Далее;doc

Н. В. Громова
(ИСАА МГУ)
Семантические особенности редупликации
в авторском тексте в языке суахили
Источником редупликации как фономорфологического явления в языке суахили является разговорная речь или литературные
тексты. Редупликация осуществляется по определенным правилам. Возможна редупликация начального, конечного и реже срединного слога, широко представлена редупликация целого корня
в большинстве знаменательных частей речи, и предельный случай
редупликации, т.е. повтор или удвоение цельнооформленного слова, фиксируется во всех знаменательных частях речи.
Редупликация используется в языке суахили для варьирования
оттенков лексического значения: а) для усиления исходного лексического значения (регулярности, интенсивности или постоянства
действия/признака); б) ослабления исходного значения (приблизительности, неуверенности, нерешительности, дробности и т.п.).
Повтор отдельных словоформ приводит к сбою или нарушению синтагматической цепи, становясь при этом экспрессивным
стилистическим приемом.
1.0. Источником редупликации как фономорфологического
явления в языке суахили, как правило, является разговорная речь
или литературные тексты. В дальнейшем некоторые из подобных
редупликатов могут фиксироваться словарями.
Редупликация обычно определяется как универсальное «фономорфологическое явление, состоящее в удвоении начального слога (частичная редупликация) или целого корня (полная редупликация). Предельный случай редупликации — повтор, т.е. удвоение
всего слова» [Виноградов 1990: 408]. Ф.И. Рожанский, рассматривая конфликт между теорией и материалом африканских языков,
предлагает определять лингвистическое явление редупликации
как форму слова, в которой имеет место повтор фонемы или це-
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_04/978-5-88431-246-3/
© МАЭ РАН
Семантические особенности редупликации
287
почки фонем. Повтор может быть однократным или многократным, контактным или дистантным, точным или неточным, а в более широком смысле к редупликации могут причисляться повторы
слов, не образующих одну лексему [Рожанский 2008: 498–499].
В языке суахили можно обнаружить как редупликацию слога
(в том числе состоящего из одной гласной фонемы), так и редупликацию корневой морфемы и цельнооформленного слова. Кратность повторения может быть больше, чем двойной.
При этом следует различать «словарную» редупликацию, т.е.
застывшие словообразования, зафиксированные в словарях, и авторскую редупликацию, свойственную разговорной речи или литературному тексту. Редупликация осуществляется по определенным правилам, но, поскольку это явление зависит от автора того
или иного редупликата, выявленные ранее закономерности могут
нарушаться.
1.1. Редупликация слога.
а) редупликация начального слога встречается чаще в словах
идеофонического характера, например, в самих непроизводных
идеофонах (-lala fofofo ‘спать крепким сном’), а также в глаголах
и существительных, образованных от идеофонов (-roroma ‘мычать’, -bubujika ‘течь, струиться’, mbumbu ‘дурак’).
Наречия, образованные путем редупликации от глаголов, используют для этой цели, как правило, не конечный слог (представленный гласным -а, или финальный гласный которого в глаголах бантуского происхождения и в производных формах всех
без исключения глаголов представлен гласным -а), а начальный
слог: -didimia dididi ‘увязнуть по уши, погрузиться совсем’, -dunda
dududu ‘сильно пульсировать’; или же два начальных слога исходного глагола: -legea/-regea regerege ‘совсем ослабеть’, -kataa
katakata ‘отказаться наотрез’, -vurumiza vruu ‘бросать как попало’
(в последнем случае оба слога редуплицируются не полностью,
т.е. *vuruvuru, а лишь частично). Иногда редупликации подвергаются три слога: maji yalibubujika bubuju bubuju ‘вода бурно бурлила’. При этом не всегда ясно направление словообразовательного
процесса: то ли наречия образованы от соответствующих глаголов
для усиления их лексической семантики, то ли глаголы образо-
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_04/978-5-88431-246-3/
© МАЭ РАН
288
Н. В. Громова
ваны от соответствующих, возможно, идеофонических наречий.
В пользу первого предположения говорит то, что подобные наречия не употребляются самостоятельно, а лишь в паре с порождающим глаголом, например, alijivurumiza vruu majini ‘он бросился
очертя голову в воду’1;
б) редупликация конечного слога. При образовании некоторых наречий удваивается или утраивается финальный слог прилагательного, от которого образуется соответствующее наречие:
-eupe ‘белый’ > -eupe pepe(pe) ‘ярко-белый’, -eusi > -eusi tititi
‘интенсивно-черный’ (в последнем случае наблюдается закономерное для суахили чередование /s/>/t/). Однако следует отметить, что такая словообразовательная редупликация свойственна
не всем прилагательным, а только двум отмеченным;
в) редупликация срединного слога. Последний случай можно продемонстрировать встретившимся нам единичным примером: masikini siki ‘очень бедный’ (mahari yangu shilingi elfu moja
hayakumsaidia alifariki akiwa masikini siki ‘выкуп за меня в тысячу
шиллингов не помог ему, и он умер в крайней нищете’.)
Подобные редупликаты можно определить как повторыотзвуки или повторы-эхо.
1.2. Редупликация слога или слогов встречается не столь
широко в языке суахили, она представлена не во всех лексикограмматических разрядах слов. Более характерна и широко представлена в языке редупликация целого корня. Обнаруживается
такое явление в большинстве знаменательных частей речи (исключение составляют некоторые разряды местоимений). Так, повтор корня фиксируется:
а) в разряде имен существительных: mapakupaku ‘крапины’ <
kipaku ‘пятно’, msukosuko ‘тряска, вибрация’ < msuko ‘плетение’.
При этом именной префикс или равный ему по функции слово­
образовательный элемент mwana оформляют только первый корень: mwanakindakikindaki ‘светоч’ < kindaki ‘наверху, на высоИллюстративные примеры почерпнуты в основном из произведений современных танзанийских и кенийских писателей, а также из материалов танзанийских газет 2001–2012 гг.
1
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_04/978-5-88431-246-3/
© МАЭ РАН
Семантические особенности редупликации
289
те’ (leo CCM ni baba na mwanakindakikindaki wa mageuzi nchini
Tanzania ‘сегодня партия ЧЧМ является творцом и светочем перестройки в Танзании’);
б) в глаголах: -metameta ‘фосфоресцировать, искриться’ < -meta
‘сверкать’, -jizoazoa ‘собираться с силами’ < -zoa ‘собирать’);
в) прилагательных: -kuukuu ‘старый, изношенный’ < -kuu
‘большой, главный’, chepechepe ‘мокрый, влажный’ < chepe ‘водянистый’;
г) непроизводных наречиях: sana sana ‘очень-очень’ < sana
‘очень’, polepole ‘медленно’ < pole ‘тихо’;
д) числительных: ndizi tatu tatu ‘по три банана’.
2.1. Обращает на себя внимание тот факт, что может удваиваться в данном случае не только корень, но и основа, т.е. корень, осложненный грамматическими или словообразовательными суффиксами, что более характерно для глаголов, например,
walitajwatajwa sana katika vyombo vya habari ‘их очень часто цитировали в средствах массовой информации’ (пассивная форма
глагола -taja ‘называть’), taa ziling’aa na kukonyezakonyeza ‘лампы
сверкали и мерцали’ (каузативная форма глагола -konya ‘махать’),
tulikutanakutana naye chuoni ‘мы часто встречались с ним в школе’ (реципрок глагола -kuta ‘встречать’). Как видно из приведенных примеров, при двукратном повторе глагола грамматические
субъектные и объектные показатели лица, класса, числа, а также
видовременные показатели и показатели релятива не редуплицируются, т.е. повтору подвергаются не все показатели, занимающие
позицию перед глагольным корнем или основой. Грамматические
показатели, находящиеся в постпозиции по отношению к глагольному корню или основе, могут редуплицироваться, например,
vielezi havifananifanani na vivumishi (-i — показатель отрицания
настоящего времени) ‘наречия совсем не похожи на прилагательные’, asimfuatefuate (-е — показатель желательно-побудительного
наклонения) ‘пусть она не следует за ним постоянно’.
3. Предельный случай редупликации, т.е. повтор или удвоение
цельнооформленного слова, не менее распространенное явление
в языке суахили. Повторы фиксируются во всех знаменательных
частях речи.
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_04/978-5-88431-246-3/
© МАЭ РАН
290
Н. В. Громова
3.1. Имена существительные в этом случае могут быть представлены словами всех согласовательных классов, при этом, однако, существительные функционируют в синтагме как обстоятельства, например, upesiupesi baragumu lilipigwa ‘вскоре прозвучал
сигнал рога’ (< upesi ‘скорость’, 11 класс), alisoma kimyakimya
‘он читал еле слышно’ (< kimya ‘тишина’, 9 класс), nyangumi
alikaangwa na kukatwa vipandevipande ‘(целый) кит был поджарен
и разрезан на мелкие куски’ (< vipande ‘части, куски’, 8 класс) или
определения, например bibi yako alikuwa malkia kwelikweli ‘твоя
бабушка была настоящей королевой’ (< kweli ‘истина’, 9 класс),
walitoneatonea vya mwishomwisho ‘они выцеживали все до самой
последней капли’ (< mwisho ‘конец’, 3 класс).
3.2. Повтор прилагательных, согласованных по классу определяемого существительного, используется как для выражения
определения, так и в функции обстоятельства: hajengi mahoteli
makubwamakubwa ‘он не строит огромные гостиницы’ (< -kubwa
‘большой’), walimrushia matusi mazitomazito ‘они обрушили на него
грязные ругательства’ (< -zito ‘тяжелый’), matajiri zako watakutafuna
mzimamzima ‘твои хозяева съедят тебя живьем’ (< -zima ‘целый’).
3.3. Из всех типов местоимений регулярно подвергаются повтору лишь согласованные указательные местоимения, например указательные местоимения близости: akhera ipo leo hapahapa
‘ад сегодня находится именно здесь’, релятивные указательные
местоимения близости: kwa misingi hiyohiyo walipinga wazo lake
‘именно по этим соображениям они выступили против его идеи’,
указательные местоимения дальности: jioni ileile ukaja ujumbe
‘в тот самый вечер пришло сообщение’.
3.4. Корни числительных, как правило, не удваиваются. Повторы свойственны только согласованным числительным, например,
fahari zake kubwa ni kuoa wanawake wanne wanne ‘он гордится тем,
что у него аж четыре жены’, gilasi za mguu mmojammoja zenye
mwili wa nyota ‘бокалы в форме звезды на одной единственной
ножке’, tulipewa machungwa matatumatatu ‘нам дали по три апельсина’.
3.5. В разряде наречий обнаруживается большое количество
полностью редуплицированных слов. При этом следует отметить,
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_04/978-5-88431-246-3/
© МАЭ РАН
Семантические особенности редупликации
291
что это обычно производные наречия, т.е. наречия, образованные
от прилагательных при помощи префиксов 7-го класса ki-/vi, например, alipewa pesa kidogokidogo ‘ему дали совсем немного денег’ (< -dogo ‘маленький’), midomo yao haisiti kusema na kuathiri
vibayavibaya bongo za wengine ‘их рты не закрывались, и (разговоры) скверно влияли на умы присутствующих’ (< -baya ‘плохой’),
или образованные от существительных путем конверсии, например hayo yamenipata pembenipembeni ‘это меня коснулось только
краем’ (< pembe ‘угол’ + локативный суффикс -ni), katajirika ghafla
na harakaharaka ‘он разбогател внезапно и очень быстро’ (< haraka
‘поспешность’).
Удвоение существительного может сопровождаться также
и оформлением его префиксом ki-. Наслоение этого префикса на
цельнооформленное существительное рассматривается нами как
инновационный способ образования наречий, редупликация существительного в таком случае чаще всего является авторской
новацией, например, wengine wakacheza kichatuchatu (< chatu
‘питон’), wengine kinyokanyoka (< nyoka ‘змея’), kisamakisamaki
(< samaki ‘рыба’), king’ombeng’ombe (< ng’ombe ‘бык, корова’),
kinyanguminyangumi (< nyangumi ‘кит’). K na ua lake walicheza
kimbumbu (< mbu ‘комар’) [Mohamed, Babu alipofufuka, 47–48] ‘одни
танцевали как питоны, другие — по-змеиному, по-рыбьи, как коровы или киты. К и его «цветочек» танцевали как комарики’.
Префикс ki- может также оформлять удвоенную основу существительного в локативной форме, например, upepo wa
kinyumbaninyumbani ulizidisha furaha ya waarabu ‘ветер из родных
краев (букв. ‘из домов, из домов’) усиливал радостное настроение
арабов’. Функция определения в посессивно-атрибутивной синтагме свойственна всем наречиям, образованным с помощью префикса ki-: wizi wa kimachomacho ‘кража (у всех) на глазах’ (< macho
‘глаза’, 6 класс).
4.1. Что касается грамматической и лексической семантики
редупликации, то, как явствует из приведенных выше примеров,
редупликация может использоваться в некоторых случаях как
словообразующее средство, например, -kuukuu ‘старый, потрепанный’ < -kuu ‘большой, великий’, mbalimbali ‘разный, проти-
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_04/978-5-88431-246-3/
© МАЭ РАН
292
Н. В. Громова
воположный’ < mbali ‘далеко’, pachapacha ‘попарно, группами’
< pacha ‘близнец’, matubwitubwi ‘недоваренная и плохо размешанная каша (с комками)’ < tubwi ‘плюх’ (звук падения в воду).
Однако, как представляется, словообразовательные потенции редупликации — это скорее явление диахронии языка, а на синхронном уровне довольно затруднительно выявить закономерности
появления новых значений и их мотивированности у дериватов,
образованных путем удвоения производящей основы или цельнооформленного слова. Хотя можно привести несколько примеров подобного новообразования: от идеофона tiktik образован глагол -tiktika (saa ilitiktika mezani ‘часы тикали на столе’ [Mohamed,
Dunia yao, 1]), от глагола -omba путем удвоения корня образовано
существительное ombaomba ‘попрошайка’. Первое новообразование еще не зафиксировано в словарях, второе, автором которого является писатель Мтобва ([Mtobwa. Kipofu mwenye miwani
myeusi. DSM, 1998], уже попало во второе издание «Толкового
словаря суахили» 2004 г. выпуска.
4.2. В основном же редупликация используется в языке суахили для варьирования оттенков лексического значения между двумя полюсами: или для усиления исходного лексического значения
(регулярности, интенсивности или постоянства действия/признака), или ослабления исходного значения (приблизительности,
неуверенности, нерешительности, дробности и т.п.).
Так, удвоение глагола, как правило, придает выражаемому им
действию характер регулярности, интенсивности, постоянства
или повторяемости: si vema sisi tukamsukumasukuma ‘нехорошо
с нашей стороны постоянно / раз за разом подталкивать его (к решению)’.
Однако лексическое значение глагола может влиять на семантическую интерпретацию редуплицированной формы, например
Shida alianza kulialia ‘Шида начала тихонько (или громко) плакать’,
akakigusagusa chakula kwa macho ‘он только взглядом ощупывал
еду’ (или ‘его глаза были прикованы к еде’). В подобных случаях
выявить ту или иную конкретную интерпретацию позволяет более
широкий контекст.
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_04/978-5-88431-246-3/
© МАЭ РАН
Семантические особенности редупликации
293
Сравним два предложения: Juma anatembea и Juma
anatembetembea. В первом предложении просто утверждается, что
субъект ходит, второе предложение может трактоваться следующим образом: субъект должен что-то делать, а вместо этого он
гуляет, или же его работа требует от него постоянного хождения
(может, он разносчик пиццы) [Mnenuka 41].
Удвоенные словоформы существительных используются
для выражения как дополнительных усилительных значений:
harakaharaka ‘большая скорость’, majimaji ‘туманность’, так
и ослабления исходного значения: tumepiga hatua za mwanzomwanzo
‘мы сделали лишь первые шаги’.
Снижение и ослабление значения семантической зоны исходного существительного может проявляться в контексте как значение
дробности: mazoea ya kusema mambo nusunusu ‘привычка говорить о чем-либо лишь наполовину’, неуверенности в сказанном:
ana nywele za MchinaMchina ‘у него волосы как будто у китайца’,
приблизительности местонахождения (в случае редупликации топонимов): treni lilisimama Mbeya Mbeya ‘поезд остановился где-то
в районе Мбейи’, понижения степени признака: leo kuna jotojoto
‘сегодня жарковато’.
Редупликация прилагательных и указательных местоимений передает в основном значение усиления признака: aliahidi
kumlisha vyakula vitamuvitamu ‘он обещал кормить его вкуснейшей едой’ (превосходная степень), alicheka kilekile kicheko chake
cha kishetani ‘она смеялась своим тем самым дьявольским смехом’
(уточняющее значение). В то же время подобная редупликация
допускает значение ослабления признака: mke wake ni mfupimfupi
‘его жена невысокого росточка’, nipo hapahapa ‘я где-то здесь (поблизости)’.
Редуплицированные числительные в основном передают значение дробности: ndizi tatu tatu ‘по три банана’, а редуплицированные непроизводные наречия — интенсивное значение: miti
illikatwa ovyoovyo ‘деревья рубили совсем как попало’.
Важную роль в определении точного значения редуплицированной формы играют наречия или обстоятельства образа действия, времени и др. Так, наречия времени (daima ‘всегда’) или
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_04/978-5-88431-246-3/
© МАЭ РАН
294
Н. В. Громова
интенсива (sana ‘очень’, kabisa ‘сильно, совершенно’) и т.п. интерпретируют редупликат как имеющий интенсивное значение:
jambo alilopendelea maishani lilikuwa kula na kutafunatafuna kila
wakati ‘его любимым занятием в жизни было есть и жевать-жевать
все время’.
Для уточнения значения ослабления признака также используются в нужном контексте наречия tu ‘только’ или hivi ‘почти’: baba
alilewalewa tu ‘отец слегка опьянел’, anaonekana kama Mzungu
Mzungu hivi ‘он выглядит почти как европеец’.
При переводе на язык суахили редупликация используется для
передачи разных видовых оттенков глагола (как правило, глаголов
несовершенного вида), например «потирать руки» =-suguasugua
mikono, «выжидательная позиция» = msimamo wa ngojeangojea,
«избивать хлыстом» = -pigapiga kwa hinzirani, «изыскивать» =
-tafutatafuta и др.
Таким образом, редупликация используется в основном не для
выражения новой информации. Разновидности редупликации
и повтора являются по существу средством языковой избыточности и реализуются, как правило, в разговорной речи или в художественной прозе. Повтор отдельных словоформ приводит к сбою
или нарушению синтагматической цепи, становясь при этом экспрессивным стилистическим приемом.
Литература
Виноградов В.А. Редупликация // Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Наука, 1990.
Рожанский Ф.И. Редупликация как словообразовательное средство //
Основы африканского языкознания. Лексические системы. Словообразование. М.: Academia, 2008.
Источники
Hussein. Ebrahim N. Kinjeketile. Dar es Salaam, 1969.
Katalambula Faraji. H.H. Pili pilipili. Dar es Salaam, 2004.
Kithaka wa Mberia. Kifo kisimani. Nairobi, 2001.
Mapalala Bernard. Kwa heri Iselamagazi. Dar es Salaam, 1997.
Matundura Bitugi. Mkasa wa shujaa Liyongo. Nairobi, 2004.
Mtobwa Ben R. Dar es Salaam usiku. Dar es Salaam, 1994.
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_04/978-5-88431-246-3/
© МАЭ РАН
Семантические особенности редупликации
295
Mtobwa Ben R. Kipofu mwenye miwani myeusi. Dar es Salaam, 1998.
Mohamed Said A. Tata za Asumini. Nairobi, 1990; Babu alipofufuka.
Nairobi, 2001; Kitumbua kimeingia mchanga. Nairobi, 2004; Dunia yao.
Nairobi, 2006.
Shigongo Eric James. Damu na machozi. Mumbai, 2005.
Wamitila K.W. Wingu la kupita. Nairobi, 1990; Musaleo! Nairobi, 2004.
Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_04/978-5-88431-246-3/
© МАЭ РАН