен». Другие кандидаты в этом случае в
расчет просто не принимаются. И ведь
это только начало пути.
То, что Кремль не сумел этот референдум предотвратить, является первым
стратегическим просчетом «володинской» администрации со времени «болотных волнений». Из этой ситуации для
Кремля нет «хорошего» выхода, в нее
категорически нельзя было «входить».
И дело не столько в каких-то прямых
негативных следствиях, а в том, что косвенно этот «референдум» свидетельствует
о том, что отнюдь не все в «королевстве»
находится под контролем, что, как ни
силится власть, но отнюдь не всеми процессами она в состоянии управлять. Както все чаще и чаще на память приходит
апокриф о молодом Ленине, заявившем
жандармам о том, что «стена-то трухлявая, — тронь ее, она и развалится».
Проблема, с которой столкнулся в
лице Навального Кремль, весьма специфична. Это проблема отсутствия хорошего хода — ситуация, с которой часто сталкиваются шахматисты. Можно ли посадить Навального? Мало что может этому
сегодня помешать. Будет ли это хорошим
ходом? Вряд ли. Куда ни кинь, всюду —
клин. Стабильность режима держится
на молчаливом одобрении со стороны
аполитичного большинства. Но резкие
телодвижения могут довольно быстро с этой аполитичностью покончить.
Поэтому как власть ни хорохорится, но
в раскачивании лодки она особенно не
заинтересована. Если Россия войдет в
«активный» политический режим, то
мало никому не покажется.
Продолжение —
страница 6
6
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
/
политика провалы
страница 5
Навальный по стечению
обстоятельств как раз
и превратился в такую
«красную кнопку», которая сразу начинает
выть как сирена, когда к
ней притрагиваются. Вот и получается,
что вроде как бы все можно и одновременно ничего нельзя.
Собственно, в шахматах такая ситуация называется «цугцванг» — положение, при котором у одной или даже
сразу у обеих сторон нет полезных или
даже нейтральных ходов, и любое передвижение фигур ведет к ухудшению
собственной позиции. При этом, естественно, возможность «не ходить»
отсутствует. На бытовом языке такое
положение называется «делать нельзя
и не делать нельзя».
Все, что администрация Путина
пыталась делать последние годы, — это
попытка никуда «не ходить», взять и
остановить политические «шахматные
часы». Для нее самое комфортное положение — это положение ничегонеделанья. Ни мира, ни войны, точнее — ни
диктатуры, ни демократии. Одергивая
общество то тут, то там, власть между
тем стремилась не выходить за флажки,
которыми обозначена «зона неопределенности». Определенность — смерть
нынешнего режима и конец стабильности.
Казус Навального именно в том и
состоит, что он выманивает власть из
«зоны комфорта», лишает ее возможности ничего не делать, заставляя
принимать «запредельные» решения,
которые при других условиях власть
принимать бы не хотела, потому что
они могут расплескать то самое «темное вино» русской истории, о котором так красочно писали Бердяев и
его современники. Никого в Кремле
не волнует, станет Навальный мэром или нет, много он наберет или
мало (это-то как раз они научились
«контролировать»). Кремль волнует
вопрос, а что с ним потом делать?
Сажать или не сажать? Если сажать,
то когда? До или после? Посадишь
раньше, смажешь выборы. Посадишь
позже, получишь готового лидера. Не
посадишь вовсе, сочтут за «слабого».
Можно попытаться дискредитировать
Навального, выдав его за собственный
проект (вопросы, заданные Путину на
Селигере, показывают, что это тоже в
плане). Но вдруг народ на самом деле
в это поверит и пойдет за Навальным
как за вторым Ельциным? Лучше бы
вообще ничего не предпринимать, но
в контексте выборов это будет практически невозможно.
При этом Навальный — не проблема
сегодняшнего дня, не чья-то оплошность (просмотрели, упустили, доигрались, заигрались и так далее). Это
системная ошибка русской политики,
сбой всей «политической программы»,
который проявил, наконец, себя мощным «глюком». Как это ни парадоксально, если не Навальный, то что-то
в этом роде рано или поздно должно
было случиться. Это провал политики,
а не конкретных политиков.
лементы иррациональности
могут накапливаться внутри системы долго, целыми
десятилетиями, но не бесконечно.
Наступает момент, после которого эта
иррациональность начинает «выстреливать». Как правило, это происходит
тогда, когда несколько долгоиграющих
сценариев доходят до кульминационной точки в своем развитии, и тут
выясняется, что обе пьесы играются
на одних подмостках, и все актеры задействованы сразу в двух спектаклях.
Это как раз и случилось с московскими
выборами.
Была одна игра «вдлинную» — с
оппозицией. Нужно было ее грамотно
разложить, расчленить и расфасовать
Э
ИТАР-ТАСС
А
Московский
цугцванг
по камерам. В целом это почти удалось,
Навальный был оставлен в этом сценарии на десерт. Его грамотно «мочили»
в соусе, чтобы подать на стол в разжиженном виде. Предполагалось, что если
кормить народ Навальным «порционно», то люди проглотят в конце концов
его арест и устранение с политической
сцены. У этого плана был свой график
движения, свои исполнители и свои
вдохновители.
И была другая игра, тоже не короткая, начатая смещением Лужкова, — с
Москвой, где нужно было утвердить
«своего» человека, способного в крутые времена подпереть Кремль плечом.
Править Москвой — не синекура во
всех смыслах слова, поэтому потребовался такой «тяжеловес», как Собянин.
Собяниным рисковать было нельзя, и
поэтому было решено легитимизировать его до того, как Россия войдет в
полосу политической и экономической
турбулентности. И у этой игры были
свой график, свои исполнители и свои
вдохновители.
вот две эти игры наложились друг на друга. Думаете,
в Кремле не понимали, что
Навальный «полезет» в московские
выборы? Понимали еще как — там вообще гораздо больше умных людей, чем
принято думать, а главное — у них достаточно денег, чтобы заплатить умным
людям, которые будут думать за них.
Поэтому взгляд на Кремль как на сборище «никчемных людишек» является
хоть и лестным для его оппонентов, но
И
абсолютно популистским. Но знать и
иметь возможность предотвратить —
разные вещи. Каждый план развивался автономно на протяжении многих
месяцев, если не лет, и выскочить «из
игры» ни в первом, ни во втором случае
у Кремля не было возможности. Это и
есть системный сбой, обусловленный
общей иррациональностью политического курса.
Именно потому, что это системный
сбой, можно предположить, что казус
Навального — это лишь первый звонок. Неизбежно последует и второй,
и даже третий. На подходе еще один
цугцванг национального масштаба —
на этот раз с Ходорковским. Если в
отношении Навального власть решает
дилемму «сажать или не сажать», то в
случае с Ходорковским все обстоит с
точностью до наоборот — «выпускать
или не выпускать».
И здесь уж точно не осталось хороших ходов. Выпускать Ходорковского
власть боится, частью иррационально,
частью вполне рационально — опасается, что он консолидирует оппозицию,
боится того, что в этом увидят признак
слабости и так далее. Для того чтобы его
не выпустить, нужно начинать третье
дело. Это сделает отношение Кремля к
Ходорковскому более определенным,
чем он этого хотел бы. Боюсь, что вынесенное на днях решение ЕСПЧ было
последним, в котором суду удалось
уйти от оценки дела Ходорковского
как политического. Больше таких поблажек Москва получать не будет. Убить
Ходорковского — тоже не выход. Кто
знает, как на это отреагирует «темное
вино» русской истории…
То есть для Кремля лучше всего,
чтобы Ходорковский продолжал сидеть
сам по себе. Кремлю очень хочется пропустить этот ход, но пропустить его невозможно: хочешь не хочешь, а ходить
придется. Причем ходить придется в
тот самый момент, когда, по всем расчетам, в завершающую стадию должна
войти другая игра — с правительством
Медведева. Это решение тоже можно
оттягивать, но нельзя не принимать
вовсе. Вполне возможно, что и эти две
игры наложатся друг на друга, как это
произошло уже в случае с Навальным и
московскими выборами. А если еще и
Навальный с Ходорковским наложатся
друга на друга?
целом два этих события — сентябрьские выборы в Москве и
надвигающееся «холодное лето
2014-го», когда надо будет решать, что
делать с Ходорковским, — задают некий коридор турбулентности, по которому России придется пройти в самом
ближайшем будущем. Скорее всего,
она выйдет из этого коридора сильно
изменившейся страной. Я не берусь
сказать — останется ли она с Путиным
или без него, станет ли в ней жить
лучше или хуже (для кого как), но она
будет другой, чем сейчас. Московский
цугцванг — это не разовое мероприятие, это теперь новый модный политический стиль.
В
точки зрения
Экономика уходит
в оппозицию
Но она воспроизводит бесперспективную
с точки зрения роста модель
У грядущего российского
экономического кризиса нет
существенных объективных
Семен
макроэкономических
НОВОПРУДСКИЙ
оснований
Слишком многое
настораживает
в нынешнем состоянии
Олег
нашей экономической
БУКЛЕМИШЕВ
системы
журналист
Р
К смене власти
начали готовиться
не только отдельные
бизнесмены.
Это делает сама
отечественная
экономика
кой — в путинском режиме. Несомненный
акт гражданской смелости «35 друзей
Навального» был бы невозможен без
массовых уличных акций протеста, вроде
не приведших к осязаемым политическим
результатам. Без первого года третьего
срока нового старого президента — когда
всем, даже тем, кто не понял этого за первую путинскую десятилетку, стало ясно:
страна все глубже увязает в болоте отсталости и политического мракобесия.
Со времен ареста Михаила
Ходорковского, практически десять лет,
российские бизнесмены не рисковали
открыто заявлять о готовности финансово
поддерживать оппозицию. Ситуация из-
7
Стагнация
рецессии не слаще
Экономический кризис как концентрированное
выражение кризиса политического
оссия не просто вползает (или уже
вползла) в новый экономический
кризис. Это будет (или уже есть)
кризис сугубо политический. Российская
экономика фактически начала процедуру
голосования за новую власть в стране.
По свежим данным Росстата, экономический рост в стране во втором квартале
2013 года ко второму кварталу 2012-го
составил всего 1,2%. Эксперты и чиновники спорят, вошла ли уже отечественная
экономика в рецессию, или пока у нас
«всего лишь» стагнация. Заодно множатся
алармистские прогнозы о возможности
экономического коллапса в России уже
в следующем году. В любом случае официальная статистика показывает, что это
худший год российской экономики за все
время правления Путина. Ведь в глобальный экономический кризис 2008—2009
годов, когда российская экономика падала стремительнее, чем американская
или экономика других государств искусственно придуманного клуба БРИКС, Путин
формально главой государства не был.
Социальный контракт с Навальным,
который заключили 35 молодых бизнесменов из IT-сектора, публично сообщив
о готовности предоставить ему свои финансовые и организационные ресурсы
в обмен на обеспечение в России верховенства закона, независимого суда и
свободных выборов, то есть, фактически,
на кардинальную смену политического
курса, — только вишенка на торте. Яркое
внешнее проявление масштабного процесса тотального разочарования экономически активных россиян — причем не
обязательно оппозиционно настроенных
или вообще интересующихся полити-
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
экономист
менилась еще до манифеста 35 предпринимателей, когда некоторые бизнесмены
поддержали деньгами антикоррупционный
проект Навального «РосПил», не побоявшись сообщить об этом внешнему миру.
Но плохие новости для власти заключаются не в том, что в России опять появились бизнесмены, готовые вкладываться
в политических противников режима. К
смене власти начали готовиться не только
отдельные бизнесмены. Это делает сама
отечественная экономика.
Отдельно взятого Навального можно
легко посадить в тюрьму или с помощью
даже условной судимости в любой момент лишить права участвовать в любых
выборах. Но что делать с рекордным
замедлением экономического роста без
явных внешних негативных факторов? С
обнулением темпов роста российских инвестиций в основной капитал? С массовым
отскоком бизнесменов и бизнесов из страны? С не прекращающимся почти два года,
с момента рокировки Путина и Медведева,
чистым оттоком капитала? С форменной
политической истерикой на самом высшем
уровне при угрозе дефолта крошечного
Кипра в начале весны этого года? Наконец,
с апатией и безнадегой, буквально разлитой в воздухе обычных разговоров об
экономике более или менее осознающих
ситуацию в стране людей?
Мы вступаем, точнее уже вступили, в
эпоху, когда сама так толком и не созданная полноценная национальная постсоветская российская экономика перестает
верить власти. Жирующие на бесконечных
политических преференциях неэффективные госкомпании не способны обеспечить
развитие страны (их и так «неплохо кормят»), а остальной бизнес боится или не
хочет развиваться в такой России. В стране
наступает глобальная экономическая задержка. Люди, независимо от политических взглядов, либо ищут пути эвакуации,
либо начинают выжидать, чем разрешится
конденсирующийся в виде грозового облака на политическом небосклоне России
вопрос о власти.
Едва ли Путин способен отважиться
на резкую смену экономического курса в
сторону либерализации. Хотя бы потому,
что это невозможно без политического
поворота на 180 градусов. Без судебной
реформы. Без гарантии основных политических прав граждан. Без слома коррупционной опричнины силовиков и региональных чиновников. Поэтому теперь
единственным способом, необходимым,
но недостаточным условием возвращения страны к устойчивому значительному
экономическому росту могут стать только
трудно просчитываемые мирные варианты смены первого лица. Приход к власти
более адекватных задачам развития
страны руководителей.
У грядущего российского экономического кризиса нет существенных объективных макроэкономических оснований.
Но есть совершенно очевидные любому
непредвзятому человеку политические.
течественные экономисты затеяли на публике жаркий спор:
одни стращают страну неизбежностью рецессии, а другие не соглашаются. В частности, министр экономического
развития Алексей Улюкаев в недавнем
интервью заявил, что рецессии в российской экономике нет и в ближайшее время
не будет, а мы имеем дело всего лишь со
стагнацией.
Разберемся. Модное иностранное
словечко «рецессия» означает не что
иное, как падение национального производства, как правило, измеряемого
показателем валового внутреннего продукта (ВВП). В США и Великобритании
принято считать, что с технической точки
зрения рецессия — это непрерывный спад
экономики на протяжении как минимум
полугода. Отсюда очевидно, что не всякий провал экономической активности
можно квалифицировать как рецессию;
в точности как человеческое счастье,
настоящие рецессии бывают только в
прошедшем времени. Существует даже
специальный жанр экономической аналитики, посвященный предсказанию
момента воцарения (или прекращения)
рецессии, — однако магия эта весьма
тонкая и ненадежная.
А с диагностированием стагнации
посложней будет: она вообще не имеет
точного численного выражения и общепризнанного временного горизонта.
Обычно под этим термином понимается
длительное состояние экономики, когда
ее темпы роста незначительно отличаются от нуля.
Таким образом, формально с министром нельзя не согласиться: хотя темпы
роста российского ВВП неуклонно снижаются, судя по данным статистики, к
спаду мы пока еще не перешли, так что
рецессии никакой нет.
Правда, не забудем, что измерения
ВВП весьма несовершенны и неоднократно пересматриваются постфактум.
А с учетом того, что глубокие экономические спады встречаются довольно
редко, арифметическая разница между
рецессией и стагнацией зачастую бывает
условной. В любом случае они примерно
в равной степени опасны для российской
экономики, стремительно утрачивающей
конкурентоспособность и стоящей перед
серьезнейшими структурными и демографическими проблемами.
Каким словом это ни назови, слишком
многое настораживает в нынешнем состоянии нашей экономической системы.
Во-первых, корень проблем, очевидно, уже не во внешнем конъюнктурном
факторе, стоявшем за глубоким провалом
нашей экономики в период глобального
кризиса. Сейчас нефтяные цены устойчиво держатся на высоком уровне, а
состояние мирового хозяйства хоть и не
блестяще, но явно получше, чем пять лет
тому назад.
Во-вторых, после массированных
затрат на борьбу с тем самым кризисом
бюджетные резервы изрядно поредели,
а сам бюджет стал еще более уязвимым,
О
поскольку розданы немалые расходные
обязательства и балансирующая его цена
на нефть дополнительно подросла. Это
означает, что стимулирующие меры в
производственном, финансовом и социальном секторах при всем желании уже не
развернешь на широкую ногу.
В-третьих, основным тормозом экономики сегодня служит слабый инвестиционный процесс, что автоматически
подрубает не только текущий, но и будущий рост.
В-четвертых, рецессия со стагнацией,
как и разруха, разворачиваются не гденибудь, а в первую очередь в головах. В
конечном счете, экономику ведут к спаду
ожидания конкретных людей и принятые
на их основе решения. Не случайно журнал The Economist предсказывает будущие
экономические неурядицы с помощью
специального индекса, поквартально
измеряющего количество публикаций в
газетах Washington Post и New York Times, в
которых встречается слово «рецессия». А с
психологической точки зрения стагнация и
Рецессия
со стагнацией,
как и разруха,
разворачиваются
не где-нибудь,
а в первую
очередь в головах
рецессия для нас абсолютно равнозначны:
потенциальный инвестор, убежденный,
что с экономикой не все в порядке — то
ли падает она, то ли стагнирует, — скорее
всего, откажется от капиталовложений.
Потребитель, в свою очередь, предпочтет
не тратить, а сберечь деньги на черный
день, и тогда продукция предприятий останется нераспроданной. Если это уныние
быстро преодолеть не удается, в результате
получаем порочный круг поступательного
сокращения производства.
Но есть все-таки между рецессией и
стагнацией важное сущностное отличие.
Наступление рецессии подразумевает, что
экономика путем сжатия определенных
видов деятельности приспосабливается к
новым для себя реалиям и методом проб
и ошибок нащупывает новую структуру
для будущего развития. Напротив, при
устойчивой стагнации никакого приспособления не происходит, а в хозяйственной системе в общем и целом воспроизводится все та же бесперспективная с точки
зрения роста модель.
Так что очень похоже, что Улюкаев
прав и по сути вещей: стагнация — это
именно наш случай. Но радоваться этому
особо не приходится.
8
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
до выборов осталось...
Кремль сделал все, чтобы итоги голосования в регионах были максимально предсказуемыми
Выборы Исполняющих
Обязанности
которая к региону ранее не имела отношения. Зато у выпускницы хабаровской
высшей партшколы есть опыт участия в
губернаторских выборах, правда, неудачный. В 1999 году она баллотировалась на
пост губернатора Приморского края, но
была снята с регистрации за невнесение
в декларацию о доходах сведений о квартире в Москве и земельном участке в
Подмосковье, записанных на ее мужа.
Наиболее проблемным, по мнению
политологов, оказалось назначение эсера Константина Ильковского вместо
отмечает он. Туровский, в свою очередь,
напоминает, что Ильковский не является
членом партии. В своей избирательной
кампании он опирается не на слабую в регионе структуру «Справедливой России»,
а на «Единую Россию», которую вовремя удалось привести в чувство. Кстати,
Забайкальский край — единственный
(если, конечно, не считать Москву) регион, где «Единая Россия» не выдвинула
своего кандидата.
Еще одно довыборное назначение — замена на посту губернатора Московской области Сергея Шойгу Андреем Воробьевым.
Воробьев — фигура довольно слабая, у
него нет впечатляющих заслуг, но есть
чисто номенклатурная биография, которой он обязан своему отцу — бывшему
заместителю Шойгу. «У врио нет сильных
оппонентов в регионе. В Московской
области, учитывая ее рваное информационное пространство, могут конкурировать
политики с федеральной известностью.
Гудкову по-видимому этой известности и
недостает», — говорит Кынев.
В оставшихся четырех регионах губернаторы находятся у власти лишь в течение
первого срока: Роман Копин (Чукотский
Равиля Гениатулина, который с 1996 года
возглавлял Читинскую область, а с 2008
года — объединенный Забайкальский
край. В результате кадрового маневра в
крае чуть было не произошел внутриэлитный раскол, так как старая, консолидированная вокруг прежнего губернатора
и несменяемая годами элита оказалась
«за бортом». Руководитель региональных
программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев считает,
что Забайкалье переживает революцию
элит, которая не произошла в 90-е годы.
«Ильковский — очень энергичный и харизматичный лидер, который символизирует для многих людей перемены. Это
действительно так, поскольку он молод
и у него своя, новая команда. Его назначение на пост врио — это федеральный
размен, благодарность «Справедливой
России» за лояльность по ряду инициатив
в течение последнего года в Госдуме», —
АО) — в течение пяти лет; Виктор Зимин
(Хакасия) и Вячеслав Шпорт (Хабаровский
край) — по четыре года; Сергей Собянин и
вовсе к моменту досрочных выборов будет
возглавлять регион в течение двух лет и
девяти месяцев.
Отсутствие интриги на губернаторских
выборах, по словам генерального директора Международного института политической экспертизы Евгения Минченко,
объясняется отсутствием достойных
оппозиционных кандидатов и наличием
элитных консенсусов. «В большинстве регионов компромиссы были достигнуты до
момента объявления выборов», — говорит
он. Например, конфликт в Хабаровском
крае между Шпортом и экс-губернатором,
ныне полпредом Виктором Ишаевым мог
привести к расколу элит, но был вовремя
урегулирован.
Что касается Чукотки, то, по версии
политолога Светланы Карандашовой, там
единый день голосования 8 сентября в Республике Хакасия,
Забайкальском и Хабаровском
краях, Владимирской,
Магаданской и Московской
областях, Чукотском автономном округе и городе Москве состоятся прямые выборы высших должностных лиц.
Впрочем, нынешние выборы практически
мало чем отличаются от прежней практики губернаторских назначений. Во второе
воскресенья сентября в России, по мнению экспертов «Новой», пройдут выборы
без выбора. Причин тому несколько.
Одна из процедур, которая, по мнению эксперта Центра политических
исследований Ростислава Туровского,
отбрасывает нас к временам, когда
президент решал, кому, где и сколько
сидеть, — назначение временно исполняющего обязанности губернатора.
Первый шаг по-прежнему делает высшее должностное лицо — расставляет
приоритеты. Для того чтобы эта «манипулятивная технология» использовалась
повсеместно, единый день голосования
был перенесен на сентябрь. С начала этого года Владимир Путин в большинстве
регионов назначил врио губернаторов,
срок полномочий которых истекал до
дня голосования. «Президент, таким образом, сориентировал элиты на того, кто
является главным действующим лицом в
регионе», — считает эксперт. По сути, назначенцы — основные кандидаты на выборах и наиболее вероятные победители.
В августе Путин вызвал каждого из них
«на ковер» в Кремль, а в Забайкальский
край даже съездил сам.
В
Замена на поле
Перед выборами Кремль отправил
трех слабых и непопулярных губернаторов-долгожителей в проблемных для
«Единой России» регионах в долгосрочный отпуск. Их победа, по мнению
политолога Дмитрия Бадовского, могла
быть неочевидной. Наиболее удачным
оказалось назначение экс-мэра Магадана,
члена генерального совета «Единой
России» Владимира Печеного, на пост
врио руководителя Магаданской области.
Он заменил Николая Дудова, который руководил областью 10 лет, но не пользовался общественной поддержкой. Печеный,
в отличие от своего предшественника,
имеет высокий рейтинг в регионе, а также, в отличие от многих, победный опыт в
конкурентных выборах (два срока подряд
избирался мэром).
В остальных случаях — регионы возглавили «варяги». Например, на место губернатора Владимирской области, члена
КПРФ Николая Виноградова, который
правил регионом 16 лет (4 срока подряд)
и был отставлен в феврале этого года «в
связи с истечением срока полномочий»,
переброшена член бюро высшего совета
«Единой России», теперь уже бывшая зампред Совета Федерации (ее полномочия
истекали в сентябре) Светлана Орлова,
Муниципальный фиг
Петр САРУХАНОВ — «Новая»
8 сентября в восьми субъектах РФ изберут губернаторов. Однако сюрпризов не предвидится, назначенные Путиным до дня
голосования врио губернаторов — и есть будущие главы регионов, хотя большинство из них никогда не участвовало в конкурентных выборах.
будет развит сценарий «естественной безальтернативности», поскольку успешность
Копина никем не оспаривается и никто
даже не хочет с ним состязаться. «Причина
не в силе действующего губернатора, а в
том, что политическое пространство региона отличается крайней пассивностью
и отсутствием конкуренции. Население
волнуют не идеологические позиции кандидатов, а способность привлекать деньги
в регион. Соответственно, стартовыми
преимуществами всегда будут обладать
выдвиженцы крупного бизнеса и имеющие
связи на федеральном уровне», — заключает она. Принято считать, что за Копиным
стоит Роман Абрамович, а за Зиминым —
Сергей Шойгу.
Во всех регионах, кроме Москвы, кандидатов в губернаторы могут выдвигать
только политические партии. В связи с
этим Карандашова отмечает важность
такого аспекта, как укорененность партий в регионе. Большая часть регионов, в
которых пройдут губернаторские выборы,
являются «проблемными» для «Единой
России». Исключение — Чукотка, где партия власти набрала на выборах в Госдуму
в 2011 году 70,32%, а на выборах в Думу
Чукотского АО — 71,19%. В остальных
субъектах на выборах депутатов Госдумы
«Единая Россия» получила в среднем от
47 до 33%.
На сентябрьские выборы своих кандидатов выдвинули 26 партий, однако зарегистрированы были только 12 (в прошлом
году всего 6). Так, в Магаданской области,
Хабаровском крае и на Чукотке на выборы
пойдут только представители парламентских партий.
По мнению Туровского, Забайкалье и
Владимирская область на этапе избирательной кампании испытывали проблемы. Они были связаны с заменой губернаторов-старожилов и, соответственно, с
резкими изменениями в исполнительной
власти. «Гражданская платформа» в обоих регионах пыталась привлечь на свою
сторону представителей контрэлиты —
людей, близких к прежнему губернатору, но попытки были заблокированы.
Кандидаты не преодолели муниципальный фильтр. «Интрига исчезла, так как в
игре остались кандидаты от парламентских партий, которые к победе не стремятся и являются спарринг-партнерами
действующего врио», — отмечает он.
В качестве потенциальных спойлеров
для кандидатов от «Гражданской платформы», вероятно, было решено использовать «Гражданскую силу» (в Забайкалье),
«Гражданскую позицию» и «Правое дело»
(во Владимирской области). Кандидаты
от этих партий, как ни странно (хотя
что тут странного), успешно прошли регистрацию. Трем представителям РПРПАРНАС (Хакасия, Хабаровский край и
Владимирская область) повезло меньше:
принять участие в выборах по причине
неверно заполненных документов они
уже не смогут.
Туровский не сомневается, что поставленная федеральным центром цель
будет достигнута. «Такие процедуры,
как назначение врио губернаторов, использование муниципальных фильтров,
позволяющих моделировать уровень
допустимой конкуренции, обеспечат победу ставленникам Кремля в первом туре
с серьезным преимуществом (не менее
60%)», — резюмирует он.
Диана ХАЧАТРЯН
а в это время в москве
9
Навальному ищут
статью в «Яндексе»
Навострившись искать иностранные следы в деятельности российских НКО, Генпрокуратура
обнаружила их и в избирательном штабе Алексея Навального.
Оказывается, кампания кандидата в мэры частично финансируется из-за рубежа, что, конечно
же, запрещено избирательным
законодательством: иностранцы
оплачивать выборы не могут.
В штабе Навального считают эти
претензии попыткой снять его
с выборов, а юристы указывают
на несостоятельность доводов
прокуратуры.
от как звучит сформ у л и р о в а н н о е
Генпрокуратурой главное доказательство виновности Навального:
«Свыше 300 иностранных юридических и физических лиц, а также анонимных жертвователей из 46 стран мира (в т. ч.
США, Финляндии, Великобритании,
Швейцарии, Канады) с 347 IP-адресов
направили в электронные кошельки
А. Навального и членов его предвыборного штаба Н. Н. Ляскина,
К. С. Янкаускаса и В. Л. Ашуркова деньги на избирательную кампанию кандидата в мэры Москвы А. Навального».
Сама проверка была проведена по обращению Владимира Жириновского,
известного своими экстравагантными
обвинениями в адрес оппозиции, —
в интервью «Эху Москвы» он уже предложил снять Навального с выборов
и «отправить в колонию, туда же,
к Ходорковскому».
Сейчас результаты проверки переданы в МВД, за которым решение —
стоит ли возбуждать уголовное дело.
Тем временем в «Яндекс.Деньгах»
доказательной базой Генпрокуратуры
искренне удивлены. Во-первых, операции для юридических лиц не проводятся, они запрещены правилами
компании. Во-вторых, если американец, перечисляя Навальному пару
сотен долларов «на выборы», действительно нарушает российское законодательство, то российский гражданин
вполне может перевести деньги со
своего кошелька, находясь в Америке,
например, в отпуске или по делам.
А все, что показывает IP-адрес, — это
всего лишь географическое положение компьютера, с которого провели
операцию.
То есть 347 адресов вовсе не доказывают, что Навальному помогали
иностранцы. Правда, не доказывают
они и обратного.
— Мы знаем о том, кто стоит за
кошельком, только если сам владелец
об этом рассказал, — объяснила представитель компании «Яндекс.Деньги»
Ася Мелкумова. — Идентификация
обязательна, только если сумма операции превышает 15 тысяч рублей. И мы
работаем с пользователями из разных
стран. Но сказать, перечислял ли ктото из них деньги Навальному, мы не
можем — это банковская тайна.
В штабе же Навального подчеркивают: все пожертвования граждан на
счет в Сбербанке (а именно там открыт
счет, с которого финансируется избирательная кампания кандидата) проверяет Мосгоризбирком. По словам
главы штаба Леонида Волкова, около
10 процентов платежей возвращают
избирателям из-за различных ошибок:
не указаны паспортные данные или
дата рождения.
То есть, чисто теоретически, иностранный гражданин, будучи почитателем Навального или же банальным провокатором, мог перечислить
средства на сбербанковский счет. Тогда
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
Финансирование избирательной кампании оппозиционного кандидата
в мэры столицы не устраивает прокуратуру. Хотя не противоречит закону
Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»
В
задача Мосгоризбиркома — сообщить
в штаб кандидата о нарушении, а задача штаба — платеж вернуть.
Но все это из области теории. Потому
что в заявлении Генпрокуратуры,
опубликованном на сайте ведомства,
про сбербанковский счет Навального
(который, по словам Волкова, является единственным избирательным
счетом) не сказано ни слова. У прокуратуры — претензии к «Яндекскошелькам» Ашуркова, Ляскина,
Янкаускаса и Навального. И эти обвинения, уверяют в штабе кандидата,
не имеют под собой вообще никакой
правовой базы.
Еще в июле был придуман довольно оригинальный ход. Кампания
Навального финансируется частично
по так называемому двухступенчатому
принципу. То есть несколько его соратников перечислили максимально разрешенные для физических лиц суммы
(1 миллион рублей) от своего имени.
Им, в свою очередь, могут покрыть расходы добровольцы, перечислив деньги
на «Яндекс-кошельки». Получается
система компенсации — или, как прозвали ее в штабе Навального, «кредит
доверия».
— Такие двухступенчатые схемы в России не запрещены, — комм е н т и р уе т А н д р е й Б у з и н , г л а в а
Межрегиональной ассоциации избирателей. — Более того: их постоянно использует «Единая Россия». Например,
когда во время федеральной кампании
на счет поступают средства от региональных фондов партии. А уж как
Подставить кандидата — дело нехитрое.
Вопрос только в том, как найти таких
«доброжелателей», из-за которых потом
можно будет его снять
они аккумулируются там — никто не
знает.
Бузин также подтверждает: огромное количество платежей, оформленных с нарушениями, — это обычная
практика. Они просто возвращаются
жертвователям.
В любом случае сейчас слово за
МВД — возбуждать ли уголовное дело.
Эксперты тем временем гадают, по какой
статье. Тематически подходящие статьи
в Уголовном кодексе есть: например,
141-я — «нарушение порядка финансирования избирательной кампании
кандидата». Но юристы признают, что
подвести под нее Навального будет
довольно сложно — хотя бы потому,
что формально его штаб ничего не
нарушил.
Впрочем, известно, что в случае
необходимости властные структуры
умеют проявлять изобретательность.
На самом деле подставить кандидата — дело нехитрое. «Знакомая до
боли история, — откликнулся в своем
«Фейсбуке» на обвинение Навального
Борис Немцов. — Когда я участвовал
в выборах мэра Сочи, через 15 минут
после открытия счета Рабинович из
Брайтона перечислил мне 5 тысяч
долларов. Через час сочинская избирательная комиссия собралась, чтобы снять меня с выборов. К счастью,
к этому моменту мы отправили деньги
Рабиновичу назад в Нью-Йорк».
Александру Лебедеву, который выдвигался на тех же выборах мэра Сочи
в 2009 году, повезло меньше — его
сняли по решению суда после того,
как двое несовершеннолетних перечислили деньги ему на счет, что также
запрещает избирательное право. Так
что вопрос только в том, как найти таких «доброжелателей», из-за которых
потом можно будет снять кандидата,
а то и подвести под уголовную статью. До выборов мэра Москвы почти месяц, так что скандал со счетом
Навального — вряд ли последний.
Мария ЕПИФАНОВА
П
Александр КОЖЕВ.
Личный философский пароход
Одни называют его «интеллектуальным отцом Фукуямы», другие —
«сталинистом и агентом НКВД». Впрочем, это далеко не все характеристики, которых в разное время удостоился Александр Кожев, французский философ-гегельянец и государственный деятель. Он же Александр
Владимирович Кожевников, из московских купцов, племянник Василия
Кандинского, дитя русского модерна начала прошлого века, бежавший
из большевистской России в возрасте 18 лет.
Друзья-философы говорили, что он «умнее Сартра», его семинары в
Париже посещала Ханна Арендт, Лео Штраус состоял с ним в переписке, его трудами вдохновлялись Фуко и Деррида. В политических кругах
послевоенной Европы он слыл серым кардиналом, архитектором будущего Европейского союза. Раймон Барр, премьер-министр и один из
лучших экономистов Франции, считал его своим учителем. Александр
Кожев — один из немногих русских эмигрантов-гуманитариев, кому
удалось сыграть значимую роль в интеллектуальной жизни Запада.
Nina KOUSNETZOFF
ятнадцатилетний гимназист Александр
Кожевников встретил
революцию с энтузиазмом — подростковому
сознанию свойственно
романтически вдохновляться всем новым,
особенно когда обещано разрушение старого. Разочарование, однако, не заставило
ждать: отчима в собственном имении убили бандиты, гимназию закрыли, так что за
аттестатом зрелости в 1919 году пришлось
ехать в Либаву, на территорию Латвии.
В охваченной Гражданской войной России
царили голод и нищета, учеба в университете для представителей «эксплуататорских классов» была закрыта — вместо
академических занятий Кожевников, с
детства тяготевший к буддистской философии и восточным языкам, был вынужден
нелегально торговать мылом. При такой
жизни он вскоре попал в ЧК, где его чуть
не расстреляли «за спекуляцию». Чудом
выйдя на свободу, он вскоре принял решение — бежать.
Если посмотреть на биографию
Кожева, можно обнаружить несколько
обстоятельств, способствовавших его
эмигрантской карьере. На эмиграцию он
решился в раннем возрасте, достаточном,
однако, для того, чтобы действовать на
свой страх и риск. Ему не нужно было начинать с нуля — вся жизнь еще впереди.
Главное было — вовремя осознать отсутствие перспектив на родине. Большую роль
в его первых шагах за границей сыграла
дружеская помощь. Польскую границу в
январе 1920 года они перешли вместе с другом по фамилии Витт, и их тут же арестовали как «большевистских агентов». Витт освободился из тюрьмы раньше заболевшего
тифом Кожева. Рискуя жизнью, он съездил
в Москву за семейными драгоценностями,
которые, снова перейдя границу, поделил
с другом поровну. Это дало деньги. Продав
драгоценности, Кожев вскоре купил акции, доходы от которых обеспечили ему
безбедное существование в первые годы
эмиграции.
Русская классическая гимназия давала отменное гуманитарное образование,
предполагавшее, в частности, хорошее
владение несколькими иностранными
языками. Кожев знал древнегреческий,
немецкий, французский, английский.
Увлекаясь Востоком, он изучал китайский
и тибетский языки, в совершенстве освоил
санскрит. Свой путь эмигранта он начал с
того, что получил образование в хорошем
европейском университете — претендовать на интеллектуальную позицию без
политическая эмиграция
от Курбского до Гуриева
Русский «умнее
Сартра»
местного диплома было крайне затруднительно. Кожев учился в Гейдельбергском
университете, в Берлине, а позднее — уже
в более зрелом возрасте — в Высшей школе
практических исследований в Париже, куда
перебрался в 1926 году. С гимназических лет
он мечтал стать востоковедом, но прагматика диктовала свои условия: чтобы заявить
о себе в гуманитарной научной среде на
Западе, лучше выбрать исследовательскую
специализацию по стране, в которой родился. Свою первую диссертацию Кожев писал
по философии Владимира Соловьева, научный руководитель — Карл Ясперс.
Еще одно парадоксальное, но важное
качество — отсутствие больших карьерных
амбиций, по крайней мере их демонстрации. Эмигрант, как бы талантлив он ни был,
в любом случае чужак в своей новой стране.
Слишком агрессивное стремление «завоевать столицы» может вызвать, мягко говоря,
опасения со стороны большинства окружающих и — сопротивление чужому успеху.
Биографы Кожева отмечают его чрезвычайную скромность. Он не стремился активно
публиковаться и не претендовал ни на
какие должности. Но вот однажды случилось так, что его учитель и друг, уроженец
Таганрога, историк и философ Александр
Койре был вынужден прервать чтение
лекций по философии Гегеля в Сорбонне.
kinoword.ru
10
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
И пригласил Кожева к себе в заместители.
Так возник ставший всемирно известным
философский семинар, послушать который собирались лучшие интеллектуальные
силы Парижа. Семинар закончился книгой «Введение в чтение Гегеля», коллегам
стоило немалых усилий уговорить Кожева
издать этот труд, признанный одним из
лучших философских сочинений XX столетия. Как пишет российский исследователь
творчества Кожева, профессор Алексей
Руткевич, «слава «мэтра» или «гуру» какойнибудь секты, толкующей то об «экзистенции», то о «деконструкции», его нисколько
не привлекала».
В 1938 году, через 12 лет после переезда
во Францию, Кожев получил гражданство. В новом паспорте он сменил русскую
фамилию Кожевников на более легко
произносимую по-французски — KojеCve.
Уже очень скоро ему пришлось подтвердить статус члена гражданской нации. В
1940 году его призвали в армию, позднее
он сам вступил в движение Сопротивления
во главе с Шарлем де Голлем. Кожев пробовал эмигрировать в Америку, но то ли
сказалась его нелюбовь к Соединенным
Штатам, то ли еще что-то — до конца
жизни он так и остался гражданином
Франции, ради которой был готов умереть.
В 1944 году он попал в немецкий плен и
снова чуть не был расстрелян.
После войны начинается его государственная карьера — люди из окружения
де Голля не забыли его заслуг во время
сопротивления. Как эмигрант в первом
поколении, Кожев не мог претендовать на
место в публичной политике — поступив на
службу в министерство внешней торговли,
он стал советником на переговорах по европейскому экономическому сотрудничеству,
а позднее — в кабинете Валери Жискар
д’Эстена. Либо страны Запада пойдут на
ограничение национального эгоизма, либо
победит СССР, полагал Кожев. Именно ему
приписывают роль «изобретателя» первых
договоров, легших в основу европейского Общего рынка. Служению чиновника
Кожев отдавался с не меньшим увлечением,
чем философии Гегеля. «Суэц и Венгрия
интереснее Сорбонны», — писал он о новостях 1956 года. Скончался он прямо на
службе: 4 июня 1968 года, после выступления на заседании Европейского экономического сообщества в Брюсселе.
Успел ли он стать настоящим французом? Его друг, политический философ
Раймон Арон, писал в своих мемуарах, что,
несмотря ни на что, Кожев оставался рус-
ским белоэмигрантом. Он не принял студенческих волнений 1968 года, с презрением относился к «ребяческим забавам»
сытых отпрысков буржуазных семейств,
считал их протесты «свинством», «комедией», которую играют «бесталанные шуты».
«Никто никого не убивает и не желает этого делать, кровь не пролилась, значит, это и
не революция», — кто как не русский мог
Кожев написал
письмо Сталину,
подражая Гегелю,
написавшему
Наполеону
сказать такое в XX веке? Через три десятилетия после его смерти газеты объявили
Кожева советским шпионом — обвинение хотя и было построено на косвенных
уликах, вызвало много шума. Некоторые,
впрочем, не исключают, что «дело» было
сфабриковано самими чекистами. Главная
улика против Кожева — его «сталинизм».
Действительно, он однажды назвал себя
«агентом Сталина», написал ему письмо, подражая Гегелю, обращавшемуся к
Наполеону. Возможно, так он пытался
подыграть аудитории своего парижского семинара, во многом состоявшей из
леваков, открыто симпатизировавших
Сталину и ждавших того же от «русского
философа». Но только ему одному этот
наивный сталинизм не был прощен впоследствии. Письмо Сталину осталось без
ответа. Интеллектуальный талант Кожева
Советам был непонятен и не нужен. По
факту своей политической биографии он
оставался консерватором, голлистом и
сторонником сильной Европы. Русским,
нашедшим себя вне погибшей родины.
Василий ЖАРКОВ,
кандидат исторических наук,
заведующий кафедрой МВШСЭН
(Шанинки)
ЖИЗНЬ ЛЮДЕЙ
живут же люди
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
11
здесь!
Алексей
ТАРАСОВ
соб. корр.
«Новой»
«Своя» река
Умеющий все мужик в перевернутом мире
Т
аежная деревня
Назимово похожа на Кремль:
там шизофренично уживаются
рубиновые звезды и двуглавые
орлы, мавзолей и Путин, и здесь
на старой башне развеваются рядом два флага — триколор и красный. Разница в том, что в Кремле
символы старой государственности убирать то ли не хотят,
то ли не в силах, а в Назимове
алый стяг установили на высшей
деревенской точке сознательно и
демонстративно.
Поиск тех, кто столь наглядно выразил
единство и борьбу противоположностей в умах земляков, приводит к Сергею
Удовику. Типический характер в типических обстоятельствах: Сергей вспоминает
прежние времена с веселым сожалением,
однако сейчас у него — «своя» река.
Своя, но весьма условно. Назимово
стоит на Енисее, ширина которого здесь
два километра, а ниже деревни, на другом берегу виден яр — здесь устье реки
Тис. На всем протяжении Тиса никто не
живет и не работает. Вода чистейшая: со
мной впервые такое случилось — за десяток метров видел, как хариус подходит к
бегущей блесне.
Этот живописный приток Енисея и
взяли в аренду товарищи Удовика. Хотел
сам, ИП для этого создал, но на аукционе
победили другие. За приличную сумму государство отдало им Тис. Поскольку лучше Сергея никто реки не знает и в нем есть
все, чтобы отвечать за порядок на ней, его
взяли егерем в это предприятие. Само оно
в Уяре — это за тысячу верст, и Сергей остался, по факту, «хозяином» Тиса.
Об этом не говорится, и я промолчу, но,
понятно, жить на реке и не пить из нее невозможно. В северных деревнях по Енисею
у каждого уважающего себя хозяина на
подворье висят самоловы, каждый метров
по 100—150, и потаскай-ка с риском для
жизни всякий день по километру-полтора
тяжеленные мокрые веревки. С крюками
столь острыми, что кажется, ничего на
свете острей нет — они вонзаются что в
рыбу, что в рыбака еще в миллиметрах от
них, прилипая. Так что крепкие и точные
руки — это местная натура.
— Формально в аренду отдали сто километров реки — от устья вверх. И берега
от уреза воды на 50 метров, — говорит
Удовик. — После того как выступил Путин
и сказал, что все принадлежит людям, нас
принудили половину отдать. Осталось 50
верст. Взять реку в аренду несложно. Если
нет претендентов, можно и за три рубля. А
дальше все только от тебя зависит. Следи
за порядком: чтоб не браконьерничали, не
мусорили. Создавай удобства: избы, скамьи. Выдавай разрешения на лов рыбы. Я
знаю, на какую можно и когда.
Доход «начальника» реки? Меня трудоустроили на 15 тысяч. Сперва бензин
давали, ездил сюда с рыбнадзором в совместные рейды. Я ведь штрафовать права
не имею, предупреждаю только, показываю документ, что егерь, пишу докладную записку, фотографирую нелегалов.
Разбираются потом другие.
Насчет пользы от появления на реках
арендаторов — большой вопрос. Смотря
где, кто и как хозяйничает. Енисей поделен вообще-то издавна — попробуй сунься к чужой осетровой яме. И по большей
части нынешняя аренда лишь закрепляет
статус-кво. Люди платят деньги за ранее
дармовой промысел или удовольствие.
— Разные люди здесь появляются, —
говорит Сергей. — С москвичами интересно, они, конечно, отличаются. Жен на
моря отправляют, а сами сюда. Оснащены
по полной. Всё снимают на видео, камера
у каждого. Снасти замечательные. Всю
пойманную рыбу отпускают. Мусора за
собой не оставляют, у них даже пепельницы на цепочке на шеях висят.
Сергей построил на реке несколько
изб, обустроил стоянки. При мне снабжал
рыбачащие с его ведома компании всем
ими заказанным: продуктами, запчастями
для лодок и снастей, горючкой.
Глушит лодку, тыкаемся в отвесную
скалу, он по-кошачьи лезет по ней, цепляясь только за ему ведомые выступы. Вот,
показывает, зверобой каменный. А поодаль — золотой корень (родиола розовая).
Всюду по берегам щавель, саранка, черемша. Жарки — они будто обозначают оба
берега реки ярко-оранжевыми огоньками
для кого-то наверху. Сергей знает всякий
перекат и отмель, каждую особенность
каждых ста метров.
Родился в 62-м на Кузбассе, окончил
Назаровский строительный техникум.
Армия. Красноярский завод комбайнов,
водитель. На Север в 82-м подался не
за романтикой: в Новоназимове давали
квартиру, а он к тому времени женился.
В 83-м уже сын родился. Жена Любовь
Дмитриевна — из этих мест, из старообрядцев (Удовик говорит: «боговерующих»). Лесовозчики зарабатывали хорошо, по 700 рэ, а Сергей имел права «на
все, кроме вертолета»: какие были курсы
Дело было так. Двое рабочих развели помойку
у себя дома: им в колхозе отдавали коровьи
головы. Понятно: кровь, вонь. Медведь
и явился. Зашел к ним в сени. А они бухали
в самой избе. Сами его внутрь и запустили
в техникуме и при нем, все закончил.
Тракториста, сварщика, экскаваторщика…
Заочно окончил Сибирский технологический университет. «Я постоянно
учусь». Только что, пройдя новые курсы,
Удовик стал техником при ГЛОНАСС.
В Новоназимове вышку поставили. Но
уже два года ее не включают.
— У меня четыре сторожа и пятый —
подменный. Государство платит. Сторож
в три раза больше получает, чем работник
в колхозе, — 16 тысяч. Тупо сидит в будке,
смотрит в монитор. Установлена охранная
зона, 4 видеокамеры. На обогрев двух помещений электричеством огромные счета
государство оплачивает, по 16 рублей за
кВт/ч… Да и учеба эта была странной:
рассказывали, что через 20 лет будет, через 70, как будут из космоса регулировать
задвижки. Зачем мне этот бред? Что здесь
и кто здесь будет через 70 лет?
Как только переехали в Новоназимово,
Удовик работал главным энергетиком в
леспромхозе. Но супруга окончила техникум, «библиотечное дело». И чтобы
получить диплом, ей следовало пройти
практику. Место ей нашлось по соседству, в Назимове, так здесь и оказались.
Сергей пошел инженером-электриком
в колхоз. Ныне от него ничего почти не
осталось. Потом в промхоз — штатным
охотником. Когда он развалился, в рыбкооперацию — водителем 157-го (ЗИЛа).
Когда развалился и рыбкооп — в коммунальное хозяйство.
Коммуналка пока жива. Как главный инженер ООО «Коммунальщик-Н»
Удовик зарабатывает 14 тысяч. От
ГЛОНАСС, где Удовик на полставки, —
8 тысяч. Жена в библиотеке зарабатывала
5 тысяч (полставки). Ушла недавно на
пенсию: 8,6 тысячи рублей. Такие доходы. Это Север. Продукты, да и все прочее, здесь дороже, чем в Красноярске, и
гораздо дороже, нежели в Москве.
Продолжение —
страница 12
12
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
страница 11
«Своя»
река
се существование населения Назимова, все их
обязательные платежи государство дотирует, ИП —
нет. Поэтому бизнеса здесь
почти нет; какие ИП еще
трепыхались — закрываются.
Когда охотился на соболя, у него
было 28 кварталов тайги (квартал — 2 на
4 км). Расспрашиваю. Вспоминает не
геройства и авантюры, а про то, как однажды дятлы налетели — через капкан
вместо пушного зверька лежал дятел.
Жалко их, говорит.
Еще сказал, что верит в судьбу.
Столкнулся как-то нос к носу из-за скалы с медведем. Начал снимать ружье —
тот скалится, чуть быстрей — скалится
сильней; тогда замер. Так и стояли, пока
на зверя не выскочили собаки, только
тогда он ушел.
У Сергея особое чутье на медведей.
За полмесяца до того, как в самом центре деревни Назимово медведь сожрал
двух мужиков, Удовик предупредил
одного из них: «Рафик, добичуешься,
медведь придет, съест».
А дело было так. Двое крепко поддающих сезонных рабочих из Лесосибирска
развели помойку у себя дома: им в
колхозе бесплатно отдавали коровьи
головы. Понятно: кровь, вонь. Медведь
и явился. Прошел через деревню до ее
В
центра. Зашел к ним в сени. А они в
это время бухали в самой избе. Сами
его внутрь и запустили. Паша дверь открыл, зверь его обхватил и в зал затащил.
Рафик в этот момент успел из дома выскочить. Побежал по деревне голосить.
Ему никто не поверил — репутацию
не пропьешь. А медведь, закончив с
Пашей, пошел по следу Рафика. Догнал
его у метеостанции. Давил минут десять.
Потом выяснится, что он был стрелянный — одной пулей у него перебило
клыки, другая сидела в плече: вот и возился так долго с жертвами.
От нашествия медведей последние
годы страдают все северные енисейские деревни. И повсюду связывают это нашествие со строительством
Богучанской ГЭС и началом освоения углеводородных месторождений
Эвенкии. Назимовцы только в одном
поле овса убили 28 медведей. И все
они, говорит Сергей, больные, черви
их поедают изнутри, поэтому мишкам
больше еды требуется. Вот они дурные
и становятся.
…Шли на глиссере, у берегов барахтались через каждый километр утята,
а матери-утки, увидев лодку, предупредительно вылетали вперед и махали
отчаянно крыльями перед нами, увлекая
подальше от деток. Высоко над утками — всегда парами — кружили китайские черные журавли. Теперь и цапли
здесь появились — прежде не было.
Слежу, чтоб народ был без ружей, говорит Сергей, многие ведь палят просто из
любопытства, и им все равно по кому.
На Тисе ясно видишь ирреальность
того мира, в котором значимыми понятиями являются Кремль, доллар, выборы… Эту ирреальность подчеркивает
местное соседство триколора и красного
флага: Удовик был бы хозяином этой
реки при любом раскладе, при любой
власти. И будет. И это обнадеживает.
Здешнему большому и разнообразному
миру — птицам и рыбам, зверям и людям — повезло, что у них есть такой не
хозяин — сосед.
Алексей ТАРАСОВ,
соб. корр. «Новой»
р. Гусянка — р. Тис — р. Енисей
Фото автора
Депутат Мизулина хочет наказать журналистов и блогеров,
которые, по ее мнению, ее оскорбили. Уголовное дело по
ч. 2 ст. 128.1, ст. 319 УК РФ (клевета, оскорбление представителя власти) ведет Следственный комитет России.
По сообщению агентства «Росбалт», депутат Мизулина
требует удаления 28 публикаций агентства, содержащих
«клеветническую информацию». «Росбалт» приводит список
публикаций, оскорбивших депутата; одна из них содержит ссылку на личный блог Ирины Лукьяновой. В записи,
посвященной мизулинской «Концепции государственной
семейной политики Российской Федерации на период до
2025 года», она утверждала, что один абзац в тексте похож
«на стащенный из Сети готовый реферат».
Ирина уже дала Следственному комитету, расследующему
дело об оскорблении депутата Мизулиной, подписку о неразглашении. Впрочем, разглашать она ничего и не собирается, оскорблять депутата тоже. Всего лишь внимательно
читает «Концепцию…».
Ирина
ЛУКЬЯНОВА
Заочникам скидка
При чтении бросается в глаза, что текст
«Концепции…» очень неоднороден, как
будто слеплен из кусочков разных текстов — так часто выглядят работы школьников, списанные с готовых сочинений
из интернета.
Первый абзац «общих положений»
«Концепции…» гласит: «Семья — сложное
социокультурное явление. Специфика и
уникальность семьи в том и состоит, что
она фокусирует в себе практически все
аспекты человеческой жизнедеятельности
и выходит на все уровни социальной практики: от индивидуального до общественно-исторического, от материального до
духовного»; дальше еще есть про «память
рода» и православие, усиливающее «духовное содержание рода и семьи».
Поиск по первым предложениям дает
десятки ссылок на сайты готовых рефератов с одинаковым текстом, из которого
«Концепция…» заимствовала несколько
фраз, не обозначив сокращения. Ссылка
на источник в тексте есть: она прицеплена
в середине абзаца к утверждению, что в народном сознании древнерусского человека
род и Родина «связаны не просто одним
морфологическим корнем, а отражали
специфику миропонимания» — и ведет на
«Доклад: Духовные основы традиционной
русской семьи» по адресу www.works.tarefer.
ru/74/100048/index.html. Это сайт, который
торгует готовыми рефератами, контрольными и дипломными работами: «Оптовая
скидка (от трех работ)! Заочникам скидка
10%!»
Авторство на таких сайтах обычно, как
и в данном случае, не указывается, работы
там ворованные. Дальнейший поиск автора привел меня на сайт Института дистанционного образования Томского политехнического университета, где выложены
несколько модулей курса «Семьеведенье»
преподавателя Елены Рубановой с тем же
текстом, что и в «Докладе…». Сочтя, что
оригинал найден, я поделилась находкой
в своем ЖЖ. Однако незнакомый комментатор сообщил, что текст «Духовные основы традиционной русской семьи» опубликован еще в 1997 году в «Ярославском
педагогическом вестнике» № 2. Авторы —
З.А. и М.С. Жихаревы; в следующем номере продолжение — «Кризис общества и
проблемы семьи». Обе статьи есть в архиве
номеров журнала на сайте ЯГПУ.
Сложное
социокультурное явление
Вот тут начинается научно-духовная
феерия. Текст Жихаревых в интернете фигурирует под самыми разными фамилиями
и в самом неожиданном качестве. На сайте
Курской епархии, например, «Духовные
основы…» — это доклад Масловой И.М.,
студентки 5-го курса Курского филиала
РГСУ, на Знаменских чтениях.
На сайте referat.students.ru — две статьи Жихаревых составляют брошюру под
названием «Основы и проблемы русской
семьи» — без выходных данных, но с обозначенным на каждой странице авторством
Овчинникова В.В. (кстати, некоторые рефераты о семье дают ссылку на монографию Овчинникова В.В. «Духовные основы
традиционной русской семьи» (М., 2007),
но без указания издательства).
На информационно-гуманитарном
портале «Знание, понимание, умение»
(№ 3, 2009 год) пассаж про «сложное социокультурное явление» — часть статьи старшего преподавателя МГПУ Е. Исаковича
«Изменение словарного значения статуса
семьи и ребенка за последние 150 лет».
То же «сложное социокультурное явление» встречается в тексте «Семья и брак
в процессе исторического развития» под
шапкой Саранского МОУ «Лицей № 43»
и в каком-то «Учебно-методическом
пособии Нижний Новгород 2011 ббк 28.
71 К-64».
А поиск на сайте «Антиплагиат.ру»
выводит на журнал «Научные проблемы
гуманитарных исследований», выпуск 1,
2010 г.: куски знакомого текста без ссылки мы встречаем в статье аспирантки
Кабардино-Балкарского госуниверситета Мадины Хапцевой «Социальнофилософский анализ сущности семьи и
брака как социокультурного феномена».
В общем, одни жихаревские «Духовные
основы» легко заменят всю отечественную социологию семьи.
Ссылка на источник
в тексте есть, и ведет
она на сайт, который
торгует готовыми
рефератами
Поколение
высоконравственных
Лирическое отступление. Поиски
монографии В.В. Овчинникова о духовных основах успехом не увенчались. В.В.
Овчинниковых, пишущих о духовности,
на весь Рунет оказалось всего двое, остальные — о технике. Один — кандидат исторических наук из Белгорода, публикует на
родине тексты о выдающихся земляках.
А второй — директор Московского молодежного многофункционального центра
Василий Овчинников, кандидат социологических наук, лидер клуба автогонок
Night Racer, член общественного совета
при ГУВД Москвы.
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
/
случайности закономерности
13
Откуда есть пошли
духовные основы
семейной политики
Не знаю, как соотносятся друг с
другом хитрый В.В. Овчинников с
«Духовными основами» 2007 года и
положительный В.В. Овчинников из
общественного совета. Положительный
Овчинников в 2007 году защитил в
РГСУ диссертацию «Студенческое
самоуправление в России: социологический анализ». В диссертации есть два
фрагмента общим объемом 2280 знаков,
дословно совпадающие (без кавычек и
ссылок) с фрагментами защищенной
двумя годами ранее в Новгородском
госуниверситете диссертации Виталия
Певзнера «Педагогический потенциал
студенческого самоуправления в современном вузе». Вчитаемся: «В подготовке поколения высоконравственных,
интеллектуально развитых, творчески
работающих профессионалов — граждан России и интеллигентов — состоит
миссия высшего образования, ибо высшая школа всегда выступала не только
как институт подготовки специалистов высшей квалификации, но и как
институт гражданского воспитания,
формирующий личностные качества
и общественно активную позицию у
студентов».
Вроде бы и случайную ниточку потянешь — а там все та же чума.
Непродуманные
и неподготовленные
эксперименты
Вернемся к «Концепции…». Вторая
глава документа, «Современное состояние института семьи в Российской
Федерации и тенденции его развития»,
Дословные совпадения в текстах
В.В. Овчинниковых, пишущих о духовности, на весь
Рунет оказалось всего двое. Один — кандидат
исторических наук из Белгорода, публикует
на родине тексты о выдающихся земляках.
А второй — Василий Овчинников, лидер клуба
автогонок Night Racer, член общественного
совета при ГУВД Москвы
снова начинается цитатой из «Духовных
основ» Жихаревых, только слегка видоизмененной: «Семья является базовым
фундаментальным условием функционирования российского общества» —
в «Концепции…», «семья выступает
как базовое, фундаментальное…» — у
Жихаревых. Чуть дальше по тексту —
«обыденными явлениями стали взаимоотчуждение супругов и рост числа
разводов», оттуда же. И «постоянное и
тесное сотрудничество трех поколений
в семье — не анахронизм, а необходимое условие разрешения духовного кризиса семьи и общества» — тоже оттуда.
А «непродуманные и неподготовленные
социальные эксперименты 80—90-х годов…» — из статьи «Кризис общества и
проблемы семьи». Ссылок нет.
Есть в лоскутном одеяле «Концепции…» и другие кусочки. Например,
в текст вошли фрагменты выступлений самой Мизулиной — на Первом
российском форуме «Россия многодетная», который прошел в мае этого
года в Госдуме, на Русском народном
соборе в 2010 году (о разрушении семейных ценностей при коммунистах со
ссылками на Ильина). Есть фрагмент,
перекликающийся с выступлением
однопартийца Мизулиной, справедливоросса Левичева, в 2009 году — по
поводу «отсталости семейного законодательства».
Есть и большие куски, целиком
перенесенные в «Концепцию…» из резолюций двух крупных мероприятий,
в которых недавно участвовала депутат Мизулина: меморандума Второго
форума Всероссийской программы
«Святость материнства» (ссылка в тексте есть) и резолюции форума «Россия
многодетная» (ссылки нет).
«Святость материнства» — это
программа Центра национальной
славы России, руководит ею Наталья
Якунина, жена главы РЖД. Участники
программы занимаются профилактикой абортов, пропагандой семейных
ценностей и т.п. На форуме программы,
РИА Новости
Почему государственный документ усеян никак не обозначенными цитатами
из краденого текста с сайта, предлагающего незаконные услуги? И почему
написать об этом — оскорбление представителя власти?
который прошел в ноябре 2012 года, целое пленарное заседание посвящалось
выработке государственной семейной
политики, а в меморандуме записан наказ эту политику разработать, положив
в ее основу «представление о традиционной (полной, многодетной) семье как
институте, требующем первостепенной
поддержки». Так что «Концепция…»
выполняет наказ форума.
Из меморандума «Святости материнства» в «Концепцию…» перекочевали определение семьи и часть предложений (включая, например, «меры
поощрения средств массовой информации, ориентированные на пропаганду
семейного благополучия»).
Из резолюции форума «Россия многодетная» в «Концепцию…» целиком
вошел абзац о женщинах 1914—1918
годов рождения, сохранивших верность
традиции. Два предложения в нем снабжены в «Концепции…» ссылками на
следующий источник: «Социализация
детей в современной русской семье//http://www.childsy.ru/lib/frticles/
id/10261.php». Ссылка нерабочая:
трижды дана с опечаткой. Исправив ее,
можно найти тезисы выступления кандидата психологических наук Светланы
Малявиной из Мордовского пединститута на Второй всероссийской научной конференции «Психологические
проблемы современной российской
семьи» в 2005 г.
Это я прочитала только первую
часть «Концепции…» и не задавалась
вопросами по содержанию. Но у меня
есть вопросы по форме.
Что мешало сделать два лишних
клика мышью и оформить ссылку на
Малявину как следует?
Почему теоретическим обоснованием государственной семейной политики
на двенадцать лет вперед становятся две
резолюции форумов общественных организаций, старая статья двух доцентов
из Ярославского пединститута, тезисы
доцента из Мордовского пединститута
и статья философа Ильина о разрушении семьи при коммунизме?
Почему государственный документ
усеян никак не обозначенными цитатами из краденого текста с сайта, предлагающего незаконные услуги?
И почему написать об этом — оскорбление представителя власти?
14
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
защита людей
Давайте признаемся:
в нашей жизни «это»
есть!
Отчет волонтера
о поисках спонсоров
для фонда «Право
Матери», который
с этого года работает
исключительно
на деньги простых
граждан — таких, как
мы с вами
етыре часа мы с фотографом
Катей рассказывали людям на
московских улицах про фонд
«Право Матери», который вот
уже скоро 25 лет оказывает
бесплатную юридическую
помощь семьям погибших в мирное время
российских солдат. Юристы фонда добиваются правды в судах по всей стране. А
теперь поддержка нужна уже самой организации, которая с этого года существует
только на частные пожертвования.
Стартуем из Лучникова переулка, где
у «Права Матери» офис. В руках — сотня
листовок, на лице — улыбка до ушей, в
глубине — самое главное: вера в людей, в
то, что они лучше, чем многие даже сами
о себе думают.
Что ж, начнем с заведений! Пройдя от
фонда буквально сто метров, мы зашли в
Bourbon Street Bar, где сразу же приветливый администратор разрешил поставить на
стенд наши листовки. «Хороший знак!» —
подумали мы. Зато в «Жан-Жаке» у нас
осторожно взяли только одну листовку —
обещали переговорить с маркетинговым
отделом и разобраться, что хорошо, а
что плохо для имиджа кафе. Девушкаадминистратор упомянула, что с какой-то
благотворительной организацией они уже
общаются — может, и нам повезет.
В кафе City Pizza нам тут же разрешили
оставить листовки на стенде у дверей —
спасибо большое! А вот в магазине эзотерических товаров «Белые облака» нам
отчего-то отказали. Самый главный мужчина-администратор сказал мне: «Дайте
вашу листовку и ничего не говорите!
Сядьте!» Спустя минуту, срывающимся на
крик голосом: «Нет! Мы это БЕСПЛАТНО
не будем у себя класть!» …
В «Арт-кафе» приветливая молодежь
встретила нас буквально с распростертыми объятиями, посадили за большой стол,
предложили чай, расспросили про фонд,
в общем, показали себя отзывчивыми и
неравнодушными людьми. Зашли мы и в
кинотеатр «Ролан» — улыбчивый бармен
сказал, что администратор в отпуске, но он
с радостью нас выслушает. Взял листовку
для себя, обещал рассказать руководству.
Дошли до Чистопрудного бульвара —
там кроме нас уже орудовал мужчина,
который сам «приставал» к прохожим с
книжечкой в руках. Он ничего не проповедовал, а оказался владельцем салона красоты! Мы и ему рассказали о фонде, о том,
что он может вступить в ряды сторонников
фонда. Мужчина обещал подумать.
Зато семейство по решению папы (интересно, он служил в армии?) отказалось
листовку даже брать в руки.
Молодые девушки с мальчиком, вероятно братом, живо откликнулись. Увидев
«Право Матери», радостно захихикали,
подталкивая друг друга локтями, но после
разъяснений поняли суть работы фонда и
стали серьезными.
Еще одна попытка — прекрасный комплект из двух бабушек и двух внучек. С эн-
Ч
Против шерсти
Наблюдатели идут в тюрьмы, и это самый логичный шаг
ерстяной», — говорят про
таких в зоне. Человек презренный, без понятий (о
добре и зле, например), работающий на
администрацию, без принципов, думающий о собственном интересе и интересе
господ начальников во вред прочим. Это
я о Жириновском.
Тюрьма мало что знает о воле, но
каким-то удивительным внутренним чутьем угадывает тенденции и настроения
общества точнее завзятого пикейного
политолога. Когда-то (да еще года 4 назад) в СИЗО было принято голосовать за
Жириновского, к нему вообще довольно
часто обращались страдальцы, видя в
нем если не заступника, то, во всяком
случае, лицо, интересующееся тюремным электоратом, — что дальновидно для
интересанта. Потом тюрьма внезапно и
резко охладела, и вроде бы беспричинно. Когда я последний раз была наблюдателем на выборах в тюрьме, то обнаружила даже не 1—2% голосов, отданных
за Жирика, вообще 1—2 голоса. Причем
наблюдателей от Вольфыча и вовсе не
было — и это в Бутырке.
А сейчас, я полагаю, ЛДПР лучше
к страдальцам и вовсе близко не подходить. Напомню недавнее выступление Жириновского на «Эхе Москвы»,
передаю дословно: «…если у него (у
Навального, однако в этом контексте не
так важно. — О. Р.) совесть есть хоть чутьчуть, пусть сам снимется с выборов. Ему не
на выборы идти, а в тюрьму. Вот его судьба: сидеть в тюрьме, как Ходорковский. А
Ходорковскому должен быть третий срок.
Он, как граф Монте-Кристо, должен там
сидеть вечно. И умереть там. И похоронен должен быть на тюремном кладбище.
То же самое Навальный. Сейчас у него
уже10 лет будет срока. И навсегда пусть
останется в тюрьме».
Провожу тщательную инвентаризацию своих чувств после того, как услышала это на радио: а вот хочу ли я пожелать
и Жириновскому того же? Сидеть вечно и
быть похороненным на тюремном кладбище? Нет, все же не хочу. Шерстяной масть
чуток попутал и тявкает на пацанов — зачем вообще лишнюю минуту размышлять
о судьбе подментованного? Его свои же
порвут, дайте только срок. Ну в переносном смысле. Или как получится.
Выступление Шерстяного застало меня
в бывшем пионерлагере в дальнем углу
Ленинградской области: там проводилась летняя школа наблюдателей СанктПетербурга, а день, посвященный работе
в тюрьмах, назывался «Закрытая Россия».
Я даже специально поинтересовалась,
почему именно так — «Закрытая Россия»?
Я ждала аналогий с «Открытой Россией»
Ходорковского, но их не было: основная
часть слушателей — люди молодые и не
могут помнить «Открытки». «Закрытая
Россия» — от слова «закрыть»: закрыть человека в тюрьме, закрыть страну, закрыть
будущее. Люди приезжали туда отовсюду — на свои деньги, на пожертвования, и
выступали, разумеется, без гонораров, как
у нас принято. Атмосфера понятная: лес,
дождь, гитара, котелки, костер. Никаких
парт, никаких трибун — где сел, там и
слушаешь. Только разуться надо, чтобы
грязь в дом не тащить. Школа наблюдате-
«Ш
тузиазмом подходим к ним — однако после
слов «фонд оказывает бесплатную юридическую помощь семьям погибших солдат…» слышим неожиданное: «Спасибо,
но мы приезжие — нам это неинтересно».
Знали бы эти люди, что 90% обращений в
фонд за помощью поступает от таких же
«приезжих» …
Добрались до парка Горького.
Читающие, ожидающие кого-то — мы
подходили ко всем, кто, как нам казалось,
мог быть открыт чему-то новому. Мы
рассказывали им: вместе мы можем изменить настоящее к лучшему, фонд «Право
Матери» — гарантия торжества справедливости и хороший пример для подражания. Я
рассказывала о волонтерстве в фонде, о том,
почему я им помогаю. И — многие люди нас
слушали, расспрашивали про фонд. Хотя
не со всеми нам везло: две милые пожилые
леди, к которым мы подошли, услышав про
«бесплатную юридическую помощь семьям
погибших…», замотали головами: «Нетнет-нет, не надо ничего говорить больше!
Мы не хотим, чтобы нас это каким-то образом касалось, было в нашей жизни!» Мы
слегка опешили, ведь в нашей общей жизни
«это» — есть! Пошли дальше.
Зато две прекрасные девушки вернули
нашу веру в людей — заинтересовались
бланком квитанции на обратной стороне
листовки. Надеюсь, сделают пожертвование.
За 4 часа из 100 листовок у меня на
руках осталось 30 штук — немного, учитывая, что я не молчала, раздавая их, а всем
подробно рассказывала про работу фонда,
про его уникальность и успехи в защите
простых людей.
Вечером, уже добравшись до дома,
я разложила оставшиеся листовки по
почтовым ящикам. Надеюсь, мои соседи
откликнутся.
Вы тоже можете прийти в «Право
Матери» и взять там листовки или сразу
сделать пожертвование!
Вот реквизиты фонда:
Получатель: Межрегиональный благотворительный общественный фонд
«Право Матери», г. Москва
Банк получателя: ОАО Банк ВТБ, офис
№ 3 «Тургеневский», г. Москва
Р/счет: N 40703810000000000072,
Корр. счет: N 30101810700000000187
ИНН — 7710043971
БИК — 044525187
КПП — 771001001
В поле «Назначение платежа» нужно обязательно указать: «Благотворительное
пожертвование на уставную деятельность
Фонда».
Также пожертвования можно сделать
через «Яндекс.Деньги», RBK Money, «Благо.
Ру» — см. на: http://mright.hro.org/help
Волонтеры фонда «Право Матери»:
Мария ПРОХОРОВА,
Катя КРАСКА (фото)
лей Санкт-Петербурга — организация не
политическая, очень уважаемая, люди занимаются наблюдениями за проведением
выборов. Но не прошло и двух лет (с зимы
2011/2012), как они заинтересовались
наблюдениями за тюрьмами — ну еще бы,
это самый логичный шаг.
Они — настоящие, и с этим уже никто
ничего не сможет сделать. Они понимают,
что наблюдение за выборами в тюрьмах — это факультатив, главное — наблюдать совсем за другим. Люди интересуются не выборами в тюрьмах, а выборами в
ОНК, в Общественные наблюдательные
комиссии. Члены ОНК могут беспрепятственно заходить в тюрьмы, ИВС, в зоны и
поселения и наблюдать за соблюдением
прав заключенных: условия содержания,
медицинская помощь, питание, почта, жалобы и т.д. В этом году расширено число
участников ОНК — в каждом регионе в
комиссию могут войти до 40 человек, а
сами выборы стартуют 16 августа. Сейчас
выборы пройдут в 45 регионах страны,
в следующем году — в других. Нужно
заполнить анкеты (они будут вывешены
на сайтах Общественных палат) и иметь
рекомендации от зарегистрированных
общественных организаций, существующих не менее 5 лет и в уставах которых
записана правозащитная деятельность.
Ну и кроме всего этого у кандидата не
должно быть непогашенной судимости.
Увы, но сам порядок проведения конкурса не сильно прописан — ну и что,
мы и не в таких условиях пробивались
в ТИКи и УИКи, а пробились же. Ну и
что, если работу ОНК блокируют тюремщики — зато у нас есть ценный опыт по
разблокированию этих усилий, спасибо
за это Валерию Борщеву, Зое Световой,
Анне Каретниковой, Любови Волковой
и другим прекрасным людям, весьма
эффективно работающим в ОНК.
Да, сейчас в ОНК по всей стране работают в основном далекие от реальной
правозащиты люди: отставные прокуроры и тюремщики, ветераны всевозможных спецслужб, а в ОНК Ивановской области, например, официально трудятся
представители криминалитета. Ну так в
наших силах попытаться это изменить.
Для чего нужно попытаться это менять? Не думаю, что это имеет прямое
отношение к «теории малых дел».
Никакое это не «малое дело». В тюрьмы все больше попадает невинных
людей, и ОНК ничего не может с этим
поделать — это все к пресловутой «судебной системе», которую не хочется
писать без кавычек, то есть в конечном
счете — к власти, которую устраивает
именно такой суд. Но ведь власть — это
результат выборов. Результат нашего
с вами выбора. Стало быть, и невинно
осужденные — это результат нашего выбора. И Жириновский — это наш с вами
результат. Это просто надо прекратить.
ОНК должны стать переходной формой
«очеловечивания» системы ФСИН, это
ведь наблюдатели. Равно как и наблюдатели за выборами — это начало перехода
от фальсификаций к реальным выборам.
Хотите изменений без крови и баррикад?
Тогда вам в наблюдатели.
/
культурный слой идеи
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
15
Ученые,
занимающиеся
оригинальными
исследованиями
в области геокультуры,
России не нужны
Страна
должна
иначе себя
воображать
«Оптимизация» культуры продолжается. Только что закрыт Центр гуманитарных исследований пространства, существовавший на базе
Института наследия им. Д.С. Лихачева. Команда, собранная основателем и руководителем
Центра Дмитрием Замятиным, занималась
тонкой и сложной задачей — заполняла белые
пятна на образной карте России. По мнению
ученых, наше развитие ограничено тем, что
очему закрыли
Центр?
— Причины — в
политике Министерства культуры.
С прошлого года оно взялось за реструктуризацию научно-исследовательских
институтов, что, по сути, означало их коренную ломку и навязывание стандартов,
которые выгодны министерству. О науке в
таких условиях речи быть не может, речь
об обслуживании чиновников. Места прежних руководителей стали занимать так
называемые эффективные менеджеры.
Предполагается, что они будут правильно
управлять ресурсами и следить за тем, на
что идут деньги. К нам в институт тоже
пришел такой менеджер, П.Е. Юдин. Он
собрал своих заместителей, и эти люди
поняли: для того, чтобы выжить, нужно
сократить все самое непрактичное. Так,
собственно, и был закрыт наш Центр и
еще несколько подразделений, занимавшихся оригинальными исследованиями. Наша проблема была в том, что мы
занимались фундаментальной наукой в
прикладном институте, а политика нового директора не предполагала таких
занятий. Институт оказался полигоном
для испытания реформы образования и
реформы РАН, которая грядет осенью. В
результате этой реформы уже уничтожен
институт культурологии, в котором, если
не ошибаюсь, осталось 30 сотрудников
из 210. В сокращении расходов на науку
я вижу не решение министерства, а более
высокое решение, связанное с ожиданием
финансового кризиса.
— Но деньги на некоммерческие проекты выделяются и сегодня, хотя их перечень
краток. Что должно произойти в стране,
чтобы он увеличился?
— Должен произойти, не пугайтесь,
политический переворот. Это шутка и не
шутка. Последние 20 лет мы наблюдаем
воспроизведение западных практик —
политических, экономических, социальных. Они позволяют зарабатывать деньги
и стабилизировать общество, и уровень
нашей политической элиты таков, что
они, к сожалению, считают эти практики
достаточными для России. По-моему, это
неверно. Когда-нибудь мы станем нормальной западноевропейской страной, у
которой появится свое гуманитарное оружие. У Штатов это — масскульт и Голливуд,
у России таким оружием может стать чтото другое, но оно не появится, пока мы
—П
только крупные города имеют свою мифопоэтическую традицию — в остальных регионах
она отсутствует или изучена недостаточно
глубоко. Задачей Центра было прописать,
прояснить глухие уголки в сознании российского человека, заставить его мыслить в масштабах страны. Мы поговорили с Дмитрием
Замятиным об имперском будущем страны и…
необходимости государственного переворота.
не научимся впитывать свои образы и не
найдем своего дискурса. Проблема вот в
чем. Западная цивилизация темпоральна,
основная ее проблематика — временная,
отсюда изучение проблем современности,
постсовременности, глобализации и т.д.
Пространство, как правило, ущемлено.
Это характерно не для всех цивилизаций,
в буддистских странах все по-другому. На
мой взгляд, многие современные проблемы связаны с недооценкой пространства.
— Но что конкретно изменится в жизни
простого человека, если произойдет этот
«поворот» к пространству?
— На самом деле это уже постепенно
происходит: человек становится кочевым
существом и получает благодаря туризму
новый опыт движения в пространстве.
Через какое-то время появится новый
человек с новым пространственным опытом. Это происходит незаметно, и мы с
представления о пространстве. Мы занимались междисциплинарными исследованиями, потому что для меня и моих коллег
пространство — сакральная категория, которая может изучаться не только научными
методами, но и средствами искусства, литературы. Самое интересное открывается
на стыке. У нас были очень увлекательные
проектные экспедиции, связанные с изучением гения места, образа города, по итогам
одной из таких экспедиций было написано
эссе «Гений и место» о Боровске, Юрьевце
и Балашове, которых практически нет в
информационном поле. Если у Юрьевца
своя мифология, связанная с Тарковским,
то Балашов заинтересовал тем, что в нем
не было даже намека на Пастернака, хотя
он написал свой лучший сборник об этом
месте, и это было бы важно для создания и
раскручивания бренда города. А изучение
Сибири заставило убедиться в том, что
Сейчас одеяло тянет на себя Москва,
а остальной страны как бы не существует. Чтобы
это исправить, возможно, потребуется перенести
столицу в другую точку. Но для этого должен
появиться новый Петр, который скажет:
здесь быть новой столице
коллегами занимаемся осмыслением и
фиксацией этого процесса. Пространство
до сих пор не является нашим, оно все
еще недостаточно присвоено — не в плане
частной собственности, а в онтологическом смысле. Поэтому мы боимся своей
земли, не заботимся о ней. Пока мы не
захватим пространство онтологически,
у России нет перспектив. Политический
переворот будет связан с фигурой или
страной, которая будет иначе воображать
и вести себя в пространстве. Будут ли это
хипстеры, или средний класс, или новые
кочевники — я не знаю.
— Центр вырос из сектора географии
культуры и искусства, который в 2004 году
был преобразован в сектор гуманитарной
географии, а с 2011 года занялся гуманитарными исследованиями пространства…
— Да, была попытка создания общего
поля, на котором уживались бы разные
если мы туда не прорвемся, Россия так и
продолжит буксовать на очередной стадии
очередного цикла. Необходимо уравновесить Россию, как Штаты уравновешены
западным и восточным побережьями.
Сейчас одеяло тянет на себя Москва, а
остальной страны как бы не существует.
Чтобы это исправить, возможно, потребуется перенести столицу в другую точку.
Но для этого должен появиться новый
Петр, который скажет: здесь быть новой
столице.
— Я заметил, что магистральная тема
ваших исследований — децентрализация
России. Это перекликается с новой литературной традицией, осваивающей окраины
и регионы, — ее формируют тексты Марии
Ботевой, Дениса Осокина, Дмитрия
Данилова. То есть задача писателя — придумывать миф, а задача исследователя —
изучать существующее?
— В первую очередь, конечно, изучать,
но у Центра была не только описательная,
но и конструктивная функция. Мы путешествовали и впитывали пространство, накапливали ауру места. Экспедицию «Гений
и место» хотелось обобщить не только в
научной работе, но и в эссеистике.
За свою жизнь я был преподавателем,
ученым, эссеистом, поэтом. Это разные
способы мышления, разные дискурсы,
которые, однако, не исключают друг друга. Я человек текста, а текст может быть
разным. Но онтология у всего одна —
пространство, тем более что пространство
тоже может рассматриваться как текст;
расширение пространства определяет
типы текстов.
— При кажущейся непрактичности
ваши работы содержат прагматичные выводы и рекомендации.
— Да, в частности, мы разработали
методику по определению имиджевых ресурсов территории. Приезжая в город, мы
фиксировали, что может заинтересовать
местных жителей и внешнего наблюдателя, классифицировали полученные данные и думали, как их можно использовать.
В последние 2—3 года мы с коллегами
склоняемся к геокультурному брендингу
территории, этой теме были посвящены мастер-классы, которые я проводил.
Обнаружилось, что многим это интересно,
но ряд слушателей испытывают когнитивный диссонанс, потому что брендинг — это
бизнес, а я предлагал нечто некоммерческое. У нас доминирует западное понимание брендинга, а для геокультуры рынка не
существует. Но я считаю, это лишь вопрос
времени: страна не накопила достаточного
количества жира, чтобы воспринимать такие идеи, в ней пока мало людей, которые
вообще понимают, что это нужно.
— Непрагматичные проекты обычно
поддерживают социальные либералы и
левые.
— Сегодня, к сожалению, нет политических механизмов, которые осваивают
пространство, поэтому о будущем страны вряд ли можно говорить в категориях
«левый»—«правый». Политика не оперирует пространством в истинном, онтологическом смысле. У России есть все шансы
стать североевразийской геокультурной империей, объединить вокруг русского языка
республики и другие страны — Монголию,
Румынию, Болгарию, Корею, Финляндию
и даже Японию. Сегодня их язык ущемлен, большая часть научных монографий
в Финляндии, например, пишется по-английски. У русского языка есть в этом плане
известные преимущества. Говоря об империи, я, разумеется, имею в виду расширение
культурных, а не государственных границ.
Нужны радикальные реформы, но с теми
людьми, которые сегодня у власти, увы,
ничего путного не выйдет.
Беседовал Евгений КОЗАЧЕНКО
16
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
медленное чтение
О людях, которые
сразу стали другими
Новая книга Светланы Алексиевич «Время секонд хэнд» выйдет в конце августа в издательстве «Время»
Полтора десятилетия писательница собирала
голоса смятенной страны. Голоса 1990—2012
годов. Голоса Москвы, Бреста, Сухуми, городов и весей. Голоса преуспевших и потерпевших. В этом хоре — защитники Белого
дома в 1991-м и в 1993-м, маршал Ахромеев
и мигранты, пиарщики и челноки, солдаты и
жертвы терактов, осиротевшие матери и бездомные дети. В этом хоре слышны голоса из
1920-х, 1930-х, 1940-х: без них невозможно
осмыслить наше настоящее.
Более весомой попытки понять и поднять эту
эпоху пока не было. Такой болевой порог,
как Светлана Алексиевич, пока не переступал
никто из прозаиков. И еще: здесь внятно показано, какие горючие пары скопились в «коллективном бессознательном» нации и страны.
«Время секонд хэнд» станет пятым томом
собрания сочинений Светланы Алексиевич.
В пятитомнике «Голоса утопии» (М.: Время)
выйдут в новой авторской редакции «У войны
не женское лицо», «Последние свидетели»,
«Цинковые мальчики», «Чернобыльская
молитва».
Публикуем одну человеческую историю.
С сокращениями.
Из рассказа дочери
Людмилы Маликовой
О времени, когда
все жили одинаково
— Вы Москву хорошо знаете?
Кунцевский район… Там мы жили в пятиэтажке, там у нас была квартира, трехкомнатная квартира <…>. До моих четырнадцати лет жили мы безоблачно. До
перестройки… Нормально жили, пока не
начался капитализм, тогда по телевизору
говорили «рынок». Все мало понимали,
что это, и никто ничего не объяснял. А началось все с того, что стало можно ругать
Ленина и Сталина. Ругали молодые, а
старые люди молчали, они выходили из
троллейбуса, если слышали, что кто-то
ругает коммунистов. У нас в школе молодой учитель математики был против коммунистов, а старый учитель истории — за
коммунистов. Дома бабушка говорила:
«Вместо коммунистов теперь будут спекулянты». Мама с ней спорила: нет, мол,
будет красивая, справедливая жизнь, она
ходила на демонстрации, взахлеб пересказывала нам речи Ельцина.
Мама работала диспетчером в научноисследовательском институте геофизики.
Мы дружили. Я делилась с ней всеми своими секретами, она была совсем не взрослая. Как старшая сестра. Любила книги,
музыку… Жила этим. А руководила у нас
бабушка…
<…> Это был выходной… Я заглянула
в комнату бабушки, она уже плохо ходила,
больше лежала, я увидела, что она сидит
и смотрит в окно. Попоила ее водичкой.
Прошло немного времени. Опять зашла
к ней, позвала, она молчит, я взяла ее за
руку, а рука холодная. До этого я ни разу
не видела смерть, испугалась и закричала.
Прибежала мама, сразу заплакала, закрыла бабушке глаза. Надо было звонить в
«Скорую помощь»… Правда, они быстро
приехали, но доктор потребовала у мамы
деньги за справку о смерти и за то, что
они отвезут бабушку в морг: «А что вы хотите? Рынок!» Денег у нас в доме не было
вообще…
Как раз в то время маму сократили на
работе, два месяца она уже была в поиске.
Мама окончила технологический институт
с красным дипломом. О том, чтобы найти
работу по специальности, не могло быть и
речи, с институтскими дипломами устраи-
вались продавцами, посудомойками. Я не
узнавала на улицах людей, как будто все
переоделись во что-то серое. Цветного ничего не было. «Это все твой Ельцин… твой
Гайдар… — плакала бабушка. — Что они
с нами сделали? Еще чуть-чуть — и будет
как в войну». Мама молчала, к моему удивлению, мама замолчала.
…Больше всего бабушка боялась, что
мы похороним ее в целлофановом пакете
или завернем в газеты. Бабушкину подругу тетю Феню, она на фронте медсестрой
была, дочка похоронила в газетах… завернула в старые газеты… Медали просто так
в ямку положили. Это все было так несправедливо! В школе те, у кого были леггинсы, дразнили тех, кому родители не могли
купить эти леггинсы. Меня дразнили…
(Молчит.) Но мама пообещала бабушке,
что похоронит ее в гробу. Поклялась.
Доктор увидела: денег у нас нет — они
развернулись и уехали.
Неделю мы жили с бабушкой… Мама
несколько раз на день обтирала ее марганцовкой и накрывала мокрой простыней.
Стали звонить родственникам… У нас
родственников — пол-Москвы, и вдруг —
никого, они не отказывались — приезжали
с трехлитровыми банками маринованных
кабачков, огурцов, с вареньем, но денег
никто не предлагал. Посидят, поплачут и
уедут. Ни у кого не было живых денег.
Бандиты ходили
по улицам и даже
не прятали пистолеты
Кто такие? Появились какие-то непонятные люди, они были в курсе всего:
«Знаем вашу беду. Мы вам поможем».
Позвонили куда-то — тут же пришел врач
и выдал справку о смерти, и милиционер
пришел. И гроб дорогой купили, и катафалк был, и много цветов, каких только
цветов там не было — все как положено.
Мы с мамой только стояли и плакали.
Всем заправляла тетя Ира, она была в этой
компании главная, с ней постоянно ходили накачанные ребята, ее охрана. Один из
этих ребят воевал в Афганистане, и маму
это почему-то успокаивало, она считала,
что если человек был на войне или при
Сталине сидел в лагере, то этот человек
не может быть плохим: «Как же — он так
пострадал!» И вообще, у нас человека в
беде не бросят — это было ее убеждение,
мы вспоминали бабушкины рассказы о
том, как люди в войну спасали друг друга.
Советские люди… (Молчит.) А уже были
какие-то другие люди. Я говорю, как сейчас это представляю, а не как тогда… Нас
взяла в оборот банда, но для меня тогда
они были дяди и тети — пили с нами чай
на кухне, угощали конфетами. Может, месяц они так ходили, мы к ним привыкли,
и они делают маме предложение: «Давайте
продадим вашу трехкомнатную квартиру
и купим однокомнатную. У вас будут деньги». Мама согласилась…
В этот момент объявляется другая
банда. Там главарь был мужчина… дядя
Володя… И они с тетей Ирой стали между
собой бороться за нашу квартиру. «Зачем
вам однокомнатная? — кричал на маму
дядя Володя. — Я куплю вам дом под
Москвой». Тетя Ира приезжала на стареньком «Фольксвагене», а дядя Володя — на
шикарном «Мерседесе». У него был настоящий пистолет… Бандиты ходили по
улицам и даже не прятали пистолеты. В
милицию никто не обращался, все знали: у
бандитов много денег, и они любого купят.
Почему-то их зауважали. Пожаловаться
было некому…
Дядя Володя чаи с нами не гонял, он
маме пригрозил: «Если не отдашь квартиру мне, то я заберу твою дочь, и ты ее
больше никогда не увидишь. Не будешь
знать, что с ней». Меня спрятали у себя
наши знакомые, я несколько дней в школу
не ходила. Плакала день и ночь, боялась
за маму. Соседи видели, как за мной два
раза приезжали, искали. Ругались матом.
Кончилось тем, что мама сдалась…
Назавтра нас уже выселили. Приехали
они ночью: «Скорей! Скорей! Поживете в
другом месте, пока мы подыщем вам дом».
Привезли с собой банки с краской, обои,
уже затевали ремонт. «Пошли! Пошли!»
Мама с перепугу взяла только документы,
свои любимые польские духи «Быть может», которые ей подарили на день рождения, и несколько любимых книг, а я —
учебники и еще одно платье. Нас затолкали
в машину <…>. А потом помню: стоим с
мамой в каком-то официальном месте, нам
показывают отпечатанные бумаги… Вроде
как все по закону… Нам говорят: «Вот здесь
вы должны поставить свои подписи». Мама
расписалась, а я расплакалась, раньше както не доходило, а тут я поняла — сейчас
нас отправят в деревню. Мне стало жалко
свою школу, своих подружек, которых я
больше никогда не увижу. Подошел дядя
Володя: «Быстро подписывай, а то отвезем в детский дом, а мама все равно уедет
в деревню. Останешься одна». Я помню,
что стояли какие-то люди, и милиционер
был… Все молчали. Дядя Володя каждому
дал взятку. Я ребенок… что я могу…
<…> После того как мы подписали бумаги, нас увезли в Ярославскую область:
«Ничего, что далеко, зато у вас будет хороший дом». Нас обманули… Это был
не дом, а старая изба с одной комнатой
и большой русской печью, которую мы с
мамой до этого ни разу в жизни не видели.
Изба разваливалась, куда ни глянь — везде
щели. У мамы — шок. Она зашла в избу и
стала передо мной на колени, просила прощения за то, что устроила мне такую жизнь.
Билась головой о стенку… (Слезы.) Было у
нас немного денег, они быстро кончились.
Работали у людей на огородах — кто картошки даст, кто десяток яиц. Узнала красивое слово «бартер»… Свои любимые духи
«Быть может» мама поменяла на хороший
кусок масла, когда я сильно простудилась…
Один раз заведующая фермы, добрая женщина, пожалела меня, дала ведро молока, я
боялась и шла домой огородами, встретила
одну доярку, она посмеялась: «Чего ты прячешься? Иди по деревне. Тут все тащат, а
тем более, если тебе разрешили». Тащили
все, что не приколочено, а председатель
колхоза — больше всех. Машинами к нему
возили. Он приезжал к нам… Агитировал:
«Айда ко мне на ферму! А то с голоду
пропадете». Идти — не идти? Голодуха
заставила. На утреннюю дойку вставать
надо было в четыре утра. Еще все спят. Я
доила коров, мама мыла баки, коров она
боялась, а мне они нравились. У каждой
коровы свое имя… Дымка, Черемуха… У
меня было тридцать коров и две телки…
На тачках возили опилки, по колено было
навоза. Выше сапог. Бидоны с молоком
на телегу поднимали… Сколько же там
килограмм? (Молчит.) Платили нам молоком и мясом. Доярки пили не меньше
мужиков, и мама стала с ними попивать.
РИА Новости
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
Светлана Алексиевич
Между нами уже было не так, как раньше,
то есть мы дружили, но все больше я на
нее покрикивала. Она обижалась. Редко,
когда у нее было хорошее настроение, она
читала мне стихи… Тогда я узнавала свою
прежнюю маму. Редко.
Уже зима. В этой избе зиму бы мы не
пережили. Сосед пожалел и бесплатно
довез до Москвы…
Человек — это звучит
не гордо, а звучит
по-разному
…Как я отношусь к людям? Люди не
плохие и не хорошие, люди — и все. В школе
я училась по советским учебникам, других
еще не было, нам читали: человек — это звучит гордо. А человек — это звучит не гордо,
а звучит по-разному. Я тоже всякая, во мне
всего по кусочку… Но если я увижу таджика
— они у нас теперь как рабы, второй сорт,
— и если у меня есть время, я остановлюсь
и с ним поговорю. У меня нет денег, но я с
ним поговорю. Это мой человек, он в моем
состоянии — я знаю, что это такое, когда
ты всем чужой, ты один полностью. Я тоже
жила в подъездах, спала в подвалах…
Сначала нас пустила к себе мамина
подруга, приняли они нас хорошо, и мне
там нравилось. Знакомая обстановка: книги, пластинки, на стене портрет Че Гевары.
Как у нас когда-то… те же книжки, те же
пластинки… Сын тети Оли учился в аспирантуре, днем не вылезал из библиотек, а
ночью разгружал вагоны на станции. Есть
было нечего. На кухне стоял мешок картошки — и все. Съели картошку — одна
буханка хлеба на день. Целый день пили
чай. И больше ничего. Тетя Оля на время
отпуска уезжала в Минск, там жила ее родная сестра, преподаватель университета.
Они шили подушки из искусственного
меха, набивали их синтепоном, но так,
чтобы они наполовину оставались пустыми — и туда перед самым поездом запихивали щенка, делали ему укол снотворного.
Ездили в Польшу… Щенков овчарок так
возили и кроликов… На блошиных рынках — сплошь русская речь. <…>
В Москве ночью стреляли и даже взрывали. Ларьки, ларьки… всюду ларьки…
Мама нанялась к одному азербайджанцу,
у него было два ларька — один с фруктами, второй — с рыбой. «Работа есть,
выходных нет. Отдыхать нельзя». Но вот
какая новость — торговать мама стеснялась. Ну — никак! В первый день вообще:
разложила фрукты, а сама спряталась за
дерево и оттуда выглядывала. Натянула
шапку на самые уши, чтобы ее никто не
узнал. На другой день цыганенку дала сливу… Хозяин заметил — накричал. Деньги
не любят жалости и стыда. Мало она там
продержалась… Я увидела объявление на
заборе: «Требуется уборщица с высшим образованием». Мама пошла по указанному
адресу, и ее взяли. Платили там нормально.
Это был какой-то американский фонд.
<…>Мамин фонд закрыли, она перебивалась случайными заработками. Жили
в подъездах… на лестнице… Одни люди
просто проходили мимо, другие кричали,
были и такие, что выгоняли нас на улицу.
И в дождь, и в снег. Люди не плохие и не
хорошие. У каждого свое… (Молчит.)
Летом ничего, когда тепло, везде можно жить… В парке на скамейках ночевали,
осенью нагребем листьев, спим на листьях — тепло. Как в спальном мешке. На
Белорусском вокзале мы часто встречали
старую-престарую женщину, она сидела
возле кассы и разговаривала сама с собой. Рассказывала одну и ту же историю.
Как в войну к ним в деревню заходили
волки, они почувствовали, что мужчин
нет. Мужчины все воевали. Если у нас с
мамой было хоть сколько денег, мы ей
подавали. «Храни вас Господь», — крестила она нас.
…Оставила маму на скамейке…
Возвращаюсь, а она сидит не одна, а с
каким-то мужчиной. Приятный такой
мужчина. «Знакомься, — говорит мама, —
это Витя. Он тоже любит Бродского».
Все понятно. Знаем… Если кто-то любит Бродского, для мамы это звучит как
пароль, значит, свой человек. Дядя Витя
был умный, и он спросил у меня, а не у
мамы: «Ну что, девочки, пойдем?» Повел
нас к себе, у него была двухкомнатная
квартира. Свои вещи мы все таскали с
собой, и вот с этими драными сумками
мы попали в рай… Музей! На стене картины, шикарная библиотека, старинный
комод… Столбняк! «Девочки, смелее.
Раздевайтесь». Нам стыдно, мы уже пообносились… Запах вокзалов… подъездов… «Девочки, смелее!» Сели пить чай.
Дядя Витя рассказал о себе… Когда-то он
работал ювелиром, у него была своя мастерская. Показал нам чемодан с инструментами, мешочки с полудрагоценными
камнями, серебряные заготовки… Все так
красиво, интересно, дорого. Не верилось,
что мы будем здесь жить.
Получилась семья как семья. Я опять
пошла в школу. Дядя Витя был очень
добрый, он сделал мне перстень с камушком. Но беда… он тоже пил… Первое
время мама его ругала, а скоро они уже
пили вместе. Пили и смотрели телевизор.
Политические программы. Дядя Витя
философствовал:
…Русская жизнь должна быть злая,
ничтожная, тогда душа поднимается, она
осознает, что не принадлежит этому миру.
Чем грязнее и кровавее, тем больше для
нее простора…
…Коммунисты… Что они могут?
Ввести опять талоны и отремонтировать
бараки в Магадане…
…Нормальные люди выглядят сегодня сумасшедшими… Эта новая жизнь
таких, как я и твоя мама, она нас выбраковывает…
…На Западе старый капитализм, а у
нас свежайший, с молодыми клыками…
А власть — чистейшая византийщина…
Однажды ночью дяде Вите стало плохо с сердцем. До больницы его не довезли. Обширный инфаркт. Приехали родственники: «А вы — кто? Откуда взялись
такие?» Один мужчина кричал: «Гоните
этих нищенок отсюда! Вон!» Проверил
наши сумки, когда мы уходили…
Мы на улице… Позвонили маминому двоюродному брату… Его жена взяла
трубку: «Приходите». Жили они недалеко от «Речного вокзала» в двухкомнатной хрущевке, жили с женатым сыном.
Невестка ходила беременная. Решили:
«Поживете у нас, пока Алена родит».
Маме ставили раскладушку в коридоре, а
я спала на кухне на старом диване. К дяде
Леше приходили дружки… с его завода…
Засыпала я под их разговоры. Все повторялось: бутылка водки на столе, карты.
Правда, разговоры были другие:
…Все просрали… Свобода… А где свобода, б….? Трескаем крупу без масла…
…Жиды… они царя убили, и Сталина,
и Андропова… Развели либерастию! Надо
срочно закручивать гайки. Мы, русские,
должны веры держаться…
…Ельцин ползает перед Америкой на
брюхе… Все-таки мы выиграли войну…
…Скоро будет жарко и весело…
Первыми либерастов повесим на фонарях за то, что они нам девяностые годы
устроили. Спасать надо Россию…
Через пару месяцев невестка родила.
Нам места уже нет.
Снова на улице…
На вокзале… Дежурные милиционеры — и пожилые, и молодые: или марш
на улицу, или иди с ним в подсобку…
Там у них за ширмочкой специальный
уголок есть… диванчик… Мама с одним
милиционером подралась, когда он
меня туда поволок. Ее побили и арестовали на несколько суток… (Молчит.)
Я сильно простыла. Решили, что я поеду
к родственникам, а мама останется на
вокзале. Через несколько дней она мне
звонит: «Надо нам встретиться». Я к ней
приехала, и она говорит: «Я тут познакомились с женщиной, она мне предлагает у нее пожить. У нее свой дом. Это в
Алабино». — «Давай я с тобой поеду». —
«Нет, ты лечись. Приедешь потом». Я посадила ее на электричку, она села у окна
и смотрит на меня, как будто давно не
видела. Я не выдержала и вскочила в вагон: «Что с тобой?» — «Не обращай внимания». Помахала ей, она уехала. А вечером звонят: «Вы — Маликова Юлия
Борисовна?» — «Я Маликова». — «Вам
звонят из милиции. Скажите, а Людмила
Маликова кем вам приходится?» — «Это
17
моя мама». — «Вашу мать сбил поезд.
В Алабино…»
Всегда она была внимательна, если
шел поезд… очень боялась. Нет, это не несчастный случай… Купила бутылку водки,
чтобы не так было больно и страшно, и
бросилась… Она устала… Устала от такой
жизни… «от самой себя»… Это не мои, это
ее слова. Я каждое слово ее потом вспоминала… (Плач.)
…В приюте мы мечтали: живем здесь,
но это временно, а скоро будем жить
как все, у нас появится семьи — мужья,
дети. Будем сами покупать себе кексы,
не по праздникам, а когда захочется.
Семнадцать лет… мне исполнилось семнадцать лет… Вызвал к себе директор:
«Тебя уже сняли с питания». И — молчит.
После семнадцати лет из приюта отправляли в жизнь. Иди! А идти было некуда.
Я позвонила тете Наде: «Наверное, я к вам
приду. Из приюта меня уже отправляют».
Тетя Надя… если бы не она… ангел-хранитель… Это была не родная мне тетя, это
сейчас она стала роднее родных и свою
комнатку в коммуналке мне завещала.
Когда-то она жила с моим дядей, но он
давно умер, они жили гражданским браком. Но я знала, что они жили в любви.
Если человек знал любовь, к нему можно
всегда прийти…
У тети Нади никогда не было детей, и она привыкла жить одна. Мрак!
Комната — шестнадцать метров. Я спала
на раскладушке. Соседка, конечно, стала высказывать претензии: «Пускай она
уйдет». Милицию вызывала. Тетя Надя
стояла стеной: «А куда она уйдет?» Както все привыкли ко мне… Я старалась…
И соседка привыкла… Тетя Марина не
плохой человек, это жизнь у нее плохая.
К ней часто приезжал племянник, мы с
ним здоровались. Красивый парень. А
это… Это было так: я сидела в комнате,
читала книгу, тетя Марина зашла, взяла
меня за руку и повела на кухню: «Давайте
знакомиться: вот это — Юля, а вот это —
Женя. А сейчас марш гулять!» Мы стали
с Женькой встречаться. Целовались.
Но ничего серьезного. Он работает водителем, часто ездит в командировки.
Вернулся раз — меня нет. Где? Что? А
тут… У меня давно случались приступы —
то задыхаюсь, то упаду от слабости… Тетя
Надя заставила пойти к врачам, проверили — нашли рассеянный склероз.
Неизлечимая болезнь… От тоски она, от
тоски. Я очень скучала по маме. Очень.
(Молчит.) Поставили диагноз и положили в больницу. Женька нашел меня
там и стал навещать. Приходил каждый
день. То яблоко красивое принесет, то
апельсин… Появляется с букетом роз,
я ахнула — такой букет стоит половину
его зарплаты. В праздничном костюме… «Выходи за меня замуж». Я замялась. «Не хочешь?» Что мне ответить?
Обманывать я не умею, и я не хотела его
обманывать. Я уже давно в него влюбилась… «Я хочу выйти за тебя замуж, но
ты должен знать правду — у меня инвалидность третьей группы. Скоро я буду
как хомячок, меня на руках придется
носить». Он ничего не понял, но расстроился. На следующий день приходит и
говорит: «Ничего. Прорвемся». Вышла я
из больницы, и мы расписались. <…>
Теперь я изо всех сил хочу жить, потому что у меня есть Женька… Хочу, чтобы у
нас был дом, я всю жизнь мечтаю о доме.
Узнала, что недавно вышел закон. По этому закону можно вернуть нашу квартиру.
Я подала заявление. Мне сказали, что таких людей, как я, тысячи, многим помогают, но у меня очень сложный случай, нашу
квартиру три раза уже перепродавали. А те
бандиты, которые нас ограбили, давно уже
лежат на кладбище, перестреляли друг
друга…
…Пришли мы к моей маме. Там на памятнике ее портрет, она как живая. Долго
стояли, и в какой-то момент мне показалось, что она улыбнулась… она счастлива…
Или это солнце так падало…
18
«Новая газета» четверг.
№61
15. 08. 2013
/
культурный слой ностальгия
«Буратино» я готов был работать поленом.
Ну так с этого и начинал. Завлит, монтировщик декораций — это тоже случалось,
но формальная привязка ничего не значит.
С середины семидесятых полтора десятка лет я жил этим маленьким театром.
Лучшим в моей жизни. И не только в моей.
«Я мог бы написать историю любви к этому театру и
его людям», — это Сергей Юрский. Свою историю могли бы написать… ну хорошо, назову, не без душевного
трепета и воспоминаний о потрясающих совместных
вечерах в «Буратино»: Зиновий Гердт, Ирина Уварова,
Лев Дуров, Григорий Горин, Вероника Долина, Кама
Гинкас, Вениамин Смехов… Всех, с кем «случилось» и
кто понимал масштаб явления, не перечислишь. Тем
не менее…
Выросло поколение, которое ничего о феномене
«Буратино» не знает. Об этом приходится писать с горечью
и стыдом, адресуя упрек в том числе и самому себе. И городу, конечно, — он в свое время упустил шанс осознать,
чем обладает. По большому счету, проглядел бренд.
Феномен соткался из нечаянного соединения
судеб нескольких талантливых и не обремененных
кукольным театральным каноном людей, из восприимчивости магнитогорцев, из противоречий и
teatri.su
В
О феномене
Магнитогорского
театра кукол
и его роли
в истории
мелодия», «Дракон», «Гамлет», «Смерть Тарелкина»,
«Следствие по делу Вилли Старка», «Дом, который построил Свифт» — эти названия могли украсить любую
афишу любого театра. Кукольные, драматические, кукольно-драматические, непонятно какие, всегда острые
по форме, психологически многослойные и невероятно
разнообразные по выбору выразительных средств, эти
спектакли создавались в довесок к обязательному детскому репертуару, но не в ущерб ему (детских и детсковзрослых шедевров вроде «Винни-Пуха» и «Айболита»
тоже хватало). Не боясь высоких слов, это был подвиг
крошечного театра.
Это явление не успели или не захотели по достоинству оценить по многим причинам. У «Буратино» было
много друзей, о нем знали в столицах, его со временем
стали выпускать на большие сцены (что приводило порой к потерям) больших городов, он был несомненным
лидером многих фестивалей, о нем писали и спорили в
серьезных журналах. Но…
Они, в силу своей органичной непохожести на коголибо, с первых шагов попали в зону любви — и в зону
отчуждения. Их не могли считать полностью своими
кукольники, и тем более не могли признать «драматические», их можно было с большими оговорками отнести
к классу театров юного зрителя, но и здесь они были
чужими. Название «Театр куклы и актера» появилось не
сразу, но и здесь формально на первом месте стояло слово
«кукла». Они не открещивались от своей профессии, но
не могли отдавать кукле все — и в силу своей природы,
и в силу генеральной линии. В «Маугли» кукол не было
совсем, в «Следствии по делу Вилли Старка» их оказалось
33, но перо критика, желающего определить, какой из
спектаклей более кукольный, ставило знак вопроса. Их
могли не без злой иронии назвать и «провинциальным
болотом на пуантах», и «одним из ярчайших явлений на
всем театральном пространстве СССР».
В «Буратино»
я готов был
«Д
работать поленом
ом, который построил Свифт» Григория
Горина, великий их спектакль середины
80-х, вобрал в себя весь опыт, всю боль и
радость, все достижения и потери. Вероника Долина
написала потрясающие песни, на премьеру приехал
любимый автор, эти апрельские дни 1985-го в театре
препонов, драматических и даже трагических моментов, сопровождавших жизнь «Буратино». Первую и
главную его жизнь.
«Буратино» неотделим от времени самого глухого застоя — театр возник благодаря, а вырос вопреки
ему, и ни в каком другом времени существовать не мог.
Вернее, позже смог под тем же названием и в том же
месте — но только на другом эстетическом уровне и
при другом уровне восприятия. Тот, молодой и дерзкий
«Буратино», прожил столько, сколько оставалось прожить стране под названием «Советский Союз». То есть
без малого двадцать лет.
очка отсчета — 1973-й. Премьеру «Необычайных
приключений Буратино и его друзей» играли в
Левобережном дворце металлургов, холодном и
неуютном, играли ярко и весело. Не видевшие живьем
традиционного театра кукол первые зрители решили,
что так и надо — когда нет ширмы, актеры не боятся
живого плана, поют сочиненные к спектаклю песни,
расцвечивают самый известный сказочный сюжет
невероятными гэгами и вовсю импровизируют. Они
сразу, без всяких теоретических обоснований, заявили
о себе как о театре, который использует все достижения и выразительные средства мирового театра. В этой
открытости было их и наше счастье.
Говоря «они», я имею в виду прежде всего магический
треугольник «Виктор Шрайман — Марк Борнштейн —
Евгений Терлецкий». Ни Михаил Скоморохов как второй (после Тамары Либерман) директор и прекрасный
режиссер, ни блистательный Владимир Шульга и другие
замечательные актеры, думаю, не обидятся, что я выделяю этих троих. Харьковчане Шрайман и Терлецкий,
ленинградец Борнштейн закладывали и развивали эстетические и этические принципы нового театра, на
них, как на кристаллической решетке, держался весь
каркас «Буратино».
Совсем бесталанных людей в театре я не встречал —
каждый, кто попадал в эту непередаваемую атмосферу,
имел прекрасный шанс подняться над собой. Лидерам
хотелось хоть как-то соответствовать, а попасть под их
обаяние было проще простого. Из рабочих сцены здесь
выходили поэты, но бывало, и поэты устраивались рабочими сцены.
Я «пропал» осенью 1976-го на «Трех мушкетерах» —
спектакле восхитительно романтичном, красивом, ироничном, песенном и абсолютно хитовом. В зале можно
было ощутить себя как на темной и тесной парижской
улочке, а в фойе во время антракта — как в кабаре, где
мушкетеры под гитару пели свои песни. Я и сейчас их
Т
помню не хуже авторов — Жени Терлецкого и Володи
Зимина.
И ничего, что под зрительный зал пришлось приспосабливать бывший красный уголок, что вместо кресел
нашлись только жесткие скамейки, что грим-уборная
оказалась одна на всех. Недостатки помещения театр
виртуозно обратил в достоинства — не справившись
только с одной проблемой. Городские власти так и не
решили вопрос с переселением «Кулинарии», и спектакли могли репетировать (а то и играть) под стук ножей и
перебранку продавщиц.
Само существование «Буратино» стало праздником.
Не для всех, конечно. Все, что они делали, — ну почти
все — не вписывалось в принципы, по которым вынужденно существовал рабочий город-комбинат, «стальное
сердце Родины». От Виктора Шраймана и компании
начальство ждало «зайчиков и лисичек», на худой конец
«хозяйку Медной горы» согласно уральской прописке, а
новый театр распахивал окно в большой мир и говорил
совсем о другом, на уровне, эстетически непонятном,
а идеологически совсем не безопасном. Правда, даже
городская власть втайне гордилась, что в Магнитке есть
такой островок свободы. Помогали театру слабо, но
мешали вяловато и без особого энтузиазма.
принципе за два десятка лет театр поставил и
выпустил все, что хотел. При этом расхождение
с советской идеологией можно было обнаружить
чуть ли не в каждом спектакле. Это не было фигой в
кармане — это был тот уровень размышлений о жизни,
который с полуслова и полувзгляда понимался «своими» и который не догоняли «чужие». Ложь, пошлость
и мерзость эпохи, казалось, сюда не проникали. Здесь
царил дух диссидентства философского и эстетического. За человеческое в человеке и против всяческой
мертвечины они боролись отважно, но не бездумно —
изящно и интеллигентно.
Виктор Шрайман и его соратники не пытались угадать настроения публики, не были озабочены тем, как
развлечь, и тем более — угодить. Здесь слушали себя, а
то, что «услышанное» попадало в резонанс со зрителями,
каждый вечер до отказа заполнявшими зал, и составляло
чудо конкретного театра в конкретном месте.
В детском театре, стиснутом иезуитским штатным
расписанием, кучей циркуляров, вынужденном играть
крохотной труппой по 600 (!) спектаклей в сезон, в вечернем репертуаре могло быть полтора десятка взрослых
названий — от Шекспира и Чехова до Шварца и Горина.
«Маугли», «Вишневый сад», «Три мушкетера», «Дядя
Ваня», «Человек из Ламанчи», «Слон», «Варшавская
В
Это был тот уровень
размышлений о жизни,
который с полуслова
и полувзгляда понимался
«своими» и который
не догоняли «чужие». Ложь,
пошлость и мерзость эпохи,
казалось, сюда не проникали.
Здесь царил дух
диссидентства философского
и эстетического
были наполнены невозможным светом и счастьем. Не
без тревожной и пронзительной ноты — оптимистический вызов самой смерти в «Свифте» только резче
оттенял неизбежность прощания с эпохой, со страной,
с молодостью, с театром, наконец.
К началу 90-х они высказались до донышка, завершив
свою миссию. Исход лидеров был мучителен, но неотвратим. Страна, обретая желанную свободу, летела в неизвестное, театр вступал в другую эпоху. Подлаживаться
под нее и выживать предстояло тем, кто познал славу, но
уже ощутил сиротство.
Что стало с основоположниками? Никто не потерялся. Их судьбы после «Буратино» складываются по-разному, но вполне успешно. Их и знают по отдельности —
Виктора Шраймана как признанного мэтра и нынешнего
главного режиссера Нижегородского ТЮЗа, Марка
Борнштейна как известного питерского театрального
художника, Евгения Терлецкого как актера израильского
театра «Гешер», которому аплодируют в столицах мира.
Но наиболее полно и цельно они сумели выразить
себя именно тогда, в городе Магнитогорске. Это было их
«коллективное гениальное» — явление еще более редкое,
чем гениальность индивидуума.
Владимир МОЗГОВОЙ
САНКТ— ПЕТЕРБУРГ
Комздрав,
говорите громче —
вас не слышно!
У власти в России удивительная особенность: ее благородные жесты рано или поздно превращаются в издевательства. История с бесплатными слуховыми аппаратами подтверждает правило
В 2007 году обеспечить всех
блокадников слуховыми аппаратами
распорядилась Валентина Матвиенко.
«Мы записались в сурдологическом
отделении (в Гериатрическом центре
на Фонтанке. — Ред.), подождали
два месяца. Пришли на прием — там
три доктора, один смотрит кривую
слуха, второй проверяет слуховой
канал, третий работает с документами.
Всё. В тот же день маме выдали
и настроили аппарат», — Сергей, сын
Антонины Селиверстовны Сучковой,
тогда порадовался неожиданной помощи
государства — до этого он покупал ей
слуховые аппараты сам. Мама, которой
сейчас 90 лет, ничего не слышит без
специальных устройств последние лет 20.
ппарат, выданный в центре, служил исправно, но исчерпал свой
ресурс. 9 мая Антонина Селиверстовна, получив букет от президента России, уже почти не слышала
поздравлений. Сын позвонил в Сурдологический центр, там подтвердили:
можно снова приходить за аппаратом,
подарок от правительства выдают раз
в четыре года.
А
Думая, что все будет так же просто,
как в прошлый раз, Сергей отправился
в центр. Но вместо слухового аппарата ему
выдали бумагу — направление в районную
поликлинику. Антонине Селиверстовне нужно было, кроме отоларинголога,
зачем-то пройти еще хирурга, невропатолога, терапевта, сдать на анализ мочу
и кровь. В поликлинику № 120 пришлось
съездить несколько раз. Это могло занять
еще больше времени — врачам в забитых
очередями отделениях есть чем заняться — но добрый лор сама за руку водила
слабослышащую пациентку по кабинетам,
чтобы все прошло как можно быстрее.
Обойдя всех врачей, Сергей решил,
что квест закончен, но не тут-то было.
Оказалось, что еще нужно пройти медико-социальную экспертизу.
«Чтобы записаться на прием на ВТЭК,
нужно приехать на Ржевскую улицу
с мамой или с нотариально заверенной
доверенностью от нее. Там даже телефона нет. Мама только что выписалась
из госпиталя. Конечно, я не потащу ее
туда. Вызову нотариуса и буду просить
сделать экспертизу на дому. Единственное, чего боюсь, — не успеть…» — говорит Сергей.
Уточним на всякий случай: Антонина
Селиверстовна состоит на учете в сурдологическом отделении несколько лет,
у нее вторая группа инвалидности. Все
это давным-давно проверено и подтверждено. Но чиновники, как обычно,
не исключают, что на 91-м году жизни
слух неожиданно к ней вернется, а она,
движимая корыстью, все равно потянется к ним за бесплатным слуховым
аппаратом.
В социальных сетях, где обсуждалась
эта история, одни были возмущены тем,
что пожилого человека с бесспорными заслугами перед городом заставляют побегать за тем, что сами обещали.
Другие недоумевали: участники обороны Ленинграда получают повышенную
пенсию — им по силам купить слуховой
аппарат. Тем более если они не одиноки — дети могли бы привезти технику,
пожалев силы, время и нервы.
Сергей соглашается: «Конечно,
я предлагал это маме. Хотел купить ей
цифровой аппарат, но в магазине мне
сказали, что к нему нужно привыкнуть,
вряд ли он ей подойдет». Важно не только приобрести, но и правильно настроить аппарат. «Я когда-то сам покупал
ей экземпляр, который совершенно не
подошел в результате. Не хочется выбрасывать 5–6 тысяч на ветер. В центре в прошлый раз маме все настроили
отлично. Я надеялся, что будет так же
и в этот раз. Мне ведь никто не говорил,
что все настолько усложнено теперь.
О необходимости каждого следующего
шага я узнавал, только когда проходил
предыдущий», — объясняет Сергей.
Как человек старой закалки Антонина
Селиверстовна продолжает считать: положено по закону — обязаны обеспечить,
и переубедить ее сыну непросто. Ни о какой жадности в данном случае речи идти не
может. К деньгам у человека, прожившего
такую огромную жизнь, отношение простое. И без помощи великого государства
в виде слухового аппарата она бы справилась, только зачем его обещать, заставляя
стариков побегать за подарком, попросить,
постоять в очередях, поунижаться. Отчего
бы не сказать честно: мы вам, старики,
платим гигантские пенсии именно для
того, чтобы вы всем обеспечивали себя
сами. Но как же тогда отчеты про «никто не
забыт» и ежегодный гипноз на тему «Россия — социальное государство»?
страница 20
«Новая газета в Петербурге» в социальных сетях: vk.com/noga_spb и facebook.com/noga.spb
20
«Новая газета» четверг.
№ 61 15. 08. 2013
/
петербург конфуз
В Гериатрическом центре отказались
комментировать, почему выдача слуховых аппаратов превратилась для стариков в полосу препятствий. Заведующая
сурдологическим отделением, объяснили нам ее подчиненные, в отпуске, «все
комментарии у нас дает главврач». «На
этой неделе не имеет смысла беспокоить
главврача», — сказали в приемной Владимира Юрьевича Серпова.
В пресс-службе Комитета по здравоохранению заверили, что ничего в выдаче бесплатных слуховых аппаратов не
изменилось. Для того чтобы получить
спасительную технику, льготнику нужно иметь набор документов, в том числе
«Индивидуальную программу реабилитации» — пройти врачей-специалистов
и получить заключение ВТЭК.
Такой документ действительно был
у Антонины Селиверстовны шесть лет
назад. Зачем нужен новый? «Документация могла устареть, могло ухудшиться
состояние человека, мог поменяться его
статус (например, измениться или появиться группа инвалидности), — объясняет пресс-секретарь комитета Евгения
Семенова. — Лежачие пациенты могут
вызвать специалистов на дом. Видимо,
в поликлинике не объяснили это родственникам».
На вопрос, почему не организовать
прием всех специалистов и представителей ВТЭК в назначенную дату в самом
центре, в комитете отвечают, что ВТЭК —
структура федеральная, городу не подчиняется и живет по своим правилам.
«Индивидуальную программу реабилитации» переоформлять нужно обязательно. В документе отражается вся информация о состоянии здоровья пациента:
может быть, ей уже нужна трость или
телевизор с телетекстом», — объясняют
в комздраве. — «Да не нужно ей ничего,
кроме аппарата». — «Необходимость
подбора и получения слухового аппарата
определяется доктором. В любом случае
для того, чтобы получить медицинский
аппарат бесплатно, нужны документы.
Их перечень закреплен в законе, федеральная структура, занимающаяся поставкой техники, просто не имеет права
выдать ее без них».
Чтобы льготники не обижались, что
за подарком приходится побегать, в комитете уточняют: это вовсе не подарок.
По закону аппараты всего лишь дают
в пользование — на семь лет, после
чего возвращают в медицинское учреждение в связи с истечением срока
годности и заменой на новый при необходимости.
Ольга ГНЕЗДИЛОВА
P. S.
По иронии судьбы на том же
форуме,где обсуждали историю
Антонины Селиверстовны, в соседней ветке
комментировали пост Елены Панфиловой,
директора центра «Transparency International
в России». «Стоим вчера с моими юными
сопутешественниками в длиннющей очереди
за билетами на London Eye (колесо обозрения в столице Великобритании. — Ред.).
Подбегает служащий в униформе и руками
машет: «Вам же не сюда, а в другую очередь!» — и ведет нас к стойке, где нет очереди
вообще. Нам выписывают три билета и просят
за них всего-навсего 27 фунтов, в то время
как обычный билет вообще-то 20 фунтов без
малого. Ничего не понимаю, смотрю в билеты
и вижу — один билет у нас подростковый, второй — сильно скидочный для Disabled Person
(людей с ограниченными возможностями. —
Ред.) и еще один — вообще категорически
бесплатный для Carer of Disabled Person (для
сопровождающих людей с ограниченными
возможностями. — Ред.). И все только потому,
что я случилась быть с тросточкой. «Культурный шок», конечно, от того, что мы: а) ничего
сами ни у кого не просили и б) что никто не
потребовал никаких бумажек в подтверждение временной ограниченности возможностей.
Именно это, кажется, называется социальным
государством».
ФОТО: WWW.SOLODOVSKOE.RU
стр. 19
В полотенцах
и с чучелом
Обернутые банными полотенцами, в обнимку с чучелами диких
животных, за столом, ломящимся от яств, — в таком неожиданном
ракурсе предстали перед жителями Рощино сотрудницы местной
администрации
Не живьем, конечно, а в интернетрекламе охотничей базы клуба
«Солодовское», директором
которой работает бывший глава
администрации Александр
Курганский.
настоящее время бывший глава,
а ныне охотовед-промысловик
Курганский проходит обвиняемым по шести уголовным делам
по статье «Коррупция», которые уже
год как слушаются в Выборгском городском суде. Все эпизоды обвинения
имели место в период, когда Александр
Викторович возглавлял рощинскую администрацию. Впрочем, Курганский не
унывает: на фотографиях на сайте базы
«Солодовское» он весело закусывает со
своими бывшими сотрудницами.
Ради экс-шефа дамы замотались
в полотенца и попивают «из горла»
перед фотообъективом. Среди персонажей на фотографиях — Светлана
Александровна Полухина, ведущий
специалист по ЖКХ и благоустройству;
Светлана Васильевна Башилова, ведущий специалист сектора бюджетной
политики и учета, недавно уволившаяся специалист по подготовке тендеров
и аукционов Екатерина Александровна
Федотова и ее муж Роман Витальевич
Федотов (после проверки прокуратуры
в 2011-м он почему-то быстро оформил
развод), работавший заместителем Курганского. Короче, настоящий сериал
«Друзья».
Согласитесь, госслужащие в неглиже нечасто снимаются в коммерческой
рекламе. Еще реже, а тем более в исподнем, они пропагандируют нарушение
закона. Нарушать — пожалуйста, но
пропагандировать все-таки не рискуют. А тут веселая фотосессия проходит
у кромки озера Солодовское, и берег,
где стоит коттедж, огорожен забором.
В
Налицо нарушение статьи 6 Водного
кодекса. А заодно и Лесного кодекса,
согласно которому на арендованных
лесных участках возведение капитальных сооружений запрещено. На «временную разборную конструкцию» двухэтажный многокомнатный коттедж на
фотографиях никак не тянет.
А вот и прейскурант на рыбную
ловлю, взятый с того же сайта http://
solodovskoe.ru. Это притом что согласно
той же статье 6 Водного кодекса каждый гражданин вправе использовать
свободно и бесплатно береговую полосу
для осуществления любительской рыбалки, а так называемый закон о платной рыбалке пока не принят!
К сожалению, трофейная охота
(она же — убийство ради развлечения)
в РФ не запрещена и даже поощряется.
В охотхозяйстве «Рощинское» оформлено «разрешение на полувольное
разведение диких животных», которых
разводят на убой, а затем гонят прямо
на героических охотников, чтобы облегчить им процесс убийства. Но надо
ли чиновницам с маникюром позировать с убитым оленем и держать окровавленное животное за рога холеными
ручками?
Что же заставило сотрудниц администрации предоставить свою натуру
для рекламы коммерческой фирмы?
Или, может, «Солодовское» — это муниципальное предприятие, приносящее доход в казну МО «Рощинское
городское поселение»? Нет, арендатор
охотугодий вокруг озера Солодовского (18 тысяч га) — частная компания
ООО «Асла Инвестментс», никакого отношения к муниципалитету не
имеющая. Курганский, будучи главой поселения, к ней явно благоволил.
В 2011 г. он опубликовал в рощинской
газете (скан имеется в редакции) информацию о проведении публичных
слушаний по предоставлению «Асла
Инвестментс» части акватории озера
Солодовское «для создания необходимой инфраструктуры в целях повышения качества при оказании населению
услуг по организации активного отдыха
и рыболовной ловли на данном озере»
(формулировки сохранены. — Ред.)
Под «необходимой инфраструктурой», видимо, понимался частный пирс
и коттеджи. А еще ранее Курганский согласовал учредителю ООО «Асла Инвестментс» Валентину Глазневу выделение
земельного участка на берегу озера Нахимовское, на так называемом Золотом
пляже. Все бы ничего, да находится этот
участок на территории лесного фонда
РФ, в 68-м квартале Цвелодубовского
участка Рощинского лесничества. Согласно Лесному кодексу приватизация,
застройка и огораживание лесных участков запрещена. Однако участок учредителя «Аслы», как и несколько десятков
других береговых участков по обе стороны от него, были оформлены администрацией как земли сельхозназначения
и распроданы. По всем этим участкам
Рощинским лесничеством сейчас составлены протоколы о лесонарушении
и поданы иски в суд об их освобождении
(два из них уже выиграны). Редакция
располагает копией землеустроительного дела участка В. В. Глазнева за подписью А. В. Курганского. Вип-охотник
Глазнев его услуг не забыл, и после того
как в результате обвинения в коррупции
Курганскому пришлось покинуть пост
главы администрации, взял его к себе
на работу. Так что Курганский теперь
работает на базе, созданной его собственными стараниями. Ну и по старой
памяти использует в рекламных целях
подруг-чиновниц.
Ирина АНДРИАНОВА
/
21
CARTOONBANK.RU
петербург партийный расклад
«Новая газета» четверг.
№ 61 15. 08. 2013
«Новая» обзвонила региональные
отделения партий, которые
расплодились как грибы после дождя,
когда закон разрешил называть
партией группу граждан из 500
человек. Возможно, что «карманные
партии» пригодятся власти в период
выборов, когда у избирателя будет
рябить в глазах от непонятных
объединений. Но пока КПД от них
нулевой.
иберализацию законодательства
в части численности политических партий эксперты называют
одним из самых умных шагов
со стороны власти. Вроде как уступка
«рассерженным гражданам», недовольным драконовской нормой, по которой
в партии могло быть не менее 40 тысяч
человек. С другой стороны, снизив численность до такого смехотворного предела, что серьезные партии растворились
среди карликовых, власть размыла протестный электорат.
Всего, если верить данным на официальном сайте Горизбиркома, в Петербурге зарегистрировано 55 региональных
отделений партий. По логике политическая жизнь северной столицы должна
бурлить, однако этого не происходит.
«Новая» обзвонила больше половины
этих организаций с одним вопросом:
когда от вас ждать политической активности? Абсолютное большинство отреагировало без энтузиазма.
Найти «партийцев» для нас было делом
принципа. Во-первых, мы не раз писали
о том, как учителей петербургских школ
без их ведома записали в разные партии
и распихали в участковые избиркомы.
Когда мы их спрашивали, как они попали
в «Трудовую партию России», «Партию за
справедливость!», «Партию социальной Город наводнили партии-крошки, от которых нет
защиты» или «За женщин России», многие
растерянно пожимали плечами.
Пока они пребывают в анабиозе
Кроме того, месяц назад началась
еще одна забавная история, которая блемы со связью у «Гражданской силы»
«Я снимаюсь с должности главы. Разавершилась буквально на днях. Депу- и «Молодой России.
ботаю в банке, и у меня нет времени на
тат МО «Екатерингофский» Александр
«Садоводы», видимо, возделыва- партию. Нашла более подходящую канШуршев на официальные адреса партий ют грядки, «Женский диалог» не готов дидатуру», — отрезала секретарь совета
разослал приглашения на общественные к диалогу, «Партия свободных граждан» Юлия Звонарева.
слушания. Несколько конвертов — от свободна также от назойливых звонков,
Покидает свой пост и лидер петер«Зеленых», Партии садоводов, «Граж- «Монархическая партия» ностальгирует бургской «Партии Духовного Преобраданской силы» и «Новой России» — вер- по монархии — везде тишина.
жения России» Георг Габриелян. Деятель
нулись к отправителю с пометкой, что
Голос подали лишь «Зеленые». Они выходит из партии, поскольку считает
таких адресатов нет.
утверждают, что реально существуют, сегодняшнюю власть узурпаторами, в то
и грешат на «Почту России», что она не время как партия придерживается «более
туда пыталась доставить приглашение обтекаемой точки зрения». «Я думал, что
Минус три
на слушания. Но и они планами де- партия продолжит традиции христианПо документам, однако, в партии идут лятся неохотно: говорят, что готовятся, демократов, однако этого не случилось.
не просто отдельные граждане. Туда как и все, к муниципальным выборам. Мы с товарищами остаемся с друзьями,
ломятся целыми семьями. Прекрасный «А вообще уточните лучше у Владимира но политика — это не пикник с шашлыпример подает семья Куделиных, кото- Васильевича Барканова», — сослался не ками», — сообщил он.
В местной ячейке состоит 19 сторонрая энергично возделывает политичес- пожелавший представляться собеседник
кое поле Петербурга: отец Вениамин «Новой» на бывшего депутата ЗакСа от ников духовного преображения России,
четверо уходят за Габриеляном.
Васильевич, мать Надежда Васильевна «Единой России».
Председатель политсовета партии
и их сын Сергей Вениаминович.
Вениамин Куделин, согласно дан- «Родная страна» Маргарита Овсяннико- «Не будем чернить
ным Минюста РФ, является председа- ва от нашего звонка несколько растерятелем политического совета региональ- лась. Терпеливо выслушав вопросы, она «Единую Россию»
ного отделения «Коммунистической выдавила: «Я как бы добавочный элепартии социальной справедливости». мент. Основной костяк в Москве. Вы уж Секретарь политсовета регионального
Его супруга возглавляет региональное с ними связывайтесь. Там вам подробно отделения «Партии пенсионеров Росотделение «Народной партии России». все расскажут».
сии» Борис Ивченко утверждает: «Есть
Председатель партии «Националь- план, в соответствии с которым мы и раСын — питерский лидер «Демократиной безопасности России» Станислав
ческой партии России».
«Новая», разумеется, не исключает, Корнилов радостно сообщил, что он
что в семье поощряется плюрализм мне- сейчас не России и «вообще звоните
ний, однако Сергей Куделин не захотел лучше в Москву, там найдете всю инподелиться с нами ни своими взглядами, формацию».
КСТАТИ
ни планами. На вопрос, чем в данный
момент занимается его партия, он бро- «Ничем не занимаемся»
Согласно закону партия может быть
сил: «Не-а, не могу сказать», — и повеликвидирована, если в течение
сил трубку.
В «Партии дела» ничего по делу сказать
семи лет не участвует в выборах.
Впрочем, свет клином на Куделиных не смогли — мол, «регионами пока за«Также основанием могут служить
не сошелся.
нимаемся». Председатель регионального
нарушение Конституции РФ, эксотделения Андрей Ларионов сообщил, что
тремистские высказывания и т. д., —
в местной ячейке пока всего пять человек.
Телефонные провода
сообщила «Новой» член горизбирПо его словам, партия делает упор на селькома Ольга Покровская. — Партия
ведут в Москву
ское хозяйство, поскольку «с нами презиобязана раз в три года предоставдент «Росагромаш» Константин Бабкин».
лять в Минюст отчет о деятельности
В партии «Против всех» говорят отПо указанному на сайте «Новой России»
организации».
телефону оператор монотонно повторя- крыто: ничем не занимаемся и ничего
ет: «Номер не может быть вызван». Про- не будет.
Л
Имитация
ни пользы, ни вреда.
ботаем». «В ближайшее время на конференции будем обсуждать пути повышения эффективности работы, подготовку
к выборам и взаимодействие с другими
партиями», — рассказал он, затруднившись назвать точное количество членов
местной ячейки, ограничившись размытой формулировкой «не очень много».
Основной кадровый резерв партии, по
его словам, приходится на «Союз пенсионеров».
«Рожденные в СССР» готовятся к третьему съезду партии, на котором «будут
ставиться конкретные задачи». «Главная
задача — идти путем возрождения хороших традиций, которые были в СССР:
здравоохранение, образование, милиция, вооруженные силы», — рассказал
председатель совета Андрей Чумляков,
который, по собственным словам, «не
будет пытаться делать перемены и чернить ЕР».
«Все хорошо
функционирует»
Партия «ЧЕСТНО» во всех выборах намерена участвовать. Сейчас питерское
отделение как раз «занимается подготовкой к выборам». Правда, лидер реготделения Елена Лебедева находится
отчего-то в Волгограде, где «скоро выборы». «У нас здесь 14 кандидатов», —
сообщила она.
У «Партии Мира и Единства» все
мирно — в выборах участвовать собираются, массовых мероприятий с привлечением СМИ проводить не планируют.
«Все хорошо функционирует. Нас 12
человек», — отчеканила Мария Великанова.
Александра
ГАРМАЖАПОВА
22
«Новая газета» четверг.
№ 61 15. 08. 2013
/
петербург экология
Засекретили, чтобы
стыдно не было
Почему Государственная экологическая экспертиза не заслужила доверия россиян
искуссия в «Зеленой лампе»
о том, почему крупные проекты — «Морской фасад», ЗСД,
Сестрорецкий намыв, городспутник Южный, Охта-Лахта-центр —
вызывают у горожан острое неприятие,
оказалась бурной.
Д
Судиться за каждую
бумажку
Александр Карпов дал на этот вопрос
простой ответ: из-за отсутствия общественного обсуждения. У горожан никто
даже не думает сначала спросить, хотят ли
они этих немыслимых благ и если хотят, то
в какой именно форме.
«Крупные проекты в обязательном
порядке проходят процедуру общественных слушаний, на которых выясняется
мнение горожан, — возразил эксперту
Александр Капусткин, представитель
Комитета по природопользованию. —
Если слушания не проведены, Государственная экологическая экспертиза (ГЭЭ)
заворачивает такие проекты; если же они
каким-то образом ее все же пройдут, общественные организации оспаривают
выводы ГЭЭ в судах и выигрывают».
«Слушания нужны не для того, чтобы
выяснить мнение жителей, — утверждал
Александр Карпов, — а чтобы всесторонне изучить проект, привлечь независимых экспертов, выявить его недостатки.
Сейчас слушания — пустая формальность, а сущность закона об экологической экспертизе выхолощена».
По словам Карпова, модель оценки
воздействия на окружающую среду, перенятая у Европы и США, предполагала
научное предсказание последствий реа-
«Материалы ГЭЭ по закону отправлялизации какого-либо проекта: риски для
горожан, территории, экономики и т. д. ются только заказчику, — говорил АлекНо в 2000-х годах вместо оценки нега- сандр Капусткин. — Однако если есть жетивных последствий ГЭЭ проверяет про- лание добыть эту информацию — можно
ект только на соответствие техническим обращаться в суд, и есть судебная практика
регламентам. «А в сфере охраны окружа- по таким делам». «По закону № 8-ФЗ о доющей среды в России нет технических ступе к информации любая информация,
созданная органами госвласти, должна
регламентов!» — заявил эксперт.
Кроме того, как полагает Карпов, за- быть доступна без всяких судов, — возракрытость ГЭЭ провоцирует коррупцию зил Александр Карпов. — Несколько раз
и безответственность экспертов — они не мы требовали заключения ГЭЭ — они не
рискуют репутацией в связи с той «ерун- предоставлялись. И судебная практика
дой», которую пишут в заключениях. По- тоже не в пользу горожан».
этому и засекречиваются тексты заключений ГЭЭ, так как внимательный анализ Портовые перспективы
помог бы выявить ангажированность этих
специалистов. Если бы их фамилии были Проект развития инфраструктуры Больизвестны, стало бы невозможным при- шого порта, реализуемый на условиях гоглашать экспертов, аффилированных сударственно-частного партнерства между
с проектом. По словам эксперта, «заказчик ФГУ «Росморпорт» и ОАО «Петролеспорт»,
не доверяет гражданам реально проанали- уже включен в федеральную адресную инзировать свой проект, почему-то считает- вестиционную программу, проведено прося, что граждане должны слепо доверять ектирование, материалы поданы на госугосударству».
дарственную экологическую экспертизу.
По мнению депутата Заксобрания
«Проект реконструкции мы разрабаОльги Галкиной, речь идет о системных тывали при помощи западных консульошибках законодательства, которые по- тантов, — рассказал Станислав Медведев,
рождают беспокойство горожан. Чтобы директор по экономике и финансам ОАО
публичные слушания не были профа- «Петролеспорт». — Концепция заключается
нацией, депутаты вместе с экспертами в том, чтобы отказаться от неэффективных
ЭКОМ подготовили проект закона о пуб- грузов — металлолома и круглого леса —
личных слушаниях, который осенью бу- в пользу контейнерных, накатных грузов».
дут вносить на рассмотрение в ЗакС.
По словам Медведева, увеличение
Со своей стороны, Владимир Жи- грузооборота не ухудшит положение на
гульский, директор «ЭкоЭкспрессСер- дорогах Петербурга, так как южная часть
вис» (компании, известной спорной ЗСД построена с учетом увеличения груэколого-проектной документацией по зопотока. Во всяком случае, так заявляли
таким скандальным проектам, как порт городские чиновники на встрече с предБронка и Сестрорецкий намыв), законодательством доволен и уверен, что
в работе ГЭЭ могут принимать участие
общественные организации.
Независимые организации действительно могут представлять на
ГЭЭ материалы собственных общественных экспертиз. Проблема
в том, что неизвестно, учитываются ли эти экспертизы при составлении заключения ГЭЭ: документ
чаще всего невозможно получить,
а значит, нельзя и проверить, обращали ли внимание государственные эксперты на мнение
независимых.
ставителями компаний Большого порта
еще в мае 2012 года.
Однако Андрей Карпов, бывший
председатель Комитета по транспортно-транзитной политике (2004–2007
гг.), напомнил, что в свое время при
разработке стратегии развития города
сошлись на том, что для эффективного использования территорий порт из
центра города надо выводить. И дело не
только в нагрузке на улично-дорожную
сеть. В Петербурге дефицит территорий,
и с каждого квадратного метра надо собирать максимальные налоги. По расчетам (правда, докризисным) оказалось,
что часть территорий порта было целесообразно перепрофилировать за 10–20
лет, а часть вообще не трогать.
Станислав Медведев не стал в целом
спорить с общемировой тенденцией
выноса порта из центра города, однако
отметил, что для Петербурга это вопрос
долгосрочной стратегии. Между тем реконструкция порта — насущная задача.
«Мы смотрим на 15–20 лет вперед, —
пояснил Медведев. — По истечении этого времени, вполне возможно, и наша
современная инфраструктура порта
устареет, появятся другие технологии.
А значит, даже если вынос когда-нибудь
все-таки состоится, затраченные сейчас
усилия не пропадут напрасно.
Когда же Александр Карпов предложил представителям Петролеспорта
разместить материалы ГЭЭ по проекту
в свободном доступе в интернете, те ответили уклончиво: мол, надо подумать.
Хотя в целом выразили желание идти навстречу общественным инициативам.
Анджей БЕЛОВРАНИН
ФОТО ИЗ АРХИВА «НОВОЙ»
«Вы лжец! — бросил Александр Карпов,
директор центра экспертиз ЭКОМ,
Владимиру Жигульскому, директору
ООО «ЭкоЭкспрессСервис», когда тот
заявил, что «некоторые экологические
организации занимаются шантажом:
требуют внести изменения в проект,
угрожая провести «отрицательную»
общественную экологическую
экспертизу». — Какие экологические
организации вам звонили?» «Вы не
звонили, за другие отвечать не буду», —
ушел от ответа Жигульский.
СПРАВКА «НОВОЙ»
Начало реализации проекта реконструкции
Петролеспорта планируется примерно через год.
Срок реализации — около 10 лет. Общая сумма
инвестиций — порядка 1 млрд долларов; в рамках государственно-частного партнерства на
1 государственный рубль должно быть затрачено
6 рублей частного инвестора. В рамках проекта
планируется намыть искусственный земельный
участок площадью 15 га, предполагаются также
дноуглубительные работы. Грузооборот повысится с 850 тыс. тонн до более чем 2 млн тонн в год.
23
РИА НОВОСТИ
память
«Новая газета» четверг.
№ 59 8. 08. 2013
Отец Павел Адельгейм:
Теперь у нас
есть генсек —
то есть патриарх
Его роль сейчас к этому и свелась. Затем Политбюро, то есть
Священный Синод — еще 100 человек
Это интервью отец Павел Адельгейм дал «Новой» в 2003 году. Публикуется впервые
Что сегодня представляет собой Русская
православная церковь? Тело Христово, как сказано
в Писании, организацию стяжателей или закрытую
корпорацию, построенную на иных, отнюдь не
духовных принципах? Найти ответ на этот вопрос
попытался протоиерей Павел Адельгейм в своей
книге «Догмат о Церкви». Выводы, сделанные им,
оказались настолько шокирующими, что сразу же
вызвали гнев части священнослужителей… Сам
того не желая, но замечательную рекламу книге
сделал владыка Псковский и Великолукский Евсевий,
который, выступая во время проповеди в Троицком
кафедральном соборе, призвал верующих защитить
его от несправедливых нападок отца Павла. По
словам иерарха, настоятель церкви Жен-мироносиц
опорочил «не только его, но и саму Церковь, которой
служит». Отзывы большинства клириков Псковской
епархии тоже оказались нелицеприятными.
потом начались и вовсе странные вещи.
Сначала был зверски избит пономарь церкви, где настоятелем является ответ Павел.
Некоторое время спустя машина, которой
управлял Адельгейм, попадает в аварию. Экспертиза,
которая была проведена сотрудниками ГИБДД по
просьбе отца Павла, установила, что рулевая колонка
его «Волги» была выведена из строя преднамеренно. Сам Павел Адельгейм не хотел никого винить
в происшедшем. Тем не менее вопросы оставались.
И главный из них можно сформулировать так: чем можно объяснить такое резкое неприятие «Догматов…»?
— Мне тяжело об этом говорить, — признается отец
Павел, — но в настоящее время Русская православная
церковь в силу своей мировой изоляции все больше превращается в тоталитарную секту, замыкаясь внутри себя.
— И никакой альтернативы нет?
— Церковь должна вернуться к своим прежним канонам, которые были изначально заложены в ее основание
вселенской церковью. Есть догматическое определение,
которое было ей дано на втором Вселенском соборе:
Единая, Святая, Соборная и Апостольская церковь.
В совокупности своей они определяют церковь как уникальное явление в мире — Тело Христово, потому что
Христом основано. Она не может измениться, так же как
человек не может изменить черты своего лица. Они определяют суть церкви, как идентификационный узор на пальце.
Другой будет у другого человека. Если изменить хотя бы
один из принципов, это уже будет другая церковь.
— Может быть, поэтому все чаще звучат голоса о необходимости реформирования РПЦ?
— Недоразумение заключается в том, что церковь
уже была реформирована, но никто не хочет этого замечать. Поэтому когда я говорю об обновлении церкви, то
А
справка
Павел Адельгейм родился 1 августа 1938 года. Родители
репрессированы. Воспитывался в детском доме. Был послушником Киево-Печерской лавры. В 1956 году поступил в Киевскую
духовную семинарию. Исключен игуменом Филаретом Денисенко по политическим мотивам. В 1959 году рукоположен дьяконом. Закончил Московскую духовную академию. В 1969 году
арестован и осужден по ст. 190 (клевета на советскую власть),
приговорен к трем годам лишения свободы. В лагере во время
имею в виду не переход в службе на современный язык
или разрешение епископам жениться. Все это бред! Мы
должны вернуться к каноническим принципам. В своей
книге я взял совершенно четкий ориентир — это Поместный собор 1917–1918 гг. Он готовился 50 лет и был
призван рассмотреть наиболее актуальные проблемы
церковной жизни, главный из которых — восстановление патриаршества. И не просто восстановление, а всенародное избрание главы русской церкви. Принимались
абсолютно все кандидатуры, они ставились на голосование, но выбор в храме Христа Спасителя сделал старец
Алексеевой пустыни (он был слепой), который вынул из
шкатулки записку с именем нового патриарха Тихона.
Вместо этого в 1988 году (а затем и в 2000-м) был принят
другой устав РПЦ, по которому избрание патриарха совершается на закрытом совещании епископов.
Принцип тот же самый, как и в советской системе.
Теперь у нас есть генеральный секретарь — то есть патриарх. Его роль сейчас к этому и свелась. Затем Политбюро, то есть Священный Синод — еще 100 человек.
Далее идут секретари обкомов — наместники на местах.
У них власть абсолютная. С той лишь разницей, что на
секретаря обкома можно было пожаловаться. Сейчас —
нельзя. Как следствие, сейчас современные церковные
понятия сильно искажены конъюнктурой.
— Таковая существует?
— А как же! Все это пошло еще с советских времен,
когда кандидатура патриарха согласовывалась КГБ и Комитетом по делам религий. У них был один критерий
оценки возможного кандидата: лояльность к власти. Сейчас патриарха будет избирать корпорация епископов, но
принцип тот же. Трудно спорить с тем, что присоединение
церкви к государству дает ей материальные привилегии,
но одновременно — абсолютную зависимость от него же.
При этом церковь утрачивает свою духовную свободу, но
и государство ничего не приобретает. Оно теряет, потому что утрачивает ту нравственную силу, которая всегда
стоит рядом с ним и всегда может сказать: ты поступаешь
неверно. Должен быть такой голос, который призван
свидетельствовать о нравственном состоянии государства
и общества. При этом в церковь должна оставаться для
своих прихожан организмом любви. Обосновывать власть
епископа правом — это значит сообщать ей основания,
которые церковь вообще не содержит.
— Но любовь — понятие очень аморфное…
— Любовь — это очень конкретно, но эту конкретность нельзя формализовать. Ее нельзя описать словами
и четко регламентировать. Потому что любовь — это свобода. А вот право — ограничение свободы. Право — это
свобода, предоставленная и ограниченная нормой. Но
если мы нормируем свободу, то должна быть четко определена свобода каждого. В церковном правовом поле
тоже все одинаковы. Если мы возьмем древние церковвосстания потерял правую ногу. Освободился в 1972 году.
Служил в Фергане и Красноводске. С 1976 года — в Псковской
епархии. До 22 февраля 2008 года был настоятелем храма Святых Жен-мироносиц города Пскова. Освобожден от должности
указом архиепископа Псковского и Великолукского Евсевия
(Саввина), но с сохранением права службы.
5 августа убит — предположительно, психически нездоровым
человеком, которого о. Павел приютил в своем доме. Ведется
следствие.
Остались жена, трое детей, шестеро внуков.
ные каноны, то на первом месте стоит ответственность.
Сейчас с епископа снята всякая ответственность. Но она
наступает, если он проявит свое несогласие с корпорацией. И это тоже проявление тоталитаризма.
— Критика вашей книги может быть примером сказанному? Ведь вы высказали свое, отличное от других мнение,
которое не соответствует точке зрения епископа.
— Не столько епископа, а — корпорации. Но все
дело не в том, что я выступаю против корпорации в защиту соборности церкви, а от этого принципа никто
не может просто так отмахнуться. Они могут его игнорировать, не замечать, но они не могут его зачеркнуть.
Мы поем: «Верую в единую святую, апостольскую церковь…» Но когда наш епископ говорит о соборности,
у него даже лицо перекашивается.
— Слово «демократия» может служить в данном случае синонимом слова «соборность»?
— Нет. Понятие соборности может определять только
один человек. Так уже было. В истории церкви сохранилось
имя Максима Исповедника, простого монаха, который
жил в VII веке. В это время возникла монофилитская ересь,
адепты которой утверждали, что Христос имеет только
одну божественную волю. Максим отвечал им: Христос
имел две воли: оставаясь истинным и совершенным богом, он стал истинным и совершенным человеком. По
этому поводу и возник спор. Тогда все патриархи были
монофилиты. Максиму отрубили руку, чтобы он не мог
писать. Ему вырвали язык, его посадили в тюрьму, потом
отправили в ссылку. Но вот что значит истина, которая не
имеет никаких формальных критериев, но имеет такую
внутреннюю силу, что, будучи раз произнесенной, ее уже
нельзя убить. Казалось бы, что этим иерархам убогий монах? Нет, они возвращают его и требуют: подпиши. Что им
дала эта подпись?! И они снова начинают его мучить, но
проходит время, и то, что утверждал Максим Исповедник,
становится верой всей церкви. Отсюда — каждый христианин должен иметь возможность высказать свое мнение.
Ему нельзя заткнуть рот, потому что никто не знает, через
кого Дух Святой произнесет слово истины. Ни епископы, ни миряне, ни клир — никто не может претендовать
на исключительность в церкви. В церкви нет исключительности. Церковь — это народ Божий, и все находятся
внутри церкви. Никто не стоит над церковью, потому что
церковь — это Тело Христово. Ну, кто же может быть над
Телом Христовым, у которого глава — Христос.
При этом внутри церкви у каждого функции разные.
О равенстве в этом случае опять же трудно говорить. Ну,
как мы можем говорить о том, что нога равна руке, —
у каждого свое предназначение. Так же и в церкви.
Одно дело — это епископ, священник, другое дело —
народ. Но каждый из них может свидетельствовать.
И запрещать свидетельствовать нельзя.
— Отец Павел, вы одиноки в своих убеждениях?
— Нет. Я получаю много писем (в том числе и по
интернету), и все как один говорят, что я все правильно
написал. Накануне того же самого епархиального собрания некоторые из священников приходили ко мне и говорили: мы с вами совершенно согласны, но мы не можем
вас поддержать, у многих из нас семьи, дети. Поэтому мы
будем высказываться против вас и вашей книги, поэтому
вы нас простите за нашу человеческую слабость. Все это
объяснимо: я не могу требовать от них мученичества. Это
такой подвиг, на который человек решается только сам.
Текст беседы подготовил к печати
Юрий МОИСЕЕНКО, специально для «Новой», Псков
Игры с ящиком
Славаа
ОЩИНА
ТАРОЩИНА
Почему Путин дает зеленый
свет Навальному?
«Команда
молодости нашей»
на подтанцовках у власти
обозреватель
реватель
«Новой»
вой»
ервый канал зафиксировал
для истории улыбающиеся
лица Кожина, Степашина,
Шойгу, Матвиенко в момент
счастья, когда они исполняли песню «Команда молодости нашей». Звездный вокал случился
на юбилейном вечере Льва Лещенко.
Солировала Валентина Ивановна. Она
кокетливо морщила носик, самозабвенно приплясывала, зажигательно вращала
бедрами, вследствие чего утратила привычную бдительность. Тут Матвиенко и
открыла главную тайну своей жизни: «Мне
сказали — мы тебя берем в нашу команду
на подтанцовки. Я честно отрабатывала
номер». Зал взорвался аплодисментами.
Лещенко задохнулся от восторга: «Вот они,
настоящие герои нашего отечества».
Лев Валерьянович сумел отчеканить
в юбилейной суматохе исчерпывающую
формулу времени. Сегодня настоящий
герой отечества тот, кто честно отрабатывает номер на подтанцовках у власти.
Впоследствии можно будет и государственную награду соответственную ввести.
«Заслуги перед Отечеством» отдают архаикой. Гораздо актуальней «подтанцовки»
первой, второй, третьей и даже четвертой
степени. А пока — наши скромные подступы к теме.
Вот уж где царит стабильность, так это
на российском политическом танцполе.
Вечность прошла, а «команда молодости
нашей» все та же. По-прежнему у ковра
Жириновский. Власть только думает о
том, что делать с Навальным, а Ж. уже
документально оформляет ее потаенные
желания: строчит доносы в прокуратуру,
мечтает посадить Навального навеки, а
потом похоронить, как и Ходорковского,
на тюремном кладбище. Пока главный
либерал, он же демократ, грезит наяву, федеральные каналы возбужденно рапортуют
о зарубежном финансировании наглого
кандидата в мэры Москвы. Кто долетит
до каналов «Дождь» и «РБК», тот услышит
удивленные объяснения от представителей
«Яндекс.Деньги» о том, что физически невозможно отследить означенное финансирование, а кто не долетит — извините.
Не успел Ж. честно, как и Матвиенко,
отработать свой номер, как его сменил на
танцполе Сергей Доренко. Ничто, казалось, не предвещало возвращения на подмостки увенчанного славой телекиллера
девяностых. Но тут из самого неожиданного места раздался зов. Пребывающий
в вечном анабиозе канал ТВЦ (его пока
не удалось оживить даже новому гендиректору Юлии Быстрицкой, проверенному кадру Олега Добродеева) пригласил
Доренко вести авторскую рубрику в итоговой программе «События».
Первое ощущение от дебюта — жалость к дебютанту, которого покинул
талант. Он громил Навального тускло,
уныло, без божества и вдохновенья. Ведь
феномен прежнего Доренко крылся не в
политической, а в художественной сфере.
Из бликов, нюансов, слухов, переливов
бархатного голоса, сокрушительной иронии он творил образы, новости, события
непосредственно в прямом эфире. Зрители
замирали в предвкушении катарсиса, и он
непременно наступал — то в виде ожившей тазобедренной кости Примакова, то
в виде белокурого Лужкова, переодетого
в женский пеньюар. Увы, нет больше художника. Есть всклокоченный, грузный,
Редакторы номера:
О. Боброва, С. Кожеуров
Наш адрес
в интернете:
NovayaGazeta.Ru
РЕДАКЦИЯ
Дмитрий МУРАТОВ (главный редактор)
Редакционная коллегия: Ольга БОБРОВА (обозреватель),
Сергей КОЖЕУРОВ (первый зам главного
редактора), Андрей КОЛЕСНИКОВ (обозреватель),
Андрей ЛИПСКИЙ (зам главного редактора, редактор
отдела политики), Нугзар МИКЕЛАДЗЕ
(зам главного редактора, редактор службы информации),
Алексей ПОЛУХИН (редактор отдела экономики),
Георгий РОЗИНСКИЙ (зам главного редактора),
Юрий РОСТ (обозреватель), Петр САРУХАНОВ
(главный художник), Юрий САФРОНОВ
(редактор пятничного выпуска), Сергей СОКОЛОВ
(зам главного редактора, расследования — «отдел Юрия
Щекочихина»), Ольга ТИМОФЕЕВА (редактор отдела
культуры), Олег ХЛЕБНИКОВ (зам главного редактора),
Виталий ЯРОШЕВСКИЙ (зам главного редактора,
редактор отдела «Общество»)
Петр САРУХАНОВ — «Новая»
П
Подтанцовка — не мелочовка. Быть
пожизненно членом «команды молодости
нашей» — великое искусство. Попробуйте,
как сказал бы Ходасевич, непрестанно
натягивать значительное выражение на
глубоко незначительное лицо (родовой
признак членов команды). Трудно, но
их трудности не останавливают. Просто
у одних получается, а у других — нет.
Возьмем хотя бы певицу Вику
Цыганову. Она тоже хочет туда, в команду. Вика свои номера (если пускают в
ящик) отрабатывает так же честно, как и
Матвиенко с Жириновским. Песни поет
правильные. Слова произносит правильные, с непременным привкусом чего-то
имперского и божественного. И что же?
А ничего. Сидит в студии, жалуется на
судьбу, обиженно поджав губы. Цыганову
можно понять. Сто лет девушка исполняет
песню «Андреевский флаг» (чей первоначальный бело-сине-красный вариант —
прообраз теперешнего государственного
символа), а ее вот уже пятнадцать лет как
не зовут на правительственные концерты.
Но стоило отмороженному панку запихнуть тот же символ в штаны, как посланец
Госдепа (а кто же еще?) стал звездой экрана, что даже лучше правительственного
концерта.
Подтанцовки — дело деликатное, во
многом интуитивное. Это я не к тому, что
Цыгановой нужно было перехватить замысел у американского панка и самой разместить флаг в собственных трусиках. Просто
каждому нужно обзавестись своим эксклюзивом. Жириновский попробовал —
получилось. Доренко попробовал — не получилось. Пьеса под названием: «Почему
Путин дает зеленый свет Навальному?»
снабжена открытым финалом, знать который не дано никому. Ведь если ответить
на этот риторический вопрос, то рухнет
стройная вертикаль власти, основанная
исключительно на демонстративной непредсказуемости президента.
А пока Доренко бьется над неразрешимой загадкой бытия, зеленый, как
путинский свет, Навальный участвует в
дебатах. Худой, осунувшийся, глаза запали, пиджак словно с чужого плеча…
Но что-то мне подсказывает: именно
у такого Навального, с печатью муки на
лице, больше шансов на успех, чем у того
победительного молодого человека, который кричит на площади: «Идите за
мной. Я знаю, как надо».
не самого опрятного вида ремесленник,
отчаянно пытающийся играть себя, прежнего. Художник Доренко ломал тренды.
Ремесленник Доренко их неукоснительно
блюдет, ритуально оттаптываясь на «новом
Ельцине» в духе Ж.: Навальному не на выборы идти, а в тюрьму.
Лишь однажды голос Сергея
Леонидовича затрепетал от горечи близкой
утраты, когда он мягко пожурил Путина
за регулярное обеспечение зеленого света Навальному. Впрочем, тему мягкости
Владимира Владимировича он развивать
не стал. Не для того Доренко позвали на
ТВ, чтобы он делал замечания президенту,
а для того, чтобы придать цветущую сложность образу лидера нации. Он и придал
как мог. Вышло убого. Прежний Доренко
выламывался из серого телевизионного
пейзажа; нынешний в него идеально вписывается.
www.novayagazeta.spb.ru
Обозреватели и специальные корреспонденты: Роман АНИН,
Юрий БАТУРИН, Ольга БОБРОВА, Борис ВИШНЕВСКИЙ,
Эльвира ГОРЮХИНА, Елена ДЬЯКОВА, Зоя ЕРОШОК,
Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, Сергей КАНЕВ, Павел КАНЫГИН,
Елена КОСТЮЧЕНКО, Юлия ЛАТЫНИНА, Владимир МОЗГОВОЙ,
Галина МУРСАЛИЕВА, Леонид НИКИТИНСКИЙ, Ирина ПЕТРОВСКАЯ,
Алексей ПОЛИКОВСКИЙ, Юлия ПОЛУХИНА, Елена РАЧЕВА,
Людмила РЫБИНА, Слава ТАРОЩИНА, Марина ТОКАРЕВА,
Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, Вера ЧЕЛИЩЕВА, Наталья ЧЕРНОВА
Ведущие рубрик: Евгений БУНИМОВИЧ, Дмитрий БЫКОВ,
Юрий ГЕЙКО, Александр ГЕНИС, Павел ГУТИОНТОВ,
Андрей КОЛЕСНИКОВ (Мнения & Комментарии), Александр ЛЕБЕДЕВ,
Александр ПОКРОВСКИЙ, Юрий РЕВИЧ, Кирилл РОГОВ,
Дина РУБИНА, Владимир РЫЖКОВ, Ким СМИРНОВ,
Артемий ТРОИЦКИЙ, Сергей ЮРСКИЙ
Руководители направлений: Руслан ДУБОВ (спорт),
Лариса МАЛЮКОВА (кино), Елена МИЛАШИНА (спецпроекты — «отдел
Игоря Домникова»), Надежда ПРУСЕНКОВА (пресс-служба)
Группа выпуска: Анна АРТЕМЬЕВА (фотокорреспондент),
Анна ЖАВОРОНКОВА, Алексей КОМАРОВ,
Татьяна ПЛОТНИКОВА (бильдредакторы), Оксана МИСИРОВА,
«Новая газета» зарегистрирована в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере
массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № ФС 77-24833 от 04 июля 2006 г.
Учредитель: ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция и издатель:
АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Адрес: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101000.
www.novayagazeta.ru
Надежда ХРАПОВА, Вероника ЦОЦКО (технические редакторы,
дизайн, макет)
Собственные корреспонденты: Надежда АНДРЕЕВА (Саратов),
Георгий БОРОДЯНСКИЙ (Омск), Борис БРОНШТЕЙН (Казань),
Иван ЖИЛИН (Киров), Сергей ЗОЛОВКИН (Гамбург), Сергей КУРТАДЖИЕВ, Наталья ФОМИНА (Самара), Виктория МАКАРЕНКО
(Ростов-на-Дону), Александр МИНЕЕВ (Брюссель), Ольга МУСАФИРОВА
(Украина), Нина ПЕТЛЯНОВА (Санкт-Петербург), Алексей ТАРАСОВ
(Красноярск), Евгений ТИТОВ (Краснодар), Ирина ХАЛИП (Минск)
РЕДАКЦИЯ Новой
газеты В СПБ
Учредитель и издатель: ООО «МЕДИА.С-Пб»
СПб., 11-я линия, 66
Д. Л. КАЧАЛОВА (редактор)
199048, Санкт-Петербург, 11-я линия, 66.
ООО «Медиа.С-Пб».
Наша группа ВКонтакте: vk.com/noga_spb, тел. 331-71-82
Подписной индекс:
WEB-редакция: Константин ПОЛЕСКОВ (редактор), Сергей ЛИПСКИЙ,
Евгений ШИРЯЕВ
дирекция
Ольга ЛЕБЕДЕВА (директор АНО «РИД «Новая газета»),
Светлана ПРОКОПЕНКО (заместитель директора),
Валерий ШИРЯЕВ (заместитель директора),
Ярослав КОЖЕУРОВ (юридическая служба),
Светлана БОЧКАЛОВА (распространение),
Владимир ВАНЯЙКИН (управление делами),
Вера ИЛЬЕНКО (реклама),
Наталья ЗЫКОВА (персонал)
© АНО «РИД «Новая газета», 2013 г.
Любое использование материалов, в том числе путем перепечатки, допускается только по согласованию с редакцией.
Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель. Рукописи и письма, направленные в Редакцию,
не рецензируются и не возвращаются. Направление письма в Редакцию является согласием на обработку (в том числе
публикацию в газете) персональных данных автора письма, содержащихся в этом письме, если в письме не указано иное
84804
Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по
надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых
коммуникаций по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.
Свидетельство о регистрации ПИ № ТУ 78-01130
от 18 мая 2012 г.
Общий тираж — 271 200 экз.
Тираж сертифицирован
Novayagazeta.Ru — 9 984 089 просмотров
за июль 2013 г.
Тираж одного номера
в СПб — 6620 экз.
Заказ № 28. Типография ООО «Фирма «КУРЬЕР», СПб, Благодатная ул., 63.
Цена свободная. Срок подписания в печать по графику: 19.30, 13.08.2013 г.
Номер подписан: 19.30, 13.08.2013 г. Время подписания номера в печать в СПб: 23.00.
14.08.2013 г. Уважаемые читатели! Просим всю корреспонденцию присылать
по адресу: 199048, Санкт-Петербург, 11-я линия, 66. ООО «Медиа.С-Пб».