close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

А.Н. Ждан "Творчество В.И. Вернадского и психологическая наука"

код для вставкиСкачать
Т в о р ч е с т в о В .И . В е р н а д с к о г о
И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ НАУКА
А.Н. Ж дан, член-корреспондент РАО, докт ор психологических наук,
профессор кафедры общей психологии ф акульт ет а психологии
М осковского государст вен ного университ ет а имени М.В. Л ом оносова
c-eserjTsssJ?
«Человеческая личность есть, по существу, величайшая драгоценность, которая
может - при правильной государственной политике - превратиться в величайшее
национальное богатство».
В.И. Вернадский
«Наука одна, нераздельна, она дала и много даст, она не знает ни племен, ни сословий;
она не знает и времени, т.к. в ней всё преемственно переходит из поколения
к поколению, и память об этом ходе сохраняется».
В.И.Вернадский
Обширное научное наследие ученого-энциклопедиста и мыслителя, крупного органи­
затора науки и научного образования в нашей стране Владимира Ивановича Вернадского
(28.02 (12.03).1863 - 06.01.1945), посвящено различным областям и направлениям есте­
ствознания и истории научной мысли. Они рассматривались им в соотношении с филосо­
фией, религией и другими сферами духовной деятельности человека. На основе изучения
геологической истории нашей планеты была создана фундаментальная концепция эволю­
ции природы, показано последовательное образование вокруг земной коры сначала без­
жизненных оболочек - литосферы, гидросферы, атмосферы, а затем, с возникновением
живого вещества, - биосферы, переходящей в ноосферу как такой этап, который связан
с разумной трудовой деятельностью человека, с развитием науки. Сначала живые существа,
а затем человек стали активно изменять, преобразовывать земную кору, в результате чего
образовались эти новые оболочки Земли.
Учение В.И. Вернадского о биосфере и ноосфере получило признание и в психологичес­
кой науке. Оно реально раскрывает сознание человека как продукт развития мира. Понятия
биосферы и ноосферы стали базовыми для всех психологических концепций, разделяющих
эволюционный подход к разработке основных психологических проблем. Философ-пси­
холог С.Л. Рубинштейн (1889-1960) в своей опубликованной посмертно книге «Человек
и мир» (сокращенный вариант 1973 г., издание 1997 г. без купюр) ссылается на геобио­
химию (так пишет С.Л. Рубинштейн) В.И. Вернадского. В первой части этого труда «Фило­
софское понятие бытия» он дифференцирует категории пространства и времени как фор­
мы существования сущего, а также указывает на специфику детерминации по отношению
к разным уровням бытия. «Разным уровням бытия, - писал С.Л. Рубинштейн, - (особенно
человеческого бытия) соответствуют категории разных уровней: пространство выступает
как пространство физико-химических процессов, пространство организмов и пространство
человеческой жизни. Точно так же время существует как время природы, физики, движения
материи, жизни и как время человеческой истории (А. Бергсон, В. Гейзенберг)» [1].
•
117
•
Творчество В.И. Вернадского и психологическая наука
Основатель общепсихологической концепции установки Д.Н. Узнадзе, независимо
от В.И. Вернадского, ввел термин биосферы или биосферической реальности. Он ввел
его как теоретический конструкт и обозначил им нерасчлененную область действи­
тельности, в которой нет противопоставления субъективного и объективного полюсов.
Она становится основой целесообразности активности живых существ. Данная кон­
струкция стала предтечей теории установки.
М.Г. Ярошевский и Л.И. Анцыферова в книге «Развитие и современное состоя­
ние зарубежной психологии», в контексте взаимодействия психологии с философией
и другими науками, писали о значении идей В.И. Вернадского о мысли как планетар­
ном явлении для понимания места личности в истории и во вселенной в целом [2].
В.А. Кольцова в своих исследованиях по методологии истории психологии обращ а­
ет внимание на методологические аспекты трудов В.И. Вернадского, указывает на зна­
чение его организаторской деятельности по развертыванию исследований в области
изучения истории научных знаний [3].
Б.Ф. Ломов в фундаментальном труде «Методологические и теоретические про­
блемы психологии» в контексте развиваемых им идей системного исследования психи­
ки человека останавливал свое внимание на положении о том, «что человек выступает
и как природное, прежде всего, биологическое с у щ еств о , необходимая «составляю­
щая» его жизни - это биологическое развитие. Биологические свойства человека (свой­
ства, обусловленные его принадлежностью к биологической системе) также многооб­
разны. Это определяется многообразием типов (или уровней) организации живого» [4].
И далее он ссылается на построения В.И. Вернадского о четырех типах организации
живого: организменном, популяционно-видовом, биоценотическом и биосферном,
указывая, что все они должны учитываться в психологических исследованиях.
А.Г. Асмолов обращ ается к творчеству В.И. Вернадского в связи с обоснованием
развиваемой им системной историко-эволюционной методологией анализа разви­
тия человека. В этой связи он указывает на фундаментальные труды В.И. Вернадского,
в частности, на его работу «Научная мысль как планетное явление», концепции биосф е­
ры и ноосферы, а также на гелиобиологию А.Л. Чижевского, опирающегося на иссле­
дования В.И. Вернадского. В.И. Вернадский, как пишет А.Г. Асмолов, «последовательно
отстаивал представление о необходимости перехода от организменного уровня ана­
лиза биологических свойств человека к изучению человека в популяционно-видовом,
биоценотическим и биосферном типах организации жизни, а социальных качеств
человека —в системе ноосферы, т.е. созданной деятельностью творческой мысли че­
ловечества сфере разума» [5]. Системное видение человека в контексте разных систем
(уровней) его рассмотрения - физических, биологических и социальных, а также в со­
четании с историческим ракурсом его анализа открывает возможность изучения всех
форм развития человека - биогенеза (развитие человека в эволюции природы), ан­
тропогенеза (качественный скачок из биологической сферы развития в социальную),
социогенеза (развитие человека в истории общества), персоногенеза (развитие инди­
видуальности на жизненном пути личности), реально преодолевая при этом сложив­
шиеся в психологической традиционной науке и казавшиеся непреодолимыми про­
тивопоставления (бинарные оппозиции): «организм - среда», «личность - общество»,
«биологическое - социальное» и т.п.
•
118
•
Творчество В.И. Вернадского и психологическая наука
Б.Г. Ананьев в своем фундаментальном труде «Человек как предмет познания» (1969)
в целях преодоления раздробленности научных знаний о человеке обосновал принципы но­
вой науки - человекознания. Он показал, что человек является объектом изучения в различ­
ных науках. В них он рассматривается в различных системах связей, исходной в которых вы­
ступает связь природа - человек в русле комплекса естественных наук и медицины. В своей
книге Б.Г. Ананьев достаточно подробно остановился на учении В.И. Вернадского, а также не­
разрывно связанных с ним работах П.Тейяр де Шардена. Б.Г. Ананьев считает обоснованны­
ми упреки В.И. Вернадского в адрес ученых гуманитарных наук, сознательно не считающих­
ся с законами природы биосферы - той земной оболочки, где только может существовать
жизнь. Человек и человечество неотделимы от нее. «Они геологически закономерно связаны
с ее материально-энергетической структурой, биосфера - и далее Б.Г. Ананьев цитирует
В.И. Вернадского - «планетное (курсив В.И. Вернадского) явление космического харак­
тера}» [6]. Таким образом изучение человека как компонента и продукта совокупного воз­
действия биосферы в естествознании необходимо должно быть включено в структуру человекознания. По Б.Г. Ананьеву, «наиболее важной областью естествознания, граничащей
с историей, социологией и системой человекознания, является проблема ноосферы, состав­
ляющей одну из главных сторон связей «человечество—природа» [7]. Отталкиваясь от опре­
деления Вернадским ноосферы («ноосфера есть новое геологическое явление на нашей пла­
нете. В ней впервые человек становится крупнейшей геологической силой» [8]), Б.Г. Ананьев
далее использует выразительные характеристики ноосферы у П. Тейяра де Шардена, кото­
рый, как известно, совместно с Ле-Руа ввел это понятие, основываясь на биогеохимической
теории биосферы В.И. Вернадского. Приводим эти характеристики, которые дает в своей
книге Б.Г. Ананьев. «Признав и выделив в истории эволюции новую эру ноогенеза, мы со­
ответственно вынуждены в великолепном соединении земных оболочек выделить пропор­
циональную данному процессу опору, то есть еще одну пленку, ... столь же обширная, н о .
значительно более цельная, чем все предшествующие покровы, она действительно новый
покров. «Мыслящий пласт», который, зародившись в конце третичного периода, разворачи­
вается с тех пор над миром растений и животных вне биосферы и над ней» [9]. В дополнение
к учению о ноосфере В.И. Вернадского и П. Тейяр де Шардена, Б.Г. Ананьев подчеркивал раз­
вернувшееся освоение космоса как еще одну активную форму отношения человека к при­
роде, существенно расширившую изучение проблемы «человек и человечество - природа».
Таким образом, психолог Б.Г. Ананьев обосновал положение о том, что в основу человекознания должно быть положено учение В.И. Вернадского о биосфере и ноосфере и те новые
данные о них, которые получены в развитие этого учения в современной науке.
Приведенные данные - лишь иллюстрация положения о признании психологами значе­
ния фундаментального учения В.И. Вернадского для разрешения важнейших психологиче­
ских проблем. Необходимо вдумчивое изучение и глубокий анализ трудов В.И. Вернадского
во всей их целостности. Только такой подход к наследию позволит раскрыть содержащий­
ся в них потенциал для психологии. Пока наследие В.И. Вернадского освоено психологами
крайне недостаточно.
Большой интерес представляет вопрос о том, обращался ли В.И. Вернадский в своих ис­
следованиях, охватывающих широкий круг научных дисциплин и философию, к психологии.
Факты научной биографии Владимира Ивановича Вернадского и его труды позволяют дать
положительный ответ на этот вопрос.
•
119
•
Творчество В.И. Вернадского и психологическая наука
В.И. Вернадский более 20 лет (1890-1911) работал в Московском университете.
С 1901 г. он был членом Московского психологического общества (основано при Импе­
раторском Московском университете в 1885 г.), выступал на его заседаниях. В 1904 г.
28 декабря он сделал доклад на тему: «Кант и естествознание XVIII столетия». Доклад был
опубликован в журнале «Вопросы философии и психологии», органе Психологическо­
го общества [10]. В этом же журнале ранее был опубликован текст его лекции «О науч­
ном мировоззрении», первой из курса лекций по истории современного научного миро­
воззрения, прочитанного в Московском университете в 1902-1903 гг. [11]. Председатель
Психологического общества философ и психолог Л.М. Лопатин дал комментарий на эту
лекцию, опубликовав в нескольких номерах журнала «Вопросы философии и психологии»
в 1903 и 1904 гг. обширные статьи [12]. Отметив, что в статье В.И. Вернадского «выска­
зывается весьма важное новое слово, тем более интересное, что оно исходит от автори­
тетного представителя положительной науки и от убежденного последователя строго на­
учного взгляда на вещи» [13], Л.М. Лопатин подчеркнул ценность идей В.И. Вернадского
«о зависимости идей и предположений научного мировоззрения от других областей ду­
ховной жизни» [14] и сделал предметом рассмотрения один вопрос - его взгляд на фило­
софию.
Об этом обществе и его журнале В.И. Вернадский позже оставил любопытную заметку
в своей автобиографии. «Странный это журнал, - приводится запись из дневника 2 дека­
бря 1890 г. - и странная каша в головах наших философов, желающих сделать из филосо­
фии науку. Удивительно также, как мышление «философское» отстает от научных данных
и вследствие недостатка научной образованности, главным образом в естественных и м а­
тематических науках, часто приходит к самым комичным заявлениям. Я думаю, вышла бы
чрезвычайно интересная статья, если собрать перлы подобного верхоглядства - помнится
в этом отношении Грот дошел nec plus ultra в своей статье о Дж.Бруно» [15].
В своих трудах В.И. Вернадский ссылается на работы некоторых ученых-психологов,
идеи которых воспринимались им как созвучные физическим представлениям. Таких ссы­
лок немного. Но они являются драгоценным свидетельством того, что в сферу его воззре­
ний и интересов входили также материалы гуманитарной философско-психологической
мысли. Вопрос о времени разрабатывался до последнего времени философами в контакте,
главным образом, с физиками и математиками, но он настолько глубок и широк, что ста­
ло очевидно: «.необходим контакт философов не только с физиками, но и психологами
и историками», - писал В.И. Вернадский [16]. Он отмечает особое значение «оригиналь­
ной и глубокой личности» Ф. Брентано (1838-1917) [17]. На несколько лет раньше А. Берг­
сона он сделал важный шаг в направлении научного понимания пространства и времени.
В.И. Вернадский сочувственно приводит слова Ф. Брентано, который в одном из своих
сочинений 1869 г. определил: «метод философии есть метод естествознания» [18], по­
рвав с идеализмом И. Канта и пойдя «самостоятельно, восстановив связь с Аристотелем».
Он отмечает, что Ф. Брентано оставил после себя «плеяду крупных немецких мыслителей»,
оказав влияние на Э. Гуссерля, через него - на М. Хайдеггера, «ставящего время в основу
своей философии» [19]. В то же время течение, идущее от Ф. Брентано, он оценивает менее
высоко, чем мысль А. Бергсона, «ибо Бергсон в конце концов связывает проблему времени
с эволюцией жизненных форм, тогда как Хайдеггер и Брентано больше углубляются только
в проблему человеческого сознания. Для Хайдеггера человек есть историческое существо,
•
120
•
Творчество В.И. Вернадского и психологическая наука
т.е. по существу для его сознания основой является время (die Zeit). Но очевидно и для науч­
ной мысли, раз конструкция мира сводится к пространству-времени, и сознание человека,
поскольку оно охватывается методами научного исследования, должно иметь свои корни
в пространстве-времени. Насколько в нем проявляется сознание - время (но и простран­
ство) должно составлять его основу. Время может изучаться и путем сознания» [20].
Более подробно В.И. Вернадский останавливается на гештальтпсихологии. Он высо­
ко оценивает представления психологов этого направления, которых изучение психиче­
ской деятельности человека и животных привело к идее, аналогичной идее поля в физике.
Центральное понятие этой концепции - Gestalt, т.е. форма - это представление, согласно
которому в психике человека и животных проявляется свойство целостности, которое объ­
ясняется как продукт физиологических структур мозга. Вернадский воссоздает историю
этого понятия. В 1890 г. Х. фон Эренфельс, последователь Ф. Брентано, входивший в ав­
стрийскую психологическую школу (руководитель А. Мейнонг, ученик Ф. Брентано), ввел
понятие Gestaltqulitat —качество формы. Им он обозначил факт целостности, характерный
для восприятия таких объектов как мелодия, геометрические формы и т.п., для которых
характерна несводимость целого (например, мелодии) к сумме частей (совокупности ка­
честв отдельных звуков, из которых складывается, но к сумме которых не сводится опреде­
ленная мелодия). Этот факт объяснялся законами работы мозга. Таким образом, философ
пришел к идее, которая указывала «на проявление в духовной работе человека определен­
ной их структуры, очевидно покоящейся на структуре мозга, нервной системы. В конце кон­
цов, как отмечал далее В.И. Вернадский, это послужило толчком к развитию новой отрасли
знания - образной психологии - Gestaltpsychologie» [21]. Для В.И. Вернадского особен­
но важно - и он это подчеркивает, —что в понятии гештальткачества обнаружилось, что
«граница между научной и философской мыслью стирается, и б о . рабочая гипотеза или
даже научная гипотеза впервые формулируется философской мыслью» [22]. Вслед за этим
немедленно «выявилось стремление связать строение субстрата духовной работы высших
организмов с явлениями физическими, т.е. неживой природы. Это было сделано В. Келе­
ром, указавшим на ряд физических явлений, сюда относящихся, в том числе физических
полей. Ясно, что мы имеем в этом биофизическом явлении частный случай более общего
и глубокого проявления свойств процессов, идущих в пространстве» [23].
Содержащиеся в работах В.И. Вернадского немногочисленные, по сравнению с дру­
гими науками, данные, непосредственно связанные с психологией, конечно, не ис­
черпывают всей исторической значимости его деятельности для нашей науки. Важнее
методологическая составляющая его трудов, в которых раскрыта действенная роль мето­
дологии науки. Творчество В.И. Вернадского содержит коренные методологические вопро­
сы, которые в своей совокупности образуют целостную систему научного мировоззрения.
С одной стороны, она была базой его творческого мышления, а с другой - вырабатывалась,
формировалась в процессе научных исканий. «Именем научного мировоззрения, - писал
В.И. Вернадский, - мы называем представление о явлениях, доступных научному изуче­
нию, которое дается наукой; под этим именем мы подразумеваем определенное отношение
к окружающему нас миру явлений, при котором каждое явление входит в рамки научного
изучения и находит объяснение, не противоречащее основным принципам научного иска­
ния. Отдельные частные явления соединяются вместе как части одного целого, и в конце
концов получается одна картина Вселенной, Космоса, в которую входят и движения не­
•
121
•
Творчество В.И. Вернадского и психологическая наука
бесных светил, и строение мельчайших организмов, превращения человеческих обществ,
исторические явления, логические законы мышления или бесконечные законы формы
и числа, даваемые математикой» [24]. При этом, по определению Вернадского, научное ми­
ровоззрение, как создание и выражение человеческого духа, существует «наравне с дру­
гими проявлениями той же работы, такими как «религиозное мировоззрение, искусство,
общественная и личная этика, социальная жизнь, философская мысль или созерцание. По­
добно этим крупным отражениям человеческой личности, и научное мировоззрение меня­
ется в разные эпохи у разных народов, имеет свои законы изменения и определенные живые
формы проявления» [25]. Мировоззренческие взгляды В.И. Вернадского представляют не­
преходящую и несомненную ценность для психологии, их можно рассматривать как уроки
по методологии психологического научного познания. В современных условиях, когда пси­
хология переживает период трудных методологических исканий, обращение к этому пласту
наследия В.И. Вернадского особенно актуально, ибо может быть надежным ориентиром
для работы в этой области.
Мысли В.И. Вернадского включают комплекс методологических проблем. Вот важней­
шие из них: внутренняя связь науки и вненаучных областей знания, особенно соотношение
науки с философией и религией; проблема преемственности и связанные с ней вопросы
прогресса и традиций в научном познании, соотношение естественных и гуманитарных наук;
разные формы научного знания, фундаментальная и прикладная наука, проблема истины
в науке, о значении математики в связи с критериями научности знаний; значение истории
науки и проблема закономерностей в развитии науки, кризисы; соотношение интернаци­
онального характера науки и национального начала; о характеристике периодов взрывча­
тых изменений научного знания и кризисах науки; как сочетаются интернациональный
характер науки и национальное начало, усилия ученых разных стран; проблема истины
в науке; место эмпирических обобщений (понятие ввел В.И. Вернадский) в структуре на­
учного знания; роль математической формализации в научном познании: соотношение
естественнонаучного и гуманитарного подходов; о научной этике и об ответственно­
сти ученого; принцип историзма в научном мышлении, идеи о необходимости изучения
истории научной и философской мысли, о месте истории знаний в работе ученого; сочета­
ние научного прогресса (и прогресса в других областях духовной работы) и научных тра­
диций (и традиций в области искусства и других сферах человеческой жизнедеятельности).
Вернадский исходил из положения об исключительном значении научного знания, под­
черкивал его специфику - и одновременно его связь с вненаучными источниками знания:
«бесконечная сложность действительного выяснения научных истин», как свидетельствует
вся история науки, неразрывно связана с другими областями духовной деятельности че­
ловека, и прежде всего, с философией и религией, а также обыденным знанием, в недрах
которых возникали и затем вошли в науку многие идеи.
В творческом наследии В.И. Вернадского, натуралиста-мыслителя, стилю мышления
которого чужды даже элементы догматизма, по всем этим позициям не следует искать го­
товых и окончательных - «единственно правильных» - ответов. И научные знания, и мето­
дологические основания меняются.
Соприкосновение с творческим наследием В.И. Вернадского способствует постро­
ению у современного ученого основательного фундамента для собственных размыш­
лений над методологическими вопросами, выработке методологической позиции, без
•
122
•
Творчество В.И. Вернадского и психологическая наука
опоры на которые ученый не может работать в соответствии с состоянием и требо­
ваниями современной науки. И в этом заключается главный исторический урок, который
дает Вернадский в области научной методологии. На огромном материале многих наук
им было показано, как исторически с развитием научного знания складывалась и изменя­
лась научная методология, как вместе с этим процессом развивалось мировоззрение в дру­
гих областях человеческого духа - религиозном мышлении, художественном творчестве,
в философии и в других сферах человеческого ума. В трудах В.И. Вернадского отчетливо
выступает чрезвычайный интерес к истории науки. «Сохранение исторического аспекта
в научной работе, - писал В.И. Вернадский, - является всегда необходимым, так как дает
возможность критически относиться к научным теориям и гипотезам, оценивать насколько
полно, но односторонне собраны научные факты, на которых строится современное науч­
ное знание, ясно понимать всегда преходящее значение научных гипотез, моделей, теорий,
охватывать те научные факты, которые оставляются ими в стороне, «забываются» в научной
работе» [26]. Весь его опыт убеждает, что историческая рефлексия необходима для работы
в науке, которая представляет собой преемственный процесс, она позволяет также прогно­
зировать будущее науки.
Во всех своих трудах, в переписке Вернадский, признавая достоинства и специфику на­
уки, заключающуюся прежде всего в ее научном методе, не устает подчеркивать необходи­
мость учитывать ее неразрывную связь с философией и религией. Вся история свидетель­
ствует о том, что наука зародилась в недрах философии. «Я смотрю на значение философии
в развитии знания совсем иначе, чем большинство натуралистов, и придаю ей огромное,
плодотворное значение, - пишет он жене 24 июля 1902 г. - Мне кажется, это стороны од­
ного и то же процесса - стороны, совершенно неизбежные и неотделимые. Они отделяются
только в нашем уме. Если бы одна из них заглохла, прекратился бы живой рост другой.
Развитие научной мысли никогда долго не идет дедукцией или индукцией - оно должно
иметь свои корни в другой, более полной поэзии и фантазии области; это - область фило­
софии. Философия всегда заключает зародыши, иногда даже предвосхищает целые области
будущего развития н ау ки . В истории развития научной мысли ясно и точно прослежи­
вается значение философии как корней и жизненной атмосферы научного искания» [27].
И в другом месте: «Никогда не наблюдали мы до сих пор в истории человечества науки без
философии и, изучая историю научного мышления, мы видим, что философские концепции
и философские идеи входят как необходимый, всепроникающий науку элемент во всё вре­
мя ее существования» [28]. Он считал неправильным выделять какую-то одну философскую
концепцию в качестве единственной основы научной работы и писал: «По существу, наука
и научная работа может сосуществовать со всякой философской системой. По существу
нет философии научной и ненаучной. Нет такой, которая совпадала бы в своих построениях
с наукой, являлась бы для нее существенно более необходимой, чем другая. Наука пользу­
ется результатами всей философской работы, то есть всех ее течений без исключения, ибо
только в многообразии движется философская мысль» [29]. Это было сказано в 1928 г.,
т.е. в то время, когда отечественная философия выступала от имени диалектического м а­
териализма, в науке было обязательным следовать марксизму. Развернувшаяся в 1920-х
годах борьба между «механистами» и «меньшевистствующими идеалистами» прямо от­
разилась на отношении к учению В.И. Вернадского, которого обвиняли в идеализме, иде­
ологической контрреволюции и т.п. Среди критиков был философ А.М. Деборин. Его кан­
•
123
•
Творчество В.И. Вернадского и психологическая наука
дидатура выдвигалась к избранию в АН СССР по отделению философии. В.И. Вернадский
выступил против кандидатуры А.М. Деборина, подробно обосновал свое мнение, которое
изложил в письменной форме. Здесь он, подчеркнув, что наука развивается собственными
научными методами, а не философскими достижениями, писал: «Это верно по отношению
ко всякой философии. Диалектический материализм не отличается здесь от других фило­
софских течений» [30].
О соотношении науки и религии он писал: «Некоторые части даже современного науч­
ного мировоззрения были достигнуты не путем научного искания или научной мысли - они
вошли в науку извне; из религиозных идей, из философии, из общественной жизни, из искус­
ства. Но они удержались в ней только потому, что выдержали пробу научного метода» [31].
Вся история человеческой мысли говорит о связях науки с философией и религи­
ей. «Если же мы всмотримся во всю историю христианства в связи с вековым его спором
с наукой, мы увидим, что под влиянием этой последней понимание христианства начина­
ет принимать новые формы, и религия поднимается в такие высоты и спускается в такие
глубины души, куда наука не может за ней следовать. Как христианство не одолело науки
в ее области, но в этой борьбе глубже определило свою сущность, так и наука в чуждой ей
области не сможет сломить христианскую или иную религию, но ближе определит и уяснит
формы своего ведения» [32]. Как свидетельствует история, все эти области человеческого
сознания - наука, философия, религия - «не представляют чего-нибудь неподвижного, они
вечно растут, изменяю тся.. На них лежит, если можно так выразиться, печать бесконечно­
сти» [33]. В свете острых современных дискуссий по вопросу о соотношении науки с фило­
софией и религией эти идеи В.И. Вернадского чрезвычайно актуальны.
В связи с вопросами о критериях научности знания большой интерес представля­
ют мысли В.И. Вернадского о разных формах научного знания. Он ввел в оборот понятие
эмпирическое обобщение. Этим понятием он обозначал научные эмпирические факты, ко­
личество которых, по его словам, исчисляется многими десятками миллионов. К наиболее
крупным из них он относил, например, периодическую систему элементов Д.И. Менделе­
ева, все естественные классификации в мире естественных тел как неорганической, так
и органической природы - растений, животных. Эмпирические обобщения не выходят
за пределы научных фактов, они не отличаются точностью. «Они выражают в понятиях
те соотношения, которые логически вытекают из сопоставления фактов» [34]. В отличие
от них логические и математические понятия отличаются точностью. «Но нет никаких ос­
нований думать, что при дальнейщем развитии науки все явления, доступные научному
объяснению, подведутся под математические формулы или под так или иначе выраженные
числовые правильные соотношения; нельзя думать, что в этом заключается цель научной
работы» [35]. Эти положения очень важны для психологической науки, в которой достаточ­
но распространены попытки отождествлять научность с математической формализацией
психологических знаний. Различая фундаментальную и прикладную науки, В.И. Вернад­
ский считал: «научное знание - прикладное и чистое - есть единое явление, различие кото­
рого сводится прежде всего к различию проблем» [36].
Вернадский придавал исключительную важность истории науки, считал, что историче­
ская рефлексии необходима для работы в науке. При этом В.И. Вернадский отходит от рас­
пространенного в науке европоцентризма, признавая огромное значение научной мысли
народов Азии. Он называет Азию «колыбелью многих глубочайших и важнейших созданий
•
124
•
Творчество В.И. Вернадского и психологическая наука
человеческого духа», замечая при этом, что «для нас, в отличие от западных европейцев,
возрождение Азии, т.е. возобновление ее интенсивного участия в мировой жизни челове­
чества, не есть чуждый, сторонний процесс, - это есть наше возрождение» [37]. Он неодно­
кратно высказывал мысли о необходимости участия русских в подъеме производительных
сил, а также в научном и культурном подъеме азиатской части России. В его дневниках
встречается такая эмоциональная запись; «Иногда одновременно при чтении Плавта и при
чтении истории Средней А зи и . трепетно бьется сердце от чувства единства умственной
жизни человечества. Хочется штрихами воссоздать эту цивилизацию, только нет сил» [38].
По В.И. Вернадскому, «русская научная мысль вступила в мировую работу с XVIII в.» [39].
Наука - это сложный процесс. «Надо иметь ввиду, что «научные достижения» не есть
что-нибудь готовое, статическое, - это явление динамическое, находящееся в Werden.
Они быстро и неуловимо меняются в связи с переживаемым взрывом научного творче­
ства, который удивляет, а иногда пугает современников, в связи с научными проблема­
ми, ставимыми жизнью, сейчас находящимися в величайшем движении» [40]. Термином
«взрыв научного творчества» он называл великие переломы в процессе развития науки.
К таким периодам относится эпоха создания новой науки в XVI - XVII вв., когда, как писал
В.И. Вернадский, «сложился и окончательно обозначился основной остов современного на­
учного миросозерцания, чуждый и неизвестный всей древней ф илософ и и. И в настоящее
время философия, по-видимому, переживает новую переработку своих проблем под влия­
нием роста научного мышления в XIX в.» [41]. Время крупных переломов в развитии науки
часто называют кризисом. Так, в психологии существует большая литература, в которой
под этим термином рассматривается период первой четверти XX в., отмеченный крупными
достижениями в психологической науке при отсутствии единого понимания ее централь­
ных проблем, предмета и методов. К. Бюлер, Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн дали глубо­
кий анализ кризиса. В.И. Вернадский не поддерживал определение новаторских процессов
как кризисных периодов в развитии науки. В 1930 г. он писал: «Говорят о кризисе науки
нашего времени. В действительности кризис идет в философии и религии под влиянием
взрывчатого подъема научного творчества. Наше время отвечает мировым переломам на­
учной мысли, которые совершаются один-два раза в тысячелетие. Так же мало говорить
о кризисе науки сейчас, как мало можно говорить о нем в эпоху Коперника или Ньютона»
[42]. Тема кризиса возникла в психологии в 10-х гг. XX в. и продолжает занимать большое
место в психологических дискуссиях. В последнее время психологами высказываются мыс­
ли, близкие идеям В.И. Вернадского. В частности, В.П. Зинченко считает несправедливым
оценивать как кризисное время, «когда в мировой психологии было множество замечатель­
ных интеллектуальных событий и прорывов: достаточно назвать имена М. Вертгеймера,
К. Коффки, Э. Клапареда, Ф. Бартлета, Э. Толмена, Ж. Пиаже, да и самого Выготского. Тако­
му расцвету может позавидовать любая эпоха» [43].
Отмечая динамизм научного знания, В.И. Вернадский в то же время включал в свое ми­
ровоззрение по крайней мере два неизменных положения. Первое - он называл его «акси­
омой реальности мира» - заключается в признании объективного существования внешне­
го мира, на познание которого направлена вся наука. В автобиографических материалах
В.И. Вернадского приводится любопытный факт, когда он отказался от предложения опу­
бликовать рукопись подготовленной к изданию статьи «О научном мировоззрении» в сбор­
нике «Проблемы идеализма» и предпочел ее напечатать в журнале «Вопросы философии
•
125
•
Творчество В.И. Вернадского и психологическая наука
и психологии», подчеркнув при этом, «в философии я не идеалист, а реалист» [44]. Кроме
«аксиомы реальности» в непрекращающейся эволюции идей неизменным остается науч­
ное отношение к миру, несмотря на мировые потрясения, прежде всего - две страшные
войны, пережитые Россией в XX в. Этот вывод проистекал из установленного Вернадским
учения о начале в истории Земли новой геологической эры - «биосфера быстро переходит
в новое состояние - в ноосферу, то есть в такого рода состояние, в котором должны прояв­
ляться разум и направляемая им работа человека как новая, небывалая на планете геологи­
ческая сила» [45]. Невозможно не отметить, что это писалось 7 -9 ноября 1942 г. в «Записке
об организации научной работы», посланной президенту АН СССР В.Л. Комарову в едва ли
не самый трудный период в жизни страны!
Труды В.И. Вернадского пронизаны мыслью о единстве человечества, науки в планет­
ном аспекте. Отсюда логически проистекал сделанный им вывод о единстве естественных
и гуманитарных наук, положение об интернациональном характере науки, о неразрывной
связи прогресса и традиций в науке. Эти идеи высказывались и другими учеными. Даже
основное понятие - ноосфера - введено в науку не В.И. Вернадским, на что он сам неодно­
кратно указывал. Так, он называет имена двух американских геологов, младших современ­
ников Ч. Дарвина - Д.Д. Дана (1813-1895) и Д. Леконта (1823-1901), которые «вывели
еще в 1859 г. эмпирическое обобщение, которое показывает, что эволюция живого веще­
ства идет в определенном направлении. Это явление было названо Дана «цефализацией»,
а Леконтом - «психозойской эр о й » . Исходя из геологической роли человека, А.П. Павлов
(1 8 5 4 -1 9 2 0 ). говорил об антропогенной эре, нами теперь переживаемой» [46].
Но В.И. Вернадский, кроме того что использовал для всех этих явлений один тер­
мин - ноосфера, осмыслил их иначе в соотношении с главной своей идеей о гео­
логической роли человека. Понятию «ноосфера» он придал статус учения.
Весь комплекс методологических идей В.И. Вернадского составляет стройную и целост­
ную систему, фундаментально обоснованную всей историей развития научного познания
и в то же время открытую для дальнейшего развития. Освоение методологической стороны
наследия В.И. Вернадского - задача первостепенной важности. Она является неисчерпае­
мым источником для работы научной мысли, помогает разобраться в пёстрой картине со­
временного психологического знания и прокладывать новые пути для дальнейшего движе­
ния науки.
Литература
1. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. М.: Наука, 1997. С. 21.
2. Ярошевский М.Г., Анцыферова Л.И. Развитие и современное состояние зарубежной
психологии / Под ред. А.А.Смирнова. М.: Педагогика, 1974. С. 14.
3. Кольцова В.А. История психологии: Проблемы методологии. М.: Изд-во «Институт
психологии РАН», 2008.
4. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984.
С. 83.
5. Асмолов А.Г. Психология личности. Принципы общепсихологического анализа.
М.: Смысл, 2001. С. 75.
6. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1968. С. 70.
•
126
•
Творчество В.И. Вернадского и психологическая наука
7. Там же. С. 73.
8. Цит. по: Там же. С. 74.
9. Там же. С. 7 4-75.
10. Вернадский В.И. Кант и естествознание XVIII столетия / / Вопросы философии
и психологии. 1905. Кн. 76. С. 36-70.
11. Вернадский В.И. О научном мировоззрении / / Вопросы философии и психологии.
1902. Кн. 65. С. 1409-1465.
12. Лопатин Л.М. Научное мировоззрение и философия (По поводу статьи проф.
B.И.Вернадского «О научном мировоззрении / / Лопатин Л.М. Аксиомы философии.
Избранные статьи. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1996.
C. 239 - 314.
13. Там же. С. 239.
14. Там же. С. 241.
15. Вернадский В.И. Страницы автобиографии В.И.Вернадского. М.: Наука, 1981. С. 88.
16. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М.: Наука, 1988. С. 336.
17. Там же. С. 334.
18. Там же.
19. Там же. С. 335.
20. Там же.
21. Там же. С. 374.
22. Там же.
23. Там же.
24. Вернадский В.И. О научном мировоззрении / / Вернадский В.И. Избранные труды
по истории науки. М.: Наука, 1981. С. 32-7 6. С. 43.
25. Там же. С. 39.
26. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М.: Наука, 1988. С. 342.
27. Там же. С. 412.
28. Вернадский В.И. О научном мировоззрении / / Вернадский В.И. Избранные труды
по истории науки. М.: Наука, 1981. С. 51.
29. Вернадский В.И. Записка о выборе члена Академии по отделу философских наук.
Подано 20.XI. 1928 г. / / Коммунист. 1988. №18. С. 6 5-74. С. 73.
30. Там же.
31. Вернадский В.И. О научном мировоззрении / / Вернадский В.И. Избранные труды
по истории науки. М.: Наука, 1981. С. 44.
32. Там же. С. 52.
33. Там же. С. 55.
34. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М.: Наука, 1988. С. 310.
35. Вернадский В.И. О научном мировоззрении / / Вернадский В.И. Избранные труды
по истории науки. М.: Наука, 1981. С. 46.
36. Вернадский В.И. О науке. Том II. Научная деятельность. Научное образование. СПб.:
Изд-во РХГИ, 2002. С. 409.
37. Там же. С. 64.
38. Вернадский В.И. Страницы автобиографии В.И. Вернадского. М.: Наука, 1981. С. 84.
39. Вернадский В.И. О научном мировоззрении / / Вернадский В.И. Избранные труды
•
127
•
Творчество В.И. Вернадского и психологическая наука
по истории науки. М.: Наука, 1981. С. 228.
40. Вернадский В.И. О науке. Том II. Научная деятельность. Научное образование. СПб.:
Изд-во РХГИ, 2002. С. 461.
41. Вернадский В.И. О научном мировоззрении / / Вернадский В.И. Избранные труды
по истории науки. М.: Наука, 1981. С. 57.
42. Вернадский В.И. О науке. Том II. Научная деятельность. Научное образование. СПб.:
Изд-во РХГИ, 2002. С. 459.
43. Зинченко В.П. Лев Семенович Выготский: жизнь и деятельность / / Стиль мышления:
проблема исторического единства научного знания. К 80-летию Владимира Петровича
Зинченко. Коллективная монография / Под общ. ред. Т.Г. Щедриной. М.: Российская
политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011. С. 294-299. С. 296-297.
44. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М.: Наука, 1988. С. 303.
45. Вернадский В.И. О науке. Том II. Научная деятельность. Научное образование. СПб.:
Изд-во РХГИ, 2002. С. 104.
46. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М.: Наука, 1988. С. 506-508.
•
128
•
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа