Ланцова Л.К. К ВОПРОСУ О ЛЕКСИКО

Л.К. Ланцова
Саратовский государственный университет
им. Н.Г. Чернышевского
К ВОПРОСУ О ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОМ
СЛОВООБРАЗОВАНИИ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ
ЯЗЫКЕ
Современный язык, как и все явления в мире, находятся в процессе
постоянного изменения. Изучение словообразования, одной из наиболее
открытых и динамичных областей в системе языка, позволяет лучше
понять логику и закономерности этих изменений. Как отечественные, так и
зарубежные лингвисты, рассматривая деривацию в синхроническом и
диахроническом аспектах, пришли к заключению о том, что
словообразование не исчерпывается морфологическим способом, и
выделили лексико-семантический способ, в результате которого новые
слова образуются при распаде полисемантического слова на омонимы.
Сегодня мы можем с уверенностью сказать, что накоплен большой
опыт в изучении семантики слова, с которой связан лексикосемантический способ словообразования, существование которого в
системах различных языков свидетельствует, в свою очередь, о
типологической общности данного явления.
Данная
статья
посвящена
исследованию
возможностей
метафорического и метонимического переосмысления значений
лексических единиц английского общелитературного языка и роли,
которую это языковое и, с нашей точки зрения, социальное явление играет
в обогащении словарного состава жаргона наркоманов в современном
английском языке. К сожалению, наркомания из проблемы, бывшей
предметом узкой области медицины – психиатрии, перешла в разряд
общесоциальных и юридических проблем. Что касается жаргона
наркоманов, то он прочно занял место как подсистема уголовного жаргона,
обладая, как и уголовный жаргон, конспиративной, опознавательной,
номинативной, мировоззренческой функциями. Однако жаргон у
наркоманов выполняет ещё одну функцию, которую мы бы определили как
агитационную и которая теснейшим образом связана с мировоззренческой
функцией.
Материалом исследования послужили англо-русские, русскоанглийские, американские и британские словари и энциклопедии
уголовного жаргона и жаргона наркоманов. В общей сложности анализу
было подвергнуто 3015 лексических единиц. В результате нами выявлено
1084 единицы общелитературного языка, подвергшиеся переосмыслению.
Метафорическое переосмысление – пожалуй, основная характерная
особенность жаргона наркоманов. Следует заметить, что соотношение
1
метафорических и метонимических переносов в развитии семантики слова
не всегда можно достаточно точно оценить. Д.Н. Шмелев отмечает, что
факторы, влияющие на изменение значений слов, сложны и многообразны.
«Не всегда можно с полной уверенностью установить роль каждого из них
в отдельности в этих изменениях. Сам характер лексико-семантических
переносов только с известной долей условности может быть описан в
указанных терминах (метафора и метонимия. – Л.Л.). В ряде случаев на
семантическом движении слова попеременно сказываются ассоциации по
сходству, по смежности и по функции» [Шмелев 1977 : 105].
Метафоризации в исследуемом жаргоне подвергаются различные
части речи: существительные, глаголы, прилагательные, числительные,
причастия прошедшего времени.
Рассмотрим группу глаголов. Перенос значения совершается для
дифференциации действий, для которых нет обозначений в
общелитературном языке, например, для дифференциации способов
введения наркотиков: при помощи шприца, курения, вдыхания через нос и
т. п. Так, для обозначения действия по введению наркотика внутривенно
или внутримышечно (“to inject a drug”) используются глаголы, значения
которых связаны с применением оружия, поскольку шприц является
орудием совершения действия: to fire – “to shoot bullets from a gun”, to shoot
– “to fire a weapon at someone or make a weapon fire”. В семантике других
глаголов заложен стремительный, напористый характер действия, что
сближает их со значением “to inject a drug”, так как новая доза наркотика
всегда желанна наркоману. Например, to jolt – “to move suddenly and
roughly or to make someone or something move in this way”, to slam – “ to shut
with force and loud noise”. Когда наркоман испытывает физические мучения
и ввести новую дозу просто необходимо, чтобы избавиться от “ломки”,
используются глаголы to fix – “to repair something that is broken or not
working properly”, to miss – “to feel sad because you do not have something or
cannot do something”. Наркотик вводят, как правило, в вену (жарг. line), по
которой он поступает в кровь. Для обозначения этого действия
используют, например, глагол to track – “to leave behind a track of something
such as mud or dirt when you walk”. Очень многие наркотические вещества
курят или вдыхают через нос, поэтому для обозначения этих действий
используются близкие по семантике глаголы to huff – “to puff, to blow”, to
snort – “to make a loud noise by forcing air out through your nose”, to sniff –
“to breathe air into your nose noisily, especially in short breaths”. Если человек
употребляет наркотики лишь время от времени, используются глаголы to
dabble или to chip, имеющие в общелитературном языке значения “to
undertake something superficially or without serious intent” и “to break chop, or
cut a small piece from” соответственно. your foot”. Если же, наоборот,
наркотики приобретают все большую власть над человеком и он переходит
от слабых наркотических веществ к более сильным, используется глагол to
2
graduate – “to obtain a degree, especially a first degree, from a college or
university”. Первый прием наркотиков проходит, как правило, под
наблюдением наркоманов со стажем. Это действие в жаргоне наркоманов
обозначается глаголом to babysit. Ср. общелитературное и жаргонное
значения этого глагола: “to take care of children while their parents are away
for a short time” – “to guide someone through first drug experience”. Реакция
на применение наркотических веществ может быть различной. Когда
человек находится под влиянием наркотика (“to be under the influence of
drugs”), для описания ощущений, связанных с происходящими в организме
процессами, используются глаголы to leap – “to increase quickly and by a
large amount”, to coast – “to achive something without having to try very hard”.
Для обозначения действий, связанных с куплей наркотических
веществ (purchase), используются такие глаголы общелитературного языка,
как to connect – “to join two or more things together”, to score – “to be very
successful in something you do” (приобрести наркотик для наркомана,
действительно, удача). Для обозначения действий, связанных с продажей
наркотиков, используются такие глаголы, как to pump – “to fill with
enthusiasm and energy”, to push – “to make someone or something move by
using your hands, arms, shoulders etc, to put pressure on them”. Очень
выразителен глагол to juggle – “to keep (two or more objects) in the air and
one time by alternately tossing and catching them”, который в жаргоне
наркоманов имеет значение “to sell drugs to another addict to support a habit”.
Он подчеркивает, какими искусными и осторожными должны быть
наркоманы или наркодилеры, чтобы “трюк удался”, то есть чтобы продать
или приобрести наркотик и не быть пойманными на месте преступления.
Метафорическому переосмыслению подвергается очень большое
количество
существительных
общелитературного
языка.
Здесь
представлены все лексико-грамматические разряды этой части речи.
Например, конкретные существительные, обозначающие людей,
используются для номинации наркотических веществ. Существительное
mother – “a female parent of a child or animal” используется для номинации
марихуаны по сходству функции: мама – самый близкий человек, давший
жизнь, а наркоману дает и скрашивает жизнь наркотик. О почитании
наркотических веществ наркоманами говорят такие лексемы, как lady –
“upper-class woman” и king – “a man who is ruler of a country because he is
from a royal family” для обозначения кокаина, chief – “head of a body of men,
organization, party etc, ruler of clan or tribe” – для обозначения мескалина.
Основная цель наркомана – испытать чувство наслаждения, эйфорию, уйти
в мир грез, поэтому жаргонные названия некоторых наркотических
веществ отражают это намерение: кокаин называют hunter – “a person or
animal that hunts wild animals”, метилендиоксиметамфетамин – playboy –
“gay, irresponsible pleasure-seeker”, героин – doosey/ doozy/doozie – “an
3
extraordinary one of its kind”, sleeper – “one who sleeps”, морфин – dreamer –
“someone who has ideas or plans that are not practical”.
Наркотические вещества могут быть как “добрыми”, то есть
вызывать чувство эйфории, полета, так и “злыми”, когда начинается
наркотическая ломка. Отсюда лексика с иного рода коннотацией: monster –
“a large ugly frightening creature” > “cocaine”, ghost – “the spirit of a dead
person, especially one believed to haunt living persons” > “Lysergic Acid
Diethylamide”, devil – “the most powerful evil spirit in Christianity” > “crack”,
killer – “a person, animal, or thing that kills” > “marijuana”, madman – “a man
who is mentally ill” > “phencyclidine”.
Метафоризация конкретных неодушевленных существительных
общелитературного языка базируется на следующих основных признаках:
внешнее сходство, внутреннее сходство, сходство по функции, действию.
Неодушевленные существительные переосмысляются для обозначения
наркотиков. В жаргоне наркоманов используется много лексем
общелитературного языка, обозначающих растения, плоды. В основном
это названия наркотических веществ. Например, амфетамин называют rose
– “a flower that has a pleasant smell, and is usually red, pink, white, or yellow,
or the bush that this grows on”, peach – “a round fruit with soft yellow or red
skin, that has sweet juicy flesh, and a large seed in its centre, or a tree that
produces this fruit”, orange – “a round fruit that has a thick orange skin and is
divided into parts inside”. Все эти существительные в общелитературном
языке имеют положительную коннотацию: розы радуют глаз, доставляют
радость, а такие сочные фрукты, как персики и апельсины, будучи
полезными для человека, способны устранить чувство голода, усталости,
пополнить
оранизм
необходимыми
ему
витаминами.
Основа
метафоризации – внутреннее сходство и сходство по функции, действию.
Наркотические вещества существенно меняют обычную работу
органов чувств. Картина мира может окрашиваться яркими красками, а
чувство времени и пространства притупляться или утрачиваться вовсе. В
некоторых случаях сенсорные ощущения могут сливаться воедино, при
этом человеку кажется, что он способен слышать и ощущать на ощупь
цвета и видеть звуки. Весь этот спектр чувств и эмоций находит отражение
в словаре наркоманов. Героин и кокаин вызывают ощущение полета,
которое выражают жаргонизмы wings – “the parts of a bird’s or insect’s body
that it uses for flying” и parachute – “the thing that you wear fastened to your
back to make you fall through the air slowly when you jump out of a plane”,
используемые для их номинации соответсвенно. Наркоман может даже
делать движения, напоминающие птицу в полете.
ЛСД также оказывает интенсивное действие на органы чувств,
усиливая ощущение цвета и запаха. Отсюда такие жаргонные названия
этого наркотика, как rainbow – “coloured arc produced by refraction and
internal reflection of sunlight on waterdrops in the air”, flash – “a bright light
4
that shines for a short time and then stops shining”, kaleidoscope – “tube
containing at one end loose pieces of coloured glass whose reflections form
varying patterns as the tube is moved”. С употреблением ЛСД связывают два
долговременных эффекта: хронический психоз и хроническое
галлюциногенное расстройство восприятия органами чувств, чаще
называемое “вспышками прошлых ощущений” или “обратным кадром”
(“flashback”). Это объясняет метафоризацию таких существительных, как
microdot – “a copy or photograph reduced to an extremely small size”, sketch –
“a simple, quickly-made drawing that does not show much detail”,
используемых для номинации данного наркотика и реакции человека на
его применение.
Человек, принявший наркотик, как бы отправляется в путешествие, а
средством передвижения и является наркотик: жаргонное название
опиума – gondola – “a long narrow boat with a flat bottom and high points at
each end, used on the canals in Venice in Italy”, кокаина – cadillac – “a very
expensive and comfortable car made by an American company”,
фенциклидина – boat – “a ship, especially one that carries passengers”.
Употребление наркотического вещества отмечается эйфористическим
наплывом, теплым чувством расслабления, ощущением защищенности,
которое человек испытывает в детстве. Эти эмоции красноречиво
передаются такими жаргонизмами, как crib – “a child’s bed with high sides”
для номинации кокаина, bib – “cloth warn by a child under the chin to protect
the clothes at meals” для обозначения метилендиоксиметамфетамина.
В жаргоне наркоманов, наряду с очень большим количеством лексем
с положительной коннотаций, номинирующих наркотические вещества,
имеются единицы с отрицательной коннотацией, что отражает либо
положительное, либо отрицательное воздействие наркотика на человека.
Если эйфория сменяется неприятным и даже болезненным побочным
эффектом, у наркоманов в ходу иная лексика. Сигарета с марихуаной уже
не lovely – “attractive girl”, но gyve – “shackle, handcuff”; фенциклидин не
angel – “a spirit who lives with God in heaven”, но pit – “a trap”. Депрессанты
снижают физическую и умственную активность. Человек долго не может
выйти из подавленного состояния, чувствуя, что как бы попал в ловушку, в
замкнутое пространство.
Изменение значения слова происходит также путем апеллятивации
имен собственных. Метафорический перенос имени собственного на
другой предмет, лицо или явление осуществляется на основании сходства
каких-либо признаков, свойств или поступков определенных лиц. В
жаргоне наркоманов метафоризация имен собственных имеет свою
специфику. Одна из причин метафоризации – фонетическое сходство
имени и части названия наркотического вещества. Например, марихуана
(marijuana) имеет такие названия: aunt Mary, Mary Ann, Mary, Mary Jane,
Rose Mary, Mary Weaver. Последний пример содержит “говорящую
5
фамилию”: лексема weaver в общелитературном языке имеет значение
“someone whose job is to weave cloth”. Марихуана, с точки зрения
наркомана, делает жизнь ярче, как бы “ткет” новые узоры, ощущения.
Сигарета с марихуаной имеет еще такие номинации, как Binky и
Grimmy. Это имена героев популярных комиксов. Они умны, веселы, а
Бинки к тому же умеет путешествовать во времени и пространстве.
Таблетки, содержащие фенциклидин и экстази, называют Pikachu по имени
одного из самых известных покемонов.
Имена царствующих особ Henry VIII и Louis XVI нашли в жаргоне
наркоманов своеобразное употребление. Их используют для номинации
мер веса наркотических веществ: Henry – 1/8 унции, Louis – 1/16 унции.
Метафорическому переосмыслению в жаргоне наркоманов
подвергаются также прилагательные общелитературного языка. Это, как
правило, качественные прилагательные, характеризующие состояние
человека после приема наркотиков. Следует отметить еще одну
особенность:
часто
переосмысляются
разговорные
лексемы
общелитературного языка. Например, о человеке, находящемся в
состоянии эйфории, говорят wired – (AmE inf) “very excited or nervous”,
stoned – (inf) “feeling very excited or extremely relaxed”, weightless – “having
no weight, especially when you are floating in space”. Болезненное состояние
наркотической ломки описывается прилагательными, имеющими
отрицательную коннотацию. Например, zonked/zoinked – “extremely tired”,
trashed – “very drunk, completely destroyed”, blitzed – (inf) “very tired or very
drunk”, burnt – “damaged or hurt by burning”. Человека, попавшего в
наркотическую зависимость (addicted), называют hooked – “if you are
hooked on something you enjoy it very much and you want to do it as often as
possible”.
Причастия прошедшего времени, как и прилагательные,
используются в жаргоне наркоманов для описания состояния человека
после приема наркотических веществ. Следует отметить, что в этой группе
мало единиц с положительной коннотацией. Состояние эйфории
выражается лексемами lit < to light – “to start to burn”, skied < to ski – “to
move on skis for sport or in order to travel on snow”. Причастие skied входит в
один ряд с жаргонным названием кокаина – snow, образуя метафорическое
гнездо, объединенное общим понятием. Значительно больше единиц с
отрицательной
коннотацией.
Лексемы
выражают
состояние
подавленности, разбитости, депрессии. Например, faded < to fade – “to lose
colour and brightness”, chewed < to chew – “to bite food several times before
swallowing it”.
Числительные, подвергшиеся метафорическому переосмыслению,
используются в основном для номинации мер веса или стоимости
наркотического вещества. Например, кокаин стоимостью в 20 долларов
($20 rock of cocaine) называют twenty, так же называют и флаконы или
6
пакеты, содержащие кокаин на ту же сумму, – twenties. Seconds –
жаргонизм, обозначающий вторую затяжку при курении кокаина из
трубки. Числительное twenty-five номинирует ЛСД: профессор Альберт
Хофман синтезировал большое количество соединений, содержащих
лизергиновую кислоту, 25-ым из которых был диэтиламид лизергиновой
кислоты, помеченный как LSD-25 на бутылке. Twenty five означает чистый
ЛСД.
Метонимия, или перенос названия с одного предмета на другой по
смежности, встречается в жаргоне наркоманов реже, что связано с ее
меньшими возможностями выполнения конспиративной функции
вследствие более тесной связи значения исходного и переосмысленного
слов. Основными ее видами являются переносы названия с причины на ее
следствие, с содержащего на содержимое, с действия на его результат, с
части на целое и другие. Так, метонимическое переосмысление лексем
общелитературного языка часто наблюдается в названиях лиц,
применяющих наркотики. Например, существительное eater – “someone
who or that which eats” приобретает более узкое значение “someone who eats
marijuana”. Метонимическое гнездо с ним образует глагол to eat – “to put
food in your mouth and swallow it”, который в жаргоне наркоманов имеет
значение “to take drugs orally”.
Ряд существительных общелитературного языка с обощающим
значением лица “a native or inhabitant of a country” одновременно и
номинирует наркотическое вещество, и указывает на его происхождение.
Например, марихуана, которую называют African – “a native or inhabitant of
Africa”, “родом” из Африки, Columbian – из Колумбии, Peruvian – кокаин
из Перу. Для наркомана эта информация очень важна, так как каждый
географический регион мира производит наркотик, который отличается от
наркотического вещества, произведенного в других регионах.
Название может переноситься с части тела на наименование
наркотика. Например, лексема nose используется для номинации кокаина
и героина, которые обычно вдыхают через нос. Жаргонизмы могут
образовываться путем переноса названия одежды на человека, который ее
носит. Например, лексема skirt – “a piece of outer clothing worn by women
and girls, which hangs down from the waist like the bottom part of a dress”
используется в значении “girl who uses drugs”. Перенос названия с
предмета на предмет может происходить на основе связи материала и
изделия. Например, шприц, с помощью которого ввводится наркотик
(“hypodermic needle”), называют glass.
Метонимический перенос может происходить
и на основе
использования имени собственного. Основанием для этого служит
реальная связь между носителем данного имени собственного и какимлибо предметом. Так, имя изобретателя переносится как название на его
изобретение и таким образом становится нарицательным. Например, ЛСД
7
называют Leary или Timothy Leary по имени всемирно известного
апологета употребления наркотиков доктора Тимоти Лири, необычайно
сильно повлиявшего на распространение употребления ЛСД в
Соединенных Штатах.
Проведенный анализ лексического материала позволяет нам сделать
следующий вывод: лексико-семантическое словообразование играет
существенную роль в формировании и пополнении жаргона наркоманов.
Жаргонизмы, созданные с помощью метафорического и метонимического
переосмысления лексем общелитературного языка, становятся образными,
эмоциональными, экспрессивными единицами с ярко выраженной
коннотацией, способствующей выполнению функций жаргона наркоманов.
Как и в общелитературном языке, факторы, влияющие на
семантические переносы, на ассоциации, определяющие развитие
семантики слов, сложны и разнообразны. Лексико-семантическое
словопроизводство отражает субкультуру и мировоззрение наркоманов,
подчинено стремлению к эмоциональности, гипервыразительности,
причем под определенным углом зрения носителей данного жаргона, а
также конспирации.
Список использованной литературы
1. Шмелев, Д.Н. Современный русский язык. Лексика / Д.Н. Шмелев. – М.:
Просвещение, 1977. – 335 с.
Словари
1. Дубягин, Ю.П. Краткий англо-русский и русско-английский словарь уголовного
жаргона = Concise English-Russian and Russian-English dictionary of the underworld /
Ю.П. Дубягин, Е.А. Теплицкий. – М.: TEPPA, 1993. – 288 с.
2. Мирошниченко, Л.Д. Жаргон наркоманов. Словарь. Русско-английский, англорусский, двуязычный / Л.Д. Мирошниченко. – М.: Анахарсис, 2002. – 160 с.
3. Спиерс, Р.А. Словарь американского сленга / Р.А. Спиерс. – М.: Изд-во Русский
язык, 1991. – 528 с.
4. Addictions
& Life Page Drug
Related
Street
Terms/Slang
Words.
http://www.addictions.org/slang.htm
5. Encyclopedia of Criminal Language, 1995 (CD). (ECL)
6. Hotten, T.C. Slang Dictionary / T.C. Hotten. – Yorkshire: EP Publishing Ltd., 1987. – 382
p.
7. Lester, B.V. The American Thesaurus of Slang / B.V. Lester, M. Bark. – N.Y.: Thomas Y.
Crowell Company, 1943. – 1116 p.
8. Partridge, E. A Dictionary of R. A. F. Slang / E. Partridge. - L.: Michael Joseph Ltd.,
1945. - 64 p.
9. Partridge, E. A Dictionary of Slang and Unconventional English / E. Partridge. – L.:
Routledge & Kegan Paul Ltd., 1974. – Vol. 1. – 974 p. – Vol. 2 – 1530 p.
10. Street
Terms:
Drugs
and
the
Drug
Trade.
http://www.whitehousedrugpolicy.gov./streetterms
11. Wentworth, H. Dictionary of American Slang / H. Wentworth, St.B. Flexner. - Second
Supplemented Edition. - N. Y.: Thomas Y. Crowell Publishers, 1975. – 385 p.
8