Номер журнала 191

ПРАВО
И
ЖИЗНЬ
191 (5)
МОСКВА — 2014
ISSN 0868-3900
16+
ПРАВО И ЖИЗНЬ
Независимый научно-правовой журнал
№ 191 (5). Май
Учредитель: Благотворительный Фонд «Центр публичного права»
______________________________________________________
Выходит с января 1992 г.
______________________________________________________
Главный редактор – Ю.А. Дмитриев
Заместитель главного редактора – Н.В. Кроткова
Литературный редактор – Н.В. Кроткова
Выпускающий редактор – Н.В. Кроткова
Верстка номера – М.Н. Таланина
Дизайн номера – М.Н. Таланина
Полиграфия – Ю.А. Никишин
Лицензия ПИ № 77-11959 от 04.03.2002 г.
Интернет-версия журнала: http://www.law-n-life.ru
______________________________________________________
Подписано в печать 14.05.2014 г. Сдано в набор 10.05.2014 г.
Формат 60х90/16 Печать высокая. Объем 33.9 п.л.
Тираж 1200 экз. Заказ № 104
______________________________________________________
Типография ИП Никишин Юрий Александрович
г. Москва, ул. Сельскохозяйственная, д. 32
Материал подготовлен с использованием
СПС ГАРАНТ (www.garant.ru)
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:
Дмитриев Ю.А. – доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, член-корреспондент Российской академии
образования, доктор философии (Ph.D.) Оксфордского университета
(Лондон) (главный редактор)
Кроткова Н.В. – кандидат юридических наук, заместитель главного редактора журнала «Государство и право» (заместитель главного
редактора – редактор электронной версии)
Альхименко В.В. – кандидат юридических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института государства и права Российской
академии наук
Ахмедов Г.Г. – доктор педагогических наук, профессор (Азербайджанская Республика)
Брэнд Пол – профессор истории права Англии (Ph.D.) Оксфордского университета (Лондон)
Велиев И.В. оглы – доктор юридических наук, профессор (Азербайджанская Республика)
Дэвис Пол – профессор корпоративного права (Ph.D.) Оксфордского университета (Лондон)
Измайлов Д.С. – доктор юридических наук, профессор
Исаев И.А. – доктор юридических наук, профессор, заслуженный
деятель науки РФ, заведующий кафедрой истории государства и права
МГЮУ им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
Миндагулов А.Х. – доктор юридических наук, профессор (Республика Казахстан)
Миронов В.О. – доктор юридических наук, профессор, профессор
Владимирского филиала Финансового университета при Правительстве РФ
Пылин В.В. – доктор юридических наук, профессор, профессор
кафедры конституционного и муниципального права Санкт-Петербургского государственного политехнического университета
Скуратов Ю.И. – доктор юридических наук, профессор, генеральный директор Фонда «Юристы-XXI век»
Страшун Б.А. – доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой конституционного права зарубежных стран МГЮУ
им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
Хутинаев И.Д. – доктор юридических наук, профессор, профессор
Российской академии народного хозяйства и государственной службы
при Президенте РФ
Черемных Г.Г. – доктор юридических наук, профессор, нотариус
г. Москвы
3
СОДЕРЖАНИЕ
ОТ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Дмитриев Ю.А. * Выборы под судом ..........................................7
Dmitriev Yu.A. * Elections under court .........................................11
ПОЛИТИКА И ПРАВО
Мамедов С.С. оглы * Азербайджанская Республика в современной системе международно-правовых отношений: карабахский
аспект – перспективы урегулирования ........................................14
ТЕОРИЯ ПРАВА
Путяткин А.В. * Стратегии современной юриспруденции в теоретико-правовых исследованиях: вопросы общеправовой теории маргинальности .....................................................................30
МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ
Пылин В.В. * Правовой статус избирательных комиссий муниципальных образований нуждается в уточнении для обеспечения их самостоятельности в соответствии с принципами Конституции РФ и демократии ..........................................................40
ПРАВО И ЭКОНОМИКА
Ежов Ю.А. * Оффшорные зоны .................................................50
Никитин Ю.М., Липатова И.В. * Налоговое стимулирование
инвестиционной активности организаций .................................79
РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Дмитриев Ю.А.* Российский блогер – враг народа или иностранный агент? .........................................................................103
Башкирцев А.В. * Полномочия временного, конкурсного, административного управляющего доверительного правления, временной администрации, ликвидатора, ликвидационной комиссии и руководства должника при увольнении работников в связи
с ликвидацией организации .......................................................108
4
РЕГИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
Гончарова И.А.* Правовое регулирование избирательных систем как основы представительной демократии в субъекте Российской Федерации .....................................................................130
Воротилкина И.М., Шаталова Н.Г. * Отношение к проблеме
наркотизации общества и распространению потребления психоактивных веществ среди различных групп населения Еврейской
автономной области ....................................................................142
Плоцкая О.А. * Использование обычно-правовых норм и традиционных воззрений финно-угорских народов пермской подгруппы в обучении и воспитании как способа формирования
компетенций современных обучающихся ................................155
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
Договор о Евразийском экономическом союзе (Проект) ........169
Дмитриев Ю.А. * Договорный этап развития российского федерализма [Выступление на V Международной научно-практической конференции «Евразийская парадигма России и развитие
политико-правовых институтов Азиатско-Тихоокеанского региона» 26 июня 2014 г.] ...................................................................276
ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ
Ермеков М.М. * Правовые основы эффективного лидерства в
системе государственного управления Республики Казахстан .....
.......................................................................................................285
Федорова С.В. * Признание и функционирование института
траста в странах континентальной правовой системы (На примере опыта Германии) .....................................................................296
Летова Н.В. * Особенности правового статуса ребенка (На примере положений Германского гражданского уложения) ...........319
РЕЦЕНЗИИ
Дмитриев Ю.А. * Г.А. Трофимова. Конституционно-правовая
ответственность федеральных органов власти. Основные деликты ..................................................................................................335
5
Идеи и выводы авторов не обязательно отражают позиции
представляемых ими организаций
***
С 2011 года журнал «Право и жизнь» включен в Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) и зарегистрирован в Научной электронной библиотеке eLIBRARY.RU
С 1 ноября 2013 г. журнал «Право и жизнь» входит в международную базу цитирования SCOPUS
***
Независимый научно-популярный журнал «Право и жизнь»,
издававшийся с 1922 г. и возобновленный в 1992 г., посвящен
вопросам теории и практики права в нашей современной жизни. На страницах журнала публикуются различные материалы,
отражающие состояние нашей российской правовой системы,
развитие законодательства, его строительства и применения на
практике.
При использовании материалов ссылка на журнал «Право и
жизнь» обязательна. Материалы, опубликованные в журнале,
могут быть размещены в электронных правовых базах и справочных системах.
Присланные рукописи не возвращаются и не рецензируются.
Редакция знакомится с письмами читателей, не вступая в переписку. Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
6
The independent popular scientific journal «Law and life»,
published since 1922 and renewed in 1992, is devoted to questions
of the theory and practice of the law in our modern life. On pages of
the journal the various materials reflecting a condition of our Russian
legal system, development of the legislation, its construction and
application in practice are published.
When using the published materials the reference to the journal
«Law and life» is obligatory. The materials published in the journal,
can be placed in electronic legal bases and help systems.
The sent manuscripts don’t come back and aren’t reviewed.
Edition gets acquainted with letters of readers, without entering into a
correspondence. The opinion of edition can no coincide with opinion
of the author.
__________ОТ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА__________
Ю.А. ДМИТРИЕВ,
доктор юридических наук, профессор
ВЫБОРЫ ПОД СУДОМ
Дан анализ Постановления Конституционного Суда РФ от 15 апреля
2014 г. № 11-П по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 65 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие
в референдуме граждан Российской Федерации» в связи с запросом Законодательного собрания Владимирской области.
Ключевые слова: Постановление Конституционного Суда РФ от 15
апреля 2014 г. № 11-П, избирательные права, выборы, Законодательное собрание Владимирской обла-сти, Конституция Республики Крым, референдум.
YU.A. DMITRIEV,
doctor of law, professor
ELECTIONS UNDER COURT
The analysis of the decisions of the Constitutional Court of the Russian
Federation dated April 15, 2014, № 11-P on the case about the verification of
constitutionality p. 1 item 65 of the Federal law «On basic guarantees of electoral
rights and the right to participate in referendum of citizens of the Russian
Federation» in connection with the request of the Legislative Assembly of Vladimir
region.
Key words: Decision of the constitutional Court of the Russian Federation of
April 15, 2014, № 11-P, electoral rights, elections, the Legislative Assembly of
Vladimir region, the Consti-tution of the Republic of Crimea, the referendum.
Зачастую в нашей стране конституционный судебный процесс
преследует цель не только и не столь поиска юридической истины, а используется как способ исправления ошибок, допущенных законодателем. Не является исключением и Постановление
Конституционного Суда РФ от 15 апреля 2014 г. № 11-П по делу
о проверке конституционности п. 1 ст. 65 Федерального закона
«Об основных гарантиях избирательных прав и права на уча7
стие в референдуме граждан Российской Федерации» в связи
с запросом Законодательного собрания Владимирской области
[Росс. газ. 2014. 23 апр. С. 20].
Суть дела такова. Согласно новой редакции от 5 апреля 2013 г.
№ 40-ФЗ ч. 1 ст. 65 Федерального закона от 12 июня 2002 г.
№ 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референду-ме граждан Российской Федерации»,
вступившей в силу 1 мая 2013 г., право на участие в досрочном
голосовании возникает у граждан не ранее чем за 20 дней до
дня голосования, причём только у избирателей, проживающих
в труднодоступных или отдалённых местностях, на полярных
станциях и т.п. [СЗ РФ. 2013. № 14. Ст. 1648]. Только за 15 дней
до дня голосования и только на федеральных выборах законодатель разрешил досрочное голосование с использованием открепительных удостоверений. Таким образом, 8 сентября 2013 г.
в единый день голосования были лишены права на участие в
выборах органов местного самоуправления значительное число
граждан, находившихся на стационарном лечении, в командировках, на отдыхе, по месту учёбы, на спортивных соревнованиях, военных сборах и т.п.
Очевидно, законодатель руководствовался на первый взгляд
соображениями «здравого смысла»: как могут избиратели, находящиеся в незнакомой местности, голосовать за кандидатов,
которых они не выдвигали, за которых они не агитировали либо
попросту их не знают. Однако этим, прямо скажем, не продуманным решением, они не только снизили и без того низкую
явку избирателей на избирательные участки, но извратили саму
природу муниципальных и региональных выборов, которая не
сводится только к голосованию за отдельных, известных избирателям кандидатов, но является формой народовластия, установленного ст. 3 Конституции РФ. Кстати, подобную ошибку
совершили и депутаты Госсовета Крыма в новой Конституции
Республики, принятой 11 апреля 2014 г. (за четыре дня до оглашения рассматриваемого Постановления Конституционного
Суда РФ), лишив права голоса тысячи избирателей, отдыхающих на полуострове в «бархатный» сезон 14 сентября 2014 г. - в
единый день голосования [Дмитриев Ю.А. Новый этап в разви-
8
тии отечественной конституционно-правовой науки и практики
// Право и жизнь. 2014. № 190 (4). С. 121].
Обращаясь непосредственно к аргументам Конституционного Суда РФ, следует отметить ряд примечательных моментов.
Во-первых, в обоснование своей позиции Суд положил не только нормы Конституции РФ, закрепляющие принцип народовластия, но и ряд международных нормативных правовых актов,
таких как Всеобщая декларация прав человека, Международный
пакт о гражданских и политических правах, Европейская конвенция о защите прав и свобод человека, Европейская хартия
местного самоуправления, Конвенция о стандартах демократических выборов и ряд других, подчеркнув тем самым, что «конституционное право любого человека участвовать в управлении
делами государства» - это не прихоть российской Конституции,
а естественное право любого человека, живущего в любом демократическом, правовом государстве. Следовательно, создание
условий для реализации этого права является неотъемлемой
«обязанностью любого государства».
Во-вторых, прямо не указывая законодателю на его ошибки, Суд в своём решении подчеркнул, что он неоднократно обращался к вопросу реализации гражданами активного избирательного права и даже указал соответствующие постановления.
Более того, Суд перечислил субсидиарные (от лат. subsidiarius
- резервный, дополнительный) способы реализации активного
избирательного права: «голосование по доверенности, голосование по почте и по сети Интернет, получившие широкое распространение в избирательном законодательстве современных
государств», наметив тем самым основные направления дальнейшего движения законодателя не по пути ограничения, а наоборот, расширения избирательных прав граждан.
В-третьих, впервые в истории отечественного конституционного судопроизводства Суд подчеркнул, что Закон о гарантиях...
1997 г. предоставлял гражданам больше возможностей для реализации активного избирательного права, по сравнению с действующим аналогичным Законом 2002 г. Суд также указал, что
такие конституционные права граждан, как свобода передвижения, право на отдых, образование и др. «являются такими же
9
конституционно признаваемыми и защищаемыми ценностями»
и не могут использоваться в целях ограничения или ущемления
избирательных прав и не должны «ставить гражданина в ситуацию вынужденного выбора».
В постановляющей части Суд предписал федеральному законодателю, поскольку в тот момент ещё не была принята Конституция Республики Крым, привести законодательство в соответствие с позицией Конституционного Суда, выраженной в
настоящем постановлении. Но, особо не рассчитывая на оперативность федеральных парламента и правительства, Суд предписал, что всем перечисленным выше категориям граждан «должна быть предоставлена возможность проголосовать досрочно».
Правда, на сегодняшний день в нашей правовой системе отсутствует механизм непосредственного применения в практической
деятельности (в том числе территориальных избирательных комиссий) решений федерального Конституционного Суда, но сам
факт примечателен: Суд пытается создать механизм непосредственного использования своих решений в регулировании конкретных правовых отношений.
В заключение необходимо отметить, что, во-первых, муниципальные выборы 8 сентября 2013 г. проводились в 77 субъектах
Российской Федерации, но только депутаты Законодательного
собрания Владимирской области встали на защиту активного права своих избирателей; во-вторых, авторы Конституции
Республики Крым от 11 апреля 2014 г. оказались прозорливы,
предполагая скорое внесение в неё изменений.
Библиографический список:
1. Дмитриев Ю.А. Новый этап в развитии отечественной конституционно-правовой науки и практики // Право и жизнь. 2014. № 190 (4).
С. 121.
10
YU.A. DMITRIEV,
doctor of law, professor
ELECTIONS UNDER COURT
Often in our country the constitutional court process the persecuted
blowing goal is not only and not so legal search of truth, and is
used as a way of correcting the mistakes made by the legislator. Is
no exception, and the Decision of the constitutional Court of the
Russian Federation of April 15, 2014, № 11-P on the case about the
verification of constitutionality p. 1 item 65 of the Federal law «On
basic guarantees of electoral rights and the right to participate in
referendum of citizens of the Russian Federation» in connection with
the request For legislative Assembly of Vladimir region [Ross. gas.
2014. 23 April. P. 20].
The point is this. According to the new edition of April 5, 2013 №
40-FZ PM 1 item 65 of the Federal law of 12 June 2002 no. 67-FZ
«On bases-governmental guarantees of electoral rights and the right
to participate in referendum of citizens of the Russian Federation»,
which came into force on 1 may 2013, the right to participate in early
voting occurs citizens not earlier than 20 days before election day,
and only the voters living in difficult of access or remote areas, at
polar stations, etc. [CL RF. 2013. № 14. St. 1648]. Only 15 days
before voting day and only on the Federal elections, the legislator
has allowed early voting with the use of absentee ballots. Thus, on
8 September 2013 in uniform day of voting were deprived of the
right to participate in elections of local self-government, a significant
number of citizens, provided in patient treatment, on business trips
or vacation, the place scholar would, at sports competitions, military
training camps, etc.
Obviously, the legislator was guided at first glance considerations
deposits of common sense: how can the voters who are in an
unfamiliar area, to vote for the candidates that they did not put
forward, for which they are not agitated or simply do not know
them. However, not well thought out decision, they not only reduced
the already low voter turnout to polling stations, but perverted the
very nature mu-municipalities and regional elections, which is not
11
limited to popping for individual known to voters, candidates, but is
a form of democracy that is installed Art. 3 of the Constitution of the
Russian Federation. By the way, in such a mistake was made and the
deputies of the state Council of the Crimea in the new Constitution
of the Republic, adopted on 11 April 2014 (four days before the
announcement of the considered judgment of the constitutional Court
of the Russian Federation) are deprived of voting rights of thousands
of voters, tourists on the Peninsula in the «velvet» behold zones
September 14, 2014 - in a single voting day [Dmitriev Yu.A. New
stage in the development of national constitutional legal science and
practice // The Law and the life. 2014. № 190 (4). P. 121].
Appealing directly to the arguments of the constitutional Court
of the Russian Federation, it should be noted several important
moments. In-first, in justification of its position, the Court put not
only the norms of the Constitution of the Russian Federation, the
closed the principle of democracy, but also a number of international
legal instruments such as the universal Declaration of human rights,
the International natural Covenant on civil and political rights, the
European Convention on the protection of rights and freedoms, the
European Charter of local self government deposits, the Convention
on standards for democratic elections and a number of other that
«the constitutional right of any person to be able to participate to the
administration of the state» is not a whim of the Russian Constitution
and the natural right of any person living in any democratic, legal
state. Therefore, creation of conditions for the exercise of this right is
an integral «the duty of any States».
Secondly, expressly indicating the legislator’s errors, the Court in
its decision said that he had repeatedly asked the question Rea the
mobilization of citizens active suffrage, and even indicated by the
appropriate regulations. Moreover, the Court listed subsidiary (from
lat. subsidiarius - back, extra) how to implement active suffrage:
«proxy voting, voting by mail and over the Internet, widely spread in
the voter by the legislation of modern States», indicating thereby the
main directions of further movement of the legislator are not limited
deposits, and Vice versa, the extension of voting rights of citizens.
Third, for the first time in the history of the national constitutional
shipbuilding production, the Court stressed that the Law on guarantees
12
of 1997 provide citizens with more opportunities for implementation
of active suffrage, in comparison with existing similar Law, 2002.
The Court also stated that such constitutional rights of citizens, such
as freedom of movement, the right to leisure, education and other
«are the same constitutional recognized and protected by the values»
and may not be used to limit or restriction of electoral rights and
should not make a citizen in a situation of forced choice».
In the operative part of the Court ruled that the Federal legislator,
as it has not yet been adopted the Constitution of the Republic of
Crimea, to bring the legislation into conformity with the position of
the constitutional Court expressed in this decision. But, especially
not relying on the efficiency of the Federal Parliament and the
government, the Court ordered that all the above categories of
citizens «should be given the opportunity to vote early». However,
today in our legal system there is no mechanism for direct application
in practice (including the territorial election commissions) decisions
of the Federal constitutional Court, but the fact is noteworthy: the
Court is trying to create a mechanism for direct public use of their
decisions in the regulation of a specific law-legal relations.
In conclusion, it should be noted that, firstly, the municipal elections
on 8 September 2013 was held in 77 regions of the Russian Federation,
but only members of the Legislative Assembly of Vladimir region
stood up for the rights of their active voters; secondly, the authors of
the Constitution of the Republic of Crimea dated April 11, 2014, was
clairvoyant, suggesting imminent changes are introduced into it.
Bibliographical list:
1. Dmitriev Yu.A. New stage in the development of national constitutional
legal science and practice // The Law and the life. 2014. № 190 (4). P. 121.
13
____________ПОЛИТИКА И ПРАВО____________
С.С. оглы МАМЕДОВ,
кандидат юридических наук, доцент кафедры дипломатии
и внешней политики Бакинского славянского университета
АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА В СОВРЕМЕННОЙ
СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ
ОТНОШЕНИЙ:
КАРАБАХСКИЙ АСПЕКТ – ПЕРСПЕКТИВЫ
УРЕГУЛИРОВАНИЯ
В данной статье автором проанализированы путь Азербайджанского
государства с момента восстановления государственной независимости в
1991 г. по 2013 г., ход переговорного процесса по мирному урегулированию
армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта, предложения
минской Группы ОБСЕ в посредническом процессе урегулирования, достижения Азербайджанской Республики на международной арене, а также вклад
Азербайджана в борьбе против международного терроризма и экстремизма, отправка азербайджанского контингента в международные «горячие
точки» - в Афганистан, Ирак и Косово, углубление процесса диалога Азербайджан – ЕС.
Ключевые слова: политический процесс по мирному урегулированию, Мадридские и обновленные Мадридские принципы, динамичное развитие Азербайджана в системе международных отношений, Азербайджан и ООН.
S.S. MAMMADOV,
candidate of legal sciences, the associate Professor of diplomacy
and foreign policy of Baku Slavic University
THE REPUBLIC OF AZERBAIJAN IN THE MODERN
SYSTEM OF INTERNATIONAL LEGAL RELATIONS:
THE KARABAKH ASPECT - DISPUTE RESOLUTION
PROCEDURE
In this article the author analyzes history of Azerbaijan since the country
regained independence in 1991 to 2013, the course of the negotiation process on
the peaceful settlement of Armenian-Azerbaijani, Nagorno-Karabakh conflict, the
proposal of the OSCE Minsk Group to end the settlement process, the achievement
14
of the Azerbaijan on the world arena, and the contribution of Azerbaijan in the
struggle against international terrorism and extremism, sending Azerbaijani
contingent in the international «hot spots» in Afghanistan, Iraq and Kosovo,
deepening the dialogue process on Azerbaijan - EU.
Key words: political process for a peaceful settlement, Madrid and renewed
principles, dynamic development of Azerbaijan in international relations,
Azerbaijan and United Nations Organization.
Важная задача каждого государства - внешнеполитическое
обеспечение национальных интересов. Это относится и к Азербайджанской Республике, стремящейся найти свое обособленное место в современной системе международных отношений.
Приоритетами внешней политики являются долгосрочные
интересы, которые реализуются как в двустороннем, так и многостороннем формате.
Концептуальные основы внешней политики Азербайджанской Республики отражены в Конституции Азербайджана, которая была принята на референдуме в ноябре 1995 г. Статья Х
Конституции гласит, что Азербайджанская Республика строит
свои отношения с другими государствами на основе принципов,
предусмотренных в общепризнанных международно-правовых
нормах. В частности, данные принципы нашли свое отражение в
Уставе ООН и в Заключительном Акте СБСЕ (ОБСЕ) в Хельсинки 1975 г. [Гасанов А. Современные международные отношения
и внешняя политика Азербайджана. Баку: Азербайджан, 2007.
С. 103].
В настоящее время основной этап формирования внешнеполитической стратегии завершен, заложены ее основы и определены приоритеты. Азербайджан в своем развитии ориентируется
на непреходящие ценности мировой цивилизации – демократию,
свободу личности и верховенство закона.
Азербайджан занимает значимое геополитическое и геоэкономическое положение на карте мира. По территории республики
проходят и пересекаются важные транспортно-коммуникационные пути, что делает Азербайджан местом сосредоточения интересов как региональных, так и субрегиональных стран. Проведение взаимовыгодной, динамичной политики на региональном
уровне с непосредственными соседями, а также с ведущими ми15
ровыми державами есть приоритетная задача азербайджанской
дипломатии [Мехтиев Р. Азербайджан: вызовы глобализации.
Баку: АГИ, 2004. С. 91].
Во внешней политике Азербайджан придерживается норм
и принципов международного права, регулирующих межгосударственные отношения, которые заключаются в уважительном
отношении к суверенным правам всех государств, мирном решении всех спорных вопросов путем переговоров, установлении взаимовыгодного экономического, научного и культурного
сотрудничества, а также устранении всякого рода правовых и
иных ограничений, препятствующих развитию межгосударственных связей.
Наиважнейшая задача Азербайджана – это укрепление независимости и суверенитета страны. Основным же приоритетом
внешней политики республики является мирное урегулирование армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта, восстановление территориальной целостности Азербайджана в рамках его международно-признанных границ. Оккупация
армянскими вооруженными силами 20% территории Азербайджанской Республики создала реальную угрозу и нанесла серьезный ущерб ее национальной безопасности. Данный конфликт
должен быть решен на основе международного права, в рамках
уважения принципа территориальной целостности Азербайджанской Республики в соответствии со ст. 3 и 9 Устава ОБСЕ
и Устава ООН, в том числе на основе 4-й резолюции ООН по
Нагорному Карабаху (ст. 822, 853, 874, 884).
Азербайджан продолжает прилагать усилия по мирному разрешению армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта как при посредничестве авторитетных международных
организаций, прежде всего ООН и ОБСЕ, так и путем прямых
переговоров между президентами обеих стран.
В деле защиты национальных интересов и обеспечения национальной безопасности Азербайджан придает особое значение
активному участию в различных крупных международных организациях, таких как ООН, ОБСЕ, ОИК, Совет Европы, СНГ,
полноправным членом которых наша страна является.
16
Начиная с 1992 г. нагорно-карабахский конфликт превратился
преимущественно в проблему международного значения. 30 января 1992 г. Азербайджанская Республика стала членом СБСЕ и
8–10 июля того же года на саммите СБСЕ в Хельсинки подписала соответствующие документы. После того, как Азербайджан
стал членом СБСЕ, в соответствии с принципами данной организации решение нагорно-карабахского конфликта оказалось в
центре внимания государств-участников.
Отметим, что Совет Министров иностранных дел СБСЕ на
встрече 24 марта 1992 г. обсудил положение в Нагорном Карабахе и для обеспечения эффективности переговоров по мирному
урегулированию конфликта принял решение о созыве мирной
конференции СБСЕ, посвященной Нагорному Карабаху. Было
решено, что в конференции, которая будет созвана в Минске,
примут участие представители России, США, Турции, Франции,
Германии, Италии, Чехии, Словакии, Швеции, Азербайджана и
Армении. Оккупация армянскими вооруженными силами в мае
1992 г. Шуши и Лачина, изменив суть конфликта, создала новую
политическую проблему и стала препятствием на пути проведения Минской конференции, взявшей на себя миротворческую
миссию. Как известно, в переговорах между сторонами в рамках Минской группы продолжали оставаться противоречия, Армения занимала неконструктивную позицию, не было единого
мнения в подходе ведущих государств, входящих в группу. Все
это стало причиной затягивания процесса и приведения конфликта в замороженное состояние. Если обратиться к истории
посредничества в армяно-азербайджанском конфликте и условно разделить ее на отдельные этапы, увидим, что каждый из них
в значительной мере зависит от характера противостояния Россия - Запад. В марте 1992 г., т.е. когда создавалась Минская группа, Россия поддержала данную инициативу, однако активизация
посреднических усилий международных организаций в урегулировании конфликта начала серьезно беспокоить российские
политические круги. И в этих условиях Россия предпринимала
попытки, направленные на то, чтобы перехватить инициативу из
рук международных организаций и мировых государств и тем
самым, укрепить свои ослабшие позиции в регионе.
17
18
В 1992 г. мир был потрясен актом геноцида в отношении азербайджанцев, совершенных армянскими вандалами и сепаратистами в карабахском городе Ходжалы [Алиев Г. Азербайджан
на пороге XXI века и третьего тысячелетия // Возрождение XXI век. 2001. № 1-2. С. 21]. На сегодняшний день Фондом Гейдара Алиева организована за рубежом выставка около 100 материалов, связанных с геноцидом, в котором погибли 613 ни
в чем не повинных азербайджанцев – гражданских лиц, в основном женщины, старики и дети. За рубежом распространена
осуществленная Фондом серия «Реалии Карабаха», выпущены
на английском языке книги и буклеты о разрушении культурно-исторических памятников на оккупированных территориях
[Мамедов С. Армянский геноцид против азербайджанцев. Баку:
«Мутарджим», 2012. С. 6].
Вместе с тем успешно продолжается компания «Справедливость Ходжалы», начатая в феврале 2009 г. по инициативе
главного координатора по межкультурному диалогу Фонда молодежи Организации исламской конференции Лейлы Алиевой;
к этой акции присоединились добровольцы во многих странах
мира. На сегодняшний день ходжалинский геноцид признан со
стороны Мексики, Пакистана, Чехии и ряда штатов США.
Как видно, армянский геноцид против азербайджанцев совершался поэтапно по задуманному плану, а наши соотечественники, верные всегда принципу мирного сосуществования народов,
надеясь, что подобные трагедии никогда не повторятся, подвергались невиданному в истории человечества насилию. Сегодня
каждый сегмент мировой общественности, в том числе каждый
гражданин Азербайджана, должен знать о трагедиях, пережитых
нашим народом, и уметь извлекать уроки из истории. А оценка,
которую подлежит дать актам геноцида, совершенным армянами против азербайджанцев и являющимся преступлением против всего человечества, зависит от нашего умения, опираясь на
исторические факты, довести до сведения мировой общественности эту проблему, от ее верной и правильной постановки.
Не станем закрывать глаза на античеловеческие действия армян в Ходжалы. Ведь в одну ночь с 25 на 26 февраля 1992 г. бандой
армянских убийц был стерт с лица земли город Ходжалы с более
чем семитысячным населением. Наоборот, с усилиями всей мировой общественности объединим наши стремления для достижения того, чтобы армянские вандалы в соответствии с международным правом за свои насильственные действия предстали
перед судом. Обращаясь к мировой общественности, мы заявляем, что если не будет подобной солидарности, то в какой-то день
очередной мишенью армянского терроризма могут стать именно
ваши народы [Əhmədov E. Ermənistanın Azərbaycana təcavüzü və
beynəlxalq təşkilatlar. Bakı, 1998. С. 22].
Необходимо подчеркнуть, что урегулирование армяно-а зербайджанского, нагорно-карабахского конфликта мирными
средствами (начиная с 1993 г.) заняло основное место во внешнеполитической деятельности президента Азербайджанской Республики Гейдара Алиева. Прилагаемые им после возвращения
к власти последовательные усилия для достижения урегулирования конфликта, его двусторонние, а также многосторонние
встречи на высшем уровне с главами государств, делегациями,
на саммитах ОБСЕ, участие в обсуждениях с сопредседателями
Минской группы, на международных форумах, а также в прямых переговорах с президентом Армении составили важную
часть проводимой главой государства внешней политики. Одна
из неотложных задач, поставленных Г. Алиевым в области защиты независимости Азербайджана, его территориальной целостности, достижения общественно-политической стабильности в
стране, заключалась в принятии решительных шагов в связи с
решением конфликта между Арменией и Азербайджаном. Президент, вынося вопросы безопасности нашей республики, особенно вопрос о территориальных притязаниях Армении, ее вооруженной агрессии, на международную арену, всегда стремился
повысить влияние авторитетных международных организаций
для установления мира в регионе.
Сегодня же в Нагорном Карабахе сложилась тяжелейшая гуманитарная ситуация, нарушен военно-политический баланс в
южно-кавказском регионе в целом.
Более того, помимо общеизвестных негативных последствий
политического, экономического, социального характера существует конкретная угроза превращения Нагорного Карабаха в
19
зону незаконного производства и оборота наркотиков. Данные
факты были неоднократно акцентированы в ежегодных отчетах
Госдепартамента США, а также в докладах ПАСЕ по Нагорному
Карабаху.
Согласно терминологии ООН незаконный оборот наркотиков – это осуществляемая в глобальных масштабах незаконная
коммерческая деятельность, включающая в себя культивирование, изготовление, распространение и сбыт веществ, подпадающих под действие запретительных законов о наркотиках. Исходя из данных Управления ООН по наркотикам и преступности
(ЮНОДК), балканский и северный маршруты являются основными каналами незаконного оборота героина, которые связывают Афганистан (центр незаконного оборота наркотических
веществ на евразийском континенте) с огромными рынками
Российской Федерации и Западной Европы. Балканский маршрут идет через Исламскую Республику Иран (часто пересекая
перед этим Пакистан), Турцию, Грецию, Болгарию и далее через Юго-Восточную Европу в сторону Западной Европы. Годовой объем наркорынка на сегодняшний день составляет около
20 млрд долл. Северный маршрут проходит в основном через
Таджикистан и Кыргызстан (а также Узбекистан или Туркменистан) в Казахстан и Российскую Федерацию.
В настоящее время актуальным является вопрос включения
в этот список нового маршрута Афганистан – Иран – Нагорный
Карабах, территория которого сегодня находится вне контроля как Азербайджана, так и мирового сообщества [Rəcəbli A.,
Əliyev O. Ermənistan-Azərbaycan, Dağlıq Qarabağ münaqişəsi
(müharibəsi): mənbələri, yaranması, inkişafı, beynəlxalq aspektləri
və müasir mərhələsi (1984 - 2002). Bakı: Kitab aləmi, 2002]. Действительно, в силу того, что вооруженные силы Армении вопреки всем императивным нормам и принципам международного
права находятся сегодня на территории Нагорного Карабаха,
азербайджанские правоохранительные структуры не имеют возможности эффективно исполнять свои функции в данном регионе, что делает его не контролируемым и стимулирует активные
нелегальные поставки оружия боеприпасов и наркотических
средств из Армении в Нагорный Карабах и обратно.
20
Подчеркнем, что Азербайджан успешно сотрудничает с международными организациями, отдельными странами в двустороннем и многостороннем форматах, отличается своей активностью в формировании глобальной и региональной политики,
в том числе в вопросах борьбы с незаконным производством и
оборотом наркотиков [Ходжалинский геноцид как международное преступление. Юридические основы признания международным правом ходжалинских событий как акта геноцида. Заключение экспертной комиссии Института по правам человека
НАНА // Возрождение - XIX век. 2006. № 96-97. С. 59 - 63]. Так,
Азербайджанской Республикой ратифицированы важнейшие
универсальные, международно-правовые документы в данной
сфере (прежде всего Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г., Конвенция о психотропных средствах 1971 г., а также Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.). Именно поэтому,
будучи правовым государством, Азербайджан крайне обеспокоен сложившейся ситуацией в Нагорном Карабахе и призывает
международное сообщество расследовать возможные нелегальные действия в регионе для их эффективного предотвращения.
Итак, если раньше оккупированные Арменией территории
Нагорного Карабаха использовались только как транзитная
территория для транспортировки наркотиков, то теперь здесь,
согласно некоторым источникам, в специальных лабораториях выращиваются и производятся наркотические вещества. По
неофициальным данным, произведенные высококачественные
наркотики по маршрутам Нагорный Карабах – Иран - Россия,
Нагорный Карабах – Иран – Армения - Европа, Армения – Грузия - Черное море - Европа вывозятся на рынки стран Западной
Европы и США.
Необходимо констатировать, что незаконный оборот наркотиков в Нагорном Карабахе – это глобальный бизнес, который приносит Армении огромные доходы. Прибыль от выращивания и
оборота наркотиков может быть направлена на финансирование
экстремистских сил, содержание вооруженных группировок, а
также покупку оружия. Более того, доходы от сбыта в России и
Европе наркотиков, производимых в Нагорном Карабахе, позво-
21
ляют не только компенсировать военные расходы Армении, но и
сдерживать нарастающие социально-экономические проблемы
населения в самой Армении.
Так, нынешние демографические, социально-экономические
показатели в Армении подтверждают факт усугубляющегося
бюджетного дефицита в стране, устранение которого возможно
только в результате трансферта средств, приобретенных путем
незаконной деятельности – наркотрафика. Таким образом, очевидной является возможность использования Арменией оккупированного нагорно-карабахского региона как для производства,
так и для транзита наркотических веществ.
Безусловно, все это препятствует урегулированию армяно-а зербайджанского, нагорно-карабахского конфликта, а также
крайне негативно влияет на поддержание мира и безопасности
не только в регионе, но и во всем мире.
Незаконный оборот наркотиков на территории Нагорного
Карабаха непосредственно влияет на международную безопасность как локально (в достижении мира между Азербайджаном
и Арменией), так и глобально: культивируя международный
наркотрафик, который является дестабилизирующим фактором
в жизнедеятельности мирового сообщества.
Теперь международное сообщество должно не только признать факт оккупации Арменией исконных азербайджанских
территорий, но и отреагировать на сложившуюся угрозу развития незаконного оборота наркотиков на оккупированных нагорно-карабахских землях. В связи с этим азербайджанская сторона
неоднократно призывала международные структуры расследовать вопрос нелегального наркотрафика в Нагорном Карабахе
и подготовить соответствующий отчет о незаконной деятельности секретных нарколабораторий на оккупированных Арменией
территориях. Совершенно очевидной является необходимость
проведения в Нагорном Карабахе мониторинга, а также включения данного вопроса в документы ООН [Наркотрафик в Нагорном Карабахе. Narkotiklərə qarşı milli təbliğat ofisi. Bakı, 2013.
S. 14, 15].
Не возымели, к сожалению, должного эффекта и обращения к
руководящим органам международных межправительственных
22
организаций с просьбой незамедлительного вмешательства в
сложившуюся ситуацию в Нагорном Карабахе для доведения о
ней мирового сообщества, а также для совместного поиска позитивных путей решения возникших проблем.
Сегодня на переговорном процессе сторонам конфликта представлены Мадридские принципы, предложенные Минской группой ОБСЕ в Мадриде в ноябре 2007 г. Часть обновленной версии
Мадридских принципов была опубликована 10 июля 2009 г. в
Аквиле, Италия.
С 1992 по 2005 г. Минская группа ОБСЕ представила три
предложения в качестве основы для переговоров, которые, однако, не привели к урегулированию конфликта. С 2005 г. власти
Азербайджана и Армении стали говорить о том, что обсуждается четвертый «смешанный» («пакетно-поэтапный») план, который предполагает предварительное согласование основных
принципов.
В апреле-июле 2006 г. сопредседатели Минской группы опубликовали заявление и сделали еще несколько заявлений, которые раскрыли часть предложений по урегулированию. Эти
предложения включали поэтапный вывод армянских сил и демилитаризацию территорий, окружающих Нагорный Карабах,
специальный режим для Лачинского и Кельбаджарского районов
(в том числе коридор между Нагорным Карабахом и Арменией)
и референдум, который окончательно определит статус Нагорного Карабаха. Так же предполагалось наличие международных
миротворцев в зоне конфликта и международная помощь в разминировании и восстановлении оккупированных территорий и
районов Нагорного Карабаха, затронутых войной, и возвращении туда внутренне перемещенных лиц.
Предварительная версия Мадридских принципов урегулирования нагорно-карабахского конфликта была представлена
сторонам в ноябре 2007 г. в Мадриде. Несмотря на то что текст
предложений не был опубликован, министр иностранных дел
Азербайджана Э. Мамедъяров заявил, что они поддерживают
территориальную целостность Азербайджана, а министр иностранных дел Армении В. Осканян утверждал, что принципы
23
поддерживали позицию Армении по самоопределению Нагорного Карабаха.
14 марта 2008 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию с требованием «немедленного, полного и безоговорочного вывода всех армянских сил со всех оккупированных территорий Азербайджанской Республики» при 39 голосах за, 7 против
и 100 воздержавшихся. Страны - сопредседатели Минской группы (США, Россия, Франция) высказались против принятия этой
резолюции, поскольку она, по их мнению, носит односторонний
характер. Однако они указали, что, несмотря на свое голосование по документу, они поддерживают территориальную целостность Азербайджана.
2 ноября 2008 г. президентами Азербайджана, Армении и
России в Московской области была подписана Майндорфская
декларация. В ней, в частности, говорилось, что стороны «подтверждают важное значение продолжения Сопредседателями Минской группы ОБСЕ посреднических усилий с учётом их
встречи со сторонами в Мадриде 29 ноября 2007 года и последующих дискуссий в целях дальнейшей разработки основных принципов политического урегулирования».
10 июля 2009 г. в итальянском городе Аквила в ходе саммита
«Большой восьмерки» было принято совместное заявление президентов стран - сопредседателей Минской группы ОБСЕ – России, Франции и США. В заявлении были опубликованы основные принципы карабахского урегулирования и дано поручение
сопредседателям представить обновленную версию Мадридского документа от 2007 г. президентам Армении и Азербайджана.
В декабре 2009 г. президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву и в январе 2010 г. президенту Армении Сержу Саркисяну
сопредседателями Минской группы были представлены обновленные Мадридские принципы.
5 марта 2010 г. в Париже министр иностранных дел Азербайджана Э. Мамедъяров довел до сведения посредников, что Азербайджан, не считая некоторых исключений, в целом принимает
документ, предложенный на основе обновленных Мадридских
предложений.
24
В марте президент Азербайджана заявил о принятии им принципов с «небольшими исключениями», а в июне озвучил позицию, что «Азербайджан в принципе согласен с обновленными
Мадридскими принципами. Правда, в этих предложениях (обновленных Мадридских принципах) есть определенные моменты, которые не могут нас удовлетворить. Но они носят больше всего технический и редакционный характер».
17 июня 2010 г. в Санкт-Петербурге прошла трехсторонняя
встреча президентов России, Азербайджана и Армении с участием министров иностранных дел. 17 июля 2010 г. министры
иностранных дел России и Франции, а также заместитель госсекретаря США приняли совместное заявление, в котором говорилась, что «эти элементы разработаны как единое целое,
следовательно, выбрать один из них и оставить другой будет
означать нарушить равновесие, и тогда будет невозможно достичь окончательного и взвешенного решения конфликта». Они
также напомнили сторонам об их обязательстве прийти к мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта на основе принципов, содержащихся в заключительном Хельсинкском
акте, в частности – воздержание от угрозы силой или ее применения, территориальная целостность государств, а также равные
права и самоопределение народов.
Основные принципы, опубликованные в Аквиле 10 июля
2009 г., которые включают в себя среди прочих:
1. Возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха под
контроль Азербайджана.
2. Предоставление промежуточного статуса для Нагорного
Карабаха, обеспечивающего гарантии безопасности и самоуправления.
3. Обеспечение коридора, связывающего Армению с Нагорным Карабахом.
4. Определение будущего окончательного правового статуса
Нагорного Карабаха путем имеющего обязательную юридическую силу волеизъявления (Референдум).
5. Возвращение всех внутренне перемещенных лиц и беженцев в места прежнего проживания.
25
26
6. Международные гарантии безопасности и проведение миротворческой операции.
Текст заявления в Мускоке oт 26 июня 2010 г.
Принципы были повторно озвучены 26 июня 2010 г. в канадском городке Мускок в совместном заявлении Президента РФ
Д.А. Медведева, президента США Б. Обамы и президента Франции Н. Саркози:
«Мы, президенты Российской Федерации, Соединенных Штатов Америки и Франции, в качестве руководителей государств
- сопредседателей Минской группы ОБСЕ подтверждаем наше
обязательство оказать поддержку руководителям Азербайджана
и Армении в завершении согласования ими Основных принципов урегулирования нагорно-карабахского конфликта.
Мы приветствуем и рассматриваем в качестве важного шага
вперёд признание обеими сторонами того факта, что прочное
урегулирование должно основываться на принципах, содержащихся в Хельсинкском Заключительном Акте, и на тех положениях, которые мы предложили в связи с нашим заявлением на
саммите “Группы восьми” в Аквиле 10 июля 2009 года.
Среди них: возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха; промежуточный статус для Нагорного Карабаха, обеспечивающий гарантии безопасности и самоуправления; коридор,
связывающий Армению с Нагорным Карабахом; определение
будущего окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путем имеющего обязательную юридическую силу волеизъявления его населения; право всех внутренне перемещенных
лиц и беженцев на возвращение в места прежнего проживания;
международные гарантии безопасности, включая миротворческую операцию».
1 декабря 2010 г. на саммите ОБСЕ в Астане было принято
совместное заявление по нагорно-карабахскому конфликту, под
которым подписались главы делегаций стран - сопредседателей
Минской группы ОБСЕ: Президент РФ Д.А. Медведев, госсекретарь США Х. Клинтон и премьерминистр Франции Фр. Фийон, а также президент Армении С. Саркисян и президент Азербайджана И. Алиев. В заявлении указывается о приверженности
сторон к урегулированию конфликта на основе принципов и
норм международного права, Устава ООН, Хельсинского Заключительного акта, а также на совместных заявлениях президентов
России, США и Франции, сделанных ими 10 июля 2009 г. в Аквиле и 26 июня 2010 г. в Мускоке.
Мы считаем решающим в этом процессе политическую поддержку, которая была оказана нашей стране со стороны Движения неприсоединения. Особенно хотелось бы отметить документ, подписанный по итогам координационного бюро на
уровне министров иностранных дел стран - членов Движения
неприсоединения, состоявшегося 7-10 мая 2012 г. в г. Шарм-ЭльШейх (Египет). В документе сказано, что Движение неприсоединения поддерживает территориальную целостность и суверенитет Азербайджана, что решение армяно-азербайджанского,
нагорно-карабахского конфликта возможно только на основе
норм и принципов международного права в рамках признанных
на международном уровне государственных границ Азербайджанской Республики. Это очень ощутимая поддержка для Азербайджана со стороны данной авторитетной организации и, естественно, наше сотрудничество с Движением неприсоединения
будет еще более расширяться. Так же эта организация выступает, основываясь на Хартии ООН, за неприменение силы в конфликтных ситуациях. Несомненно, стоит упомянуть, что Движение неприсоединения сыграло весьма ощутимую и жизненно
важную роль в прокладывании пути для членства Азербайджана
в Совет Безопасности ООН. В СБ ООН мы получили поддержку
53 азиатских, 38 африканских и 26 латиноамериканских стран из
числа членов Движения неприсоединения, т.е. эти цифры говорят о том, что именно вступление Азербайджана в Движение неприсоединения заложило основу будущих побед нашей страны.
За годы независимости Азербайджан добился множества
успехов на международной арене. Объективно и без преувеличений Азербайджан - одна из немногих республик бывшего Советского Союза, которая после его распада нашла свой верный путь
как экономического развития, так и политического позиционирования на мировой арене. Годы независимости принесли Азербайджану колоссальное развитие – экономическое, социальное
27
и культурное. Сегодня пришло время пожинать плоды взвешенной политики Баку.
Азербайджан впервые приглашен на встречу в формате
«Большой двадцатки» G20, которая состоялась в мексиканском
Лос-Кабосе 18-20 февраля 2013 г. Это приглашение стало очередным доказательством того, что Азербайджан из безусловного
регионального лидера превратился в важного мирового игрока.
Участие Азербайджана в форуме G20 – отражение не просто
экономических успехов богатой энергоресурсами страны, но и
доказательство ее политических успехов, которые стали возможны благодаря сбалансированному и выверенному внешнеполитическому курсу. Азербайджан завоевал авторитет в мире, всегда
поддерживая и продолжая сохранять ровные и дружественные
отношения с другими странами, тем, что всегда готов прийти на
помощь и содействовать стабильности и безопасности во всем
евразийском пространстве. Ярким доказательством тому стало
участие Азербайджана в миротвор¬ческих операциях в разных
странах мира, в частности в Афганистане, Ираке и Косово.
Приглашение принять участие в столь престижном форуме,
как G-20, - это продолжение череды дипломатических побед
Баку. В мае 2012 г., в сентябре 2013 г. Азербайджан председательствовал в Совбезе ООН.
В заключение хотелось бы подчеркнуть, что на сегодняшний
день Баку ведет переговоры с ЕС по упрощению визового режима и сотрудничает с блоком НАТО в рамках программы «Партнерство во имя мира», оставаясь одним из важнейших стратегических оплотов в регионе в вопросе разрядки, безопасности и
стабильности.
Библиографический список:
1. Алиев Г. Азербайджан на пороге XXI века и третьего тысячелетия //
Возрождение - XXI век. 2001. № 1-2. С. 34.
2. Гасанов Али. Современные международные отношения и внешняя
политика Азербайджана. Баку: Азербайджан, 2007. С. 260.
3. Мамедов С. Армянский геноцид против азербайджанцев. Баку: «Мутарджим», 2012.
4. Мехтиев Р. Азербайджан: вызовы глобализации. Баку: АГИ, 2004.
С. 261.
28
5. Наркотрафик в Нагорном Карабахе. Narkotiklərə qarşı milli təbliğat
ofisi. Bakı, 2013. S. 14, 15.
6. Ходжалинский геноцид как международное преступление. Юридические основы признания международным правом ходжалинских событий как акта геноцида. Заключение экспертной комиссии Института
по правам человека НАНА // Возрождение - XIX век. 2006. № 96-97.
С. 59–63.
7. Əhmədov E. Ermənistanın Azərbaycana təcavüzü və beynəlxalq təşkilatlar.
Bakı, 1998.
8. Rəcəbli A., Əliyev O. Ermənistan-Azərbaycan, Dağlıq Qarabağ münaqişəsi
(müharibəsi): mənbələri, yaranması, inkişafı, beynəlxalq aspektləri və
müasir mərhələsi (1984 - 2002). Bakı: Kitab aləmi, 2002.
29
_______________ТЕОРИЯ ПРАВА_______________
А.В. ПУТЯТКИН,
соискатель кафедры теории и истории государства и права
НОУ ВПО «Университет управления “ТИСБИ”»,
заместитель Зеленодольского городского прокурора
Республики Татарстан
СТРАТЕГИИ СОВРЕМЕННОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ
В ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ:
ВОПРОСЫ ОБЩЕПРАВОВОЙ ТЕОРИИ
МАРГИНАЛЬНОСТИ
Статья посвящена изучению феномена миграции как одной из форм маргинально-сти, а также вопросам правовой политики в сфере регулирования
миграционных процес-сов и предупреждения нелегальной миграции.
Ключевые слова: маргинальность, миграция, правовая политика, миграционные процессы, защита прав и свобод личности.
A.V. PUTYATKIN,
graduate student of the Department of theory and history of state
and law NEI HPE «University of Management “TISBI”»,
deputy of Zelenodolsk municipal public prosecutor
of the Republic of Tatarstan
STRATEGY OF MODERN JURISPRUDENCE IN
THEORETICAL AND LEGAL STUDIES:
GENERAL THEORY OF MARGINALITY
The article is devoted to the study of the phenomenon of migration as one of
the forms of marginality and legal policy in the sphere of regulation of migration
processes and prevention of illegal migration.
Key words: marginality, migration, legal policy, migratory processes, protection
of the rights and freedoms of the individual.
Развитие отечественной юриспруденции в рамках современной стратегии социогуманитарного знания, ориентированной
на синтез и междисциплинарность изучения правовых явлений,
30
происходит в условиях получения и производства интегрального знания не только об особенностях и закономерностях государственно-правовых явлений, но и феноменов, взаимодействующих и взаимообусловливающих качественное состояние данных
институтов. Важным становится изучение сущности и причинности социально-правовых явлений, оказывающих негативное
влияние на состояние законности и правопорядка, разностороннее познание которых становится возможным в формате актуального сегодня методологического плюрализма.
Одним из таких объектов исследования общественных, в том
числе правовых наук, является маргинальность, рассмотрение
характерных и специфических особенностей которой представляет значительный интерес как для юридической науки, так и
для практики.
Феномен маргинальности в рамках выстраиваемой самостоятельной концепции в общей теории права понимается как
исторически устойчивое явление, обусловленное как внешними
(политическими, социально-экономическими, идеологическими и др.), так и внутренними (психологическими, морально-этическими, духовно-нравственными и др.) факторами, в своей
совокупности формирующее неопределенность, отчужденность
и неспособность индивидов адаптироваться к нормативной системе, а также детерминирующее предрасположенность к совершению правонарушений, в том числе преступлений [Степаненко Р.Ф. Феномен маргинальности: историко-правовые
аспекты // Уч. зап. Казанск. ун-та. Казань, 2012. Т. 154. Кн. 4.
С. 33 - 36; Ее же. Каузальная природа маргинального поведения:
философско-правовые аспекты // Философия права. 2013. № 2.
С. 112- 116; Степаненко Г.Н., Степаненко Р.Ф. Социально-философские проблемы общеправовой теории маргинальности // Казанская наука. 2012. № 4. С. 34].
В свою очередь, общеправовая теория маргинальности типологизирует маргинальные слои населения на социально не защищенные, социально не благополучные, социально опасные
группы [Степаненко Р.Ф. Проблемы российского правосознания
в контексте общеправовой теории маргинальности // Уч. зап. Казанск. ун-та. Казань, 2013. Т. 155. Кн. 4. С. 46].
31
32
В основании данной типологизации положены политические,
социально-экономические, социокультурные, в том числе миграционные процессы, изучение которых стало одной из причин
формирования и развития общей теории маргинальности.
Методологические подходы изучения данного феномена объединяют в себе многообразие взглядов и точек зрения на познания маргинальности как зарубежной, так и отечественной
гуманитарной науки. Получаемые знания ориентированы на совершенствование практической деятельности в сфере правового регулирования маргинального поведения. В первую очередь
данное положение относится к законодательной и правоприменительной областям деятельности, результативность которой
должна складываться на основе факторов, обосновывающих в
результате научных исследований и имеющих перспективу их
эффективного внедрения на практике.
Маргинальность как явление, обусловливающее отчужденное, пограничное положение (состояние) значительного числа
граждан в периоды трансформации общественных устройств,
начала изучаться с 20-х годов прошлого столетия.
Посвященная названным явлениям научная работа основателя Чикагской социологической школы Р.Э. Парка «Человеческая
миграция и маргинальный человек» (1928 г.), в которой впервые был употреблен термин «маргинальность», определяемый
как особое социально-психологическое состояние иммигрантов, характеризуемое существованием индивидов на границе
двух различных, конфликтующих между собой культур, вызвала широкой научный отклик исследователей того периода.
По мнению Р.Э. Парка, «маргинальный человек» - это продукт
социальных процессов, происходящих в обществе. Условиями,
вызывающими феномен маргинальности, Р.Э. Парк считал движение и иммиграцию народов, развитие рынка, торговлю, но
особенно – возникновение городов-мегаполисов. Автор подчеркивал внутреннюю связь процесса урбанизации с его социальной нестабильностью, ослабленностью социального контроля
и маргинальности, уменьшающей действие локальных связей,
способствующей раскрепощению этнических меньшинств. Отмечая такие характерные для маргинала черты, как маргиналь-
ная раздвоенность и конфликтность, Р.Э. Парк подчеркивал, что
они присущи любому иммигранту в период, когда старые привычки уже девальвировались, а новые еще не сформировались.
В это время иммигрант представляет, с точки зрения автора, некий культурный гибрид, в повседневном существовании которого сплетаются традиции и культура различных народов. К формированию особого, маргинального типа личности, по мнению
Р.Э. Парка, приводят относительная перманентность кризисного
периода адаптации, противопоставление интересов такой личности общественным отношениям, сложившимся в обществе
[Park R. Human Migrationand the Marginal Man // Sennett R. (ed.)
Classic essays on the culture of cities. N.Y.: Appleton-CenturyCrofts, 1969. P. 135].
В формате этой теории первоначально выделяемой формой
маргинальности, ее генетически обусловленной составляющей
является феномен миграции [Степаненко Р.Ф., Путяткин А.В.
Актуальные проблемы правового регулирования маргинального
поведения // Вестник экономики, права и социологии. 2012. № 1.
С. 250].
Для современной России, как и для всего геополитического
международного пространства, к сожалению, также свойственны процессы, связанные с увеличением потоков нелегальной
миграции. Так, по оценкам некоторых ученых, в конце первого
десятилетия ХХI в. количество «нелегалов» могло насчитывать
до 15 млн человек [Хабриева Т.Я. Миграционное право России:
теория и практика. М.: Юрид. фирма «Контракт», 2008. С. 180].
Нелегальная миграция - один из серьезных вызовов сегодняшнего дня, а противодействие этому явлению стало одним из
актуальных направлений как научно-теоретических изысканий
в сфере юридической науки, так и практической деятельности, в
частности, миграционных служб. Но неурегулированный правовой статус наносит ущерб не столько совокупности общественных отношений, сколько прежде всего самим мигрантам, приводя к тому, что они стремятся минимизировать свои контакты
с государственными структурами, оказываются не в состоянии
защитить себя в отношениях с работодателями и посредниками
33
при трудоустройстве и фактически становятся современными
«рабами».
Нелегальные мигранты стараются как можно меньше общаться и с населением. В результате возникают национальные анклавы, внутри которых часто встречаются криминальные, в том
числе экстремистские, проявления. В ответ следуют проявления
ксенофобии среди населения, обостряются межэтнические противоречия и между самими россиянами [Егорова Е. Нелегальная
миграция в России // http://www.russiancouncil.ru].
Аналогичного мнения придерживаются и другие ученые,
полагающие, что нелегальные трудовые мигранты, оказавшись
в маргинальной ситуации, представляют угрозу национальной
безопасности государств – участников СНГ, поскольку они не
поддаются государственному учету, исключены из системы официального трудоустройства, налогообложения и, что наиболее
важно, социальной защиты государства, а значит, часто находят
средства к жизни в «теневом секторе» экономики или путем совершения правонарушений, в том числе преступлений.
Присутствие данных мигрантов способно провоцировать
обострение в обществе конфликтов на этнической почве, деформирует еще не сформировавшийся национальный рынок труда,
расширяет «ниши» теневой занятости, представляя тем самым
реальную угрозу экономической безопасности [Хабриева Т.Я.,
Андриченко Л.В., Плюгина И.В. Динамика развития миграционного законодательства в современной России // Журнал росс.
права. 2010. № 10. С. 8].
Существенно важным фактором предупреждения этнических
конфликтов является создание нормальных условий жизни для
всех граждан. Как справедливо отмечалось в литературе применительно к России, «ключевым фактором, который может обеспечить единство страны и решение основных и наиболее конфликтогенных национальных проблем в условиях федеративного
устройства, является обеспечение равных условий жизни граждан вне зависимости от места их проживания, относительно равного распределения по регионам общероссийских стандартов
качества жизни» [Сидоренко А.В. Этнический вызов российскому федерализму // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. Науч.
34
журнал. 2009. Т. 5. № 1. С. 114]. Это условие есть фактор стабилизации межэтнических отношений и в других странах. Однако,
если межэтнический конфликт возник, общество и государство
заинтересованы в его скорейшем урегулировании, поскольку
тлеющий конфликт рано или поздно сыграет дестабилизирующую роль [Фарукшин М.Х. Этничность и федерализм // Центр
инновационных технологий. Казань, 2013. С. 318].
Межэтнические обострения и конфликты могут быть существенно ослаблены или устранены в результате разумной правовой политики властей. Как свидетельствует международный
опыт, правительства в некоторых странах-реципиентах проводят
определенную и достаточно взвешенную миграционную правовую политику. Наряду с юридическими средствами ограничения
нежелательной для них миграции в этих странах проводится
одно из двух направлений политики. Одно из них получило название «политики мультикультурализма», идея которого в настоящее время имеет неоднозначную оценку. Суть ее в провозглашении права на существование множества культур и создание
условий для их развития.
Другое направление – интеграция мигрантов в культуру страны-реципиента, т.е., по существу, их ассимиляция. Последняя
означает, что этнонация теряет не только своих членов, которые
меняют свою прежнюю этническую идентичность на новую, но
и свой этноним. При отсутствии принуждения такая политика
является вполне правомерной [Там же. С. 321].
Примечательно, что Е.В. Садков в своей диссертации рассматривал предполагаемый маргинальный круг лиц, состоящий в
том числе из мигрантов, в основном из села в город [Садков Е.В.
Предупреждение преступности в маргинальной среде молодежи: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М.: ЮИ МВД РФ, 1994.
С. 36, 37]. Именно начало 90-х годов прошлого столетия ознаменовано фактическим становлением миграционного законодательства в России. С чем это связано и случайна ли эта параллель?
В начале 90-х годов беженцы и вынужденные переселенцы
въезжали на территорию России с целью сохранения своей жизни, жизни своих родных и близких во время войн и локальных
35
конфликтов на территории бывших союзных республик, ранее
входивших в состав СССР, а ныне – сопредельных государств.
Соответственно, перед государством стояла задача надлежащей
правовой регламентации указанных процессов.
Дальнейшая трансформация миграционного законодательства обусловлена притоком в Российскую Федерацию значительного числа мигрантов, прибывающих в целях заработка, что
привело к смещению акцента законодателя на проблемы именно
трудовой миграции.
Существующие в Российской Федерации демографические
проблемы, обусловленные целым рядом причин, в том числе
не прекращающейся в этот период естественной убылью численности населения России вследствие катастрофического сокращения рождаемости, способствуют тому, что, по некоторым
прогнозам, к 2020 г. численность населения составит 136.2 млн
человек. Таким образом, по сравнению с 2005 г., численность
населения могла сократиться на 7.3 млн человек. Кроме того, по
данным Федеральной службы государственной статистики, полученным на основе анализа данных Всероссийской переписи
населения 2002 г. и демографических исследований, в России с
2005 г. началась естественная убыль трудоспособного населения, достигающая примерно 1 млн человек в год [Степашин С.
Суверенная демография // Росс. газ. 2007. 7 марта. С. 1]. Компенсировать названную демографическую угрозу на тот момент,
по мнению специалистов, было способно привлечение трудовых
мигрантов, что и легло в основу миграционной политики государства в начале 2000-х годов.
На территории Российской Федерации на сегодняшний день
находится более 10 млн иностранных граждан. Из них 42% пребывают с различными целями, не связанными с осуществлением трудовой деятельности, 17% законно работают на основании
разрешения на работу или патента, однако 21% находящихся
в стране иностранцев превысили срок законного пребывания;
они могут работать нелегально, соответственно, не платя налоги
[Егорова Е. Указ. соч.].
В этих условиях особое значение приобретают как сами миграционные процессы, так и миграционная правовая политика
36
государства, а также возможности и способности последней вырабатывать и проводить действенную систему мер, направленную на соблюдение баланса интересов граждан страны и прибывающих в нее лиц при деятельном участии и использовании
механизмов правового регулирования.
Представляется, что правовое регулирование миграционных
процессов должно осуществляться как через нормы дозволений, предписаний, запретов, так и поощрений. Последние являются элементом системы правовых предписаний и рассчитаны
на регулирование поведения соответствующих субъектов права
[Тарханов И.А. Поощрение позитивного поведения в уголовном
праве // Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2001. С. 311], изучению
которых необходимо уделять серьезное внимание в общей теории права.
В этой связи особое внимание теоретико-правовой науки
останавливается на построении стратегии правовой политики в
сфере защиты прав и свобод личности как российских граждан,
так и лиц без гражданства и иностранцев. Основополагающие
положения закреплены ст. 17 Конституции РФ, в соответствии с
которой в Российской Федерации признаются и гарантируются
права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. Основные права и свободы
человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.
Согласно ст. 27 Конституции РФ каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.
Следовательно, нелегальные мигранты, незаконно находящиеся на территории Российской Федерации, должны являться
объектом пристального внимания правоохранительных структур. Приоритетами деятельности последних должно стать надлежащее правовое регулирование их пребывания в нашем государстве.
Именно определение ценностных оснований приоритетов
права есть глобальная проблема, положительное решение которой способствует проведению целостной, сбалансированной
правовой политики в сфере регулирования миграционных про-
37
цессов [Рыбаков О.Ю. Тенденции развития российской правовой политики // Правоведение. 2004. № 3. С. 157].
Результативность в проведении правовой политики возможна
при условии систематической, стабильной деятельности законодательной и судебной системы, государственных, муниципальных, правоохранительных органов, общественных объединений,
ценностный вектор которых направлен на прочное обеспечение
защиты прав и свобод личности [Рыбаков О.Ю. Правовая политика как научная теория в юридических исследованиях // Право.
Законодательство. Личность. 2010. № 2. С. 107], методика работы которых должна быть обоснована в теоретических исследованиях.
Библиографический список:
1. Егорова Е. Нелегальная миграция в России //
http:// www. russiancouncil.ru
2. Рыбаков О.Ю. Правовая политика как научная теория в юридических исследованиях // Право. Законодательство. Личность. 2010. № 2.
С. 107.
3. Рыбаков О.Ю. Тенденции развития российской правовой политики //
Правоведение. 2004. № 3. С. 157.
4. Садков Е.В. Предупреждение преступности в маргинальной среде
молодежи: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М.: Юрид. ин-т МВД
РФ, 1994. С. 36, 37.
5. Сидоренко А.В. Этнический вызов российскому федерализму // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. 2009. Т. 5. № 1. С. 114.
6. Степаненко Г.Н., Степаненко Р.Ф. Социально-философские проблемы
общеправовой теории маргинальности // Казанская наука. 2012. № 4.
С. 34.
7. Степаненко Р.Ф. Каузальная природа маргинального поведения: философско-правовые аспекты // Философия права. 2013. № 2. С. 112–116.
8. Степаненко Р.Ф. Проблемы российского правосознания в контексте
общеправовой теории маргинальности // Уч. зап. Казанск. ун-та. Казань, 2013. Т. 155. Кн. 4. С. 46.
9. Степаненко Р.Ф. Феномен маргинальности: историко-правовые аспекты // Уч. зап. Казанск. ун-та. Казань, 2012. Т. 154. Кн. 4. С. 33–36.
10. Степаненко Р.Ф., Путяткин А.В. Актуальные проблемы правового регулирования маргинального поведения // Вестник экономики, права и
социологии. 2012. № 1. С. 250.
11. Степашин С. Суверенная демография // Росс. газ. 2007. 7 марта. С. 1.
12. Тарханов И.А. Поощрение позитивного поведения в уголовном праве
38
// Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2001. С. 311.
13. Фарукшин М.Х. Этничность и федерализм // Центр инновационных
технологий. Казань, 2013. С. 318, 321.
14. Хабриева Т.Я. Миграционное право России: теория и практика. М.:
Юрид. фирма «Контракт», 2008. С. 180.
15. Хабриева Т.Я., Андриченко Л.В., Плюгина И.В. Динамика развития
миграционного законодательства в современной России // Журнал
росс. права. 2010. № 10. С. 8.
16. Park R. Human Migration and the Marginal Man // Sennett R. (ed.) Classic
essays on the culture of cities. N.Y.: Appleton-Century-Crofts, 1969. P. 135.
39
________МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ_______
В.В. ПЫЛИН,
доктор юридических наук, профессор кафедры
конституционного и муниципального права
Санкт-Петербургского государственного
политехнического университета
ПРАВОВОЙ СТАТУС ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ
МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ НУЖДАЕТСЯ
В УТОЧНЕНИИ ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИХ
САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ В СООТВЕТСТВИИ С
ПРИНЦИПАМИ КОНСТИТУЦИИ РФ И ДЕМОКРАТИИ
Автор отмечает, что в уточнении общих принципов организации местного самоуправления нуждается и правовой статус избирательной комиссии
муниципального образования, которой следует придать больше самостоятельности в соответствии с принципами Конституции РФ и демократии.
Ключевые слова: избирательные комиссии, муниципальные представительные органы, демократия, местное самоуправление, принципы Конституции РФ в сфере местного самоуправления.
V.V. PYLIN,
doctor of legal sciences, professor of constitutional and public law
of St. Petersburg State Polytechnic University
THE LEGAL STATUS OF ELECTION COMMISSIONS
OF MUNICIPALITIES NEED TO CLARIFICATION
ENSURE THEIR INDEPENDENCE IN ACCORDANCE
WITH THE PRINCIPLES OF THE CONSTITUTION AND
DEMOCRACY
The author notes that in clarifying the General principles of organization of
local government needs and the legal status of the municipal electoral Commission,
which should be given more autono-my in accordance with the principles of the
Constitution and democracy.
Key words: municipal election commissions, the representative bodies of local
self-government, democracy, self-government, the principles of the Constitution of
the Russian Federation in the sphere of local self-government.
40
Среди важнейших ключевых проблем, поставленных Президентом РФ В.В. Путиным в Послании Федеральному Собранию
12 декабря 2013 г., был определен вопрос о необходимости уточнения общих принципов организации местного самоуправления,
развития сильной, независимой, финансово состоятельной власти на местах, поддержки гражданской активности на местах, в
муниципалитетах, чтобы у людей была реальная возможность
принимать участие в управлении своим посёлком или городом, в
решении повседневных вопросов, которые на самом деле определяют качество жизни [Послание Президента РФ В.В. Путина
Федеральному Собранию РФ 12 декабря 2013 года // Росс. газ.
2013. 13 дек.].
При этом В.В. Путин призвал: «Давайте посмотрим на эти
проблемы еще раз со всех сторон, чтобы, наконец, привести ситуацию в соответствие со здравым смыслом, с требованием времени».
В этой связи существенных уточнений наряду с другими органами требует правовой статус избирательной комиссии муниципального образования (далее – избирком МО). В целом избиркомы справляются с подготовкой и проведением выборов. Вместе
с тем формирование, организация деятельности, укрепление
независимости избиркомов МО нуждаются в обеспечении их
самостоятельности в соответствии с принципами Конституции
РФ, местного самоуправления и демократии.
Согласно ч. 1 и 2 ст. 24 Федерального закона от 12 июня 2002 г.
№ 67-ФЗ (в ред. от 21 февраля 2014 г. № 19-ФЗ) «Об основных
гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» [СЗ РФ. 2002. № 24. Ст. 225]
(далее – Федеральный закон от 12 июня 2002 г. № 67) избирательная комиссия, организующая подготовку и проведение выборов в органы местного самоуправления, местного референдума, является избиркомом МО. Её положение в системе органов
местного самоуправления до 2005 г. определялось уставом муниципального образования [СЗ РФ. 2004. № 35. Ст. 3607]. Однако
затем было внесено весьма противоречивое и необоснованное
изменение Федерального закона от 21 июля 2005 г. № 93- ФЗ [СЗ
РФ. 2005. № 30. Ст. 3104] в ст. 24 ФЗ от 12 июня 2002 г. № 67 и в
41
ст. 39 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ (в ред.
от 28 декабря 2013 г. № 416-ФЗ) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» [СЗ
РФ. 2003. № 40. Ст. 3822] (далее – Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131), что избирком МО является муниципальным
органом и не входит в структуру органов местного самоуправления. Это внесло в правовой статус избиркома МО существенную
коллизию и неопределенность.
Возникают вопросы: если избирком МО не входит в структуру
органов местного самоуправления, то в структуру каких органов
теперь она входит? почему он формируется представительным
органом муниципального образования? Столь необоснованное
выведение избиркома МО из структуры органов местного самоуправления, к которой она относилась многие предыдущие
годы, не только порождает неопределенность, но и противоречит принципам демократии и местного самоуправления.
К тому же, поскольку в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 17 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131 полномочиями
органов местного самоуправления по решению вопросов местного значения является в том числе организация подготовки и
проведения муниципальных выборов, местного референдума,
голосования по отзыву депутата, выборного должностного лица
местного самоуправления, голосования по вопросам изменения
границ муниципального образования, голосования по вопросам
преобразования муниципального образования (далее – публичные мероприятия по волеизъявлению избирателей), то из данного положения следует, что избирком МО должен входить в
систему органов местного самоуправления в каждом муниципальном образовании.
Вследствие вышеизложенного следует признать утратившим
силу положение, что избирком МО не входит в структуру органов местного самоуправления.
Поскольку избиркомы МО являются организующими и вышестоящими комиссиями в муниципальных образованиях, то им
принадлежит ключевая роль в организации подготовки и проведения публичных мероприятий по волеизъявлению избирателей.
Решения, принятые в пределах их компетенции, обязательны
42
для нижестоящих избиркомов, органов местного самоуправления, кандидатов, избирательных объединений, общественных
объединений, организаций, должностных лиц, избирателей и
участников референдума. Эти комиссии в пределах своей компетенции независимы от органов государственной власти и органов местного самоуправления. Они должны быть независимыми
и самостоятельными и от избиркомов муниципальных районов.
Это четко установлено Конституцией РФ: местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно (ст. 12),
местное самоуправление обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения (ст. 130), структура
органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно (ст. 131).
Однако эти основополагающие принципы по отношению к
муниципальным образованиям и их избиркомам не редко не соблюдаются как в самом Федеральном законе от 12 июня 2002 г.
№ 67, так и в практической деятельности. Тем самым существенно ущемляются их права, лишая их самостоятельно вести
подготовку и проведение своих публичных мероприятий по волеизъявлению избирателей. Избиркомы МО часто подменяются
территориальными избиркомами и избиркомами муниципальных районов, чем нарушаются их демократизм и компетенция.
Если ранее в соответствии с Федеральным законом от 19 сентября 1997 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской
Федерации» [СЗ РФ. 1997. № 38. Ст. 4339; 2001. № 29. Ст. 2944]
(далее – Федеральный закон от 19 сентября 1997 г. № 124) формирование избиркомов МО, окружных, участковых избиркомов
осуществлялось представительными органами местного самоуправления на основе предложений избирательных объединений,
избирательных блоков, общественных объединений, собраний
избирателей по месту жительства, работы, службы, учебы, то
начиная с 2005 г. этот порядок был существенно изменен Федеральным законом от 12 июня 2002 г. № 67 (в ред. Федерального
закона от 21 июля 2005 г. № 93) и других последующих законов
в сторону снижения демократических начал, что коснулось всех
избиркомов, кроме ЦИК РФ.
43
Произошло это вследствие установления в ч. 4 ст. 24 Федерального закона от 12 июня 2002 г. № 67 нормы, в соответствии
с которой было разрешено возлагать полномочия избиркома МО
по решению избиркома субъекта Федерации, принятому на основании обращения представительного органа муниципального
образования, на территориальную комиссию. Вследствие этого
в большинстве муниципальных районов и городских округов (и
даже во многих поселениях) в нарушение принципов местного
самоуправления вообще не стало собственных избиркомов МО.
Их полномочия, не спрашивая согласия населения, как по команде на основании массовых обращений муниципальных представительных органов стали возлагаться на территориальные
избиркомы, которые являются территориальными государственными органами субъектов Федерации и формируются избиркомами субъектов Федерации, которые также являются государственными органами.
Территориальные избиркомы, заменив избиркомы МО, стали
вместо них осуществлять на территориях муниципальных образований реализацию всех мероприятий, связанных с подготовкой и проведением муниципальных выборов и местных референдумов, выполнять и их полномочия по регистрации списков
кандидатов в депутаты представительных органов и кандидатов
на должности главы муниципального образования, формированию окружных избиркомов МО. Многие территориальные избиркомы к тому же начали возлагать сами на себя полностью
все функции окружных избиркомов МО. В результате представительные органы и избиратели многих муниципальных образований были отлучены от участия в подготовке и проведении
своих муниципальных выборов.
В результате этого число избиркомов МО, организующих муниципальные выборы, значительно сократилось, а вместе с этим
уменьшилось и количество членов избиркомов. Это неизбежно
порождает увеличение нагрузки на членов территориальных
избиркомов, число которых не должно превышать 14 человек,
сказывается на качестве их работы, влечет ошибки и подчас злоупотребления.
44
В советский период никакие нижестоящие избиркомы не подменялись вышестоящими избиркомами. Так, при выборах в верховные советы союзных, автономных республик и в местные советы народных депутатов в июне 1975 г. было образовано свыше
2.2 млн избиркомов. В их составе работали более 9 млн человек,
из которых почти 62% составляли рабочие и колхозники. Свыше 47% состава комиссий были женщины, более одной четверти членов комиссий имели возраст до 30 лет. В комиссиях были
представлены как коммунисты, так и беспартийные. Члены и
кандидаты в члены КПСС составляли в комиссиях 35.6% [Григорьев В.К., Жданов В.П. Выборы в верховные советы союзных,
автономных республик, в местные советы народных депутатов и
порядок их проведения. М.: Юрид. лит., 1980. С. 36].
Эти данные убедительно свидетельствуют о том, что через избиркомы к непосредственному участию в организационной работе по подготовке и проведению выборов привлекались самые
широкие массы трудящихся. Это была одновременно хорошая
школа подготовки кадров. И никто от проведения выборов не
отстранял и не подменял сельские, поселковые и тем более районные советы народных депутатов и их избиркомы. Тогда различных нарушений и злоупотреблений практически не было.
Тем не менее в принципиальных муниципалитетах формирование хотя и небольшой части избиркомов МО все же сохранилось за муниципальными представительными органами. Но уже
в нарушение принципов демократии и местного самоуправления
этими органами власти, избранными народом, фактически стали
управлять в указанной сфере избиркомы субъектов Федерации
и сформированные ими территориальные избиркомы. Вследствие этого представительные органы в части обязательности
удовлетворения предложений избиркомов субъектов Федерации
и территориальных избиркомов стали превращаться из органов
власти в заурядных оформителей продиктованных им решений.
Так, представительный орган муниципального района, городского округа, внутригородской территории города федерального
значения кроме предложений от политических партий обязан
назначить половину от общего числа членов своих избиркомов
на основе поступивших предложений избиркома субъекта Федерации.
45
46
Представительный орган поселения обязан назначить половину от общего числа членов избиркома поселения на основе
поступивших предложений территориальных избиркомов. Если
полномочия избиркома муниципального района не возложены
на территориальную комиссию, то два члена избиркома поселения назначаются на основе предложений избирательной комиссии муниципального района, остальные члены избирательной комиссии поселения назначаются на основе предложений
территориальной комиссии. Если полномочия избиркома муниципального района возложены на территориальную комиссию,
члены избиркома поселения назначаются на основе предложений территориальной комиссии.
А ведь избиркомы субъектов Федерации и территориальные
избиркомы как государственные территориальные органы субъектов Федерации в соответствии с законом не должны допускаться к формированию органов муниципальных образований.
Так же как не должны вмешиваться избиркомы муниципальных
районов в дела самостоятельных и им не подчиненных избиркомов сельских и городских поселений. К тому же территориальные избиркомы, формируя практически все избиркомы при
проведении муниципальных выборов, ответственности за их
деятельность не несут. Эту ответственность несут органы местного самоуправления.
Конечно, нецелесообразно в одном районе, городском округе и поселении иметь одновременно территориальный и муниципальный избирком. Так же как незаконно и нерационально
лишать население муниципальных образований их собственных
избиркомов. Полномочия территориального избиркома логичнее
возлагать при проведении федеральных и региональных выборов на соответствующий избирком МО в порядке наделения его
отдельными государственными полномочиями, а не наоборот.
Следует обратить внимание и на большое количество в избиркомах государственных и муниципальных служащих. Если
раньше указанные служащие в соответствии с Федеральным
законом от 19 сентября 1997 г. № 124 не могли составлять более одной трети от общего числа членов избиркомов с правом
решающего голоса, то теперь, видимо, чтобы сделать комиссии
еще более «независимыми», но теперь уже от избирателей, согласно Федеральному закону от 21 июля 2005 г. № 93-ФЗ [СЗ РФ.
2005. № 30. Ст. 3104] их доля увеличена до 50%. Это, не считая
работников предприятий и учреждений, подчиненных местным
администрациям. К тому же всё это противоречит федеральным
законам от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (ст. 17) [СЗ РФ. 2004.
№ 31. Ст. 3215; 2006. № 6. Ст. 636; 2007. № 16. Ст. 1828; № 49.
Ст. 6070; 2008. № 13. Ст. 1186; № 30. Ст. 3616; № 52. Ст. 6235]
и от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» (ст. 14) [СЗ РФ. 2007. № 10. Ст. 1152; 2008.
№ 30. Ст. 3616; № 44. Ст. 4987, 4988; № 48. Ст. 5514; № 52.
Ст. 6222, 6235], которыми запрещено государственным гражданским и муниципальным служащим замещать должность государственной или муниципальной службы в случае избрания
или назначения их на эти должности.
Нарушены теперь и принципы демократии по избранию
председателей избиркомов. В соответствии с Федеральным законом от 19 сентября 1997 г. № 124 председатель, заместитель
председателя и секретарь избиркома избирались тайным голосованием на первом ее заседании из числа членов избиркомов.
После 2005 г. председатели избиркомов муниципальных районов, городских округов, поселений стали избираться тайным
голосованием из числа членов избиркома с правом решающего
голоса, но по предложению, соответственно, избиркомов субъектов Федерации и территориальных избиркомов. Председатели окружных и участковых избиркомов не стали вообще избираться. Теперь они назначаются из числа членов избиркома
с правом решающего голоса и освобождаться от должности
непосредственно территориальными избиркомами. Тем самым,
выразив без оснований недоверие представительным органам
муниципальных образований впредь формировать избиркомы,
эту ответственную функцию возложили на более зависимые от
исполнительных органов вышестоящие избиркомы, фактически
- на территориальные.
В результате в стране становится все больше комиссий, руководителями которых являются государственные и муници-
47
пальные служащие. Вследствие этого теперь немало действует
избиркомов, которые не только по форме, но и по зависимости
стали похожи на филиалы местных администраций. После этого не приходится удивляться тому, что использование административного ресурса, делающего муниципальные выборы в ряде
мест далеко не свободными, сокращается, но медленно.
Необходимо дополнить ст. 22 Федерального закона от 12 июня
2002 г. № 67 нормой, запрещающей назначать государственных
и муниципальных служащих членами избиркомов МО с правом
решающего голоса.
Следует также исключить нормы из названного Закона, обязывающие избирать председателя избиркома муниципального
района, городского округа, внутригородской территории города
федерального значения на основе предложения избиркома субъекта Федерации, а председателя избиркома поселения - на основе предложения территориального избиркома.
С учетом того, что результаты голосования на всех без исключения выборах в различных организациях страны определяют
счетные комиссии, члены которых избираются только из числа
работников, сотрудников, служащих, учащихся этих организаций, необходимо этот порядок распространить и на муниципальные образования. Следует формировать избиркомы МО,
окружные и участковые избиркомы на муниципальных выборах
только из избирателей, место жительство которых расположено,
соответственно, в пределах территории подведомственной избирательной комиссии. На муниципальных выборах и местных
референдумах итоги и результаты голосования должны определять местные избиратели, а не территориальные избиркомы,
являющиеся государственными органами субъектов Федерации.
И хотя население как основной властный субъект муниципальных образований, обладающий высшей юридической силой, в
большинстве случаев молча созерцает, как другие, не имеющие
отношения к их муниципальным образованиям, отодвинули его
от решения собственных вопросов местного значения, видимо,
успокаивают себя тем, что на это также, молча, не вмешиваясь,
смотрят их депутаты всех уровней, государственные и муниципальные органы, политические партии и иные общественные
объединения.
48
Государственные и муниципальные органы должны дать населению возможность в соответствии с Конституцией РФ самостоятельно решать свои местные вопросы, прежде всего в сфере
подготовки и проведения своих выборов и местного референдума, как это было в советский период и потом до 2005 г., как
это есть во всем мире, без необоснованного вмешательства, без
не требуемых указаний и распоряжений сверху. Действительно, это один из наиболее действенных путей придать местному
самоуправлению необходимый динамизм в самостоятельном
превращении институтов народовластия в эффективный инструмент укрепления нашего гражданского общества и его государства, в создании условий на местах, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.
Развитие демократии и самоуправления, как подтверждает
практика, невозможно без повышения уровня политической и
правовой культуры не только должностных лиц, но и граждан.
Эта работа должна носить системный и плановый характер. В
частности, нужна Федеральная целевая программа по повышению политической и правовой культуры граждан, формирование
у них сопричастности к общественным делам, выборам и референдумам, к осуществлению участия в управлении делами государства и местного самоуправления. Особенно важно наладить
эту работу среди молодежи. Уже в средней школе, а тем более в
вузах необходимо помочь молодежи разобраться в государственном и общественном устройстве нашего общества, в формах и
методах реализации права на участие в управлении делами государства и осуществлении местного самоуправления.
Следует существенно улучшить профессиональную подготовку членов избиркомов, да и юристов. Необходимо вернуть в
учебные планы юридических вузов и факультетов муниципальное право, а также избирательное и референдумное право.
Библиографический список:
1. Григорьев В.К., Жданов В.П. Выборы в верховные советы союзных,
автономных республик, в местные советы народных депутатов и порядок их проведения. М.: Юрид. лит., 1980. С. 36.
2. Послание Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию РФ
12 декабря 2013 года // Росс. газ. 2013. 13 дек.
49
____________ПРАВО И ЭКОНОМИКА___________
Ю.А. ЕЖОВ,
кандидат юридических наук,
доцент Финансового университета при Правительстве РФ
ОФФШОРНЫЕ ЗОНЫ
Актуальность данной темы определяется влиянием оффшорных зон и
компаний, функционирующих в них, на перераспределение финансовых ресурсов, которое связанно с притоком или оттоком капитала, что оказывает
косвенное воздействие на экономику отдельных стран и на мировую экономику в целом.
Ключевые слова: оффшорные зоны, финансовые ресурсы, приток и отток капитала, мировая экономика.
YU.A. EZHOV,
candidate of legal sciences,
associate professor of Finance University under the RF Government
OFFSHORE ZONES
The relevance of this topic is determined by the influence of offshore zones
and companies operating in them, the distribution of financial resources, which is
connected with the inflow or outflow of capital, which has an indirect impact on the
economies of individual countries and on the world economy as a whole.
Key words: offshore zones, the financial resources, the inflow and outflow of
capital, the world economy.
В последнее время широкое распространение получают оффшорные зоны. Интерес к развитию данной темы проявляют
такие известные всемирные организации, как Международный
валютный фонд, Организация экономического содействия и развития. Так же этой проблеме уделяют необходимое внимание
специализированные подразделения Организации Объединенных Наций, Европейского Союза и отдельных стран.
Актуальность данной темы определяется влиянием оффшорных зон и компаний, функционирующих в них, на перераспределение финансовых ресурсов, которое связанно с притоком
50
или оттоком капитала, что оказывает косвенное воздействие на
экономику отдельных стран и на мировую экономику в целом.
По некоторым подсчетам, в оффшорных зонах в мире находится 5 трлн долл., на долю России, по предположениям экспертов, приходится от 500 до 700 млрд долл. [Газета «Век». 2000.
22 дек.].
Интерес к этой теме весьма оправдан, так как в оффшорных
зонах концентрируются огромные объемы финансовых ресурсов, которые образуются как легальным способом, так и нелегальным. Наглядным примером являются Каймановы острова,
которые считаются пятым финансовым центром в мире после
Лондона, Нью-Йорка, Токио и Гонконга. Количество фирм,
зарегистрированных на этих островах, намного больше числа жителей, а объем аккумулированных капиталов превышает
500 млрд долл. [Борисова М. Каймановы слезы // Время МН.
1999. 24 сент.].
Поток капиталов через оффшорные финансовые центры постоянно растет. По последним данным Банка международных
расчетов (BIS), во втором квартале прошлого года общая сумма
«требований» (размещенных средств) банков, отчитывающихся перед БМР в оффшорных центрах, составила $1.8 трлн долл.
[http://finance.mail.ru]. Это в два раза выше, чем в 1990 г. Самое
важное, что доля таких требований в общем платежном потоке
составила уже 12% и постоянно увеличивается. Каждый пятый
доллар, приходящий в оффшорные центры, поступает из банков США. Любимыми островами североамериканских банкиров
остаются Кайманы и Джерси.
Именно правительства индустриальных государств создали
оффшорный бизнес. В 60 - 70-е годы они вводили многочисленные ограничения на движение капиталов и наращивали налоговое бремя. Наступил звездный час для удаленных территорий,
которые смогли предоставить удобные условия для инвесторов.
Особенно полюбили острова в банках и других финансовых
институтах. Благодаря гибкому законодательству здесь можно
было разрабатывать сложнейшие бизнес-процессы. В результате, когда в 80 - 90-е годы национальные правительства начали
снижать налоги, пытаясь таким образом противостоять оффшо-
51
рам, ожидаемого снижения потока оффшорных капиталов не
произошло.
На сегодняшний день в мире существует более 60 стран, законодательство которых предусматривает налоговые льготы для
оффшорных компаний. К числу самых известных относятся
Панама, Гибралтар, Кипр, Ирландия, Лихтенштейн, Багамские
и Сейшельские острова, остров Мэн, британские Виргинские
острова, американские штаты Делавэр и Невада.
Тревогу забили международные организации, которые занимаются мониторингом состояния мировых финансов. В 2001 г.
проблемой занялся МВФ, в котором начали с разработки программы обследований оффшорных центров. Она еще не завершена. Но все, что требуется МВФ, — это информация. Само же
существование оффшорных зон под вопрос не ставится.
Очевидно, оффшоры будут пытаться отстаивать свои преимущества и попробуют приспособиться к новым правилам и
ограничениям, которые вводятся по инициативе развитых стран.
Есть явная тенденция снижения налогового бремени в странах,
которые оффшорами хотя и не являются, но стремятся повысить
свою привлекательность для внутренних и иностранных инвесторов, чтобы составить какую-то конкуренцию оффшорам. Это
происходит в Ирландии и в какой-то мере в России.
Слово «оффшор» впервые появилось в одной из газет на восточном побережье США в 50-е годы. Речь шла о финансовой
организации, которая избежала правительственного контроля
благодаря перемещению деятельности, которую компания вела
за пределами юридической досягаемости США.
В большинстве стран мира по местному законодательству
граждане и юридические лица подлежат налогообложению в
том случае, если они имеют статус резидента в этих странах.
Статус резидентности в английском законодательстве (необходимо отметить, что именно английскому праву следует большинство стран, в которых базируются оффшорные компании)
получает компания в той стране, в которой она содержит зарегистрированный офис, из которого ей централизованно управляют и контролируют директора, постоянно проживающие в этой
стране.
52
Прошло 100 лет, и сегодня подобный подход предусматривает различные варианты для оффшорных компаний [Белов А.П.
Международное предпринимательское право: Практ. пос. М.,
2001].
1. Компания может быть зарегистрирована в оффшорной зоне
(например, на Сейшельских или Виргинских островах), но не
является резидентом с точки зрения налогообложения в стране
регистрации, при условии, что директора, ежедневно руководящие этой компанией – нерезиденты страны регистрации и бизнес компании ведется за пределами ее юрисдикции и никакой
доход не извлекается внутри страны. Такая компания не платит
ни подоходных, ни иных корпоративных налогов в стране регистрации.
2. Компания может иметь зарегистрированный офис в оффшорной зоне (например, на Гибралтаре или на островах Теркс
и Кайкос) и быть управляемой местными директорами, но принадлежать не резидентам страны регистрации. Такие компании
обычно имеют статус освобожденных от налогов резидентских
компаний (в некоторых случаях выгодно, если безналоговая
компания выглядит как обычный иностранный налогоплательщик-резидент) при условии оплаты соответствующих местных
ежегодных пошлин. Как и в первом случае, компания должна
заниматься [Оффшорные зоны и трастовое законодательство:
Справочник. 1996] бизнесом за пределами страны регистрации,
и никакой доход нельзя извлекать внутри страны.
3. Компания может иметь развернутый офис (допустим, в Ирландии или на острове Мэн) и быть управляемой местными директорами, но принадлежать нерезидентам страны регистрации.
Такие компании резиденты и попадают под полное налогообложение, несмотря на то что бизнес компании осуществляется за
пределами страны регистрации и никакой доход в ней получать
не положено.
Данные примеры свидетельствуют о разных подходах к понятию налоговой резидентности в разных странах. Так что компаниям, использующим оффшоры, следует следить за любыми
изменениями в законодательстве страны резидентности.
53
54
Крайне важно отметить, что налоговые льготы, предоставленные оффшорной компанией в стране регистрации, территориально ограничены и наличие льгот не освобождает компанию
от налогов в каком-либо другом месте. Самое главное, что необходимо помнить, - это то, что оффшорная компания, как и любая
другая компания, обязана платить налоги в стране ведения деятельности.
Оффшорная компания, зарегистрированная в одной из налоговых гаваней, подлежит льготному налогообложению, а порой
и вовсе освобождена от налогов в стране регистрации. Но для
этого компания должна вести деятельность вне страны регистрации и извлекать доход вне страны регистрации [Ушаков Д.Л.
Оффшорные зоны в практике российских налогоплательщиков.
М., 1999].
Для многих кажется странно, но, осуществляя ту или иную деятельность на территории России, оффшорная компания должна платить налоги наравне с обычной компанией - резидентом
России. Любая фирма, связанная какими-либо коммерческими
отношениями с Россией, попадает в сферу внимания российских
налоговых служб. Более того, в некоторых странах весьма строгое антиоффшорное законодательство, которое сильно усложняет использование оффшоров как инструмента льготного налогообложения. В таких странах под налогообложения попадают
доходы компаний, зарегистрированных в налоговых гаванях и
слишком тесно связанных с резидентами страны. Во Франции,
например, любая сделка, осуществляемая с компанией, зарегистрированной в налоговой гавани, считается подозрительной,
и пока не будет доказано, что перечисление средств носит нормальный характер, т.е. обусловлено чисто экономическими, а не
налоговыми причинами, такой перевод нельзя будет вычесть из
налогооблагаемой прибыли компании-резидента. Гражданам же
США не разрешается инвестировать свои средства в оффшорные фонды или вкладывать в оффшорные банки [Указание Банка
России № 1317-У «О порядке установления уполномоченными
банками корреспондентских отношений с банками-нерезидентами, зарегистрированными в государствах и на территориях,
предоставляющих льготный налоговый режим и не предусма-
тривающих раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых операций (оффшорных зонах)»]. Оффшорным банкам и фондам в США даже запрещено рекламировать
свои услуги. К большому счастью для российских предпринимателей пока не существует такого законодательства, а если с «безналоговой» компании и взимают налоги, то наравне с другими
иностранными фирмами.
Большинство налоговых гаваней и финансовых центров – это
нынешние и бывшие члены британского Содружества: Сейшельские, Багамские, Бермудские, Каймановы и британские Виргинские острова, Гибралтар, Джерси и Гернси, остров Мэн, Науру,
Вануату, Сингапур, острова Теркс и Кайкос. Законы о компаниях
каждой из этих территорий в основном базируются на британской модели.
Большинство стран Содружества признает юридические лица
нескольких основных типов:
• компания закрытого типа – самый распространенный вид.
Ответственности членов компании ограничены их долями
в акционерном капитале фирмы. Эта компания по английскому законодательству имеет аналог в Российской Федерации – акционерное общество закрытого типа;
• компания открытого типа с ограниченной ответственностью;
• компания с неограниченной ответственностью.
Далее будет информация о компаниях с ограниченной ответственностью, так как очень редко оффшорные компании с неограниченной ответственностью используются инвесторами
[Гражданский кодекс Российской Федерации (Части первая и
вторая)].
Компания, являясь юридическим лицом, выступает в качестве
самостоятельного участника гражданских правоотношений. Как
субъект права она существует независимо от своих участников и
обладает самостоятельной волей, не обязательно совпадающей
с волей ее участников. Как лицо юридическое компания от своего имени совершает сделки в пределах дозволенного законом
и имеет право выступать в качестве истца или ответчика в суде.
Имущество компании обособлено от имущества ее участников,
55
и она несет самостоятельную ответственность по долгам, например, в пределах принадлежащего ей имущества [Гидаспов И.
Оффшорно-зонная защита // Известия. 1999. 24 сент.].
Ограниченная ответственность компании стимулирует развитие бизнеса, так как, затевая новое дело, предприниматель имеет
возможность заработать определенный процент с капитала, с которого он готов потерять в случае неудачи проекта. Однако для
того чтобы действительно каждому участнику в такой компании
досталась часть прибыли, соответствующая доли его акций в
акционерном капитале, компания должна предоставлять в Регистрационную палату определенный объем подлинной информации о себе.
Именно компании закрытого и открытого акционерного общества, как правило, регистрируются в налоговых гаванях для
оптимизации налогообложения.
Любой анализ оффшорного рынка был бы неполным без обсуждения факторов государственной политики и изменений нормативной базы, затрагивающих оффшорный бизнес. По всей видимости, в этой сфере не произойдет существенных изменений
негативного характера. Кроме того, ни для кого не секрет, что
значительные капиталы сосредоточены за рубежом. Создание
механизмов их реинвестирования станет важным аспектом оффшорного бизнеса в России.
Современная система регулирования внешнеэкономической
деятельности не препятствует непосредственно оффшорному
бизнесу. Вместе с тем она содержит определенные ограничения, анализ которых представляет большой интерес для всех
участников оффшорного бизнеса. Основными документами
являются Закон о валютном регулировании, весь комплекс налогового законодательства, законодательство о юридических
лицах, инструкции Государственной налоговой службы, документы Центрального банка и других правительственных органов. Исключительно большое значение имеет законодательство
об иностранных инвестициях (ведь оффшорные фирмы в России
являются типичными иностранными инвесторами) [Болотёнкова О.Н. Финансово-промышленные группы: их место и роль в
мировой экономике. М., 2001].
56
К нормативной базе следует отнести двусторонние соглашения об устранении двойного налогообложения и соглашения о
взаимной защите инвестиций. Россия имеет порядка 30 двусторонних соглашений об устранении двойного налогообложения.
За последние годы в списке налоговых соглашений произошли
некоторые изменения. Было расторгнуто Соглашение с Венгрией. Новые соглашения заключены с США, Италией, Ирландией,
Маврикием. Соглашениями об устранении двойного налогообложения с участием России установлены льготные ставки налогов «у источника» (базовые ставки этого налога, которые применяются при отсутствии налоговых соглашений, определяются
инструкцией Госналогслужбы).
Налогообложение доходов зарубежных компаний, полученных в Российской Федерации, регулируется инструкцией Государственной налоговой службы России от 16 июня 1995 г. № 34
«О налогообложении прибыли и доходов иностранных юридических лиц» (далее – Инструкция). В ст. 5.1 указанного документа устанавливается, что налог с дивидендов и процентов,
выплачиваемых иностранным юридическим лицам, составляет
15%, на транспортные услуги - 6%, а на остальные доходы «у
источника» - 20% [Корнеева Е. Оффшорный мир. Взгляд изнутри: Справочник. М., 2001].
В Инструкции определяются понятия, которые имеют ключевое значение для международного бизнеса с участием оффшорных фирм. Это связано с тем, что многие оффшорные схемы
предусматривают деятельность указанных фирм на территории
Российской Федерации. Нередки случаи, когда здесь создаются
их офисы и представительства. Оффшорная фирма на территории России считается иностранным юридическим лицом, соответственно, на нее распространяются положения данной Инструкции.
В ней в целом подтверждены существовавшие ранее налоговые льготы в отношении иностранных представительств, осуществляющих долгосрочные инвестиции. Иностранные юридические лица, которые имеют постоянные представительства
в Российской Федерации, пользуются правом уменьшать облагаемую прибыль на сумму, направленную на финансирование
57
капитальных вложений производственного и непроизводственного назначения и погашение кредитов, предоставленных на эти
цели (однако размер этой льготы теперь не может превышать
50% суммы налогов, исчисленных без ее учета).
Из Инструкции следует, что доходы иностранных юридических лиц в Российской Федерации можно разделить на три группы. Прежде всего следует выделить доходы, которые не связаны
с хозяйственной деятельностью в России. Они из налогообложения исключаются. К этой группе доходов относится, в частности, прибыль иностранных юридических лиц, полученная от
внешнеторговых операций, связанных с закупкой, а также товарообменом и экспортом в Российскую Федерацию продукции и
услуг.
В следующую группу входят доходы, связанные с деятельностью в России постоянных представительств иностранных
юридических лиц. Прибыли этих постоянных представительств
в полном объеме подлежат обложению российскими налогами.
Иностранное юридическое лицо квалифицируется как имеющее
постоянное представительство на основании ряда признаков, которые определены в Инструкции.
В третью группу входят «пассивные» доходы иностранных
юридических лиц. К такого рода доходам относятся доходы от
инвестиций, финансовых вложений, владения недвижимостью
и другой собственностью. Они выплачиваются в виде процентов
на ссуды и депозиты, дивиденды, платежи типа роялти и т.д. Эти
доходы подлежат обложению налогом «у источника» (по ставке
15-20%).
Центральными моментами Инструкции являются регламентация статуса постоянного представительства иностранного
юридического лица и определение его налоговой ответственности. Прибыли и другие доходы постоянного представительства
облагаются налогом по ставкам, установленным законодательством. Постоянные представительства ведут регистры бухучета
- журналы, главные книги, оборотные ведомости, - как и другие
самостоятельные хозяйственные субъекты. Иностранному юридическому лицу со статусом постоянного представительства
присваивается идентификационный номер налогоплательщика
58
(ИНН) [НПК – ВЕСТА. Оффшорные компании: обзоры, комментарии, рекомендации. М., 1995].
Статус постоянного представительства в Инструкции сформулирован по-новому: «Под постоянным представительством
иностранного юридического лица в РФ... понимаются филиал,
отделение, бюро, контора, агентство, любое другое постоянное
место регулярного осуществления деятельности в РФ», связанные с любой хозяйственной деятельностью на территории Российской Федерации.
В соответствии с Инструкцией налоговая ответственность
распространяется на организации и физические лица, уполномоченные иностранными юридическими лицами осуществлять
представительские функции в России. Иностранное юридическое лицо, в частности, рассматривается как имеющее постоянное представительство в том случае, если оно осуществляет
предпринимательскую деятельность в Российской Федерации
через российскую организацию или физическое лицо на основании договора, согласно которому данное лицо представляет
его интересы в Российской Федерации, действует от его имени и
имеет полномочия на заключение контрактов или на проведение
переговоров по поводу существенных условий контрактов.
Иными словами, налоговая ответственность может распространяться на деятельность лиц, располагающих доверенностью
на право подписи от имени иностранного юридического лица.
Это соответствует общепринятой мировой практике, когда ключевым критерием для определения налоговой ответственности
является место заключения сделок. Если контракты подписываются в данной стране лицом, располагающим правом подписи
по доверенности, то в рамках сложившихся правовых традиций
эта деятельность может рассматриваться как порождающая налоговую ответственность [Серёгин В.П. Иностранные инвестиции в России на пороге XXI века. М., 2000].
На практике, однако, в Российской Федерации постоянное
представительство пока несет налоговую ответственность только по сделкам, которые проходят по счетам постоянного представительства. Тем не менее рекомендуется соблюдать определенные меры предосторожности. Инструкцией не вводится
59
разделение на представительский офис и постоянное представительство (хотя такое разделение присутствует во многих налоговых соглашениях с участием России). Представительский офис
- это учреждение, выполняющее в основном информационные
функции и деловые контакты. В соответствии с общепринятыми
в мире принципами представительский офис налоговой ответственности не несет. Определение статуса представительского
офиса содержится в налоговых соглашениях с участием России.
В ст. 3.2.1 сказано, что «иностранное юридическое лицо, которое предполагает, что его деятельность в РФ не будет образовывать постоянного представительства, может обратиться в
соответствующий налоговый орган для согласования ведения
налогового учета по упрощенной форме».
Налогообложению и соответствующему финансовому контролю подлежат хозяйственные операции, непосредственно связанные с постоянным представительством. Такая деятельность
подлежит обложению налогом на прибыль.
Отождествление прибыли как «непосредственно связанной
(или не связанной) с осуществлением деятельности постоянного
представительства» может вызвать определенные разночтения.
Под «связанной» понимается оперативно-хозяйственная деятельность представительства, сопряженная с расходами и получением доходов. В ст. 3.1.7, определяющей порядок налогового и
бухгалтерского учета представительства, содержится положение
о том, что «операции, учитываемые постоянным представительством, должны включать все издержки и доходы, за которые оно
несет ответственность, как на территории России, так и за границей». В реальном бизнесе достаточно трудно точно установить,
на какие операции такая ответственность распространяется. Во
многих случаях разумно провести официальную аккредитацию
представительства иностранной фирмы и встать на соответствующий налоговый учет. Это отнюдь не исключает использования
преимуществ оффшорного статуса компании и разработки эффективных налоговых схем [Гидаспов И. Указ. соч.].
В Инструкции введено новое положение об условном расчете
облагаемой прибыли на основе доходов или расходов с помощью особого коэффициента (0.2 от доходов или коэффициента
60
0.25 от расходов). Оно применяется в тех случаях, когда не представляется возможным определить долю доходов нерезидента от
источников в Российской Федерации, связанных с его постоянным представительством. Доходы, не имеющие непосредственной связи с постоянным представительством, подлежат обложению налогом «у источника». Не связанными с деятельностью
постоянного представительства считаются доходы преимущественно пассивного характера - дивиденды, проценты, арендная
плата, платежи за «ноу-хау» и связанные с ним услуги (полный
перечень содержится в Инструкции).
Доходы этого типа (после того как из них вычтен налог «у
источника») могут быть перечислены непосредственно иностранному юридическому лицу без каких-либо потерь. Равным
образом они могут поступить на счета постоянного представительства. В этом случае уплаченные налоги «у источника»
засчитываются при определении суммы налогов постоянного
представительства. Если получаемые доходы в соответствии
с соглашениями об устранении двойного налогообложения не
подлежат налогу в Российской Федерации, то юридическое лицо
может направить в местный налоговый орган заявление о не
удержании налога.
В большинстве случаев действующие в России иностранные
юридические лица используют банковские счета (в том числе в
рублях) за пределами Российской Федерации. Такую ситуацию
практически невозможно проконтролировать. Кроме того, отсутствуют чисто технические возможности отображения зарубежных активов и операций в отчетности представительств.
Другим важным элементом регулирования бизнеса с участием
иностранных фирм является комплекс льгот для операций инвестиционного характера, осуществляемых зарубежными компаниями в России. Инструкция Госналогслужбы от 2 июня 1994 г.
ВГ-4-06/68н «О некоторых вопросах налогообложения иностранных инвестиций» освобождает от налогообложения прибыль,
направленную на финансирование в порядке долевого участия
производственных и непроизводственных капиталовложений,
а также на погашение кредитов банков, использованных на эти
цели. Указанный порядок распространяется также на погашение
61
инвестиционных кредитов в иностранной валюте, полученных
по кредитным договорам с иностранными и международными
банками и кредитными учреждениями и использованных на эти
цели. Аналогичная льгота предоставлена и представительствам
иностранных фирм.
В этой же Инструкции говорится, что «доходы (проценты)
по кредитным договорам, полученные иностранными банками
и кредитными учреждениями, не подлежат обложению налогом
на добавленную стоимость и специальным налогом». Некоторые
льготы сохраняются для совместных предприятий [Курысь Н.В.
Иностранные инвестиции. Российская история. СПб, 2003].
Для оффшорных схем большое значение имеет освобождение
от НДС имущества, ввозимого в счет формирования уставных
фондов предприятий с иностранным участием. В результате становится возможным импорт ряда объектов, например капиталоемкого оборудования без потерь на НДС. В уставный капитал
могут вкладываться и товары, предназначенные для последующей продажи. Операция осуществляется путем регистрации в
России предприятия, контролируемого оффшорной фирмой, или
путем создания совместного предприятия с ее участием.
К числу последних событий в сфере законодательного регулирования внешнеэкономической деятельности относится
усиление контроля за импортными операциями. Инструкция
Государственного таможенного комитета от 14 ноября 1995 г.
предписывает оформление паспорта импортной сделки по каждому импортному контракту. Обращает на себя внимание то
обстоятельство, что данная Инструкция касается в основном
импортных сделок на базе договора купли-продажи и не затрагивает комиссионные, лизинговые, консигнационные и другие
схемы сотрудничества.
Стало возможным участие оффшорных фирм в операциях на
рынке ГКО. Это связано с тем, что Центральный банк РФ допустил иностранных резидентов на этот рынок. В результате образовался новый сектор финансовых вложений оффшорных фирм.
Не следует упускать из виду и налоговые льготы для иностранных инвесторов, введенные указами Президента РФ. Так,
в соответствии с Указом Президента РФ от 23 мая 1994 г. уста-
62
новлено, что предприятия с иностранными инвестициями, занимающиеся производственной деятельностью, могут уплачивать
налог на прибыль по аналогии с малыми предприятиями: первые два года - освобождение от налога, затем уплачивается 25%
основной ставки, а на четвертый год - 50%. Для этого доля в
уставном фонде должна быть не менее 30%, при условии, что
размер иностранных инвестиций составляет не менее 10 млн
долл. Имеются и другие аналогичные указы, однако они менее
актуальны для оффшорных инвесторов.
Под правовым регулированием в научной и учебной литературе часто понимается воздействие права как системы правовых
норм посредством юридических средств на поведение людей,
на общественные отношения в целях их упорядочения и развития. А.Ф. Вишневский, Н.А. Горбаток, В.А. Кучинский и многие
другие правоведы рассматривают правовое регулирование прежде всего с точки зрения использования юридических средств и
юридических способов для реализации позитивного права. Правовое регулирование предполагает наличие четко обозначенных
правотворческими органами целей, средств и способов воздействия на субъект права.
Правовое регулирование должно отвечать естественным потребностям людей, основываться на принципах международных
отношений.
Оффшорные юрисдикции в современном мире показывают
пример динамичного развития при использовании универсального правового регулирования. Как известно, многие страны –
налоговые гавани – бывшие колонии. Когда эти колонии стали
независимы, как правило, у них не было ничего, что могло привести к экономическому росту, следовательно, единственный
путь, который мог привести к успеху – привлечение иностранного капитала. А для этого необходима правовая база. В базе правовых норм современных налоговых гаваней лежат правовые
нормы развитых стран (в основном Великобритании), но эти
правовые нормы имеют важную особенность: более выгодные
условия для иностранных инвесторов [Налоговый кодекс Российской Федерации (Части первая и вторая)].
63
64
В качестве предмета правого регулирования предпринимательской деятельности в оффшорных зонах можно выделить три
вида общественных отношений:
1) отношения в оффшорных зонах между субъектами предпринимательской деятельности и государственными органами,
которые санкционируют, регулируют и контролируют эту деятельность различными способами;
2) отношения субъектов предпринимательской деятельности
в оффшорных зонах с субъектами других государств;
3) отношение субъектов, зарегистрированных в оффшорной
зоне, с субъектами предпринимательской деятельности государства, которое создало данную оффшорную зону.
Если смотреть на цели правого регулирования в оффшорных
зонах, то, на наш взгляд, ими являются:
• обеспечение интересов государства за счет привлечения
иностранных капиталов. Это позволяет улучшить бюджетный баланс государства, увеличить экспортные валютные
поступления, способствует созданию дополнительных рабочих мест, укреплению имиджа надежного партнера;
• предоставление благоприятных возможностей для ведения предпринимательской деятельности для иностранцев
[Указание Банка России № 1318-У «О формировании и
размере резерва под операции кредитных организаций с
резидентами оффшорных зон»].
Субъектами оффшорных зон являются:
• государство и его органы управления, которые регистрируют различные оффшорные организационно-правовые
нормы;
• физические и юридические лица, которым предоставляются права на получение национальности в государстве
регистрации и осуществление предпринимательской деятельности за его пределами.
Организационно-правовые формы, используемые в оффшорных зонах, можно разделить на две группы:
1) классические оффшорные компании островного или
англо-американского типа (например, IBC);
2) компании (общества) на континенте (например, в форме
общества с ограниченной ответственностью), которые обладают
специальным налоговым статусом.
Для компаний классического типа законодательство в основном предусматривает следующие преимущества: по общему
правилу, они не платят налоги вообще или платят, но очень низкие. Установлен упрощенный порядок предоставления финансовой отчетности, информация о деятельности таких компаний,
как правило, никому не предоставляется. К недостаткам можно
отнести негативное отношение со стороны государств, граждане
которых являются владельцами оффшорной компании, недоверие партнеров, запрещена деятельность с гражданами, платящими налоги в стране регистрации оффшорной компании.
Компании на континенте также обладают существенными достоинствами: освобождение налогов или их снижение, наличие
счетов в престижных банках, возможность полноценно использовать рынки развитых государств. Однако есть и недостатки,
например компания на континенте должна вести отчетность,
которая регулируется намного строже, нежели отчетность компании классического оффшорного типа, аудиторские проверки,
помещение сведений о владельцах в государственный реестр, к
которому имеет доступ много лиц.
Способы правового регулирования предпринимательской деятельности в оффшорных зонах определяют особенности правовых норм и их структуру. В юридической науке отмечаются три
основных способа правового регулирования:
1) предоставление субъектам правоотношений определенных
субъективных прав;
2) исполнение обязанностей в ходе осуществления прав;
3) запрет на совершения каких-либо действий.
В частности, субъектам оффшорных правоотношений предоставляются права на получение национальности государства, в котором регистрируется оффшорная компания, и занятие
предпринимательской деятельности за ее пределами [ДС ЭКСПРЕСС, ИНК. Оффшорные фирмы в международном бизнесе.
М., 1996].
65
В качестве основных источников правового регулирования
предпринимательской деятельности в оффшорных зонах на современном этапе можно выделить специальные акты внутреннего законодательства рассматриваемых юрисдикций и международные договоры.
Наиболее используемая правовая модель в современных оффшорных зонах – англо-американская. Так, на британских Виргинских островах регистрируются около 40 тыс. фирм в год,
несомненно, благодаря либеральному налоговому законодательству, основанному на англо-американской правовой модели.
Власти принимает жесткие меры для закрытия притоков «грязных» денег. Они устранили почти все бюрократические барьеры
на пути проведения деловых операций.
Статутное и общее право Содружества Багамских островов
базируется также на английском общем праве. Банковские активы Содружества превышают 200 млрд долл. По числу зарегистрированных судов острова занимают пятое место в мире.
Законодательство и судоустройство Белиза взяли за основу
британские юридические принципы.
Правовая система Кипра основана также на английском праве, действует прецедентное право. По Закону «О суде справедливости» 1960 г. гражданские и уголовные суды должны соблюдать положения английского общего права. В 1993 г. оффшорный
сектор экономики принес Кипру 9% всех чистых валютных поступлений, которые сложились из налогов и регистрационных
сборов, аренды и др. [Оффшорные зоны и трастовое законодательство: Справочник. 1996].
Юридическая система Каймановых островов использует английское общее право. Благодаря туризму и иностранному капиталу на Каймановых островах практически отсутствует безработица, а уровень жизни – самый высокий в Карибском бассейне и
один из наивысших в мире! Уровень инфляции – минимальный,
как и дефицит государственного бюджета.
Ввиду тесного сотрудничества с США на развитие Панамского торгового канала сильно влияет законодательство США. Американские инвестиции в Панаму составляют порядка 6 млрд
66
долл. Панама также занимает первое в мире место по числу зарегистрированных судов.
Для того чтобы понять сущность регистрируемых коммерческих организаций и соответствующих организационно-правовых форм в оффшорных зонах, законодательство которых
основано на англо-американской правовой модели, необходимо
определить общие закономерности правового регулирования и
предпринимательской деятельности США и Великобритании.
Важно то, что эти страны являются главными конкурентами,
так как ведут активную борьбу за иностранные капиталы и являются посредниками и проводниками, облегчающими деловые
связи предпринимателей всего мира.
В основе англо-американской правовой модели лежит английское право. Важнейшим отличием американской правовой
системы являются модельные кодексы и Конституция в качестве
основного источника права. В правовой системе зародилось немало новых прецедентов, которые были ориентированы на саморегулирующиеся силы в экономике и частных собственников
как «независимых суверенов». Один известный американский
юрист Д. Стори говорил, что общее право США «по своей природе и характеру не является абсолютно застывшей и неизменной системой, а представляет собой совокупность элементарных
принципов и общепринятых судебных истин, которые постепенно пополняются с прогрессом общества, приспосабливаясь к постоянным изменениям в торговле и коммерческом обороте».
Английское право за свою большую историю не перетерпело
великих потрясений, как это имело место в других странах, в
том числе и в государствах СНГ. Она в гораздо большей степени, чем любая другая правовая система, которая основывается
на кодификации законодательства, не оторвалась от своих исторических корней и традиций. На наш взгляд, несмотря на большие различия, законодательство Российской Федерации может
использовать некоторые преимущества английского права для
предпринимательской и инвестиционной сферы.
В англо-американской правовой модели фактически проводится различие между частным и публичным правом. Однако к
сфере частного права относят не вещные, обязательственные и
67
исключительные права, а такие считающиеся самостоятельные
части, как, например, «право компаний», «право собственности», «договорное право», «патентное право» и др. Поэтому внутренняя система частного права здесь не совпадает с континентальной. Торговое право не выделяется из норм гражданского
права, как это происходит во Франции и в Германии [Федеральный закон от 25 сентября 1998 г. № 158-ФЗ «О лицензировании
отдельных видов деятельности в Российской Федерации»].
Говоря об англо-американском оффшорном праве, можно
сказать, что данная правовая модель прежде всего опирается на
источники английского права и права США., к которым можно
отнести судебный прецедент, статуты, документы Европейского
Союза и дополнительные источники. Судебная система в оффшорных зонах, использующих англо-американскую правовую
модель, часто вписывается в английскую судебную систему, в
которой выделяются четыре уровня судов: судебный Комитет
Палаты лордов, Апелляционный суд, Высокий суд и Суд короны.
С нашей точки зрения, в оффшорной сфере судебная практика
играет важную роль в предпринимательской деятельности. Так,
суд может признать компанию с ограниченной ответственностью
корпорацией, что существенно изменит условия проводимых
коммерческих операций [Указание Банка России № 1317-У «О
порядке установления уполномоченными банками корреспондентских отношений с банками-нерезидентами, зарегистрированными в государствах и на территориях, предоставляющих
льготный налоговый режим и не предусматривающих раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых
операций (оффшорных зонах)»].
Стоит заметить, что для англо-американской оффшорной
правовой модели большое значение имеет правовое регулирование деятельности коммерческих организаций в различных
организационно-правовых сферах. Ныне центральное место
в этой сфере занимает Закон «О компаниях» 1985 г., снабженный подзаголовком «Закон, предназначенный для консолидации
большей части законов о компаниях». В этом акте подробно регламентируются вопросы регистрации, слияния и разъединения
компаний, устанавливаются правовые рамки предприниматель-
68
ской деятельности. В Законе определяются юридический статус
компаний различного вида, правила распределение паев и облигаций, полномочия правления, порядок осуществления контроля за деятельностью компании и, наконец, способы ликвидации
компании. На базе этого Закона работает множество налоговых
гаваней. Так, например, британские Виргинские острова имеют
правовой акт IBC (International Business Companies Ordinance),
многие положения которого основаны на английском Законе «О
компаниях». Многие оффшорные зоны используют этот Закон,
снижая стоимость регистрации компании и упрощая некоторые
части законодательства. Следует также отметить, что существуют другие немаловажные законы, которые широко используются
налоговыми гаванями (например, «О предотвращении мошенничества» 1958 г., «О передаче акций» 1963 г., «О правосудии
в области уголовного судопроизводства» 1993 г., «О доходе и
налогообложении корпораций» 1970 г., «О правилах торговли»
1973 г., «Об арбитраже» 1979 г., Руководство по налогу на добавленную стоимость 1980 г. и др.).
Принцип налогового федерализма, заложенный в действующем законодательстве Российской Федерации, делает возможным в некоторых случаях послабление налогового бремени более чем в два раза путём выбора налогового режима, оптимально
соответствующего специфике деятельности организации. Для
этого необходимо зарегистрироваться в так называемом «низконалоговом» (оффшорном) регионе (субъекте) Российской Федерации.
Низконалоговый регион - это субъект Федерации, законодательным органом которого приняты нормативные акты, предоставляющие отдельным категориям налогоплательщиков налоговые льготы в виде полного или частичного освобождения от
налоговых платежей и сборов по местным налогам, подлежащих
зачислению в бюджет субъекта Федерации [Чернявский С.П.
Международный оффшорный бизнес и банки. М., 2002].
В настоящее время в Российской Федерации функционируют
свободно экономические зоны, которые являются аналогом оффшорных зон. Среди них можно выделить следующие: Калмыкия, Эвенкия, Алтай, Смоленск, Углич, Бурятия. Эти зоны вве-
69
дены в действие законодательством соответствующих субъектов
Федерации и поэтому не зависят от политических отношений и
убеждений внутри страны или от отношений с МВФ. Все они
отличаются серьёзной юридической базой и правовыми гарантиями на уровне законодательства и исполнительной власти региона, заинтересованной в инвестициях.
Такие регионы, как правило, не интегрированы в политическую борьбу на федеральном уровне, все они являются дотационными: Федеральный центр постоянно должен им деньги,
поэтому любые законные проекты, позволяющие региону заработать собственные ресурсы, не встречают сопротивления. В
отличие от более близких к столице регионов, налоговые льготы
в Эвенкии, Калмыкии, на Алтае - часть их экономической политики, задуманы как долгосрочный проект и не вызывают внутреннего ажиотажа среди различных заинтересованных сторон.
Сегодня можно констатировать: предприятие, зарегистрированное в таких регионах, может получить все гарантированные
льготы и оставаться в покое за их законность. Руководство территорий, предоставляющих налоговые льготы, своевременно
приводят свое законодательство в соответствие с действующим
российским законодательством [Там же].
Руководство таких зон понимает, что территориальная удаленность региона - единственное неудобство в функционировании «налогового оазиса» - должна компенсироваться более комфортными условиями для бизнеса, что предполагает не только
проработанность льготного законодательства, но и качество сервисной инфраструктуры [Хмыз О.В. Привлечение иностранных
инвестиций в Россию. Особенности. М., 2002].
Льготные компании в «налоговых оазисах» России по своему
правовому положению и организационному механизму во многом аналогичны зарубежным фирмам оффшорного типа, хотя
действуют полностью в рамках российского законодательства.
Главное отличие заключается в том, что от налогов они освобождены не полностью, а только от местной составляющей. Во
многих отношениях сфера делового применения и финансовый
механизм российской льготной компании аналогичны зарубежным оффшорным фирмам.
70
И хотя с первого взгляда эти регионы очень похожи, отличия
их принципиальны. В Калмыкии, например, льготами пользуются только компании-нерезиденты, не использующие ее сырьевые
и природные ресурсы.
А вот эколого-экономический регион «Алтай» куда ближе к
свободной производственной зоне, так как льготами пользуются
и работающие в регионе предприятия, т.е. формально он не стремится к всеобщей оффшоризации России, а пытается хоть как-то
раскачать собственную экономику и производство.
В связи с особым режимом налогообложения в Эвенкии предприятия освобождаются от всех налогов и платежей, направляемых в бюджет субъекта Федерации, однако сохраняется действующий порядок уплаты таможенных платежей, государственных
пошлин, лицензионных сборов, отчислений в государственные
внебюджетные фонды.
Таким образом, российские низконалоговые регионы представляют льготы налогоплательщикам исключительно за счет
средств, поступающих в региональные и местные бюджеты. В
связи с этим от льготной налоговой политики федеральный бюджет не страдает, поскольку размер отчислений в федеральную
казну не изменяется, а откуда именно поступают средства - из
Алтая, Калмыкии или любого другого региона - для федерации
безразлично.
Либеральное отношение местных налоговых органов зачастую объясняется и тем, что размер взносов в региональный
бюджет не зависит от результатов деятельности предприятия, а
является фиксированной величиной.
Несмотря на кажущуюся озабоченность федеральных органов, они прекрасно понимают, что только из этих регионов поступления в федеральный бюджет более чем 100%-ные, ведь отсутствие местных налогов повышает федеральную долю налога
на прибыль с 11 до 13-15%.
В отличие от иностранных оффшоров компании, зарегистрированные в российских оффшорных зонах, имеют гораздо большие возможности для текущей хозяйственной деятельности,
поскольку, во-первых, руководствуются именно российскими
законами, а во-вторых, не имеют никаких таможенных, валют-
71
ных и иных ограничений в движении товара по территории России, могут беспрепятственно открывать банковские счета в любых городах.
«Российские оффшоры» (по сравнению с зарубежными оффшорами) имеют ряд преимуществ, которые перечислены ниже.
• Российская компания имеет более благоприятный имидж,
чем зарубежный оффшор. Сведения о владении иностранным
оффшором могут рассматриваться как компрометирующая информация, что неприемлемо для лиц, которым важен фактор
общественного мнения (для политических деятелей, крупных
предпринимателей и проч.).
• Российская льготная компания как и любое другое российское предприятие вправе пользоваться заключенными Россией соглашениями об устранении двойного налогообложения
и другими международными льготами, установленными для
российских фирм. Обычный зарубежный оффшор этого преимущества лишен. Так, учредив представительство российской
льготной компании в любой стране, с которой у России имеются
налоговые соглашения (например, в США), компания будет платить налоги только в Российской Федерации по льготной ставке
[Ушаков Д.Л. Указ. соч.].
• На деятельность российской оффшорной компании не
распространяется действие Инструкции ГНС № 34 о налогообложении прибыли и доходов иностранных юридических лиц.
В результате (по сравнению с иностранной компанией) значительно снижается сфера налоговой ответственности. В частности, не взимается дополнительный налог «у источника» на ряд
видов доходов. Поскольку ставка налога на прибыль снижена,
кредитные и страховые схемы позволяют списывать на затраты
значительную часть доходов.
• В отличие от иностранных оффшоров компании, зарегистрированные в российских оффшорных зонах, имеют гораздо
большие возможности для текущей хозяйственной деятельности, так как являются обыкновенными российскими предприятиями, которые осуществляют деятельность на территории
Российской Федерации, руководствуясь общероссийским зако72
нодательством, и не имеют никаких таможенных, валютных и
иных ограничений в движении товара по территории России.
• В отличие от зарубежного оффшора российский оффшор
представляет куда меньший интерес и для органов государственной безопасности, так как речь идет лишь о распределении финансовых потоков внутри России, а не о перекачке валюты за
границу.
• В отличие от договоров с участием российских льготных компаний внешнеэкономические контракты, непременным
участником которых является иностранный оффшор, являются
самостоятельным основанием проведения налоговых проверок
относительно правильности применения цен.
Преимущества для предприятия объясняются тем, что совокупные налоговые платежи в бюджеты всех уровней в отдельных случаях уменьшаются более чем в два раза.
Зарегистрированное в одной из предполагаемых нами зон
предприятие в основном из всех налогов платит только налог на
прибыль (11%), налог на пользователей автодорог (1%), НДС и
некоторые другие.
Организации, зарегистрированные в Калмыкии, направляющие собственные финансовые средства на программы социально-экономического развития Республики Калмыкия и не использующие сырьевые и природные ресурсы Республики Калмыкия,
полностью освобождаются от следующих налогов:
• налог на прибыль, зачисляемый в бюджет Республики
Калмыкия и местные бюджеты;
• налог на имущество;
• сбор на нужды образовательных учреждений;
• налог на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы;
• налог на приобретение автотранспортных средств;
• налог на совокупный доход (валовой выручки) для субъектов малого предпринимательства в части, зачисляемой в республиканский и местные бюджеты;
• налог на перепродажу автомобилей и вычислительной
техники;
• сбор от сделок, совершаемых на бирже;
73
74
• налог на рекламу [Федеральный закон от 25 сентября
1998 г. № 158-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности в Российской Федерации»].
Если обычное предприятие является субъектом малого предпринимательства, работающим по упрощенной системе налогообложения, то его налоговые платежи составляют 10% с валовой
выручки. Но если это предприятие зарегистрировано в Калмыкии, на Алтае или в Эвенкии, то налогов оно будет платить ещё
меньше - лишь 3.3%.
Тем не менее для целого ряда операций, связанных с международными экономическими операциями и вывозом капитала,
иностранные оффшоры просто незаменимы.
В настоящее время в России факт существования и развития
оффшорных зон носит по большей части негативный характер,
хотя многие крупные страны мира, такие как США, Великобритания, некоторые страны ЕС, имеют в своем составе субъекты,
характеризуемые как оффшорные зоны. Существование оффшорных зон рассматривается как один из стандартных механизмов рыночной экономики.
Мировая судебная практика по подобным делам сейчас активно формируется. Что касается России, то прецедентный характер имеет налоговое дело ОАО «НК “ЮКОС”» и личные уголовные дела М. Ходорковского и П. Лебедева. Сбытовые фирмы
ОАО «НК “ЮКОС”», зарегистрированные в льготных зонах, «не
обладали фактически функциями и признаками юридического
лица, предусмотренными статьями 48-50 Гражданского кодекса Российской Федерации, а именно: не имели в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленного имущества, не могли самостоятельно, без указания
Ходорковского и других лиц, приобретать и осуществлять имущественные права, не могли осуществлять деятельность, основной целью которой являлось извлечение прибыли…» (цитата из
справки Генеральной прокуратуры РФ по уголовному делу М.
Ходорковского № 18/41-03) [Федеральный закон от 25 февраля
1999 г. № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений»].
Приоритет содержания над формой
В ходе борьбы с оффшорными структурами государства, прежде всего с высокими налогами, стали вырабатывать определенные квалифицирующие признаки реально существующего
юридического лица. Например, был введен термин «substance»
(«содержание», «существо» - англ.), который подразумевает степень наполнения юридической оболочки компании реальным
содержанием. Один лишь факт того, что фирма внесена в корпоративный реестр, теперь не является достаточным основанием,
чтобы признать ее реально существующим юридическим лицом
в стране своей регистрации. Кроме комплекта учредительных
документов у предприятия должна быть некая «физическая оболочка». Желательно, чтобы она была связана со страной своей
регистрации: местный директор, офис, секретарь, телефон и
факс. Компания должна вести деятельность, оставлять какие-либо средства в стране, платить хотя бы минимальные налоги
(если они предусмотрены). Кроме того, необходима экономическая причина регистрации фирмы в данном государстве помимо
желания минимизировать налоги. Например, наличие иностранного партнера, который не согласен создавать совместную фирму нигде, кроме его родной страны. Или наличие квалифицированного персонала, которого нет или который дороже в стране
учредителя и т.п.
Сейчас в Европе нельзя получить одобрение у налоговых органов на ту или иную схему работы, не доказав определенного
substance у самой компании и у ее контрагентов.
В России substance понимается как наличие у фирмы признаков юридического лица, предусмотренных ГК РФ (ст. 48-50) .
Так же активно формируется практика по ст. 173 «Лжепредпринимательство» УК РФ [http://finiz.rin.ru]. Состав звучит следующим образом: «Лжепредпринимательство, то есть создание
коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение
иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности…».
75
76
Кроме того, существует проблема определения налоговой
резидентности иностранных структур, особенно оффшорных
компаний. Дело в том, что, как мы ранее упоминали, многие
безналоговые финансовые центры (британские Виргинские,
Багамские, Каймановы острова и т.п.) законодательно запрещают вести деятельность своих оффшорных фирм в самой стране
регистрации. По сути, автоматически объявляется, что эти фирмы работают вне пределов страны регистрации. В этом случае
возникает логичный вопрос: а где тогда компании ведут свою
деятельность, где они должны платить налоги и становиться на
налоговый учет? На этот вопрос отвечает английская правовая
концепция. Она определяет страну резидентности организации
не по месту ее регистрации, а по месту, где находится ее исполнительный орган и откуда происходит управление. Концепция в
той или иной форме принята почти во всех развитых странах, в
России же она закреплена через трактовку термина «постоянное
представительство иностранной организации» в гл. 25 НК РФ.
Для собственников, которые остаются «в тени», предпочитая
назначать в свои фирмы номинальных директоров, но на самом
деле лично управляющие делами, практика выработала наименование «теневые директора». Они согласно законам большинства высоконалоговых стран несут такую же ответственность за
дела компании, как и настоящие директора. При этом факт того,
что они «спрятались» за номинальные фигуры, является только
отягчающим обстоятельством. Этот факт доказывается в суде.
Если говорить о российской судебной практике, то вновь можно
вспомнить прецедентное дело М. Ходорковского: «коммерческие организации, используемые при мошенничестве, являлись
подставными юридическими лицами, как и числящиеся в них
генеральные директора, от имени которых Ходорковским и членами организованной группы совершались хищения, являлись
подставными руководителями этих организаций. Указанные
подставные юридические лица были учреждены и возглавлялись руководителями – физическими лицами, подконтрольными
Ходорковскому в связи с подчиненностью по работе…» (цитата
из справки Генеральной прокуратуры РФ по уголовному делу М.
Ходорковского № 18/41-03) [http://business.rin.ru].
Оффшорный бизнес приобретает всё больший вес в мировом
обороте капитала, его особенности и всё новые возможности,
которые он предлагает, заслуживают постоянного внимания. Не
секрет, что достаточно много финансовых организаций ведут
свои дела через оффшорные фирмы. В Европе налоги высоки,
и многие стараются их минимизировать, а в Дании, например,
шутят, что уклонение от налогов – это национальный вид спорта
(до 62%).
Роль оффшорных зон в мировой финансовой системе значительна. В настоящее время оффшорные зоны превратились в мировые финансовые центры.
Следует отметить, что использование оффшорных схем не
является исключительно современным явлением. История оффшоров относится к древним Афинам, когда небольшие соседние
острова стали убежищами для беспошлинной и безналоговой
торговли и местами накопления для контрабандного ввоза товаров в Афины без уплаты налогов.
Итак, нами были рассмотрены основные оффшорные юрисдикции и их характеристики. Показаны перспективы развития
и проблемы контроля оффшорного бизнеса в России. Обращено
внимание на основные тенденции развития оффшорного бизнеса в нашей стране и наиболее распространенные схемы использования налогового планирования.
Налоговое планирование и осуществление предпринимательской деятельности с помощью нерезидентов, в том числе расположенных в оффшорных зонах, требует наличия большого
количества информации по законодательству, экономике и т.д.
Оффшор - это средство, дающее юридически корректные результаты только при четком соблюдении законов страны, в которой зарегистрирована фирма, и тех стран, где она осуществляет
свою деятельность.
В условиях глобализации каждый имеет право перевести
свой бизнес в оффшор. Как известно, капиталы всегда будут
сливаться туда, где им лучше. И этот закон работает уже тысячи
лет [http://finiz.rin.ru].
77
Библиографический список:
1. Апель А., Гунько В., Соколов И. Обналичивание и оффшорный бизнес в схемах. СП,., 2002.
2. Абубекеров Э., Стэнли Р. Энциклопедия оффшорного бизнеса. 1996;
Практическое руководство. 1995.
3. Белов А.П. Международное предпринимательское право: Практ. пос.
М., 2001.
4. Болотёнкова О.Н. Финансово-промышленные группы: их место и
роль в мировой экономике. М., 2001.
5. Борисова М. Каймановы слезы // Время МН. 1999. 24 сент.
6. Гидаспов И. Оффшорно-зонная защита // Известия. 1999. 24 сент.
7. ДС ЭКСПРЕСС, ИНК. Оффшорные фирмы в международном бизнесе. М., 1996.
8. Корнеева Е. Оффшорный мир. Взгляд изнутри: Справочник. М., 2001.
9. Курысь Н.В. Иностранные инвестиции. Российская история. СПб,
2003.
10. Международная торговля: финансовые операции, страхование и другие услуги / Пер. с англ. К., 1994.
11. НПК – ВЕСТА. Оффшорные компании: обзоры, комментарии, рекомендации. М., 1995.
12. НПК – ВЕСТА. Энциклопедия оффшорного бизнеса. М., 2000.
13. Оффшорные зоны и трастовое законодательств: Справочник. 1996.
14. Серёгин В.П. Иностранные инвестиции в России на пороге XXI века.
М., 2000.
15. Ушаков Д.Л. Оффшорные зоны в практике российских налогоплательщиков. М., 1999.
16. Хмыз О.В. Привлечение иностранных инвестиций в Россию. Особенности. М., 2002.
17. Чернявский С.П. Международный оффшорный бизнес и банки. М.,
2002.
18. Шамбост Э. Энциклопедия оффшорных зон. М., 2000.
78
Ю.М. НИКИТИН,
кандидат технических наук, профессор кафедры
«Моделирование экономических и информационных систем»
Финансового университета при Правительстве РФ
E-mail: [email protected]
И.В. ЛИПАТОВА,
кандидат экономических наук, доцент кафедры «Налоги
и налогообложение» Финансового университета при
Правительстве РФ
E-mail: [email protected]
НАЛОГОВОЕ СТИМУЛИРОВАНИЕ
ИНВЕСТИЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ ОРГАНИЗАЦИЙ
Налоговый механизм играет важную роль в развитии инвестиционной
деятельности хозяйствующего субъекта. Алгоритм математической модели расчета инвестиционного налогового кредита позволяет налогоплательщику обусловить формирование эффективного кредитуемого бизнеса.
Управление рисками является одной из составляющих процесса управления
инвестиционной деятельностью.
Ключевые слова: инвестиционная деятельность, инвестиционный налоговый кредит, налоговые льготы, налог на прибыль организаций, налоговые
риски.
YU.M. NIKITIN,
candidate of technical sciences, professor of the Department
«Modeling of economic and information systems» in the Finance
University under the government of the Russian Federation
E-mail: [email protected]
I.V. LIPATOVA,
PhD in Economics, associate professor of «Taxes and taxation» in
the Finance University under the government
of the Russian Federation
E-mail: [email protected]
79
TAX MECHANISM FOR INCREASING INVESTMENT
ACTIVITY OF ORGANIZATIONS
An algorithm of the mathematical model for calculating investment tax credit,
which allows a taxpayer to determine the formation of an effectively credited
business.
Key words: investment activities; an investment tax credit; tax incentives;
corporate income tax.
Переход к рыночным отношениям качественно изменил содержание, значение и стратегические цели государственного
регулирования экономики. Для обеспечения развития стратегических инвестиций требуется государственная поддержка
инвестиционного процесса на всех уровнях управления. В государственных планах и прогнозах долгосрочного развития Российской Федерации официально признает необходимость перехода к инновационному типу развития.
В условиях современного экономического кризиса становится актуальным поиск новых прогрессивных методов государственного стимулирования инноваций и инвестиций в них. Это
позволит обеспечить национальной экономике существенный
качественный скачок, который впоследствии будет способствовать финансовой стабильности предприятий и их устойчивому
экономическому развитию.
Несмотря на наличие государственных программ поддержки
приоритетных отраслей и организаций России, важно использовать соответствующие финансовые рычаги воздействия на увеличение объема инвестиций в стране, в частности налоговый механизм. Растущая популярность налогового механизма связана с
экономическими аргументами:
- организации сами принимают решения относительно целей
масштабов финансирования своей деятельности в области НИОКР;
- административные расходы по функционированию налогового механизма незначительны;
- не дискриминационный характер: основная часть налоговых
80
преференций предоставляется независимо от размера компании,
ее сферы деятельности и уровня технологического развития.
В настоящее время основной тенденцией развития экономики России является создание инновационной среды. Это находит
отражение в прогнозах долгосрочного и среднесрочного социально-экономического развития.
Эффективность производства находится в тесной зависимости от системы налогообложения. Поэтому одной из ключевых
задач налогового регулирования является создание благоприятного климата для роста и повышения эффективности реальных
инвестиций [Кобылатова М.Ф. Инвестиционная деятельность
как объект государственного налогового регулирования: Сб.
науч. тр. СевКавГТУ. Сер. «Экономика». 2007. № 6]. Необходимо создать такие условия для организаций, чтобы при увеличении интенсивности и эффективности производства налоговая
нагрузка снижалась. Тогда будет стимул попасть в зону наименьшего налогообложения, что обеспечит здоровую конкуренцию и
высокие темпы развития.
Начиная с прошлого века все большее количество развитых
стран активно используют различные механизмы налогового
стимулирования инновационной деятельности. Данная практика оказалась более эффективным способом поддержки науки и
инноваций, нежели прямые субсидии, и обеспечила значительный приток частных инвестиций в исследования и разработки
(НИОКР).
В ряде стран налоговые рычаги являются ключевыми инструментами воздействия на инновационную сферу (Испания,
Португалия). Италия, Бельгия, Ирландия сохраняют достаточно
прохладное отношение к налоговым льготам и больше используют прямые виды государственной помощи. Для Германии, Швеции и Финляндии мероприятия по специальному стимулированию инновационной и научно-технологической деятельности
вторичны по сравнению с мерами общей налоговой политики.
Франция и Великобритания практикуют как прямые методы стимулирования, так и налоговые стимулы.
Ниже представлены основные механизмы налоговых льгот,
наиболее часто встречающихся в мировой практике.
81
Механизмы налогового стимулирования инновационной
деятельности
Механизм налогового
стимулирования
Объект стимулирования
Списание расходов на
исследования и разработки
Объем инвестиций в
исследования и разработки, темпы роста
инвестиций в исследования и разработки
Объем инвестиций
в исследования и
разработки, сотрудничество между частным
бизнесом и исследовательской средой
Инвестиции в дорогостоящее исследовательское оборудование
Налоговый исследовательский кредит
Специальные режимы
амортизации основных
фондов
Страны, использующие данную меру
налогового стимулирования
Австрия, Австралия,
Бельгия, Великобритания, Венгрия, Германия, Дания и др.
США, Франция, Норвегия, Великобритания,
Канада
Австрия, Бельгия, Дания, Италия, Испания,
Ирландия, Португалия,
США, Швеция
США
Инвестиционный нало- Инвестиции в технологовый кредит
гическую модернизацию компаний
Налоговые льготы на
Трансфер технологий
Страны – члены ОЭСР
доход из иностранного
источника
Налоговые льготы на
Инвестиции в высоко- США
прибыль от продажи
рисковые долгосрочакций
ные проекты, диффузия
инноваций
Налоговый зарплатный Объем инвестиций,
Голландия
кредит
инвестиции в человеческий капитал
Рассмотрим выделенные механизмы несколько подробнее.
Налоговые законодательства практически всех развитых стран
разрешают компаниям целиком списывать текущие расходы на
НИОКР в год, когда эти расходы производились.
82
Налоговый исследовательский кредит (НИК) преследует своей целью повышение общего объема расходов на НИОКР, а также их перераспределение между отдельными статьями расходов.
НИК позволяет вычитать из суммы налога на прибыль часть затрат на инновационную деятельность, определяемую процентной ставкой налогового кредита.
Специальные режимы амортизации основных фондов (капитальных расходов) направлены на стимулирование приобретения капитальных активов. В странах ЕС и в США применяются
два варианта специальных режимов амортизации основных фондов: свободная и ускоренная амортизация. Свободная амортизация означает отсутствие какого-либо определенного регламента
списания и предлагает возможность одномоментного полного
списания всех капитальных расходов, связанных с проведением
НИОКР, уже в первый год. Однако этот вариант также позволяет использовать компании полагающейся ей вычет не только
в первый год, но и в любой другой период. Данный метод используется в Великобритании, Ирландии, Испании. Ускоренная
амортизация позволяет компании списывать значительные суммы в первые годы службы оборудования и сокращает сроки его
списания по сравнению со сроком фактического использования.
Данный метод применяется в Австрии, Бельгии, Дании, Италии,
Португалии, США, Швеции, Финляндии. В отличие от свободной амортизации этот метод обладает меньшей гибкостью. Оба
данных метода позволяют получить отсрочку налоговых платежей и являются действенными мерами налогового стимулирования.
Еще один инструмент налогового стимулирования инновационной деятельности - инвестиционный налоговый кредит,
который, по сути, аналогичен ускоренной амортизации. Данный
инструмент позволяет списывать основную часть стоимости
оборудования в первые годы его эксплуатации. Таким образом,
снижается стоимость инвестиций в новое оборудование, и повышаются стимулы к технической и технологической модернизации производства.
Важным налоговым стимулом для интернационализации инновационного процесса являются льготы в налогообложении
83
прибыли в связи с иностранными источниками дохода компании.
Если компания открывает свое подразделение в другой стране,
то, как правило, это подразделение использует технологии и патенты, права на которые принадлежат головной компании, за что
ей перечисляется роялти. В таких случаях можно избежать двойного налогообложения за счет двусторонних соглашений между
соответствующими странами об урегулировании налогообложения. Отсутствие двусторонних соглашений и, как следствие, увеличение налогового бремени негативным образом сказываются
на трансфере технологий между странами. В пределах ОЭСР
(Организация экономического сотрудничества и развития) такие
соглашения установлены практически между всеми странами членами Организации. Например, США имеет двусторонние соглашения с 50 странами и предлагает одинаковые ставки налогов
на роялти и другие типы доходов для американских компаний,
действующих в данной стране, и для иностранных компаний,
действующих на территории США. Наибольшей ставкой налога
является 10%, наименьшей – 0%. Установление нулевой ставки
налога является показательным, но пока еще редким примером
в международном сотрудничестве, уменьшающим налоговую
конкуренцию и стимулирующим продажу патентов и других
объектов интеллектуальной собственности [Налоговое стимулирование инновационных процессов / Отв. ред. Н.И. Иванова. М.:
ИМЭМО РАН, 2009].
Похожим инструментом стимулирования диффузии инноваций являются также налоговые льготы на прибыль от продажи
акций, связанных с технологическими активами. Чтобы привлечь инвесторов в высокорисковые инновационные проекты,
во многих налоговых законодательствах различных стран предусмотрены специальные налоговые льготы по налогу на доходы
от продажи ценных бумаг, бывших в собственности более одного
года. Данная мера снижает спекулятивную мотивацию инвесторов и стимулирует их вкладывать средства в более долгосрочные
проекты.
Стимулирование инновационной деятельности в частном
секторе также осуществляется через уменьшение издержек
предпринимателя на заработную плату сотрудников, частью ко-
84
торых являются обязательные страховые взносы, а также через
уменьшение подоходного и социального налогов научных сотрудников. Данная мера налогового стимулирования получила
название «налоговый зарплатный исследовательский кредит»
(НЗИК). Он компенсирует издержки предпринимателя на высококвалифицированный и высокооплачиваемый труд и является
мерой двойного стимулирования, так как выгоден как предпринимателю, так и научному сотруднику [Там же].
Таким образом, арсенал налоговых мер по стимулированию
НИОКР, используемый европейскими странами, в целом одинаковый, однако на практике каждая страна имеет свои особенности в развитии, способах и условиях применения налоговых
льгот. Во многом это зависит от налоговой системы каждой
страны. Однако в большинстве стран основным видом налоговой помощи становится налоговый исследовательский кредит,
который в каждой стране имеет свою специфику.
В мировой практике используются, как правило, три схемы
расчета ассигнований, выделяемых по налоговому исследовательскому кредиту:
- на основе общих ежегодных расходов предприятия на НИОКР (Канада, Италия, Нидерланды, Норвегия, Финляндия, Франция с 2008 г.);
- на основе увеличения расходов предприятия на НИОКР в
текущем году по сравнению со среднегодовыми затратами на
эти цели за предыдущие годы (Япония, Мексика, США, Франция до 2004 г.);
- комбинированный подход. Одна часть ассигнований рассчитывается на основе общих ежегодных расходов предприятия
на НИОКР, другая – на основе увеличения расходов фирмы на
НИОКР в текущем году по сравнению со среднегодовыми затратами на эти цели за предыдущие годы (Португалия, Испания,
Корея, Франция с 2004 - 2008 гг.).
Основы действующей налоговой системы Российской Федерации определяются Налоговым кодексом и принятыми в соответствии с ним нормативно-правовыми актами.
Особенности налогообложения инновационной деятельности
в Российской Федерации содержат:
85
- налог на прибыль организаций (порядок учета расходов на
НИОКР, амортизационная политика организаций);
- налог на добавленную стоимость (освобождение от уплаты
НДС научных организаций при реализации НИОКР, операций
по реализации прав на результаты интеллектуальной деятельности);
- налог на имущество организаций и земельный налог (освобождения от уплаты).
Для получения льготы организациям следует иметь договоры:
- на выполнение НИОКР, аннотации выполненных работ, счета-фактуры, акты сдачи-приемки работ;
- выполнение НИОКР, относящихся к созданию новых продукции и технологий или к усовершенствованию производимой
продукции и технологий, если в состав проводимых работ включаются следующие виды деятельности:
разработка конструкции инженерного объекта или технической системы;
разработка новых технологий, т.е. способов объединения физических, химических, технологических и других процессов с
трудовыми процессами в целостную систему, производящую
новую продукцию (товары, работы, услуги);
создание опытных, т.е. не имеющих сертификата соответствия, образцов машин, оборудования, материалов, обладающих
характерными для нововведений принципиальными особенностями и не предназначенных для реализации третьим лицам,
их испытание в течение времени, необходимого для получения
данных, накопления опыта и отражения их в технической документации.
В соответствии с действующим в Российской Федерации налоговым законодательством под налоговым инвестиционным
кредитом понимается возможность хозяйствующих субъектов в
течение определенного срока уменьшить уплачиваемые в бюджет налоговые платежи с последующей поэтапной уплатой суммы кредита и процентов. Данный тип кредитования представляет собой изменение срока исполнения налогового обязательства
в качестве целевого налогового кредита [Статья 66 гл. 9 НК РФ].
86
Инвестиционный налоговый кредит представляется по налогу на прибыль организации, а также по региональным и местным налогам (по решению органов власти субъектов Федерации
или местных органов власти), если организация проводит:
- научно-исследовательские или опытно-конструкторские работы (НИОКР);
- техническое перевооружение собственного производства,
осуществление инновационной деятельности, в том числе совершенствование применяемых технологий;
- создание новых видов сырья или материалов;
- выполнение программ по социально-экономическому развитию региона.
Суть данного механизма заключается в изменении срока
уплаты налога. Организации предоставляется возможность в течение определенного срока и в определенных пределах уменьшать свои налоговые платежи с последующей поэтапной уплатой суммы кредита и начисленных процентов. Уменьшение
производится по каждому платежу налога до тех пор, пока сумма, не уплаченная организацией в результате всех таких уменьшений (накопленная сумма кредита), не станет равной сумме
предоставленного кредита. Таким образом, осуществляется не
реальное кредитование организации, получение определенной
отсрочки по уплате налога.
Решение о предоставлении кредита по уплате федеральных
налогов принимает Федеральная налоговая служба, а по уплате
региональных и местных налогов – управление ФНС по субъекту Федерации по месту нахождения организации. Кредит предоставляется на следующих условиях:
- по налогу на прибыль – на срок от одного года до пяти лет,
по региональным и местным налогам срок может быть больше;
- проценты, начисляемые на сумму кредита, льготные: от ½
до ¾ ставки рефинансирования ЦБ РФ.
У одной организации может быть одновременно несколько
договоров по разным основаниям, в этом случае накопленная
сумма кредита определяется отдельно по каждому из них. Однако суммы, на которые уменьшаются платежи, не могут превышать 50% их размеров.
87
Данный механизм играет важную роль в развитии инвестиционной деятельности, но его дальнейшее применение сдерживается высоким банковским процентом за предоставление
кредита, растущим в результате высоких темпов роста уровня
цен на оборудование, строительные материалы и удорожанием
строительно-монтажных работ. Эффективность использования
кредита снижают и другие причины:
- крупные предприятия, ранее осуществлявшие реконструкцию, расширение или техническое перевооружение за счет централизованных капитальных вложений, получают прибыль, которой недостаточно для инвестирования в рыночных условиях
хозяйствования, даже при использовании инвестиционного налогового кредита;
- сложность оформления кредита и существенных последствий в случае нарушения его условий.
Налоговый кредит рассматривается в качестве инструмента,
способствующего созданию положительной мотивации у организаций, направленной на развитие инновационной деятельности.
Согласно статье С.С. Ованесян, И.С. Кисловец «Обоснование
предельной ставки налогового кредита в управлении инновациями» следует основывать этот кредит на принципе возврата
заемных средств через рост налоговых отчислений. Налоговый
кредит, как и банковский, должен удовлетворять трем обязательным условиям: срочности, платности и возвратности денежных
средств. Единственное отличие налогового инвестиционного
кредита от банковского заключается в размере процентной ставки: ставка должна быть ниже банковской. Налоговый кредит, несмотря на схожесть с банковским кредитом, имеет существенные
отличия, среди которых в первую очередь экономическая заинтересованность кредитора в результатах использования заемных
средств, так называемом последействии использованного кредита. В случае с банковским кредитом последействие отсутствует,
так как банк от возросшей эффективности работы кредитуемого
предприятия, вызванной использованием взятых под проценты
средств, ничего не имеет [Ованесян С.С., Кисловец И.С. Обо88
снование предельной ставки налогового кредита в управлении
инновациями // Известия Иркутск. гос. экон. акад. 2011. С. 2].
В случае же с налоговым кредитом последействие оказывается значительнее с ростом эффективности использования кредитных средств, так как государство, предоставляющее этот кредит,
будет иметь в дальнейшем более высокие поступления в бюджет
в виде налогов. Таким образом, налоговый кредит оказывается
одинаково выгодным как предприятию, так и государству. Направление данного вида кредитных средств на расширение и
модернизацию производства приводит в конечном счете к росту
объемов производства, прибыли предприятия, а следовательно, и
к росту налоговых отчислений в государственный бюджет. Если
же эффективность использования заемных средств окажется такой низкой, что не обеспечит возврата средств к определенному
периоду времени сроку, то недоплаченная сумма будет возмещена из других источников. Таким образом, у кредитора возникнет
мощный экономический стимул для максимально эффективного
использования предоставляемых средств, так как иначе кредит
необходимо будет погасить с помощью других источников.
В качестве искомой величины выступает время погашения
кредита. Для построения модели для определения искомой величины были взяты следующие переменные: Di— налогооблагаемая прибыль предприятия в i-м периоде; Ni — налоговые отчисления в i-м периоде; Q — полученная сумма налогового кредита;
α — налоговая ставка; t — срок погашения налогового кредита;
ΔD — приращение налогооблагаемой прибыли предприятия от
освоения налогового кредита; γ — учетная ставка налогового
кредита; τ — время освоения налогового кредита (время запаздывания).
Необходимо рассмотреть динамику роста налоговых поступлений без налогового кредита и возможную динамику роста
налоговых отчислений, определяемую результатами использования кредита.
Уравнение возврата заемных средств через рост налоговых
отчислений записывается в следующем виде:
Nл = Nn, (1),
89
где
Nл = f(Di, Q, α, t) + φ(Q, ΔD, α, γ, τ, t),
Nn = F(Di, ΔD, Q, γ, α, t, τ),
Функция Nл характеризует динамику поступлений налоговых
отчислений в бюджет f(.) вместе с платой за кредит φ(..), без учета последействия налогового кредита. Функция же Nn показывает динамику аналогичных поступлений, но с учетом упомянутого последействия.
Левая часть исходного уравнения будет следующей:
Nл = ∑ti=1 Ni +Qtγ
(2)
Налоговые отчисления в i-м периоде
Ni = αDi, i = 1, t. (3)
Полагая Di = D и подставив (3) в (2), получим
Nл = αDt +Qtγ = t (αD+Qγ)
Для вывода формулы для расчета Nn из правой части (1) рассмотрим последовательность налоговых отчислений во времени.
= ( − )
2 =
⎪
3 =
⎪
…
⎪
= ( + Δ )
+2 = ( + Δ )⎬
+2 = ( + Δ )⎪
⎪
…
⎪
+8 = ( + Δ )
+ =
1
90
(4)
С учетом (4), (5) приводится к виду:
Nn = N1 + ∑τi=2 Ni + ∑ti=τ+1 Ni
(5)
или
Nn =α(D-Q)+α(τ-1)D+α(t-τ)(D+ΔD)
Приравняв первые части Nл и Nn, получим:
t(aD+Qγ)=a(D-Q)+a(τ-1)D+a(t-τ)(D+ΔD)
Решение последнего относительно t дает:
Q
+
Δ
=
Qγ
1−
Δ
Анализ выражения (6) показывает, что налоговый кредит по
принципу возврата заемных средств через рост налоговых отчислений возможен при определенном соотношении, входящих
в формулу (6) величин.
Действительно, знаменатель формулы (6) не может быть отрицательным, поскольку время есть величина строго положительная. Поэтому ограничение
1−
Δ
>0
(7)
должно неукоснительно соблюдаться. Добиться этого можно
несколькими путями подбора значения величин: Q — суммы налогового кредита; ΔD — прироста налогооблагаемой прибыли;
ставки налогового кредита — γ.
Таким образом, в любом случае известными (заданными) рассматриваются три величины, а четвертая рассчитывается из условия (7).
91
В результате получаем следующие расчетные соотношения:
при подборе ставка налогового кредита:
ΔD
γ< α
(8)
Q
при расчете ΔD:
при выборе Q:
Δ >
<Δ
(9)
(10)
Наиболее важным является первое неравенство с использованием формулы (8). Для оценки предельного значения эффективного использования налогового кредита через прирост налогооблагаемой базы (ΔD) весьма полезной будет информация
из формулы (9). При оценке эффективности бизнес-плана стоит
использовать формулу (10), что позволит сделать это в первом
приближении.
При действии налогового кредита происходит перераспределение налоговой нагрузки. В начале осуществления проекта
налоговая нагрузка на инвестора снижается за счет льготных
ставок налога на прибыль организаций. В дальнейшем же нагрузка увеличивается: инвестор уплачивает налоги по текущим
ставкам и выплачивает сумму кредита с процентами.
Исследуем влияние размера ставки налога на прибыль на
NPV инвестиционного проекта организации. С помощью регулирования ставки этого налога можно значительно повлиять на
повышение либо понижение инвестиционной активности организаций.
Для принятия решения о том, стоит ли вкладывать финансовые средства в новый проект, компании необходимо оценить
суммарное дисконтированное значение NPV. Так как инвестор
принимает решение в настоящий момент времени, ему необходимо оценить современную стоимость денег, т.е. чистого притока от операций.
Чистый дисконтированный доход, или NPV, – текущая стоимость будущих доходов (разности поступлений и затрат) за
92
минусом затрат текущего периода. Чистый дисконтированный
доход определяется как сумма текущих эффектов за весь расчетный период, приведенная к начальному шагу, или это превышение интегральных результатов над интегральными затратами.
Для вычисления NPV с учетом налога на прибыль будем использовать следующую формулу [Крушвиц Л. Инвестиционные
расчеты. СПб.: Питер, 2001]:
=−0+ ∑
=1
(
(1 − ) + ∗
(1 + )
)
(2.1),
где I0 – капитальные вложения в момент t=0;
CFt – возвратный поток от инвестиции в момент t, т.е. величина балансовой прибыли;
At – сумма амортизационных отчислений в момент t;
T – ставка налога на прибыль;
ir – ставка дисконтирования;
n – горизонт планирования (срок проекта).
Таким образом, в предложенной формуле чистый приток от
операций (чистая прибыль) и амортизационные отчисления дисконтируются к настоящему моменту времени, после чего из них
вычитается величина капитальных вложений предприятия.
Для решения поставленной задачи рассмотрим следующую
модель, состоящую из инвестора (компании) и органа управления. Предположим, что поведение инвестора рационально. Перед ним стоят две альтернативы:
1) осуществление инвестиционного проекта;
2) инвестиции в ценные бумаги [Безрукова Н.А. Математическая модель влияния инвестиционного налогового кредита на
привлечение инвестиций на межрегиональном уровне. М., 2007.
С. 3].
Для привлечения инвестора орган управления предоставляет
возможность пользования инвестиционным налоговым кредитом по налогу на прибыль. Будем считать, что потенциальный
инвестор получил положительный ответ на предоставление налогового кредита и все юридические аспекты соблюдены. Тогда можно выделить три основных периода при осуществлении
проекта (рис. 1):
93
Ставка налога без льгот
Льготная ставка налога
0
s
Период предоставления
кредита (льготные ставки)
s+t
n
Период возврата
долга
Рис. 1. Период осуществления инвестиционного проекта
1. Период предоставления кредита (1 – s) – это период, в течение которого инвестор платит налог на прибыль по льготным
ставкам. Тогда формула для PV будет выглядеть следующим образом:
1
= ∑
=1
(
(1 − л ) +
(1 + )
л
∗
)
(2.2)
где T_л – льготная ставка налога на прибыль.
2. Период возврата долга [(s+1) – (s+t)] – период (t лет), в течение которого инвестор возвращает основную сумму инвестиционного налогового кредита и проценты за использование. Инвестор выплачивает налоги по нынешним ставкам и возвращает
оставшиеся проценты за пользование кредитом по ставкам, указанным в кредитном договоре. В данном периоде NPV будет рассчитываться по следующей формуле:
2
=
+
= +1
(
(1 − ) + ∗ ) − (1 + )/
(1 + )
(2.3)
где T – «обычная» ставка налога на прибыль;
p - ставка процента за пользование льготой налога на прибыль;
94
t – время, за которое необходимо выплатить кредит;
N - общая недоплаченная сумма, так как налоговая ставка
была уменьшена:
=
( −
=1
л)
(2.4)
3. Период (s+t+1) – n – период, за который инвестор вернул
основную сумму долга и проценты и платит налог на прибыль
по ныне существующим ставкам.
3
=
= + +1
(1 − ) + ∗
(1 + )
(
)
(2.5)
Таким образом, целевая функция инвестора имеет следующий вид:
=−0+
1
+
2
+
3
→ max
(2.6)
Важно отметить, что инвестор будет вкладывать финансовые
средства в НИОКР при условии, что NPV проекта будет не меньше, чем NPV от вложения тех же денежных средств в ценные
бумаги:
=1
п
(1 + )
≥
ЦБ
(1 + )
(2.7)
Как видно, повышение ставки налога на прибыль увеличивает инвестиционную привлекательность проекта. Наибольшая
выгода для инвестора наблюдается при нелинейной амортизации. Оптимальная налоговая ставка при обоих методах амортизации находится в интервале от 60 до 70%. Дальнейшее увеличение ставки налога снижает инвестиционную привлекательность
проекта.
Итак, можно сделать вывод, что для повышения привлекательности инвестиционных проектов необходимо увеличивать
95
ставку налога на прибыль, естественно, до разумного предела,
который также можно рассчитать. Такая налоговая политика государства позволит повысить инвестиционную активность предприятий, необходимую для выхода страны из экономического
кризиса.
В целях дальнейшего исследования практической направленности представленных выше формул осуществим расчет
влияния налога на прибыль на NPV проекта на конкретных показателях организации. Для реализации проекта «создание и
внедрение информационно-аналитической системы управления
производственными и логистическими затратами» ЗАО «Крок
Инкорпорейтед» заключает договор с органами управления о
предоставлении инвестиционного кредита на первые четыре
года разработки.
Приобретение бизнеса предполагается финансировать за счет
собственных средств организации. Первоначальные инвестиции
составляют 12.0 млн руб. Амортизационный период - 10 лет.
Амортизация начисляется линейным методом по норме 0.83%.
Учетная ставка составляет 6%, а норма дисконта - 22%.
Чтобы оценить влияние ставки налога на прибыль на NPV инвестиционного проекта, будем изменять ее в пределах от 10 до
90%.
Используя вышеописанные формулы, вычислим значение
NPV для каждой ставки и построим график зависимости NPV от
ставки налога на прибыль:
T
90%
80%
70%
60%
50%
40%
30%
20%
10%
NPV
-4241.46
-2778.75
-1286.69
234.7161
1785.481
3365.6
4975.073
6613.899
8282.08
Таблица NPV проекта
96
NPV
10000
8000
6000
4000
NPV
2000
0
0%
20%
40%
60%
80%
100%
-2000
-4000
-6000
Рис. 2. График зависимости NPV от налога на прибыль
График свидетельствуют о том, что снижение ставки налога
на прибыль увеличивает NPV и, как следствие, инвестиционную
привлекательность проекта.
Инвестиции в НИОКР отличаются повышенным риском. Как
только допускается возможность частичной неудачи инвестиций
в НИОКР, налоговые нагрузки становятся чрезвычайно высокими. Это прежде всего отражает тот факт, что приведенная стоимость прибыли на инвестиции в течение жизни актива для частичного провала значительно меньше, чем в случае успешного
проекта.
Налоговый риск – это вероятность возникновения обязательств для налогоплательщика. Налоговый риск представляет
собой следующие риски:
• изменение налогового законодательства;
• невозможность получения налогового кредита;
• вероятность отмены действующих налоговых льгот;
• применение налоговых санкций;
• неправильная интерпретация законодательства [Макарова Н.Н. Влияние учетной политики на оценку бухгалтерского и налогового риска. М., 2009. С. 1].
97
98
Управление рисками - одна из составляющих процесса управления инвестиционной деятельностью. Основной целью данной деятельности является предотвращение или компенсация
возможного ущерба от наступления неблагоприятных событий
посредством оценки рисков и осуществления мероприятий по
воздействию на уровень и степень риска.
В России практика налогообложения значительно отличается
от стандартов стран ОЭСР. Существуют оценки, согласно которым в России только 1 из 10 инвестиционных НИОКР проектов
является успешным. Налоговые риски фирмы-инвестора целесообразно разделить на три типа.
1. Риск, связанный с налоговым планированием, – опасность
ошибиться в планировании налогообложения и в прогнозах налоговых ставок. Более 10% крупных и средних компаний и около
30% малых испытывают большие налоговые проблемы в первые
три года после начала осуществления проектов.
2. Технический, или оперативный, – риск, возникающий в результате ошибок финансовых менеджеров инвестора в отношении уплаты налогов.
Для эффективного управления налоговыми рисками необходимо проанализировать причины возникновения рисков. Значительное число неудавшихся проектов связано с изменением
налогового законодательства или неточными формулировками
налоговых норм.
Например, согласно п. 1 ст. 257 НК РФ первоначальная стоимость основного средства определяется как сумма расходов на
его приобретение, сооружение, изготовление, доставку и доведение до состояния, пригодного для использования. Однако из
п. 5 ст. 270 следует, что средства, которые тратит компания на
покупку или создание имущества, а также на достройку, дооборудование, реконструкцию, модернизацию, техническое перевооружение основных средств, уменьшают прибыль для целей
налогообложения через амортизацию. Данный пункт не определяет, что включается в стоимость объекта амортизируемого
имущества. Следовательно, возникают альтернатива выбора и
риск расхождений с мнением налоговиков [Галюкшова Т.В. Бухгалтерские и налоговые риски при принятии к учету инвестици-
онных активов // Вестник Омск. ун-та. Сер. «Экономика». 2009.
№ 2. С. 148];
− выпуском Минфином России разъяснений, дополняющих
или «своеобразно истолковывающих» прямые нормы законодательства о налогах и сборах;
− подготовкой текстов договоров, актов, спецификаций специалистами, не имеющими достаточных юридических знаний.
3. Риск, связанный с несоблюдением законодательства, в частности, риск непреднамеренного нарушения Налогового кодекса
и других законодательных актов при проведении инвестиционных сделок слияния и поглощения, выхода на массовый фондовый рынок с эмиссиями акций (IPO) [IPO (Initial Public Offer)
понимается первое публичное размещение акций компании среди широкого круга инвесторов с прохождением ими биржевого
листинга]. С целью снижения налоговых рисков при массовых
выпусках акций российских компаний должна проводиться налоговая экспертиза фирмы-эмитента. Это дает потенциальным
инвесторам возможность более точно оценить финансовое состояние фирмы, акции которой они собираются приобрести.
Основные факторы налогового риска при проведении IPO
включают в себя трансфертное ценообразование и безвозмездное использование активов.
Трансфертное ценообразование предполагает намеренное занижение или завышение фирмой цен реализации или закупки,
платежей материнской компании (в виде лицензионных платежей, роялти), процентов за пользование кредитными средствами
и прочих выплат с целью минимизации налоговых платежей по
НДС и налогу на прибыль организаций.
В свою очередь, безвозмездное использование активов фирмы
является подвидом риска трансфертного ценообразования, с тем
лишь исключением, что фирма-налогоплательщик не занижает
выплаты за использование того или иного актива, а пользуется
им бесплатно. При этом безвозмездное использование актива
признается сделкой, облагаемой НДС в соответствии со ст. 146
НК РФ, налогом на прибыль согласно ст. 250 НК РФ и налогом
на имущество (ст. 257 НК РФ), если активом является основное
средство.
99
100
Таким образом, по мере возрастания массового привлечения инвестиций российскими фирмами усиливается, с одной
стороны, потребность в снижении налоговых рисков, с другой
– возрастают масштабы вероятного ущерба. Анализ практики
минимизации налоговых рисков в процессе инвестиционной деятельности, распространенной за рубежом, позволил выделить в
качестве основного пути их минимизации налоговое планирование как составную часть инвестиционного проектирования.
Важность налогового планирования обусловлена тем, что показатели и общие цели инвестиционного проектирования фирм
зачастую принципиально отличаются от публикуемых в официальных отчетах и балансах. Публикуемые размеры балансовой
прибыли (и даже прибыли после уплаты налогов) не являются и
не могут являться целью деятельности предприятия. В действительности цифры, публикуемые в балансах фирм, представляют собой лишь ту долю реальных накоплений, которую фирмы
готовы предоставить для распределения между государством (в
виде налогов с прибыли) и акционерами (в виде дивидендов и
остатка прибыли, который может использоваться на создание
некоторых видов резервов). При этом сегодня прибыль является средством удовлетворения в основном мелких акционеров, а
крупные пайщики предприятий реализуют свою долю накоплений другими, более выгодными для них способами (в основном
за счет имущества фирмы, оплаты личных расходов как представительских и т.п.).
В частности, в условиях высоких налоговых ставок неправильный или недостаточный учет налогового фактора может
привести к весьма неблагоприятным последствиям или даже
вызвать банкротство фирмы. В то же время правильное использование предусмотренных налоговым законодательством налоговых льгот инвесторам может обеспечить не только сохранность полученных финансовых накоплений, но и возможности
привлечения новых инвестиционных ресурсов за счет экономии
на налогах или за счет возврата налоговых платежей из казны.
Полагаем, что при налоговом планировании фирмам – получателям инвестиций не следует ориентироваться только на ставки
налогов. Напротив, их размеры с точки зрения налогообложения
имеют второстепенное значение. Это можно аргументировать
тем, что в противном случае трудно было бы понять, почему
в условиях полной свободы движения капитала компании продолжают действовать в странах с уровнем налога на прибыль в
30 и более процентов и не переносят свои офисы в «налоговые
гавани», где ставки этого налога не превышают 5% или он вовсе
не взимается. Причина этого заключается в том, что фирмы с
хорошо поставленным налоговым планированием платят налоги
по «эффективной» (фактически пониженной) налоговой ставке,
которая не превышает 20%, что достаточно близко к уровню налогообложения в «налоговых гаванях». Поэтому выбор между
странами с нормальным налогообложением и «налоговыми гаванями» далеко не всегда предопределен в пользу последних; во
многих ситуациях и те, и другие играют на равных. Именно это
мы видим важным для российских условий, в которых значительная часть инвестиционных ресурсов предприятий «утекает»
за рубеж [Ермаков Д.Н. Инвестиции и инвестиционный процесс:
проблемы формирования новых подходов // Проблемы современной экономики. 2007. № 3].
Таким образом, налоговые риски для инвестора включают в
себя риск ошибки в планировании налогообложения и доходов
при разработке инвестиционных проектов, риск ошибок или
злоупотреблений финансовых менеджеров в отношении уплаты
налогов, а также риск непреднамеренного нарушения налогового законодательства.
Библиографический список:
1. Безрукова Н.А. Математическая модель влияния инвестиционного
налогового кредита на привлечение инвестиций на межрегиональном
уровне. М., 2007. С. 3.
2. Галюкшова Т.В. Бухгалтерские и налоговые риски при принятии к
учету инвестиционных активов // Вестник Омск. ун-та. Сер. «Экономика». 2009. № 2. С. 148.
3. Ермаков Д.Н. Социальные аспекты инвестиционной деятельности в
России // Труд и социальные отношения. 2007. № 3.
4. Ермаков Д.Н. Финансово-правовые основы инвестиционной деятельности негосударственных пенсионных фондов // Гос. и право. 2007.
№ 8.
101
5. Кобылатова М.Ф. Инвестиционная деятельность как объект государственного налогового регулирования: Сб. науч. тр. СевКавГТУ. Сер.
«Экономика». 2007. № 6.
6. Крушвиц Л. Инвестиционные расчеты. СПб.: Питер, 2001.
7. Налоговое стимулирование инновационных процессов / Отв. ред.
Н.И. Иванова. М.: ИМЭМО РАН, 2009.
8. Ованесян С.С., Кисловец И.С. Обоснование предельной ставки налогового кредита в управлении инновациями // Известия Иркутск. гос.
экон. акад. 2011. С. 2.
9. Салиенко Н.В., Ермаков Д.Н. Инвестиционная деятельность негосударственных пенсионных фондов в социальной и жилищно-строительной сферах регионов России. М.: ММШБ «МИРБИС», 2008.
102
РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОГО
_____________ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА____________
Ю.А. ДМИТРИЕВ,
доктор юридических наук, профессор
РОССИЙСКИЙ БЛОГЕР - ВРАГ НАРОДА ИЛИ
ИНОСТРАННЫЙ АГЕНТ?
Автор рассматривает положения Федерального закона от 5 мая 2014
г. № 97-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “Об информации,
информационных технологиях и о защите информации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам упорядочения обмена
информации с использованием информационно-телекоммуникационных сетей”». Делается вывод, что с точки зрения законодательной техники настоящий Закон оставляет желать много лучшего.
Ключевые слова: Российское государство, Федеральный закон от 5 мая
2014 г. № 97-ФЗ, отечественная правовая система, законодательная техника, Интернет, информация, информационные технологии, блогосфера, блогер.
YU.A. DMITRIEV,
doctor of law, professor
RUSSIAN BLOGGER - ENEMY OF THE PEOPLE
OR FOREIGN AGENT?
The author considers the provisions of the Federal law of may 5, 2014 № 97-FZ
«On amendments to the Federal law “On information, information technologies
and protection of information» and certain legislative acts of the Russian
Federation on streamlining the exchange of information using information and
Telecom communication networks”». It is concluded that from the point of view of
legislative technique the present Law leaves much to be desired.
Key words: the Russian state, the Federal law from may 5, 2014 № 97-FZ,
the domestic legal system, legislative technique, Internet, information, information
technology, the blogosphere, and blogger.
Новеллы отечественной правовой системы всякий раз заставляют выбирать между различными нелицеприятными характеристиками Российского государства: что это - полицейское, о
103
чём не раз писал автор настоящих строк [Грудцына Л.Ю., Дмитриев Ю.А. Институты гражданского общества в полицейском
государстве: особенности российского симбиоза // Гос. и право.
2011. № 5], или неконституционное государство? Свежий тому
пример - Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 97-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и отдельные
законодательные акты Российской Федерации по вопросам упорядочения обмена информации с использованием информационно-телекоммуникационных сетей» [Росс. газ. 2014. 7 мая. С. 21].
Начнём с того, что с точки зрения законодательной техники настоящий Закон оставляет желать много лучшего. Прежде всего,
как известно, Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149- ФЗ
«Об информации, информационных технологиях и о защите информации» в своей первоначальной редакции содержит специальную ст. 2 «Основные понятия, используемые в настоящем
Федеральном законе» [СЗ РФ. 2006. № 31 (Ч. 1). Ст.  3448; 2010.
№ 31. Ст. 3448; 2011. № 15. Ст. 2038; № 30. Ст. 4600; 2012. № 31.
Ст. 4328; 2013. № 14. Ст. 1658; № 23. Ст. 2870; № 27. Ст. 3479;
№ 52. Ст. 6961, 6963], в которой в соответствии со сложившейся
в отечественной правовой системе хорошей традицией раскрывается смысл используемых в Законе терминов не в общепринятом, а в узкосмысловом их понимании. Комментируемый Закон
от 5 мая 2014 г. № 97-ФЗ вносит в рассматриваемый Закон два
новых термина, но раскрывает их значение не в указанной статье об основных понятиях, а в самом тексте поправок. За этой,
кажущейся, законодательной небрежностью скрывается, на мой
взгляд, глубокий смысл, поскольку содержание терминов, используемых в настоящем Законе, весьма далеко от общеупотребительного их значения. Остановимся на этом вопросе подробнее.
Первое новое понятие, вводимое в Закон, - это «организатор
распространения информации в сети Интернет». В понимании
нового Закона им «является лицо, осуществляющее деятельность по обеспечению функционирования информационных
систем и (или) программ для электронных вычислительных машин, которые используются для приёма, передачи, доставки и
104
(или) обработки электронных сообщений пользователей сети
Интернет» (ст. 10-1). Поскольку далее из смысла цитируемого
Закона следует, что такой организатор при условии достижения
им установленных Законом объёмов, а именно - более трёх тысяч посещений в сутки, приравнивается к средствам массовой
информации, то для правильного понимания его прав и обязанностей представляется необходимым обратиться к нормам Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-I «О средствах массовой
информации» с последующими изменениями и дополнениями
[Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 7. Ст. 300; СЗ РФ. 1995.
№ 3. Ст. 169; 1996. № 1. Ст. 4; 2002. № 30. Ст. 3033; 2004. № 35.
Ст. 3607; 2011. № 25. Ст. 3535; 2013. № 27. Ст. 3450, 3477]. Этот
Закон определяет распространителя информации как «лицо,
осуществляющее распространение продукции СМИ по договору с редакцией, издателем или на иных законных основаниях»
(ст. 2). А в ст. 25 «Порядок распространения» нет и намёка на те
обязанности распространителя массовой информации, которые
предусматривает рассматриваемый Закон в виде обязанностей
хранить информацию в течении определённого Законом времени (что, между прочим, стоит приличных денег, о компенсации
которых государством в Законе нет ни слова), обеспечивать требования к оборудованию и программно-техническим средствам,
соответствующим требованиям органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и т.п. Новый Закон также
разделяет права государственных, муниципальных и частных
распространителей, чего не делает Закон о средствах массовой
информации.
Но даже и это не самое главное. Самое важное то, что права
и обязанности распространителя массовой информации имеют
юридический «потолок» в виде ст. 29 Конституции РФ, ч. 4 которой гарантирует право «каждого свободно искать, получать,
передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» [2014. № 15. Ст. 1691]. Ограничено
это право в соответствии с названной статьёй Конституции РФ
только обязанностью охранять сведения, составляющие государственную тайну. А права и обязанности пользователя сетью
Интернет, а также их гарантии действующей Конституцией РФ
105
не установлены, несмотря на широкое использование текущего законодательства для их юридического регулирования, а также накопленный в этом вопросе зарубежный конституционный
опыт. Так что конституционные ограничения на законодательный (парламентский) произвол у авторов настоящего Закона, к
сожалению, отсутствуют.
Ещё один немаловажный момент. Согласно вышеназванной ст. 25 Закона о средствах массовой информации в случае
нарушения порядка распространения массовой информации
ответственность за это наступает только по решению суда. А
рассматриваемый Закон вводит за это административную ответственность (ст. 13.31 КоАП РФ), т.е. порядок административного
усмотрения в виде штрафа до 500 тыс. руб. для юридических
лиц и до 5 тыс. - для лиц физических.
Второе понятие, вводимое рассматриваемым Законом в юридический оборот, - это специальный термин «блогер», под которым понимается «владелец сайта и (или) страницы сайта в сети
Интернет, на которых размещается общедоступная информация
и доступ к которым в течение суток составляет более трёх тысяч
пользователей сети Интернет». Во-первых, это определение не
имеет ничего общего с общеупотребительным значением этого
термина: блог (от англ. weblog - электронный журнал) – «личное
пространство в компьютерной сети для самовыражения, общения, творчества» [Захаренко Е.Н., Комарова Л.Н., Нечаева И.В.
Новый словарь иностранных слов. М.: «Азбуковник», 2008.
С. 138]. Во-вторых, та же Конституция РФ в ст. 44 гарантирует
каждому «свободу литературного, художественного, научного,
технического и других видов творчества». Открытый перечень
видов творчества, очевидно, предусматривает и свободу самовыражения в сети Интернет.
Вместо соблюдения этой конституционной гарантии авторы
настоящего Закона обязывают пользователей Интернета следить
за тем, чтобы их сайты не посетило более 3 тыс. чел. в сутки, что
технически невозможно и юридически не реально. Это в силах
сделать только автоматы, которыми сейчас вооружается Роскомнадзор в целях обеспечения соблюдения требований нового Закона.
106
В заключение представляется необходимым процитировать
мнение журналистов по данному вопросу: «Отметим, что пока
в Роскомнадзоре планируют пригласить к обсуждения (положений нового Закона. - Ю.Д.) непосредственно представителей интернет-отрасли. А вот блогерам придётся подождать. Причина
простая: пока ещё не уточнён порядок их регистрации в реестре
и некоторые другие вопросы, весьма интересующие российскую
блогосферу по исполнению этого Закона. Но как только будет
ясность, служба намерена начать работу и с ними» [Шадрина Т.
Поставить блог // Росс. газ. 2014. 7 мая. С. 1]. Складывается парадоксальная ситуация: Закон 1 августа 2014 г. вступает в силу, а
как должны действовать его нормы - законодатель ещё не знает.
На мой взгляд, эта ситуация имеет две негативные перспективы. Первая - Закон не обладает прямым действием, его нормы будут реализованы путём издания подзаконных актов Правительства РФ. Вторая - у блогеров есть время до 1 августа перенести
свои сайты от греха подальше к иностранным провайдерам. Что
хуже - выбирать власти. Замечу напоследок, что с появлением
Интернета возможности для введения цензуры массовой информации в любой форме, и без того запрещённой российской Конституцией (ч. 5 ст. 29), власть утратила окончательно.
Библиографический список:
1. Грудцына Л.Ю., Дмитриев Ю.А. Институты гражданского общества в
полицейском государстве: особенности российского симбиоза // Гос.
и право. 2011. № 5.
2. Захаренко Е.Н., Комарова Л.Н., Нечаева И.В. Новый словарь иностранных слов. М.: «Азбуковник», 2008. С. 138.
3. Шадрина Т. Поставить блог // Росс. газ. 2014. 7 мая. С. 1.
107
А.В. БАШКИРЦЕВ,
аспирант кафедры трудового права и права социального
обеспечения МГЮУ им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
E-mail: [email protected]
ПОЛНОМОЧИЯ ВРЕМЕННОГО, КОНКУРСНОГО,
АДМИНИСТРАТИВНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО
ДОВЕРИТЕЛЬНОГО ПРАВЛЕНИЯ, ВРЕМЕННОЙ
АДМИНИСТРАЦИИ, ЛИКВИДАТОРА,
ЛИКВИДАЦИОННОЙ КОМИССИИ И РУКОВОДСТВА
ДОЛЖНИКА ПРИ УВОЛЬНЕНИИ РАБОТНИКОВ
В СВЯЗИ С ЛИКВИДАЦИЕЙ ОРГАНИЗАЦИИ
В статье рассмотрены полномочия временного, конкурсного, административного управляющего доверительного правления, временной администрации, ликвидатора, ликвидационной комиссии и руководства должника
при увольнении работников в связи с ликвидацией организации.
Ключевые слова: временный, конкурсный, административный управляющий, доверительное правление, временная администрация, ликвидатор,
ликвидационная комиссия, должник, увольнение, работник, ликвидация организации, банкротство.
A.V. BASHKIRTSEV,
postgraduate student of the Department of labor law and social
security MSLU name O.E. Kutafin (MSLA)
E-mail: [email protected]
POWERS TEMPORARY, COMPETITIVE,
ADMINISTRATIVE MANAGER OF THE TRUST BOARD,
THE TEMPORARYADMINISTRATION, LIQUIDATOR,
THE LIQUIDATIONCOMMISSION AND LEADERSHIP OF
THE DEBTOR IN CASE OF DISMISSAL OF EMPLOYEES
IN CONNECTION WITH THE LIQUIDATION
OF THE ORGANIZATION
108
In the article the powers of a temporary, competitive, administrative manager
of the trust board, the temporary administration, liquidator, the liquidation
commission and leadership of the debtor in case of dismissal of employees in
connection with the liquidation of the organization.
Key words: temporary, competitive, administrative manager, the trust board,
the temporary administration, liquidator, liquidation commission, the debtor,
dismissal, the employee, liquidation of the organization, bankruptcy.
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» [СЗ
РФ. 2002. № 43. Ст. 4190] (далее – Закон о банкротстве) наделяет
арбитражного управляющего на стадиях наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления правом предъявления
от своего имени требований о признании недействительными
сделок и решений, а также требований о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных
или исполненных должником с нарушением указанного Федерального закона. Рассматриваемые положения применительно к
каждой стадии банкротства, соответственно, вытекают из п. 1
ст. 66, п. 4 ст. 83, п. 1 ст. 99, ст. 103 Закона о банкротстве.
Пункт 4 ст. 129 вышеназванного Закона содержит норму, согласно которой конкурсный управляющий наделяется правом
предъявлять иски о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности такой сделки от имени должника по общим основаниям недействительности сделок,
предусмотренным законодательством. Пункты 2-5 ст. 103 устанавливают специальные основания недействительности сделки,
в рамках которых конкурсному управляющему абз. 2 п. 4 ст. 129
Закона о банкротстве предоставлено право предъявлять требования о признании недействительности сделки и применении
последствий недействительности ничтожной сделки от своего
имени, а не от имени должника.
На определенную небрежность названных норм применительно к процедуре оспаривания гражданско-правовых сделок
совершенно справедливо обратила внимание Л.А. Новоселова
[Новоселова Л.А. Уступка права требования в процессе несостоятельности // Арбитражная практика. 2003. № 9]. В целом же
практическое применение указанных норм и в части предъявления требований о признании недействительными сделок, и в
части требований о признании недействительными решений вызывает некоторые вопросы.
109
110
Первый связан с правовой природой рассматриваемых отношений, поскольку при применении указанных выше норм
возникает закономерный вопрос: в каком качестве действует
арбитражный управляющий - как самостоятельный субъект, назначенный в рамках процедуры банкротства, или же он выступает как орган должника?
В юридической литературе встречаются разные точки зрения
по этому вопросу. «С одной стороны, — пишет В.В. Витрянский,
— предъявляя иск о недействительности сделки по основаниям, установленным гражданским законодательством, внешний
управляющий действует как орган должника - юридического
лица от его имени... С другой стороны, если такой иск предъявлен по специальным основаниям недействительности сделок,
предусмотренным Законом о банкротстве, то истцом является
непосредственно сам внешний управляющий как лицо, назначенное арбитражным судом» [Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве // Вестник ВАС РФ.
2001. № 3. С. 91 - 93].
Известно, что юридическое лицо приобретает гражданские
права, принимает на себя и осуществляет гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами
(п. 1 ст. 53 ГК РФ). Пункт 3 ст. 53 не исключает возможности
осуществления прав и исполнения обязанностей от имени юридического лица иным субъектом в силу указания закона. Реализация исследуемых полномочий арбитражного управляющего
по предъявлению требований о признании недействительными
сделок и решений, а также требований о применении последствий недействительности ничтожных сделок возможна, по нашему мнению, лишь в рамках указанной нормы ГК РФ.
Введение процедуры наблюдения и финансового оздоровления по общему правилу не влечет отстранения руководителя
должника и других его органов от осуществления своих полномочий. Таким образом, на стадиях наблюдения и финансового
оздоровления полномочия органов должника — юридического
лица существуют и реализуются одновременно со специальными полномочиями временного и административного управляю-
щего, который ограничен в своих действиях теми правами, которые закреплены законом.
Внешнее управление является процедурой банкротства, применяемой к должнику в целях восстановления его платежеспособности, с передачей полномочий по управлению должником
внешнему управляющему. С даты введения внешнего управления полномочия руководителя должника прекращаются, а
управление делами должника возлагается на внешнего управляющего. При этом полномочия органов управления должника и
собственника имущества должника — унитарного предприятия,
полномочия руководителя должника и иных органов управления
должника переходят к внешнему управляющему за изъятиями.
При конкурсном производстве по общему правилу полномочия руководителя должника и органов управления должником
осуществляет конкурсный управляющий. Иными словами, если
конкурсный управляющий осуществляет функции руководителя
должника и органов управления должником, то внешний управляющий, исходя из смысла нормы, является их носителем.
На всех перечисленных выше стадиях процедуры банкротства действия арбитражных управляющих, в частности направленные на признание недействительными сделок и решений, а
также требований о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником, на наш взгляд, должны рассматриваться как действия органа юридического лица. Отличие состоит в том, что при внешнем
управлении и конкурсном производстве — это исключительная
компетенция арбитражного управляющего. В противном случае
становится неясным, кто осуществляет правоспособность юридического лица, если сами органы юридического лица ограничены полномочиями, перечисленными в п. 2 ст. 94 Закона о банкротстве.
Наделение арбитражного управляющего правом обжалования сделок и решений должника от своего собственного имени
можно объяснить лишь с позиции необходимости максимальной
защиты прав должника и его кредиторов, дабы предоставить
юридическому лицу лишнюю возможность восстановить нарушенное право и гарантировать соблюдение прав и интересов
111
его кредиторов. Между тем представляется, что достаточных
материальных и процессуальных оснований для существования
такой нормы нет. Исходя из содержания п. 3 ст. 53 ГК РФ, арбитражный управляющий должен осуществлять это полномочие не от собственного имени, а от имени представляемого им
юридического лица. В конечном счете субъектом прав и обязанностей, которые приобретаются и осуществляются в результате
действий арбитражного управляющего, становится не он сам, а
юридическое лицо, в отношении которого применена процедура
банкротства.
При ином подходе к указанному вопросу, который в целом и
закреплен в Законе о банкротстве, не исключено образование ситуаций, представляющих, по сути, злоупотребления правом.
Например, орган юридического лица, не отстраненный от
исполнения своих обязанностей на стадии наблюдения или финансового оздоровления, вправе самостоятельно предъявлять
иски о признании недействительными сделок и решений, а также требований о применении последствий недействительности
ничтожных сделок, заключенных или исполненных им самим
наравне с арбитражным управляющим, который в аналогичном
по предмету и основаниям иске будет действовать уже от собственного имени. В этом случае арбитражный управляющий,
формально действуя от собственного имени, представляет совершенно другое лицо, которое также является процессуальной
стороной в аналогичном споре. Между тем цель заявления арбитражного управляющего, равно как и органа юридического
лица состоит в защите прав и восстановлении интересов самого
юридического лица и его кредиторов. АПК РФ, как известно, исходит из принципиального положения о невозможности одновременного рассмотрения нескольких споров с одним и тем же
основанием, по одному и тому же предмету, между одними и
теми же лицами.
В то же время ст. 2 Закона о банкротстве под термином «арбитражный управляющий» понимает и временного, и административного, и внешнего, и конкурсного управляющего. К тому
же Закон не исключает возможности, что на стадии наблюдения,
финансового оздоровления или внешнего управления полномо-
112
чия арбитражного управляющего может осуществлять одно и
то же лицо. Таким образом, будучи одним и тем же субъектом
и осуществляя арбитражное управление в отношении одного и
того же должника, но, обладая на каждой стадии арбитражного управления различным статусом, управляющий приобретает
право от своего имени неоднократно заявлять аналогичные по
основанию и предмету требования о признании недействительными сделок и решений, а также требования о применении последствий недействительности ничтожных сделок (а на стадии
наблюдения и финансового оздоровления это право, как показано выше, существует наравне с аналогичным правом органа
юридического лица).
Примечательно, что контрагент по оспариваемой сделке вряд
ли сможет защититься от таких притязаний также в силу того
обстоятельства, что срок исковой давности применительно к каждой стадии процедуры банкротства будет исчисляться судом с
того времени, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о нарушении прав должника.
По-видимому, исследуемые положения Закона о банкротстве
нуждаются в корректировке, при которой следует учитывать, что
действия арбитражного управляющего в части предъявления
требований о признании недействительными сделок и решений,
а также требований о применении последствий недействительности ничтожных сделок должны расцениваться как действия
органа юридического лица и осуществляться арбитражным
управляющим от имени и в интересах должника, а права и обязанности в результате удовлетворения (отказа в удовлетворении)
таких требований возникают у должника. Соответственно, непосредственно должник должен нести риск последствий таких
действий арбитражного управляющего, выражающийся, скажем, в невозможности повторного рассмотрения в арбитражном
суде дела, по которому имеется вступивший в законную силу
принятый по спору между теми же лицами, о том же предмете
и по тем же основаниям судебный акт арбитражного суда и т.д.
Вторая проблема, связанная с применением исследуемых
норм, проявляется при анализе термина «решения». Суть вопро113
са в том, что сам термин «решение» в контексте исследуемой
нормы весьма (или скорее слишком) объемен.
Из дословного содержания рассматриваемых норм Закона о
банкротстве бесспорно следует, что они, с одной стороны, регулируют порядок обжалования сделок и применения последствий
их недействительности при процедуре банкротства. Однако совершенно очевидно, что термин «решение» с равным успехом
может использоваться применительно и к сделкам (если под
решением понимать действие, направленное на установление,
изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей согласно ст. 153 ГК РФ), и к другим «решениям» органов юридического лица, не отвечающим признакам сделки (например, решениям о приеме на работу, оформляемым трудовым договором
и приказом, и т.д.), и к решениям государственных органов.
В части сделок юридического и физического лица применение норм вопросов не вызывает. Что же следует понимать под
«решением», если в качестве его «источника» выступает государственный орган? Возможно ли в порядке исследуемых норм
Закона о банкротстве обжалование арбитражным управляющим,
скажем, ненормативного акта государственного органа или другого его решения от имени арбитражного управляющего?
В правовой науке общепризнано существование законов как
источников права высшей юридической силы, подзаконных нормативных правовых актов, ненормативных правовых актов и
т.д. По общему правилу акты, изданные в форме законов, указы Президента, постановления Правительства и проч. являются
нормативными. Понятие и признаки ненормативного акта нигде не закреплены. Их принято выделять в качестве таковых по
признаку юридической персонифицированности, ограничения
круга субъектов, на которых направлено действие такого акта
и, соответственно, отсутствия их общеобязательного характера. Отсутствие четкого понимания в вопросе о понятии ненормативного акта приводит к тому, что под ним подразумевают,
например, «резолюции на документах». «Ненормативный акт
может быть оформлен не только в виде отдельного документа.
Он может быть выражен в виде резолюции на документе или
выражаться в иной форме. Ненормативный правовой акт харак-
114
теризуется тем, что он адресован конкретному лицу и содержит
обязательные для этого лица правила поведения. Например, требование уплатить налог, пени, штраф; предписание о прекращении нарушений требования закона; решении о предоставлении
земельного участка и т.п.», — пишет А.В. Абсалямов [Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской
Федерации (Постатейный) / Под ред. В.В. Яркова. М.: Волтерс
Клувер, 2012. С. 464]. На этом примере ярко видно, как смешивается понятие ненормативного акта государственного органа и
понятие решения государственного органа (его должностного
лица). Вызывает, однако, сомнение обоснованность утверждения о том, что письмо как «отдельный документ» или уж тем более резолюцию на нем можно отождествлять с ненормативным
актом.
Понятие ненормативного акта и решения государственных
органов близки, но не совпадают вовсе. Это позитивно оформлено в АПК РФ. Например, АПК РФ указывает, что в порядке,
установленном разд. III Кодекса, рассматриваются дела, в частности, об оспаривании ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) государственных органов и местного самоуправления и их должностных лиц.
Различны процедурные аспекты обжалования таких актов в
порядке арбитражного судопроизводства. При обжаловании ненормативного акта суд вправе признать его недействительным, а
при обжаловании решения - незаконным (п. 2 ст. 201 АПК РФ).
Со дня принятия решения арбитражного суда о признании недействительным ненормативного правового акта полностью или
в части указанный акт или отдельные его положения не подлежат применению (п. 7 ст. 201 АПК РФ). Решение государственного органа нельзя признать незаконным в части. К тому же следует учитывать, что незаконность решения подразумевает, что
оно не соответствует закону, а также какому-либо нормативному
или ненормативному акту.
Таким образом, в АПК РФ недвусмысленно отражено, что
ненормативные акты и решения государственных органов и их
должностных лиц — разные по правовой природе юридические
акты.
115
116
Под понятие «решение» подпадают акты о привлечении к
ответственности за налоговые правонарушения (п. 1 ст. 101 гл.
16 НК РФ) и иные решения государственных органов, которые
должны оформляться в прямо предусмотренных для этого законом случаях в форме решения, но не ненормативного акта.
Необходимо заметить, что если п. 1 ст. 66, п. 4 ст. 83, п. 1 ст. 99
Закона о банкротстве толковать расширительно, то под таким решением можно признать и ненормативный акт государственного
органа, издаваемый в соответствии с его компетенцией. Однако,
на наш взгляд, в Законе о банкротстве речь идет не об актах государственных органов ненормативного характера, а о гражданско-правовых сделках и иных действиях органов юридического
лица, находящегося под арбитражным управлением: решениях
собраний кредиторов и т.д.
Из этого следуют три обстоятельства, имеющих важное значение для квалификации правомерности действий арбитражных
управляющих в случаях обжалования ими ненормативных актов
и решений государственных органов от собственного имени.
Во-первых, внешний управляющий может обжаловать в порядке
ст. 13 ГК РФ ненормативный акт (т.е. просить суд признать его
незаконным) исключительно от имени юридического лица, а не
от своего собственного имени (п. 3 ст. 53 ГК РФ).
Во-вторых, понятие «решение» в контексте приведенных
норм Закона о банкротстве не подразумевает под собой ненормативные акты государственных органов.
В-третьих, все иные решения, в том числе и государственных органов (например, решения о привлечении к налоговой
ответственности), должны обжаловаться арбитражными управляющим также не от своего имени, поскольку Законом эта возможность ему не дана, а от имени самого юридического лица,
находящегося под его управлением.
При обжаловании ненормативного акта суд вправе признать
его недействительным, а при обжаловании решения — незаконным (п. 1 ст. 198 АПК РФ).
Наконец, суду при применении исследуемых норм Закона о
банкротстве следует также учитывать, что арбитражный управляющий вправе обжаловать в порядке, установленном этими
нормами, только те сделки и решения, которые совершены или
исполнены должником с нарушением требований Закона о банкротстве, что прямо следует из п. 1 ст. 66, п. 4 ст. 83, п. 1 ст. 99.
Обжалование любой иной сделки или решения, заключенных
или исполненных должником с нарушением требований Закона
о банкротстве, в порядке рассматриваемых норм невозможно.
Поскольку финансовое оздоровление основывается на исполнении двух документов — плана финансового оздоровления и
графика погашения задолженности, административный управляющий выступает прежде всего как контролер исполнения
указанных документов. При осуществлении контроля за действиями должника он вправе обратиться в арбитражный суд с
требованием об отстранении руководителя должника, которое
производится по аналогичному порядку, предусмотренному при
ведении процедуры наблюдения. Общим недостатком этого порядка является то, что административный управляющий, как и
временный управляющий, не является лицом, предлагающим
арбитражному суду кандидатуру нового руководителя должника для утверждения. Органы управления должника, имеющие
право предлагать арбитражному суду кандидатуру руководителя
должника, как правило, заинтересованы в продолжение линии
его предшественника, в противном случае они могли бы использовать свое право отстранения руководителя должника во внесудебном порядке. Ситуация может быть парадоксальной: неоднократное отстранение руководителя должника по инициативе
административного управляющего не приведет к назначению
лояльного, способного к сотрудничеству руководителя. На наш
взгляд, необходимо внести изменения в Закон с тем, чтобы административный управляющий имел право либо самостоятельно отстранять и назначать руководителя должника, либо исключительное право предлагать арбитражному суду кандидатуру
такого руководителя. В целях предотвращения злоупотреблений со стороны административного управляющего необходимо
установить контроль со стороны органов управления должника
за деятельностью управляющего, который должен выражаться
в праве представителя учредителей (участников) должника или
собственника имущества должника — унитарного предприятия
117
как лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, заявлять ходатайство в арбитражный суд с требованием об отстранении административного управляющего от исполнения обязанностей в случае нарушения законных интересов
должника или учредителей (участников) должника, собственника имущества должника — унитарного предприятия.
Устанавливая ограничения деятельности должника в период
финансового оздоровления, законодатель определил перечень
сделок, которые должник не вправе совершать без согласия административного управляющего. В то же время законодатель
установил еще одну ступень контроля — со стороны собрания
кредиторов при превышении определенного размера сделок.
Несомненно, что такая конструкция позволит избежать злоупотреблений со стороны как должника, так и административного
управляющего. Однако установление чрезмерного контроля со
стороны административного управляющего может привести к
перегруженности последнего, что негативно скажется на выполнении им своих задач и функций. Представляется, что законодателю необходимо расширить перечень сделок, совершаемых
должником в рамках обычной хозяйственной деятельности без
согласия административного управляющего. И отнести к таковым сделки, связанные с приобретением сырья, материалов,
оборудования для производства продукции (работ, услуг), изготавливаемой или реализуемой должником, в связи с чем освободить административного управляющего от несвойственного ему
контроля за оперативной деятельностью должника.
Правовое положение административного управляющего во
многом зависит от его роли и участия в составлении и подписании документов, способствующих выполнению плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности.
Соглашение об обеспечении обязательств должника заключается между лицом (лицами), предоставившим обеспечение, и
административным (или временным) управляющим в интересах
кредиторов.
Из буквального смысла нормы п. 3 ст. 79 Закона о банкротстве,
регулирующей заключение указанного соглашения, следует, что
административный управляющий действует как представитель
118
кредиторов, при этом его полномочие возникает в силу закона.
Между тем в юридической литературе справедливо отмечается,
что Закон о банкротстве не отвечает на вопрос о том, можно ли
управляющего назвать законным представителем кредиторов со
всеми вытекающими последствиями в виде применения положений о представительстве [Телюкина М.В. Оздоровление по
графику // ЭЖ-Юрист. 2003. № 30].
На наш взгляд, административный управляющий не может
рассматриваться как представитель кредиторов по следующим
основаниям. Во-первых, в соответствии с п. 2 ст. 182 ГК РФ не
являются представителями лица, действующие хотя и в чужих
интересах, но от собственного имени, в числе которых обозначены и конкурсные управляющие при банкротстве. Представляется, что данное ограничение распространяется не только на
конкурсного управляющего, но и на временного, административного, внешнего управляющего, поскольку в силу предпринимательского статуса арбитражного управляющего последний
может выступать только от собственного имени.
Во-вторых, в силу п. 6 ст. 24 Закона о банкротстве арбитражный управляющий обязан действовать при проведении всех
процедур банкротства добросовестно и разумно в интересах не
только кредиторов, но и должника и общества.
В-третьих, кредиторы являются самостоятельными лицами,
участвующими в деле о банкротстве наряду с арбитражным
управляющим (ст. 34 Закона о банкротстве). Интересы кредиторов при проведении процедур банкротства представляют специально создаваемые органы: собрание и комитет кредиторов.
На отсутствие у конкурсного управления (прообраз арбитражного управляющего в дореволюционной России) представительских функций указывал и Г.Ф. Шершеневич, отмечая,
что «конкурсное управление обязано исполнить свою задачу
возможно полного удовлетворения кредиторов, стараясь по возможности охранять интересы должника. Но подобное явление
совершенно не согласуется с понятием представительства на той
или другой стороне. Очевидно, конкурсный попечитель не может быть представителем ни должника, ни кредиторов» [Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут, 2000. С. 324].
119
120
Таким образом, подписывая соглашение об обеспечении обязательств и действуя в интересах кредиторов, административный (а также временный) управляющий не является представителем последних.
Правовая природа подписываемого соглашения об обеспечении обязательств понимается в литературе по-разному. Так,
с точки зрения К.К. Лебедева, соглашение — это «особая разновидность коммерческого предпринимательского договора,
которая не относится ни к одному из договорных типов, предусмотренных ГК РФ. Это самостоятельный вид договора, главное назначение которого состоит в том, что из него возникает
обязательство заинтересованных лиц по погашению кредиторской задолженности должника в том случае, если сам должник
не в состоянии погасить свою задолженность перед кредиторами» [Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону РФ «О несостоятельности (банкротстве)» / Под
ред. В.Ф. Попондопуло. М.: Омега-Л, 2009. С. 162]. Напротив,
А.В. Попов считает, что соглашение — это обычный обеспечительный договор, который заключается между обеспечителем и
кредитором в основном обязательстве [Попов Н.А., Тарцан Н.В.,
Карпусь Н.П., Цинделиани И.А. Комментарий к Федеральному
закону «О несостоятельности (банкротстве)». М., 2010. С. 456].
По нашему мнению, соглашение об обеспечении обязательств
должника в соответствии с графиком погашения задолженности
представляет особый вид договора и не может быть отнесен к
разряду обычных обеспечительных договоров, предусмотренных ГК РФ. Эту проблему можно сравнить с проблемой выяснения правовой природы поручительств, предоставляемых федеральными органами исполнительной власти или органами
исполнительной власти субъектов Российской Федерации при
введении внешнего управления градообразующей организации.
Длительное время, в период действия Закона о банкротстве 1998
г., среди теоретиков и практиков велась дискуссия относительно того, является ли указанное поручительство договором, заключаемым в рамках Гражданского кодекса, либо это особый
институт, регулируемый специальными нормами законодательства о банкротстве. Закон о банкротстве положил конец прени-
ям, определив поручительство как одностороннюю обязанность
лица, давшего поручительство за должника, и, таким образом,
подтвердив особый статус указанного обязательства.
Таким образом, административный управляющий, действуя
от собственного имени в интересах кредиторов, заключает соглашение об обеспечении обязательств должника, которое, в
свою очередь, является специфичным договором, регулируемым
как специальными нормами Закона о банкротстве, так и нормами ГК РФ в части, не урегулированной Законом о банкротстве.
Подтверждением сказанному является специфичность выдачи
банковской гарантии в качестве обеспечения исполнения должником графика погашения задолженности. С одной стороны,
банковская гарантия определена нормами ГК РФ как односторонняя обязанность гаранта уплатить бенефициару денежную
сумму в соответствии с условиями обязательства. С другой - п.
5 ст. 79 Закона о банкротстве в отношении банковской гарантии
предусматривается подписание указанного выше соглашения
между гарантом и административным (или временным) управляющим, являющимся бенефициаром по гарантии. Это лишний
раз подтверждает вывод о специфике соглашения об обеспечении обязательств должника в соответствии с графиком погашения задолженности, поскольку в рамках ГК РФ никакого договора между гарантом и бенефициаром заключено быть не может.
При финансовом оздоровлении должника банковская гарантия
в ее классическом виде должна содержаться в тексте соглашения об обеспечении обязательств должника и быть основным
разделом указанного соглашения. На основании п. 2 ст. 374 и п.
1 ст. 376 ГК РФ срок, на который выдана банковская гарантия,
является существенным условием гарантийного обязательства,
в связи с чем при его отсутствии гарантийное обязательство в
силу ст. 432 Кодекса следует считать не возникшим. Поэтому административный управляющий должен правильно определить
срок действия банковской гарантии с учетом сроков выполнения
графика погашения задолженности, а также возможных изменений, вносимых в указанный график. Кроме того, арбитражный
управляющий обязан согласовать перечень документов, против
которых подлежит удовлетворению требование бенефициара об
121
уплате денежной суммы. Такими документами могут являться
заключение административного управляющего о ходе выполнения плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности, а также решение собрания кредиторов об отказе в
утверждении внесенных в график погашения задолженности изменений, если учредители (участники) должника, собственник
имущества должника — унитарного предприятия, третьи лица,
предоставившие обеспечение, обратились с соответствующим
ходатайством о внесении изменений в график погашения задолженности.
Представляется, что, заключая соглашение об обеспечении
обязательств должника в виде залога, административный управляющий, который в соглашении должен быть обозначен как залогодержатель, обязан предусмотреть условия, позволяющие в
короткие сроки обратить взыскание на имущество и получить
денежную сумму от реализации заложенного имущества. Прежде всего это касается обращения взыскания на заложенное
имущество, в связи с чем необходимо включить в текст соглашения условие о внесудебном порядке обращения взыскания на
имущество, если таковым является движимое имущество, не попадающее в перечень, предусмотренный ч. 2 п. 3 ст. 349 ГК РФ.
Далее, во избежание споров о начальной продажной цене заложенного имущества стороны должны установить в соглашении
ее размер. Административный управляющий, выступая в роли
залогодержателя, обязан выполнять все действия, связанные с
контролем за сохранностью и содержанием заложенного имущества, в том числе проверять по документам (и фактически) наличие, количество, состояние и условия хранения заложенного
имущества, находящегося у другой стороны. В связи с этим возникает вопрос о праве административного управляющего требовать досрочного обращения взыскания на предмет залога согласно п. 2 ст. 351 ГК РФ. На наш взгляд, поскольку соглашение, как
уже указывалось, не является договором залога в чистом виде и
регулируется прежде всего нормами Закона о банкротстве, правом требовать досрочного обращения взыскания на предмет залога административный управляющий не наделен, так как реализация такого права привела бы к изменению сути финансового
122
оздоровления. В целях обеспечения надлежащего содержания и
сохранности заложенного имущества административный управляющий должен требовать включения в текст соглашения не
только условия об обязательном страховании заложенного имущества залогодателем, но и параметров такого договора.
Закон о банкротстве предусматривает в качестве обеспечения
исполнения должником обязательств в соответствии с графиком
погашения задолженности такой вид обеспечения, как государственная или муниципальная гарантия. Определение, порядок
предоставления государственной или муниципальной гарантии
и исполнения обязательств по гарантиям регулируются Бюджетным кодексом РФ от 31 июля 1998 г. № 145-ФЗ [СЗ РФ. 1998.
№ 31. Ст. 3823], в связи с чем возникает определенная коллизия
норм Бюджетного кодекса и Закона о банкротстве.
Государственная или муниципальная гарантия в соответствии со ст. 115 БК РФ представляет способ обеспечения гражданско-правовых обязательств, в силу которого, соответственно,
Российская Федерация, субъект Федерации или муниципальное
образование — гарант дает письменное обязательство отвечать
за исполнение лицом, которому дается государственная или муниципальная гарантия, обязательства перед третьими лицами
полностью или частично.
Комментируя нормы БК РФ, Н.Г. Семилютина отмечает приблизительное сходство данного института бюджетного права со
способами обеспечения обязательств, предусмотренными ГК
РФ, в частности, банковской гарантией и поручительством [Комментарий к Бюджетному кодексу РФ / Под ред. А.Н. Козырина.
М.: Экар, 2002 (Автор комментария ст. 115 - Н.Г. Семилютина)].
Между тем, в отличие от банковской гарантии, нормы, регулирующие выдачу государственной или муниципальной гарантии,
не содержат указания на ее безотзывность и независимость от
основного обязательства. В свою очередь, отличие от гражданско-правового поручительства заключается в установлении субсидиарной ответственности гаранта, в то время как поручитель
несет, как правило, солидарную ответственность по обязательствам должника. Стороны договора поручительства отличны от
лиц, заключающих договор о предоставлении государственной
123
гарантии. Следует отметить, что договор поручительства, заключенный между субъектом Федерации в лице его администрации
и организацией (банком), Президиум ВАС РФ в Постановлении
от 20 марта 2002 г. № 7986/01 [Вестник ВАС РФ. 2002. № 7] расценил как государственную гарантию вне зависимости от наименования данного договора и указал, что по такому договору
субъект Федерации может нести только субсидиарную ответственность дополнительно к ответственности должника, а сумма гарантии должна отражаться в бюджете области на очередной
финансовый год. В свою очередь, ФАС Московского округа отметил, что правоотношения сторон по договору поручительства,
заключенному между субъектом Федерации и организацией, не
могут регулироваться исключительно нормами гражданского законодательства и подпадают под действие БК РФ, в связи с чем
данное поручительство должно было быть включено в перечень
гарантий, предоставляемых муниципальными образованиями, и
долговую книгу субъекта Федерации [Постановление ФАС МО
от 23 января 2002 г. № КГ-А40/8204-01].
Представляется, что норма п. 3 ст. 79 Закона о банкротстве
в части подписания соглашения об обеспечении обязательств
должника лицом или лицами, предоставившими обеспечение, и
административным (временным) управляющим не может применяться при предоставлении государственных гарантий Российской Федерацией, субъектом Федерации или муниципальным образованием. Соглашение об обеспечении исполнения
обязательств должника должно быть составлено по типовой
форме договора о предоставлении Государственной гарантии,
утвержденной на основании указанного выше Приказа Министерства финансов РФ, если речь идет о государственной гарантии Российской Федерации, либо на основании нормативных
актов субъектов Федерации или муниципальных образований.
Сторонами такого договора выступают гарант, принципал и бенефициар. В качестве гаранта при подписании договора о предоставлении государственной гарантии Российской Федерации
выступает Министерство финансов РФ, в качестве принципала
— должник, в качестве бенефициара — административный или
временный управляющий. При подписании договора о предо-
124
ставлении государственной гарантии субъекта Федерации гарантом будет являться орган государственной власти субъекта
Федерации, наделенный соответствующими полномочиями (как
правило, им является управление финансов администрации области или края). При предоставлении муниципальной гарантии
гарантом выступает соответствующий орган муниципального образования. Административный управляющий, действуя в
интересах кредиторов, должен обязательно проверить наличие
решения законодательного (представительного) органа субъекта Федерации и муниципального образования о включении гарантии в соответствующий перечень, устанавливаемый законом
(решением) о бюджете на очередной финансовый год.
Примечательно, что государственная или муниципальная гарантия может быть отозвана в случае, если собрание кредиторов
удовлетворит ходатайство учредителей (участников) должника
или собственника имущества должника — унитарного предприятия о внесении изменений в график погашения задолженности.
Таковы условия договора о предоставлении государственной гарантии Российской Федерации, предусмотренные типовой формой. Это входит в противоречие с правилом п. 5 ст. 85 Закона о
банкротстве, согласно которому внесение изменений в график
погашения задолженности не может являться основанием для
отказа лица или лиц, предоставивших обеспечение, от исполнения обязательств по обеспечению исполнения должником обязательств, о котором заключалось соглашение об обеспечении
обязательств должника. На наш взгляд, при предоставлении
государственной или муниципальной гарантии административному управляющему будет крайне сложно настаивать на включении данного условия в текст договора о предоставлении государственной или муниципальной гарантии.
Таким образом, отсутствие должного регулирования порядка
предоставления государственной или муниципальной гарантии
требует принятия Министерством финансов РФ, а также органами власти субъектов Федерации и муниципальными образованиями документов, учитывающих специфику отношений,
возникающих при предоставлении государственной или муни-
125
ципальной гарантии в условиях введения процедуры банкротства должника.
При заявлении требования об исполнении государственной
гарантии Российской Федерации административный управляющий может столкнуться с трудностями, связанными с выдвижением гарантом возражений против требования бенефициара,
которые мог бы представить принципал. Такую возможность
гаранту дает договор о предоставлении государственной гарантии Российской Федерации, типовая форма которого утверждена
Министерством финансов РФ. Указанное условие идет вразрез с
нормой ст. 370 ГК РФ, предусматривающей независимость банковской гарантии, однако регулирование предоставления государственных и муниципальных гарантий, как уже указывалось,
производится нормами не гражданского, а бюджетного законодательства, и аналогия с институтом банковской гарантии здесь
недопустима. Выдвигая возражения против требований административного управляющего, гарант может оспаривать обязательства должника перед кредиторами, при этом ранее признанные
должником требования кредиторов могут стать предметом новых судебных разбирательств.
Однако основным препятствием исполнению государственной или муниципальной гарантии может явиться невозможность исполнения обязательств гаранта в связи с отсутствием
или недостаточностью средств федерального бюджета, бюджета
субъекта Федерации или муниципального бюджета. Статьей 239
БК РФ установлен иммунитет бюджетов, который представляет
правовой режим, при котором обращение взыскания на бюджетные средства допустимо только в определенных случаях, к которым исполнение обязательств по государственной или муниципальной гарантии не относится. Комментируя цели законодателя
при установлении указанного правового режима, Д.Л. Комягин
отмечает, что исполнение решения суда за счет расходов, предусмотренных на иные нужды, деформирует бюджетный процесс
и негативно влияет на достижение целей государственного планирования [Комментарий к Бюджетному кодексу РФ / Под ред.
А.Н. Козырина (Автор комментария ст. 239 - Д.Л. Комягин)].
Необходимо отметить, что Правительством РФ предусмотрен
126
порядок обращения взыскания на бюджетные средства, который представляет довольно сложную и длительную процедуру, прохождение которой не способствует скорейшему расчету
с кредиторами. Поэтому в ближайшем будущем использование
института государственных или муниципальных гарантий при
осуществлении финансового оздоровления будет существенно
затруднено, поскольку для полноценного его применения необходимо принятие ряда нормативных актов, регулирующих как
порядок предоставления гарантий, так и возможность быстрого
получения исполнения по ним.
Исходя из правовой природы соглашения об обеспечении
обязательств должника, в соответствии с графиком погашения
задолженности определяются и действия административного
управляющего по применению последствий нарушения исполнения обязательств согласно графику погашения задолженности. Необходимо отметить, что в силу п. 6 ст. 79 Закона о банкротстве введение новой процедуры банкротства в отношении
должника не прекращает действия соглашения об обеспечении
обязательств должника в соответствии с графиком погашения
задолженности. Соответственно, правовые последствия в случае неисполнения графика погашения задолженности вправе
применить и внешний, и конкурсный управляющий.
Согласно п. 3 ст. 83 Закона о банкротстве административный
управляющий обязан в случае неисполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности
требовать от лиц, предоставивших обеспечение исполнения
должником обязательств, исполнения обязанностей, вытекающих из предоставленного обеспечения. При этом, как справедливо отмечается в юридической литературе, не ясно, касается
ли это неисполнения всего графика погашения задолженности в
целом или какого-либо одного или нескольких требований.
На наш взгляд, можно предложить следующий алгоритм
действий административного управляющего. Поскольку лица,
предоставившие обеспечение, вправе в случае непогашения задолженности должником в установленные сроки и (или) в установленных размерах ходатайствовать перед собранием кредиторов о внесении изменений в график погашения задолженности
127
либо самостоятельно удовлетворить требования кредиторов,
административный управляющий должен предоставить такую
возможность указанным лицам. Если же по истечении установленного срока для реализации своего права обеспечители
не воспользовались предоставленной им возможностью либо
собрание кредиторов отказало в удовлетворении ходатайства о
внесении изменений в график погашения задолженности, административный управляющий созывает собрание кредиторов для
решения вопроса о досрочном прекращении финансового оздоровления. Одновременно административный управляющий обращается к лицам, предоставившим обеспечение, с требованием
об исполнении обеспечения.
Обращает на себя внимание норма п. 1 ст. 85 Закона о банкротстве, согласно которой в случае принятия решения о внесении изменений в график погашения задолженности собрание
кредиторов, а не административный управляющий обращается
в арбитражный суд с ходатайством об утверждении внесенных
изменений. Думается, в Законе допущена неточность, поскольку
собрание кредиторов не является лицом, участвующим в деле
о банкротстве, и, соответственно, не может обратиться в суд с
ходатайством. Таким правом должен быть наделен административный управляющий.
Полномочия административного управляющего прекращаются на основании определения арбитражного суда, как правило, при окончании (прекращении) финансового оздоровления и
введении процедур внешнего управления или конкурсного производства. В случае прекращения производства по делу в связи
с погашением требований кредиторов полномочия административного управляющего также прекращаются. Пунктом 7 ст. 83
Закона о банкротстве предусмотрена норма, согласно которой в
случае, если арбитражным судом введено внешнее управление
либо открыто конкурсное производство и внешним управляющим или конкурсным управляющим утверждено другое лицо,
административный управляющий продолжает исполнять свои
обязанности до утверждения внешнего или конкурсного управляющего. Представляется, что редакция указанного пункта некорректна, поскольку предусматривает двоякое толкование.
Скорее всего имелось в виду, что административный управляю-
128
щий продолжает исполнять обязанности, если введено внешнее
управление или конкурсное производство, однако внешний или
конкурсный управляющий по каким-либо причинам не утвержден судом.
Такой вывод следует из анализа аналогичных статей, регулирующих порядок исполнения обязанностей временным управляющим (п. 3 ст. 75), внешним управляющим (п. 3 ст. 123) при
введении арбитражным судом иных процедур банкротства.
Таким образом, законодательство Российской Федерации о
труде не содержит норм, гарантирующих защиту требований работников, а также не обеспечивает охрану заработной платы, рабочих мест и организаций в целом при процедурах банкротства.
При проведении процедуры банкротства важно соблюдать
интересы работников должника. Эта задача решается различными способами, в том числе участием представителей работников
должника в собрании кредиторов. Такое участие дает возможность трудовому коллективу иметь представление о существующей ситуации на производстве, настаивать на применении к
должнику той процедуры банкротства, которая в наибольшей
степени отвечает интересам трудового коллектива.
Библиографический список:
1. Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве // Вестник ВАС РФ. 2001. № 3. С. 91 - 93.
2. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской
Федерации (Постатейный) / Под ред. В.В. Яркова. М.: Волтерс Клувер, 2012. С. 464.
3. Комментарий к Бюджетному кодексу РФ / Под ред. А.Н. Козырина. М.: Экар, 2002 (Авторы комментария ст. 115 - Н.Г. Семилютина;
ст. 239 - Д.Л. Комягин).
4. Новоселова Л.А. Уступка права требования в процессе несостоятельности // Арбитражная практика. 2003. № 9.
5. Попов Н.А., Тарцан Н.В., Карпусь Н.П., Цинделиани И.А. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)».
М., 2010. С. 456.
6. Постатейный научно-практический комментарий к ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В.Ф. Попондопуло. М.: Омега-Л, 2009. С. 162.
7. Телюкина М.В. Оздоровление по графику // ЭЖ-Юрист. 2003. № 30.
8. Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут, 2000. С. 324.
129
____РЕГИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО___
И.А. ГОНЧАРОВА,
соискатель
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ
СИСТЕМ КАК ОСНОВЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЙ
ДЕМОКРАТИИ В СУБЪЕКТЕ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Данная статья представляет собой системный анализ законодательства субъектов Российской Федерации с позиции установления соответствующей избирательной системы на выборах в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Федерации.
Ключевые слова: политические партии, избирательная система, законодательные органы государственной власти, демократия.
I.A. GONCHAROVA,
competitor
LEGAL REGULATION OF ELECTORAL SYSTEMS,
AS BASES OF REPRESENTATIVE DEMOCRACY
IN THE SUBJECT OF THE RUSSIAN FEDERATION
This article represents the system analysis of the legislation of subjects of the
Russian Federation, from a position of establishment of the corresponding electoral
system on elections in legislative (representative) public authorities of subjects of
the Russian Federation.
Key words: political parties, electoral system, government legislature,
democracy.
Наличие законодательного (представительного) органа государственной власти в Российской Федерации и ее субъектах
следует рассматривать как возрождение парламентаризма, становление которого обозначило новую веху в истории развитии
демократии и федерализма в субъектах Российской Федерации.
Парламент обладает специфическими, присущими только
ему характеристиками. Так, в частности, парламент является из130
бираемым народом органом законодательной власти. При этом
выборы в парламент проходят на альтернативной основе в условиях политической и идеологической конкуренции политических партий, движений и кандидатов в депутаты. В рамках взаимоотношений с исполнительной властью парламент наделяет
властью правительство, вследствие чего оно подотчетно законодательному органу.
По своему составу парламент социально и политически неоднороден. В нем имеются представители различных социальных
групп, у которых различная политическая ориентация.
Однако парламентаризм существует лишь в тех государствах,
где парламент обладает всем набором перечисленных признаков
и, соответственно, занимает приоритетное место в системе органов государственной власти [Амиантов А.А. Конституционные
принципы парламентаризма // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 18. С. 11].
Российскому парламентаризму свойствен принцип федерализма. Он проявляется главным образом в наличии в парламенте
второй палаты - Совета Федерации, который в соответствии с
ч. 2 ст. 95 Конституции РФ формируется из представителей законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов Федерации.
Как справедливо отмечает И.В. Гранкин, особенности современного федеративного устройства Российской Федерации таковы, что наряду с федеральным уровнем государственной власти имеется региональный (субъектный) уровень. Согласно ч. 2
ст. 11 Конституции РФ государственную власть в субъектах Федерации осуществляют образуемые самими субъектами органы
государственной власти. В их систему входят законодательные
органы. Их обязательное образование обусловлено ст. 10 Конституции РФ, согласно которой государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на
законодательную, исполнительную и судебную. Естественно,
для осуществления законодательной власти необходимы соответствующие законодательные органы. Они образованы и функционируют во всех субъектах Федерации. Существование таких
органов обусловлено не только волей населения соответствую-
131
щих субъектов Федерации, но и положениями Конституции РФ,
а также федеральными законами, в которых определены их полномочия [Гранкин И.В. Сущность российского парламентаризма
// Там же. 2005. № 4. С. 11].
Парламенты прежде всего олицетворяют демократические
начала государства, выступают гарантами демократии. Этим обусловлен набор их властных полномочий, роль и значимость в
системе органов государственной власти. Законодательные органы определяют содержание законодательства, активно влияют на практику его применения. Их деятельность, безусловно,
отражается на уровне благосостояния как населения страны в
целом, так и жителей отдельных регионов, а также на состоянии охраны общественного порядка, на реализации гражданами
своих конституционных прав и свобод, их гарантиях и защите.
Реалии российской действительности таковы, что от законодательных органов во многом зависят темпы развития Российской
Федерации как демократического федеративного правового государства, создание условий для идеологического многообразия
и многопартийности, содержание компетенции государственных органов, политическая и правовая активность граждан.
Деятельность законодательных органов существенно влияет на
процессы обеспечения территориальной целостности Российской Федерации и укрепление правового статуса ее субъектов.
И наконец, без парламентов невозможно вхождение России в
европейское и мировое сообщества стран с высокой правовой
культурой, эффективной системой реализации и защиты прав и
свобод человека и гражданина [Там же].
Развитие парламентаризма в субъектах Федерации гарантируют нормы, определяющие порядок формирования их законодательных органов. Согласно ч. 4 ст. 4 Федерального закона
«Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти
субъектов Российской Федерации» не менее 25% депутатов этих
органов должны избираться по единому избирательному округу
пропорционально числу голосов, поданных за списки кандидатов в депутаты, выдвинутые избирательными объединениями в
соответствии с законодательством о выборах. Таким образом,
132
закладываются основы создания в региональных законодательных органах партийных фракций. Это допустимо только в законодательных органах парламентского типа. О наличии парламентаризма свидетельствует и организация взаимоотношений
избирателей и депутатов законодательных органов субъектов
Федерации на основе принципа свободного мандата.
Закономерным оставался вопрос поиска оптимальной избирательной системы при выборах депутатов законодательных
собраний, которая смогла обеспечить бы не только надлежащий
уровень представительства, но и сформировать орган, от эффективной законодательной работы которого будет зависеть и степень социального, экономического и политического развития в
регионе.
Так, если в 90-х и начале 2000-х годов субъекты самостоятельно выбирали избирательную систему для формирования
законодательных органов государственной власти, то теперь выбор остался только между смешанной и пропорциональной системами, а полностью мажоритарную систему избрания субъект
установить не может.
Следует отметить, что до конкретизации требований к региональной избирательной системе в соответствии с ч. 4 ст. 4
Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»
именно мажоритарная избирательная система была наиболее
востребованной субъектами Федерации. К началу 2003 г. в стране было только четыре региональных законодательных органа,
избранных по пропорциональной или смешанной избирательной системе (Красноярский край, Калининградская, Свердловская и Псковская области) [Конституционное право России /
Отв. ред. А.Н. Кокотов, М.И. Кукушкин. 2-е изд., перераб. и доп.
М., 2007. С. 507].
На сегодняшний день репрезентативность в большинстве
субъектов Федерации также обеспечивается применением именно смешанной избирательной системы на выборах законодательных органов государственной власти субъектов Федерации.
133
Так, в Республике Адыгея мы видим явный пример смешанной избирательной системы [Cтатья 3 Закона Республики
Адыгея от 4 августа 2005 г. № 351 «О выборах депутатов Государственного совета – Хасэ Республики Адыгея» // http://www.
adygei.izbirkom.ru/]. Согласно Конституции Республики Адыгея
Государственный совет - Хасэ Республики Адыгея состоит из 50
депутатов, которые избираются сроком на пять лет.
Первая половина депутатов Государственного совета - Хасэ
Республики Адыгея избираются по одномандатным избирательным округам, образуемым на основе средней нормы представительства избирателей на одномандатный избирательный округ.
При этом средняя норма представительства избирателей на одномандатный избирательный округ устанавливается путем деления общего числа избирателей, проживающих на территории
Республики Адыгея и зарегистрированных в Республике Адыгея
в соответствии с Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» [СЗ РФ. 2005. № 30 (Ч. I). Ст. 3104],
на общее число (двадцать пять) одномандатных избирательных
округов. Вторая же половина депутатов Государственного совета - Хасэ Республики Адыгея избирается по единому избирательному округу пропорционально числу голосов, поданных
за списки кандидатов в депутаты, выдвинутые избирательными
объединениями.
Аналогично законодателем избрана смешанная избирательная система в Республике Алтай. Согласно ст. 3 Закона Республики Алтай от 24 июня 2003 г. № 12-15 «О выборах депутатов
Республики Алтай» [http://www.altai_rep.izbirkom.ru/] определено, что выборы депутатов Республики Алтай осуществляются
по смешанной избирательной (пропорционально-мажоритарной) системе, исходя из общего числа депутатов, установленного Конституцией Республики Алтай. При этом не менее половины депутатских мандатов распределяются между списками
кандидатов, выдвинутых избирательными объединениями, пропорционально числу голосов избирателей, поданных за каждый
из списков кандидатов.
134
Так же согласно принципу смешанной избирательной системы происходят выборы в Народный Хурал Республики Бурятия.
На основании ст. 7 Закона от 6 января 2004 г. № 603-III «О выборах депутатов народного Хурала Республика Бурятия» [http://
www.buriat.izbirkom.ru/] число депутатов Народного Хурала, избираемых в Народный Хурал в соответствии с федеральными
законами и настоящим Законом, устанавливается Конституцией
Республики Бурятия.
Половина депутатов Народного Хурала избирается по одномандатным избирательным округам (один округ - один депутат),
образуемым на основе единой нормы представительства избирателей на одномандатный избирательный округ. Другая половина
депутатов избирается по единому избирательному округу пропорционально числу голосов, поданных за списки кандидатов в
депутаты, выдвинутые избирательными объединениями, избирательными блоками.
Выборы в Государственную думу Ямало-ненецкого автономного округа осуществляются также по смешанной избирательной системе. В соответствии с Уставом автономного округа в
Государственную думу автономного округа избираются 22 депутата. Восемь депутатов Государственной думы автономного
округа избираются по одномандатным избирательным округам
(один округ - один депутат), образуемым на основе единой нормы
представительства избирателей на одномандатный избирательный округ с учетом отклонений, допускаемых Федеральным законом. 11 депутатов Государственной думы автономного округа
избираются по единому избирательному округу пропорционально числу голосов, поданных за списки кандидатов в депутаты,
выдвинутые избирательными объединениями, избирательными
блоками. Три депутата избираются по многомандатному избирательному округу в целях обеспечения квоты представительства
коренных малочисленных народов Севера [http://www.yamalnenetsk.izbirkom.ru/].
В свою очередь, правом на закрепление пропорциональной
избирательной системы также воспользовалось значительно количество субъектов Российской Федерации. Например, в соответствии со ст. 34 Степного Уложения (Конституции) Республики
135
Калмыкия в Народный Хурал (Парламент) Республики Калмыкия избираются 27 депутатов. Согласно Закону Республики Калмыкия от 22 декабря 2010 г. № 244-IV-З «О некоторых вопросах
проведения выборов депутатов Народного Хурала (Парламента)
Республики Калмыкия» [Хальмг унн. 2010. 23 дек.] депутаты
Народного Хурала (Парламента) Республики Калмыкия избираются по единому республиканскому избирательному округу
пропорционально числу голосов, поданных за списки кандидатов в депутаты, выдвинутые избирательными объединениями.
В Ингушетии также предусмотрена пропорциональная избирательная система. В соответствии со ст. 3 Закона «О выборах
депутатов Народного Собрания Республики Ингушетия» [http://
www.ingush.izbirkom.ru/] в Народное Собрание Республики Ингушетия избираются 27 депутатов. Депутаты Народного Собрания избираются по республиканскому избирательному округу. Депутатские мандаты в Народном Собрании распределяются
между списками кандидатов в депутаты, выдвинутыми избирательными объединениями, пропорционально числу голосов избирателей, полученных каждым из списков кандидатов в депутаты.
Большая репрезентативность парламента обеспечивает принятие более широкого спектра законов в рамках законотворческой деятельности, отвечающего интересам как сторонников
политических партий, так и голосовавших за отдельно взятых
кандидатов, выдвигаемых свои кандидатуры по одномандатным
округам.
Определенно, тенденции реформирования избирательного
законодательства 2003 - 2004 гг. обусловлены принудительным
внедрением на региональном уровне полностью либо частично пропорциональной избирательной системы, гарантирующей
развитие многопартийности.
Однако стоит проанализировать и отрицательные аспекты,
сопутствующие применению пропорциональной избирательной
системе на региональном уровне.
Как справедливо отмечает С.А. Авакьян, у пропорциональной
избирательной системы иное общее назначение: она построена
на доверии избирателей к соответствующим партиям, движе-
136
ниям и отсюда - заранее на доверии к их кандидатам. Избиратель, голосуя по этой системе, выбирает те идеи и программы,
которые ему нравятся, и организации, которые эти программы
представляют [Авакьян С.А. Федеральное Собрание - парламент
России. М.: РЮИД, 1999. С. 43]. Выборы являются императивным институтом непосредственной демократии по той причине, что воля избирателей, выраженная на голосовании, является
обязательной и окончательной, она становится основой для получения мандата депутата [Авакьян С.А. Конституционное право России: Учеб. курс: В 2 т. М.: Юристъ, 2005. Т. 1. С. 404, 405].
Представляется весьма актуальным исследование развития
парламентаризма в Иркутской области с 1994 по 2008 г., проведенное С.И. Шишкиным и М.А. Лаврик, по результатам которого авторы смогли прийти к выводу, что применение пропорциональной и смешанной избирательной системы на выборах
легислатур субъектов приводит к следующим последствиям:
1) депутат из представителя народа превращается в партийного чиновника;
2) усложняется процедура сотрудничества между депутатами внутри парламента, особенно в контексте взаимоотношений
между депутатами от округов и депутатов в составе списков партии;
3) появляется так называемая сортность депутатов, особую
роль играют лидеры фракций и руководители оппозиции, нежели иные депутаты; указанное обстоятельство усиливается тем
фактом, что в составе регионального парламента находятся как
депутаты, осуществляющие свою деятельность на постоянной
профессиональной основе, так и депутаты, работающие без отрыва от основной занятости;
4) указанные факторы приводят к объективной сложности в
отстаивании интересов округа депутатами, избранными по мажоритарной системе;
5) групповая мотивация депутатов при принятии решений не
имеет территориальной привязки [Шишкин С.М., Лаврик М.А.
Кризис регионального парламентаризма в России: постановка
проблемы // Конституционное и муниципальное право. 2008.
№ 19. С. 14, 15].
137
138
Таким образом, мы видим, что проблемы парламентаризма
как явления, имеющие особую специфику в России, проявились
и на уровне законодательных (представительных) органов субъектов Федерации. Следует учитывать, что представительность
- важнейшее свойство парламента, однако основным направлением деятельности парламента является законотворчество. В
данном разрезе проблема приобретает, возможно, еще более негативную окраску.
Согласно мнению А.В Иванченко, недостатком российской
практики применения пропорциональной избирательной системы является крайне низкий коэффициент представительности,
т.е. процент голосов избирателей, который получают в совокупности списки кандидатов, допущенных к распределению мандатов. В первую очередь это означает, что значительная доля
избирателей (до 40%) оказывается вовсе не представленной в
органе, который не случайно носит название «представительный». Таким образом, оказывается не реализованным главное
предназначение пропорциональной системы – отражать волю не
только большинства, но и всех достаточно крупных слоев населения [Иванченко А.В. Пропорционально-искаженная система //
Независимая газ. 2005. 9 авг.].
Как справедливо отмечает Т.Ю. Ныркова, при выборе той или
иной модели избирательной системы следует руководствоваться
в первую очередь теми задачами, которые необходимо решить
на общегосударственном уровне и, как следствие, - на уровне
субъектов государства [Ныркова Т.Ю. Избирательная система
субъектов Российской Федерации: некоторые актуальные проблемы // Конституционное и муниципальное право. 2009. № 5.
С. 21]. В одной стране на первое место ставится стабильность, в
другой - равное представительство интересов всех социальных
групп, в третьей - тесные связи между избирателями и избираемыми [Мелник Стефан. Демократия и принцип представительства: Краткий сравнительный обзор различных избирательных
систем и анализ их сильных и слабых сторон // Избирательные
системы и наблюдение за выборами: Краткий обзор (Библиотека
либерального чтения). Актуальные тетради. М.: Комплекс-Прогресс, 1995. С. 37]. В Российской Федерации введение пропор-
циональной системы выборов было призвано укрепить значение
крупных и авторитетных политических партий, представляющих интересы граждан страны и объединяющих их для достижения общенациональных целей [Авакьян С. Какая избирательная
система лучше? // Российская Федерация сегодня. 2004. № 23.
С. 3].
Достаточно ли подобного утверждения для констатации кризиса регионального парламентаризма в России, если под парламентаризмом понимать наличие реально функционирующих
парламентов со всеми присущими им признаками?
Главная задача законодательного (представительного) органа
государственной власти субъекта Федерации – своевременная и
актуальная разработка и принятие законодательства.
Эффективность обеспечения представительной демократии
всегда определялась качеством законодательных актов, принимаемых парламентом.
Как справедливо отмечает Ж.П. Борсова, законотворческая
деятельность представляет собой не столько политико-правовое, сколько прежде всего социально-правовое явление. Если
законотворчество в самом общем виде может быть определено
как деятельность (совокупность мероприятий и действий), направленная на создание правовых норм, обладающих высшей
юридической силой, то законотворчество как специально-юридическая категория означает соответствующую юридически
значимую деятельность. Законотворческая деятельность, будучи урегулированной правом, характеризуется строгой последовательностью операций (действий) по созданию законов и
выражается в законотворческом процессе (его процессуальная
сторона) как юридической форме функционирования механизма
законотворчества во времени. В этой связи вызывает возражение
отождествление понятий «законотворческий процесс» и «законотворчество» на том основании, что без процесса само по себе
законотворчество как материальная категория неосуществимо.
Различие данных категорий состоит в том, что тот же механизм
законотворчества в зависимости от определенных условий может по-разному функционировать во времени; различные же по
типу механизмы законотворчества могут характеризоваться в то
139
же время идентичными законотворческими процессами. Однако
спорно и определение законотворческого процесса как фактического содержания законотворчества. Фактическое содержание
законотворчества как научной категории составляет сама деятельность, направленная на создание закона, осуществляемая
через специальный механизм законотворчества. В этом случае
законотворческий процесс действует в качестве формы ее (деятельности) осуществления, характеристики функционирования
механизма законотворчества (системы законодательных органов, законотворческих норм и т.д.) во времени [Борсова Ж.П.
Понятие законотворчества в современном государстве // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 3].
Законотворчество в России есть важнейший вид правотворчества, основным способом реализации правоустанавливающей
функции государства. Законотворчество связано с поиском оптимальных форм правового регулирования: использованием традиционных и инновационных способов правового воздействия,
направленных на урегулирование вновь возникших отношений.
Идея эффективной законотворческой работы является логическим продолжением согласованной и продуктивной работы
законодательного органа государственной власти как на федеральном, так и на региональном уровне.
Таким образом, просматривается прямая зависимость от качества законотворческой работы и избирательной системы, призванной обеспечить по результатам выборов представительство
большей части электората в стенах законодательного органа.
Библиографический список:
1. Авакьян С. Какая избирательная система лучше? // Российская Федерация сегодня. 2004. № 23. С. 3.
2. Авакьян С.А. Конституционное право России: Учеб. курс: В 2 т. М.:
Юристъ, 2005. Т. 1. С. 404, 405.
3. Авакьян С.А. Федеральное Собрание - парламент России. М.: РЮИД,
1999. С. 43.
4. Амиантов А.А. Конституционные принципы парламентаризма // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 18. С. 11.
5. Борсова Ж.П. Понятие законотворчества в современном государстве
// Конституционное и муниципальное право. 2008. № 3.
140
6. Гранкин И.В. Сущность российского парламентаризма // Конституционное и муниципальное право. 2005. № 4. С. 11.
7. Иванченко А.В. Пропорционально-искаженная система // Независимая газ. 2005. 9 авг.
8. Конституционное право России / Отв. ред. А.Н. Кокотов, М.И. Кукушкин. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2007. С. 507.
9. Мелник Стефан. Демократия и принцип представительства: Краткий
сравнительный обзор различных избирательных систем и анализ их
сильных и слабых сторон // Избирательные системы и наблюдение за
выборами: Краткий обзор (Библиотека либерального чтения). Актуальные тетради. М.: Комплекс-Прогресс, 1995. С. 37.
10. Ныркова Т.Ю. Избирательная система субъектов Российской Федерации: некоторые актуальные проблемы // Конституционное и муниципальное право. 2009. № 5. С. 21.
11. Шишкин С.М., Лаврик М.А. Кризис регионального парламентаризма
в России: постановка проблемы // Конституционное и муниципальное
право. 2008. № 19. С. 14, 15.
141
И.М. ВОРОТИЛКИНА,
доктор педагогических наук, профессор, заведующая кафедрой
сервиса, рекламы и социальной работы
ФГБОУ ВПО «Приамурский государственный университет
имени Шолом-Алейхема» (г. Биробиджан)
Н.Г. ШАТАЛОВА,
директор ОГБУ «Центр социально-психологической помощи
семье и молодежи», магистрант ФГБОУ ВПО «Приамурский
государственный университет имени Шолом-Алейхема»
(г. Биробиджан)
ОТНОШЕНИЕ К ПРОБЛЕМЕ НАРКОТИЗАЦИИ
ОБЩЕСТВА И РАСПРОСТРАНЕНИЮ ПОТРЕБЛЕНИЯ
ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ СРЕДИ РАЗЛИЧНЫХ
ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ
ОБЛАСТИ
В статье представлен анализ экспериментального исследования по методике осуществления мониторинга, разработанной Государственным антинаркотическим комитетом Российской Федерации.
Ключевые слова: школьники, студенты, молодёжь, пенсионеры, наркотики, наркотизация, общество, волонтер.
I.M. VOROTILKINA,
doctor of pedagogical sciences, professor, head of Department
of service advertising and social work FSEI HPE «Amur state
University named after Sholom Aleichem» (Birobidzhan)
N.G. SHATALOVA,
Director of AGBU «Center for social and psychological aid to the
family and youth», undergraduate FSEI HPE «Amur state
University named after Sholom Aleichem» (Birobidzhan)
142
RELEVANT TO THE ISSUE OF ANESTHESIA SOCIETY
AND DISSEMINATION OF CONSUMPTION
PSYCHOACTIVE SUBSTANCES AMONG DIFFERENT
GROUPS THE POPULATION OF THE JEWISH
AUTONOMOUS REGION
The article presents the analysis of experimental research on the methodology of
monitoring, developed by the State anti-drug committee of the Russian Federation.
Key words: schoolchildren, students, young people, pensioners, drugs,
anesthesia, society, volunteer.
Хабаровский край и Еврейская автономная область в силу географического положения остаются регионом с наиболее сложной ситуацией в области наркопреступности. Этому способствуют массовое произрастание наркосодержащих растений и то,
что столица Дальнего Востока - Хабаровск является одним из
основных трансферов для перевозки наркотиков в другие районы страны.
Изучение отношения жителей Еврейской автономной области
к проблеме наркотизации общества и распространению потребления психоактивных веществ среди различных групп населения области проводили по методике, разработанной Государственным антинаркотическим комитетом РФ [http://www.fskn.
gov.ru/gak.shtml (Дата обращения: 20.12.2013 г.)]. Опрос проводился в 2012 г.
Анкеты обрабатывались с помощью специализированного
статистического программного комплекса SPSS 17.0.
В опросе приняли участие 1245 респондентов - жители Еврейской автономной области, пяти районов области. Возрастной
диапазон опрашиваемых от 12 лет и старше. Среди опрашиваемых 12.1% составили респонденты 31-35 лет, 17.1% - 36-45 лет,
15.8% - 46-55 лет.
В анкетировании приняли участие 61.1% женщин и 35.2%
мужчин. Не указали свой пол 3.7%.
Из них 16.2% имели неполное среднее образование, 12.2% среднее общее образование, 30.9% - среднее профессиональное
143
образование, 31.1% - незаконченное высшее и высшее профессиональное. 9.6% жителей области образование не указали.
В анкетировании участвовали школьники (13.1%), учащиеся
СПТУ (2.1%), учащиеся ссузов (1.3%), студенты вузов (1.2%),
рабочие (19.7%), служащие со средним специальным (16%) и
высшим образованием (20.7%), инженерно-технические работники (3.1%), руководители (3.5%), неработающие пенсионеры (5.8%), неработающие респонденты (2.2%), другое занятие
(1.5%), не указали (9.8%).
Материальное положение респондентов распределилось следующим образом: 4% имели высокий уровень, 9% - выше среднего, 49.2% - средний, 21% - ниже среднего, 7.7% - низкий, 9.1%
- не дали ответа.
Опрос позволил ранжировать наиболее важные проблемы
жителей области: плохое качество дорог (72.3% ), алкоголизм
(65.1%), безработица (60.2%), низкое качество медицинского обслуживания (59.4%), плохое состояние и высокие тарифы ЖКХ
(51.6%), нехватка жилья (46.6%), наркомания (41.6%), преступность (33.9%).
Наркомания как проблема у жителей области находится на
седьмом месте, причем больше всего данная проблема волнует
студентов высших учебных заведений (60%), безработных и неработающих (58.6%), меньше всего - студентов средних специальных учебных заведений (33.3%).
Респондентам было предложено выделить из 18 вариантов
ценностей наиболее для них значимые. Ответы распределились
следующим образом: 81% опрошенных на первое место поставили здоровье; на второе место - счастливую семейную и материально обеспеченную жизнь (56%); 40.9% - интересную работу; 37.5% - наличие хороших и верных друзей.
Такие ценности, как общественное признание, познание, продуктивная жизнь, развлечения, счастье других и творчество выделили менее 10% респондентов.
Опрос показал, что ценности молодых людей отличаются от
ценностей людей более старшего возраста. Для школьников приоритетами являются активная деятельная жизнь (38.7%), любовь
144
(45.4%), наличие хороших и верных друзей (55.2%), счастливая
семейная жизнь (42.9%) и материально обеспеченная жизнь
(29.4%). Респонденты старших возрастов среди наиболее значимых ценностей отмечают здоровье.
91.8% респондентов выразили отрицательное отношение к
наркомании, положительное отношение - 0.8%, безразличие –
6.7%.
На вопрос о том, насколько проблема наркомании распространена в Вашем населенном пункте (крае, области и т.д.),
69.2% респондентов считают, что наркомания в области распространена не больше, чем в других регионах. В то же время, по
мнению 21.7% респондентов, наркомания на территории ЕАО
распространена больше, по сравнению с другими субъектами
Российской Федерации.
Около 78% респондентов всех возрастов отмечают, что в настоящее время достаточно легко достать наркотики (сумма ответов «сравнительно легко» и «очень легко»), и только 10.3% опрошенных ответили, что достать наркотики трудно. Отметим, что
наибольшее число положительных ответов на вопрос о доступности наркотиков в Облученском, Смидовичском и Октябрьском
районах.
Косвенным признаком вовлечённости в наркотизацию (и
одновременно способом проверки искренности приведённых
выше ответов) могут служить данные о знании респондентами
мест продажи наркотиков. Согласно полученным данным, многие респонденты знают такой адрес по месту проживания. Количество и учащихся, и работающих респондентов, продемонстрировавших свою хорошую осведомлённость, явно выходит
за рамки бытовой информированности.
Так, основным местом приобретения наркотических препаратов, с точки зрения респондентов всех возрастов, являются
ночные клубы (55.3% ответов), квартиры (43.8%), дискотеки
(36.9%).
Около 40% студентов средних и высших учебных заведений
и 62% школьников ответили, что наркотические средства можно приобрести на дискотеках и в ночных клубах. Именно здесь,
145
как следует из опроса, осуществляется наиболее активный сбыт
наркотических веществ.
Интерес представляет также информация, данная респондентами, о местах приобретения наркотических веществ в местах,
не обозначенных в анкете. В целом около 8% опрошенных указали в качестве других мест огороды и загородные дома. Один
человек среди мест приобретения наркотиков указал Интернет.
Отметим, что, в отличие от других регионов, для жителей области Интернет как источник информации о наркотиках и месте их
приобретения пока не используется.
Знание мест приобретения наркотических средств является
значимым фактором риска наркотизации.
На вопрос: «Знакомы ли Вы лично с людьми, употребляющими наркотики?», - 60.4% жителей области отмечают отсутствие
в кругу их общения людей, употребляющих наркотики. Около
трети респондентов (32.5%) ответили, что в кругу их друзей есть
люди, употребляющие наркотики (18.2% респондентов) или они
знают много людей, употребляющих наркотики (13.7%). Среди
респондентов на поставленный вопрос затруднились ответить
7.1%. В то же время около 50% студентов вузов и рабочих отметили, что среди их знакомых есть люди, употребляющие наркотики.
Около трети респондентов (29.4%) указали, что им когда-либо в жизни предлагали попробовать наркотики. При этом доля
респондентов, положительно ответивших на поставленный вопрос, одинакова во всех районах области. 61.4% респондентов
отметили, что им никогда не предлагали попробовать наркотики,
9.2% - затруднились ответить, что, вероятно, может свидетельствовать о не откровенности ответа.
Как и следовало ожидать, гипотетическая вовлеченность молодых людей в наркотизацию весьма велика. Так, предлагали попробовать наркотические средства 25% школьникам, 35.7% студентам средних профессиональных заведений, 60% студентам
вузов. Это свидетельствует о широкой включенности факторов
риска наркотизации в социальные связи респондентов, прежде
всего на микросоциальном уровне.
146
На вопрос: «Как бы Вы поступили, если бы Вам предложили
попробовать наркотическое средство?», - 84.4% респондентов
независимо от возраста и рода занятия ответили отрицательно.
В то же время 2.8% респондентов (несколько человек каждого
возраста за исключением пенсионеров) ответили, что возможно бы и попробовали наркотическое средство, в зависимости от
того, какой наркотик, и 2.5% - повели бы себя в зависимости от
ситуации.
Опрос показал, что у респондентов существует адекватное
представление о реальной опасности наркотиков и наркотизации. Так, 54.1% респондентов считают, что процесс привыкания к наркотикам возникает после первого употребления; 25.2%
- через 2-3 месяца регулярного потребления; 5.6% - наркотическая зависимость не возникает, если наркотики употреблять
редко; 15.1% - затруднились ответить на поставленный вопрос.
При этом необходимо отметить, что среди различных категорий
респондентов именно у студентов средних специальных учебных зачастую отсутствует адекватное представление о реальной
опасности наркотиков и наркотизации. 24% из них ответили, что
наркотическая зависимость не возникает, если наркотики употреблять редко.
Представление о скорости, с которой после начала наркопроб
у человека может развиваться психическая или физическая зависимость, является серьезным фактором сдерживания от их
употребления. И наоборот, мнение о существовании высокой
вероятности постоянной наркотизации без развития последствий в виде зависимости мотивирует их употребление. Кроме
того, речь может идти о непонимании природы наркомании и
наркозависимости. Последняя зачастую воспринимается недифференцированно: в частности, психическая зависимость возникает чрезвычайно быстро, заметно опережая физическую, при
этом есть наркотические средства, которые действительно не
формируют выраженной физической зависимости от них, что
способно создавать у начинающих наркопотребителей иллюзию
безопасности. Вполне возможно, что указанные мнения и оценки выступают следствием недоверия к официальной антинаркотической пропаганде.
147
Помимо вопроса о знании серьезных последствий вовлечения
в употребление наркотиков был задан вопрос о том, что же, по
их мнению, является наиболее опасным из этого и что удерживает лично их от употребления наркотиков.
На вопрос о том, что удерживает от употребления наркотиков, большинство респондентов (41.8%) отметили осознанное
отрицательное отношение к употреблению наркотиков; 20.2% выделили раннюю смерть; 19.3% - опасность заболеть ВИЧ-инфекцией и вирусными гепатитами В и С.
От 9.3 до 15.6% респондентов в качестве сдерживающего
фактора употребления наркотиков отметили потерю уважения
близких (15.6%), полное привыкание (12.4%), боязнь отлучения
от семьи (11.8%), боязнь остаться ненужным обществу (9.4%),
боязнь оказаться в тюрьме (9.3%).
На вопрос о том, какое отношение вызывают у вас люди, употребляющие наркотики, большинство опрашиваемых выделили жалость (47.5%); далее идут презрение (30.4%), ненависть
(16.7%); незначительный процент респондентов (5.4%) отметили удивление, чувство зависти, уважение.
На прямой вопрос о наличии у молодых людей собственного опыта употребления наркотических веществ 8.6% опрошенных ответили, что либо хотят попробовать, либо уже пробовали
1-2 раза, либо употребляют постоянно. В то же время, принимая
во внимание специфику ответов на подобные прямые вопросы,
понятно, что данные цифры не адекватны реальному положению дел.
Но уже из полученных данных можно сделать вывод, что
каждый двенадцатый человек в данном регионе входит в группу
риска по вовлечению в наркотизм или же сам употребляет наркотики.
Опрос респондентов показал, что 80.5% никогда не пробовали наркотические вещества; 7.4% - употребляли, но перестали
употреблять; 0.5% - хотят попробовать; 0.6% - употребляют время от времени; 11% - затруднились ответить.
Социально-демографический портрет потребителей наркотиков по отдельным характеристикам следующий:
148
- по полу: мужчины – 85.7% от потребителей (доля женщин
– 14.3%);
- по возрасту: представители возрастных групп 16-20 лет –
28.9%, 36-45 лет – 28.9%;
- по уровню образования: люди с неполным средним образованием – 85.7%;
- по роду деятельности: рабочие – 57.1%, учащиеся школ,
профессиональных учебных заведений – 28.6%;
- по уровню дохода: люди со средним доходом – 57.1%, с доходами ниже среднего – 28.6%.
Социально-психологические характеристики потребителей
наркотиков в области следующие:
- это люди, низко оценивающих свое физическое и психическое здоровье;
- это люди, не имеющие четких жизненных планов на ближайшие год-два и 10-15 лет.
Основная причина употребления или желание употреблять
наркотики - интерес или любопытство. При этом механизмом
начала потребления наркотиков, по мнению экспертов, является
соединение потребности человека прийти к комфортному состоянию (самоощущению) и наличию возможности попробовать
наркотик, не прилагая серьезных усилий на его поиск и приобретение.
Типичная модель первого потребления наркотиков выстраивается как приобщение к психоактивным веществам (после
пробы табака и алкоголя), инициированное непосредственным
кругом общения человека. В случае решения о пробе наркотиков
оно принималось под влиянием других лиц, а именно: друзей,
близких знакомых, что является характерным и для России в целом.
В среднем по области первая проба наркотиков пришлась на
возраст 15-20 лет, что является характерным возрастным отрезком и по России в целом.
Наиболее часто первая проба наркотиков происходила во дворе, на улице, в гостях у друзей, знакомых (неформальной компании), в клубах, на дискотеках, на природе, за городом.
149
150
Среди причин употребления наркотиков выделяют следующие:
- желание соответствовать некоей социальной планке, за компанию «быть своим» в группе, «быть как все»;
- являются более доступными с точки зрения финансов или
процесса получения;
- уверенность, что выбранные наркотики менее вредны и прекратить потреблять их легко.
Столь оптимистичный настрой некоторых респондентов о
возможности с легкостью освободиться от пагубного пристрастия свидетельствует о непонимании природы наркомании и
наркозависимости.
Около половины респондентов (51%) считают, что при желании можно вылечиться от наркомании самостоятельно. В то же
время необходимость принудительного лечения отмечают 13.9%
респондентов, а 17.8% - что лечение от наркомании практически
невозможно.
Достаточно быстрое распространение наркотиков и наркомании среди молодежи связано с одновременным существованием нескольких групп факторов: социальных (экономическая и
уголовная преступность в стране, низкий уровень правовой грамотности населения, коммерциализация сферы досуга, низкий
уровень антинаркотической пропаганды); макросоциальных (изменение ценностей, алкоголизм родителей, потеря средств существования); психопатологических. По мнению специалистов,
сами по себе факторы не являются наркопровоцирующими.
Только их одновременное воздействие создает условия для развития наркомании. Поэтому нужна мощная антинаркотическая
профилактическая работа.
Изучение информированности населения области о формах
и методах антинаркотической профилактической деятельности
показывает, что о них имеют представление менее 30% населения, а большинство затруднились назвать мероприятия против
потребления наркотиков. Наиболее часто респонденты встречали антинаркотическую рекламу на телевидении, радио, в прессе,
статьи в прессе, тематические программы и фильмы на телевидении.
Наиболее эффективными мероприятиями для профилактики
наркомании респонденты считают выступления бывших наркоманов (50.4% ответов респондентов); антинаркотическую рекламу на телевидении, в прессе, на радио, тематические программы
и фильмы на телевидении, лекции и беседы в учебных заведениях (около 30% ответов).
Наибольший интерес для профилактики наркомании вызывают у населения тематические программы и фильмы на телевидении (средний балл 6.03 из 10 возможных); статьи в прессе
(5.75 баллов); выступления в СМИ специалистов, сотрудников
наркоконтроля (5.58 баллов); антинаркотическая реклама на телевидении, в прессе, на радио (5.56 балла); лекции и беседы в
учебных заведениях (5.32 балла).
Главным в борьбе с наркоманией должна быть продуманная
профилактическая работа.
Большую работу в этом направлении проводят специалисты
областного государственного бюджетного учреждения «Центр
социально-психологической помощи семье и молодежи», которые осуществляют социально-психологическое, медико-консультационное и правовое обслуживание молодых людей в возрасте от 14 до 30 лет. Ее целью является помощь в преодолении
трудных жизненных ситуаций.
Специалисты Центра оказывают содействие молодым людям
в решении таких вопросов, как взаимоотношения с родителями,
школьная дезадаптация, стрессовые ситуации, алкогольная, табачная и никотиновая зависимость, суицидальные проявления,
сексуальное насилие, а также в вопросах, связанных с совершением правонарушений и правовой грамотности, и др.
Помимо индивидуального сопровождения большая и целенаправленная работа ведется в рамках реализации областной
профилактической программы «Волонтер ХХI века» и социально-психологической программы «Общественная приемная “Доверие”».
«Волонтер ХХI века» - программа по первичной профилактике наркотической, алкогольной и табачной зависимости в молодежной среде.
151
152
Задачи программы:
- создание волонтерских корпусов на территории Еврейской
автономной области и установление между ними взаимоотношений;
- обучение волонтеров и кураторов ЕАО навыкам первичной
профилактики и пропаганды здорового образа жизни;
- разработка и распространение методических и профилактических материалов по данной тематике для различных аудиторий: молодежи, педагогов, родителей, специалистов социальных
служб общеобразовательных учреждений области;
- реализация профилактических мероприятий, направленных
на уменьшение факторов риска употребления наркотиков и других психоактивных веществ среди подростков и молодежи ЕАО,
формирование здорового жизненного стиля;
- развитие системы взаимодействия межведомственных
служб Еврейской автономной области в рамках профилактики
злоупотребления психоактивными веществами.
Осуществляя профилактическую деятельность в среде сверстников, волонтеры организуют и проводят уличные акции, шествия и митинги, профилактические занятия, мастер-классы и
семинары, «круглые столы», открытые разговоры и конференции, игры и конкурсы. Активисты движения выступают инициаторами и активными участниками мероприятий по благоустройству дворовых территорий, памятных мест, природных зон.
Шефствуют над детскими садами и детскими домами, помогают пожилым людям и людям с ограниченными возможностями.
Проводят профилактические мероприятия по употреблению
психоактивных веществ и пропаганде здорового образа жизни в
среде сверстников.
Волонтерство для ребят – это не просто работа по профилактике различных видов зависимостей и пропаганде здорового
образа жизни, это первая ступенька к реализации себя, это состояние души, мотив к движению, это атмосфера дружелюбия
и взаимовыручки, которая делает свою собственную личность
гармоничной.
Наряду с профилактической программой «Волонтер ХХI
века» специалисты Центра реализуют социально-психологиче-
скую программу «Общественная приемная “Доверие”», в рамках которой осуществляется работа в форме опосредованного
консультирования по проблемам, возникающим в молодежной
среде. Информирование молодежи происходит посредством
контейнера для сбора вопросов и информационного стенда. К
работе в рамках программы активно привлекаются психологи и
преподаватели учебных заведений, а также студенты психологических и юридических факультетов.
Реализация «Общественной приемной “Доверие”» позволяет,
с одной стороны, оказать целевую психологическую и юридическую помощь учащейся молодежи, с другой - дает возможность
студентам вузов практически апробировать полученные знания
в области психологии и правоотношений.
Следует отметить, что удобство данной формы работы заключается в том, что обмен вопросами и ответами проходит без
посторонних людей. Конфиденциальность такой формы работы
равняется 100%. Все вопросы анонимны, так как автор подписывает их индивидуальным паролем, «ником». Кроме того, ответы
на волнующие вопросы получают не только те, кто непосредственно их задает, но и те, кто прочитывает информацию, обращаясь к стенду. В целях профилактики наркомании в молодёжной среде это наиболее эффективная форма работы.
На достаточно сложный морально-этический вопрос, как следует поступать в случае, если подобная беда настигнет близкого
человека, респонденты отмечают, что они обратятся к специалистам или самостоятельно поговорят с ним о необходимости прекращения употребления наркотиков. Только 10% респондентов
останутся безучастными в данной ситуации и не станут вмешиваться в личную жизнь близких, даже не попытавшись повлиять
на ситуацию.
Тот факт, что около 45% респондентов собирается привлекать
для помощи своему близкому человеку специалистов, говорит
о некоторой уверенности среди населения, что от наркомании
нужно и можно вылечиться с помощью специалистов, работающих в реабилитационных центрах. Соответственно, среди мер,
которые необходимо принять для решения проблем наркомании,
можно выделить привлечение в центры наркологов, психоло-
153
гов, психотерапевтов. Минимизация наркотизации молодежи
возможна при ее вовлечении в государственные и корпоративные программы формирования пенсионных накоплений [Ермаков Д.Н. Особенности использования передового зарубежного
опыта в процессе реформирования российской пенсионной системы // Человек и труд. 2013. № 8]. Широкий охват молодежи
пенсионной грамотностью способствует повышению заботы
молодых поколений о своих стариках. Молодые люди начинают понимать важность здорового образа жизни для достижения
обеспеченной старости в условиях нестабильной российской
экономики [Ермаков Д.Н. Эволюция системы пенсионного страхования в пореформенный период // Там же. 2013. № 5-6].
Библиографический список:
1. Ермаков Д.Н. Особенности использования передового зарубежного
опыта в процессе реформирования российской пенсионной системы
// Человек и труд. 2013. № 8.
2. Ермаков Д.Н. Эволюция системы пенсионного страхования в пореформенный период // Человек и труд. 2013. № 5-6.
154
О.А. ПЛОЦКАЯ,
кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой
теории государства и права и основ правоведения
Института истории и права ФГБОУ ВПО «Сыктывкарский
государственный университет»
E-mail: [email protected]
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОБЫЧНО-ПРАВОВЫХ НОРМ И
ТРАДИЦИОННЫХ ВОЗЗРЕНИЙ ФИННО-УГОРСКИХ
НАРОДОВ ПЕРМСКОЙ ПОДГРУППЫ В ОБУЧЕНИИ
И ВОСПИТАНИИ КАК СПОСОБА ФОРМИРОВАНИЯ
КОМПЕТЕНЦИЙ СОВРЕМЕННЫХ ОБУЧАЮЩИХСЯ
[Исследование проведено при финансовой поддержке
РГНФ и Республики Коми, проект № 14-13-11001
«Этно-правовой мир коми (зырян)»]
Изучение обычно-правовых норм и традиционных воззрений в образовательном процессе особенно актуально сегодня в условиях реформирования
системы российского образования и формирования компетентностного
подхода. В современном образовательном процессе, применяя одну из инновационных технологий проведения занятий как «портфолио-технология» и
используя метод аутентичного оценивания результатов образовательной и
профессиональной деятельности, который применяется в практике и личностно-ориентированных моделях обучения, можно не только теоретически исследовать обычное этническое право народа, но и провести оценивание реальных достижений результатов обучающихся, складывающихся из
совокупности всех достигнутых успехов.
Ключевые слова: обычно-правовые нормы, традиционные воззрения, этническое право народа, финно-угорские народы пермской подгруппы, образовательный процесс, портфолио-технология, метод аутентичного оценивания результатов образовательной и профессиональной деятельности.
O.A. PLOTSKAYA,
candidate of legal sciences, associate professor, head of chair of
theory of state and law and principles of law of the Institute of
history and law, FSEI HPE «Syktyvkar state University»
E-mail: [email protected]
155
THE USE OF CUSTOMARY LAW NORMS AND
TRADITIONAL VIEWS OF FINNO-UGRIC PEOPLES OF
PERM SUBGROUPS IN TRAINING AND EDUCATION
AS A WAY OF BUILDING COMPETENCIES MODERN
STUDENTS
[The study was conducted with the financial support of Russian
Foundation for Humanities and the Republic of Komi, project
no 14-13-11001 «Ethno-legal world of Komi (Zyryan)»]
The study of the legal norms and traditional attitudes in the educational process
is especially important today in the conditions of reforming the system of Russian
education and the formation of a competence approach. In the modern educational
process, using one of the innovative technologies classes as «portfolio-technology»
and using the method authentic estimation of the results of educational and
professional activities, which is applied in practice and personally-STN-oriented
models of learning, not only theoretically investigate ordinary ethnic right people,
but also to assess the real achievements of the results of students, consisting of the
aggregate of all progress.
Key words: a customary rule, traditional beliefs, ethnic right of the people
of the Finno-Ugric peoples of Perm subgroups, educational process, portfolio
technology, method authentic estimation of the results of educational and
professional activities.
Исследование роли обычно-правовых норм и традиционных
воззрений в этно-обучении и воспитании народов, проживающих на территории Российской Федерации, в современных условиях политических, правовых, экономических, социальных
преобразований представляется все более актуальным. Юридические обычаи, формировавшиеся в обществе на протяжении
многих веков, являлись традиционными регуляторами процесса
обеспечения жизнедеятельности общества, в том числе этно-педагогического процесса.
Изучение обычно-правовых норм и традиционных воззрений
в образовательном процессе особенно актуально сегодня в условиях реформирования системы российского образования и формирования компетентностного подхода.
Специальное комплексное изучение означенной проблемы
не составляло самостоятельного предмета исследования ни дис156
сертационных, ни монографических научных трудов. Однако
различные аспекты объекта исследования неоднократно находились в центре внимания ученых досоветского, советского и
современного периодов.
В дореволюционной российской литературе [Аврамов В. Жители Яренского уезда и их хозяйственный быт // Вологодские
губернские ведомости. 1859. № 37. С. 328, 329; Арсеньев Ф.А.
Зыряне и их охотничьи промыслы // Зыряне и зырянский край в
литературных документах XIX века / Общ. ред. В.А. Лимеровой.
Сыктывкар: ООО «Издательство “Кола”», 2010; Берг Ф. Заметки
о зырянах // Вятские губернские ведомости. 1854. № 29. С. 315,
316; Большаков М.А. Община у зырян // Живая старина. 1906.
Вып. 1; Волковъ Н. Удорский край. Этнографический очеркъ //
Вологодские губернские ведомости. 1879. № 34. С. 3, 4; Ежов О.
Личность и отличительные качества зырян // Вятские губернские
ведомости. 1857. № 22. С. 142, 143; Михайлов М.И. Физические
и нравственные свойства зырян // Зыряне и зырянский край в
литературных документах XIX века / Общ. ред. В.А. Лимеровой.
Сыктывкар: ООО «Издательство “Кола”», 2010; Труды экспедиции по использованию земель Печерского края Вологодской губернии / Общ. ред. П.И. Соколова. СПб.: Типография Ц. Крайз,
1909. Т. I] особенности обычно-правовых норм и традиционных
воззрений у финно-угорских народов пермской подгруппы рассматривались, как правило, применительно к промысловому
праву, общинно-земельным и брачно-семейным отношениям.
В отечественной историографии советского и современного
периодов практически нет специальных юридических исследований, посвященных рассматриваемой теме. Отдельные работы
[Конаков Н.Д. Охотничьи артели у коми // Традиционная культура и быт народа коми. Сыктывкар, 1978. Вып. 20. С. 18—28;
Краева И.Ю. Традиционная коми семья: особенности воспитания. Сыктывкар: Изд-во СыктГУ, 2010; Мудрик А.В. Социальная педагогика. М.: Издатцентр «Академия», 1999; Сайт ЧуДество // http://chudetstvo.ru/detskaya_ploschadka/stixi-i-skazki/
narodnye/2697-poslovicy-i-pogovorki-naroda-komi.html (Дата обращения: 31.01.2013 г.)] частично касались ряда проблем разви157
тия этно-педагогики, практики воспитания в семье, роли традиций как элемента уклада жизни семьи.
Однако данная проблема прежде не подвергалась отдельному
научному анализу, что обосновывает необходимость проведения
исследования в означенной сфере.
В современном образовательном процессе, применяя одну из
инновационных технологий проведения занятий как «портфолио-технология» и используя метод аутентичного оценивания результатов образовательной и профессиональной деятельности,
который применяется в практико- и личностно-ориентированных
моделях обучения, можно не только теоретически исследовать
обычное этническое право народа, но и провести оценивание реальных достижений результатов обучающихся, складывающихся из совокупности всех достигнутых успехов.
Благодаря такой практико-ориентированной методике обучения, с помощью которой у обучающегося можно оценить уровень сформированности общекультурных и профессиональных
компетенций, фиксируется и накапливается отчет индивидуальных достижений обучающегося за определенный период обучения в виде коллекции работ, образующих его результаты.
Рассмотрим портфолио аттестации по учебному курсу «Обычное этническое право коми (зырян)». Данный портфолио может
состоять из нескольких кейсов:
- кейс аннотирования, содержит краткую аннотацию научных
статей на тему «Обычное право», предлагаемую преподавателем
для прочтения, анализа и конспектирования, с целью онтологического и гносеологического исследования проблемы;
- кейс-структура, выполняется в форме систематизированной
схемы, в которой все ее элементы имеют иерархически-логическую связь. Таким примером может служить состав артели в
теме «Обычное промысловое право у коми (зырян)» (табл. 1);
158
Таблица 1
- проблемный кейс, содержит описание научной проблемы
путем сравнительного анализа мнений различных авторов. В
конце указываются личная позиция исследователя и научная литература, которая была изучена;
- терминологический кейс, включает в себя перечень изученных понятий и их определения, используемые при изучении
темы;
- кейс проектов нормативно-правовых актов, предполагает создание обучающимися проектов современных нормативно-правовых актов на основе обычного этнического права прошлого.
Например, Семейный кодекс по нормам обычного этнического
права финно-угорских народов пермской подгруппы обучающиеся могут создать следующим образом.
Статья 1. Возраст вступления в брак
1.1. Зрелость девушек достигалась с 15-16 лет. Важным показателем ее наступления являлось вхождение в группу совершеннолетних и участие вместе с ними в молодежных посиделках.
1.2. Совершеннолетие мужчины определялось в 17-18 лет,
этот же возраст для парня считался началом брачного возраста.
1.3. В брак необходимо вступать между 25 и 30 годами. Возрастные ограничения соблюдать.
Статья 2. Условия заключения брака
2.1. Все браки совершались в церковных (православных) учреждениях и носили религиозно-магический характер.
159
2.2. Браки заключались в любое время года, за исключением
времени, отводившегося на церковные православные посты.
2.3. Единства требований к формам заключения брака, свадебным обрядам, правовым обычаям, регулировавших брачно-семейные отношения, не существует.
Статья 3. Формы брака
3.1. Групповой брак.
3.1.1. Все мужчины одной родовой группы могли иметь брачные связи со всеми прошедшими посвящение женщинами другой подобной группы.
3.2. Парный брак.
3.2.1. Представляет собой единобрачную пару, не составлявшую хозяйственную единицу общества, а также не имевшую общего имущества. Такие узы были легко расторжимы и непрочны.
В таком браке не жених выбирал невесту, а невеста подыскивала
для себя жениха.
3.3. Свадьба убегом.
3.3.1. Умыкание - похищение невест. Данная форма брака связана с похищением невесты, была характерна при многоженстве.
Она не являлась универсальной.
3.3.2. Похищение было условным, по предварительной договоренности сторон.
3.4. Свадьба с приданным.
3.4.1. Характерной особенностью являлся обмен материальными ценностями между семьями брачующихся. Жених платил
за невесту выкуп.
3.4.2. Размер выкупа и приданного были не одинаковы.
3.4.3. Четыре формы свадьбы с выкупом и приданным:
• свадьба с уплатой юрдон, принос;
• свадьба с символическим выкупом;
• свадьба с выкупом и приданным;
• свадьба с большим приданным, с большим козином и с
символическим выкупом.
3.5. Свадьба с калымом.
3.5.1. Договор о создании брачного союза заключали не брачующиеся лица, а их родители или старшие родственники.
160
3.5.2. Условия уплаты калыма (вносился женихом родителям или родственникам невесты) детально регламентировались
обычным правом. Договор предусматривал размер, вид калыма
и время его внесения, он имел юридическую силу и являлся важнейшим актом заключения брака. Размер калыма был дифференцирован и зависел от числа сородичей, входивших в общину, и
т.д.
Как правило, портфолио представляет собой папку-накопитель, в которую собираются материалы, оформленные в виде
кейсов. В состав кейсов портфолио могут входить специфические, индивидуальные его составляющие, такие как иллюстрации, схемы, графики, диаграммы, результаты исследований,
видеофрагменты, анкеты, отзывы, оценки, описания работ,
справки, грамоты, сертификаты, проекты, алгоритмы, таблицы
и т.д.
После создания портфолио происходят демонстрация, обсуждение результатов обучения не только с однокурсниками, но и с
преподавателем.
Важным итогом применения данной технологии является создание собственного отчёта по процессу образования обучающегося, а также картины значимых образовательных результатов.
Используя «потрфолио-технологии», обучающийся приобретет следующие компетенции:
- общекультурные компетенции (ОК): ОК-4; ОК-5; ОК-7;
- профессиональные компетенции (ПК): ПК-1; ПК-4; ПК-5;
ПК-7.
Обычно-правовые нормы и традиционные воззрения в этно-воспитательном процессе сложились в результате многократного и единообразного повторения однотипного варианта поведения и постепенно приобретали статус обязательного правила,
которое обеспечивалось социальным (общественным) принуждением.
Рассмотрим условия реализации этно-воспитательного процесса у финно-угорских народов пермской подгруппы, т.е. носителей обычно-правовой информации, которая формировалась и
передавалась из поколения в поколение.
161
В воспитательном процессе младшее поколение, постепенно
становясь носителем, усваивало не только необходимые знания
и практический опыт, но и обычно-правовые нормы, регулировавшие различные сферы общественной крестьянской жизни.
Одним из основополагающих аспектов народной педагогики
было трудовое воспитание.
Воспитание трудолюбия как базовой черты характера, которая не даст пропасть в будущей жизни, крестьяне считали едва
ли не самой главной своей задачей, поскольку именно в процессе приобщения к трудовой деятельности ребенок не только
приобретал необходимые навыки в сфере жизнеобеспечения, но
и осознавал значимость и необходимость глубокого овладения
многовековым опытом.
Таким образом, осознавая роль и значение труда как жизненной необходимости, детей достаточно рано начинали приобщать
к разным видам трудовой деятельности.
Применяя индивидуальный подход с самого раннего возраста,
ребенка готовили к будущей трудовой деятельности, опираясь
на существовавшие обычаи и традиции. Традиционное обычно-правовое обучение младшего поколения проходило совместно со взрослыми, как правило, в большей части в несловесной
форме.
С раннего возраста, с 4-5 лет, мальчиков и девочек приучали
сидеть на лошади верхом. Девочки уже с 6-7 лет привлекались
матерями в помощь при уборке жилых помещений, приготовлении пищи, ухаживании за младшими детьми.
У зырян мальчиков 8-9 лет приобщали к охотничьей культуре, рыболовному промыслу. К 14 годам промысловое обучение
у пермских финно-угров практически заканчивалось, и с 16 лет,
достигнув полной правоспособности в соответствии с нормами
обычного этнического права, молодые охотники отправлялись
на дальний промысел.
Параллельно с трудовым профессиональным обучением молодежь постигала и основы обычно-экологических норм, а также уважительное отношение к природе, способствовавшее экономному расходованию ее биоресурсов.
162
В связи с этим, например, у коми (зырян) существовал своеобразный «экологический кодекс», обычно-правовые нормы
которого предписывали бережное отношение к экологическим
ресурсам.
Подрастающее мужское поколение обучали также обычно-промысловым нормам, или промысловой морали, сохранявшейся в виде неписаных норм, имевших обязательное значение
для каждого коми-промысловика. Нормы промысловой морали
включали в себя не только моральный кодекс, но и обычно-правовые нормы, регулировавшие различные вопросы. К ним относились: правила поведения в лесу во время охоты, на реке во
время артельного лова рыбы; права и обязанности охотника или
рыбака при коллективном артельном промысле и т.д. Промысловая мораль также включала и вырабатываемое с детства уважение к частной собственности. Это - целый комплекс правил,
обязывающих охотников к взаимовыручке, честности при разделе добычи, достойному поведению в промысловом коллективе.
Однако наряду с трудовым воспитанием у финно-угорских
народов пермской подгруппы большое внимание придавали и
физическому воспитанию.
Воспитательный процесс у рассматриваемых народов основывался не только на обычно-правовых нормах, но и на религиозных воззрениях. Постепенно подростки включались в религиозные обряды.
Народные представления у пермских финно-угров о воспитательном процессе напрямую были связаны с существованием
семьи и отражались в обычно-правовых воззрениях.
Сегодня необходимо знакомить подрастающее поколение с
правовым опытом и традициями, образами и идеалами поведения народа в прошлом, где уровень защищенности отдельно
взятой личности и, соответственно, уровень правовой культуры
являлся достаточно высоким.
Таким образом, необходимо отметить, что обычно-правовые нормы и традиционные воззрения, формировавшиеся на
протяжении веков, нельзя предавать забвению. Возрождение
обычно-правовых традиций невозможно без пересмотра устоявшегося отношения к обучению и воспитанию детей. Накоплен-
163
ный богатый этно-образовательный опыт должен быть сегодня
использован в реформировании системы российского образования. Формированию общекультурных и профессиональных
компетенций современных обучающихся будет способствовать
изучение обычного этнического права в традиционных обществах и применение его элементов на практике. Так, например,
выработке таких общекультурных и профессиональных компетенций, содержащихся в ФГОС ВПО по направлению подготовки 030900.62 Юриспруденция (Квалификация (степень) «БАКАЛАВР»), утвержденным Приказом Министерства образования и
науки РФ от 4 мая 2010 г. № 464, как:
ОК-1- осознание социальной значимости своей будущей профессии, обладание достаточным уровнем профессионального
правосознания;
ОК-6 - наличие нетерпимого отношения к коррупционному
поведению, уважительного отношения к праву и закону;
ПК-11- способность осуществлять предупреждение правонарушений, выявлять и устранять причины и условия, способствующие их совершению;
ПК-4 - способность принимать решения и совершать юридические действия в точном соответствии с законом, что способствовало бы изучению обучающимися правовых обычаев
финно-угорских народов пермской подгруппы, запрещавших
посягать на чужое имущество, оставленное без присмотра.
Так же выработке профессиональных компетенций, таких
как:
ПК-2 - способность осуществлять профессиональную деятельность на основе развитого правосознания, правового мышления и правовой культуры;
ПК-19 - способность эффективно осуществлять правовое
воспитание, что позволило бы ознакомлению обучающихся с
обычно-правовыми традициями рассматриваемых народов, применявшимися в трудовом воспитании детей и приучении их с
раннего детства к разделению труда.
Пробуждение интереса к будущей профессии путем выработки мотивации обучающихся, закрепление уважения к традиционным занятиям населения и реальная наглядность с использова-
164
нием инновационных технологий, в том числе и демонстрации,
позволяющей обучающимся приобщаться к профессиональной
деятельности, уже сегодня являются этапами образовательного
процесса и должны реализовываться в процессе обучения и воспитания. Однако не часто субъекты образовательного процесса
задумываются над тем, что все эти элементы основываются на
обычно-правовых и традиционных воззрениях, выработанных
народным правом.
Таким образом, воспитательный процесс в прошлом у финно-угорских народов пермской подгруппы зиждился на трудовом воспитании; промысловом обучении (приобщении молодых
парней к охотничьей и рыболовной культуре), т.е. приобщение
к профессиональной деятельности; правовом воспитании (изучение подрастающим поколением обычно-экологических норм,
обычно-промысловых норм); системе табу; физическом воспитании; религиозных воззрениях; семейных ценностях.
Поэтому, используя опыт народного права, автором была
разработана концепция воспитательной системы в современной студенческой группе, в которой обычно-правовые нормы
синкретизированы с инновациями и интерактивными формами
работы.
Предлагаемая концепция воспитательной системы включает в
себя цель и задачи (табл. 2), систему коллективных дел, направленную на реализацию воспитательных мероприятий (табл. 3).
165
166
Формирование культуры
здорового образа жизни
Гражданско-патриотическое
воспитание
Культурно-эстетическое
воспитание
Мероприятия, направленные
на духовно-нравственное и
эмоциональное воспитание
Проведение (групповых,
факультетских) корпоративных
мероприятий
Профессиональнопрактические мероприятия
Информировать о потенциальных возможностях вуза
Вовлечь в активную университетскую жизнь
«Научить учиться»
Повысить нравственность и сформировать ценностные ориентиры
Создать корпоративную культуру в группе
«Возбудить» интерес к профессии
Выработать толерантность
Создать студенческий актив группы
Сформировать сплочённый коллектив
Выработать готовность к интеграции
Цель – создать саморазвивающуюся активную молодёжную среду
Таблица 2
в студенческой группе
ЗАДАЧИ
Таблица 3
Система коллективных дел
В данной концепции воспитательной системы в студенческой
группе учитываются требования ФГОС. В частности, согласно
п. 7.2 ФГОС на вуз возлагается обязанность создания социокультурной среды и условий, необходимых для всестороннего
развития личности.
Важный итог проводимой воспитательной работы - достижение в результате основной цели, т.е. создание саморазвивающейся активной молодежной среды в студенческой группе, готовой
к социальному партнерству с различными структурными подразделениями вуза и иными организациями и органами государственной власти.
Индикаторами реализации и использования обычно-правовых норм и традиционных воззрений финно-угорских народов
пермской подгруппы в обучении и воспитании в студенческой
группе и, соответственно, рефлексией уровня сформированности компетенций будут являться количественные (количество
студенческих инициатив, направленных на применение инновационных технологий при изучении обычного этнического права;
количество обучающихся, посещающих тренинги, практические
занятия, проводимые преподавателем по обычному этническому праву; количество обучающихся, участвующих в проведении
студенческих научных конференций по теме обычного права;
количество инициатив обучающихся при проведении мероприятий с применением инновационных технологий при изучении
обычного этнического права народа; количество сгенерированных обучающимися собственных инновационных проектов в
исследуемой теме и т.д.) и качественные показатели (успешность у обучающихся предложенных преподавателем различных
образовательных мероприятий; активное участие обучающихся
в рассматриваемых мероприятиях; одобрение или неодобрение
обучающимися предложенных преподавателем инновационных
мероприятий либо генерирование собственных студенческих
идей, что обусловливает появление обратной связи между обучающимися и преподавателем; наличие или отсутствие интереса
к проводимым мероприятиях со стороны обучающихся данной
группы и других групп и т.д.).
Библиографический список:
1. Аврамов В. Жители Яренского уезда и их хозяйственный быт // Вологодские губернские ведомости. 1859. № 37. С. 328, 329.
167
2. Арсеньев Ф.А. Зыряне и их охотничьи промыслы // Зыряне и зырянский край в литературных документах XIX века / Общ. ред. В.А. Лимеровой. Сыктывкар: ООО «Издательство “Кола”», 2010.
3. Берг Ф. Заметки о зырянах // Вятские губернские ведомости. 1854.
№ 29. С. 315, 316.
4. Большаков М.А. Община у зырян // Живая старина. 1906. Вып. 1.
5. Волковъ Н. Удорский край. Этнографический очеркъ // Вологодские
губернские ведомости. 1879. № 34. С. 3, 4.
6. Ежов О. Личность и отличительные качества зырян // Вятские губернские ведомости. 1857. № 22. С. 142, 143.
7. Конаков Н.Д. Охотничьи артели у коми // Традиционная культура и
быт народа коми. Сыктывкар, 1978. Вып. 20. С. 18—28.
8. Краева И.Ю. Традиционная коми семья: особенности воспитания.
Сыктывкар: Изд-во СыктГУ, 2010.
9. Михайлов М.И. Физические и нравственные свойства зырян // Зыряне
и зырянский край в литературных документах XIX века / Общ. ред.
В.А. Лимеровой. Сыктывкар: ООО «Издательство “Кола”», 2010.
10. Мудрик А.В. Социальная педагогика. М.: Издатцентр «Академия»,
1999.
11. Сайт ЧуДество // http://chudetstvo.ru/detskaya_ploschadka/stixi-iskazki/narodnye/2697-poslovicy-i-pogovorki-naroda-komi.html
(Дата
обращения: 31.01.2013 г.)
12. Труды экспедиции по использованию земель Печерского края Вологодской губернии / Общ. ред. П.И. Соколова. СПб.: Типография Ц.
Крайз, 1909. Т. I.
168
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
__МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ__
Проект
ДОГОВОР
О ЕВРАЗИЙСКОМ ЭКОНОМИЧЕСКОМ СОЮЗЕ
Преамбула
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
УЧРЕЖДЕНИЕ И ОРГАНИЗАЦИЯ
ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЕВРАЗИЙСКОГО
ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА (ЕАЭС)
Раздел I
ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ УЧРЕЖДЕНИИ И
ОРГАНИЗАЦИИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЕВРАЗИЙСКОГО
ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА
Статья 1 Учреждение Евразийского экономического союза
Статья 2 Определения
Статья 3 Принципы функционирования Союза
Статья 4 Задачи Союза
Статья 5 Разграничение компетенции между Союзом и государствами-членами
Статья 6 Осуществление Союзом международной деятельности
Статья 7 Право Союза
Статья 8 Международные договоры с третьей стороной
Статья 9 Бюджет Союза
Статья 10 Органы Союза
Статья 11 Совещательные органы
Статья 12 Мониторинг исполнения правовых актов Союза
Статья 13 Государства-кандидаты, государства-партнеры и
наблюдатели
169
Статья 14 Правовая защита имущества государств-членов
Статья 15 Привилегии и иммунитеты
Статья 16 Ревизия финансово-хозяйственной деятельности
органов Союза
Статья 17 Информационное взаимодействие в рамках Союза
Статья 18 Официальная статистическая информация Союза
Раздел II
ОРГАНЫ СОЮЗА
1. Высший совет Евразийского экономического союза
Статья 19
Статья 20
Статья 21
Статья 22
Статус Высшего совета Союза
Порядок работы Высшего совета Союза
Функции и полномочия Высшего совета Союза
Акты Высшего совета Союза
2. Совет Евразийского экономического союза
Статья 23 Совет Союза и порядок его работы
Статья 24 Функции и полномочия Совета Союза
Статья 25 Акты Совета Союза
3. Евразийская экономическая комиссия
Статья 26
Статья 27
Статья 28
Статья 29
Статус и задачи Комиссии
Компетенция Комиссии
Структура Комиссии
Акты Комиссии
4. Евразийская Межпарламентская ассамблея
Статья 30 Статус и задачи Евразийской Межпарламентской
ассамблеи
Статья 31 Состав и порядок работы Евразийской Межпарламентской ассамблеи
Статья 32 Функции и полномочия Евразийской Межпарламентской ассамблеи
170
Статья 33 Организация деятельности Евразийской Межпарламентской ассамблеи
5. Суд Евразийского экономического союза
Статья 34
Статья 35
Статья 36
Статья 37
Статья 38
Статья 39
Статья 40
Общие положения
Компетенция Суда Союза
Формирование и состав Суда Союза
Организация деятельности Суда Союза
Судопроизводство и решения Суда Союза
Особенности судопроизводства
Консультативные заключения Суда Союза
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ТАМОЖЕННЫЙ СОЮЗ. ДВИЖЕНИЕ ТОВАРОВ
Раздел III
ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА.
ТАМОЖЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В СОЮЗЕ
за
Статья 41 Принципы функционирования таможенного сою-
Статья 42 Таможенное регулирование в Союзе
Статья 43 Создание и функционирование свободных (специальных, особых) экономических зон
Статья 44 Зачисление и распределение ввозных таможенных
пошлин (иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие)
Раздел IV
ВНУТРЕННИЙ РЫНОК ТОВАРОВ
Статья 45 Функционирование внутреннего рынка товаров
Статья 46 Исключения из режима функционирования внутреннего рынка товаров
171
Раздел V
ТОРГОВАЯ ПОЛИТИКА В ОТНОШЕНИИ ТРЕТЬИХ
ГОСУДАРСТВ
1. Общие положения о торговой политике
Статья 47 Принципы осуществления торговой политики
Статья 48 Механизмы осуществления торговой политики
Статья 49 Режим наибольшего благоприятствования
Статья 50 Режим свободной торговли
Статья 51 Система тарифных преференций Союза
Статья 52 Приграничная торговля
Статья 53 Правила определения страны происхождения товаров
Статья 54 Режим торговли услугами с третьей стороной
Статья 55 Исключения из режима торговли услугами с третьей стороной
2. Таможенно-тарифное регулирование и нетарифное регулирование
Статья 56 Таможенный тариф Евразийского экономического
союза
Статья 57 Тарифные льготы
Статья 58 Тарифные квоты
Статья 59 Меры нетарифного регулирования
Статья 60 Введение мер, затрагивающих внешнюю торговлю товарами, в одностороннем порядке
Статья 61 Меры, вводимые для участия в международных
санкциях
3. Меры защиты внутреннего рынка
172
Статья 62 Общие положения о введении мер защиты внутреннего рынка
Статья 63 Принципы применения специальных защитных,
антидемпинговых и компенсационных мер
Статья 64 Иные меры защиты внутреннего рынка
Раздел VI
ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ПРОДУКЦИИ
Статья 65 Технического регулирование в рамках Союза
Статья 66 Технические регламенты и стандарты
Статья 67 Обращение продукции
Раздел VII
САНИТАРНЫЕ, ВЕТЕРИНАРНО-САНИТАРНЫЕ МЕРЫ,
КАРАНТИН И ЗАЩИТА РАСТЕНИЙ
Статья 68 Общие принципы применения санитарных, ветеринарно-санитарных мер, введения карантина и мер защиты
растений
Статья 69 Применение санитарных мер
Статья 70 Применение ветеринарно-санитарных мер
Статья 71 Введение карантина и мер защиты растений
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
СВОБОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ КАПИТАЛОВ, УСЛУГ
И РАБОЧЕЙ СИЛЫ. ЕДИНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ
ПРОСТРАНСТВО
Раздел VIII
МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
Статья 72 Основные направления согласованной макроэкономической политики
Статья 73 Основные макроэкономические показатели
Раздел IX
ВАЛЮТНАЯ ПОЛИТИКА
Статья 74 Цели и принципы согласованной валютной политики
173
Раздел X
ТОРГОВЛЯ УСЛУГАМИ И ИНВЕСТИЦИИ
Статья 75 Правовой режим торговли услугами
Статья 76 Правовой режим инвестиций
Статья 77 Транспарентность
Статья 78 Гармонизация и унификация законодательства государств-членов
Раздел XI
РЕГУЛИРОВАНИЕ ФИНАНСОВЫХ РЫНКОВ
Статья 79 Цели и принципы регулирования финансовых
рынков
Раздел XII
НАЛОГИ И НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ
Статья 80 Принципы взаимодействия государств-членов в
сфере налогообложения
Статья 81 Принципы взимания косвенных налогов в государствах членах
Раздел XIII
КОНКУРЕНТНАЯ ПОЛИТИКА
за
Статья 82 Принципы и правила конкуренции в рамках СоюРаздел XIV
ЕСТЕСТВЕННЫЕ МОНОПОЛИИ
Статья 83 Сферы и субъекты естественных монополий
174
Раздел XV
ЭНЕРГЕТИКА
Статья 84 Взаимодействие государств-членов в сфере энергетики
Статья 85 Совместный топливно-энергетический баланс
Статья 86 Формирование общего электроэнергетического
рынка
Статья 87 Обеспечение доступа к услугам естественных монополий в сфере электроэнергетики
Статья 88 Обеспечение доступа к газотранспортным системам государств-членов
Статья 89 Формирование общих рынков нефти и нефтепродуктов
Раздел XVI
ТРАНСПОРТНЫЕ УСЛУГИ
Статья 90 Согласованная транспортная политика
Статья 91 Цели и задачи проведения согласованной транспортной политики
Раздел XVII
ЗАКУПКИ ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И
МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД
Статья 92 Цели и принципы регулирования государственных и муниципальных закупок
Раздел XVIII
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ
Статья 93 Правовой режим объектов интеллектуальной собственности
Статья 94 Единый таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности
175
Раздел XIX
ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
Статья 95 Промышленная политика государств-членов
Статья 96 Субсидирование промышленности
Раздел XX
АГРОПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПЛЕКС
Статья 97 Цели и задачи согласованной агропромышленной
политики
Статья 98 Основные направления согласованной агропромышленной политики
Раздел XXI
ТРУДОВАЯ МИГРАЦИЯ
Статья 99 Порядок въезда и пребывания граждан государств-членов и граждан третьих государств
Статья 100Порядок осуществления трудовой деятельности
гражданами государств-членов на территориях государств-членов
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
СОТРУДНИЧЕСТВО И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
ГОСУДАРСТВ-ЧЛЕНОВ В ДРУГИХ ОБЛАСТЯХ
Статья 101Сотрудничество в сфере образования
Статья 102Сотрудничество в сфере здравоохранения
Статья 103Сотрудничество в сфере культуры
Статья 104Сотрудничество в области науки и в технической
сфере
Статья 105Сотрудничество и правовая помощь по гражданским, административным и уголовным делам
Статья 106Сотрудничество в охране внешних границ
176
ЧАСТЬ ПЯТАЯ
ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Статья 107Разрешение споров
Статья 108Толкование и
Статья 109Оговорки
Статья 110Внесение изменений в Договор
Статья 111Присоединение к Договору и выход из Договора
Статья 112Регистрация Договора в Секретариате Организации Объединенных Наций
Статья 113Выход из Договора
Статья 114Вступление Договора в силу
177
Проект
Республика Беларусь, Республика Казахстан и Российская
Федерация, далее именуемые Сторонами,
объединенные общим историческим и культурным наследием,
признавая принципы неприкосновенности и неотчуждаемости прав и свобод человека, правового государства, рыночной
экономики,
выражая убежденность в том, что дальнейшее развитие интеграции, основанной на глубоких исторических и духовных
связях между народами государств-членов, отвечает их национальным интересам и способствует непрерывному улучшению
благосостояния и качества жизни граждан,
основываясь на принципах уважения суверенитета и равенства государств,
признавая и уважая самобытность национальной культуры и
традиций каждого государства-члена,
выражая желание своих народов к более тесному сотрудничеству,
определяя основополагающей целью постоянное улучшение
условий жизни и труда своих народов,
констатируя успешную реализацию задач по формированию
Таможенного союза и Единого экономического пространства и
стремясь перейти на новый этап евразийской интеграции, продвигаясь от Евразийского экономического сообщества к формированию Евразийского Союза,
движимые стремлением укрепить экономические системы
государств и обеспечить их гармоничное развитие и сближение,
а также гарантировать устойчивый рост деловой активности,
сбалансированную торговлю и добросовестную конкуренцию,
обеспечивая экономический и социальный прогресс путем
совместных действий, направленных на решение стоящих перед государствами-членами общих задач по содействию устойчивому и гармоничному социально-экономическому развитию,
всесторонней модернизации и усилению национальной конкурентоспособности в рамках глобальной экономики, устранению
178
барьеров, препятствующих интеграционным процессам,
подтверждая стремление к дальнейшему укреплению всестороннего взаимовыгодного и равноправного сотрудничества
с другими странами, а также международными интеграционными объединениями и международными организациями, включая
Европейский Союз,
подтверждая свою приверженность целям и принципам Устава Организации Объединенных Наций, а также другим общепризнанным принципам и нормам международного права,
основываясь на Декларации о Евразийской экономической
интеграции от 18 ноября 2011 года,
договорились о нижеследующем:
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Статья 1
Учреждение Евразийского экономического союза
1. Настоящим Договором Стороны в целях повышения уровня
жизни и благосостояния своих народов развития экономики, завершения формирования Единого экономического пространства
и формирования общего рынка, а также дальнейшего углубления интеграции на основе таможенного союза государств-членов учреждают Евразийский экономический союз и определяют
сферы, границы и порядок осуществления его компетенции.
2. Союз является субъектом международного права.
Статья 2
Определения
Для целей применения права Союза в настоящем Договоре и
иных правовых актах Союза используются понятия и сокращения, которые означают следующее:
«гармонизация законодательства» – метод сближения законодательства государств-членов, направленный на установление
сходных (сопоставимых) механизмов нормативного правового
179
регулирования в отдельных сферах, затрагивающих функционирование Союза, в целях его наиболее эффективного функционирования и развития;
«государства-члены» – государства, являющиеся членами Евразийского экономического союза и Сторонами настоящего Договора;
«государственное участие в предпринимательской деятельности» – создание государственных предприятий и владение более
50 процентов акций (долей), принадлежащих государству-члену
в юридическом лице, осуществляющем предпринимательскую
деятельность;
«государственное ценовое регулирование» – установление государственными органами и органами местного самоуправления
государств-членов цен (тарифов), надбавок к ценам (тарифам),
максимальных или минимальных цен (тарифов), максимальных
или минимальных надбавок к ценам (тарифам) в порядке, установленном законодательством государств-членов и требованиями международных договоров; Г3/2
«доминирующее положение» – положение хозяйствующего
субъекта (группы лиц) либо нескольких хозяйствующих субъектов (групп лиц) на рынке определенного товара, дающее такому
хозяйствующему субъекту (группе лиц) либо таким хозяйствующим субъектам (группам лиц) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке, и (или) устранять с этого товарного
рынка других хозяйствующих субъектов (субъектов рынка), и
(или) затруднять доступ на этот товарный рынок другим хозяйствующим субъектам (субъектам рынка); Г3/2
«единая политика» – политика, осуществляемая государствами-членами в различных сферах экономики, предполагающая
применение государствами-членами единых механизмов правового регулирования, устанавливаемых наднациональными
органами от коллективного лица государств-членов в рамках
полномочий, предоставленных настоящим Договором, в целях
обеспечения соблюдения интересов Союза;
«Единое экономическое пространство» – пространство, состоящее из территорий государств-членов, на котором функ-
180
ционируют однотипные механизмы регулирования экономики,
основанные на рыночных принципах и применении гармонизированных правовых норм, существует единая инфраструктура и проводится согласованная налоговая, денежно-кредитная,
валютно-финансовая, торговая и таможенная политика в целях
обеспечения свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы;
«естественная монополия» – состояние рынка услуг, при котором создание конкурентных условий для удовлетворения спроса
на определенный вид услуг невозможно или экономически нецелесообразно в силу технологических особенностей производства и предоставления данного вида услуг; Г2/2
«международные договоры в рамках Союза» – международные договоры, заключаемые между государствами-членами по
вопросам, связанным с функционированием и развитием Союза;
«международные договоры Союза с третьей стороной» –
международные договоры, заключаемые Союзом с третьими
государствами, их интеграционными объединениями и международными организациями на основе положений настоящего
Договора;
«общий рынок» – общее экономическое пространство, в котором в рамках Союза товары, услуги, инвестиции, трудовые
ресурсы перемещаются в условиях унифицированного правового режима;
«согласованная политика» – политика, осуществляемая государствами-членами в различных сферах экономики, предполагающая такую степень координации действий, при которой
государствами-членами применяются сходные (сопоставимые)
механизмы правового регулирования в целях обеспечения соблюдения интересов Союза;
«Союз» – Евразийский экономический союз (ЕАЭС), являющийся экономическим объединением государств, который создан на основе Таможенного союза Сторон в целях завершения
формирования Единого экономического пространства и формирования общего рынка, а также дальнейшего развития интеграционных процессов, в рамках которого снимаются ограничения
на пути движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы и в
181
котором в соответствии с настоящим Договором в определенных
им сферах проводится согласованная или единая политика;
«субъект естественных монополий» – хозяйствующий субъект, оказывающий услуги в сферах естественных монополий,
установленных настоящим Договором; Г2/2
«таможенная граница Союза» – пределы таможенной территории Союза, а также пределы отдельных территорий, входящих
в состав территории государств-членов;
«таможенная территория Союза» – территория, состоящая
из территорий государств-членов, а также находящиеся за пределами территорий государств-членов искусственные острова,
установки, сооружения и иные объекты, в отношении которых
государства-члены обладают исключительной юрисдикцией;
«Таможенный тариф Евразийского экономического союза»
(ТТ ЕАЭС) – систематизированный в соответствии с Товарной
номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза свод ставок таможенных пошлин,
применяемых к товарам, ввозимым на таможенную территорию
Союза из третьих государств;
«территория Союза» – территория, состоящая из территорий
государств-членов;
«Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности
Евразийского экономического союза» (ТН ВЭД ЕАЭС) – Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности, основанная на гармонизированной системе описания и кодирования
товаров Всемирной таможенной организации и Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Содружества
Независимых Государств;
«третьи государства» – государства, не являющиеся государствами - членами Союза;
«унификация законодательства» – метод сближения законодательства государств-членов, направленный на установление
идентичных механизмов правового регулирования в отдельных
сферах, определенных настоящим Договором.
Иные понятия, используемые в настоящем Договоре и других
правовых актах Союза, понимаются в значениях, приведенных в
соответствующих приложениях к настоящему Договору.
182
Статья 3
Принципы функционирования Союза
Основными принципами функционирования Союза являются:
соблюдение общепризнанных норм международного права;
соблюдение принципа суверенного равенства государств;
соблюдение основополагающих прав и свобод человека;
принцип наделения компетенцией, в соответствии с которым деятельность Союза осуществляется в рамках полномочий,
определенных настоящим Договором;
соблюдение принципов рыночной экономики и добросовестной конкуренции;
недискриминация;
открытость;
обеспечение взаимовыгодного сотрудничества, равноправия
и учета национальных интересов государств-членов;
взаимное уважение и содействие государств-членов друг другу в выполнении задач, вытекающих из настоящего Договора и
международных договоров в рамках Союза;
неприменение государствами-членами любых мер, способных поставить под угрозу функционирование и достижение целей Союза.
Статья 4
Задачи Союза
Основными задачами Союза являются:
обеспечение свободного движения товаров, услуг, капиталов
и трудовых ресурсов на таможенной территории Союза;
формирование и развитие общего рынка товаров, услуг, инвестиций и трудовых ресурсов;
обеспечение развития достигнутого в рамках таможенного
союза Сторон и формирования единого экономического пространства уровня интеграции;
гармонизация и (или) унификация законодательства государств-членов в отдельных сферах, в целях эффективного функ-
183
ционирования и развития Союза;
всесторонняя модернизация и усиление конкурентоспособности государств-членов в рамках глобальной экономики;
проведение единой в рамках Союза конкурентной политики
и политики государственных закупок и обеспечение равных условий конкуренции на общем рынке товаров Союза, в том числе
недискриминационного доступа хозяйствующих субъектов государств-членов к товарным рынкам государств-членов;
создание правовых основ для формирования и установления
единых принципов и общих правил регулирования деятельности субъектов естественных монополий государств-членов для
обеспечения баланса интересов потребителей, субъектов естественных монополий и общества, обеспечивающих доступность
услуг, реализуемых субъектами естественных монополий, эффективность функционирования и развития субъектов естественных монополий в государствах-членах и гармонизация на
их основе законодательства государств-членов в области регулирования деятельности субъектов естественных монополий;
проведение согласованной экономической и единой торговой
политики;
содействие развитию взаимной торговли путем устранения
административных барьеров препятствующих свободному движению товаров, услуг, инвестиций и трудовых ресурсов в рамках Союза и предотвращения их установления;
создание единой инфраструктуры Союза;
проведение согласованной макроэкономической, промышленной, транспортной, энергетической и агропромышленной
политики, углубление производственной кооперации;
проведение согласованной политики в области статистики;
дальнейшее сближение национальных экологических стандартов и стандартов труда;
развитие тесного взаимодействия в вопросах межрегионального и приграничного сотрудничества;
проведение согласованной миграционной политики;
проведение согласованной политики, направленной на защиту интеллектуальной собственности;
184
создание условий для сближения налоговых систем государcтв-членов;
создание условий для согласованной денежно-кредитной, валютной и финансовой политики;
создание условий для перехода к валютному союзу;
проведение согласованной политики на финансовых рынках;
создание условий для формирования единой банковской системы;
гармонизация и последующая унификация законодательства
государств-членов, устанавливающего административную и
(или) уголовную ответственность за правонарушения в сферах,
отнесенных к компетенции Союза;
сотрудничество в сфере безопасности, включая противодействие новым вызовам и угрозам;
всемерное содействие сотрудничеству в сфере культуры, социальной политики, науки и техники, образования, включая обеспечение совместимости стандартов образования;
развитие связей по линии парламентов, деловых сообществ и
контактов между людьми;
обеспечение условий для эффективной деятельности Союза
на международной арене путем развития всестороннего взаимовыгодного сотрудничества с третьими государствами, их интеграционными объединениями и международными организациями в целях создания пространства добрососедства, основанного
на принципах экономического партнерства;
укрепление сотрудничества в области высоких технологий и
инноваций;
создание условий для формирования Евразийского союза.
Д.1; Д.2
Статья 5
Разграничение компетенции между Союзом
и государствами-членами
1. Союз обладает исключительной компетенцией по следующим вопросам, затрагивающим его функционирование:
таможенный союз государств-членов;
185
186
таможенное администрирование;
торговая политика в отношении третьих государств (в том
числе вопросы установления торговых режимов);
политику в области конкуренции в рамках Союза;
техническое регулирование и санитарные, ветеринарные и
фитосанитарные меры.
В рамках исключительной компетенции Союзом принимаются правовые акты в соответствии с полномочиями, предоставленными Союзу настоящим Договором и международными договорами в рамках Союза.
Нормативные правовые акты в сфере исключительной компетенции Союза могут приниматься государствами-членами в случаях, когда это предусмотрено настоящим Договором или международными договорами в рамках Союза в целях обеспечения
исполнения правовых актов Союза.
2. Союз обладает совместной с государствами-членами компетенцией в сферах, определенных частью третьей настоящего
Договора.
В указанных сферах Союзом принимаются правовые акты в
рамках предоставленных полномочий в соответствии с настоящим Договором или международным договором в рамках Союза.
Государства-члены принимают нормативные правовые акты
по вопросам совместной компетенции в случаях, когда это предусмотрено настоящим Договором и международными договорами в рамках Союза, а также в случае, если соответствующие
вопросы настоящим Договором и международными договорами
в рамках Союза не урегулированы.
3. В сферах, предусмотренных частью IV настоящего Договора, Союз может обладать компетенцией, направленной на осуществление координации деятельности государств-членов.
В рамках реализации указанной компетенции Союз может
принимать правовые акты в случае наличия у Союза полномочий, предусмотренных настоящим Договором, международным
договором в рамках Союза или актом Высшего совета.
4. Любая компетенция, не предоставленная Союзу настоящим
Договором, международными договорами в рамках Союза, при-
надлежит государству-члену.
5. Союз и государства-члены будут в духе согласия решать
все вопросы, касающиеся разграничения компетенции Союза и
государств-членов в случаях, когда такое разграничение четко не
определено.
Статья 6
Осуществление Союзом международной деятельности
1. Союз осуществляет международную деятельность и участвует в международных отношениях на правах международной
организации.
2. Союз может устанавливать отношения с третьими государствами, их интеграционными объединениями и международными организациями, заключать с ними международные договоры
и иные международные акты по вопросам, относящимся к компетенции Союза, а также по иным вопросам, затрагивающим его
функционирование, в порядке и на условиях, которые определены настоящим Договором.
3. Союз развивает отношения с третьими государствами, их
интеграционными объединениями и международными организациями.
4. Государства-члены обеспечивают взаимодействие, координацию и сотрудничество своих представителей в международных организациях, деятельность которых пересекается с
компетенцией Союза и участниками которых являются государства-члены, с целью выработки согласованных позиций, предложений и решений.
5. Основными целями международной деятельности Союза
являются:
1) развитие торгово-экономических связей с третьими государствами и их интеграционными объединениями;
2) содействие развитию партнерства на международной арене
для формирования системы мировой торговли, основанной на
общепризнанных нормах и принципах международного права,
равенстве и взаимном учете интересов;
187
3) координация подходов при интеграции государств-членов
в мировую экономику и международную торговую систему;
4) укрепление региональной стабильности и обеспечение
экономической безопасности Союза и государств-членов посредством достижения максимального экономического эффекта
от участия в международном разделении труда.
6. Основными задачами международной деятельности Союза
являются:
1) содействие выработке единых подходов и координация действий государств-членов в рамках международного сотрудничества с третьей стороной, затрагивающего вопросы, отнесенные
в соответствии с настоящим Договором к исключительной компетенции Союза;
2) расширение взаимодействия с третьими государствами, их
интеграционными объединениями, международными организациями, в том числе по вопросам противодействия угрозам и вызовам современности (прежде всего экономического и экологического характера), по вопросам энергобезопасности, экологии,
решения транспортных проблем, а также по другим вопросам,
представляющим взаимный интерес;
3) содействие привлечению иностранных инвестиций в приоритетные отрасли экономики государств-членов.
Статья 7
Право Союза
188
1. Настоящий Договор, международные договоры в рамках
Союза, международные договоры Союза с третьей стороной,
акты Высшего совета, Совета Союза и Комиссии являются правовыми актами Союза и формируют право Союза.
2. Правовые акты Союза подлежат обязательному применению, имеют прямое действие на территориях государств-членов
и обладают приоритетом по отношению к законодательству государств-членов, за исключением случаев, предусмотренных в
пункте 4 настоящей статьи.
3. Правовые акты Союза подлежат официальному опубликованию на официальном интернет-портале правовой информации
Союза, за исключением актов ограниченного распространения.
Порядок функционирования интернет-портала правовой информации Союза определяется Комиссией.
4. С даты присоединения государства-члена к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации (далее – Соглашение ВТО) положения Соглашения ВТО,
как они определены в протоколе о присоединении этого государства-члена к Всемирной торговой организации (ВТО), включающем обязательства, принятые в качестве условия присоединения
этого государства и относящиеся к правоотношениям, регулирование которых относится к компетенции Союза, становятся частью права Союза, должны быть имплементированы в правовые
акты Союза и не подлежат отмене или ограничению правовыми
актами Союза. В27/1
В случае если правовой акт Союза вступает в противоречие
с соответствующим положением Соглашения ВТО, нормы ВТО
имеют приоритет над соответствующими нормами правовых актов Союза. В27/2
Ничто не препятствует применению правовых актов Союза,
которые являются более либеральными по сравнению с Соглашением ВТО и не противоречат ему. В27/2
Статья 8
Международные договоры с третьей стороной
1. Союз вправе заключать с третьими государствами, их интеграционными объединениями и международными организациями международные договоры при наличии соответствующих
полномочий от государств-членов, оформляемых актом Высшего совета.
Ведение переговоров от имени Союза осуществляет Комиссия после наделения ее такими полномочиями Советом Союза.
2. Международные договоры, заключаемые Союзом с третьей
стороной по вопросам, отнесенным в соответствии с настоящим
Договором к исключительной компетенции Союза, от лица Союза подписываются Комиссией.
Международные договоры государств-членов и Союза с
третьей стороной по вопросам, отнесенным в соответствии с
189
настоящим Договором к совместной компетенции Союза и государств-членов, подписываются совместно Комиссией и государствами-членами.
3. Международные договоры Союза с третьей стороной о предоставлении третьему государству статуса государства-кандидата или государства-партнера подписываются в порядке, определенном актом Высшего совета.
4. Если положения заключенного государством-членом международного договора с третьей стороной затрагивают вопросы,
отнесенные к компетенции Союза, государство-член принимает
все необходимые меры, чтобы привести указанный международный договор в соответствие с правом Союза.
Положения такого международного договора государства-члена в случае, если они затрагивают вопросы исключительной
компетенции Союза, применяются в той части, в которой они не
противоречат праву Союза.
Положения настоящего пункта не распространяются на обязательства государств-членов, принятых в соответствии с Соглашением ВТО, как они определены в протоколе о присоединении
этого государства-члена к ВТО.
Статья 9
Бюджет Союза
190
1. Финансирование деятельности Союза и его органов осуществляется за счет средств бюджета Союза, формируемого в
порядке, определенном положением о бюджете Союза.
Бюджет Союза на очередной финансовый год формируется
в российских рублях за счет долевых взносов государств-членов, определяемых пропорционально нормативам распределения сумм ввозных таможенных пошлин для каждого государства-члена в соответствии с настоящим Договором и иных
поступлений, определенных в положении о бюджете Союза.
Бюджет должен быть сбалансирован в доходах и расходах. Финансовый год начинается с 1 января и заканчивается 31 декабря.
2. Бюджет Союза и положение о бюджете Союза утверждаются Высшим советом.
Бюджет Союза на очередной финансовый год подлежит
утверждению не позднее 31 августа текущего года.
Внесение изменений в бюджет Союза и в положение о бюджете Союза осуществляется Высшим советом. 3. Если задолженность любого государства-члена перед бюджетом Союза по долевому взносу превысит годовую сумму его
взноса, то это государство-член лишается права голоса в органах
Союза до полного погашения задолженности.
А.48/15
Статья 10
Органы Союза
1. Институциональная структура Союза представлена его органами обеспечивающими его функционирование.
2. Органами Союза являются:
Высший Евразийский экономический совет (далее – Высший
совет);
Совет Евразийского экономического союза (далее – Совет Союза);
Евразийская экономическая комиссия (далее – Комиссия);
Суд Евразийского экономического союза (далее – Суд Союза);
Евразийская Межпарламентская ассамблея.
3.Органы действуют в пределах полномочий, которые предоставлены им в соответствии с настоящим Договором, иными
международными договорами в рамках Союза и актами Высшего совета.
Порядок деятельности Комиссии и Суда Союза регулируется
также согласно приложениям № 1 и 2.
4. Органы Союза действуют на основе принципов гласности
и транспарентности.
5. Рабочим языком органов Союза является русский язык.
6. Условия пребывания органов Союза (их представительств)
определяются соответствующим договором между органом Союза и государством пребывания.
Д.2/33
191
Статья 11
Совещательные органы
Для обсуждения отдельных вопросов отраслевого или межотраслевого характера, не отнесенных к исключительной компетенции Союза, выработки предложений по углублению и координации сотрудничества в различных сферах, затрагивающих
функционирование Союза или его компетенцию разного уровня,
по решению Совета Союза могут создаваться совещательные
органы на уровне руководителей государственных органов государств-членов.
Статья 12
Мониторинг исполнения правовых актов Союза
192
1. В случае, если в результате проводимого Комиссией мониторинга возникают основания полагать, что одно из государств-членов не исполняет положения правовых актов Союза,
Комиссия в соответствии с решением, принятым двумя третями
голосов ее членов, направляет государству-члену предписание
о необходимости обязательного исполнения соответствующих
норм и устанавливает разумный срок, в течение которого данное
государство-член обязано устранить такое нарушение.
Государство-член в пределах установленного в уведомлении
срока, направляет в Комиссию отчет о принятых мерах по устранению выявленных нарушений и результатах таких мер.
3. В случае, если государство-член не исполняет в установленные сроки предписание, указанное в акте Комиссии, Комиссия имеет право обратиться в Суд Союза с соответствующим
заявлением.
Одновременно Комиссия уведомляет Высший совет и Совет
Союза о направлении соответствующего заявления в Суд Союза.
4. На любой стадии рассмотрения заявления, указанного в
пункте 3 настоящей статьи, Суд Союза по ходатайству Коллегии Комиссии или государства-члена, права которого нарушены
в связи с неисполнением правового акта Союза, в течение 45 календарных дней с даты поступления ходатайства в Суд Союза
рассматривает вопрос о введении разумных временных мер, в
том числе обеспечительного характера, в целях исполнения решения Суда Союза или предотвращения возможного нарушения
прав и законных интересов, предусмотренных правовым актом
Союза.
5. До подачи ходатайства, указанного в пункте 4 настоящей
статьи, государство-член, не являющееся стороной по делу,
должно обратиться в Суд Союза с ходатайством о разрешении
вступить в дело в качестве заинтересованной стороны.
Статья 13
Государства-партнеры, государства-кандидаты
и наблюдатели
1. В зависимости от уровня интеграционного взаимодействия
с Союзом третьему государству (интеграционному объединению, международной организации) может быть предоставлен
статус государства-партнера Союза (далее – государство-партнер), государства-кандидата на вступление в Союз (далее – государство-кандидат) или наблюдателя при Союзе (далее – наблюдатель).
Для получения соответствующего статуса третьим государством, (интеграционным объединением, международной организацией) подается обращение в Комиссию. Порядок рассмотрения Комиссией обращения определяется Регламентом.
2. Статус государства-партнера предусматривает углубленное
интеграционное взаимодействие такого государства с Союзом и
другими государствами-партнерами с целью приобретения статуса государства-кандидата или приобретения членства в Союзе.
3. Статус государства-партнера предполагает принятие таким
государством обязательства по выполнению положений части IV
настоящего Договора и положений, затрагивающих отношения,
из нее вытекающие, а также заявления о готовности рассмотрения вопроса о выполнении положений частей II и III настоящего
Договора в порядке и на условиях, которые определены международным договором, указанным в пункте 4 настоящей статьи.
193
194
4. Предоставление статуса государства-партнера оформляется соответствующим международным договором, заключаемым
Союзом с таким государством в предусмотренном Регламентом
порядке.
5. Государству-партнеру предоставляется право:
1) участия по приглашению в заседаниях Высшего совета и
Совета Союза без права голоса при принятии решений;
2) инициирования рассмотрение на заседаниях Высшего совета и Совета Союза вопросов, затрагивающих сферы, регулируемые частью IV настоящего Договора, и иных вопросов, затрагивающих отношения, из нее вытекающие;
3) присутствия по приглашению на заседаниях Евразийской
Межпарламентской ассамблеи.
6. Статус государства-кандидата, предусматривает такой уровень интеграционного взаимодействия этого государства с Союзом, который обеспечивает приобретение членства в Союзе.
7. Статус государства-кандидата предполагает принятие таким государством обязательств по выполнению положений,
предусмотренных частями II, III или II – IV настоящего Договора и иных положений, затрагивающих отношения, из них вытекающие, которые в определенный в международном договоре,
указанном в пункте 8 настоящей статьи, срок позволят обеспечить возможность присоединения к настоящему Договору и
приобретения членства в Союзе.
8. Предоставление статуса государства-кандидата оформляется международным договором, заключаемым Союзом с соответствующим государством в предусмотренном Регламентом
порядке.
9. Международный договор, указанный в пункте 8 настоящей
статьи, должен содержать обязательство государства по выполнению положений, предусмотренных частями II, III или II – IV
настоящего Договора, в полном объеме.
10. Государству-кандидату предоставляется право:
1) участия по приглашению в заседаниях Высшего совета и
Совета Союза без права голоса при принятии решений;
2) участия по приглашению Председателя Совета Комиссии
в заседаниях Совета Комиссии без права голоса при принятии
решений;
3) участия по приглашению Председателя Коллегии Комиссии в заседаниях Коллегии Комиссии без права голоса при принятии решений;
4) присутствия по приглашению на заседаниях Евразийской
Межпарламентской ассамблеи;
5) инициирования рассмотрения на заседаниях Высшего Совета, Совета Союза, Комиссии вопросов, касающихся функционирования Союза.
11. Государство-кандидат вправе назначить постоянного
представителя при Коллегии Комиссии (далее – постоянный
представитель).
Постоянный представитель должен являться гражданином
того государства, которое он представляет.
Постоянный представитель участвует в заседаниях Коллегии
Комиссии без права голоса при принятии решений.
12. Третьему государству, интеграционному объединению
или международной организации может быть предоставлен статус наблюдателя.
Предоставление статуса наблюдателя оформляется актом
Высшего совета.
13. Наблюдателю предоставляется право:
1) присутствия по приглашению на открытых заседаниях
Высшего совета и Совета Союза без права голоса при принятии
решений;
2) присутствия по приглашению на заседаниях Евразийской
Межпарламентской ассамблеи и получения информации о принимаемых ею решениях.
14. В случае совершения государством-партнером, государством-кандидатом, наблюдателем действий (заявлений), направленных против интересов Союза или против принятых органами
Союза актов, статус государства-партнера, государства-кандидата, наблюдателя может быть приостановлен (аннулирован) актом Высшего совета.
195
Статья 14
Правовая защита имущества государств-членов
Каждое государство-член обеспечивает правовую защиту
имущества другого государства-члена на своей территории,
включая защиту от любых видов изъятий, осуществление обеспечительных процедур и исполнительного производства по судебным решениям.
Статья 15
Привилегии и иммунитеты
На территории каждого из государств-членов официальные
представители государств-членов, должностные лица и сотрудники органов Союза, судьи Суда Союза пользуются привилегиями и иммунитетами, которые необходимы для осуществления
ими возложенных на них функций.
Объем указанных привилегий и иммунитетов определяется
согласно приложению № 3.
Д.2/20
Статья 16
Ревизии финансово-хозяйственной деятельности
органов Союза
1. Для осуществления контроля за исполнением бюджета Союза не реже одного раза в два года проводятся ревизии финансово-хозяйственной деятельности органов Союза. Положение о
проведении указанных ревизий утверждается Высшим советом.
2. Ревизии финансово-хозяйственной деятельности органов
Союза осуществляются Группой ревизоров, состоящей из представителей органов государственного финансового контроля государств-членов. Сроки проведения ревизий определяются Высшим советом.
3. Группа ревизоров осуществляет проверку исполнения доходных и расходных статей бюджета Союза по объемам, струк-
196
туре и целевому назначению, а также проверку отчетов о доходах и расходах органов Союза.
4. По итогам проведенной проверки Группа ревизоров представляет на рассмотрение Высшего совета отчет о ревизии финансово-хозяйственной деятельности органов Союза.
Статья 17
Информационное взаимодействие в рамках Союза
1. В целях информационного обеспечения интеграционных
процессов во всех сферах, затрагивающих функционирование
Союза, обеспечивается информационное взаимодействие, разрабатываются и реализуются мероприятия, направленные на
создание общего информационного пространства и обеспечение
трансграничного пространства доверия в рамках Союза.
2. Информационное взаимодействие осуществляется с использованием интегрированной информационной системы, обеспечивающей интеграцию территориально распределенных государственных информационных ресурсов и информационных
систем государственных органов государств-членов, а также информационных систем и информационных ресурсов Комиссии.
3. Для обеспечения эффективной интеграции государственных информационных ресурсов и информационных систем
государственных органов государства-члены проводят согласованную политику в области информационных технологий и развития систем электронного правительства.
4. При использовании программно-технических средств и
информационных технологий государства-члены обеспечивают
охрану интеллектуальной собственности, используемой или полученной в процессе взаимодействия.
5. Основополагающие принципы информационного взаимодействия и координации его осуществления в рамках Союза, а
также порядок создания и развития интегрированной информационной системы определяется согласно приложению № 4.
197
Статья 18
Официальная статистическая информация Союза
1. В целях эффективного функционирования и развития Союза, формируется официальная статистическая информация Союза.
2. Формирование официальной статистической информации
Союза осуществляется в соответствии со следующими принципами:
1) профессиональная независимость;
2) научная обоснованность и сопоставимость;
3) полнота и достоверность;
4) актуальность и своевременность;
5) открытость и общедоступность;
6) эффективность затрат;
7) статистическая конфиденциальность.
3. Порядок формирования и распространения официальной
статистической информации Союза определяется согласно приложению № 5.
Раздел III
ОРГАНЫ СОЮЗА
1. Высший совет Евразийского экономического союза
Статья 19
Статус Высшего совета Союза
1. Высший совет является высшим органом Союза. А.48
2. Высший совет Союза состоит из глав государств-членов.
А.48/5
Статья 20
Порядок работы Высшего совета Союза
198
1. Заседания Высшего совета проводятся не реже 2 раз в год.
Для решения неотложных вопросов деятельности Союза по
инициативе любого из государств-членов или Председателя
Высшего совета могут созываться внеочередные заседания Высшего совета.
2. Заседания Высшего совета проводятся под руководством
Председателя Высшего совета.
Председательство в Высшем совете осуществляется поочередно в порядке русского алфавита каждым государством-членом в течение одного года.
Председатель Высшего Совета:
ведет заседания Высшего Совета;
организует работу Высшего Совета;
осуществляет общее руководство подготовкой вопросов,
представляемых на рассмотрение Высшего Совета. А.48/5
В случае досрочного прекращения полномочий Председателя
Высшего совета новый член Высшего совета от председательствующего государства-члена осуществляет полномочия Председателя Высшего совета на оставшийся срок. А.48/5
3. Заседания Высшего совета проходят в открытом или закрытом формате. Формат заседаний Высшего совета определяется
Председателем Высшего совета.
Заседания Высшего совета носят, как правило, открытый характер. На заседаниях Высшего совета, проводимых в открытом
формате, могут участвовать члены Совета Комиссии, Председатель Коллегии Комиссии.
В открытых заседаниях Высшего Совета по решению членов
Высшего совета могут принимать участие главы государств-кандидатов, государств-партнеров и высшее должностное лицо государства, интеграционного объединения, международной организации, которым предоставлен статус наблюдателя и иные
приглашенные лица.
В заседаниях Высшего совета, проводимых в закрытом формате, принимают участие главы государств-членов и Председатель Коллегии Комиссии.
4. Порядок организации проведения заседаний Высшего совета утверждается Высшим советом.
5. Организационное, информационное и материально-техническое обеспечение деятельности Высшего совета осуществляется Комиссией.
199
Статья 21
Функции и полномочия Высшего совета
200
1. Высший совет рассматривает принципиальные вопросы
деятельности Союза, связанные с общими интересами государств-членов, определяет стратегию, направления и перспективы развития интеграции и принимает акты, направленные на
реализацию целей и задач Союза. А.48/5
2. На Высший совет возлагаются следующие функции:
1) определение политики Союза во всех аспектах и сферах,
предусмотренных настоящим Договором;
2) формулирование принципов и норм, обеспечивающих деятельность и развитие Союза в соответствии с настоящим Договором;
3) определение основных ориентиров, являющихся стратегическими целями проведения согласованной политики в различных сферах;
3. Высший совет осуществляет следующие основные полномочия:
1) утверждает основные направления интеграции в рамках
Союза;
2) принимает решения о гармонизации и унификации законодательства государств-членов в отдельных сферах;
3) рассматривает подготавливаемые Евразийской Межпарламентской ассамблеей проекты основ законодательства в сферах
правоотношений, регулируемых настоящим Договором, а также
рекомендации Евразийской Межпарламентской ассамблеи;
4) утверждает бюджет Союза и положение о бюджете Союза;
5) утверждает смету расходов органов Союза и заслушивает
отчет об ее исполнении;
6) принимает решения о проведении ревизии финансово-хозяйственной деятельности органов Союза;
7) принимает решения о наделении правами юридического
лица органов Союза;
8) принимает решения об образовании представительств Комиссии в третьих государствах и их объединениях, а также при
международных организациях;
9) принимает решение о присоединении к настоящему Договору и приостановлении участия государства-члена в работе
органов Союза;
10) наделяет Комиссию правом заключать международные
договоры Союза с третьей стороной по вопросам, входящим в
компетенцию Союза;
11) одобряет международные договоры Союза с третьей стороной, заключаемые Комиссией;
12) рассматривает по предложению члена Совета Комиссии
вопросы, по которым при принятии решения в Совете Комиссии
не достигнут консенсус;
13) назначает по представлению государств-членов Председателя Коллегии Комиссии и членов Коллегии Комиссии и принимает решение о продлении срока их полномочий;
14) принимает по представлению государства-члена решение
о досрочном прекращении полномочий Председателя Коллегии
Комиссии и члена Коллегии Комиссии;
15) утверждает распределение обязанностей между членами
Коллегии Комиссии;
16) утверждает общую предельную штатную численность
структурных подразделений Комиссии;
17) утверждает порядок оплаты труда членов Коллегии Комиссии и сотрудников Комиссии, судей Суда Союза, сотрудников
секретариата Суда Союза, в том числе их денежное содержание;
18) утверждает перечень соответствия должностей сотрудников Комиссии должностям сотрудников соответствующих государственных органов государств-членов; Д.2/31
19) принимает решение о лишении права голосования в органах Союза государства-члена по основанию, указанному в пункте 3 статьи 10 настоящего Договора, а также о восстановлении
этого права;
20) принимает решения о предоставлении, приостановлении
или об аннулировании статуса государства – партнера; государства-кандидата или наблюдателя;
21) утверждает символику Союза;
22) представляет в Евразийскую Межпарламентскую ассамблею кандидатуры для назначения судей в Суд Союза;
201
23) дает поручения Совету Союза и Комиссии;
24) обращается с запросами к Евразийской Межпарламентской ассамблее и в Суд Союза;
25) осуществляет иные полномочия, затрагивающие функционирование Союза в рамках настоящего Договора и международных договоров в рамках Союза. А.48/5
Статья 22
Акты Высшего совета
1. Высший совет принимает акты в форме декретов.
2. Акты Высшего совета вступают в силу с даты их официального опубликования, если в акте Высшего совета не определен
иной срок его вступления его в силу, но не ранее даты официального опубликования такого акта.
3. Если иное не установлено настоящим Договором, акты
Высшего совета принимаются на основе консенсуса, причем каждое из государств-членов имеет один голос.
4. Акты Высшего совета о приостановлении членства или об
исключении государства-члена из состава Союза принимаются
государствами-членами по принципу «консенсус минус голос
государства-члена, в отношении которого принимается решение».
2. Совет Евразийского экономического союза
Статья 23
Совет Союза и порядок его работы
1. Заседания Совета Союза проводятся не реже 4 раз в год.
А.48/5
Для решения неотложных вопросов деятельности Союза по
инициативе любого из государств-членов могут созываться внеочередные заседания Совета Союза.
2. Заседания Совета Союза проводятся под руководством
Председателя Совета Союза.
202
Председательство в Совете Союза осуществляется поочередно в порядке русского алфавита каждым государством-членом в
течение одного года.
Председатель Совета Союза:
ведет заседания Совета Союза;
организует работу Совета Союза;
осуществляет общее руководство подготовкой вопросов,
представляемых на рассмотрение Совета Союза. А.48/5
В случае досрочного прекращения полномочий Председателя
Совета Союза новый член Совета Союза от председательствующего государства-члена осуществляет полномочия Председателя Совета Союза на оставшийся срок. А.48/5
3. Заседания Совета Союза проходят в открытом или закрытом форматах. Формат заседания Совета Союза определяется
Председателем Совета Союза.
В заседаниях Совета Союза, проводимых в закрытом формате, принимают участие главы правительств государств-членов
Председатель Коллегии Комиссии.
В заседаниях Совета Союза, проводимых в открытом формате, принимают участие главы правительств государств-членов, Председатель Коллегии Комиссии. В открытых заседаниях Совета Союза по приглашению могут принимать участие
главы государств-кандидатов, государств-партнеров и высшее
должностное лицо государства, интеграционного объединения,
международной организации, которым предоставлен статус наблюдателя, делегации государств-членов и иные приглашенные
лица.
4. Организационное, информационное и материально-техническое обеспечение деятельности Совета Союза осуществляется
Комиссией.
5. Порядок организации и проведения заседаний Высшего совета и процедура подготовки и принятия актов Высшего совета
определяются Положением, утверждаемым Высшим советом.
203
Статья 24
Функции и полномочия Совета Союза
1. Совет Союза осуществляет следующие функции:
1) принимает меры, направленные на обеспечение развития
интеграционных процессов в экономической сфере
2) осуществляет меры, направленные на обеспечение и углубление сотрудничества государств-членов в социальной сферах,
определенных в части четвертой настоящего Договора;
3) определяет меры, направленные на обеспечение сближения и сбалансированного развития экономик государств-членов.
2.Совет Союза осуществляет следующие основные полномочия:
1) рассматривает по предложению любого государства-члена вопросы, касающиеся отмены или изменения принятого акта
Комиссии;
2) рассматривает вопросы, по которым при принятии решения в Совете Комиссии не достигнут консенсус;
3) утверждает общую предельную штатную численность
структурных подразделений органов Союза;
4) принимает решения, касающиеся предоставления, приостановления, аннулирования статуса наблюдателя, статуса государства-партнера, статуса государства-кандидата.
5) определяет перечень обязательств, исполнение которых
необходимо для государства, присоединяющегося к Союзу в целом;
6) принимает меры, направленные на гармонизацию и унификацию законодательства государств-членов;
7) принимает решение о начале переговоров о заключении
международных договоров Союза с третьей стороной по вопросам, входящим в компетенцию Союза;
8) рассматривает подготавливаемые Евразийской Межпарламентской ассамблеей проекты основ законодательства в сферах
правоотношений, регулируемых настоящим Договором, а также
рекомендации Евразийской Межпарламентской ассамблеи;
9) утверждает порядок проверки достоверности и полноты
сведений о доходах, имуществе и обязательствах имуществен204
ного характера членов Коллегии Комиссии, сотрудников Комиссии, а также членов их семей;
10) обращается с запросами и рекомендациями к Евразийской
Межпарламентской ассамблее и с запросами в Суд Союза;
11) осуществляет иные полномочия, предусмотренные настоящим Договором и иными международными договорами в рамках Союза. А.48/5
Статья 25
Акты Совета Союза
1. Совет Союза принимает акты в форме постановлений.
Акты Совета Союза, вступают в силу с даты их официального
опубликования, если иной срок не определен в акте Совета Союза, но не ранее даты официального опубликования такого акта.
2. Акты Совета Союза принимаются на основе консенсуса,
причем каждое из государств-членов имеет один голос.
3. Евразийская экономическая комиссия
Статья 26
Статус и задачи Комиссии
1. Комиссия является единым постоянно действующим регулирующим органом Союза. Д.2/1
2. Основными задачами Комиссии являются обеспечение условий функционирования и развития Союза, а также выработка
предложений по дальнейшему развитию интеграции в рамках
Союза. Д.2/4
3. Комиссия осуществляет свою деятельность на основе следующих принципов:
1) объективность;
2) обеспечение взаимной выгоды, равноправия и учета национальных интересов государств-членов;
3) экономическая обоснованность принимаемых решений.
Д.2/2
4. Комиссия пользуется правами юридического лица. Д.2/4
205
5. Местом пребывания Комиссии является город Москва.
Д.2/34
Статья 27
Компетенция Комиссии
1. Комиссия осуществляет свою деятельность в рамках компетенции, предусмотренной настоящим Договором, иными
международными договорами в рамках Союза, актами Высшего
совета и Совета Союза. Д.2/3
2. Комиссия обладает следующими полномочиями:
1) выполняет функции депозитария настоящего Договора,
иных международных договоров в рамках Союза, а также актов
Высшего совета и Совета Союза; Д.2/6
2) заключает международные договоры Союза с третьей стороной по вопросам, входящим в компетенцию Союза, при наделении ее таким правом Высшим советом, Советом Союза;
3) заключает международные договоры по вопросам, связанным с организацией деятельности Комиссии.
4) организует работу по совершенствованию правовых актов
Союза; Д.2/9
5) разрабатывает смету расходов органов Союза, проект бюджета Союза и обеспечивает его исполнение, а также осуществляет подготовку проектов отчетов о его исполнении;
6) содействует в урегулировании споров, связанных с реализацией положений правовых актов Союза до обращения в Суд
Союза; Д.2/18
7) разрабатывает проекты международных договоров в рамках Союза, международных договоров Союза с третьей стороной, актов Высшего совета, Совета Союза;
8) вносит на одобрение Высшего совета проекты международных договоров, заключаемых Комиссией; Д.2/18
9) разрабатывает предложения в сфере интеграции в рамках
Союза, включая разработку и реализацию основных направлений интеграции; Д.2/9,18
10) разрабатывает предложения по мерам, направленным на
обеспечение сближения и сбалансированного развития экономик государств-членов;
206
11) разрабатывает предложения, направленные на унификацию и гармонизацию законодательства государств-членов в отдельных сферах;
12) разрабатывает предложения по вопросам функционирования и развития Союза для рассмотрения Советом Союза, Высшим советом; Д.2/18
13) проводит мониторинг экономического развития государств-членов и реализации ими мер в части экономической интеграции;
14) осуществляет мониторинг исполнения государствами-членами правовых актов Союза, готовит ежегодные отчеты
по данному вопросу и принимает меры, направленные на устранение государствами-членами выявленных в результате такого
мониторинга нарушений правовых актов Союза;
15) направляет государствам-членам обязательные для исполнения уведомления об устранении нарушений при исполнении
государствами-членами правовых актов Союза; Д.2/18
16) осуществляет мониторинг законодательства государств-членов на предмет соответствия правовым актам Союза,
готовит ежегодные отчеты по данному вопросу и выносит решения об устранении государствами-членами выявленных в результате такого мониторинга нарушений правовых актов Союза;
17) осуществляет взаимодействие с государствами-партнерами, государствами-кандидатами и наблюдателями;
18) подготавливает экспертные заключения в письменном
виде на поступившие в Комиссию предложения государств-членов; Д.2/18
19) осуществляет организационно-техническое обеспечение
деятельности Высшего совета и Совета Союза;
20) определяет порядок работы с документами ограниченного распространения; Д.2/9,18
21) обеспечивает представление интересов Комиссии в судебных инстанциях, включая Суд Союза; Д.2/18
22) обеспечивает реализацию полномочий Комиссии по вопросам, отнесенным к ее компетенции; Д.2/18
23) осуществляет иные полномочия, предусмотренные настоящим Договором, иными международными договорами в рамках Союза, а также актами Высшего совета, Совета Союза.
207
3. В целях обеспечения реализации своих полномочий Комиссия:
1) создает консультативные органы для проведения консультаций по отдельным вопросам, принятие решений по которым
относится к компетенции Комиссии, определяет их статус и компетенцию; Д.2/6,18
2) осуществляет в пределах своих полномочий взаимодействие с органами государственной власти государств-членов;
Д.2/18
3) запрашивает у государственных органов государств-членов, юридических и физических лиц информацию, необходимую для осуществления Комиссией своих полномочий; Д.2/6
4) размещает заказы и заключает договоры на поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для нужд Комиссии
в порядке, утверждаемым Советом Комиссии по представлению Коллегии Комиссии и заключает иные договоры гражданско-правового характера. Д.2/18
4. В случае если Высший совет наделяет Комиссию правом
заключать международный договор Союза с третьей стороной
по вопросам, входящим в компетенцию Союза, Совет Комиссии
своим решением вправе наделить в порядке, установленном Регламентом.
Председателя Коллегии Комиссии – правом подписывать такие международные договоры по вопросам, входящим в компетенцию Комиссии;
члена Коллегии Комиссии – правом вести переговоры по вопросам, входящим в сферу его деятельности. Д.2/9
5. Разграничение полномочий Совета Комиссии и Коллегии
Комиссии определяется Регламентом.
Статья 28
Структура Комиссии
1. Комиссия состоит из Совета Комиссии и Коллегии Комиссии.
208
2. Совет Комиссии осуществляет общее регулирование интеграционных процессов в Союзе, а также осуществляет общее
руководство деятельностью Комиссии. Д.2/8
3. Коллегия Комиссии является исполнительным органом
Комиссии, осуществляющим выработку предложений в сфере
дальнейшей интеграции. Д.2/14
4. Деятельность Совета Комиссии и Коллегии Комиссии осуществляется в соответствии с приложением № 1 к настоящему
Договору и в соответствии с Регламентом. Д.2/4
Статья 29
Акты Комиссии
1. Комиссия в рамках своей компетенции принимает акты в
форме постановлений, распоряжений и рекомендаций.
2. Акты Комиссии принимаются Советом Комиссии и Коллегией Комиссии в порядке, предусмотренном приложением № 1 к
настоящему Договору и Регламентом.
3. Акты Комиссии, ухудшающие положение физических и
(или) юридических лиц, обратной силы не имеют.
Акты Комиссии, улучшающие положение физических и (или)
юридических лиц, могут иметь обратную силу, если прямо предусматривают это. Д.2/5
4. Акты Комиссии подлежат опубликованию на официальном
сайте Союза в сети Интернет, за исключением случаев, предусмотренных Регламентом, и направляются государствам-членам не позднее 3 календарных дней с даты принятия акта.
Дата размещения акта Комиссии на официальном интернет-портале правовой информации Союза признается датой
официального опубликования данного акта. Д.2/5
209
4. Евразийская Межпарламентская ассамблея
Статья 30
Статус и задачи Евразийской Межпарламентской ассамблеи
1. Евразийская Межпарламентская Ассамблея является однопалатным органом парламентского сотрудничества и осуществляет в пределах своей компетенции деятельность, направленную на реализацию целей и задач Союза.
2. Целями деятельности Евразийской Межпарламентской Ассамблеи являются правовое обеспечение функционирования Союза, выработка предложений по гармонизации законодательства
государств-членов.
3. Задачами Евразийской Межпарламентской Ассамблеи являются:
1) формирование согласованной правовой политики Союза;
2) координация сотрудничества органов законодательной
власти – парламентов государств-членов в целях гармонизации
(сближения, унификации) законодательства государств-членов и
приведения в соответствии с законодательством Союза.
3) организация взаимодействия парламентов государств-членов.
4. Заседания Евразийской Межпарламентской Ассамблеи
проводятся один раз в год.
5. Порядок деятельности Евразийской Межпарламентской
Ассамблеи определяется Положением о Евразийской Межпарламентской Ассамблее, утверждаемым Высшим советом
6. Местом пребывания Евразийской Межпарламентской Ассамблеи и Секретариата Ассамблеи является город Санкт-Петербург (Российская Федерация).
Статья 31
Состав и порядок работы
Евразийской Межпарламентской ассамблеи
210
1. Евразийской Межпарламентской Ассамблеи формируется из парламентариев, делегируемых парламентами госу-
дарств-членов, в соответствии с принципом равного представительства от каждого государства-члена.
Республика Беларусь – 30 парламентариев;
Республика Казахстан – 30 парламентариев;
Российская Федерация – 30 парламентариев. При этом каждый парламентарий имеет один голос.
2. Полномочия делегируемых парламентариев и срок их действия определяются парламентами государств-членов.
Допускается делегирование полномочий члена Евразийской
Межпарламентской Ассамблеи другому представителю национального парламента.
3. Председатель Евразийской Межпарламентской Ассамблеи и его заместители избираются на заседании Евразийской
Межпарламентской Ассамблеи из числа руководителей парламентов (палат парламентов) государств-членов в порядке, установленном Регламентом Ассамблеи.
В период отсутствия Председателя Евразийской Межпарламентской Ассамблеи его обязанности исполняет заместитель
Председателя от государства-члена, наименование которого следует в порядке русского алфавита за наименованием государства-члена, от которого избран Председатель.
4. Ассамблея образует постоянные и временные комиссии, в
состав которых входят члены Евразийской Межпарламентской
Ассамблеи.
5. Организация и порядок работы комиссий осуществляется в
соответствии с порядком определяемым Евразийской Межпарламентской Ассамблеей.
6. В заседаниях Евразийской Межпарламентской Ассамблеи
могут принимать участие члены Высшего совета, руководители
органов Союза, судьи Суда Союза, а также должностные лица и
сотрудники органов Союза.
7. На заседаниях Евразийской Межпарламентской Ассамблеи
могут приглашаться уполномоченные представители государств
– кандидатов, государств-партнеров и наблюдателей.
211
Статья 32
Функции и полномочия
Евразийской Межпарламентской ассамблеи
1. Евразийской Межпарламентской Ассамблеи для реализации своих целей и задач осуществляет следующие функции:
1) разрабатывает и одобряет проекты Основ законодательства
в сферах, определенных настоящим Договором;
2) разрабатывает и принимает типовые проекты, на основе
которых государствами-членами разрабатываются нормативные
правовые акты законодательства государств-членов;
3) рассматривает вопросы, направленные на приведение законодательства государств-членов в соответствии с международными договорами в рамках Союза; 4) разрабатывает рекомендации по гармонизации (сближению, унификации) законодательства государств-членов и предложения по синхронизации процедур принятия законодательных актов в парламентах государств-членов
5) рассматривает запросы Высшего совета, Совета Союза и
Комиссии, информацию Комиссии о ходе и реализации целей и
задач Союза;
6) обращается с рекомендациями к Высшему совету, Совету
Союзу, запросами и рекомендациями к Комиссии, парламентам
государств-членов, с запросами к Суду Союза;
7) вносит рекомендации парламентам государств-членов по
первоочередному рассмотрению ими законодательных актов,
принятие или изменение которых требуется для исполнений
решений Высшего совета и Ассамблеи, а также заключенных в
рамках Союза международных договоров;
8) обобщает, систематизирует информацию правового характера и обеспечивает обмен такой информацией между парламентами государств-членов.
9) участвует в формировании и доработке проекта бюджета
Союза;
10) обеспечивает взаимодействие парламентов государств-членов;
212
11) направляет ежегодно в Высший совет доклад о своей деятельности, направленной на правовое обеспечение Союза;
2. Для реализации своих целей и задач Евразийской Межпарламентской Ассамблеи обладает следующими полномочиями:
1) направляет рекомендации в Высший совет, запросы и рекомендации в Комиссию, парламенты государств-членов и государств – партнеров и государств-кандидатов, запросы в Суд
Союза;
2) направляет рекомендации в парламенты государств-членов
по первоочередному рассмотрению ими законодательных актов,
принятие которых или внесение изменений в которые требуется
для исполнения правовых актов Союза;
3) осуществляет взаимодействие с международными парламентскими и иными организациями, заключает с ними соглашения о сотрудничестве;
4) назначает по представлению Высшего совета судей Суда
Союза;
5) реализует иные полномочия в соответствии со своими целями и задачами.
Статья 33
Организация деятельности
Евразийской Межпарламентской ассамблеи
1. Организацию деятельности Евразийской Межпарламентской Ассамблеи осуществляет Бюро Евразийской Межпарламентской Ассамблеи, формируемое из парламентариев, делегируемых парламентами государств-членов (по два от каждого
парламента), в число которых входят Председатель и заместитель Председателя Ассамблеи.
2. Постоянно действующим исполнительным органом Евразийской Межпарламентской Ассамблеи и Бюро Ассамблеи является Секретариат Ассамблеи.
3. Секретариат Ассамблеи состоит из Ответственного секретаря, его заместителя и сотрудников.
4. Ответственный секретарь является высшим должностным
лицом Евразийской Межпарламентской Ассамблеи, руководит
213
деятельностью Секретариата Евразийской Межпарламентской
Ассамблеи и является распорядителем финансовых средств Евразийской Межпарламентской Ассамблеи.
Ответственный секретарь назначается Бюро Евразийской
Межпарламентской Ассамблеи по представлению Председателя
Ассамблеи сроком на 4 года.
5. Заседание Евразийской Межпарламентской Ассамблеи
правомочно, если на нем присутствуют не менее половины парламентариев - членов Евразийской Межпарламентской Ассамблеи от каждого парламента.
6. Решения Евразийской Межпарламентской Ассамблеи по
вопросам, отнесенным к ее компетенции, принимаются квалифицированным большинством в две трети голосов присутствующих на заседании членов Евразийской Межпарламентской Ассамблеи, по процедурным вопросам - простым большинством
голосов.
7. Принятые Евразийской Межпарламентской Ассамблеей
решения, а также заявления, обращения, рекомендации и предложения направляются в парламенты государств-членов и в органы Союза.
8. Парламентские делегации государств-членов информируют Ассамблею о результатах рассмотрения их парламентами соответствующих типовых проектов законодательных актов.
9. Ассамблея для реализации своих целей и задач пользуется правами юридического лица. Эти права от имени Ассамблеи
осуществляются Ответственным секретарем Ассамблеи.
10. Ответственный секретарь Ассамблеи и его заместитель, а
также сотрудники Секретариата Ассамблеи пользуются привилегиями и иммунитетами в соответствии с приложением № 3 к
настоящему Договору.
5. Суд Евразийского экономического союза
Статья 34
Общие положения
1. Суд Союза является органом судебной власти Союза и осуществляет свою деятельность в соответствии с положениями на-
214
стоящего Договора. Порядок функционирования Суда Союза
определяется в соответствии с приложением № 2 к настоящему
Договору.
2. Суд Союза обеспечивает единообразное применение государствами-членами настоящего Договора, международных договоров в рамках Союза и актов Комиссии.
3. Суд Союза осуществляет свою деятельность на основе следующих принципов:
а) независимости судей;
б) равенства сторон;
в) публичности разбирательства;
г) коллегиальности.
Для реализации данных принципов Суд Союза принимает
регламенты.
4. Местом нахождения Суда Союза является город Минск (Республика Беларусь).
Статья 35
Компетенция Суда Союза
1. К компетенции Суда Союза относится:
1) рассмотрение дел об оспаривании актов, действий (бездействия) Комиссии на предмет их соответствия настоящему Договору и иным международным договорам в рамках Союза;
2) толкование положений настоящего Договора, иных международных договоров в рамках Союза, в том числе по запросам
государств-членов, судебных органов государств-членов и Комиссии.
3) разрешение споров между Комиссией и государствами-членами, а также между государствами-членами по выполнению
ими обязательств, принятых в рамках Союза.
2. Суд Союза оставляет без рассмотрения требования о возмещении убытков или иные требования имущественного характера.
3. Суд Союза рассматривает дела по заявлениям государств-членов; Комиссии, хозяйствующих субъектов государств-членов.
215
4. В случае спора о подсудности дела Суду вопрос разрешается Судом.
Статья 36
Формирование и состав Суда Союза
1. В состав Суда Союза входят по два судьи от каждого государства-члена. Срок полномочий судьи - 6 лет.
2. Судьи Суда Союза назначаются и освобождаются от должности Межпарламентской Ассамблеей по представлению Высшего совета.
3. Судьи Суда Союза должны соответствовать требованиям,
предусмотренным в приложении № 2 к настоящему Договору.
Судьи Суда Союза, сроки полномочий которых истекли, могут быть переназначены на новый срок.
4. Судьи Суда Союза независимы, осуществляют правосудие
беспристрастно, руководствуясь в своей деятельности общепризнанными принципами и нормами международного права.
5. Судьи Суда Союза не могут представлять интересы каких
бы то ни было государственных или межгосударственных органов и организаций, коммерческих структур, политических партий и движений, а также территорий, наций, народностей, социальных и религиозных групп и отдельных лиц.
6. Порядок оплаты труда судей Суда Союза, в том числе их
денежное содержание утверждается Высшим советом.
Статья 37
Организация деятельности Суда Союза
216
1. Деятельность Суда Союза обеспечивает аппарат Суда, состоящий из аппарата судей и Секретариата Суда Союза.
2. Порядок деятельности Суда Союза, избрания Председателя
Суда и заместителя Председателя Суда Союза, а также их полномочия определяются в соответствии с Приложением № 2 к настоящему Договору.
3. Общая предельная штатная численность Аппарата Суда
Союза, порядок оплаты труда сотрудников, в том числе их денежное содержание утверждается Высшим советом.
Статья 38
Судопроизводство и решения Суда Союза
1. Суд Союза рассматривает дела в составе Большой коллегии,
Коллегии и Апелляционной палаты в соответствии с правилами,
установленными приложением № 2 к настоящему Договору.
2. Решения Суда Союза подлежат изданию в официальных
источниках опубликования Суда Союза и государств-членов, а
также в соответствующих реестрах правовой информации. Порядок и правила опубликования определяются в соответствии с
их законодательством государств-членов.
3. Решения по заявлению выносится Судом Союза в срок не
более 3 месяцев с даты поступления заявления в Суд.
Статья 39
Особенности судопроизводства
1. Заявления по спорам, указанным в подпункте 1 пункта 1
статьи 35 настоящего Договора, не принимаются к рассмотрению без предварительного обращения в Комиссию.
Если Комиссия в течение двух месяцев не приняла мер по
поступившему обращению, то заявление о рассмотрении спора
может быть направлено в Суд Союза.
2. Заявление в Суд Союза об оспаривании акта Комиссии не
является основанием для приостановления его действия.
Статья 40
Консультативные заключения Суда Союза
1. Суд выносит консультативные заключения по запросам государств-членов, органов Союза, высших судебных органов государств-членов.
2. Консультативные заключения запрашиваются по вопросам
применения международных договоров и актов органов Союза.
3. Консультативные заключения носят рекомендательный характер.
217
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ТАМОЖЕННЫЙ СОЮЗ. ДВИЖЕНИЕ ТОВАРОВ
Раздел III
ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА.
ТАМОЖЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В СОЮЗЕ
Статья 41
Принципы функционирования Таможенного союза
В рамках Таможенного союза государств-членов:
функционирует внутренний рынок;
запрещено использование импортных и экспортных пошлин
и любых равнозначных сборов, количественных ограничений;
применяются таможенный тариф Союза и иные единые меры
регулирования внешней торговли с третьими государствами;
действует единый торговый режим в отношениях с третьими
государствами;
применяется унифицированный порядок таможенного регулирования, включая единые правила декларирования товаров,
уплаты таможенных платежей и единые таможенные процедуры.
Статья 42
Таможенное регулирование в Союзе
В Союзе осуществляется единое таможенное регулирование
в соответствии с Таможенным кодексом Евразийского экономического союза и правовыми актами Союза, регулирующими таможенные правоотношения, а также в соответствии с положениями настоящего Договора.
218
Статья 43
Создание и функционирование свободных (специальных,
особых) экономических зон
1. В целях содействия социально-экономическому развитию
государств-членов, привлечения инвестиций, создания и развития производств, основанных на новых технологиях, развития
транспортной инфраструктуры, туризма и санаторно-курортной
сферы, а также иных целях, на территории государств-членов
создаются свободные (специальные, особые) экономические
зоны (СЭЗ).
2. Порядок создания и функционирования СЭЗ, срок функционирования СЭЗ, порядок продления срока функционирования СЭЗ, а также основания и порядок принятия решения о
досрочном прекращении функционирования СЭЗ на территории
государства-члена определяются законодательством государства-члена.
Законодательством государства-члена могут быть установлены типы СЭЗ в зависимости от целей их создания.
Управление СЭЗ на территории государства-члена осуществляется в соответствии с законодательством этого государства-члена.
Товары, ввозимые на территорию СЭЗ, могут быть помещены под таможенную процедуру свободной таможенной зоны,
порядок применения которой определяется согласно приложению № 6.
В.16/2-4
Статья 44
Зачисление и распределение ввозных таможенных пошлин
(иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное
действие)
1. Суммы ввозных таможенных пошлин (иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие) уплаченные
(взысканные) в отношении иностранных товаров, перемещае219
мых через таможенную границу Союза, подлежат зачислению и
распределению между государствами-членами.
2. Нормативы распределения сумм ввозных таможенных пошлин (иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие) устанавливаются для каждого государства-члена
индивидуально и в пропорциональном отношении определяют
формирующие бюджет Союза долевые взносы государств-членов.
3. Зачисление и распределение сумм ввозных таможенных
пошлин (иных пошлин, налогов и сборов, имеющих эквивалентное действие), а также их перечисление в доход бюджета государства-члена регулируются в порядке согласно приложению
№ 7.
Раздел IV
ВНУТРЕННИЙ РЫНОК ТОВАРОВ
Статья 45
Функционирование внутреннего рынка товаров
1. Союз принимает меры по созданию или обеспечению функционирования внутреннего рынка в соответствии с положениями настоящего Договора.
2. Внутренний рынок охватывает пространство без внутренних границ, в котором согласно положениям настоящего Договора обеспечивается свободное передвижение товаров, лиц, услуг
и капиталов.
3. В рамках функционирования внутреннего рынка во взаимной торговле товарами государства-члены не применяют пошлины и любые равнозначные сборы, количественные ограничения
и эквивалентные им меры.
Статья 46
Исключения из порядка функционирования внутреннего рынка
товаров
220
1. Государства-члены во взаимной торговле товарами вправе
применять ограничения (при условии, что такие меры не явля-
ются средством неоправданной дискриминации или скрытым
ограничением торговли) в случае, если такие ограничения необходимы для:
1) охраны жизни и здоровья человека,
2) защиты общественной морали и правопорядка,
3) охраны окружающей среды,
4) охраны животных и растений, культурных ценностей,
5) выполнения международных обязательств
2. По основаниям, изложенным в пункте 1 настоящей статьи,
на внутреннем рынке могут быть введены также санитарные; ветеринарно-санитарные меры, фитосанитарные меры в порядке,
определенном приложением № 12 к настоящему Договору.
3. По основаниям указанным в пункте 1 настоящей статьи
оборот отдельных категорий товаров может быть ограничен.
Порядок перемещения или обращения таких товаров в рамках таможенной территории Союза, в том числе товаров, подлежащих экспортному контролю, определяется настоящим Договором или международным договором в рамках Союза.
Раздел V
ТОРГОВАЯ ПОЛИТИКА В ОТНОШЕНИИ ТРЕТЬИХ
ГОСУДАРСТВ
1. Общие положения о торговой политике
Статья 47
Принципы осуществления торговой политики
Основными принципами осуществления торговой политики
являются:
обеспечение реализации единой торговой политики;
применение мер и механизмов осуществления торговой политики, являющихся не более обременительными для участников
внешнеторговой деятельности Союза, чем необходимо для обеспечения эффективного достижения задач Союза;
гласность в разработке, принятии и применении мер и механизмов осуществления торговой политики;
221
обоснованность и объективность применения мер и механизмов осуществления торговой политики;
защита прав и законных интересов участников внешнеторговой деятельности государств-членов, а также прав и законных
интересов производителей и потребителей товаров и услуг;
равенство и недискриминация участников внешнеторговой
деятельности государств-членов.
Статья 48
Механизмы осуществления торговой политики
Механизмами осуществления торговой политики являются:
1) установление торговых режимов в отношении третьей стороны;
3) таможенно-тарифное регулирование;
4) нетарифное регулирование;
5) применение специальных защитных, антидемпинговых и
компенсационных мер;
6) регулирование доступа третьих государств на рынок услуг.
Статья 49
Режим наибольшего благоприятствования
В отношении внешней торговли товарами применятся режим
наибольшего благоприятствования в понимании статьи I Генерального соглашения по тарифам и торговле Всемирной торговой организации 1994 г. (ГАТТ-1994), если применение иного
торгового режима не установлено в соответствии с настоящим
Договором.
Статья 50
Режим свободной торговли
222
1. Режим свободной торговли является торговым режимом,
в рамках которого в отношении третьей стороны на взаимной
основе не применяются ввозные таможенные пошлины в отношении определенных в международном договоре с третьей стороной товаров либо предоставляются иные преференции.
2. Режим свободной торговли устанавливается в торговле с
третьей стороной путем заключения соответствующего международного договора Союза с третьей стороной.
3. Международным договором с третьей стороной может быть
предусмотрена возможность приостановления режима свободной торговли в качестве исключительной меры реагирования на
системные нарушения третьей стороной условий предоставления преференций.
Статья 51
Система тарифных преференций Союза
Государства-члены предоставляют преференции в отношении
товаров, происходящих из развивающихся и наименее развитых
стран – пользователей системы тарифных преференций Союза,
в виде применения пониженных ставок ввозных таможенных
пошлин.
Статья 52
Приграничная торговля
1. Преференции в рамках приграничной торговли с сопредельным иностранным государством могут предоставляться в отношении внешней торговли товарами и услугами, осуществляемой
исключительно для удовлетворения местных потребностей в товарах и услугах, произведенных в пределах соответствующих
приграничных территорий и предназначенных для потребления
физическими лицами, имеющими постоянное место жительства
на этих территориях, и юридическими лицами, имеющими место нахождения на этих территориях. При этом указанные условия не распространяются на другие иностранные государства
или группы иностранных государств, которым предоставляется
режим наибольшего благоприятствования.
2. Порядок осуществления приграничной торговли и соответствующие приграничные территории, определяются Комиссией
в соответствии с международным договором Союза с сопредельным иностранным государствами, а также двусторонними меж-
223
дународными договорами государств-членов Союза, заключенными до вступления в силу настоящего Договора.
Статья 53
Правила определения страны происхождения товаров
224
1. На таможенной территории Союза при необходимости
определения страны происхождения товаров, ввозимых на таможенную территорию Союза, применяются единые правила определения происхождения товаров.
2. Правила определения страны происхождения ввозимых товаров, происходящих из третьих стран, для целей применения
непреференциальных механизмов торговой политики, включая меры таможенно-тарифного, нетарифного регулирования,
специальные защитные, антидемпинговые и компенсационные
меры, утверждаются Комиссией.
3. Правила определения происхождения товаров, происходящих из развивающихся и наименее развитых стран-пользователей системы тарифных преференций Союза, применяемые для
целей предоставления тарифных преференций, утверждаются
Комиссией.
4. В отношении ввозимых товаров, происходящих из стран, в
торгово-экономических отношениях с которыми Союзом применяется режим свободной торговли, применяются правила определения происхождения товаров, установленные соответствующим международным договором Союза с третьей стороной,
предусматривающего применение режима свободной торговли.
5. В случае если международным договором Союза с третьей
стороной, предусматривающим применение режима свободной
торговли, не установлены правила определения происхождения
товаров или они не приняты на момент вступления в силу такого
договора, в отношении ввозимых на территорию Союза товаров,
происходящих из этой страны применяются правила определения происхождения товаров, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи.
6. Несмотря на положения пунктов 4 и 5 настоящей статьи,
Союзом применяются меры реагирования в отношении системных нарушений в области определения страны происхождения
товаров в порядке, утверждаемом Комиссией [предусматривающим в том числе механизмы проведения предварительных расследований, проведение мониторинга в отношении ввозимых
товаров из конкретной страны, проведения выездных проверок
в страну вывоза, а также введения временного приостановления
режима свободной торговли].
Статья 54
Режим торговли услугами с третьей стороной
1. Государства-члены применяют единый режим торговли
услугами поставщиками услуг государств-членов с третьей стороной и осуществляют гармонизацию правил внешней торговли
услугами поставщиками услуг третьих государств.
2. Режим и условия торговли услугами предоставляемые
поставщиками услуг с третьей стороной не может быть более
благоприятным, чем режим и условия, предоставляемые при
аналогичных обстоятельствах своим собственным аналогичным
услугам и поставщикам услуг.
Статья 55
Исключения из режима торговли услугами с третьей стороной
1. Несмотря на положения статьи ___ настоящего Договора,
исходя из национальных интересов государств-членов, могут
вводиться меры, затрагивающие торговлю услугами, поставщиками услуг стран третьих государств, если эти меры необходимы
для:
1) соблюдения общественной морали или правопорядка;
2) охраны жизни или здоровья граждан, окружающей среды,
жизни или здоровья животных и растений;
3) обеспечения обороны страны и безопасности государства-члена;
4) обеспечения целостности и стабильности финансовой системы, защиты прав и законных интересов инвесторов, вкладчиков, держателей полисов, исполнителей финансовых услуг;
225
5) обеспечения соблюдения не противоречащих положениям
настоящего Договора законодательства государств-членов, касающихся в том числе:
а) предотвращения и расследования преступлений, а также
судопроизводства и исполнения судебных решений в отношении
этих преступлений;
б) предотвращения недобросовестной практики или последствий невыполнения договоров, предметом которых является
оказание услуг;
в) защиты от вмешательства в частную жизнь отдельных лиц
в отношении обработки и распространения сведений личного
характера и защиты конфиденциальной информации о личности
и личных счетах.
2. Меры, указанные в пункте 1 настоящей статьи, не должны приниматься или применяться способом, являющимся средством произвольной или необоснованной дискриминации третьих государств, либо представлять собой скрытые ограничения
внешней торговли услугами.
2. Таможенно-тарифное регулирование и нетарифное
регулирование
Статья 56
Таможенный тариф Союза
226
1. На таможенной территории Союза применяются Товарная
номенклатура внешнеэкономической деятельности и Таможенный тариф, являющийся инструментом торговой политики Союза, утверждаемые Комиссией.
2. Основными целями применения Таможенного тарифа Союза являются:
1) рационализация товарной структуры ввоза товаров на таможенную территорию Союза;
2) поддержание рационального соотношения вывоза и ввоза
товаров на таможенной территории Союза;
3) создание условий для прогрессивных изменений в структуре производства и потребления товаров в Союзе;
4) защита отраслей экономики Союза от неблагоприятного
воздействия и недобросовестной иностранной конкуренции;
5) обеспечение условий для эффективной интеграции Союза
в мировую экономику.
Виды ставок таможенных пошлин, а также порядок их применения определяются согласно приложению №8.
Статья 57
Тарифные льготы
1. При ввозе товаров на таможенную территорию Союза могут предоставляются тарифные льготы в виде освобождения от
уплаты таможенной пошлины или снижения ставки ввозной таможенной пошлины.
2. Тарифные льготы не могут носить индивидуальный характер и предоставляются независимо от страны происхождения
товаров.
3. Тарифные льготы предоставляются в порядке, предусмотренном приложением № 8 к настоящему Договору.
Статья 58
Тарифные квоты
При ввозе на таможенную территорию Союза отдельных видов сельскохозяйственных товаров, происходящих из третьих
государств, допускается установление тарифных квот, если аналогичные товары производятся (добываются, выращиваются) на
таможенной территории Союза.
Установление тарифных квот осуществляется в порядке,
предусмотренном в приложении № 8 к настоящему Договору.
Статья 59
Меры нетарифного регулирования
1. В торговле с третьими государствами на таможенной территории Союза применяются единые меры нетарифного регулирования.
227
К ним, в частности, относятся:
а) запрет ввоза и (или) вывоза;
б) количественные ограничения ввоза и (или) вывоза;
в) исключительное право на экспорт и (или) импорт;
г) наблюдение за экспортом и (или) импортом;
д) лицензирование;
е) разрешительный порядок;
2. Товары, в отношении которых применяются меры нетарифного регулирования, включаются в Единый перечень товаров, к
которым применяются меры нетарифного регулирования, в торговле с третьими государствами, утверждаемый Комиссией.
3. Введение, применение и отмена временных мер нетарифного регулирования осуществляется в порядке, определенном
приложением № 9 к настоящему Договору.
4. Положения настоящего раздела не распространяются на
отношения государств-членов, касающиеся вопросов технического регулирования, применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных требований, а также вопросов в области
экспортного контроля, военно-технического сотрудничества и
специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных
мер.
Отношения в области применения тарифных квот регулируются настоящим разделом в случаях, предусмотренных в приложении № 8 к настоящему Договору.
Отношения в области специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер регулируются настоящим разделом в случаях, предусмотренных в приложении № 10 настоящего Договора.
Статья 60
Введение мер, затрагивающих внешнюю торговлю товарами, в
одностороннем порядке
228
1. В исключительных случаях государства-члены в торговле
с третьими государствами могут в одностороннем порядке вводить временные меры нетарифного регулирования (далее в настоящей статье – временные меры).
2. Государство-член, вводящее временную меру, заблаговременно, но не позднее 3 календарных дней до ее введения, уведомляет об этом Комиссию и вносит предложение о введении
такой меры в рамках Союза.
3. Комиссия рассматривает предложение государства-члена о
введении временной меры не позднее 30 дней с даты его представления.
4. По итогам рассмотрения предложения государства-члена
Комиссия может принять решение о введении временной меры
на таможенной территории Союза.
Срок действия временной меры в данном случае устанавливается актом Комиссии.
5.В случае если решение о введении временной меры на таможенной территории Союза не принято, Комиссия информирует государство-член, которое ввело временную меру, и таможенные органы государств-членов, что временная мера действует не
более 6 месяцев с даты ее введения.
[Государства-члены не могут в одностороннем порядке повторно вводить временные меры в отношении одного и того же
товара.] (Республика Беларусь настаивает на введении ограничения по времени повторного применения мер вводимых в одностороннем порядке) (Республика Казахстан предлагает исключить данный абзац).
Статья 61
Меры, вводимые для участия в международных санкциях
Внешняя торговля товарами может быть ограничена мерами,
принятие которых необходимо для участия государств-членов в
международных санкциях в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций.
229
3. Меры защиты внутреннего рынка
Статья 62
Общие положения о введении мер защиты внутреннего рынка
1. Для защиты экономических интересов производителей товаров в Союзе могут вводиться меры защиты внутреннего рынка
в отношении товаров, происходящих из третьих стран и ввозимых на таможенную территорию Союза в виде специальных,
защитных, антидемпинговых и компенсационных мер, а также
в виде иных мер в случаях, предусмотренных статьей 64 настоящего Договора.
2. Решение о применении специальной защитной, антидемпинговой или компенсационной меры, включая введение предварительной специальной, предварительной антидемпинговой
или предварительной компенсационной пошлины, об изменении или об отмене специальной защитной, антидемпинговой
или компенсационной меры либо о неприменении меры в соответствии с настоящим разделом и согласно приложению № 10 к
настоящему Договору принимает Комиссия.
3. Условия и порядок применения специальных защитных,
антидемпинговых и компенсационных мер определены в приложении № 10 к настоящему Договору.
4. Применению специальной защитной, антидемпинговой
или компенсационной меры при импорте товара предшествует
расследование, проводимое в соответствии с приложением №
10 к настоящему Договору органом, определенным Комиссией
ответственным за проведение расследований (далее – орган,
проводящий расследование).
5. Зачисление и распределение специальных, антидемпинговых и компенсационных пошлин осуществляется в соответствии
с приложением 7 к настоящему Договору.
230
Статья 63
Принципы применения специальных защитных,
антидемпинговых и компенсационных мер
1. Специальная защитная мера может быть применена к товару только в том случае, если по результатам расследования,
проведенного органом, проводящим расследование, установлено, что импорт этого товара на таможенную территорию Союза
осуществляется в таких возросших количествах (в абсолютных
или относительных показателях к общему объему производства
в государствах-членах аналогичного или непосредственно конкурирующего товара) и на таких условиях, что это причиняет
серьезный ущерб отрасли экономики государств-членов или создает угрозу причинения такого ущерба.
2. Антидемпинговая мера может быть применена к товару, являющемуся предметом демпингового импорта, в случае, если по
результатам расследования, проведенного органом, проводящим
расследование, установлено, что импорт такого товара на таможенную территорию Союза причиняет материальный ущерб
отрасли экономики государств-членов, создает угрозу причинения такого ущерба или существенно замедляет создание отрасли
экономики государств-членов.
3. Компенсационная мера может быть применена к импортированному товару, при производстве, экспорте или транспортировке которого использовалась специфическая субсидия
экспортирующего иностранного государства, в случае если по
результатам расследования, проведенного органом, проводящим
расследование, установлено, что импорт такого товара на таможенную территорию Союза причиняет материальный ущерб
отрасли экономики государств-членов, создает угрозу причинения такого ущерба или существенно замедляет создание отрасли
экономики государств-членов.
4. Для целей применения мер защиты внутреннего рынка под
отраслью экономики государств-членов понимаются все производители аналогичного товара (для целей антидемпингового и
компенсационного расследований) либо аналогичного или непосредственно конкурирующего товара (для целей специального
231
защитного расследования) в государствах-членах либо те из них,
доля которых в общем объеме производства в государствах-членах соответственно аналогичного товара либо аналогичного
или непосредственно конкурирующего товара составляет существенную часть, но не менее 25 процентов.
Статья 64
Иные меры защиты внутреннего рынка
1. Международным договором Союза с третьей стороной может быть предусмотрено право применения в отношении этой
третьей стороны иных мер защиты внутреннего рынка, отличных от специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных меры.
Решение о применении таких мер принимается Комиссией.
2. Процедурные действия, предшествующие применению
мер, указанных в абзаце первом настоящей статьи, осуществляются органом проводящим расследование в соответствии с
условиями, определенными международным договором Союза
с третьей стороной.
Раздел VI
ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ПРОДУКЦИИ
Статья 65
Техническое регулирование в рамках Союза
1. Технического регулирование в рамках Союза осуществляется в соответствии со следующими принципами:
установления единых обязательных требований к продукции или к продукции и связанным с требованиями к продукции
процессам проектирования (включая изыскания), производства,
строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации в технических регламентах;
применение и исполнение технических регламентов в государствах-членах без изъятий;
232
соответствия технического регулирования уровню экономического развития государств-членов, развития материально-технической базы, а также уровню научно-технического развития;
независимости органов по аккредитации, органов по оценке
соответствия от изготовителей, продавцов, исполнителей и приобретателей, в том числе потребителей;
единых подходов, принципов и правил в области аккредитации;
единства правил и методов исследований (испытаний) и измерений при проведении процедур обязательной оценки соответствия;
единства применения требований технических регламентов
независимо от видов или особенностей сделок;
недопустимости ограничения конкуренции при осуществлении аккредитации и оценки соответствия;
недопустимости совмещения одним органом полномочий по
государственному контролю (надзору) с полномочиями по аккредитации или оценки соответствия;
недопустимости совмещения одним органом полномочий по
аккредитации и оценки соответствия;
осуществление государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов в государствах-членах на основе гармонизации законодательства государств-членов;
добровольности применения стандартов.
2. Нормы, правила и процедуры применения технического регулирования устанавливаются согласно приложению № 11.
Статья 66
Технические регламенты и стандарты
1. В целях защиты жизни и (или) здоровья человека, имущества, окружающей среды, жизни и (или) здоровья животных и
растений, предупреждения действий, вводящих в заблуждение
потребителей, а также в целях обеспечения энергетической эффективности и ресурсосбережения в рамках Союза принимаются технические регламенты.
233
2. Технические регламенты имеют прямое действие на территории Союза.
Порядок введения в действие принятого технического регламента и переходные положения определяются техническим регламентом или актом Комиссии.
3. Для целей оценки соответствия требованиям технического
регламента на добровольной основе могут применяться международные, региональные стандарты, а в случае их отсутствия
(до принятия региональных стандартов) - национальные (государственные) стандарты государств-членов.
Статья 67
Обращение продукции
1. Продукция, в отношении которой принят технический регламент (технические регламенты), выпускается в обращение на
территории Союза при условии, что она прошла необходимые
процедуры оценки соответствия, установленные техническим
регламентом (техническими регламентами).
Государства-члены обеспечивают обращение продукции, соответствующей требованиям технических регламентов, на своей
территории без предъявления дополнительных по отношению
к содержащимся в техническом регламенте требований к такой
продукции и без проведения дополнительных процедур оценки
соответствия.
2. Со дня вступления в силу технического регламента на территориях государств-членов соответствующие обязательные
требования, установленные законодательством государств-членов и (или) актами Комиссии, не применяются и подлежат отмене с даты завершения действия переходных положений, определенных техническим регламентом или актом Комиссии.
234
Раздел VII
САНИТАРНЫЕ, ВЕТЕРИНАРНО-САНИТАРНЫЕ МЕРЫ,
КАРАНТИН И ЗАЩИТА РАСТЕНИЙ
Статья 68
Общие принципы применения санитарных, ветеринарносанитарных мер, введение карантина и мер защиты растений
1. В целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, а также ветеринарно-санитарной, карантинной фитосанитарной безопасности и фитосанитарной обстановки в Союзе проводится единая политика в сфере применения
санитарных, ветеринарно-санитарных мер, введения карантина
и мер защиты растений.
2. Санитарные, ветеринарно-санитарные и меры по защите
растений разрабатываются на основе принципов, имеющих научное обоснование и применяются только в той степени, в которой необходимо для охраны окружающей среды, жизни и здоровья человека, животных и растений, с учетом международных и
региональных стандартов, предписаний и (или) рекомендаций,
правовых актах Союза, за исключением случаев, когда такие
документы не соответствуют цели обеспечения санитарно-эпидемиологического, ветеринарно-санитарного благополучия,
карантинной фитосанитарной безопасности и защиты растений
на территориях государств-членов, в том числе из-за действия
климатических, географических факторов или технологических
проблем. А102/10.
3. Государства-члены в целях обеспечения реализации единой
политики в сфере применения санитарных, ветеринарно-санитарных и карантинных фитосанитарных мер применяют единый
порядок осуществления санитарного, ветеринарно-санитарного
и карантинного фитосанитарного контроля, предусматривающий применение единой методологии, правил и процедур при
осуществлении санитарного ветеринарно-санитарного и карантинного фитосанитарного контроля в отношении подконтрольной и подкарантинной продукции.
235
4. Санитарный, ветеринарно-санитарный и карантинный фитосанитарный надзор (контроль) осуществляется в отношении
подконтрольной и подкарантинной продукции как при обращении на таможенной территории Союза, так и при перемещении
таких товаров через таможенную границу Союза и помещении
их под таможенную процедуру таможенного транзита.
Государства-члены применяют единые подходы в проведении
исследований, экспертиз, лабораторных испытаний, оценке потенциальных рисков, а также единые правила взаимодействия
при профилактике, локализации и ликвидации очагов заболеваний людей, животных и растений, для обеспечения охраны окружающей среды.
Применение санитарных, ветеринарно-санитарных мер, а
также введение карантина и мер защиты растений осуществляется согласно приложению № 12.
Государства-члены применяют унифицированные меры административной ответственности за несоблюдение санитарных,
ветеринарно-санитарных, карантинных фитосанитарных требований, мер защиты растений в части безопасности и безвредности продукции, работ и услуг для жизни и здоровья человека,
животных и растений.
Статья 69
Применение санитарных мер
236
1. В целях обеспечения санитарно-эпидемиологического
благополучия населения, а также гигиенической безопасности
и безвредности продукции, товаров и услуг осуществляется
государственный санитарно-эпидемиологический надзор (контроль) в отношении лиц, транспортных средств, а также подконтрольной санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю)
продукции (товары), включенной в Единый перечень товаров,
подлежащих санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю) на таможенной границе и таможенной территории Союза,
утверждаемого Комиссией.
2. К товарам, подлежащим санитарно-эпидемиологическому
надзору (контролю), применяются Единые санитарно-эпидеми-
ологические и гигиенические требования, утверждаемые Комиссией.
3. Обращение на территории Союза продукции (товаров),
внесенной в Единый перечень товаров, подлежащих санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю) на таможенной
границе и таможенной территории Союза и представляющей
потенциальную опасность для жизни и здоровья населения, осуществляется при наличии государственной регистрации.
Б 35/2; 5.
Статья 70
Применение ветеринарно-санитарных мер
1. В целях недопущения ввоза и распространения возбудителей заразных болезней животных, в том числе общих для
человека и животных, а также товаров (продукции) животного происхождения, опасных в ветеринарно-санитарном отношении подконтрольных ветеринарному контролю (надзору)
осуществляется ветеринарно-санитарный контроль (надзор) в
отношении товаров (продукции), включая товары для личного
пользования, перемещаемые через таможенную границу Союза
и включенные в Единый перечень товаров, подлежащих ветеринарному контролю (надзору), утверждаемого Комиссией.
2. Каждая партия подконтрольных ветеринарному контролю (надзору) товаров должна соответствовать Единым ветеринарным (ветеринарно-санитарным) требованиям при наличии
разрешения либо ветеринарных сертификатов, выдаваемых
уполномоченными органами в области ветеринарии по единым
формам, утверждаемым Комиссией. Б 36/2
Статья 71
Введение карантина и мер защиты растений
1. В целях предотвращения завоза и распространения болезней, а также вредителей растений и растительных продуктов
(далее - карантинных объектов), снижения потерь, причиняемых
ими, осуществляется карантинный фитосанитарный контроль
(надзор), в порядке, утверждаемом Комиссией.
237
Карантинный фитосанитарный контроль (надзор) на таможенной территории и таможенной границе Союза осуществляется в отношении подкарантинной продукции, включенной в
Единый перечень подкарантинной продукции (подкарантинных
грузов, подкарантинных материалов, подкарантинных товаров),
подлежащей карантинному фитосанитарному контролю (надзору), утверждаемого Комиссией. Б 37/2
2. Подкарантинная продукция, ввозимая на таможенную территорию Союза, должна соответствовать Единым карантинным
фитосанитарным требованиям, утверждаемым Комиссией.
Каждая партия подкарантинной продукции, перевозимая по
территории Союза, должна сопровождаться документами, удостоверяющими ее карантинное фитосанитарное состояние. Б
36/4
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
СВОБОДНОЕ ДВИЖЕНИЕ КАПИТАЛОВ, УСЛУГ
И РАБОЧЕЙ СИЛЫ. ЕДИНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ
ПРОСТРАНСТВО
Раздел VIII
МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
Статья 72
Основные направления согласованной макроэкономической
политики
1. В рамках Союза проводится согласованная макроэкономическая политика, предусматривающая разработку и реализацию
совместных действий государств-членов в целях достижения
сбалансированного развития экономики государств-членов. Г.
1/1
2. Координация проведения согласованной макроэкономической политики государствами-членами осуществляется Комиссией согласно приложению № 13. Г. 1/7
3. Основные направления проведения согласованной макроэкономической политики государств-членов включают:
238
обеспечение макроэкономической стабильности для углубления интеграции в рамках Союза;
формирование единых принципов функционирования экономики государств-членов и обеспечение их эффективного взаимодействия;
создание условий для повышения внутренней устойчивости
экономики государств-членов Союза и устойчивости к внешнему воздействию.
4. Реализация основных направлений согласованной макроэкономической политики осуществляется в соответствии с Приложением № 13 к настоящему Договору. Г. 1/3
Статья 73
ОСНОВНЫЕ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ
Государства-члены формируют экономическую политику в
рамках следующих основных макроэкономических показателей,
определяющих устойчивость экономического развития:
годовой дефицит (профицит) консолидированного бюджета
сектора государственного управления – не выше 3 процентов валового внутреннего продукта;
долг сектора государственного управления – не выше 50 процентов валового внутреннего продукта;
уровень инфляции (индекс потребительских цен) в годовом
выражении (декабрь к декабрю предыдущего года, в процентах)
– не превышает более чем на 5 процентных пунктов уровень инфляции государства-члена, имеющего наименьший рост цен.
Г.1/5 п.4
Раздел IX
ВАЛЮТНАЯ ПОЛИТИКА
Статья 74
Цели и принципы согласованной валютной политики
1. Государства-члены определяют следующие цели и принципы согласованной валютной политики:
239
формирование интегрированного валютного рынка государств-членов;
Г.10/3, п. 9, Г.19/4, абзац первый
увеличение доли использования национальных валют государств-членов для осуществления платежей в сфере внешней
торговли, инвестиционных операциях, предоставления финансовых услуг;
А.88, преамбула, четвертый, абзац, А.115, преамбула, пятый
абзац, Г.19/5, второй абзац
построение эффективного механизма взаимной конвертации
валют государств-членов;
А.88, преамбула, четвертый абзац, А.115, преамбула пятый
абзац
гармонизация и сближение подходов к формированию и проведению валютной политики;
Г.10/2, п.1
создание необходимых организационно-правовых условий
для развития интеграционных процессов в валютной сфере, координации и согласования валютной политики;
Г.10/2, п.2
отсутствие действий в валютной сфере, которые могут негативно повлиять на развитие интеграционных процессов;
Г.10/2, п.3
проведение экономической политики, направленной на повышение доверия к национальным валютам государств-членов как
на внутреннем валютном рынке каждого из них, так и на международных валютных рынках;
Г.10/2, п.4
сближение законодательства государств-членов, регулирующего валютные правоотношения, и принятие мер либерализации;
Г.10/4, первый абзац
дальнейшее развитие и повышение ликвидности национальных валютных рынков;
Г.10/3, п.12
240
развитие торгов национальными валютами на организованных рынках и обеспечение полного доступа к ним участников
валютного рынка государств-членов;
Г.19/3, абзац третий
создание условий для размещения валютных активов государств-членов в национальные валюты других государств-членов, в том числе в их государственные ценные бумаги;
Г19/6, абзац первый
развитие организованного рынка производных финансовых
инструментов.
Г19/6, абзац третий
2. Меры, направленные на проведение согласованной валютной политики, приведены в приложении № 14 к настоящему Договору.
Раздел X
ТОРГОВЛЯ УСЛУГАМИ И ИНВЕСТИЦИИ
Статья 75
Правовой режим торговли услугами
1. Каждое государство-член предоставляет услугам и поставщикам услуг любого другого государства-члена в отношении
торговли услугами режим не менее благоприятный, чем режим,
предоставляемый при аналогичных обстоятельствах своим собственным аналогичным услугам и поставщикам услуг в секторах услуг с учетом ограничений и на условиях, предусмотренных в приложении № 15 к настоящему Договору.
2. Каждое государство-член предоставляет при аналогичных
обстоятельствах услугам и поставщикам услуг любого другого
государства-члена в отношении торговли услугами режим не менее благоприятный, чем режим, предоставляемый аналогичным
услугам и поставщикам услуг третьих государств с учетом ограничений и на условиях, предусмотренных в приложении № 15 к
настоящему Договору.
(Г.7/п. 1 ст. 9; Г.7/Приложения II, III)
241
3. Порядок доступа к услугам инфраструктуры железнодорожного транспорта регулируется разделом XVI настоящего
Договора.
Статья 76
Правовой режим инвестиций
1. Государства-члены создают общее инвестиционное пространство, в котором беспрепятственно на согласованных условиях перемещаются инвестиции, в любых формах в соответствии
положениями настоящего Договора и в порядке, предусмотренном приложением № 15 к настоящему Договору.
2. Каждое государство-член гарантирует и обеспечивает защиту на своей территории инвестиций и инвесторов и создает
благоприятные условия для осуществления на своей территории инвестиций инвесторами и допускает такие инвестиции.
(А.103/2)
3. Каждое государство-член обеспечивает на своей территории предоставление национального режима в отношении инвестиций и деятельности, связанной с инвестициями, осуществляемыми инвесторами с учетом изъятий, предусмотренных в
приложении № 15 к настоящему Договору.
Указанный режим должен быть не менее благоприятным, чем
режим, который предоставляется этим государством-членом в
отношении инвестиций и деятельности, связанной с инвестициями инвесторов и инвесторов третьих государств, который
должен предоставляться по выбору инвестора в зависимости от
того, какой из указанных режимов является наиболее благоприятным. (А.103/4)
Статья 77
Транспарентность
242
Каждое государство-член обеспечивает открытость и доступность информации, связанной с правовым регулированием
сферы услуг и инвестициями, посредством официального опубликования нормативных правовых актов государств-членов в
официальных источниках в соответствии с положениями, предусмотренными приложением № 15 к настоящему Договору.
(Г.7/п. 1 ст. 13)
Статья 78
Гармонизация и унификация законодательства
Государства-члены осуществляют гармонизацию и поэтапную унификацию законодательства государств-членов в сфере
регулирования торговли услугами и инвестиций с учетом международных принципов и стандартов и наилучшей практики с
целью завершения формирования единого рынка услуг и капиталов. Г.7/16
Раздел XI
РЕГУЛИРОВАНИЕ ФИНАНСОВЫХ РЫНКОВ
Статья 79
Цели и принципы регулирования финансовых рынков
1. Государства-члены в рамках Союза стремятся к согласованному управлению финансовыми рынками и определяют следующие цели и принципы регулирования финансовых рынков, в том
числе в отношении:
углубления экономической интеграции государств-членов с
целью создания единого финансового рынка государств-членов;
обеспечения гарантированной и эффективной защиты прав и
законных интересов пользователей финансовых услуг; Г.9/3
создания общего финансового рынка государств-членов и
обеспечения недискриминационного доступа на финансовые
рынки государств-членов,
Г.22/преамбула/абз. 3
создания условий для взаимного признания лицензий и разрешений, выданных уполномоченными органами по регулированию банковской деятельности, по регулированию страховой
деятельности и по регулированию рынка ценных бумаг в одном
государстве-члене, на территориях других государств-членов;
243
244
определения подходов к регулированию рисков на финансовом рынке государств-членов в соответствии с международными стандартами;
определения требований и условий, предъявляемых к банковской деятельности, к страховой деятельности и к деятельности на рынке ценных бумаг (пруденциальных требований);
определения порядка осуществления надзора за деятельностью участников финансового рынка;
завершения перехода участников финансового рынка государств-членов на использование международных стандартов
финансовой отчетности. Г.9/3, 4
2. Государства-члены вправе принимать пруденциальные
меры, включая защиту инвесторов, вкладчиков, держателей полисов и лиц, перед которыми поставщик услуг имеет фидуциарную ответственность, или меры для обеспечения целостности
и стабильности финансовой системы. Если такие меры не соответствуют положениям настоящего Договора, они не должны
препятствовать исполнению государством-членом обязательств,
принятых в соответствии с настоящим Договором.
Г.7/ Приложение V, ст. 3, п. 2
3. Для создания условий на финансовом рынке с целью обеспечения свободного движения капитала государствами-членами применяются следующие основные формы сотрудничества,
в том числе:
1) осуществление обмена информацией, в том числе конфиденциальной, между уполномоченными органами по вопросам
регулирования, развития, контроля и надзора банковской деятельности, страховой деятельности и деятельности на рынке
ценных бумаг согласно приложению № 16;
2) проведение согласованных мероприятий по обсуждению
текущих проблем финансовых рынков и разработке предложений по их решению;
3) проведение уполномоченными органами взаимных консультаций по вопросам регулирования банковской деятельности, страховой деятельности и деятельности на рынке ценных
бумаг.
Г.9/3
4. [Государства-члены создают наднациональный орган по
регулированию финансового рынка государств-членов (на рассмотрении Сторон)]. Г.7, Приложение V, ст. 5, п. 1.2.
5. Регулирование финансовых услуг, а также направления
гармонизации законодательства государств-членов в сфере финансового рынка определены приложением № 16 к настоящему
Договору.
Раздел XII
НАЛОГИ И НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ
Статья 80
Принципы взаимодействия государств-членов в сфере
налогообложения
1. Государства-члены сближают национальные налоговые законодательства в той мере, в которой это необходимо для обеспечения свободного движения товаров, работ, услуг, капитала и
трудовых ресурсов.
Ставки косвенных налогов на импортируемые товары во взаимной торговле, а также на работы и услуги, выполняемые плательщиком одного государства-члена и предназначенные для потребления плательщиком другого государства-члена не должны
превышать в этом другом государстве-члене ставки косвенных
налогов, которыми облагаются аналогичные товары, работы и
услуги внутреннего производства.
Государства-члены не вправе взимать налоги, сборы, пошлины, возникающие при использовании и/или отчуждении товаров, импортированных во взаимной торговле, в размере, превышающем налогообложение аналогичных товаров внутреннего
производства.
2. Государства-члены будут стремиться к гармонизации своего законодательства о прямых и косвенных налогах, насколько
такая гармонизация необходима для обеспечения эффективного
функционирования Союза и сглаживания ценовой конкуренции
во взаимной торговле, возникающей из-за различных ставок налогов.
245
3. Порядок и сроки проведения гармонизации законодательства государств-членов о прямых и косвенных налогах определяются в соответствии с актом Высшего совета.
Государства-члены определяют направления, а также формы и порядок осуществления гармонизации законодательства в
отношении налогов, которые оказывают влияние на взаимную
торговлю, чтобы не нарушить условия конкуренции и не препятствовать свободному перемещению товаров, работ и услуг на
национальном уровне или на уровне Союза, включая:
- гармонизацию ставок акцизов по наиболее чувствительным
подакцизным товарам;
- дальнейшее совершенствование системы взимания НДС во
взаимной торговле, в том числе с применением информационных технологий.
Статья 81
Принципы взимания косвенных налогов в государствах-членах
246
1. Взимание косвенных налогов осуществляется по принципу
страны назначения.
2. Взимание косвенных налогов при выполнении работ, оказании услуг осуществляется в государстве-члене, территория которого признается местом реализации работ, услуг.
3. Порядок взимания косвенных налогов и механизм контроля за их уплатой при экспорте и импорте товаров, выполнении
работ, оказании услуг осуществляется согласно приложению №
17.
4. Ни одно из государств-членов не облагает реализацию товаров (работ, услуг), происходящих из других государств-членов,
и доходы от такой реализации налогами (сборами), которыми не
облагаются реализация аналогичных товаров (работ, услуг) внутреннего производства и доходы от такой реализации.
5. При вывозе товаров, реализуемых налогоплательщиками
(плательщиками) налогов, сборов и пошлин государств-членов,
с территории одного государства-члена на территорию другого
государства-члена применяется нулевая ставка налога на добавленную стоимость (НДС) и (или) освобождение от уплаты (воз-
мещение уплаченной суммы) акцизов при условии документального подтверждения факта экспорта.
Б12/2
6. Ставки косвенных налогов на товары, ввозимые налогоплательщиками (плательщиками) налогов, сборов и пошлин государств-членов на территорию одного государства-члена с территории другого государства-члена, не должны превышать ставки
косвенных налогов, которыми облагаются аналогичные товары
внутреннего производства.
Б12/3
Ставки косвенных налогов, взимаемых при выполнении работ, оказании услуг налоговыми резидентами одного государства-члена на территории другого государства-члена, не должны
превышать ставки косвенных налогов, взимаемых при выполнении аналогичных работ, оказании аналогичных услуг налоговыми резидентами этого другого государства-члена.
7. Ни одно из государств-членов не облагает реализацию товаров (работ, услуг), происходящих из других государств-членов, и доходы от такой реализации налогами (сборами), которые
по своему характеру способны привести к ограничению конкуренции на рынке других видов товаров (работ, услуг).
Государства-члены применяют единую систему взимания
косвенных налогов во взаимной торговле, которая определяет порядок взимания косвенных налогов по товарам, работам,
услугам, устанавливает перечень лиц, к которым они применяются, принципы определения места реализации товаров, работ,
услуг, иные условия, необходимые для обеспечения взимания
косвенных налогов во взаимной торговле.
Взимание косвенных налогов при экспорте и импорте товаров в Таможенном союзе осуществляется по принципу страны
назначения.
Порядок взимания косвенных налогов и механизм контроля
за их уплатой при экспорте и импорте товаров, выполнении работ, оказании услуг осуществляется согласно Приложению к настоящему Договору.
247
Раздел XIII
КОНКУРЕНТНАЯ ПОЛИТИКА
Статья 82
Принципы и правила конкуренции в рамках Союза
1. На территории Союза проводится единая конкурентная
политика в целях обеспечения равных условий конкуренции на
товарных рынках государств-членов, в том числе недискриминационного доступа хозяйствующих субъектов государств-членов
к товарным рынкам государств-членов.
2. На территории Союза монополистическая деятельность
ограничивается настоящим Договором и законодательством государств-членов.
3. На территории Союза недобросовестная конкуренция запрещена.
4. Государственное участие в предпринимательской деятельности ограничивается.
5. Антиконкурентные действия органов власти, иных осуществляющих их функции органов или организаций, а также организаций, участвующих в предоставлении государственных и
муниципальных услуг, государственных внебюджетных фондов,
Национальных (Центральных) банков государств-членов запрещены.
6. Введение государственного ценового регулирования допускается только в случаях, предусмотренных настоящим Договором.
7. Государства-члены обеспечивают реализацию конкурентной политики в соответствии с нормами настоящего Договора и
законодательством своего государства.
8. Особенности регулирования отношений с участием субъектов естественных монополий, потребителей, органов исполнительной власти и органов местного самоуправления государств-членов в сферах естественных монополий, оказывающих
влияние на торговлю между государствами-членами, регулируются разделом XIV настоящего Договора.
248
9. Государства-члены обеспечивают информационную открытость проводимой ими конкурентной политики, в том числе
посредством размещения сведений о деятельности своих антимонопольных органов в средствах массовой информации и сети
Интернет с учетом положений законодательства государств-членов.
10. Регулирование правоотношений в сфере конкуренции на
товарных рынках государств-членов осуществляется согласно
приложению № 18.
Раздел XIV
ЕСТЕСТВЕННЫЕ МОНОПОЛИИ
Статья 83
Сферы и субъекты естественных монополий
1. Положения настоящего Договора распространяются на
отношения с участием субъектов естественных монополий, потребителей, органов исполнительной власти и органов местного
самоуправления государств-членов в сферах естественных монополий, оказывающих влияние на торговлю между государствами-членами и указанных в настоящем Договоре.
2. Особенности правоотношений в конкретных сферах естественных монополий определяются настоящим Договором в
рамках регулирования вопросов отраслевого развития, а также
соответствующими секторальными (отраслевыми) соглашениями.
3. К сферам естественных монополий в государствах-членах
относятся также сферы естественных монополий, к которым
применяются требования национального законодательства государств-членов.
4. Перечень услуг субъектов естественных монополий, относимых к сферам естественных монополий, устанавливается законодательством государств-членов.
5. Государства-члены стремятся к гармонизации сфер естественных монополий путем их сокращения и с возможным определением переходного периода в секторальных (отраслевых) соглашениях.
249
6. Расширение сфер естественных монополий в государствах-членах осуществляется:
в соответствии с законодательством государств-членов в случае, если государство-член намерено отнести к сфере естественных монополий сферу, которая является сферой естественной
монополии в другом государстве-члене;
по решению Комиссии в случае, если к сфере естественных
монополий государство-член намерено отнести иную сферу
естественных монополий после соответствующего обращения
государства-члена в Комиссию.
Г2./3
7. Регулирование деятельности субъектов естественных монополий государств-членов осуществляется согласно приложению № 19.
Раздел XV
ЭНЕРГЕТИКА
Статья 84
Взаимодействие государств-членов в сфере энергетики
В целях эффективного использования потенциала топливно-энергетических комплексов государств-членов, а также обеспечения национальных экономик топливно-энергетическими
ресурсами государства-члены стремятся развивать долгосрочное взаимовыгодное сотрудничество в сфере энергетики, проводят согласованную энергетическую политику, поэтапное формирование общих энергетических рынков.
Статья 85
Совместный топливно-энергетический баланс
250
Государства-члены в целях обеспечения сбалансированности
спроса и предложения внутреннего рынка топливно-энергетических ресурсов государств-членов, расширения взаимовыгодных
межгосударственных поставок этих ресурсов разрабатывают
совместный топливно-энергетический баланс по видам топливно-энергетических ресурсов согласно приложению № 20.
Статья 86
Формирование общего электроэнергетического рынка
Государства-члены осуществляют поэтапное формирование
общего электроэнергетического рынка.
Статья 87
Обеспечение доступа к услугам естественных
монополий в сфере электроэнергетики
Государства-члены в пределах имеющейся технической возможности обеспечивают беспрепятственный доступ к услугам
естественных монополий в сфере электроэнергетики на недискриминационной основе в соответствии с принципами, определенными в приложении № 20 к настоящему Договору.
В целях обеспечения беспрепятственной межгосударственной передачи электрической энергии (мощности) уполномоченные органы государств-членов используют единую методологию
государств-членов, включающую порядок определения технических условий и объемов межгосударственной передачи электрической энергии (мощности), а также согласованные подходы
к ценообразованию на услуги, связанные с межгосударственной
передачей электрической энергии (мощности), предусмотренную в приложении № 20 к настоящему Договору.
Статья 88
Обеспечение доступа к газотранспортным
системам государств-членов
Государства-члены в пределах имеющихся технических возможностей, свободных мощностей газотранспортных систем с
учетом согласованного индикативного прогнозного баланса газа
государств-членов и на основании гражданско-правовых договоров хозяйствующих субъектов обеспечивают доступ хозяйствующих субъектов других государств-членов к газотранспортным
системам, расположенным на территориях государств-членов,
251
для транспортировки газа на основе единых принципов и правил
в соответствии с приложением № 20 к настоящему Договору.
Статья 89
Формирование общих рынков нефти и
нефтепродуктов государств-членов
1. Государства-члены осуществляют поэтапное формирование общих рынков нефти и нефтепродуктов.
2. Государства-члены в пределах имеющихся технических
возможностей с учетом согласованного индикативного баланса добычи (производства), потребления, поставки, импорта и
экспорта нефти, нефтепродуктов государств-членов обеспечивают условия доступа хозяйствующих субъектов других государств-членов к системам транспортировки нефти и нефтепродуктов, расположенным на территориях государств-членов, на
основе единых принципов и правил в соответствии с приложением № 20 к настоящему Договору.
Раздел XVI
ТРАНСПОРТНЫЕ УСЛУГИ
Статья 90
Согласованная транспортная политика
1. В Союзе осуществляется согласованная транспортная политика, направленная на обеспечение интеграции и эффективное развитие транспортных систем путем создания общего рынка транспортных услуг на принципах открытости, конкуренции,
эффективности, безопасности, надежности, мультимодальности, доступности, экологичности, гармоничности, устойчивости
и рациональности развития транспорта, а также соответствия
нормам и принципам международного права.
2. Меры, направленные на осуществление согласованной
транспортной политики в рамках Союза, определяются согласно
приложению № 21.
252
Статья 91
Цели и задачи проведения согласованной транспортной
политики
1. Целью проведения согласованной транспортной политики
в Союзе является повышение открытости и доступности транспортного рынка, роста конкурентоспособности транспортных
услуг на мировом рынке.
2. Задачами согласованной транспортной политики являются:
1) принятие государствами-членами согласованных мер по
обеспечению общих преимуществ в сфере транспорта и реализации лучших практик;
2) интеграция транспортных систем государств-членов в мировую транспортную систему;
3) эффективное использование совокупного транзитного потенциала государств-членов;
4) обеспечение доступности и качества транспортных услуг;
5) снижение доли транспортной составляющей в стоимости
продукции;
6) обеспечение транспортной безопасности;
7) снижение вредного воздействия транспорта на окружающую среду и здоровье человека;
8) формирование благоприятного инвестиционного климата.
Раздел XVII
ЗАКУПКИ ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И
МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД
Статья 92
Цели и принципы регулирования в сфере закупок
1. Государства-члены определяют следующие цели и принципы регулирования в сфере закупок:
регулирование отношений в сфере закупок в законодательстве государства-члена о закупках и международных договорах
в рамках Союза;
253
обеспечение оптимального и эффективного расходования
средств, используемых для закупок в государствах-членах;
предоставление государствам-членам национального режима
в сфере закупок;
недопустимость предоставления третьим странам режима в
сфере закупок более благоприятного, чем государствам-членам;
обеспечение информационной открытости и прозрачности
закупок;
обеспечение взаимного признания электронной цифровой
подписи, изготовленной в соответствии с законодательством одного государства – члена, другим государством – членом для
участия в закупках, проводимых в электронном формате (форме);
обеспечение наличия национальных контролирующего и
[уполномоченного (предложение РБ)] органов в сфере закупок,
при этом допускается выполнение этих функций одним органом;
установление ответственности за нарушение законодательства
государства-члена о закупках;
развитие конкуренции, а также противодействие коррупции и
другим злоупотреблениям в сфере закупок;
соблюдение антимонопольных требований к торгам.
2. Действие настоящего Договора не распространяется на закупки, сведения о которых в соответствии с законодательством
государства-члена составляют государственную тайну (государственные секреты). Г. 6/2
3. Способы проведения закупок в государствах-членах осуществляются согласно приложению № 22. Г. 6/5
Раздел XVIII
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ
Статья 93
Правовой режим объектов интеллектуальной собственности
254
1. Государства-члены осуществляют сотрудничество в сфере
охраны и защиты прав на объекты интеллектуальной собственности и обеспечивают на своей территории охрану и защиту
прав на объекты интеллектуальной собственности в соответствии с нормами международного права и законодательством
государств-членов. Лицам одного государства-члена на территории другого государства-члена предоставляется национальный
режим в том, что касается правового режима объектов интеллектуальной собственности.
2. Каждое государство-член предоставляет физическим и
юридическим лицам другого государства-члена такой же уровень охраны прав интеллектуальной собственности, какой она
предоставляет своим физическим и юридическим лицам на своей территории в объеме, предусмотренном настоящим разделом
и международным договором в рамках Союза.
3. Особенности правового режима объектов интеллектуальной собственности применительно к отдельным видам объектов
интеллектуальной собственности предусмотрены в приложении
№ 23 к настоящему Договору.
4. Государства-члены, не являющиеся участниками Сингапурского договора о законах по товарным знакам от 27 марта
2006 г. и Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций от
26 октября 1961 г. (Римская конвенция 1961 года), принимают на
себя обязательство по присоединению к упомянутым международным договорам.
Г.8/ 4, 8, 19, 20, 21
Статья 94
Единый таможенный реестр объектов
интеллектуальной собственности
1. В целях проведения согласованной политики в сфере защиты прав на объекты интеллектуальной собственности формируется Единый таможенный реестр объектов интеллектуальной
собственности.
2. Ведение Единого таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности осуществляется Комиссией.
В.11/3
255
Раздел XIX
ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
Статья 95
Промышленная политика государств-членов
1. Государства-члены координируют национальные промышленные политики.
2. Координация национальных промышленных политик осуществляется по следующим основным направлениям промышленного сотрудничества:
углубление промышленной кооперации, включая создание
совместных предприятий и кооперационных объединений для
освоения высокотехнологичных производств;
формирование комплекса перспективных мер, направленных
на развитие приоритетных секторов экономики;
формирование единых подходов к поддержке экспорта товаров Союза в третьи страны;
формирование технологических платформ и промышленных
кластеров в целях достижения современного уровня технологического развития приоритетных отраслей;
взаимодействие в сфере науки и техники;
выработка подходов к организации и развитию промышленных автосборочных производств на территориях государств-членов.
По решению Высшего совета основные направления промышленного сотрудничества могут уточняться или расширяться.
3. Цели, принципы, порядок и механизмы координации национальных промышленных политик определяются настоящим
Договором.
4. В сфере промышленной политики Комиссия:
1) осуществляет координацию взаимодействия государств-членов:
по основным направлениям промышленного сотрудничества;
в сфере разработки, принятия, реализации и оценки эффективности межгосударственных программ и проектов;
256
2) реализует:
функции мониторинга и сравнительно-правового анализа в
соответствии с подпунктами 1 и 2 пункта 18 приложения 24 Договора о Евразийском экономическом союзе; Г.4/6
регулятивные функции в соответствии подпунктом 3 пункта
18 приложения 24 Договора о Евразийском экономическом союзе; Г.4/12
иные функции, необходимые для обеспечения реализации
полномочий Комиссии в сфере промышленной политики в рамках Союза.
Статья 96
Субсидирование промышленности
1. На территориях государств-членов действуют единые правила предоставления субсидий в отношении промышленных
товаров, в том числе при предоставлении или получении услуг,
которые непосредственно связаны с производством, сбытом и
потреблением товаров, согласно приложению № 24. Г.4/1
2. Субсидии осуществляются посредством:
1) прямого перевода денежных средств (например, в виде невозвратных ссуд, кредитов или приобретения доли в уставном
капитале или его увеличения) или предоставления обязательства
по переводу таких средств (например, в виде гарантии по кредитам);
2) полного или частичного отказа от взимания платежей, которые должны были бы поступать в доход государства-члена
(например, налоговые льготы, списание долга). При этом освобождение экспортируемого товара от пошлин и налогов, взимаемых с аналогичного товара, предназначенного для внутреннего
потребления, либо уменьшение таких пошлин и налогов, либо
возврат таких пошлин и налогов в размере, не превышающем
фактически начисленной суммы, не рассматриваются как субсидия;
3) предоставления товаров или услуг, за исключением товаров или услуг, предназначенных для поддержания и развития
общей инфраструктуры;
257
4) приобретения товаров;
5) оказания любой другой формы поддержки доходов или
цен, которая действует прямо или косвенно на сокращение ввоза
промышленного товара с территории любого государства-члена
или на увеличение вывоза товара на территорию любого из государств-членов, в результате чего предоставляется преимущество.
Г.4/2. п. 3
3. Субсидирующий орган может поручить или предписать
любой другой организации выполнить одну или несколько возложенных на него функций, относящихся к предоставлению
субсидий. Такие действия рассматриваются в качестве действий
субсидирующего органа. Нормативные правовые акты государства-члена, направленные на предоставление субсидий, рассматриваются в качестве действий субсидирующего органа. Г.4/2.
4. Субсидии в отношении промышленных товаров делятся на
допустимые, запрещенные и специфические. Виды субсидий и
порядок их предоставления предусмотрены приложением № 24
к настоящему Договору.
Раздел XX
АГРОПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПЛЕКС
Статья 97
Цели и задачи согласованной агропромышленной политики
1. В рамках Союза проводится согласованная агропромышленная политика предполагающая применение взаимоприемлемых принципов и методов государственного воздействия на
развитие агропромышленный комплекс и сельской местности в
интересах населения каждого государства-члена и Союза в целом, эффективной экономической интеграции и политической
стабильности в рамках Союза;
2. Правила, установленные для создания и функционирования общего аграрного рынка, подлежат применению в отношении сельскохозяйственной продукции и продовольствия, средств
258
производства, услуг для агропромышленного комплекса, если
иное не предусмотрено настоящим Договором.
3. Основной целью согласованной агропромышленной политики является эффективная реализация ресурсного потенциала государств-членов для оптимизации объемов производства
конкурентоспособной сельскохозяйственной продукции и продовольствия, удовлетворения потребностей общего аграрного
рынка, а также наращивания экспорта сельскохозяйственной
продукции и продовольствия.
4. Основные задачи согласованной агропромышленной политики:
сбалансированное развитие производства и рынков сельскохозяйственной продукции и продовольствия;
обеспечение справедливой конкуренции между субъектами
государств-членов, в том числе равных условий доступа на общий аграрный рынок;
унификация требований, связанных с обращением сельскохозяйственной продукции и продовольствия;
защита интересов производителей государств-членов на внутреннем
и внешнем рынках;
обеспечение ветеринарного и фитосанитарного благополучия
на территориях государств-членов на основе единых требований и правил.
Статья 98
Основные направления согласованной агропромышленной
политики и меры государственной поддержки сельского
хозяйства
1. Направлениями согласованной агропромышленной политики являются:
1) формирование стабильных и прогнозируемых условий
функционирования агропромышленных комплексов государств-членов;
2) совместное определение приоритетов развития и индикативных показателей в аграрном секторе государств-членов;
259
260
3) формирование совместных прогнозов спроса и предложения по агрегированным товарным позициям и по отдельным видам сельскохозяйственной продукции и продовольствия;
4) соблюдение единых правил государственной поддержки
сельского хозяйства;
5) повышение конкурентоспособности товаров и услуг;
6) обеспечение экономической эффективности и инвестиционной привлекательности агропромышленного комплекса государств-членов;
7) развитие экспортного потенциала сельскохозяйственной
продукции и продовольствия;
8) активизация процессов научно-технического сотрудничества в сфере агропромышленного комплекса с целью интенсификации инновационного развития, реализации инвестиционных проектов, подготовки кадров;
9) создание интегрированной информационной системы в области агропромышленного комплекса государств-членов;
10) формирование унифицированной нормативной правовой
базы в области животноводства и оборота животноводческой
продукции;
11) унификация законодательства в сфере оборота генетических ресурсов растений, охраняемых сортов растений и пород
животных, семян сельскохозяйственных растений, средств защиты и агрохимикатов.
2. При проведении согласованной агропромышленной политики и разработке механизмов, которые могут быть задействованы, государства-члены учитывают особый характер деятельности в области сельского хозяйства, обусловленный не только
производственной, экономической, но и социальной значимостью отрасли, структурными и природными различиями между
регионами и территориями государств-членов.
3. В рамках Союза действуют единые правила государственной поддержки сельского хозяйства.
Единые правила государственной поддержки сельского хозяйства применяются в отношении сельскохозяйственной продукции и продовольствия, указанных в приложении № 25 к настоящему Договору.
4. Меры государственной поддержки сельского хозяйства и
порядок их оказания предусмотрены приложением № 25 к настоящему Договору.
Раздел XXI
ТРУДОВАЯ МИГРАЦИЯ
Статья 99
Порядок въезда и пребывания граждан государств-членов и
граждан третьих государств
1. Граждане государств-членов независимо от места проживания имеют право въезжать, выезжать, следовать транзитом,
передвигаться и пребывать на территориях государств-членов
без виз по одному из действительных документов согласно приложению № 26, обмен образцами которых осуществляется государствами-членами по дипломатическим каналам.
2. Граждане государств-членов въезжают на территорию каждого из государств-членов и выезжают с этой территории через
пункты пропуска, открытые для международного сообщения,
если иное не предусмотрено отдельными международными договорами государств-членов.
Государства-члены обмениваются по дипломатическим каналам списками пунктов пропуска, открытых для перемещения
граждан государств-членов. А.49/2
3. Гражданам одного государства-члена, пребывающим на
территорию другого государства-члена, гарантируются права и свободы человека, закрепленные международным правом.
Г.15/19
4. Граждане одного государства-члена, нарушившие правила пребывания на территории другого государства-члена, несут
ответственность в соответствии с законодательством этого государства-члена. А.49/6
5. Государства-члены обязуются пропускать в третьи государства в пунктах пропуска, открытых для международного
сообщения, граждан государств-членов, имеющих действительные и оформленные документы на право пересечения границы,
261
и будут предпринимать меры к недопущению выезда в третьи
государства граждан государств-членов, которым выезд закрыт
компетентными органами государств-членов.
А.49/3; Г.16/7
6. В случае возникновения чрезвычайных обстоятельств, в
частности в ситуациях, угрожающих безопасности, общественному порядку или охране здоровья населения, государством-членом может быть установлено временное ограничение на въезд,
выезд, пребывание, передвижение и транзитный проезд граждан
других государств-членов. Уведомление об установлении указанных ограничений направляется по дипломатическим каналам
другим государствам-членам не позднее чем за 72 часа до введения в действие указанных ограничений.
А.49/4
7. Граждане одного государства-члена, прибывшие на территорию другого государства-члена для временного или постоянного проживания или с другими целями, обязаны зарегистрироваться (встать на учет) в уполномоченных органах этого другого
государства-члена, если это предусмотрено его законодательством.
8. Граждане третьих государств и лица без гражданства, въезжающие на территории государств-членов с территории третьего государства, используют миграционные карты в соответствии
с законодательством государства въезда.
Граждане одного государства-члена при въезде на территорию другого государства-члена используют миграционные карты в соответствии с законодательством государства въезда.
Статья 100
Порядок осуществления трудовой деятельности гражданами
государств-членов на территориях государств-членов
1. Работодатели государства трудоустройства на территории
одного государства-члена вправе привлекать трудящихся-мигрантов без учета ограничений по защите национального рынка
труда, а трудящимся – мигрантам не требуется получение разрешения на осуществление трудовой деятельности на территориях
государств-членов.
262
2. Ограничения в отношении трудовой деятельности трудящихся-мигрантов, рода их занятий и территории государства
трудоустройства, в части, касающейся возможности осуществления на ней трудовой деятельности трудящимися мигрантами,
устанавливаемые законодательством государств-членов в целях
обеспечения национальной безопасности (в том числе в отраслях
экономики, имеющих стратегическое значение), общественного
порядка, нравственности, здоровья, прав и законных интересов
других лиц, а также меры, принимаемые государствами-членами в целях социальной защиты от безработицы, финансируемые
из государственных бюджетов государств-членов, не могут рассматриваться как дискриминация и ограничение прав и свобод
трудящихся-мигрантов и членов их семей.
3. Трудовые отношения трудящегося-мигранта с работодателем регулируются законодательством государства трудоустройства с учетом положений настоящего Договора и оформляются
трудовым договором.
Г.15/4
4. Трудящийся-мигрант и члены его семьи освобождаются от
регистрации (постановки на учет по месту пребывания) в уполномоченных органах государства трудоустройства в течение 30
суток с даты въезда на территорию этого государства.
Срок временного пребывания (проживания) трудящегося-мигранта и членов его семьи определяется сроком действия трудового договора трудящегося-мигранта с работодателем. Г.15/5
5. В случае досрочного расторжения трудового договора после истечения 90 суток с даты въезда на территорию государства
трудоустройства трудящийся-мигрант имеет право в течение 15
дней заключить новый трудовой договор, в том числе с другим
работодателем. Г.15/8
6. Права и обязанности трудящегося-мигранта предусмотрены приложением № 26 к настоящему Договору.
263
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
СОТРУДНИЧЕСТВО И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
ГОСУДАРСТВ-ЧЛЕНОВ В ДРУГИХ ОБЛАСТЯХ
Статья 101
Сотрудничество в сфере образования
1. Государства-члены осуществляют согласованные меры по
последовательному расширению сотрудничества в области образования, направленного на создание общего образовательного
пространства Союза, а также обмениваются опытом и информацией по вопросам проводимых в государствах-членах реформ в
области образования. А.116/1; А.117/6
2. Государства-члены осуществляют сотрудничество в сфере
образования в порядке согласно приложению № 27, в том числе
путем:
оказания поддержки развития прямых связей между образовательными организациями (учреждениями) на основе подписываемых ими договоров о сотрудничестве; А.116/2
поощрения изучения в своих образовательных организациях
(учреждениях) языков, истории, культуры, литературы других
государств-членов; А.116/4; А.116/5
оказания содействия участию педагогических и научно-педагогических кадров в национальных и международных конгрессах, семинарах, конференциях и симпозиумах, проводимых на
территориях государств-членов;
оказания содействия участию обучающихся в международных олимпиадах, конкурсах, фестивалях и других мероприятиях;
оказания содействия взаимному обмену обучающимися,
педагогическими и научно-педагогическими кадрами. Количественные показатели, финансовые и другие условия такого
обмена ежегодно определяются уполномоченными органами
государств-членов, в компетенцию которых входит выработка и
реализация государственной политики и нормативно-правовое
регулирование в сфере образования, в соответствии с подписываемыми ими двусторонними протоколами. А.116/3
264
Статья 102
Сотрудничество в сфере здравоохранения
1. Деятельность Союза направлена на осуществление сотрудничества государств-членов в сфере здравоохранения с целью
повышения качества охраны здоровья, совершенствования систем здравоохранения государств-членов и доступности высокотехнологичной медицинской помощи.
2. Государства-члены осуществляют сотрудничество в сфере
здравоохранения в порядке согласно приложению № 28 по следующим направлениям:
1) профессиональная подготовка, профессиональная переподготовка, повышение квалификации и стажировка медицинских и
фармацевтических работников, обмен научными и медицинскими специалистами;
2) взаимодействие по вопросам качества, эффективности и
безопасности лекарственных средств, изделий медицинского назначения и медицинской техники, борьбы с обращением фальсифицированных лекарственных средств, изделий медицинского
назначения и медицинской техники;
3) организация медицинской профилактики, медицинской помощи и медицинской реабилитации;
4) разработка и внедрение новых методов лечения, профилактика наркомании, медико-социальной реабилитация больных
наркоманией;
5) содействие уполномоченным органам государственной
власти государств-членов в осуществлении ими взаимодействия в области обеспечения санитарно-эпидемиологического
благополучия населения в целях предотвращения угроз возникновения и распространения инфекционных болезней и других
чрезвычайных событий по определению международных медико-санитарных правил 2005;
6) разработка и реализация современных медицинских технологий, а также организации оказания медицинской помощи;
7) иные направления.
3. Специалисты, имеющие право на занятие медицинской и
фармацевтической деятельностью, получившие медицинское
265
или фармацевтическое образование и допущенные в установленном в одном из государств-членов порядке к медицинской
или фармацевтической деятельности, допускаются к аналогичной деятельности в других государствах-членах с учетом номенклатуры специальностей и требований законодательства
этих государств.
При этом установление эквивалентности полученного ими
медицинского или фармацевтического образования либо признание полученных ими документов о медицинском или фармацевтическом образовании проводится в соответствии с законодательством того государства-члена, к которому обратился такой
специалист с целью трудоустройства.
Порядок выдачи документа, дающего право на занятие медицинской или фармацевтической деятельностью специалистам, определяется государством-членом, к которому обратился
специалист с целью трудоустройства, после прохождения процедуры установления эквивалентности полученного медицинского
или фармацевтического образования или процедуры признания
документов о медицинском или фармацевтическом образовании.
А.132/1,2
Статья 103
Сотрудничество в сфере культуры
1. Государства-члены всемерно развивают сотрудничество в
сфере культуры, содействуют укреплению существующих связей
между их народами, поощряют взаимное изучение ими языков и
культуры друг друга и создают благоприятные возможности для
свободного доступа граждан государств-членов к культурным
ценностям своих государств.
2. Государства-члены осуществляют сотрудничество в сфере
культуры в порядке согласно приложению № 29.
3. Органы Союза содействуют осуществлению сотрудничества государств-членов в сфере культуры. А.71/1
266
Статья 104
Сотрудничество в области науки и в технической сфере
1. Государства-члены развивают сотрудничество в области
научных исследований и технологических разработок на основе взаимной выгоды в целях поощрения и развития науки и научных исследований, организации совместных научных работ,
обеспечения свободного и широкого обмена научными публикациями, установления прямых связей между научными организациями и общественными организациями научных работников
государств-членов.
Органы Союза содействуют осуществлению указанного сотрудничества.
2. Государства-члены осуществляют сотрудничество в области науки и в технической сфере в порядке согласно приложению № 30.
3. Государства-члены объединяют усилия в различных областях исследования и использования космического пространства
в мирных целях, в том числе на основе совместных программ и
проектов. А.44/преамбула, 4, 9
4. Уполномоченные органы государств-членов, в компетенцию которых входят вопросы, касающиеся науки, вправе устанавливать и развивать прямые связи для достижения целей, указанных в пункте 1 настоящей статьи.
Статья 105
Сотрудничество и правовая помощь по гражданским,
административным и уголовным делам
1. Государства-члены осуществляют сотрудничество в рамках рассмотрения гражданских, административных и уголовных
дел.
Органы Союза в рамках своей компетенции содействуют осуществлению указанного сотрудничества.
2. Государства-члены оказывают друг другу правовую помощь
путем выполнения процессуальных и иных действий, предусмо267
тренных законодательством запрашиваемого государства-члена,
включая составление и пересылку документов, проведение обысков, изъятие, пересылку и выдачу вещественных доказательств,
проведение экспертизы, допрос сторон, обвиняемых, свидетелей, экспертов, возбуждение уголовного преследования, розыск
и выдача лиц, совершивших преступления, признание и исполнение судебных решений по гражданским делам, приговоров в
части гражданского иска, исполнительных надписей, а также путем вручения документов.
3. Уполномоченные органы государств-членов, на которые
возложена функция по проведению расследований по уголовным и (или) административным делам, а также осуществляющие
сбор, анализ (и) или передачу информации, касающейся административных или уголовных дел, а также учреждения юстиции
государств-членов (суды, органы прокуратуры, внутренних дел,
безопасности и иные учреждения государств-членов, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные
дела), взаимодействуют друг с другом в целях оказания правовой помощи по гражданским, административным и уголовным
делам, в том числе в подготовке материалов, расследовании, судопроизводстве, обеспечении исков, исполнении принятых решений и приговоров.
Порядок и условия оказания правовой помощи определяются
отдельными международными договорами в рамках Союза.
4. Правовая помощь и взаимодействие таможенных органов
государств-членов по делам об административных правонарушениях осуществляется в порядке согласно приложению № 31.
5. Вопросы, связанные с оказанием правовой помощи по уголовным делам, находящимся в производстве таможенных органов государств-членов, решаются в соответствии с отдельными
международными договорами в рамках Союза. В20/7
6. Таможенные органы государств-членов во взаимодействии
с правоохранительными и иными уполномоченными органами
государств-членов принимают меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем,
и финансированию терроризма в порядке согласно приложению
№ 32. Г18/2
268
Статья 106
Сотрудничество в охране внешних границ
1. Государства-члены осуществляют сотрудничество, исходя
из взаимной заинтересованности в укреплении коллективной
безопасности в сфере охраны внешних границ Союза, противодействия международному терроризму и экстремизму, незаконному обороту оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров,
незаконной миграции, торговле людьми и иным видам транснациональной преступности. А.64/2
2. Государства-члены принимают меры по гармонизации законодательства государств-членов в части, касающейся пограничных вопросов. А64/3
3. Государства-члены предоставляют воздушным судам уполномоченных органов, в компетенцию которых входят вопросы
охраны государственной границы, других государств-членов
при использовании их в интересах охраны внешних границ Союза право на использование своего воздушного пространства,
аэропортов, аэродромов (посадочных площадок) независимо от
их принадлежности и предназначения, на получение навигационной, метеорологической и иной информации, а также обеспечивают полеты и техническое обслуживание воздушных судов
в соответствии международными договорами в рамках Союза.
А64/6
4. Государства-члены оказывают взаимное содействие в материально-техническом обеспечении уполномоченных органов
государств-членов, в компетенцию которых входят вопросы охраны государственной границы, в разработке, размещении заказов на изготовление, внедрение и ремонт вооружения, техники,
оборудования, применяемых в охране государственных границ
государств-членов. А64/8
Взаимное содействие в указанных сферах осуществляется на
основании отдельных международных договоров.
Материально-техническое обеспечение уполномоченных органов государств-членов, в компетенцию которых входят вопросы охраны государственной границы, осуществляется в соот-
269
ветствующих системах материально-технического обеспечения
государств-членов самостоятельно.
Материально-техническое обеспечение охраны государственных границ государств-членов материальными средствами, не
производящимися на их территориях, но производящимися на
территориях других государств-членов, осуществляется государствами-членами в соответствии с законодательством государств-членов.
Государства-члены осуществляют обмен информацией о материально-технических средствах, изготавливаемых на своих
территориях и применяемых в охране государственных границ,
а также о возможности и условиях их поставок. А64/приложение 5
5. Информационное взаимодействие государств-членов по
пограничным вопросам осуществляется в порядке согласно приложению № 33. А/53
6. Уполномоченные органы государств-членов, в компетенцию которых входят вопросы охраны государственной границы,
в целях обеспечения охраны и неприкосновенности внешних
границ Союза:
1) проводят совместные мероприятия по вопросам:
совершенствования и оптимизации технологий пограничного
контроля;
эффективного применения специальных технических средств
и служебных животных при осуществлении пограничного контроля;
мониторинга противоправной деятельности в пунктах пропуска;
создания оптимальных организационных структур соединений, частей и подразделений пограничного контроля;
по другим вопросам, относящимся к их компетенции;
2) планируют и осуществляют согласованные меры для пресечения актов терроризма, незаконного перемещения оружия, боеприпасов, наркотических средств, отравляющих и психотропных веществ, иных предметов контрабанды, незаконного въезда
(выезда) на (с) их территорию, а также других видов правонарушений в сфере пограничного контроля;
А64\приложение 4
270
3) проводят консультации по вопросам охраны внешних границ в составе руководителей уполномоченных органов государств-членов, в компетенцию которых входят вопросы охраны
государственной границы, или их заместителей с привлечением
специалистов и консультантов;
А64\приложение 2
4) осуществляют сотрудничество в оперативно-розыскной
деятельности путем:
выполнения запросов о проведении оперативно-розыскных
мероприятий;
разработки и принятия совместных или согласованных мер
по предупреждению, выявлению и пресечению противоправных
действий на внешних границах, уведомления друг друга о результатах их осуществления;
принятия мер по выявлению и проверке лиц, участвующих в
подготовке к совершению противоправных действий на внешних границах Союза;
обмена опытом работы в оперативно-розыскной деятельности;
отработки планов совместных оперативных мероприятий с
использованием возможностей спецслужб по конкретным проблемам, представляющим взаимный интерес, транснациональным организованным преступным группам, представителям
террористических и экстремистских организаций и группам лиц
и отдельных лиц;
А64\приложение 3
5) обмениваются информацией:
об открытии новых пунктов пропуска;
о складывающейся обстановке и основных тенденциях ее
развития на международных путях сообщения, влияющих на
осуществление пограничного контроля в пунктах пропуска государств-членов;
о новых и возможных каналах незаконной миграции, перемещения оружия, наркотических средств и психотропных веществ
и других предметов контрабанды;
о выявленных признаках подделки документов на право пересечения границ, ухищрениях, приемах и способах укрытия в
271
транспортных средствах, грузах и багаже лиц предметов контрабанды;
о законодательных и иных нормативных правовых актах, а
также о заключенных международных договорах государств-членов по вопросам пересечения границ и пограничного контроля;
об отдельных направлениях в пунктах пропуска через границы, созданных для осуществления пограничного контроля граждан государств-членов;
о других вопросах, представляющих интерес для осуществления пограничного контроля.
А64\приложение 4
6) оказывают взаимное содействие в подготовке, переподготовке и повышении квалификации военных кадров для уполномоченных органов государств-членов, в компетенцию которых
входят вопросы охраны государственной границы, в том числе
младших специалистов, в соответствии с отдельными международными договорами. А.64/9
ЧАСТЬ ПЯТАЯ
ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Статья 107
Разрешение споров
Споры между государствами-членами, связанные с толкованием и (или) применением положений настоящего Договора,
разрешаются путем консультаций и переговоров заинтересованных сторон спора.
Комиссия оказывает содействие государствам-членам в урегулировании спора до передачи его в Суд Союза.
В случае не достижения согласия в течение 6 месяцев с даты
поступления в Комиссию официальной письменной просьбы о
проведении консультаций и переговоров спор передается на рассмотрение в Суд Союза.
Особенности урегулирования споров по вопросам, связанным
с порядком предоставления промышленных субсидий и оказанием государственной поддержки сельского хозяйства, предусмо-
272
тренных разделами XIX и XX настоящего Договора, определены
согласно приложению № 34
Статья 108
Толкование
Толкование положений настоящего Договора, международных договоров в рамках Союза осуществляется Судом Союза.
Статья 109
Оговорки
Оговорки к настоящему Договору не допускаются
Статья 110
Внесение изменений в Договор
В настоящий Договор могут быть внесены изменения, которые оформляются отдельными протоколами, являющимися неотъемлемой частью настоящего Договора.
Каждое государство-член вправе инициировать внесение изменений в настоящий Договор путем направления в Комиссию
письменного обращения в порядке, установленном Регламентом
Комиссии.
Статья 111
Присоединение к Договору
1. Настоящий Договор открыт для присоединения к нему любого государства, признающего его цели и принципы и заявившего о готовности принять на себя обязательства, вытекающие
из настоящего Договора и правовых актов Союза.
2. Присоединение к настоящему Договору оформляется протоколом о присоединении, являющимся неотъемлемой частью
настоящего Договора.
273
Статья 112
Регистрация Договора в Секретариате Организации
Объединенных Наций
Настоящий Договор в соответствии со статьей 102 Устава Организации Объединенных Наций подлежит регистрации в Секретариате Организации Объединенных Наций.
Статья 113
Выход из Договора
Любая Сторона вправе выйти из настоящего Договора, направив депозитарию письменное уведомление о своем намерении
не менее чем за 18 месяцев до предполагаемого выхода, урегулировав финансовые и иные обязательства, возникшие за время
участия этого государства-члена в Договоре.
Такой выход распространяется как на настоящий Договор,
так и на международные договоры в рамках Союза.
Выход из настоящего Договора оформляется отдельным протоколом, заключаемым между Союзом и соответствующим государством.
Статья 114
Вступление Договора в силу
Настоящий Договор вступает в силу с даты получения депозитарием последнего письменного уведомления о выполнении
государствами-членами внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу.
В связи с вступлением в силу настоящего Договора в отношениях между государствами-членами прекращается действие
международных договоров, заключенных в рамках Таможенного
союза и Единого экономического пространства, в соответствии с
отдельным протоколом.
Настоящий Договор не затрагивает прав и обязательств каждого из государств-членов, вытекающих из международных
274
договоров, участником которых оно является, в случае, если
указанные права и обязательства не относятся к сфере регулирования настоящего Договора и иных международных договоров в
рамках Союза.
Депозитарием настоящего Договора является Евразийская
экономическая комиссия, которая направит каждому государству-члену его заверенную копию.
Совершено в г. Москве __ _______ 20__ г. в одном экземпляре
на русском языке.
275
Ю.А. ДМИТРИЕВ,
доктор юридических наук, профессор
ДОГОВОРНЫЙ ЭТАП РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО
ФЕДЕРАЛИЗМА [Выступление на V Международной
научно-практической конференции «Евразийская
парадигма России и развитие политико-правовых
институтов Азиатско-Тихоокеанского региона»
26 июня 2014 г.]
Выступление на V Международной научно-практической конференции
«Евразийская парадигма России и развитие политико-правовых институтов
Азиатско-Тихоокеанского региона» (26 июня 2014 г.) посвящено договорному
этапу развития российского федерализма. Дан комментарий к проекту Договора о Евразийском экономическом союзе.
Ключевые слова: Российская Федерация, Конституция РФ, федерализм,
федеративное государство, субъекты Федерации, проект Договора о Евразийском экономическом союзе.
YU.A. DMITRIEV,
doctor of law, professor
CONTRACTUAL STAGE OF DEVELOPMENT OF THE
RUSSIAN FEDERALISM
[Speech at the V International scientific-practical conference
«Eurasian paradigm of Russia and the development of politicallegal institutions of the Asian-Pacific region» on June 26, 2014]
Speech at the V International scientific-practical conference «Eurasian
paradigm of Russia and the development of political and legal institutions of the
Asian-Pacific region» (26 June 2014) dedicated to the Treaty stage of development
of the Russian federalism. Commentaries to the draft Treaty on the Eurasian
economic Union.
Key words: the Russian Federation, the Constitution, federalism, Federal
state, the constituent entities of the Federation, the draft Treaty on the Eurasian
economic Union.
История развития России как федеративного государства насчитывает менее 100 лет. Для государства, начавшего строитель276
ство данной формы политико-территориального устройства, это
- сравнительно короткий срок. Короче этот срок только у ФРГ,
приближающейся к 70-летнему юбилею своего образования.
Зато Россия на этом пути пережила несколько драматических
периодов, менявших саму юридическую природу и характер
выстраиваемого ею федерализма.
Первая попытка создать федеративное государство в бывшей Российской Империи была предпринята всенародно избранным Всероссийским Учредительным собранием 5 января
1918 г. [Постановление Всероссийского Учредительного собрания от 5 января 1918 г. «О государственном устройстве России»
// Всероссийское Учредительное собрание (1917 г. в документах
и материалах). М. - Л., 1930]. Несмотря на легитимность этого
учредительного органа, Собрание было силой разогнано большевиками спустя 14 дней после принятия этого исторического
документа [СУ. 1918. № 15. Ст. 216], и все его решения, включая
названное, были объявлены большевиками недействительными.
Зато сами большевики, пришедшие к власти в результате государственного переворота 24 октября 1917 г., позже названного Великой Октябрьской социалистической революцией, начали создавать свою историю, одним из событий которой было
принятие V Всероссийским Съездом Советов 10 июля 1918 г.
первой легитимной российской Конституции, провозгласившей
Россию федеративным государством [СУ РСФСР. 1918. № 51.
Ст. 582]. Так, на основе Конституции была впервые создана федерация в нашей стране. Однако принятие I Съездом Советов
30 декабря 1922 г. Договора об образовании СССР [I Съезд Советов СССР. Стенографический отчёт с приложениями. Изд. ЦИК
СССР. М., 1923. Прил. 1. С. 4 - 7] превратило новое государство
в федерацию договорного типа. Но и на этом этапе развития
государственности в нашей стране данному типу политико-государственного устройства не суждено было стать долговременным. Уже принятие 31 января 1924 г. первого Основного Закона (Конституции) СССР [Основной Закон (Конституция) Союза
Советских Социалистических Республик. Изд. ЦИК Союза ССР.
Москва, Кремль, 1924 г.] вернуло ей конституционно установленный характер федеративного устройства.
277
278
Начался самый продолжительный этап развития федеративных
отношений в нашей стране, условно называемый «советским»,
знавший и периоды расширения её территории, авторитаризма,
стагнацию, и две «оттепели» в государственном устройстве, а
также военные, политические и культурные победы, но закончившийся неизбежным крахом в виде последовательных разрушительных действий советского и российского руководства [Постановление Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г.
№ 2015-I «О денонсации Договора об образовании СССР» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 51. Ст. 1795]. Так бесславно
с формально-юридической точки зрения закончился договорный
этап советского федерализма. Но несколько ранее в его недрах
был восстановлен суверенитет Российского федеративного государства [Декларация о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики
от 12 декабря 1990 г. // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. № 2.
Ст. 22], на том этапе имевший в своей основе конституционный
характер в виде Конституции РСФСР (Российской Федерации)
1978 г. (с послед. изм. и доп.) [Конституция (Основной Закон)
Российской Федерации - России. Издание Верховного Совета
РФ. М.: «Известия», 1993]. Россия вновь на короткий период
восстановила конституционный тип федеративных отношений.
Однако 31 марта 1992 г. в результате подписания Федеративного договора [Федеративный договор. Документы. Комментарий.
М.: Республика, 1992] ей вновь возвращается договорный характер, действовавший до момента принятия Конституции РФ
12 декабря 1993 г. Но положения ч.3 ст. 11 этого нормативного
правового акта оставляли возможность для заключения отдельных договоров с субъектами Федерации по вопросам разграничения полномочий по предметам совместного ведения между органами государственной власти России и субъектов в её
составе [Сборник договоров и соглашений между органами
государственной власти Российской Федерации и органами
государственной власти субъектов Российской Федерации о
разграничении предметов ведения и полномочий. М.: «Известия», 1997], коих было подписано более 200, однако действующими на сегодняшний день остались только Соглашения с
Республиками Татарстан и Чечня [СЗ РФ. 2007. № 31. Ст. 3996].
Это позволило отдельным учёным-государствоведам, включая
автора настоящего выступления, характеризовать современный
этап развития федеративных отношений в нашей стране как
конституционно-договорной [Конституция Российской Федерации. Доктринальный комментарий (Постатейный) / Рук. авт.
колл. Ю.А. Дмитриев; науч. ред. Ю.И. Скуратов. М.: «Статут»,
2013. С. 46]. К названным двум ранее подписанным договорам
с субъектами Федерации добавился Договор между Российской
Федерацией и Республикой Крым, подписанный 18 марта 2014 г.
и ратифицированный Федеральным законом от 21 марта 2014 г.
№ 36-ФЗ [СЗ РФ. 2014. № 12. Ст. 1202]. Причём данный Договор
не только разграничивал в соответствии с ч. 3 ст. 11 федеральной
Конституции предметы ведения и полномочия России и Республики в её составе в названных сферах, но и определил в целом
несуверенный статус ранее суверенной Республики Крым в
составе Российской Федерации. Причём, по всей видимости,
этот Договор не только не будет денонсирован, как многие из названных выше, но сохранит своё действие до тех пор, пока полуостров Крым будет входить в состав Российской Федерации.
Более того, сама Конституция Республики Крым наделяет главу
Республики правом заключать в будущем от её имени и иные
соглашения с федеральными органами государственной власти
(п. 10 ч. 1 ст. 64) [http://www.rada.crimea.ua/Constituciya.pdf (По
сост. на 11.04.2014 г.)].
На мой взгляд, названные нормативные правовые акты ещё
более укрепляют характеристику России как федерации конституционно-договорного типа, но локального вида. А вот подписание в Астане 29 мая 2014 г. Договора о Евразийском экономическом союзе и его последующая ратификация парламентами
Республик Белоруссии, Казахстана и Российской Федерации
знаменует собой начало нового этапа в развитии названных
государств в виде формирования надгосударственного образования, которое объединяет с СССР только общее название
«Союз». Правда, и с евразийством «как самобытной цивилизацией, соединяющей в себе элементы Востока и Запада» [Большая российская энциклопедия. М.: Изд-во «Большая российская
279
энциклопедия», 2007. Т. 9. С. 516], это государствоподобное образование объединяет лишь терминологическая общность, хотя
бы потому, что возможность присоединения к этому Союзу рассматривают некоторые государства СНГ и БРИКС, расположенные вне территории Евразии.
В отличие от рассмотренных выше предшествующих этапов
государственно-политического развития нашей страны созданию Евразийского экономического союза (не путать с другим
ЕЭС - Европейским экономическим союзом) предшествовали
этапы длительной, иногда даже излишне затянутой (как, например, создание Российско-Белорусского союзного государства)
подготовки, включающей формирование Таможенного союза и
Единого экономического пространства, в разработке отдельных
проектов нормативного правового регулирования которых пришлось участвовать автору настоящих строк [Концепция Модельного таможенного кодекса // Право и жизнь. 2004. № 65
(1); Проект Свода актов и Единого порядка регулирования внешнеторговой деятельности государств - участников Таможенного
союза // Там же. 2010. № 140 (2), 140 (3)]. Поэтому могу свидетельствовать трудный путь к достижению этих договорённостей,
что лишний раз говорит о том, что разрушить всегда легче, чем
создать заново. Тем не менее хотелось бы высказать уверенность,
что новый межгосударственный Союз будет прочнее и устойчивей своих предшественников (включая РСФСР), поскольку
он лишён последних остатков идеологического влияния (включая евразийского), а основан исключительно на экономических
связях и приоритетах. А вот есть ли у него перспективы превратиться в новое надгосударственное образование, хотя бы с
элементами конфедерации, сказать с уверенностью пока трудно.
В продолжение темы краткий комментарий к проекту Договора о Евразийском экономическом союзе. Краткий - по двум
причинам. Во-первых, сам Договор включает 114 статей (109
страниц текста). Во-вторых, текст проекта датирован 29 апреля 2014  г. [http://www.kazenergy.com (По сост. на 29.04.2014г.)],
значит, до официального его подписания, намеченного на
29 мая в г. Астане (Республика Казахстан), в него будут внесены изменения и дополнения. Тем не менее, даже в случае его
280
ратификации парламентами Республик Беларусь и Казахстан и
Российской Федерации, в нашей стране он будет официально
опубликован в Собрании законодательства РФ и на официальном сайте правовой информации (www.pravo.gov.ru). Разумеется, без комментария. Восполняя этот пробел, остановимся
на содержании наиболее важных, с моей точки зрения, статьях
этого документа.
Прежде всего это - ч. 2 ст. 1 «Союз является субъектом международного права». С одной стороны, эта формула укладывается в содержание ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, устанавливающей, что «международные договоры Российской Федерации
являются частью её правовой системы» и имеют приоритет перед нормами национального права. С другой – нигде в актах
отечественного законодательств не сказано о том, что нормы
международных договоров Российской Федерации являются
актами прямого действия и воздействуют непосредственно на
регулируемые правовые отношения без необходимости издания
актов правоприменения, входящих в систему национального законодательства. Если это так, то ст. 114 проекта о вступлении
Договора в силу «повисает в воздухе»: Договор действует, но
его нормы не имеют юридической силы. Правда в ч. 2 ст. 7 комментируемого проекта сказано о прямом действии актов Союза на территориях государств-членов, однако эта норма, на мой
взгляд, не имеет механизма реализации.
Вызывают заслуженную поддержку нормы ст. 14 и 15 проекта
о правовой защите имущества государств-членов и иммунитетах их официальных представителей. В противном случае без
защиты этих суверенных прав их деятельность была бы не свободна от внешнего воздействия.
Часть 2 ст. 19, определяющая состав Высшего совета Союза,
не предусматривает возможность возникновения временных и
чрезвычайных ситуаций. В ней говорится только об официально
избранных главах государств-членов. Но даже Россия, не говоря
уже о современной Украине, столкнулась со статусом исполняющих обязанности Президента, Генерального прокурора,
Председателя Правительства и т.п. Могут ли эти лица входить в
состав Высшего совета Союза и других органов Союза и обла-
281
дать в нём полным объёмом полномочий наряду с другими членами? В частности, участвовать в принятии на основе консенсуса декретов Высшего совета (ч. 3 ст. 22)? В проекте нет ответа
на это вопрос.
Высший совет Союза согласно ч. 1 ст. 19 является высшим
органом Союза, но в ст. 25 нет упоминания о том, что постановления Совета Союза не должны противоречить декретам
Высшего совета. Или они имеют равную юридическую силу?
Тогда это юридическая нелепость.
Проект Договора изобилует бланкетными нормами (например, ч. 4 ст. 28 о деятельности Совета и Коллегии Евразийской
экономической комиссии, определяемой приложением № 1 к Договору). Но в ч. 2 ст. 7 говорится только о прямом действии актов
Союза, но не его органов. Как быть с обязательностью исполнения актов Совета и Коллегии Комиссии национальными органами власти государств-участников? Нет указания на их обязательность для этих органов и в ст. 29 «Акты Комиссии» проекта.
Вызывает интерес статус Евразийской Межпарламентской
ассамблеи. Очевидно, это - наднациональный орган народного
представительства государств-участников, хотя прямо об этом
в ст. 30 не сказано, как и о том, что её решения обязательны
для парламентов государств-участников. Только в ч. 7 ст. 32
осторожно сказано о том, что Ассамблея «вносит рекомендации
парламентам государств-членов» с неясными последствиями.
Очевидно, что авторы проекта боятся утраты части суверенитета своими национальными государствами. Однако это приведёт
к созданию ещё одного безвластного органа, подобного Парламенту Союзного государства Белоруссии и России или Европейскому парламенту. Уж если государства-члены сознательно
пошли на создание Единого экономического пространства, поступившись для этого частью государственного суверенитета, надо быть последовательными и идти дальше по пути его дальнейшего ограничения во имя достижения согласованных общих
целей!
Так же вызывает интерес компетенция Суда Евразийского
экономического союза (ст. 34-40 проекта). Без такого органа
Единое экономическое пространство, на мой взгляд, не может
282
эффективно существовать. Но и здесь налицо полумеры: решения Суда согласно ст. 40 носят консультативный характер. Суд
не рассматривает дела «о возмещении убытков и иные требования имущественного характера» (ч. 2 ст. 35), правда, судьи независимы и не могут «представлять интересы каких бы то ни
было государственных и межгосударственных органов и организаций» (ч. 5 ст. 36). Но без реальных судебных полномочий
грош цена этой независимости! Напомню, что даже арбитражные комиссии советского периода обладали полномочиями по
наложению взысканий и применению экономических санкций.
Что касается содержания ч. 2-4 проекта, то необходимо отметить очевидный прогресс по сравнению с разработанными
ранее и упомянутыми выше проектами. Отметим только ст. 105
«Сотрудничество и правовая помощь по гражданским, административным и уголовным делам». На первый взгляд нормы этой
статьи должны иметь приоритет перед двусторонними договорами государств-членов. Однако ч. 5 названной статьи говорит об
обратном. Уголовные дела о возбуждении в таможенной сфере,
«находящиеся в производстве государств-членов», по-прежнему
решаются «в соответствии с отдельными международными договорами». Такая формулировка, с моей точки зрения, перечёркивает возможность эффективного таможенного сотрудничества
в рамках Единого экономического пространства.
В заключение отмечу два положения ч. 5 «Заключительные
положения», отнесённые мною к числу положительных новелл:
ст. 109 о запрете оговорок к настоящему Договору и ст. 108 о
толковании его норм Судом Союза. Действие этих норм значительно упростит и облегчит решения многих процедурных вопросов.
В целом окончательную оценку проекту Договора даст практика его применения. Однако уже сейчас можно отметить известную осторожность и половинчатость его норм. Ещё одним недостатком, на мой взгляд, является отсутствие нормы,
устанавливающей единую валюту для взаиморасчётов внутри
Единого экономического пространства, что, конечно, наложило
бы дополнительные обязательства на государство-эмитента, но
значительно упростило бы отношения внутри Единого экономического пространства.
283
Библиографический список:
1. I Съезд Советов СССР. Стенографический отчёт с приложениями.
Изд. ЦИК СССР. М., 1923. Прил. 1. С. 4 - 7.
2. Большая российская энциклопедия. М.: Изд-во «Большая российская
энциклопедия», 2007. Т. 9. С. 516.
3. Всероссийское Учредительное собрание (1917 г. в документах и материалах). М. - Л., 1930.
4. Конституция (Основной Закон) Российской Федерации - России. Изд.
Верховного Совета РФ. М.: «Известия», 1993.
5. Конституция Российской Федерации. Доктринальный комментарий
(Постатейный) / Рук. авт. колл. Ю.А. Дмитриев; науч. ред. Ю.И. Скуратов. М.: «Статут», 2013. С. 46.
6. Концепция Модельного таможенного кодекса // Право и жизнь. 2004.
№ 65 (1).
7. Проект Свода актов и Единого порядка регулирования внешнеторговой деятельности государств - участников Таможенного союза // Право и жизнь. 2010. № 140 (2), 140 (3).
8. Сборник договоров и соглашений между органами государственной
власти Российской Федерации и органами государственной власти
субъектов Российской Федерации о разграничении предметов ведения и полномочий. М.: «Известия», 1997.
9. Федеративный договор. Документы. Комментарий. М.: Республика,
1992.
284
____________ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ____________
М.М. ЕРМЕКОВ,
магистр государственного и местного управления,
докторант Академии государственного управления
при Президенте Республики Казахстан (г. Астана)
E-mail: [email protected]
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЭФФЕКТИВНОГО ЛИДЕРСТВА
В СИСТЕМЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ
РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
Проблема исследования заключается в повышении эффективности государственного управления. Современному казахстанскому обществу необходимы управленцы (лидеры), несущие ответственность за результаты
принимаемых управленческих решений, способные идти на риск в нестандартных ситуациях.
Ключевые слова: государственное управление, лидерство, руководитель,
эффективность.
M.M. YERMEKOV,
master of Public and Local Administration,
PhD student of the Academy of Public Administration
under the President of the Republic of Kazakhstan (Astana)
E-mail: [email protected]
LEGAL BASISOF EFFECTIVE LEADERSHIP
IN THE SYSTEM OF PUBLIC ADMINISTRATION
OF THE REPUBLIC OF KAZAKHSTAN
The research problemes to increase the efficiency of public administration.
Nowadays Kazakhstan’s society needs administrators (leaders), who are responsible
for the results of management decisions that can take risks in unusual situations.
Key words: public administration, leadership, leader, effectiveness.
Трансформация политической и экономической системы во
всем мире требует от правительств многих стран реформирования существующей системы государственного управления.
285
Основная задача данной реформы – быстро и вовремя отвечать
современным вызовам, а также своевременно адаптироваться к
новым тенденциям глобального развития. Осуществление такой
деятельности обусловлено рядом причин. В ХХІ в. в процессе
глобализации политических и социально-экономических отношений народ все больше требует от государства предоставления
качественных услуг, активно развиваются информационные технологии, происходят изменения в организационных структурах
государства. В этой связи, соответственно, растет потребность в
высококвалифицированных кадрах.
Реформирование системы государственного управления Республики Казахстан началось с обретением независимости и
построением суверенного государства. В итоге проведенных работ была образована совершенно новая система государственного управления и разработана ее нормативно-правовая база.
При этом следует отметить, что проводимая административная реформа – не казахстанское изобретение. В конце прошлого века во многих странах мира осуществлялись и продолжают
реализовываться крупномасштабные реформы, направленные
на модернизацию систем государственного управления. Движущей силой административной реформы является понимание
необходимости решения таких проблем, как повышение эффективности системы управления и наличие достаточного количества государственных служащих необходимой квалификации.
Несмотря на то что в основе административных реформ лежит
решение разных вопросов, ее конечная цель состоит в совершенствовании способности реализовывать стратегические задачи, поставленные перед государством. Таким образом, основная
цель данной научной работы - анализ сегодняшнего состояния
системы государственного управления Республики Казахстан,
определение важнейших направлений ее развития, а также выработка предложений по обеспечению эффективности государственного сектора.
Процесс создания новой системы государственного управления Республики Казахстан на современном этапе ставит иные
требования к качеству, отбору, профессионализму и потенциалу
управленческих кадров. Одним из основных аспектов успешно-
286
го проведения социально-экономической модернизации страны является развитие лидеров, т.е. руководителей всех уровней
государственной службы, способных управлять изменениями
в процессе ее реализации. Эффективное лидерство есть фундамент успешных реформ. Данная работа требует действенной
организации системы отбора кадров высшего корпуса государственной службы. Она направлена в первую очередь на создание оптимальной и эффективной системы управления государственными органами и обеспечение их квалифицированными
кадрами, способными внедрить на практике новые технологии.
Благодаря эффективному государственному аппарату решаются социально-экономические проблемы, создаются условия для
повышения уровня и качества жизни населения [Ермеков М.М.
Болашақбасшылардыңкөшбасшылыққасиетінқалыптастыру
– уақытталабы // Вестник Павлодарск. гос. ун-та. 2012. № 3-4.
С. 14 - 17]. Президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев в
своем Послании народу Казахстана от 16 февраля 2008 г. [http://
www.akorda.kz (По сост. на 12.03.2014 г.)] подчеркнул, что «главной целью административной реформы должно стать повышение эффективности и результативности работы управленческого
аппарата. Современной системе государственного управления
нужны профессионально подготовленные кадры, готовые работать в рыночных условиях».
Эффективная система государственной службы призвана
устранить серьезные изъяны в системе государственного управления, способные свести на нет усилия государства по реформированию социально-экономической сферы жизни общества.
Это проявляется в том, что на переходном этапе со стороны госслужащих участились случаи проявления превышения власти,
лоббирования, коррупции. Угрозы такого характера заставляют общество требовать большей открытости государственной
службы, избавления от тех, кто свои корыстные интересы ставит
выше интересов общества и государства [Турисбеков З.К. Государственная служба Казахстана на пути к открытости и справедливости // Правовая реформа в Казахстане. 2008. № 4. С. 53 - 57].
Адаптация к новым реалиям потребовала повысить качественный состав государственной службы. К 1995 г. критика субъек-
287
тивизма в подборе кадров нередко встречалась в публикациях
в СМИ. Сама же практика назначения чи¬новников благодаря
личному знакомству и лояльности к конкретной персоне препятствовала улучшению профессионализма госслужащих. Добавим, что в период 1992 - 1994 гг. отсутствовали законодательные
положения о принципах функционирования государственной
службы, а также принятие на госслужбу с учетом профессиональных требований [Абикенова Г.Б. К вопросу о функционировании и реформировании государственной службы в Республике
Казахстан в условиях глобализации // Вестник Карагандинск.
ун-та. 2011. № 3. С. 26 - 32].
Изменения в системе общественных отношений, новые задачи перед государством требуют научно-системного мониторинга и правового порядка. В связи с этим правовая база должна
не только отражать современное состояние системы государственного управления, но и создать необходимые условия для
ее дальнейшего развития. Известно, что расхождения между
устаревшими правовыми решениями и новыми потребностями
тормозят развитие общественных отношений и снижают эффективность государственного управления. В настоящее время в Республике Казахстан проведена огромная работа по реформированию государственного управления, утверждена его правовая
база, обновлена система формирования и профессионального
развития кадров и т.д. За последние 15 лет принят ряд нормативных правовых актов, регулирующих механизмы обеспечения
государственной службы высококвалифицированными кадрами
и определяющих основные принципы построения эффективной
системы государственного управления (в частности, законы: «О
государственной службе», «О борьбе с коррупцией», «Об административных процедурах»; указы Президента РК: «О Кодексе
чести государственных служащих», «О кадровом резерве государственной службы»; Правила отбора в кадровый резерв административной государственной службы корпуса «А», Реестр
должностей государственных служащих и др.).
В Послании Президента РК – лидера нации Н. Назарбаева
народу Казахстана «Стратегия “Казахстан-2050”: новый политический курс состоявшегося государства» определены даль-
288
нейшие направления совершенствования системы государственного управления. В программном документе среди основных
направлений предусмотрено качественное улучшение, отбор
и усовершенствование методики профессиональной подготовки кадрового состава государственной службы, формирование
нового класса управленцев – корпуса «А». Таким образом, на
первый план выходит вопрос внедрения новейших стандартов
и модернизации государственного управления. Службы высших
управленцев созданы во многих странах (деятельность такого
института успешно реализуется в 22 странах ОЭСР). В Казахстане данный институт создан в целях устранения нехватки профессиональных управленцев, которые смогли бы эффективно
организовать деятельность государственных органов. На наш
взгляд, в долгосрочной перспективе это – создание основы эффективного управления, развитие управленческого потенциала
и лидерства. Во-первых, на его основе лежит отбор стратегов-управленцев, умеющих видеть ясное будущее; во-вторых, подготовка их к деятельности, требующей лидерского потенциала. В
связи с этим исследование процесса формирования в Казахстане управленцев, обладающих лидерским потенциалом, отвечает
требованиям ускорения развитии страны.
Одним из основных шагов развития системы государственного управления и формирования высшего корпуса государственной службы является принятие Указа Президента РК от
21 июля 2011 г. № 119 «О Концепции новой модели государственной службы Республики Казахстан» [http://adilet.zan.kz (По сост.
на 12.03.2014 г.)] (далее - Концепция). Цель данной Концепции
– формирование эффективных кадровых механизмов, эффективный и прозрачный порядок поступления на государственную
службу, возможность непрерывного профессионального развития государственных служащих. Как указано в Концепции, решением проблемы формирования и развития управленческого
корпуса «А» являются:
- совершенствование законодательства в сфере государственной службы;
- проведение тестирования, интервью, устных и письменных
экзаменов, позволяющих оценивать профессиональные знания и
опыт, а также личностные компетенции;
289
290
- качественная модернизация программ подготовки, переподготовки и повышения квалификации государственных служащих корпуса «А», в том числе обновление программ обучения
на основе современных образовательных технологий и принципов системы государственного управления, ориентированного
на результат;
- применение оценки профессиональных и личностных компетенций управленческих кадров, ориентированных на конечный результат;
- совершенствование системы оплаты труда корпуса «А»,
учитывая профессиональную подготовку государственного служащего, навыки, трудовую нагрузку (интенсивность работы), а
также уровень ответственности за выполняемую работу и принимаемые решения.
Отбор в управленческий корпус «А» административной государственной службы проводится на основе постоянного рекрутинга из числа государственных служащих, отнесенных к
исполнительному корпусу «Б», зарекомендовавших себя в качестве профессиональных, компетентных и эффективно работающих сотрудников. Таким образом, по поручению Президента РК
в соответствии с правилами проведения отбора в кадровый резерв корпуса «А» сформирован высший управленческий корпус.
Данное поручение возложено на Национальную комиссию по
кадровой политике при Президенте РК, которая создана согласно Указу главы государства. Результаты отбора и качественный
состав квалифицированных кадров можно увидеть в приведенных ниже диаграммах 1 и 2.
Актуальным направлением нынешнего этапа модернизации
является повсеместное внедрение принципа меритократии, при
котором положение человека в обществе определяется исключительно его способностями. Такая система раннего отбора и государственной опеки над самыми талантливыми и перспективными – емкий ресурс пополнения кадрового состава госслужбы.
Его развитие должно стать одной из приоритетных задач всей
административной реформы. Что касается методики отбора кадров, то в настоящий момент прием на государственную службу
проводится на конкурсной основе. Это позволяет отбирать ква-
лифицированных и компетентных специалистов, снижает риски
протежирования, лоббирования продвижения кадров.
Диаграмма 1. Результаты отбора в управленческий корпус
«А» [Составлено автором на основе отчета Агентства Республики Казахстан по делам государственной службы]
Диаграмма 2. Качественный состав корпуса «А» [Составлено
автором на основе отчета Агентства Республики Казахстан по
делам государственной службы]
291
292
Основными принципами государственной службы Казахстана являются профессионализм и компетентность госслужащих
- первостепенные показатели эффективного управления. Согласно нормативному документу компетентность – это требования,
предъявляемые к гражданам, претендующим на занятие административной государственной должности, в целях определения уровня их профессиональной подготовки, компетентности
и соответствия конкретной административной государственной должности [Закон Республики Казахстан от 23 июля 1999 г.
№ 453 «О государственной службе» //http://adilet.zan.kz (По сост.
на 12.03.2014 г.)].
Отсюда следует, что в настоящее время ведутся все необходимые процедуры по формированию нормативно-правовой базы,
обеспечивающие развитие лидерства в системе государственного управления. Казахстан в процессе модернизации системы
государственного управления имеет сильные стороны и преимущества вышеуказанных мероприятий. Однако в национальных
законодательствах не учитываются или не в полной мере учитываются положительные результаты зарубежной модели лидерства. В целом анализ современного состояния осуществлении
лидерства дает нам возможность всесторонне исследовать проблему лидерства и выявить основные дилеммы на практике, а
также подготовить предложения по его дальнейшему развитию.
Поставленные руководством страны задачи модернизации
социально-экономической сферы еще больше усиливают потребность в новых высокопрофессиональных управленческих
кадрах, способных гибко адаптироваться к быстро меняющимся
условиям современного мира. Впервые за многие десятилетия
государство начинает осознавать, что главным ресурсом развития страны являются люди. Приоритетной целью сегодня становится создание условий для полноценного использования лидерского потенциала руководителей.
Успешное развитие страны требует разработки новых подходов в государственном управлении, подготовки управленцев,
которые смогут взять на себя роль лидера и эффективного использования их потенциала. Внедрение новых подходов - важное условие для повышения эффективности достижения постав-
ленных целей и конечных результатов. Однако на практике оно
не осуществляется на должном уровне, и в некоторых случаях
пока доминируют старые подходы.
В данном случае хотелось бы остановиться на некоторых
проблемах, в частности отбор на управленческую должность
людей, имеющих лидерские качества. Согласно Концепции по
совершенствованию системы отбора на государственную службу ведется ряд мероприятий. Несмотря на это недостатки в системе поиска и отбора кадров, принятие кандидатов на работу по
личному знакомству не позволяют сформировать эффективных
управленцев, которые уже готовы вести Казахстан в светлое будущее. А самое главное, что, несмотря на разговоры о потребностях к настоящим лидерам и растущем количестве талантливой
молодежи, желающей работать на государственной службе, их
реальные возможности для трудоустройства остаются низкими.
Имеющиеся механизмы конкурсного отбора еще не в полной
мере усовершенствованы, и они направлены не на принцип результативности, а на принцип обычного процесса. Такие отрицательные явления:
1) ограничивают появление талантливых кадров и возможность занимать управленческие должности;
2) вызывают подозрение по уровню компетентности отобранных кандидатов;
3) отрицательно влияют на развитие кадрового потенциала.
Как следствие, снижается степень доверия населения к отбору на государственную службу. Поэтому совершенствование системы конкурсного отбора и нормативно-правовой базы связано
с объективными (законодательное закрепление положительных
процессов в государственном управлении) и субъективными
(ужесточение требований к кандидатам, всесторонняя оценка личностных и профессиональных компетенций) факторами.
Напрямер, согласно Указу Президента РК от 10 декабря 2013 г.
№ 708 «Об утверждении Специальных квалификационных требований к административным государственным должностям
корпуса “А”» [http://adilet.zan.kz (По сост. на 12.03.2014 г.)]
Специальные квалификационные требования включают:
1) требования по образованию;
293
294
2) требования по стажу работы;
3) требования по профессиональным знаниям, знанию законодательства Республики Казахстан, стратегических и программных документов.
Иными словами, кандидату достаточно иметь соответствующее образование и стаж работы, успешно сдать тесты по нормативно-правовой базе в сфере государственной службы, а также
пройти собеседование. На наш взгляд, отсутствуют специальные требования к их лидерским, управленческим и личностным
компетенциям. Необходимо отметить, что конкурсный отбор
управленческого корпуса не должен проводиться только на основе тестирования на знания законодательства. Полагаем, что
кандидаты должны отбираться по специальным требованиям,
учитывающим лидерские, управленческие и личностные компетенции. Знания нормативно-правовой базы могут встречаться и
у случайных кандидатов, однако отсутствие лидерских способностей будет отрицательно сказываться в роли управленца и его
эффективности управления. Процесс тестирования при отборе
на госслужбу хоть и определяет уровень знания нормативной
базы, но не дает возможности оценивать личностные компетенции и личностные качества кандидата. В теории управления
степень личностных компетенций госслужащего отражает его
уровень лидерства. В связи с этим в целях определения уровня личностных и профессиональных компетенций кандидатов
в корпус «А» предлагаем включить и требования к их лидерским компетенциям. Уровень компетенций следует определять
по специальной методике тестирования и сделать обязательным
к конечному результату конкурсного отбора. В свою очередь,
специальные требования к компетенциям кандидата должны законодательно закрепляться в виде правовой формы. В ином случае они будут носить только рекомендательный характер.
В заключение хотелось бы отметить, что внедрение такой
нормы квалификационных требований корпуса «А» даст возможность прихода в систему государственного управления только конкурентоспособных и высококвалифицированных кадров.
Таким образом, эффективная деятельность государственного аппарата есть решающий фактор эффективности системы государ-
ственного управления. Повышение эффективности управления,
в свою очередь, влияет на конкурентоспособность экономики,
страны и нации в целом.
Библиографический список:
1. Абикенова Г.Б. К вопросу о функционировании и реформировании
государственной службы в Республике Казахстан в условиях глобализации // Вестник Карагандинск. ун-та. 2011. № 3. С. 26 - 32.
2. Ермеков М.М. Болашақбасшылардыңкөшбасшылыққасиетінқалыптастыру – уақытталабы // Вестник Павлодарск. гос. ун-та. 2012. № 3-4.
С. 14 - 17.
3. Турисбеков З.К. Государственная служба Казахстана на пути к открытости и справедливости // Правовая реформа в Казахстане. 2008. № 4.
С. 53 - 57.
295
С.В. ФЕДОРОВА,
студентка 5 курса факультета права Национального
исследовательского университета «Высшая школа экономики»
(специализация по кафедре международного частного права)
E-mail: [email protected]
ПРИЗНАНИЕ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ИНСТИТУТА
ТРАСТА В СТРАНАХ КОНТИНЕНТАЛЬНОЙ ПРАВОВОЙ
СИСТЕМЫ (НА ПРИМЕРЕ ОПЫТА ГЕРМАНИИ)
Актуальность данного исследования обусловлена тем, что сегодня наблюдается активная рецепция института траста в странах с романо-германской и смешанной правовой системой. В связи с этим возникает вопрос
о возможности инкорпорации тех или иных трастовых элементов в российское законодательство. Однако институт траста мало изучен российской
правовой наукой, на сегодняшний момент работ по данной теме крайне мало.
Первая часть работы посвящена общим вопросам развития и становления
траста в общем праве. Во второй части анализируется опыт Германии по
внедрению трастовых механизмов в свое законодательство. Цель статьи
– на основе опыта страны, принадлежащей к романо-германской правовой
семье, предложить возможные решения по внедрению элементов траста в
российское национальное законодательство.
Ключевые слова: траст, историческое развитие, рецепция траста, общее право, романо-германская правовая семья, вещное право, право справедливости, право Германии, немецкий траст, благотворительный траст,
трасты REIT.
S.V. FEDOROVА,
5th year student of the faculty of law National research University
«Higher school of Economics» (specialization the Department
of private international law)
E-mail: [email protected]
RECOGNITION AND FUNCTIONING OF TRUST
IN COUNTRIES, RELATED TO THE CONTINENTAL
LEGAL SYSTEM (THE CASE OF GERMANY)
During the recent years an active reception of trust is being observed. These
days many countries with continental and mixed legal systems have incorporated
trust in its national legislation. In this regard a question arises: is it possible to
296
incorporate any trust elements into the Russian legislation? However nowadays
trust institute is poorly studied in the Russian legal science, there is still not
so many works dedicated to this topic. The first part of the article is describes
general issues of development and establishment of trust in common law. Secondly,
German legislation in the sphere of trust elements incorporation will be analyzed.
The purpose of the article is to suggest possible solutions for incorporation of trust
elements into the Russian legislation on the basis of continental country experience.
Key words: trust, historical development, reception of trust, common law,
Roman-Germanic legal family, property law, right to justice, law to Germany,
German trust, a charitable trust, trusts REIT.
Фредерик Уильям Мейтленд, отец современной английской
правовой истории, называл траст величайшим достижением англичан в сфере юриспруденции [Maitland F.W. The Unincorporate
Body. The collected papers of Frederic William Maitland / Ed. by
H.A.L. Fisher. Cambridge University Press, 2013. Vol. 3. P. 272].
Действительно, данное утверждение не безосновательно. Траст
– особый институт, который предоставляет необычайно гибкие механизмы управления имуществом, где есть возможность
сохранить индивидуалистическое начало [Gallanis T.G. Family
property law: cases and materials on wills, trusts and future interests.
5th ed. University casebook series, 2011. P. 391]. Именно поэтому он все больше используется как в коммерческих, так и в некоммерческих целях. Кроме того, актуальность изучения траста
обусловливается его ведущей ролью в англо-американской правовой семье. Траст как продукт стран общего права представляет особую конструкцию, которая несовместима с романо-германской правовой системой. Тем не менее в последние годы
наблюдается активная рецепция многими странами со смешанной и континентальной правовой системой института траста.
Некоторые схожие конструкции возникают в праве таких стран,
как Израиль, Япония, Южная Африка, Шри-Ланка, Аргентина,
Панама, Венесуэла, Испания, Германия. Другие страны вводят
в свое законодательство трасты путем подписания Конвенции
о праве, применимом к трастам (далее – Конвенция о трастах)
[Convention on the law applicable to trusts and on their recognition,
1985 // http://www.hcch.net/]: Италия, Люксембург, Мальта,
Швейцария, Франция, Кипр, Лихтенштейн, Сан-Марино. Таким
297
образом, агрессивная экспансия англо-американского траста в
частном праве всего мира такова, что даже самые устойчивые к
внешним процессам правовые системы вынуждены решать для
себя, возможно ли инкорпорирование данного института в свою
правовую систему и как он может ужиться вместе с базовыми
принципами гражданского права.
Россия не может оставаться в стороне от этого процесса. Рано
или поздно придется и нашему законодателю находить ответ на
вызовы современности. Справедливости ради стоит отметить,
что уже была попытка инкорпорации траста в российское право. Указом Президента РФ Б.Н. Ельцина от 24 декабря 1993 г.
№ 2296 «О доверительной собственности (трасте)» [Утратил
силу в связи с принятием части второй Гражданского кодекса
РФ, закрепившей институт доверительного управления имуществом (см.: САПП РФ. 1994. № 1. Ст. 6)] был введен траст,
вполне соответствующий традиционной модели общего права.
Но позднее вторая часть ГК РФ от 26 января 1996 г. (в ред. от
23 июля 2013 г.) [СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410; 2013. № 30 (Ч. 1).
Ст. 4084. Новая редакция второй части ГК РФ вступила в силу
1 сентября 2013 г.] (с принятием Кодекса Указ прекратил свое
действие) предложила совершенно иную конструкцию доверительного управления имуществом. Дальнейший поиск адекватной конструкции траста, приемлемой для российского права,
важен как с практической точки зрения, так и с теоретической.
Первая необходима для плодотворного развития экономических
связей нашей страны и наших предпринимателей с другими
странами. Последняя - для поиска надлежащей юридической
квалификации вещно-правовых категорий и отношений.
В этой связи предлагается обратить внимание на страны романо-германской правовой семьи, опыт которых может быть
полезен для российского права. В статье будет проведен сравнительный анализ с одной из таких стран, главной целью которого является ответ на вопрос о возможности инкорпорирования
траста в России. Прежде чем перейти непосредственно к сравнительному анализу, стоит немного подробнее описать само явление, о котором дальше пойдет речь. Англосаксонское право
на протяжении длительного периода времени совершенствовало
298
идею траста. Сегодня многие называют траст «одним из лучших
изобретений англосаксонской системы права» [McCormack G.
OEICs and trusts: the changing face of English investment law //
The Company Lawyer. 2000. Vol. 21. P. 2 - 13], которое стремятся
перенять многие страны континентальной системы права. Известный западный историк права говорил, что «идея трастового
фонда, который превращается (инвестируется) сегодня в землю,
потом в валюту, потом в акции, потом в облигации, кажется одной из примечательных идей современной английской юриспруденции» [Ibid].
Историческое развитие концепции траста
Конструкция траста, которую мы знаем сегодня, стала складываться в Англии во времена крестовых походов в XII–XIII вв.
в период феодализма [Максимов Д.М. Признание трастов как
формы международного наследования в России // Нотариус.
2008. № 5. С. 29 - 34]. Землевладелец, покидая свои земли, передавал правовой титул владения землями другому лицу по
соглашению, по которому владение прекращалось по возвращении титульного владельца. Но часто по возвращении крестоносцев управляющие не хотели расставаться с землей. И тогда
недовольные крестоносцы подавали прошение королю, который
передавал дело на рассмотрение лорд-канцлеру. Лорд-канцлер
помимо норм закона в своих решениях мог руководствоваться
собственной совестью, что и породило право справедливости.
Лорд-канцлер посчитал, что отказ юридического владельца в
требовании крестоносца является неправосудным, и со временем стало понятным, что лорд-канцлер всегда признает требования вернувшегося крестоносца. Так закрепилась практика, по
которой юридический владелец обязан владеть землей для выгоды первоначального владельца и обязан возвращать ее по его
первому требованию.
Важной вехой в становлении института доверительного
управления было принятие в 1533 г. в Англии Статута о доверительной собственности (Statute of Uses), который стал применяться к земле и другим недвижимым объектам. В отдельных
отношениях Статут признал лицо, в пользу которого осуществляется владение (бенефициара), собственником имущества. С
299
принятием этого акта власть смогла произвести конфискацию
земель, формально принадлежащих мирянам, а фактически –
церкви. Именно в этот момент возникло явление «расщепление» права собственности, так как собственником считалось и
то лицо, в чью пользу было установлено управление, и тот, кто
фактически управлял имуществом.
Но только в XVII в. появилось новое наименование института
доверительной собственности – «trust». В середине XIX в. был
принят ряд законодательных актов, значительно упрочивших
положение субъектов траста, возросло и значение траста в экономических отношениях. В Англии в то время создание юридического лица было затруднено юридическими формальностями,
а траст давал возможность обособить имущество разных лиц
и использовать его для предпринимательских целей [Терникова Е.В., Риполь-Сарагоси Ф.Б. Доверительное управление - прогрессивная форма менеджмента // Инженерный вестник Дона.
2012. № 1. С. 448 - 451].
В связи с активным распространением траста в ХХ в. стала
очевидной необходимость урегулирования данного института на международной арене [Lapaulle P. Civil law substitutes for
trusts // The Yale Law Journal. 1927. Vol. 36. № 8. P. 1126 - 1147
// http://www.jstor.org/stable/789606]. Конвенция о праве, применимом к трастам [Convention on the law applicable to trusts and
on their recognition, 1985 // http://www.hcch.net/], была принята
после проведения Гаагской конференции по международному частному праву 1 июля 1985 г. (далее – Гаагская конвенция
1985 г.). Однако регулирование траста по Гаагской конвенции
1985 г. критикуется в научном мире [Дождев Д. Международная модель траста и унитарная концепция права собственности.
Работа впервые опубликована в: Человек и его время: Жизнь и
работа Августа Рубанова / Сост. и отв. ред. О.А. Хазова. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 251 - 286]: слишком широкое определение траста позволяет подвести под него другие не совместимые
с трастом гражданско-правовые фигуры; конвенция не требует
передачи имущества в собственность управляющему, а лишь
под его контроль; конвенция не упоминает фидуциарность отношений, не указывает, перед кем управляющий несет отчет, и
300
др. Однако конвенционное понятие траста – отдельная широкая
тема, а цель данной статьи заключается несколько в другом.
Концепция траста по общему праву
Прежде чем переходить к анализу тех или иных конструкций,
используемых в странах с романо-германской системой права,
необходимо рассмотреть «чистую» концепцию траста, которая
сформировалась в английском праве. Сущность конструкции
траста в том, что на лицо, которое является юридическим собственником имущества (trustee), возлагается обязанность действовать по доброй совести в ходе сделок с этим имуществом в
пользу другого лица (бенефициария), который имеет свой интерес приобретения выгоды от имущества [Thomas G., Hudson A.
The Law of Trusts. N.Y., 2004. P. 13]. По праву Великобритании
доверительная собственность (траст) должна включать четыре
необходимых и достаточных для ее квалификации элемента:
1) доверительная собственность регулируется правом справедливости; 2) права бенефициария на имущество обеспечиваются
защитой по праву справедливости; 3) на доверительного собственника возлагаются обязательства по праву справедливости;
4) эти обязательства доверительного собственника доверительны (фидуциарны) по своей природе [Ibid. P. 14].
Это общее определение, которое дает правовая наука Великобритании, возможно, не универсально. Многие ученые так
или иначе конкретизировали определение траста: А. Андерхилл,
П. Лепполь, Жд. Китон, А. Хадсон и др. Но главное уловить
сущность концепции: доверительный собственник действует
и исполняет свои обязательства «по доброй совести» в пользу другого лица – бенефициария, который получает плоды от
управления имуществом. С тем чтобы лучше продемонстрировать сущность трастовых отношений, приведем высказывание
Л. Брауна-Вилкинсона о принципах доверительной собственности: «Лицо может быть доверительным собственником, пока и
поскольку ему неизвестно о фактах, затрагивающих его совесть»
[Ibid. P. 17, 18], т.е., например: если человек завладел велосипедом, он не будет являться доверительным собственником просто в силу факта владения. До тех пор пока он не узнает о том,
что велосипед на самом деле принадлежит другому лицу, такое
301
знание сделает его недобросовестным владельцем велосипеда,
не имеющим титула. Но в последнем случае будет иметь место
доверительная собственность, подразумеваемая по закону.
Компромисс относительно сущностных характеристик траста
выразился в появлении Гаагской конвенции 1985 г. Согласно Гаагской конвенции 1985 г. в траст вовлечены три участника: учредитель траста – передает активы доверительному собственнику,
который должен управлять ими к выгоде бенефициара. Причем,
возможно множество лиц со стороны любого из участника. Исходя из толкования положений Конвенции о трастах, можно выделить следующие характеристики траста: 1) активы – объекты
управления в трасте, отделены от имущества управляющего;
2) владельцем активов траста является управляющий; 3) управляющий таким образом обязан распоряжаться активами, как это
предусмотрено соглашением между ним и учредителем траста
(но, безусловно, на условиях, не противоречащих закону). Здесь
как раз и проявляется расщепление права собственности: управляющий становится титульным владельцем активов, но при этом
бенефициары являются собственниками активов по праву справедливости.
Что касается способов создания траста, то их несколько.
Во-первых, они могут создаваться по письменному волеизъявлению учредителя траста. Письменное соглашение о создании
траста подписывается обычно учредителем и доверительным
собственником. Как правило, это - траст inter vivos, т.е. траст,
вступающий в силу при жизни учредителя. Во-вторых, траст может создаваться по устному заявлению [Choithram International
SA v Pagarani and Others (2001) 2 All ER 492 was a decision of
the Judicial Committee of the Privy Council on appeal from the
British Virgin Islands in relation to the vesting of trust property in a
trustee. In the British Virgin Islands it is often referred to simply as
the «Pagarani case»]. В-третьих, траст может создаваться по завещанию умершего, так называемый «завещательный траст». И
наконец, трасты могут создаваться по решению суда.
Для учреждения траста необходимо определить три важные
составляющие [Knight v. Knight (1840) 3 Beav 148. 173; 49 ER.
58. Цит. по: Atkins S. Equity and trusts / Ed. by Routledge, 2013.
302
P. 113 - 117]. Должно быть намерение (ясно выраженное) учредить траст; должен быть четко индивидуализирован предмет
траста (недвижимость, акции, наличные деньги); бенефициары
траста должны быть точно определены или легко определяемы
[Thomas G., Hudson A. Op. cit. P. 55]. Причем судебная практика допускает, что бенефициары могут включать в себя людей,
не рожденных на дату учреждения траста [McPhail and Ors v.
Doulton and Ors (1970) UKHL 1 (1971) AC 424 // http://www.law.
ato.gov.au]. В случае, если не соблюдается хотя бы одно из условий траста, например, бенефициары не определяемы, траст признается судом недействительным [Penner J.E. The Law of Trusts.
5th ed. Oxford University Press, 2006. P. 78]. Создателем траста
может быть как физическое, так и юридическое лицо. Главное
правило, закрепленное прецедентом: учредитель должен быть
полностью дееспособен [Ibid. P. 69].
Доверительным собственником (trustee) также может быть
как физическое лицо, так и юридическое. Доверительные собственники являются юридическими владельцами имущества
траста, они ведут все дела, относящиеся к трасту: инвестируют
активы, обеспечивают сохранение имущества, предоставляют
бенефициарам отчетность обо всех операциях, связанных с имуществом траста, подают налоговые декларации от имени траста
и выполняют другие обязанности. Как правило, в соглашении
об учреждении траста определяется порядок получения блага от траста. А вот деятельность доверительного собственника
является неоплачиваемой по умолчанию, но на практике часто
устанавливается определенное вознаграждение и им [Максимов Д.М. Указ. соч. С. 29 - 34].
Бенефициары – собственники имущества траста, которые получают доход от управления имуществом. Они могут получать
доход либо немедленно, либо в течение определенного промежутка времени, определяемого соглашением об учреждении.
Причем в документе может быть определена величина доли от
дохода. Например, один бенефициар может получать дивиденды
по акциям, а другой – право на участие в общей собственности
при достижении им определенного возраста. Причем, как уже
было сказано выше, бенефициары тоже должны быть опреде-
303
ляемы, это правило закреплено прецедентом Morice v. Bishop of
Durham, 1850 г. [Morice v Bishop of Durham (1805) EWHC Ch J80
(20 March 1805) // http://www.bailii.org/ew/cases/EWHC/Ch/1805/
J80.html].
Главная особенность траста в том, что доверительный собственник держит имущество в пользу бенефициаров. У учредителя траста и доверительного собственника есть различие в
титулах: учредитель владеет имуществом по общему праву, а
доверительный собственник имеет право на имущество по праву справедливости. В этом главное отличие от схожих на первый взгляд отношений по доверенности, хранению, дарению и
др. Например, в отношениях по хранению право собственности
хранителю не переходит, и вещь всегда подлежит возврату собственнику. В случае дарения право собственности полностью
переходит одаряемому, который становится абсолютным собственником вещи. При учреждении траста учредитель траста,
имеющий абсолютное право на имущество, при передаче имущества в траст разделяет свой титул на два: доверительный собственник и бенефициарий приобретают права на имущество
по праву справедливости (equitable rights), т.е. вещные права
по праву справедливости. Доверительный собственник владеет
имуществом по общему праву и должен управлять имуществом
в пользу бенефициаров [Беневоленская З.Э. Определение, классификация видов и квалифицирующие признаки доверительной
собственности (траста) по праву Великобритании // СПС «КонсультантПлюс». 2014].
Таким образом, выше описана конструкция траста общего
права. Очевидно, что для российской правовой системы инкорпорация траста в таком виде невозможна: у нас не признается
расщепление права собственности, нет права справедливости.
Но каким образом страны с романо-германской правовой системой адаптируют траст в свое законодательство? Для ответа на
этот вопрос обратимся к опыту Германии.
Трасты в немецком праве
В 1984 г. Федеральный суд Германии заявил, что концепция
траста, выработанная в общем праве, неприменима для немецкого права [Federal Court of Justice (Bundesgerichtshof), Praxis des
304
Internationalen Privat - und Verfahrensrechts 1985, 221, 223. Цит.
по: Rehahn J., Grimm A. Country report: Germany // The Columbia
Journal of European law online. 2012. Vol. 18, 2. P. 93 - 110]. Действительно, те механизмы, которые используются в немецком
праве сегодня, приводят к несколько иным результатам, чем
«чистая» модель траста общего права. Однако, несмотря на различия, немецкая модель траста позволяет достигать схожих результатов [Rehahn J., Grimm A. Op. cit. P. 93 - 110].
Немецкое вещное право характеризуется двумя отличительными чертами. Во-первых, для него характерен исчерпывающий
перечень вещных прав. Это означает, что стороны не могут создавать новые виды вещных прав, а могут только пользоваться
теми, которые закреплены законом. Во-вторых, элементы вещных прав также жестко регламентированы законодателем, и стороны не вправе изменять их сущность. В немецком праве нет
деления права собственности на право титульное и бенефициарное. Однако, несмотря на данные ограничения, в немецком праве
есть конструкции, так или иначе функционально схожие с трастом. При отсутствии расщепления права собственности в Германии, тем не менее, можно наблюдать разделение наследственной
массы - Sondervermögen. Причина разделения наследственной
массы – выполнение имуществом разных функций, таких как
обеспечение интересов кредиторов или защита наследников
данного имущества. Разделение наследственной массы возможно только по статутному праву. Например, в наследственном
праве наследники, будучи титульными владельцами имущества наследодателя, могут ограничить свою ответственность по
долгам умершего, что приводит к разделению наследственной
массы [§1975 German Civil Code. 1907 // http://www.gesetze-iminternet.de]. Другой пример – паевые инвестиционные фонды.
Они должны отделять активы инвесторов и находиться на счете,
отличного от инвестиционного фонда.
В ситуации, когда разделяется имущественная масса, а не
вещное право в отношении этого имущества, закономерно встает вопрос: а кто является титульным собственником? С одной
стороны, лицо, которое ответственно за управление активами,
может быть титульным собственником. С другой – возможна си-
305
туация, когда не управляющий, а другое лицо является законным
владельцем, а управляющий будет иметь лишь право управления активами. Однако в такой ситуации нет разделения активов,
а есть лишь дублирование права управления имуществом, так
как появилось новое лицо - управляющий, который может передавать имущество третьим лицам [Ibid. §185].
Эти две абсолютно разные ситуации приводят к различным
последствиям. В немецком праве четко различаются вещное и
обязательственное право. Если лицо – законный владелец, то он
имеет полное вещное право и, следовательно, может распоряжаться имуществом. Это означает, что он может распоряжаться имуществом, даже если имеются ограничения в отношении
данного имущества – Sondervermögen [Rehahn J., Grimm A. Op.
cit. P. 93 - 110]. Но если законный собственник нарушает данные
ограничения, лицо, имеющее законный интерес в отношении
Sondervermögen, может предъявить иск о возмещении убытков.
Однако распоряжение имуществом в пользу третьих лиц будет
признано действительным. Следовательно, лицо, имеющее законный интерес в отношении отчужденного имущества, не имеет права следования (tracing right), т.е. не может истребовать
это имущество путем предъявления иска к приобретателю. Это
характерная для немецкого права ситуация, поскольку в Германии нет юридической связи между бенефициарами и активами,
а значит, он бессилен перед третьими лицами. Но, естественно,
везде есть исключения, в том числе и здесь. Оно заключается в
том, что если управляющий активами нарушит обязательства по
отношению к бенефициарам, и он вместе с получателем преследовали цель навредить бенефициарам, последние могут предъявить иск к приобретателям с требованием о возврате активов.
При этом одного лишь факта о том, что приобретатель знал о
нарушении управляющим своих обязанностей перед бенефициарами, недостаточно [§138, 826, 1975 German Civil Code. 1907
// http://www.gesetze-im-internet.de; Supreme Court of the German
Reich (Reichsgericht), RGZ 153, 366, 370, 371; Federal Court
of Justice (Bundesgerichtshof), Neue Juristische Wochenschrift
Rechtsprechungsreport 1993. P. 367, 368. Цит. по: Rehahn J., Grimm
A. Op. cit. P. 93 - 110].
306
Некоторые могут утверждать, что управляющий обладает
широкими правами по распоряжению активами в пользу третьих лиц, чем ему позволяют осуществлять обязательства перед бенефициарами. Но это диктуется требованиями немецкого
закона, цель которого – юридическая определенность и благоприятствование хозяйственному обороту. Тем не менее закон
может содержать ограничения по распоряжению имуществом
в отношении законного владельца с целью защиты интересов
определенных лиц. В некоторых ситуациях бенефициар, не обладающий полным вещным правом, может пользоваться широтой прав, характерной для титульного владельца. Закон встает
на защиту интересов бенефициара как более слабой стороны,
хотя он и не является титульным владельцем активов, имеющих
для него лишь экономический эффект. Существование определенных прав у нетитульного владельца демонстрирует, что титульное право слишком формально и не может достигать тех же
результатов, что и право справедливости.
В противоположной ситуации, когда управляющий имеет право лишь управлять активами в отсутствие у него вещного права в
отношении активов, может распоряжаться активами только в той
степени, в какой было разрешено это делать учредителем траста.
Однако и здесь есть исключение – когда приобретатель активов
является добросовестным приобретателем [§932-935 German
Civil Code. 1907 // http://www.gesetze-im-internet.de]. В этой ситуации отчуждение имущества действительно, но может быть
истребовано, если было получено бесплатно. Если отчуждение
имущества недействительно, титульный собственник имеет право следования по отношению к этому имуществу, может истребовать его обратно. Но если статутным правом предусмотрено
право управляющего распоряжаться активами, то титульный
владелец может быть лишен права управления активами. Цель
подобных положений закона – защита интересов третьих лиц.
Если управляющий распорядился активами в обмен на другое
имущество – возникает вопрос о распространении фидуциарных отношений на полученное управляющим имущество. Дело
в том, что немецкое право ставит объект отношений во главу
угла. Управляющий получает новый объект в результате обмена
307
на активы из траста, следовательно, по общему правилу, он становится титульным владельцем нового объекта, и ограничения
в сфере вещных прав в отношении переданного имущества действовать перестают, т.е. в немецком праве не действует принцип
суброгации [Supreme Court of the German Reich (Reichsgericht),
RGZ 94, 305, 308. Цит.по: Rehahn J., Grimm A. Op. cit. P. 93 - 110].
Поскольку в немецком праве нет расщепления права собственности, новый объект не будет входить в состав имущества траста.
Однако и здесь есть исключения [§1418(2) n 3, 1638(2), 2111(1)
German Civil Code. 1907 // http://www.gesetze-im-internet.de]. В
сфере обязательственных прав в силу наличия контрактных отношений между бенефициаром и управляющим последний будет
связан фидуциарными обязанностями в связи с приобретением
нового объекта. Рассмотрим теперь некоторые особые механизмы, которые по функциям сравнимы с трастом.
Наследственное право
Как и в общем праве, немецкому праву известны механизмы,
которые позволяют наследодателю организовать управление активами после смерти. Это случаи, когда наследники не имеют
полного контроля над активами, поскольку наследодатель ограничил их возможность управлять ими. Траст в общем праве дает
возможность наследодателю установить очередность наследования. Немецкое право тоже предусматривает такую возможность. Завещатель может установить, кто будет наследником
первой очереди (Vorerbe), а кто второй (Nacherbe) [Ibid. §2100].
По общему правилу, наследник второй очереди наследует имущество только после того, как наследник первой очереди умрет.
Но завещатель может установить и другое событие, по которому
имущество может перейти к наследнику второй очереди [Ibid.
§2106(1)]. Согласно универсальной теории правопреемства наследник первой очереди получает не только имущество и другие
активы, но и долги наследодателя. Следовательно, наследник
становится законным владельцем имущества в момент смерти
завещателя. И в этот момент происходит разделение наследственной массы. Активы, которые были приобретены в связи со
смертью наследника, отделяются от других активов наследника.
По общему правилу, наследник первой очереди может распоря-
308
жаться наследством по своему усмотрению, так как он является
титульным собственником. Однако закон защищает интересы
наследника второй очереди, ограничивая широту полномочий
наследника первой очереди по распоряжению наследством [Ibid.
§2112-2115]. Например, только при согласии наследника второй
очереди [Ibid. §2120: обязанность наследника второй очереди
давать согласие на распоряжение активами наследником первой
очереди] наследник первой очереди может распоряжаться недвижимым имуществом или отдавать его на благотворительные
цели [Ibid. §2113(1), (2)]. Закон, защищая интересы наследника
второй очереди, также предусматривает, что имущество, которое
было получено на основании наследуемого имущества, также
будет составлять общую наследственную массу [Ibid. §2111(1)].
Конечно, в завещании наследователь может освободить наследника первой очереди от определенных ограничений [Ibid.
§2136]. Но, если наследник первой очереди нарушает обязательство надлежащего управления активами [Ibid. §2130(1)] и положения закона недостаточны для ограничения власти наследника
первой очереди, последний может предъявить иск наследнику
первой очереди о возмещении ущерба [Karlheinz Muscheler,
Erbrecht, n 2503 (Volume II, Tübingen, Mohr Siebeck, 2010). Цит.
по: Rehahn J., Grimm A. Op. cit. P. 93–110].
В такой конструкции наследника первой очереди можно
сравнить с доверительным собственником. Как и доверительный собственник наследник первой очереди является законным
собственником имущества, который должен учитывать интересы бенефициара – наследника второй очереди [Сравнение с
доверительным собственником в немецком праве см.: Dietmar
Weidlich, in Palandt, Bürgerliches Gesetzbuch, §2100, n 11 (Munich,
Verlag C H Beck, 71st ed 2012); Wolfgang Grunsky, in Münchener
Kommentar, Bürgerliches Gesetzbuch, §2100, n 3 (Volume IX,
Munich, Verlag C.H. Beck, 5th ed 2010). Цит. по: Rehahn J., Grimm
A. Op. cit. P. 93–110]. Но отличие доверительного управляющего в том, что наследник первой очереди является полноправным
наследником, т.е. он не только распоряжается имуществом в интересах наследника второй очереди, но и в своих собственных.
Он имеет право на вознаграждение, получаемое за счет исполь-
309
зования имущества [Federal Court of Justice (Bundesgerichtshof),
BGHZ 78, 177, 188. Neue Juristische Wochenschrift 1981, 115, 117.
Цит. по: Rehahn J., Grimm A. Op. cit. P. 93–110]. Наследник второй очереди не имеет права собственности на имущество, но
имеет «ожидаемое право» (Anwartschaftsrecht), которое он может продать. Но все-таки отношения между наследниками первой и второй очереди нельзя отождествлять с отношениями между бенефициаром и доверительным управляющим.
Отдельно следует описать особую фигуру в немецком праве
- исполнитель завещания (душеприказчик). Функции этого лица
схожи, но не идентичны функциям душеприказчика в общем
праве. Душеприказчик, по немецкому праву, должен привести
в действие завещание умершего, но главное - должен передать
имущество наследникам [§2203, 2204 German Civil Code. 1907
// http://www.gesetze-im-internet.de]. Но в немецком праве есть
лицо, функции которого схожи с функциями доверительного собственника – Dauertestamentsvollstrecker [Grundmann S. Trust und
Treuhand at the end of the 20th century. Key problems and shift of
interests // The American journal of comparative law. 1999. Vol. 47.
P. 401–427], который уполномочен управлять активами умершего в течение долгого периода времени [§2209, 2210 German Civil
Code. 1907 // http://www.gesetze-im-internet.de]. Немецкое право
отличается от общего права тем, что душеприказчик не является
собственником имущества, поскольку собственниками являются
сами наследники. Но это различие скорее формально, поскольку
по немецкому закону распоряжаться имуществом может исполнитель завещания, а наследники не могут. Например, исполнитель может передавать имущество третьим лицам [Ibid. §2205:
ограничения, касающиеся безвозмездной передачи имущества].
Наследники только защищены от нарушений со стороны исполнителя в случае, если получатель имущества знает или должен
был знать, что исполнитель нарушает свои обязательства. В противном случае передача имущества является действительной, и
наследники могут только предъявить иск о возмещении убытков
к исполнителю. Но завещатель может ограничить широту полномочий исполнителя по распоряжению наследственным имуществом в завещании [Ibid. §2208, 2216]. Более того, даже если
310
наследники являются законными владельцами активов, их кредиторы не могут предъявлять иски в отношении этих активов
[Ibid. §2214]. Можно сделать вывод, что такая модель, где исполнитель выступает в роли доверительного управляющего по
отношению к наследникам, может быть сопоставлена с концепцией завещательного траста, несмотря на различные правовые
структуры. Таким образом, несмотря на то что в немецком праве
используются другие правовые конструкции, они могут быть
сопоставлены с конструкцией завещательного траста, используемого в общем праве. Бенефициары по немецкому праву – это
наследники, а доверительный управляющий – это исполнитель
завещания.
Виды «немецких трастов»
В немецком праве есть такая конструкция, которую обычно переводят как «траст» (Treuhand). Однако в немецком праве отсутствуют конкретные положения о трасте, поэтому порой
возникают трудности при толковании и структурировании данной правовой конструкции [Cf. as an overview Martin Henssler,
Treuhandgeschäft - Dogmatik und Wirklichkeit, 196 Archiv für die
civilistische Praxis 37 (1996). Цит. по: Rehahn J., Grimm A. Op.
cit. P. 93–110]. Для того чтобы не смешивать английское понимание траста, применительно к немецкому праву будет использоваться термин «немецкий траст» [Rehahn J., Grimm A. Op. cit.
P. 93 - 110].
Немецкий траст. В первую очередь следует обратить внимание на такое явление, как фидуциарный траст (fiduziarische
Treuhand). Это - механизм, благодаря которому лицо передает
вещное право другому лицу, которое будет обязано в силу договора управлять определенным образом активами. Это означает,
что доверительный управляющий будет являться собственником
имущества и может передавать право собственности третьим лицам, в то время как учредитель может защищаться только иском
о взыскании ущерба к управляющему в случае, если последний
нарушает условия договора.
Есть несколько путей ограничить полномочия доверительного собственника. Один из способов – создать траст на доверии
– Ermächtigungstreuhand. В этом случае учредитель не передает
311
вещное право доверительному собственнику, а лишь наделяет
его правом управлять или распоряжаться имуществом определенным образом [§185(1) German Civil Code. 1907 // http://www.
gesetze-im-internet.de]. Если доверительный собственник выходит за разрешенные рамки, то его решения о распоряжении имуществом являются недействительными (если не доказано, что
приобретатель является добросовестным, т.е. он не знал о превышении полномочий управляющего). Но в данном случае учредитель траста по-прежнему является собственником имущества
со всеми принадлежащими собственнику правами. Таким образом, такая конструкция не является трастом в понимании общего
права, а есть особая правовая конструкция, которая позволяет
добиваться схожих результатов. Другой мерой по ограничению
власти доверительного управляющего по распоряжению имуществом – передача вещного права с отменительным условием: при
нарушении доверительным собственником своих обязательств
перед учредителем он будет лишен указанного вещного права. В
немецком законодательстве есть и другие меры по ограничению
полномочий управляющего, но здесь они рассмотрены не будут
[Ibid. §399, 883].
Одним из основных примеров фидуциарных отношений является совместная собственность (Sicherungseigentum). Это означает, что лицо, которое владеет активом, передает право собственности своему кредитору в целях обеспечения иска. В такой
ситуации собственник по закону распоряжается правом в своих
интересах (как и доверительный собственник). В данной ситуации титульное владение служит определенной цели – обеспечению иска. Учредитель «немецкого траста», который владеет
активом, защищен законом. По общему правилу, доверительный
собственник является законным собственником со всеми принадлежащими ему полномочиями. Тем не менее учредитель имеет
право препятствовать искам кредиторов в отношении трастового имущества доверительного управляющего [Ibid. §771]. Если
титульный владелец становится банкротом, учредитель имеет
право по закону о несостоятельности отделить объект от конкурсной массы, хотя он и не является законным собственником.
И наоборот, если учредитель становится банкротом, законный
312
владелец имеет лишь право на удовлетворение иска в той части,
которая покрывается имуществом учредителя траста. Таким образом, доверительный собственник в такой схеме выступает в
качестве залогодержателя переданного имущества, несмотря на
то что он является законным собственником имущества.
На первый взгляд мы наблюдаем весьма любопытный результат. Учредитель и владелец актива не являются собственниками, но имеют «экономическое право собственности» [Baur F. J.,
Stürner R.Sachenrecht, §1 n 7. Munich, Verlag C H Beck. 18th ed.
2009. Цит. по: Rehahn J., Grimm A. Op. cit. P. 93–110]. При этом
можно видеть, что закон защищает учредителя немецкого траста
от законного владельца и предоставляет ему такие полномочия,
которые обычно предоставляются для собственника по закону.
Из-за отсутствия конкретных положений о немецком трасте немецкая доктрина лишь описывает классификации отношений
между доверительным управляющим и учредителем. В любом
случае особое положение учредителя в немецком трасте не означает, что существует два вида собственности в немецком праве.
Подобные правила в большей или меньшей степени применяются к немецкому трасту для интересов другой стороны, хотя
положение доверительного собственника может изменяться.
Примером этого является Anderkonto, трастовый счет, которым
управляет адвокат для своего клиента [Coing H. Die Treuhand
kraft privaten Rechtsgeschäfts. Munich, Verlag C H Beck, 1973.
P. 60 - 62].
Благотворительный траст. В немецком праве наблюдается
также правовая конструкция, которую вполне можно сравнить с
благотворительным трастом. Для передачи имущества на определенные цели лицо может создать фонд (Stiftung). Основатель
фонда должен выразить свое намерение в письменном виде или
в завещании (завещательный фонд). Так же ему необходимо разрешение федеральной земли, где фонд будет зарегистрирован
[§80 German Civil Code. 1907 // http://www.gesetze-im-internet.
de]. И затем основатель передает имущество в фонд. Он может
установить цели, на которые фонд сможет использовать имущество. Следить за деятельностью фонда должны будут органы
федеральной земли Германии по месту регистрации, они долж-
313
ны проверять, соответствует ли деятельность лица намерениям
основателя. Целями фонда, как правило, является обеспечение
общественного блага (предоставляются налоговые льготы), хотя
также возможно заранее определить лиц – бенефициаров.
Но учредитель траста может передать имущество и уже существующему юридическому лицу с условием, что последнее
отделит переданные активы от своего собственного имущества.
Юридическое лицо обязуется управлять активами на протяжении длительного времени, определяемого учредителем. Это и
есть конструкция благотворительного траста. Данная ситуация
хорошо иллюстрирует выделение имущества из общей массы,
поскольку кредиторы доверительного собственника не могут истребовать имущество, переданное в управление, поскольку бенефициары могут опротестовать иски кредиторов в отношении
этого имущества.
Трасты REIT (инвестиционных публичных акционерных компаний по управлению недвижимым имуществом). В
сфере недвижимости в немецком праве существует особый вид
траста, который по конструкции очень схож с английским трастом. В 2007 г. остро встал вопрос о привлечении инвестиций в
строительство. В результате был принят закон, который предоставлял ряд привилегий компаниям в данной сфере. Закон ввел
такое понятие, как «инвестиционные публичные акционерные
компании по управлению недвижимостью», или как их еще называют - «инвестиционные трасты недвижимости», или просто
трасты REIT.
Суть таких трастов в том, что они предоставляют инвесторам
возможность вкладывать средства в жилую и коммерческую недвижимость. В результате принятия акта в Германии такие трасты получили ряд налоговых льгот при условии соблюдения этими компаниями условий, определенных законом. Если компания
не соблюдает условия, то на нее автоматически распространяется Закон об акционерных обществах, что влечет обязательство
по уплате налога на прибыль организаций [§1(3) German Real
Estate Stock Corporations with listed shares. 2006 // http://www.
bundesfinanzministerium.de/]. В отличие от акционерного общества, инвестиционная компания должна иметь уставный капитал
314
- по меньшей мере 15 млн евро и должна иметь целью своей деятельности приобретение, управление и распоряжение недвижимым имуществом. Кроме того, по меньшей мере 75% всех активов должны быть недвижимым имуществом и по меньшей мере
75% всей выручки компания должна получать от использования
этого имущества. Офис и управление компании должны находиться в Германии. Так же одно из условий – акции компании
должны торговаться на бирже. Цель такого требования – дать
возможность многим инвесторам возможность косвенно инвестировать в недвижимость Германии. Закон защищает и миноритарных акционеров, устанавливая определенные требования
к структуре акционеров компании. Например, во время листинга
по крайней мере 25% всех акций должны находиться в свободном обращении, после размещения процент может снизиться до
15%. Кроме того, ни один инвестор не может иметь больше 10%
акций компании или больше 10% голосующих акций. После
того, как компания соблюла все требования, она включается в
специальный список компаний Германии и получает налоговые
льготы.
В трастах REIT так же проявляются фидуциарные отношения.
Например, закон требует, чтобы инвестиционная компания не
менее 90% своей годовой налогооблагаемой прибыли перечисляла акционерам в качестве дивидендов [§58(4), 174 German Stock
Corporation Act (Aktiengesetz). English translation as at September
18, 2013 // http://www.nortonrosefulbright.com]. Такое требование
о распределении прибыли и есть условие для освобождения от
налога на прибыль. Налогообложение компании происходит на
уровне акционеров. Таким образом, только 10% прибыли можно использовать в целях инвестирования. Подобное требование
о распределении – «намек» на то, что законодатель рассматривает акционеров как истинных экономических бенефициариев
деятельности компании. Они, однако, могут не препятствовать
искам кредиторов к активам компании. Таким образом, фидуциарные отношения между акционерами и компанией существуют,
хотя они и ограничены. Но, тем не менее, акционерам в трастах
REIT уделяется куда больше внимания, чем в обычных обществах. Подводя итог вышеизложенному, заметим, что концепция
315
отношений в инвестиционных компаниях далека от концепции
траста в общем праве. Но элементы фидуциарных отношений
видны налицо.
***
В России первым серьезным шагом на пути инкорпорации
траста был Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 № 2296 «О
доверительной собственности (трасте)» [САПП РФ. 1994. № 1.
Ст. 6]. Позднее Указ утратил силу в связи со вступлением в действие ГК РФ, который предусмотрел возможность доверительного управления. Хотя, очевидно, что траст нельзя подменять
конструкцией доверительного управления, поскольку учредитель доверительного управления по ГК РФ полностью сохраняет
свое право собственности. Конструкция доверительного управления имуществом, закрепленная в ГК РФ, оказалась неспособной настолько же эффективно обеспечивать оборот капитала, как
траст. Доверительное управление не предоставляет возможности сохранять капитал для наследников, нет возможности передавать активы через поколения. Все больше заключается браков
с гражданами государства, где используется траст, что делает актуальными проблемы регулирования траста при наследовании,
разрешении имущественных споров и т.д. Трасты введены в
законодательство Украины, они широко используются в Китае,
который является важным партнером России в экономическом
сотрудничестве. Таким образом, множество предпосылок указывают на необходимость инкорпорирования траста в российское
законодательство. Многие страны с романо-германской системой права уже внедрили трастовые механизмы в свое законодательство. Анализ их опыта будет весьма полезен при попытке
инкорпорации траста в российское законодательство.
В сфере наследственного права из опыта Германии можно
перенять следующее. Представляется разумным предоставить
наследодателю возможность назначать доверительного управляющего, который управлял бы активами в пользу наследников-бенефициаров. Например, на случай, если наследники еще
не родились или они малого возраста, или если для управления
активами необходимы профессиональные знания. Вероятно, целесообразным было бы предоставить возможность установле-
316
ния очередности наследования: кто будет наследником первой
и второй очереди. Предоставить право наследодателю в завещании ограничить власть наследника первой очереди (например,
установить перечень сделок, действительных только при согласии наследника второй очереди), определить события, по которым активы переходили бы наследнику второй очереди. Со стороны законодателя было бы мудрым решение ввести должность
управляющего имуществом умершего, который осуществлял бы
функции, схожие с функциями доверительного управляющего.
Этому лицу предоставить полномочия по управлению имуществом в течение продолжительного периода времени в пользу
наследников. Из конструкции немецкого фидуциарного траста
можно позаимствовать схему, по которой возможна передача
права распоряжаться и (или) управлять имуществом по договору. В договоре определялись бы функции управляющего, условия прекращения траста, вводились бы отменительные условия.
Конструкция немецкого благотворительного траста предоставляет возможность физическим лицам передавать активы юридическим лицам для использования их на определенные цели.
Представляется, что подобный способ инвестирования мог бы
быть полезным и для российских граждан. И наконец, в сфере
инвестиционной деятельности можно перенять положительный
опыт Германии и ввести наиболее эффективные механизмы привлечения капитала, что также весьма актуально для России.
Отсутствие какого-либо регулирования трастов в России, а
также тот факт, что Россия не является участницей Гаагской конвенции 1985 г., приводят к тому, что в России трасты не признаются. Это отрицательно влияет как на предпринимателей, вовлеченных в международную экономическую деятельность, так и
на граждан. Сегодня как никогда актуален вопрос об имплементации трастовых механизмов в российское законодательство. Но
будут ли предприняты какие-либо реальные меры в этом направлении, покажет время.
Библиографический список:
1. Беневоленская З.Э. Определение, классификация видов и квалифицирующие признаки доверительной собственности (траста) по праву
Великобритании // Журнал росс. права. 2008. № 9.
317
2. Дождев Д. Международная модель траста и унитарная концепция
права собственности. Работа впервые опубликована в издании: Человек и его время: Жизнь и работа Августа Рубанова / Сост. и отв. ред.
О.А. Хазова. М.: Волтерс Клувер, 2006.
3. Максимов Д.М. Признание трастов как формы международного наследования в России // Нотариус. 2008. № 5.
4. Терникова Е.В., Риполь-Сарагоси Ф.Б. Доверительное управление
- прогрессивная форма менеджмента // Инженерный вестник Дона.
2012. № 1.
5. Atkins S. Equity and trusts / Ed. by Routledge. 2013.
6. Coing H. Die Treuhand kraft privaten Rechtsgeschäfts. Munich:
Verlag C H Beck, 1973.
7. Gallanis T.G. Family property law: cases and materials on wills, trusts and
future interests. University casebook series. 5th ed. 2011.
8. Grundmann S. Trust und Treuhand at the end of the 20th century. Key
problems and shift of interests // The American journal of comparative law.
1999. Vol. 47.
9. Lapaulle P. Civil law substitutes for trusts // The Yale Law Journal. 1927.
Vol. 36.
10. Maitland F.W. The Unincorporate Body. The collected papers of Frederic
William Maitland / Ed. by H.A.L. Fisher. Cambridge University Press,
2013. Vol. 3.
11. McCormack G. OEICs and trusts: the changing face of English investment
law // The Company Lawyer. 2000. Vol. 21.
12. Penner J.E. The Law of Trusts. Oxford University Press. 5th ed. 2006.
13. Rehahn J., Grimm A. Country report: Germany // The Columbia Journal of
European law online. 2012. Vol. 2, 18.
14. Thomas G., Hudson A. The Law of Trusts. N.Y., 2004.
318
Н.В. ЛЕТОВА,
кандидат юридических наук, старший научный сотрудник
Института государства и права РАН
E- mail: [email protected]
ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО СТАТУСА РЕБЕНКА
(НА ПРИМЕРЕ ПОЛОЖЕНИЙ ГЕРМАНСКОГО
ГРАЖДАНСКОГО УЛОЖЕНИЯ)
Статья посвящена анализу правового статуса ребенка на основе положений Германского гражданского уложения, исследована природа его отдельных прав, в частности право на получение содержания в форме выплаты ему ренты. В статье анализируются родительские правоотношения, их
реализация по отношению к ребенку, который рассматривается как особый
участник семейных и гражданских правоотношений.
Ключевые слова: правовой статус ребенка, родительские права и обязанности, рента.
N.V. LETOVA,
candidate of legal sciences, senior researcher
of the Institute of state and law of RAS
E-mail: [email protected]
FEATURES OF THE LEGAL STATUS OF THE CHILD
(AS AN EXAMPLE OF THE PROVISIONS
OF THE GERMAN CIVIL CODE)
This article analyzes the legal status of the child on the basis of the provisions
of the BGB, investigated the nature of his individual rights , particularly their right
to receive support in the form of the payment of the rent. The article analyzes
the parental relationship, their implementation in relation to the child, which is
considered as a special member of a family and civil relations.
Key words: the legal status of the child, parental rights and responsibilities,
rent.
Теоретические изыскания, направленные на определение правового статуса ребенка, отличались бы односторонностью при
отсутствии характеристики норм европейского законодательства, посвященного детям. Учитывая тот факт, что права ребен319
ка определены не только на уровне российского законодательства, но и в Конвенции о правах ребенка, принятой резолюцией
№ 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН 20 ноября 1989 г. (данная
Конвенция вступила в силу для России 15 сентября 1990 г.), в
которой определено, что ребенку необходимо расти в семейном
окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания. В этой
связи следует признать, что правовое положение такого субъекта, как ребенок не должно отличаться на национальном и международном уровнях. Каждая страна гарантирует защиту прав
и интересов ребенка на равных условиях при несомненной
важности традиций и культурных ценностей каждого народа.
Отличия правового положения ребенка обусловлены его
гражданством, которое свидетельствует не только о его принадлежности к тому или иному государству, но и выступает в качестве конституирующей основы прав и обязанностей ребенка.
Ребенок является носителем прав и обязанностей, предусмотренных не только нормами российского, но и международного
права, оказывающего существенное влияние на формирование и
содержание его правового статуса. На практике это проявляется
в том, что ребенок может быть носителем российского гражданства и быть гражданином Российской Федерации, может иметь
два гражданства – гражданство Российской Федерации и быть
иностранным гражданином [О порядке применения коллизионных норм на практике см.: Корчиго Е.В., Катков Д.Б. Некоторые
вопросы российской доктрины международного частного права
// Гос. и право. 2001. № 10. С. 76 - 88; Храбсков В.Г. Международное частное право в правовой системе // Там же. 2006. № 2.
С. 45 - 51; Кудашкин В.В. Коллизионные правоотношения в международном частном праве // Там же. С. 52 - 63; Ерпылева Н.Ю.
Актуальные проблемы теории и практики современного международного частного права // Законодательство и экономика.
2002. № 5. С. 36–48; Кичигина И.Л. Коллизии в международном
частном праве: метод регулирования // Вестник МГУ. Сер. 11
«Право». 1987. № 6. С. 78 - 84] или не иметь гражданство – быть
лицом без гражданства. Наличие у ребенка российского гражданства позволяет ему приобретать права и обязанности по нормам законодательства Российской Федерации, обладать опреде-
320
ленным правовым статусом и быть участником разноотраслевых
правоотношений.
Российское семейное законодательство направлено на регулирование личных неимущественных и имущественных прав
ребенка, так же как и Германское гражданское уложение (ГГУ)
[В настоящей статье внимание будет уделено тем правовым институтам, в содержании которых наиболее наглядно проявляется
специфика правового статуса ребенка]. В соответствии со ст. 63
СК РФ родители ребенка наделены комплексом прав и обязанностей по отношению к нему, а также являются его законными
представителями (ст. 64). В целом права и обязанности родителей по отношению к ребенку являются традиционными, общими
для всех стран без исключения. Вместе с тем формулировка этих
положений, их содержание являются различными, что позволяет выявить специфику правового положения ребенка в соответствующих правоотношениях. В этой связи отдельного внимания
заслуживает разд. 5 ГГУ, посвященный родительской заботе,
под которой понимается забота о детях и их воспитание, которые являются естественным правом родителей и их первейшей
обязанностью. Родительская забота включает заботу о ребенке (заботу о личности) и заботу об имуществе ребенка (§1626)
[Текст законов европейских государств см. на сайте: http:www.
nlr.ru/lawcenter/ires/links1.htm//zakon]. На первый взгляд данная
норма достаточно типична для семейного законодательства, а
именно: родители как законные представители обязаны защищать личные неимущественные и имущественные права своего
ребенка. Однако терминологическая разница в содержании такой нормы очевидна: если в ГГУ речь идет о проявлении заботы
в отношении ребенка, то СК РФ предусматривает комплекс прав
и обязанностей в отношении несовершеннолетнего ребенка. Несмотря на то что забота в отношении ребенка понимается как
право и обязанность, однако существует различие в объеме таких понятий, как «родительские обязанности» и «забота».
На наш взгляд, «забота» является более емким по содержанию понятием, чем «родительские обязанности». Забота предполагает не только исполнение тех или иных обязанностей в
отношении ребенка, но и совершение иных действий в отно-
321
шении ребенка, не характеризующихся как права или обязанности, в частности, любовь к ребенку, общение с ребенком, т.е.
иные действия фактического характера, не определяемые как
юридические. Исходя из общего понимания, забота - это мысль
или деятельность, направленная к благополучию кого-либо. В
общем понимании забота рассматривается как внимание, попечение, уход. Если обратиться к определениям, содержащимся в толковых словарях, понятие «забота» представляет собой
определенную модель поведения родителей по отношению к
своему ребенку, результатом которого является благополучие
несовершеннолетнего. Фактически ГГУ воплощает в определении «забота» комплекс как личных неимущественных, так и
имущественных прав и обязанностей родителей по отношению
к своему ребенку. При этом семейное законодательство Российской Федерации, применяя традиционную конструкцию «права
и обязанности родителей», более точно выражает суть правоотношений родителей и детей. Родительские права по отношению
к ребенку являются абсолютными по своей правовой природе.
Как известно из общей теории права, абсолютное право характеризуется и абсолютной защитой, поэтому право заботиться о
ребенке безраздельно принадлежит именно родителям ребенка.
При этом забота о ребенке является как правом, так и одновременно обязанностью родителей по отношению к ребенку.
В этом смысле гл. 12 СК РФ достаточно четко классифицирует права и обязанности родителей на определенные группы
(личные неимущественные и имущественные). Вместе с тем
отдельные положения ГГУ отличаются детальной регламентацией некоторых отношений, которые в СК РФ сформулированы
в общем виде. Так, например, §1626 ГГУ гласит, что при уходе
и воспитании родители учитывают возрастающую способность
и возрастающую потребность ребенка к самостоятельным действиям с осознанием его ответственности. Они обсуждают с ребенком, насколько это целесообразно в соответствии с уровнем
его развития и стремятся к взаимному согласию. Характерно,
что в данном случае фактически речь идет о взаимосвязи заботы родителей не только с потребностями ребенка, но и «объем»
заботы зависит от степени зрелости самого ребенка. Вместе с
322
тем в данном случае законодатель акцентирует внимание на
поведенческом аспекте самого ребенка, на его изменяющихся
потребностях с учетом его возраста, что, в свою очередь, отражается и на поведении родителей, на формировании их заботы
по отношению к ребенку. Содержание категории «забота» видоизменяется в зависимости от того, в отношении ребенка какого
возраста осуществляется забота со стороны родителей. Более
того, осуществление родительской заботы связано с осуществлением функции представительства (§1629). Так, родительское
попечение охватывает право представительства от имени ребенка. Родители представляют ребенка совместно, если волеизъявление должно быть сделано в отношении ребенка, то достаточно
его сделать в отношении одного из родителей. Родитель представляет ребенка единолично, если он единолично осуществляет родительское попечение или ему передано право принятия
решения в соответствии с §1628 ГГУ.
Нетрудно заметить, что фактически забота родителей включает в свое содержание не только морально-нравственные аспекты,
но и совершение определенных юридических действий, в частности функции представительства, а также обязанности родителей по содержанию своего ребенка. Так, §1570 ГГУ определяет
порядок назначения алиментов в связи с заботой о ребенке. Разведенный супруг может требовать от другого супруга выплаты
алиментов, пока и поскольку от него в связи с уходом за общим
ребенком или его воспитанием нельзя ожидать занятия деятельностью, приносящей доход. Очевидно, что законодатель предусматривает самостоятельное основание – прекращение брака
между супругами путем развода, позволяющее требовать от
другого супруга предоставления содержания в пользу ребенка.
Нетрудно предположить, что таким правом наделен тот супруг,
с которым проживает ребенок после расторжения брака и который занимается его воспитанием. Аналогичное положение предусмотрено и в нормах СК РФ, устанавливающее обязанность родителей по содержанию несовершеннолетних детей (ст. 80, 81).
Отдельного внимания заслуживают нормы, определяющие
правовые последствия вступления несовершеннолетнего в брак,
поскольку данному обстоятельству законодатель придает осо-
323
бое значение по причине того, что факт вступления в брак оказывает непосредственное влияние на правовой статус ребенка.
Так, согласно §1633 «Несовершеннолетний, вступивший в брак»
родительская опека в отношении несовершеннолетнего, который
состоит или состоял в браке, ограничивается его представительством в личных делах. Важно отметить, что факт вступления ребенка в брак не прекращает родительские права и обязанности
по отношению к нему автоматически, в частности за ними сохраняется функция представительства ребенка. По сравнению с
указанной нормой положения СК РФ отличаются более точной
регламентацией, в частности, родительские права прекращаются по достижении детьми возраста 18 лет (совершеннолетия),
а также при вступлении несовершеннолетних детей в брак и в
других предусмотренных законом случаях приобретения детьми
полной дееспособности до достижения ими совершеннолетия
(п. 2 ст. 61).
Системное толкование норм ГГУ позволяет утверждать, что
законодатель последовательно охраняет законные права и интересы несовершеннолетних независимо от их правового статуса. К числу наиболее важных норм, определяющих положение ребенка, относятся нормы, направленные на установление
отцовства. В отношении внебрачных детей отцовство устанавливается путем признания отцовства или принятия судебного
решения, действующего в пользу всех и против всех. Правовые
последствия установления отцовства, если в законе не установлено иное, могут быть реализованы в судебном порядке только
с момента такого установления (§1600а). Содержание данного
положения позволяет утверждать, что законодатель фактически
различает две процедуры установления отцовства (в добровольном и судебном порядке) и определяет момент возникновения
родительских правоотношений предполагаемого отца ребенка, а
именно - с момента установления его отцовства. Кроме того, законодатель в содержании указанных норм исходит из принципа
недопустимости дискриминации детей в зависимости от такого
факта - родились они в браке или вне брака, правовое положение таких детей должно быть одинаковым. Аналогичные нормы
предусмотрены и в СК РФ (гл. 10).
324
Законодателем предусмотрены определенные условия, необходимые для процедуры установления отцовства. Так, для признания отцовства необходимо согласие ребенка, которое должно
быть выражено признающему лицу или служащей органа 3AГC
(§1600с). Важным положением Закона является право ребенка
осуществить оспаривание в течение двух лет после того, как
ему стало известно о признании отцовства и об обстоятельствах,
свидетельствующих против отцовства (§1600f). Фактически в
Законе предусмотрено не только право ребенка оспаривать отцовство, но и установлен срок для реализации такого права.
Учитывая общетеоретические положения о сроках, их видах,
можно предположить, что по своей правовой природе названный срок относится к пресекательным. Вместе с тем системный
анализ этой же нормы позволяет прийти к выводу о том, что
названный срок может быть восстановлен при наличии строго
определенных оснований. Соответственно, такой срок можно
рассматривать как срок исковой давности. В частности, если
мать ребенка вышла замуж за мужчину, признавшего ребенка, и
признание было произведено в связи с заключением брака или
после его заключения, то ребенок вправе, если брак расторгнут,
отменен или признан недействительным, осуществить оспаривание еще в течение двух лет после того, как ему стало известно
о расторжении брака, его отмене или о признании отцовства недействительным. Данное правило, соответственно, применяется, если супруги в течение трех лет живут раздельно и не следует
ожидать, что они возобновят совместную супружескую жизнь.
Если мать вышла замуж за другого мужчину, являющегося отцом ребенка, то ребенок имеет право на оспаривание еще в течение двух лет после того, как ему стало об этом известно (§1600f).
По существу, указанный двухлетний срок может быть увеличен
в три раза в зависимости от изменения семейного статуса матери
ребенка (регистрации брака или прекращение брака по разным
причинам).
В ГГУ конкретизированы положения относительно того, кто
и в каком порядке имеет право обратиться с соответствующим
иском в суд. Так, если законный представитель несовершеннолетнего ребенка не оспорил отцовство своевременно, ребенок
325
может сам оспорить отцовство по достижении им совершеннолетия. Если законный представитель недееспособного лица не
оспорил отцовство своевременно, то лицо, имеющее право на
оспаривание, после прекращения недееспособности может само
оспорить отцовство. Очевидно, что решение вопроса об установлении отцовства обусловлено достижением ребенком совершеннолетия и фактом дееспособности. В то же время Закон предоставляет возможность обращения с таким иском законному
представителю недееспособного, что, безусловно, есть важный
и определяющий момент с точки зрения охраны и защиты, прежде всего неимущественных прав и интересов ребенка.
Очевидно, что правовой статус ребенка должен быть определенным, фиксированным, поэтому своевременное установление
отцовства имеет большое практическое значение для ребенка.
На практике не исключены ситуации, когда установление отцовства в отношении ребенка является необходимым для последнего и требует решения этого вопроса до достижения ребенком
совершеннолетия. Более того, на наш взгляд, установление отцовства после достижения совершеннолетия в меньшей степени отражается на правовом статусе ребенка, нежели это имеет
место в отношении несовершеннолетнего ребенка. Следует заметить, что ГГУ конкретизирует обстоятельства, при наличии
которых последствия признания отцовства станут для него невозможными. Так, если ребенок узнает об обстоятельствах, на
основании которых последствия признания отцовства станут для
него невозможными, с этого момента начинает течь срок заново
(§1600). К таким обстоятельствам относятся: смерть мнимого
отца, прекращение брака родителей, вступление матери в брак
с подлинным отцом ребенка, бесчестный или аморальный образ
жизни мнимого отца, а также совершение им тяжкого проступка в отношении ребенка. Перечень обстоятельств, влияющих на
процесс установления отцовства, зависит от ряда причин, которые условно можно поделить на две группы: события, влияющие
на прекращение каких-либо обязательств (смерть мнимого отца,
прекращение брака), и обстоятельства, характеризующие личность предполагаемого отца ребенка (аморальный образ жизни,
совершение тяжкого проступка). Очевидно, что с разными по
326
своей правовой природе обстоятельствами Закон связывает наступление различных правовых последствий при установлении
отцовства в отношении ребенка. Необходимо отметить, что ГГУ
исходит из презумпции отцовства в отношении ребенка, что следует из содержания §1600с: «в процессе оспаривания отцовства
предполагается, что ребенок происходит от мужчины, отцовство
которого признано». Иными словами, отцовство лица предполагается, пока не доказано иное.
Вместе с тем Законом предусмотрены исключения из этого
правила, когда презумпция отцовства не действует. Речь идет о
ситуациях, когда мужчина, который признал отцовство, оспаривает отцовство либо его признание «страдает пороком воли», т.е.
это те ситуации, когда признание фактически является юридически ничтожным, вызывает сомнение подлинность волеизъявления лица, являющегося отцом ребенка. Подобное положение
Закона является достаточно типичным, общим и свидетельствует о том, что ненадлежащее волеизъявление лица, безусловно,
влияет на законность и обоснованность юридических действий,
совершаемых данным лицом. Отцовство в отношении ребенка
может быть установлено как добровольно, так и в судебном порядке. Процедура установления отцовства в суде предполагает
соблюдение определенных формальностей, характерных для
судебного процесса, а также сбор необходимых доказательств,
подтверждающих или опровергающих отцовство лица в отношении ребенка. Так, в судебном процессе по установлению отцовства в качестве отца предполагается лицо, которое сожительствовало с матерью в период зачатия ребенка. Презумпция не
действует, если сохраняются серьезные сомнения в отношении
отцовства (§1600d). К числу лиц, имеющих право на оспаривание отцовства, относятся мужчина, признавший отцовство, мать
ребенка и ребенок. Если мужчина умер в течение года с момента
начала действия признания отцовства, не оспорив признание, то
оспаривание могут произвести его родители.
Традиционно законодатель в качестве доказательств, подтверждающих отцовство предполагаемого лица, называет факт
его совместного проживания с матерью ребенка и возможность
лица к зачатию ребенка. При этом в ГГУ точно определен, ка-
327
кой период является моментом зачатия ребенка. Временем зачатия считается период с трехсотого по сто восемьдесят первый
день до рождения ребенка, включая как трехсотый, так и сто
восемьдесят первый день. Если установлено, что ребенок был
зачат в иной период, чем предусмотренный в первом положении, временем зачатия считается этот другой период. Как видно
из первого положения Закона, предусмотрен общий период для
определения момента зачатия ребенка в период между трехсотым и сто восемьдесят первым днем. В данном случае действует
общая презумпция относительно того, что, если ребенок зачат в
данный период времени, тогда отцовство лица предполагается.
Вместе с тем, как и любая другая презумпция, она может быть
опровергнута при наличии или отсутствии тех или иных обстоятельств, что подтверждено положением Закона: «если ребенок
зачат в иной период, временем зачатия считается этот другой
период». Иными словами, Законом предусмотрены определенные сроки, в рамках которых действует презумпция отцовства
лица, однако указанные в Законе сроки не являются по своей
сути императивными, поскольку содержание нормы позволяет
отступить от указанных сроков. С позиции теории гражданского
права Российской Федерации можно предположить, что данные
сроки являются пресекательными, поскольку их действие прекращается по мере исполнения обязанности, в частности, установление отцовства в отношении определенного ребенка.
ГГУ предусматривает общее положение относительно момента возникновения родительских правоотношений. Закон гласит: «правовые последствия отцовства могут считаться действующими только с момента установления отцовства судом, если из
закона не следует иное».
С точки зрения классификации юридических фактов в теории семейного права установление отцовства относится к категории правоустанавливающих фактов, действующих с обратной
силой. Правоотношения отца и ребенка, в отношении которого
установлено отцовство, возникают, по сути, с момента рождения
ребенка, а не с момента установления отцовства судом. Безусловно, формально установление отцовства имеет юридические
последствия только в том случае, если этот факт зафиксирован
328
в виде отдельного документа, в частности в судебном решении,
когда речь идет об установлении отцовства в судебном порядке.
Но собственно судебное решение подтверждает правомерность
установления отцовства в отношении определенного ребенка,
однако практически понятно, что родительские правоотношения возникают в отношении ребенка с момента его рождения,
а не с момента установления этого факта в суде. Формулировка,
используемая в ГГУ: «правовые последствия отцовства могут
считаться действующими только с момента установления отцовства в суде», - подтверждает то, что именно с этого момента у
лица, в отношении которого установлено отцовство, возникает
комплекс прав и обязанностей в отношении ребенка, в частности
обязанность по содержанию ребенка. Нетрудно заметить, что
норма ГГУ по своей сути является диспозитивной, поскольку
из содержания нормы следует, что данное положение в отношении установления отцовства применяется постольку, поскольку
Законом не предусмотрено иное. Иными словами, Законом может быть предусмотрено иное правило в случае установления
отцовства. Аналогичное положение предусмотрено и в СК РФ
(ст. 49), когда суд принимает во внимание любые доказательства,
с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от
конкретного лица.
Традиционно к числу имущественных прав ребенка относится его право на получение содержания. Нормы разд. 3 ГГУ
посвящены порядку предоставления содержания членам семьи,
в том числе несовершеннолетним. Как и любое другое законодательство (гл. 13 СК РФ), ГГУ содержит нормы, направленные
на урегулирование обязанности родственников по прямой линии предоставлять друг другу содержание. По общему правилу,
право на содержание имеет только лицо, которое не в состоянии
себя содержать самостоятельно (§1602). Поэтому особое правило предусмотрено в отношении несовершеннолетних детей,
которые в силу своего возраста нуждаются в материальной помощи. Так, согласно §1602 несовершеннолетний ребенок, не состоящий в браке, даже если он имеет имущество, вправе требовать от родителей предоставления ему сод