Автореферат А.С.Пученкова

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
Санкт-Петербургский институт истории
На правах рукописи
Пученков Александр Сергеевич
Антибольшевистское движение на Юге и Юго-Западе России (ноябрь
1917 – январь 1919 гг.): идеология, политика, основы режима власти
Специальность 07.00.02 – Отечественная история
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора исторических наук
Санкт-Петербург
2014
Работа выполнена в отделе истории революций и общественного движения
России ФГБУН Санкт-Петербургский институт истории РАН
Научный
консультант:
Смирнов Николай Николаевич
доктор исторических наук, профессор
Официальные
оппоненты:
Полторак Сергей Николаевич
доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры истории и
регионоведения государственного образовательного учреждения высшего
профессионального образования Санкт-Петербургского государственного
университета телекоммуникаций (СПбГУТ) им. проф. М. А. Бонч-Бруевича
Репников Александр Витальевич
доктор исторических наук, доцент, заместитель начальника центра
документальных публикаций федерального казенного учреждения
Российского государственного архива социально-политической истории
(РГАСПИ)
Базанов Петр Николаевич
доктор исторических наук, доцент, профессор ФГБОУ высшего
профессионального образования Санкт-Петербургского государственного
университета культуры и искусств (СПбГУКИ)
Ведущая организация: Автономное образовательное учреждение высшего
профессионального образования Ленинградский государственный
университет им. А. С. Пушкина
Защита состоится 7 октября 2014 г. в 14-30 на заседании Диссертационного
совета Д 002.200.01 по защите диссертаций по адресу: 197110, СанктПетербург, Петрозаводская ул., д. 7.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского
института истории РАН и на сайте института: www.spbiiran.nw.ru
Автореферат разослан «______» _______________ 2014 г.
Ученый секретарь
Диссертационного совета
кандидат исторических наук
П. В. Крылов
2
I.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования.
Гражданская война – одно из наиболее трагических событий в истории России ХХ
века. Юг России стал территорией, на которой Гражданская война разворачивалась с
всевозрастающей силой, последовательно вовлекая в братоубийство все новые и новые
группы населения. Здесь возникла «Алексеевская организация», трансформировавшаяся
сначала в Добровольческую армию, а потом, после объединения с Донской армией, – в
Вооруженные Силы на Юге России, представлявшие в 1919 г. наибольшую угрозу
существованию Советской власти и во многом олицетворявшие Белое движение.
Ужас братоубийственной бойни легче чем где бы то ни было можно проследить на
примере рассматриваемого региона. Здесь особенность развития политического процесса
заключалась в нарастающей силе хаоса и жестокости противоборствующих сил.
Безусловно также и то, что история Украины и Крыма неотъемлемым образом связана с
историей русской Гражданской войны.
Актуальность темы исследования обусловлена не только приближающимся
столетием Великой русской революции 1917 г., но и возрастающей на территории
Российской Федерации конфликтной составляющей в отношениях между властью и
обществом, острой проблемой социального неравенства, проблемой межнациональных
отношений в рамках единого государства, а также, что особенно важно, резким
ухудшением отношений России с государственными новообразованиями, возникшими на
территории бывшего СССР – в первую очередь с Украиной и государствами Закавказья.
Украино-Российский конфликт 2014 г., воссоединение Крыма с Россией, и
колоссальный общественный интерес к политическим перипетиям вокруг этих событий
также говорят об актуальности проведенного научного исследования. Грузино-абхазский
конфликт 2008 г., локализованный при активном участии России – столь же отчетливо
свидетельствует о том, что обращение к опыту взаимодействия антибольшевистских сил с
государствами
Закавказья
является
необходимым
условием
преодоления
как
потенциальных, так и существующих межгосударственных проблем на территории
постсоветского пространства. Вхождение в состав России новых субъектов федерации –
Крыма и Севастополя, не признанных как Украиной, так и международным сообществом,
заставляет обратиться к опыту сосуществования в 1918 году независимых Крыма, РСФСР
и Украинской Державы.
Несмотря на обширнейшую историографию, целый ряд важных для истории
Гражданской войны вопросов до сих пор не нашел комплексного изучения. К их числу
относится изучение взаимосвязи различных антибольшевистских сил на Юге России,
3
степень координации их усилий в борьбе с большевиками, закономерность превращения
Добровольческой армии, а не какой-нибудь иной антибольшевистской силы, в главную
антисоветскую силу на Юге России, пользующуюся поддержкой Антанты, а также
выявление того, насколько политические и идеологические расхождения различных
антибольшевистских сил мешали их общей борьбе с большевиками, либо повлияли на
общий
исход
Гражданской
войны.
Эти
вопросы
представляются
диссертанту
основополагающими. Между тем они, в их комплексе, не нашли достаточного освещения
в исследовательской литературе.
Объектом диссертационного исследования являются антибольшевистские армии,
политические организации и режимы, существовавшие на территории Юга России,
Украинской Державы и Крыма в период ноября 1917-января 1919 гг.
Предметом
исследования
является
военно-политическая
деятельность
Добровольческой армии, Всевеликого Войска Донского, Украинской Державы, Крыма и
работавших на их территории общественно-политических организаций, а также военные
компании на Юге и Юго-Западе России.
Целью диссертационного исследования – является решение важной научной
проблемы, заключающейся в комплексном изучении деятельности антибольшевистских
движений на Юге и Юго-Западе России в ноябре 1917 – январе 1919 гг. Особенностью
настоящего
исследования
является
всестороннее
рассмотрение
деятельности
антисоветских режимов на всем Юге и Юго-Западе России в указанный период, при этом
одинаковое внимание уделено изучению белого добровольчества, казачества, и
политических режимов на территории Украины и Крыма.
Исходя из цели исследования, определяются следующие задачи:
- исследовать принципы формирования Добровольческой армии, ее социальный
состав и характер взаимоотношений с казачеством, соотношение регионального и
общерусского патриотизма;
- исследовать особенности взаимоотношений вождей Добровольческой армии и
казачества и определить характер воздействия этих взаимоотношений на общий ход
борьбы;
- выявить причины превращения Добровольческой армии в главную антисоветскую
силу на Юге России;
- показать воздействие ошибок красного командования на общий ход военной
компании 1918 года на Северном Кавказе;
- охарактеризовать политическое мировоззрение чинов Добровольческой армии, ее
командного состава, а также программные лозунги Добровольческой армии;
4
- исследовать воздействие австро-германской оккупации и англо-французской
интервенции на эскалацию Гражданской войны на Юге и Юго-Западе России;
- выявить причины «избрания» П.П.Скоропадского германским оккупационным
командованием гетманом всея Украины и степень зависимости гетмана Украинской
Державы;
- охарактеризовать политические процессы на территории Крыма, их специфику,
исследовать воздействие германской оккупации и французской интервенции на жизнь
полуострова;
-
исследовать
воздействие
«общественных
деятелей»
на
командование
антибольшевистских сил на Юге России, рассмотреть борьбу «ориентаций», равно как и
причины тяготения «общественных деятелей» к союзнической или германской
ориентации;
- выявить специфику развития политических процессов и их воздействие на общий
ход Гражданской войны на Юге и Юго-Западе России
Территориальные рамки исследования охватывают весь Юг и Юго-Запад
России. При этом под «Россией» понимается бывшая Российская империя (за
исключением Польши и Финляндии), включавшая себя не только территорию РСФСР, но
и территорию будущей УССР и ЗСФСР. Это обусловлено тем обстоятельством, что как в
деловой переписке руководителей Белого движения, так и в их программных
выступлениях все вышеперечисленные территории продолжали за редким исключением
именоваться Югом или Юго-Западом России.
Хронологические рамки исследования – ноябрь 1917 – январь 1919 гг.
обусловлены тем, что в это время южнорусское Белое движение, в лице сначала
«Алексеевской организации», а затем и Добровольческой армии, проделало большой и
сложный путь от законспирированной группы офицеров, возглавляемой бывшим
Верховным Главнокомандующим русской армии генералом М.В.Алексеевым, до создания
Вооруженных Сил на Юге России, объединенных под руководством генерала
А.И.Деникина. Рубежные даты работы – это 2(15) ноября 1917 г. – возникновение
«Алексеевской организации» – и 26 декабря 1918 г. (8 января 1919 г.) – день
возникновения Вооруженных Сил на Юге России под главнокомандованием генерала
А.И.Деникина – которые оказали решающее воздействие на фактическое признание
всеми, в том числе и союзниками, Добровольческой армии в качестве главной
антибольшевистской силы на всем Юге России, к тому же претендующей на
всероссийский статус. Кроме того, в работе исследуются история Украинской Державы
Скоропадского – от ее возникновения до крушения (апрель 1918 – декабрь 1918 г.),
5
эволюция Крыма от Советской социалистической республики Тавриды (март 1918 г.) до
крушения Крымского краевого правительства С.С.Крыма (весна 1919 г.), история
французской интервенции в Одессе (декабрь 1918 – апрель 1919 г.), неудача которой
существенным образом повлияла на весь исход Гражданской войны.
Понятийный аппарат
В диссертации под антибольшевистским движением понимается не только
непосредственно Белое движение на Юге России, прошедшее этапы эволюции
«Алексеевская организация» – Добровольческая армия – Вооруженные Силы на Юге
России, но и политические режимы, не признавшие Советскую власть, включая Украину в
лице
сначала
Центральной
П.П.Скоропадского;
Крыма
Рады,
в
а
период
затем
Украинской
пребывания
у
Державы
гетмана
сначала
генерала
власти
М.А.Сулькевича, а затем кадетского правительства С.С.Крыма; и, наконец, правительств
независимых Грузии, Армении и Азербайджана, занимавших в разной степени
враждебную позицию по отношению к РСФСР.
Основные положения, выносимые на защиту.
1. Продуманная
стратегия
вождей
Белого
движения
способствовала
трансформации Добровольческой армии в главную антисоветскую силу на Юге
России.
Выбор
основоположником
Белого
движения
генералом
М.В.
Алексеевым Дона в качестве базы для формирования Добровольческой армии
был оправдан, и, пускай не сразу, но привел к своим результатам: казачество
дало добровольцам приют, впоследствии донские и кубанские казаки дали
Добровольческой армии ту численность, которая позволила деникинцам
претендовать на решение поставленных еще в самый момент зарождения
движения общероссийских задач.
2. Еще в период «Быховского сидения» осенью 1917 г. А.И. Деникиным при
участии других генералов и с одобрения Л.Г.Корнилова была составлена
«Быховская программа», провозгласившая главный принцип политической
программы будущего Белого движения – «непредрешение» впредь до созыва
Всероссийского Учредительного Собрания окончательного решения основных
вопросов общерусской государственной жизни. Доктрина «непредрешения»
позволяла избежать обвинений в реставраторском характере Белого движения и
вовлекать в ряды активных борцов с большевизмом людей самых разных
политических взглядов.
3.
«Ледяной» поход Добровольческой армии едва не привел ее к катастрофе.
Ошибки красного командования позволили Деникину спасти остатки армии от
6
гибели и распыления. Выход Добровольческой армии в «Ледяной поход» в
конкретных условиях февраля 1918 г. был необходим, в противном случае
белогвардейцы были бы разбиты превосходящими силами большевиков.
«Ледяной поход» позволил Добровольческой армии найти свою идею, и
заставил воспринимать ее не только как военную, но и политическую силу.
4. Личные взаимоотношения между вождями антибольшевистского движения
препятствовали объединению всех сил антисоветского фронта. Конфликты
Алексеев-Корнилов, Деникин-Краснов, Скоропадский-Деникин, СкоропадскийСулькевич в любой момент грозили погубить всю антисоветскую борьбу на
Юге.
5. С момента возникновения Белого движения на Юге России присутствовала
конфликтная составляющая в отношениях между добровольцами и казачьими
правительствами, порожденная несовместимостью взглядов белых вождей и
вождей
казачества
относительно
дальнейших
путей
развития
пост-
большевистской России. Борьба общерусского и регионального патриотизма,
недооцениваемая в исторической литературе, препятствовала координации
действий Белого движения.
6. Политическое мировоззрение первых добровольцев не было единым: среди
добровольцев
были
Учредительного
как
собрания,
сторонники
так
и
идеи
монархисты.
созыва
До
Всероссийского
той
поры,
пока
Добровольческой армией командовал генерал Л.Г.Корнилов, армия не
нуждалась в каких-то лозунгах, связанная общей идеей борьбы с Советской
властью и воодушевленная верой в своего вождя. После гибели Корнилова
началась неизбежная политизация армии, которая, повинуясь позиции
Деникина, продолжала придерживаться двух базовых лозунгов Белого
движения – «непредрешения» формы политического устройства освобожденной
от большевиков России и восстановления «Великой, Единой и Неделимой
России». В целом общее настроение армии в 1918 г. было умеренномонархическим. Монархия в сознании большинства добровольцев была
тождественна представлению о сильной и единой России.
7. Украина
в
порожденный
1918
как
году
переживала
неспособностью
острейший
власти
политический
выработать
кризис,
объединяющую
население идеологию, так и зависимостью новообразованного государства от
внешних сил. Политические лидеры – В.А.Голубович, а затем П.П.
Скоропадский не являлись самостоятельными политическими фигурами, власть
7
их не базировалась на фундаменте общенационального доверия, главным
источником их власти были германские оккупационные силы, а не украинский
народ. Гетман П.П.Скоропадский осознавал шаткость своего положения и
предпринимал безуспешные попытки найти более надежного союзника, чем
немцы. Заигрывания гетмана с украинскими националистами, российскими
монархистами, попытки сближения с Деникиным и Антантой оказались
безуспешны. Каждая из этих группировок не верила гетману, воспринимая его
пребывание у власти – как временное, а его политические взгляды – как
неискренние и конъюнктурные. Попытка гетмана создать свою армию также ни
к чему не привела – как из-за противодействия немцев, так и из-за ошибок в
области чисто военного строительства. Поражение Германии в Мировой войне,
а также недооценка гетманом С.В. Петлюры и силы возглавляемого им
самостийнического движения, обусловили крушение гетманщины.
8. Крым в 1918-начале 1919 г. находился на периферии Гражданской войны.
Изолированность
полуострова
обусловила
относительную
мягкость
политических процессов на территории региона. Центральным вопросом в
жизни Крыма был спор о статусе Черноморского флота, а также – о
государственной принадлежности Крыма. Частью Украины Крым себя не
считал. В конце 1918 г., после поражения Германии в Мировой войне, с подачи
местных кадетов произошел бескровный «государственный переворот», а
германский ставленник – генерал М.А.Сулькевич – уступил власть Крымскому
краевому правительству кадета С.С.Крыма. Последнее сделало ставку на
поддержку своей власти со стороны Добровольческой армии и французских
интервентов. Лишившись поддержки интервентов, Краевое правительство не
сумело удержаться у власти, подготовив тем самым почву для очередной
советизации Крыма.
9. Французские интервенты потенциально рассматривались Деникиным и его
соратниками в качестве основного союзника белых сил на Юге России.
Интервенты, однако, видели в Деникине подчиненную себе силу и не желали
воевать с большевиками. Опыт сосуществования белой власти и интервентов в
Одессе
показал
невозможность
выработки
ими
приемлемых
условий
соглашения, на основе которого можно было бы успешно совместно бороться с
большевиками. Бегство союзников из Одессы наглядно продемонстрировало,
что принимать фактическое военное участие в русской Гражданской войне
интервенты не желают, стремясь к обеспечению лишь своих экономических
8
интересов в регионе, иначе говоря, делая ставку не на возрождение сильной и
единой России, как Деникин, а лишь на ее разграбление и расчленение. Это
порождало конфликт интересов, и обусловило то, что белые могли
рассчитывать лишь на материальную, а не на военную помощь союзников.
Таким образом, надежды белогвардейцев на совместный военный поход в
союзе с Антантой против большевиков оказались несостоятельны. Это
существенно снижало шансы Деникина на успех в Гражданской войне.
Степень научной разработанности проблемы.
Историография Гражданской войны в России исключительно обширна. Тем не
менее, работ, комплексно рассматривающих историю антибольшевистского движения на
Юге и Юго-Западе России, сравнительно немного. Целый ряд вопросов – характер личных
взаимоотношений
антибольшевистских
вождей
антибольшевистского
политических
партий,
движения,
государственное
деятельность
строительство
на
территориях, занимаемых антибольшевистскими армиями в годы Гражданской войны,
политическое мировоззрение участников Белого движения, координация деятельности
антибольшевистских сил в их борьбе с большевиками, конфликтная составляющая в
отношениях между казачеством и добровольцами, проблема столкновения интересов
общерусского (добровольцы) и регионального (казачество) патриотизма, вопрос о
лозунгах Белого движения – остаются слабоизученными.
Историография вопроса может быть условно разбита на 4 группы: советская
историография, эмигрантская историография, современная российская историография и
зарубежная историография. Особенностью историографии Гражданской войны до начала
1990-х гг. была ее крайняя политизированность: как советские историки, так и их
оппоненты – советологи или эмигранты – обвиняли друг друга в фальсификаторстве и
одностороннем подборе фактов. Парадокс в том, что и те, и другие были во многом
справедливы в своих обвинениях, что свидетельствует о крайней идеологизированности
рассматриваемых работ. Основные подходы к изучению антибольшевистского движения
были заложены еще в 1920-е гг., сразу после окончания Гражданской войны.
Характерной чертой советской историографии 1920-х гг. была ее непредвзятость в
освещении военных операций. Во многом это объясняется тем, что составителями работ
подобного плана были преимущественно военспецы.1 Одновременно выпускались и
содержательные работы по политической истории Гражданской войны, в которых
обстоятельно рассматривались различные аспекты существования белогвардейских
1
Свечников М.С. Борьба Красной армии на Северном Кавказе. Сентябрь 1918 – апрель 1919. М.; Л., 1926;
Какурин Н.Е. Как сражалась революция. Т. 1-2. М.; Л., 1926; Егоров А.И. Разгром Деникина 1919 г. М.,
1931. Все три указанных автора были репрессированы в 1930-е гг.
9
режимов и содержался, несмотря на очевидную партийность, большой фактический
материал.2
В сталинскую эпоху лагерь контрреволюции показывался максимально безлико,
историки вынуждены были руководствоваться в изложении событий программными
установками партии, изложенными в «Кратком курсе ВКП(б)».
Лишь в 1960-е-1980-е гг. антибольшевистское движение перестало быть
табуированной темой советской историографии. Так в работах Л.М.Спирина и
Н.Г.Думовой
исследовалась
деятельность
политических
партий
России
в
годы
Гражданской войны. И Спирин, и Думова пришли к выводу о том, что кадеты были
главной партией, своего рода «штабом» Белого движения.3
Значительный вклад в изучение истории антибольшевистского движения внесла
построенная на широкой источниковой базе работа Г.З.Иоффе «Крах российской
монархической контрреволюции».4 Крупные работы по истории Гражданской войны
принадлежат
перу
В.Д.Поликарпова.5
Поликарпов
продолжал
придерживаться
традиционных для советской исторической науки оценок, высказывая мнение о том, что
целью командования Добровольческой армии была реставрация монархии, а лозунг
«непредрешенчества» являлся маской.6
По-настоящему новаторский характер имела монография военного историка
А.Г.Кавтарадзе. Кавтарадзе опровергнул устоявшийся штамп советской историографии о
том, что Добровольческая армия по своему составу была «буржуазно-помещичьей».7
В перестроечный период резко сместился приоритет исследовательского интереса
историков: именно Белое движение становится главным объектом изучения, в то время
как проблемы, связанные с Советской властью, уходят на второй план, исследования,
посвященные «красным», становятся скорее исключением из общего правила. В этот
период крупные работы по истории Белого движения вышли из-под пера петербургского
историка В.Г.Бортневского.8 Начиная с 1991 г. история антибольшевистского движения
активно изучается путем привлечения значительного массива архивных документов. Так
в 1996 г. заметную работу по истории Белого Юга выпустил ярославский историк
2
Кин Д. Деникинщина. Л., 1927; Гуковский А.И. Французская интервенция на Юге России. 1918-1919 гг.
М.; Л., 1929.
3
Спирин Л.М. Классы и партии в гражданской войне в России. М., 1968. С. 281.; Думова Н.Г. Кадетская
контрреволюция и ее крах. М., 1982. С. 356, 362.
4
Иоффе Г.З. Крах российской монархической контрреволюции. М., 1977.
5
Поликарпов В.Д. Пролог гражданской войны. М., 1976; Поликарпов В.Д. Военная контрреволюция в
России. 1905 – 1917 гг. М., 1990.
6
Поликарпов В. Д. Военная контрреволюция в России... С. 326, 333.
7
Кавтарадзе А. Г. Военные специалисты на службе Республики Советов 1917 – 1920 гг. М., 1988.
8
Бортневский В. Г. Белое дело. Люди и события. СПб., 1993; Бортневский В. Г. Белое движение в годы
гражданской войны в России (главы из неоконченной книги) // Избранные труды. СПб., 1999. С. 305-370.
10
В.П.Федюк. В монографии, посвященной первому году Гражданской войны на Юге
России 1917-1918 гг., Федюк сумел раскрыть все узловые проблемы истории
антибольшевистского движения в регионе: зарождение Добровольческой армии; ее
взаимоотношения с казачеством; с интервенцией; конфликтный характер личных
взаимоотношений вождей движения – Краснова с Деникиным, Корнилова с Алексеевым,–
и влияние этих взаимоотношений на ход противоборства; значение Ледяного похода как
символа Белой борьбы и т. д. Историк выдвинул тезис о том, что абсолютное
большинство факторов, повлиявших на итог Гражданской войны в регионе, иначе говоря,
на поражение белых, проявились уже на первом этапе истории белого движения.9 Федюку
удалось доказать закономерность превращения Добровольческой армии в лидера
антибольшевистского движения в регионе. Особое внимание исследователь в своей работе
уделил
Добровольческой
армии
как
«армии-государству»,
делавшей
ставку на
исключительно вооруженные методы борьбы с большевиками. Стремление же
добровольческого командования уйти от острых проблем (что нашло отражение уже в
первых декларациях, обнародованных от имени армии) при первых же признаках неудачи
было чревато расколом.10
После распада СССР и образования независимой Украины и Автономной
Республики Крым украинскими и крымскими специалистами было создано немало работ,
в значительной степени, как правило, зависимых от текущей политической конъюнктуры.
По удачному определению московского историка И.В.Михайлова, после распада СССР
«историки на Украине так и не обрели независимость от политики». 11 Вместе с тем, в
числе заметных и предельно не ангажированных изданий украинских историков можно
указать монографии В.Ф.Солдатенко, начавшего свою научную деятельность еще в
советское время, и Р.Я.Пирога.12 Оба историка не склонны к апологии Скоропадского.
Особенностью работ и В. Ф. Солдатенко, и Р. Я. Пирога является то, что при
рассмотрении истории Гражданской войны на Украине ими, по понятным причинам,
специально не акцентируется внимание на взаимодействии внутриполитических
процессов на Украине с общим контекстом истории российской Гражданской войны. Оба
историка пишут об истории Гражданской войны на Украине, видя в ней обособленное от
российской Гражданской войны явление. В 1997 году (переиздана в 2008 г.) вышла в свет
работа крымских историков А.Г. и В.Г.Зарубиных «Без победителей. Из истории
гражданской войны в Крыму». Обработав значительный и разнообразный исторический
9
Федюк В. П. Белые. Антибольшевистское движение на Юге России 1917 – 1918 гг. М., 1996. С. 144.
Там же. С. 144.
11
Михайлов И.В. «Украинская революция» или революция на Украине? // Вестник МГИМО. 2010. №7. С. 9.
12
Солдатенко В.Ф. Гражданская война в Украине. 1917 – 1920 гг. М., 2012; Пирiг Р. Украiнська гетьманска
держава 1918 року: Историчнi нариси. К., 2011.
10
11
материал, историки пришли к важным обобщениям. По мысли Зарубиных, в Гражданской
войне в России вообще и в Крыму, в частности, виноваты были все активные
политические силы.13 В работах российских историков история Украинской Державы и
Крыма, как правило, рассматривалась лишь в контексте истории Гражданской войны в
целом, не являясь предметом самостоятельного монографического исследования.14
Значительный вклад в разработку истории Белого движения внесли исследования
московского историка В.Ж. Цветкова, автора крупнейших обобщающих работ по
политической истории Белого движения в России,15 В. Д. Зиминой,16 а также
Р.Г.Гагкуева,17 в которой автор рассматривает вопросы военного строительства на всем
протяжении белой борьбы на Юге России – от самого начала и до самого конца, до
эвакуации Русской армии генерала П.Н.Врангеля из Крыма.
Большое
количество
работ
в
последние
годы
посвящены
и
вождям
антибольшевистского движения – Л.Г.Корнилову, А.И.Деникину, М.В.Алексееву. В
большинстве своем эти работы свободны от апологетики и героизации.18
Проблемы истории казачества в Гражданскую войну освещаются в трудах
С.А.Щербинина, А.В.Венкова и Л.И.Футорянского.19 Недостаточным вниманием у
историков, правда, пользуется проблема взаимоотношений казачьих властей с белой
администрацией на Юге России, взаимоотношений, носивших в отдельные моменты ярко
выраженный
всероссийских
конфликтный
интересов,
характер,
а
также
олицетворяемых,
в
столкновение
свою
региональных
очередь,
казачьими
и
и
белогвардейскими правительствами.
13
Зарубин А. Г., Зарубин В. Г. Без победителей. Из истории гражданской войны в Крыму. Симферополь,
1997. С. 4.
14
В качестве одного из исключений можно назвать монографию диссертанта. См.: Пученков А. С. Украина
и Крым в 1918 – начале 1919 года. Очерки политической истории. СПб.: Нестор-история, 2013. – 352 с.
15
Цветков В.Ж. Белое дело в России. 1917 – 1918 гг. (формирование и эволюция политических структур
Белого движения в России). М., 2008; Цветков В. Ж. Белое дело в России. 1919 г. (формирование и
эволюция политических структур Белого движения в России). СПб., 2013; Цветков В. Ж. Белое дело в
России. 1919 – 1922 гг. (формирование и эволюция политических структур Белого движения в России). Ч. I.
М., 2013.
16
Зимина В.Д. Белое дело взбунтовавшейся России: Политические режимы Гражданской войны. 1917 – 1920
гг. М., 2006.
17
Гагкуев Р.Г. Белое движение на Юге России. Военное строительство, источники комплектования,
социальный состав. 1917 – 1920 гг. М., 2012.
18
Иоффе Г.З. Белое дело. Генерал Корнилов. М., 1989; Он же. Семнадцатый год. Ленин, Керенский,
Корнилов. М., 1995; Цветков В.Ж. Генерал Алексеев. М., 2014; Ипполитов Г.М. Кто Вы, генерал А.И.
Деникин? Монографическое исследование политической, военной и общественной деятельности А.И.
Деникина в 1890-1947 гг. Самара, 1999; Ипполитов Г.М. Деникин. М., 2000; Козлов А.И. Антон Иванович
Деникин (человек, полководец, политик, ученый). М., 2004.
19
Щербинин С.А. Становление большевистской власти на Дону и Кубано-Черноморье и ее общественное
восприятие: Монография. Славянск-на-Кубани, 2006; Венков А.В. Атаман Краснов и Донская армия. 1918
год. М., 2008. Футорянский Л.И. Казачество России в огне Гражданской войны (1918 – 1920 гг.). Оренбург,
2003.
12
Соглашаясь с П.А.Гришаниным, можно утверждать, что в настоящий момент
процесс изучения гражданской войны находится в рамках накопления фактологического
материала и превращения его в историческое знание,20 при этом явно недостаточное
внимание у историков вызывает история РККА. Между тем именно изучение истории в
равной степени как белых, так и красных в состоянии преодолеть лакуны, существующие
в историческом знании о Гражданской войне.
Особый вклад в разработку изучаемой проблемы внесли русские историкиэмигранты. В числе наиболее значительных работ следует назвать работы Н.Н.Головина,
А.А.Зайцова и П.Н.Милюкова.21 Ценность труда Зайцова в том, что он впервые
комплексно
рассмотрел
события
гражданской
войны
в
России
с
позиции
профессионального военного, серьезно проанализировал стратегические вопросы, сделал
разбор стратегических ошибок белого командования. Через 3 года после выхода в свет
книги Зайцова появляется труд генерала Н.Н.Головина «Российская контрреволюция в
1917-1918 гг.».22 Головин большое значение придавал отсутствию общей политической
или социальной идеи, которая бы объединяла разноплеменные контрреволюционные
силы, что приводило к разлагающим процессам внутри контрреволюционного лагеря.
Заметным явлением стала книга П.Н.Милюкова «Россия на переломе». 23 То
положение, которое занимал автор в белом лагере в первый год Гражданской войны,
делает его оценки особо важными и требующими глубокого осмысления. Объем
информации, которым обладал Милюков в силу своего положения, позволял ему делать
ценные выводы и обобщения.
Большую работу в изучении истории Белого движения проделали зарубежные
историки. В раскрытии изучаемой проблемы наибольшую роль сыграли исследования
американских историков П.Кенеза и Дж.Бринкли.24 И если Бринкли в своей работе
рассматривал взаимоотношения Добровольческой армии и союзной интервенции, то
двухтомная монография Кенеза, основанная на привлечении широкого круга источников,
может по праву считаться наиболее фундаментальным трудом по истории южнорусского
Белого движения в западной историографии. Изучению политической составляющей
20
Гришанин П.И. Современные подходы к изучению гражданской войны и Белого движения // Вопросы
истории. 2009. №6. С. 167.
21
Зайцов А. 1918 год. Очерки по истории русской гражданской войны. Париж, 1934. Переиздание: Зайцов А.
А. 1918 год. Очерки по истории русской гражданской войны. М., 2006.
22
Головин Н.Н. Российская контрреволюция в 1917-1918 гг. Париж, 1937. Переиздание: Головин Н. Н.
Российская контрреволюция в 1917 – 1918 гг. Т. 1-2. М., 2011.
23
Милюков П.Н. Россия на переломе. Т.2. Антибольшевистское движение. Париж, 1927.
24
Brinkley G. The Volunteer Army and Allied Intervention in South Russia, 1917-1920: A Study in the Politics and
Diplomacy of the Russian Civil War. Notre Dame, 1966; Kenez P. Civil War in South Russia, 1918: The First Year
of the Volunteer Army. Berkeley, 1971; Kenez P. Civil War in South Russia, 1919-1920. Berkeley, 1977.
13
антибольшевистского движения занимались такие историки, как У.Розенберг и
К.Лазарски.25
Исходя из вышесказанного, следует признать, что, несмотря на наличие
многочисленных исследований по истории антибольшевистского движения на Юге
России, историческую проблему нельзя считать до конца решенной. Комплексное
исследование,
посвященное
политических
режимов
особенностям
Юга
и
функционирования
Юго-Запада
России,
их
антибольшевистских
политическому
лицу,
идеологической составляющей, военному строительству, степени взаимодействия друг с
другом,
анализу
конфликтной
составляющей,
присутствовавшей
между
ними,
дополненное изучением причин поражения Советской власти на Юге России в 1918 г., –
еще не создано историками.
Источниковая база исследования. Основой для написания работы стали
документы и материалы, выявленные автором в 23 отечественных и зарубежных архивах,
в которых было совокупно обработано более 100 фондов и около 350 единиц хранения.
Подавляющее большинство архивных материалов, использованных в работе, впервые
вводятся
диссертантом
в
научный
оборот.
Отсутствие
целостного
архива
антибольшевистских сил было компенсировано привлечением широкого спектра
материалов центральных, региональных и зарубежных (украинских) архивов, которые по
своему характеру можно разделить на несколько групп. К первой группе следует отнести
фонды личного происхождения. Среди них выделяются личные фонды ведущих
персоналий Белого движения из собрания Государственного архива Российской
Федерации
– фонды А.И.Деникина (Ф. Р-5827), А.С.Лукомского (Ф. Р-5829),
В.В.Шульгина (Ф. Р-5974); в Государственном архиве Одесской области большой интерес
представляет впервые введенный автором в научный оборот дневник Председателя
Подготовительной по национальным делам комиссии при Особом Совещании при
Главнокомандующем
Вооруженными
Силами
на
Юге
России
профессора
И.А.Линниченко (Ф. 153); в Отделе Рукописей Российской Национальной библиотеки
отложился личный фонд руководителя деникинской пропаганды полковника Б.А.
Энгельгардта, оставившего после себя воспоминания под названием «Добровольческая
армия» (Ф. 1052.). Кроме того, из материалов фонда «Коллекция отдельных воспоминаний
белогвардейцев» ГАРФ (Ф. Р-5881) автором привлечены воспоминания десятков
участников антибольшевистской борьбы – в частности, И.Ф.Патронова, Д.В.Ненюкова,
25
Rosenberg W.G. A. I. Denikin and the Anti-Bolshevik movement in South Russia. Amherst, 1961; Rosenberg W.
Liberals in the Russian Revolution. The Constituional Democratic Party, 1917-1921. Princeton, 1974; Lazarski C.
The lost opportunity. Attempts at unification of the Anti-bolsheviks, 1917 – 1919. Moscow, Kiev, Jassy, Odessa.
Lanham, 2008. Последнюю монографию можно считать крупнейшей англоязычной работой по истории
антибольшевистских политических организаций Юга России.
14
В.М.Левитского, В.А.Рейнбота, Н.Н.Шиллинга; коллекцию воспоминаний ГАРФ во
многом дополняет фонд №1 (Всероссийская мемуарная библиотека) Дома Русского
Зарубежья им. А.Солженицына, в котором отложились уникальные по содержащейся в
них
информации
воспоминания
Дежурного
генерала
Добровольческой
армии
С.М.Трухачева; в свою очередь, в Центральном государственном архиве высших органов
власти и управления Украины (г. Киев) особую ценность представляют воспоминания
начальника штаба гетмана П.П. Скоропадского генерала Б.С.Стеллецкого (Ф. 4547) и
военного министра Центральной Рады А.Т.Жуковского (Ф. 3543). Воспоминания
активных участников антибольшевистского движения условно можно разделить на две
основные группы: воспоминания военных и воспоминания политиков и общественных
деятелей. Для воспоминаний военных характерно стремление объяснить причины
поражения и последовательное изложение событий; воспоминания политиков и
общественных деятелей, как правило, написаны в более эмоциональной манере, в них
присутствует желание найти конкретного и непосредственного виновника постигшей
антибольшевистские силы неудачи.
В группе делопроизводственных документов выделяются материалы фонда Р-446
(Политическая канцелярия Особого Совещания при Главнокомандующем Вооруженными
Силами на Юге России) ГАРФ, включающие в себя дела, проливающие свет на
взаимоотношения южнорусского Белого движения с окраинными государственными
новообразованиями (Армения, Азербайджан, Грузия, Украина и т. д.), донским и
кубанским казачеством, союзными и германскими оккупационными войсками на Юге
России.
Группу
архивных
материалов,
характеризующих
военную
деятельность
антибольшевистских сил, представляют фонды Российского государственного Военного
архива
–
фонды
39720
(Штаб
Добровольческой
армии),
39540
(Штаб
Главнокомандующего Добровольческой армией), 40236 (Личная канцелярия военного
губернатора гор. Одессы и примыкающего района. (Ген.-майор А.Н.Гришин-Алмазов),
40307 (Varia), 40308 (Varia), 39779 (Партизанский отряд генерала Л.Ф.Бичерахова). В
делах этих фондов содержится переписка высших чинов Добровольческой армии,
аналитические отчеты, приказы и материалы оперативного характера. В ЦГАВОУ
Украины наибольший интерес представляют фонды 2469 (Главная квартира гетмана),
1077 (Главное управление Генерального штаба Украинской Державы), 2203 (Морской
генеральный штаб при Морском министерстве Украинской Державы), содержащие
огромный фактический материал по истории военного строительства на территории
Украинской Державы. Охарактеризованные выше материалы фондов ГАРФ, РГВА,
ЦГАВОУ Украины, ДРЗ им. А.Солженицына позволяют получить достаточное
15
представление об эволюции антибольшевистского движения на Юге и Юго-Западе
России, политической составляющей Белого движения, военном строительстве на
занимаемых
белыми
территориях,
деятельности
правительств
В.А.Голубовича,
П.П.Скоропадского, С.С.Крыма, политической программе правительств государств
Закавказья и повседневной жизни Гражданской войны.
Отдельную группу представляют «истпартовские» материалы, отложившиеся в
Государственном архиве Краснодарского Края (ГАКК), Центре хранения и изучения
документов новейшей истории Краснодарского Края (ЦДНИКК), Центре документации
новейшей
истории
Ростовской
области,
Центральном
государственном
архиве
общественно-политических объединений Украины (ЦДАГО Украины) и Российском
государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ). Они проливают
свет на особенности вооруженной борьбы Северокавказской Красной армии с
Добровольческой армией в 1918 г. Среди этих материалов выделяются многочисленные
воспоминания красных командиров, преимущественно составленные ими в 1920-е гг. по
просьбе краевых комиссий Истпарта, и впервые введенные автором в научный оборот.
Позволяют уточнить целый ряд сюжетов из истории Гражданской войны на Северном
Кавказе воспоминания кубанских советских, партийных и военных деятелей – таких, как
Е.Д.Лехно (ГАКК. Ф. Р-1511), Ф.Ф.Крутоголова,26 П.С.Гуменного (ГАКК. Ф. Р-1512),
Г.И.Мироненко,
В.А.Меркулова,
В.Т.Сухорукова, И.Т.Шаповалова, А.А.Романенко,
А.И.Марчихина (ЦДНИКК. Ф. 2830), Г.Т.Зможного (ЦДАГО Украины. Ф. 59),
занимавших видные посты в ЦИК Северокавказской республики или в Северокавказской
Красной армии, боровшейся с Деникиным. Особенностью последних материалов является
то, что текст воспоминаний участников Гражданской войны на Кубани, сохранившийся в
их личных фондах, зачастую прямо противоречил тому, что эти люди вынуждены были
писать в своих опубликованных воспоминаниях. Сопоставление подобного рода
документов позволяет уточнить некоторые спорные сюжеты, и по-новому объяснить
причины разгрома красных сил на Северном Кавказе в 1918 г. Особняком здесь стоят
обнаруженные автором неопубликованные воспоминания популярнейшего белого
генерала Я.А.Слащова «Добровольческая армия в 1918 году», составленные им в 1925 г.
по просьбе ростовской краевой комиссии Истпарта и впервые введенные диссертантом в
научный оборот (ЦДНИРО. Ф. 12). Осведомленность Я.А.Слащова, его общеизвестная
откровенность, вдумчивость профессионального генштабиста позволяет по новому
взглянуть на причины поражения красных сил Северного Кавказа в 1918 г. «Донской»
26
Воспоминания Ф.Ф.Крутоголова «Правда о Сорокине» опубликованы диссертантом в 2012 году. См.:
Крутоголов Ф.Ф. «Правда о Сорокине» / Подготовка текста, предисловие и комментарии к. и. н.
А.С.Пученкова // Новейшая история России. 2012. №3. С. 260-274.
16
взгляд на проблему отношений Всевеликого Войска Донского и Командования
Добровольческой армии отложился в материалах фонда Канцелярии атамана Всевеликого
Войска Донского Государственного архива Ростовской области (Ф. 46) в виде
аналитических записок на имя атамана П. Н. Краснова и переписки атамана с его
подчиненными. Эти материалы позволяют понять причины расхождений между
Деникиным и Красновым не в привычном, благодаря «Очеркам русской смуты» А. И.
Деникина, «добровольческом» ракурсе, а уже исходя из представлений донского
командования о причинах этих разногласий.
Белогвардейская и советская периодика времен Гражданской войны представляет
вторую группу источников. Газеты того времени публиковали, помимо официальной
информации, еще и воспоминания рядовых участников противоборства, оценки
противника, а также программные статьи таких публицистов, как, скажем, «известинец»
Ю.Стеклов – со стороны «красных», или редактор таких изданий, как «Киевлянин»,
«Россия» (выходившая в Екатеринодаре и Одессе) В.В.Шульгин – со стороны «белых». В
процессе
подшивки
подготовки
59
диссертационного
советских,
исследования
белогвардейских
и
диссертантом
эмигрантских
газет.
обработаны
Совокупность
обработанных материалов периодической печати позволяет говорить о том, что этот
источник прежде привлекался историками в явно недостаточном объеме. Между тем,
газета Гражданской войны представляет собой своеобразную «фотографию» текущего
момента – в ней нет неактуальных материалов, уже одно это делает этот вид источника
особенно важным.
К работе над диссертацией привлечен большой массив мемуарной литературы.
Среди изданий подобного плана выделяются, конечно, 5-ти томные «Очерки
Русской Смуты» бывшего Главнокомандующего ВСЮР генерала А.И.Деникина. 27 Работу
Деникина без преувеличения можно назвать энциклопедией гражданской войны – и в силу
масштабности изложения, и, в особенности, благодаря тому уникальному объему
информации, которой обладал, в силу своего служебного положения, генерал Деникин.
А.И.Деникин постарался затронуть все аспекты деятельности как южнорусского Белого
движения, так и антибольшевистской борьбы на других театрах Гражданской войны. Из
числа других воспоминаний, использованных диссертантом, следует в первую очередь
упомянуть воспоминания активных участников событий – П.Н.Врангеля, А.С.Лукомского,
27
Деникин А.И. Очерки Русской Смуты. Т.1. Крушение власти и армии. Февраль-сентябрь 1917 г. Париж,
1921; Т.2. Борьба генерала Корнилова. Август 1917- апрель 1918 г. Париж, 1922; Т.3. Белое движение и
борьба Добровольческой армии. Май-октябрь 1918 г. Берлин, 1924; Т.4. Вооруженные силы Юга России.Берлин, 1925; Т.5. Вооруженные силы Юга России. Берлин, 1926.
17
А.П.Богаевского,
А.П.Филимонова,
А.Г.Шкуро,
А.В.Туркула,
Р.Б.Гуля,
Хана
Р.-
Б.Хаджиева, П.Н.Краснова, И.А.Полякова, Д.Е.Скобцова, П.П.Скоропадского и др.28
Из воспоминаний политиков, да и просто современников описываемых событий,
следует упомянуть воспоминания П.Н.Милюкова, В.В.Шульгина, Г.Н.Лейхтенбергского,
К.Н.Соколова, Н.В.Савича, Л.В.Половцова, Н.Н.Львова, Г.Н.Трубецкого и др.29
Таким образом, архивные документы, материалы периодической печати и
мемуарные
свидетельства,
сборники
опубликованных
документов,
дополненные
оценочными утверждениями из научной литературы, позволяют достаточно полно
изучить вопросы, обозначенные в качестве целей исследования – а именно: проблемы
взаимодействия Добровольческой армии (трансформировавшейся в конце 1918 года в
Вооруженные Силы на Юге России) с другими антисоветскими силами Юго-Востока и
Юго-Запада России – Украинской Державы, Крыма и вооруженными силами казачьих
правительств Дона и Кубани, а также государственными новообразованиями Закавказья.
Анализ историографии и источников по теме исследования позволяет прийти к
выводам о том, что, во-первых, исследовательских работ, в которых бы специально
рассматривался весь круг проблем, рассматриваемых диссертантом, практически не
существует; во-вторых, ни в отечественной, ни в зарубежной историографии военная,
политическая и государственная составляющая деятельности всех антибольшевистских
сил Юга и Юго-Запада России не рассматривалась комплексно; в-третьих, учитывая
огромный массив сохранившихся как опубликованных, так и неопубликованных
документов по теме исследования, проблема может быть решена только с опорой на
самый широкий и разносторонний комплекс исторических источников; в-четвертых,
использованные в диссертационном исследовании источники, значительная часть которых
28
Врангель П.Н. Воспоминания: в 2 частях. 1916 – 1920. М., 2006; Лукомский А.С. Очерки из моей жизни.
Воспоминания. М., 2012; Богаевский А.П. 1918 год. Ледяной поход. Нью-Йорк, 1963; Филимонов А.П.
Кубанцы // Белое дело. Ледяной поход. М., 1993. С. 113-181; Шкуро А.Г. Записки белого партизана // Белое
дело. Добровольцы и партизаны. М., 1996. С. 75-246; Туркул А.В. Дроздовцы в огне. Нью-Йорк, 1990; Гуль
Р.Б. Ледяной поход. (С Корниловым). М.; Л., 1923; Хаджиев Хан Р.-Б. Великий Бояр. Белград, 1929;
Скобцов Д.Е. Три года революции и гражданской войны на Кубани. Париж, [б/г.]. Т. I-II; Краснов П.Н.
Всевеликое Войско Донское // Архив русской революции. Т. V. М., 1993. С. 191-321; Поляков И.А. Донские
казаки в борьбе с большевиками. Мюнхен, 1962; Скоропадський П. Спогади. Кiнецъ 1917 – Грудень 1918.
Киiв; Филадельфия, 1995.
29
Милюков П. Пятнадцать лет назад // Последние новости. Париж. 1933. 26 февраля; Шульгин В.В. 19171919 / Предисловие и публикация Р.Г.Красюкова; Комментарии Б.И.Колоницкого // Лица: Биографический
альманах. 5. – М.; СПб., 1994. С. 121-328; Лейхтенбергский Г.Н. Воспоминания об «Украине». 1917-1918.
Берлин, 1921; Соколов К.Н. Правление генерала Деникина. София, 1921; Савич Н.В. Воспоминания. СПб.;
Дюссельдорф, 1993; Половцов Л.В. Рыцари тернового венца. Воспоминания члена Государственной Думы
Л.В.Половцова о 1-ом Кубанском (Ледяном) походе ген. М.В.Алексеева, Л.Г.Корнилова и А.И.Деникина.
Прага, [1920]; Львов Н.Н. Свет во тьме: Очерки Ледяного похода // Первопоходник. Лос-Анжелес. 1973.
№12 С. 3-12; 1973. №13. С. 3-9; 1973. №3-10; 1974. №16. С. 5-17; 1974. №19. С. 40-52; №20. С. 21-32; №22.
С. 5-15; 1975. №23. С. 7-17; Трубецкой Г.Н. Годы смут и надежд. 1917 – 1919. Монреаль, 1981.
18
впервые вводится в научный оборот, позволяет раскрыть заявленную тему с необходимой
полнотой и достаточной подробностью.
Методологическая основа диссертации
Методологическая составляющая диссертационной работы – совокупность
научных методов, составляющих основу исторического исследования. Среди них –
историзм,
критика
статистического
источников,
исследования.
метод
Принцип
исторической
историзма
реконструкции,
предполагает
метод
диалектическое
взаимодействие объективных и субъективных факторов в конкретно-исторических
условиях, формулирование суждений на основе всестороннего осмысления совокупности
факторов. Метод исторической реконструкции необходим для воссоздания картины
событий, происходившей в изучаемый период. При этом важно отметить, что в основе
концепции работы – выполнение комплексной исторической реконструкции на основе
анализа разносторонних источников, а не суждений или мнений исследователей. В
качестве вспомогательной методики использовался метод интерпретации (аналитического
истолкования). Исходный научный принцип исторического исследования – объективный
и критический анализ всего корпуса источников, в том числе и архивного материала. В
работе использованы историко-сравнительный, конкретно-исторический, историкогенетический и историко-системный методы исследования.
Научная новизна исследования обусловлена необходимостью комплексного
изучения деятельности антибольшевистского движения на Юге и Юго-Западе России,
важностью
рассмотрения
строительства
на
идеологии
отколовшихся
от
и
практики
России
государственного
окраинных
и
военного
территориях,
важности
рассмотрения этих вопросов в совокупности временных, региональных и военнополитических факторов. В отличие, от других работ, преимущественно рассматривающих
либо военную, либо политическую составляющую истории антибольшевистского
движения, в диссертации военной и политической составляющей этого явления уделяется
равное внимание и показывается их взаимозависимость; в результате антибольшевистское
движение показывается как комплексный феномен, со своими специфическими,
характерными для эпохи Гражданской войны, особенностями. В представленной
диссертации
впервые
в
отечественной
историографии
комплексно
показывается
взаимодействие всех антисоветских движений на Юге и Юго-Западе России, при этом
автор рассматривает этот процесс не в отрыве от истории советского строительства на
территориях, на которых происходила вооруженная борьба, а напротив «советская»
компонента исследования также исследуется максимально всесторонне, что позволяет
проследить взаимосвязь ошибок Советской власти с успехами их противников, и
19
наоборот. Информативная и познавательная ценность работы видится в том, что она
позволяет восстановить и показать предпосылки для исследования проблем дальнейшей
истории Советской России и Русского Зарубежья. Фактический материал позволяет
реконструировать в российской исторической науке имена незаслуженно забытых судеб
военных, общественных и политических деятелей этого периода, показать их непростые
взаимоотношения. Отличительная черта представленного диссертационного исследования
– качественно новый по объему и региональному развороту архивный материал,
привлеченный диссертантом при подготовке работы, и отсутствие идеологического
детерминизма характерного для большинства исследовательских работ советского
периода,
эмигрантской
исторической
литературы,
а
также
для
многих
работ
постперестроечной историографии, зачастую игнорировавших комплексное рассмотрение
всех сил Гражданской войны, выдвигая на первый план антибольшевистское движение, а
в оценке Советской власти и Красной армии ограничиваясь лишь уничижительными
партийными ярлыками. Благодаря избавлению от жесткого оценочного детерминизма,
автору удалось пересмотреть ряд положений как советской, так и новейшей
отечественной историографии, что позволяет лучше понять как саму специфику
Гражданской войны на рассматриваемых в диссертации территориях, так и увидеть
предпосылки
последующего
поражения
антисоветского
движения
в
борьбе
с
большевиками.
Теоретическая значимость исследования
Теоретическая значимость диссертации заключается в решении важной научной
проблемы, существенно расширяющей представления об истории антибольшевистского
движения на Юге и Юго-Западе России. Выводы диссертационного исследования
обосновывают
новое
комплексное
научно-объективное
направление
в
истории
антибольшевистского движения на Юге и Юго-Западе России. Также в диссертационном
исследовании
практически
впервые
объективно
восстановлены
особенности
вооруженного противоборства антисоветских вооруженных сил с войсками Красной
армии во взаимодействии с деятельностью антибольшевистских политических партий, их
партийном составе и строительстве, лозунгах и т. д. Комплексное исследование темы
невозможно без восстановления научной картины таких явлений, как основы идеологии
всех государственных новообразованиях на рассматриваемой территории, особенности
вооруженного противоборства антисоветских вооруженных сил с войсками Красной
армии, деятельности антибольшевистских политических партий, их партийном составе,
лозунгах, характере взаимоотношений с внешними силами – войсками Центральных
держав и Антантой, отношении к лозунгу реставрации монархии, степени координации
20
усилий в борьбе с большевиками Добровольческой армии, Всевеликого Войска Донского,
Кубани и государств Закавказья, в частности. Кроме того, результаты исследования
существенно
дополняют
и
конкретизируют
представления
о
взаимоотношениях
различных социальных групп на рассматриваемых в исследовании территории, степени
конфликтности их взаимоотношений, причинах эскалации Гражданской войны в регионе.
Исходя из этого, достижение цели и решение поставленных исследователем задач, до сих
комплексно не осуществлявшихся исторической наукой в рамках самостоятельного
исследования, безусловно, представляет научный интерес. В работе введен в научный
оборот значительный массив новых источников, в первую очередь – архивных.
Практическая значимость исследования.
Выводы и материалы диссертация представляют практический интерес и могут
быть полезны при дальнейшем исследовании проблем, связанных с историей
Гражданской войны в России, при изучении истории межнациональных отношений,
истории внешней политики России. Целесообразно их использование при написании
обобщающих работ, учебников и учебных пособий по новейшей истории. Материалы и
выводы работы могут быть использованы при подготовке фундаментальных работ в
области отечественной истории, историографии и политологии. Диссертационное
исследование может быть полезно преподавателям вузов (в том числе – военных),
учителям средних школ, при подготовке лекций, практических занятий или уроков по
истории
России.
Выводы
из
исследования
могли
бы
быть
востребованы
и
представителями российской правящей элиты, так как многие вопросы грамотно или,
наоборот, ошибочно решавшиеся в годы Гражданской войны, снова выдвинуты
современностью. Ряд выводов и многие из фактических данных, опубликованных
диссертантом, вошли в научный оборот и активно используются исследователями.
Апробация результатов исследования.
Основные положения работы отражены в опубликованных научных трудах автора.
Общий объем публикаций по теме исследования составляет 94,36 п. л.
Среди них в первую очередь необходимо отметить две монографии. Первая из них
– «Национальная политика генерала Деникина», 30 посвященная попыткам решения белым
вождем национального вопроса на подконтрольных ему территориях, встретила
позитивный отклик в научной среде и удостоилась трех положительных рецензий.31
30
Пученков А. С. Национальная политика генерала Деникина. СПб.: Полторак, 2012. 338 с.
Котов А. Э. В калейдоскопе русской смуты // Российская история. 2013. №5. С. 173-178; Ипполитов Г. М.
Рец.: Пученков А. С. Национальная политика генерала Деникина. СПб.: Полторак, 2012. 338 с. // Известия
Самарского научного центра Российской академии наук. 2013. Т. 15. №5. С. 287-291; Ратьковский И. С. Рец.:
Пученков А. С. Национальная политика генерала Деникина. СПб.: Полторак, 2012. 338 с. // Вестник СПбГУ.
Сер. 2. 2014. Вып. 1. С. 194-196.
31
21
Вторая монография, посвященная истории существования Украинской Державы П.П.
Скоропадского и независимого Крыма в 1918 – начале 1919 года,32 также была
благожелательно встречена в научной среде и удостоилась четырех положительных
рецензий.33 Также по теме диссертации автором написаны главы в двух коллективных
монографиях.34
Наиболее значимые достижения автора, полученные при исследовании истории
антибольшевистского движения на Юге и Юго-Западе России в рассматриваемый период,
были опубликованы в 21 статье в изданиях из списка, рекомендованного Высшей
аттестационной комиссией Российской Федерации (ВАК РФ) для публикации основных
научных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора наук, включая
такие авторитетные журналы, как «Вопросы истории», «Родина» и «Российская история».
Автор неоднократно выступал с сообщениями по теме диссертационного
исследования на заседаниях отдела истории революций и общественных движений России
Санкт-Петербургского института истории РАН. Основные положения и выводы работы
были апробированы на всероссийских и международных научных конференциях и
круглых столах. В их числе: «Революция 1917 года в России: новые подходы и взгляды
(ноябрь 2008, 2009, 2013 гг.); «Русская революция 1917: проблемы истории и
историографии» (ноябрь 2012 г.); «Гражданская война в России: проблемы истории и
историографии» (ноябрь 2013 г.). По теме диссертации автором опубликованы 48 работ.
Структура диссертации.
Цели и основные задачи исследования определили структуру исследования.
Диссертация состоит из введения, 8 глав, разделенных на тематические параграфы,
заключения, списка источников и литературы.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении обосновывается актуальность, определены научная проблема, объект,
предмет, цели и задачи исследования; указаны методология и методы работы; приведены
основные положения диссертации, выносимые на защиту; раскрыты научная значимость и
32
Пученков А. С. Украина и Крым в 1918 – начале 1919 года. Очерки политической истории. – СПб.:
Нестор-История, 2013. – 352 с.
33
Тесля А. А. Очерки полураспада // Internet: Режим доступа: http://www.russ.ru/Mirovayapovestka/Ocherki-poluraspada; Ганин А. В., Михайлов В. В. «Украина и Крым» Александра Пученкова //
Родина. 2014. №5. С. 136; Ганелин Р. Ш. Рец. на кн.: Пученков А. С. Украина и Крым в 1918 – начале 1919
года. Очерки политической истории. СПб.: Нестор-История, 2013. – 352 с. // Клио. 2014. №6. С. 152-153;
Котов А. Э. На руинах империи: Рец. на кн.: Пученков А. С. Украина и Крым в 1918 – начале 1919 года:
Очерки политической истории. – СПб.: Нестор-История, 2013. – 352 с. // Вестник СПбГУКИ. 2014. №2 (19).
С. 184-185.
34
Пученков А. С. Белое движение на Юге России (1917 – 1920) // Реформы и революции в России. Век ХХ:
монография. СПб., 2009. С. 77-129; Пученков А. С. Гражданская война (1917 – 1922) // Русская революция:
проблемы историографии (Россия в эпоху революций и гражданской войны). СПб., 2010. С. 121-162.
22
новизна
работы;
содержится
материал,
посвященный
апробации
результатов
диссертационного исследования.
В первой главе «Зарождение Белого движения на Юге России» анализируются
проблемы, связанные с возникновением «Алексеевской организации» на Дону, ее
комплектованием,
взаимоотношения
с
казачеством,
общественными
деятелями,
работавшими на поддержку армии, политическое мировоззрение как рядовых участников
борьбы, так и вождей армии, конфликты, существовавшие между генералами
М.В.Алексеевым и Л.Г.Корниловым, причины трагедии атамана А.М.Каледина и
большевизации Дона.
2 (15) ноября 1917 г., с момента прибытия генерала М.В. Алексеева в
Новочеркасск,
начинается
деятельность
антибольшевистской
«Алексеевской
организации» на Дону. В первый месяц пребывания создавался кадр будущей
Добровольческой армии, до конца ноября формально придерживавшейся нейтралитета в
отношении политических процессов, происходивших на Дону. Видную роль в
сглаживании конфликтов между казачеством и формирующейся армией сыграл атаман
А.М.Каледин, с ведома и при поддержке которого, «Алексеевская организация» вела свою
деятельность на Дону. Каледин безуспешно пытался избежать вовлечения Войска в
начинавшуюся Гражданскую войну. В конце ноября – начале декабря 1917 г. добровольцы
помогли донскому атаману А.М.Каледину подавить ростовское восстание большевиков.
Ростовские
бои
стали
боевым
крещением
будущей
Добровольческой
армии.
Новочеркасско-Ростовский период – период формирования армии – сопровождался еще и
непрерывной борьбой с большевиками. Это был чисто добровольческий период
существования
«Алексеевской
организации»,
в
конце
1917
г.
организационно
оформившейся в Добровольческую армию. Надежда на то, что Дон сможет в конце 1917 г.
стать оплотом борьбы против Советской власти, себя не оправдала. Вместе с тем на Дону
армия смогла выиграть время для того, чтобы собрать немногочисленных поначалу
добровольцев и установить отношения с союзническими кругами, общественными
деятелями и финансовыми организациями. Отношения между вождями армии –
Алексеевым и Корниловым – складывались чрезвычайно конфликтно, грозя в любой
момент расколоть армию. Важным значением для Белого движения обладал «Быховский
этап».
В
Быхове
была
составлена
так
называемая
«Быховская
программа»,
провозгласившая в числе других лозунгов – «непредрешение», т. е. отнесение вопроса о
форме государственного устройства России к компетенции будущего Всероссийского
Учредительного Собрания. В Быхове были заложены основы политической программы
Белого движения. Уже в первый период существования Добровольческой армии была
23
продемонстрирована ее преемственность с «быховским этапом», в частности, была
подтверждена приверженность армии лозунгу «Непредрешения». Политическое лицо
Добровольческой армии в значительной мере было консервативно: добровольцев
объединял антибольшевизм и преданность вождям, выступавшие в качестве суррогата
политической идеологии. Говорить о едином политическом мировоззрении добровольцев
можно с большой долей осторожности: кто-то был монархистом, кто-то эсером, при этом
каждый, вступавший в ряды Добровольческой армии, знал, за что он собирается
сражаться. В этом плане обладавшее общероссийской известностью имя Корнилова по
сути своей уже составляло программу движения. Свержение Советской власти,
«непредрешение», верность обязательствам, принятым на себя Россией по отношению к
Антанте, возрождение сильной боеспособной армии и Единой, Великой, Неделимой
России – в своей совокупности составляли основные лозунги Белого движения.
Финансирование армии было одной из главных проблем. Армия перебивалась
случайными
подачками
от
общественных
организаций, донского правительства,
союзников, буржуазных кругов. Пустая казна армии грозила в любой момент прекратить
существование организации в связи с невозможностью содержать себя.
Возвращение с фронтов Великой войны казачьих полков сыграло фатальную роль в
судьбе Каледина. Казаки-фронтовики в массе своей были носителями стихийно
социалистической идеологии, большевиков не боялись, и не желали защищать Дон от
красногвардейских отрядов. В этой ситуации Добровольческая армия вынуждена была
уйти с Дона, фактически оставляя Каледина на произвол судьбы. Другого выхода у
добровольцев не было, атаман застрелился, не видя другого способа спасти свою честь как
выборного главы Края.
Первый период существования «Алексеевской организации» не может быть
однозначно охарактеризован как неудачный. Добровольческая армия не достигла той
численности,
на
которую
изначально
рассчитывал
М.В.
Алексеев
и
его
единомышленники; финансирование армии было поставлено из рук вон плохо и
буржуазия фактически не обращала внимания на нужды добровольцев; казачество
отвернулось от Добровольческой армии, не желая пополнять ее численность, не понимая
ее программу и с готовностью отдавая край большевикам. Однако, за те три месяца, что
добровольцы пользовались приютом на Дону, Алексееву и Корнилову удалось создать
кадр армии и спасти ее основные силы от истребления. Было выиграно необходимое
время. Все это позволило продолжать борьбу с большевиками, а в дальнейшем
Добровольческая армия смогла стать главной антисоветской силой на Юге.
24
Во второй главе «Первый Кубанский “Ледяной” поход Добровольческой
армии» реконструируются как военные перипетии похода, так и история возникновения
антибольшевистского движения на Кубани. Особое внимание уделяется штурму
Екатеринодара, гибели генерала Л.Г. Корнилова, преемником которого на посту
Командующего армией стал генерал А.И.Деникин, обстоятельствам похода Отряда
Русских Добровольцев Румынского фронта полковника М.Г.Дроздовского на Дон, и
значимости помощи Отряда – как для спасения Добровольческой армии, так и в деле
поддержки антисоветских казачьих восстаний в регионе; подводятся итоги похода.
Расчеты белых на то, что политическая обстановка на Юге России весной 1918 г.
изменится, оказались верными. Казаки действительно восстали против советской власти и
изменили свое отношение к добровольцам, однако, изначально возлагаемые надежды на
кубанское казачество, как когда-то и на донское, – не оправдались. Цели похода
выполнены не были: Екатеринодар взят не был, базу найти не удалось, Дон стал
временным пристанищем и продолжал по большому счету воспринимать добровольцев
как чужаков, вместе с тем главным итогом было то, что удалось сохранить ядро армии, в
скором времени ставшей главной антисоветской силой на Юге России. Итак, главным
итогом Ледяного похода было сохранение армии как боевой силы – армии, так и не
имевшей базы, но – и это самое главное – не собиравшейся при этом распыляться, и
готовой
продолжать
непримиримую
борьбу
под
патриотическими
и
антибольшевистскими лозунгами.
Армия Алексеева-Деникина стала восприниматься не только как военная, но и как
политическая сила, носительница определенной идеологии, в основе которой лежал
антибольшевизм, «непредрешенчество» и лозунг продолжения мировой войны в единении
с союзниками. В недалеком будущем эти лозунги, вкупе с главным лозунгом движения –
«Единая, Великая и Неделимая Россия», позволят Добровольческой армии заручиться
широкомасштабной поддержкой союзных держав и превратиться из региональной в
общероссийскую силу. Спасителем Добровольческой армии смело можно называть и
красное командование. Последнее не проявило достаточной энергии в том, чтобы добить
Добровольческую армию; красное командование переоценило результаты своей победы
под Екатеринодаром и, в свою очередь, недооценило боевой потенциал остатков
Добровольческой армии, сумевшей сплотиться под началом нового вождя – Деникина, а в
скором времени очистить от большевиков весь Северный Кавказ.
В третьей главе «Добровольческая армия в 1918 году: от гибели генерала
Корнилова до создания Вооруженных Сил на Юге России» рассказывается об
особенностях отношений Добровольческой армии и Всевеликого Войска Донского;
25
политическом кризисе внутри армии, вызванном «политизацией» армии после смерти
генерала Корнилова и позиции Командования по вопросу о выставлении «флага» армии;
причинах, обусловивших победу А.И.Деникина над П.Н. Красновым в борьбе за
лидерство в антибольшевистском движении на Юге России.
После гибели генерала Корнилова Добровольческая армия находилась в
тяжелейшем положении. По сути, у армии был выбор – либо распылиться, либо пытаться
вновь найти себе базу. В этот момент деникинцам помогли два фактора: начавшаяся
череда казачьих восстаний, которым добровольцы, вместе с присоединившимся к ним
Отряд русских добровольцев Румынского фронта полковника М.Г.Дроздовского, оказали
серьезную
поддержку,
и
германская
оккупация,
позволившая
белым
получить
неожиданное прикрытие своего фланга от возможного удара большевиков. Дон, прежде
неприязненно, а в лучшем случае нейтрально относившийся к добровольцам, на этот раз
воспринял белогвардейцев как своих защитников от Советской власти и предложил им
союзнические
отношения.
Положение,
однако,
осложнялось
следующими
обстоятельствами: германская ориентация нового донского атамана П.Н.Краснова, личная
неприязнь Краснова и Деникина друг к другу и неприятие атаманом, считавшего себя
главой независимого государства – Всевеликого Войска Донского, во всяком случае,
летом-осенью 1918 г. главного лозунга Добровольческой армии – лозунга «Великая,
Единая и Неделимая Россия». Все это, вместе взятое, мешало добровольцам и донцам
договориться о едином командовании и лишало их необходимой для успешной борьбы с
большевиками координации сил. Кроме того, Краснов, как некогда Каледин, ставил во
главу углу именно местные, региональные приоритеты, исходя, помимо всего прочего, и
из «пограничной болезни» казачества, т. е. из нежелания казаков оставлять территорию
Войска. Налицо было столкновение общерусского и регионального патриотизма:
деникинцы воевали за воссоздание «Великой, Единой и Неделимой России», в то время
как донцы в первую очередь думали о спокойствии своего родного края и не желали
выходить за его пределы. Лишь в самом конце 1918 г., под давлением союзников и
вследствие поражения Германии в Первой мировой войне, Краснов вынужден был пойти
на соглашение с Деникиным, следствием которого стало создание Вооруженных Сил на
Юге России под главнокомандованием генерала Деникина. Добровольческая армия, таким
образом, стала главной антисоветской силой на Юге России, к тому же силой,
получившей реальную поддержку союзников.
Отношение верхов Добровольческой армии к возможному альянсу с Германией
было непримиримым. Деникин и Алексеев осознавали, во-первых, невозможность этого
союза ввиду того, что он не был бы принят добровольческим офицерством, а, во-вторых,
26
вожди армии считали для себя этически неприемлемым соглашение с немцами,
породившими, по их мнению, большевизм, и продолжающими войну с союзниками на
Западном фронте Великой войны. Кроме того, Алексеев и Деникин были убеждены в
победе союзников. Расчет вождей армии оказался верен: Антанта действительно победила
Центральные державы, и предоставила белогвардейцам огромную помощь вооружением и
амуницией, без которой дальнейшие боевые операции и рост численности армии был бы
вряд ли возможен. Помимо этого, союзники сыграли определяющую роль в признании
Добровольческой армии в качестве главной антисоветской силы на Юге России.
Гибель генерала Корнилова, духовного вождя армии, привела к неизбежной
политизации армии. Значительная часть добровольцев уже не была удовлетворена
лозунгом «непредрешения», командованию армии немалого труда стоило успокоить
рядовых добровольцев, многие из которых (по оценке А.И.Деникина, не менее 80%)
придерживались монархических взглядов. Непровозглашение монархического лозунга
командованием Добровольческой армии было глубоко оправданным. Исходя из
непопулярности идеи реставрации монархии в казачьей среде, интеллигенции, простом
народе, а также присутствием в рядах Добровольческой армии не только сторонников
монархии, но и ее противников, Деникин считал, что преждевременное выставление
монархического знамени может повлечь за собой распад армии и привести к падению
фронта. Деникин полагал, что Добровольческая армия вправе вести борьбу только за
спасение России, а не за формы ее правления. Приверженность командования армии
доктрине «непредрешения» сыграла позитивную роль, расширив социальные рамки
Белого движения.
В четвертой главе «Разгром красных сил на Северном Кавказе и отношения
добровольческого командования с государствами Закавказья» исследуется военная
составляющая Второго Кубанского похода, приведшего к очищению белогвардейцами от
большевиков Северного Кавказа, и характер отношений добровольческого командования
и государственных новообразований Закавказья – Грузии, Армении и Азербайджана.
Второй Кубанский поход привел к победе белогвардейцев и очищению ими от
большевиков Северного Кавказа. Успеху белых способствовали не только высокие
профессиональные качества как командного состава, так и рядовых добровольцев, но и
неразбериха, царившая среди красного командования, взаимное недоверие командиров
частей друг к другу, партизанщина, вражда между военным и партийным руководством.
Все это позволило белым выполнить поставленную перед ними командованием боевую
задачу. Добровольческая армия впервые за все время ее существования обрела
государственную территорию: Кубань дала добровольцам базу и пополнение, а Дон, после
27
отставки Краснова,
стал самой лояльной по отношению к белому командованию
территорией, контролируемой Вооруженными Силами на Юге России. Отношения с
кубанскими политическими кругами с самого начала складывались непросто, зерна
последующего «Кубанского действа» осени 1919 г., повлекшего за собой разложение
кубанского казачества, были заложены уже в 1918 г.
Обретение Добровольческой армией в августе 1918 г. государственной территории
создало
вместе
с
тем
проблему организации
отношений
с
государственными
новообразованиями Закавказья. Наиболее конфликтные отношения, порожденные
пограничными
спорами
и
притеснениями
русских
на
территории
государства,
существовали с Грузией. Возможность союза между двумя силами была практически
исключена,
поскольку
стороны
придерживались
диаметрально
противоположных
лозунгов; альянс между Деникиным и Грузией, а затем и с Азербайджаном вряд ли был
возможен – оба государства видели в возможной победе Белого движения в Гражданской
войне угрозу для своей государственной независимости. Лишь Армения воспринимала
белых как восприемников самодержавной власти и единственную гарантию спасения
народа республики от потенциального геноцида. Другой опоры в регионе у деникинцев не
было, а в силу вышеперечисленных обстоятельств и не могло быть.
Обретение в августе 1918 г. Добровольческой армией государственной территории
поставило на повестку дня и вопрос об образовании гражданских структур управления. В
сентябре 1918 г. по инициативе В.В.Шульгина возникло Особое Совещание при
Верховном Руководителе Добровольческой армии генерале М.В.Алексееве. Смерть
Алексеева, так и не успевшего принять участие в работе Особого Совещания,
естественным образом устранила существовавший в Добровольческой армии дуализм
власти, отныне вся полнота власти принадлежала А.И.Деникину, принявшего на себя
титул Главнокомандующего Добровольческой армией. Фактически Особое Совещание
должно было исполнять функции, сродни правительственным, на практике же никакого
умаления прерогатив Деникина Особым Совещанием не было и не могло быть. Особое
Совещание можно определить как законосовещательный орган при военном диктаторе.
В пятой главе «Украина на рубеже 1917-1918 гг.: от Октябрьской революции до
гетманщины» дается обзор политических событий, происходивших на Украине на
рубеже 1917-1918 гг., и рассказывается о причинах прихода к власти гетмана
П.П.Скоропадского.
Революции 1917 года привели к резкому подъему национального самосознания на
окраинах. Октябрьская революция привела к радикализации настроений украинских
самостийников; Центральная Рада не признала Совнарком в качестве законной власти и
28
выпустила четвертый Универсал, провозгласивший полную независимость Украины.
Краткосрочное (3 недели) занятие Киева красными войсками под командованием
М.А.Муравьева запомнилось жителям лишь грабежами, бессудными расправами с
«врагами революции» (убито было от 2000 до 3000 офицеров) и демонстрацией
разнузданной силы и беззакония.
Центральная Рада, делегация которой успела поучаствовать в переговорах в БрестЛитовске, для своего возвращения к власти пригласила на Украину австро-германские
войска. 2 марта 1918 г. немцы вступили в Киев, сразу начав осуществлять откровенную
оккупационную политику, установив на Украине свой «порядок», сводившийся к
выкачиванию из «самостийной державы» продовольствия и сырья и отправки его в
«метрополию».
Пригласившее
оккупантов
социал-демократическое
правительство
В.А.Голубовича вскоре было низложено, а ставленник немцев генерал П.П.Скоропадский
29 апреля 1918 г. был избран гетманом Всея Украины. Скоропадский был абсолютно
лоялен по отношению к оккупационным силам и понимал, чего от него хотят центральные
державы.
По своим политическим
убеждениям П.П.Скоропадский
несомненно был
монархистом и решительным противником социалистических партий любого толка.
Понимая всю шаткость своего положения у власти, гетман пытался лавировать между
взаимоисключающими течениями, в устных беседах высказывая симпатию и русофилам,
и самостийникам;в официальной же политике П.П.Скоропадский взял курс на внедрение
украинского языка в качестве государственного во всех государственных институтах.
Последнее объяснялось тем, что гетман видел на Украине наличие всего двух реальных
сил – оккупационных войск и самостийнического движения.
В главе шестой «Антибольшевистский лагерь и гетманская Украина»
анализируется деятельность антибольшевистских политических объединений на Украине,
возникновение и политическая платформа монархических армий, формировавшихся при
участии германских оккупационных сил, рассказывается об отношениях Украинской
Державы и Добровольческой армии.
После прихода к власти гетмана П.П.Скоропадского, из Советской России в
Украинскую Державу, под защиту германских штыков, начинается массовый исход
людей, не принявших большевистскую революцию, а Киев становится центром
политической
жизни
антибольшевистской
России.
Украина
зачастую
служила
перевалочным пунктом для офицеров, пробиравшихся из РСФСР на Дон, к Деникину.
Летом-осенью 1918 г. Киев становится местом консолидации антибольшевистских
политических сил. Деятели Правого и Национального центров, бывшие думские
29
знаменитости и влиятельные сановники старой России на проводимых ими совещаниях
пытались определить стратегию развития антибольшевистской борьбы на ближайшее
время. Центральным вопросом был вопрос о внешнеполитической ориентации: русские
политики пытались для себя решить, опора на какую силу – Антанту или Центральные
державы – может способствовать скорейшему краху большевизма. Практические
результаты этого переговорного процесса сказались уже в ноябре 1918 г. на Ясском
совещании. Особенностью деятельности политических кругов на территории гетманской
Украины было то, что прежде непримиримые противники по работе в Государственной
Думе или Государственном Совете теперь единодушно сходились на необходимости
свержения Советской власти и были готовы к выработке конструктивной программы для
реализации поставленной задачи. Среди русских политических групп на Украине
доминировали сторонники монархии, деятельность которых вызывала наибольший
интерес у немецкого командования.
Летом 1918 г. на Украине, при поддержке и с ведома немцев, возникли
монархические армии. Фактически Южная и Астраханская армии создавались на деньги
немцев, политическая программа этих армий прямо и открыто заявляла о цели борьбы с
большевиками – восстановление монархии. И Южная, и Астраханская армии так и не
сумели превратиться в серьезную боевую силу, оттянув вместе с тем часть офицерства от
вступления в ряды Добровольческой армии, и серьезно усложнив ее задачу в борьбе с
большевиками.
В седьмой главе «Крым в конце 1917 – начале 1919 гг.» последовательно
рассматривается история существования политических режимов на территории Крыма в
обозначенный период, исследуются особенности развития полуострова, имевшего статус
независимого государства.
В рассматриваемый период Крым еще не попал в полной мере под воздействие
революции: здесь, на полуострове, все-таки было спокойней, чем в России или на
Украине. В 1918 году, Крым лишь эпизодами погружался в ужасы братоубийственного
противостояния.
Ставленник немцев генерал М.А.Сулькевич, формально наделенный широкими
полномочиями, диктатором полуострова, в привычном понимании этого слова, не был.
Видя в татарском населении Крыма опору своей власти, Сулькевич русофобского
характера своему режиму не придал, осуществляя на практике достаточно умеренную и
демократическую политику. Генерал решительно отстаивал независимость полуострова от
Украины, не желая способствовать поглощению Крыма Державой Скоропадского и
осуществляя политику, направленную на обретение Крымом всех атрибутов суверенного
30
государства – флага, герба, закона о гражданстве и т. д. Киевские переговоры осени 1918
г. об условиях вхождения Крыма в состав Украины к успеху не привели. Крым в гораздо
большей степени был готов при известных условиях вернуться в лоно России, чем стать
частью Украинской Державы, считавшей, что полуостров должен быть «механически
присоединен» к Украине. Германия использовала вопрос о государственном статусе
Крыма в своих интересах, обнадеживая Сулькевича обещаниями удовлетворить его запрос
о признании немцами государственной независимости Крыма, с одной стороны; в свою
очередь, и Скоропадский получал заверения оккупационных властей, что в скором
времени Крым войдет в состав Украинской Державы. Вплоть до ухода немецких
оккупационных сил с полуострова вопрос этот так и не был разрешен. Поражение
Германии в мировой войне сделало позиции Сулькевича предельно шаткими. Попытки
крымского правителя получить помощь от Деникина к успеху не привели. Сулькевич без
борьбы уступил власть местным кадетским группам, предварительно заручившихся
поддержкой Добровольческой армии.
Принявшее власть у Сулькевича правительство С.С.Крыма, сделавшее ставку на
силы интервентов и Добровольческой армии, по своему характеру было умереннолиберальным, пытаясь в условиях Гражданской войны, сохранять приверженность
правовым нормам и демократическим завоеваниям Февраля. Своих вооруженных сил у
крымского правительства не было. Уход интервентов с территории полуострова привел к
очередной советизации Крыма.
В восьмой главе «Украина в конце 1918 – начале 1919 гг.» выявляются причины
крушения режима Скоропадского, предыстории французской интервенции в Одессе,
характере взаимоотношений диктатора Одессы генерала А.Н.Гришина-Алмазова и
французских интервентов, деятельности российских политических организаций в Одессе
и причины неудачи интервенции.
Поражение Германии в мировой войне сделало положение Скоропадского как
ставленника немцев безнадежным. В этой ситуации гетман принял решение «сменить
флаг» и искать опору своему режиму уже у Антанты и у Деникина. Объявление гетмана о
федерации Украины с будущей небольшевистской Россией резко противопоставило
Скоропадского всему самостийническому движению. По сути, гетман разорвал и с
немцами, приведшими его к власти, и с националистами, поднявшими против него
восстание под предводительством С. В. Петлюры, пытаясь найти поддержку уже у новых
союзников. Оппортунизм гетманской политики был очевиден для всех и не мог вызывать
симпатий – ни Деникин, ни союзники военной помощи Скоропадскому не оказали, что
привело к краху гетманщины и захвату Киева петлюровцами.
31
Ясское совещание 16-23 ноября 1918 г. проходило с участием виднейших
российских политиков антибольшевистского толка. На совещании были решены
важнейшие вопросы: во-первых, участники совещания составили обращение к союзникам
с просьбой об интервенции в Советскую Россию и оказании вооруженной помощи
антибольшевистским силам в их борьбе; во-вторых, большинство участников совещания
высказалось за то, что наиболее приемлемой формой управления Югом России является
военная диктатура в лице генерала А.И.Деникина. Высадка французского десанта в
Одессе в декабре 1918 г. стала первым шагом в широко задуманной французской
интервенции на Юге России.
В Одессе, освобожденной от петлюровцев отрядом русских добровольцев под
командованием генерала А.Н.Гришина-Алмазова, нашли себе приют представители всех
политических партий, начавшие свою деятельность еще в Киеве. Французы надеялись
найти в Одессе центр власти, опираясь на который, можно было бы начать борьбу с
большевиками. Между тем русские круги проявили в Одессе абсолютную неспособность
к достижению соглашения друг с другом. Кроме того, французское командование и
Деникин также не смогли прийти к какому-то компромиссу: французы видели в
белогвардейцах лишь одну из антибольшевистских сил, одно время даже надеясь на
установление союза с силами петлюровской Директории, что противоречило, по
Деникину, лозунгу Великой, Единой и Неделимой России. В конце концов интервенты
оставили город. Неудача французской интервенции стала для Белого движения поистине
роковым событием. Отныне в вооруженной борьбе с большевиками белые могли
рассчитывать только на собственные силы.
В заключении формулируются основные выводы исследования.
К началу 1919 г. Добровольческая армия превратилась в главную антисоветскую
силу на Юге России. Ставка на союзников и поддержку казачества и офицерства,
сделанные командованием армии с самого момента возникновения добровольческого
движения, себя оправдала.
На начальном этапе существования Белого движения на Юге России социальная
база армии не была достаточной для того, чтобы решать общероссийские задачи. В
последующем, впрочем, социальные рамки движения будут непрерывно расширяться,
хотя «всенародного ополчения» против большевизма, о котором когда-то мечтали белые
вожди, собрать так и не удалось.
С военной точки зрения Ледяной поход не принес Добровольческой армии
дивидендов: столица Кубани, Екатеринодар, не была взята; поднять местное население на
борьбу с большевизмом также не получилось – базы на Кубани найти не удалось; армия
32
понесла большие потери и потеряла в дни штурма своего вождя – генерала
Л.Г.Корнилова, преемником которого стал генерал-лейтенант А.И.Деникин. После
Ледяного похода Добровольческая армия находилась в тяжелейшем положении – лишь
нерасторопность
красного
командования
позволила
белогвардейцам
избежать
немедленной гибели. «Пробуждение» донского казачества, поднявшего восстания против
бездумной аграрной политики Советской власти, вливание в ряды армии Отряда русских
добровольцев
Румынского
фронта
полковника
М.Г.Дроздовского,
и
оккупация
германскими войсками части области Всевеликого Войска Донского – придали
антисоветской борьбе в регионе новый импульс, и спасли Добровольческую армию от
распыления. Армия смогла продолжить бескомпромиссную борьбу с большевиками под
непримиримыми антисоветскими лозунгами. В значительной степени именно в Ледяном
походе Добровольческая армия превратилась в политическую силу, своеобразный военнопрофессиональный и идеологический монолит. Базой Добровольческой Армии на время
Второго Кубанского похода стал Дон, с атаманом которого, П.Н.Красновым, у
Командования армии сложились крайне сложные отношения: и Деникин, и Краснов
претендовали на лидерство в антибольшевистском стане, придерживались разных
внешнеполитических ориентаций и крайне неприязненно относились друг к другу – все
это привело к тому, что единое командование на Юге России возникло лишь в самом
конце 1918 г., после поражения Германии в Мировой войне. Давление союзников на
Краснова во многом и обусловило успех переговоров о едином командовании между
Красновым и Деникиным.
Главным итогом Второго Кубанского похода для Добровольческой армии было то,
что белые обрели государственную территорию, освобожденную усилиями самих
добровольцев. Сам факт обладания этой территорией делал претензии белых на
общероссийский характер движения куда более основательными, чем прежде. Красная
армия еще не пережила свой «удельно-митинговый» период (термин автора), не сумев
избавиться от партизанщины и добиться полноценной координации своих усилий, но
даже в подобном состоянии красные сумели обескровить добровольцев.
Обозначенная командованием с самого момента зарождения южнорусского Белого
движения верность союзническим обязательствам России по отношению к Антанте,
позволила Деникину заручиться весомой поддержкой союзников – как материальной, так
и политической, – а Добровольческой армии стать главной антисоветской силой в
регионе, подчинившей себе донское командование и получившей качественно новое
наименование – Вооруженные Силы на Юге России. Внешнеполитический расчет белого
командования – иначе говоря, ставка на Антанту, а не на немцев – оказался верным. Точно
33
также, в конечном итоге, оправдала себя надежда основоположника Белого движения
генерала М.В.Алексеева на то, что казачество даст добровольцам базу и то количество
бойцов, которое позволит подступить к решению общероссийских задач. Добровольческая
армия превратилась в главную антисоветскую силу на Юге и в лидера всего
антибольшевистского движения. Обозначенный еще в период «быховского сидения»
лозунг
«непредрешенчества»
формы
будущего
государственного
устройства
освобожденной от большевиков России, вкупе с патриотическим лозунгом «Великая,
Единая и Неделимая Россия», сыграл в тот момент, до начала крупных неудач на фронте и
обострения отношения с казачеством, в целом консолидирующую, а не разобщающую
роль, способствовав притоку в ряды вооруженных противников большевизма новых
бойцов. Антибольшевизм на том этапе Гражданской войны был в состоянии выступать в
качестве суррогата идеологии белых, а патриотизм логично выступал в роли антитезы
интернационализму красных.
Гетман Всея Украины П.П.Скоропадский проявил себя как искусный политик,
сумев вплоть до поражения немцев в Мировой войне не разорвать отношения ни с одной
из влиятельных на Украине политических групп. Скоропадский оказал сторонникам
вооруженной борьбы с большевиками крупную моральную поддержку. Существование
несоветской
Гражданской
Украины
войны.
сыграло
колоссальную
Скоропадский
роль
понимал
для
дальнейшей
шаткость
своего
эскалации
положения,
скомпрометированного «немецким» источником своей власти: гетман безуспешно
пытался создать свои боеспособные вооруженные силы, налаживал мосты для связи с
командованием Добровольческой армии, а в конце своего правления пошел «ва-банк»,
объявив о федерации Украины с будущей небольшевистской Россией и предпринимая
целый ряд усилий для того, чтобы заручиться поддержкой сил Антанты. Гетманщина, не
сумевшая создать боеспособную армию и найти объединяющую украинский народ
национальную идею, была обречена на падение – проект создания независимой
Украинской Державы под защитой австро-германских штыков провалился. Деникин,
считавший, что Добровольческая армия де-факто находится в состоянии войны с
Германией, не пошел на сохранение статус-кво – ни на Украине, ни в Крыму, не
предоставив гибнущим прогерманским режимам П.П.Скоропадского и М.А.Сулькевича
военной помощи со стороны Добровольческой армии.
Крым в 1918 г. пытался обрести свой государственный статус, не воспринимая себя
как часть Украины. В течение всего 1918 г., по воле немцев, оккупировавших полуостров,
вопрос о государственной принадлежности Крыма находился в подвешенном состоянии –
оккупационным силам было выгодно не признавать полуостров ни частью Украинской
34
Державы, ни независимым государством – так им было легче «держать в узде» двух
диктаторов – Скоропадского и Сулькевича. Характерной чертой Крыма был максимально
бескровный характер политических процессов, сопровождавших переход власти из рук
одного антисоветского правительства в другое. Преемник генерала М.А.Сулькевича, кадет
С.С.Крым,
был
всецело
санкционировавшей
интервентов,
не
зависим
от
Добровольческой
свержение Сулькевича
менее
бесцеремонно,
чем
армии,
фактически
кадетскими
кругами, и
французских
немцы,
распоряжавшихся
судьбами
полуострова.
Гетманская Украина и ее судьба напрямую связаны с историей французской
интервенции на Юге России, имевшей все возможности сыграть решающую роль в деле
победы
российской
контрреволюции
над
большевизмом.
Провал
французской
интервенции в Одессе, задуманной как первый этап совместного с белогвардейцами
освобождения России от большевиков, стал для южнорусского Белого движения во
многом фатальным.
К концу 1918 г. антибольшевистское движение на Юге России достигло крупных
успехов. Военные успехи, сопутствующие белым на той стадии Гражданской войны, и
вера в нового вождя, сделали Добровольческую армию как никогда сильной и
монолитной, ее численность, после объединения с Донской армией и создания
Вооруженных Сил на Юге России, позволяла приступить к решению уже не
региональных, а общероссийских задач. Вместе с тем, наступивший 1919 год принес
белым не только огромные успехи, но и не менее значительные неудачи, причины
которых во многом были порождены тем комплексом проблем, которые присутствовали
уже в первые дни Белого движения:
1.
зависимость от позиции казачества и его отношения к главной цели
движения – восстановлению «Великой, Единой и Неделимой России» - и,
как следствие,
2.
столкновение великодержавной политики командования с региональным
сепаратизмом казачества;
3.
окраинный характер Белого движения, обусловивший острые отношения
с государственными новообразованиями Закавказья, горскими народами
и украинскими сепаратистами, в немалой степени содействовавшие
поражению Белого Юга;
4.
милитарный
характер
белой
государственности
–
иначе
говоря,
зависимость от устойчивости или неустойчивости положения на фронте
борьбы с большевиками;
35
5.
размытость
идеологической
«непредрешенчество»
было
программы
способно
Белого
объединять
движения:
идейных
антибольшевиков, вступивших на путь борьбы с красными добровольно.
Каждый из них знал, за что он воюет, однако по мере расширения
социальных рамок движения, в том числе за счет казачества,
мобилизованных и пленных красноармейцев – проблема обозначения
формы политического устройства освобожденной от большевиков России
и создания позитивной программы движения (не только антибольшевизм)
выступала на первый план.
В 1919 г., несмотря на обретение государственной территории, белое командование
продолжало недооценивать важность борьбы идей с большевиками, продолжая
воспринимать их приход к власти как временный эпизод, случайность, следствие
всеобщего помешательства черни, германский заговор, – а значит, по-прежнему
воспринимало Гражданскую войну как карательную экспедицию против большевиков.
Уже одно это свидетельствует о том, что Гражданской войны как явления белые не
понимали, а значение идеологической борьбы в противостоянии с большевиками
недооценивали. В этом крылась одна из главных причин итогового поражения
Вооруженных Сил на Юге России в борьбе с большевиками.
Список работ, опубликованных автором по теме диссертации:
Монографии:
1. Пученков А. С. Национальная политика генерала Деникина / А. С. Пученков. –
СПб.: Полторак, 2012. – 338 с. 21, 15 п. л. ISBN 978-5-904819-55-2.
Рецензии: Котов А. Э. В калейдоскопе русской смуты // Российская история. 2013.
№5. С. 173-178; Ипполитов Г. М. Рец.: Пученков А. С. Национальная политика
генерала Деникина. СПб.: Полторак, 2012. 338 с. // Известия Самарского научного
центра Российской академии наук. 2013. Т. 15. №5. С. 287-291; Ратьковский И. С.
Рец.: Пученков А. С. Национальная политика генерала Деникина. СПб.: Полторак,
2012. 338 с. // Вестник СПбГУ. Сер. 2. 2014. Вып. 1. С. 194-196.
2. Пученков А. С. Украина и Крым в 1918 – начале 1919 года. Очерки политической
истории / А. С. Пученков. – СПб.: Нестор-история, 2013. – 352 с. 27, 41 п. л. ISBN
978-5-4469-0092-3.
Рецензии: Тесля А. А. Очерки полураспада // Internet: Режим доступа:
http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Ocherki-poluraspada; Ганин А. В., Михайлов В.
В. Драма Украины и Крыма // Родина. 2014. №5. С. 136; Ганелин Р. Ш. Рец. на кн.:
36
Пученков А. С. Украина и Крым в 1918 – начале 1919 года. Очерки политической
истории. СПб.: Нестор-История. 352 с. // Клио. 2014. №6. С. 152-153; Котов А. Э.
На руинах империи: рецензия на книгу А. С. Пученкова «Украина и Крым в 1918 –
начале 1919 года: Очерки политической истории». – СПб.: Нестор-История, 2013. –
352 с. // Вестник СПбГУКИ. 2014. №2 (19). С. 186-187.
Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,
рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской
Федерации:
3.Пученков А. С. Добровольческая армия и донское казачество (май 1918 – февраль 1919
гг.) // Известия СПбГЭТУ «ЛЭТИ». Серия «Гуманитарные науки». 2007. №2. С. 8-14. (0,6
п.л.)
4.Пученков А. С. Переворот в цирке. Страстная неделя Павла Скоропадского // Родина.
2007. №7. С. 81-83. 0, 3 п. л.
5.Пученков А. С. Генералы М. В. Алексеев, Л. Г. Корнилов и начало Белого движения на
Юге России // Вестник СПбГУ. Сер. «История». 2008. №1. С. 82-88. 0,6 п. л.
6.Пученков А. С. Конец Кулабухова, или рассказ об одном повешенном // Родина. 2008.
№3. С. 41-44. 0,5 п. л.
7.Пученков А. С. О коварстве героев и верности крыс: Как поссорились Павел
Николаевич с Василием Витальевичем // Родина. 2009. №4. С. 23-25. 0,5 п. л.
8.Пученков А. С. «Генеральский совдеп» в Севастополе, или отставка генерала Деникина
// Клио. 2010. №4. С. 86-90. 0,8 п. л.
9.Пученков А. С. «Мятеж» Ивана Сорокина // Родина. 2011. №2. С. 62-66. (в соавторстве с
В. Б. Лобановым). 0, 8 п. л. (авторский вклад – 0, 4 п. л.).
10. Пученков А. С. У истоков сложных вопросов российско-польских отношений: Россия
и Польша в 1919-1921 гг. // Дипломатический вестник. 2011. №4. С. 84-94. 1 п. л. (в
соавторстве с М. С. Чекалевой-Демидовской). (авторский вклад – 0, 5 п. л.).
11. Пученков А. С. Лето 1918 г.: Из предыстории английской оккупации Баку (в
соавторстве с В. В. Михайловым). // Клио. 2011. №1. С. 26-30. (0, 7 п. л.). (авторский
вклад – 0, 35 п. л.).
37
12. Пученков А. С. Два полюса одного: Пуришкевич и Шульгин // Клио. 2011. №7. С. 124127. 0,8 п. л. (в соавторстве с А. А. Ивановым и В. В. Михайловым). (авторский вклад – 0,
27 п. л.).
13. Пученков А. С. Юго-восток России в начале ХХ в.: годы революции и гражданской
войны (на примере Донской области) // Вестник СПбГУ. Серия история. 2011. Выпуск 4.
С. 130-132. 0, 2 п. л.
14. Пученков А. С. Федор Артурович Келлер в гражданской войне на Северо-Западе
России и Украине // Клио. 2012. №1. С. 117-122. 0, 8 п. л. (в соавторстве с В. В.
Михайловым и Н. И. Богомазовым). (авторский вклад – 0 27 п. л.).
15. Пученков А. С. «Быховская программа» генерала Корнилова и ее значение в
формировании идеологии Белого движения // Известия СПбГЭТУ «ЛЭТИ». 2012. №2. С.
120-124. (0, 4 п. л.)
16. Пученков А. С. Борьба политических направлений в Одессе в дни французской
интервенции // Вопросы истории. 2012. №6. С. 93-104. 1, 2 п. л. (в соавторстве с В. В.
Михайловым). (авторский вклад – 0, 6 п. л.).
17. Пученков А. С. Добровольческая армия и Грузия в 1918 г. // Вестник Северного
(Арктического) Федерального университета. Серия гуманитарные и социальные науки.
2012. №1. С. 36-44. 0, 8 п. л. (в соавторстве с В. В. Михайловым). (авторский вклад – 0, 4
п. л.).
18. Пученков А. С. Атаман Терского казачьего войска М. А. Караулов в 1917 г. // Вестник
Орловского государственного университета. 2013. №1. С. 66-68. 0, 4 п. л. (в соавторстве с
В. Б. Лобановым). (авторский вклад 0, 2 п. л.)
19. Пученков А. С. Донские рассказы, или «история генералов»: к вопросу о
взаимоотношениях Добровольческой армии и Всевеликого Войска Донского в 1918 году //
Российская история. 2013. №5. С. 27-43. 1, 25 п. л.
Публикации научных документов, научные рецензии в ведущих рецензируемых
научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и
науки Российской Федерации:
20. Пученков А. С. Рецензия на кн.: А. В. Ганин. Атаман А. И. Дутов // Вопросы истории.
2008. №1. С. 171-172. 0,15 п. л.
21. Рецензия на монографию А. Х. Даудова и Д. И. Месхидзе «Национальная
государственность горских народов Северного Кавказа (1917 – 1924)» // Клио. 2012. №2.
С. 148-151. 0,75 п. л. (Совм. с. В. В. Михайловым). (авторский вклад – 0, 375 п. л.).
38
22. Д. Ф. Гейден. «Скоропадского я знал с малых лет…» / Предисловие, подготовка текста
и комментарии к. и. н. А. С. Пученкова // Исторический архив. 2012. №2. С. 115-129; №3.
С. 144-160. 3, 25 п. л.
23. Пученков А. С. Пережившие революцию // Маклаков и Шульгин: Рецензия на книгу:
Спор о России: В. А. Маклаков – В. В. Шульгин. Переписка 1919 – 1939 гг. / Сост., автор
вступ. Ст. и примеч. О. В. Будницкий. – М.: Российская политическая энциклопедия
(РОССПЭН), 2012. – 439 с. // Российская история. 2013. №2. С. 23-31. 0, 65 п. л.
Публикации в других научных изданиях:
24. Пученков А. С. Деятельность «Подготовительной по национальным делам комиссии»
в 1919 году // Белое движение на Юге России в 1919 г. М., 2005. С. 138-142. 0,3 п. л.
25. Пученков А. С. Украинский вопрос в политической и литературной деятельности В. В.
Шульгина в годы гражданской войны // Украинский вопрос в революции 1917 г. СПб.,
2005. С. 111-120. 0, 5 п. л.
26. Пученков А. С. Переговоры П. Н. Милюкова с германским оккупационным
командованием на Украине летом 1918 г. // Общество и власть. СПб., 2006. С. 234-240. 0,4
п. л.
27. Пученков А. С. Борис Савинков и Добровольческая армия в 1917-1918 гг. // Россия в
ХХ веке: проблемы политической, экономической и социальной истории: Сб. статей.
СПб., 2008. С. 106-113. 0,5 п. л.
28. Пученков А. С. Белое движение на Юге России (1917-1920) // Революции и реформы в
России. Век ХХ: Монография. СПб, 2009. С. 77-129. (Автор главы объемом 3 п. л.).
29. Пученков А. С. Правительство генерала Деникина и государства Закавказья в период
Гражданской войны (1918 – 1920 гг.) // Мавродинские чтения. 2008. Петербургская
историческая школа и российская историческая наука: дискуссионные проблемы истории,
историографии,
источниковедения.
Материалы
Всероссийской
конференции,
посвященной 100-летию профессора Владимира Васильевича Мавродина / Под ред. проф.
А. Ю. Дворниченко. СПб., 2009. С. 227-230. 0, 25 п. л.
30. Пученков А. С. Монархические армии Юга России в 1918 году // Новый часовой. 2010.
№19-20. С. 274-278. 0,5 п. л.
31. В. В. Шульгин. «Создалось положение просто дьявольское…» (Дневник февраля 1918
г.) / Вводная статья, подготовка текста, публикация и комментарии к. и. н. А. С.
Пученкова // Русское прошлое: Историко-документальный альманах. Кн. 11. СПб., 2010.
С. 98-109. 0,8 п. л.
39
32. Пученков А. С. Донской атаман Алексей Максимович Каледин в 1917-1918 гг. //
Революции 1917 года: новые подходы и оценки. СПб., 2010. С. 134-147. 0, 95 п. л. (Совм.
с. В. Б. Лобановым). (авторский вклад – 0, 475 п. л.).
33. Пученков А. С. Национальная политика Деникина (май 1918 – март 1920 гг.) //
Русский сборник. 2010. №8. С. 158-259. 6, 5 п. л.
34. Пученков А. С. Особое Совещание при Главнокомандующем Вооруженными Силами
на Юге России генерале А. И. Деникине (сентябрь 1918 – декабрь 1919 гг.). // Сборник
статей к юбилею проф. Г. Л. Соболева. СПб., 2010. С. 214-228. 0, 9 п. л.
35. Пученков А. С. Гражданская война // Русская революция: проблемы историографии
(Россия в эпоху революций и гражданской войны). СПб., 2010. С. 121-162. 2, 5 п. л.
36. Пученков А. С. «Историк» против Василия Шульгина: о фильме «Перед судом
истории» Фридриха Эрмлера // Русский сборник. 2011. Т.X. С. 361-378. 1 п. л.
37. Пученков А. С. Новороссийская трагедия Черноморского флота: 1918 год // Кортик.
2011. №13. С. 62-75. 0, 85 п. л.
38. Пученков А. С. Киев в конце 1918 г.: падение режима гетмана Скоропадского //
Новейшая история России. 2011. №2. С. 57-72.1, 3 п. л.
39. Пученков А. С. Борьба регионального и общерусского начала в Гражданской войне на
Юге России // Петербургские исследования. 2011. №3. С. 277-290. 1 п. л.
40.
«Не
откажите
дать
место
следующим
строчкам…»:
неизвестные
заметки
В. М. Пуришкевича периода Гражданской войны / Предисловие, подготовка текста и
комментарии к. и. н. А. А. Иванова, к. и. н. А. С. Пученкова // Новейшая история России.
2012. №3. 0, 4 п. л. С. 231-235. (авторский вклад – 0, 2 п. л.).
41. Пученков А. С. Деникин и кубанцы в 1919 году: два эпизода отношений // Русский
сборник. 2012. Т. 12. С. 385-406.1, 25 п. л.
42.Пученков А. С. «Даешь Варшаву!»: из истории советско-польской войны 1920 года //
Новейшая история России. 2012. №2. С. 24-40. 0,9 п. л.
43. Пученков А. С. В. В. Шульгин и падение монархии в России // Величие и язвы
Российской Империи. Международный научный сборник в честь 50-летия О. Р.
Айрапетова. М., 2012. С. 399-411. 0, 75 п. л.
44. Крутоголов Ф. Ф. «Правда о Сорокине» / Подготовка текста, предисловие и
комментарии к. и. н. А. С. Пученкова // Новейшая история России. 2012. №3. 1 п. л. С.
260-274.
45. Пученков А. С. В. В. Шульгин и газета «Киевлянин» в марте-октябре 1917 г. //
Межвузовская научная конференция «Русская революция 1917 года: проблемы истории и
историографии». Сборник докладов. СПб., 2013. 0, 5 п. л. С. 123-130.
40
46. Пученков А. С. «Большой город дает возможность развернуться: из истории
французской интервенции в Одессе // Россия в ХХ веке: человек и власть: Сб. статей.
СПб., 2013. С. 125-157. 2 п. л.
47. Пученков А. С. Антибольшевистское движение на Кубани в начале Гражданской
войны (ноябрь 1917 г. – февраль 1918 г.): к истории отряда генерала В. Л. Покровского //
Новейшая история России. 2013. №3. С. 98-111. 1 п. л.
48. Пученков А. С. Украина и Крым в 1918 – начале 1919 г.: К постановке проблемы //
Гражданская война в России. История и историография. Материалы конференции 16
ноября 2013 г. СПб., 2014. С. 151-156. 0,3 п. л.
41