«Государство может допустить других недропользователей к

АКВАТОРИИ
«Государство может допустить
других недропользователей
к шельфовым играм»
Интервью с директором департамента морских работ
ОАО «Росгеология» Андреем Зайончеком
Разработка российского шельфа — одна из самых обсуждаемых тем сегодняшнего нефтяного бизнеса. Начало добычи на Приразломном месторождении, старт разведочного бурения в Карском море — эти события,
с одной стороны, говорят о готовности российских компаний к работам на шельфе. С другой стороны, эксперты отрасли обсуждают технологическую отсталость и даже полное отсутствие необходимых технологий для
шельфа. Об этом дисбалансе и о роли «Росгеологии» в развитии отечественной морской нефтегазодобычи
Екатерине Майковой рассказал директор департамента морских работ компании Андрей Зайончек.
80 % перспективных объектов может быть поделено между
двумя недропользователями.
Компании, в свою очередь, с радостью приняли
шельфовые «подарки» от государства, не разобравшись, что с ними делать в дальнейшем. Осложняют
ситуацию и разные подходы «Газпрома» и «Роснефти»
к изучению шельфа. «Роснефть» сконцентрировалась
на региональном изучении и проведении ГРР поисковой стадии, «Газпром» же, на примере Приразломного,
Росгеология
Андрей Владимирович, об освоении российского шельфа очень
много говорят, а как бы вы оценили реальную активность
на шельфе?
— Сегодняшний интерес к шельфу за последние 20 лет
находится на своем пике.
Но активность в данном направлении несколько сумбурная, так как государство не завершило этап подготовительных геологоразведочных работ, а уже передало шельфовые участки недропользователям. К концу этого года
8
Offshore [Russia] | август 2014
приступил к разведочно-эксплуатационным работам.
Сравнивать эти стадии, чтобы сделать какие-то выводы, нельзя.
Но при любом подходе, сейчас в обеих компаниях происходит осмысление того, каких огромных ресурсов и усилий требуют работы на шельфе — не только с финансовой,
но и с технологической точки зрения.
При наличии в мире большого опыта морской нефтегазодобычи, в чем корень сугубо российских технологических сложностей? Если, конечно, говорить не о текущей ситуации
с санкциями, а о фундаментальных причинах…
— В мировой оффшорной «нефтянке» сегодня наблюдается мощный технический прогресс, появляются новые
технологии бурения. Огромные средства вкладываются
в развитие геофизических методов, в сейсмику — именно
на них делается больший акцент в морской разведке из-за
дороговизны бурения на море.
В западных странах очень четко работает связка
«наука — образование — производство». В Норвегии многие разработки, которые активно применяются в производстве, пришли не из бизнеса, а из науки.
Государство вкладывает небольшие средства в научные инициативы, часть которых в дальнейшем развивается на гранты, которые, в свою очередь, оплачиваются не только государством, но и бизнесом — недропользователями и сервисными компаниями. Если разработ-
Андрей Зайончек — к. г.-м. н., директор департамента морских работ ОАО
«Росгеология». В 1992 году окончил
Санкт-Петербургский государственный
университет по специальности «Геофизические методы поисков месторождений». С 1992 по 2001 год — инженер, младший научный сотрудник отдела геологии и геофизики, ведущий научный сотрудник
отдела системных геолого-геофизических исследований ВНИИ Океангеология. С 2001 по 2013 год — заведующий лабораторией арктических окраин, заведующий лабораторией геологии и минерагении полярных
областей, заместитель директора по морским исследованиям ФГБУ «Геологический институт Российской
академии наук».
работать в наших арктических водах. Также нет буровых.
Поэтому для шельфовых работ привлекаются западные
компании.
Полагаю, на государственном уровне и в бизнесе пока
отсутствуют принципы инвестирования в научно-технические разработки.
Какие шаги нужно сделать для преодоления этой ситуации?
— Должна быть выработана какая-то балансовая
позиция между недропользователями и государством.
Государство не может оставаться
[ГОСУДАРСТВО БУДЕТ ВЫНУЖДЕНО ИЗМЕНИТЬ в стороне, особенно когда мы говорим
о восточных арктических акваториях,
СВОЮ ПОЛИТИКУ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
где у нас нет инфраструктуры — она
должна создаваться на государственВ СФЕРЕ ДОСТУПА К ШЕЛЬФУ]
ном уровне.
ка оказывается интересной, то бизнес уже доводит ее
К тому же на акваториях со сложной ледовой
до стадии производства.
обстановкой нужно переходить на проектный принТаким образом, государство (норвежское) вкладыва- цип, а не проводить тендеры, ведь речь идет об огромет небольшие средства в опытно-конструкторские про- ных площадях под проведение ГРР. Например, работы
екты, под которые в дальнейшем привлекаются дополни- по Северо-Врангелевским участкам, лицензии на кототельные бизнес-деньги. По мере роста производства увеличиваются средства бизне- [В РОССИИ НЕТ НИ ОДНОГО СОВРЕМЕННОГО
са и уменьшаются средства государства. НОРМАЛЬНОГО СЕЙСМОСУДНА]
В итоге бизнес несет все расходы по внедрению в производство новой технологии.
рые принадлежат «Газпрому» и «Роснефти», нельзя проНапример, норвежская PGS, являющаяся сегодня лиде- водить в рамках одного тендера, здесь нужен проектный
ром в морской 3D и 4D сейсморазведке, имеет и свою науч- принцип.
но-производственную базу, и собственное производство.
В нашей же стране десятилетия не проводились пла- Не ожидаете ли вы спада интереса к шельфу из-за столкнономерные работы, был утерян опыт, государство не вкла- вения со столь суровой реальностью?
дывало средства в производство, в научные разработки,
— Безусловно, для российского шельфа будут очень
появилось огромное технологическое отставание.
важны результаты бурения на Университетской структуУ нас нет новых 2D сейсмических судов. Для выполне- ре в Карском море, которое сейчас проводят «Роснефть»
ния 3D работ есть судно «Вячеслав Тихонов», но по своим и ExxonMobil. Если бурение будет успешным, то это прихарактеристикам, в первую очередь ледовым, оно не может даст компаниям уверенность. Особенно если будет обнаружено нефтяное месторождение. Если же бурение окажется неудачным, то это приведет к некоторому спаду
Ключевые слова: сейсморазведка, сейсмофлот, бурение, Арктика,
энтузиазма.
параметрическое бурение.
www.offshore-mag.ru
9
АКВАТОРИИ
Как вы относитесь к распространенному мнению о том,
что освоению шельфа отнюдь не способствует нынешняя ситуация в области доступа к морским участкам? Эта
позиция государства подвергается критике со стороны многих ведомств и компаний.
— Я думаю, что государство будет вынуждено изменить
свою политику и законодательство в этой сфере и допустить других недропользователей к шельфовым играм.
Если это произойдет, то развитие пойдет более мощно,
повысится конкуренция.
Мы должны перейти на цивилизованный путь, который
прошли все страны мира: не отдавать огромные площади
одному недропользователю, а раздавать небольшие участки разным компаниям. Конечно, под жестким контролем
со стороны государства.
Понимание, что нужно пойти именно по такому пути,
на мой взгляд, наступит после проведения на розданных участках первой стадии ГРР. Тогда компании начнут отказываться от какой-то своей части лицензионных
участков, оставляя для себя самое «сладкое». Вместе с тем
будут появляться достаточно большие, уже более или
менее изученные площади — на них смогут работать другие компании.
«The state will have to allow others to play shelf
games»
Interview with Andrei Zayonchek, head of offshore
operations at OJSC Rosgeology
The development of the Russian shelf is probably the most frequently discussed issue in the Russian oil business today. The
launch of production at the Prirazlomnoye field and of exploratory drilling in the Kara Sea – these events, on the one hand, show
that Russian companies are ready to work on the shelf. On the
other hand, the industry’s experts are pointing to technological
backwardness and even a total lack of technologies for the shelf.
Andrei Zayonchek, head of offshore operations at OJSC Rosgeology, talks about this imbalance and the company’s role in offshore oil and gas development.
Key words: seismic survey, seismic fleet, drilling, Arctic, parametric drilling.
зонах, поэтому мы данное направление поддерживаем, развиваем. Но, конечно, хочется расширить рамки
этих работ, и сегодня мы пытаемся это делать, участвуя в различных тендерах. Однако развитие морского кластера холдинга во многом будет зависеть от того,
какие еще специализированные предприятия в дальней[ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ СОВРЕМЕННОГО
шем будут присоединены
СЕЙСМОФЛОТА У НАС ЕСТЬ ЕДИНСТВЕННЫЙ
к «Росгеологии».
ПУТЬ — ЭТО АЛЬЯНС С ЗАПАДНЫМИ ПАРТНЕРАМИ]
Если такой баланс достигнут не будет, то недропользователи потеряют и в средствах, и в эффективности.
В формировании этого баланса предполагается роль «Росгеологии»?
— Конечно. Мы на общих основаниях участвуем
и в государственных, и в негосударственных тендерах
на выполнение работ.
Традиционно, например, наше предприятие «Севморгео» очень мощно выполняет работы в транзитных
Это сказывается на географии
работ, которые выполняют или могут выполнять предприятия холдинга?
— Да, например транзитные зоны Карского моря,
а также Баренцево море для нас сегодня в приоритете.
Из восточноарктических акваторий — это море Лаптевых, где очень большие шансы на открытие нефтяных месторождений, хотя и большие проблемы с инфраструктурой. Кроме того, совместно с ГНПП «Аэрогеофизика» мы будем проводить по заказу Роснедр аэрогеофизические исследования на объекте в Восточно-Сибирском море.
Определенный спектр работ мы ведем на Каспии. Существует интерес к Охотскому морю.
Росгеология
То есть ваша ставка — на арктические акватории?
— В общем да, конечно. Объемы работ на арктических
акваториях огромны.
10
Но арктические проекты требуют высокого уровня технического оснащения.
— У нас подготовлена инвестиционная программа
по техническому перевооружению мощностей, которая
направлена в государственные структуры на анализ. Большую долю в ней занимает морское направление.
Правда, из-за ввода санкций эта программа будет корректироваться, так как под запрет попал ввоз определенной части геофизического оборудования.
Offshore [Russia] | август 2014
На ваш взгляд, эта проблема преодолима в ближайшем
будущем?
— 
Существует некоторая доля оптимизма… Нам
в любом случае нужно двигаться вперед. И здесь, безусловно, должно быть равновесие: мы не можем отказаться
от западной техники, от наших партнеров, которые работают на российском шельфе.
Арктика — это долгосрочный, не одного десятилетия
проект. Если предпринимать усилия сегодня, то в дальнейшем можно сократить накопившееся отставание.
Росгеология
Насколько имеющийся флот соответствует возложенным
задачам?
— Конечно, отечественный флот не в самом лучшем
состоянии. Есть суда, которые доживают свой век с минимальной рентабельностью. Другие уже приблизились
к этой планке. Часть судов, если их модернизировать, смоПервый — это бурение на арктических островах,
гут выполнять некоторый объем работ.
которое традиционно выполняло наше подразделение
В целом весь отечественный сейсмический флот может «Недра». Это направление сейчас проработано лучше
выполнять только 2D работы. Но рынок таких сейсмоуслуг всего. Мы общаемся с компаниями, которые могут оргасокращается, и строить новые 2D суда необходимости уже нет, низовать логистику, готовим предложения по бурению.
нужно привести в порядок старые суда. Компания «МАГЭ» Здесь сложности связаны с тем, что большинство перприобрела судно «Николай Трубятчинский», но нужно пони- спективных объектов попадает в пределы участков недромать, что это старое норвежпользователей. Этот вопрос
ское судно 1988 года постройки.
нужно обсуждать и с ними,
По своим ледовым характеристии с госструктурами.
перспективных объектов
кам оно лучшее, что есть в РосВторое направление — буресии, но все равно оно старое.
ние
с платформ. Это весьма
шельфа к концу года может оказаться поПри этом отмечу, что в Рос- делено между двумя недропользователями
дорого, к тому же не хватает
сии нет перспективных сейсмибуровых.
ческих судов 3D.
Третье — бурение в транзитУ компании ОАО «Дальморгеофизика» есть судно ных зонах. Технологически оно очень сложное. Здесь следу1988 года постройки «Orient Explorer». ОАО «Совком- ет определиться, будут ли его проводить недропользоватефлот» обладает самым современным в стране судном ли или только государство.
постройки 2011 года — «Вячеслав Тихонов», но колиИ последнее — это так называемое «shallow drilling»,
чество буксируемых сейсмических кос только 8 штук. или неглубокое бурение — на глубину не более 500 м.
В условиях ограниченности полевого сезона в Арктике Развитие этого направления мы обсуждали с нашими
необходимы суда с возможностью буксировки не менее норвежскими коллегами из PGS. Бурение таких пара12 сейсмических кос.
метрических скважин позволяет получать непрерывВопрос с 3D судами очень сложный. В ближайшее время ный геологический разрез на больших площадях. На наш
с нуля его не решить, поэтому у нас остается единственный взгляд, это очень перспективно, так как не требуются
путь — это альянс с западными партнерами.
большие капитальные вложения и серия скважин делается за один сезон.
На какой сейчас стадии озвученные «Росгеологией» планы
В настоящее время в силу имеющихся технологичепо созданию своего сейсмофлота?
ских возможностей мы подробно прорабатываем два клас— Мы ведем работу в этом направлении, плотно про- са параметрического бурения — на островах и неглубокое.
рабатываем варианты возможных альянсов с западными
компаниями по совместному финансированию проектов «Росгеология» сегодня работает в ЮАР, Эквадоре. С какой
по строительству сейсмосудов. Пока мы не можем раскры- целью вы как госкомпания идете в зарубежные акватории?
вать возможных партнеров.
— Мы приобретаем огромный опыт. В Эквадоре, в транзитной зоне, работает наше дочернее предприятие «СевВы предлагаете разработать и провести в России комплекс- моргео». Сейчас закончены 2D сейсмические исследованую программу бурения параметрических скважин в Аркти- ния, готовятся 3D работы с донными станциями для выявке. Расскажите, пожалуйста, о ней подробнее.
ления перспективных областей под постановку буровых.
— Параметрическое бурение для арктических акватоВ перспективе мы рассматриваем шельфы и других разрий мы разделили на четыре класса.
вивающихся стран. 
80%
www.offshore-mag.ru
11