;docx

Henry Purcell
Генри Пёрселл
(1659-1695)
(1659-1695)
The Fairy Queen
Королева фей
An Opera
Опера
Перевод: А. Шарапов
INTRODUCTION
ВСТУПЛЕНИЕ
First music:
Первая музыка:
1. Prelude
1. Прелюдия
2. Hornpipe
2. Хорнпайп
Second music:
Вторая музыка:
3. Air
3. Ария
4. Rondeau
4. Рондо
5. Overture
5. Увертюра
ACT I
АКТ I
Titania orders the fairies to entertain
her Indian page and to blindfold,
rotate and pinch any mortal who
should disturb their sport until such
time as he confesses his sins. A victim
is soon found; the fairies lead in three
drunken poets and make merry at
their expense, relenting only when
one of the three, blindfolded and
stuttering, confess that he is drunk
and a wretched, execrable poet.
Титания приказывает феям развлекать ее
индийского пажа, а всякого смертного,
который бы помешал их играм, слепить,
кружить и щипать, пока он не покается в
своих грехах. Жертва вскоре найдена: феи
ведут трех пьяных поэтов и смеются над
ними, смягчаясь лишь тогда, когда один из
трех, ослепленный и заикающийся,
сознается, что он пьяный, жалкий
отвратительный поэт.
Scene: A palace. Enter Titania,
leading the Indian Boy, Fairies
attending.
Сцена: Дворец. Входит Титания в
сопровождении фей, ведя за собой
Индийского пажа.
6. Song in Two Parts
6. Песня на два голоса
Come, come, come, let us
leave the Town,
Идем же, поскорей оставим этот
город,
And in some lonely place,
Where Crouds and Noise
were never known,
Resolve to spend our days.
Найдем уединенное местечко,
Где шум толпы неведом,
И где остаток дней мы сможем
провести.
In pleasant Shades upon the
Grass
At Night our selves we’ll lay;
Our Days in harmless Sport
shall pass,
Thus Time shall slide away.
В прохладе сладостной вечерней
На травке расположимся удобно,
И в беззаботных играх не заметим,
Как время пролетит.
Enter Fairies, leading in three
Drunken Poets, one of them
Blindfolded.
Входят феи, вводя трех пьяных поэтов,
один из которых с завязанными глазами.
7. Scene of the Drunken Poet
7. Сцена пьяного поэта
DRUNKEN POET
Fill up the Bowl, then, etc.
ПЬЯНЫЙ ПОЭТ
Наполни кубок, ну-ка и т.д.
1ST FAIRY/CHORUS
Trip it, trip it in a Ring;
Around this Mortal Dance,
and Sing.
1АЯ ФЕЯ/ХОР
В хоровод быстрей сбегайтесь;
Вкруг смертного сего вы пойте и
пляшите.
POET
Enough, enough,
We must play at Blind Man’s
Buff.
Turn me round, and stand
away,
I’ll catch whom I may
ПОЭТ
Хватит, будет,
В жмурки что ли мы играем?
Поверните меня и отходите,
Я ж ухвачу, кого смогу.
2ND FAIRY/CHORUS
About him go, so, so, so,
Pinch the Wretch from Top to
Toe;
Pinch him forty, forty times,
Pinch till he confess his
Crimes.
2АЯ ФЕЯ/ХОР
Кружитесь около него — вот так.
Щипайте злодея от макушки до
пят,
Щипайте сорок, сорок раз,
Пока он не покается в своих грехах.
POET
ПОЭТ
Hold you damn’d tormented
Punck,
I do confess.
Отстань, мучитель окаянный,
Я каюсь, да.
BOTH FAIRIES
What, what, etc.
ОБЕ ФЕИ
В чем, в чем? и т.д.
POET
I’m Drunk, as I live Boys,
Drunk.
ПОЭТ
Я пьян, ребята, чтоб мне сдохнуть,
пьян.
BOTH FAIRIES
What art thou, speak?
ОБЕ ФЕИ
Что ты такое? Отвечай.
POET
If you will know it,
I am a scurvy Poet.
ПОЭТ
Ну, ежели вам угодно знать,
Я — поэт презренный.
CHORUS
Pinch him, pinch him for his
Crimes,
His Nonsense, and his Dogrel
Rhymes.
ХОР
Щипайте же его вы в наказанье
За глупость страшную и за
чудовищные рифмы.
POET
Hold! Oh! Oh! Oh!
ПОЭТ
Постой! Ой-ой-ой!
BOTH FAIRIES
Confess more, more.
ОБЕ ФЕИ
Кайся еще, еще.
POET
I confess I’m very poor.
Nay prithee do not pinch me
so,
Good dear Devil let me go;
And as I hope to wear the
Bays,
I’ll write a Sonnet in thy
Praise.
ПОЭТ
Каюсь, что очень беден.
Но молю, щипаться перестань,
Достопочтенный бес, меня ты
отпусти;
А я, когда увенчан буду венком
лавровым,
Тебя в сонете восхвалю.
CHORUS
ХОР
Drive ‘em hence, away, away, Гоните их отсюда прочь,
Let ‘em sleep till break of Day. Пусть спят до самого рассвета.
First Act Tune: Jig
Мелодия первого акта: жига
ACT II
АКТ II
Quarrel between Titania and
Oberon, after which Titania
changes the forest into a
fairyland with trees in blossom
and picturesque grottoes. The
fairies entertain their queen
with songs dances until Titania
asks them to sing her a lullaby:
immediately four allegorical
figures — Night, Mystery,
Secresie and Sleep — approach
to do her bidding. While the
attendants of Night dance
around Titania, Oberon
sprinkles juice from a magic
flower into her eyes.
Ссора между Титанией и Обероном,
после которой Титания превращает
лес в волшебную страну фей, с
деревьями в цвету и живописными
гротами. Феи развлекают свою
королеву песнями и танцами, пока
она не просит спеть ей
колыбельную: тотчас же четыре
аллегорические фигуры — Ночь,
Тайна, Секрет и Сон —
приближаются, чтобы выполнить
ее приказания. Пока спутники Ночи
танцуют вокруг Титании, Оберон
брызжет в ее глаза сок из
волшебного цветка.
Scene: A Wood, by Moon-light.
Enter Titania and her Train.
While the Fairies dance the
scene changes to a Prospect of
Grotto’s, Arbors, and
delightful Walks. The Arbors
are Adorn’d with all variety of
Flowers, the Grotto’s
supported by Terms, these lead
to two Arbors on either side of
the Scene, of a great length,
whose prospect runs toward
the two Angles of the House.
Between these two Arbors is
the great Grotto, which is
continued by several Arches, to
the Farther end of the House.
Сцена: Лес при лунном свете.
Входит Титания и ее свита. В то
время как феи танцуют, сцена
превращается в перспективу
гротов, беседок и восхитительных
аллей. Беседки украшены всеми
разновидностями цветов, гроты,
поддерживаемые колоннами, ведут
к двум пространным живым
беседкам на каждой из сторон
сцены, виды которых выходят на
углы театра. Между беседками —
большой грот, который
продолжается множеством арок к
дальнему концу театра.
9. Song
9. Песня
Come all ye Songsters of the
Sky,
Wake and Assemble in this
Wood;
But no ill-boding Bird be nigh,
None but the Harmless and the
Грядите, о небесные певуньи,
Проснитесь и к нам в лес
слетайтесь;
Но птиц, дурных предвестниц, здесь
не нужно,
Лишь те пусть будут, кто добр и
Good.
безобиден.
10. Prelude
10. Прелюдия
11. Trio
11. Трио
May the God of Wit inspire,
The sacred Nine to bear a part;
And the Blessed Heavenly
Quire,
Shew the utmost of their Art.
Бог мудрости да вдохновит
Священных Девять муз участие в
нас принять,
И благословенный небесный хор
Явит все свое искусство.
While Eccho shall in sounds
remote,
Repeat each Note,
Each Note, each Note.
А Эхо в звуках отдаленных
Повторит каждую ноту,
Каждую ноту, каждую ноту.
Then a Composition of
Instrumental Musick, in
imitation of an Echo.
Затем инструментальная
композиция, имитирующая эхо.
12. Echo
12. Эхо
13a. Chorus
13a. Хор
Now joyn your Warbling
Voices all.
Теперь щебечущие ваши голоса
объедините.
Then a Fairy Dance.
Затем танец фей.
13b. A Dance of Fairies
13b. Танец фей
13c. Song and Chorus
13c. Песня и хор
Sing while we trip it on the
Green;
But no ill Vapours rise or fall,
Nothing offend our Fairy
Queen.
Споем, порхая над лужайкой,
Но испарений дурных побережемся
—
Ничто не должно потревожить нашу
королеву фей.
Titania lies down. Enter Night,
Mystery, Secresie, Sleep; and
their Attendants.
Титания ложится. Входят Ночь,
Тайна, Секрет, Сон со своей свитой.
14. Song
14. Песня
NIGHT
See, even Night her self is here,
To favour your Design;
НОЧЬ
Смотрите, сама Ночь здесь
появилась,
And all her Peaceful Train is
near,
That Men to sleep incline.
Let Noise and Care,
Doubt and Despair,
Envy and Spight,
(The Fiends delight)
Be ever Banish’d hence
Let soft repose,
Her Eye-lids close;
And murmuring Streams,
Bring pleasing Dreams;
Let nothing stay to give offence.
Чтоб ваши помыслы одобрить,
А рядом — свита мирная ее,
Что ко сну людей склоняет.
Пусть шум и заботы,
Сомнение и отчаяние,
Зависть и злоба
(Услады дьявола)
Будут навсегда изгнаны отсель.
Пусть тихий покой
Смежит ей веки,
И журчащие ручейки
Навеют чудесные сны,
Пусть им ничто не помешает.
15. Song
15. Песня
MYSTERY
I am come to lock all fast
Love without me cannot last.
ТАЙНА
Я пришла, чтоб крепко все
замкнуть,
Любови без меня не сохранить.
Love, like Counsels of the Wise,
Must be hid from Vulgar Eyes.
‘Tis holy, and we must conceal
it,
They profane it, who reveal it.
Она, как мудреца советы,
Должна быть скрыта от
нескромных глаз.
Любовь священна, и ее нам должно
прятать,
Ведь выставляя напоказ, ее лишь
оскорбляют.
16. Song
16. Песня
SECRESIE
One charming Night,
Gives more delight,
Than a hundred lucky Days.
СЕКРЕТ
Ночь дивная одна,
Дарует больше нам восторгов,
Чем дней счастливых сотня.
Night and I improve the tast,
Make the pleasure longer last,
A thousand, thousand several
ways.
Мы с Ночью улучшаем вкус
И наслажденье длим
На тысячи и тысячи ладов.
17. Song and Chorus
17. Песня и хор
SLEEP
Hush, no more, be silent all,
Sweet Repose has closed her
Eyes.
СОН
Тише, хватит, замолчите,
Сладкий сон ее глаза сомкнул,
Нежный, как свежевыпавший
Soft as feather’d Snow does
fall!
Softly, softly, steal from hence.
No noise disturb her sleeping
sence.
пушистый снег!
Стопою легкой отсюда ретируемся
и мы,
Пусть ничто не потревожит спящей.
18. A Dance for the Followers
of Night
18. Танец спутников Ночи
Oberon squeezes the flower on
Titania; Lysander and Hermia
fall asleep.
Оберон выжимает сок цветка на
Титанию; Лизандр и Гермия
засыпают.
19. Second Act Tune: Air
19. Мелодия второго акта: ария
ACT III
АКТ III
Titania has fallen in love with
the ass-headed Bottom. To
charm him she transforms the
scene into a great forest: fauns,
dryads and fairies dance and
sing about love until four green
savages come and drive them
away with an uproarious dance,
Then the shepherd Coridon
enters — he would like to steal a
kiss from his escort Mopsa. A
nymph’s song and haymakers’
dance conclude the
entertainment.
Титания влюбляется в
ослиноголового Основу. Чтобы
очаровать его, она превращает
сцену в огромный лес. Фавны,
дриады и феи танцуют и поют о
любви до тех пор, пока не приходят
четверо зеленых дикарей и не
уводят их за собой в буйном танце.
Затем появляется пастух Коридон
— ему хотелось бы украсть поцелуй
у своей спутницы Мопсы. Песня
нимфы и танец косарей завершают
представление.
Scene: Enter Titania, Bottom,
and Fairies.
The Scene changes to a great
Wood; a long row of large Trees
on each side: A River in the
middle: Two Rows of lesser
Trees of a different kind just on
the side of the River, which meet
in the middle, and make to many
Arches: Two great Dragons
make a Bridge over the River;
their Bodies form two Arches,
through which two Swans are
seen in the River at a great
Сцена: Входят Титания, Основа и
феи.
Сцена переменяется в огромный лес
с длинным рядом деревьев на
каждой стороне. Посреди сцены —
река, на самом берегу которой два
ряда меньших деревьев разного вида
сходятся посредине и образуют
множество арок. Два огромных
дракона составляют мост через
реку, их тела формируют две арки,
через которые видны плывущие
вдалеке две лебеди.
Входят фавны, дриады и наяды.
distance.
Enter a Troop of Fawns,
Dryades and Naides.
20. A Song in Two Parts and
Chorus
If Love’s a Sweet passion, why
does it torment?
If a Bitter, oh tell me whence
comes my content?
Since I suffer with pleasure,
why should I complain,
Or grieve at my Fate, when I
know ‘tis in vain?
Yet so pleasing the Pain is, so
soft is the Dart,
That at once it both wounds
me, and tickles my Heart.
20. Песня на два голоса и хор
Коли любовь — услада нежная, то
отчего она меня так мучит?
Когда ж она горька, кто скажет,
откуда берется мое довольство?
Так ежели я страдаю, наслаждаясь,
к чему пенять
Иль горевать о жребии своем, когда
я знаю: сие тщетно?
Все же боль эта так приятна и столь
легка стрела,
Что хоть меня и раня, она мне
сердце тешит.
I press her Hand gently, look
Languishing down,
And by Passionate Silence I
make my Love known.
But oh! How I’m Blest when so
kind she does prove,
By some willing mistake to
discover her Love.
When in striving to hide, she
reveals all her Flame,
And our Eyes tell each other,
what neither dares Name.
Ей руку пожимаю нежно с томным
взглядом
Молчанием страстным в любви ей
признаюсь,
Но как же счастлив я, когда столь
милосердно
Как бы намеренной обмолвкой она
привязанность свою приоткрывает;
Своим стараньем скрыть сей
промах она все пламя изъявляет,
И наши очи то говорят, что
произнесть уста не смеют.
21. Overture: Symphony while
the Swans come forward
21. Увертюра: симфония пока
подплывают лебеди
While the Symphony’s Playing,
the two Swans come Swimming
on through the Arches to the
bank of the River, as if they
would Land; .these turn
themselves into Fairies, and
Dance; at the same time the
Bridge vanishes, and the Trees
that were Arch’d, raise
themselves upright.
В то время как играется симфония,
две лебеди подплывают под арками
к берегу реки, как бы желая выйти
из воды. Здесь они превращаются в
фей и танцуют, тогда же мост
пропадает, а деревья, согнутые в
арки, распрямляются.
22. Dance for the fairies
22. Танец фей
Four Savages enter, fright the
Fairies away, and Dance an
Entry.
Четверо дикарей входят,
распугивают фей и танцуют антре.
23. Dance for the Green Men
23. Танец зеленых людей
24. Song
24. Песня
Ye Gentle Spirits of the Air,
appear;
Prepare, and joyn your tender
Voices here.
Catch, and repeat the
Trembling Sounds anew,
Soft as her Sighs and sweet as
pearly dew.
Run new Division, and such
Measures keep,
As when you lull the God of
Love asleep.
Явитесь, о добрые воздушные
созданья,
Приготовьтесь и соедините здесь
ваши нежные голоса.
Подхватывайте и повторяйте
трепещущие звуки снова,
Легкие, как ее вздохи и сладкие, как
жемчужная роса.
По-новому мелодию ведите в
размере подходящем,
Чтоб и сам бог любви был убаюкан.
Enter Coridon and Mopsa.
Входят Коридон и Мопса.
25. Dialogue between Coridon
and Mopsa
25. Диалог Коридона и Мопсы
CORIDON
Now the Maids and the Men
are making of Hay,
We h’ve left the dull Fools, and
are stolen away.
Then Mopsa no more
Be coy as before,
But let us merrily Play,
And Kiss the sweet time away.
КОРИДОН
Пока все поселяне и поселянки
заняты на сенокосе,
От этих пустомель мы убежали
потихоньку.
Теперь-то Мопса не будет
Столь застенчива, как прежде,
Мы сможем весело резвиться
И в поцелуях приятно время
провести.
MOPSA
Why, how now, Sir Clown,
what makes you so bold?
I’d have ye to know I’m not
made of that mold.
I tell you again,
Maids must never Kiss no Men.
No, no: no Kissing at all;
I’ll not Kiss, till I Kiss you for
good and all.
МОПСА
С чего бы это, сударь мой мужик,
вы так осмелели?
Хочу, чтоб уяснили: я — не из
таковских.
Вам снова повторю:
Девицам целовать мужчин не
должно никогда.
Нет и нет, никаких поцелуев;
А целоваться можно только под
венцом.
CORIDON
Not Kiss you at all?
КОРИДОН
Никаких поцелуев?
MOPSA
No, no, no Kissing at all!
МОПСА
Нет и нет, никаких поцелуев.
CORIDON
Why no Kissing at all?
КОРИДОН
Но почему никаких поцелуев?
MOPSA
I’ll not Kiss, till I Kiss you for
good and all.
МОПСА
Целоваться можно только под
венцом.
CORIDON
Should you give me a score,
‘Twould not lessen your store,
Then bid me chearfully,
chearfully Kiss,
And take, and take, my fill of
your Bliss.
КОРИДОН
Десяток то уж можно было дать,
Небось запас бы их не убыл,
Ну подари мне нежный, нежный
поцелуй,
И ты ощутишь, о поверь, всю
полноту блаженства.
MOPSA
I’ll not trust you so far, I know
you too well;
МОПСА
Настолько вам я не доверюсь, я
слишком хорошо вас знаю;
Вам дай лишь пальчик — отхватите
всю руку.
Затем себя вы возомните
господином,
И будете над глупенькой смеяться.
Нет и нет и т.д.
Should I give you an Inch,
you’d soon take an Ell.
Then Lordlike you Rule,
And laugh at the Fool.
No, no etc.
CORIDON
So small a Request,
You must not, you cannot, you
shall not deny,
Nor will I admit of Another
Reply.
КОРИДОН
Такая маленькая просьба,
В ней отказать нельзя никак,
Да ты и не откажешь мне, конечно.
MOPSA
Nay, what do you mean?
O fie, fie fie!
МОПСА
Вы что ж такое говорите?
Ах фи, фи, фи!
26. Song
26. Песня
A NYMPH
НИМФА
When I have often heard young Слыша часто, как сетуют девицы
Maids complaining,
That when Men promise most
they most deceive,
Then I thought none of them
worthy my gaining;
And what they Swore, resolv’d
ne’re to believe.
юные: мол,
У мужчин, чем больше обещаний,
тем больше и обман,
Я думала, что ни один не удостоится
меня завоевать,
И что их клятвам я не поверю
никогда.
But when so humbly he made
his Addresses,
With Looks so soft, and with
Language so kind,
I thought it Sin to refuse his
Caresses;
Nature o’recame, and I soon
changed my Mind.
Но стоит лишь ему приняться робко
ухаживать за мной,
И взгляды так ласковы его, а речи
столь нежны;
Что мнится — сии любезности
грешно отвергнуть,
Природа берет свое, и вскоре я
переменяюсь.
Should he employ all his wit in
deceiving,
Stretch his Invention, and
artfully feign;
I find such Charms, such true
joy in believing,
I’ll have the Pleasure, let him
have the pain.
Пусть весь свой ум напряг он для
обмана,
И приложил изобретательность к
искусному притворству,
Но нахожу я такую прелесть, столь
истинную радость, ему поверив,
Что решаю наслаждаться, а
страдает пусть он.
If he proves Perjur’d, I shall
not be Cheated,
He may deceive himself, but
never me;
‘Tis what I look for, and shan’t
be defeated,
For I’ll be as false and
inconstant as he.
И даже если клятву он преступит,
обманутой я все равно не стану,
Себя он может провести, меня же —
никогда,
Я поняла: чтобы внакладе не
остаться,
Я буду такой же непостоянной и
ветреной, как он.
27. A Dance of Haymakers
27. Танец косарей
28. Song and Chorus
28. Песня и хор
A Thousand Thousand ways
we’ll find
To Entertain the Hours:
No Two shall e’re be known so
kind,
No Life so Blest as ours.
Мириады и мириады способов
найдем,
Чтобы в наслажденьях это время
провести.
Другой столь нежной не будет пары,
Не будет жизни столь
благословенной.
29. Third Act Tune: Hornpipe
29. Мелодия третьего акта:
хорнпайп
ACT IV
АКТ IV
After Titania and Bottom have
asleep the adaptation follows
Shakespeare’s third act with the
confusion involving the two
couples Hermia and Lysander,
Helen and Demetrius, up to the
point where they all fall asleep
too. Oberon wakes Titania and
Bottom from their enchantment
and asks Titania for music, to
which request she readily
accedes, changing the scene
once again, this time into a
garden of fountains with the sun
rising over it; so that they can
celebrate Oberon’s birthday.
Phoebus appears on a cloud and
greets the new day: the four
Seasons enter and conclude the
magnificent spectacle with songs
and dances.
После того, как Титания и Основа
засыпают, либретто следует
шекспировскому третьему акту с
неразберихой, вовлекающей две
пары: Гермию и Лизандра, Елену и
Деметрия до того момента, когда
они засыпают. Оберон снимает
волшебные чары с Титании и
Основы и предлагает Титании
послушать музыку. Она охотно
соглашается и снова меняет сцену,
на этот раз превращая ее в сад с
фонтанами и восходящим над ним
солнцем, так что можно
праздновать день рождения
Оберона. На облаке появляется
приветствующий новый день Феб.
Входят четыре Времени года и
завершают великолепный спектакль
песнями и танцами.
30. Symphony
30. Симфония
The Scene changes to a Garden
of Fountains. A Sonata plays
while the Sun rises, it appears
red through the Mist, as it
ascends it dissipates the
Vapours, and is seen its full
Lustre; then the Scene is
perfectly discovered, the
Fountains enrich’d with gilding,
and adorn’d with Statues: The
view is terminated by a Walk of
Cypress Trees which lead to a
delightful Bower. Before the
Trees stand rows of Marble
Columns, which support many
Walks which rise by Stairs to the
top of the House; the Stairs are
adorn’d with Figures on
Сцена превращается в сад с
фонтанами. Пока звучит соната,
солнце восходит: сначала красное в
дымке, оно, поднимаясь, рассеивает
туман и, наконец, является в
полном блеске. Затем сцена
совершенно открывается. Фонтаны
позолочены и украшены статуями.
План сцены завершается
кипарисовой аллей, ведущей к
очаровательной беседке. За
деревьями — ряды мраморных
колонн, поддерживающих
многочисленные галереи, которые
поднимаются лестницами к
вершине театра. Лестницы с
каждой стороны украшены
статуями на пьедесталах,
Pedestals, and Rails; and
Balasters on each side of ‘em.
Near the top, vast Quantities of
Water break out of the Hills, and
fall in mighty Cascade’s to the
bottom of the Scene, to feed the
Fountains which are on each
side. In the middle of the stage is
a very large Fountain, where the
Water rises about twelve Foot.
Then the 4 Seasons enter, with
their several Attendants.
перилами и балюстрадами.
Поблизости от самых верхних
ступенек огромная масса воды,
срываясь с холмов, низвергается
мощными каскадами к основанию
сцены, питая фонтаны на каждой
ее стороне. Посреди сцены
располагается особенно большой
фонтан, струя воды которого
поднимается примерно на
двенадцать футов. Затем входят 4
Времени года с многочисленной
свитой.
31. Solo
31. Соло
ONE OF THE ATTENDANTS
Now the Night is chac’d away,
All salute the rising Sun;
‘Tis that happy, happy Day,
The Birth-Day of King Oberon.
ОДИН ИЗ СВИТЫ
Вот ночь рассеялась,
Все славят солнце восходяще;
Столь счастлив день сей —
День рожденья Оберона-короля.
32. Duet
32. Дуэт
TWO OTHERS
Let the Fifes, and the Clarions,
and shrill Trumpets sound,
And the Arch of high Heav’n
the Clangor resound
ДВОЕ ДРУГИХ
Пусть дудки, рожки и
пронзительные трубы зазвучат,
Чтоб отозвался, зазвенев, небесный
свод высокий.
33. Entry of Phoebus
33. Выход Феба
A Machine appears, the Clouds
break from before it, and
Phoebus appears in a Chariot
drawn by four Horses.
Появляется машина Облака перед
ней раздвигаются, и показывается
Феб в колеснице, запряженной
четверкой лошадей.
34. Song
34. Песня
PHOEBUS
When a cruel long Winter has
frozen the Earth,
And Nature Imprison’ seeks in
vain to be free;
I dart forth my Beams, to give
all things a Birth,
Making Spring for the Plants,
ФЕБ
Когда долгая жестокая зима
заморозила Землю,
И заточенная природа тщетно
пытается освободиться,
Я рассылаю всюду свои лучи, даю
всему начало,
Весну даруя травам, каждому
every Flower, and each Tree.
цветку и всяку деревцу.
‘Tis I who give Life, Warmth,
and Vigour to all,
Even Love who rules all things
in Earth, Air, and Sea;
Would languish, and fade, and
to nothing would fall,
The World to its Chaos would
return, but for me.
Именно я даю всему жизнь, тепло и
силу,
Даже любовь, которая всем правит
на суше, в воздухе и на море,
Зачахла бы, увяла и исчезла,
А мир бы к хаосу вернулся, коль не
было б меня.
35. Chorus
35. Хор
Hail! Great Parent of us all,
Light and Comfort of the
Earth;
Before your Shrine the Seasons
Fall,
Thou who givest all Nature
Birth.
Привет тебе, всех нас великий
прародитель,
Свет и утешение Земли;
Перед твоим храмом ниц
простерлись Времена года —
Пред тем, кто всей природе дает
начало.
36. Song
36. Песня
SPRING
Thus the ever Grateful Spring,
Does her yearly Tribute bring;
All your Sweets before him lay,
Then round his Altar Sing, and
Play.
ВЕСНА
Так вечно благодатная весна
Приносит свою ежегодную дань;
Все ваши сладости пред ним
сложите,
Затем вокруг его алтаря танцуйте и
играйте.
37. Song
37. Песня
SUMMER
Here’s the Summer, Sprightly,
Gay
Smiling, Wanton, Fresh, and
Fair;
Adorn’d with all the Flowers of
May,
Whose various Sweets perfume
the Air.
ЛЕТО
Вот лето — бойкое, веселое,
Улыбающееся, резвое, яркое и
прекрасное,
Украшенное всеми цветами мая,
Чьи разнообразные ароматы
наполняют воздух благоуханьем.
38. Song
38. Песня
AUTUMN
See my many Colour’d Fields,
ОСЕНЬ
Посмотрите на мои разноцветные
And loaded Trees my Will
obey;
All the Fruit that Autumn
yields,
I offer to the God of Day.
поля
И на отягощенные деревья,
покорные моей воле;
Все плоды, что взращивает осень,
В дар богу дня я подношу.
39. Song
39. Песня
WINTER
Now Winter comes slowly,
Pale, Meager, and Old,
First trembling with Age, and
then quiv’ring with Cold;
Benum’d with hard Frosts, and
with Snow cover’d o’er,
Prays the Sun to Restore him,
and Sings as before.
ЗИМА
Теперь зима, не торопясь, подходит,
бледная, тощая и старая,
От возраста сперва трясясь, затем
дрожа от холода;
Окоченевшая от крепкого мороза и
занесенная снегом,
Она просит солнце возвратить ей
силы и поет как прежде.
Chorus
Хор
[repeat no. 35]
[повторяется № 35]
After a short time all go out
except Robin-Good-Fellow, who
applies the juice of the herb to
Lysander’s eyes.
Вскоре все уходят кроме Доброго
Малого Робина, который смачивает
глаза Лизандра соком травы.
40. Fourth Act Tune: Air
40. Мелодия четвертого акта: ария
ACT V
АКТ V
After Theseus has given his
consent to the marriages of
Hermia with Lysander and
Helena with Demetrius, his
skeptical reaction to their tales
of that night’s strange
experiences is an excuse to
introduce the most extravagant
of all five tableaux. In order to
prove to Theseus that much
stranger things happen than his
disbelieving nature is willing to
admit, Oberon now displays the
full extent of his magic powers
— Juno in a heavenly chariot
drawn by peacocks, a
paradisiacal Chinese garden (a
После согласия Тезея на брак Гермии
с Лизандром и Елены с Деметрием,
его скептическая реакция на их
рассказы о странных
происшествиях этой ночи служит
отличным поводом для начала
самой экстравагантной из всех
пяти картин. Чтобы доказать
Тезею, что происходят события
гораздо более странные, чем может
допустить его сомневающаяся
натура, Оберон в полном объеме
демонстрирует свои магические
возможности: Юнону в колеснице,
запряженной павлинами, райский
китайский сад (настоящий Эдем) и,
наконец, самого Гименея со своим
real Garden of Eden) and finally факелом. Спектакль завершается
even Hymen with his torch. The грандиозным балетом и ликующим
Spectacle ends with a grand
хором.
ballet and a chorus of joy.
41. Prelude
41. Прелюдия
While a Symphony Plays, the
Machine moves forward, and the
Peacocks spread their Tails, and
fill the middle of the Theater.
Пока звучит симфония, колесница
продвигается вперед, павлины
распускают хвосты и заполняют
середину театра.
42. Epithalamium
42. Эпиталама
JUNO
Thrice happy Lovers, may you
be
For ever, ever free,
From that tormenting Devil,
Jealousie.
From all that anxious Care and
Strife,
That attends a married Life:
ЮНОНА
Трижды счастливые влюбленные,
будьте
Навечно, навечно избавлены
От этого жестокого дьявола —
ревности,
От всех тех тревожных забот и ссор,
Что сопутствуют супружеской
жизни.
Be to one another true,
Kind to her as she to you,
And since the Errors of this
Night are past,
May he be ever Constant, she
for ever Chast.
Друг другу будьте преданы,
Он нежен с ней так же, как и она с
ним,
И теперь, когда ошибки этой ночи
канули в прошлое,
Да будет он всегда ей верен, она же
— навсегда чиста.
The Machine ascends. After
Juno’s Song, Oberon asks to
hear the Plaint of Laura for her
departed Love.
Колесница опускается. После песни
Юноны Оберон просит выслушать
жалобу Лауры о потерянном
возлюбленном.
43. The Plaint
43. Жалоба
O Let me weep, for ever weep,
My Eyes no more shall
welcome Sleep;
I’ll hide me from the Sight of
Day,
And sigh, and sigh my Soul
away.
He’s gone, he’s gone, his loss
О дай мне плакать, плакать без
конца,
Пусть глаза мои не знают больше
сна;
Я спрячусь от дневного света,
Во вздохах душу изолью.
Он ушел, ушел, оплачьте же мою
утрату —
deplore;
Ведь его я не увижу боле.
And I shall never see him more.
While the Scene is darken’d, a
single Entry is danced.
Пока сцена затемнена, исполняется
одиночное антре.
44. Entry Dance
44. Антре
Then a Symphony is play’d.
Затем звучит симфония.
45. Prelude
45. Симфония
After that the Scene is suddenly
Illuminated, and discovers a
transparent Prospect of a
Chinese Garden, the
Architecture, the Trees, the
Plants, the Fruits, the Birds, the
Beasts quite different to what we
have in this part of the World. It
is terminated by an Arch,
through which is seen other
Arches with close Arbors, and a
row of Trees to the end of the
View. Over it is a hanging
Garden, which rises by several
ascents to the top of the House;
it is bounded on either side with
pleasant Bowers, various Trees,
and numbers of strange Birds
flying in the Air, on the Top of a
Platform is a Fountain,
throwing up Water, which falls
into a large Basin. A Chinese
Man enters and sings:
После этого сцена внезапно
освещается, и открывается ясная
панорама китайского сада, чья
архитектура, деревья, растения,
плоды, птицы и звери совершенно
отличны от того, что имеется в
нашей части света. Панорама
завершается аркой, через которую
видны другие арки с небольшими
беседками и, в самом конце, ряд
деревьев. Над всем этим — висячий
сад, поднимающийся уступами к
вершине театра; с обеих сторон он
ограничен прелестными беседками и
различными деревьями. В воздухе
летают многие странные птицы.
На вершине платформы — фонтан,
бьющая из которого вода падает в
большой бассейн. Китаец входит и
поет:
46. Song
46. Песня
A CHINESE MAN
Thus the gloomy World
At first began to shine,
And from the Power Divine
A glory round about it hurl’d;
Which made it bright,
And gave it Birth in light.
КИТАЕЦ
Вот так мир, пребывающий во тьме,
Впервые засиял;
И порожденная божественной силой
Слава вокруг него помчалась,
Заставив мир сверкать,
И этим светом дала ему начало.
Then were all Minds as pure,
Тогда все души были чисты,
As those Ethereal Streams;
In Innocence secure,
Nor Subject to Extreams.
There was no Room then for
empty Fame,
No cause for Pride, Ambition
wanted aim.
Как эти эфирные потоки,
Тверды в невинности
И не подвержены крайностям.
Не было места для тщеславия,
Ни причин для спеси, ни целей,
желанных для честолюбия.
47. Solo and Chorus
47. Соло и хор
CHINESE WOMAN
Thus Happy and Free,
Thus treated are we
With Nature’s chiefest
Delights.
КИТАЯНКА
Такие счастливые и свободные,
Мы пользуемся
Главнейшими наслаждениями
природы.
We never cloy,
But renew our Joy,
And one Bliss another Invites.
Не пресыщаясь никогда,
Мы нашу радость продлеваем,
И одно блаженство сменяет другое.
CHORUS
Thus wildly we live,
Thus freely we give,
What Heaven as freely bestows.
ХОР
Вот так свободно мы живем
И так же щедро отдаем
То, что так щедро небо нам дарует.
We were not made
For Labour and Trade,
Which Fools on each other
impose.
Мы созданы
Не для работы или труда,
Которые глупцы навязывают друг
другу.
48. Song
48. Песня
CHINESE MAN
Yes, Xansi, in your Looks I find
The Charms by which my
Heart’s betray’d;
Then let not your Disdain
unbind
The Prisoner that your Eyes
have made.
КИТАЕЦ
Ах, Ксанзи, своими несравненными
чертами
Ты сердце мне околдовала;
Не позволяй же своему презрению
освободить
Плененного твоими глазами.
She that in Love makes least
Defence,
Wounds ever with the surest
Dart;
Beauty may captivate the
Sence,
Та, что всех меньше защищается в
любви,
Ранит всегда самой меткой стрелой;
Красота может увлечь чувства,
Но лишь доброта завоевывает
сердце.
But Kindness only gains the
Heart.
Six Monkeys come from between Шесть обезьян выходят из-за
the Trees, and Dance.
деревьев и танцуют.
49. Monkeys’ Dance
49. Танец обезьян
Two Women Sing in Parts.
Две женщины поют по очереди.
50. Song
50. Песня
1ST WOMAN
Hark how all things with one
Sound rejoyce,
And the World seems to have
one Voice.
1АЯ ЖЕНЩИНА
Внемлите, как ликует все в едином
звуке,
И кажется, у мира один лишь голос.
51. Song and Chorus
51. Песня и хор
2ND WOMAN
Hark how the Echoing Air a
Triumph Sings,
And all around pleas’d Cupids
clap their Wings.
2АЯ ЖЕНЩИНА
Внемлите, как эхо в воздухе
разносит песню торжества,
И повсюду довольные Купидоны
хлопают крыльями.
CHORUS
Hark! Hark!
ХОР
Внемлите! Внемлите!
52. Solos and Chorus
52. Дуэт и хор
2ND WOMAN
Sure the dull God of Marriage
does not hear;
2АЯ ЖЕНЩИНА
Конечно, глуховатый бог брака нас
не слышит;
BOTH
We’ll rouse him with a Charm.
Hymen appear!
ОБЕ
Его разбудим заклинаньем:
Гименей, явись!
CHORUS
Hymen appear!
ХОР
Гименей, явись!
BOTH
Our Queen of Night commands
thee not to stay. Appear!
ОБЕ
Наша королева ночи велит тебе не
медлить. Явись!
CHORUS
Our Queen, &c.
ХОР
Наша королева ночи и т.д.
Enter Hymen.
Входит Гименей.
53. Prelude
53. Прелюдия
54. Solo
54. Соло
HYMEN
See, see. I obey.
My Torch has long been out, I
hate
On loose dissembled Vows to
wait,
Where hardly Love out-lives
the Wedding-Night,
False Flames, Love’s Meteors,
yield my Torch no Light.
ГИМЕНЕЙ
Вы видите, я повинуюсь.
Мой факел давно угас, я ненавижу
Освящать пустые, лицемерные
обеты,
Там, где любовь живет не дольше
брачной ночи,
Притворное пламя, любовь-метеор
мой факел не зажгут.
Six Pedestals of China-work rise
from under the Stage; they
support six large Vases of
Porcelain, in which six ChinaOrange-Trees.
Шесть пьедесталов китайской
работы поднимаются из-под сцены.
Они поддерживают шесть больших
фарфоровых ваз, в которых —
шесть апельсиновых деревьев.
55. Duet
55. Дуэт
BOTH WOMEN
Turn then thine Eyes upon
those Glories there,
And catching Flames will on
thy Torch appear.
ОБЕ ЖЕНЩИНЫ
Тогда свой взор обрати на это
великолепие,
И пламя вспыхнет на факеле твоем.
56. Solo
56. Соло
HYMEN
My Torch , indeed, will from
such Brightness shine:
Love ne’er had yet such Altars,
so divine.
ГИМЕНЕЙ
Мой факел в самом деле от такого
блеска засияет:
У любви никогда еще не было столь
божественного алтаря.
The Pedestals move toward the
Front of the Stage, and the
Grand Dance begins of Twentyfour Persons; then Hymen and
the Two Women sing together.
Пьедесталы выдвигаются к
авансцене, и начинается
грандиозный танец двадцати
четырех персонажей. Затем
Гименей и обе женщины поют
вместе.
57. Trio
57. Трио
They shall be as happy as
they’re fair;
Love shall fill all the Places of
Care:
And every time the Sun shall
display His Rising Light,
It shall be to them a new
Wedding-Day;
And when he sets, a new
Nuptial-Night.
Да будут столь же счастливы они,
сколь и прекрасны;
Пусть ни заботы, а любовь их дни
заполнит.
И каждый раз, как восходяще
солнце свет на Землю свой прольет,
Пусть для них начнется новый
свадебный день,
А сядет — новая брачная ночь.
58. Air
58. Ария
59. Chorus
59. Хор
[repeats No. 57]
[повторяется № 57]
All the Dancers join in it.
Все танцоры присоединяются к
нему.
60. Chaconne: Dance for
Chinese Man and Woman
60. Чакона: танец китайца и
китаянки