Роль стилизации в новеллах ВЯ Брюсова (сб.

УДК 821.161.1 — 32 Брюсов. 09
Л. А. Дубинина
Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина
Роль стилизации в новеллах В. Я. Брюсова
(сб. «Земная ось»)
Дубініна Л. А. Роль стилізації в новелах В. Я. Брюсова (сб. «Земна вісь»). В статті розглядаються
особливості поетики новел збірника В. Я. Брюсова «Земна вісь». Аналіз показав, що вони є стилізаціями
під новели епохи Відродження, романтизму і реалізму, а також можливе їх співзіставлення з новелістикою символістів. Кожна новела має складну художню структуру, в межах якої утворюється широкий
спектр значень, які допомагають вийти на рівень екзистенціальних та онтологічних проблем.
Ключові слова: новела, мотив, символізм, стилізація.
Дубинина Л. А. Роль стилизации в новеллах В. Я. Брюсова (сб. «Земная ось»). В статье рассматриваются особенности поэтики новелл, вошедших в сборник В. Я. Брюсова «Земная ось». Анализ показал,
что они представляют собой стилизации под новеллы эпохи Возрождения, романтизма и реализма,
а также соотносимы с новеллистикой символистов. Каждая новелла имеет сложную художественную
структуру, в рамках которой образуется широкий спектр значений, выводящих на уровень экзистенциальных и онтологических проблем.
Ключевые слова: новелла, мотив, символизм, стилизация.
Dubinina L. A. Pastiche role in V. Brusov’s short stories («Zemnaya axis»). The article deals with features
of poetics of V. Brusov’s short stories «Zemnaya os». The analysis showed that short stories — an original pastiches Renaissance, romanticism and realism short stories, and it’s possible to correlate these texts with symbolist’s short stories. Every short story has a difficult artistic structure, which the wide spectrum of values, destroying on the level of existential and ontological problems appears within the framework.
Key words: short story, motive, symbolism, pastiche.
Валерий Яковлевич Брюсов — один из
ярких представителей «серебряного века»
русской литературы, теоретик символизма,
публицист, автор многочисленных стихотворений, критических статей, а также прозаическиx и драматических произведений.
Однако до сих пор наибольший интерес литературоведов и критиков вызывает его поэтическое наследие и роман-миф «Огненный
ангел». Малая проза писателя всё ещё остаётся как бы в их «тени».
Первые шаги в исследовании его книги
«Земная ось» (1906; 1907; 1910) были сделаны С. С. Гречишкиным [3; 4], А. В. Лавровым
[4; 6], и Э. С. Даниелян [5]. Последний исследователь акцентирует внимание на социальном аспекте коллизий брюсовских новелл
(«В подземной тюрьме») и жизнеподобии
самых фантастических событий, изображённых в них («В зеркале»). Такой подход к прозе символиста сегодня представляется неоправданным. Более продуктивным остаётся
ракурс, предложенный в 80-е годы С. С. Гречишкиным и А. В. Лавровым. Учитывая авторский замысел, изложенный в предисловии
к книге «Земная ось», учёные предлагали
рассматривать малую прозу как стилизованную под новеллистику разных эпох. Однако
сами они детальным исследованием брюсовской малой прозы не занимались, а лишь избирательно анализировали некоторые концептуально важные произведения («Республика Южного Креста», «Последние мученики» и др). Поэтому такой анализ специфики
и функций стилизации в книге Брюсова всё
ещё остаётся актуальным.
Объектом настоящего исследования стали
четыре достаточно репрезентативных новеллы книги «Земная ось»: «В подземной тюрьме. По итальянском рукописи XVI века» (1906), «В зеркале. Из архива психиатра» (1902), «Бемоль. (Из жизни одной из малых сих)» (1902) и «Теперь, когда я проснулся… (Записки психопата)» (1902).
В основе первой из этих новелл — история любви оказавшихся в тюрьме аристократки Джулии и рыбака Марко. В самые тяжёлые минуты испытаний они клянутся
в любви и верности друг другу, но после
освобождения каждый из них возвращается
к привычной жизни: девушка оказывается во
дворце, а её возлюбленный вновь занимается
своим промыслом. Представляется, что вопреки мнению Э. С. Даниелян, в новелле
осмысляются не социальные отношения между «верхами» и «низами», а природа любви.
Чтобы раскрыть её общечеловеческую сущность, произведение стилизуется под итальянскую новеллу эпохи Возрождения. На это
указывает подзаголовок («По итальянской
рукописи XVI века»), а также хронотоп (события отнесены к 1480 году и происходят
в городе Отранто, неоднократно фигурирует
название города Неаполь), имена героев
(Джулия, Марко, Ваноцца, Филиппо, Козимо
и др.), детали предметного мира (платье из
лионского шёлка, люстры из венецианского
стекла, книги Альберти, Понтано, кресло
флорентийской работы), указываются имена
известных писателей (Боккаччо, Петрарка).
Кроме того претекстами брюсовской новеллы, судя по всему, были сборники стилизованных
под
средневековье
новелл
А. Франса «Перламутровый ларец» (1892)
и «Колодезь святой Клары» (1895) [3:158].
В предисловии к первому изданию «Земной
оси» сам Брюсов указывал на то, что новелла
«В подземной тюрьме» напоминает «стильные подделки Анатоля Франса». Брюсову,
видимо, были близки скептическое мировоззрение Франса и определенная ироническая
дистанция по отношению к изображаемому.
Однако, стилизуя, Брюсов создавал вполне
оригинальную новеллу о природе любви.
Отметим, что если А. Франс развивал новеллистические традиции Боккаччо, то Брюсов,
учтя опыт предшественника, берёт только
внешние атрибуты художественного мира
Франса, смещая акценты повествования. Если французский новеллист утверждал право
человека жить земной жизнью и брать от неё
всё, то Брюсов делает акцент на том, что сознание и жизнь человека ограничены определёнными рамками.
В этой связи важным является символический мотив тюрьмы, проходящий через
всю новеллу. В 1908 году в стихотворении
«Каменщик» у Брюсова появится образ
«тюрьмы земной» как символа бессмысленности жизни человека. Подземная тюрьма
в новелле — это образ внутренней несвободы
и ограниченности человека. Похожие ситуации обнаруживаем и в новеллах «В башне»,
«Под старым мостом» и др.
В новелле «В зеркале. Из архива психиатра» художественно исследуется процесс раздвоения личности главной героини, которая
переживает некое разрушение сознания:
в каждом зеркале женщина видит иную себя,
отражение из другого мира — «мира теней»,
который так её завораживает и привлекает.
На некоторое время ей кажется, что её соперница («псевдогероиня») побеждает её и выходит из зеркала, а она сама становится отражением. Это произведение стилизуется
Брюсовым под романтическую новеллу в духе Э. Т. Гофмана и Э. А. По. У Брюсова героиня сознательно погружается в зазеркальный мир, испытывая некое «жуткое утешение, затаённую радость» от постижения непостежимого, от «сладостного прикосновения к тайне бытия» [2:55–58]. Следует отметить, что сначала героиня играет, притворяется другой, облекает себя в некие маски, хочет быть разной и в тоже время оставаться
собой. Однако затем она оказывается во власти игры зазеркалья и с трудом пытается вернуть своё естество, найти «истинную» себя.
Писателя-символиста, как и его героев,
волнует проблема истинности бытия: что есть
мир? кто есть человек — тень или отражение,
реальны они? По Брюсову, «ключи тайн»
принадлежат только человеку искусства. Личности с изменённым сознанием тоже дано
приблизиться к истине, соприкоснуться с тайной, но после этого человек уже не сможет
стать прежним. Разум ограничивает человеческое познание, сужает и сковывает его в определённые рамки, за пределы которых способен выйти не совсем адекватный в глазах
большинства человек. (В этом контексте следует упомянуть и новеллу «Теперь, когда
я проснулся... Из записок психопата»). Важным в новелле является также мотив зеркала,
который пронизывает всё повествование
и позволяет автору более детально раскрыть
двойственную природу бытия человека. (Затем этот мотив найдёт развитие в поэтическом
сборнике Брюсова «Зеркало теней», 1912 г.).
Новеллу «Бемоль. (Из жизни одной из
малых сих)», на наш взгляд, продуктивнее
всего рассматривать на фоне претекстов реалистической прозыΧІΧ века о «маленьком
человеке» (от Пушкина и Гоголя до Чехова)
и символистской малой прозы рубежа
ΧІΧ
и ΧΧ веков, в первую очередь Ф. Сологуба:
от его новеллы «Свет и тени» (1894) до «Маленького человека» (1907). Уже в подзаголовке звучит намёк на принадлежность главного героя к типу «маленького человека».
Главная героиня новеллы — Анна Николаевна, на первый взгляд, вполне соответствует
этому социально-психологическому типу:
она бедна, необщительна, живёт у тётки, за-
рабатывает на жизнь в писчебумажном магазине под названием «Бемоль». Именно это
слово вынесено в название новеллы и, судя
по всему, не менее, чем подзаголовок, задаёт
ракурс рассмотрения Брюсовым традиционной темы и типа. В музыке «бемоль» принадлежит к ключевым знакам (то есть находящимся после скрипичного ключа) и выступает как знак альтерации (от лат. аlterare —
«изменять»), обозначая понижение ноты на
один полутон. Поэтому смысл заглавия фокусирует ожидания читателей на проблеме
перемен (понижения) в судьбе героини новеллы. Кроме того, по мере чтения текста
становится ясно, что «Бемоль» — это название не просто магазина, а целого мира, созданного воображением героини (ср: «Свет
и тени» Ф. Сологуба).
Анализ поэтики новеллы «Теперь, когда
я проснулся… (Записки психопата)» Брюсова
обнаруживает
интертекстуальную
связь
с «Береникой» (1845) Э. По и стилизацию под
«таинственную новеллу». Брюсов хорошо
знал творчество американского писателяромантика и использовал жанровую модель,
тип героев и сюжета, мотивы его новеллы при
создании своего произведения. Писателюсимволисту оказались интересны «болезненные тенденции, изображение душевных извращений, садизм, некрофилия» [8:711], которые нашли отражение в творчестве Э. По. Новелла «Теперь, когда я проснулся…» моделирует ситуацию постепенного распада личности главного героя, который предпочёл реальной жизни пребывание во сне.
Стилизуя свою новеллу под романтическую, в духе Э. По, писатель в то же время,
создаёт очень сложную мотивную структуру,
которая позволяет выявить в ней черты символистской поэтики. Брюсов снова показывает героя на грани, который присутствует
в этом мире, а живёт в другой, воображаемой
реальности. Как и героиня новеллы «Бемоль.
(Из жизни одной из малых сих)», он обретает
полную свободу в виртуальном мире. Но разрешение проблемы в этих произведениях не
тождественны. Герой в итоге не способен
уже различать подлинную жизнь и сон, ре-
альность и игру воображения. В этой новелле
Брюсов показывает небезопасность извращённого, слишком буйного болезненного
сознания главного героя и его двойственного
существования. Герой сначала уверен, что он
абсолютный властелин своего подсознания и
созданных фантазий, а в итоге оказывается,
что стихия снов владеет им настолько, что
в реальной жизни он начинает действовать
под её диктовку.
Таким образом, анализ рассмотренных
новелл, входивших в состав сборника «Земная ось» показал, что они представляют собой стилизации под новеллы эпохи Возрождения, романтизма и реализма, а также соотносимы с новеллистикой символистов. Стилизация была одним из способов раскрытия
авторской концепции Брюсова: «Мир —
тень, люди — призраки, страсти — обман».
Стилизуя малую прозу под новеллы различных эпох, автор оставался верен своему замыслу: его герои принадлежали разным временам, но их одинаково волновали «вечные»
вопросы познания. В каждой новелле Брюсов
ставил под сомнение истолкование героями
происходящих в них событий, намеренно
оставляя загадку, поскольку истинные ответы
на которые даны лишь человеку искусства.
Художественный мир брюсовских новелл
символико-многозначен и полифункционален. Каждое произведение сборника представляет собой сложную художественную
структуру, в рамках которой образуется широкий спектр значений, выводящих на уровень экзистенциальных и онтологических
проблем. Брюсов новаторски встраивал
сложную мотивную структуру и полисемические образы-символы в стилизованный
текст, что позволяет прочитывать его прозу
как символистскую. Если проводить параллель с известным циклом стилизаций современника
Брюсова
Д. С. Мережковского
«Итальянские новеллы», вышедшим в 1890-е
годы и сборником «Земная ось», то можно
увидеть, что масштабы стилизации Брюсова
были гораздо значительнее и подготавливали
новеллистику Н. Гумилёва — его книгу
«Тень от пальмы» (1909 — 1916).
Литература
1. Брюсов В. Я. Повести и рассказы / Брюсов В. Я. — М. : Сов. Россия, 1989. — 368 с.
2. Брюсов В. Я. Повести и рассказы / Брюсов В. Я. / Сост. вступ. ст. и прим. С. С. Гречишкин
и А. В. Лавров, ил. и оф. А. А. Бахмановой — М. : Правда, 1988. — 484 с.
3. Гречишкин С. С. Новеллистка Брюсова 1900-х годов (сборник рассказов и драматических
сцен «Земная ось») / Гречишкин С. С. // Русская литература. — № 4. — 1981. — С. 150–160.
4. Гречишкин С. С. Брюсов-новеллист / Гречишкин С. С., Лавров А. В. // Брюсов В. Я. Повести и рассказы. — М. : Сов. Россия, 1983. — С. 3–18.
5. Даниелян Э. С. Валерий Брюсов. Проблемы творчества / Э. С. Даниелян. — Ереван : Лингва, 2002. — 175 с.
6. Лавров А. В. Проза поэта / Лавров А. В. // Брюсов В. Я. Избранная проза. — М. : Современник, 1989. — С. 5–20.
7. Мочульский К. В. А. Блок. А. Белый. В. Брюсов / Мочульский К. В. — М. : Республика,
1997. — 479 с.
8. По Э. А. Полное собрание рассказов. / По Э. А. — М. : Наука, 1970. — 800 с.