МОДА КАК ФОРМА МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

МОДА КАК ФОРМА МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ
Т.Н. Нагорских (Шахты)
Мода в качестве проводника между социальными и культурными идеями
и повседневностью стала существенным фактором, оказавшим решительное
влияние на процессы культурной динамики XX в. Специфика моды заключается в сочетании социальной и эстетической задач. Мода также занимает двойственное положение между коммерцией и искусством, она отражает различные
грани этих двух непримиримых позиций. Практически можно сказать, что мода
– это «искусство на службе повседневности» [1, с. 58] или один из особых видов искусства, при этом искусство понимается как творческая деятельность, в
процессе которой создаются художественные образы, отражающие действительность и воплощающие эстетическое отношение к ней человека. Ж.Бодрийяр отмечает: «Как бы высокомерно мэтры современного искусства ни относились к дизайнерам и модельерам, они делают общее дело – воплощают эстетические каноны в реальность… » [2, с.24].
В настоящее время бурного развития глобализации мира, транснационализма, демократизации общественной жизни, открытости и доступности самых
последних достижений мировой культуры, мода, являясь сложным социальным
феноменом художественного творчества, стала еще и явлением, влияющим на
межкультурные коммуникации. Разрушая национальные рамки и одновременно
сохраняя элементы национальных культур, она прочно заняла свое место в процессе поиска эталонов мировой красоты.
Современной моде присуща амбивалентность влияния на развитие межкультурных коммуникаций. Первая тенденция заключена в процессе развития
глобальной моды. Положительным свойством глобализации и интернационализации моды является ее всеобщность, когда любой человек в любом месте земного шара, в любое время может приобщиться к «единому модному целому»,
чувствовать себя «своим среди чужих», хотя бы по внешним признакам (в то же
время, развитие средств массовой информации привело не только к всеобщности вещного окружения, но и к тому, что по всему миру одни и те же фильмы,
книги, музыка и т.д. считаются модными).
Развитие интернациональных связей в сфере моды, межкультурных контактов, формирование международного рынка ведет к образованию единого
1
модного цивилизационного пространства, то есть происходит взаимопроникновение культур, сближение народов и возникновение общечеловеческих интересов и потребностей. Особенно наглядно обозначенная тенденция проявилась в
процессе взаимопроникновения и взаимовлияния культур Востока и Запада. В
моде это выразилось в обращении европейских дизайнеров к Востоку, в соединении западной и восточной эстетики. Глобальная мода служит объединяющим
фактором в современном мире, охваченном межнациональными конфликтами,
когда хотя бы в модных проявлениях представители разных национальностей
чувствовали свою схожесть.
Вместе с тем процесс образования глобального модного пространства
привел впервые к философско-теоретической рефлексии на моду как глобальную ценность современной цивилизации, увеличению значимости которой
способствует проведение международных конкурсов, широкомасштабных форумов, интернациональных образовательных программ в сфере моды. В конце
XX в. такие мероприятия носили, как правило, локальный характер (внутривузовский, региональный, в рамках какой-либо одной страны). В более позднее
время вследствие общемировых интеграционных процессов подобные мероприятия чаще всего проводятся по следующей схеме: отборочные туры (четверть и
полуфиналы) на локальном уровне, а финал с объявлением победителей – в какой-либо признанной столице моды. По аналогичной схеме работают и конкурсы красоты, формирующие общечеловеческий эталон красоты, которые можно
назвать первопроходцами в данном вопросе. Интернациональное культурное
сотрудничество в виде международных конкурсов моды и дизайна способствует развитию межкультурных коммуникаций.
В то же время у процесса глобализации есть и отрицательное свойство,
выраженное во всеобщей стандартизации, размывающей национальные, этнические культуры, способной привести к одновариантности развития моды и общества, когда люди в любой точке мира будут потреблять разные, но одинаково
модные вещи, идеи, поведение, ценности и т.д.
Вторая тенденция заключена в плюрализме модных предложений в противовес глобальной моде. Положительное свойство многообразия равноправных тенденций моды заключены в реализации свободы выбора, в возможности
сохранения собственной аутентичности — желания быть самим собой, осуществляемого посредством выбора. Современная мода – это попытка создать ва2
риабельный по содержанию образ, не подразумевающий раз и навсегда установленных деталей и предполагающий смену составляющих в расчете на индивидуальность, что напоминает постмодернистские понятия многозначности и
разнообразия, символичности, ассоциативности, ироничности, отразившиеся и
на поисках индивидуальных образов. Информатизация и глобализация породили невиданную ранее мобильность, повлекли необратимое изменение социальной реальности и потребовали от человека обратиться к выявлению и социализированию собственной индивидуальности.
Жиль Липовецкий описывает этот процесс как смену столетней «дирижистской» единообразной моды на «открытую» моду с опциональной, игровой
логикой, «когда выбирают не только между разными моделями одежды, но и
между самыми несовместимыми способами предъявления себя миру» [3, с.
150]. Это выражено и в ситуации перехода современной моды от процесса
отображения общества к процессу изображения, симуляции, когда «Источник
вдохновения для художника модельера не сакральный мир как мир-над-реальностью, а сакрализация мира жизненного, как мира, содержащего идеальное,
конструирование мира-вне-реальности» [4, с. 58]. В этом контексте потребители модных творений поглощают несоответствующий действительности виртуальный образ, принимая его за реальность. В какой-то мере это обусловлено и
тенденцией инстинктивного стремления укрыться от пугающей действительности и всяческих катаклизмов в симулятивный, осуществляющий мечты мир
моды, то есть, наблюдается всепроникающий эскапизм (от англ. eskape –
побег), позволяющий увидеть себя другим, найти для себя личную шкалу приемлемости, ведь зачастую мода становится прорывом человека к самому себе.
Таким образом, межкультурную коммуникацию можно понимать и как коммуникацию между отдельными самоидентифицируемыми индивидуумами, обладающими различными культурными нормами и ценностями, в том числе и модными предпочтениями. В то же время достижение современной культуры – абсолютная свобода выбора личности, предельная индивидуализация во многом
затрудняют адекватное восприятие и понимание друг друга.
Процессы «демассификации» [5] привели общество к полистилизму, по
сути, к формированию множества равноценных субкультур вместо единой модели культуры. Отрицательная черта подобного плюрализма – в многообразии,
порой приводящем к непониманию между представителями, например, разных
3
субкультур. Очень нагляден в этом плане рекламный ролик одного молодежного сериала, в котором стоит группа молодых людей, принадлежащих к субкультуре готов, одетых во все черное, что соответствует данному направлению,
и к ним подходит клоун, пестро и ярко одетый и накрашенный. Готы начинают
уходить от него, а клоун кричит им вслед: «Ребята! Вы чего? Я такой же как
вы!». Эта картинка наглядно иллюстрирует современную проблему межкультурных коммуникаций, а именно ситуацию непонимания между представителями различных субкультур, обладающих своими собственными нормами,
правилами, принципами и моделями общения, собственной модой. Ведь попрежнему общение начинается с того, что сначала «встречают по одежке», а
уже затем решают продолжать коммуникативный процесс или нет. Таким образом, мода, будучи одним из существенных факторов, оказывающих решительное влияние на современную культуру, является важнейшим ключом к постижению принадлежности человека к определенной культуре (субкультуре), пониманию его личностных ориентиров, что, несомненно, способствует успешной межкультурной коммуникации.
На рубеже XX-XXI вв. становится все более очевидным, что человечество
развивается по пути расширения взаимосвязи и взаимозависимости различных
стран, народов и их культур. Это выразилось в бурном росте культурных обменов и прямых контактов между государственными институтами, социальными
группами, общественными движениями и отдельными индивидами разных
стран и культур. Информационные технологии стерли границы между странами и континентами и усилили процессы взаимовлияния различных культур.
Этот процесс охватил различные сферы общественной жизни всех стран мира, в
том числе и моду. Мир моды обогатился новыми формами и концепциями,
открыл доселе неизвестные имена, соединил достижения Востока и Запада, что
привело к появлению в моде черт мультикультурализма. Художественное
мировоззрение современных авторов модных творений, базирующееся одновременно на социокультурных традициях как своего этноса, так и западного общества, позволяет им одинаково свободно ориентироваться и в западном,
и в восточном дискурсах, легко переходя из одной культурной системы в другую. Принадлежа более чем одной культуре одновременно, обладая западной и
восточной моделями мышления и художественного претворения действительности, они ярко входят в мировую культуру моды, создавая новые ценностные
4
и эстетические эталоны в моде. «Такие «художники» моды являются олицетворением новой реальности, в которой национальная модель все больше уступает
место глобальному пространству, процессам транскультурации» [6, с.43].
Таким образом, развитие моды XXI в. как формы межкультурной коммуникации пронизано двойственностью ее влияния: с одной стороны, глобализация моды способствует коммуникативному процессу, с другой стороны, существующий с ней на равных плюрализм моды во многом затрудняет адекватную
коммуникацию. В то же время появление нового поколения мультикультуральных дизайнеров, обладающих удивительным умением соединять в единое целое
традиции и современность, национальное и заимствованное из других культур,
в полной мере является отражением глобального процесса межкультурной коммуникации.
Литература
1. Демшина А.Ю. Мода: реабилитация эстетики или продвижение образов / Мода в контексте культуры. Сборник статей Второй научно практической конференции. Вып.2. СПб., 2007.
2. Бодрийяр Ж. Америка. СПб., 2000.
3. Lipovetsky Gilles. L’empire de l’ephemere. Paris., 1987.
4. Тоффлер А. Футурошок. СПб., 1997.
5. Борзова Е.П. Мода в мире кросскультурного синтеза. СПб., 2007.
5