Схема №1 (район торговой площади);pdf

«Правомонархические партии России в начале XX столетия»
Автор: Масилевич Маргарита Викторовна - преподаватель истории
Государственное
Бюджетное
Образовательное
учреждение
среднего
профессионального образования города Москвы Колледж сферы услуг № 44.
[email protected]
Аннотация: Статья посвящена формированию правомонархического
движения как части политической истории России начала XX в. Именно в этот
период Российская империя проходила процесс ломки своего традиционного
уклада и перехода к новой формации. Это сопровождалось насилием и
террором, особенно в годы первой русской революции 1905-1907. В статье
рассматриваются
такие
процессы
как
становление
идеологии
правомонархических организаций, легальные и нелегальные методы борьбы с
существующими порядками.
Статья является обращением к истории российского правомонархического
движения, как самостоятельного субъекта социально-политической жизни и
позволяет провести анализ идеологической борьбы и масштабов влияния
партий на сознание россиян.
Ключевые слова: партия; террор; Чёрная сотня; монархия; революция;
манифест; самодержавие.
В XX век Россия вступала в обстановке быстрой политизации всех слоев
общества. Страна оказалась на крутом историческом переломе и остро
нуждалась в новых импульсах для ускорения и углубления процесса
модернизации всех сторон общественной жизни, который продолжался уже
около двух веков.
В 1905 году Россия представляла собой узел противоречий. В условиях
растущего
противоборства
между
группировками
империалистических
государств такое отставание было чревато самими последствиями. Главные
противоречия развития России проявились в различных сферах жизни
общества. В социально-экономической области оно выражалось в противоречии
между необходимостью расширения сферы товарно-денежных отношений и
существованием целого ряда препятствий на пути их развития.
В области социально-классовых отношений сложился целый комплекс
противоречий. Самым острым из них было противоречие между крестьянством
и помещиками. Первым шагом к его разрешению могло быть уничтожение
системы внеэкономического принуждения крестьян.
Противоречия между капиталистами и рабочими могли быть смягчены
более выгодными условиями продажи рабочей силы: 8-часовой рабочий день,
право на забастовки, охрану женского и запрета детского труда и т.д.
В политической области налицо было противоречие между властью и
формирующимся гражданским обществом. Россия оставалась единственной из
главных капиталистических держав, в которой не было ни парламента, ни
легальных политических партий, ни правовых (сопоставимых с уровнем
развития других государств) свобод граждан.
Глубокий кризис, охвативший промышленность России на рубеже 19- 20
вв., свидетельствовал о том, что страна стремилась двигаться по пути
модернизации и индустриализации. Значительные и влиятельные рыночные
отношения имели место преимущественно в промышленности, постепенно шло
проникновение рыночных отношений и в сельское хозяйство. Политическая же
надстройка претерпела мало изменений, что в конечном итоге закономерно
привело к революции. Она должна была решить ряд проблем первостепенной
важности, прежде всего, изменить существо политического строя в стране,
решить вопросы государственного устройства, аграрный и национальный
вопросы.[1, С. 52]
Декабрьское вооруженное восстание 1905 вынудило Николая II издать
манифест о созыве Государственной Думы. Стремясь создать противовес
будущей
Государственной
Думе,
правительство
указом
20
февраля
преобразовывало Государственный Совет из совещательного органа во вторую
верхнюю палату с законодательными правами, равными правам Думы. Вскоре
все эти правительственные нововведения были оформлены и в новых
«Основных
Государственных
политическая
система
законах
России
Российской
представляла
собой
империи».
Теперь
следующую
схему:
«император осуществлял законодательную власть совместно с Госсоветом и
Думой». Главной исполнительной властью после императора являлся Совет министров. Правый лагерь представлял как бы пирамиду, состоящую из двух
уровней - высшего и низшего.
К первому относились царь, камарилья и официальное правительство. Ко
второму - по крайней мере, до начала мировой войны - многочисленные;
имевшие весьма разные названия правые партии и организации, а также, с
определёнными
оговорками
Объединённое
дворянство.
Всероссийский
При
известной
национальный
условности
такое
союз
и
деление
используется в научной литературе. [2, С. 5]
Накануне
и
особенно
в
годы
войны
позиции
«националистов»
Объединённого дворянства и некоторых других консервативно-монархических
партий по многим вопросам стали меняться.
В начале 20 в. они выступали за неограниченную самодержавную власть
монарха, за первенство православной веры и русских, под которыми
понимались собственно русские, украинцы и белорусы на «коренной»
территории России. Эти партии стояли правее Партии правового порядка,
признававшей необходимость народного представительства и гарантий личных
свобод. [3, С. 89]
Правомонархистов часто называли черносотенцами. В средневековой Руси
«черной сотней» называлось податное посадское население. Никакого
негативного оттенка данное название не имело. Уничижительный нюанс
появился в начале XX в., когда «черной сотней» стали называть ревнителей
самодержавных
устоев,
участников
патриотических
манифестаций
и
погромщиков. Немного спустя,
под черносотенцами начали подразумевать
определенные партии, например «Союз русского народа». Черносотенцы не
отказывались от названия, которое дали им либеральные и революционные
круги, заявляя, что с гордостью носят эту презренную в устах демократов
кличку, ибо «черная сотня» — это простой черный рабочий народ. Вместе с тем
они предпочитали именовать себя «истинно русскими», «патриотами»,
«монархистами».
Распространение правоконсервативных идей не сразу привело к созданию
политических партий, так как до 1905 г. в России политические движения не
могли действовать легально. Получив одобрение устава от МВД, консерваторы
создали в начале 1901 г. Просветительскую организацию «Русское собрание»
(PC). В эту организацию, провозгласившую своей целью защиту славянской и
русской
культуры,
входили
титулованная
знать,
высокопоставленное
чиновничество, творческая интеллигенция.
Хотя PC в строгом смысле не являлось партией и было своего рода
политическим клубом, оно в немалой степени содействовало идейной, а в
определённой мере и организационной консолидации правомонархистов,
особенно в годы революции и сразу после неё, предоставляя свои помещения
для совещаний, заседаний и собраний Союза русского народа и Союза Михаила
Архангела. [4, С. 35]
Восприняв правительственные акты февраля 1905 г. как обращение об
оказании помощи самодержавию, правомонархисты вскоре создали в Москве
Союз русских людей (CPЛ) во главе князем А.Г. Щербатовым и Русскую
монархическую партию (РМП). РМП, созданная в Москве редактором —
издателем консервативных «Московских ведомостей» В.А. Грингмутом 24
апреля 1905 г. (другие её названия - Объединённый русский народ, Московский
Союз русского народа, Русский монархический союз).
По мере роста общественного движения в 1905 г. увеличивалось
количество правомонархических организаций по всей стране. После Манифеста
17 октября 1905 г. политическая деятельность правых была поставлена на
легальную основу. Однако они оставались малочисленными и разрозненными.
[5, С. 57]
Так,
существовало
несколько
нестоличных
городских
(или
даже
региональных) организаций, выходящих в своей деятельности (прежде всего их
руководителей) за местные рамки: например, Астраханский народный
монархический союз (Н.Н. Тиханович-Савицкий) и Одесский союз русских
людей (Н.Н. Родзевич).
На роли,
более значимые, чем местные организации, претендовали:
киевская Патриотическая организация молодёжи «Двуглавый орёл», имевшую
отделы в Екатеринославле и некоторых других местах, а также Союз русских
рабочих людей в Киеве, формировавшийся на протяжении 1904-1907 гг. и в
годы революции, имевший в качестве отделов Курский союз русских рабочих и
Костромской отдел Киевского Союза русских рабочих людей.
Значительная
часть
руководителей
черной
сотни
принадлежала
интеллигенции. Это были преподаватели, врачи, юристы, инженеры.
По своему происхождению лидеры СРН - дворяне. Но в Союзе были
представлены все социальные группы населения Российской империи.
Наиболее многочисленными были консервативно настроенные крестьяне.
Отмечая всесословный характер правых партий, «союзники» вместе с тем
отдавали себе отчёт, что в большинстве своём СРН и другие правые партии
состояли из крестьян. [6, С. 201]
Правительственные субсидии являлись одним из главных, источников
финансирования черносотенных союзов и расходовались в основном на
издание агитационного материала и предвыборные кампании. Субсидирование
осуществлялось
из
секретного
фонда
Министерства
внутренних
дел.
Финансируя черносотенцев, правительство получало возможность влиять на их
политику.
Неугодных
лишали
субсидий.
Поэтому
большинство
«революционеров справа» могли рассчитывать только на добровольные
пожертвования частных лиц.
Существенную помощь оказывали богатые торговцы, духовенство.
В
основе
идеологии
черносотенцев
лежала теория
«официальной
народности». Они требовали восстановления утраченных связей царя с
народом, критиковали бюрократизм, осуждали церковную «казенщину».
В программных документах поверхностно изложены цели и задачи, слабо
прослеживаются
стратегия
и
тактика,
во
множестве
присутствуют
декларативные суждения. В ответ на обвинения в отсутствии четко
разработанной программы, они заявляли, что «миллионы людей соединила не
программа, а идея... — Бог, Царь и Родина, понятная всякому истинно русскому
человеку. Бог — святыня Русской народной души; Царь-олицетворение высшей
справедливости,.. неограниченный Судья и Властитель;... Родина - необъятное
пространство земли, приобретенной Русской кровью и обильно политое
трудовым народным потом... Всякое прибавление какой-нибудь подробности к
этим основным заповедям русского катехизиса будет только разжижать
стойкость, густоту и крепость цемента, связующего группы «правых»...
Центральным, ведущим в трехчленной формуле теории «официальной
народности» для монархических союзов стал принцип «самодержавие».
В российской истории подчеркивали те события, которые, во-первых,
своим фактом утверждали общенародную роль государства и самодержавия,
во-вторых, свидетельствовали о единении всех сословий, групп населения.
Центральным
пунктом
программ
всех
черносотенных
союзов
и
организаций стало признание незыблемости неограниченной монархии. Русская
монархическая партия в своей программе закрепила, что она «будет отстаивать
Самодержавную власть в том неприкосновенном ее виде, в каком Государь
получил ее от Своих Царственных предков». [7, С. 129]
Настаивая на неограниченности самодержавной монархии, правые не
признавали никаких парламентских форм ее ограничения. Признавая, что
«Россия стоит на распутье», не допускали мысли, что она может забрести в
«тесный и душный тупик парламентаризма, в который изверились уже на
Западе»; надеялись, что она «дружными усилиями своих верных сынов выйдет
на свой природный широкий и вольный царско-народный путь» [7, С. 160]
Монархические партии и организации ставили перед своими членами
не только политические задачи, но и задачи возрождения духовности,
нравственных основ русского народа.
Программа
Русской
монархической
партии
подчеркивала,
что
«православная церковь в России не находится на подобающей высоте. А ... в
центре России она является не руководительницей Русской духовной жизни и
нравственности, а занимает второстепенное, подчиненное место, совершенно
несоответствующее ее высокому призванию в Русском Государстве». [7, С. 238]
Программы всех монархических партий и организаций отводили церкви
роль духовного руководителя общества. Неистовый гнев обрушивали они на
Петра I и проведенные, им в свое время церковные реформы — «Петр I,
отвергнув каноническое устройство святой православной церкви и, в
противность божественному учению, поставив себя ее главой и крайним
судьей, нарушил соборность и нравственно-церковное единение и общение
царя с православным народом» [7, С. 239]
Только официальная православная церковь имела право, как полагали
монархисты, на свободу проповедовать среди всех многочисленных народов,
населявших территорию России.
В целом, монархисты проявляли веротерпимость по отношению к
католикам, лютеранам, магометанам. Они готовы были вести равный диалог со
старообрядцами.
В разработку понятия «народность» монархические идеологи внесли свою
лепту, воспринимая его под эгидой национального вопроса. Правые исходили
из мнения, что настал момент, когда над коренным основополагающим
племенем России нависла реальная угроза. По их мнению, угрозу представляли
как внутренние враги, «инородцы», посягавшие на русскую культуру,
православную веру, русский язык, так и внешние, претендовавшие на
российскую территорию.
Монархисты, отвергая наличие в России национального движения, не
отрицали существование национального вопроса. Но под национальным
вопросом имели в виду проблему положения коренной народности, т.е.
русских. Под понятием «русская народность» правые подразумевали, как они
называли,
три «племени» — великороссов, малороссов и белорусов. Более
того, «право на священное имя русского, по их мнению, принадлежит не только
великороссам, малороссам и белорусам, но и каждому верному подданному
России» [8, С. 137] тем самым ими размывалось само понятие нации, которое
находилось в прямой зависимости от лояльности существующему режиму.
Программа СРН закрепляла общее заключение, что только русский язык
признается языком государственным, обязательным для всех подданных
Российской
империи.
В
качестве
основополагающего
положения
был
провозглашен тезис «Россия для русских!» Широко применяли черносотенные
союзы еще один лозунг - «России едина и неделима!», под которым понимали
безоговорочное сохранений территориальной целостности государства.
Все нерусские народы поделили условно на две категории в зависимости
от их отношения к революции: «дружественные» и «недружественные». К
первым относили тех, кто не проявил себя ничем антигосударственным поволжские народы, народы Сибири и Средней Азии. Благосклонно правые
были расположены к немцам.
Ко вторым было причислено гораздо большее число нерусских народов,
имевших
в
лице
своих
представителей
какое-либо
касательство
к
революционному движению,- поляки, финны, прибалты, армяне, евреи и
другие. С подозрением относились к кавказским народам.
Монархисты выразили общее отношение «союзников» к нерусским
народам, считая русских людей хозяевами русского дома, а другие народности
— квартирантами. Правые были уверены, что господствующее положение
русской народности должно быть обеспечено законодательным порядком, что
исключительно русским должны принадлежать все права на территории
России.
Политические взгляды правомонархических партий и организаций за
сохранение самодержавия в России начала XX столетия были обусловлены
многими
факторами.
Россия
достигла
определенных
успехов
в
капиталистическом развитии, но уровень её государственно-правовой системы
не
соответствовал
требованиям
времени.
Император
Николай
II
и
поддерживающие его правомонархические силы оказались неспособными
найти
разумный
компромиссный
способ
движения
страны
по
пути
прогрессивного общественно-политического развития и социального прогресса.
Список литературы:
1. История политических партий России. М.: Высшая школа, 1994. 447 с.
2.
Степанов С. А. «Банкротство аграрной программы черносотенных
союзов».- Якутск : Якут. фил. Сиб. отд-ния Акад. наук СССР, 1981. — 13 с.
3.
Кожинов В. «Черносотенцы» и Революция (загадочные страницы
истории).- М.: Прима В. 1998- 232 с.
4.
Острецов В. «Черная сотня и красная сотня».- М.: Воениздат.
1991.- 48 с.
5.
Степанов С. А. «Чёрная сотня в России 1905-1907 гг.» - М., 1994. -
6.
Программные
68 с.
документы
политических
партий
России
дооктябрьского периода.- М., 1994.
7.
Правые партии. Документы и материалы. Т. 1. – М., 1997.
8.
Политическая история России в партиях и лицах. – М.: Терра.
1994.- 304 с.