Будницкий А.А., Левкова Е.А. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И

Секция: «Психология и педагогика: методика и вопросы практического применения»
Будницкий А.А., Левкова Е.А.
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
ИССЛЕДОВАНИЯ Я-КОНЦЕПЦИИ
Дальневосточный государственный университет путей сообщения
Введение
Понятие «Я» широко используется во всех направлениях науки, связанных
с изучением человека и общества. В научной литературе феномен Я
рассматривается как в общетеоретическом плане (в контексте различных
теорий личности), так и во многих частных психологических концепциях.
Однако проблема описания и изучения «Я» и Я-концепции до сих пор является
одной из наиболее сложных и интересных в научной теории и практике.
Пытаясь определить «Я», психологи соотносят его с такими понятиями как
самосознание [Рубинштейн, 1946; Чеснокова, 1978; Столин, 1987; Соколова,
1989], самость [Юнг, 1995; Орлов, 2002; Olson R., 1999 и др.], идентичность
[Эриксон, 1996; Антонова И.В., 1996 и др.], образ Я [Кон, 1981 и др.],
самооценка [Бороздина, 1992; Сабельникова, 2000 и др.], самоотношение
[Пантилеев, 1991; Сарждвеладзе, 1989 и др.], Я-схемы [Markus, 1977], расхождение «Я» [Higgins, 1987], верификация Я [Swann, 1985] и т.д.
История
развития
исследований
Я-концепции
носила
весьма
противоречивый характер. Только спустя 60 лет после написания У. Джемсом
главы «Осознание себя» в «Принципах психологии» [Джемс, 1890], появились
первые систематические исследования «Я». Интерес к «Я» существенно возрос
в конце 70-х - начале 80-х годов XX века. За последние примерно 35 лет были
выполнены десятки тысяч исследований «Я» и связанных с ним феноменов
[Leary, Tangney, 2003].
Попытки разных авторов постичь сущность «Я» привели к многозначности
его определений, зависящих от теоретико-методологических и философских
ориентаций исследователей. Вследствие этого возник целый ряд проблем,
связанных с определением категориального статуса «Я», с концептуализацией
«Я» либо в структурных, либо в процессуальных терминах, с поиском
детерминант соответствующих структур и процессов «Я» (являются ли они
интраиндивидуальными,
сосредоточенными
внутри
личности,
или
интерсубъективными, производными от межличностного взаимодействия,
социальной среды, содержания деятельности), с определением «Я» как единого
системного целого или как совокупности элементов, черт, измерений.
Понятие Я-концепции
В отечественной психологии основой исследования Я-концепции являются
теоретические подходы, рассматривающие «Я» в рамках: феноменологии «Я»
[Дорфман Л.Я., Иващенко А.В., Конюхов Н.И., Москаленко А.Т., Орлов Ю.М.,
Сержантов В.Ф. и др.]; сознания и самосознания [Абульханова-Славская К.А.,
Анцыферова Л.И., Галич А.И., Зинченко В.П., Кон И.С; Леонтьев А.Н., Лурия
А.Р., Рубинштейн С.Л., Спиркин А.Г., Столин В.В., Чеснокова И.И., Шорохова
Е.В.и др.]; философско-психологической концепции человека как субъекта
[Абульханова-Славская К.А., Брушлинский А.В., Выготский Л.С., Гальперин
П.Я., Запорожец А.В., Леонтьев А.Н., Лурия А.Р., Рубинштейн С.Л. и др];
системы отношений личности [Мясищев В.Н., Деркач А.А., Пантелеев С.Р.,
Столин В.В. и др.]; смысловых образований личности [Зинченко В.П., Леонтьев
А.Н., Леонтьев Д.А., Петренко В.Ф. и др.].
Согласно И.В. Барышниковой [Барышникова, 1999], в качестве основных
направлений изучения Я-концепции можно выделить следующие:
1) социально-психологический подход, изучающий следующие аспекты:
а) процессуальный, отражающий осознание себя через персонализацию,
персонификацию, идентификацию, аттракцию, рефлексию, эмоциональную
оценку, определение стратегии изменения своего поведения и поведения
«Другого»;
б)
интеракционистский,
отражающий
установление
в
онтогенезе
отношений: «Я - Другой», «Я - Они/Свои, Чужие»; проявляющийся в
ситуациях, когда личность осознает себя и действует совместно с «Другими»;
в) регулятивный, осуществляющий коррекцию поведения личности через
реализацию функций достижения внутренней согласованности, интерпретации
приобретенного опыта, антиципации своего поведения;
г) социально-ролевой, проявляющийся во взаимодействии социальных
ролей и «Я»;
2) медицинский подход, изучающий «Я» как источник психической
активности-пассивности личности;
3)
изучение
феноменов
«Я»
и
«Я-концепция»
с
точки
зрения
терапевтического процесса и психотерапевтического воздействия;
4) возрастной подход, изучающий следующие аспекты «Я»:
а) энергетический, обеспечивающий устойчивость психической реальности
«Я»;
б) интеграционный, изучающий целостность личности;
в)
функциональный,
раскрывающий
«Я»
в
самоутверждении,
самоодобрении, самооценке, саморегуляции, самопобуждении, самопринятии;
г) оппозиционный, отражающий наличие противоречий между «Я в
собственных глазах» и «предполагаемое Я в глазах другого»;
д) герменевтический, разъясняющий и описывающий представления о
себе, выделяющий различные стадии развития «Я».
На
основе
анализа
теоретических
подходов
к
Я-концепции
в
отечественной психологии, И.В. Барышникова выделяет в них общее и
специфическое. Общее выражается в том, что Я-концепция рассматривается
как система представлений о себе, включающая множественность «Я»,
обладающая
различными
аспектами,
развивающаяся
в
процессе
самоактуализации личности на основе позитивного отношения к себе со
стороны других. Специфическое во взглядах отечественных психологов на Яконцепцию заключается в том, что она отождествляется со структурой
личности,
с
образом
Я,
смешивается
с
понятием
«самосознание»
[Барышникова, 1999].
Помимо трудностей, связанных с определением категориального статуса
Я-концепции и ее методологических оснований, в исследовании Я-концепции
можно
выделить
проблемное
поле,
связанное
с
поиском
основных
детерминант, формирующих содержание Я-концепции: является ли «Я» в
основном отражением влияния внешних факторов - социальных ценностей,
оценок и суждений других людей и т.д. [Мид, 2004; Markus, Wulf, 1987], или
решающую роль в формировании Я-концепции оказывают внутренние условия
-
связанные
с
активностью
самого
индивида,
его
стремлением
к
самосовершенствованию [Роджерс, 1986].
К настоящему времени, обсуждая проблему формирования Я-концепции,
большинство психологов предлагает учитывать оба фактора. Считается, что Яконцепция формируется под воздействием жизненного опыта человека, в котором основную роль играет его взаимодействие с социальной средой. Однако и
сама Я-концепция достаточно рано приобретает активную роль, влияя на
интерпретацию этого опыта, цели, которые человек ставит перед собой, на
систему ожиданий по поводу себя и своего будущего, оценку своей
эффективности
и
тем
самым
на
собственное
становление,
развитие,
деятельность и поведение.
Еще одна актуальная проблемная область в изучении Я-концепции связана с преодолением фрагментарного подхода к ее исследованию, когда
рассматриваются лишь отдельные компоненты или элементы; так, например, в
современной отечественной психологии отдельно изучается образ Я [Васина
Е.З., 1998; Малышева С.В., 2003; Свободный Ф.К., 2003; Бубнова И.С, 2004;
Казначеева Н.Б., 2006 и др.], соотношение образов Я-реальное и Я-идеальное
[Демидов Д.Н., 2000 и др.], зеркальное Я [Васина Е.Н., 2007], Я-физическое
[Лемит Ж., 1996; Соколова Е.Т., 2003 и др.], самооценка [Захарова А.В., 1992;
Тульчинский М.М., 1996; Бороздина Л.В., 1999; Семенова Л.Э., 1999;
Симоненко И.А., 2000; Сляднев А.А., 2000; Зинова Т.В., 2002; Куненков С.А.,
2004 и др.], самоотношение [Гульянова Н.А., 2001; Климоктова Т.А., 2003;
Любимова О.М., 2004; Фонталова Н.С, 2004 и др.]. В связи с этим
обнаруживается дефицит исследований, изучающих Я-концепцию как
целостную модель, как системное образование, при исследовании которого
необходимо обозначить его системные качества и установить взаимосвязь и
взаимозависимость его элементов и компонентов в рамках общей структуры.
Содержание Я-концепции в западной психологии тесно связано с
методологией научных школ. В бихевиоризме «Я» рассматривается как
поведенческая категория: соответственно оно может быть описано только через
поведение, действия, поступки человека
[Скиннер, 1994]. Психоанализ
рассматривает «Я» через мотивационный аспект, основу которого составляют
влечения и потребности [Фрейд, 1990]. В когнитивной психологии Яконцепция рассматривается как познавательная схема, благодаря которой
индивид перерабатывает информацию о себе, организуя ее в особые понятия и
образы [Markus, 1987 ; Higgins, 1987]. Для интеракционизма, «Я» - продукт
межличностного взаимодействия и коммуникации [Cooley, 1912; Mead, 1946].
В экзистенциальной психологии сущность Я усматривается в процессах
самоактуализации, актах творчества [Маслоу, 1999].
Среди западных теорий, которые наполнили понятие «Я» оригинальным
содержанием,
выделяются
теории
У.
Джемса,
символического
интеракционизма Ч. Кули и Г. Мида, теория эго-идентичности Э. Эриксона и
феноменологическая теория К. Роджерса.
Теория У. Джемса. У. Джемс глобальное, личностное Я (Self) рассматривал как двойственное образование, в котором соединяются Я-познающее (I)
(эмпирическое Я, поток сознающей мысли) и Я-как-объект (Me) (итог всего того, что человек может назвать своим). Это - две стороны одной целостности,
всегда существующие одновременно. Одна из них являет собой чистый опыт
(Я-сознающее), а другая - содержание этого опыта (Я-как-объект). Подобное
различение условно, поскольку всякий рефлексивный акт предполагает
идентификацию Я-как-объекта и в то же самое время устанавливает
нерасторжимую связь познаваемого и познающего: одно без другого
немыслимо. Поэтому личностное Я - это всегда одновременно и Я-сознающее,
и Я-как-объект [Джемс, 1991].
Джемс предлагал разделить анализ «личности» на три части в отношении
1) ее составных элементов; 2) чувств и эмоций, вызываемых ими (самооценка);
3) поступков вызываемых ими (забота о самом себе и самосохранение).
Составные элементы личности могут быть разделены на три класса: 1)
физическую личность, 2) социальную личность и 3) духовную личность.
Теория символического интеракционизма. В начале XX века социолог Ч.
Кули
сформулировал
теорию
«зеркального
Я»,
согласно
которой
представление человека о самом себе, «идея Я» складывается под влиянием
мнений окружающих и включает три компонента: представление о том, каким я
кажусь другому лицу, представление о том, как этот другой меня оценивает, и
связанную с этим самооценку [Cooley, 1912].
Формирование человеческого «Я» в процессе реального взаимодействия
индивида с другими людьми в рамках определенных социальных групп и в
зависимости
от
выполняемых
личностью
ролей
было
исследовано
американским ученым Дж. Г. Мидом.
Опираясь на концепцию «зеркального Я» Кули, Мид считал, что
становление человеческого Я как целостного психического явления, в
сущности, есть не что иное, как происходящий «внутри» индивида социальный
процесс, в рамках которого возникают выделенные Джемсом Я-сознающее (I) и
Я-как-объект (Me). Содержание Me образуют усвоенные человеком установки
(значения и ценности), а также реальные взаимоотношения с другими людьми,
совместная деятельность. Содержание I - это то, как человек в качестве
субъекта психической деятельности спонтанно воспринимает ту часть своего
«Я», которая обозначена как Me. Совокупность I и Me образует собственно
личностное, или интегральное Я (Self) [Mead, 1946].
Психодинамический подход. Вне рамок классического психоанализа
проблема, связанная с изучением Я-концепции, особенно интенсивно разраба-
тывалась в эго-психологии. Среди работ, посвященных анализу «Я» в этой
области, наиболее значимыми признаются работы Э. Эриксона. Проблематика
Я-концепции рассматривается Эриксоном сквозь призму эго-идентичности,
понимаемой автором как возникающий на биологической основе продукт
определенной культуры, характер которой определяется как особенностями
данной культуры, так и возможностями самого индивида. Идентичность
возникает у индивида в процессе интеграции его отдельных идентификаций.
Эриксон определяет эго-идентичность как «субъективное чувство непрерывной
самотождественности».
Согласно
Эриксону,
идентичность
никогда
не
достигает завершенности, не является чем-то неизменным, что может быть
далее использовано как готовый инструмент личности. [Эриксон, 1996].
Феноменологический подход. Наиболее значимый вклад в развитие данного
подхода внес Карл Роджерс. Основные положения его теории заключаются в
том, что человек живет главным образом в своем индивидуальном и
субъективном мире, Я-концепция возникает на основе взаимодействия с
окружающей средой, в особенности с социальной. Я-концепция - это
фактически система самовосприятий, которая выступает как наиболее важная
детерминанта ответных реакций на окружение индивида. Согласно Роджерсу,
вместе с Я-концепцией развивается потребность в позитивном отношении со
стороны окружающих, независимо от того, является ли данная потребность
приобретенной или врожденной. Эта потребность развивается на основе
интернализации позитивного отношения к себе со стороны других. Поскольку
позитивное отношение к себе зависит от оценок других, может возникнуть
разрыв между наличным опытом индивида и его потребностью в позитивном
отношении к себе, такой разрыв приводит к попыткам оградить сложившуюся
Я-концепцию от угрозы столкновения с таким опытом, который с ней не
согласуется. Проблема преодоления диссонанса между непосредственным
опытом и Я-концепцией связана с использованием индивидом механизмов
психологической защиты.
Особое значение К. Роджерс придавал аспекту взаимоотношений «Я
реального» и «Я идеального»: по его мнению, наличие нереалистического
собственного идеала и/или высокая степень расхождения между «Я реальное» и
«Я идеальное» может служить причиной
для
появления
внутренних
конфликтов [Роджерс, 1994].
Учитывая все имеющиеся актуальные проблемы в исследовании «Я» и
опираясь на системный подход, предлагается рассмотреть Я-концепцию как
установку на себя, индивидуальное содержание которой обуславливает
контекст социальной ситуации, в которой находится индивид, и особенности
его личностного развития.
Я-концепция как установка на себя
Среди теорий, рассматривающих Я-концепцию как установочную модель,
самой проработанной, по нашему мнению, является концепция Р. Бернса,
объединившая в себе основные положения теории У. Джемса, Ч. Кули и Г.
Мида, Э. Эриксона и К. Роджерса, поскольку каждая из них, сама по себе, имеет ограничения в зависимости от приписываемого исследуемому понятию
онтологического, гносеологического и методологического статуса.
Р. Бернс определяет понятие Я-концепции следующим образом: «Это
совокупность всех представлений человека о самом себе, сопряженная с их
оценкой. Описательную составляющую Я-концепции часто называют образом
Я или картиной Я. Составляющую, связанную с отношением к себе или к
отдельным своим качествам, называют самооценкой» [Бернс, 1986].
Р. Бернс считает, что если в Я-концепции можно выделить описательную и
оценочную составляющие, то это позволяет рассматривать Я-концепцию как
установку направленную на себя, поскольку в большинстве определений
установки подчеркиваются три главных элемента: убеждение, которое может
быть как обоснованным, так и необоснованным (когнитивная составляющая
установки); эмоциональное отношение к этому убеждению (эмоционально-
оценочная составляющая); соответствующая реакция, которая, в частности,
может выражаться в поведении (поведенческая составляющая) [Бернс, 1986].
Применительно
к
Я-концепции
эти
три
элемента
установки
конкретизируются следующим образом:
1.
Образ Я - представления индивида о самом себе.
2.
Самооценка - аффективная оценка этого представления, которая
может обладать различной интенсивностью, поскольку конкретные черты
образа Я могут вызывать более или менее сильные эмоции, связанные с их
принятием или осуждением.
3.
Потенциальная поведенческая реакция, то есть те конкретные
действия, которые могут быть вызваны образом Я и самооценкой.
Рассмотрим более детально, что входит в содержание каждого структурного компонента.
Когнитивный компонент Я-концепции. Согласно Р. Бернсу, представление
о себе, или образ Я, является более или менее осознанным представлением о
себе и переживается человеком как совокупность самовосприятий человека, на
основе которой он строит свои взаимоотношения с другими людьми и самим
собой. Образ Я складывается под влиянием оценочного соотнесения человеком
собственных мотивов, целей и результатов своих поступков с канонами и
социальными нормами поведения, принятыми в обществе, сравнения себя с
другими людьми, а также с образами Я во времени [Бернс, 1986].
Все имеющиеся представления о себе входят в образ Я с разным «весом»,
то есть образуют иерархию с точки зрения их субъективной значимости для
индивида [Журавлев, 1991].
Согласно Д.Н. Демидову, традиционно методологические подходы к
изучению образа Я опираются на моделирование его уровневого строения и
репрезентацию
индивидуального
опыта
самопознания
описательных психологических значений [Демидов, 2000].
через
систему
М. Ротенберг [Ротенберг, 1984] предложил для сравнения образа Я у
разных людей или у одного и того же человека на разных стадиях развития
использовать несколько автономных формальных измерений.
Во-первых, это степень когнитивной сложности и дифференцированности
образа Я, которая измеряется числом и характером осознаваемых личностью
собственных качеств: чем больше своих качеств личность осознает, чем
разнообразнее по смыслу эти самые качества, тем сложнее образ Я.
Во-вторых, это степень отчетливости, «выпуклости» образа Я, его субъективной значимости для индивида. Один человек много думает о себе,
анализирует свои поступки, старается целенаправленно формировать себя; у
другого
рефлексия
не
развита,
он
действует,
руководствуясь
непосредственными побуждениями или логикой ситуации.
В-третьих, это степень внутренней цельности, последовательности образа
Я. Поскольку человек видит себя под разными углами зрения, его образ Я
всегда противоречив, однако характер этих противоречий может иметь разное
значение для человека. Для одного они могут служить источником развития,
для другого препятствием к достижению желаемого.
В-четвертых, это степень устойчивости, стабильности образа Я во
времени. У одних людей представления о себе остаются более или менее
стабильными, неизменными, у других неустойчивы и меняются в зависимости
от оценок их окружающими.
Поскольку формирование образа Я через познание себя, по мнению
Р.Бернса, это не только отражение объекта самого по себе, но и систематизация
прошлого опыта взаимодействия субъекта с объектом, оно не может быть
свободным от оценочных характеристик, этим и объясняется выделение второй
составляющей Я-концепции [Бернс, 1986].
Эмоциональный компонент Я-концепции. По мнению Р. Бернса, любые
характеристики самоописания содержат в себе скрытый оценочный смысл,
источниками которого являются, во-первых, субъективная интерпретация
субъектом реакций других людей на эти качества, и, во-вторых, восприятие их
как на фоне объективно существующих стандартов, так и через призму
общекультурных, групповых или индивидуальных ценностных представлений,
усвоенных человеком в течение жизни [Бернс, 1986].
В современной отечественной психологии в качестве содержания
аффективной стороны Я-концепции предлагается рассматривать не только
самооценку, но и эмоционально-ценностное отношение к себе. Это две разные
совместно функционирующие подсистемы единой эмоционально-оценочной
системы, отличающиеся по способу формирования и значению. Формирование
оценочной подсистемы (самооценка или оценочное отношение к себе)
осуществляется на интерсубъективном уровне в виде операций социального
сравнения с другими людьми, с выработанными в обществе нормами и
эталонами, результатом которых является оценка собственной эффективности в
достижении поставленных целей [Пантилеев, 1991; Соколова, 1991]. По
мнению А.Н. Леонтьева, в конечном счете, она отражает субъект-субъектные
отношения превосходства и предпочтения [Леонтьев, 1981] и тесно связана с
такими характеристиками личности как устойчивость к стрессу, уровень
принятия
социальных
Оценочная
подсистема
норм,
уровень
характеризуется
самоконтроля
зависимостью
[Соколова,
от
1991].
актуального
жизненного опыта, высокой подверженностью трансформации [Колышко,
2001].
В основе эмоционально-ценностного отношения к себе лежит жизненный
опыт эмоциональных отношений со значимыми людьми. Эмоциональноценностное отношение к себе - это не столько оценка, сколько стиль отношения
к себе, общая жизненная установка, формирующаяся в процессе становления
личности
[Сарджвеладзе,
1989].
Эта
подсистема
формируется
на
интрасубъективном уровне оценки в рамках сопоставления «Я-Я» и отражает
степень
соответствия
личностных
качеств
тем
требованиям,
которые
предъявляет к себе оценивающий. Эмоционально-ценностное отношение к себе
не имеет внешних по отношению к личности оценочных оснований и мало
зависит от ее реальных успехов и неудач [Сафин, 1986], оно более «закрыто»,
индивидуализировано, зависимо от субъективных критериев оценки и в
результате этого является достаточно стабильным личностным образованием,
относительно мало подверженным влиянию актуального текущего опыта
[Колышко, 2001].
Исследования A.M. Колышко показали, что эмоционально-оценочный
компонент Я-концепции может иметь определенную качественную специфику,
у одного индивида может преобладать оценочная подсистема, тесно связанная с
самоуважением
и
самоуверенностью,
чувством
компетентности,
эффективности, у другого - эмоциональная, переживаемая в форме симпатии
или любви к себе [Колышко, 2001].
Среди основных функций эмоционально-оценочного компонента Яконцепции выделяют защитную и регулятивную.
Защитная функция направлена, во-первых, на поддержание позитивного
образа Я, положительного отношения к себе и высокой самооценки, даже ценой
искажения восприятия себя и других [Кон, 1998], во-вторых, на поддержание
стабильности образа Я, даже путем консервации «Я», оберегающей субъекта от
неприятных переживаний, сигнализирующих об угрозе целостности «Я»,
нарушении
его
самотождественности
[Захарова,
1989;
Врихт,
2000].
Преобладание защитной функции может вести к снижению регулятивной
способности личности.
Многие авторы, занимавшиеся проблемой изучения эмоциональнооценочного компонента, указывают на его ведущую роль в системе
саморегуляции человека, которая понимается как «процесс организации
личностью своего поведения, в который включены результаты самопознания и
эмоционально-ценностного отношения к себе» [Чеснокова, 1977].
Поведенческий компонент Я-концепции. Согласно большинству авторов
различных теорий Я-концепции, содержание когнитивного и аффективного
компонентов способствует дальнейшему, осознанному или неосознанному,
построению поведения, определяет социальную адаптацию личности человека,
является регулятором его поведения и деятельности.
Поведенческий компонент Я-концепции можно рассматривать и как
готовность к определенным действиям [Кон, 1981], и как непосредственно само
поведение [Белинская, 2001].
По мнению Е.П. Белинской, основной задачей этого компонента Яконцепции является подтверждение ее когнитивных и аффективных структур
[Белинская, 2001].
В целом, рассматривая содержание трех компонентов - когнитивного,
аффективного и поведенческого, входящих в структуру Я-концепции личности,
важно подчеркнуть их функциональную взаимосвязанность и одновременно
автономию [Кон, 1978].
По Р. Бернсу, Я-концепция представляет собой иерархическую структуру,
вершиной
которой
является
глобальная
Я-концепция,
включающая
всевозможные грани индивидуального самосознания, рассматриваемая У.
Джемсом как глобальное, личностное Я (Self), двойственное образование, в
котором соединяются Я-сознающее (I) и Я-как-объект (Me). Это - две стороны
одной целостности и разделять их можно только условно, потому что в
реальной психической жизни эти элементы настолько слиты, что образуют
единое, практически нерасторжимое целое «Я».
Глобальная Я-концепция конкретизируется в совокупности установок
личности на себя. Эти установки имеют различные модальности: «реальное Я»
(каким я, как мне кажется, являюсь на самом деле); идеальное Я (каким я хотел
бы и/или должен стать); зеркальное Я (каким меня, по моим представлениям,
видят другие). Каждая из этих модальностей, в свою очередь, включает ряд
аспектов - физическое Я, социальное Я, умственное Я, эмоциональное Я.
Значение Я-концепции, в рамках рассмотрения ее как установки на себя,
заключается
в
достижении
внутренней
согласованности
личности,
в
интерпретации полученного опыта, в предвосхищении ожидаемых событий.
Достижение внутренней согласованности личности связано с неизбежной
множественностью образов Я, кроме того, наличие у личности одинаково
сильных, но противоположно направленных стремлений может вызывать
внутренние конфликты и как следствие подрывать внутреннюю целостность.
Согласно Э. Эриксону, чем менее целостным и устойчивым у человека
является
чувство
идентичности
самотождественности),
тем
более
(чувство
согласованности
противоречивым
будет
его
Я,
внешне
выраженное ролевое поведение. Если же чувство идентичности является
устойчивым
и
согласованным,
это
будет
выражаться
в
большей
последовательности его поведения, несмотря на многообразие принимаемых им
социальных ролей [Эриксон, 1996].
Для поддержания внутренней согласованности, целостности существует
ряд средств, которые Фрейд, впервые обративший на них внимание, назвал
защитными механизмами.
Единство «Я» как согласованность не только отдельных элементов в
образе Я, но и согласованность представлений о себе и своем поведении в
целом, рассматривается в теории самовосприятия Д. Бэм [Бэм, 2004]. В соответствии с этой теорией, индивид черпает информацию о своих эмоциях, установках, убеждениях, по крайней мере, из трех источников: восприятия своих
внутренних
состояний,
обстоятельств,
в
наблюдения
которых
это
своего
поведение
открытого
происходит.
поведения
Чем
и
слабее,
противоречивее или непонятнее «внутренние сигналы», тем больше человек
опирается в своих суждениях о себе на наблюдаемые им факты своего
«внешнего» поведения и его условий, то есть судит о себе по своим поступкам.
Согласно диспозиционной теории личности В.А. Ядова, в психологической
упорядоченности представлений субъекта о себе и своих диспозициях ведущую
роль играет высшее диспозиционное образование - система ценностных
ориентаций [Ядов, 1975].
Еще одно значение Я-концепции - интерпретация опыта. По Р. Бернсу, у
человека существует устойчивая тенденция строить на основе своего образа Я
не только свое поведение, но и интерпретировать свой индивидуальный опыт
[Бернс, 1986].
Также Я-концепция осуществляет прогнозирование и предвосхищение
ожидаемых событий; она определяет ожидания индивида о том, что должно
произойти.
Подводя итоги анализа состояния изучения Я-концепции в психологической литературе, необходимо отметить многозначность этого понятия, его
зависимость от теоретического и исследовательского контекста, преобладание
тенденции фрагментарности в исследованиях Я-концепции.
В связи с вышеобозначенным, приобретает актуальность появление работ,
направленных на исследование не отдельных аспектов Я-концепции (например,
образа Я или самооценки), а ориентированных на рассмотрение целостной
модели Я-концепции, предполагающих не просто исследование ее содержания,
а рассмотрение в контексте ее значения, роли для человека.
Для решения этой задачи с учетом содержательного наполнения
компонентов Я-концепции предлагается следующий психодиагностический
инструментарий (табл. 1).
Таблица 1.
Психодиагностический инструментарий для исследования Я-концепции
Компонент Я-концепции
Когнитивный
Эмоционально-оценочный
Поведенческий
Исследовательский инструментарий
Методика свободных
самоописаний (С.Р. Пантилеев);
Методика «Личностный дифференциал»
Методика исследования
самоотношения (С.Р. Пантилеев);
Методика исследования самооценки
(Дембо-Рубинштейн)
Методика изучения ценностных ориентации
личности (Ш. Шварц);
Методика исследования особенностей
личности (Г. Айзенк, Г. Вильсон): опросник
«упорство-уступчивость»
Методы математической статистики (корреляционный анализ)
Обработка методики свободных самоописаний С.Р. Пантилеева требует
более пристального внимания, в отличие от остальных представленных
методик, являющихся стандартизированными методиками психодиагностики.
Текст свободного самоописания С.Р. Пантилеев рассматривает как один из
видов вербальной презентации образа Я. По сравнению с другими видами
методик,
используемыми
при
изучении
Я-концепции
(ответы
на
стандартизованные опросники, формализованные самоотчеты о реакциях на
проективные стимулы и процедуры), свободные самоописания обладают
следующими преимуществами: субъект говорит о себе, при этом свободно
выбирает темы, психологические характеристики для описания своей личности,
использует собственный, а не заданный экспериментатором, язык и стиль речи,
самостоятельно структурирует изложение представлений о себе. Таким
образом, тексты свободных самоописаний представляют собой богатый
источник информации о феноменальном «Я» субъекта [Пантилеев, 1993].
Методика свободных описаний позволяет анализировать полученные
высказывания не только количественно, но и качественно. Для этого
используются два способа обработки результатов, оба выполняемых методом
контент-анализа.
Первый способ обработки.
1. Подсчитывается общее количество ответов участников исследования,
подсчитывается
процент
объективных
(формальных)
и
субъективных,
положительных и отрицательных высказываний от общего количества
характеристик.
2. Далее составляется список характеристик. В случае если характеристики
повторяются, в списке отмечается количество повторений. Подсчитывается
общее количество характеристик из списка без учета их повторений
3. Характеристики из списка укрупняются по параметрам синонимичности
и сходности содержания, подсчитывается общая сумма их повторения.
Единичные характеристики, не имеющие повторения и оцененные как не
подлежащие объединению, не рассматриваются.
4. Полученные «интегральные» характеристики объединяются в группы категории, в некоторые категории включаются более мелкие группы
(субкатегории). Категории и субкатегории выделяются как по смысловому
содержанию, так и на основе теоретических представлений о структуре Яконцепции, то есть за основу берутся предложенные Р. Бернсом аспекты
«реального Я» - «физическое Я», «социальное Я», «умственное Я»,
«эмоциональное Я», дополненные характеристиками самоопределения.
5. Подсчитывается удельный вес той или иной субкатегории внутри
категории и удельный вес категории относительно других категорий. После
этого
данные
подвергаются
процедуре
ранжирования
-
субкатегории
ранжируются по отношению к другим субкатегориям, находящимся в той же
категории, категории ранжируются по отношению к остальным категориям.
В результате содержание образа Я выражается через иерархическую
систему категорий и субкатегорий.
Второй способ обработки.
Второй способ обработки данных дает возможность в дальнейшем
подвергнуть полученные результаты статистическим процедурам.
Выделяются следующие эмпирические индикаторы, основанные как на
результатах предыдущей обработки данных, так и исходя из интересующих
исследователей аспектов образа Я: количество характеристик, используемых
участниками исследования для описания себя; количество положительных
характеристик;
нейтральных
количество
отрицательных
характеристик;
характеристик;
внешность;
интеллектуальные
количество
качества;
эмоциональные качества; волевые качества; активность; социально-значимые
качества; поведение; качества самоопределения.
Имеющиеся в каждом конкретном самоописании высказывания относятся
к тому или иному виду категории. Полученные данные включаются в
корреляционный анализ.
Рассматривая Я-концепцию как структуру, состоящую из взаимосвязанных
компонентов, недостаточно одной констатации полученных результатов
исследования
каждого
отдельного
ее
компонента.
Характеристики
и
содержательное наполнение каждого компонента влияют друг на друга,
изменяя, дополняя или нивелируя себя. Для установления взаимосвязей между
компонентами Я-концепции необходимо применение методов математической
обработки, а именно корреляционного анализа.
Корреляционный анализ – это проверка гипотез о связях между
переменными с использованием коэффициентов корреляции, двумерной
описательной статистики, количественной меры взаимосвязи (совместной
изменчивости) двух переменных. Таким образом, это совокупность методов
обнаружения корреляционной зависимости между случайными величинами или
признаками.
Основное назначение корреляционного анализа – выявление связи между
двумя или более изучаемыми переменными, которая рассматривается как
совместное согласованное изменение двух исследуемых характеристик. Данная
изменчивость
обладает
тремя
основными
характериcтиками:
формой,
направлением и силой.
По форме корреляционная связь может быть линейной или нелинейной.
Более удобной для выявления и интерпретации корреляционной связи является
линейная форма. Для линейной корреляционной связи можно выделить два
основных направления: положительное («прямая связь») и отрицательное
(«обратная связь»).
Вывод. Среди проблем, связанных с исследованием Я-концепции, можно
выделить следующие: многозначность понятия Я-концепции, его зависимость
от теоретического и исследовательского контекста, рассмотрение его либо в
структурных либо в процессуальных терминах, детерминация содержания Яконцепции либо исключительно внешними факторами, либо внутренними,
преобладание тенденции фрагментарности в исследованиях Я-концепции.
Преодоление
этих
методологических
трудностей
возможно
при
рассмотрении Я-концепции как особой установочной модели, включающей в
себя
когнитивный,
эмоциональный,
поведенческий
компоненты,
объединяющей ее различные области измерения в рамках единой системы.
Обработка
результатов
исследования
должна
носить
не
только
качественный характер, но и количественный анализ. Применение методов
математической
статистики
для
установления
корреляционных
связей
позволяет говорить о достоверных закономерностях зависимости Я-концепции
от ее структурных компонентов.
Литература:
Барышникова, И.В. Интегративный подход к исследованиям Я-концепции
личности в отечественной психологии. Дисс... канд. психол. наук. М„ 1999.163с.
Белинская, Е.П. Социальная психология личности: учебное пособие для
вузов по специальности «Психология» / Е.П. Белинская, О.А. Тихомандрицкая.
- М.: Аспект Пресс, 2001. - 300с.
Берн, Ш. Гендерная психология / Пер. с англ. С. Рысева и др. - М.: «ПраймЕврознак», 2002-320с.
Бернс, Р. Развитие Я-концепции и воспитание/ Р. Бернс - М.: Прогресс,
1986.-422с.
Бэм, С. Линзы тендера: Трансформация взглядов на проблему неравенства
полов / Пер. с англ. Д. Викторовой. - М.: «Российская политическая
энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. - 336с.
Демидов, Д.Н. Соотношение Я-идеальное и Я-реальное и проблемы
подростков - Автореф. Дисс... канд. псих.наук. СПб., 2000. -19с.
Джемс, У. Психология./ У. Джемс - М.: Педагогика, 1991. - 368с.
Журавлёв, А.Л. Социально-психологические проблемы управления/ А.Л.
Журавлёв -М.: Аспект пресс, 1991.-310с.
Захарова, А.В. Генезис самооценки: Автореф. дис. ... д-ра псих, наук. М.,
1989.-44 с.
Колышко, A.M. Особенности межличностного взаимодействия педагогов с
различными типами самоотношения //Вестник Гродненского университета
имени Яна Купалы. -2001. Серия 1. № 1 (6). - С. 172-178.
Кон, И.С В поисках себя: Личность и ее самосознание/ И.С. Кон - М:
Политиздат, 1984.-335 с.
Кон, И.С. Категория «Я» в психологии // Психологический журнал. 1981.Т. 2.№3.-С.25-38.
Кон, И.С. Лунный свет на заре. Лики и маски однополой любви/ И.С. Кон
-М.: Олимп, 1998. -496 с.
Кон, И.С. Открытие «Я» / И.С. Кон - М.: Политиздат, 1978. - 367 с.
Кон, И.С. Психология ранней юности/ И.С. Кон - М.: Просвещение, 1989. 254 с.
Корнилов,
А.П.
Диагностика
регулятивной
функции
самосознания//Психологический журнал. - 1995.Т. 26. № 1.-С. 107-114
Леонтьев, А.Н. Проблемы развития психики / А.Н. Леонтьев – М., 1981.
Маслоу А.Г. Мотивация и личность. Перевод. с англ. Татлыбаевой А. М. СПб.: Евразия, 1999. — 478 с
Мид, М. Культура и мир детства / М. Мид - М., 1988.
Мид, М. Мужское и женское: исследование полового вопроса в
меняющемся мире/ М. Мид - М.: «Российская политическая энциклопедия»
(РОССПЭН), 2004.-416 с.
Орлов А.Б. Психология личности и сущности человека: Парадигмы,
проекции, практики: Учеб. пособие для студ. психол. фак. Вузов, - М.:
Издательский центр «Академия», 2002. - 272 с.
Пантилеев, С. Р. Самоотношение как эмоционально-оценочная система/
С.Р. Пантилеев -М.: МГУ, 1991.-110с.
Пантилеев, С.Р. Методика исследования самоотношения/ С.Р. Пантилеев М.: Смысл, 1993.-32 с.
Раусте фон Врихт, М.Л. Образ «Я» как подструктура личности //
Психология самосознания. Хрестоматия. - Самара: БАХРАХ, 2000. - С. 395—
397.
Роджерс, К. Взгляд на психотерапию. Становление человека/ К. Роджерс М.: Прогресс, 1994-480с.
Роджерс, К. К науке о личности // История зарубежной психологии.
Тексты / К. Роджерс - М., 1986
Ротенберг, B.C., Аршавский, В.В. Поисковая активность / B.C.Ротенберг,
В.В.Аршавский - М.,1984
Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. / С.Л. Рубинштейн - СПб.:
Питер, 2002 - 720 с.
Сарджвеладзе, Н.И. Личность и ее взаимодействие с социальной средой/
Н.И. Сарджвеладзе - Тбилиси: «Мецниереба», 1989. - 204с.
Сафин, В.Ф. Психология самоопределения личности/ В.Ф. Сафин Свердловск.: СГПИ, 1986.-142с.
Скиннер Б. Технология поведения // Американская социологическая
мысль. М., 1994.
Соколова, Е.Т. Особенности самосознания при невротическом развитии
личности: Дисс... д-ра.псих. наук. М., 1991. -109с.
Столин, В.В. Самосознание личности/ В.В. Столин - М.: МГУ, 1983. 284с.
Трусов, В.П. Социально-психологические исследования когнитивных
процессов (по материалам зарубежных экспериментальных работ). - Л.: 1980.144 с.
Фестингер, Л. Теория когнитивного диссонанса/ Л. Фестингер - СПб.:
«Ювента», 1999.-318 с.
Фрейд, 3. Введение в психоанализ. Лекции / 3. Фрейд - М.: Наука, 1990. 456с.
Чеснокова, И.И. Особенности развития самосознания в онтогенезе. //
Принципы развития в психологии. - М.: Наука, 1978. - С. 316-337.
Чеснокова, И.И. Проблемы самосознания в психологии/ И.И. Чеснокова М.:Hay¬ка,1977.- 144с.
Эриксон,
Э.
Детство
и
общество/
Э.
Эриксон
-
СПб.:
Фонд
«Университетская книга», 1996.-592с.
Эриксон, Э. Идентичность: юность и кризис/ Э. Эриксон - М.: Прогресс,
1996. - 344с.
Юнг К.Г. Аналитическая психология: Прошлое и настоящее / К.Г. Юнг,
Э.Сэмюэлс, В. Одайник, Дж. Хаббэк; Сост. В. В. Зеленский, А. М. Руткевич.
М.: Мартис, 1995. 320 с.
Ядов, В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности
/Методологические проблемы социальной психологии. / Под. ред. Е.В.
Шороховой-М.: Просвещение, 1975. - С. 89-105.
Cooley C.H. Human Nature and the Social Order. - New York: Charles
Scribner's Sons, 1912-413p.
Cooley C.H. Human Nature and the Social Order. - New York: Charles
Scribner's Sons, 1912-413p.
Higgins E.T. Self-discrepancy: A theory relating self and affect. // Psychological
Review, 94,1987. - P. 319-340
Leary M.R., Tangney J.P. The self as an organizing construct in the be¬havioral
and social sciences / In M.R. Leary and J.P. Tangney (Eds.), Handbook of self and
identity - New York: The Guilford Press, 2003-P. 3-15
Markus H., Wurf E. The dynamic self-concept: A social psychological
perspective / In M. R. Rosenweig & L. W. Porter (Eds.), Annual Review of
Psychology, 38,1987.-P. 299-337
Mead G.H. Mind, Self and Society: from the Standpoint of a Social Behaviorist /
Ed. by C.W. Morris - Chicago: University of ChicagoPress, 1946 - 401p.
Mead G.H. Mind, Self and Society: from the Standpoint of a Social Behaviorist /
Ed. by C.W. Morris - Chicago: University of ChicagoPress, 1946 - 401p.