Положение турнира;doc

Грозит ли Украине «деоффшоризация»?
Игорь Чуфаров, партнер отдела налогообложения и юридических услуг EY в Украине
Liga.net, 9 ноября 2014
Борьба с налоговыми уклонениями находится сейчас в фокусе внимания мировых правительств.
Один за другим государства вводят новые меры, направленные на борьбу с низконалоговыми
юрисдикциями. Так, Великобритания объявила о планах введения специального 25% налога на
прибыль, выводимой в низконалоговые юрисдикции. Европейский союз утвердил директиву о
применении НДС к торговле через интернет, которая во многом осуществляется через офшоры.
В России вступает в силу так называемый закон «о деофшоризации», который заставляет
российских граждан и организаций уплачивать в России налоги с прибыли подконтрольных им
иностранных компаний. Собственники существенных долей в любых иностранных компаниях
должны будут задекларировать их наличие и ежегодно отчитываться перед российскими
налоговыми органами о суммах получаемой прибыли.
Принятие подобных законов является частью широкой компании, которая ведется под эгидой
Организации Экономического Развития и Сотрудничества (ОЭСР). Страны - члены организации,
а также Китай, Россия, Бразилия и другие большие государства координируют свои усилия,
чтобы добиться от собственников офшорных компаний уплаты налогов, а от властей офшорных
юрисдикций – большего раскрытия налоговой информации.
Будет ли принимать подобные меры Украины? Призывы к борьбе с офшорами и у нас стали
модным трендом, общественные и политические деятели предлагают различные, подчас
радикальные меры. Нельзя сказать, что проблема лишена актуальности. Объемы экспорта и
импорта Украины превышают десятки миллиардов долларов в год, при этом значительная их
часть проводится через офшорные структуры, принадлежащие резидентам Украины. Также в
офшорные структуры поступают выплаты процентов по кредитам, выданным в Украину
офшорными компаниями, там же оседает прибыль от торговли ценными бумагами украинских
эмитентов. Если бы эти суммы были обложены налогами в Украине, бюджет получил бы
миллиарды дополнительных налоговых поступлений. Поэтому мы можем ожидать новые, и
вероятно, достаточно жесткие инициативы властей в этой сфере.
Какими могут быть эти меры? Здесь можно вспомнить о законе о трансфертном
ценообразовании, который принимался в прошлом году в большой спешке. От закона ожидали
миллиарды налоговых поступлений, однако мы до сих пор не располагаем какой либо
позитивной статистикой, подтверждающей его эффективность. Конечно, это может быть
объяснено кризисными условиям, а также тем, что проверки соблюдения правил ТЦО
практически еще не начались. Однако еще во время принятия Закона о ТЦО было понятно, что
он не закрывает множество лазеек, позволяющих недобросовестным налогоплательщикам
выводить свои операции из-под контроля. Недобросовестные налогоплательщики могут с
легкостью создавать многоуровневые офшорные структуры, в которых вся прибыль оседает в
офшорах верхнего уровня, не признавая их частью группы, и не раскрывая аффилированности
с ними. Именно отсутствие действенного механизма раскрытия информации об иностранных
компаниях и их бенефициарных собственниках является «ахилесовой пятой» закона о ТЦО.
Из этого следует, что обязательным условием для эффективной работы любых законодательных
мер по борьбе с налоговыми уклонениями будет построение системы, позволяющей налоговым
органам узнавать о реальных, бенефициарных собственниках иностранных компаний, и таким
образом устанавливать взаимосвязанность контрагентов по внешнеторговым операциям.
1
Первые шаги в этом направлении властями уже делаются. Так, Верховной Радой был принят
закон, который предусматривает обязательное раскрытие бенефициарных собственников всех
юридических лиц. Можно ожидать, что эти нормы получат дальнейшее развитие, и обязанность
по раскрытию бенефициаров будет распространена не только на украинские юридические лица,
но также на все иностранные юридические лица, бенефициарами которых являются резиденты
Украины.
Руководителям и собственникам украинского бизнеса следует готовиться к значительно
большему уровню прозрачности информации об иностранных компаниях. Украина ведет работу
по присоединению к международным соглашениям об автоматическом обмене налоговой
информации. Если раньше украинские налоговые органы практически не получали ответы на
свои запросы из Кипра, Швейцарии или Лихтенштейн, то в недалеком будущем ситуация может
измениться радикально. Более того, правительства классических офшорных юрисдикций, под
давлением больших стран, соглашаются раскрывать информацию о зарегистрированных в этих
странах компаниях. Например, правительство Британских Виргинских островов утвердило
закон, обязывающий все офшорные компаний предоставлять контролирующим органам
финансовую информацию и документы. Эту информацию смогут получать и украинские
налоговые органы.
Следующим шагом может быть и введение в Украине налогообложения доходов иностранных
компаний, контролируемых резидентами Украины. Нормы о налогообложении контролируемых
иностранных компаний (КИК) применяются во многих развитых странах, они предусмотрены
уже упомянутым российским законом «о деофшоризации». Причем эти правила возлагают на
бенефициарных собственников иностранных компаний ответственность за неуплату налогов в
своей юрисдикции, вплоть до уголовной.
Что же делать украинскому бизнесу в связи с ожидаемым ужесточением режима работы с
иностранными компаниями? Понятно, что в первую очередь крупный бизнес постарается
затормозить введение новых правил, или же попытается максимально их либерализовать. В
последнем нет ничего предосудительного, ведь понятно, что бизнес не сможет полностью
отказаться от использования иностранных компаний. Власти должны будут найти правильный
баланс между интересами бизнеса и необходимостью наполнения бюджета.
В то же время собственникам уже сейчас следует озаботиться построением прозрачной
структуры своего бизнеса. Основные торговые и финансовые операции группы должны быть
выстроены в соответствие с правилами трансфертного ценообразования, а иностранные
компании группы должны быть приведены в соответствие с требованиями, которые позволят им
претендовать на применение соглашений об устранении двойного налогообложения.
Допущенные в ходе исторического развития группы нарушения валютного, антимонопольного
законодательства Украины, должны быть устранены.
Наконец, бизнес должен продолжать требовать от властей принятия мер по улучшению бизнес
климата. Комплексные реформы, обеспечивающие защиту права собственности и
либерализацию валютного рынка, могли бы мотивировать резидентов Украины оставлять деньги
в стране.
2