медиатекст и авторское начало как основные категории

Дыскурсны аналіз СМІ і медыярыторыка
Олег Копытов
Хабаровский краевой институт переподготовки
и повышения квалификации в сфере профессионального образования
(Россия)
ÌÅÄÈÀÒÅÊÑÒ È ÀÂÒÎÐÑÊÎÅ ÍÀ×ÀËÎ ÊÀÊ ÎÑÍÎÂÍÛÅ
ÊÀÒÅÃÎÐÈÈ ÑÎÂÐÅÌÅÍÍÎÃÎ ÌÅÄÈÀÏÎËß
В эпоху глобального средства коммуникации – Интернета, не могло
не возникнуть, именно на его основе, глобального поля журналистики –
медиаполя, а у него – главных категорий, одновременно служащих и
точками его развития в плане социальной регуляции и в плане саморазвития журналистики, и главными характеристиками медиапотока. Эти
главные категории – медиатекст и авторское начало.
Напрашивается требование дать рабочие определения всем упомянутым понятиям. И это несмотря на то (и даже именно потому), что
термин «медиатекст» – сегодня один из самых популярных в филологии
(набираем «медиатекст» в поисковом окошке «Яндекса», попадаем на
37 тыс. ответов).
179
Итак. Медиапоток – все сообщения мировых СМИ в единицу времени (от суток до часа), имеющие свой след в Интернете или полностью в нем отраженные, или только для глобальной Сети созданные.
Медиатекст – информационное сообщение в любом жанре, исходящее
из СМИ; основная единица медиапотока, имеющая как фундаментальные характеристики текста – от цельности и законченности до прагматических характеристик, так и специфические – уникальность взаимоотношений адресанта и адресата, уникальность модуса, уникальность
поэтических, риторических и стилистических средств создания. Медиаполе – 1. условия, при которых текст становится медиатектом; 2. категория, устанавливающая основные правила профессионального и научного описания медиатекста. Авторское начало – зримое или незримое
присутствие автора в тексте: от интенций, мотивов автора до словесных
проявлений автора в тексте.
Обратим внимание на два момента. Внутри интернет-сообщества
функционирует иное представление о явлении, называемом термином
«медиапоток», – это любая оцифрованная видео- и аудиоинформация,
передаваемая по сети Интернет в режиме реального времени. Не будем
путать эти два медиапотока.
Второй момент более существенен. В трудах ученых вот так жестко,
как здесь выше, понятия медиапотока и медиатекста пока не связываются с Интернетом. Ни в работах создателя школы медиавистики в МГУ
Т.Г. Добросклонской [1], ни в глоссариях терминов А.В. Федорова [6, 7],
ни в работах одного из самых авторитетных исследователей текста Г.Я.
Солганика [5]. Бытование текста, конечно, экстралингвистическая, но
всё же филологическая проблема, поэтому обязательность следа в Сети
включим в таксономию медиатекста и скажем, что только академизм и
«густой» последовательный характер исследований медиатекста (одно
вытекает из другого и/или тесно с ним соотносится) мешают признать
очевидное: только бумажный, только радио- или телевизионный и т.п.
формат СМИ-сообщения, без его вэб-варианта или следа выключают
это сообщение из медиапотока, так как не позволяет адресату из одной
точки (кабинета с компьютером, столика в кафе с вай-фаем и планшетом
на этом столике и под.) наблюдать в единицу времени за этим сообщением как единицей, имеющей определенное место в трафике всех сообщений на ту же тему. При всем – действительно огромном – уважении
к библиотеке как институту культуры она такую возможность сможет
организовать… только если обеспечит своему читателю доступ к Интернету.
180
Слова ў кантэксце часу
За единицы времени мы недаром взяли сутки (максимальная) и час
(минимальная), и памятуя о том, что «газета живет один день», и то,
каким значением в современности наделена «новость последнего часа».
Но главное – то, что сама природа СМИ и журналистики обеспечивается дискретностью часа и суток, на них настроена, ею обеспечивается
ее атомизм, диалектически противостоящий-соотносящийся с потоковостью информационного процесса.
На понятия континуумности и дискретности и станем опираться,
выделяя медиатекст и авторское начало как не просто главные категории медиапотока, но как единственные сверхкатегории (других главных
нет).
Медиатекст – знак реального события с коннотацией, дополнительным информационно-культурным смыслом, обеспеченным самой природой журналистики, масс-медиа. Как минимум – это наделение этого
события свойством социокультурной новации, способностью не изменить мир, конечно, но обеспечить текучесть, подвижность, пластичность, даже нестабильность (скорее, в хорошем, чем в плохом смысле
слова) социокультурного пространства. При этом обязательным условием является именно наделение свойством, а не само свойство. Если
бы это было не так, то СМИ-сообщение ничем не отличалось бы от сообщения официального документа, то есть было бы лишено авторского
начала¸ во-первых, а во-вторых, вообще медиа-практика оказалась бы
не нужна, ибо ее предназначение не только сиюминутно сообщать о событиях, но и мгновенно толковать их, а под информационно-аналитическим началом масс-медиа кроется еще более важное – идеологическое,
понимая под идеологией не систему политических кредо, а систему
мировоззренческих координат (всегда гибких, подвижных) общества и
каждого его индивида.
Ряд событий, выделенных СМИ как важные (необходимо освещать)
в единицу времени (от часа до суток) на трехуровневом пространстве
(регион страны, страна, мир), составляют минимальный континуум медиатекстов, который: а) управляет социальной регуляцией в данный период времени; б) предельно актуализует форму бытования языка в данный период времени (русского, английского, суахили и т.д.). До СМИ
это были дискурсы проповедей, городского рынка, площадного театра,
сельского схода и т.п. потоковые явления. Но континуум как таковой
существует только в сопоставлении с дискретностью. В плане выражения (линия как множество точек) это имеет в медиасфере такое обязательное проявление, как освещение важного события многими СМИ (о
событии «На бывшего министра Х, которого год назад президент снял
Дыскурсны аналіз СМІ і медыярыторыка
181
с поста по недоверию, Следственный комитет завел уголовное дело»
проинформировали СМИ-1, СМИ-2,… СМИ-n). В плане содержания
(геометрическая фигура куб с разных точек взгляда имеет вид квадрата, параллелограмма, ромба и т.п., окрашена в черный цвет, белый,
красный, прозрачна и т.п.) это имеет в медиасфере такое обязательное
проявление, как освещение важного события с позиций определенного
множества модусных смыслов, эксплицированных или имплицитных,
но, которых так или иначе можно эксплицировать, и которые так или
иначе ведут к авторскому началу («На бывшего министра Х, которого
год назад президент снял с поста по недоверию, Следственный комитет, наконец, завел уголовное дело»; «На бывшего министра Х, которого
год назад президент снял с поста по недоверию, Следственный комитет,
вопреки прогнозам, завел уголовное дело»; «На бывшего министра Х,
которого год назад президент снял с поста по недоверию, Следственный
комитет, наконец, завел уголовное дело. Как и предрекал в прошлом выпуске автор этой рубрики»).
Главные характеристики медиатекста мы дали в нашем рабочем его
определении, а также в промежуточных тезисах этого сообщения.
Первое главное свойство авторского начала вообще и в медиатексте
в частности – это выявленность автора и его роли. Как мы показываем
в наших диссертационных сочинениях [2, 4] и ряде статей модус текста вообще и авторское начало текста в частности более имплицитно,
нежели эксплицитно, нужны какие-то сильные обстоятельства, чтобы
заставить автора ярко маркировать свое собственное авторское начало
(менее сильные, но тоже не слабые, – чужое авторское начало). Хотя
современнейшей тенденцией (говоря «совсем современно» – трендом)
является стремление многих СМИ регулярно и ярко маркировать выявленность автора и его роли в пространстве выпуска. Например, этим
приемом пользуются такие разные газеты как «Аргументы и факты»,
каждый раз четко, полужирным шрифтом выделяя имя читателя, который задает важный злободневный вопрос, и имя и должность (роль)
эксперта, который на этот вопрос отвечает (см. № 48, 2013); и «Литературная Россия», которая в бумажном ли, Интернет ли формате своего
выпуска обязательно выделяет почти в любом тексте не только имя автора этого текста, но и важных персон (носителей мнений, концепций,
ролей) этого текста (см. № 45–46, 2013). Вторым главным свойством авторского начала является степень сложности. Некоторые исследователи
видят в этом параметре просто развитость техники включения чужого
голоса. Мы полагаем, что здесь необходимо опираться на то, что мы назвали сложными модусными перспективами в тексте – это логические,
182
Слова ў кантэксце часу
эмоциональные и выразительные линии, по которым из отдельного высказывания распространяются модусные смыслы на определенные дистанции текста, в том числе и на весь текст, решая задачи воплощения
авторских интенций: оценки предметов и явлений, их достоверности
или не достоверности, чаще – именно с точки зрения того или иного
источника информации [3, с. 175].
Третий параметр авторского начала – его удельный вес в тексте. Под
этим параметром имеется в виду относительное текстовое пространство, отведенное под авторское начало [8]. Обязательно отметим, что,
несмотря на все новейшие тенденции яркого выделения авторского начала, его удельный вес всегда меньше диктумного, он не может быть
больше цифры в 40 % текста, видимо, это закон текста, когда количественно модус – эксплицированный ли, имплицитный, тот и другой вместе взятые, – всегда проигрывает диктуму.
Главная прагматическая цель любого современнейшего медиатекста
– взглянуть на событие глазами автора. Для «холодной» филологии не
важно – это искренний – из души и сердца взгляд, – или «заказанный»
главным редактором, а ему в свою очередь политической или иной силой, взгляд. Так же, как в общефилософском смысле содержание довлеет над формой, так и из двух суперкатегорий медиапотока «чуть более
главным» стоит признать авторское начало.
Литература
1. Добросклонская, Т. Г. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ: современная английская медиаречь / Т. Г. Добросклонская. – М., 2008.– 264 с.
2. Копытов, О.Н. Взаимодействие квалификативных модусных смыслов
в тексте (авторизация и персуазивность): дис. ... канд. филол. наук / О.Н. Копытов. – Владивосток, 2004. –184 c.
3. Копытов, О.Н. О сложных модусных перспективах / О.Н. Копытов //
Вестн. Моск.ун-та. Сер. 9. Филология. – 2012. – № 5. – М.: Изд-во Моск.
ун-та, 2012. – С. 174–182.
4. Копытов, О.Н. Текстообразующая роль модусных смыслов на фоне
сферных различий (на материале современной прозы): автореф. дис. … д-ра
филол. наук / О.Н. Копытов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://
vak2.ed.gov.ru/catalogue/details/152878.
5. Солганик, Г. Я. К определению понятий «текст» и «медиатекст» /
Г.Я. Солганик // Вест. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. – 2005. – № 2. –
С. 7–15.
6. Федоров, А. В. Медиаобразование и медиаграмотность / А. В. Федоров. – Таганрог: Изд-во Кучма, 2004. –340 c.
Дыскурсны аналіз СМІ і медыярыторыка
183
7. Федоров, А. В. Словарь терминов по медиаобразованию, медиапедагогике, медиаграмотности, медиакомпетентности / А. В. Федоров [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://narod.ru/text23/0013.htm .
8. Шмелева, Т.В. Авторское начало медийного текста: удельный вес /
Т.В. Шмелева // Язык. Дискурс. Текст: V Междунар. науч. конф., посвящ.
юбилею проф. Г.Ф. Гавриловой: труды и материалы. Ч. I / Педагогический
институт Южного федерального университета. – Ростов н/Д.: Изд-во «АкадемЛит». 2010. – С. 325–327.