Полная версия научной работы 88 КБ

АЗЕРБАЙДЖАН В ФОКУСЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ ВАШИНГТОНА
Насибова А.С.
Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского
Саратов, Россия
AZERBAIJAN IS IN THE FOCUS OF WASHINGTON'S GEOPOLITICAL INTERESTS
Nasibova A.S.
Saratov State University named after N.G. Chernyshevsky
Saratov, Russia
На рубеже XX – XXI вв. Южный Кавказ стал ареной геополитической борьбы
ведущих западных держав, Ирана, Турции, а в последнее время и Китая. Причина их
заметной активизации заключается в том, что после распада СССР некогда «закрытый»
регион стал доступен для политических и экономических отношений. И пока новые
государства Южного Кавказа (Азербайджан, Армения и Грузия) проходили процесс
самоидентификации, мировые и региональные державы присматривались к природным
богатствам региона [2].
Регион богат нефтью и газом, а также другими полезными ископаемыми (железные,
медные и хромовые руды, глауберова соль, хлориды, фосфориты, асбест) и биологическими
ресурсами. Кроме того, он характеризуется особым географическим положением, находясь
на стыке Европы и Азии, и является важнейшим транспортно-коммуникационным узлом
между Западом и Востоком [3].
На сегодняшний день наибольший интерес к Южному Кавказу проявляют США, что
обусловлено, в первую очередь, наличием больших запасов нефти и газа в бассейне
Каспийского моря. Министерство энергетики США дало следующую оценку этим ресурсам:
нефть – от 17 до 33 млрд. баррелей, потенциальные запасы – 230 млрд. баррелей; газ –
разведано 232 трлн. куб. футов, потенциально – 350 трлн. куб. футов. В этой связи можно
вспомнить высказывание бывшего госсекретаря США Д. Бейкера о том, что «в XXI в.
каспийская нефть может иметь такое же значение для индустриального мира, какое сегодня
имеет нефть Персидского залива» [3].
Со второй половины 1990-х гг. США начинают разработку целенаправленной
политики в отношении Южного Кавказа, хотя первые попытки сближения были
предприняты еще раньше. Так, в 1994 г. между 12 крупными нефтедобывающими
компаниями, представляющими восемь стран мира, был подписан крупномасштабный
международный контракт о совместной разработке трех нефтяных месторождений
–
«Азери», «Чыраг», «Гюнешли» в азербайджанском секторе Каспийского моря. Также в 1994
г. была создана программа «Партнерство во имя мира» (Partnership for Peace), нацеленная на
военное сотрудничества НАТО с европейскими государствами и бывшими советскими
республиками Закавказья и Центральной Азии, которые не являются членами организации
[4].
Главные цели политики Вашингтона на Южном Кавказе были впервые озвучены в
1997 г., когда конгресс США объявил Каспийский регионом зоной своих жизненно важных
интересов. Позже администрация Б. Клинтона выделила Кавказ в отдельное направление
внешней политики: открыт специальный отдел по региону, создана рабочая группа в составе
Совета национальной безопасности США, учрежден пост советника по вопросам энергетики
Каспийского региона [2].
После терактов 11 сентября 2001 г. политика США в отношении Южного Кавказа
заметно активизируется. США начинают рассматривать данный регион не только как
экономически привлекательную зону, но и как один из центров распространения
международного терроризма. В связи с этим появляется необходимость политического
сотрудничества со странами Южного Кавказа [4], в том числе с Азербайджаном, который
представляет большой интерес для США ввиду следующих причин.
Азербайджан – самая большая по площади (86,6 тыс. кв. км.) и населению (9,5 млн.
чел.), самая богатая (ВВП – 99 млрд. долларов) страна Южного Кавказа. Она обладает
большими запасами углеводородов [4]. Доказанные запасы нефти составляют 7 млрд.
баррелей, поэтому нефть и жидкие нефтепродукты занимают главную экспортную отрасль
(31,9 млн. т в год). При этом одним из основных покупателей азербайджанской нефти
являются США (9 %,
или 2,9 млн. т). Американские нефтяные компании участвуют в
разработке одного из крупнейших нефтегазовых месторождений Азери-Чираг-Гюнешли [5].
Запасы газа составляют 1,3 трлн. куб. м, из них на экспорт поставлено 6,45 млрд. куб. м. В
обшей сложности на территории Азербайджана открыто более 70 месторождений нефти и
газа: 43 из них в континентальной части страны, а 28 – на шельфе Каспийского моря [5].
Опираясь на вышеприведенные цифры, можно утверждать, что в экономическом
плане Азербайджан – наиболее выгодное для сотрудничества государство Южного Кавказа.
Необходимо учитывать, что США стремятся обеспечить безопасный доступ не только к
ресурсам Азербайджана, но также к маршрутам их транспортировки в обход Ирана и России.
Доказательством может послужить активное участие в таких энергетических проектах, как
Баку-Тбилиси-Джейхан,
Баку-Тбилиси-Эрзерум,
Nabucco,
AGRI
и
Транскаспийский
трубопровод, которые с самого начала были направлены в обход России для уменьшения
энергетической зависимости стран-импортеров и стран-транзитеров [5].
Таким образом, Вашингтон стремится вывести закавказские государства из-под
контроля Тегерана и Москвы, чтобы ослабить своих стратегических соперников, а также
получить беспрепятственный доступ к природным ресурсам каспийского бассейна. Другими
словами, укрепляя отношения с Азербайджаном, США смогут вытеснить из региона своих
главных геополитических противников – Россию и Иран, став
единственной мировой
державой, которая будет контролировать ресурсы Южного Кавказа, а затем и Центральной
Азии [1].
Как уже отмечалось, стратегическая значимость Южного Кавказа возросла для США
после терактов 11 сентября, когда глобальная антитеррористическая кампания стала важным
полем выстраивания отношений с другими государствами. Азербайджан, как страна с
преимущественно мусульманским населением (99,2 % мусульмане, из них 85 % шииты, 15
% сунниты) не могла не оказаться в поле зрения Вашингтона [3].
Географическое положение Азербайджана является благоприятной почвой для
международного терроризма: страна находится в «очаге» его распространения. С одной
стороны, это неустойчивый Северный Кавказ, с другой – недружественный сосед в лице
Ирана, откуда могут проникать террористы со всего Ближнего Востока, а также соседство с
Турецкой Республикой и близость Центральной Азии.
Таким образом, Азербайджан как единственная мусульманская страна на Южном
Кавказе попадает под глобальную антитеррористическую компанию Вашингтона. Поэтому
установление геополитического контроля над Баку важно для США с точки зрения
обеспечения национальных интересов.
Баку имеет для Вашингтона значение и в контексте деятельности Международных сил
содействия безопасности (International Security Assistance Force, ISAF) в Афганистане. В
настоящее время там несут службу 94 азербайджанца. Кроме того, Азербайджан является
основной территорией для перелетов и дозаправок, а также для сухопутных маршрутов
американских и коалиционных войск, направляющихся в Афганистан. Более одной трети
всего вооружения, топлива, обмундирования и продуктов питания, используемых войсками
США в Афганистане, проходит транзитом по суше и морю через порт Баку. В настоящее
время 40 % всех поставок миссии ISAF осуществляются через Азербайджан, его воздушное
пространство [1].
Азербайджан представляет большой интерес для США и в контексте иранской
проблемы. Азербайджан и Иран – граничащие друг с другом страны, отношения которых
можно охарактеризовать как недружественные. Поддержка Армении Ираном, спонсирование
оппозиционных шиитских сил в Азербайджане, этническая проблема с азербайджанцами в
Тебризе [3] и многое другое являются причинами натянутых отношений между странами.
США, пользуясь недружественными отношениями двух стран, пытаются создать для
себя военный плацдарм на территории Азербайджана. С этой целью США и Израиль активно
сотрудничают с Баку в военной области. Закупка Азербайджаном всевозможных видов
оружия у этих стран достигла колоссального размера. Согласно «Глобальному индексу
милитаризации – 2012», составляемому с 1990 г. Боннским международным институтом
конверсии, Азербайджан в списке из 149 государств занимает 8-е место, с расходами на
вооруженные силы в 5,7 % ВВП (для сравнения: США тратят 4,7 %, а Россия – 3,02 %).
Динамика расходов на военные цели весьма впечатляющая: с 2004 по 2012 гг. военный
бюджет страны вырос со 170 млн. до 3,2 млрд. долларов [6].
При таких обстоятельствах у аналитиков возникает ряд вопросов. Например, с кем
собирается воевать Азербайджан? Неужели столь колоссальные расходы нужны для решения
единственной внешнеполитической проблемы Азербайджана – Нагорно-карабахского
конфликта.
Сопоставление
количества
вооружений
Азербайджана
и
масштабности
возможной войны в Карабахе заставляют сомневаться в этом. Тем не менее, по официальной
версии Баку, такие шаги предпринимаются в целях надежной защиты страны [6].
Делая вывод из вышесказанного, можно отметить следующее. Азербайджан как
ключевое звено на Южном Кавказе представляет большой стратегический интерес для США.
Время покажет, в каком русле будут развиваться азербайджано-американские отношения, но
на сегодняшний день двусторонние связи можно охарактеризовать как достаточно
стабильные и имеющие перспективное будущее.
Литература
1.
Армения, Азербайджан и Грузия: Политические события и последствия для
интересов США: доклад Исследовательской службы конгресса США // Кавказская политика.
–
01.04.2013.
–
Режим
доступа:
http://kavpolit.com/armeniya-azerbajdzhan-i-gruziya-
politicheskie-sobytiya-i-posledstviya-dlya-interesov-ssha-chast-ii/
2.
Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М.: Международные отношения, 2003. –
3.
Жильцов С.С., Зонн И.С., Ушков А.М. Геополитика Каспийского региона. –
463 с.
М.: Международные отношения, 2003. – 280 с.
4.
Самедов С. Кавказ во внешней политике США // Обозреватель-Observer. –
2007. – № 8. – С. 68 – 78.
5.
Топливно-энергетический комплекс Азербайджана: состояния и перспективы
сотрудничества с РФ // Российское энергетическое агентство. – 06.11.2011. – Режим доступа:
http://rosenergo.gov.ru/upload/0001.pdf
6.
18.01.2013.
Эминов С.В. С кем собирается воевать Азербайджан? // Военное обозрение. –
–
azerbaydzhan.html
Режим
доступа:
http://topwar.ru/23115-s-kem-sobiraetsya-voevat-