;doc

А К А Д Е М И Я
и н сти тут
Н А У К
С О Ю
З А
С С Р
ЭТНОГРАФИИ км.ИН.М ИКЛуХО-М АКЛАЯ
С О В Е ТС К.Ail
ЭТНОГРАФИИ
1
Я Н В А Р Ь -Ф Е В Р А Л Ь
t 9 5 9
ИЗДАТЕЛЬСТВО
М
АКАДЕМИИ
о с х в а
нлук
СС СР
Редакционная
коллегия:
Главный редактор член-корр. АН СССР С. П. Толстое
Зам. главного редактора член-корр. АН СССР А. В. Ефимов,.
Н. А. Баскаков, Г, Ф. Д ебец, М. О. Косвен, П. И. Кушнер,
М. Г. Левин, Л . П. Потапов, И. И. Потехин, Я. Я. Рогинский,
академик IW. Ф. Рыльский, В. К. Соколова,
Г. Г. Стратанович, С. А. Токарев, В. Н. Чернецов
Ответственный секретарь редакции О. А. Корбе
Ж у р н а л выходит шесть раз в год
Технический редактор Н. А. Колгурина
А дрес
р е д а к ц и и : М о с к в а , Г-19, у л .
Ф рун зе,
10
Т 00031
Подписано к печати 19/11 1959 г.
Формат бумаги 70ХЮ81/!,
Тираж 1950 экз.
Бум. л. 6 1/ 2 Зак. 3335 Печ. л. 17.8 + 2 вкл. Уч.-изд. л. 24,
2-я типография Издательства Академии наук СССР.
Москва,
Ш убннский пер.,
II
В О П Р О С Ы ЭТНОГЕНЕЗА
И ИСТОРИЧЕСКОЙ Э Т Н О Г Р А Ф И И
Проф. ФЭН цзя-ш эн
Р У Н И Ч Е С К А Я Н А Д П И С Ь ИЗ ВО С ТО ЧН О Й М О Н Г О Л И И
(Опыт р а сш и ф р о вк и )
&
Р ун и ч еская надпись, о которой идет речь в настоящ ей статье, 'обна­
р уж ен а научны м сотрудником И нститута этнограф ии Академий нкук
С С С Р К- В. В яткиной, возгл авлявш ей этнограф ический отряд историко­
этнограф ической экспедиции, работавш ей в 1948— 1949 гг. под руковод­
ством члена-корреспондента А Н С С С Р С. В. К иселева в М онгольской
Н ар о д н о й Р е с п у б л и к е '. Н адп и сь, вы сечен ная на скале, об н аруж ен а в
местности Б а я н модныин бургасты ин бичиктей хад в 100 с лиш ним км к
востоку от У л а н -Б ато р а и яв л яется первой рунической надписью , н ай ­
денной в восточной части М Н Р (до сих пор считалось, что т а к и ё н ад­
писи встр еч аю тся только в зап ад н о й части респ уб ли ки ,-а в восточной ее
части рунических пам ятников н е т ). Во врем я моего пребы вания в С С С Р
л етом 1958 г. К. В. В ятки н а лю безно предоставила в мое распоряж ение
ф отоснимок с этой надписи, за что принош у ей самую сердечную блат
годарность. Н адп и сь о к а за л а с ь настолько интересной, что я, несм отря' щ
чрезвы чайную загруж ен ность первоочередны ми зан яти ям и в Л енингра­
де, п о стар ал ся вы делить врем я д л я ее расш иф ровки 2.
■
Р унические надписи обычно написаны сп р ав а налево, здесь ж е чело­
век либо сидел прям о на скале, либо в зоб рал ся слева и писал сбоку
вверх. В верхней строке четы рнадц ать знаков, в ниж ней пятнадцать, все-;,
го — д в а д ц а т ь д ев ять (см. рис. на стр. 5).
It
13 121110
3 8
7
6
5 В 3
2
1
*я)>н
/.ы гонаН *
29 28 27 26 25
2 t 23 22 21 20 79
/8 17 IB
f
■;{
IS
1 См. ниже сообщение К. В. Вяткиной о проводившихся под ее руководством ра­
ботах по разведке археологических памятников на территории МНР.
2 При расшифровке мной использованы следующие работы: С. Е. М а л о в, Памят­
ники древнетюркской письменности, М.— Л ., 1951; е г о ж е , Енисейская письменность
тюрков, М.— Л ., 1952; М. von G a b a i n, Alttiirkische Grammatik, Leipzig, 1950.
\
Ф эн Ц зя-ш эн
4
(II |
(2
орхон I, I I — -S
1
(31 р
орх о н I, I I
°6
орх о н I, I I J* I
орхон I , II р и ли ^ — о ~ й
(siJ^ в о р х о н ски х
и ен и сей ских н ад п и сях такой
зн ак отсутствует,
•*' ^
однако мож но п р ед п ол ож и ть, что это ^ е н и с е й с к и х надписей — °z
в ор х о н ски х и ени сей ских н ад п и ся х так о й зн ак отсутствует,
(71^
однако он сходен со зн аком 5 в орхон
орхон I, I I — пс; орхон I I I — n g
(в1 у
в ор х о н ски х
191
'ю>f
о днако предполож и тельн о
хон I, I I
U
орхон I I I (j — 2у
орхон I I I — i
I,I I — 4
и ен и сей ских н ад п и ся х так о й
мож но
зн ак отсутствует,
отож дествить
его
с
в ор­
{ орхон I
— р
Mijf орхон I, И , I I I — q
из.
енисей —
.mi
в
y
о р х о н ски х и
ен и сей ских н ад п и ся х так о й
зн ак отсутствует,
о д н ако он сходен со зн аком $ в ен и сей ских н ад п и ся х и орхон I I I — 2Ь
(|5, -( в о р х о н ски х и ен и сей ских п ам я тн и к а х этот зн ак отсутствует,
о днако он м ож ет быть отож дествлен с ^ орхон I, II — 2к
.«)Р
орхон I , I I — й
и?) | орхон I, II — 2s
«si ( в о р х о н ск и х н
ен и сей ских н ад п и ся х
такой
зн а к отсутствует,
п р ед п олож и тельн о м ож ет бы ть отож дествлен с ^ енисейским —
— °пб
(191fJ орхон I, I I
U
D орх о н I, I I I
:у
1*1 f
орх о н I, I I
I
.гаJ орхон I, I I — Ч
,гз1(1 орхон I , I I , I I I — q
1,41/ орхон I , II — а
орхон I, I I , I I I — q
<56' ^ орхон I — о
(27i} орхон I — *п
| 28)Д в о рхон ски х и ен и сей ских п ам я тн и к ах такой зн ак отсутствует,
мож но п р ед п ол ож и ть, что это видоизменение зн ак а ^ орхон
Ш —Ч
' 2 9 сх о д ен со зн аком 5 в ени сей ских н ад п и сях и
(см . зн а к 14 паш ей н адпи си ).
Ч и т а я так и м образом эти 29 зн ако в , п олучаем :
2s °с 1 6 °z 4 n g u 2у i °р q у 2b
2к u 2s °nc ii
i 4 q a q о 4i 4 2b
орхон
I I I — 2Ь
Р ун и ч ес к а я н ад п и сь из Восточной М онголии
5
О бы чно в рунических надписях слова отделяю тся д руг от друга двое­
точиям и , но в д ан н о й надписи этого нет, что зн ач и тельн о ослож нило р ас­
ш иф ровку. М ы м ож ем предлож ить такую разби вку на слова:
S c ! : oz : tn g : iiyip : qy : b:
kiisnc-ii : y'i'1 : qa (!) : qon : tb
Д о б ави в гласны е, получаем:
Sa ci : oz : t an g : iiyip : q uyu:a b:
k u sa nc-ii : y'il : qa (!) : qon : t a ba
S aci — им я человека, oz — сам , лично; ta n g — утром, рано, iiy —
услы ш ал (если к йу прибавить наречие — ip, то получим — только что
у сл ы ш ал , к а к р аз с л ы ш у ); q u y u — л еб ед ь; a b > a w — дом (тю рки, уйгу­
ры в те вр ем ен а ж и л и в o r d u ^ o r d a , а не в
д ом ах — ab, в ab ж е они
д е р ж а л и птицу и скот; возм ож но, что в V II I— IX вв. ab означало только
навес или заго н д л я ск о т а ); k iisanc — сущ ествительное, и — глагольное
окончание, а все слово м ож ет бы ть истолковано к а к «ж елать», «меч­
тать» ; y il-q a а, по-видимому, ош ибочно зам ен яет !, а сам о слово о зн а ­
ч ает «ко р о ва, к о н ь » 3;
q o n ~ q o y n — б ар ан ; ta b a > ta w a — верблюд.
М еж д у д в у м я стр о к ам и н ач ертан зн а к —
это т а м г а сам ого S aci или его племени. Т а ­
кого рода зн аки часто встречаю тся в ру­
нических н адписях на Енисее, О рхоне и в
д ру ги х м е с т а х 4. П одобны е зн ак и с о х р а н я ­
лись у тю ркских н ародов д о X III— X IV вв.
ЧХ
П ерсидский летописец Р аш и д ад -Д и н при­
Х>
водит в своей книге подробное описание
«*»
д ев ятн ад ц ати так и х зн аков потомков О гузк а г а н а 5. Т аки м о б р азо м , вся н адпи сь м ож ет
V
w
бы ть п ер ев ед ен а следую щ им о б разом :
сг$
« С ачи сам утром у сл ы ш ал л еб ед я , ж е л а ­
ю щ его [найти] гнездо, ж е л а ю т [чтобы бы ­
ли] бы к, конь, б а р а н , верблю д».
|+ *
В тю ркски х я зы к а х сп ер в а стави тся д о ­
"X
полнение, а затем сказуем ое, в данной ж е
надписи сперва идет сказуем ое, а потом
у ж е дополнение, это явно необычное упот­
ребление. М ож н о п редполож ить, что это—
д ве стихотворны е строки, испы тавш ие в л и я­
_
ние китайской поэзии. Р еч ь ведется не от
- с
первого, а от третьего л иц а, к а к это часто
встречается в древней китайской поэзии.
м
У тю ркоязы чны х народов очень ран о п оя­
вились поэтические произведения. В ки тай ­
Руническая надпись
ских исторических сочинениях I I — I вв. до
н. э. говорится, что гунны, потеряв горы
Я нчж и ш ань и Ц и л ян ьш ан ь, слож и ли об этом стихи 6. В XI в. у тюрок
были у ж е риф м ованны е стихи, примером м ож ет служ ить «К утатку би­
о
3 В оригинале здесь yil-qa, употребленное в качестве дополнения, что не совсем
подходит; поэтому я предполагаю, что здесь какой-то диалект, который был распро­
странен к востоку от Улан-Батора, и потому прочел это как yil-qi. Таким образом,
м ожет быть двоякий перевод: «каждый год» или «корова и конь». Я выбрал в данном
случае второе толкование, хотя не исключаю и первого (см. М. von G a b a i п. Указ.
раб., стр. 64, 354).
< См. Э. Р. Р ы г д ы л о н . О знаках на плитах с руническими надписями, «Эпигра­
фика Востока», IX, 1954, стр. 70—72.
5 Р а ш и д а д - Д и н , Сборник летописей, т. I, кн. 1, М.— Л., 1952, стр. 88—90.
6 См. «Цянь хань шу», Описание гуннов.
6
Ф эн Ц зя-ш эн
лик» 7. Р и ф м а появилась, по-видимому, у тю ркских н ародов ран ьш е XI в.,
т а к к ак тю рки и уйгуры в древности имели чрезвы чайно тесные связи
с К итаем, уйгурские кахан ы брали на воспитание (т. е. ф актически усы­
н овляли ) м а л ь ч и к о в -к и т а й ц е в 8, уйгуры перевели н ем ало китайских
к н и г 9 и, конечно, не могли и зб е ж а ть китайского влияни я. П. П еллио
у к а зы в ае т, что некоторы е стихи X II I— X IV вв., п р и н ад л еж ащ и е уйгурам
и п р ед стави тел ям других тю ркски х народов, испы тали влияни е монголь­
ской поэзии. Н о в конечном счете м он гол ьская п оэзия в свою очередь
т а к ж е и сп ы тал а вл и ян и е ки тай ской поэзии. В данном двустиш ии ab и
ta b a , если всл у ш аться вни м ательн о, риф м ую тся м еж д у собой. Если это
так , то м ож н о ск а за ть , что это сам ы е ранние из известны х нам тюркоких
стихов с рифмой.
• Ч лен-корреспондент А Н С С С Р С. Е. М алов, ознаком ивш ийся с этой
надписью , в ы с к аза л предполож ение, что она относится к V III— IX вв.,
т. е. ко врем ени сущ ествован и я уй гурского государства. Я целиком со­
гласен с мнением С. Е. М алова. Н о надпись эта сделан а не орхонским
уйгуром, а уйгуром или представителем другого народа, ж ивш его к во­
стоку от соврем енного У л ан -Б ато р а и находивш егося под властью уйгур­
ского государства.
Д а н н а я руническая надпись обнаруж ен а н е н а Енисее я н е на Орхоне, а в районе к востоку от У лан -Б ато р а, поэтому и знаки, которыми она
написана, не совсем соответствую т орхонским или енисейским: в ней од­
новременно встречаю тся и те, и другие, а некоторые и вовсе несколько
отличаю тся и от тех, и от других. О днако по этим двум строкам еще
н ел ьзя у тв ер ж д ать о наличии особой, самостоятельной системы письма.
О б этом м ож но будет говорить только тогд а, когд а будут сделаны д р у ­
гие находки.
П еревел Б. Л . Рифтин
7 Р. Р е 11 х о t, Sur la legende d ’Oguz-Khan en ecriture ouigoure, «T’oung Pao»,
т. XXVII, 1930, стр. 350.
8 С м . « С инь т а н ш у » , О п и с а н и е у й г у р о в .
9 Д о переселения ка запад уйгуры, без сомнения, также переводили книги с ки­
тайского языка, однако эти переводы не найдены. Переводов ж е, сделанных после Пе­
ресе тения, очень много.
С. Г. КЛЯШТОРНЫЙ
СОГДИЙЦЫ
В
СЕМИРЕЧЬЕ
П р о б л ем а тю рко-согди й ски х отнош ений в V I—V III вв. неизбеж но
п р и в л ек ает вн и м ан и е и ссл ед о в ател я при изучении процессов социального
р азв и т и я и этн о ген еза многих н арод ов С редней Азии '. О дн ако край н яя
н ед остаточн ость источников п ред о п р ед ел и л а известную ограниченность
и гипотетичность в освещ ении некоторы х в аж н ы х сторон этого вопроса.
П оэтом у п р ед ставл яет интерес исследование л ап и дарны х
сообщ е­
ний древнетю ркской руники, относящ ихся к согдийцам, и в особенности
текста 51— 53-й строк больш ой надписи в честь К ю ль-Тегина. Текст со­
д ер ж и т перечень посольств, прибы вш их в конце 731 г. в орхонскую став­
ку восточнотю ркских каган ов д л я участия в похоронах Кюль-Тегина
(цитируем в переводе С. Е. М а л о в а ): « (5 1 ) (11)... В качестве плачущ их
и стонущ их (г. е. д л я в ы р а ж ен и я соб ол езн ован и я) приш ли кы тай и
тата б ы й ц ы во г л а в е (52) (12) с У дар-С енгуном ; от к а г а н а таб гач ей при­
ш ли И сьи и (?) Л и кен г и принесли множ ество {букв. 10 000) даров и
бесчисленное (количество) зол ота и серебра; от тибетского к аган а при­
ш ел бёлён; сзад и (т. е. с за п а д а ) от народов, ж ивущ их в странах с о л ­
нечного з а к а т а : оогд, берчекер (персы ?) и бухарские (н ар о д ы ),— при­
ш ли Н ек-С енгун и О гул-Т архан. (53) (13). О т н арод а «десяти стрел» и
ют сы на моего, к а г а н а тю ргеш ского, приш ли М ак р ач , х ран и тел ь печати,
и хр ан и тель печати О гуз-Б ильге; от киргизского хан а приш ел Чур-Тард у ш -Ы н ан ч у » 2.
Ф р а з а со§д б а р ч а к а р б у к ар а к ул ы с ( - ~ у л у с ) будун д а Н ацса^ун
Одул т а р к а н к а Ы » вп ервы е б ы ла п р о ан ал и зи р о в ан а И. М арквартом .
О бъяснив слово «берчекер» к а к тю ркское наименование «согдийских
зо р о астр и й ц ев (p a rs lk а г ) , а слово «улус» — к а к «люди», М ар к вар т
предлож ил следую щ ий перевод: «от н арода иранских муж ей С огда и
б ухарских лю дей приш ли Н ек-С енгун и О гул-Т архан» 3.
Э тот перевод вы зв ал в о зр аж ен и я В. В. Б ар то л ьд а, П. М. М елиоранского и К- Г. З а л е м а н а , отметивш их филологическую и историческую
несостоятельность толкований М ар к вар та 4. В частности, В. В. Б артольд ,
тщ ательно исследовав политическую обстановку в С огде и Б ухаре, сл о ­
1 См.: С. П. Т о л с т о в, Тирания Абруя, «Исторические записки», т. III, М., 1938;
А. Н. Б е р н ш т а м , Согдийская колонизация Семиречья, «Краткие сообщения
ИИМК», V I, М.— Л ., 1940.
2 С. Е. М а л о в, Памятники древнетюркской письменности, М.— Л ., 1941, стр. 43.
Ср. П. М. М е л и о р а н с к и й, Памятник в честь Кюль-Тегина, «Записки Вост. отдела
Русского археолог, об-ва», т. XII, СПб., 1899, стр. 77; V. T h o m s e n , Alttiirkische
Inschriften aus der M ongolei, «Zeitschrift der Deutschen M orgenlandischen Gesellschaft»,
т. 78, W iesbaden, 1924, стр. 156.
3 J. M a r q u a r t , D ie Chronologie der alttiirkischen Inschriften, Leipzig, 1898,
стр. 32— 33.
4 См.: W. B a r t h o l d , D ie alttiirkischen Inschriften und arabischen Quellen, в кн.:
«Die alttiirkischen Inschriften der M ongolei», 2, СПб., 1899, стр. 26 (там ж е приведено
мнение К. Г. Залем ана); П. М. М е л и о р а н с к и й , Указ. раб., стр. 135.
8
С. Г. Кляш т орный
ж ивш ую ся к 731 г., приш ел к вы воду о полной невозмож ности посоль­
ств а н а О рхон в у к а зан н о е в р ем я 5.
С . Е. М алов условно принял перевод В. Томсена, основанный на
толковании М ар к вартом сл ова «берчекер».
В последнее врем я приведенный отры вок вновь стал предметом дис­
куссии. Ф. А льтхейм, этим ологизируя имя «Б ухара», попы тался свести
его к тю р кско м у «б укарак», составлен ном у, по мнению А льтхейм а, из
«бука» — «бы к» и уси ли тельн ой частицы -pak. « Б у к а р а к улус» Альтхейм
переводит к а к «царство быков», а терм ин «берчекер» объясняет как
« б ар ч у к ар» — « н арод [области] Б ар ч у к» , располож енной в северной ча­
сти бассей на Т а р и м а 6.
Ф антастические толкован и я А льтхейм а подвергнуты убедительной кри­
тике Р . Ф раем . Ф рай отмечает, что «букарак» м ож ет быть только этно­
нимом и ран ского п роисхож дения, аналогичны м этноним у « со ^д ак » 7.
О дн ако сам Ф рай вы двигает соверш енно бездоказательную гипотезу о
происхож дении сл о в а «берчекер», п р е д л а га я читать его к а к «[а]б[а]рчекер» — « ав ар с к и е в о и н ы » 8. Н о слово «ав ар » , со д ер ж ащ ееся в той же
надписи, пиш ется соверш енно иначе — «[а]п[а]р», а не [а]б[а]р»9. П ред­
полож ение о сущ ествовании в С огде в 731 г. какой-то политически са­
м остоятельной « аварской гвардии», посы лаю щ ей посольство в М онго­
лию , ни на чем не основано.
Т ак о в а вкр атц е история вопроса. О становим ся на значении отдель­
ных ком понентов ф разы .Согд. Это слово не в ы зы в ает сомнений — при наличии в надписи
»
этнон и м а «соддак» 10. «Со§д» м ож ет озн ачать только имя страны . П о­
скольку, однако, посольства в надписях всегда именую тся по имени го­
су д ар я или н ар о д а, представляем ы х ими, а не по имени страны , откуда
они происходят, слово «Согд» долж н о рассм атри ваться к а к определение
к слову «берчекер».
B yk a p a k. Это слово озн ач ает только имя народа, но не им я страны п .
У лус. Е щ е П . М. М елиоранский отметил, что в сочетании «букарак
улус будун» слово «улус» не м ож ет иметь значения «народ», «стра­
на» 12. Д р у го е, более древнее значение этого слова д ает словарь М ахм у­
д а К аш гар ск о го (серед и н а XI в .): «У луш ( ~ у л у с .— С. К .) — селение
на язы ке чигилей, а у ж и телей Б а л а с а г у н а и того, что около него из
страны Аргу, оно озн ач ает город. И отсю да город Б ал а сагу н назван
К у з -у л у ш » 13. К акое-либо д ругое зн ачен ие или другой район р асп ро­
странени я сл о ва «улус» автору древнейш его « Д и в ан а тю ркской лексики»
неизвестны. В рунических надписях это слово отмечено лиш ь в сочета­
нии « б у к ар а к улы с будун» и явно чуж до д л я территориально-полити­
ческой и этнологической терм инологии памятников. П оэтому сочетание
« б у кар ак улы с» мож но рассм атр и в ать только к а к сам оназвание такого
ь См. W. B a r t h o l d , Z wolf V orlesungen fiber die Geschichte der Tfirken Mittelasiens, Berlin, 1935, стр. 39.
6 См. F. A 11 h e i m , Aus Spatantike und Christentum, Tubingen, 1951, стр. l l i —
112; е г о ж е . Ein asiatischer Staat, W iesbaden, 1954, стр. 277. Неудачную корреляцию
упомянутых в цитированном отрывке этнонимов с аварами см. также в работе:
Н. W. Н a u s s i g. D ie Quellen fiber die Zentralasiatische Herkunft der europaischen Awaren», «Central A siatic Journal», The H ague—W iesbaden, т. II, 1956, № 1, стр. 24—25.
7 См. R. F r y e , N otes on the history of Transoxiana, «Harvard Journal of Asiatic
Studies», т. 19, Cambridge, M assachusetts, № 1—2, стр. 110, 112, 119.
8 Там ж е, стр. 110— 111.
9 См. С. Е. М а л о в , Указ. раб., стр. 29.
10 Там ж е, стр. 31— 32. О слове «соДцак», см.: Н. W. B a i l e y , Iranian Studies,
«Bulletin of the School of Oriental and African Studies» (в дальнейшем цит. B SO S),
т. VI, 4, London, 1932, стр. 948—949.
11 Ср. R. F r y e , Указ. раб., стр. 119.
12 См. П. М. М е л и о р а н с к и й , Указ. раб., стр. 135.
13 Mahmud K a $ g a r i , Divanfi-lugat-it-tfirk, Ankara, 1943, т. I, стр. 62 (в даль­
нейшем цит.: М ахмуд К а ш г а р с к и й , Указ. раб.).
С огд и й ц ы в С ем и реч ье
9
ж е ти па, к а к «совгд б ар ч акар » , заф и ксированн ое пам ятникам и с фонети­
ческими изменениями, законом ерны м и д л я язы ка орхонских тюрков.
С лово «улус» зарегистрирован о т а к ж е и в другом тю ркском п ам ят­
нике первой половины V III в. — манихейской рукописи из Ходжо, содер­
ж ащ ей список городов С ем иречья 14. В рукописи н азван ы Я к а н к е н т 15,.
О рдукент 13, Ч и ги л ьб ал ы к 17, К аш у 18 и Алтун Аргу Т алас-улуш (в ар и анты: А ргу Т ал ас-улуш , А лтун А ргу-улуш ) 1Э.
С тр ан а А ргу л о кал и зуется М ахм удом К аш гарским от Б ал асагу н а
до И сп и д ж аб а 20, т. е. совп ад ает с областью сплош ной согдийской коло­
низации. В сочетании с вы водам и В. В. Б ар то л ь д а о невозмож ности по­
сол ьства из С огда и Б ухары на Орхон в 731 г. значение я местоупотребление слова «улус» показы ваю т, что речь идет о посольстве согдий­
ских и бухарских городов страны А ргу, т. е. зап адн ой части Семиречья.
В озм ож но, «городом бухарцев» н азван в надписи Т алас-улуш , Т ар а з му­
сульм ан ских авторов — крупнейш ий торгово-ремесленный центр за п а д ­
ного С ем и речья, о кр уга которого, к а к об этом свидетельствует Н ерш ахя,.
зас ел ял ас ь вы ходцам и из Б ухары 21.
Б ар ча ка р . В озм ож ной основой этого наим енования явл яется согдий­
ское prch, p rey — « за д н я я сторона», p r’c’k «удаление» 22, об р азо в ав ш ее в
сочетании с суф ф иксом имени д ей ств о вател я — k r 23 (* p rcykr) словосо значением «удаливш иеся», «выходцы» (?) — сам он азван ие согдийцев,
поселения которы х в IV —V III вв. были разбросаны на огромных про­
странствах Т ян ь-Ш ан я в Ц ентральн ой Азии.
В ы ш е мы п о казал и , что в надписи речь идет о согдийских поселен­
ц ах С емиречья.
О гул-т аркан. Т ю ркское им я и титул согдийского посла ещ е не сви­
детельствую т о его тю ркском происхож дении. В Семиречье, к ак и в
К итае и Восточном Т уркестане, согдийские дихканы охотно принимали
тю ркские и китайские им ена и титулы, стрем ясь определить свое соци­
альное лиц о к а к в отнош ении местной аристократии, т а к и в отношении
беднейш их слоев местного н а с е л е н и я 24.
Н е к -сен гун . Н ек («хорош ий», « д о б р ы й » )— имя, обычное в иранской
о н о м а с т и к е 25. В стречаю щ ийся в надписях китайский титул «сенгун» но­
сили лиш ь сам ы е вы сокопоставленны е лица, как, наприм ер, посол кид ан ей У дар-сенгун или ком андую щ ий китайским и войскам и Ч ача-сен14 См.: A. L е С о q u е, Tiirkische Manichaica aus Chotscho, I, Berlin, 1912, стр. 26—
27.; W. R a d 1 о f f, Alttiirkische Studien, VI, «Изв. Академии наук», VI серия, СПб.,1912, № 12, стр. 744—745. Использование словаря М ахмуда Кашгарского, не известно­
го в те годы Лекоку и Радлову, позволяет уточнить перевод текста.
15 С.р. ал-М а к д и с я, Ахсан ат-такасим фи ма’рифат ал-акалим, «Bibbiotheca geographorum Arabicorum» (B G A ), т. I l l, стр. 274.
16 Ср. М ахмуд К а ш г а р с к и й , Указ. раб., т. I, стр. 124.
17 Там же, стр. 87.
18 О племенах и области Кашу см.: С. Г. К л я ш т о р н ы й , Каяпойская этнотопонимика в орхонских текстах, «Сов. этнография», 1951, № 3, стр. 60. Согласно «Абдулланамэ» (рукопись, Архив Ин-та востоковедения АН СССР, д. 88, л. 3286), город Кушуулуш, расположенный близ Яканкента, существовал еще в XVI в.
19 М ахмуд Кашгарский упоминает два Таласа: Улуг-Талас, расположенный в пре­
делах страны Аргу и, следовательно, идентичный Алтун Аргу Талас-улушу манихей­
ской рукописи, и Куми-Талас, город на границе с уйгурами, за пределами страны Аргу
(см. М ахмуд К а ш г а р с к и й , Указ. раб., т. I, стр. 366; т. III, стр. 235).
20 Там ж е, т. I, стр. 30, 127.
21 Это место из сочинения Нершахи исследовано С. П. Толстовым в его книге
«Древний Хорезм», М., 1948, стр. 248— 250.
22 См.: J. G e r s h e v i t c h , A grammar of manichean Sogdian, Oxford, 1954,стр. 20,
43, 58; E. B e n v e n i s t e , Textes sogdiens, Paris, 1940 (M ission P elliot en A sie Centrale,
т. I ll, текст 8, строка 147); е г о ж е , Vessantara Jataka, Paris, 1946, стр. 18.
23 См. J. G e r s h e v i t c h , Указ. раб., стр. 171.
24 См. Е. B e n v e n i s t e , N om s sogd ien s dans un texte pehlevi de Tourfan, «Jour­
nal Asiatique», т. CCXVII. Paris, 1930, стр. 291.
25 См.: F. J u s t i , Iranisches Namenbuch, Marburg, 1895, стр. 228; E. B e n v e n i i t e, Textes sogdiens, стр. 261.
10
С. Г. Клншторный
г у н 26. П о сообщ ению Г ардизи, титул «сенгун» носил дихкан большого
селен и я в стр ан е тю ргеш ей (с ев ер о -за п а д н ая часть С ем иречья) Б адан сан к у (сенгу) 27. О б этом д и хк ан е рассказы в ается, что он ком андовал
отрядом в 7000 человек, м еж д у тем к а к владетель соседнего селения
Биклиг, носивш его та к ж е согдийское название С ем акна, брат дж абгу,
имел отряд лиш ь в 1000 ч е л о в е к 28. С удя по одновременному упоминанию
страны тю ргеш ей и карлукского титула «дж абгу», сведения Гардизи
относятся ко второй половине V III в . 29.
В есьм а возм ож но, что согдийским послом на Орхон был дихкан это­
го селения, один из предш ественников названного у Г ардизи Бадан-сенгуна.
И сходя из сказанного, мы п редлагаем следую щ ий перевод цитирован­
ного м еста н адписи в честь К ю ль-Т егина: «...От вы ходцев (?) из Согда
I! н ар о д а города бухарцев приш ли (послам и) Нек-сенгун и О гул-таркан».
О х ар ак тер е взаим оотнош ений согдийцев с тю ркскими властителями
С ем иречья говорит д ругое место надписи в честь К ю ль-Тегина, где Бильге-каган , от имени которого ведется повествование, н азы вает тех, для
кого зап еч атл ен ы «на вечном кам н е» его поучения: « (1 2 )... сердечную
речь мою... вы д о сыновей «десяти стрел» и до припущ енников (татов)
вклю чительно (все вы) знайте, см отря на него (г. е. на п ам я тн и к )» 30.
Этот отры вок был впервы е правильно прочитан В. Томсеном, кото­
рый объяснил слово «тат» к ак «подданны е иностранного происхож де­
н и я » 31. С лова «сы новья десяти стрел» сомнения не вызы ваю т-— речь
идет о конф едерации тю ркских племен С емиречья 32. Этническая сем ан­
ти ка слова «тат» четко определена М ахм удом К аш гарским : «Тат — у
всех тю рков это к аж д ы й , кто говорит на иранском язы ке» 33. Д л я М ах­
м уда К аш гар ско го «тат» — это ираноязы чны е оседлы е поселенцы С е­
миречья и Восточного Т уркестан а, подвластны е тю ркам 34. В контексте
приведенной из надписи цитаты терм ином «тат» могут быть обозначены
только согдийские поселенцы С емиречья, подвластны е западнотю ркским
каган ам .
Р езу л ьтаты археологических работ, сведения китайских источников
и орхонских текстов позволяю т составить общ ее представление о поли­
тическом статусе согдийских «татов» в Западнотю ркском каганате.
« К зап ад у от С у яб а,— пиш ет С ю ань Ц зан в н ачале V II в.,— располо­
ж ено около д еся тк а изолированны х городов, управляем ы х начальн и ка­
ми, д р у г от д р у га независим ы м и, но все они подвластны тю ркам» 35.
К ризис Зап адн отю ркского к а ган ата в V II — н ачале V III в., сопро26 Об этом титуле см.: Е. C h a v a n n e s et P. P e 11 i ot, Un traite manicheen retrouve en Chine, «Journal Asiatique», серия XI, т. II, Paris, 1913, стр. 305. Титул «сенгун»
носил государь киданей (кытай); см. К. A. W i t t f o g e l und Feng C h i a - S h e n g ,
H istory of Chinese society Liao, Philadelphia, 1949, стр. 454.
27 См.: В. В. Б а р т о л ь д , Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью,
1893— 1895, СПб., 1897, стр. 102— 103, 125— 126; V. M i n o r s k y , Hfldfld al-Alam, «Gibb
Memorial Series», т. XI, London, 1937, стр. 298. Иранское имя «Бадан» было распро­
странено среди сасанидской и согдийской аристократии; см. F. J u s t i, Указ. раб.,
стр. 56. Ср. имя марзбана М ерверуда «Базан» у ат-Табарн, I, стр. 2898; II, стр. 1206
( A t T a b a r i , A nnales, «Lugduni Batavorum», 1901).
28 См. V. M i n o r s k y , Указ. раб., стр. 99, 304.
29 О ранних источниках Гардизи см.: V. M i n o r s k y , Gardizi on India, BbOS,
т. XII, 4. 3— 4, стр. 626.
30 С. E. M а л о в, Указ. раб., стр. 35.
31 V. T h o m s e n , Turcica. Concernant l’interpretation des inscriptions turques de la
M ongolie et de la Siberie, «Memoires de la Societe Finno-Ougrienne», XXXVII, H elsing­
fors, 1916, стр. 15.
32 См.: A. H. Б е р н ш т а м , Тюргешские монеты, «Тр. Отдела Востока гос. Эрмита­
жа», т. II, Л., 1940, стр. 107; О. Р г i t s a k, Stam m esnam en und Titulaturen der altaischen Volker, «Ural-A ltaische Jahrbiicher», т. XXIV, тетр. 1—2, W iesbaden, стр. 59—60.
33 М ахмуд К а ш г а р с к и й , Указ. раб., т. II, стр. 260.
34 Там ж е.
35 S. B e a l , Si-yu-ki. Buddhist record of the W estern World, translated from the
Chinese of Kiuen T siang (A . D. 629), London, 1884, сто. 27.
С огд и й ц ы в С ем и речье
И
кож давш и й ся ж естоким и меж доусобны ми войнами, поставил
быстро
растущ ие согдийские поселения перед необходимостью организации эф ­
ф ективной самообороны . В С емиречье возникаю т обведенные стенами
ш ахристаны 36.
Возникновение укрепленны х поселений и городов знам енует собой
определен н ы й этап тю рко-согдийских отнош ений, политический аспект
которого отрази ли рунические тексты. С клады вается полож ение, когда
послы согдийских городов едут на Орхон и принимаю тся там н аравн е с
послами тю ргеш ского к аган а. И хотя у казы вается подчиненное п олож е­
ние «татов» в стр а н е «сы новей десяти стрел», о многом говорит их со­
вм естное уп ом и нани е в речи, обращ енн ой к той части населения, из ко­
торой сам ой логикой текста исклю чались элементы, стоящ ие на низших
ступ ен ях социальной лестницы.
В аж н о е свидетельство о политической ж изн и согдийских городов С е­
м иречья приведено в «Тан-ш у» под 739 г., когда «несколько десятков ты
сяч вы ходцев из зап ад н ы х владений, вместе с баханьнаским (ф ерган ­
ским ) государем и другим и влад етелям и покорились К и т а ю » 37. И в
.древнетю ркском пам ятнике, и в китайской хронике согдийские города
С ем иречья вы ступаю т в 30-х годах V III в. к а к политическое целое, про­
водящ ее сам остоятельную и согласованную внешнюю политику и р ас­
см атр и ваем о е обоими источниками н аравн е с прочими государствами
С редней Азии.
Т аким о бразом , мы вп р аве сд елать следую щ ие выводы: а) в первой
половине V III в. в С ем иречье сущ еств о в ал а тер р и то р и ал ь н ая ф ед ераци я
согдийских городов, н ом и нальн ая зависим ость которой от зап адн отю рк­
ских к аган о в м аски р о в ал а ее подлинную роль в политической жизни
восточной части С редней Азии; б) при изучении этногенеза киргизского
н арода необходимо учиты вать длительное сущ ествование на территории
С е м и р е ч ь я согдийского этнического м асси ва, позднее ассим илированного
местным тю ркоязы чны м населением.
:,G См. А. Н. Б е р н ш т а м , Согдийская колонизация Семиречья, стр. 40; е г о ж е ,
Чуйская долина, «Материалы и исследования по археологии 'СССР», 14, М.— Л., 1950,
с тр . 82.
37 Н. Я- Б и ч у р и н , Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии
» древние времена, т. I, М.— JL, 1950, стр. 299; ср. Е. C h a v a n n e s , Documents sur
les Tou Kjue (turcs) occidentaux, «Сборник трудов Орхонской экспедиции», т. VI, СПб.,
1903. .стр. 84.
В. В. ГИНЗБУРГ, Т. А. ТРОФИМОВА
ЧЕРЕПА ЭПОХИ ЭНЕОЛИТА И БР О Н ЗЫ ИЗ ЮЖНОЙ ТУРКМЕНИИ
(П редварит ельное сообщ ение) 1
С вы ш е пятидесяти л ет прош ло с тех пор, как С ердж и впервы е опубли­
ковал некоторы е отры вочны е д ан ны е по палеоантропологии южной Т урк­
мении, относящ иеся к эпохе б р о н зы 2. Он приш ел к заклю чению , что н а­
селение ю ж ной Т уркм ении в ту эпоху относилось к представителям сре­
дизем ном орской расы . В течение долгого времени, свы ш е четырех десят­
ков лет, антропологическая наука р асп ол агал а только этими данными
по краниологии ю га С редней Азии в эпоху культуры А нау. В 1952 и
1953 гг. появились некоторы е д ан ны е JI. В. О ш анина и В. Я. Зезенковой
о нескольких черепах плохой сохранности, в том числе детских, добытых
из захоронений в Н ам азга-Т еп е — древнем городищ е, расположенном
вблизи станции К аах к а, в р езул ьтате р аб от Ю ж но-Туркменистанской
археологической ком плексной экспедиции (Ю ТА КЭ) 3. При раскопках по­
лучено свы ш е д еся тк а черепов, относящ ихся к эпохе бронзы — н ачалу
II ты сяч ел ети я до н. э. И тол ьк о в р езу л ь тате р аб о т Ю ТА КЭ в последние
годы получен обильны й крани ологически й м атер и ал эпохи эн еоли та изю ж ной Т уркм ении.
Р а с с м а т р и в а е м а я серия черепов получена в 1955— 1956 гг. при р ас­
ко п ках поселения К ара-Т еп е, где н и ж е уровн я полов ж и л ы х строений
откры то н есколько м огильников. К ар а-Т еп е находится неп одалеку от
станции А рты к в ю ж ной Т уркм ении. В. М. М ассон, руководитель отряда
Ю ТАКЭ, р аскап ы вавш его это поселение, датирует его энеолитом
(IV — II I ты сяч ел ети я до н. э .). Т ак к а к раскоп ки поселения и могильни­
ков п р о д о л ж а ю т ся (1957— 1958 г г .), а у ж е изученны е м атери ал ы п ред­
с тавл я ю т больш ой интерес, мы считаем возм ож ны м их опубликовать,,
р а с с м а т р и в а я д ан н о е сообщ ение к а к предварительн ое.
И ссл ед у ем ая серия состоит из 11 м уж ских и 9 ж енских черепов, при­
годны х к обработке, нескольких детских и фрагм ентов нескольких
черепов взрослы х лю дей 4.
В таб л и ц ах 1а и 16 приведены индивидуальны е данны е рассм атри­
ваем ой серии.
П о средним данны м серия м уж ских черепов характери зуется резко
вы р аж ен н о й д о ли хокран и ей — черепной у к а за т е л ь 70,5 при очень б оль­
шом продольном (192,4 м м ), м алом поперечном (135,4 мм) и очень боль­
шом вы сотном (144,5 м м ) д и ам етре. С оотнош ение м алого поперечного и
1 Д олож ено 10 апреля 1958 г. на заседании антропологической секции сессии
Института этнографии Академии наук СССР, посвященной итогам экспедиционных
работ 1957 г.
2 G. S e r g i , Description of som e skulls from the North Kurgan, Anau, в кн.:
R. P u m p e 11 у, Explorations in Turkestan. Prehistoric Civilisations of Anau, W ashing­
ton, 1908.
3 JI. В. О ш а н и н . Антропологические материалы к проблеме этногенеза туркмен,.
«Изв. АН Туркменской ССР», А ш хабад, 1952, № 4, стр. 31— 32; В. Я. З е з е н к о в а ,
Материалы к палеоантропологии Узбекистана и Туркмении, в кн.: J1. В. О ш а н и н и
В. Я. З е з е н к о в а , Вопросы этногенеза народов Средней Азии в свете данных ан­
тропологии, Ташкент, 1953, стр. 97.
4 Черепа хранятся в М узее антропологии и этнографии АН СССР (Ленинград).
О раскопках Кара-Тепе см. В. М. М а с с о н , Дж ейтун и Кара-Тепе, «Сов. археология»,.
1957, № 1, стр. 142— 160.
Ч ереп а эп охи энеолита и б р о н зы и з юж ной Т уркм ении
ЧГ«»3<ЩСОчгЧ051ЛчИСОСМСООЮ р^ЮСО*
ююс
OCOs^rH^Oi-HOOMNCOQ с05о С
МСМС
05 Г - Ю ^
см1Лчро5С5щ чРс--смчгсо^05
13
СО СО ■■
О ЧР СО «чн СМ с о ^ ч
с а с о м ю (М -ги м
х
X
ч
см со
о
О -м Ю ^
О
-г-1
жч
со
СОСО
000о0
О со
см 0 5
погр< б( н и я
№
п . . п - Гк.
С
Осо
СМ
С"*00
-Мо
00 ю
00 со
О 05
05 СО
82
о
- ►чф00
р - х о
«<t* 1Г— 1 0 0 0 1 0 0 5 0 0 * ^
-С М ЧР
.
СМ жЧ
О СМ о 0 5
СМ СО
СМ 'ч* СМ
-М О
СО «ч-ч чн
со
00
СМ СО - ю
05
- СО 05
чр СМ
СМ жЧ
05
-С О О '
- СО СМ 1-0
^ 02
см см
4t*
-С О
0 5 СО С - <3*
05
чгН см
Ю СО О
CM
см со
О
о
о
■Ч
-i
-
-ю
-
О
CM’ч-Ч
со см
со - - о
о со со о
со о
ГМ- СО О
0 5 l O СМ 0 5
СМ
чР 05
* 05 ч-ч
Ю С М Г -с О С О С О -ч Н О Ю
00
ЧР СМ г:Н 0 5 СМ 'еН о
жч тгч
ж-4 -гч
-гЧ -ч-f -гЧ
чР 00
I 0 0 СО 0 5
1
жч
-С О ч-ч
0 0 СМ Ю
ЧР 0 0
^
- - 0 5 СО
СО 05 м ю
СМ <-М
05чг-1
05 LO
ч » » СМ
^О О Ю О
н . 4 СМ -чн
о о ю о ю
- Г’*» ч - l
-н с О М Ю М Ю -П ч ч
СМ СО
С М 'ч Н С '^ -ч Н
05 05
о
л..
CL. ГУ:
Igi | 00 ^
О
Ь
05
CO St* 00 чЧ
- ч С— СО *чч
I *н | > О 0 0
I СМ .М о *н
• н О с О С О О О О С О р ч
О ' Т S? М М о - н ТЧ о
g lo
о
со 05 см чр
О
г»-. - - о
Ю 00 о
- - 0 5 05 - - -0 5
05 С— с.ч чр СО чР СМ СО
см ■чн см 05
СО СМ 00 о
05 СМ - -а -чН
05 тн т - О
СМ СО чН
С- 0 5- ЧР- СО
СО СО
о с о о см
-С О 0 5
- ■Н Ю
М М 1Ю ч -i CM
СМ СО
СМ •чН см
Ю CM
О
-Г К .
О СО - Ф О
т н (.М См О
O s t1
05 00 00 Г г н СО СМ 1-0
со со
I чг CM CM I
I см г - со I
I
00
СПСОSi I I |
^ СГ> (-Vi if~\ * 1 1
I I I
|
Индивидуальные
ттЧ
О СО СО СО 05 с о ю - < С— 05 Ю -?ч С©
0 3 СО s r Г -t т н 05
. Ю м с ^ с о о
измерения
и описательные признаки мужских
черепов из Кара-Тепё
i0CDMiO05rHOM, OCD00t4W
ООСОМ'М-н05гиОО’енСОМ
С5
СМ "Ч“4
о
05 см
ю- ^см-СCОD
ЮМОС0^0505С5ЮРч05Ю00
00
чфСМСМ05 -г*05 05 «г-нСОСО05
Л. д.Л. М Л- с о г*
CMlO о см
о
4j<
0 5 *ГН
о
X
»Х
О
, О
:-■—CU
ГО
' а:
Л
^
х
i=t
X
vo
та
Л
с
О
)X
>сw
t-u
х
X c£u s
а g _ ' ч
£“ x
5*8
а x x « ьО аго «£
S
о.
X х
*х
Е
N X
1 оX
С
В
N о
К
X '— '
X
ч X
X си
к- X
ГО а
.X X
X ю ШО X * 5
х «ч z .
* s дта О
о
х О
ха
та X
о о со
»х
Я
£ « »х >» 3 X
О со
£“ О
*) зв 3ж Xя х3J X о о X X
X Щ X
та ч2 ы
та*
оч оа>ьо О >»2 Ъо *та я2 S^ х
о к о у я s та X XЧ О. >•
х1
си о з *Йs ►
Г
О
Ч
Ч
О
о»
а
с
—
С С Й QQtGX£1 п ( Ч с и и я
о ^ о с— °с» Ю С
<05 ч
гн 4J*^ ’-З'4^ О
'о'х
МS
14
о J{J
S
та
та
х он
си
и
та 3
.Е S
хX ч
о
та
3 “
_ х х
U
Ч U XCW
. сСЗо
2х ^ т...а X
а ^
тха#22
X
о
VO
и
я -S
2
х
х
та к
го
х
j2**
X
^ ч Й
ч та а
£ та х
о та х
ГО8 та та
го го
R
5 «
ж ь- та
О
и х CQ о а* х
та
хо . п
X сч C U - ^
! « §8
S S о -0я о о
“ ■* -в -в -
^ £ § §
3
S а
X
Q i5
tS ^«J2м
£■3 s “ - g iS a 3 Q
ч
h s ®1> I
°щ О А
<си о U- | Sg
X
■чшсо^— . £ X я аз
—'33 r- м 1ю
СО 3
чг*(Л
S. S!
таоо —j
с— ю ю 05 D ю
ч}1
14
В. В. Г и н з б у р г, Т. Л , Троф им ова
за;
£
r»-.
(-1.
n-. <**■•
1 1 N j'^ C O s fc O ’^ ’H O O b t^ O O O irtiN
чгН i-O
тз
<
л
Ч
О
io CO 00 СО ЮГ СО ОСТСО -r- GO C5’
О
COot>
COih irCO
c ^Ю
t -c—<
oo
o*cо-oCO
o tCO
^ io
-
C04tf'3, C0C005^4StC0C0CMt--r''-'C?CMc0
O^DCMC5«?HSPt— СОС— С М ^ С М Ю С О ^ ^
-*н stCOCO-tfCOOCMOOt-OOOOC'-UOCO
-r-t LO
тз
<
® j | j I sf со © cm o^oo
t-Г ‘
CM05 со со © со
®
ts h h u JL G b
*ТЗ
<
OCMC0^00st00C0C0C01r--L005cDC0CM
- -.^ s r c M s t c o o ^ o o t '-c o o o r -io c o
СО О
"H lO
ООС^-ЮСОСОС^СМСО^^-*^-*'
сою соа оео© сосо^см »о
t>.t— cooscocDoot^toioco
■а
<
о ю о о о -н i 1 ■ Н 'Н М -н о л ю Ф г ;
vfcoco 1 1 CMOOOt-COOOcO'tfCO
■«-h lO
irt00O5O><MO5t>F-rfSOtfS
CO L'^SflO X C O M 'H C O M t^
t-C-COOOOCOOOC- Ю Ю Г -
се
О.
се
1 1 Ю [С М С О ^ С О С М ^ с О О ^ С О 1 1
1st I C O ^ ^ O C O ^ - O C O O t ' I 1
C 5 C 0 s rO (i Ci00'^t>-^O<0^'
—Г * < Р О О ^ -С 0 О ' г-*С^Ю г -‘
COt^COCMOSCOOOt-CO^t-
■а
<
CL. г»-.
Г*- <"»■■(*• CV. Г»-. .''■•
1 1 •<? rH H 05 тН CO 1 с- Ю —^ со st Sf t~1 1 st ■sf CO *<f sf О 1 t - CO 00 00 t - Ш CM
О CO rH Ю h- M IG CO^CO^O^LO
о 1Л M > O0 "M CO CO тН О
Г -^ С О О С О Г 'С О Г 'Ю Ю ^
1 1I
00
Ч Н СО О О ^Й
«—Г I 1 1 1 т-ч t— ю г - ^ t—
t—
Г^О О ^Ю Ю Ь
Mat
I
•о
<
I
k s
1 13
1 ! 1 1 1 II
1
CM tr­
со
«ч-ч С5 t— Ю СО С5 СМ
ts? СМсо СМ СО
00 t> 00 t> ЮЮСО
*—
ъ
о
CJ с/)
СМ СМ СО CD СО СМ
(/)(/)ЮЮЮСО СО CD СМ СО
СМ с о *<t Ю) Ю
f - Г " С— [— С "
lO Ю'
ю ««е* ю 1
*>Г. do ю^ с\
Tif-O
t^O
СО -Г* см
см 0 5 0 5 o s
Ч ереп а эп охи энеолита и б р о н зы из юж ной Т уркм ении
ооосчоооо
ю со -
СОЮ’-СООЮ'^'ГН'МСО
| СОЮОЧС
СО-ЧРСМСО«о
1>
г-сжюаэсмсм'^соиооо
а
оаа
О
к
-чн СО СМ СМ чН
кр
Г'
со
15
tr- 0^1 ZD о
Ю
CMUO
С- 00 СО О СО
| СО
1 °® “1,
1 ^V
СО СМхг-н СО СМ
см XFHсм
а:
и
ЮСОСО
С5 ^ СМ
О
^ 5
00 Ч
СТ)
<
Ж
_- - - - - - - * - - Я —<-с?смсо см
оососъюсм-^юсмг—
со Q
COOJ-cfO^CMCM'CfCO^OO^
COCMCMvfObt-COCO^
03
—
НСОГ^СОО^СОСМГ—г—
OOCO'^fOS-^CM-^COuO
а;
Е
5 смсо со смсм
COsP sPlO-
си
см
си
;>и•»■*
сисо С
с Я
о
со"
C
UCO
СМО
а> си
с
-
СО
Ю
СОСМСО05 ю>
Г- О ЮCi С]
МЬ п о г р е б е н и я
и*
g смю смсо см
оосоо
Осм
Г- см
V?
по С
05
с
Ж
Ч3
- со о
-СО СМСО иI о*.,
СМ О.С0 и_ Ь
со
см,.<и
0 ,5
• fc смLOсо со см
и*
С
Я' '
00
со
00
i
I
« 1 Л О С О О О !>
; о
-- о
^
g см *0* см со CM
•<CO ^
r. ’
U,
CM O.CO
*СОсо
a ^ o o ^ o o o t -
XsPOLOOfOiOMoO
t—Oi'^Ci-^CM'-CFcOiO.
'ОСОГСМ
-J
ю
CO <
Си
Я
>•>
о
4
S
fя CO >4
^
с о LiO CO £ хтн с о см CO *
I 05 CM СМЮ СО Ю О J
<
сL*
■* CO CM С ^
<
r-[
о
и
о;
*
и.
Й с о >> о см
о.
g -ti
с
со
СМКР СО Г - *<н иО 00 с
тз
* Я „
<
соМ
О СМ СМСО ^ Ч< 00 § '
С-1 СО С 1 ° -С О £-С О О ^
(О
"'■(Г)
,
, “ я"
со Ь .
^ £
Ж
- O'! O'! CM '
оо
СО СМ СО
1 °*Г"1
со со •
Uh
я
Ч
fl)
Ч
со о
^э-
5 Г-1 ^ С М СМ :
X
g*
i
*
>>
Оя
I
Индивидуальные измерения
и описательные признаки мужских
черепов из Кара-Тепе
я
Ч
ю
-•
>> чи 32
О
sос со си
>-*
>-*о смс
со-СОсмсо со и
со
соосо-гн-^х^смс^с—'^ ^
я
X
а> ч
UCO t -г
} с*5 C
а> >>
II - 5с -el смсмсм-
со
!
1
»’£я
: ®я
с
3
Т1
зЖ
6 »
*5 я
3
со'
5 § ч« *
я
Ч СПЯ £? к о
я
g S
1
\о
g - & 5 о -, ч1=3 СХ
5.
о
1 S
ч -©*
си
я S -9 -5 - о
О
аЯ
*5
я
с
о
’© ' аз о 2
ОС
O.S 2
со- £ са 2 и
73 я * ж с s
9Я
,
ж
сп ел
о о
9. S
_ sS s®
Я —'
Л ЯзЯ ^ о Ж
3 я
СПЧ
° я^ 3к «ж . СЯПS« я3я яО
Я
- 1=3
»я
_ »я ,
PJ си <и ^ Ш3 Я к Я
3 « ч 3:
►
Q
*
О
®
Я
С
П
я 3 vy 5 ' ^
г я .W
- ^ в О Я я Я яя |
О- ч я
Т, СО
я£ я* ^
и; о я I § Я CU я я я
ф 'Ь хс ю о ;
V
-w
O с-K
-Jяt_C^U.-$■•
03 S чЙ O-S
)
о Я ^ ►>“> ч ^ч
оСи 03соси
(D^С ^
ч.
Ч б ? e i С Е Lчmi—
i t—
сп ш
С- —
и и
"тГ~
ю ю ^ с о у
СМ о 66 ио я
Ю ^
vtf V^I С/)
Й
42 со
LU СО с о
Я
Я
я
Ч
_Q -—'
Ч ^
LO
^—.,
•е%
. о
со
си
о , аС си
м ^
>ч
[-<
ч Р- я
с ч mСкП оО нЯ 2— Е
>н ^ 2 § я О S С я 3 . r j
U
С
и
Г
s
°
S
З
^
о
си я
ж ° я О ГЯ
О СП
Оn« к
— я ая з & з •®'«
^ §
я
я
с
о
и
£ ч Я
Э Ъ я эЖ
гг я ж я
>>‘ ^>, Ы
ч. -и
* S’
1 о
о.
сп СПГ
>,
g-ILa a S -i
tSfflm cX i
а. г; -в*
ь? („j
ОД
Ж
16
В. В. Г и н з б у р г , Т. А . Троф им ова
О
С"»
t—
М
ф
О
Г-*
00 со со
СО
см
05
ч
^
г -
СО
^
05
05
ю
05
СМ о
С
ОС
М
05 ■
’гн
VO
«О
*гЧ
^-ч
со
О
ю
С—
гН
о Vp
Г*- ссм
05
СО «гЧ
о
_
5 ;
CM
05
те t
л .
§
СО
®> о
VP
О
ей
2
Np
см
^
СМ
-Ы ~
СО
со
^
05 °
- 4:4
«
ТН М © J
СМ
■*-' ^
^0
-Cf «
®S
"2 со
с; 'f
а>
1111
00 Ti ^
05
P
I I I vМ
2
см 23
*О -. СО VP
Ю СО СО
СМ чгН •ч-t
VP ю VP
05
СМ
s
СО
00
° - 2
■*
СО " 1
СО
см
-
Индивидуальные измерения и описательные признаки женских черепов из Кара-Тепе
05
со
t—
СО
СМ
00
t> . с о
I S ! '* ®
! Я с» Я
ГН Сч
рд
гн
05
тН
00
СО
чгН
vp
СО
vp
05
"г-н
I
1
I
*
Sp
СМ ^
С
V)
-
со ^
S
Я <2= 3 00
|
1
05
д, г»-
t
i
l
l
10
со -М I
“ с о СО
05
l
-М• "N
те ^
tоо~ й
5
I I
I I
ю
СО
СМ
I I I II
00 «5
со
Я
СО
I
S
05 ю
-ч
2 ® Я 05
С- СМ
О
05
^
СМ
•
ю
СО
©
см
СМ 0 5
0 5 2 3 * см" ° 3
С-
Ю
vi. - м<
05
со
CM SP
g
см
“
' СО 0 0
00
-к"
I 05
N s
|
•Q
i
о
с
uo
Ф
95 »я
S
I
T
S
Oъ>-> S
as 4 3
cu
R
R
« >. a
4
ч а» Д
O UL, H ь - а , ф О
e=t <d О о >, 2 VO
о- о 3 g g g ё
СПШ Ш Ш И
I
CU
s
о
я
я Ь
Q. О
Я у
§ 8
то
я я
I^ , §•
я
Я ч
Я
я
я о
то о
»я
a
Я и
о яcs R
о
>
»
VO я
S'
У
я
сч
я я
>» Си к я
3 m
®я
TO TO
к то 22 *я
3
Я
_
а
g ш
J То к
41=3 33 Фя дС и C
ТяО ТяяО•©а.* *9*
5
У
иxо яо 3 и
2
о
оs я5 2Я чк Я
ч ч ч ч
я £
ТО СП ч 4
со Я ТО >» >» то я
то то
я
я
я
s 40
2 я
2
«а, Ч ^*я
я я
0 *0- о а.
5L & о
ТО сд
vu 7? ТяО ГяО Я
5 £■ Я U. S aЯ 5я Iя
Ч ^ С Й и Э со Ш го Ю CQ I 3 Й Ч Ч 2 £
TЯO Фm
"*
а,
VO
B
<
N О
' с
яя
1=5
3
Ч ереп а эп охи энеолита и б рон зы и з юж ной Т уркм ении
а
а;
^ I > ^ C M cO C O " < P © O C M C M n FC M C M C D O C O
,M *C M CM C O CO CO O O C O C O CO ^C5CO
■ivF-«H
OOC
-'^C
MLO
COO
t—
ОO
ЭlO
СОCСM
О
-CPcO
O-tfC
O--3,
asOSO
OС
OМ
O-^ниО
OQOC
§
17
СОЮ Ю ОХФ М Ю ^ОМ М Ю
C—t'»CO©OOCDOOt',»lOlOt>*C005
о.
£5
I I ! I ! ! IS
О Ю И О )Н С О Ю 0 5
<S<CO CO
СО 05
х
1I 1I I I
LO KP
- - p . P.
СОЮ MOO'HCO VJIO
-tf CO CO
со 05
я
ч
о
со
ь -
A>
NfCOO^s^cOC^'rHCCCOOOOONCOCM
lO
nJ<CO CO Nj< CO
СО
<чн 1 СО
{р
СО
I C O C D O O ^ lO o - p .
I 05 00 00 00 00 со о о
Vf
СО СЧ
to
С
С
1 1 ююс^со
ч СО Ю CMCD СО Ю 00
OO^LOUOcOLOr^CO
СОС'ООГ^ЮЮГ'СО
I
cocM t-cM coost'-'-tfco-'THuocM ©
Ю ^ Ю Ю Г 'М Г ^ с О ^ т н М О Ю
t^r-CDOOOCOCOt^LOtOOOOOCTS
OCOO^COQONft^OOiOh-cOcDlOM
sPCOcOcOCOOOiOCiOObOOCDiON
p.
О CM 00 CO
I I CO CM СО «г-н
СССЗСОЮЮОООСОСОФОЮОО
N ^ L O c O ' ^ s f <O C O t ^ ^ O c C s J '
t-t—
С00500СОСОГ'~10*<}1000005
O M 'O t ^ C 'l M C O C M O O M / J O O C O M C O
^
4f Ю О
LO - - - CMC
Ю
COG
OO
i
CO►
l>
O05
O s f iO O O W
О- а
О 00 с с
со £ со
I
I 55
I
I
I
I
I
I
I
4 fiO h iO
uo
СО СМ
I
С - 00
CM SJH
• H lO O h > C 5 lO ) О О О С О Ю О Ю С О О
«-*
*<Г СО СМ СО СО J 00 00 00 00О5СОЮСМ
СМОСЮС— С -С М Ю ©
о
см 1 П5 i LO С5 -*-H CM СО CM t-~ СО
со
05» CO 00 Г - Ю Л CD
г-
IP 00
<ССО^>СОСОЮОСОС5М
С Ч ^ М С ^ Ю ^ Г 'Ю С О -Н ^ С ^ С О
O C O ^ r H S f СОЮ
T~l
Nji sp CO
CO
00CMt-»C5^H^Hf—
CO
M
О 00 t> b 00 s? C
Ю
- Ю
o v f ’^ co v ^ v jH v ^a^ o o
T-H
*<? CO CO
<*1
см
с—
00
CM
CO 05 -M1
tr-t—CO©OOt—OQC—ЮЮ1--0005
.
1
,
1
ю
1
1 05
со
CM CM о 05 CM
! s j s f о M t'-
c- IQLto00 CQ
то
-
1
4<0 II
> »1
5e=t||
я s
s I
e=t!
3= I
оo ' ’0О'
a
s
' U
ш
2
о ю
ч
* оX О
то *то
"i
Я
ч
^
4 е -е -е
о
то гг
Яs
U
U
д р
3
г£^
s
a a c a t q d ia
§ -2
2
>>
^
ТОЖ3а" ято
е*
£4 Т
фо тО
СО
о) тТоо
ОО
О
9S сто Т
ТО
СТ
О2Ф
8S
=к
?з.
- о»
> >ч
Я
_
о ’ ТО > 3
т й г *
г о о
S
2
2"
ТО. г>5 ^
CQОДОДCQ
~
^
i
С
О
а
аЯ *—Ж» *
-э
Я 3 I
* * л
ТО СО
н Р QОТ
?Оо (У
ф О О ОО Т
о
c а о s
то
О О и У ЮС vЖ
ф 3 3 3 то о О о а о 'fe
»f §
V l <n
га
ООщ
со
О 1Г Ю Ю*!- Г
и
СО л
то ж
ТО о
Ч о»
Ф то
^ *о
ТО
о
X
то то к то ^то ^5 aО aО aо
к а 5 * га„ В к ТО С с с
н ь а то н тоя я со
СОчТО ОЖQ, о к ' ч ч ч
s8 S° S Я 8 5 То £
Ф ф
со
» а » я >я * я
3 3 2 3
=5
\о “О аа а то а
X
:ф
о ТО'О я я
о
о
— тто
о то w
то. а
3
эТ**ТО»'—
'
я
ЖТО
|2 8то
« ss
ТО
ф Й
г
я ТОТОто
OTTO
Os ЯI. • *Ь0
TTO
С \C S _
о , ТО\С
4
T=OTwOvTO
e
e
<?
TO
X
X
я
b- Q.
гп
4T-tJ2cMcMCOCDCOCM
Г-С/Эю^ЮсОСОСССЧСО
\
2 Советская этнография, № 1
СМ со
Ю^
Г- t"- t—с—ю
^ ^ ^ о о о э о О ' ' гн.'^'<з,1о ^ и о * { а
о с А* о
^
О
Р с\1 тЧCJ
с а 0 5 с о с о мт sm c>i О
sfiOlOlO'sP
ж
ао*
г*
3!
О
ж
О
nj<СЪ
0 1 ^ 00 00 0
-н s? О 'О M
О 00 VPО ьО
СЧ xF uO
*<РГО' СЧ -гч S4 СЧ
00
С— О
j: СЧСЧСЧСЧсч
-
иг л
Г~СОО
&■§
£ *
- со *
ZO ю
Ж
\о
«с
н
Ч ? О
СО h - О
о .
^
.................................................... Ж
Ж
lO
С 2 СЧ СЧ -<1 LO x f Г -
К
в
с*
s
...................... - - Жо
л 3^4
О 02
сч сч со •
1 ГЧ «*-< —• Ч-
a O C 4 C O < tfC 2 C 4 x ? m
ЧЬ<_/•
(М.*'] °*
Ц-*
-n ^ M f-N N O O ^ П, Ц**
хТ'ООСЧГЧСОЮхрСО о
&
и
сч о
«о
о.
ев
*
г -
-с
о2 с;
ж
С
С2 02 -cf
С 2 -т-l СЧ
X
>, rtСи «
в*ей
с о >>
со >»сч*
Оч
сп
ч ? Ю
С 2 0 0 0 С 0 0
10
<
-сч •<сч сч
ю oi' 02 ю г— оо ^ С2 о
■^аг-тнсчсо-^сооо cq
с
1 I I 1 I ] )
с
си.
•в I
<
:g
<со’гб
I
NS
'
СП
3
S
ж
O W r i C h - M t ^ Ct
00 02 о
IC
D00 UO00 ^
0 2 — * СЧ СО Ю
Xp 0 0
о
; u-
M
D
Ю СО О ч Л - H
Ж
Ю xf
O
O
N
Ж
СОЮ"
O
t-
O
O
liOC2-r-tC4UOCDCOr-~<U
с
5
си
COCl 02 о с ^ с
i СО с о Ю M 00 CO ^
i
а; •
1>4
CQ
о
O
о,
«
^
со
U-
■CU
1в
fct
о
00 t -
^
■i CO - h !
CO CO *
Oi^r-J'^'sCcOC- C- '
>>oi m :
CU
Ж
; U-
CD
2
Х
Л"
«г
(Я
>,
ес
Ж
-о s5
*в
Xж
IJИ
О о
^со *
ж5
В f?
=* 2
^ § 5S
0 •©*:
2 2
ж
ж
vo
о
Cl
с
ж
о
CO ж
S «
£
си ж
5 «« 2
(5
ffl
В 0=
“ , 5Л
£
H
X
rr f E >1"
sS И О
g f t o « «
2
2
U4 CC си Ж Я
= 5S4S ре ж в ж Ж
ж ж Си
-СО Ж
ж
t ^
^ s
к ч » ; ,
я О)
- со
В
&СО §
а с ^
4) О
Г-. о
•
—•
^00 J '
66 ио
л5
J f
СО X
чч
CU
§
*2
си
:й> О
к ©
U ( ,C1
Ж со О О
U, ж CQ И
V >>О О о
С
XU"ж
l-ч п соC
5*
со а> со х
Ж “• “
4 о
•• о
ж
О "
со
О
’' S.
Й 2ж
ж
У
2
^
В Ж
•0--:
я К
^
2 ж се ев
* 5 сж
о
гг £
Ж ж 5 Н
3 сох£ у£ ю 'С
2
со 5 ?? >» >»
,ч ч ч
*г D
&-i >2
3Ач t - и и
' в
СС СО
“5
>
>*CJ
ж о
и в
>>
>о
»ж
3 ¥
ж
2 2О нЯ
XS
£':£
У
о
O' ж
‘о
ж. а
со О
ж
О ;
со Си
со
ж
S
си
и 5Ж
О со
О й) Ж е -
ж ж
CQ СО со ж ж
со со
си Си А
5Р*
Ж <Ж
|=^:ж
0
я
гчJ ,;Ж
5 ЁСн
о
У ф
о -Ув ж
—, CQ CQ
ж
с о А
аО
н
о
3
ЖJCQ г—
ж
ж
ж
со
со
*г
с-
ж
о
«=:
3
fсо
со
3
<
Ж S
*§
та о
Таблица
В . В. Г и н з б у р г; Т. А. Т роф им ова
18
Ч ереп а эп охи энеолита и б рон зы из юж ной Т уркм ении
^ 0 7 — S.—V с7о^
-44 ч- см 00
XI X]
СОЮ СН
!>. СМГ - >ч-5
ГСО СМ
ю с—
со О
С5 со
^ XI о
IX -СЧ 00
05 СО
со SN о |
IT- -<н 00
*<г см
S 0
О СО
Г------ 05 СО
со ю ю
СО СО !>
1>- СО со
^ со см о
со со см см
СО СО
—■
19
*
СМ00 1> со со со со
СМ СО 0 5
О С О С 5
см ю *sp
оо с9 I -
СМ СМ СО -Cf S t С 5 0 0
0 5 t - СО Ю 0 0 СО s t
1 •
в>м
оГ
К — <т>
1 в.
V I-
хс
S 'S '
&
«а 2а
ю_со_ 21-Юst,*^ ^ со'со'хГ
I
| О Ю
05 05 СО с
w со ю
^ s p s tC 5 lO O d O s t'< P O
t " 'C0
00 00 со
Ю t - - оо
S
ос хт со — I v? см со т-< ^ oi at
XI
XI
ю
05 0 5 P Q O C O t^-H C O C O O
хю ю
05 lO
sf СО со Ю’СО CO 00
'J i r n o ЮЮ;Ю l£^LO Ю Ю_21.
СМСМО
X I XI XI
^
:
— < CM CM С М С М - т ч С М С М С М - п — ч
^
см 4F 00 00
СО s t СО т-ч
СО С5
05
05
СО ГL^- 05 СО
со"1"со"
ю ююю
Р^о
ю ио
О С-*- CD СО
VO ®
си
>ь (—г со fcr
хГхГсо'
(52)
5 а
с о *<?
■
■st X J X I
0 5 С - СО
^ O M O O O C M O C O tO
Ю
00 ^ l > 00 0 0 L "
XI со
(ю
О IX
— 10 5 Ю
со
t>- XI со со
22 3 2 ^
—
Г ' Т!>• 0 5 t-^
53
К ф j
________ O .U
И
С^СОхГ
О.
со'со'
'— '•— '
со о ю I
СО Ю St
0 5 СО -^0
т н ^-<
СО СО
хГ
w'
со СО СО
XI О XI
s fO iO s ?
>
ев
05 СО
к
*о
СО МГ
CM CM
r— LO
co со Q
V? ^-4
ю ю
ь с м
3
£
Р б о ю
'w ' -— ^
со ^
ю
|
X I о со
С 5 - X СО
ччЧ чгН <чн
>
X
X
ю
СО
XI Sf c T
с о со_ < t
!>■ X I
-н h- С5
см | >
ст. СО
S
СО S t
0 5 СО
3
Р Р
'— s ^
' '
| оо
СО
I
I
О
О
О
05 t -
со'со'
'—
ооо | 1
£ ф
s
00
05 t -
о
г
G5
Д анны х.
S
X
o°o
CO CM t^"
t> со ю
. Си
о СП
2 .
нх
Т*О
CO CO ^
ч а
X
О.
Сб
со
со :
'— -s^>
I I !
1
1
СО
СО
|, о
ю
S t 1>
СО
22
00 3*
о
■s-'ю-'S—' --s
юю
° -° . ° Jg
с- со !£о
о смЛ 1
1
СМ00
со *с
СО
S—' Сч~О—
1 ^
йа
CU со
н
£•2
'О S
1-е- о
■*р.
н
P S—Н'
—ч
со-СО-S '
05 Ю
Юо
05 1—
со со со
ю СО о
L" С: L"
*О 00 00 00 00 00
S
XI
ООСОО
-r H G 5 0 0 0 C M C D t > -s t f
__
ю
Ю ^ Н COCOCO^SfXlXICO
0 5 t — СО Ю Г - С - Ю С т - С С С О С -*-
скобки,
о. с
2 СО
вв
I
I
ао с
X х
. X
ъ
ч
»к
х
х гя
ч В
<и х
го о
со ГС
х
х X -X
X X X
q а; х
О§
С С еаш Е
"«г ! СО f — О
г ч СМ
“W —
ж .X
X X
а,
то Я
у сс Г 1
5О л05
* о
^ 3
£ > к ®
л з л
05 я
с и гг
05 05 «
с
Си X £
о ^ н .
х К
Ч 2 О О S ь
о 5 н у s SОa01b Я
!
а, о j х я
05 X
®5
; т 2Q
С .т !
°°>"
ч S
— 05 Я
* Ь 5
ТО ТО г -
с
з В
р
S
CQ
со оо 1
Ь * ',
та ч
X
>5
О Й
ч
=ffl§s? I!я
О
у
ф
>»
о
я
*
то
>,
ss
»я 5=*эя
5 3 =5
ч ^ •х. о
1-4 „
То X о; та х 2
^ н Я" X g
2f - та
То
S со х х 2
X
я ч
3 о*6 С и Я
m
_Q
Ом
о5
СО ~
с
“
.
J t s o
„
х 5
а о .
си > »
05 X
C Q U c S S 'O K '
то
то 4
я о
X f-4 ^
»я
в
ч
о.
W
45
в з я ты е
X
X
вы числены
на
ч
2
ю со
00 с—
Ук а за те ли ,
«в
t>* С5
vf MCO ^ s tC C lO C O t-t-r -u
LQ -cF st иОЮСЗГ-СОХЗСО-С?*
C 5 O - CO U O I > - t '- * '< t < t > - C O O O O O
средних
S
X
Ч
основании
>‘
I:
о
Z
U0 гН
LO
чГЮ Ю Ю
со сЧ см ^
ЧГЮ Ю Ю
2*
20
В. В. Г и н з б у р г, Т. А. Т роф им ова
4—■ч—'см vt*ссГ-5^^н
^ \2,
л ^
Ю СО ' w ' 4—-4—"■ ’
О С О Ю ^ С О С О С О М О -н Ю
о
0 5 ОО
- h»
СМ СМ С© СО СО CM CM
- *<ff «
O O O O c O c O f O O
00
ООООООСОООЮ ©;
СОГОСО^НЮ
см
СМ:МСОСОч-1СМОСМС5Ю)СМ
.7x1 CO ,
со чр CO
,
Ю СО Vfi
[ Ю О М О а гН гН
СХ
<Д
1Ю
СО чч
о" С
СО
ОСО
"ГНС
I 00
.'—
‘s —N71 СМ-—sCO CD
со .
СО 05 St* о
■»см •
-гН ЧН см см
4 СО
СО 05 со
СМчч чн
05
о СО со
СО С5 СМ
со Sf со
о о
чЗ
I см
СО
05 !>■
001>-С0^гЧС0ЮС0-^нО05с0
t> »0 ^ 4 0 5 C M r-tt--l0 0 ^ 4 <:Ni
CMCM'■ef ГМчН СМЮ чтЧ UO со
05 .—-ч-ц > | .
vf Ю Ю Ю
Ю Ю оО 1
— 'I
со гs f со
CMСМ НЮ ю 71 Ю М о М1
Х Р 'Н 0 Ю Г О С 1 Ч 1 О О ’Н
СО СМСО СМчч СМ<3© ч Ю
I
~2^СМ_
о
t - со со со
оососоососооО Ю чн со со со
C i-хЗ00
соос^^сосо
OOCOOOOCM'^COOOS'[>• —-гЧ СМсо
с
Ю 10х?
СО —V
05 «чч со
СМ05 о
Ы Л О С О Ю О О
00
0 0 ЧН
чН СМ ч у
I
I
I
I I
С— Ю 'ч ч О Ю Ю Ю Ю Ю Ю '
о
со
см
ССч-чГч'СОоОСОЮ^сОСО'^
чЧ тч^Ю С О М чМ О О М С О
со см СО СМ см со
ЧН lO
W
с
а, со
<•**> СО
з 5 о- з я
« 5 л
я
Я
Ф я Я я
S o t -
X -Ю Г~
3я «>,Я a
• *s 5
З яЯ
Я
од
Q
ч
41
Н
г-i Iга
eg
4“
• о—, I»»
«я 2a
Ч
Я 3
С5 §
о
ф
с я я
ЕЗи
и х *
а
Q
и
L0
^Uc/) с/ООоо
Q
Я
Я
: яаз Н
а. о
* S g Я
>5
я Я4
«=:
«=3
с>
\о ш
я
Xrf *?
>.( с_ Яя О
о Шх
<U
н
К о
Я СО
я 9S сг
= 3 g К
33 5 Я
а
6
л
Я
а 1
й.
f. •** э
ь— о »я о
8
* _ >>£ 3
Q
СО GO СО
со •
СОМ КОчОчЮ Оч-
I
i
$
чч:
я
о
я
я
а
л
я
J a . у
ш
н
>> с
г* ^
я
& ■ < Он' Joe/)
си
а»
я
2 J3 » Я К
h Сгаи ьо
о
° * S*
»CQ
Я 8Я
03
Cf
я
о
о
С с
я S
Ъ с
СГ>с
<
Ч ерепа эп охи энеолита и б рон зы из юж ной Т уркм ении
21
очень больш ого высотного диам етров м уж ских черепов д ает резкую акрокрани ю по вы сотно-поперечном у у к а зател ю ((1 0 6 ,3 ). Н а четы рех ж е н ­
ских черепах этот у к а зател ь ниж е (100,6).
Л и цевой ск ел ет отли чается средней (на границе с высокими) высотой
(73,3 м м ), средним скуловы м диам етром (131,0 м м ), высоким (56,1)
лицевы м у казател ем , м езогнатностью (общ ий угол лица — 82,7°) с силь­
ной горизонтальной профилировкой
(горизонтальны е углы: верхний
134,7, н и ж н и й — 125,6 м м ). У черепов этой серии орбиты низкие (орбит­
ный у к а з а т е л ь от м а к си л л о ф р о н та л е 73,9, от д акр и о н а — 78,0), носовой
у к а зат ел ь средний (5 1,8), вы ступание носа сильное (31,6°), дакриальны й
и симотический у к а зател и — больш ие.
По основным расово-диагностическим п оказател ям эта серия м ож ет
быть отнесена к одном у из вари ан тов древнего средиземноморского типа
(табл. 2 ). У черепов ж енской группы черепной у казател ь несколько выше
(7 3 ,4 ), лицо несколько н иж е по у к азател ю (54,3), с более выраженным
альвеолярн ы м прогнатизм ом (альвеолярн ы й угол у муж чин — 73,4, у
ж енщ ин — 68 ,6 ), более высоким орбитны м у к а за те л е м (77,1 от m f), м е­
нее вы ступаю щ им носом (26,6°) и более низкими дакри альны м (54,8)
и симотическим (41,8) у к азател я м и (табл. 1а и 16). Д л я сравнения с се­
рией черепов из К ар а-Т еп е мы в табл. 2 п ривлекаем р яд серий эпохи брон­
зы из П ередней Азии, а так ж е некоторы е более поздние серии (I ты сячеле­
тие н. э.) из С редней Азии, на которы х мы остановим ся несколько ниже.
Ч ереп а из К ара-Т еп е морфологически наиболее близки к сериям че­
репов из С и ал ка (V — IV ты сячелетия до н. э .), по данны м В а л у а 5, и из
У ра (II ты сячелетие до н. э .), по данны м К изса 6. О бщ еизвестен факт,
что различны е исследователи палеоантропологических м атериалов из П е­
редней Азии, относящ ихся к эпохе бронзы, в разны х сериях вы деляю т не
менее двух д олихокранны х вариантов. Так, В ал у а в первых трех древней­
ших периодах, относящ ихся к концу V и к IV ты сячелетию до н. э., вы ­
д ел яет в С иалке группу гипердолихокранны х черепов, которые он относит
к евро-аф рикан ской группе С ердж и. Вторую , долихокранную группу че­
репов, относящ ую ся к а к к слоям V — IV ты сячелетий до н. э., так и к
более поздним (X II — XI вв. до н. э .), В ал уа рассм атривает к ак принад­
л еж авш ую п редставителям протосредиземноморской р а с ы 1. В могиль­
нике Тепе-Гиссар ( I I I — II ты сячелетия до н. э., северный И ран) Крогман
вы деляет д в а европеоидны х долихокранны х типа — средиземноморский
и протонордический, а так ж е р яд других 8.
К изс в ю ж ной М есопотамии (А л-У баид, IV ты сячелетие; Ур, II ты ­
сячелетие до н. э.) так ж е вы деляет д в а вари ан та, считая, что между
IV— II ты сячелетиям и д о н. э. в этой области произош ло изменение ан ­
тропологического типа населения, в составе которого появился новый тип
с более узкой головой небольш их разм еров. К изс считает, что вторгш ий­
ся в Ур н ар о д был одним из соседних народов 9.
В ю ж ной М есопотамии (К иш , III ты сячелетие до н. э.) Бекетов и
Рейс вы деляю т д в а долихокранны х вари ан та: один, соответствующ ий евро-аф риканском у типу С ердж и, и второй — медитеранны й ,0.
В. В. Б у н а к в составе древнего населения П ередней Азии вы деляет
три д оли хокранн ы х вари ан та. Он различает:
5 Н. V а 11 о i s, Les ossem ents humains de Sialk, в кн.: R. C h i r s h m a n , Foulles
ue Sialk, pres de Kashan, 1933, 1934, 1937, т. II, Paris, 1939.
6 A. K e i t h , Reporton the human Remains, в кн.: H. H a l l and С. W o o l e y , Ur
Excavations, т. 1, стр. 2; Al-Ubaid, The Cemetry, Oxford, 1927, стр. 214—240.
7 H. V a 11 о i s, Указ. раб.
8 W. М. К г о g m a n, Racial types from Tepe-Hissar, Iran. From the late fifth to the
early second millenium В. C., «Verhandlingen der Koninklijke Nederlandsche Academie
van metenshappen», A fdeeling naturkunde, Tweede sectie, deel 34, No. 2, Amsterdam, 1910.
9 A. K e i t h , Указ. раб., стр. 240.
10 D. B u x t o n a. T. R i c e , Report on the human remains found at Kish, «Journal
of the Royal Anthropological Institute of Great Britain», т. 61, 1931, стр. 57— 119.
22
В. В. Г и н з б у р г, Т. А . Троф им ова
1 - й т и п — резко долихокранны й с сильно развиты м надбровьем,
резко обозначенны м заты лком , средним носовым указателем с неболь­
шим прогнатизм ом (А л-У баид; в Киш е — меньший прогнатизм и мень­
ш ая л а т е р а л ь н а я уплощ енность мозговой коробки );
2 - й т и п — долихокранны й, с меньш им рельефом, равномерно округ­
лым сагиттальн ы м контуром, ш ириной ли ц а больш е 130 мм, с изменчи­
вым носовым у казател ем (Ур, Киш, Д ам ган , А страбад, А ли ш ар);
3 - й т и п — долихокранны й, с больш ой высотой мозговой коробки,
умеренной ее ш ириной и умеренны м скуловы м диам етром , без заметного
прогнатизм а (видоизмененны й тип 1, хронологически более поздний,
найден в Д ам ган е, А с т р а б а д е );
■ 4 - й т и п — м езо-брахикранны й (Д ам ган , А лиш ар и другие места)
З н ач и тел ьн ая вари абельность долихокранны х серий эпохи бронзы на
территории П ередней Азии по общ ей массивности черепов, больш ей или
Меньшей степени долихокранности или высоты черепов, большей или
меньш ей ш ирине скулового ди ам етра, прогнатизм а, ш ирине грушевидно­
го -о тв ер сти я и изменчивости других признаков — создает значительные
Трудности при выделении типов. О д н ако все эти серии роднят м еж ду со­
бой доли хокрани я и относительная, а в больш инстве серий и абсолютная
высоколидесть.
Н ем ногочисленная серия черепов из С и ал ка (V— IV ты сячелетия до
н. э.) отли чается от черепов из К ара-Т еп е более крупными абсолютными
р азм ер ам и черепов, больш ей долихокранностыо,. более низкоорбитна и
более узконоса. С тепень вы раж енности альвеолярного прогнатизм а такая
ж е 12.
Д р у г а я серия из П ередней Азии, которую мы считаем возможным
сблизить с исследуемой нами, происходит из южной М есопотамии (из
У ра) и дати руется II ты сячелетием до н. э. (данны е К изса) 13. Черепа
этой серии о б л ад аю т абсолю тны м и разм ерам и и пропорциями строения
черепной коробки, близкими к черепам из К ара-Тепе, но лицевой ске­
л ет несколько вы ш е к а к по абсолю тным, т а к и по относительным раз­
м ерам , орбиты зн ач и тельн о выш е, груш евидное отверстие несколько уже.
П ри сравнении рассм атриваем ы х серий необходимо, .конечно, прини­
м ать во вним ание недостаточность числа наблю дений и возможность слу*
чайных величин, характери зую щ и х отдельны е признаки.
Уточняя' диагностику преобладаю щ его расового типа в серии черепов
из К а р а Д е п е , его, возм ож но, следовало бы отнести к тому варианту
средизем ном орского типа, которому С ердж и присвоил название «евроаф риканского».
Н е будем остан авл и ваться н а прослеж ивании распространения среди­
зем ном орских антропологических типов на других территориях; напом­
ним лиш ь, что некоторы е вари ан ты средиземноморского типа в эпоху
бронзы (II — I ты сячелетия до и. э.) установлены в З а к ав к а зь е (Самтавро, по дан ны м А бдуш ели ш вили ; М ингечаур, -по данны м Р. Касимо­
вой) и , на территории М алой Азии и ш ироко распространены в Среди­
земноморье.
П ри сравнении серии м уж ских черепов из К ара-Т еп е с сериями чере­
пов эпохи бронзы с территории С редней Азии, К азахстан а, А лтая и Ми­
нусинского кр ая, а т а к ж е древнеям ной культуры ниж него Поволжья
м ож но констатировать, что все эти серии резко отличаю тся о т исследуе­
мой более высоким черепным указател ем (м езокран н ы м ), значительно
11 В. В. Б у н а к , Древнейшие краниологические типы Передней Азии, «Краткие
сообщения Ин-та этнографии», II, 1947, стр. 76— 79.
12 Н.: V а 11 о 1 s, Указ. раб.
13 A. K e i t h , Указ. раб.
14 М. Г. А б д у ш е л и ш в и л и ,
К палеоантропологии Самтаврского могильника:
Тбилиси, 1954; Р. К а с и м о в а , Антропологическое исследование черепов из Мингечау-|
ра (автореферат диссеотации на соискание ученой степени кандидата биологически*!
наук. М .-- Л., 1956). ‘
"
Ч ерепа эп охи энеолита, и .б р о н зы из юж ной Т уркм ении
23
более низким и ш ироким лицевы м скелетом (по абсолю тным и относи­
тельны м д анны м ) и более уплощ енны м лицом. В больш ей части серий
п р ео б л ад ает другой европеоидны й антропологический тип, получивший
н а зв а н и е «андроновского» (Д еб ец ) 15. Ч ер еп а д ревнеям н ой культуры
ниж него П о в о л ж ь я характери зую тся протоевропейским типом (по Д ебецу) 16. С ерия черепов из м огильника К окча 3 отличается сильной см е­
ш анностью .
С ерии черепов эпохи срубной культуры из П оволж ья 17 по ряду при­
зн аков зан и м аю т пром еж уточное полож ение м еж ду черепами с п реоб ла­
данием древнего средизем ном орского типа (серия черепов из К ара-Тепе)
и сериям и черепов древнеям н ой культуры из Н иж него П оволж ья, а т а к ­
ж е т а за б а г ь я б с к о й и андроновской культур из Средней А з и и 18, К азах ­
стана 19, А л тая и М инусинского к р а я 20. Особенно близкой к серии из
К ар а-Т еп е по р яд у м орф ологических признаков оказы вается серия чере­
пов эпохи срубной культуры , происходящ ая из Среднего- Заволж ья
(м огильники у селений Х рящ евки и Я годного), исследованная Г. Ф. Д ебецом 2i. К ак м ож н о видеть из таб л. 3, по средним данны м величины боль­
ш инства р азм ер о в этой серии очень близки к средним величинам
больш инства разм еров черепов из К а р а -Т е п е 22. С ерия черепов из могиль­
ников у Х рящ евки и Я годного . отличается от наш ей серии несколько
бол'ыйей Шириной и меньш ей высотой мозговой коробки, несколько! более
низким и немного более ш ироким лицом, более узким м сильнее высту­
п аю щ и м носом, больш им ортогн ати зм ом , более проф илированны м и гори­
зонтальны м и углам и, более высоким д акри альн ы м указателем . Рельеф
этих черепов р азви т сильнее. В остальном обе серии' очень близки! В ряд
.ли это сходство мож но считать случайны м. Н е говорят ли эти особенно­
сти антропологического типа у северной группы населения срубной куль­
туры о прим есях ю ж ны х средизем ном орских элементов?
И з сопоставления табл. 2 и -3 мож но сделать следую щ ие основные
вы воды :
:
1) ч ер еп а эпохи бронзы из ю ж ной Т уркм ении по п реобладаю щ ем у
в этой серии древнем у средизем ном орском у типу тяготею т к Передней
Азии, где этот тип бы л ш ироко представлен в эпоху бронзы (.в V —Л ты ­
сячелетиях до н. э .), и резко отличаю тся от приблизительно синхронных
им черепов древнеям ной культуры Н иж него П овол ж ья с преобладаю щ им
там протоевропейским типом;
!
2 ) . по более поздним краниологическим м атери ал ам эпохи тазаб агьябской и андроновской культур с территории ю ж ной части К ара-Д алп а16 Г. Ф. Д е б е ц , Палеоантропология СССР, Труды Ин-та этнографии .АН СССР,
Новая серия, т. IV, М.— Л., 1948, стр. 70— 76.
*
----- ------ —
16 Там ж е, стр. 102— 103.
■
17 Там ж е, стр. 104— 106.
18 Т. А. Т р о ф и м о в а. Палеоантропологические материалы с территории древне­
го Хорезма, «Сов. этнография», 1957, № 3, стр. 11— 16.
19 В. В. Г и н з б у р г , Антропологическая характеристика населения Казахстана в
эпоху бронзы, Труды Ин-та истории, ррхеологии и этнографии АН КазССР, вып. 1,
Алма-Ата, 1956.
20 Сводка В. П. Алексеева по данным Комаровой, Д ебеца и Гинзбурга. См.
В. П. Алексеев, Палеоантропология Южной Сибири (диссертация на соискание степе­
ни кандидата история, наук, М., 1955. Рукопись хранится в библиотеке Ин-та этногра­
фии АН С СС Р).
21 Г. Ф. Д е б е ц. Палеоантропологические материалы из погребений срубной
культуры среднего Заволж ья, «Материалы и исследования по археологии СССР»,
(М ИА), 42, М.— Л ., 1954, стр. 485— 499.
22 Средние данные по серии черепов из. могильников у Хрящевки и Ягодного, а
также некоторые указатели и средние данные по сериям северной и южной групп срубной культуры среднего Заволжья вычислены нами по индивидуальным данным, опуб­
ликованным Г. Ф. Дебецом в его работах «Материалы по палеоантропологии СССР,
Нижнее Поволжье», «Антропологический журнал», 1936, № 1, и его ж е «Палеоантропо­
логические материалы из погребений срубной культуры среднего Заволжья»,
стр. 494— 499.
24
В . В . Г и н з б у р г , Т. А . Т роф им ова
С Г о у-чсм 4о z- n - ^ o
-г н — И 0 0 ^ - н 0 0 0 0 ^ - 0 5 00 00
СО
р
* >>
03
я
Я
4
О ч р 00 СО - н м о и > с з О
S&
сГ© ©
©
| CM Ю СО О
О
см" У --.
-гН 00
00
©
]
^ ^ Ю) •<?
vf* с~- 05 О - тч
O 5 ^ f C 0 0 5 t ^ | -~ C 5 C D C D C 0 iO
05 CD — 1 Ю
1г- *<Г СО 00
со
о ю ^ о о Р ^ ю
•М М >ГЧ *Н м >Н г - »Н тЧ -Н гН
с о -^ ©
СО
1
I
, ©
1 с^©
со со
СО
ю
с Г ^ -ч
я
00 CD ^
О.
U
U
о.
о
СО СМ О СО 1Л СО
О
1 CD ^
г-
ZD ©
©
1
1
1
1
1 © см
© -г*
О 05 00 СО СО СО 05 ^гч СМ SF Ю
O 5 C O C 0 C 5 t — C ^ -0 5 I> > I> »C O U O
тгЧ
ггЧ
«еН
CJ5 © *чн ©
Г - vp 00 00
©
со
SXXО
Ч К X
o
i »- SJ
ЙЛ
C D l O O c c ' i o ' o О Ю 4Ю
*тН
гН чгН
с о с о 'и ^ 'у ^ ’
■ЧН Ю СМ © £ ^ © о
«!-Ч гН
T' * « S
d lx R
С М 1 > .0 5 С 0 ч Н С 0 С М -ч -< С М С 0 * < С
0 5 с О С О С 5 ^ - Г '-© Г - '- Г '-С О Ю >
о
^Х
со<=;Я**
*?"
<
c m c d l o o c d c o c d o o io o o o
-ч-н
'ТН *ГН
1 СМ СМ СО Ю
© 05
СО
00 *<р 00 00
Оs
оs
W
•ч-<
а> л
ё*
х О^
Я
х а
Х2
С
Р Р
СО СО ©
ОЪ
00 О* ©
СО CM CJ5
C 5 '* -'C O t — ^ « т Ч ^ - О з С З С М О О
O O s j < C O © l> -r -© © C O * ^ '< J (
х »s
2
«
*ГН
Otf>,
сх ^ ю
С
со
SЧ'О
суX
*<
ю
J со ©
СМ -Ч-» © © *<Р со ©
00 СО v f 00 © с о ©
СО СО см © о
с—
»гН
?
см ©
со
1
1
1
1 й .я .
VP t ю
г- 1
^гЧ
со
1
1
1
© © © ю
С " кр t » со
©
со
с о СО со
со
C 0 © O © 0 5 «^ H C M t> * © O © C 0
I О
C M * < J< C O t-'-t''-b O > C O C > -t> -l> .U O C D
^ < J , C O © r-C ^ 0 5 C O C D * < f s f t -
00
© О
см со t Ю 00 00
1
1
c q c j ^ f C M O O c J O O O i r ' О © с 0 Г -© © 0 0 0 0 1 > « 0 0 С М с 0
СМ СМ
w
C^OC^^5LO>^t^*r-COiO'^-'Ci*<r<r-C,OXO*<J<C3(rCI«4-H'^?H|>QOv3’
^ЮСОСТ-^ОСПСЮ^ОООЮ-НСОЮСОНОСОМСОСОМ
ю
0 0 * < P C O © c - t - © © © ' < P ' < J HC - C ' - © C O Q O O O C O C O C M © U O
со
яя
О.
t —i
ч-n t ^ u O ^
C"* ©
00 00
CM CM 0 0 CM 0 0 *<P CO CO ©
CO
7~ 7~-- * £ ? - 7~-v 2
CM 0 0 "M* ©
C"* CO CD O ^ C O ^ O
CD
- ^ 7 , Kp-~w *
с о 1 Л CO CO
lO M D D D fO !O D t^ D C C fO O O ^ |5 3 !^ D ^ C 5 0 0COCO
QC*<f, C O © l - ' * ' l > * © © © C O ' < r ' C - ' - C s- © O O C O r - C M S F C M © L O
CO
■<ч
X
г
СЧ
Ю
й§
и
о о ч c, D
уСО
CD CD ^
**"*^гччн t©
^~ч ^ й ,0 0
—. «г--
н 00 со со г - •
<© . -чЮ -
CO
СО *~я
ЮП5
ч)<<чпа5Юсссососоо^азоооагг"^'0'>:с° 1Л„'0'<|; со. 7
S 8 3 S S S § ? S 55 S S S S3 S S S 55 Й Й S й 09R
угол
С
ХСЧ
>» о.
Н
сч
ч
и
g .
~ S
J,
>
X< 00 00 О CO CO CO tr- со
альвеолярный
3
оо.
sp см CO COo
uo^c-i
c o ^ co 'cm/WWW'—
^ОООЛМЛтнпОО
OOONOi f t NOt DOe C©
я
а.
я
*
Я
X
>»
eg •-• О)
мо
Л
ч
о д
t-•» а
ч>
>
ч
<ь>
н
Я
со
я О) н
а, *
5т: >*
«3
Ч в га
5О CJ£ о г2 Яга
t- о Ь
™ О 8 1> й § 5 ^
*
S о§ с Q S§ Щ
Г
ё * ! ^ § £ я я
*5
*3s _
^ си о 2 Й
я
9
Я
«
^-в-вн
Си о
-о в
я
о
s
«
S А
*г *г о щ *я
о я
с; 9л
I f^
i оа оо—
. ^ 2
-о
сг 3 £ »я
о о о с Е
К Я Я А S ш5 к н о - •
ч а> я
о
Ч а
а> ьо
о с о
0 ,0 3
C C cq
' 00
I
>>я
--
?
** Ч 9S
5
54 й
Я с-
я с
я ^
ста 2
&§•
S 5
о sis
о а.
я s
к >>о.’Я а й о р
Л CQ
2 503*4
(2 g-5-g-Ug-o S g ч S Ея п2 ссз( ия Ея ^^
2Г
Ю
Ю
'— '
Я о
J*ю »л ю ^ ^
с( J СО
05 ' ■<00 ОС0ЧГ0 Ю N.......................
. о*
ю
СО С"- 1>
00 с - t - 05
00 CM CM SP
о £ ь я г а " с о “
я
<и Н
о Н
о 9
* »я Ч^ И * о О ч ч я ч
С Ц О О VD
-Jf<LОЮЮ
О (Л
черепах
св
о.
ЮI o 'ФЮ Ю nJ1ЮlO ЮО Ю
'C<OM'C<C JO N O O C J^'-'f
lCDO^^t>-HCOoODOOO
OOCO^Or^r-Ot-CDCOLOCO
=н £а
xf ' \с >>
7 mк н
1 ' е° с
= = !з £,
X о\о х
ч
на 4 женских
2^
Еv
сччоX
Ч ереп а эп о х и энеолит а и б р о н зы из юж ной Т уркм ен и и
03
Я
я
4
о
’& .
а. о
>> >»
а&
0 0 СО
о а
«U
й
То °с
ю о
О* NJH
<44
HN
о
© О С Ю
- Г - Ю
*• СО СО СМ СО О 1-0 О
с4 -Ю Ю С ^ 0 0
-
IS P O
0 5 СО
t— СО
О - СО
е*н отг
BJEBWFH
IО
О Ю
■4444 ! 44
С"-
11—Ш
I CJ £
«еч 44
I0 1 > 0
* I СО СО СМ 0 0 4 4
4 4 4 4 СО С—
Ю СО
00 00
О со
1 <44 0 3 О
I СО SP СО и о 0 0
4 4 in 4 f
4ГЧ П.. со О С-~ *<Р
| - Г - 00 - - - ~ 1
1 г— со см см -з4см t-~ 1
СО
44 ю v ji 0 5 0 5
О
1
1
00л 11
1
1
1
1
1 1 1 1 м
[ М
1
1 I IМ 1 1
I I1
t—
см
а.
Ю >44
00 ^
-0>£0
Оо
£-s
Ч * А
О
"3
1
1
25
I
со
! 1 1 1
f
1 1 1 \
1 с о- 1
1t-- 1
со
со
>44 ГН
Ю
0 5 СО
Г—
сооо
см - - ► -см
\
I1 1
I 1[ 111 1
1 1
1
СОЮтчг-
;С
ОtNT t>
t --C 0 C 0 0 3 O 3 l> -t --C O [> •4Н 4 4 Г Н
О - t>- С З СО
СО СМ
- - Ю
П -.
4 4 СМ >44
СМ
-О -
<-t.
00 со
СО СО 0 5 СМ
»
~
►
- С 5 СО
' 0 5 0 0 ' - ' '
0 5 ^ S f< C D l0 0 5 O M O C 0 l> l0 C M 0 5 O L 0 C 0 M C 0 C J^ C 4
444444 G3 C--t'-44t'-C"-CMUOtOC00003COt'>>C0 44. »r4COtO
I I I I ICO I LQI 0 0I 1 7I СОI 0 I0 ЮI IО I 1 I I COI N !f СОI ОI
s c fC O v r *
t - CM CO
-
-
-
-
<-i.
-
-
*
-
• T O T H r H C O 'H C M C ^ v f T H ^ lO N C O M N I O O O O C O ^
CO t"— 0 0 C"* CO CM CM 4 4
0 0 Г-— t"» 0 5 CO CO 4 4 LQ
CO00
1
>
г
*
о.
>>
н
t—CO*<f "-CPCO05 05 05 05 05 05 ЮЮlOl>
СТ. О
CO CO CO
t - . Ь Ь - СО
M' M о
СО О о о ь
СО ^ О Ь
M h - >H с о О Ю LO
4H
t-~> t '" G CO CO CM Ю l O [>• CO 0 0 GO CO CM CO CM UO ‘sj4 '
£
9
• —в*1
a
Ss о
* а•
X « о- ьто то оз о
i-чо а п
СО С
то ^
S H
о
о.
о
05 << lO
CO t> - CM 0 5
NMCOiO * '
С\1-гН-гН^нСОСОС5С^Г-
Л.00О
О <P со О 00 О t - •co
. c o s i'^o * < r< o a iiO '< fi> o :c N
X
Ю Ю СО C 5 CO 0 0 С '- С О 4H > ^
* с
со
I
05 *>tf
х £
уОЯ
<->ЙО.
•е-о
, to
Г»~
- —C
O
C
OCO
со о 00
CD
О
to
CO
о -со о* lO СМ05
сою
-Ю
-05 05 >
CM о о
- 05-о
-^4 CMГ-- 05- СМ
О
со
С
МСМ
Оч . . . Ю
. . . . . .t— .С
СО Ю 0 0 0 0 СО СО с .
— Г—00
I II I И
5 О
I I
. .
I I I I I I 1 I I 1 I 1 00а CШ
M* 1
СО 0 5 4гЧ СО 0 5
■J-tfQO---
-
о
.
со
.
н^н
>— i - 4 СО СО СО СМ чгч и 0 t O СО
С О t — Q 5 СО СО < ^ t O <3* СО CP t~~- t— <
i СО С
05 )
^00000o0c0c-^0»0u0
*
iO 05 tO СО СО СО СО О
00 05 О CD
^ CDt** со ю со
~f Ю•<?tOО ЮСОО СОч4 СОч4 СО00 СМСМСО<*4 tOч4 сМ
05c0<p05r^t-^0t^r-c0u0y0t^>l>00 00r^c0000jc0l0
я
-о
С5J пр
C
И
н
я я
со я
J
03 я
я
X X
t=c
->?*%
*5 л »я »я
^ 2
2.
5 45
я
КС
»Я
з
я я
аг"> хя
O а)
a tо
g
О С о
си о «
Е Е са
я
Ч е;
я
2 2
^ ^
стз Л
<
V
i—
С
О соЯ
—<
5 а . 5£ -с:
с;
я
Я
я
J3 яЯ •ю ■- >> ос
sOtSU
^- sЙ
Q
k-i. §1 §1 1я 4я
<р X
^>
я
Я
>ч Ос
>S
д
О О
я я
а> я
о ч>
С Я я
*я я ^ я oS я
д
о
»я 23 2
о Е я о "
я
я
К CQл яо хЕ- ян Ч 98
и.- ^ £ * 2 2
к* 5а, ^ оvoя vo
яч
_ 8.8 г ё ►
о
а. ^ rt
а. и v
5 <И 2 2 ,.Q
0 ai
Q
J ^X mt\^Q с и Q-^u
Х 2Гоаса^саиса^О О >5
Я
J
i
О
3 °S & 3S
аэ яси ^ч яя
: 5 ® л
5 ^ L. ^
-г*-гЧ
OO-^CMCNJ
v? ю lOLO
9Ш
g*
а
я
- 2S Э
Я 2я S
h-) оп 1О о-о
V s
мЯ Я Я ы
> Е [п Ч о
to to •
_
J ^- HCOOCOOL Ov fuOi Ol OCM^ M^ uOC^ .................^ ^ •• •• •« *» со t— l>* t^*
COr- Г — 03
Я
t- JS я
QU
r i (Л
п
Qш
* Череп юношеский (juvenis).
** Без черепа № 37 М=103,5 (5).
X
CO CO CC - H CO GO
_
о
м
CO
О С Ю
м
CO CO CO 0 3
»S
05 M
CO
26
В. В. Г и н з б у р г ; Т: А. Т роф им ова
кии, К азах стан а, А лтая и М инусинского крёя кон.Ьтатируется п реоблада­
ние д ругого европеоидного Типа — ан дроновскрго или близкого к ; нему;
3)
на территории П овол ж ья в эпоху .срубной культуры был расп
странен европеоидны й тип, по ряду признаков сближ аю щ ийся с древним
средизем ном орским типом, представленны м в южной Туркмении (по м а­
тер и ал ам могильника в К ар а-Т еп е); наиболее отчетливо это сходство
п рослеж и вается в черепах из З а в о л ж ь я (северная группа), происходящих
из м огильников у поселений Х рящ евка и Ягодное.
П ри ср авн ен и и черепов из К ар а-Т еп е с другим и краниологическими
М атериалам и из ю ж ной Туркм ении м ож но отметить, что мужской- череп
из Т а х и р б а я (раскоп ки Ю ТА КЭ под руководством В. М. М ассона в 1955 г.
н а поселении Т ахи рбай в 12 км севернее колодцев Новый Киш ман в
■Марыйской о б л асти ), изученный Г и н зб у р го м 23 и датируемы й второй по­
ловиной II ты сячелетия до н. э., отличается по ряд у признаков o f черепов
из К ар а-Т еп е. Т ак, он отли чается исклю чительно больш ой величиной'продольного д и ам етр а, меньш ей в ы с о то й ,' значительно больш ей величиной
наим еньш его лобного и скулового диаметров, относительно' низким лицом
по у казател ю , более покаты м лбом , очень высокими орбитами и некото­
рыми другим и чертами, которы е позволяю т сближ ать этот череп jc протоевропеоидны ми ф орм ам и (см. табл. 4 ). М ужской ч ереп ,и з Серахского
рай он а (раскопки А. А. М арущ ен ко), синхронный черепам1из Кара-Тепе,
о казы в ается к ним очень близким. С реди ж енских черепов из! А н а у 24,
Н а м а з г а -Т е п е 25, С ерахского района и из Т ахи рб ая намечается выделение
второго, более короткоголового типа (табл. 4 ).
;
П ри во дя здесь чертеж и черепов из К ара-Т еп е (№ 90 из расцопок
1957 г.,-рис. 1, и № 47 из раскопок 1956 г., >рие. 2 ), следует указать, что
первый; череп , мы рассм атри ваем к а к представительны й д л я серии —
вы соколицы й средизем ном орский тип; второй череп существенно откло­
н яется от первого пропорциями лицевого скелета и больш е нароминает
ч ер еп а протоевропейокого типа. Р а з р а б о т к а нового м атери ала,: врзможно, п озволи т вы д ели ть аналоги чн ы е черепа в качестве особого компо­
нента этой серии.
,. ;
j
!
Р а с с м а т р и в а я крани ологически е м атери ал ы I ты сячелетий н. э. с
территории М аргианы 2б, Х орезма 27. Б актрии 28 и Со;;днаны 2% -рожно
считать вероятн ы м , что д ревн ее н аселени е эпохи энеоли та и бронзы из
ю ж ной Т уркм ении или другое, родственное| ему по антропологическому
типу, вош ло одним из основны х сл агаем ы х в состав позднейш ргр насе­
л ен и я С редней А зии (см, таб л . 2 ). Н е в д а в а ясь в подробную аргум ен та­
ц и ю .это го тези са, счи таем необходим ы м остановить вним ание читателей
на главн ей ш и х отличиях серий черепов I ты сячелётия н. э|. с территории
■Средней Азии, привлеченны х д л я сравн ен и я. Со_прставляд,:бодее.поздние
м атер и ал ы с более ранним и, необходим о п рин и м ать во внимание эпо­
х ал ьн ы е изм енения. О бщ им и ч ертам и в .морф ологии черепов из КараТепе и других взяты х д л я сравн ен и я серий яв л яется строение лицевого
.скелета, относительно в ы с о к о г о . по у к азател ю , с близкими средними
.вели чин ам и скулового д и а м етр а и верхней высоты лица. О тличия расх м а т р и в а е м ы х серий от черепов из К ар а-Т еп е сказы ваю тся в более высо■
!
23 В. В. Г и н з б у р г , Материалы к антропологии южной Туркмении в эпоху роэд. ней бронзы (Черепа из Тахирбая), рукопись.
'
24 G. S е г g i, Указ. раб.
25 Л. В. О ш а н и н , Указ. раб., стр. 31— 32; В. Я. З е з е н к о в а , Указ. раб.,
:стр. 97.
26 Т. А. Трофимова, Черепа из оссуарного могильника возле Байрам-Али. «Мате­
риалы Хорезмской экспедиции», вып. 3, М., 1959, приложение (в печати).
I 27 Т. А. Т р о ф и м о в а, Палеоантропологически.г материалы с территории древнего
•Хорезма, стр. 17— 27.
29 В. В. Г и н з б у р г, Первые антропологические материалы к проблеме этногечезй Бактрии, МИА, 15, 1950, стр. 241—250.
29 В. В. Г и н з б у р г, Материалы к краниологии. Согда, МИА, 37, М,— Л., 1953,
.стр. 157— 167.
Ч ереп а эп охи энеолита и б р о н зы из юж ной Т уркм ении
27
ком черепном у к а за т е л е (м езо -б р ах и к р ан н о м ), сл аб ее разви том рельефе,
в б олее вы соких о рб и тах, больш ей ортогнатности и в несколько более
уп лощ ен ном ли ц ево м ск елете в области н азо м ал я р н о го угл а. П ри этом
н ад о отм етить, что одни серии сб л и ж аю тся с черепам и эпохи энеолита
по одним п р и зн ак ам , д ругие-— по другим , причем серия черепов из
М ервского о ази са IV — V I вв. н. з. м ож ет считаться н аи бол ее близкой по
своим м орф ологическим особенностям к ч ереп ам из К ара-Т еп е. Таким
Рис. 1.. Мужской череп № 90 средиземноморского типа
об р азо м , не и склю чая прим есей иных расовы х типов в составе населения
ю ж ной Т у р к м ен и и /к о то р ы е проникли сю да со врем ени энеоли та, отличие
более поздней серии из ю ж ной Т уркм ении вполне удовлетворительно
объяснкется процессам и эпохальны х изменений (брахи кеф али зац ии и
грацилизации лицевого ск ел ета). Н еобходимо так ж е принять во вним а­
ние, что более высокий черепной у к а зател ь таких серий, к а к черепа из
Б ай р ам -А л и и из оссуарны х захоронений дворцового зд ан и я крепости
К алады -Г ы р 1, объясняется не только эпохальны м и изменениями, но и
влиянием заты лочно-тем енной деф орм ации, распространенной в то вре­
м я у населения этих областей.
28
В. В. Г и н з б у р г, Т. А. Троф им ова
П риведенны е соображ ен ия позволяю т считать, что в основе этих
групп п редставлен один из вари ан тов средизем ном орского типа. П ри­
менительно к соврем енном у населению JI. В. О ш анин предлож ил назвать
Рис. 2. М ужской череп № 47 протоевроггейекого типа
этот тип «закаспийским ». Э то наим енование мы считаем возможным
отнести та к ж е и к м езокранны м , относительно высоколицым сериям
черепов I ты сячелетия н. э.
Выводы
1. И сслед уем ая серия черепов из К ара-Т еп е морфологически наиболее
бли зка к некоторы м сериям П ередней Азии, характеризую щ им ся преоб­
лад ан и ем древнего средизем ном орского типа, в особенности к черепам из
С и ал ка (по В ал у а) и Ура (по К и зсу).
2. Ч ереп а из К ара-Т еп е резко отличаю тся от черепов тазабагъябской
культуры С редней Азии (из м огильника К окча 3, по Трофимовой) и
андроновской культуры К азах стан а, А л тая и М инусинского к р ая (данные
р я д а авторов) и древнеям ной культуры Н иж него П оволж ья. Вместе с
тем необходимо у казать, что разли чи я черепов из К ара-Т епе и серий
черепов срубной культуры менее резки.
3. М ож н о сч и тать вероятн ы м , что средизем ном орский тип, свойствен­
ный др евн ем у населению Туркм ении, вош ел одним из основных с л а га е ­
мых в со став позднейш его н аселен и я С редней Азии.
А. В. СМОЛЯК
НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ
НАРОДНОСТЕЙ ПРИАМУРЬЯ И ПРИМОРЬЯ
И стория народностей, населяю щ их наш е П ри ам урье и Приморье, еще
не изучена. В опросы их древних судеб выяснить очень слож но, ибо эти н а­
родности в прош лом не имели своей письменности и оставили только ве­
щ ественны е памятники.
А рхеологическое изучение С оветского П ри м орья ведется в настоящ ее
врем я весьм а интенсивно; районы ж е ниж него течения р. Амур изучены
ещ е крайн е недостаточно '. Н о д а ж е если бы эти археологические п ам ят­
ники были исследованы сами по себе хорош о, ещ е нуж но реш ить, в какой
степени их м ож но использовать д л я характеристики культуры предков
соврем енны х обитателей этой территории.
В рем я и пути ф орм и рован ия современны х этнических групп, н аселяю ­
щ их н и зо в ья А м ура и П ри м орье, ещ е яв л яю тся предм етом исследования.
И нтерес к прош лому наш его П рим орья возник уж е в 60— 80-х годах
XIX в.; в периодической печати того времени одно за другим появляю тся
сообщ ения о н аходках в ю жной части бассейна р. Уссури развали н д рев­
них крепостей, рвов, дорог, городов. П ервы е систематические исследова­
ния там были проведены архим андритом П алл ади ем (К аф аровы м ).
О б н ар у ж ен н ы е п ам ятники древней культуры он впервы е связал с исто­
рией М ан ьчж ури и и отнес их к периодам сущ ествования государств
Б охай и Ц зи н ь 2, о которы х сообщ али китайские письменные источники.
П озднее там производил раскопки археолог Ф. Буссе, обнаруж ивш ий
в П ри м орье п ам ятники более ранней культуры ; он св язал их с племенами
н лоу, о которы х так ж е сообщ али китайские исторические хроники 3.
В хрониках сообщ алось, что в древности на территории М аньчж урии
ж и л и плем ена суш энь (с древнейш их времен до III в. до н. э .), илоу (по­
явились после суш эней и ж и ли до IV — V вв. н. э .), мохэ (V-VI—V III—
IX вв. н. э .); что в V III — н ач ал е X в. на территории М аньчж урии сущ е­
ствовало государство Б о х ай (п ало под натиском ки д ан ей ), а с н ачала
X II до X III в.— государство чж урчж еней (Ц зи н ь ).
Точка зрен и я Ф. Б уссе бы ла п одд ерж ан а многими учеными, и о плем е­
нах илоу стали писать к ак об об и тателях П рим орья в последних веках до
наш ей эры и в первых веках наш ей эры. В полне законом ерно, что вслед за
признанием илоу древним и плем енам и П рим орья исследователи писали
1 Археологические разведки были здесь проведены в 1935 г. А. П. Окладниковым,
но богатые материалы этой экспедиции до сих пор почти не опубликованы. Резуль­
таты проведенных работ отражены лишь в трех небольших по объему статьях А. П. Ок­
ладникова: «К археологическим исследованиям 1935 г. на Амуре» («Сов. археология»,
1936, № 1), «Древнее поселение в пади Большой Дурал на Амуре» («Сов. археология»,
XV, 1951) и «Неолитические памятники как источники по этногонии Сибири и Дальнего
Востока» («Краткие сообщения ИИМК», IX, 1941).
2 П а л л а д и й , Этнографическая экспедиция в Южно-Уссурийский край, «Изв.
Русского географического Об-ва» (Р Г О ), т. VII, № 2, 1871.
3 Ф. Б у с с е , Остатки древностей в долинах рек Л еф у, Д аубихэ, Улахэ, «Записки
об-ва изучения Амурского края», Владивосток, 1888.
30
А. В. С м о л я к
о суш энях и о мохэ, к а к о народностях, так ж е обитавш их в П риам урье и
П рим орье.
Л и тер ату р а о суш энях, илоу, мохэ, бохайцах, чж урчж енях очень об­
ш ирна, причем эти плем ена и народности всегда считались предками
м аньчж уров.
Об этом писали сами м аньчж уры и китайцы. В «М ань-чж оу юань-люкао» им ператор Ц ян ь-Л у н сообщ ал, что цзинь произош ли от рода мохэ на
старой территории суш эней, и что цзинь — предки м аньчж уров 4. П а л л а ­
дий у к а зы в а л , что, со гл асн о ки тай ским данны м , суш энь — это чж урчж ени и предки м ан ьчж уров; точно такой ж е точки зрения п ридерж ивались
и д р у ги е русские востоковеды , осн овы ваясь на д ан н ы х китайских х р о н и к 5.
С овременны е китайские авторы (Хуа Ш ань, В ан Гэн-тан) так ж е счи­
таю т суш эней, илоу и мохэ предкам и чж урчж еней 6. Западноевропейские
ки таеведы XIX в. р а зд е л я л и эту точку зрения 7.
В есьм а п р и м ечательно, однако, что ки тай ские и западноевропейские
историки, а т а к ж е русские ори ен тали сты не п роявляю т тенденции поме­
щ ать суш эней, илоу и мохэ непрем енно в низовьях А м ура или в П ри­
морье. О б этом стал и писать русские исследователи, практически раб о­
тавш и е в этих районах в более поздний период. В згляды Ф. Буссе под­
д е р ж а л и А. В. Г р е б е н щ и к о в 8, А. Н-. Л и п с к и й 9, Н. А. Л и пская 10,
А. М. З о л о тар ев и . Они писали о суш энях, илоу и мохэ, к ак о предках
соврем енны х н ародностей , п р о ж и ваю щ и х ныне в П р и ам у р ье и П риморье
(н ан ай ц ев , ульчей, нивхов, ороч ей ). О д н ако ни в одной работе у к а за н ­
ных авторов не д е л ает ся попы тки поставить вопрос о том, в какой степе­
ни о п р а в д а н а т а к а я и денти ф и каци я.
О чень много д л я вы ясн ен ия ранних этап ов истории советского
П ри м орья сд ел ан о советскими археологам и. А. П. О кладников в работах,
посвящ енны х проведенны м в П рим орье археологическим исследованиям,
следует установивш ейся в л и тературе традиции: он говорит о племенах
илоу и мохэ, ж ивш их в древности в П ри ам урье и П риморье. В чрезвычай­
но интересной, богатой новы ми ф актам и работе «У истоков культуры народов Д а л ь н его В остока» (1954) он р азв и вает мысль, что в П риамурье и
4 См. T e r r i e n d e L a c o u p e r i e , The Djurtchen of M anchuria, «Journal of the
Royal A siatic Society», New Series, т. XXXI. London, 1889, стр. 436. Эти данные приведены
и в хронике X II—XIII вв. (см. «Цзинь-ши», перевод А. Малявкина, Харбин, 1942).
5 См. П а л л а д и й , Дорожны е заметки на пути от Пекина до Благовещенска
через Маньчжурию в 1870 г., «Записки РГО по общей географии», т. IV, 1871, стр. 387;
А. Г о р с к и й , Начало и первые дела маньчжурского дома, Труды членов Россий­
ской духовной миссии в Пекине, т. I, Пекин, 1858, стр. 4; Н. Я. Б и ч у р и н , Собрание
сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена, тт. I— III, М.— Л.,
1950— 1953; т. II, стр. 8; В. П. В а с и л ь е в , История и древности восточной части
Средней Азии от X до XIII в., Труды Восточного отдела Русского археологического
об-ва, ч. IV, вып. I, 1858, стр. 30— 31, 196— 197.
6 Х у а Ш а н ь , В а н Г э н - т а н , О разложении родового строя и образовании
государства у чжурчженей, «Вэньшичжэ», 1956, № 6 (на кит. языке).
7 См. T e r r i e n d e L a c o u p e r i e , Указ. раб., стр. 432—434, 440; Е. P a r k e r ,
The M anchus, «Transactions of the A siatic Society of Japan», т. XV, Jokohama, 1887;
H. E. J a m e s , The long w hite mountain, London, 1888, гл. II.
8 А. В. Г р е б е н щ и к о в , Маньчжуры, их язык и письменность, Владивосток,
1912, стр. 1— 7.
9 А. Н. Липский писал, что группа мохэ (хэй-шуй-бу) обитала по нижнему тече1нию Амура, от устья Сунгари до океана; в IV—-X вв. «племя хэй-шуй, т. е.,
видимо, нынешние гольды, стояли на низкой ступени развития; это племя получило
свое имя по названию нижнего течения А м у р а — Хэй-шуй» (см. его статью «Краткий
обзор маньчжуро-тунгусских племен бассейна Амура» в сборнике «I туземный съезд
Дальне-Восточной области», Хабаровск, 1925, стр. VII).
10 См. «Народы Сибири», М.— Л., 1956 (глава «Нанайцы», исторический очерк).
11 А. М. З о л о т а р е в , К вопросу о генезисе классообразования у гиляков, «За
индустриализацию Советского Востока», 1933, № 3. В другой работе он писал более
осторожно; «Сушэнь, илоу, мохэ — собирательные названия для ряда древних племен,
считающихся предками тунгусо-маньчжуров. Вероятно, неолитическое население Амура
входило в число народов, собирательно обозначавшихся китайскими летописями под
этими названиями» (А. М. З о л о т а р е в , Родовой строй и религия ульчей, Хабаровск,
1939, стр. 7).
В опросы д р е в н е й истории народност ей П р и а м ур ь я и П ри м орья
31
П рим орье с древнейш их времен р азв и вал ась культура племен илоу, мохэ,.
бохайцев и чж урчж эней. У ж е плем ена илоу в П рим орье знали земледелие,
скотоводство, ткачество; их культуру наследовали мохэ, бохайцы. Н а н а й ­
цы, ульчи, нивхи — потомки этого древнего населения. «М онголы в ар в ар ­
ски разруш или зем ледельческую культуру приморских племен и физически
уничтож или или увели в плен ее носителей... У дар, нанесенный монголь­
скими заво евател ям и , был настолько силен и опустошителен, что Приморьеи соседние с ним районы Д ал ьн его В остока у ж е не могли более оправить­
ся и остались в запустении вплоть до того момента, когда там в полови­
не X V II в. появились русские и зал о ж и л и основу новой, несравненно болеепередовой и высокой культуры ... П отомки ж е древнего населения П ри ­
м орья, создавш его в течение веков яркую и своеобразную культуру,—■
ульчи, гиляки и нанайцы — в друж ной семье советских народов создаю т
теперь новую, социалистическую культуру Д ал ьн его В остока» 12.В той же
работе проводится мысль, что культура бохайского и чжурчженьского.
государства вы росла на почве, подготовленной племенам и мохэ и илоу 13..
М ы у ж е отм ечали, что вся востоковедческая ли тература признает су­
шэней, илоу, мохэ, бохайцев, чж урчж еней п редкам и м аньчж уров. С казать,
что эти ж е плем ена явились и предкам и современны х народов Приамурь'я
и П р и м о р ья,— значит предопределить вопрос о происхож дении последних.
М еж ду тем , этногенез н ародов П р и ам у р ья и П рим орья до конца еще не
выяснен и врем я их ф орм ирования не установлено. П о имею щ имся нынеданны м , происхож дение этих народов весьм а слож но; в их состав вошли
сам ы е р азли чн ы е компоненты . Н о п роблем а этногенеза — это тем а сам о­
стоятельного исследования; автор данной статьи хочет лиш ь обратить,
вним ание на то, что вопрос о расселении сушэней, илоу и мохэ, судя пс
литературн ы м данны м , до сих пор не явл яется вполне ясным.
С огласно китайским источникам, суш эни ж и ли в М аньчж урии с древ­
нейш их времен до III в. до н. э. И ногда их представители появлялись,
в К итае, принося в качестве д а р а луки и стрелы из дерева «ку» с кам ен­
ными наконечникам и. С ведения о суш энях, приводим ы е китайскими хро­
никами, крайн е скудны , что объясняется, по-видимому, недостаточным
знаком ством китайских летописцев с отдаленны ми областям и М ан ьчж у­
рии 14 (х о тя археологи ческие д ан ны е м огут сви детел ьствовать о наличии
каки х-то связей д ревни х об и тател ей П р и м о р ья с ки тай ц ам и ). В ки тай ­
ских сочинениях новейш его врем ени (X V III— XX вв.) появляю тся по­
пытки о п редели ть по китайским древним хроникам границы расселения
суш эней 15, хотя в д ревности вопросам и их расселен и я, естественно, ни­
кто не за н и м ал ся . О д н ако оп редели ть территорию расселения сушэней,.
которы е на п р о тяж ен и и ты сячелети й ж и л и в стране, недостаточно зн ак о ­
мой к и та й ц а м ,— вещ ь соверш енно н ер еа л ь н ая ; тем более н ельзя гово­
рить о точной л о к ал и зац и и суш эней в н и зовьях А м ура или П рим орья.
Этот вопрос, конечно, не стави л ся древним и китайским и авторам и, ко то ­
рые плохо зн ал и столь отд ален н ы е зем ли (хотя и слы ш али о сущ ество­
вании А м у р а ).
П о-видим ом у, им енем суш энь ки тай ц ы н азы вал и все н аселени е М ан ь­
чж урии, безотносительно к его этнической п рин адлеж н ости, а возм ож но,
и населени е более северны х районов 16.
12 Л. П. О к л а д н и к о в . У истоков культуры народов Дальнего Востока, сб.
«По следам древних культур», М., 1954, стр. 259—260.
13 Там же, стр. 258.
14 Д . Н. Позднеев вообще сомневается в существовании сушэней: «... существо­
вание сушэней подвергается сомнению за недоказанностью сведений о них» («Описа­
ние Маньчжурии», т. I, СПб., 1897, стр. 7 ).
' 15 Это, в частности, попытался сделать Ху-Вэй, автор книги «Юйгун-Чжунчжи»
(1633— 1714); см. Н. Я- Б и ч у р и н , Собрание сведений..., т. I, 1950, стр. XXV.
16 В «Да-мин и-тун-чжи», изданной в 1461 г. в Пекине, говорится, что к произве­
дениям страны сушэнь относятся «китовые зрачки» и «моржовые клыки» (цит. по.
рукописному переводу Н. В. Кюнера; стр. 105 укдзаца по китайскому оригиналу).
32
А . В. С м оляк
Г ораздо больш е сведений китайские хроники сообщ аю т о племенах
илоу, которы е ж и л и в М аньчж урии, начиная с последних веков до нашей
эры . И лоу, со гласно этим д ан ны м , ж и л и оседло, зан и м ал и сь земледе­
лием , свиноводством и охотой, строили зем лянки, дел ал и хорошие луки и
стрелы с каменны ми наконечниками, умели строить суда; соседи страдали
от их н абегов 17.
О территории расселен и я илоу китайские хроники говорят: «...На во­
стоке п ри леж ат к В еликому морю, на юге смеж ны с во-цзюй. К ак далеко
простираю тся на север — неизвестно» 18. З а п а д н а я граница илоу здесь
т а к ж е не о п р ед ел яется. И та к , илоу ж и ли в рай он ах, с востока омы­
в аем ы х «В еликим морем». Р аскоп ки , проведенны е за последние годы
в ю ж ны х частях С оветского П рим орья, в значительной степени дополняют
сведения китайских хроник о культуре приморских илоу. Советские архео-логи относят эпоху «раковинны х куч» к периоду сущ ествования в При­
м орье илоуских племен 19. У населения П рим орья в эту эпоху существо­
в ал а сп ец и али зирован н ая культура ры боловов и морских зверобоев, кото­
р ы е строили крупны е морские суда. Н аходки здесь каменных зернотерок
и п ряслиц свидетельствую т, по мнению А. П. О кладникова, о развитии
у п рим орски х илоу зем л е д е л и я и ткачества 20.
В п о дтвер ж ден и е тези са о высокой культуре обитателей этих мест
п р и во д ятся сведен и я из м ало известной в научной литературе
китайской хроники, в которой говорится, что «основой хозяйства илоу
были зем леделие и скотоводство: они имели пять видов [хлебных] злаков,
коров, лош адей; кром е того, они лю били разводить свиней, занимались
охотой на соболей» 21.
А. П. О кладн и ков приводит эти сведения китайских хроник, не ком­
м ентируя их, хотя они н икак не согласую тся с той картиной культуры
илоу, которая вы рисовы вается на основе раскопок, произведенных в При­
морье. Д ействительн о, прим орские «илоу» — это морские зверобои, охот­
ники, у которы х лиш ь найденны е в незначительном количестве каменные
зернотерки могут р ассм атри ваться как косвенное свидетельство наличия
зем леделия 22. Н али ч и е кам енны х зернотерок, дум ается, не является не­
опроверж им ы м д о казател ьством сущ ествования здесь зем леделия, так же
как и наличие п рясли ц не служ ит доказательством сущ ествования ткаче­
ства у прим орских илоу. Н а зерн отерках мож но было растирать ягоды
черемухи и других растений; зернотеркам и илоу могли так ж е пользовать­
ся, п р и о б р етая от своих ю го-зап адн ы х соседей зерн а гао л ян а или проса.
П р я сл и ц а могли у п о тр еб л яться при изготовлении с помощ ью веретена
нитей д л я сетей 23. В П ри м орье не бы ло обн аруж ен о т а к ж е ни костей
л о ш ад ей , ни костей коров — ж ивотны х, которы х, к ак говорится в китай­
ских хрон иках, р азв о д и л и илоу.
Д о к азател ьств о наличия у племен илоу зем леделия А. П. Окладников
видит та к ж е в употреблении ими полулунных каменных ножей с отвер­
стиям и; такие нож и в древнем К итае употреблялись в качестве серпов. Но
сходные по ф орм е нож и с отверстиями были найдены при археологических
17 Н. Я. Б и ч у р и н , Собрание сведений..., т. II, стр. 23— 24.
18 Там же, стр. 23.
19 «.Очерки истории СССР. Первобытно общинный строй и древнейшие государ­
ства на территории СССР». Под ред. П. Н. Третьякова и A. JI. Монгайта, М., 1956,
стр. 409— 410 (автор раздела «Племена Сибири и Дальнего Востока» — А. П. Оклад­
ников).
20 «Очерки истории СССР...», стр. 409—410.
21 Там же, стр. 410.
22 А. П. О к л а д н и к о в, У истоков культуры народов Дальнего Востока, стр. 251.
23 Многие северные народности Сибири и Дальнего Востока изготовляли сети из
крапивных ниток, спряденных с помощью веретена; веретена были известны даж е та­
кой северной народности, как юкагиры. Но нет никаких данных, которые свидетель­
ствовали бы о существовании у этих народностей в прошлом искусства ткачества.
В о п р о сы д р е в н е й истории народност ей П р и а м ур ь я и П ри м орья
33
раскоп ках на Ч укотском полуострове, однако никто не рассм атривает их
как д о казател ьств о сущ ествования здесь зем леделия.
Д ан н ы е о культуре зем ледельческих илоуских племен, содерж ащ иеся
в китайских хрониках, не м огут быть отнесены к населению приморских
районов. Они касаю тся н аселени я иных мест. В данны х китайских хроник
о расселении илоу не у к а за н а ни северная, ни зап ад н ая границы обитания
этих племен.
Н. Я- Бичурин писал, что илоу ж и л и в восточной части Гириньской
п р о ви н ц и и 24. Но, по-видимому, область расселения этих племен была
шире: они обитали т ак ж е в зап ад н ы х рай он ах и в южной М аньчжурии.
Об этом свидетельствую т д ан ны е топонимики: в 60— 80 ли от М укдена, по
сообщ ению П а л л а д и я , располож ено местечко И лу, «построенное на месте
старинного города И лоусяня, назван ного т а к в п ам ять древнего народа
М аньчж урии — и л о у » 25. Н а исторической карте, составленной самим
Н. Я- Бичурины м и прилож енной к книге «С обрание сведений...», племя
илоу отмечено в местности, располож енной несколько севернее М укдена.
В географ ическом описании М аньчж урии, переведенном с китайского
язы ка В. П. В асильевы м , упом инается местечко И лоу в 35 верстах к се­
веру от М укден а, где н аходятся развал и н ы древнего города И л о у 26.
В «И сторическом атл асе К итая», изданном в 1935 г . 27, илоу помещены
к ю го -зап аду и ю го-востоку от озера Х анка.
П о всей вероятности, плем ен а илоу зан и м ал и обш ирную область,
к о то р ая в к л ю ч а л а рай он соврем енного город а М укден а с его окрестн о­
стям и, бассейн С ун гари — реки, п роходящ ей через всю территорию
М ан ьчж у р и и , и зем ли к востоку от этой реки. Е щ е более вероятно п ред ­
п олож ен ие, что н а зв ан и е и лоу (к а к и суш энь) китайцы д а в а л и не оп ре­
д елен н ом у н арод у, но об и тател ям больш ей части М ан ьчж ури и 28.
Е стественно, что н а столь обш ирной территории обитали плем ена
разл и чн о го у ровн я р азв и ти я ; д ан н ы е ж е ки тай ских хроник сум м арны и
не учиты ваю т этих разли чи й .
М еханически п ереносить на населени е п рим орских районов все к у л ь ­
турны е д о сти ж ен и я илоу ц ен тр ал ьн ы х районов, о которы х говорится в
ки тай ски х х р он и ках, бы ло бы н еп равильн ы м .
В III в. н. э. в китайских исторических источниках появляется н а зв а ­
ние «уги», относимое к плем енам , обитавш им в М аньчж урии (некоторые
авторы с б л и ж аю т н а зв ан и е уги с уц зи , воцзи, что в переводе зн ачит «лес­
н ы е»), Б о л ьш и н ство синологов XIX в. п р и зн ав ал о , что уцзи были мохзскими лесны ми плем енам и, но н азван и е мохэ появляется в хрониках лиш ь
с V— V I вв. О п лем ен ах мохэ в китайских исторических хрониках сооб­
щ ается, что они зан и м аю тся зем леделием , разведением свиней и лош адей,
охотой и ры боловством, а та к ж е торговлей (п родаж ей киданям мехов,
рыбьих ш курок и ры бьего клея, л ош адей ) 29. Ж и л и мохэ зимой в зем лян ­
ках со входом сверху, а летом — в ш алаш ах.
П о сообщ ению китайских источников, мохэ делились на семь «поколе­
ний», из которы х сам ое ю ж ное зан и м ал о районы, см еж ны е с государством
Гаоли н а севере К орейского полуострова. К сож алению , китайские хро­
ники не д аю т определенны х сведений о м естах обитания всех мохэских п ле­
24 Н. Я. Б и ч у р и н , Собрание сведений..., т. II, стр. 24.
25 П а л л а д и й , Дорожны е заметки..., стр. 373.
26 В. П. В а с и л ь е в , Описание Маньчжурии, «Записки РГО», т. XII, 1857, стр. 63.
27 Albert H e r r m a n n , H istorical and comm ercial atlas of China, Cambridge —
M assachusetts, 1935, карты 27 и 31.
28 Подтверждением этому служит мнение П. Н. Меньшикова, П. Н. Смольникова
и А. И. Чнрикова о том, что в область распространения илоу входила «вся восточная
часть Хэйлунцзянской провинции и Гириньская провинция, а впоследствии и Уссурий­
ский край («Северная Маньчжурия», т. II, Хэйлунцзянская провинция, Харбин, 1919,
стр. 417); границей Хэйлунцзянской и Гириньской провинций, как известно, была р. Сун­
гари.
29 В. П. В а с и л ь е в , История и древности Восточной части Средней Азии, стр. 27.
34
А. В. С м оляк
мен; известно лиш ь, что группа мохэ ж и л а по С унгари (сумо мохэ) и по
А муру (черноречны е — хэй-ш уй мохэ, от китайского назван ия Амура —
Хэй-шуй, буквально — Ч ер н ая река) 30.
Н. А. Л и п с к ая , А. Н. Л ипский и А. М. З о л о тар ев у тверж д ал и в своих
раб о тах , что черноречны е мохэ обитали по ниж нему течению А м у р а 3t.
А. В. Гребенщ иков п олагал , что средоточием всех племен мохэ были
зем ли по р. С унгари и по А муру, где мохэ расселялись до самого у с т ь я 32.
Э та точка зрен и я воспринята и другим и современными историкам и33.
А. П. О кладн и ков писал, что мохэские племена, ж ивш ие в Приморье,
в до ли н ах Уссури и А м ура, зан и м али сь зем леделием и скотоводством, из­
готовляли ж елезн ы е орудия; они вступали в прямы е сношения с Китаем,
с 417 г. регулярно н ап р ав л я я посольства к китайскому двору, но большая
часть мохэ бы ла незави си м а от К итая, и соседи боялись и х 34.
П ри вни м ател ьн ом рассм отрении исторических источников можно
у б ед и ться, что в них нет н икаки х сведений об обитании мохэ на нижнем
А муре. С ообщ ения о черноречны х мохэ касаю тся совершенно иного
р ай он а.
Н.
Я- Бичурин сообщ ает, что черноречны е мохэ ж или в Хэйлунцз
ской провинции 35, которая, к а к известно, с севера бы ла ограничена Аму­
ром, а с востока — С унгари. Б ол ее того, он указы вает, что они «занимали
правую сторону А м ура в верховьях сей реки... Они п рин адлеж али к числу
тех тунгусских поколений, потомки которы х ныне обитаю т по обоим бере­
гам Н а у н а под родовы ми н азван и ям и солонов и д ах у р о в » 36. А. В. Гребен­
щ иков считает, что н азван и е хэй-ш уй мохэ происходит от н азвания Хэйшуй, которое китайцы д ав ал и не всем у Амуру, а только среднему его те­
чению 37, и что устье р. Б и р а было западной границей расселения мохэ по
Амуру.
В верховьях А м ура, вплоть до устья р. Зеи, найдено много археологи­
ческих п ам ятников (развал и н ы крепостей, рвы, в а л ы ); археолог Г. С. Но­
виков-Д аурски й р ассм атри вает их к а к м о х эски е38. Современные китай­
ские историки именно здесь, а не в низовьях реки, помещ аю т черноречных
мохэ — предков чж урчж еней 39.
Черноречны е мохэ ж и ли по А муру и зап адн ее устья Зеи. Это подтвер­
ж д аю т дан ны е топонимики: на А муре и поныне сохранилось название
М охэ д л я местечка, располож енного близ слияния Ш илки и А ргун и 40.
30 А. В. Г р е б е н щ и к о в , Дальний Восток. Исторический очерк, «Северная Азия»,
1926, № 5— 6, стр. 100; е г о ж е , Маньчжуры, их язык и письменность, Владивосток,
1912, стр. 3—4.
31 Н. А. Л и п с к а я , Указ. раб.; А. М. З о л о т а р е в , Из истории народов Амура,
«Исторический журнал», 1937, № 7; А. Н. Л и п с к и й , Указ. раб., стр. VII.
32 А. В. Г р е б е н щ и к о в , Дальний Восток..., стр. 105.
33 См. «Очерки истории СССР. Период феодализма», ч. 1, М., 1953, стр. 746.
34 А. П. О к л а д н и к о в , У истоков культуры..., стр. 257. В разделе о древни
племенах Дальнего Востока в труде «Всемирная история» (т. II, М., 1956, стр. 719—
720) говорится, что илоу и мохэ жили в приморских районах и на Амуре, занимались
земледелием, скотоводством, рыболовством и охотой; мохэ вели торговлю с китайцами
и корейцами. Все семь племен мохэ автор раздела помещает на Амуре, указывая лишь,
что в низовьях реки и на Уссури жили наиболее отсталые мохэ.
35 Н. Я. Б и ч у р и н , Собрание сведений..., т. II, стр. 8.
36 Там же, т. I, стр. 380.
37 А. В. Г р е б е н щ и к о в , Дальний Восток..., стр. 105. Китайцы делили Амур на
его протяжении по цвету воды: река Сунгари приносит в Амур мутные, глинистые
воды, и, начиная от места ее впадения в Амур, вода его становится светлой, резко
отличаясь от чистой «черной» воды, которую имеет Амур в верхнем и среднем тече­
нии; это обычно отмечается во всех географических описаниях Маньчжурии.
38 Г. С. Н о в и к о в - Д а у р с к и й , Приамурье в древности, «Записки Амурского
областного музея краеведения и Общества краеведения», т. II, Благовещенск, 1953.
А. П. Окладников считает вполне правомерным отнесение этих памятников к племенам
мохэ. См. его рецензию на указанную работу Г. С. Новикова-Даурского в сборнике
«Сов. археология», XXII, 1955.
39 Х у а Ш а н ь и В а н Г э н - т а н , Указ. раб.
40 Д . Н. П о з д н е е в , Описание Маньчжурии, т. I, .СПб., 1897, карта.
В оп росы д р е вн е й истории народност ей П р и а м ур ь я и П ри м орья
35
В отрогах Х ингана берет начало р. М охэ (русское н азван ие Ж ел ту га),
в п а д а ю щ ая в А мур 41.
Н а карте, прилож енной к книге 3. Н. М атвеева «Бохай», черноречные
мохэ помещ ены в районе верхнего и среднего течения р. Амур 42.
Т аким о б р азо м , нет неоспорим ы х данны х, которы е говорили бы, что
черноречны е мохэ ж и ли по ниж нем у течению А мура; свидетельств ж е их
расселен и я по среднем у и верхнем у течению имеется достаточно. Нет
та к ж е оснований считать, что ам урские мохэ были сильнейшими из всех
других мохэеких племен. Н апротив, здесь бы ла периферия расселения
мохэ, и ам урские мохэ оставались в стороне от всех событий, происходив­
ших в более ю ж ны х р ай о н ах М аньчж урии.
М ногочисленны е дан ны е китайских хроник о снош ениях мохэ с Китаем
касаю тся тех групп, которы е обитали в районах, располож енны х значи­
тельно ю ж нее р. Амур. В хрониках неоднократно указы вается, что с ко­
рейским владен ием Гаоли граничили мохэские п л е м е н а 43. И менно эти
ю ж ны е группы вступали в снош ения с К итаем и Гаоли; в борьбе послед­
них м еж д у собою они приним али то сторону К итая, то сторону Гаоли.
В V II в. мохэ окончательно стали сою зникам и Гаоли; во всех сраж ениях
всегда впереди вы ступала сильнейш ая м охэская конница, насчиты вавш ая
десятки ты сяч всадников. В китайских хрониках Бэй-ш и, Суй-шу и
Т ан-ш у имеется по этому поводу много сообщений 44.
М о х эская зн ать иногда за в л а д е в а л а корейскими зем лями. Так, в V II з.
мохэ получили часть влад ен и я Боцзи, располож енного в южной М аньч­
ж урии 4S. О тец осн ователя государства Б охай — мохэец с верховьев
р. С ун гари — им ел вл ад ен и е в Г а о л и 46. М еж ду м охэсцам и и корейцам и,
по-видим ом у, не бы ло столь резкой географ ической границы , к а к а я о б р а­
зо в а л а с ь п о здн ее м е ж д у М ан ьч ж у р и ей и К ореей. Мы п олагаем , что к а ­
кие-то группы корейц ев вслед стви е тесны х связей вош ли в состав ю жных
м аньчж уров; в свою очередь отдельны е группы м аньчж уров входили в
состав северны х корейцев.
И так, плем ена мохэ зан и м ал и обш ирную страну от верхнего и сред­
него течения А м ура на севере до гран и ц Кореи на юге. Н аселение этой
территории было неоднородным по своему этническом у составу и по уров­
ню культурного развития.
В «О черках по истории С С С Р » говорится: «М охэские племена по язы ку
п ри н ад л еж ал и к тунгусо-м аньчж урской группе»; потомками ниж неам ур­
ских и уссурийских мохэ «яв л яю тся н ан ай ц ы (г о л ь д ы ), обитаю щ ие сейчас
по pp. Уссури и А м уру около Х абаровска» 47. П о наш ем у мнению, этого
утверж дать н и к ак н ельзя, т а к к ак о язы ке мохэ не имеется почти никаких
сведений, а специальны х исследований в этой области не проводилось.
С читать мохэ предкам и нан ай цев нет оснований не только потому, что
амурские мохэ обитали в верховьях и среднем течении А мура, а нанайцы
ныне ж и в у т по Уссури и ниж нем у течению А м ура 48, не только потом у,
что этнический со став н ан ай ц ев очень слож ен и они вклю чаю т роды р а з ­
личного п р о и с х о ж д е н и я 49, но и потому, что, с к а за в — н ан ай цы п рои зо­
41 С ю й Ц з ю н - л я н , Очерки Хэй-лун-цзяня, Перевод с китайского, Приложение
к газете «Жизнь на восточной окраине», кн. I, Чита, 1896, стр. 18.
42 3 . Н. М а т в е е в , Бохай, Труды Дальневосточного государственного универ­
ситета, серия 6, № 7, Владивосток, 1929.
43 Н. Я. Б и ч у р и н , Собрание сведений..., т. II, стр. 91, 98 и др.
44 Там ж е, т. II, стр. 69—72, 83, 85, 92, 104— 105,111 — 112,118, 129; т. III, стр.28.
45 Там же, т. II, стр. 129.
46 Там же, стр. 136.
47 «Очерки по истории СССР. Период феодализма», стр. 746. Об этом писал
и
А. Н. Липский (Указ. раб., стр. VII),
48 Можно допустить, что какие-то группы мохэ со среднего течения Амура могли
переселяться в его низовья, но это еще нуж дается в доказательствах.
49 Они включают в свой состав, например, очень много эвенкийских родов и какието остатки доэвенкийского аборигенного населения.
36
А. В. С м оляк
ш ли от мохэ — мы ничего не определим . М охэ — это собирательное назва­
ние д л я н аселени я обш ирной территории М аньчж урии, разнородного как
по этническом у составу, т а к и по уровню культурного развития.
И х зап адн ы м и соседями были плем ена шивэй, которые, судя по дан­
ным китайских хроник, та к ж е были весьм а неоднородными по культуре.
О б этнической п ринадлеж ности их трудно что-либо сказать. Д а ж е этниче­
ск ая п рин адлеж н ость киданей (так ж е зап ад н ы х соседей м о х э), о которых
сохранилось гораздо больш е сведений в исторических источниках, до сих
пор не вполне ясна.
Б ы ли ли мохэ, илоу, суш энь тунгусам и? Этот вопрос очень сложен и
выходит за рам ки настоящ ей работы . Сущ ествую т различны е теории об
их происхож дении. М ож но дум ать, что авторы «Очерков по истории
С С С Р » считаю т мохэ тунгусо-м аньчж урам и. С читали тунгусами все насе­
л ен и е М ан ьчж у р и и и историки XI X — н а ч а л а XX в. (Горский, Бичурин,
М атвеев и д р .) , причем Бичурин д а ж е корейцев относил к южным тунгу­
сам 50. О д н ако спустя почти п ятьдесят л ет после появления теории
Н. Я. Бичурина, считавш его тунгусов
аборигенами Маньчжурии,
П. П. Ш мидтом бы ла вы двинута н овая т е о р и я —-о существовании
в М ан ьчж у р и и дотунгусского н а с е л е н и я 51. А втор данной статьи не ставит
зад ач и реш ить вопрос об этнической принадлеж ности мохэ, илоу, сушэ­
ней; однако дум ается, что его ныне н ельзя реш ать т а к просто, к а к это де­
л ал о сь во врем ена Н. Я- Бичурина. И стория мохэского населения нам не­
известна, а скудны е, весьм а сум м арн ы е данны е о нем китайских хроник
д аю т слиш ком м ало д л я конкретного представления об этом населении.
Что п р ед ставл ял и собой в этническом и культурном отношении различ­
ные группы мохэ? К аковы были их взаимоотнош ения? К ак они развива­
лись на протяж ении нескольких веков и к акова бы ла поздняя история
отдельны х групп? Н а все эти вопросы китайские хроники, конечно, не;
д аю т никакого ответа.
Что касается истории мохэ в V I I I — X вв., то принято считать, что они
в этот период целиком вош ли в состав Б охай ского государства. Однако
имею тся д ан н ы е о том, что н екоторы е группы мохэ остались вне этого
г о с у д а р с т в а 52. И сто ри я эти х обособленны х мохэоких групп (особенно
ю ж ны х) в V I I I — X вв. и п озднее соверш енно не вы яснена.
50 Н. Я. Б и ч у р и н , Собрание сведений..., т. II, стр. 7.
,
51 П. Шмидт изложил свои взгляды в ряде статей, напечатанных в журнале «Ada
U niversitatis L atviensis» (см. P. S c h m i d t , The lan gu age of N egidals, V, 1923; The
lan guage of Olchas, V III, 1923; The language of Oroches, XVII, 1928). В книге И. Ло­
патина «Гольды» (Владивосток, 1922) опубликовано письмо П. Шмидта, где изложеныего взгляды по данному вопросу. Теория П. Шмидта о палеоазиатах в Маньчжурии
была поддержана С. М. Широкогоровым (S. М. S h i г о к о g о г о f f, Social organization
of the Northern Tungus, Shanghai, 1929, стр. 142— 146). Однако если Шмидт считал на­
селение Маньчжурии палеоазиатским вплоть до X в. до н. э., то Широкогоров даже]
в отношении сушэней не дает ясного ответа — были ли они тунгусами или палеоазиа­
тами. Современный китайский этнограф Лин Чунь-шэн ( L i n g C h u n - s h e n g , The;
goldi tribe on the lower Sungari River, N anking, т. I— II, 1934, Введение), следуя;
П. Ш мидту и С. Широкогорову, признает существование дотунгусского населения в
Маньчжурии; но он оставляет открытым вопрос о принадлежности сушэней к палео­
азиатам или к тунгусам. Этот вопрос требует еще больших и углубленных исследований.
Мы хотим здесь лишь обратить внимание на следующ ее любопытное обстоятельство:
все китайские источники, говоря о сушэнях, сообщают, что они делали стрелы из дерева;
«ку». Данных о языке сушэней чрезвычайно мало; указанный ж е термин повторяется]
в том же значении у современных нивхов — палеоазиатской группы, живущей в низовь­
ях Амура и на Сахалине. Д ум ается, что такое совпадение не может быть случайным.)
Правда, нивхи словом «ку» называют стрелы, а не дерево, из которого они изготовля­
лись, но нам такое различие не представляется существенным.
[
52 Черноречные мохэ жили за границами Бохайского государства. В южной Мань-|
чжурии также имелись группы мохэ, не вошедшие в его состав. В китайской хронике]
имеется интересное сообщение о том, что земли Боцзи были разделены меж ду Бохай.
М охэ и Синьло (см. Н. Я. Б и ч у р и н , Собрание сведений..., т. II, стр. 129). Бохай и
Синьло были государственными образованиями, а что представляли собою южные
мохэ — неизвестно. В начале VIII в. Бохай и М охэ совместными силами опустошили
г. Дын-чжеу в южной Маньчжурии (там ж е, стр. 133).
В оп росы д р е в н е й истории народност ей П р и а м ур ь я и П рим орья
37
Д р е в н е й ш а я история народностей С оветского Д ал ь н его В остока и
М ан ьч ж у р и и , тесно св язан н ы х м еж д у собой у ж е в весьм а отдаленны е
врем ен а, до сих пор ещ е недостаточно изучена, а так ое изучение могло
бы пролить свет на слож ны е вопросы этногенеза. Значительную роль
в реш ении проблем , касаю щ и х ся этн оген еза и истории народностей н а ­
ш его П р и а м у р ь я и П р и м о р ья, а т а к ж е обш ирной территории М ан ь ч ж у ­
рии, д о л ж н ы сы гр ать археологи , д л я чего необходим о ш ироким фронтом
проводить на этой территории археологические исследования в сочетании
с этн о гр аф и ч ески м и и лингвистическим и.
В зак л ю ч ен е хочется об рати ть вним ание на то, что территория ни­
зовьев А м ура и У ссурийского к р ая историкам и, археологами и этногра­
ф ам и ч асто р ас см а т р и в ае тся к а к ед и н ая. Это не совсем правильно. К огда
речь и дет о п рош лом У ссурийского к р а я , то м ож но говорить и о Бохайском (V III— X вв. н. э.) и о Ц зиньском (X I—X II вв. н. э.) государствах,
п ери ф ери ей которы х яв л ял и сь ю ж ны е районы У ссурийского края. Что
ж е к а с а е т с я н аселен и я отдален н ой территории низовьев А м ура, то оно
не входи ло н еп осредствен н о в состав двух у к азан н ы х государств. Н а
н иж нем А м уре мы видим только остатки зем лян ок, керам и ки и прим и­
тивны х орудий, а п ам ятн и к более вы сокой культуры относится лиш ь к
н ач ал у XV в., ко гд а на Т ы рской ск ал е б ы ла сооруж ен а стела в п ам ять
о походе сю да ки тай ц ев (к ак известно, и этот поход не привел к у ста­
новлению тесны х св язей ки тай ц ев с местным н асел ен и ем ). Т аким о б р а­
зом , н аселен и е низовьев А м ура и северной части П ри м орья р азви вал ось
относительно сам о сто ятел ьн о от н аселен и я более ю ж ны х районов, хотя
н ел ьзя не учиты вать влияни я на него высоких ю ж ны х культур и циви­
лизац ий .
М АТЕРИАЛЫ И И С С Л Е Д О В А Н И Я
ПО ЭТНОГРАФИИ И АНТРОПОЛОГИИ
СС СР
Д . В. НАЙДИЧ-МОСКАЛЕНКО
0
ПРИНЦИПАХ КЛАССИФИКАЦИИ
ОРУДИЙ
Р У С С К И Х ПАХОТНЫХ
(Место п р и к р еп л ен и я тяговой силы как основной
п р и зн а к классиф икации)
В процессе изучения русских народны х сельскохозяйственных орудий
при составлении «Русского историко-этнографического атласа» мы при­
ш ли к выводу, что необходимо внести полную ясность в типологию основ­
ных русских народны х пахотны х орудий. Это необходимо, во-первых, для
более точного определения их хозяйственного назначения, во-вторых, для
вы яснения п роисхож дения пахотных орудий и, в-третьих, д л я изучения
этногенеза и культурны х связей русского народа.
П ервую попы тку класси ф и ци ровать русские народны е пахотные ору­
д ия в русской л и т ер ату р е сд ел ал В. Ф рибе в сам ом н ачале XIX в. в статье
«О сравнительной д оброте пахотны х орудий». Он делил полевые орудия
на «два рода»: 1) сохи и 2) косули. Р о д сох составляю т: 1) сам ая про­
стейш ая соха, 2) п ростая соха с одним ж елезны м сошником, 3) малая
т ата р ск а я соха, 4) д во й н ая соха, п одобная крю ку или вилам, 5) соха (
колесам и, 6) р ал о или орало. Р о д косуль составляю т: слож ны е косули бег
колес и плуги с колесам и. К косулям без колес автор относит российскую
соху с резцом или косулю (т. е. собственно косулю ) и сердобольскук
или карельскую
косулю (т. е. собственно сердобольскую двузубую
со х у ). К п лу гам с кол есам и В. Ф рибе относит только «больш ой украин­
ский плуг» !. В этой класси ф и кац и и «самую простейшую соху» представ­
л я л о украин ское однозубое р ал о без ж елезного н аральни ка. Ф рибе считал
что в виде р ал а бы ло сделан о человеком первое пахотное орудие с приме­
нением тягловой силы ж ивотного. «П ростую соху с одним ж елезны м сош­
ником» п р ед ставл ял о украинское однозубое р ал о с ж елезны м наральни
ком. «Д во й н ая» (т. е. д ву зу б ая с о х а ), по Фрибе, имела много вариантов
р азн и цу м еж ду которы ми он видит «в одних только ж елезны х сош никах»2
З д есь речь идет о кодовы х и перовы х сохах. К р ал ам отнесено многозубо!
р ал о или «орало», прим енявш ееся на У краине и на юге России. Таким об
разом , автором объединены в род «сохи» орудия разного типа (р ал а и со
х и ), так ж е к ак и в род «косули» (косули, сохи, плуги) 3.
В этой классиф икации трудно определить принцип, который положа
автором в ее основу. Р а л о здесь отнесено к сохам, сохи-«односторонки:
(с неподвиж ной полицей) совсем не выделены, кроме «сердобольской (ка
рельской) косули», которая отнесена к косулям. О сохах-односторонках
1 В. Ф р и б е, Ответ на задачу 1804 года, о сравнительной доброте пахотных орудт
в России, «Труды Вольного экономического общества», т. LX, СПб., 1808, стр. 265.
2 Там же, стр. 270.
3 Там же, стр. 281.
О п ри н ц и п ах класси ф и кац и и р у сск и х пахотных о р у д и й
39
известны х в н ароде под н азван ием «косуль», упоминается только при опи­
сан и и сош ников сердобольской косули, когда автор говорит, что у нее со­
ш ники плоские, а у русской косули «накривлены или загнуты », из чего
мож но заклю чить, что он подразум евал, видимо, под словом косуля сохуодносторонку. Косулю ж е в этом тексте он н азы вает «русская больш ая
к осуля» 4. П луг и сабан Ф рибе считал одним орудием с разны м и назван и ­
ям и: по-русски — плуг, п о-татарски — сабан.
В середине XIX в. попы тка кл асси ф и кац и и пахотны х орудий восточ­
ной полосы России б ы л а с д е л а н а Г. В. Ф ирстовы м. Он р азд ел и л их «по
внеш н ем у виду» следую щ им об разом :
«I. П луги — орудия, имею щ ие все части, необходимые д л я возмож но
соверш енной обработки зем ли, а именно: резец, сошник, отвал, полоз,
стойку, гредиль и рукоятки. М есто прилож ения силы влечения находится
здесь не выш е сош ника.
II. Сохи, имею щ ие соверш енно отличное от плугов устройство и состо­
ящ ие из двух сош ников, палицы , рассохи, оглобель и рукояток, но лиш ен­
ные резца, настоящ его о тв ал а и полоза. М есто прилож ения силы влече­
ния находится зд есь д ал еко вы ш е сош ника.
III. Косули, зан и м аю щ ие середину м еж ду плугом и сохой и заи м ству­
ю щ ие от первого: резец, сош ник и отвал, а от последней рассоху, оглобли
и рукоятки. М есто п рилож ения силы влечения находится здесь или далеко
вы ш е сош ни ка, или н ад сам ы м сош ником » 5.
П луги автор делит на «малороссийский» плуг и сабан с его разновид­
ностью — казан ски м сабаном . «М алороссийский» плуг, по мнению автора,
к ром е У краины , уп отреб лялся с незначительны м и изменениями в Крыму,
на К ав к азе, в Б ессараби и и местами в губерниях С аратовской, А страхан­
ской, особенно на луговой стороне Волги, и кое-где в О ренбургских сте­
пях. С аб ан он считал не национальны м татарски м орудием, а измененным
«м алороссийским » плугом, прим енявш им ся татарам и в Оренбургской,
С и м би рской, С ар ато в ск о й , А страхан ской, К азан ск о й губерниях.
В категории сох автор вы делял и однозубы е сохи (отнеся к ним только
одн о зу б о е украинское рал о) и д вузуб ы е сохи: «сохи грубые» с п ереклад­
ной полицей и сохи, улучш енны е самими крестьянам и,— односторонки.
В «грубы х сохах» он отметил д ве разновидности по форме и установке
сош ников — кодовы е и перовые. В сохах-односторонках выделены только
сохи с бры лой — вертикальны м загибом п ера левого сош ника и неподвиж ­
ной полицей, и разновидность их — кун гурская соха с отвалом вместо полицы . Сохи с перекладной полицей — «двусторонки» были оборотными
орудиям и и прим енялись д л я пахоты больш ей частью русского крестьян­
ства, сохи с неп одви ж н ой полицей ■
— «односторонки» прим енялись чащ е
в северо-восточной части Е вропейской России. А втор соверш енно не уп о­
минает об усоверш енствованны х однозубы х сохах («лемехе», кураш имке,
ч еган ди н ке и д р .), х о тя подробно оп исы вает сохи К азан ской, В ятской,
П ерм ской губерний, т а к к а к эти усоверш ен ствованн ы е сохи, видимо, по­
явились позж е.
К осули он делил на «грубые», более распространенны е, и «усоверш ен­
ствованны е», менее распространенны е. П ервы е отличались высоким при­
креплением тяговой силы, вторые — низким, почти н ад самы м сошником.
К первым относилась костром ская косуля с разновидностями: казанской и
вятской, р азли чавш им ися ф ормой сош ника, резца и отвал а. Ко вторым —
ярославская косуля — «самолет» с ее разновидностью — «оралом», у ко­
торого ещ е ниж е, чем у «сам олета», были укреплены оглобли и сошник
стоял более «отвесно», почти вертикально. Г. Ф ирстов, к ак и В. Фрибе,
относит о д нозубы е р а л а к сохам , а м ногозубы е он считает «боронильными орудиям и».
4 В. Ф р и б е , Указ. раб., стр. 280.
5 Г. В. Ф и р с т о в , Грубые пахотные орудия Восточной полосы России, «Записки
Казанского экономического общества*, Казань, 1854, кн. 3, март, стр. 186.
40
Д . В. Н ай д и ч -М оскал ен ко
В н ачале XX в. Д . К. Зеленин классиф ицировал восточнославянские
пахотны е орудия, п олож ив в основу производственный принцип 6. К сож а­
лению , класси ф и кац и я бы ла проведена без учета специфики работы каж ­
дого орудия. Д . К. Зеленин д ел и т пахотные орудия на три главны х «отде­
л а» по различию зад ач пахоты или по различию функций пахотного
орудия. П ервы й отдел — «черкаю щ ие орудия», которые взрыхляют,
по-народном у «черкают», зем лю , но не могут отваливать ее в определен­
ную сторону — зем ля вали тся по обе стороны борозды. Второй отдел
п р ед ставляю т «паш ущ ие» орудия, которые не только черкаю т землю, но
и «паш ут» (м етут) 7 ее, т. е. увлекаю т с собою особым приспособлением —
полицей, отвалом , отсутствую щ им у черкаю щ их орудий.
Третий отдел пахотных о р у д и й — это «орющ ие» орудия. «О рать» зем­
лю — зн ач и т отрезы вать пласт сбоку ножом, подрезы вать снизу лемехом,
подним ать и опрокиды вать верхний слой почвы отвалом. Эти орудия
имею т д в а острых реж ущ их приспособления — нож и лемех. Отрезанный
п л аст зем ли не просто вали тся, а хорош о оформленны м изогнутым отва­
лом п ереворачи вается верхней частью вниз.
И сходя из этой типологии, Д . К. Зеленин следую щ им образом клас­
сиф ицирует пахотны е орудия:
I. Ч еркаю щ ие орудия. Они д елятся на однозубые, двузубы е и много­
зубы е. К однозубы м относятся: однозубое рало и однозубая черкуша;
к двузубы м — ц ап у л ька (или ц а п у г а ), черкуш а двузубая, двузубое рало;
к многозубым — р ал о трой чак и р ал а многозубые, трехзубая соха и мно­
гозубы е сохи (н асош ки ).
II. П аш ущ ие орудия. Они д ел ятся на сохи с перекладною полицею и
сохи-односторонки. К сохам с перекладной полицею относятся: коловая
соха с цельной рассохой, «обы кновенная великорусская» перовая соха
с цельной рассохой, соха-«двойчатка», у которой рассоха состоит из двух
брусков, соха п еровая — «оралка» с низким прикреплением тяговой силы.
К сохам -односторонкам относятся: м осковская соха — «косуля» с одним
•вертикальным, а другим горизонтальны м сош ником («соха на один сош­
н и к » ), «литовская», или «полесская», соха и соха с брылой — «косуля».
К сохам с бры лой автор относит «вятскую соху», «сибирскую колесуху»
и «рогалю ху», туринку, кунгурскую соху и нежинскую «косинную соху».
Он вы деляет соху с отрезом — «косулю » и двуральную соху — сердобольскую или корельскую косулю , а т а к ж е двуральную соху с омешами
(сош никам и) на одной стороне.
III. О рю щ ие орудия, или орудия «плуж ного типа», делятся на плуги,
сабаны , косули, кураш им ки. К плугам относятся: плуг украинский (малороссийский по преж ней терм и н ол оги и ), к сабан ам — татарский сабан,
который автор считает измененным украинским плугом. Косули он под­
р азд ел яет на ярославскую , костромскую с ее разновидностью — царевококш айской косулей, «клопик», «меж еумок». К кураш им кам , имевшим
пяту, автор относит л ем ех, чеган ди н ку, туташ евски й сабан, зуевку.
П. Н. Т ретьяков в работе «П одсечное зем леделие в Восточной Евро­
пе» 8 д а л краткую классиф икацию пахотных орудий «по роду их работы»,
вы делив д ве основные категории: сохи и плуги. К первой категории от­
несены орудия, бороздящ ие и разры хляю щ и е землю , но не переворачи­
в аю щ и е ее (бороны -еуковатки и со х и ), ко второй — переворачиваю щ ие —
плуги. К однозубы м сохам отнесен «чертеж », к орудиям плуж ного ти­
па — однозубы е усоверш енствованны е сохи: лемех, кураш имка, а
та к ж е косули.
Этим и исчерпы ваю тся в основном известные в русской литературе
классиф икации русских пахотных орудий. Н иж е автор настоящ ей статьи
6 См.
7 См.
8 См.
Академии
Д . К. З е л е н и н , Русская соха, ее история и виды, Вятка, 1907.
В. Д а л ь , Толковый словарь, т. 3, М., 1Э35, стр. 22.
П. Н. Т р е т ь я к о в , Подсечное земледелие в Восточной Европе,
истории материальной культуры», т. XIV. вып I, Л , 1932.
«Изв. Гос.
О п ри н ц и п ах класси ф и кац и и р у сс к и х пахотных о р у д и й
41
и зл агает попы тку класси ф и ци ровать эти орудия по основному принципу —■
х ар а к тер у работы орудия, полож ив в основу классиф икации место при­
крепления тяговой силы, определяю щ ее специфику работы.
К аж д о е пахотное орудие было приспособлено к л ан д ш аф ту местно­
сти, где оно прим енялось (степи, л е с у ), и почвам — тяж ел о м у чернозему,,
каменистой, легким лесны м почвам. Р еш аю щ ее значение при создании
того или иного зем ледельческого орудия им ела система зем леделия (под­
нятие целины, за л е ж н а я систем а с перелогом, подсека с лесным перело­
гом, п а р о в а я ).
К рестьяне очень тонко разб и рал и сь во всех особенностях своих
пахотных орудий. Они прекрасно понимали, каки е орудия необходимы
на дернистых, тяж елы х, черноземны х почвах при поднятии целины и з а ­
л еж и , каки е нуж ны на легких, лесны х почвах при подсеке и лесном пере­
логе, при наличии м нож ества корней и камней, и каки е нуж ны на распа­
ханны х зем лях трехполья.
К рестьянин стрем ился приспособить свое пахотное орудие к выполне­
нию р азн оо б р азн ы х работ. Т ак, сохой он подним ал пар, двоил, троил,
зап ах и в ал сем ена. П ри помощ и п одтягиван и я и опускания чересседель­
ника или скручи ван ия и раскручиван и я подвоев он регулировал глубину
пахоты при работе сохой. В плуге это производилось путем применения
клиньев д л я разли чн ого закреп лен ия гряди ля, а та к ж е путем определен­
ного прикрепления гр яд и ля к передку. К олы ш ки и подобные им средства
закреп л ен и я д еталей, конечно, созд авал и затруднения при пахоте, ч а­
стые остановки и поправки орудия; но все ж е эти орудия пахали более
или менее хорош о, к больш ом у удивлению крупных специалистов по
сельскохозяйственной технике. В от к а к описы вал М. В. Н еручев в 1873 г.
аахо ту крестьянским «хохлацким» сам одельны м плугом в Балаш овском
уезде С аратовской губернии: «М ы видели весьм а больш ое пространство,
взм етанное этим плугом в н ач ал е нынеш него м ая, и если б нам не ск а­
зали , что его п ахал русский загадочны й плуг, мы готовы были бы предпо­
л о ж и ть, что п ах о та п рои звед ен а одним из лучш их английских ору д и й ...» 9.
У лучш енный в А нглии в XIX в. «малороссийский» плуг поступил обратно
в Россию в виде дорогого плуга Р ан со м а м арки H W B, HW C, HW D 10.
К рестьян е эмпирически прекрасно знали, к а к ая д етал ь и при каком
именно располож ении ее по отношению к другим д етал ям д ает наилуч­
ший р езу л ьтат во врем я работы орудия. Они понимали, что реш аю щ ее
зн ачен ие и м ело место п ри к реп лен и я тяговой силы , которое м еняло род
работы пахотного орудия. П оэтом у все сохи и косули с низким прикре­
плением тяговой силы н арод об ъед и н ял под названием оралок, ралок,.
орал, орав, к а к бы о тд ел яя их от орудий с высоким прикреплением тяго­
вой силы, которы е н азы вал сохам и и косулями. Д . К. Зеленин отнес все
р ал а и сохи без полиц к первом у отделу своей классиф икации — черкаю ­
щим орудиям. Н о р а л а «черкали» зем лю совсем иначе, чем сохи. В рале
место прикрепления тяговой силы было располож ено низко, что п ри ж и ­
м ало к зем л е ральни к и зас тав л ял о его проводить непрерывную борозду,
как бы р азр ы в ая на две части густую тяж ел ую дернину черноземного
поля. Высоко располож енное место прикрепления тяговой силы в сохах
застав л ял о их как бы черкать сверху слой лесной почвы, то погруж аясь
в зем лю , то вы скак и в ая из нее, п ерепры гивая через корни, пни и камни
лесных полей. Это совсем д ругое «черкание», чем у рала. Это были две
различны е работы и д ел ал и их разли чн ы е орудия.
П ри класси ф и кац и и пахотны х орудий необходимо учиты вать их п ер­
вичное назначение. По этому признаку русские пахотны е орудия делятся
на орудия д л я обработки ю ж ны х дернисты х степны х почв и ополь9 М. В. Н е р у ч е в , Несколько дней в степи, «Русское сельское хозяйство», т. XIII,
М., 1873 № 4, стр. 182.
10 «Труды Вольного экономического общества», т. III, вып. 4, декабрь, СПб., 188ц
стр. 514.
42
Д . В. Н ай д и ч -М оскален ко
ных мест в лесостепи с очень сильным переплетением корней громадного
количества тр ав и, на орудия д л я обработки северных лесных почв с
покры ваю щ им и их корням и, пнями и валунам и. Н а равнинах — в степях
и лесостепи — при поднятии целины , за л е ж и и перелога требовались
о руд и я, плотно си дящ и е в зем ле, ровно ш едш ие вперед и разрезавшие,
вернее р азры вавш и е, дернину. Таковы ми являли сь пахотные орудия с
низким прикреплением тяговой силы, заставлявш и м их плотно сидеть в
зем ле и приж им авш им их к ней. Это были рало и плуг. В лесной зоне,
на легких п очвах с наличием гром адного количества пней и корней
деревьев и кустарников, а та к ж е валунов, засорявш их поля, применять
орудие, глубоко и плотно си д ящ ее в зем ле, бы ло невозмож но, так как
оно беспреры вно ц еп л ял ось бы з а эти п реп ятстви я, останавли валось или
л о м ал о сь. З д есь н уж но бы ло легкое п руж и нящ ее орудие, с высоким при­
креплением тяговой силы, не приж им авш им орудие к земле, а тянувшим
его по поверхности. Таким и орудиями были соха и косуля. Г. В. Фирстов
в своей классиф икации отметил место прикрепления тяговой силы в
каж д о м типе пахотного орудия, но не принял его за основной признак
п ервоначальн ого деления орудий, а Д . К. Зеленин и П. Н. Третьяков
совсем не п ридали зн ачен ия в своей классиф икации этому признаку.
М есто прикрепления тяговой силы определяет главную функцию па­
хотных орудий и д олж н о поэтому лечь в основу их классификации.
И сходя из этого, пахотны е орудия русских можно разбить на следующие
д в а кл асса, со д ер ж ащ и е разли чн ы е по функции и конструкции орудия:
1) орудия с низким прикреплением тяговой силы, применявш иеся на
д ерн исты х и т яж ел ы х черн озем н ы х почвах при об раб отке целины, зале­
ж и и п ерелога;
2) орудия с высоким прикреплением тяговой силы, применявшиеся
на кам енисты х и легких лесны х почвах при подсеке и лесном перелоге.
Н а распахан ны х почвах, при двуполье, пестрополье и трехполье
стало возм ож ны м применение тех и других орудий.
К аж д ы й кл асс пахотны х орудий делится на свои основные типы:
первый класс •— на -рало и плуг, второй — на борону-еуковатку, соху,
косулю.
Д л я орудий первого кл асса исходной формой являлось однозубое
рало, из которого р азв и л ся плуг. Оно сохранилось на У краине и пред­
ставл яло , по сущ еству, усоверш енствованны й крюк, что уже отмечалось
и в л и тер ату р е XIX в . 11 О днозубое рало, бы товавш ее на Украине
в X V III в., состояло из ды ш ла (с теб л а ), ральника (копы сти), наральника, стойки (сн о зы ), ручки (д ер ж ак а ) 12. Р а л о разры вал о почву, раздвигая
ее на обе стороны и об разуя борозду, но не переворачивало землю, так
к а к не имело о тв ал а. Н али чие ручки д а в а л о возмож ность пахать глубже
или мельче и у п р ав л ять ралом . Р азви ти е р ал а пошло по двум линиям:
улучш ения качества обработки земли и увеличения п ласта земли, захва­
ты ваем ого одним орудием. Т ак появилось в первом случае рал о однозу­
бое с полозом, во втором — многозубое. Во время работы полоз, двигаясь
горизонтально, д ел ает прямую и правильную борозду и придает ралу
устойчивость, не д а в а я ем у вы скакивать из борозды и делать «огрехи».
Ч то многозубое рал о разви лось из однозубого, видно по конструкции
р ал а тройчака, состоявш его из однозубого р ал а с добавленны ми по сто­
ронам двум я зубьям и 13. У русских (на Д ону, в Воронежской, Курской,
С тавропольской, О ренбургской, С аратовской, С ам арской губерниях) в
конце XIX в. бы товали многозубые р ал а; количество зубьев у некоторых
д ости гало д вадц ати . Р у ч к а у р ал а этого типа отсутствовала, и оно могло
11 См. А. С и д о р о в и ч , Рало и экстирпатор, «Труды Вольного экономического
общества», т. III, вып. 3, СПб., 1871, стр. 321.
12 «Описание некоторых в Малой России употребительных плугов (Из путешест­
вий Гильденштедта)» — «Технологический журнал», т. I, ч. 2, СПб., 1804, стр. 3—4.
13 Там ж е, стр. 5— 6.
О п ри н ц и п ах класси ф и кац и и р у сск и х пахотных о р у д и й
43
поэтому прим еняться только на распахан ны х почвах. Одно-зубое рало
с полозом сохранилось на У краине. В Киевской губернии оно со­
сто я л о из полоза с ж елезны м остроугольным н аральником , ды ш ла
(гр я д к и ), одной ручки (чепиги) и двух стоек (столб ). Все было дере­
вян ное, кром е н ар ал ьн и ка 14.
В торой тип пахотного орудия с низким прикреплением тяговой силы
п р ед ставл ял плуг, ф ункционально и конструктивно родственный одно­
зубом у р а л у с полозом. О ба обрабаты вали плотную, дернистую черн озем ­
ную, тяж ел у ю почву, оба имею т одинаковы й корпус. П олоз у плуга более
Рис. 1. Разрывающие орудия (рала): а — рало однозубое без
полоза (Черниговская и Полтавская губ., 1768); б — рало од ­
нозубое с полозом (Киевская губ., 1871); в — рало многозубое
(Саратовская губ., 1854)
мощ ный, чем у р ал а, мощ ный гр яд и л ь зам ен я ет грядку рала, у обоих
имеется лем ех, стойка, ручки. Н о у плуга дополнительно был ещ е нож
для о трезы ван ия п л аста и отвал д л я его переворачивания. П оэтому он
не р в ал и не р азд в и гал зем лю , к ак рало, а отрезал, подрезал и перево­
рачи вал п ласт ниж ней частью вверх, п ри вал и вая один пласт к другому.
П луг — наиболее соверш енное пахотное орудие, прим еняю щ ееся при
всех системах зем леделия, кром е подсечной. К ак рало, так и плуг я в л я ­
ются древним и пахотны м и орудиями восточных славян. В древней Руси
п рим енялись оба орудия. В летописи имеется сообщ ение под 964 г. о том,
что вятичи платили д ан ь х аза р ам от рала, а В ладим иру в 981 г.— от
плуга 15. П ри наличии больш их «полей» (степных пространств) меж ду
лесами, тянувш ихся иногда на десятки верст, вполне понятно наличие
здесь р а л а и плуга. П ри археологических раскоп ках обнаруж ены ж елез­
ные наральни ки , плуж ны е лемехи и нож и н а территории П однепровья и
14 См. А. С и д о р о в и ч , Указ. раб., стр. 321.
15 «Повесть временных лет», ч. I, М.— Л ., 1950, стр. 47, 58.
44
Д . В. Н а й д и ч -М оск ал ен к о
П однестровья. Н а наличие развитого паш енного зем леделия у восточных)
славян в IX— XI вв. ук азы в ает м ассовая н ах о д ка лемехов в городище!
Е ким ауцы в раскоп ках Г. Б. Ф едорова 16. Ж елезн ы е лемехи X II—X III вв.I
из раскопок на П р авоб ереж ье в Р а й к а х Ж итом ирской области 17 по раз- j
мерам почти совп ад аю т с наральни кам и однозубых рал, применявшихся!
в кон ц е X IX в. на Ч ерни говщ и не 18: д л и н а первы х доходит до 21 см, вто-j
ры х — до 19 см; ш ирина втулки у первых доходит до 12 см, у вторых — !
до 10 см. Л ем ех у обоих симметричный. Н ебольш ой разм ер лемехов!
к наличие чересла в Е ким ауцы и Р ай к ах говорят о том, что плуги при­
м енялись на старопахотны х зем лях при у ж е развитом пашенном земле-]
делии.
У русского н ар од а были плуги четырех видов: 1) русский, 2) украин­
ский, 3) сабан однолем еш ны й, 4) саб ан двулемеш ны й.
Русский плуг, прим енявш ийся во В ладим ирском Ополье в XIX в.,
имел длинны й грядиль, д ве рукоятки, деревянны й отвал, очень широкий
(три четверти арш ина) лем ех и обыкновенный р е з а к 19. Зап рягал и в пере­
д о к двух лош адей , т а к к а к плуг был легче тяж елы х плугов, применявших­
ся на степном черноземе. П луг X V III в. из О рловской губернии имел те
ж е составны е части, что и владим ирский, только передняя часть грядиля
б ы ла вогнута, лем ех имел вид треугольника, ручек было две. Д в е изогну­
тые оглобли прикреплялись кольцам и к поперечному вальку, соединен­
ному с передком перпендикулярны м бруском. Русский плуг был менее
гром оздок, чем ю ж ны е степные плуги, и имел более высокое прикрепле­
ние тяговой силы.
«М алороссийский» плуг прим енялся на юге и юго-востоке в степных
черноземны х м естах на очень плотной дернистой почве д л я подъема це­
лины , зал еж ей и перелога, а т а к ж е д л я пахоты при трехполье. Почва в
степи очень уп ло тн ялась от сильной ж ар ы и от множ ества корней сор­
ных трав, даю щ и х вязки й и тверды й дерн, поэтому здесь и были необхо­
димы м ощ ны е плуги. «М алороссийский» плуг был тяж ел и громоздок.
К орпус его, к ак у ж е упоминалось, состоял из полоза, рукояток, обычно
составлявш и х одно целое с полозом, немного изогнутого вверх и влево
гряди ля, укрепленного задним концом в левой рукоятке (н ад пятой), и
стойки, укрепленной ниж ней частью в полозе, а верхней — в грядиле.
Р абочую часть составлял лемех, представлявш ий ж елезны й прямоуголь­
ный треугольник, надеты й при помощи трубницы на полоз, железный
нож , деревянны й о твал — «доска». П луг имел передок с двум я колесами,
в которы й зап р яга л и до шести пар волов. К роме того, бытовали плуги
со стойкой, состоявш ей из двух частей — матки и подматочника; в этих
п лугах лем ех соеди н ялся с грядилем м еталлическим винтом — подмогой.
С аб ан яв л ял ся пахотны м орудием нерусского населения Среднего и
Н иж него П о во л ж ья, но его прим еняло и русское население д ля поднятия
целины, за л е ж и и перелога. В описании татарского сабана, сделанном
П. Р ы чковы м в 1758 г . 20, у казан ы отличительны е черты его. Грядиль
у креп лялся задн им концом на полозе м еж ду рукояток и имел очень
больш ой вы гиб вверх, похож ий на лук, почему и назы вался у татар сабанны м луком. П одобное укрепление гряди ля имелось и в мордовском
сабане, описанном И . Л епехины м в 1768 г . 21. В сабане, описанном в
16 См. Г. Б. Ф е д о р о в , Городище Екимауцы, К'СИИМК, 2, М., 1953, стр. 122.
17 См. П. Н. Т р е т ь я к о в , Сельское хозяйство и промыслы, «История культуры
Древней Руси», ч. 1, М.— Л., 1948, стр. 59.
18 См. В. С. М а м о н о в, Старинные орудия для обработки почвы из с. Староселье
на Днепре. «Сов. этнография», 1952, № 4, стр. 76.
19 См. С. Х а р и з о м е н о в , Промыслы Владимирской губернии, вып. V, М., 1884,
стр. 160.
29 «Письмо о земледельстве в Казанской и Оренбургской губерниях» — «Сочинения
и переводы к пользе и увеселению служащие», СПб., 1758, май, стр. 433 434.
21 «Дневные записки путешествия доктора и Академии наук адъюнкта Ивана Ле­
пехина по разным провинциям Российского государства в 1768-м и 1769 гг...», ч. 1,
С П б., 1795, стр. 126.
'
О п ри н ц и п ах кл асси ф и кац и и р у сс к и х пахотных о р у д и й
45
сер ед и н е XIX в. Г. Ф ирстовым, видны изменения по сравнению с сабаном
X V III в. В ы гн утая «стрела» (гряди ль) бы ла укреплена в нижней части
л ев о й рукоятки, к ак в украинском плуге, полоз соединялся со стрелой
при помощ и «матки» и «конька», а лем ех — металлической подмогой.
В X IX в. известны т а к ж е сабаны с двум я отвалам и, укрепленными по
обе стороны лем еха.
Д вулем еш н ы й саб ан встречался в 1766 г. в Уфимской провинции
О ренбургской губернии. Он имел длинный полоз с двум я лемехами,
м еж д у обухами которы х бы ла у зк ая щ ель. П рямой грядиль задней
частью у кр еп л ялся в левой рукоятке н ад пятой и л еж а л на полозе, где
бы л укреплен клином п еред лем ехом , откуда у гряд и ля начинался боль­
шой выгиб вверх. О твал в виде длинной доски находился справа под
острым углом к месту укреплен и я гряд и ля и составлял вместе с прямой
частью гр яд и ля к а к бы д ва о тв ал а — правы й и левы й 22. П луги и сабаны ,
как более дорогие орудия, треб овавш и е т ак ж е больш е скота д л я пахоты,
заво д и л и наиболее заж иточн ы е хозяева.
Д л я орудий второго кл асса — с высоким прикреплением тяговой
силы — исходной ф ормой яв л я л ас ь борона-«суковатка», исполнявш ая на
подсеке роль пахотного, разры хляю щ его и зад елы ваю щ его семена орудия.
Н а происхож дение сохи из бороны -суковатки указы вал А. Сержпутовский, считавш ий, что «верш али н а» скорее напом инает соху, чем борону,
и что «от идеи волокуш и вместе с мотыкой у ж е прямой переход к сошке
и д ал ьш е к с о х е » 23. П. Н. Т ретьяков та к ж е считал, что «с уменьшением
числа зубьев су к о ватка п реврати лась в соху» 24. Этого ж е мнения придер­
ж и в а е т с я и А. К. С уп и н ски й 25.
М ы дум аем , что соха р азв и л ась не из бороны «верш алины », пред­
ста в л я в ш ей верхню ю часть ствола ели, а из следую щ ей стадии ее р а з ­
вити я — из бороны -«суковатки », или «см ы ка», составленной из несколь­
ких продольны х пластин с сучьями, соединенных п араллельно одна
другой д ву м я поперечинам и и с укрепленными сверху оглоблями.
С ледует напомнить, что оба эти н азв ан и я прим енялись и к «верш алине»,
что породило в специальной ли тературе некоторую неясность. Соха р а з ­
вилась из бороны путем ум еньш ения количества зубьев в каж дой п л а ­
стине д о одного, а затем уменьш ения количества самих пластин.
П одобную трехзубую соху мы видим на миниатю ре конца XVI в.— « П а­
хота» — из «Ж и ти я С ергия Р адонеж ского» 26. В этой сохе нет рогаля и
ручек; п ах ар ь рукам и н аж и м а ет на задн ие концы параллельны х пластин,
где сохранилось по одному зубу.
И з суковатки разви лись, по-видимому, одновременно однозубые, д в у ­
зубы е и многозубы е коловы е сохи без полицы. П оявление ручек позво­
лило улучш ить обработку почвы путем регулировки движ ения орудия
и углублени я пахоты . Эти орудия — суковатка и сохи — были действи­
тельно «черкаю щ им и» орудиям и , так к а к высокое прикрепление
тяговой силы не п р и ж и м ал о их к зем ле, а тян уло по ней, только ч еркая
почву.
Н а севере в V II в. б ы товали двузубы е коловы е сохи, что подтвер­
ж д ается н ахож дением сош ника при раскоп ках в С тарой Л адоге. Это, по
всем данны м , п равы й сош ник, коловой сохи. Н еизвестно, имела ли эта
соха полицу, но сущ ествование двузубой сохи допускает ее наличие.
22 Центральный государственный исторический архив в Ленинграде, ф. 91,
д. 381, л. 100.
23 А. С е р ж п у т о в с к и й , Земледельческие орудия белорусского Полесья,
териалы по этнографии России», т. I, СПб., 1910, стр. 48, 52.
24 П. Н. Т р е т ь я к о в , Указ. раб., стр. 58.
25 См. А. К. С у п и н с к и й, К истории земледелия на русском Севере, «Сов.
графия», 1949, № 2, стр. 138.
26 «Очерки истории СССР. Период феодализма», ч. II, XIV—XV вв.. М.,
-стр. 29.
on. 1,
«Ма­
этно­
1953,
46
Д . В. Н ай д и ч -М оскален ко
П рименение сохи д а ж е без полицы говорит о довольно развитом земле-j1
делии.
I
С дальнейш им развитием зем леделия в лесной полосе для глубокой!
зап аш ки семян стали прим еняться черкаю щ ие «паш ущ ие» о р у д и я кодовы е и перовы е сохи-«двусторонки», которы е п ахал и глубж е и не
Рис. 2. Разрывающие, отрезывающие, подрезывающие и переворачивающие пласт ору­
дия с полозом (плуги): а — плуг русский (Елецкая провинция, 1766); б — плуг «м алороссийский» (Оренбургская губ., 1897); в — сабан однолемешный (Самарская губ.,
1854); г — сабан двулемешный (Уфимская провинция, 1766)
только черкали почву, но и переворачивали ее, хотя и неполностью. Эти
сохи были однозубы ми и двузубы м и, многозубые ж е, как не имевшие
полицы , остались только «черкаю щ ими» и прим енялись д ля разры хле­
ния почвы и д л я более мелкой зад ел ки семян. Чтобы на подсеке и лесном
перелоге м ож но было р аб о тать сохами с полипами, изобрели, «чертеж»-
О при нц ипах класси ф и кац и и р у сск и х пахотных о р у д и й
47
(отрез, резец) — реж ущ ее орудие типа плуж ного нож а, насаж енное на
деревянны й брус-плотину лезвием вперед, разрезавш ее пласт вертикаль­
но и перерезы вавш ее корни д еревьев и кустов. Он имел вы сокое прикреп­
ление тяговой силы. З а «чертеж ом» непременно д л я пахоты ш ла соха или
косуля.
«Ч ертеж » не явл яется сам остоятельны м пахотным орудием, и его
н евозм ож н о относить к сохам. Это подсобное реж ущ ее орудие, которое
только р а зр е за е т почву лезви ем (к ак нож в плуге и косуле), д аж е не
р азд в и га я ее. « Ч ер теж » треб овал при р аб о те отдельной лош ади, поэтому
бедны е крестьяне его не имели. С дальнейш им развитием зем леделия,
при п реобладании распахан ны х полей, это орудие потеряло свое значение.
*
*
*
П ри двуполье, пестрополье, трехполье на распаханны х лесных почвах,,
кром е черкаю щ их оборотны х сох-двусторонок, бы товали черкаю щ ие перо­
вые сохи-односторонки (однозубы е и д в у зу б ы е ), пахавш ие загонам и как
плуги и гл у б ж е, чем сохи-двусторонки. Они имею т дополнительны е
п риспособления д л я лучш его о тв ал и ва н и я зем ли в виде ш ироких или
узки х д о щ еч ек (о тв ал ец , перы ш ко, к р ы л о ), прикрепленны х сп рава
рассохи.
В односторонках сош ники установлены близко друг к другу, почти го­
ризонтально, что д ел ает естественным образован ие пяты в сохе. У кунгурской д вуральн ой сохи с, брылой (в П ермской губ.) имеется рассоха с з а ­
чатком пяты и больш им отвалом вместо полицы. К роме двузубы х односторонок, бы ли б олее усоверш ен ствованн ы е однозубы е сохи-односторонки с
брылой, пятой и вогнутым отвалом (кураш им ки, чегандинки и д р .), лемех
которы х п р ед ставл ял равнобедренны й треугольник, полученный от соеди­
нения двух сош ников. П оявились они, видимо, в П ермской губернии со
второй половины XIX в.
К роме черкаю щ их паш ущ их орудий, у русских бы товали и разры ваю ­
щие паш ущ ие орудия с низким прикреплением тяговой силы. Это были
двузубы е сохи-двусторонки — «оралки» и «ралки» и однозубы е односторонки — «туринки». У первых рассоха обычно состояла из двух отдельных
рассош ников с сош никами. Они известны в В оронеж ской, Курской, Р я за н ­
ской, Т ам бовской губерниях. Туринки имели плаху с пятой, сош ник с бры­
лой и отвал ; они известны в П ерм ской губернии. И х появление было,
по-видим ом у, св яза н о с н аличием легкого с а б а н а на д анной терри то­
рии; возм о ж н о , что от с а б а н а бы ли заи м ство в ан ы отвал и п ята в туринке.
П ереходны ми от р азры ваю щ и х паш ущ их орудий к разры ваю щ им
плуж ны м орудиям явл ял и сь легки е сабаны : 1) одноральны й кураш имский
сабан и 2) двуральн ы й сабан (сибирская к о л есу х а). Они имели низкое
прикрепление тяговой силы (у первого оно было гораздо вы ш е), плаху с
рогалем, стрелу (гр я д и л ь), полоз и больш ой отвал, а т ак ж е передок. С амо
название народом этих орудий сабан ам и говорит о том, что он связы вал
их не с сохами, а именно с сабанам и .
Р яд о м с черкаю щ им и паш ущ им и орудиям и у русских бытовало черка­
ющее, отр езы ваю щ ее, п одрезы ваю щ ее и п ереворач и ваю щ ее пласт ору­
д и е — ко су ля, им евш ее вы сокое п рикреп лен ие тяговой силы, лемех, от­
рез и о твал , но не им евш ее п олоза. Н а зв а н и е «косуля» связы вало про­
исхож дение этого орудия с сохой-односторонкой — «косулей» по н ар о д ­
ной терм инологии.
В Я рославской губернии, где исстари были опольные места, бы товала
косуля с низким прикреплением тяговой силы, по народной терминоло­
гии— «орало». Это н азван и е связывало^ ее с ралом , но не с сохой. О рало
представляло р азры ваю щ ее, отрезы ваю щ ее, подрезы ваю щ ее и переворачи.
48
Д . В. Н ай д и ч -М оскален ко
ваю щ ее п л аст орудие, имевш ее все части плуга (но без п олоза), которым
п ах ал и на более легких, чем чернозем, лесных почвах.
О дносторонки, л егки е сабан ы и косули стоили дорож е сох, требо­
вали борон с ж елезны м и зубьям и и более сильного скота д л я пахоты; они
■были только у заж иточн ы х хозяев. С преобладанием паровой системы
зем леделия, при распаш ке степи, особенно в XIX в., соха и косуля распро­
странились на степные черноземны е зем ли, а более легкие усовершенство­
ванны е плуги — на лесны е почвы.
Т аким образом , изученный нами м атери ал говорит о том, что основны­
ми типам и русских пахотны х орудий являю тся рал о и плуг д л я орудий с
низким прикреплением тяговой силы, соха и косуля для орудий с высоким
прикреплением. Т ак к а к в литературе встречается смешение этих орудий,
когда плугом и сохой н азы ваю т так ж е и рало, нам каж ется, что будет
п равильны м д ать следую щ ее точное определение этих типов:
1. Р а л о — р азр ы ваю щ ее безотвальное пахотное орудие с низким при­
креплением тяговой силы, без полоза и с полозом, подрезы ваю щ ее почву
ральником и раздвигаю щ ее ее по обе стороны борозды.
2. П л у г — р азр ы в аю щ е е п ахотное орудие с низким прикреплением
тяго во й силы, с полозом , отрезы ваю щ ее нож ом, п одрезы ваю щ ее леме­
хом и п ер ево р ач и ваю щ ее отвал ом пласт почвы на одну сторону бо­
розды .
3. С оха — черкаю щ ее пахотное орудие с высоким прикреплением тяго­
вой силы (в р о г а л е ), без п олоза, подрезы ваю щ ее сош ником и непол­
ностью п ер ево р ач и ваю щ ее полицей п ласт зем ли на одну сторону борозды.
4. К осуля — черкаю щ ее пахотное орудие с высоким прикреплением тя­
говой силы (в р о г а л е ), без полоза, отрезы ваю щ ее нож ом, подрезываю ­
щ ее лем ехом и п ер ево р ач и ваю щ ее отвалом пласт зем ли на одну сторону
борозды .
М ож но у твер ж д ать, что наличие однозубого р ал а среди народных
пахотны х орудий говорит о том, что паш енное зем леделие у данного наро­
д а зарод и лось на дернисты х почвах степей или опольных мест в лесах.
Н али чие только сохи говорит о зарож дени и паш енного зем леделия у дан­
ного н ар о д а к а лесны х почвах с корням и и валунам и. В Д ревней Руси
им елись те и другие орудия. Н а юге были р а л а и плуги, на севере — сохи.
С оха яв л яется сам ы м рациональны м пахотным орудием на подсеке, на
которой не вы корчеваны пни с корнями. Если на подсеке пни выкорчевы­
вали и уничтож али корни, что обычно бы вало при подсочивании, то на ней
мож но было прим енять лю бое орудие — от мотыги до плуга. Но у восточ­
ных сл ав ян больш е п ракти ковалась подсека без быстрой выкорчевки пней
и корней, и поэтому появилась соха — сам ое рациональное орудие пахоты,
при подобной подсеке 'вначале д л я лучш его зап ахи ван ия семян, а в даль­
нейш ем и д л я лучш ей пахоты.
П одводя итог классиф икации, м ож но сделать вывод, что русские па­
хотные орудия д ел ятся на две основны е группы:
А. П ахотны е орудия с низким прикреплением тяговой силы — разры­
ваю щ ие.
Б. П ахотны е орудия с высоким прикреплением тяговой силы — черка­
ющие.
Г руппу А м ож но п о д р азд ел и ть на пять подгрупп.
1) Р а зр ы в а ю щ и е оруд и я — р а л а . В ари ан ты : рал о однозубое без по­
ло за, р ал о однозубое с полозом, рал о многозубое без полоза.
2) Р азр ы в а ю щ и е, отрезы ваю щ и е, п одрезы ваю щ ие и переворачиваю -i
щ ие п л аст орудия с полозом — плуги. В ари ан ты : плуг русский, плуг*
укр аи н ск и й , саб ан однолем еш ы й, саб ан двулемеш ны й.
3) Р азр ы ваю щ и е, п одрезы ваю щ ие и неполностью переворачивающие!
пласт орудия — паш ущ ие. В ари ан ты : д в у зу б ая «орал ка», «рал ка» и од­
н о зу б ая «туринка».
4) Р азр ы ваю щ и е, п одрезы ваю щ и е и переворачи ваю щ и е пласт орудия
О п ри нц ипах класси ф икац ии р у сс к и х о р у д и й
б
Рис. 3. Разрывающие, подрезывающие и неполнстью переворачи­
вающие пласт орудия (паш ущ ие): а — двузубая соха «оралка»,
«ралка» с перекладной полицей (Рязанская губ., 1905); б —
однозубая соха «туринка» с неподвижным отвалом
(Пермская губ., 1897)
Рис. 4. Разрывающие, подрезывающие и переворачивающие пласт орудия
с полозом, переходные от пашущих к плугам: а — курашимский, или кунгурский, сабан (Пермская губ., 1897); б — легкий двуральный сабан
(Пермская губ., 1897)
4
Советская этнография, № 1
50
Д . В. Н ай д и ч -М оскал ен ко
Рис. 5. Разрывающие, отрезывающие, подрезывающие и пере­
ворачивающие пласт орудия без полоза. Ярославская косуля
«орало» (Ярославская губ., 1839)
в
Рис. 6. Черкающие орудия: а — борона-суковатка (Новгородская губ., 1925); б — мно­
гозубая соха. Реконструкция (Вологодская обл., бывшая Новгородская губ., 1949);
в — кодовая двузубая соха без полицы (Архангельская обл., бывшая Олонецкая губ,
1948)
О п ри н ц и п ах класси ф и кац и и р у сс к и х пахотных о р у д и й
Рис. 7. Черкающие, подрезывающие и неполностью переворачивающие
пласт орудия (паш ущ ие): а — соха двузубая перовая с перекладной поли­
цей (Тульская губ., 1853); б — соха двузубая перовая с брылой, с непо­
движной полицей или отвалом — «односторонка» (Вятская губ., 1889);
в — соха однозубая с брылой, с неподвижным отвалом и с пятой —
«курашимка» (Пермская губ., 1884)
Рис. 8. Черкающие, отрезывающие, подрезывающие и перево­
рачивающие пласт орудия без полоза (косули). Костромская
косуля (Костромская губ., 1854)
51
52
Д . В . Н ай д и ч -М оскален ко
с полозом, переходны е от разры ваю щ и х паш ущ их к плугам — легкие са­
баны . В ар и ан ты : кураш и м ски й сабан , легкий двурал ьн ы й сабан .
5)
Р азр ы в а ю щ и е, отрезы ваю щ и е, п одрезы ваю щ ие и переворачива
щие пласт орудия без полоза — орало («яросл авская к о су л я » ).
Г руппу Б м ож но п о д р азд ел и ть н а три подгруппы.
1) Ч ер к аю щ и е орудия. В ари ан ты : борон а-суковатка, коловы е сохи
без полицы (одн озубы е, двузубы е, м н огозуб ы е).
2) Ч ер каю щ и е, п одрезы ваю щ и е и несоверш енно переворачивающие
п ласт ор у д и я — п аш ущ ие. В ари ан ты : сохи-двусторонки (коловы е и перо­
в ы е ), сохи-односторонки двуральн ы е, сохи-односторонки одноральные с
пятой (кураш им ки, чегандинки и д р .).
3) Ч ер каю щ и е, отрезы ваю щ и е, п одрезы ваю щ и е и переворачивающие
п ласт о р у д и я без п олоза — косуля костром ская и ее разновидности.
Ш. АННАКЛЫЧЕВ
НЕКОТОРЫЕ
С Т О Р О Н Ы БЫТ А Р А Б О Ч И Х - Н Е Ф Т Я Н И К О В
НЕБИТ-ДАГА
Н а соврем енном этап е разви ти я советской этнографической науки
одной из гл ав н ы х з а д а ч этн о гр аф о в яв л я е тся изучение бы та рабочего
к л ас са р азн ы х н ац и о н ал ьн остей . Это в аж н о не только и з-за многих его
особенностей по сравн ен и ю с бытом колхозн ого крестьян ства, но и пото­
му, что р абочий кл асс я в л я е тся в н аш у эпоху передовы м классом общ е­
ства. О д н ако до сих пор д л я изучени я ж и зн и рабочих этн о гр аф ам и к ак
в наш ей стране, т а к и з а гран и ц ей пока ещ е сд ел ан о очень м ало. Труды,
написанны е советскими учеными до В еликой Отечественной войны, бы­
ли посвящ ены в основном истории ф орм ирования рабочего класса. В пер­
вые послевоенны е годы были сделаны отдельны е попытки изучения со­
циалистической культуры рабочего класса на основе историко-этногра­
фических м атер и ал о в *. Н о эта тем а не н аш л а долж ного отраж ения в
имею щ ихся публикациях.
Н а этнограф ических совещ ан иях 1951 и 1956 гг. было обращ ено
особое вним ание н а необходимость изучения рабочего быта, и уж е с
1953 г. стали п оявляться исследования, посвящ енны е разработке этой
темы 2. В настоящ ее врем я изучение быта рабочих зан и м ает все большее
место в тр у д ах этнограф ов наш ей страны и некоторых стран народной
демократии (Ч ехословакия, В ен гр и я).
И зучение путей р азви тия культуры и бы та рабочих особенно важ но в
таких н ациональны х республиках, к а к Туркм ения, где рабочий класс
сф орм ировался л и ш ь после победы О ктябрьской революции, так к ак в
дореволю ционный период Т уркм ения бы ла отсталой, аграрной колони­
альной окраиной ц арской России. Н а сто ящ ая статья, н аписанная на ос­
нове полевы х этнограф ических м атери алов, явл яется первой попыткой
исследования истории ф орм ирования коллектива туркм енских нефтяни­
ков Н еб и т-Д ага и их б ы т а 3.
И сторию ф о р м и р о в ан и я ко л л ек ти в а рабочих-неф тян иков Н е б и т-Д а­
га м ож но р азд ел и т ь н а три э т а п а : с 1927 по 1941 г.; годы В еликой О те­
чественной войны; с 1945 г. по н астоящ ее время.
П ром ы ш ленн ая р азр а б о тк а нефти на Н ебит-Д агском месторождении
производилась с 1882 г. русскими неф тепромы ш ленниками Коншиным,
1 Н. Н. Ч е б о к с а р о в , Этнографическое изучение культуры и быта московских
рабочих, «Сов. этнография», 1950, № 3.
2 В. Ю. К р у п я н с к а я ,
Опыт этнографического изучения уральских рабочих
второй половины XIX в., «Сов. этнография», 1953, № 1; А. И. Р о б а к и д з е, Некото­
рые стороны быта рабочих Чиатурской марганцевой промышленности, Тбилиси, 1953;
А. С. К У н и ц к и й, Социалистический быт рабочих Ворошиловградского завода им.
Октябрьской революции, Автореферат кандидатской диссертации, Киев,
1953;
А. Г. Т р о ф и м о в а , Бакинские рабочие-нефтяники, Рукопись кандидатской дис­
сертации, М., 1954, и др.
3 Материалы собраны автором в 1956 и 1957 гг. при подготовке кандидатской дис­
сертации.
54
Ш. А н н аклы ч ев
Симоновым и представителям и Закасп и й ской военной ж елезной дороги.
О днако неблагоприятны е природные условия Н еби т-Д ага (продолжи­
тельное, чрезвы чайно ж ар ко е и ветреное л ето ), неэффективность резульч
татов проводимы х разведочны х и эксплуатационны х работ при весьма
малом количестве получаем ой нефти и ряд других причин привели к
полному прекращ ению добы чи нефти в 1887 г. Н адеж ды нефтепромыш­
ленников не оп равдались, ибо они рассчиты вали израсходовать незна­
чительны е средства и получить колоссальны е прибыли.
П оэтому история рабочих-неф тяников Н еби т-Д ага начинается по
сущ еству со времени возобновления буровы х работ на Небит-Дагском
месторож дении у ж е в советское врем я — в 1927 г.
В начальн ы й период н еф тяная промы ш ленность бы ла слабо обес­
печена квали ф и ци рован ны м и кадрам и . Н ациональны х кадров не только
на Н еби т-Д агском промы сле, но и на Челекене, где, по документальным
данны м , добы ча нефти производится с н ач ал а X V III в., почти не было,
если не счи тать нескольких десятков рядовы х рабочих. Д л я примера
у каж ем , что в 1925/26 отчетном г. на неф тепром ы слах Туркмении рабо­
тал о всего 185 чел., в 1926/27 г.—• 184, в 1927/28 г.— 190, а на 1 января
1929 г.— 193 чел. 4.
Туркмен, поступавш их на неф тяны е промыслы, сн ач ал а использовали
к а к подсобных рабочих, затем их прикрепляли к более опытным нефтя­
никам в качестве учеников. Опы тны е м астера — русские, азербайдж ан­
цы, р аб о тав ш и е на п ром ы слах, постоянно п ер ед ав ал и свой опыт рабочим
туркм енам . Т ак, геолог треста «Туркм енбурнефть», украинец по нацио­
нальности, И в ан Н икитич А лиф ан — один из старейш их работников
неф тяной промы ш ленности Туркмении, в 1936 г. по путевке приехал в
Н еб и т-Д аг и с тех пор обучил и подготовил десятки высококвалифициро­
ванны х неф тяников из среды туркмен. Один из его учеников — геолог
А ш иров сам сейчас р аб о тает на Ч елекенском месторождении. Бывший
колхозник Ш . Д у р д ы ев 19 лет н а за д приехал в Н ебит-Д аг, под наблю­
дением И. Н. А л и ф ан а с каж д ы м днем повы ш ал свои знания и стал ква­
лиф ицированны м мастером подземны х работ.
В оспитанником И. Н. А л и ф ан а был и С атлы к Удаев. О н принадлежит
к туркм енской группе и ом уд ов-дж аф арб ай ц ев. С атлы к родился в 1901 г,,
в местности О гланлы , н еп одалеку от Н еби т-Д ага. О тец его работал бат­
раком (ойденчи) у И зб ас ак -б а я, затем в течение 12 л ет — пастухом у
местного суф и Х ан м урадсопы ; ум ер он в 1916 г. М ать С атлы ка тоже
родилась в О глан лы ; долгое врем я ей приходилоось работать ковров­
щ ицей у местных баев. П осле смерти м у ж а она с двум я детьми перешла
в дом своего б рата. Н о и здесь ее о ж и д ал а, к а к и всех молодых вдов
того времени, го р ькая ж изн ь. К огда ее вторично вы дали зам уж , то ли­
шили детей, т а к к а к обычно, когд а вдова вы ходила зам у ж за чужого, ее
детей оставл яли при родственниках ум ерш его м уж а. Семья дяди, где
ж и л С атлы к, бы ла бедная, и ем у приш лось с раннего возраста зараба­
ты вать себе кусок хлеба. Один из баев — А ннадурды -бай поручил
16-летнему С атлы ку пасти свое стад о — около 800 голов. Заработок
м альчика был н астолько ничтож ен, что за десять лет работы у б ая он не
мог д а ж е приобрести себе что-либо новое из одеж ды . В 1927 г. Сатлык
раб о тал возчиком на строительстве; там ж е был и его д яд я, потом — по
добы че соли, на заго то вках дров. В конце 1933 г. он приехал в НебитД а г на неф тяной промы сел. С этого времени начинается его трудовая
ж и зн ь р аб о ч его -н еф тян и ка — сн а ч а л а , в течение двух лет, в качестве ря­
дового рабочего. С каж д ы м годом п овы ш ая квалиф икацию , уж е в 1938 г.
он стал помощ ником бурильщ ика. З а м есяц д о н ач ал а Великой Отечест­
венной войны ему присвоили зван ие бурильщ ика, а с 1 м ая 1949 г. по
4 Н. З а в а д с к и й , Итоги республиканской промышленности, «Туркменоведение»,
Ашхабад, 1929, № 4, стр. 9.
Н екот орые стороны быта рабочих-неф т яников Н ебит -Д ага
55
н астоящ ее врем я он р аб отает буровы м мастером. К ак и некоторым д р у ­
гим туркм ен ам , кадровы м неф тяникам , С атлы ку У даеву не приш лось в
свое врем я получить образован ие, но б лаго д ар я упорном у труду, повсе­
дневной помощ и товари щ ей ему уд алось достигнуть успехов в работе.
В н астоящ ее врем я им я бы вш его пастуха ш ироко известно не только
среди неф тяников Туркм ении, но и за ее пределами. В промысловых
ко н то р ах вы веш ен ы п л ак аты , п р и зы в аю щ и е н еф тяни ков к внедрению в
производство опы та м астера С атлы ка У даева. Он награж ден двум я ор­
д ен ам и Т рудового К расн ого Зн ам ен и и м едалью « З а трудовую доблесть»,
почетной грам отой неф тяной промы ш ленности С С С Р , девятью почетны­
ми грам отам и объединения «Туркм еннефть», в 1952 г. по приказу М и­
нистерства неф тяной промы ш ленности ем у было присвоено почетное зв а ­
ние «Л учш его бурового м астера» С С С Р . С атл ы к У даев — депутат
поселкового, городского и областного Советов депутатов трудящ ихся,
засед ател ь народного суда, член пленум а Ц К профсою зов работников
нефтяной промы ш ленности Туркм енской С С Р и С С С Р. З а годы работы
на пром ы слах он подготовил 25 нефтяников; среди них есть туркмены,
татары , казах и , русские и другие.
П о к а за т е л ь н а и ж и зн ь бурового м астер а А койли Д у р д ы н и язо ва, ко ­
торы й одним из п ервы х среди местных туркм ен поступил на промыслы.
Акойли п р и н ад л еж и т к той ж е группе иом удов-лж аф арбай ц ев. П редки
его ж и л и в местности А ккуйы , расп ол ож ен н ой в К ар ак у м ах , на растоянии около 100 к м от станции Д ж е б е л . О сновны м зан яти ем родителей
А койли и их п редков бы ло скотоводство. Т р у д о вая деятельн ость Акойли
н ач ал ась с 1919 г., к о гд а ем у бы ло всего 10 лет. В н а ч а л е он был помощ ­
ником (чолук) стар ш его б р а т а — п астуха у одного из баев. В 1927 г.
Акойли о тк а зал ся пасти байские стада и поехал в Н еби т-Д аг. Здесь он
был подсобны м р аб оч и м , н ал и в а л ь щ и к о м цистерн, а затем р аб о тал у м е­
ханического н асо са, но в сегд а вни м ател ьн о п р и гл яд ы в ал ся к р аб оте бу­
рильщ иков. Вскоре, учиты вая его склонность к этой профессии, его п ере­
вели н а буровую . В 1937 г. он стал одним из первых бурильщ иков среди
туркмен на Н еби т-Д агском промы сле, а спустя девять л ет получил з в а ­
ние бурового м астера. А койли Д урды н и язов зан и м ал многие ответствен­
ные долж ности в неф тяной промыш ленности: был зам естителем директора
буровой конторы , с 1949 по 1954 г.— зам естителем управляю щ его трес­
том «Т уркм ен неф теразведка», затем — директором по подготовке новых
нефтяных площ адей , а с н ач ал а 1956 г.— начальником буровой п лощ ад­
ки на промы сле. П рави тельство н агради ло Д урды н и язова двум я орде­
нами Л ен и н а, орденом З н а к почета, м ед ал я м и « З а трудовую доблесть»,
«За доблестны й тр у д в В еликой О течественной войне 1941— 1945 гг.». За
это в р ем я Д у р ды н и язов учился у д ругих и учил сам, воспитав
и подготовив десятки неф тяников-бурильщ иков различны х н ац ион аль­
ностей.
Сходный ж изненны й путь прош ли многие кадровы е неф тяники-турк­
мены: буровой м астер Х адж и м ам ед К ультаров, бурильщ ики А ннамам ед
Байрам кулиев, Я зм ам ед Ш ерипов и другие.
У правление «Т уркм еннеф тетреста» с первых ж е дней образования
(1930) о р ган и зо вал о курсы по обучению русскому язы ку рабочих-туркмен
и туркм енском у я зы к у ■
— р аб оч и х д руги х нац ион альн остей . Эти м еропри я­
тия способствовали бы строму освоению процессов добычи нефти рабочи­
ми различны х национальностей. С развитием добы чи в Н ебит-Д аге, а
особенно с 1933 г., с к а ж д ы м днем увел и чи вал ось число нефтяников-туркмен. Ж и тел и бли зл еж ащ и х туркм енских аулов группами прихо­
дили к Н еб и т-Д агу р аб отать на промы слах. И менно тогда началось
тяготение туркм енского населения к нефтяны м промы слам Н еби т-Д ага,
ибо третий по счету мощ ный неф тяной фонтан в Н ебит-Д аге, забивш ий
30 ян варя 1933 г., окончательно определил перспективность этого место­
рождения. В резу л ьтате этого численность рабочих на промы слах «Турк-
56
Ш. А н н акл ы ч ев
м еннеф тетреста» в том ж е году увеличилась по сравнению с предыдущи:
с 735 до 1500 чел., в основном з а счет местного н а с е л е н и я 5.
Больш ое зн ачение в деле подготовки национальны х кадров имели раз
личны е 'Курсы, ор ган и зованн ы е У правлением «Туркменнефтетреета», а таг
ж е ш колы Ф З О А зербайд ж анской С С Р , куда были направлены сотн
ю нош ей-туркмен. В августе 1939 г. был организован Н ебитдагский нефтг
ной техникум, сущ ествую щ ий и поныне, а в 1940 г.— ремесленное учт
лище, сы гравш ие больш ую роль в д ел е обеспечения нефтяных промысло
квали ф и ци рован ны м и • кадрам и. В годы Великой Отечественной войн]
многие неф тяники были м обилизованы в ряды Советской Армии. Н
м есто уш едш их на фронт приш ли их жены , братья, отцы, сыновья. Кром
Рис. 1. Молодые нефтяники-туркмены, выпускники Небитдагского реме­
сленного училища, на производстве (1956 г.).
Фото автора
того, ряды неф тяников Туркмении пополнили рабочие из других союзньи
республик. Т олько в конце 1942 г. из Б а к у в Н еби т-Д аг прибыло боли
300 неф тяников, среди них русские, украинцы , татары , азербайджанца
арм яне. Б ы стро осваи вали т а к ж е специальности нефтяников рабочи|
других проф ессий и служ ащ и е, эвакуированны е с Украины, из Белоруй
сии и других районов страны .
j
П осле окончания В еликой Отечественной войны значительно возросл
число рабочих-неф тяников, туркм ен по национальности, приехавши!
в Н еб и т-Д аг из разн ы х районов республики. Этому способствовало обна
руж ение в 1949 г. нефти в К ум -Д аге, располож енном в 42 и к югу щ
Н еб и т-Д ага. З а годы четвертой пятилетки численность рабочих-туркма
в о зр о сл а в 3,5 р а з а 6. З а один 1951 год приняли на раб оту 1991 чело
в е к а 7. С реди рабочих, поступивш их на неф тяны е промы слы в это
период, бы ли и мои и н ф орм аторы — операторы : А. А рты ков, у которог
отец и деды (с отцовской и м атеринской стороны) были рыболовами,
5 Архив объединения «Туркменнефть», г. Небит-Даг, ф. 1, д. 270, оп. 2.
На 1 октября 1957 г. количество работников нефтепромысловых предприяти
о б ъ ед и н ен и я
« Туркм еннеф т ь »
дост игло уж е 15 728 чел. из них 4001 туркмен.
6 См. Т. Г. С а м е д о в, Туркменский народ в борьбе за выполнение четвертой пя
тилетки, Автореферат кандидатской диссертации, М., 1953 стр. 7.
7 Архив объединения «Туркменнефть», г. Небит-Даг, ф. 1, д. 188, оп. 2.
Н екот орые стороны быта рабочих-неф т яников Н ебит -Д ага
57
животновод в прош лом А. Ан-накуляев, его брат — мастер подземного
ремонта Аман А н н акуляев, инж енер-неф тяник Ч ары А табаев и многие
другие.
Подготовка рабочих и инж енерно-технических кадров д л я нефтяной
промышленности ш ла р азн ы м и путями. Больш инство кадровы х рабочихтуркмен — в прош лом скотоводы, зем ледельц ы и рыболовы — начали
свою работу на неф тяны х промы слах, не им ея теоретических и практиче­
ских навыков, специального об разован ия. Б ольш ое значение в приобрете­
нии ими различных специальностей, к а к у ж е было сказано, имели хорошо
организованные курсовы е, бригадны е, индивидуальны е учебные занятия,
проводившиеся на промы слах, а т а к ж е помощ ь кадровы х нефтяников
других национальностей.
Рис. 2. Дворец культуры нефтяников Небит-Дага
О рган и зован ны е в сам ом Н еби т-Д аге и в А ш хабаде ремесленные учи­
ли щ а, ш колы Ф ЗО , техникумы , учебны е курсовы е комбинаты , высш ие
учебны е завед ен и я Б ак у , Грозного, М осквы , Л ен и нграда, Т аш кента
и р я д а других городов т а к ж е готовили вы сококвалиф ицированны х неф тя­
ников д л я Туркм енской республики. Н ач и н ая с третьей пятилетки, число
неф тяников возросло в основном за счет м олодеж и, которая б лагодаря
общ ем у о б р азо в ан и ю з а короткий срок сп ециального обучения достиг­
ла больш их успехов.
Т аким образом , одной из важ н ы х особенностей рабочего класса
Туркм ении, и в частности к о л л ек ти в а рабочих-неф тян иков Н еби т-Д ага,
по сравн ен и ю с р аб очим и п ром ы ш ленны х центров Р С Ф С Р и ряд а д р у ­
гих респ у б л и к н аш ей стр ан ы , я в л яе тся то, что это — молодой рабочий
класс, сф орм ировавш и й ся за годы С оветской власти на территории
преж н ей ко л о н и ал ьн о й окраины , в зн ач и тельн ой части из местного н асе­
ления, в р езу л ь тате последовательного проведения ленинской националь­
ной политики и заб о т С оветского п равительства.
Ф орм и рован ие кадров рабочих-неф тяников в относительно короткий
срок п ривело к тому, что в среде рабочих еще устойчиво сохраняю тся
не только н ац и о н ал ьн ы е особенности культуры и бы та, но д а ж е неко­
торые черты бытового у к л ад а, свойственного бывшим племенным груп­
пам туркм ен ■
— и ом удов, ата б а й ц ев , д ж а ф а р б а й ц е в и др. Это особенно
зам етно при изучении обы чаев и обрядности, сохранивш ихся в семейном
58
Ш. А н н акл ы ч ев
бы ту рабочих-туркмен. Н о в основном их м атери ал ьн ая и духовная куль­
т у р а претерпела значительны е изменения. Р езч е всего это сказалось на
типе поселений и ж илищ . В место м аленьких разбросанны х аулов, со­
стоявш их из нескольких ю рт родственны х семей ск о то во д о в 8, воз­
никли рабочие поселки и города, хотя ещ е в конце 1930-х годов преобла­
даю щ им типом ж и л и щ а рабочих-туркм ен по-преж нему оставалась юрта.
В связи с этим и возник т а к н азы ваем ы й аул № 1, или, к ак его обычно
н азы ваю т, К азах а у л , прим кнувш ий к Н еби т-Д агу с южной стороны.
Н азван и е присвоено этой части города потому, что, когда в 1933 г. пере­
несли р абочий п оселок со станции Д ж еб ел и старого Н еби т-Д ага в но­
вый Н еби т-Д аг, в К азах а у л первыми переселились рабочие-казахи, а
т а к ж е семьи казахов-скотоводов из бли злеж ащ и х местностей. С север­
ной стороны к городу прим кнул т а к назы ваем ы й аул № 2, или, как его
обы чно н азы ваю т, Т уркм енаул, возникш ий т а к ж е, к а к и К азахаул.
г
Рис. 3. Д ом нефтяника-туркмена. Рядом с домом — юрта, сохраняющаяся
как подсобное помещение
Фото автора
С троительство обоих пригородов осущ ествлялось стихийно,*и нормы
п лан ировки , застройки не соблю дались. П оэтому в К азахаул е большин­
ство дом ов построено вплотную д руг к другу, а вместо улиц там тро­
пинки. Т уркм ен аул отличается от К азах а у л а лиш ь тем, что здесь дома
не прим ы каю т д р у г к другу.
Одной из причин сохранения этих пригородов является то, что часть
рабочих, которы е населяю т их, воздерж и ваю тся от перехода в комму­
н альн ы е дом а, построенные в городе, так к а к многие семьи нефтяников
п р о до л ж аю т по старой привы чке содерж ать домаш ний скот и даж е
верблю дов; п рож и вани е на окраине города п редставляется им поэтому
б олее удобны м . Ю рта в н асто я щ ее в р ем я ещ е остается одним из .видов
ж и л и щ а в сельских м естностях, располож енн ы х вблизи Н ебит-Д ага,
сопутствуя и там благоустроенном у дому. Н о в быту рабочих юрта со­
верш енно у т р а т и л а п реж н ее значение, сохран яясь лиш ь к а к подсобное
пом ещ ение.
8 В конце XIX — начале XX в. население аулов, расположенных вблизи современчтого Н ебит-Дага, в основном занималось скотоводством.
Н екот орые стороны быта рабочих-неф т яников Н ебит -Д ага
59
Д о м а в п р и го р о д ах — кам ен н ы е, из сы рцового кирпича (разм ером
4 0 X 2 0 X 1 5 см) местного производства, деревянны е, каркасны е. П реоб­
л а д а е т д в у с к а т н а я к р о в л я, но встреч ается и п лоская (усти ясы -там ); та
и д р у г а я обычно кр ы ты ш иф ером , асбоф ан ерой и толем.
Ж и л ы е д о м а в Н еб и т-Д аге и в его пригородах обычно двухком нат­
ные; к а к правило, теперь нет преж него деления ж и лищ а на женскую
и м уж скую половину, сущ ествовавш его ещ е в 1930-х годах. П ер вая ком ­
н ата (агы з-там ) сл у ж и т одноврем енно прихож ей, столовой, спальней;
во второй к о м н а т е — (дуйпки б й ), богаче убранной, принимаю т гостей.
К огда в 1933 г. осн овали новый Н еби т-Д аг, дом а д л я рабочих строи­
л и поспеш но. Они больш ей частью были деревянны е сборные; участков
Рис. 4. Ж ена мастера-нефтяника Якуба Велиева за приготовлением пищи
в кухне «аш-5й»
Фото Ю. А. Аргиропуло
для подсобного хозяй ства рабочих не отводилось. В д ом ах ставили же-»
лезны е печи, которы е топили дровам и и углем. В нутренняя обстановка
дом а м ало отл и чал ась от обстановки юрты; столы, стулья, кровати и дру­
гая м ебель встречались редко. О свещ али дом а керосиновыми лам пам и.
С ростом добы чи нефти и увеличением населения Н еби т-Д ага
быстрыми тем пам и росло и строительство новых ж илы х домов. Н аряду
с преж ним и д ву х этаж н ы м и деревянны м и дом ам и стали строить одноэтаж ­
н ы е — д л я одной-двух семей, а т а к ж е кирпичны е д вухэтаж н ы е восьм и­
квартирные. С 1945 г. город стал лучш е обеспечиваться водой. Рабочим
начали отводить участки под сады и огороды. С 1950 г. расш ирилось
строительство дом ов из кам н я — «гю ш а», привозимого из К расноводска.
В н асто ящ ее в р ем я в Н е б и т-Д аге почти все д ом а строят из этого кам н я
и ж ж ен ого кирпича. С троители Н еби т-Д ага, учиты вая естественные усло­
вия р ай о н а, в о зво д я т д о м а с веран д ой или б ал к о н ам и , даю щ и м и тень и
отчасти защ и щ аю щ и м и ж и л ь е от пыли, приносимой ветрам и .
В 1952 г. в Н е б и т -Д а г бы л проведен газ, и это окончательно вы тес­
нило из быта неудобны е ж елезны е печи. Они сохранились лиш ь в к в ар ­
талах, располож енны х в пригородах, куда газ ещ е не проведен, а так ж е
60
Ш. А н н аклы чев
в сельских местностях вблизи Н еби т-Д ага. Г аз обходится жителям Не­
б и т -Д а г а в 10 р а з д еш евле, чем саксаул.
Л и ш ь в нем ногих к в а р т и р а х рабочих ещ е сохраняю тся керосиновые
л ам п ы ; везд е, з а исклю чением некоторы х домов п ригорода, имеется элек­
три ческое освещ ение.
С улучш ением ж илищ ны х условий туркм енских нефтяников измени­
лось и внутреннее убранство рабочих квартир. П р еж д е всего, важ н о от­
метить чистоту, п оддерж иваем ую в них, несмотря на постоянно дующие
в этом рай он е ветры , несущ ие в больш ом количестве пыль и песок.
У ж е в н а ч а л е 1940-х годов в д ом ах многих рабочих-туркмен можно
бы ло встретить современную городскую мебель: никелированны е кровати,
столы , стулья, этаж ерки д л я книг; однако в больш инстве туркменских
и казах ск и х рабочих семей д о сих пор, по старой традиции, предпочитаю!
сп ать и сидеть на полу (в особенности старш ее поколение и женщины),
Н еред ко встречаю тся туркм енские семьи, у которых так сильны еще ста­
ры е привычки, что д а ж е ш кольники п риготовляю т уроки, располагала
на ковре или кош ме, хотя у них есть п олн ая возмож ность заним аться за
столом.
В н астоящ ее врем я нет в Н еб и т-Д аге туркм енских рабочих семей,
в кв ар ти р ах которы х не бы ло бы радиорепродукторов или радиоприемни­
ков, патеф онов, ш вейных маш ин, электрических и чугунных утюгов (рань­
ш е туркм ены белье не гл а д и л и ). В некоторых семьях имеются пылесосы
вентиляторы , холодильники. Эти новые предметы домаш него обихода
распространены и среди населения пригородов Н еби т-Д ага — Казахаула
и Т у ркм ен аула, а т а к ж е среди сельского населения его окрестностей
В условиях тесного общ ения и д руж б ы с другими национальностям!
в многонациональной среде рабочих-неф тяников постепенно вырабаты
ваю тся некоторы е общ ие формы бы та. Т ак, влияние на быт рабочих
туркм ен русской и азербай д ж ан ской культуры особенно сказываете!
в у бран стве квартир. В свою очередь, некоторы е черты туркменской на
циональной культуры (в частности, ковры ) входят в быт рабочих другш
национальностей.
С ледует отметить, что в быту рабочих-туркмен сохранился и комплею
старинны х предметов д ом аш него обихода, особенно — у рабочих, живу
щих в К азах а у л е и Т уркм енауле. Э то — ковровы е меш ки для храненю
одеж ды (ч у в а л ), ковровы е сумки, в которы е кл ад ут лож ки и друг»
м елкие предметы (т о р б а ), деревянны е бочки (ч ел ек), ступки (соки)
ручны е м ельницы (д аш д еги р м ен ), чугунны е котлы (г а з а н ), бурдюки
гребни д л я ч есан и я ш ерсти (юн д а р а к ) и пр.
П ри изучении поселений в ы явл яется, что в быту рабочих-туркме]
ещ е ,не окон чательно и зж и то расселен и е по п ри зн аку принадлеж ности :
прош лом к том у или ином у плем ени или роду. Т ак, почти все семьи тур,к
м ен-текинцев в К а за х а у л е , приехавш и х в р азн ое врем я, населяю т еп
ю го-западную окраину; больш инство семей туркмен-иомудов в Туркмен
ауле ж и ву т ком пактно. В остальны х частях Н еби т-Д ага, однако* эт;
особенность рассел ен и я у ж е и зж и та.
П олукочевой о б р аз ж изни туркм ен этого района западной Туркменш
в прош лом не д а в а л возм ож ности расш ирять ассортимент пищевых про
дуктов. В основном употреблялись пш еница, ячмень, д ж угара, мяо
(б ар ан и н а, говядина, верб лю ж ати на) и молочные продукты; таким ж
оставалось питание туркм ен-рабочих и в 1930-х годах. В настоящ ее вре
м я ста л и употреблять много привозны х (из ю жных районов республики
овощ ей и фруктов, а та к ж е других покупных продуктов. О бщ ение с семь
ям и рабочих других национальностей, приехавш ими в Туркмению, ока
з а л о зам етн о е влияние на питание рабочих-туркмен. В их семьях стал:
готовить украинский мясной борщ, зелены е щи, котлеты, са л а т из огур
цов и помидоров; от казахов переняли «беш барм ак», употребление ча:
с м олоком ; от а зе р б а й д ж а н ц е в — «доломо» (голубцы ) и т. д. В сво!
Рис. 5. Уголок в доме рабочего-нефтяника: «дукан» (букв, «магазин») —
шкафчик для хранения домашних вещей; наверху сложены постельные при­
надлежности; рядом на столике — деревянный с инкрустацией алюминием
сундучок — «сандык» работы местного кустаря
Фото Ю. А. Аргиропуло
Рис. 6. Уголок в доме мастера-нефтяника Якуба Велиева. На полу иомудские
палас и кошма; на стене и на столике украинские вышивки
Фото Ю. А. Аргиропуло
62
Ш. А н н акл ы ч ев
очередь лю бим ы м и блю дам и в сем ьях -русских и украинцев стали восточ
ные куш ан ья ■
— «кебаб», «ш аш лы к», «пити» и др.
И зм ен ился так ж е ассортимент посуды. В семьях рабочих-туркме;
у ж е редко встречаю тся старинны е блю да из дерева (чанак) и деревян
ные л о ж ки (чем че), ш ироко бытующ ие ещ е среди туркмен сельскш
местностей, располож енны х вблизи Н еби т-Д ага. В прошлом мужчины
и ж енщ ины — члены туркм енской семьи — принимали пищу отдельно
причем ж енщ ины , независим о от возраста, получали меньшую долю, чем
муж чины ; в настоящ ее врем я такое обособление уж е не существуе1
в повседневном быту, хотя соблю дается ещ е во время некоторых обря­
довы х трап ез (на свадьбах, похоронах). В Н еби т-Д аге и на промысловых
у ч астк ах хорош о орган и зована сеть общ ественного питания.
З а м е т н а я перем ена произош ла и в одеж де туркм ен — ж ителей НебитД а г а , особенно муж чин. С таринны е длинны е муж ские халаты (дон),
больш ие м охнаты е ш апки (телпек) были неудобны при работе на про-)
м ы слах. Э то яв л ял о сь одной из главны х причин того, что их переставали
носить. М уж чины , поступив на промыслы, начинали носить на работе
производственную ф абричного изготовления одеж ду и постепенно от­
вы кали от традиционного костю ма.
В н астоящ ее врем я все рабочие-туркм ены носят городской костюм,
з а исклю чением части пож илы х лю дей, сохранивш их ещ е некоторые
элем енты старинного национального костю ма; к ним относятся мохнатая
п ап ах а, рубахи (сопы я к а и чяк як а) и ш таны (дж ульбар, балак) ста­
рого покроя.
В орот рубахи (сопы як а) ■
— без стойки, с круглой горловиной, про­
д о лж ен н о й го р и зон тал ьн ы м и р а зр е за м и н а плечах; его обш иваю т по­
лоской какой-нибудь ткани и зав язы в аю т тесемкой (яка ю п). Рубаху
«чяк як а» , которую п реж де носили юноши и муж чины среднего возраста,
обычно кроили с застеж кой на правой стороне груди; вертикальный раз­
рез ворота обш ивали той ж е тканью , из которой шили рубаху, и стяги­
вал и его у шеи д вум я тесем кам и, приш итыми по обоим краям ворота,
или застеги вали на пуговицу. М уж ские ш таны кроили из целого куска
ткани ; м еж д у д ву м я ш танинам и, в верхней части их, вш ивали прямо­
угольны й, иногда квад ратн ы й кусок ткани. И х шили вверху широкими,
преимущ ественно из синей или черной полосатой ткани. С уж иваясь книзу,
они доходили д о щ иколотки. А налогичен и покрой ж енских штанов. Низ
ш танины обычно отделы вали кайм ой, н азы ваем ой «чуйдж е бурун» (цы­
плячий н о с). П раздн и чн ы е ш таны (кы рм ы зы б ал ак) шили из шелковой
ткани местного кустарного производства.
Р ед ко встречается теперь стари н н ая обувь — «елкен» и «чарык». Елкен д ел аю т из толстой обработанной кож и, вы резая только подошвы с од­
ним отверстием в их передней части и с двум я отверстиями по- бокам,
ч ерез которы е п р о п у скаю т ш нурок, п р и в язы в ая обувь к ноге. Чары*
ш ью т из п рям ого ку ска сы ром ятной бычьей или верблю ж ьей шкурь:
ш ерстью н аруж у, загн ув и сш и в ая д ва передних угла в виде мыса. Пс
кр аям д ел аю т петельки вокруг всего ч ары ка и, п родергивая в них креп­
кий ш нур из в ер б л ю ж ьей или б ар ан ь ей ш ерсти, стягиваю т ее и об
м аты ваю т вокруг ноги.
М ногие м олоды е туркм ены носят кубанки и уш анки из серых и черны)
к а р а к у л е в ы х ш к урок (их носят и раб оч и е других национально
стей ). З а последнее врем я лю бимой рубахой мужчин стала украинска*
«гуц улка», которую носят не только туркм енские, но и армянские
азер бай д ж ан ски е, русские юноши; носят ее так ж е ж енщ ины и девушки
кром е к а заш е к и туркменок.
Ч то к а с а е т с я ж енской одеж ды , то она с 1930-х годов не претерпел;
больш их изменений ни в покрое, ни в цвете. Если до недавнего времен*
основным м атери алом д л я ж енской одеж ды служ или ткани домаш ней
производства, то в н астоящ ее врем я ее шьют исклю чительно из фабрич­
Н екот орые стороны быта рабочих-неф т яников Н ебит -Д ага
63
ных тканей. К ак и муж чины , ж енщ ины стали носить фабричную обувь.
В ерхней одеж дой у больш инства м олоды х туркм енок служ ит обычно
пальто городского покроя, хотя и сохранились старинны е халаты . И нте­
ресно, что национальную од еж д у в некоторы х случаях частично и зм еня­
ют, д е л а я более удобной д л я работы . Н априм ер, ж енщ ины носят платья
намного короче, чем раньш е, в край рукава продергиваю т резинку.
Б е л ь е стал о обы чной частью одеж ды . И нтересно отм етить появление
ф изкультурного костю м а — м айки и ш аровар у учениц. О днако, несмотря
на все эти изменения, в ж енском костю ме прочнее д ерж атся н ац ион аль­
ные ф ормы , чем в м уж ском.
П ри изучении семейного бы та туркм ен необходимо учитывать, что
у м ногих из них ещ е ж и вы п ред став л ен и я о п рин ад леж н ости их к опре­
д ел ен н о м у р о д оплем ен ном у п одраздел ен и ю . В прош лом туркм енский
н ар о д состоял из м н о ж ества родов (уруг) и родовы х подразделен ий (ти ­
р е ), которы е входи ли в состав тех или д руги х плем енны х групп (т а й ф а ).
С реди них устойчиво сохранялись стары е родовы е традиции, унаследо­
ванны е от преды дущ их этап ов р азви ти я их общ ественного строя. К а ж ­
д а я р о д о вая группа им ела одного или нескольких главенствую щ их лиц,
которы х н азы в а л и «яш улы » (с т а р ш и н а ), « ак сак ал » (б уквал ьн о — б ело­
бороды й) . А н алоги чн ы е
н азв ан и я
носили
л иц а,
в о згл ав лявш и е
тире, члены которы х считались потом кам и одного предка, т. е. кров­
ными родственникам и. К а ж д а я сем ья им ела своего гл ав у — «м аш гала
яш улы сы » (стар ш и н а се м ь и ), «бй ак сак ал ы » (б уквальн о: белобороды й
д о м а ). К аж д о е ти р е и каж д ы й уруг имели определенное название и от­
личительны е зн аки (т а г м а ), используем ы е при клеймении скота. Д о
сих пор сохраняю тся в пам яти пож илы х рабочих предания о предках
и п редводителях своего тире, история которого обычно насчитывает
пять-ш есть поколений. М ногие пом нят и п редания о происхождении
своего уруга.
В конце X IX — н а ч а л е XX в. у иом удов зап ад н о й Туркм ении бы ла
р асп р о стр ан ен а б о л ь ш а я сем ья, хотя н а р я д у с ней сущ ествовал а и м а ­
л а я сем ья. В н асто я щ ее в р ем я сем ья туркм ен -раб очи х обычно состоит
из су п р у ж еско й п ар ы и детей, но встреч аю тся и н о гд а и н еразделенн ы е
семьи, в кл ю чаю щ и е родителей , б р ать ев и сестер м у ж а и ж ены .
Е щ е в 1930-х го д ах семейный у к л а д туркм ен-рабочих почти не отли­
ч ал ся от бы тового у к л а д а скотоводов, ры боловов, зем ледельц ев, из
среды которы х они выш ли. Е щ е недавно, зан и м аясь сельским хозяйством
в привы чной зам кн утой среде своих сородичей и близких родственников,
туркм ен ы н а н еф тян ы х п ром ы сл ах столкн ули сь с соверш енно новыми
условиям и производства. И м впервы е приш лось раб отать совместно
с рабочим и не только д ругих этнограф ических (племенных) групп, но и
других национальностей. С реди рабочих-туркм ен в те времена еще крепко
д ерж али сь переж итки стары х п атри архальн ы х порядков и влияние м у­
сульманской религии. Ч асть членов их семей по-преж нему п родол ж ал а
зан и м аться сельским хозяйством , особенно скотоводством, и рабочие не
теряли с ними связь. В раж д еб н ы е элементы в первы е годы Советской
власти усиленно' у б еж д ал и их не раб отать на промы слах, н е доверять
рабочим других национальностей, пы тались разж ечь национальную
рознь. П он ад о б и л ась огром ная воспитательная работа, в первую очередь
партийных организаций, чтобы преодолеть это. Н е меньш е трудностей
встречалось и на пути п реобразован ия семейной жизни.
В туркм енской семье главенство п ри н ад л еж ал о старш ем у по воз­
расту муж чине; в его руках н аходилась судьба каж д о го члена семьи.
В особо тяж ел о м и приниж енном полож ении н аходились женщ ины.
Туркменка, ж и зн ь которой бы ла оп утан а дикими средневековы ми обы­
чаями и п р ави л ам и , установленны м и исламом , во всех отнош ениях была
зависим а от м уж чины . О на не м огл а зан и м ать ся общ ественно-по­
64
Ш. А н н аклы ч ев
лезны м трудом, и длительное врем я на промы слах Н еби т-Д ага не было
ни одной туркм енки.
М ер о п р и яти я С оветской власти , н ап равл ен н ы е на раскрепощение
ж енщ ины , привели к больш им изменениям в туркм енской рабочей семье.
В настоящ ее врем я в Н еби т-Д аге нет такого участка хозяйственного и
культурного строительства, где бы не раб отал и туркменки.
Е сли в дореволю ционной Туркм ении не было ни одной грамотной
ж енщ ины -туркм енки, то в настоящ ее врем я только в Н еби т-Д аге и его
окрестностях учатся в разн ы х учебны х заведен и ях более тысячи турк­
менок; ж енщ ины и девуш ки туркм енки работаю т преподавателям и, ди­
ректорам и ш кол, многие из них имею т вы сш ее о б р азо в ан и е9. Н а пред­
приятиях Н еб и т-Д ага насчиты вается 200 ж ен щ и н -туркм ен ок10. Всей
республике хорош о известны имена операторов по добыче нефти — де­
п утата поселкового совета Х аллы гозель А ннамурадовой, окончившей
А зербай д ж ан ски й индустриальны й институт, и Х адж ибиби Артыковой,
зам ерщ и ц ы П атм ы Тойлиевой, м астера по добыче нефти Эне Шараповой,
и н ж ен ер а Э д ж егы з Б а б а е в о й и многих других ж енщ ин, работаю щ их на
неф тяны х пром ы слах. С емь туркм енок работаю т в Н ебитдагском фи­
л и а л е В сесою зного научно-исследовательского института нефти.
П ри изучении семейной ж изн и туркм енских рабочих выявляются
многие ф акты , свидетельствую щ ие о друж ественны х отношениях турк­
мен с семьями рабочих других национальностей. Об этом свидетельству­
ет и то, что теперь нередко встречаю тся смеш анны е браки туркмен,
особенно с украи н ц ам и и русскими. Сейчас не бы вает такой свадьбы,
к а к и общ ественн ы х п разд н и ков, в которы х не участвовал и бы совместно
представители разн ы х национальностей. Р абочие различны х националь­
ностей ж и ву т по соседству в одном доме. Н а р я д у с этими новыми
явлен и ям и сохраняю тся некоторы е стары е традиции и религиозные пере­
ж и тки в семейной ж и зн и туркм енских рабочих. Н ем ало еще семей, в
которы х соблю даю тся м усульм анский пост «ураза» и традиционный
п р азд н и к «ку р б ан -б ай рам » п . С охранились та к ж е традиционны е туркмен­
ские обряды , связан н ы е с рож дением и воспитанием детей и свадьбой.
В вопросах воспитания детей привычные взгляды и обычаи значи­
тельно изменились. П р е ж д е у туркм ен лиш ь рож дение мальчика вызы­
в а л о больш ую радость, а появление девочки встречали равнодушно,
С реди туркм ен были распространены многочисленные рассказы и пого­
ворки, в которы х о тр аж ал и сь их взгляды на рож дение мальчика и де­
вочки: «Сын — это богатство, дочь — об уза» и т. п. Р ож д ен и е девочки в
сем ье никогда не отмечалось, а в честь новорож денного м альчика уст­
р а и в а л и то р ж еств о , т а к н азы ваем ы й «оглу той» (п раздн ество сы н а).
В н асто ящ ее врем я при воспитании детей в туркменской рабочей
сем ье и зж и то н еравн оправи е девочек. В ним ательное отношение родите­
л ей к детям , повседневны е заботы об их регулярном питании, опрятной
о д еж д е, со зд ан и е им д ом а всех условий д л я выполнения школьных зада­
ний — все это яв л яется результатом общ его подъем а культурного уровня
туркм ен. Б олее 230 детей рабочих-туркмен учатся в русской школе;
русский язы к д л я ш кольников стал вторым родным языком. Многие
д ети воспиты ваю тся в ясл ях и детских садах, ш кольники участвуют в
р азл и ч н ы х к р у ж к ах . В ш к о л ах Н е б и т-Д ага и его окрестностей учатся
б олее 5760 детей из них 2687 — туркм ены 12. В первой половине 1956 г. в
9 Материалы Небитдагского городского отдела народного образования за 1957 г.
10 Газ. «Вышка», 25 ноября, 1956 г.
11 Интересно отметить, что иногда в первые дни уразы по вечерам группы мальчи­
ков и девочек с песнями обходят дома, и их одаривают деньгами, лепешками, сладо­
стями.
12 Материалы Небитдагского городского отдела народного образования за 1958 г.
Н екот орые стороны быта рабочих-неф т яников Н ебит -Д ага
65
Н еб и т-Д аге и его п оселках более 50 многодетных матерей были н агр аж ­
дены орденам и и м едалям и ,3.
Хотя культурн ы й уровен ь туркм ен -раб очи х Н е б и т-Д ага непреры вно
повы ш ается, все ж е в их ср ед е ещ е н аб л ю д ается б ы тован и е некоторы х
стары х обрядов, распространенны х в прошлом.
П о предписанию и слам а в день, когда родится мальчик, приглаш али
м уллу или кого-нибудь другого из духовны х лиц д л я чтения молитвы
« азан » в честь новорож денного. А зан долж ен был соверш аться днем.
И ногда, по сообщ ению стариков, он соверш ался д аж е при рождении д е­
вочки, если ее родители были п редставителям и духовенства, богатыми
лю дьм и или супругам и, долго не имевш ими детей.
Н а сороковой день после рож дения ребенка, независимо от его пола,
8— 10-летние девочки и м альчики из рода отца ребенка несли его на ру­
ках п оказы вать соседям. Этот обы чай н азы вал ся «чиледен чы кармак»
(вы ходит из чилле) 14. П ервы е сорок дней, по старинны м поверьям т у р к ­
мен, ребенок п одвергается различны м опасностям со стороны «джинов»,
«арвахов» — злы х духов, которы е якобы приносят новорож денному
различны е беды.
П ри появлении первы х зубов у ребенка — безразлично м альчика или
девочки — ж е н а одного из родственников его отца (енге) и какая-н и б уд ь
п ож и лая ж енщ ин а брали его на руки и обходили до семи домов сосе­
дей. З атем в о звр ащ ал и ребенка м атери, которая заран ее приглаш ала к
себе соседей на так назы ваем ы й «диш лик той» (празднество зу б а ). Р е ­
бен ка к л ал и на пол посреди ком наты . Енге или тетка с м атеринской сто­
роны (д а й з а ) посы пала голову ребен ка ж ар ен о й пш еницей (го в у р га), а
присутствую щ ие подбирали ее. Этот обряд вы полнялся д л я того, чтобы,
по поверью туркм ен, зубы у ребен ка в будущ ем были крепкими, остры­
ми. В « п р азд н еств е зу б а» прин и м али участи е дети, девуш ки и зам уж н и е
женщ ины .
« Г у л п а к т о й » (п разднество косичек) проводилось через д в а года после
рож дения ребенка. Ц ерем ония стриж ки первы х волос н азы вал ась «чил­
ле сач» (косы ч и л л е); по обычаю , стри ж ку производил д я д я с материн­
ской стороны (д а й ы ). Н а следую щ ий день родители устраивали неболь­
шое угощ ение.
«С уннет» (обрезани е) производили, когда м альчику исполнялось пять,
шесть, но не более семи лет. П осле обрезан и я м альчик у туркмен счи­
тался вполне взрослы м , хотя, по ш ариату, м альчик взрослы м считается
с 12 лет.
Д о вольн о устойчиво эти стары е обряды д ер ж а тся в среде рабочихтуркмен, ж и вущ и х в К азах а у л е и Туркм енауле, а так ж е среди сельского
населения окрестностей Н еби т-Д ага.
Е щ е в н ач ал е XX в. вы д ач а зам у ж девочек, достигш их возраста
9— 12 лет, бы ла обычным явлением. О б этом свидетельствую т собранные
нами м атери алы , в частности биограф ии некоторы х туркменок. М ал ь ­
чиков ж ени ли в возрасте 12— 15 лет. Выбор ж ени ха или невесты и сго­
вор о браке осущ ествлялся их родителям и. И н огда б рак заклю чали до
рождения детей или когда они были ещ е м ладенцам и. С ущ ествовали
обычаи «телпек ника» (венчание с ш апкой ж е н и х а), «дакм а» (леви рат),
сорорат. У ту ркм ен -и ом удов не б ы л а расп ростран ен а, как, наприм ер, у
к ар ак а л п ак о в , р о д о ва я э к зо гам и я 15. И сейчас р азр е ш ае тся и д а ж е р ек о­
мендуется кросскузенны й б р а к — м еж д у двою родны м и, трою родны ми
13 Материалы отдела социального обеспечения Небитдагского
1956 г.
14 Чилле — сорокадневный период после рождения ребенка; в
риода строго соблюдался ряд запретов и обрядов, существовавших
у других народов Средней Азии и Кавказа.
15 См. Т. А. Ж д а н к о , Быт каракалпакского колхозного аула,
1949, № 2, стр. 53.
5
Советская этнография, № 1
горисполкома
за
течение этого пе­
у туркмен, как и
«Сов. этнография»,
Рис. 7. С вадебн ое празднество в Н еби т-Д аге
Фото Ю. А. Аргиропуло
Рис. 8. Свадебный поезд. На головной машине — традиционные свадебные
украшения «дуе башлык» и «дуе халык». Девушки на машине держат
«кеджебе»
Фото Ю. А. Аргиропуло
Н екот орые стороны быта рабоЧих-Нефтяников Н ебит -Д ага
67
братьями и сестрам и. Т акой б р ак больш е распространен среди иомудовдж аф арбайцев, чем иом удов-атабайцев.
В н астоящ ее врем я юноши и девуш ки вступаю т обычно в брак сво­
бодно, по взаим ном у согласию и любви.
Традиционны й свадебны й обряд до сих пор повсеместно соблю дает­
ся; у и о м у д о в -д ж аф ар б ай ц ев он несколько отл и чается от обрядов, су­
ществующих у других туркм енских групп, в том числе и у родственных
дж афарбайцам и ом удов-атабайцев. Н а р я д у со старинной обрядностью
в современной св ад ь б е н аб лю д аю тся новы е черты : больш ее участие д еву­
шек в св ад ьб е, исполнение русских и азе р б а й д ж а н с к и х песен и плясок
и т. д. И нтересно, что невесту теп ерь ув о зят из родительского дома
к жениху не на лош ади или верблю де, как это было раньш е, а большей
частью на автом обиле (причем п ри езж аю т за ней нередко на двух-трех
автомашинах, легковы х такси, м о то ц и к л ах ). Р ад и атор автомобиля не­
весты иногда у к р а ш а ю т п окры вал ом «дуе баш лы к», с борта кузова све­
шивают ковровую сум ку «дуе хал ы к», а девуш ки, стоя н ад кузовом,
держат растян у ты й богато расш иты й полог «кедж ебе» (рис. 8 ); в этом
можно видеть тран сф орм ац ию старинного обы чая увозить невесту в
шатре, у к р еп л я вш ем ся н а спине в ер б л ю д а и носивш ем то ж е н азван и е —
кеджебе.
Одним из центральны х моментов свадьбы иом удов-дж аф арбайцев
являются пляски «зикир» 16, соп ровож д аем ы е пением, которы е раньше,
на свадьбе не исполнялись.
Ещ е в конце XIX в. зикир исполнялся с целью излечения больного
порханами («вы зы ваю щ ий злы х духов»). Н аличие порханов, как счи­
тают многие дореволю ционны е и советские исследователи, является до­
казательством су щ ество ван и я в прош лом у туркм ен ш ам ан ства, подверг­
шегося затем сильному влиянию и сл ам а 17. П орханы (к ак и «баксы» у
казахов, «фолбин» у узбеков) своими заклин ан и ям и призы вали джинов,
пери, с помощ ью которы х якобы могли вы яснить причину болезни и
средства лечения больного, в частности — душ евнобольного; они зан и м а­
лись т а к ж е п р ед ск азан и ем судьбы ч ел овека. Теперь зикир потерял п р еж ­
нее значение, и эти танцы исполняю тся в рабочей среде во время сва­
деб, вечеринок и других семейных и д а ж е общ ественны х праздников
молодежью обоего пола.
На св ад ьб ах и о м у д о в-дж аф арб ай ц ев наблю даю тся и другие тр ад и ­
ционные обы чаи и обряды . К огда прибы вш ая к ж илищ у ж ениха невеста
и сопровож даю щ ие ее ли ц а подходят к «оругей бй» (дому одного из
родственников ж ен и х а, отведенному д л я м о л о д ы х ), участвую щ ая в сва­
дебном п раздни ке м олодеж ь зак р ы в ает д верь изнутри и пропускает при­
бывших только по получении от них подарков. Почти обязательна на
свадьбе ш уточ н ая б о р ьб а (д а л а ш ) м еж д у гостям и со стороны ж ениха
(гелиналиджи — «берущ и е невесту») и 'со стороны невесты. К огда
гелиналиджи п р и езж аю т з а невестой, несколько родственниц жениха
(йигит енге) входят в дом, где находится невеста, си д ящ ая с закры ты м
лицом. «О в енге» (одн а из родственниц невесты ) вы таски вает из «букджа» (сумки, сш итой в виде кон верта из разн оц ветны х кусков материи,
куда кладут новую одеж ду, платки, разн ы е украш ен и я невесты) платок
и набрасы вает его на невесту. Это сл уж и т н ач ал о м ш уточной борьбы
между ж енщ инам и обеих сторон, в которую затем вступаю т и мужчины.
Такая борьба бытует и у других групп туркмен.
Почетное место на свад ьбе зан и м ает н ац и он альн ая борьба — «гореш».
Глашатаи — «ж арчи» зар ан ее об ъявляю т о предстоящ ей борьбе, на ко16 Слово «зикир» — арабского происхождения и означает также радение дервишей
;см. Турецко-русский словарь, М., 1945, стр. 590).
17 См. К. Л. З а д ы х и н а , Узбеки дельты Аму-Дарьи, Труды Хорезмской экспе­
диции, т. I, М., 1952, стр. 412; С. П. Т о л с т о е , Религия народов Средней Азии, Сб.
«Религиозные верования народов СССР», т. I, М., 1931, стр. 260.
5*
68
Ш. А н н акл ы ч ев
торую собирается много зрителей. Гореш начинается в день, когда при­
во зят невесту в дом ж ениха. В этой борьбе теперь принимаю т участие
представители различны х национальностей, в том числе русские, азер­
бай дж ан цы , казах и и др. С обравш иеся садятся или становятся вокруг
специальной площ адки, усы панной песком. Задолго до н ачала борьбы
родственники, д р у зья, товарищ и ж ениха приносят различны е подарки и
отдаю т их родителям ж ениха. Ф ам илию , имя принесшего, а иногда «
н азван и е его рода зан осят в особый список. И ногда по просьбе принес­
шего отмечаю т имя того борца, которому в случае победы долж ен быть
отдан приз. Р о ль почетных судей исполняю т четверо пож илы х мужчин.
Гореш п родолж ается 4— 5 часов. П обедителей н аграж даю т деньгами,
ш ерстяны ми и ш елковы ми п латкам и, цветными тканям и, иногда мелки*
рогаты м скотом.
Б ольш ую роль в свадебны х церемониях иом удов-дж аф арбайцев иг­
рает «мусаиб» 18, близкий по -своим функциям к «друж ке» в русской
свадьбе. М усаиб всю ду соп ровож дает ж ениха и долж ен во всем помо­
гать ему, чтобы в будущ ем, на своей собственной свадьбе, получить
такую ж е помощ ь. Во врем я свадьбы мусаиб за свой счет устраивает
богатое угощ ение д л я товарищ ей ж ениха, которые приходят к нему в
течение трех дней свадебной церемонии. В случае, если кто-нибудь из
братьев или родственников-м уж чин невесты предъявит какие-либо пре­
тензии, когда представители ж ениха придут за ней, мусаиб долж ен успо­
каи в ать их, д ел ать им подарки (деньги, туфли, костюм и т. п.). После
возвращ ен и я новобрачной в дом своих родителей мусаиб заходит за не»
и зовет ее к муж у, который скрытно от родственников и родителей жена
в стр еч ается с ней. С ущ ествован и е м усаи ба, к ак и танцев зикир, зафик­
сировано среди туркм ен только у иом удов-дж аф арбайцев. М ожно пред­
п олагать, что функции м усаи ба являю тся переж итком древних форм
брачны х отношений, но этот вопрос требует дальнейш его исследованш
с привлечением этнограф ических данны х по другим народам.
С ейчас ред ко встречаю тся так и е обы чаи, к ак « кай тарм а» (возвра­
щ ение невесты на определенное врем я в родительский д ом ), «гизленмек»
(и збеган и е зятем и невесткой старш их родственников) и т. д. Изжит в
быту рабочих-туркм ен и калы м . О д н ако наблю даю тся случаи, когда ка
лы м берется в скрытой форме, в виде «подарка» со стороны семьи же­
ниха, достигаю щ его иногда крупной суммы в несколько тысяч рублей.
К ак ни велики изменения, происш едш ие в семейном быту рабочих)
туркм ен , п реодоление вредны х п ереж итков в их семейно-бытовом укла­
д е ещ е не завер ш ен о. И х п о д д ер ж и в ает ч ащ е всего старш ее поколение.
Со всем этим ведется б о р ьб а путем массовой научно-прооветительной в
воспитательной работы , но, видимо, недостаточно активно. Очевидно,
однако, что это наследие прош лого при н адлеж ащ ем отношении совет­
ской общ ественности не см ож ет д олго сохран яться в среде рабочихтуркмен.
18 Термин «мусаиб» — арабского происхождения и означает «приятель», «товарищ»,‘
«собеседник». См. JI. Б у д а г о в , Сравнительный словарь турецко-татарского наречия,|
т. И, СПб., 1871, стр. 235.
М АТЕРИАЛЫ И И С СЛ ЕДО ВАН И Я
ПО ЭТНОГРАФИИ И АНТРОПОЛОГИИ
З А Р У Б Е Ж Н Ы Х СТРАН
А. Б. ЛЕТНЕВ
К ВОПРОСУ О СОЦИАЛЬНЫ Х ОТНОШЕНИЯХ В СОВРЕМЕННОЙ
СЕВЕРОРОДЕЗИЙСКОЙ ДЕРЕВН Е
В опрос о социальны х сдвигах в аф ри канской деревне, являю щ ийся
частью вопроса о развитии капиталистических отношений в недрах
аф ри кан ско го о б щ ества, д олгое врем я за м а л ч и в а л с я бурж уазн ы м и этно­
граф ам и. Д л я них бы ло важ н о д ать д етал ьн о е исследование родоплемен­
ных институтов, чтобы с позиций ф ун кц ион альн ой ш колы р азр аб о тать
«научные» методы их консервации. Н о теперь они у ж е не могут игнори­
ровать такие ф акты , к а к разви тие товарно-денеж ны х отношений и рост
отходничества в А ф рике ю ж нее С ахары . Тем не менее специальных ис­
следований, посвящ енны х развитию социальны х отношений в аф ри кан ­
ской деревне, пока все ещ е нет. К онкретны е м атери алы по этому вопросу,
собранные разли чн ы м и авторам и и бессистемно разбросанны е в их раб о­
тах, все ещ е недостаточны д л я создан и я цельной картины .
Н а ст о я щ ая статья п ред ставляет собой попы тку проследить становле­
ние новых социальны х отношений в северородезийской деревне. Этот во­
прос р ассм атр и вается в статье на прим ере племен, которые принято объ­
е д и н я ть — по принципу язы ковой и культурно-хозяйственной о б щ н ости в группу бем ба Г Т аким образом , говоря в данной статье о бемба, мы
имеем в виду к а к собственно бем ба, сам ое больш ое по численности племя
Северной Р одезии, так и другие бем баязы чн ы е племена — луунда, тва,
унга, нгумбу и др. Все перечисленны е п лем ена н аселяю т северо-восток
Северной Р одезии (а т а к ж е п рилегаю щ ие районы Бельгийского К он­
го) — сильно заболоченны й озерны й край, который пересекает водная
система Ч ам б ези — Л у ап у л а, п р и н ад л еж ащ ая к бассейну Конго.
Б ем б а — м оты ж ны е зем ледельцы тропического пояса. Основой их
хозяйства до сих пор является подсечно-огневое зем леделие, так н азы ­
ваемая система «читемене». У добрений они не употребляю т, поэтому
почва в течение пяти-ш ести л ет истощ ается. О тсю да часты е перемещения
деревень с одного м еста на другое. В ы ращ и ваю т просо, маниок, рис, б а­
таты, ты квы .
Р ы боловство служ и т подспорьем д л я всех бемба. Н о в некоторых
районах зн ачение ры бной ловли д л я населения выходит за рам ки под­
собного пром ы сла. Т ак, луунда, населяю щ ие берега Л уапулы , ж ивут
именно рыбной ловлей. О днако это не значит, что зем леделие здесь вовсе
отсутствует. Н есм отря на сильную заболоченность долины, в ней имеется
достаточное количество годной д л я обработки зем ли. Н аиболее плодо1 См. Л. Д . Я б л о ч к о в , Коренное население Британской Центральной Африки
«Африканский этнографический сборник», II, Труды Ин-та этнографии АН СССР, нова»
серия, т. XLIII, М., 1958, стр. 163; е г о ж е , Центры этнической консолидации коренного
населения Северной Родезии и Ньясаленда, «Сов. этнография», 1956, № 4, стр. 122.
70
А . Б. Лет нее
родные зем ли тян утся по кром ке болот, где и сконцентрирована осш
ная ’ м асса населения. А налогичная картин а наблю дается в приозерни
районах (озера М веру и Б ан гвеоло) и в долине р. Чамбези. В бол(
возвы ш енны х рай он ах — на Танганьикском плато — преобладает зе(
леделие.
1
Р ассм отри м вкратц е элементы стары х производственных отношеш
сохранивш иеся у бемба.
Б ем б а п р и н ад л еж ат к числу народов, у которых д о сих пор сохраш
лись институты, свойственны е материнском у роду. Б р а к (по крайней w
ре вначале) м атрилокален , сохраняется матрилинейный счет родств.
сущ ествую т определенные отнош ения м еж ду дядей с материнской ск
роны и племянником 2. О днако остатки родового строя у бемба сущее
вую т в сильно измененном виде. Г лавное заклю чается в том, что рс
уж е не п ред ставляет собой экономического единства.
В ведение колониальной адм инистрацией денеж ного налога и поя!
ление. необходимы х в быту европейских товаров, которые можно куши
только за деньги, вы н уж дали крестьян уходить на заработки, главны
образом на ш ахты «медного пояса» — крупнейш его горнопромышленно]
рай он а С еверной Р одези и ,— но иногда и за пределы Северной Родезиив Б ельги йское Конго или Ю ж но-А ф риканский Союз. По свидетельсп
английского этн ограф а Одри Р ичардс, среди бемба трудно найти чек
века, который никогда не уходил бы на з а р а б о т к и 3. П роцент отходи!
чества обычно колеблется в пределах от 40 до 60.
Английский этнограф У. У айтли сообщ ает следующ ие оф ициальт
данны е по трем дистриктам Северной провинции (1948) 4.
В среднем5
НИХ
в Северной
Родезии
за пределами Се­
верной Родезии
53,55
3 9 ,5 4
2 8 ,6 2
17,06
10,74
3 ,9
36,49
40,47
10,56
30,00
ОО
Касама
Чинсали
Мпика
Из
00
Дистрикт
% налогоплатель­
щиков, уплатив­
ших налог вне сво­
его постоянного
места жительства
74,72
С ледует отметить двойственное влияние отхожих промыслов на р<
довы е отнош ения. С одной стороны отходничество их окончательно по,
ры вает, с другой — в какой-то степени способствует сохранению таю
стары х институтов, к ак матрилинейны й счет родства и матрилокаль»
поселение. В ысокое полож ение ж енщ ины , хранительницы домашне:
о ч а г а и основной рабочей силы в поле, сохраняется отчасти именно из-:
постоянного отсутствия больш инства взрослы х мужчин. О днако несмот[
на то, что ж енщ ин а пользуется больш им уваж ением и домаш нее хозя
•етво находится в ее руках, налогоплательщ иком является мужчина,
именно его колониальны е власти признаю т главой семьи.
Н а п рим ере б ем б а м ож но, таки м об разом , ещ е раз проследить вли
ние внеш них противоречий — м еж ду аф ри канской деревней и иностра:
ным капиталом — на разви тие внутренних противоречий, свойственнь
самой этой деревне. В сам ом деле, борьба м еж ду материнским и отцовски
п равом ещ е не зак он ч и лась, м атеринский род у бем ба ещ е не сменил:
2 A. I. R i c h a r d s , Land, Labour and Diet in Northern Rhodesia, Oxford. 19;
стр. 17; M. G1 u c k m a n , J. C. Mi t c h e 1 1, J. A. B a r n e s , V illage Headman in Briti
Central Africa, «Africa», т. XIX, № 2, London, 1949, стр. 90.
3 A. I. R i c h a r d s , Указ. раб., стр. 23.
4 W. W h i t e l y , Bemba and Related Peoples of Northern Rhodesia; J. S l a s k
Peoples of the Lower Luapula Valley, London, 1951, стр. 22.
5 Так в источнике.
О соц и альн ы х отношениях в с евер о р о д ези й ск о й д е р е вн е
71
окончательно отцовским, а в деревне уж е сущ ествует классовое расслое­
ние, которое, очевидно, будет все более во зр астать по мере развития
•товарно-денеж ных отнош ений.
Т ак о е п ереп летени е внутренних противоречий с внеш ними осл ож н я­
ет а н а л и з соц и альн ы х отнош ений в д еревн е и, в частности, ан ал и з неко­
торы х институтов родоплем енной орган и зац и и , свойственны х бемба.
С казан н о е в полной мере относится, например, к институту вождей
племен. Во главе племени бем ба стоит верховный' вож дь, носящий титул
читим укулу (Б ольш ое Д ер ев о ) , власть которого передается по наследству
по м атеринской линии одного и того ж е рода К рокодила. Читиму­
кулу через подчиненных ему вож дей низш его ран га уп равл яет всем пле­
менем, но под его непосредственным руководством находится централь­
ная часть страны бем ба — Л уб ем б а. Подобную иерархию мы встречаем
и у других племен, входящ их в группу бемба. Так, в низовьях Л уапулы ,
н аселенны х и основном луунда, верховному вождю , носящ ему титул «азембе, подчиняю тся семь ниж е его стоящ их вож дей 6.
В С еверной Р одезии м ало английских колонистов, зем ля там нахо­
дится во владении родоплеменны х общин. Н епосредственное распоря­
ж ение зем лей оставлено в руках вож дей и старш ин родов. П о свидетель­
ству О дри Р ичардс, читимукулу считает, что ем у прин адлеж ат земля,
р аб о ч ая сила лю дей, ее обрабаты ваю щ и х, и вся произведенная ими
сельско х о зяй ствен н ая п р о д у к ц и я 7. П р а в д а, вож дь не м ож ет продать
з е м л ю 8 и ф орм ально не м ож ет считаться зем левладельц ем в полном
см ы сле этого слова. Н о в отнош ении п ользован и я зем лей крестьянин
целиком зав и си т от во ж д я. К аж д ы й общ инник п ри зн ает себя подлинным
вож д я, на территории которого он прож ивает. Он не мож ет поселиться в
д анной д еревн е в качестве п олн оп равн ого члена общ ины без разреш ения
в ож д я.
О бщ инники отбы ваю т ряд повинностей в пользу вож дя. Р а з в год в
течение двух-трех дней они зан и м аю тся расчисткой лесных участков,
■обработкой полей, постройкой домов. С обранны й урож ай идет на содер­
ж ание семьи и свиты вож дя, иногда довольно многочисленной. Вождям
вы плачивается д ан ь в виде зерн а, пива, рыбы, дичи, в последнее время
денег (отходникам и) 9. Эти еж егодны е поднош ения вож дей собирает с
ж ителей деревни старш ина, которы й ставит у входа в свой дом пустую
корзину и ж дет, пока к а ж д а я хозяй ка полож ит в нее свою долю.
Д л я того чтобы основать новую деревню (в связи с истощением поч­
вы н а старом м есте), старш и на д олж ен иметь не только список 15 нало­
гоплательщ иков, которы е признаю т его главенство и готовы следовать
за ним, но и р азр еш ен и е в о ж д я н а поселение в данной м естн о сти ш.
П рактически это не обходится без д ен еж н ого подарка, который старш ина
преподносит вож дю .
И з сказан н ого следует, что в деревне рассм атриваем ого района
Северной Р одезии до сих пор сущ ествую т отношения, основанны е на экс­
плуатации ф актическим собственником зем ли непосредственного произво­
дителя •— крестьянина, что крестьянин об язан взам ен пользования землей
отчуж дать в пользу ее ф актического собственника — вож дя извест­
ную часть своего труда, либо непосредственно, либо продуктами, либо
в денеж ной форме. И ны ми словам и, перед нами — ф еодальная рента,
феодальны е отнош ения. Р азум еется, это не классическая ф орма ф ео­
дализм а, х ар актер н ая, наприм ер, для европейского средневековья.
6 W. W h i t e ! у, Указ. раб., стр. 28.
7 A. I. R i c h a r d s .
Указ.раб., стр. 244— 245.
8 A. I. R i c h a r d s ,
The Political System of the Bemba Tribe, North-Eastern Rhode­
sia (в сб.: M. F o r t e s and E. E v a n s - P r i t c h a r d (e d .), African Political Systems,
London, 1941, стр. 116).
9 A. I. R i c h a r d s ,
Land,Labour and Diet in Northern Rhodesia, стр. 253, 257.
10 I. С u n n i s о n, Kinship and Local Organization on the Luapula, «Communica­
tions from the R h od es— Livingstone Institute», V (1950), стр. 7, 8.
72
А . Б. Лет нее
И о тр аб о то ч н ая, и н а т у р а л ь н а я рен та в данном случае вы ступает в спе­
циф ической п атр и ар х ал ь н о й ф орм е. О тчуж ден ие части крестьянского
тр у д а или п р о ду кта в п ользу в о ж д я м отивируется сущ ествованием древ­
него о б ы ч ая «помощ и» в о ж д ю 11. Т аким об разом , вож дь выступает ско­
рее к а к носитель п атр и ар х ал ь н о -ф ео д ал ь н ы х отнош ений, т. е. таких про­
и зводственны х отнош ений, которы е по своем у экономическому содержа­
нию яв л яю тс я ф ео д ал ьн ы м и , но ф ормой своего проявления тяготеют
ск о р ее к п атр и ар х ал ь н ы м родовы м отнош ениям.
С ледует подчеркнуть, что этого своеобразия ф еодализм а в Африке
ю ж н ее С ах ар ы не х отят п р и зн ать б у р ж у азн ы е этнограф ы . Н ебольш ие и
нигде не заф и ксированн ы е разм еры дани, взим аем ой вож дями, постоян­
ные перем ещ ения бем ба с м еста на место, наконец, обилие годной для
обработки зем ли вы зы ваю т у некоторы х английских авторов сомнения
относительно ф еодального х ар а к тер а отработочной и натуральной ренты,
которая — пусть в специфической патриархальной форме,— но все же
присваивается вож дям и. П о мнению О. Ричардс, рента вообщ е выпла­
чивается лиш ь в том случае, если установленное количество труда или
продукта отчуж дается взам ен п рава на пользование определенным зе­
мельным наделом . П оскольку система зем лепользования у бемба не от­
вечает этим требован иям , дань, в зи м аем ая в пользу вождей, по Ричардс,
вообщ е не п одп адает под понятие ренты. Она считает эту дань всего
лиш ь «элементом в системе отнош ений взаимозависимости м еж ду под­
данны м и вож дем » 12. Зави си м ость общ инника от вож дя она усматривает
в том, что общ инник соглаш ается на признание политической власти
вож д я, взам ен чего ем у гаранти руется право на обработку любого зе­
мельного н ад ел а. Зави си м ость в ож д я от общ инника вы раж ается, по ее
мнению, в том, что вож дю необходимы рабочие руки д л я обработки по­
лей и д л я сод ерж ан и я своей свиты.
П од об ная тр ак товк а затуш евы вает важ ны й принципиальный вопрос
о ф еодальном экономическом содерж ан ии зем ельны х отношений в се­
верородезийской деревне. Оттого, что разм еры ее не зафиксированы на
бум аге или незначительны , ф еод ал ьн ая рента не перестает быть таковой.
Н е о тч у ж д ая своего труда или продуктов в пользу вож дя, иначе говоря,
не в ы п л ач и вая в той или иной ф орм е ренты, общ инник вообщ е не может
п о льзо в аться зем лей. В этом сущ ество дела.
М ы подош ли к главном у вопросу наш ей темы, к вопросу о становле­
нии капиталистических отношений в северородезийской деревне.
Д о появления европейцев хозяйство бем баязы чны х племен было на­
туральным. П р а в д а, в XIX в. арабы уж е торговали с бемба. Но это был
простой обмен, при котором деньги 'еще 'не являю тся мерой стоимости.
Л и ш ь с н ач ал а XX в. стали р азви ваться товарно-денеж ны е отношения.
Их рост н ам етился с н ач ал а 1930-х годов, когда в Северной Родезии
бы ла создан а м едн одобы ваю щ ая промыш ленность.
И звестное представление о степени разви тия товарно-денеж ны х отно­
шений л я0-1' специальны й д о кл ад по этом у вопросу, составленный экс­
пертам и О О Н по тропической А ф рике в 1954 г. И з д оклад а явствует,
что в 1950 г. ден еж н ы е доходы аф ри канц ев Северной Родезии исчисля­
лись суммой в 21 млн. ам ериканских долларов. И з них только один
миллион был получен за счет реали заци и сельскохозяйственной продук­
ции, а остальны е 20 млн.— за счет оплаты труда отходников 13.
Р азв и ти е товарно-денеж ны х отношений создало дополнительны е воз­
м ож ности д л я обогащ ени я п ред стави телей родоплем енной верхуш ки, для
их превращ ения в капиталистических предпринимателей. Раньш е вожди
и родовы е старш ины сами потребляли поступавш ую в их распоряжение
11 A. I. R i c h a r d s , Land, Labour and Diet in Northern Rhodesia, стр. 251, 257.
12 Там ж е, стр. 262.
13 «Enlargem ent of the Exchange Economy in Tropical Africa», United Nations, Dfr
partment of Economic Affairs, N ew York, 1954, стр. 26.
О соц и альн ы х от ношениях в с евер о р о д ези й ск о й де р е вн е
73
Дй'Нь. Естественно. что в этих услови ях разм ер ы д ав и были ограничены
разм ер ам и п отреблен ия. З а т е м п оявилась возм ож ность п ревращ ен и я н а ­
туральной ренты в деньги. О тсю да тенденция к увеличению разм еров
дани и од новрем ен но к расш и рен ию хозяй ства вож д я, иными словам и
тенденция к увеличению р азм ер о в к а к н а т у р а л ь н о й ,т а к и отработочной
ренты. П о св и д етел ьств у У. В. Б р ел с ф о р д а , которы й специально за н и м а л ­
ся изучением х о зяй ств а ры б ако в плем ени унга (район оз. Б ан гв ео л о ),
зн ач и тельн ая ч асть рыбы, п олучаем ой вож д ям и унга в п орядке дани,
идет теп ерь на п р о д а ж у , то гд а к а к ран ьш е вся ры ба ш ла на личное
потребление 14.
Р о до п л ем ен н ая верхуш ка втяги вается в торговые операции, скупает
и продает крестьянскую продукцию , завод и т свои л авки и магазины . Т и ­
пичным примером такого рода деятельности явл яется участие вож дей в
развитии соляного, а т ак ж е рыбного промы сла. В ож ди охотно продаю т
полученную от крестьян соль. В районе оз. М веру, где сущ ествую т се­
зонные соляны е промы слы, до войны вож дь вы ручал з а сезон до 50 фун­
тов стерлингов от п родаж и соли 15.
Д л я расш и рен ия своего личного хозяй ства вож дь привлекает уж е не
только даровую рабочую силу, но и нан им ает рабочих 16. В данном слу­
чае перед нами типичный пример столь распространенного в аф ри кан ­
ской д еревн е переп летени я ф еод ал ьн ы х отнош ений с капи тали сти чески ­
ми. К ак носитель ф ео д ал ьн ы х отнош ений, вы ступаю щ их в специфической
п атри ар х ал ьн о й ф орм е, в ож д ь о тч у ж д ает прибавочны й труд крестьян ин а
в виде ренты . К ак кап и тал и ст он п р и сваи в ает прибавочны й труд сель­
скохозяйственного р аб оч его в виде прибы ли.
Р азб о гатев ш и е вож ди по своем у о б р азу ж изни резко отличаю тся от
соплеменников. Английский этнограф М ур, посетивш ий одного из таких
вождей, описы вает его дом к ак вполне современны й по виду — ош тука­
туренный и хорош о меблированны й; вещ и европейского производства со­
вершенно вытеснили в нем изделия местных м астеров 17.
Н едостаток ф актического м атер и ал а застав л яет нас отказаться от
обобщений по вопросу об обурж уази ван и и родоплеменной верхушки.
Больш ее количество им ею щ егося м а т е р и а л а сд ел ает возм ож ны м более
углубленное исследование процесса вы деления бурж уазн ы х элементов из
числа сам их крестьян.
Н аи б о л ьш ая степень разви ти я капиталистических отношений наблю ­
дается в тех районах, где природные условия позволяю т возделы вать
высокодоходные культуры (к а к а о , кофе, хлопок, си заль, м асличную п ал ь­
му, ар а х и с и т. д .), идущ ие н а эксп орт. С ев ер н ая Р о д ези я в этом см ысле
сильно о тстал а от так и х колоний, к а к Б ерег С лоновой Кости, Сенегал,
Уганда, Т ан ган ьи ка. К ультура кофе, а т а к ж е та б а к а и хлопка
только начинает внедряться. П о сообщ ениям родезийской печати,
53 аф р и кан ски х ф ер м ер а (д и стри кт И с о к а ,’'С ев ер н ая провинция) за по­
следние четы ре года посадили в общ ей слож ности 4 тыс. кофейных де­
ревьев. О дин ф ерм ер, Д о н ал ьд С ивале, посадил в 1956 г. 400, в 1957 —
150 коф ейны х д еревьев и рассчиты вает увеличить в 1958 г. общ ее коли­
чество саж ен ц ев до 700 18. К оф е — культура м ноголетняя, первый уро­
жай ф ерм еры сним аю т лиш ь в 1958— 1959 гг., поэтом у ран о ещ е говорить
об их доходах. Но живой интерес, п роявляем ы й ими к экспортным куль­
турам, у ж е сам по себе весьма показателен.
В некоторы х р ай он ах рассм атриваем ой части Северной Родезии
н W. V. B r e l s f o r d , Fisherm en of the B angw eulu Swam ps, Livingstone, 1946,
стр. 90.
15 R. J. M o o r e , Industry and Trade on the Shores of Lake Mweru, «Africa», т, X,
№ 2, 1937, стр. 144.
16 A. I. R i c h a r d s , Land, Labour and D iet in Northern Rhodesia, стр. 259.
17 R. J. M o o r e , Указ. раб., стр. 145.
18 «The Rhodesian Herald». Salisbury, 3 января 1958, стр. 21.
74
А . Б. Лет нее
успеш но разви вается добы ча соли и торговля ею. П ользуясь тем, что I
иных м естах о щ у щ ается н ехватка соли, солевары с оз. М веру сбывают а
Ч асть соли продается на соляны х промы слах, куда африканцы приез
ж а ю т и приходят иногда за сотни километров. Н екоторое количество си
ли попадает в Б ельгийское Конго. О статки ее развозятся перекупщикам
на велосипедах по всей стране. И х м ож но встретить, наприм ер, в Абер
.корне, более чем за 350 к м от озера.
С оляной промы сел связан с тяж елы м , изнурительным трудом, коп
-рый приносит сам им солеварам весьм а скудны е доходы. Д о войны а
л е в а р за сезон мог зар а б о та ть на п родаж е соли не больш е пяти фунта
■стерлингов 19. Но на пром ы слах успела уж е слож иться прослойка тор
говцев-посредников, которы е скупаю т соль на месте ее добычи и nejx
п р о д аю т в других районах, н аж и ваясь на непосредственных производ!
тел ях -со л евар ах . Д ан н ы е об их торговой прибыли отсутствуют. Можя
предполож ить, что она достаточно велика, если п ерепродаж а соли пр<
вр атй л ась в особое ремесло.
С оляны е и ры бны е промы слы способствую т склады ванию рынка
спросу на сам ы е разн ооб разн ы е продукты крестьянского хозяйств;
В торговы й оборот втяги вается, в частности, основной продукт питанияпросо, причем в роли его покупателей выступаю т лю ди, порвавшие
зем леделием и уш едш ие на промыслы. П росо покупаю т так ж е африка
ское городское население и религиозны е миссии.
Хотя в целом товарность хозяйства племен группы бемба пока ней
л и к а, а во зм ож н ость н акоп лен и я денег с их последую щ им превращение
в к а п и тал д овольн о относительна, этот общ ий вы вод неприменим к о;
дельн ы м специф ическим рай он ам . М ы имеем в виду область расселени
р ы боловов — б ер ега Л у ап у л ы и Ч ам б езн и приозерны е области. В эта
м естах р азл о ж е н и е родовы х отнош ений заш л о д ал еко, а рост капита
диетических отнош ений идет более бы стры м и тем пам и, чем в другш
Р ы б о л о в ам легч е п реврати ть п родукт их хозяй ства в товар, чем зел
л ед ел ь ц а м , в ы р ащ и ваю щ и м просо. У лов всегда мож но сбыть, выручи
з а него европейские деньги. В приозерны х районах активная менова;
т о р го в л я ры бой в ел ась и до колон изац ии . Р ы б а об м ен и валась на грибн
мед, д и к о р асту щ и е ф рукты . Д о сих пор часть ее непосредственно обмени
вается на просо. Н о осн овная м асса вы ловленной рыбы теперь идет н;
ры нок и продается именно за деньги 20.
Н а ры бной л о в л е основано хозяй ство луунда, унга, биса. Но не толь
ко коренны е ж и тел и речных и озерны х районов зан и м аю тся теперь лов
лей ры бы . С 30-х годов XX в. в долину Л у ап у л ы н ач али прибы вать жи
тел и п лато, привлеченны е вы годам и ры боловства. Н екоторы е из ню
наприм ер чиш инга, никогда не заб р асы в ал и невода и не умели строит
лодок, что не пом еш ало им бы стро овладеть новым ремеслом и стат
зап р ав ск и м и ры боловам и.
Р ы б н а я л о в л я вед ется все более интенсивно. Если несколько ле
н а з а д на оз. М вер у ры баки за б р а с ы в а л и сети пять раз в неделю и дс
во л ьство вал и сь работой в течение нескольких месяцев в году, то тепер
они заб р асы в аю т сети семь раз в неделю и зан яты на рыбных промьк
л а х значительно больш ую часть года (данны е 1955 г.). В последнее вр(
м я аф р и кан ц ы п р оявл яю т в о зр астаю щ и й интерес к разведению рыб
в сад к ах . У ж е сущ ествую т хо зяй ств а, вл ад ел ьц ы которы х получаю т
год по три с лиш ним тонны ры бы с одного гек тар а п р у д а 21.
Р азв и ти е горн одобы ваю щ ей пром ы ш ленности К атан ги (Бельгийскс
К о н г о ) и « м е д н о г о пояса» (С ев ер н ая Р о д ези я ) привело к созданию вес)
м а в ы г о д н о г о р ы н к а . И м е н н о это о б с т о я т е л ь с т в о п о с л у ж и л о п р и ч и н о
19 R. J. М о о г е, Указ. раб., стр. J46.
20 J. S la s k i , Указ. раб., стр. 85.
21 «Northern Rhodesia, 1955», Colonial Reports, Lusaka, 1956, стр. 27.
О соц и альн ы х от нош ениях в с евер о р о д ези й ск о й д е р е вн е
75
п ер ех о д а многих аф р и к а н ц ев к торговле рыбой. С реди нахлы нувш их в
долину Л уап улы приш ельцев, о которы х говорилось выш е, были не толь­
ко ж и тел и С еверной Р одезии , но и Бельги йского Конго. Р яд о м с европей­
ским ры боторговц ем п оявился куп ец -аф ри к ан ец .
М ы не р ас п о л ага ем исчерпы ваю щ им и сведениям и о том, к а к а я часть
у л ова п о п ад ает в руки аф р и кан ски х перекупщ иков, а т а к ж е о том, к акая
именно его часть п р о дается на месте. И звестно только, что ры баки про­
д аю т ры бу и европейским п ерекупщ икам , и аф ри кански м . К роме того,
с а м р ы б а к м о ж ет сбы ть улов в городе, причем покупателем м ож ет быть
и европеец, и аф р и кан ец . Н акон ец , ры бу м ож ет закупи ть религиозная
м иссия или груп па к р естьян -зем лед ел ьц ев, п риш едш ая и зд а л е к а специ­
ал ьн о д л я этой цели.
Н а и б о л ь ш ая ч асть рыбы, вы ловленной в Л у ап у л е, п родается не в
С ев ер н о й Р о дезии , а в Б ельги йском Конго. Р а с п р о д а ж а у л ова на месте
приносит н ебольш ую вы году. Г оразд о вы годнее переправить его на л о д ­
к е на бельгийский берег реки и сд ать в К асенга, где имеется холодиль­
ник. К асен га св яза н к тому ж е п рям ы м сообщ ением с крупным горно­
пром ы ш ленны м центром Бельги йского К онго — Э л и заб етви ллем . С еще
больш ей вы годой ры бу сбы ваю т в городах «медного пояса», наприм ер
в М уф улире, где оборудованы специальны е рыбные ряды. Но до М уфулиры д ал ек о , д о ст ав к а свеж ей ры бы туд а затр у д н ен а и влечет за собой
больш ие тр ан сп о р тн ы е расходы . О чевидно, что такую слож ную то р го ­
вую операцию , к а к п р о д а ж а у л ова в «медном поясе», могут позволить
себе не просты е ры боловы , а состоятельны е рыботорговцы.
У. В. Б р ел с ф о р д в 1943 г. произвел опрос ры боловов унга. Ему
удалось вы яснить, что три четверти опрош енных обычно продавали свой
улов на стороне и лиш ь одна ч етверть — непосредственно на берегу
оз. Б ан гв ео л о . П ри этом осн овная ч асть ул ова, сбы ваем ого на стороне,
п родавал ась либо в К ап а л а л а (Б ельгийское К онго), либо в довольно от­
даленны х горнопром ы ш ленны х центрах Северной Родезии, таких, как
Н дола, а не в б л и зл еж ащ и х населенн ы х п у н к т а х 22. Эти данны е в какойто степени сви детельствую т о наличии тенденции к сбы ту улова как
мож но д ал ьш е от м еста пром ы сла в ц елях обеспечения наибольшей
прибыли.
Ч ем больш е вы р у ч ает от п р о д аж и ры бы аф ри кан ски й ры болов, тем
уж е становятся д л я него рам ки родовой организации. П ереж итки родо­
вого строя з а д е р ж и в а ю т н акоп лен и е богатств в ру ках одного лица. Это
неизбежно вы зы вает враж дебн ую реакцию капиталистических элементов,
которы е лю бой ценой стрем ятся и збави ться от брем ени кровного родства.
Д л я богаты х ры баков весьм а н еж елательн о соседство бедных род­
ственников, которы е, п ользуясь правом род ства, вы п раш иваю т часть
улова. И ногда они просто берут рыбу, иногда помогаю т тянуть сети.
На оз. М веру каж д ы й из таких помощ ников получал до войны до
30 рыбин с улова 23. О тк азать нельзя, ибо это противоречит элементарны м
нормам обы чного п р ав а. В ы ход из этого п олож ен ия богаты е ры баки
находят в д ли тельн ы х о тл учках из деревни. Д а ж е если д еревн я стоит на
самом берегу реки, многие п ересел яю тся на весь сезон рыбной ловли
во временны е ж и л и щ а, которы е специально строят подальш е от деревни,
иногда за сотню ки лом етров.
С тар ш и н а обычно у б е ж д а е т м олоды х ры баков не отлучаться сли ш ­
ком д ал ек о и н ад о лго из деревни в поисках удачного места, не з а б р а с ы ­
вать д ом аш ни х дел. З д ес ь явственно проступ ает антагонизм м еж д у ро­
довым коллективистским началом и личны м стремлением к наж иве. В про­
чем, подобны е у вещ еван и я не имею т особенного эф ф екта. О б этом сви­
22 W. V. В г е 1 s f о г d. Указ. раб., стр. 111.
23 R. J. M o o r e , Указ. раб., стр. 153.
76
А . Б. Л ет нее
д етел ьству ет хотя бы п ри вод и м ая ниж е таб л и ц а средней длительное)
отлучек из одной приозерной деревни, составленная У, В, Брелсфордо
в 1943 г. на основании опроса 200 ры баков у н т а 24:
В 1943 г. отсутствовали: в течение 1 — 2 месяцев 31 человек
52
2—3
70
„
„
3—4
43
„
,,
4—5
2
..
5
6
2
Р азб о гатев ш и е ры боловы у ж е не испы ты ваю т долж ного почтения nf
отнош ению не только к старш ине, но и к вож дю . К огда вож дь посылае
в ры бачью д еревн ю сборщ и ка дан и с требован ием вы делить ему част|
у л о ва (п рактически одну-две ры бины с к а ж д о го х о зяй ств а), то случам|
ся, что его посланец во звр ащ ается с пустыми руками. При этом отка|
зав ш и еся д ат ь ры бу не подвергаю тся н икаком у н а к а за н и ю 25. Меж^
тем, д о войны каж д ы й ры бак обычно вы делял часть улова (у унга20— 30 ры бин) в п орядке д ан и своему вождю . Эта практика почти пре|
к р а т и л ас ь с введением колон иальн ой адм инистрацией системы лицен)
зий на л о влю ры бы сетям и (1943). О тк аз д елиться с вож дем своим уло(
вом ры баки м отивирую т тем, что оплата ими лицензии отныне осво|
б о ж д ает их от поднош ений в п ользу в о ж д я 26.
Т аким о бразом , мы у к а зал и на основные возмож ны е в условия^
Северной Р одезии источники обогащ ения крестьянина. Следует подчерк!
нуть, что, по сви детельству многих авторов, перечисленные сфер4
хозяйственной деятельности, сул ящ и е наибольш ую экономическую выгоду)
привлекаю т главны м образом лю дей, уж е побывавш их на заработка^
в городе. Этом у не приходится удивляться. П еред человеком из деревен(
ской глуш и, хоть ,раз побы вавш им в капиталистическом городе, возникая*
стрем лен и е н акоп и ть ден ег и об завести сь «крепким » хозяйством.
Конечно, д ал ек о не всем у д ается преврати ть такую возможность.!
дей ствительн ость. К ак п равило, отходник влачит ж а л к о е существование)
полугородского, полусельского ж и тел я. Ч асть отходников превращается)
в ка д р о в ы х п р о летари ев. Н екоторой, очень незначительной части удаета)
кое-что скопить. В ернувш ись в деревню и расп олагая известными сумма­
ми, весьм а значительны м и в общ их условиях низкого уровня жизю4
аф р и кан ско го сельского населени я, так и е лю ди м ы слят и действую т уже
соверш енно иначе, чем их сородичи. Д у х п редприним ательства, которым
проникнут бы вш ий отходник, несовместим с родовыми отношениями.
О тсю да н еи збеж н ость кон ф ли ктов м еж д у представи телям и родоплемен­
ной верхуш ки и н аи бол ее активной ч астью общ ины — молодеж ью , вер
н увш ейся с зар а б о тк о в .
Н овы е д л я аф ри кан ской деревн и капи тали сти чески е отнош ения утвер
ж д аю тс я в упорной борьбе со стары м и, процесс их становления весьм;
сл о ж ен и п одчас п ротиворечив. Б о р ь б а капиталистических элемента
против у р авн и тел ьн ы х тенденций родового строя, против деспотическо!
власти вож дей приним ает иногда весьм а острые формы.
О тходник ясно осознает, что д л я того, чтобы стать самостоятельны!
хозяином , он д о л ж ен р аб о тать на себя, а не на вож дя. Разбогатевш »
крестьян е сам и н у ж д аю тся в рабочей силе д л я обработки полей, особен
но в горячую пору уборки у р о ж а я . Они н аним аю т сезонников, часто ис
пользуя для этой цели д альн и х родственников. Р асп лачиваю тся с ним:
продуктам и питания, реж е деньгам и. Сезонники либо питаю тся за общи?
24 W. V. В г е 1 s f о г d, Указ. раб., стр. 128.
25 1. C u n n i s o n , Указ. раб., стр. 2.
2в W. V, В г е 1 s f о г d, Указ. раб., стр. 40, 85.
О соц и альн ы х отнош ениях в с евер о р о д ези й ск о й де р е вн е
77
столом , либо п олучаю т небольш ое количество зер н а нового у р о ж ая. Ч ащ е
всего в роли сезонников вы ступаю т ж енщ ины , разведен н ы е или покину­
тые м у ж ьям и , которы е вы н уж ден ы п р о д авать свою рабочую силу, чтобы
кое-как перебиться в т яж ел о е врем я года. О писанная система найма ра■бочей силы у бем ба именуется «укупула». И ногда богаты е крестьяне
собираю т односельчан, расп л ач и ваясь с ними только пивом, которое вы­
ставляется по окончании работы . Т ак ая система, напом инаю щ ая русскую
«пом очь», носит н азван и е «укутум ья» 27.
С уть обеих этих систем сводится к эксп л уатац и и б атраков кулакам и,
с той то л ьк о особенностью , что иногда в качестве б атр ак о в использую тся
родственники. Э та эксп л уатац и я м аскируется нормами обычного права.
Н о ясно, что в р а м к а х системы «укупула», н ап рим ер, не остается места
д л я родовы х отнош ений взаи м оп ом ощ и . Б а т р а к а корм ят вовсе не в по­
р я д к е о к а зан и я помощ и сородичу или гостеприим ства, а в п орядке сугубо
экономического обм ена м еж ду кулаком -работодателем и батраком.
П оследний, со своей стороны, получает пищ у, зерно или деньги вовсе
не по п р ав у родства, а в п орядке оплаты своего труда. К улак, сл ед ова­
тельно, об еспечивает свое хозяйство деш евы м и рабочим и рукам и, ловко
исп ользуя древний обы чай взаи м оп ом ощ и сородичей, но не п ри д ерж и ва­
ясь его на деле.
О вы делении в деревне рассм атри ваем ого рай он а прослойки заж и точ ­
ных крестьян косвенно свидетельствую т дан ны е о разви тии кооперации.
А нглийский этн о гр аф Ян К аннисон, в течение р яд а лет серьезно зан и м а­
ю щ ийся изучением хо зяй ства л у у н д а, приводит интересные сведения о
кооп еративах, созд ан н ы х в долине Л у ап у л ы . В 1950 г. там сущ ествовал
только один сбы товой кооператив. Н о у ж е тогда в органы колониальной
адм инистрации б ы л о подано много зая вл ен и й с просьбой разреш и ть ор­
ган и зац и ю новы х кооперативов. Х арактерно, что больш инство авторов
этих зая в л е н и й -— лю ди, п обы вавш ие на рудни ках «медного п о я с а » 23.
Н еизвестно, сколько кооперативов было в долине Л уап улы через пять
лет. М ы р асп о л агаем только дан ны м и по всей С еверной Родезии, но они
достаточно убедительны : на д ек а б р ь 1955 г. бы ло зарегистрировано
122 аф ри кански х кооператива. У становлено, что каж ды й м есяц власти
регистрирую т примерно д ва новы х к о о п е р а т и в а 29.
В зак л ю ч ен и е на прим ере долины Л у ап у л ы отметим влияние новых
социальны х отнош ений на поселения и ж и л и щ а бем баязы чны х племен.
Н ачать с того, что б л а го д а р я тяге крестьян к ры боловному промыслу
произош ло м ассовое перем ещ ение сам их д еревен ь из лесной полосы на
зап ад , к кром ке болот, тян ущ и хся по берегам Л у ап у л ы . З а полвека
(1900— 1950) число поселений м еж ду К азем бе и М береш и увеличилось
.с 4 до 27 30. Р ассто ян и е м еж д у д ву м я населенны ми пунктами не превы­
ш ает и 20 км. Это д а е т некоторое представление о плотности населения
в долине, охваченной подлинной «ры боловной лихорадкой».
П л ан и р о в к а новых поселений и ж и л и щ в них коренным образом отли­
чаю тся от стары х (последние, разум еется, численно п реоб ладаю т). Д е ­
ревня старого типа состоит из нескольких десятков хижин; явственно вы ­
деляю тся группы хиж ин, объединенны х общ им хозяйством. Улиц в такой
деревне нет. Ж и л и щ а строятся кругл ы е (встречаю тся квадратн ы е) в п л а ­
не, с кон усообразн ой кры ш ей, кры той соломой; края крыши выступаю т
над стенам и. О сновны м строительны м м атери ал ом сл уж и т глина, кото­
рой об м азы в аю т плетены й каркас.
Н о в ая д ер евн я сп л ан и р о ван а иначе. П р еж д е всего, деревни теперь
строятся с таки м расчетом , чтобы рядом об язател ьн о п роходила авто­
27
28
29
30
A. I. R i c h a r d s. Land, Labour and Diet in Northern Rhodesia, стр. 145— 146.
I. С u n n i s о n, Указ. раб., стр. 8.
«Northern Rhodesia, 1955», стр. 21.
I. C u n n i s o n , Указ. раб., стр. 3.
78
А. Б. Летнее
м агистраль, которая пересекает всю долину с севера на юг. Поселения
тесно прим ы каю т д руг к другу, со став л яя чуть ли не единую нить, кото­
р а я тян ется по сам ой кром ке болот вдоль ав то м а ги с тр ал и 31.
Н а б л ю д ает с я тен ден ци я равн ом ерн о зас тр аи в а ть дом ам и главную
улицу, от которой под прямы м углом расходятся все остальные. Улицы
о б саж и в аю т масличны м и п ал ьм ам и , которы е, кром е тени, приносят и.\
в л ад ел ьц ам и эконом ическую вы году. Д о м а уж е не всегда группируются
вокруг нескольких центров, они более или менее рассредоточены . Отсут
ствует какой-либо общий центр тяготения, характерны й для старой об­
щ ины (х и ж и н а д л я отды ха приш ельцев, п лощ ад ь д л я обсуж дения дере­
венских дел или место д л я совместной тр ап езы м у ж ч и н ).
С ущ ествую т поселения, насчиты ваю щ ие по 150— 200 домов. В Казем
бе — резиденции верховного вож дя луунда — в 1950 г. прож ивало 3 тыс.
чел. К азем б е с в я за н прям ы м автобусны м сообщ ением с городами «мед
ного пояса» и наводнен д ельц ам и и специалистам и чисто городских
проф ессий; он оф и ци альн о счи тается «сити», т. е. поселком городского
типа, а не деревней.
В поселениях нового типа изм енились и ж и л и щ а. Б о л ьш ая часть но­
вых дом ов со о р у ж ается не из глины и веток, а из ким берлитового кирпи­
ча. Т аки е прям оугольны е в п лан е кирпичные дом а строятся не только в
К азем б е, но и в лю бой деревне; их охотно продаю т и покупаю т. Построй­
ка кирпичного дом а обходится примерно в 20 фунтов стерлингов, чтолиш ний р а з сви детельствует о сущ ествовании определенной прослойки
заж и то ч н ы х лю дей, которы м у ж е по к а р м ан у довольно значительные
расходы . Ч еловека, у в аж аем о го за богатство, крестьяне луунда назы­
ваю т особы м словом — «м укан кала».
Ян К аннисон п риводит в одной из своих р а б о т 32 интересный план
деревни Ч убулва, зарисованны й им в августе 1949 г. Всего на плане
и зо б р аж ен о 43 д о м а, из них 35 глинобитны х и 8 кирпичных (в том числе
дом стар ш и н ы ). С лед овательн о, по меньш ей мере около 20% принадле­
ж а л о заж и то ч н ы м крестьян ам .
В следстви е н едостатка ф актического м атер и ал а н астоящ ее исследова­
ние имеет сугубо предварительны й характер. И все ж е уж е сейчас можно
сд ел ат ь некоторы е выводы.
С оциальны е отнош ения в северородезийской деревне представляют
собой весьм а слож н ы й ком плекс, которы й сл ож и л ся на б азе тесного пе­
реплетения остатков родовы х отнош ений с патриархально-ф еодальны м и
и н арож д аю щ им и ся капиталистическим и отн ош ен и ям и 33. О переж ивае­
мом родезийской деревней периоде социальны х сдвигов в сторону развития
кап и тал и зм а свидетельствует ряд ф актов. Сю да относятся рост отходни­
чества, бурное разви тие торговли рыбой и солью, организация коопера­
тивов, возделы ван и е экспортны х технических культур и, к а к результат
всего этого, рост им ущ ественного н еравен ства, появление деревенских ку­
лако в и богаты х торговцев, с одной стороны, бедноты — с другой.
О д н ако п рослой ка сельской б у р ж у ази и , которая склады вается в де­
ревне Северной Р о дези и , ещ е немногочисленна и сл аб а. К л ассовая диф­
ф ер ен ц и ац и я идет там сравн и тел ьн о медленно.
31 I. C u n n i s o n , Headmanship and the Ritual of Luapula V illages, «Africa»,
т. XXVI, № 1, 1956, стр. 3
32 Там же, стр. 24.
33 Такое переплетение элементов различных производственных отношений являет­
ся характерной чертой современной африканской деревни вообще (см. об этом
И И. П о т е х и н, Родовые отношения в системе социальных отношений современной
африканской деревни, «Доклады советской делегации на V М еждународном конгрессе
антропологов и этнографов», М., 1956).
НАРОДЫ
МИРА
( ИН Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Е МАТЕРИАЛЫ)
М. В. РАИТ
СОМАЛИЙЦЫ
Н а северо-востоке А ф рики расп о л о ж ен а стр а н а С ом али, населенн ая
единым народом — сом али й ц ам и . Б ол ее п олувека н азад , в результате
империалистического р а зд е л а А ф рики, сом алийцы о к азал и сь расчленен­
ными м еж д у четы рьм я колониям и; Ф ран ц узски м , И тальян ски м , А нглий­
ским С ом али и Кенией, часть сом алийцев о стал ась в пределах Эфиопии.
Общ ая численность со м ал и й ц ев оп ред ел яется прим ерно в 3 млн. чел.,
из них 2 млн. ж и в ет в трех С ом али, где они составл яю т более 97% н асе­
ления Б В Кении, согласно переписи 1948 г., обитает 81 тыс. сомалийцев.
Численность ж е со м алий ц ев, п р ож и ваю щ и х в Э фиопии, неясна, т а к как
там до последнего времени не производилось переписи, а литературны е
источники со д ер ж ат край н е противоречивы е сведения: по одним данны м
в Эфиопии ж и в ет до 350 ты с. с о м а л и й ц е в 2, по другим — 1,2 м л н .3.
Н а севере и север о -зап ад е Ф ранцузского С омали ж ивут близкие по
языку и ку л ьту р е к со м ал и й ц ам д ан аки л ьц ы , на юге подопечной террито­
рии С ом алии, бывш ей итальянской колонии,— народы банту: вагош а, вабони, а м ар ан и и др.
В С ом али , помимо основного аф ри канского н аселени я, ж и вут арабы ,
индийцы и европейцы (и тальян ц ы , ф ран ц узы , англичане, греки и д р .).
Общая численность европейцев не п ревы ш ает 7 тыс. чел. Это — сл у ж а­
щие ко лон иальн ой адм инистрации и колон иальн ы х монополий, мелкие
торговцы и п лан тато р ы . Р абочи х-европ ей ц ев м ало, это главны м образом
железнодорожники.
С тран а С ом али п р ед став л яет собой п лато, яв л яю щ ееся п родолж ени­
ем Эфиопского плоскогорья. В ы сота С ом алийского плато — 500— 800 м
над уровнем м оря, на ю ге оно см еняется низменностью . Н а севере п а р а л ­
лельно береговой полосе располож ены горные массивы , отдельны е в ер ­
шины достигаю т 2000— 2500 м н ад уровнем моря. Н а северо-востоке горы
местами п одходят к сам ом у берегу, круто о б ры ваясь к морю. Н а северозападе горны е хребты расп ол ож ен ы на расстоянии 50— 100 км от берега
и ступенями сп ускаю тся к побереж ью .
С трана в целом отличается сухим, ж арки м климатом , недостатком
влаги, скудной полупусты нной растительностью . О собенно засуш ливы ее
северные районы . В среднем в году на севере вы п ад ает менее 200 мм
осадков, на ю ге — около 500 мм. С ухие периоды года «д ж и лал » и «хага»
1 «Rapport du Gouvernem ent ita'.ien a I’A ssem blee Generate des Nations Ur.ies sur
(administration de tutelle de la Som al;e , 1956», Roma, 1957; «Non-self Governing Ter­
ritories. Summ aries of information transmitted to the Secretary — General during 1956».
(■United Nations», New York, 1957.
2 1. M. L e w i s , Peoples of the Horn of Africa (Ethnographic survey of Africa. North
Eastern Africa, 1), London, 1955.
3 Me D о u g a 1 d. The L anguages and press of Africa, Philadelphia, 1944.
М . В . Райт
чередую тся с дож дли вы м и «гу» и «дхаир». Д ж и л а л соответствует янш
рю — м арту, гу — апрелю — июню, х ага — июлю — сентябрю , дхаироктябр ю — д екабр ю . С ам ы е ж а р к и е месяцы на севере — июль и авгус \
н а юге — ап р ел ь и м арт. Р а зн и ц а в средней тем пературе самого жарка
и сам ого «холодного» месяцев невелика. Так, на северном побере®
ср е д н я я тем п ер ату р а я н в ар я + 2 5 ----- Ь30°, средн яя ж е температур
ию ля + 3 3 °. Н а юге эта разн и ца ещ е меньше, в 2 — 3°. Суточные же к
л еб ан и я весьм а значительны , особенно во внутренних районах Сомал
р азн и ц а м еж д у м акси м альн ой и м иним альной тем пературам и иногз
д о сти гает 30°.
границы
Р еч н а я систем а С ом али край н е бедна, особенно на севере. С юга
на север и с з а п а д а н а восток сп ускаю тся с п лато небольш ие мелковод­
ные речуш ки — туги, русла которых наполняю тся водой только в период
больш их д ож дей . В бли зи п обереж ья больш инство туг теряется в песках.
Н аи б о л ее зн ачительн ы м и из туг на севере явл яю тся И ссутуган, текущая
по направлению к А денскому зали ву, Н огал и Д аррор, впадающие в
"Индийский океан. В ерховья рек Д ар р о р и Н огал наполняю тся водой
только в период дож дей , зато ниж ние течения их всегда богаты водой,
б ер ега покры ты яркой зеленью , высокими деревьям и, необычными для
о к р у ж аю щ ей полупустыни. В северо-восточном С ом али местность, ш>|
которой п ротекаю т Д а р р о р и Н о гал , н аи более богата и благоприятна:
д л я скотоводства.
Ю г С ом али го р азд о лучш е обеспечивается водой. Н а Эфиопском
п лоскогорье берут свое н ач ал о реки В еби-Ш ебели, Д а в а -П а р м а , Ганале
С ом алийцы
81
Д ория и В еби-Д ж естро. П оследние три, сливаясь, образую т реку Д ж убу,
впадаю щ ую в И ндийский океан. Д ж у б а и В еби-Ш ебели — сам ы е боль­
шие и н аи бо л ее полноводны е реки С ом али . Д а ж е в период хага, сам ое
ж аркое и сухое врем я года в ю ж ном С ом али, Д ж у б а и В еби-Ш ебели ни­
когда полностью не вы сы хаю т. О бе реки судоходны .
Х арактер растительности м еняется по направлению с севера на юг.
На севере и северо-востоке С ом али, на песчаной прибреж ной низмен­
ности, о б р азн о н азы ваем ой сом алийцам и «губан» (со ж ж ен н ая ), преиму­
щественно р асту т низкорослы е кустарн ики и невы сокая тр а в а , п оявляю ­
щаяся только после дож дей . Д л я С ом али особую ценность п редставляю т
растущ ие на всем северном побереж ье камеденосны е д еревья. М ирра,
ладан и другие аром ати чески е см олы с древнейш их времен являли сь
основными предм етам и торговли н аселени я «аф ри канского рога» (как
назы ваю т С ом али йски й полуостров) со странам и С редиземноморского
бассейна и И ндией.
П о мере п р о дви ж ен и я в глубь страны полупусты ня см еняется к устар­
никовой саванной. Чем д ал ьш е на юг, тем тр ав а становится выше и гуще.
На горных хр еб тах и на С ом алийском плоскогорье часто встречаю тся
тропические д еревья: ливанский кедр, ф иниковая п альм а, п альм а дум
и др. П овсем естно р астет а к ац и я разли чн ы х видов. Н а юге, по берегам
Д ж убы , имею тся густы е леса.
*
*
*
Д р ев н е й ш ая истори я н ар о д о в « аф р и кан ско го рога» ещ е недостаточно
изучена. Д о второй м ировой войны серьезны х археологических исследо­
ваний на С ом алийском полуострове не проводилось. А рхеологические
находки, з а редким исклю чением, п р ед став л ял и собой собранны й на по­
верхности т а к н азы ваем ы й подъем ны й м атери ал. В 1941 — 1946 гг. на
территории С ом али проводи л археологические и сследования известный
английский ар х ео ло г Д ж . Д . К л ар к . В опубликованном в 1954 г. т р у д е 4
Кларк обобщ ил весь собранны й им и его предш ественникам и археоло­
гический м атер и ал и и злож ил результаты своих раскопок.
О б н ар у ж ен н ы е на территории С ом али кам енны е орудия и костные
остатки человека н еан д ертал ьского ти п а свидетельствую т о том, что
Сомалийский п олуостров был засел ен ещ е в древнейш ие времена. Н а
Сомалийском п лоскогорье найдены крем невы е оруд и я различны х этапов
палеолита, ручны е рубила, скребла, скребки разной формы и т. д.
Поздний п ал ео л и т и м езоли т представлен ы местными археологическими
культурами: сом алийский м агосиан, харгейсан, сомалийский вильтон и
дойн. Д в е последние м ож но д ати р о вать уж е началом неолита, так как
в верхних и средних слоях этих культур, н ар яд у с кремневы ми орудиями,
были н ай дены остатки керам и ки .
Во многих м естах С ом алийского плоскогорья в пещ ерах обнаруж ены
наскальные и зо б р а ж ен и я, окраш ен н ы е охрой, либо высеченны е острым
камнем. С реди изображ ен н ы х ж ивотны х встречается крупный рогатый
скот породы зебу и верблю ды . В озраст н аскальны х рисунков С омалийско­
го полуострова пока не определен. П р а в д а, вбли зи некоторы х пещ гр, где
обнаружены рисунки, был собран подъемны й м атериал, датируемы й
почти всегда м езолитом . П о мнению К л а р к а , н аскал ьн ы е рисунки С о­
малийского плоскогорья относятся к го р азд о более позднем у времени:
он датирует их первы м и год ам и н. э. или несколько более ранним и \
На севере С ом алийского п олуострова сохрани ли сь остатки слож ны х
ирригационных сооруж ений, свидетельствую щ ие о том, что в далекой
4 J. D. C l a r k , The prehistoric cultures of the Horn of Africa, Cambridge, 1954.
6 Там ж е, стр. 314— 315.
б Советская этнография, № \
82
М . В. Райт
древности население северного побереж ья С ом али зн ал о слож ную тех»,
ку тер р асо во го зем лед ел и я. П о к а не установлены ни врем я возникши
ния ирригационного зем л ед ел и я на севере С ом али, ни причины его упа;
ка. В ероятн о, не одни только изм енения клим атических условий вызван
п р екр ащ ен и е террасового зем лед ел и я и запустение ранее процветавии
поселений. П ричину, видимо, следует искать в исторических события]
имевш их место на С ом алийском полуострове и в сопредельны х страна!
В доль п обереж ья полуострова и в о внутренних районах Сомали Bcrpt
чаю тся р азв ал и н ы — остатки древних ж и лищ , поселений, городов. Бол
ш инство их бы ло осм отрено А. Т. К эрлом и P. X. Р. Тейлером еще
1934 г., но и ссл ед ователям уд ал о сь произвести расчистку только двух до
мов. В неш ний осмотр и собранны й подъемны й м атери ал позволили к
д ати р о вать больш инство пам ятников прим ерно XV— XVI вв. н. э . 6. Эт
по мнению К эр л а,— остатки городов, входивш их в состав мусульмански
су л тан ато в X IV — XVI вв. Р а зв а л и н ы на острове С аад -Д и н А. Т. Кэр
д ати р о вал X II в. н. э. О днако послевоенны е работы известного археол
га А. Д ж . М этью п оказали, что отдельны е городищ а представляю т соб!
пам ятники различны х эпох. В частности, А муд (памятник, найденнн
на юге Б ри тан ского С ом ал и л ен д а) вклю чает д ва слоя, датируемы е рш
ными историческими п ериодам и. А муд I, по мнению М этью , был выстрс
ен ещ е до проникновения и сл ам а в С ом али, дати руется II—V II ввл
относится к периоду расц в ета А ксумекого государства. Н а развалин!
его был вы строен город А муд II, где об н аруж ен ы остатки мечетей. Дру
гой пам ятни к, р асполож енн ы й в окрестностях г. М огадиш о,— городиш
А м м ар Д ж и а д ж е б , п лощ ад ь которого достигает 5 к м 2, так ж е был вн
строен зад о л го до проникновения и слам а в С омали 7.
Б у д у щ и е археологические и сследования долж ны помочь восстанови!
не только первобытную , но и античную историю народов Сомалийскс*
п олуострова, которы е, к ак это п оказы ваю т отдельны е памятники, прош;
длинны й путь исторического разви тия.
С ом али , стр ан а мирры , л а д а н а и д ругих благовоний, бы ла хоров
и звестн а египтянам , ф и ни ки янам , грекам и ри м лян ам ещ е с древнешш
врем ен. В середине III ты сяч елети я до н. э., в эпоху Д ревнего царств
египетские ф ар аон ы о тп р ав л ял и морские экспедиции в «страну Пунв
в первую очередь за б лаговон и ям и д л я храм ов. В опрос о местополож
нии страны П унт д о сих пор явл яется спорным. Одни исследоватед
полагаю т, что под этой страной следует понимать все африканское i
ар ави й ско е п о береж ье К расн ого моря, Баб-эль-М ан дебского пролив
и А денского за л и в а . Д руги е ищ ут стран у П унт значительно южнее, н
восточноаф рикан ском п обереж ье И ндийского океана, где-то в райов
о. З а н зи б а р . А кад . Б. А. Т ураев, а т а к ж е JI. Ш ап арел л и и Д ж . Сердж
о то ж д ествл яли стран у П ун т с С ом алийском берегом 8. Несомненно, >п
С ом али, где до настоящ его времени растут камеденосны е деревья, был
если не целиком страной П унт, во всяком сл уч ае частью ее.
М орские экспедиции в П ун т участились в эпоху Нового царств^
особенно при ф а р а о н а х X V III— XIX династий. Н а стенах храм а в Дей)
э л ь -Б а х а р и , воздвигнутом ц арицей Х атш епсут, изображ ен ы части стран!
П унт, ж и тели этой страны , их ж и л и щ а, встреча пунтийцев с участник)
ми египетской морской экспедиции и т. д. С удя по барел ьеф ам храм
у ж е в то врем я С ом алийский полуостров был заселен народам и эфио|
ской и негроидной рас. Д ж . С ердж и и Д ж . Р ев у ал ь д а ж е видят в а
временны х сом али прям ы х потомков древних пунтийцев. Торговля ЕгиМ
со странам и К расного моря, в том числе и с С омали, продолж алась Ц
саисских ф ар ао н ах и в греко-римскую эпоху. Так, по сообщению Герой
6 А. Т. C u r i e , The ruined tow ns of Som aliland, «Antiquity», September, 191
стр. 317.
!
7 G. С a n i g l i a , Genti di Som alia, Roma, 1937, стр. 26, 31.
i
s Б. А. Т у р а е в . История Древнего
Востока, JI., 1936, т. I, стр.
67,7
С ом алийцы
83
та, ф ар ао н Н а х а о ( 6 1 0 — 594 д о н. э.) нап равил морскую экспедицию в
страну П ун т и д ал ее вокруг А фрики. Э кспедиция состояла главны м о б р а­
зом из ф иникиян, знам ениты х м ореплавателей древности 9.
И ндусы , греки, персы и особенно ар а б ы из Ю ж ной А равии вели об ­
ш ирную торговлю с ж и тел ям и аф ри канского п обереж ья К расного моря
и А денского з а л и в а за д о л го до появления и сл ам а. Ко времени расцвета
А ксумского государства (первы е века н. э.) в С омали стали возникать
довольно круп н ы е п оселения и города. Т ак, располож енны й на побе­
р еж ье С ом али йского полуострова г. А уали т (больш инством и сследова­
телей отож дествляем ы й с современны м портом З е й л а) был д л я Аксума
транзитны м портом в торговле с Индией. П о к а нет точных данны х о том,
входило ли С ом али или к а к ая -то часть его в состав Аксумского государ­
ства. М ож н о только п р ед п о л агать, что отдельны е города и поселе­
ния С о м ал и врем енам и п оп ад ал и в подчинение Аксуму, особенно в
период господства аксум ских ц арей н ад ю ж ноарабским и государст­
вами.
Н ач и н ая с V II в. н. э., вскоре после возникновения ислам а, значитель­
но участились переселения ар аб о в на С омалийский полуостров. Не
только н а п о бер еж ье, но и во внутренних р ай о н ах страны стали п ояв­
ляться город а м усульм ан. Одни из них в ы растал и на месте преж них тор­
говых центров или античны х городов, д руги е ж е созд ав ал и сь впервые.
И слам получил довольно ш ирокое распространение. В X II— XVI вв. на
С омалийском п олуострове сущ ествовали довольно крупны е султанаты ;
Зейла (А д а л ), И ф ат, Х ад ья и др. 10. В о гл ав е их стояли п равители, н азы ­
ваемые эф и о п ам и «кат», а а р а б а м и — «султаны ». Н аселен и е заним алось
зем леделием и скотоводством , р азв о д и л о верблю дов, овец и коз. В горо­
дах п роц ветали р ем есл а (ткачество, гончарство) и торговля. С ултанаты
вели ш ирокую торговлю с Египтом , А равией, П ерсией, д а ж е с Китаем..
С ултанаты в н ач ал е своего сущ ествования находились в вассальной зави ­
симости от Эфиопии. В X III— XVI вв. имели место многочисленные вой­
ны м еж д у их п р ав и тел ям и и н егусам и негести Э ф и о п и и и , т а к как
султаны стр ем и ли сь к отделению от Э ф иопии и получению сам остоятел ь­
ности.
Б ольш и нство зап ад н оевроп ей ски х и сследователей полагаю т, что до
X—XI вв. сом алий ц ы ж и л и в основном н а севере С ом алийского полу­
острова, главны м образом в современном Британском С омалиленде. Они
отмечают, что основное населени е С ом али со ставл ял и га л л а и народы,
говорящие на язы к ах банту 12. С удя ж е по сообщ ениям арабских геогра­
фов ал ь И дриси, И б н -Б аттуты и др., в X II— X III вв. сомалийцы населяли
уже больш ую ч асть соврем енной страны С ом али. В озм ож но, что в X—
XII вв. со м ал и й ски е п лем ена, теснимы е ар а б а м и , двинулись на юг. П е ­
редвижения сом алий ц ев вы звал и , в свою очередь, переселения гал л а на
юг и ю го-зап ад. Во всяком случае, в X II— XVI вв. на территории С ом али
жили те ж е народы , которы е н аселяю т ее и в настоящ ее время; по всей
стране — сом алий ц ы , на с е в е р о -за п а д е —-д ан ак и л ь , на юге и ю го -зап а­
де— г а л л а , н а ю ж ном п обереж ье С ом али и в дол ь рек Д ж у б а и ВебиШебели — банту. М ноговековое общ ение населени я С ом алийского п олу­
острова с ар а б а м и о к а за л о известное влияние на сом алийцев, но в целом
они со храни ли свой язы к, свою культуру, обычаи.
В конце X V — н ач ал е XVI в. р яд городов С ом алийского побереж ья
9 Д ж . Канилья высказывает предположение, что первыми основателями древнего
Могадишо были финикияне. См. G. C a n i g l i a , Указ. раб., стр. 31.
10 Эти султанаты иногда входили в более крупные объединения, названия которых
часто менялись. Так, иногда Адал входил в состав государства Ифат, в других слу­
чаях Ифат подчинялся Адалу.
11 В литературе императора Эфиопии часто называют «негусом», тогда как его
официальный титул — «негус негести» (царь ц ар ей ).
12 I. М. L e w i s , Указ. раб., стр. 45—47.
6*
84
М . В . Райт
И ндийского о к е ан а бы л зав о ев ан п ортугальц ам и. Одновременно на
К расн ом орском и А денском п обереж ье Африки укрепились османские
турки, п редпринявш ие больш ое наступление на Эфиопию. Н а их сторо­
не вы ступили попавш ие в зави си м ость от них мусульм анские султаны
С ом али. В ойна с Эф иопией зак о н ч и л ась п ораж ени ем турок и их союз­
ников. М ногие города Зейлы были сож ж ены португальцам и, прибывши­
ми «помочь» Э ф иопии. К концу XVI — н ач ал у XVII в. мусульманские
го су д ар ства С ом али, в р езу л ь тате хозяй н ичан и я турок и португальцев
на полуострове, распали сь на мелкие, не зависим ы е друг от друга
эм ираты .
В X V II в. су л тан ы М а с к а т а вытеснили португальцев с Сомалийского
п о б ер еж ья И ндийского океан а, а к середине XIX в. эта часть Сомали
п о п а л а в зави си м ость от султанов З а н зи б а р а . С еверное ж е побережье
С ом али в XIX в. н аходилось в ном инальной зависим ости от вассала
Турции — Е ги пта.
С откры тием С уэцкого к а н а л а резко возросло значение Сомалийского
п олуострова, которы й о к а за л с я располож енн ы м на важ нейш их морских
торговы х путях. Е щ е в 1862 г. кап и тан Ф лерио де Л ан гл е, по поручению
ф р ан ц у зск о го п р ав и тел ьства, зак л ю ч и л с одним из вож дей данакиль
договор о «покупке» п орта О бок. В 1883 г. О бок был зан я т ф ранцузами.
В след з а этим в течение четы рех л ет Ф ран ц ия вы нудила отдельны х со­
м али й ски х су л тан ов п ри зн ать ф р ан ц узски й протекторат. Таким путем
Ф р ан ц и я за х в а т и л а все п о б ер еж ье Т ад ж урского зал и в а. В 1896 г. при­
об ретен н ы е Ф ран ц ией терри тори и были объединены в одну колонию
«Ф р ан ц у зски й Б ер е г С ом али ».
С толь ж е поспеш но д ей ств о вал а А нглия. В 1884— 1886 гг. она заклю ­
чила ряд договоров с вож дям и сом алийцев о признании ими английского
п р о текто р ата. Т огда ж е А нглией были зан яты важ н ы е порты: Зейла,
Б ер б ер а и Б ул х ар . 20 ию ля 1887 г. А нглия известила другие страны об
у становлен и и б ританского п ротектората на С ом алийском берегу от Д ж и ­
бути до Б е н д е р -З и а д а .
О дн оврем ен н о с А нглией и Ф ранцией в д ел еж е С ом алийского полу­
острова п рин яла активное участи е И тали я. И тальянский консул на
о. З а н зи б ар В. Ф илонарди н а в я за л в 1889 и 1905 гг. султанам Оббии,
М идж уртини и Н о гал итальянский протекторат. В 1892 г. султан Занзи ­
б а р а предоставил И тали и в аренду сроком на 50 лет порты Бенадира, а в
1905 г. з а д ен еж н ое в о зн а гр аж д ен и е совсем о тк а зал ся от своих прав на
эти порты. В л ад ен и я И тал и и на С ом али йском берегу в 1908 г. были
объединены в колонию « И тал ь ян ск ая С ом алия». В 1924 г. Англия за
участие И тали и на сторон е А нтанты в первой мировой империалисти­
ческой войне у ступ и ла И тал и и Д ж у б а л е н д с г. Кисимайо.
С ом алийцы всегда испы ты вали острый недостаток в пахотных землях.
С устан о вл ен и ем и тал ьян ско го господства усугубилось и без того бед­
ственное полож ен ие кр естьян ств а, со зд ал с я зем ельны й голод д аж е в
тех рай он ах, где его ран ьш е не бы ло. И тал ьян ск и е им периалисты за­
хвати ли в свои руки все лучш ие зем ли. О дин только герцог Абруццский,
основавш ий « И тал о -со м ал и й ско е сельскохозяй ствен н ое общ ество», полу­
чил во вл ад ен и е 25 тыс. г а хорош ей пахотной зем ли. Н а зем лях, отоб­
р ан н ы х у со м алий ц ев, и тал ьян ски е ком пании созд али п лантации б ан а­
нов, хлопка, си зал я, сахарн ого тростника, зем ляны х орехов и кукурузы,
а о беззем елен н ы х крестьян п реврати л и в п лантационны х рабов. И таль­
ян ск и е и м п ер и ал и сты ш ироко п рим ен яли принудительны й труд сомалий­
цев на р азли чн ы х раб отах. Ч тобы зап олучи ть деш евую рабочую силу
и тал ьян ски е колонизаторы отп равляли в отдаленны е районы страны
к а р а т е л ь н ы е экспедиции. В ооруж ен н ы е банды н ап ад ал и на мирные
дер еву ш ки и под конвоем уводили муж чин, ж енщ ин и детей. Условия
т р у д а этих колон иальн ы х рабов были край н е тяж ел ы е. З а малейш ук
провинность и н еп ослуш ание н ад см отрщ ики били их кнутом из гиппо-
С ом алийцы
85
потам овой ко ж и , з а вторичную провинность п одвеш ивали за руки на
несколько часов к деревянной виселице 13.
С воб од олю би вы е и см елы е сом алий ц ы ср а зу ж е после установления
колониального р еж и м а
п однялись на борьбу с им периалистам и.
В 1899 г. эта б о р ьб а п ри н ял а орган и зован н ы е ф ормы . Во гл ав е н ац ио­
н альн о-освободительн ого д ви ж ен и я сом алийцев встал м у л л а Х аад ж и
М охам м ед бин А б д у л л ах Х ассан, объяви вш ий себя «махди». Э то д ви ­
жение, п рин явш ее рели гиозн ую о кр аску и п родол ж авш ееся более 20 лет,
охватило разли чн ы е слои сом алийского общ ества. Английские и и таль­
янские к о л о н и ал ьн ы е вл асти посы лали против борю щ ихся сом алийцев
войска, кар ател ь н ы е экспедиции, н атр ав л и вали одни племена на дру­
гие, ст а р ал и сь разли чн ы м и и нтри гам и ди скред и ти ровать личность
«махди». У ко л о н и зато р о в не бы ло д л я Х а ад ж и М охам м ед а иного имени,
кроме п р о зви щ а «Б еш ены й м улла». Д в и ж е н и е не только не п р ек р а щ а­
лось, но с к а ж д ы м годом уси ли валось, т а к что в 1910 г. англичан е были
вы нуж дены врем енно э в а к у и р о в а т ь свои войска из внутренних областей
в п ри б р еж н ы е районы .
Д еяте л ьн о сть Х а а д ж и М о х ам м ед а не о гр ан и ч и в ал ась отдельны ми во­
енными вы ступлени ям и против кол он и заторов. Он и его помощ ники по­
ставили перед собой за д а ч у сплотить сом алий ский н арод, ликвиди ровать
м еж племенны е распри . Х а ад ж и М охам м ед у и его пом ощ никам удалось
создать военную о р ган и зац и ю , вы строить на ю ге и ю го-востоке Б р и тан ­
ского С ом али — в Телехе, М едиш е и других м е с т а х — ряд крепостей.
Хааджи М охам м ед всячески способствовал развитию зем леделия среди
сомалийцев, П ри нем н ач ал о со зд ав аться ц ен трализованное сом алийское
государство.
В 1920 г. ан гл и й ски е в л асти двинули против повстанцев зн ач и тель­
ные сухопутные и военно-воздуш ны е силы. К репости в М едиш е и Телехе
были подвергнуты сильнейш ей б о м б ард и ровке. Х а ад ж и М охам м ед был
вынужден б еж а ть в Эфиопию , где вскоре ум ер. К репость в Телехе была
взорвана ан глий ским и военны ми и н ж ен ерам и , но в 1947 г. колониальны е
власти по н асто ятел ьн о м у треб ован и ю н ац и он ал ьн ы х орган и зац и й сом а­
лийцев бы ли вы н уж ден ы об ъяви ть остатки этой крепости национальны м
памятником. С ом алийцы глубоко чтут Х аад ж и М охам м еда за его стой­
кое соп роти влени е к о л о н и зато р ам , за его лю бовь к своем у н ароду и в о с­
певают его к а к н ац и о н ал ьн ого героя.
Во вр ем я второй м ировой войны сом ал и й ц ы вм есте с н арод ам и Э ф и­
опии и д ругим и н ар о д ам и В осточной А ф рики м уж ественно ср аж ал и сь
против и тал ьян ск и х агрессоров.
П осле окон чан ия второй м ировой войны, в р езу л ь тате пораж ения
Италии, в стал вопрос о судьбе бы вш их и тал ьян ски х колоний, в том чис­
ле об И тальян ск о м С омали. В ноябре 1949 г. на четвертой сессии Гене­
ральной ассам блеи О О Н бы ла установлен а м еж д ун ародн ая опека над
Сомалией сроком на д есять лет с тем, чтобы в 1960 г. п редоставить ей
независимость. О д н ако , вопреки логике, опекуном бы ла н азн ач ен а та
же и м п ер и ал и сти ч еская И та л и я . С ом али йц ы , д есяти л ети я страдавш и е
под гнетом и тал ьян ски х ф аш истов, п ротестовали против опеки И талии,
но реш ение осталось в силе.
С у становлен и ем в 1950 г. м еж д ун арод н ой опеки н ад С ом алией, с
расширением политических п рав сом ал и й ц ев, эконом ическое полож ение
Сомалии, особенно в п оследние д ва-тр и го д а, несколько улучш илось.
Созданное в 1956 г. сом алийское п равительство проводит мероприятия,
способствующие разви ти ю зем л ед ел и я и скотоводства: построены новые
колодцы, водоем ы , ороси тельн ы е к а н а л ы , несколько улучш ена ветери­
нарная с л у ж б а . В сячески п оощ ряется д еятел ьн ость разли чн ы х сельско­
хозяйственных ко о п ер ати вов, особенно т а к н азы ваем ы х объединений и р ­
13 S. S y l v i a
Pankhurst,
E x-Italian Som aliland, London, 1951, стр. 139.
86
М. В . Райт
ри гаторов. Это — объеди нени я мелких зем левл ад ельц ев, совместно вы
полняю щ их то л ьк о и рригационны е работы . О дн ако средств д л я преобра
зо ван и я н арод ного хозяйства С ом алии не хватает: значительная част
всех расходуем ы х средств (доходов государства и дотаций от итальян
ского п р ав и тел ьства) идет на со д ер ж ан и е государственного ап п ар ат
и полиции.
В течение всего п ериода колон иальн ого господства н ад С ом али по
луостров бы л в аж е н д л я ан глийских, ф ран ц узски х и итальянских коло
н и заторов гл авн ы м о б р азо м своим стратегическим полож ением на миро
еых торговы х путях. П оэтом у им п ери алисты в к л ад ы в ал и средства пре
им ущ ественно в строи тельство портов. Очень м ало сд ел ал и колонизато
ры д л я р азви ти я индустрии. С ом али и поныне остается сугубо arpapH oi
страной . В эксп орте основное место п родол ж аю т зан и м ать продукт!
сельского хозяйства. Так, в экспорте подопечной территории Сомалии н;
первом м есте сто ят б ан ан ы , в ы р ащ и ваем ы е преимущ ественнно на италь
ян ск и х п л а н тац и я х (58,6% всего эксп орта за 1956 г .), на втором — кож:
и ш куры, на третьем — хлопок. И з Британского С омали вы возят преиму
щ ественно скот (55% всего экспорта за 1955— 1956 гг.), кожи и шкурь
(4 0 ,1 % ), из Ф ран ц узского С ом али — кож и, ш куры , соль. Во все три час
ти С о м ал и в в о зя т в первую очередь продовольствие, текстиль и горючее
Н ед р а С о м ал и ещ е м ало исследованы . П о всей территории страны ве
д у тся поиски неф ти, пока не увен чавш иеся успехом. В окрестностя:
г. Б ерб еры обнаруж ен ы значительны е зал е ж и гипса, но разработка еп
только н ач и н ается. П р е д п о л агае тся наличие ж елезн ой и оловянной ру
ды, слю ды , серы , ам етистов, угля. В подопечной С ом алии и Ф ранцуз
ском С о м ал и д о б ы в аю т пока только соль, в Б ри тан ском С ом али — ко
л ум б ит и б ер и лл и й .
П ром ы ш ленн ость С ом ал и ещ е очень сл аб о р азв и та. Это главныи
о б р азо м н ебольш ие п р ед п ри яти я о б р аб аты ваю щ ей промыш ленности i
С о м ал и — кож евен ны й и ры боконсервны й завод ы , текстильны е и конди
тер ски е ф аб р и ки , во Ф ран ц узском С ом али — м ясохолодильники, пред
п риятия по п роизводству искусственного л ь д а, кож евен ное производство
*
*
*
О сновное за н я ти е с о м а л и й ц е в —-скотоводство, и зред ка в сочетанш
с зем л ед ел и ем . Н о если во Ф ран ц узском и Б ри тан ском С ом али населе
ние зан и м ае т ся п реим ущ ественно кочевы м скотоводством, то в подопеч
ной терри тори и С ом али и полож ен ие несколько иное: 28,1% населенш
з ан и м ае т ся зем ледел и ем и скотоводством , 19,9% — зем ледельцы , 42,9% —
скотоводы .
Н а севере р а зв о д я т гл авн ы м о б разом верблю дов, овец, коз, реж е —
крупны й рогаты й скот, на ю ге — т а к ж е верблю дов, но в больш ей степеш
крупный р огаты й скот местной породы . Б о л ьш е всего сом алийцы ценя!
в ерб лю д ов и л о ш ад ей . С воей вы носливостью верблю д незам еним в пути
м ясо и м олоко его идут в пищ у, из ш куры изготовляю т обувь, шкурамь
п окры ваю т ж и л и щ а.
И м ущ ествен н ое расслоен и е среди сом алийских скотоводов весьмг
зн ачительн о, но отсутствие статистических данны х не д ает возможности
оп редели ть, к а к д ал ек о заш ел этот процесс. Б ольш инство сомалийцев
имеет не больш е 1— 2 верблю дов, встречаю тся семьи, не имею щ ие и од­
ного. С ам и сом алийцы считаю т заж иточн ы м и имею щ их дю ж ину верблю ­
диц, 2— 3 верблю дов и зн ач и тельн ое количество мелкого рогатого скота.
Н ер ед ко крупны е ск отовл адельц ы д аю т верблю дов н а вы пас своим род­
ственникам, под видом родственной помощи, используя их в качестве па­
стухов.
В северны х о б л а стя х перекочевки соверш аю тся по направлению с се­
Сом алийцы
87
вера на юг и о б ратн о, к п обереж ью , на ю ге — в н ап равлен и и с зап ад а
на восток. О ткочевы ваю т обычно целы м и деревн ям и . В переди идут р е­
бятишки и несколько взрослы х со стадом овец и коз. В след за ними
движутся ю нош и с вер б л ю д ам и . Ш ествие зам ы к аю т ж енщ ины , ведущ ие
верблюдов, н агруж енны х вещ ами. М уж чины , как правило, переходят из
одной группы в другую , сл ед я за п орядком . К огда п риходят на место,
снимают с верблю дов свои легки е переносные ж илищ а и устраиваю т л а ­
герь. О бы чно м уж чины и юноши с верб л ю д ам и и крупным рогаты м ск о­
том уход ят с у тр а на п астб и щ а п одальш е от ж и л ья, ж енщ ины ж е о ста­
ются пасти м елкий рогаты й скот вбли зи ж и л и щ а, одноврем енно за н и м а ­
ясь прядением или плетением веревок. С кот д о ят перед отгоном на п аст­
бище и вечером по в о звращ ен и и . П о и зд авн а слож и вш ем уся обычаю
верблюдиц д о ят только м уж чины , коров — юноши, которы м иногда помо­
гают девуш ки , овец и коз п асут и д о ят девуш ки и ж енщ ины .
Д о прихода европ ей цев сом алий ские кочевники, вл ад ею щ и е верб лю ­
дами, активн о у ч аств о в ал и в к а р ав ан н о й торговле.
Основное п итани е скотоводов составл яю т м олоко и молочны е про­
дукты. М ясо ед ят только по больш им п р азд н и кам , бедняки ж е вообщ е
почти не ви д ят м яса. К очевники ш ироко уп отреб л яю т в пищ у и р азл и ч ­
ные продукты зем леделия: кукурузу, просо, бобы. К очевники сами вы ­
ращивают в свободн ое от пастьбы скота врем я некоторы е зем ледел ьч е­
ские продукты , д р у ги е ж е покупаю т на деньги, вы рученны е от продаж и
молока и молочны х продуктов.
З ем лед ели е р азв и то преим ущ ественно на юге С ом али , однако из
8 млн. га пригодной к о б р аб о тке зем ли под паш ню используется только
400 тыс. га. П о всем естно п рим еняю т подсечно-огневую систему зем л е­
делия. О б р аб о тка почвы производится с помощ ью мотыги; в О гадене
(Эфиопия), а в последние годы и в подопечной территории Сомалии
стали прим енять плуги. П осев производят ср азу ж е после периода д о ж ­
дей. Основные сельскохозяйственны е культуры : кукуруза, просо, сладкий
картофель, маниок, бобовые, пап ай я, бан ан ы , сезам , хлопок. В некото­
рых местностях сею т рис. О седлы е сом алий ц ы просо сеют д в а ж д ы : в мае
и сентябре, у р о ж ай собираю т в августе и ян варе. Е д ят лепеш ки из ку ­
курузной и просяной муки, всевозм ож ны е каш и из кукурузы , бобовых,
проса и других зерновы х, п одж арен н ы е в м асле кофейны е зерна, пьют
кофе.
Вдоль берегов рек и на п обереж ье А денского за л и в а население з а ­
нимается ры боловством. Р ы б у л о в ят удочкам и и сетями. П ойманную ры ­
бу солят, вы суш и ваю т на солнце и за к а п ы в а ю т на один день в горячий
песок. Н а п о б ер еж ье Т ад ж у р ы л о в ят ж ем чуг. Д о сих пор на севере и
северо-востоке С ом али население зан и м ается сбором аром атических смол.
Как правило, сбор этот происходит в течение дли тельн ого времени, н а­
чиная с ф е в р а л я — м а р та и до сен тябрьски х дож дей .
Охота в ж и зн и сом алийцев некогда и грал а очень больш ую роль, и з­
вестное значение сохраняет она и сейчас, особенно во врем я засуш ливого
сезона. О хотятся на газелей, антилоп и других ж ивотны х. П рименяю т
луки и стрелы , копья, всевозм ож ны е силки и капканы .
Д овольно высокой ступени разви ти я достигли д ом аш н яя промы ш ­
ленность и рем есло. Во многих местностях рем есло у ж е полностью отде­
лилось от зем леделия. П оявились корпорации ткачей, кож евников, д е­
ревообделочников, резчиков по кости и др. Н а ч ал с я процесс расслоения
среди ремесленников, ч асть которы х ста л а у ж е использовать наемный
груд. Одной из форм наем ного труда явл яется ученичество. Родители,
отдающие своих детей обучаться каком у-нибудь ремеслу, долж ны пре­
поднести м астеру подарок. Ученик ж ивет и работает у м астера и после
окончания ср о к а обучения он в течение д ли тельн ого времени долж ен
оставаться у м астера и р аб отать на него, чтобы оплатить якобы потра­
ченные на него мастером средства. Если ж е он хочет стать независимым,
I
88
М . В. Райт
то д о лж ен внести определенную п лату мастеру, возвратить ему е
орудия труд а и обязательн о устроить пирш ество.
Н а всем побереж ье, особенно на юге С омали, довольно широкое pj
пространение получило гончарство. Р аб отаю т на деревянном ножн(|
гончарном круге. З атем глин ян ая посуда подвергается обжигу. Из дер
в а вы резы ваю т больш ие сосуды д л я воды; орнаментированны е тарел4
л о ж к и и другие виды утвари. П летение циновок и водонепроницаем
сосудов распространено главны м образом на юге С омали, а такж е вдр|
гих местах.
С л ав я тся со м ал и й ц ы своим и тонким и клетчаты м и и одноцветны
ткан ям и «ф ута-бенадир», идущ ими на пош ивку национальной жене®
и м уж ской одеж ды . Ж енски й традиционны й костюм состоит из длине
и ш ирокой юбки, поверх которой оберты ваю т вокруг корпуса больш
кусок ткани, укрепляем ы й на правом плече. Р ан ьш е в деревнях ж
ш ейхов и м усульм анских свящ еннослуж ителей (в ад аа д и др.) мои
бы ло отличить по цветны м ж и л етам и чулкам. В настоящ ее время же
с к ая н ац и о н ал ьн ая о д еж д а в городах постепенно сменяется платы
европейского покроя. М уж ской костюм состоит из двух кусков ткав
одним об ерты ваю т туловищ е, та к ж е наподобие юбки, другой набрас
ваю т на плечи. К огда накидкой сл уж и т дли н н ая и ш ирокая ткань, сом
л и ец краси во драп и руется в нее. В городах сомалийцы носят длинш
ш таны и рубахи, а нередко —• полный европейский костюм. Мужчин
особенно исповедую щ ие ислам , носят ш апочку «жофия», а поверх — ча
му. С ом алийцы больш ей частью носят кож ан ы е сандалии.
Ж и л и щ е кочевых сом алийцев, естественно, отличается от жилип
оседлы х. «А ггал», или «гуриги»,— разб орн ое ж илищ е кочевников. Э
реш етчаты й овальны й к аркас, покрытый толстым слоем высушеш
тр ав ы , поверх которой н а б р а с ы в а ю т ш куры или циновки. Внутри жил;
щ а, по обе стороны от двери, устраиваю т настилы д ля спанья. Иног)
несколько так и х «аггал» расп ол агаю т по кругу, созд авая естественнь
загон д л я скота. И ны м яв л яется «мондулло» —■ж илищ е оседлых сом!
лийцев. Это круглого п лан а ж и лищ е с конической соломенной крышй
Стены п редставляю т собой плетеный каркас, обмазанны й глиной. Он
и ды м ового отверстия нет (очаг располож ен у входа и дым выход
через д в е р ь ). Л е г к а я п ерегородка д ел и т ж и лищ е на муж скую и женску
половины.
Н а п обереж ье м ож но встретить ещ е один тип ж илищ а. Это «ариш»
четы рехугольное ж и лищ е с плоской или двускатной крышей. Стены та
ж е плетены е, обм азан н ы е глиной. А риш — типичное ж илищ е горожан
состоит обычно из н ескольки х помещ ений: д л я прием а гостей, для сг
д л я приготовления пищ и, д л я хранения продуктов.
В городах встречаю тся и д вухэтаж н ы е арабского типа дом а с ми
ретами.
С ом алийцы ж и вут небольш ими семьями, состоящими, как прави.
из м у ж а, ж ены и двух-трех детей. С огласно мусульманским обыча;
сом алийцы могут иметь до четы рех ж ен, но полигам ия среди сомал:
цев встречается очень редко, преимущ ественно у богачей. Если у '
м али й ц а несколько ж ен, то к а ж д а я из них имеет отдельное жилище
небольш ое количество мелкого рогатого скота. Б р а к — патрилокальш
Д ев у ш к а вы ходит за м у ж в возрасте 15— 17 лет, юноши ж енятся 20 л
С ом алийцы исповедую т ислам преимущ ественно шафиитского тол
од н ако м у с у л ь м а н с к ая обрядность, особенно среди кочевников, сведе
до миним ума. О тм ечаю т главны м образом те мусульманские праздни
которы е совп адаю т с традиционно слож ивш им ися народными празд
ствам и (д в аж д ы в год сом алийцы отмечаю т скотоводческие праздник
Д о настоящ его времени среди сом алийцев ещ е очень сильны различи
д оислам ские верован ия (культ природы, предков и д р .), а так ж е шир<
С ом алийцы
89
бы тую т свои, отличные от ш ар и ата законы обычного п рава, назы ваемы е
«тестур» или «хэр».
С ом алийцы — веселый, ж изнерадостны й народ, лю бящ ий песни и
тан ц ы , они созд али богаты й, красочны й фольклор. Р ечь сом алийцез
всегда полна пословицам и и поговорками. Н арод н ая мудрость ярко вы ­
р а ж е н а в такой зам ечательной пословице: «К то оставляет ж ить в мире
других, тот сам ж и вет в мире». В баснях и сказках, где главны ми геро­
ям и вы ступаю т ж ивотны е (чащ е всего лев, гиена и ш а к ал ), метко и тон­
ко п о казан о экономическое и социальное неравенство в современном
сом алийском общ естве.
О чень б ли зк а к ф ольклору соврем енная сом алий ская литература,
р а зв и в а ю щ а я с я пока преим ущ ественно в ф орм е поэзии. Это касииды —
сти хотворен ия, сл ага ем ы е в честь п ророка и святы х, габ аи и геер а а р — поэмы исторического и философского содерж ания. Среди сом алий­
ских писателей и поэтов наибольш ей известностью пользую тся Х аадж и
М охам м ед бин-Х ассан, оставивш ий больш ое количество рукописей,
А б д ал л ах ибн-Ю усуф ал ь-К ал ан коол и , А б урахм аан аз-З ей л а, Абдурахм аан Ш ейх Н уур, У ваис ибн-М охам м ед а л ь -Б а р аав и , М охам м ед Абди
М ак аах и и л , И б р аах и м А б д ал аах М ай ал , И см аан Ю усуф К енадиид и,
наконец, М ууз Х аад ж и И см ааи и л Г ал аа л — один из наиболее тал а н т­
ливы х соврем енны х авторов. Д о последнего времени сом алийская лите­
р ату р а с о зд ав ал а сь на арабском или сом алийском язы ке, но на основе
арабской граф ики. П и сатели И см аан Ю усуф К ан ад и и д и А бдурахм аан
Ш ейх Н уур сд ел ал и попы тку созд ать новую сом алийскую письменность.
О дн ако ни письменность «исм аания», предлож ен ная И см ааном Юусуф
К ан адии д, ни «гадабуурси », изобретенная А бурахм аном Ш ейх Нууром,
пока ш ирокого применения не получили.
В ели ка т я га сом алийцев к знанию , культуре, но, к а к и повсюду в
аф ри кански х колониях, возм ож ности получения об разован и я крайне ог­
раничены . Т ак, в Б ри тан ском С ом али в 1956— 1957 гг. имелись всего
102 начальн ы е ш колы , из которы х правительственны х только 22. В н а­
чальны х ш к о л ах обучалось 3602 чел. Во Ф ранцузском С ом али в 17 н а­
чальны х ш колах учится 1719 чел. В обеих колониях имеется несколько
средних и технических ш кол и по одному учительскому колледж у. Н е­
которы е улучш ения в постановке о б разован и я мож но наблю дать только
в подопечной территории С ом алии, где в 1956— 1957 гг. училось 25 тыс.
детей и взрослы х. В 1954 г. в С ом алии создан И нститут юридических,
экономических и общ ественны х н аук — тем самы м залож ены основы
высш его о б р азо ван и я.
Д о н астоящ его времени в С ом али п реподавание ведется не на сом а­
лийском , а на арабском или одном из европейских язы ков —■итальян­
ском , английском или ф ранцузском . Это сл у ж и т препятствием к бы ст­
рому овладению зн ан иям и , особенно взрослы м и сомалийцами.
П остепенно со зд ается сом ал и й ская интеллигенция, активно участву­
ю щ ая в национально-освободительном движ ении. Это учителя, писатели,
поэты, м едицинские работники, служ ащ и е колониальной администрации.
М ол о д ая со м ал и й ск ая интеллигенция, явл яю щ аяся вы разителем расту­
щ его н ац ион альн ого сам осозн ан и я, борется против отсталых, торм озя­
щих общ ественное р азви тие родоплеменны х институтов, в сохранении
которы х заин тересованы колонизаторы и их социальная опора — вож ди
племен.
В настоящ ее врем я идет довольно интенсивный процесс перем ещ е­
ния населения н а территории С ом алийского полуострова, усилился про­
цесс перехода сом алийцев к оседлости, особенно в подопечной террито­
рии С ом алии. П роисходит сгл аж и ван и е диалектальн ы х различий, х а р а к ­
терны х д л я различны х сом алийских племен в прош лом. Р одоплем енная
структура со хран яется лиш ь ф орм ально, в основном играет роль генеа­
л огическая прин адлеж н ость сом алийцев к той или иной группе, ведущ ей
90
М. В. Райт
сво е происхож дение от общ его предка. Ф ормирую тся классы капитали­
стического общ ества. К рупны е скотовладельцы , торговцы, разбогатевшие
ремесленники составляю т склады ваю щ и й ся класс сомалийской буржуазии.
Ф орм ируется городской и сельский п ролетари ат —- железнодорожники,
строительны е рабочие, рабочие горнодобы ваю щ ей и обрабатывающей
промы ш ленности, сельскохозяйственны е рабочие на европейских планта­
циях, наконец, пастухи и батраки.
*
*
%
Б о р ь б а против итальянской оккупации в годы второй мировой войны
всколы хнула ш ирокие н ародны е массы сом алийцев. Впервые в истории
сом алийского н ар о д а были созданы политические организации — «Лига
м л ад о со м ал и й ц ев » , « Д ем о к р ати ч еск ая п арти я С ом али » и другие, прини­
м аю щ ие активное участи е в национально-освободительном движении.
О свободительную борьбу народов бывш ей итальянской колонии Со­
м али в о згл ав л я ет «Л и га м ладосом алийцев», создан н ая на основе ранее
сущ ествовавш его «К луба сом алийской молодеж и». Этот Клуб, органи­
зованны й ещ е в 1943 г., преследовал главны м образом просветительные
цели — доби ться о б разован и я д л я сом алийской м олодеж и и путем разъ­
яснительной работы ликвиди ровать меж племенны е распри. В 1947 г,
« К л у б сом алийской м олодеж и» был переименован в «Л игу младосома­
лийцев», ставш ую ныне ведущ ей политической партией сомалийцев, объ­
единяю щ ей торговцев, рем есленников и представителей интеллигенции.
В п рограм м у Л и ги входит: установление республики со свободно изби­
р аем ы м дем ократическим правительством , проведение социальных ре­
форм, л и к ви д ац и я родоплеменной системы.
Д р у г а я п арти я — «Х избиа дигил мирифле» объединяла сомалийцев,
•при н адлеж ащ их к плем енам дигил и мирифле. К лассовы й состав
этой партии несколько отли чался от «Л иги м ладосом алийцев». Среди
членов «Х избиа дигил м ириф ле» п р ео б л ад ал и вож ди племен, зем левла­
д ельц ы , ск о то вл ад ел ь ц ы , крестьян е и торговцы . «Хизбиз дигил мириф­
л е» сто ял а за создание ф едеративной республики и за сохранение
плем енны х институтов. « Д ем о к р а ти ч ес к ая п арти я С ом али» бы ла созда­
н а путем объединения р яд а политических организаций и групп. Эта
п арти я в основном объединяет представителей городской бурж уазии и
интеллигенции, ее програм м а м ало отличается от программы Лиги мла­
досом алийцев.
З а годы, прош едш ие со времени установления меж дународной опеки
н ад С ом алией, сом алийцам удалось добиться значительных политиче­
ских преобразован ий в стране. А ктивная деятельность политических
партий, в первую очередь «Л иги младосом алийцев», неоднократные об­
р ащ ен ия лидеров партий в С овет по опеке при О О Н вынудили админи­
страцию ускорить создание в С омалии выборного законодательного
о р ган а и сом алийского правительства.
В ыборы в первое З акон одател ьн ое собрание, во врем я которых все
политические партии объеди ни лись в Н ац и он ал ьн ы й фронт, состоялись
29 ф ев р ал я 1956 г. «Л и га м ладосом алийцев» требовала всеобщего, пря­
мого тайного голосования, однако ее требование не было принято
управляю щ ей властью , и в голосовании приняли участие только муж­
чины, достигш ие 21 года, причем в городах голосование было прямым,
в сельских ж е местностях — двухстепенны м. И з 70 мест в Законодатель­
ном собрании 60 предоставлялось сом алийцам , остальны е 10 распреде­
л ял и сь следую щ им образом : арабы и итальянцы получили по 4 места,
индийцы и пакистанцы — по 1. Больш инство мест зав о ев ал а «Л ига мла­
досом алийцев» (43 из 6 0 ), «Хизбиа дигил м ириф ле» получила 13 мест, |
« Д ем о к р а ти ч ес к ая п а р т и я С ом али » — 3 м еста, «Сою з М еррехан» — 1. |
П резидентом Закон одательн ого собрания был избран Аден Абдуллах j
С ом алийцы
9i
О см ан, председатель «Л иги м ладосом алийцев». Генеральном у секретарю
Л иги А бдуллахи И сса М охам м уду было поручено форм ирование пер­
вого в истории страны сом алийского правительства.
В 1956— 1958 гг. функции сом алийского правительства были зн ачи ­
тельно расш ирены . В н астоящ ее врем я уп равл яю щ ая власть занимается
главны м образом вопросам и внеш ней политики и обороны. В бли ж ай ­
ш ее врем я до лж н ы быть проведены всеобщ ие выборы в новое З а к о н о д а­
тельное собрание, которое призвано вы работать конституцию сом алий­
ского государства. В 1958 г. появилось несколько новых партий и груп­
пировок, в том числе п артия «В еликое С ом али» (G ran d e Lega S o m a lia ).
П ар ти я «Х избиа дигил мириф лс» б ы ла п ереим енована в «Хизбиа Д естур
М устагил С о м ал и » (Н е зав и си м ая кон сти туц ион н ая п ар ти я ).
В 1960 г. С о м ал и я получит стату т незави си м ого государства. В св я­
зи с этим, естественно, встает вопрос о будущ ем Ф ранцузского и Б ри ­
танского С ом али, а та к ж е о сом алий ц ах Эфиопии.
Н едруги сом алийского и эфиопского народов прилож или немало уси­
лий к тому, чтобы поссорить будущ ее государство с Эфиопией, создать
н апряж енность в их отнош ениях. О дн ако государственны е деятели подо­
печной территории С ом алии и Эфиопии, используя испытанный и един­
ственно р азу м н ы й м етод р азр еш ен и я споров-— метод переговоров,—
сумели найти прием лем ое д л я обеих сторон реш ение вопроса. В д ек аб ­
ре 1957 г. п редседатель Закон одательн ого собрания и премьер-министр
подопечной территории С ом алии отправились в Аддис-Абебу, где вели
переговоры с им ператором Эфиопии Х айле С елассие I. В совместном
коммю нике об итогах переговоров бы ло записано, что оба правительства
стрем ятся к развитию друж ественны х, братских отношений меж ду
Эфиопией и С ом алией и в ы р а ж аю т твердую уверенность, что любые
спорные вопросы будут разр еш ать ся мирным путем. В коммюнике спе­
циально подчоркивается, что об е страны сд елаю т все от них зависящ ее
с целью пом еш ать распространению в п ределах их границ пропаганды ,
враж дебной интересам обеих стран, а та к ж е попы ткам вы звать н едора­
зумения м еж д у их н ародам и . К оммю нике закан чи вается
пожеланием
шире р азв и в а ть эконом ические и торговы е связи м еж ду обеими стр а­
нами 14.
П ерсп екти ва о б р азо в ан и я независим ого сом алийского государства
вы зы вает тревогу у ф ранцузских и английских колонизаторов. Они оп а­
саю тся, что с появлением независим ого сом алийского государства з н а ­
чительно во зр астет национально-освободительное движ ение в Б ри тан ­
ском и Ф ранцузском С ом али и в Кении, где сом алийцы все ещ е ж ивут
в условиях колониального реж им а.
Во ф ранцузской части С ом али 28 сентября 1958 г. состоялся референ­
дум по нсвой конституции, предлож енной правительством де Голля.
Больш инство сом алийцев проголосовало за принятие конституции и об­
разование Ф ранко-А ф риканского С ообщ ества. Но, как и в других коло­
ниях, реф ерендум не был свободны м волеизъявлением народа. Ф ранцуз­
ские власти путем о б м ан а и угроз н ав я за л и н ародам вы годное им
решение. Т ер р и то р и ал ьн ая ассам бл ея С ом али в ы сказал ась за сохранение
статута «Зам о р ско й территории в рам ках Ф ранцузской республики», что
фактически о зн ач ает сохранение колониального реж им а в новой форме.
П од д авлен ием сом алийцев вы нуж дена бы ла пойти на некоторые
уступки и Англия. В 1957 г. в Британском Сомали был создан давно
обещанный Зако н о дател ьн ы й совет под председательством губернатора.
Однако все члены С овета были не избраны , а назначены губернатором.
Но в д ек аб р е 1958 г. колониальны м и властям и было принято реш ение
о том, чтобы 13 из 34 членов Закон одательн ого совета не назначались,
а и зби р ал и сь местным населением.
14 См. «Менен» (эфиопский журнал на амхарском языке), 9 января 1958 г., Аддис
Абеба; «Ethiopia Observer», London.— Addis Abeba, 1958, т. II, № 4.
92
М . В . Райт
С пекулируя на стремлении сом алийцев к объединению в независима
государство, английские колонизаторы выступили с планом объединена
сом алийцев в составе Б ри тан ского содруж ества наций. Английская ко
л о н и али стская печать н азы вает реш ение О О Н о предоставлении Сома
лии независимости «безрассудны м и безответственным», а сомалийцев н
ещ е примитивны м, первобы тным народом 15. Английские колонизатор!
по-преж нем у пы таю тся закры ть сом алийцам дорогу к независимости.
Н ар о ды Б ри тан ского и Ф ранцузского С ом али с каж ды м днем уси
л и ваю т борьбу з а освобож дение от колониализм а. С осуждением коле
н и ал и зм а на К онф еренции солидарности стран Азии и Африки в Каир
вы ступали представители всех трех частей С омали. Н а стороне сома
лийцев, борю щ ихся з а свободу и независимость, симпатии прогрессивны;
сил во всем мире. П редставители сом алийцев приняли активное участи
в конф еренции народов А фрики, состоявш ейся 5— 13 д екабря 1958 г.
А ккре и п рош едш ей под лозун гом : «И м п ери али сты , вон из Африки! Аф
ри ка д о л ж н а быть свободна!»
15 См. «East Africa and Rhodesia», 2 января 1958, стр. 570.
к. в. вятки НА
А Р ХЕОЛО ГИЧЕС КИЕ ПАМЯТНИКИ В МОНГОЛЬСКОЙ
НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКЕ
Археологические материалы, о которых идет речь в настоящем сообщении, собраны
в 1948— 1949 гг. этнографическим отрядом историко-этнографической экспедиции Ака­
демии наук СССР и Комитета наук М НР, возглавляемой чл.-корр. АН СССР С. В. Ки­
селевым. Наряду со сбором этнографических материалов отряд имел задание произ­
вести фиксацию археологических памятников, встречавшихся по пути его следования.
В 1948 г. отряд провел работу в западной части республики, пройдя на автомашине по
маршруту:
Улан-Батор — Эрдени-цзу — Цэцэрлэг — Цаган-олом — Кобдо — Улан-гом
и оттуда по южной окраине оз. Убса-нор через Турун сомон и далее Сонгин сомон
выехал к г. Улясутаю. Из Улясутая, выйдя на Цаган-олом, отряд замкнул свой круг и
вернулся в Улан-Батор по старому маршруту. В 1949 г. отряд вел работу в восточной
части М Н Р, пройдя из Улан-Батора в Мбнгб-морито сомон, откуда вышел в направле­
нии на г. Ундур-хан. Проведя далее работу в районах Кентея и бассейна р. Онона, от­
ряд взял направление на г. Чойбалсан, отсюда им были совершены выезды на левый
берег р. Керулена; далее отряд вел работу на правом берегу этой реки и спустился на
юг д о Гал-шарыин сомона, откуда вернулся через Ундур-хан в Улан-Батор. За это
время отряд проделал свыше 10 тыс. км. В составе его под руководством автора на­
стоящей статьи работали студенты Монгольского государственного университета име­
ни Чойбалсана и сотрудница Комитета наук Г. Б. Багаева.
Археологические памятники, находящиеся на территории М НР, издавна привлека­
ли внимание исследователей. Как известно, открытие в 1889 г. Н. М. Ядринцевым раз­
валин древней монгольской столицы Кара-Корум (Хара-Хорин) и одновременное откры­
тие им ж е на Орхоне рунических надписей повлекли за собой организацию в 1890 г.
■финляндской экспедиции под руководством Гейкеля, а в 1891 г.— специальной экспе­
диции Академии наук во главе с тюркологом акад. В. В. Радловым. Однако после
этого вплоть до установления народной власти в Монголии (1921) планомерной раз­
ведки и раскопок археологических памятников на территории М НР не велось.
Раскопки могильников гуннской знати в горах Ноин-ула, произведенные в 1924 г.
■советской экспедицией, возглавляемой П. К. Козловым, приковали внимание ученых
к истории населения монгольской территории. В 1925 г. специальной экспедицией Ака­
демии наук была обследована долина р. Толы. В 1948 г. были начаты раскопки ХараХорина С. В. Киселевым.
Собранные нами в порядке разведки археологические материалы представляют
несомненный интерес, так как некоторые из них обнаружены впервые. К ним следует
■отнести преж де всего руническую надпись, являющуюся пока единственной, найден­
ной в восточной части Монгольской Народной Республики в районе Кентея. Находка
эгой надписи как древнего исторического памятника представляет большой интерес *.
Напомним, что упомянутые выше орхонские рунические надписи после открытия
их Ядринцевым и изучения русской и финляндской экспедициями получили точную
лингвистическую расшифровку и стали важнейшим источником для изучения древнего
тюркского общества V I— VIII вв .2.
1 Попытку расшифровки этой надписи см. выше в статье китайского ученого Фэн
Цзя-шэна.
2 См. работы: Н. М. Я д р и н ц е в , Отчет и дневник о путешествии по Орхону и в
Южный Хангай в 1891 г., Сб. Трудов Орхонской экспедиции, V, СПб., 1901; В. В. Р а
д л о в , Предварительный отчет о результатах экспедиции для археологических иссле­
дований бассейна реки Орхона, Сб. Трудов Орхонской экспедиции, I, СПб., 1892; е г о -
94
К. В. Вяткина
В литературе о тюркских памятниках на территории М НР нет описаний руниче
ских надписей, встречающихся на востоке далее меридиана Улан-Батора (точнеен
Налайхи, где находится хорошо известный памятник Тоньюкука; нет также исследо
ваний и другого рода памятников тюркского времени этих районов — «каменных баб(
«киргисюров» (каменных насыпей) и др., которые вместе с руническими надписями сб
ставляют связанный комплекс исторических документов тюркского времени. Тольк|
сотруднице Комитета наук М НР А. А. Амстердамской удалось, по ее устному сообще
нию, в 1927 г. зафиксировать две каменные статуи в районе верхнего течения р. Ке
рулена 3, а Б. Я. Владимирцовым был обнаружен в 1925 г. тюркский могильник с ка
менной бабой близ Налайхи, в местности Байн даванэ аман 4
Нашему отряду, наряду с рунической надписью, удалось найти несколько каменньп
изваяний, большое количество киргисюров, в некоторых случаях — обнаружить длив
ные ряды балбал 5, идущих от разрушенных мест погребений, а также зафиксирован
в местности Табан тологой Кентейского аймака хорошо сохранившийся тюркский cap
кофаг, сходный по своей форме и орнаменту с саркофагом, стоящим на месте памят
ника Тоньюкука. Все эти добытые нами материалы — очевидное доказательство рас
пространения тюркских памятников далеко на восток от Улан-Батора.
Из числа не зафиксированных до сих пор памятников Восточной Монголии следу
ет указать целый ряд памятников более ранних периодов, относящихся к первым века)
нашей и до нашей эры. Среди них впервые было зарегистрировано нами гуннское горо
дище, а также найдены в большом количестве плиточные могилы, сопровождаемые .то
рошо сохранившимися «оленными камнями»6. По нашим, хотя и ограниченным, на
блюдениям мы все ж е можем сказать, что западной границей распространения «олеа
ных камней» является центральная часть республики (точнее — район Хангая).
К первым векам мы склонны отнести и так называемый «вал Чингис-хана», кото
рый нам удалось пересечь в разных местах, о чем подробно скажем ниже. Кроме пере
численных, мы зафиксировали в восточных районах, также впервые, еще ряд интерес
ных памятников.
П ерейдем к описанию встреченных нами археологических памятников, располага
его в порядке следования отряда по указанному выше маршруту.
* *
*
Чащ е всего нам встречались плиточные могилы, каменные курганы и неболыш
каменные насыпи, за которыми мы, как и Г. И. Боровко, исследовавший в 1925 г. сре;
нее течение р. Толы 7, сохраняем название «керексюр», «киргисюр». Плиточные могши
обычно бывают окружены оградками из поставленных на ребро массивных каменны
плит. Курганы представляют собой огромной величины каменные насыпи, окруже:
ные в один или несколько рядов каменными выкладками. В отличие от курганов кщ
гисюры имеют каменные насыпи меньшей величины, иногда совсем малозаметные, в
они в большинстве случаев такж е обрамлены в виде круга или квадрата каменных
выкладками. Иногда кругов бывает несколько, и они имеют много вариантов в сочс
тании с неполными кругами. Все эти памятники у монголов известны под название:
«киргис-ур» (киргизские могилы), что, однако, в записях старых русских путешествев
ников было передано термином «киргисюр», который в дальнейшем и укоренило
в русской литературе. В восточных районах республики среди халха-монголов больш
распространен термин «булш» (могила, курган). Могильные столбы и каменные из
ваяния, врытые у каменных оградок, монголы называют «хошо чулуун».
Первая фиксация памятников (киргисюров и плиточных могил) была сделана на
ми близ курорта Х удж ирте Убурхангайского аймака. Не будем останавливаться по
ж е , Труды Орхонской экспедиции. Атлас древностей Монголии, вып. 1—4, СПб
1892— 1899; Д . К л е м е н ц, Археологический дневник поездки в Среднюю Монголш
в 1891 г., Сб. Трудов Орхонской экспедиции, И, СПб., 1895; П. М. М е л и о р а н с к и а
Об орхонских и енисейских надгробных памятниках с надписями, «Журнал министер
ства народного просвещения», ч. 317, 1898, июнь, отд. 2, стр. 263—292; е г о ж е, Па
мятник в честь Кюль-Тегина, СПб., 1899; «Inscriptions de L’Orkhon recueillies par lex
pedition finnoise, 1890, et publiees par la Societe Finno-Ougrienne», Helsingfors, 1892
С. E. M а л о в, Памятники древнетюркской письменности, М.—JI., 1951; А. Бе рнш
т а м , Социально-экономический строй орхоно-енисейских тюрок VI—VIII веков, М.—Л
1946, и др.
3 См. В. А. К а з а к е в и ч , Намогильные статуи в Даринганге, Л ., 1930, стр. 21.
4 См. Б. Я. В л а д и м и р ц о в , Этнолого-лингвистические исследования в Урге, Ур
гинском и Кентейском районе, «Северная Монголия», II, Л., 1927, стр. 38—41.
5 Балбал— древнетюркский термин, означавший статую убитого выдающей»
врага или камни, врытые в землю в направлении на восток от поминальных ограда
и обозначавшие число убитых рядовых воинов.
6 Оленные камни — стилизованные изображения оленей, высеченные на стоячи
каменных плитах; датируются серединой и концом I тысячелетия до н. э.
7 См. Г. И. Б о р о в к о , Археологическое обследование среднего течения р. Толь
«Северная Монголия», II. Предварительные отчеты лингвистической и археологическо
экспедиции о работах, произведенных в 1925 г., Л., 1927.
А р х е о л о ги ч е ск и е памятники в М Н Р
95
дробно на этой группе памятников, так как здесь велись в дальнейшем раскопки
G. В. Киселевым и Л . А. Евтюховой и подробная характеристика их дана в материа­
лах археологического отряда данной экспедицииА Следует лишь отметить, что нами
здесь была подмечена одна из особенностей расположения киргисюров, а нередко н
плиточных могил,— у подножия наиболее почитаемых гор. На эту особенность в свое
время обратил внимание Г. Н. Потанин 9; подтверждение этому мы находили всюду
при посещении как западной, так и восточной части МНР. При этом наибольшее число
подобных памятников можно было наблюдать у подножия гор, окружающих озерную
котловину или речную долину. Все это наводит на мысль о связи этого рода памятни­
ков с культом гор.
В Х удж ирте большое число киргисюров располагается у подножия горы Шонхолой,
которая до сих пор почитается населением. На расстоянии 2 км or горы находится
курорт Худжирте, сернистые источники которого обладают большой целебной силой.
Открытие этих источников народные легенды связывают с охотником Шонхолоем, име­
нем которого называется и данная гора. На ней Шонхолой охотился за священной ан­
тилопой (гбрось), которой прострелил ногу. Вскоре охотник увидел, что животное
направилось к горячему источнику, где залечило свою ногу. Шонхолой был хром, он
направился к тому ж е источнику и тож е вылечил ногу.
Как мы могли видеть, на вершине горы .находилось обо 10, на котором лежали че­
репа архара и лошади. Здесь ж е находились хадаки 11 и несколько деревянных косты­
лей (некоторые больные, излечившиеся на курорте, взбираются на Шонхолой и остав­
ляют свои костыли на обо). На расстоянии примерно полутора километров от горы
Шонхолой, против курорта, находятся небольшие выветренные гранитные скалы, на
которых нами обнаружены изображения животных. Среди них отчетливо выступают
изображения пяти фигур горных козлов (рис. 1). Они нанесены на южной стороне не­
большой скалы на высоте не более 2 м от земли; рядом на почти горизонтально леж а­
щей плите найдено еще одно изображение козла. Все фигуры выбиты сплошь на глу­
бине 1 мм. У местного населения эта скала носит название «Техиин герь» (Жилище
к озл а).
Д ал ее по пути следования к Кобдо большое число киргисюров и плиточных могил
отмечено нами за г. Цэцэрлэгом в долине р. Тамир — притока Орхона, где они также
расположены у подножия гор. Совершив от Тамира тяжелый путь среди моренных от­
ложений по берегу р. Чолуту и преодолев высокий перевал Эгиин-дава, мы снова стали
встречать огромное количество киргисюров и плиточных могил, которые перестали
попадаться лишь за Баян-хонгор сомоном, где путь пролегал по безводной холмистой
равнине до населенного пункта Цаган-олом, расположенного на скрещении дорог на
г К обдо и г. Улясутай.
Выйдя на Кобдоский тракт за Цаган-оломом, мы еще отмечали киргисюры и пли­
точные могилы, однако далее за перевалом Улан-дава археологические памятники не
были нами встречены. Путь пролегал по безлюдным местам, пересекая степи, переме­
жающиеся сыпучими песками. У подножия Алтайского хребта и берега оз. Хараусу
дорога была усыпана галькой и щебнем, и до самого г. Кобдо нами не было отмечено
ьи одного памятника.
За Кобдо по дороге на Улан-гом мы снова стали встречать большое количествоплиточных могил и киргисюров. Особенно поражало обилие их у самого г. Улан-гома,
расположенного на расстоянии 1 км к северу от горы, покрытой красноватыми гранит­
ными скалами. Вокруг горы, у самого ее подножия в большом количестве располагают­
ся плиточные могилы. Такое расположение нас у ж е более не удивляло, так как оно
еще раз подтверждало наши наблюдения о древних традициях, связывающих археоло­
гические памятники с почитаемыми горами.
В годы пребывания здесь ранее русских исследователей (Потанина, Позднеева,
Адрианова, Владимирцова) на месте нынешнего города находился большой монастырь,,
возле которого располагались помещения дербетского князя. Эта местность и районы,
прилегающие к оз. Убса-нор, в XVII и. были владениями Алтын-ханов, хорошо и з е -з с т ных в русской истории. Через ставку Алтын-хана и горы Хан-хухэй отважные русские
путешественники Василий Тюменец и Иван Петлин направлялись в северо-западную
часть Монголии, а последний и далее — в Пекин. Очевидно, район Улан-гома в раз­
ные исторические периоды играл существенную роль для его населения. Можно думать,
что и описанные нами могильники были связаны с исторически важным местом.
Направляясь на восток, мы меж ду госхозом Турун и Турун сомоном на берегу
р. Турун в 7 км от госхоза впервые на нашем пути нашли стоящее перед четырех­
угольной каменной оградкой каменное изваяние высотой около 1,2 м, с овальной го­
8 См. Л. А. Е в т ю х о в а, О племенах центральной Монголии в IX в. (По материа­
лам раскопок курганов), «Сов. археология», 1957, № 2.
9 См. Г. Н. П о т а н и н , Очерки Северо-Западной Монголии, СПб., 1881—-1883^
вып. II, стр. 48.
10 Обо — каменная насыпь на вершине горы или сопки, являющаяся местом по­
клонения духам .
11 Хадаки — дарственные узкие платки из тончайшего шелка голубого,, белого или
желтого цвета, подносимые почетным лицам в знак уважения; хадаками также укра­
шают изображения бу д д и развешивают в местах поклонения духам.
96
К . В. Вяткина
ловой и слабыми рельефными очертаниями лица, ориентированного на восток (рис. 2).
О т изваяния к востоку отходит несколько камней. Рядом с первой оградкой на южной
стороне находится вторая, не имеющая изваяния. На расстоянии 100 м от оградок на
ходится группа киргисюров.
Рис. 1. Наскальные изображения в Худжирт сомоне
г> Ш § *
'
11*4
Рис. 2. Каменное изваяние перед четырехугольнок каменной оградкой. Убсанорский
аймак, берег р. Турун
Перевалив горы Хан-хухэй, мы снова встретили киргисюры и оградки с изваяния
ми. В урочище Цайдам, у подножия горы Хухэ нам попались две оградки с камен
кыми и-ваяниями (рис. 3). Первое из них вытесано из плоской плиты высотой оксш
70 см, голова его овальная, глаза, рот и брови сделаны прорезью, нос рельефный. Из
ваяние находится у восточной стенки оградки, близ северо-восточного угла ее. К севе
А р х е о л о ги ч е ск и е памятники в М Н Р
97
ру от первой оградки находится вторая с изваянием высотой также около 70 см; чер­
ты лица его выполнены прорезью, нос прямой, усы слегка опущены вниз, рука согнута
и локте. Оба изваяния ориентированы лицом на восток.
К ю го-западу оттуда на расстоянии примерно полукилометра находится каменный
курган, вокруг которого выложена круглая ограда. К югу от него идут три
киргисюра.
М еж ду Баингол сомоном и Сонгин сомоном, в 10 км от последнего, обнаружены
три четырехугольные каменные оградки с изваяниями, ориентированными лицом также
на восток (рис. 4 а—в). Первое изваяние (а), находящееся у восточной стенки, д о ­
стигает высоты 1 м. Оно вытесано из плоской плиты с округлыми боками, подбородок
заострен, глаза, нос и усы сделаны рельефом путем углубления фона вокруг них. Вто­
рое изваяние (б) находится у восточной стенки соседней оградки, высота его около
80 см; черты лица, подобно первой фигуре, сделаны рельефом путем углубления фона,
подбородок заострен; голова по своим размерам значительно превышает туловище.
Изваяние, стоящее у третьей оградки (е ), имеет 60 см высоты, изображение лица неясно.
г
Рис. 3. Каменное изваяние у урочища Цайдам
На восток от оградок отходит вереница каменных плит, врытых одним концом
в землю.
На расстоянии около 100 м к северо-востоку от описанных памятников находится
еще одна оградка, у восточной стенки которой стоит изваяние, высеченное из плоской
плиты. Высота его 80 см, глаза, нос, рот и усы сделаны путем выборки фона. Так ж е
сделаны руки, держ ащ ие на уровне груди шаровидный сосуд. К западу от этой оград­
ки находится небольшой каменный курганчик.
В местности Улан-хада, близ Сонгин сомона, нами отмечены еще три изваяния,
стоящие у каменных оградок.
В 52 км от Сонгин сомона, близ Намрыг сомона, в местности Цоргоингол в степи
находится огромный каменный курган, имеющий удлиненную форму (рис. 5). Середи­
на его частично разобрана. На вершине топографами выложена небольшая пирамидка,
служившая, очевидно, для целей съемки. Высота кургана 3 м, окружность 150 м. Во­
круг кургана идет кольцо каменной выкладки. На расстоянии 120 м на юго-запад от
большого кургана находятся два небольших киргисюра.
На берегу р. Цоргоингол обнаружены две четырехугольные оградки; у одной из
них близ северо-восточного угла находится каменное изваяние, вытесанное из плоского
камня. Черты лица неясны.
В 45 км от г. Улясутая при слиянии речек Загастай и Теменый сюль нами отмечен
сленный камень (рис. 6). Д о тех пор в районах западной Монголии оленные камни
нам не попадались; можно предполагать, что район Хангая был тем рубежом, до кото­
рого они доходили.
На всем пути до г. Улясутая, пролегавшем главным образом по берегу р. Зага­
стай, мы могли видеть большое количество плиточных могил, особенно по правому б е­
регу, у подножия гор. Эти памятники, к сожалению, мы могли наблюдать только изда
ли, так как перебраться через речку не представлялось возможным. Из Улясутая мы
проехали по тракту на Цаган-олом, где по дороге нами были отмечены многочислен-
Рис. 4. Каменные изваяния в местности меж ду Баингол сомоном и Сонгин
сомоном
А р х е о л о ги ч е ск и е памятники в М Н Р
99
ные киргисюры. Из Цаган-олома мы вышли на дорогу, упомянутую в начале статьи,
и по ней вернулись в Улан-Батор.
В 1949 г. наша работа, как сказано, протекала в восточной части МНР. Направ­
ляясь из Улан-Батора в район Мбнгб-морито сомона, мы в местности Хуца увидели
киргисюры и большую группу плиточных могил, расположенных на склоне горы. Д а ­
лее, в районе Мбнгб-морито сомона, нами было впервые на территории Монголии о б ­
наружено гуннское городище. Оно находится в 32 км от сомонного центра, на левом
Рис. 5. Каменный курган в местности Цоргоингол близ Намрыг сомона
Рис. 6. Оленный камень, местность Улан-Эриг
берегу р. Терельжин-гол, в широкой долине, окаймленной лесистыми горами. Монголы
называют это место Терельжин-Дюрбольжин. В далеком прошлом, по разъяснению
нашего проводника Санжи, бывшего шамана, Терельжин называли Турген.
В 1925 г. городище посетил акад. Б. Я. Владимирцов, который назвал его городом
Хасара, но, к сожалению, ничего не написал о нем в своих отчетах. М ожно думать,
что основанием для такого наименования послужила легенда, в которой это место
связывается с пребыванием там Хасара, брата Чингис-хана. В легенде ТерельжинДюрбольжин называют «харальчи харэмгиин балгас» — город (развалины) черной ста­
рухи (колдуньи).
7*
100
К. В. Вяткина
Городище окружено квадратным валом, каждая сторона которого равна 200 м. I
каждой стороне вала имеются посредине перерывы. Внутри вала хорошо замет!
четыре высоких холма-кургана. На одном из них прорыта Б. Я. Владимирцовым тра
шея в 0,5 м глубины. Подъемный материал — керамика, взятый нами из траншеи,
также с поверхности других курганов и с холмиков, образованных землей, выг|
баемой тарбаганами из нор, сходен с гуннской керамикой из кургана у Наинтэ-Cyi
опубликованной Г. И. Боровко и датируемой I в. н. э. 12. На черепках имеется орнаме
в виде врезанной волнистой линии (рис. 7).
И з Мбнгб-морито сомона мы перенесли нашу работу в Ценкер-мандал сомон К(
тейского аймака. У самого сомона нами отмечены две плиточные могилы и длиня
грядка балбалов, однако у начала их ничего не обнаружено.
В 25 км от сомона в местности Шивеный узуур на вершине горы найден огроми
курган под названием «шивеный булш», или «шулмыин киргисюр». Окружность кур|
на около 130 м. Д о сих пор мы привыкли находить на вершине горы обо, наличие i
кургана было отмечено нами впервые. Следует подчеркнуть, что «ш иве»— древв
Рис. 7. Образцы керамики с гуннского городища
племенное наименование — сохраняется здесь в названии горы с курганом. В мош-ojj
ском письменном языке оно звучит — «шибе», что означает «укрепление», «убежище
«крепостца». Сохранение этого термина в современной топонимике говорит о пребыв|
нии некогда в этих районах племени шиве или шивейцев — тунгусов13, которы
по историческим данным, занимали восточную часть территории Х а л х и и. С те!
мином «шиве» нам пришлось встретиться и в другом районе Кентея, о чем ск)
жем ниже.
Спустившись с горы, мы попали в местность Наран, расположенную неподале!
от оз. Н ухунбурде, где нашли оленные камни около воронкообразной ямы окруяц
стью 25 м. Один из оленных камней, разбитый на две части, находился на краю воро(
ки. Одна часть, высотой 1 м, имела с двух сторон изображения оленей, вторая чая
высотой 78 см, леж ала рядом, на ней отчетливо выступал пояс из двух волнистых Л
ний, над которыми были изображены олень и скифский кинжальчик. На дне ворон!
находились разбитые оленные камни. Можно думать, что они были намеренно свала]
в яму. Не раз нам приходилось слышать, что местное население из суеверного стра!
перед непонятными памятниками иногда сбрасывает их в ямы. Возможно, что и зда
имел место подобный случай.
Несколько дальше, примерно на расстоянии полукилометра к востоку от оленна
12 См.
13 См.
в Средней
14 Там
Г. И. Б о р о в к о , Указ. работа.
Н. Я. Б и ч у р и н (Иакинф), Собрание сведений о народах,
Азии в древние времена, т. I, М.— Л., 1950, стр. 307.
же, стр. 378.
обитавни
А р х е о л о ги ч е с к и е памятники в М Н Р
101
камней, мы, по указанию местного жителя, нашли каменное изваяние, также сброшен­
ное в воронкообразную яму. Высота его 1,5 м, ширина в плечах 40 см. Вытянув извая­
ние с помощью автомашины из ямы, мы смогли его зарисовать и сфотографировать
(рис. 8 ). Эта находка служит убедительным подтверждением распространения камен­
ных изваяний, или каменных баб, не только на западе М НР, но и в районах Кентея,
что до сих пор оставалось неясным и порой спорным.
В Ценкер-мандал сомоне нам удалось обнаружить еще ряд памятников, среди ко­
торых большого внимания заслуж ивает надпись на скале, сделанная руническими зна­
ками. М естонахождение этой скалы носит название «Баян модныин бургастаин би ■
чиктей хад». Она находится в 14 м от сомона и 5 км от копей № 4. Здесь в логу на
вертикально стоящей плоской гранитной по­
верхности скалы (точнее — глыбы), окру­
женной большим количеством других глыб,
и высечена надпись. Нами был снят эстампаж, сделаны фото- и киносъемки. Н а д ­
пись обращена на юго-восток
и
со­
стоит из двух строк и тамги (см. выше,
в статье проф. Фэн Ц зя-ш эна). Последняя
представляет собой круг с точкой посреди­
не, от которого идет длинная черта, загну­
тая на конце. Строки на скале идут верти­
кально, так что круглая тамга располагает­
ся внизу. На верхнем конце буквы немного
стерты. В прежнее время, по словам про­
водника, сюда приходили ламы и пытались
стереть надпись.
И з сомонного центра мы переехали на
левый берег Керулена, где в местности
Мухур-гутайн-хошо против Монго-морито
сомона на вершине холма нами была обна­
ружена площадка, на которой стоят два
оленных камня, возле восточного камня на­
ходится еще один, меньшего размера и без
изображений. Оленные камни лицевой сто­
роной обращены на юг. К северу от них на
расстоянии 27 м находится каменный столб,
который, по всем признакам, стоит на пли­
точной могиле. Последняя, по разъяснению
местных жителей, была разрушена зимой
какими-то неизвестными людьми, искавши­
ми, по-видимому, ценности в виде золотых
вещей и кладов. На площадке сохрани­
лись следы пребывания в виде кострищ
и беспорядочно разбросанных камней и
земли.
В долине к югу от указанных памятни­
ков на расстоянии примерно 2 км находит­
ся большое количество киргисюров.
На противоположной стороне Керулена Рис. 8. Каменное изваяние в местности
Наран, Кентейский аймак
мы могли видеть два очень больших камен­
ных кургана, приблизиться к которым у
нас не было возможности.
В местности Ноньж-Ю даг нам встретился большой каменный курган, 78 ж в ос­
новании и около 2 м высотой) Курган окружен каменной выкладкой, прерывающейся
двумя небольшими киргисюрами. На расстоянии 2 и от него, вверх по логу располо­
жен еще один курган, основание которого равно 61 м, высота 2 м, окружность оградки
135 м. С восточной стороны м еж ду курганом и оградкой идет в две параллельные ли­
нии выкладка камней.
Пробираясь по тропам в Кентей сомон, мы в 50— 60 км от него, в местности Табантологой, у подножия горы Баян-хан в широкой зеленеющей долине неожиданно обна­
ружили тюркский саркофаг, состоящий из четырех каменных плит (рис. 9).
Всякий более или менее заметный памятник монголы в этих местах окутывают ле­
гендарными сказаниями и связывают с именем Чингис-хана. Данный памятник они
считают подставкой для котла, в котором приготовляли пищу для Чингиса во время
его охоты в этой местности.
Плиты саркофага, поставленные на ребро, образую т почти квадратный ящик. Ю ж­
ная и западная плиты имеют одинаковый орнамент, северная и восточная не орнамен­
тированы. По своей форме и орнаменту этот саркофаг сходен с тем, который
находится рядом со стелами Тоньюкука близ Налайхи. Вокруг саркофага отчетливо
выступают края ямы, поросшие травой, причем растительность, идущая по краю ямы,
заметно отличается по своему оттенку от окружающей.
К востоку от саркофага на расстоянии примерно одного километра находятся не­
большой киргисюр и оленный камень, рядом стоят плиты без изображений.
102
К. В. Вяткина
Д оехав до Кентей сомона, мы получили сведения о группе могильников с олен!
ми камнями, после чего не замедлили к ним отправиться. Могильники находя
в местности Д ун дах в 1-м б а г е 15, на расстоянии примерно 30 км на северо-запад
Кентей сомона (на прилагаемой схеме, рис. 10, обозначено их расположение). На
ной из плит (рис. 11 а) в верхней части высечено лицо, ниже идут изображения оле:
(на всех плитах изображения оленей находятся на южной стороне); на некоторых п
тах (рис. 11 б, в) в верхней части имеется изображение круга и ниже — оленей,
остальных плитах изображений нет.
На расстоянии 300 м к северо-западу имеются еще два могильника с высок;
плитами; на одной из них (упавшей) заметны следы изображения оленя. Далее к
паду на расстоянии около 0,5 км от второй группы могильников находится болы
курган, на вершине сильно разрытый и поросший травой. От четырех углов кург:
идут полосы каменных выкладок, образуя как бы четыре луча. Рядом с курганом с
падной стороны находятся две плиточные могилы, далее на расстоянии около 5(
еще два могильника.
Рис. 9. Тюркский саркофаг в местности Табан-тологой, Кентейский аймак
Направляясь из Кентей сомона в Биндер сомон, мы обнаружили ряд других
хеологических памятников. П реж де всего следует отметить находки неолитичесю
времени на горе Биндер-ула, широко почитаемой населением. По существу это не оч
высокая терраса, возвышающаяся над заболоченной, местами солончаковой равнин
На ее вершине, как и всякой другой почитаемой горы, находится обо. У подноя
встречаются киргисюры и плиточные могилы. При подъеме на гору и около самого '
мы собрали на поверхности кремневые скребочки, нуклеусы и отщепы с характерн
раковистым изломом. И з осторожности мы их отнесли к раннему неолиту, хотя не ,
шено возможности, что при детальном исследовании они смогут быть отнесены ;
палеолиту.
Несколько выше обо на невысоких скалах находятся высеченные рисунки, во м
гих случаях сильно стертые. На первой скале отчетливо выступает изображение ко:
и круга с двумя линиями. Возле козла высечены две непонятные фигуры. Изобра)
ния нанесены легкой выбивкой. Высота фигуры козла около 5 см, дл и н а.8 см. Рял
находится вторая скала, на ней заметны изображения человека и двух животных, i
но из них напоминает лося (высота фигуры человека 12 см, длина лося около 30
длина фигуры второго животного 15 см). На третьей скале преобладают круги,
четвертой находятся изображения круга, козла и какой-то непонятной фигуры (д:
метр круга и длина фигуры козла по 6 см). Ввиду позднего времени мы не могли та
тельно осмотреть все скалы; возможно, что здесь имеются и еще рисунки.
Проехав 11 км на запад от Биндер-ула долиной р. Оглютч, мы нашли еще o,i
любопытный памятник, сведения о котором нам не приходилось встречать ни в ли
ратуре, ни в устных рассказах. Памятник известен под именем «Чкнгисыин хэрэ
(стена Чингиса) и представляет собой выложенную камнями стену, высота котор
в отдельных местах достигает 3 м, ширина 10 м. Стена окружает с южной сторо
скалистую густо поросшую лесом гору — шиве. Внутри огороженного пространо
15 Баг — низшая административная единица в сельской местности
А р х е о л о ги ч е с к и е памятники в М Н Р
103
возвышается скала, носящая название «коновязи Чингис-хана». Внутри ж е перпенди­
кулярно к стене идет невысокий земляной вал. В центральной части стены хорошо
выделяется разрыв — въезд на огороженную территорию. На вершине горы можно хо­
рошо отличить широкие и высокие нагромождённые одна на другую каменные плиты.
Судя по образованным плитами отверстиям, которые могли служить для наблюдения
за всем, что происходило внизу, и мощной толщине стен, можно предполагать, что этот
памятник имел какое-то военно-стратегическое значение. Для датировки его требуют­
ся более тщательное обследование и раскопки внутренней площадки
а
Рис. 10. Схема расположения могильников в местности Д ун д ах
имеются изображения)
(на плитах а, б, в
а
Рис. 11. Изображения на плитах могильников в Д ундах
Дальнейший наш путь пролегал на Ундур-хан, а оттуда снова в районы Кентея.
Проводя работу на левом берегу р. Онон, мы видели большое количество плиточных
могил с высокими камнями, стоящими по углам, у южного подножья горы Баян-даганул. Могилы расположены группами до пяти могильников, вытянутых с севера на юг,
в каждой.
От Онона мы направились на Баянул сомон, а оттуда — в г. Чойбалсан. На этом
пути нами дважды был пересечен вал Чингис-хана. Вал представляет собой непрерыв­
ную насыпь, тянущуюся по МНР с юго-запада на северо-восток примерно на протяже­
нии 600 км, до маньчжурской границы, где он проходит в 12 км от станции Маньчжу­
рия и идет далее. Судя по литературным данным и картографическим материалам,
вал Чингис-хана проходит в Маньчжурии близ Цицикара и идет непрерывно на югозапад.
В обследованной нами части вал на самых высоких участках не превышает 1,5 м,
местами он осел настолько, что следы его едва заметны. С северной стороны, по-види­
мому, находился ров, из которого на южную сторону выбрасывалась земля. С южной
же стороны через определенные промежутки (30— 40 км) встречаются квадраты, име­
нуемые в легендах «квадратными рвами». Один из таких квадратов находится на пе­
ресечении вала Чингиса в местности Бумбат. К аж дая его сторона состоит также из
вала длиной примерно 65 ж и шириной 10— 15 м. Квадрат расположен на расстоянии
50 м к югу от основного вала.
Как вал, так и квадраты представляют собой, по-видимому, сооружение, имевшее
104
К . В. Вяткина
некогда большое военно-стратегическое значение. Все легенды, собранные нами о Baj
Чингиса, в разных вариантах повторяют один и тот ж е сюжет, повествующий о то:
что вал Чингиса, именуемый дорогой Чингиса, воздвигался во время его возвращеш
из Китая многочисленными пленниками-китайцами. Чингис ехал с сыном и невестко
а так как по старому монгольскому обычаю невестка не должна была совершать свс
естественные отправления и ряд других действий на виду у Чингиса—-сына неба
отца ее мужа, то с этой целью и был воздвигнут вал; на местах ночлега делал
с двух сторон вала квадраты.
Сравнивая виденные нами гуннские городища и вал Чингиса, мы обратили вш
мание на многие черты сходства этих двух памятников.
Д о сих пор вопрос о датировке вала Чингис-хана не решен. Одно ясно — отш
сить его ко времени Чингис-хана нет оснований. Наиболее правильным нам предста]
ляется относить его к I тысячелети
до н. э. Подтверждает это находка ски|
ского котла в городке Чингис-хаа
(Маньчжурия) при проведении железно
дороги 16. Нет сомнения, что вал Чинпи
хана, идущий на большом протяжен^
мог быть воздвигнут только большим К(
личеством людей, вероятнее всего все!
нопленными и рабами. Из китайски
источников (в переводе Н. Я. Бичурина
известно, что, например, строительств
Великой китайской стены было выпо;
нено рабами. У Бичурина ж е мы нак
дим многочисленные указания на то, чт
в первые века до нашей эры и поел
происходили жестокие битвы между гуи
нами и населением «Поднебесной ияпе
рии». Только тщательные раскопки дай
ного памятника могут дать полное реше
ние вопроса о времени его появления
По прибытии в Чойбалсан мы еде
лали выезд по Улан-Баторскому тракт;
на запад к памятнику Барс-хото (Тигро
вый город), находящемуся в 90 км о:
города. Предания связывают постройк;
этого памятника с именем Тогон-Тумура
последнего хана из Юаньской (Монголь
ской) династии, изгнанного из Кита]
в 1368 г., который якобы после бегств]
из Китая задумал построить новую сто
лицу; однако после того, как был по
строен вал и возведены',-, стены башни
ночью вдруг раздался рев барса, что
по разъяснению кудесников, не предве
щало добра, поэтому постройка город!
была заброшена.
В настоящее время здесь сохрани]
лась одна башня (см. рис. 12); другая
аналогичная этой по рассказам, была
разрушена всего лишь несколько ле(
назад. Башня восьмигранной формы, Hi
Рис. 12. Башня Барс-хото
каждой грани в верхней и нижней
частях имеются наблюдательные окна, с южной стороны помешается вход. К запад)
от башни на расстоянии 300 м имеется почти квадратный вал, внутри которого и нахо
дилась вторая, ныне разрушенная башня. Северная и южная стороны вала имеют дли
ну 1700 м, восточная и западная — по 2 км. По углам вала ясно выступают высокие
холмы. Кроме разрушенной башни, внутри вала находится квадратное основание
какого-то здания, на поверхности которого выступают следы внутренних стен; на не
далеком расстоянии от квадратной постройки имеются холмы и киргисюры.
По характеру сооружения вала и башни можно думать, что это разновременные
памятники. Наиболее древними следует считать вал и холмы внутри него. Не лише'
но основания, что здесь мы имеем дело с древним городищем.
В XIX в. урочище Барс-хото служило сборным пунктом всех сомонов, входивши
10 См. В. Я. Т о л м а ч е в , Следы скифо-сибирской культуры в Маньчжурии, «Вест]
ник Маньчжурии», 1929, № 6. Скифский котел найден на площади городка Чингис­
хана близ поселка Старо-Цурахайту. Городок, известный также под названиями Xv-j
билар и Хунзилар, окружен валом квадратной формы.
А р х е о л о ги ч е с к и е памятники в М Н Р
105
в Керулен-Барс-хотоский сейм (образованный из 23 хошунов Цецен-хановского аймака).
Через кажды е два года на третий в Барс-хото происходил сбор сомонов, во время
которого производились проверка уменья владеть оружием, скачки и стрельба из лука.
В известном китайском источнике «Мэн-гу-ю-му-цзи» (Записки о монгольских
кочевьях) приводится следующ ее интересное сообщение о Барс-хото: «Автор Хоучу-сай-цзи замечает, что во владениях Далай-бэйцзы есть город Барс-хотон, что в пе­
реводе значит «тигровый город». В городе есть весьма большая, запустелая кумирня,
в заднем капище которой находятся 2 пагоды — одна в 7, а другая в 5 этажей. Нари­
сованные на стенах этих пагод изображения будд сохранились в целости. В семиярус­
ной пагоде есть каменный стол, на котором поставлен деревянный ящик, длиной в 3 с
лишком фута; в нем хранится свиток, на котором нарисованы будды трех веков (про­
шедшего, настоящего и будущ его), Вэнь-шу, Пу-сянь и четыре махарачжи. Подле ка­
пища находится памятник с надписью, большая часть букв которой обвалилась, за
исключением 2—3, которые еще можно разобрать. Памятник этот, по-видимому, отно­
сится ко временам династии Л яо (907— 1119 гг. по P. X .) » 17.
Рис. 13. Каменное изваяние в местности Бархи-жаргалат
Перейдя для дальнейшей работы на правый берег Керулена, мы в районе Мунхан
хида собрали подъемный материал неолитического времени. Несколько неолитических
орудий найдены нами также на территории Херленбаян сомона Чойбалсановского
аймака.
В районе Гал-шарыин сомона в местности Хотогиинуха, находящейся в 7 км от
ссмона, нами обнаружена плиточная могила с высоким стоячим камнем.
Возвращаясь через Ундур-хан по тракту в Улан-Батор, мы в Жаргалын-хан сомоне встретили большое количество киргисюров. Местные жители сообщили нам о нахо­
дящемся недалеко от сомона археологическом памятнике, известном под названием
«Чингисыин хэрэм» (стена Чингиса). При ближайшем осмотре этого памятника, рас­
положенного в 14 км к юго-западу от сомона, он оказался городищем, напоминающим
описанное выше городище «Город Хасара».
Городище «Чингисыин хэрэм» обнесено квадратным валом, каждая сторона кото­
рого равна 400 м; посредине каждой стороны имеются разрывы — ворота. Внутри вала
находятся два больших и один маленький курган. К сожалению, никакого подъемного
материала мы здесь не нашли; тем не менее, сравнивая этот памятник с «Городом
Хасара». мы полагаем, что его также можно считать гуннским городищем.
В 10 км к востоку от Жаргалын-хан сомона в местности Бархи-жаргалат мы уви­
дели каменное изваяние, высеченное из гранита в виде круглой скульптуры, высотой
около 90 см. Черты лица выступают рельефно; заметен головной убор. Изображение
стоит на краю большой разрытой могильной ямы диаметром примерно 9 м. Рядом —
17 «Мэн-гу-ю-му-цзи» (Записки о монгольских кочевьях). Перевод П. С. Попова,
СПб., 1895, стр. 392— 393.
106
К. В. Вяткина
вторая яма. Около изваяния на земле лежат два плоских камня, на одном из котор:
высечена спираль. На некотором расстоянии от них к западу лежит третья плита
изображением решетки (рис. 13).
Богатство и разнообразие встреченных нами на территории Монгольской Народи
Республики памятников говорит о сложнейших исторических процессах, происходивш
в жизни народов Центральной Азии. Здесь на протяжении многих веков создавали
и исчезали объединения различных племен и народностей, наиболее могущественньи
из которых были гунны (III в. до н. э.— I в. н. э .), сяньбийцы (I— III вв. н. э.), же
ж ане (начало V — половина VI в.), тюрки-огузы (VI—VIII вв.). В половине VIII
огузы были разгромлены своими северными соседями — уйгурами, на смену которь
(после падения уйгурского ханства и занятия его столицы Карабалгасун в 840 i
пришли киргизы. Последних в X в. вытеснили кидане. Государство киданей — импер!
Л я о — этнически не было однородным, в состав его, наряду с другими племенами
народностями, входили и монголы.
С XII в. монголы, как известно, заняли значительное место на исторической арен
Собранные нами разведочные материалы, относящиеся к различным эпохам и н
родам, помогут углубить дальнейшую работу в области изучения истории насельник!
территории МНР.
IV М Е Ж ДУН АРО ДН Ы Й С Ъ Е ЗД СЛАВИСТОВ
Подсекция славянского народного творчества
1— 10 сентября 1958 г. в Москве проходил IV М еждународный съезд славистов.
Основная тематика съезда была посвящена истории языков, литератур и фольклора
славянских народов.
Вопросы изучения народно-поэтического творчества славян заняли заметное место
в программе съезда.
На вечернем пленарном заседании съезда 1 сентября д-р Карл С т и ф (Копенга­
генский ун-т) прочитал доклад на тему: «Взаимоотношения м еж ду русским летописа­
нием и народным эпосом». 2 сентября на пленарном заседании литературоведческой
секции состоялся доклад чл.-корр. АН СССР В. М. Ж и р м у н с к о г о (Ленинград)
«Эпическое творчество славянских народов и проблемы сравнительного изучения эпоса».
В подсекции славянского народного творчества состоялось 11 докладов (из них 7
прочитано зарубежными учеными).
В работе подсекции приняло участие свыше 100 фольклористов — представи­
телей 17 стран Европы, Америки и Азии. Советский Союз был представлен делега­
циями Москвы, Ленинграда, Украины, Белоруссии, учеными Латвии, Литвы, Эстонии,
Киргизии, а также отдельных городов РСФСР — Петрозаводска, Уфы, Воронежа,
Тамбова, Саратова, Орехово-Зуева, Иркутска, Саранска, Оренбурга, Новозыбкова и
др. Среди зарубежных ученых на заседаниях подсекции присутствовали вице-президент
берлинской Академии наук (Г Д Р ) акад. В. Штейниц, заместитель директора Институ­
та фольклора Румынской академии наук и главный редактор журнала «Revista de
folclor» М. Поп, основатель
Славянского
института в Базеле (Швейцария)
проф. Е. Малер, д-р Ринчен (Монголия), проф. И. Матль (Австрия) и другие известные
фольклористы. К сожалению, состояние здоровья не позволило приехать на съезд
некоторым ученым, известным своими работами в области фольклористики, — И. Гораку (Чехословакия), Ю. Кржижановскому (П ольш а), Г. Керемидчиеву (Болгария);
заметный пробел в работе подсекции образовало отсутствие ожидавшихся докладчи­
ков по сербо хорватскому эпосу из Югославии — С. Матича, С. Назечича, Ж- Младеновича, М. Пантича — и М. Живковича (Румыния).
Заседания подсекции проходили под председательством доцента Софийского уни­
верситета Ц. Вранской-Романской (Болгария), д-ра К- Стифа (Д ания), проф. Геттин­
генского университета М. Брауна (Ф РГ ), д-ра А. Мелихерчика (Чехословакия), д-ра
X. Поленаковича (Ю гославия), чл.-корр. АН СССР В. М. Жирмунского (РСФ СР),
акад. М. Ф. Рыльского (УССР).
Несмотря на некоторое отступление от программы, работу подсекции следует приз­
нать весьма активной и плодотворной. В обсуж дении докладов приняло участие 44 че­
ловека.
Центральной проблемой, обсуждавш ейся на заседаниях подсекции славянского
народного творчества, была проблема героического эпоса, поставленная как в упомя­
нутом выше докладе В. М. Жирмунского, так и в докладах, прочитанных в подсек­
ции: П. Г. Богатырева (Москва) «Некоторые задачи сравнительного изучения эпоса
славянских народов», Ц. Романской-Вранской (София) «Общие особенности болгар­
ских и сербских гайдуцких песен», М. Брауна (Ф РГ) «Южнославянский эпос и исто­
рическая действительность», В. Я- Проппа (Ленинград) «Основные этапы развития
русского героического эпоса», А. Стендер-Петерсена (Дания) «Проблематика сборника
Кирши Данилова», М. Ф. Рыльского (Киев) «Украинские думы и исторические
иесни».
Доклад В. М. Ж ирм унского1 вызвал общий интерес. Выступившие в прениях
д-р Хр. Вакарельский (Болгария), проф. И. Н. Голенищев-Кутузов (Москва),
А. Н. Робинсон (М осква), Е. М. Мелетинский (М осква), К. В. Чистов (Петрозаводск),
Л1. Я. Гольдберг (Дрогобыч, УССР) и др. единодушно отметили большую научную
1 См. отдельное издание, М., 1958, а также публикацию в журнале «Вопросы лите­
ратуры», 1958, № 6.
108
Хроника
ценность доклада, своевременность и глубину постановки задачи сравнительно-исто
рического изучения эпоса разных народов. Они особо подчеркнули стремление доклад]
чика противопоставить компаративистскому подходу к фольклору конкретно-истори
ческое сравнительное изучение сходных явлений в эпическом творчестве разны:
народов, опирающееся на марксистскую методологию. Выделение докладчиком в ка
честве главной научной проблемы историко-типологического анализа, основанного hi
учете общих закономерности в историческом и культурном развитии разных народов
было воспринято весьма положительно. При обсуждении доклада В. М. Жирмунскоп
было высказано немало существенных соображений. А. Н. Робинсон говорил о необ
ходимости выяснения и определения конкретных признаков типологического сходств,
эпоса разных народов в отличие от явлений сходства генетического или сходства
возникающего в результате культурного общения народов. Он выделил три возмож
ных круга проблем историко-типологического анализа: 1) общее сходство историче
ского и идейного содержания эпоса как отражение сходных условий общественно!
жизни разных народов; 2) сходство эпических ситуаций, которое может быть объяс
нено однотипностью исторической обстановки; 3) сходство в области поэтических фор:
и стилей, наиболее трудно объяснимое. К. В. Чистов подробно остановился на вопроса
методики сравнительно-исторического изучения эпоса, указав на то, что случайны
и произвольные сопоставления разнородных явлений не только не продвигают реше
ния проблемы, но безнадеж но запутывают ее. К. В. Чистов подчеркнул такж
важность
сравнительного изучения эпоса неродственных народов. Е. М. Me
летинский развил в своем выступлении гипотезу о происхождении эпоса в эпоху перво
бытнообщинного строя, отметив два возможных источника формирования историческо
го эпоса: мифы-былички и сказания о «культурных героях» или племенных предка?
М. Я. Гольдберг сделал ряд замечаний по докладу и привлек внимание участнико
съезда к малоизвестным работам И. Франко, исследовавшего связи украинского фольк
лора с фольклором южных славян. Хр. Вакарельский подчеркнул важность привле
чения юнацких и гайдуцких болгарских песен при изучении эпоса славянских народов
Доклад П. Г. Б о г а т ы р е в а 2 примыкал по своему содержанию к доклад;
В. М. Жирмунского и был посвящен главным образом задаче сравнительного анализ
художественных особенностей эпоса славянских народов. В прениях по докладу вы
ступили: д-р К- Дворж ак (Чехословакия), д-р Хр. Вакарельский (Болгария), а такж
A. П. Евгеньева (Л енинград), И. А. Оссовецкий (М осква), В. К. Соколова (Москва)
Ф. И. Лавров (Киев). Р яд критических замечаний по докладу П. Г. Богатырева еде
лал проф. Н. И. Кравцов (Тамбов).
Доклады Ц. Р о м а н с к о й - В р а н с к о й 3 и М. Б р а у н а 4, прочитанные 3 сен
тября, были посвящены изучению эпоса южных славян.
Ц. Романска-Вранска в своем докладе объъяснила идейную и художественную бли
зость болгарских и сербских гайдуцких песен как результат общности исторически:
судеб и совместной национально-освободительной борьбы двух братских народов
В докладе были выделены такие признаки гайдуцких песен, как отражение в них на
ционального и политического гнета, экономической эксплуатации народных масс, муже
ства, героизма, самопожертвования народных борцов. По мнению Ц. Романской-Вран
ской гайдуцкие песни отличаются глубоким реализмом, народностью, подлинным исто
ризмом, демократизмом и оптимизмом. Выступивший в прениях X. М. Поленаковш
обратил внимание на своеобразие македонских народных песен. В. К. Соколов:
(Москва) остановилась на проблеме сравнительного изучения русских исторических пе
сен и гайдуцких песен, отметив ряд общих особенностей в историческом эпосе разны:
славянских народов. Н. И. Кравцов (Тамбов) и И. М. Шептунов (Москва), поддержа:
основные положения доклада, сделали ряд критических замечаний и высказали пожела
ние, чтобы при дальнейшем исследовании южнославянского эпоса обращалось болыш
внимания на национальное своеобразие песен у каждого народа и на их конкретно-исто
рическое социальное содержание.
Основная задача доклада М. Брауна состояла в том, чтобы выявить сложные свя
зи героического эпоса с исторической действительностью. На материале сербо-хорват
ского эпоса докладчик показал, что при рассмотрении эпической поэзии следует раз
личать реальные исторические факты и условную «историческую истину», которая вы
раж ает представления и оценки коллектива. Эпический герой, по мнению докладчика
почти всегда восходит к реальному прототипу, но при этом вбирает в себя образг
многих исторических лиц и становится обобщенным художественным типом. Доклад
чик отрицал обязательность заимствований при сходстве образов, ситуаций и m o t h b o i
в эпосе разных народов. Д оклад М. Брауна был положительно оценен в выступления:
B. М. Жирмунского, Н. И. Кравцова и других, высказавших вместе с тем некоторьп
критические замечания.
2 П. Г. Б о г а т ы р е в , Некоторые задачи сравнительного изучения эпоса славян
ских народов, М., 1958.
3 Цв. Р о м а н с к а - В р а н с к а , Общи особенности на българските и сръбскит
хайдушки песни, «Славистичен сборник», т. II — Литературознание и фольклор, София
1958, стр. 379— 407.
4 Доклад М. Брауна будет опубликован в «Известиях литературы и языка АЬ
Хрони ка
109
О бсуждение доклада В. Я. П р о п п а , прочитанного 5 сентября и посвященного
изучению истории русского эпоса 5, вылилось в серьезную научную дискуссию. Высту­
павшие в прениях положительно оценили направленность доклада против вульгарно­
социологических построений, когда данные эпоса принимаются за бесспорные историче­
ские факты. Деление докладчиком русского эпоса на хронологические этапы, основан­
ное на учете его идейно-тематического содержания, было в основном принято участни­
ками обсуж дения. В то ж е время доклад В. Я- Проппа вызвал и ряд существенных
возражений. А. М. Астахова (Ленинград) оспаривала характеристику последнего этапа
в истории бытования былин, данную докладчиком, и, ссылаясь на большой фактический
материал и полевые наблюдения во время фольклорных экспедиций на Севере, убеди­
тельно раскрыла длительный, сложный и противоречивый процесс затухания былинной
традиции. Хр. Вакарельский высказал сомнение в правомерности выделения современ­
ного состояния эпоса как особого этапа его развития. Особенно решительно критикова­
ли доклад В. Я- Проппа К. Г. Гуслистый (Киев) и М. М. Плисецкий (Ужгород). Пер­
вый упрекал докладчика в игнорировании важнейших этапов этнической истории вос­
точных славян, второй указал на недооценку докладчиком исторического содержания
эпоса. М. М. Плисецкий подчеркнул, что нельзя социальные идеалы народа противо­
поставлять отражению исторических событий. В. Е. Гусев (Ленинград) выразил мне­
ние, что история эпоса может быть построена лишь при учете двух процессов: эволю­
ции этнической природы эпоса и развития эпической формы как совокупности всех
идейно-художественных средств отражения исторической действительности.
Украинскому эпосу был посвящен доклад акад. М. Ф. Р ы л ь с к о г о 6, сопровож­
давшийся выступлением кобзаря Е. Мовчана. П. Д . Павлий (Киев) охарактеризовал
современное состояние украинского эпического творчества. Я- И. Шуст (Львов) оста­
новился на сравнительном изучении украинских дум, русских былин и юнацких песен
южных славян. Г. С. Сухобрус (Киев) говорила об изучении эпоса восточных славян
украинскими фольклористами. В. А. Юзвенко (Киев) посвятила свое выступление свя­
зям украинской и польской фольклористики. В. И. Стеллецкий (Львов) указал на
сходство дум со «Словом о полку Игореве».
О судьбах эпоса белорусского народа говорили С. И. Василенок (Москва) и
К. П. Кабашников (Минск). Очень спорным было утверждение С. И. Василенка о том,
что у белорусского народа сложился свой национальный эпос в форме былин, причем
С. И. Василенок неправомерно относил к ним духовные стихи и исторические песни.
К. П. Кабашников, не отрицая факта бытования у белорусов былин, созданных в пе­
риод, когда белорусы еще не выделились из состава древнерусской народности, в то же
время подчеркнул, что свой самобытный национальный эпос белорусский народ создал
л форме исторических песен, преданий и легенд.
Наиболее острую полемику вызвал доклад датского ученого А. С т е н д е р - П е г е р с е н а 7. Докладчик подверг сомнению подлинно фольклорный характер известновие, что сборник включает не записи произведений народного творчества, а обрабого сборника Кирши Данилова «Древние российские стихотворения» и высказал мне
тайные Киршей Даниловым тексты. Выступившие в прениях В. Я- Пропп, П. Г. Бога­
тырев и Б. Н. Путилов (Ленинград), не согласившись с некоторыми частными полож е­
ниями доклада, в то ж е время признали убедительным основной вывод об активном
редактировании Киршей Даниловым текстов. Б. Н. Путилов определил сборник Кир­
ши Данилова как «народную книгу XVIII века». С концепцией А. Стендер-Петерсена
решительное несогласие высказали А. П. Евгеньева (Ленинград), А. В. Позднеев (Мо­
сква), П. Д . Ухоа (Москва) и аспирант Московского университета Игнатов, отстаивав­
шие утвердившееся в науке представление о фольклорном характере сборника и при­
ведшие в пользу этого мнения ряд веских текстологических аргументов.
О бсуждение проблем эпоса показало, как много еще в этой области нерешенных
задач, и с особой ясностью продемонстрировало необходимость сравнительного изуче­
ния эпоса славянских народов — как в связи с эпосом других народов, так и в соот­
ношении с другими жанрами фольклора того ж е народа. Особенно слабо разработан­
ным следует признать изучение истории эпоса в связи с этногенетическими процессами
у славянских народов (в частности их этнической общностью), а также изучение эпоса
как источника для характеристики материальной и духовной культуры народа, его ми­
ровоззрения и быта на разных этапах исторического развития общества.
На программе работы подсекции народного творчества сказалась недостаточная
связь фольклористики с этнографией. Единственным докладом, в котором явления на­
родной поэтической культуры рассматривались в этнографическом плане, был доклад
С. П и р к о в о й - Я к о б с о н (США) «Проблемы славянского обрядового фольклора».
Однако этот доклад в научном отношении оказался малоприемлемым. С. Пиркова-Якобсон на примере моравско-словацкого обряда «Ji'zda kralu» предприняла попытку истол­
ковать смысл весенне-летней обрядности славян в д ух е фрейдистской теории «Эдипо­
5 Концепция, изложенная в докладе, получила развернутое выражение в книге
В. Я- Проппа «Русский героический эпос» (2-е изд., Л., 1958).
в См. «Фшолопчний з б 1рник», Кшв, 1958, стр. 245—265.
7 Доклад А. Стендер-Петерсена опубликован на русском языке в журнале «Scando
Siavica», т. IV, Копенгаген. 1958.
110
Х роника
ва комплекса». С обстоятельной критикой доклада выступили С. А. Токарев (Москва
и К. В. Чистов (П етрозаводск).
С.
А. Токарев остановился на двух основных положениях доклада: 1) морав
словацкий обычай «Jizda kralu» (вместе с аналогичными обычаями других славянски
народов) рассматривается как пережиток древнего обряда инициаций юношей и 2) са
ми эти инициации истолковываются с точки зрения фрейдистского психоаналитического
метода как результат подавления сексуальных влечений, возникающих будто бы у ре­
бенка в раннем возрасте. Первая из этих мыслей, сказал С. А. Токарев, в известной*
мере верна, но одностороння: народные обычаи, сохранившиеся до наших дней, пред­
ставляют собой всегда очень сложные явления, которые нельзя непосредственно воз­
водить к какому-то одному факту первобытной жизни; в данном случае в обычае
«Jizda kralu» есть, помимо черт, связывающих его с древними инициациями, и другие,
более существенные черты: это преж де всего весенне-летний крестьянский земледель­
ческий праздник, аналогичный многим другим земледельческим праздникам народов
Европы.
Со второй ж е из основных мыслей доклада никак нельзя согласиться. Фрейдист­
ское толкование народных обычаев, обрядов и верований, как порожденных будто бы
сплошь сексуальной символикой, основано не на фактах, а на субъективной и произ­
вольной их интерпретации. Фрейд пытался применить свой «психоаналитический» ме­
тод к изучению явлений культуры на основании чисто поверхностных сходств и непро­
думанных аналогий. Сам он, однако, не претендовал на универсальность применения
своего метода, сохраняя известную научную осторожность. Но его последователи (Ро-|
хейм, Рейк и др.) забыли о всякой осторожности и без колебаний интерпретировали
всевозможные явления культуры, обычаи, верования любого народа в духе сексуальной
символики. Психоаналитический метод был одно время — в первые десятилетия нашего
века модным в странах Европы. Его сторонники были и в СССР. Теперь это увлечение
давно прошло. Но в США фрейдизм еще находит себе последователей. В докладе
С. Пирковой-Якобсон фрейдистская концепция доведена до крайних пределов, но аргу
ментация автора неубедительна. Едва ли можно, например, согласиться с тем, что за­
прет говорить, налагаемый на исполнителя обряда, есть символ «тенденции к самокастрации».
В заключение С. А. Токарев выразил надеж ду, что и сам автор доклада не оста­
новится на этих непродуманных выводах, а пойдет в сторону более конкретного исто­
рико-этнографического анализа фактов.
Выступление К. В. Чистова содерж ало весьма конкретную и убедительную крити­
ку доклада С. Пирковой-Якобсон. Если бы в основе календарных обрядов лежали не­
кие устойчивые психологические комплексы, сказал К. В. Чистов, то трудно было бы
ожидать изменений в самом обряде. М еж ду тем, сама докладчица не отрицает, что
обряд с течением времени претерпел серьезные изменения. Из обряда выезда «троич­
ного короля» С. Пиркова-Якобсон произвольно выделила «эдиповскую триаду», лишив
себя этим возможности объяснить ряд существенных моментов обряда. М ежду тем
они. естественно, объясняются интересами сельской общины. Изменения в жизни об­
щины и леж ат в основе изменений обряда, оставшихся загадочными для докладчика
К. В. Чистов обратил внимание на плодотворность конкретно-исторического, материа­
листического подхода к народным обрядам, который дал положительные результата
в трудах ряда советских исследователей (В. И. Чичеров, Н. М. Никольский, С. А. То
карев и д р .). Попытка ж е применить фрейдистский метод исследования не помогае:
объяснению ни содержания, ни конкретных деталей обряда. В заключение К. В. Чис
тов сказал, что исследовательницей описан очень интересный по своим формам и сво
ему содержанию моравско-словацкий обряд; анализ этого обряда сопровождается ря
дом частных, подчас метких сопоставлений; однако истолкование самой сути обряд:
является очень искусственным. Положения доклада С. Пирковой-Якобсон не были под
держаны ни одним из участников подсекции народного творчества. Обсуждение этоп
доклада убедительно продемонстрировало плодотворность конкретно-исторического
материалистического подхода к явлениям народной культуры и в то ж е время лишни!
раз подтвердило необходимость дальнейшего углубленного исследования советским:
учеными народных обычаев и обрядовой поэзии и усиления работы в это:
области.
В работе подсекции видное место заняло обсуж дение проблемы воздействия на
родной поэзии на литературу. В центре дискуссии по этой проблеме оказался докла;
К. С т и ф а 8. Докладчик отрицал связи древнерусского летописания (до XV в.) с эпо
сом. С этим выводом не согласились научные сотрудники сектора древнерусской ли
тературы Пушкинского дома АН СССР С. Н. Азбелев и Б. И. Дубенцов, а гакж
М. Браун (Ф РГ ). Докладчика поддерж али В. Я. Пропп и Б. Н. Путилов, высказавши
мнение, что древнейшее русское летописание было связано не с героическим эпосом
а с историческими преданиями.
Положительную оценку получили доклады чехословацких ученых К. Дворжак
(Прага) и А. Заводского (Брно), рассмотревших ту ж е проблему на материале на
8 К. С т и ф, Взаимоотношения м еж ду русским летописанием и эпосом, «Scand
Slavica», т. IV, Копенгаген, 1958, стр. 59— 69.
Х ро ни ка
111
родного творчества и литературы западных славян 9. Выступившие в прениях по этим
докладами П. Г. Богатырев, В. М. Сидельников (Москва) и В. С. Бобкова (Киев) сделали
ряд интресных дополнений и рекомендаций по проблеме.
Особый интерес участников съезда вызвал доклад доцента Братиславского уни­
верситета (Чехословакия) А. М е л и х е р ч и к а , посвященный выяснению специфики
фольклора. Докладчик выдвинул две проблемы: о предмете художественного изображ е­
ния в фольклоре и о способах художественного изображения этого предмета. Доклад­
чик высказал мысль, что предметом фольклора является жизнь человека во всем ее
богатстве и разнообразии. Что касается способов изображения жизни, то они различны
в разных жанрах фольклора. На примере словацких сказок и преданий о Яношике,
докладчик сделал попытку показать разницу в способах изображения человека в раз­
ных эпических жанрах 10. Выступавшие в прениях приветствовали постановку А. Мелихерчиком данной проблемы. Вместе с тем доклад вызвал дискуссию по некоторым об­
щим вопросам теории фольклора. Э. В. Померанцева (Москва) выразила сожаление,
что докладчик недостаточно учитывает коллективность и устность фольклора и зача­
стую сближает средства создания образов народной поэзии со средствами литературы.
С. Г. Лазутин (Воронеж) и В. Е. Гусев оспаривали определение А. Мелихерчиком
предмета фольклора, полагая, что предметом фольклора является не жизнь человека
вообще, а жизнь народа в его отношениях к природе, обществу, другим классам; они
говорили также об особенностях типизации в народной поэзии. Ряд дополнений и заме­
чаний по докладу высказали д-р И. Кицимиу (Б ухарест), П. Г. Богатырев, Г. Д . Гачев
(Москва) и А. М. Кинько (К иев).
С большим интересом было выслушано сообщение П. Д . У х о в а (Москва) «Не­
изданные песни собрания П. В. Киреевского».
Во время работы съезда славистов состоялось специальное совещание по вопросам
собирания и изучения эпоса в послевоенные годы. Обстоятельное сообщение о большой
и разнообразной работе фольклористов национальных республик Советского Союза и
о переводах на русский язык эпоса народов СССР сделал В. М. Ж и р м у н с к и й . Это
сообщение было дополнено в выступлениях Ф. И. Лаврова (Киев), И. С. Гуторова
(БССР) и ленинградских фольклористов А. М. Астаховой, Б. Н. Путилова и Т. С. Кар­
ской. Ц. Романска-Вранска и X. Поленакович сделали информацию о состоянии и ор:анизации собирательской и исследовательской работы в Болгарии и Югославии.
Подсекцией славянского народного творчества было организовано для участников
съезда прослушивание записанных в экспедициях последних лет на магнитофонные
ленты и пластинки русских былин и сказок, а также выступление кобзаря Е. Ф. Мовчана, исполнившего украинские думы, старинные и современные украинские народные
песни.
В заключение следует отметить, что работа съезда была очень плодотворной.
Съезд позволил судить о состоянии изучения славянского народного творчества в раз­
ных странах и в республиках Советского Союза, рассмотреть некоторые научные про­
блемы, волнующие современную фольклористику, укрепить деловые связи между заин­
тересованными научными учреждениями и личные контакты ученых. Участие советских
фольклористов в съезде позволило им лучше оценить как сильные, так и слабые сто­
роны своей работы. Положительные во многих отношениях итоги съезда очевидны.
Вместе с тем нельзя не пожелать, чтобы на V съезде славистов представительство
фольклористов разных стран было более полным, а программа более разнообразной,
охватывающей больший круг актуальных проблем и позволяющей познакомиться с
изучением фольклора всех славянских народов и разных жанров народной поэзии.
Этим были продиктованы рекомендации подсекции славянского народного творче­
ства М еждународному комитету славистов об организации на очередном съезде спе­
циальной фольклорно-этнографической секции и выдвижение для обсуждения, наряду
с проблемой эпоса, проблемы генезиса и развития сказки, исторического развития И
национальной специфики лирических песен, формирования и специфики рабочего
фольклора, судеб фольклора в условиях строительства комммунизма, связей этнографии
и фольклористики и др.
Съезду были также предложены рекомендации подсекции об издании меж дуна­
родного славистического фольклорного журнала и об обмене участниками фольклор­
ных экспедиций м еж ду отдельными странами и м еж ду научными учреждениями Со­
ветского 'Союза, занимающимися изучением славянского народного творчества.
Секцией народного творчества был высказан ряд пожеланий об организации м еж ду­
народной славистической комиссии по сказкам, проведении международной научной
конференции, посвященной эпосу славянских народов, проведении совещания по вопро­
сам теории фольклора и , издании Всесоюзной координационной комиссией по народ­
9 См. К. Д в о р ж а к , О предпосылках изучения влияния фольклора на литера­
туру, «Ceska literature», Прага, 1958, № 3, стр. 288— 301; Artur Z a v o d s k y , Ке vzaji
mnemu vztahu lidove a knizni slovesnostl — zv la ste u Petra Bezruce, Сб. «Ceskoslovenske prednasky pro IV M ezinarodnl sjezd slavistu v M oskv6, Прага, 1958, стр. 403—418.
10 Andrej M e l i c h e r c i k , К problematice specificnostl umeleckeho obrazu vo folk­
lore, «Ceskoslovenske prednassky pro IV M ezinarodnl sjezd slavistu v Moskve»,
стр. 389—401.
11 Такое совещание будет организовано Институтом русской литературы АН СССР.
112
Хроника
ному творчеству при АН СССР информационного бюллетеня, упорядочении научи
фольклористической терминологии и составлении международного терминологическо
словаря, улучшении организации книгообмена м еж ду отдельными научными учрез
дениями.
М ожно надеяться, что IV М еждународный съезд славистов послужит стимулом
дальнейшему развитию славистики, к активизации обмена научными идеями меж)
учеными разных стран и к развертыванию новых дискуссий на страницах научи
прессы.
В. Е. Гуа
ПОЕЗДКА К КЕТАМ ЕЛОГУЯ *
К еты — представители одной из самых немногочисленных народностей Сибир!
Ж ивут они в настоящее время в Туруханском районе Красноярского края по река
Подкаменной Тунгуске, Елогую, Курейке, Сургутихе и Пакулихе.
У елогуйских кетов я и побывала летом 1956 г.
Р. Елогуй, левый приток Енисея,— давнее место обитания кетов; по данным исто
рических источников, они жили здесь уж е в XVII в. С приходом русских елогуйски
кеты (под названием инбаков) вошли в состав Мангазейского уезда; в XVIII в. ой
образую т локальную группу в составе Верхне-Инбатской волости.
О давнем обитании кетов на Елогуе свидетельствует и топонимика: названия при
токов, островов, яров — кетские. Топонимика, а также рассказы стариков дают воз
можность предположить, что сама р. Ело
гуй была освоена кетами на расстоянии д|
400 км от устья; далее река порожиста i
непроходима даж е для долбленых кетски
лодок (веток).
Д о 1940-х годов кеты кочевали вдол
обоих берегов реки. В тайге встречаютс
старые кладбища (кеты хоронили умерши;
в определенных местах), расположении
обычно в сосняке на яру у реки, а такж
едва различимые очертания землянок (
полутора-двух километрах от берега). Пла
нировка ям старых жилищ не отличается о
сохранившихся в некоторых случаях до на
стоящего времени; они имеют форму непра
вильного многоугольника, которую квадрат
ной яме придает трапециевидный выре:
со стороны входного отверстия. Научны:
больши
интерес
представляют остатки
землянок, в которых, очевидно, жило и
нескольку семей. Длина стены (сторон;
квадрата) современной землянки 2,3—3 .*
в старых ж е жилищах величина ее доходи
до 7 м.
В тайге много следов и недавнего ко
чевания кетов (в основном 1930-х годов)встречаются землянки, захоронения (уда
лось обнаружить захоронение ребенка в ду
пле дерева); в развалинах лабазов сред;
Рис. 1. Рыбак-кет
всякой рухляди можно найти сломанныт
пуки, стрелы, утварь и т. п.
В настоящее время кетское население Елогуя сосредоточено почти целиком в по
селке Келлог, расположенном в 220 км от Енисея. Почти все кеты являются членам:
колхоза имени Ленина. Всего кетов на Елогуе на 1 сентября 1956 г. насчитывалос:
247 человек.
Помимо самого поселка, несколько семей кетов-колхозников живет постоянно око
ло охотничьих и рыболовных угодий (таежное озеро Дында в верховьях Таза
р. И сельчес), на расстоянии 80— 100 км от Келлога. Летом 1956 г. на временных ста
нах жили бригады рыбаков (рекиКеллог, Хороба)
и оленеводов (р. Колдоба). Не
сколько семей живет в станке Сигово, в 80 км от Келлога.
Поселок Келлог — один из наиболее удаленных от районного центра — Турухан
ска — населенных пунктов. Сообщение с поселком осуществляется по Енисею до станкг
Верхне-Имбатского, а оттуда по Елогую. Елогуй — быстроводная река, но местам:
* Настоящая статья написана по материалам, собранным во время поездки в Туру
ханский район Красноярского края, куда я была командирована Институтом этногра
фии АН СССР летом 1956 г. Целью поездки было изучение хозяйства, культуры и бы
та кетов.
Хроника
ИЗ
зачастую пересыхает, так что сообщение бывает затруднено. Теперь по реке ходит катер; раньше грузы и пассажиров перевозили на илимках, которые тянули бичевой.
Келлог — самый крупный населенный пункт на Елогуе. В поселке имеется около
двух десятков жилых домов, школа с интернатом (рис. 3 ), клуб, сельсовет, правление
колхоза, медпункт со стационаром, метеорологическая станция, хлебопекарня, коопе­
ратив, баня. В настоящее время население поселка резко увеличилось за счет трехго­
дичной экспедиции Абаканского нефтяного треста. Рядом со старыми зданиями вырос
целый рабочий поселок, а еще недавно русских в Келлоге насчитывалось всего не­
сколько семей.
Рис. 2. Девушка-кетка, студентка Красноярского Медицин­
ского института
Кеты двуязычны; русский язык знают почти все, исключая детей дошкольного воз­
раста и глубоких стариков, однако дома и м еж ду собой говорят исключительно на род­
ном языке.
Елогуйские кеты сейчас не имеют почти никакой связи с другими группами своей
народности, исключая кетов, живущих на р. Сургутихе. Северных — туруханских и курейских — кетов они называют тыхэрянг (нижние лю ди), подкаменнотунгусских —
утерянг (верхние лю ди). Кеты Елогуя изолированы и от крупных массивов соседних
народностей. Но несколько семей селькупов и эвенков живут в поселке, все они хорошо
знают кетский язык. Отмечено несколько случаев браков кетов с селькупами и с эвен­
ками. С другими народностями кеты встречались во время зимних охотничьих кочевок,
территория которых очень велика. По сведениям стариков, еще в 1930-е годы отдель­
ные семьи в период зимней охоты доходили до р. Оби. В настоящее время эта террито­
рия включает бассейн р. Елогуя до верховьев Таза на северо-западе и севере, верховья
р. Большого Д убчеса на юге; восточные границы территории — побережье Енисея м еж ­
ду станками Чулково — Алинское.
Колхоз имени Ленина по своим доходам занимает одно из первых мест в Туруханском районе. Валовой доход колхоза за 1955 г. составил 635 491 рубль. Основными
занятиями елогуиских кетов остаются пушной промысел, рыболовство, оленеводство.
Пушной промысел дает большую половину всех доходов. Тайга представляет со­
бой прекрасные охотничьи угодья. В 1954 г. от реализации продукции пушного промыс­
ла колхозом было получено 370 322 р., в 1955 г. — 345 211 р. Основным объектом пуш­
ного промысла на Елогуе является белка. В меньшей степени добывается разведенная
здесь ондатра. Добыча горностая, колонка, лисицы, росомахи незначительна. Охотни­
чий се"он длится полгода — с середины октября по апрель. Сохранилось старое под­
разделение охотничьего сезона на «малую ходьбу» и «большую ходьбу». Первые три
месяца охотятся сравнительно недалеко от поселка, чаще всего поднимаются вверх по
р. Елогую. В декабре, «месяце коротких дней», как его называют кеты, большей ча­
стью не охотятся, отдыхают, готовятся к большой охоте. С конца декабря с семьями
уходят далеко в тайгу.
Все елогуйские кеты — прекрасные охотники. Охотничья бригада — самая боль-
8
Советская этнография, № 1
114
Х роника
шая; в ней насчитывается 69 чел., причем охотятся не только мужчины, но и п о д р о с т к е
и женщины. Бригада разбита на семь звеньев, охотящихся в разных местах. Пуш]
ной промысел — основная статья доходов колхозников, дающая наибольшее количй
ство трудодней ( в 1955 г. — 13 080). Оплата пушнины производится следующим обра|
зом: 25% охотник получает наличными деньгами при сдаче пушнины, на остальную*
сумму начисляются трудодни из расчета 1,25 трудодня на 30 рублей сданной пушнины]
Большую положительную роль в интенсификации охотничьего промысла сыграло по­
вышение государственных расценок на пушнину (сейчас цена одной беличьей шкурщ
поднялась с 4 до 10 рублей).
Природные условия и традиционные навыки коренного населения благоприятен
вуют развитию пушного промысла на Елогуе, и эта отрасль должна стать основной
в хозяйстве колхоза. Ясно, что подготовке, выявлению новых возможностей для луч-'
шей организации промысла должно быть уделено главное внимание руководства кол-‘
хоза и районных органов власти.
Рис. 3. Школа-семилетка в поселке Келлог
Рыболовство — также традиционная отрасль хозяйства кетов. Рыболовный сезон
на Елогуе, его притоках и на таежных озерах продолжается с конца мая по октябрь.
На Елогуе промысловое значение имеет так называемая частиковая рыба — щука,
язь, окунь, лещ, а также (в меньшей степени) рыба и более ценных пород — сиговых:
таймень, хариус. Наиболее употребительны ставные сети — пущальки, неводы; неболь­
шие речки перегораживают котцами (ковэ) (рис. 4); каждая семья изготовляет пле­
теные «мордушки» (бок) для индивидуального пользования.
Д оходы от рыболовства значительно меньше, чем от охоты и использования оле­
ней на транспорте. Обычно за год добывается около 400 ц рыбы; весь улов продается
заготовительным организациям Туруханского рыбозавода.
Оленеводство на р. Елогуе носит характер исключительно транспортного. Оле­
нье стадо немногочисленно. Интересно отметить особую породу кетских оленей; они
крупнее, сильнее эвенкийских и ненецких оленей (рис. 5). В самой системе оленевод­
ства на Елогуе сохранялись до недавнего времени черты старого кетского оленевод­
ства: оленей на лето отпускали в тайгу, а собирали их по первому снегу. Летом 1956 г.
стан пастухов-оленеводов находился в 15 км от поселка Келлог. Для оленей вы­
строен сарай (сенус) с дымокурами, где животные спасаются от оводов, комаров. Зи­
мой часть стада (отдыхающие олени) находится в тайге также с пастухами, ежемесяч­
но переходя на новые ягельные места.
Укреплению экономики колхоза содействовал отказ от некоторых отраслей хозяй­
ства, нерентабельных в местных условиях,— разведения крупного рогатого скота, по­
леводства. Очевидно, что залог подъема колхозного производства — в выборе рацио­
нального направления хозяйства при максимальном учете природных условий и тра­
диционных навыков населения.
В Келлоге есть кадры сельской интеллигенции — учителя, работники клуба и мед­
пункта, проводящие большую культурную работу, но, к сожалению, среди них нет
еще работников из среды самих кетов. В настоящее время кеты из Келлога учатся
в Педучилище народов Севера в г. Игарке и на подготовительных курсах Медицинско­
го института в Красноярске.
Хроника
Политехнизация сельской школы в Келлоге должна проводиться в таком
направлении, чтобы, оканчивая школу, кетская молодежь была подготовлена к рабо­
те в колхозе, получала необходимые знания основ зоотехники, ветеринарии, зверовод­
ства.
Рис. 4. «Котец» — заграж дение для ловли рыбы на небольшой реке
Рис. 5. Олени «кетской» (крайние) и «эвенкийской» (в центре)
породы
Изолированность и сравнительная труднодоступность района до последнего вре­
мени способствовали в значительной степени сохранению элементов традиционной на­
циональной культуры у елогуйских кетов. Ж ивут они летом и зимой в своих тради­
ционных жилищах — шестовых чумах (кусь) конической формы, крытых берестой
(рис. 7, 8). С мая до осени население, исключая бригады рыбаков, сосредоточено в са­
мом Келлоге. Чумы ставят в низком ельнике, окружающем поселок; ежегодно места
расположения чумов меняют. Четыре кетские семьи имеют срубные дома, но летом
и они живут в чумах.
8*
116
Хрони ка
В октябре, с начала охотничьего сезона ,и до «большой ходьбы» чумы ставят в полутора-двух километрах от Келлога; там ж е некоторые семьи строят землянки (бангусь). Еще недавно бангусь делали ежегодно; в настоящее время в них живут по не­
скольку сезонов, весной и осенью, когда охотятся недалеко от поселка, что связано
с более оседлым образом жизни. Надо сказать, что этот тип жилища сохранился толь­
ко у елогуйских кетов *.
В чуме и земляном жилище сохраняется традиционная планировка—'распределе­
ние площади м еж ду отдельными семьями и членами семьи.
Основу остова чума елогуйских кетов составляют семь еловых шестов, высотой до
3 м. Шесты устанавливают в строго определенном порядке. Сначала ставят два ше­
с т а — «сухосьанг» (сухось — середина чума, анг — шест), верхний конец одного из ко­
торых вставлен в развилку на конце другого. Затем на стороне, противоположной вход­
ному отверстию, ставят «котэнгданг» (котэнг — переднее, почетное место в чуме).
В третью очередь устанавливают два дверных шеста — «алатэйданг» (алатэй — назва­
ние двух маленьких листов тиски 2, закрывающих дымовое отверстие с передней и зад­
ней стороны ч ум а). Наконец, ставят два угловых передних шеста — «котэнгданг», по
обе стороны от центрального переднего шеста. Эти семь основных шестов заострен­
ными нижними концами втыкаются неглубоко в землю, а изнутри скрепляются чере­
муховым обручем (тапь). К кольцу прислоняют 12 шестов меньшего размера (2—
2,5 м) — «коктэйданг» (коктэй — жилое место в чуме справа и слева от очага, находя­
щегося в центре), по три шеста с каж дой стороны от обоих сухосьанг. Число осталь­
ных шестов — «имэнгнанг» (маленькие шесты) зависит от размеров чума (обычно
диаметр 4— 4,5 м). Остов чума покрывается берестяными тисками (кый).
Яма землянки — в плане четырехугольная, с трапециевидным углублением со сто­
роны входного отверстия. Основу каркаса двускатной крыши составляют две пары
стропил, вкопанных в землю. Со стороны входного отверстия и с противоположной
стороны к стропилам прислонены наклонно более тонкие бревна — по четыре с каж­
дой стороны. Обе пары стропил соединены поперечинами — по две с каждой стороны.
Каркас землянки покрывается тонкими досками, дранкой. Сверху крышу засыпают
землей и обкладывают дерном.
На промыслах летом широко распространены сводчатые шалаши (тунус), каркас
которых делается из гибких веток черемухи, тальника и покрывается берестяными
покрышками (кыйбол) меньших размеров, чем покрышки чума. В качестве временных
убежищ в тайге ставится «получум» — колопкусь, основу которого составляют два
основных шеста (сухосьанг) настоящего чума. Сейчас на промыслах некоторые семьи
живут в брезентовых типовых палатках (рис. 6).
Д ля хранения охотничьего инвентаря и утвари строят лабазы (рис. 9 ) — прямо­
угольные и треугольные настилы на высоких столбах, на которые складывают утварь,
покрывая ее тиской, брезентом и т. д. Такие лабазы строят в тайге, чаще всего вблизи
землянок или в местах, где охотники собираются ставить осенью или зимой чумы. Ле­
том зимнее снаряжение (одеж да, меховые одеяла, упряжь, лыжи) обычно хранят
в таких лабазах или держ ат сложенным на нарты, стоящие около чума. Раньше на
Елогуе строили лабазы в виде срубного амбарчика на столбах (колий). Увидеть их не
удалось. Такой лабаз, находившийся недалеко от поселка, оказался разрушенным.
Елогуйские кеты еще продолжают употреблять традиционную домашнюю утварь:
изделия из бересты, деревянную посуду, колыбели, низкие столики и т. п. Наряду с
этим в обиход вошли и покупные хозяйственные товары — ведра, стиральные доски,
посуда и т. д.
О деж да сейчас повсеместно распространена русского типа — покупная или сшитая
из покупных тканей. Традиционную распашную летнюю одеж ду — котлам донашивают
на промыслах или ее надевают во время дож дей пожилые люди. Новую одеж ду такого
покроя шьют очень редко старикам и маленьким детям вместо пальто.
Котлам (котл — сукно) в прошлом был широко распространен у кетов. Это — пря­
мая распашная одеж да, спецификой которой является крой из одного полотнища, без
боковых швов. Своим покроем котлам повторяет давно вышедшую из употребления
ровдужную распашную од еж д у кетов — хэльтам (хэлэт — ровдуга), изготовлявшуюся
из целой оленьей шкуры. М ужской котлам отличается от женского только длиной
(мужской — до колен, женский — до щиколотки). Запахивают котлам на левую сто­
рону и подпоясывают длинным (обычно красного цвета) поясом (к ут). Края пол, по­
дола и рукавов снабжены меховой оторочкой (сихоланг) из шкурок с лап белки,
выдры, росомахи. Характерны для кетского костюма и полосы цветной материи, на­
шитые вдоль ворота и на плечах.
1 В этнографической литературе имеются две специальные статьи по жилищу ке­
тов, но только подкаменнотунгусских: Б. О. Д о л г и х , Старинные землянки кетов на
р. Подкаменной Тунгуске, «Сов. этнография», 1952, № 2; С. И. В а й н ш т е й н , Чум
подкаменнотунгусских кетов, «Краткие сообщения Ин-та этнографии АН СССР», XXI,
1954. 'Собранные на Елогуе материалы по земляному жилищу целиком совпадают со
сведениями Б. О. Долгих; что ж е касается чума, то имеется ряд расхождений, касаю­
щихся принципа конструкции (количество основных шестов, порядок их установки),
терминологии и т. д., в связи с чем в данной статье более подробно описывается чум.
2 Тиска — вываренная и выделанная береста.
Хрони ка
117
В прежнее время широко была распространена и зимняя двойная распашная одеж ­
да на подкладке из заячьего меха (бэсем ).
На подкладку бэсема (рис. 10) идет полотнище, сшитое из шестнадцати с полови­
ной заячьих шкурок. Матерчатый верх простегивается вместе с подкладкой. Бэсем так­
же украшали меховой оторочкой. Полы стягивали завязками или застегивали
Рис. 6. Палатка пастухов-оленеводов
Рис. 7. У чума — «кусь». Ж аренье рыбы на рожне
на пуговицы. В настоящее время бэсем шьют только детям дошкольного возраста или
(редко) — старикам.
Некоторые особенности традиционного покроя сохраняют платья женщин (соят),
особенно пожилых.
Более распространена глухая парка ненецкого типа (сохуй), с капюшоном, сши­
тая из трех оленьих шкур мехом наруж у и надеваемая зимой при перекочевках на
оленях.
118
Хроника
Рис. 8. Кетские чумы — «кусь»
Зимнюю обувь (ко тэсинг) шьют из камусов (подошва, головка) и сукна (голени­
щ е). К верхнему краю голенища пришиты ремешки для привязывания обуви к поясу.
Под коленями надевают матерчатые орнаментированные подвязки (омэльганг) с длин­
ными ремешками, которые обматывают вокруг ноги. Зимнюю кетскую обувь носит и
теперь все население. Летняя ровдужная обувь (хэлэт тэсинг) несколько отлична по
покрою — нижняя часть головки в подъеме заканчивается острым клином. В пяточной
части пришиты ременные завязки. Летнюю обувь носят обычно женщины, дети и ста­
рики.
Зимой и летом мужчины и женщины носят на голове платок, завязывая его под
подбородком. Зимой поверх платка мужчины надевают налобник (кэнут) из беличьих
хвостов, защищающий лоб от ветра, а глаза — от яркого снега. Пожилые женщины и
летом носят налобную повязку из свернутого платка, завязанного сзади узлом. Жен­
щины иногда украшают прическу, укрепляя на затылке узкую полоску цветной материи (тыхэранг — буквально «затылочная веревка», длинные завязки на концах которой
Рис. 9. «Л абаз» для хранения имущества в тайге
Хроника
129
наносят различные изображения краской, представляющей собой окись металла;
растворителем его является окись свинца. Оригинальна фарфоровая ваза в виде тыквы
работы мастера Тэра Тосиро из г. Комацу (префектура Исикава).
Орнамент некоторых изделий отличается особой пышностью и яркостью; такова
фарфоровая ваза с изображением крупного цветка (лотоса) на темном фоне, работы
мастера Миянохара Кэн из г. Мацудо (префектура Тиба) (рис. 1). Целостность, ум е­
ние использовать традиционные черты, изящество присущи большинству изделий.
Этим отличаются фарфоровая ваза со сплошной поливой работы Ямагути Тамэо
(г. Такео), керамическая ваза в виде чашечки с двумя причудливо изогнутыми руч­
ками, покрытая растительными и геометрическими узорами, мастера Ясухара Кимэи
(г. Токио), фарфоровая ваза с волнистым орнаментом работы неизвестного мастера.
Рис. 1. В аза. Фарфор.
Раб. Миянохара Кэн
Для ряда изделий характерен перенос форм окружающего животного и растительного
мира (рыб, цветов и т. п.) на бытовые уникальные изделия. Своеобразно декоративное
решение вазы в виде карпа, работы мастера Суда Сеика (г. Канадзава, префектура
Исикава), украшенной техникой «сомэцукэ» (подглазурная роспись перед обжигом)
(рис. 2 ).
На выставке представлены лучшие изделия народной бытовой керамики (народ­
ное ремесло «м ингэйха»): недорогие поливные кувшины, тарелки, чашки, чайзики. Декорированные красочными пятнами или скорописными иероглифами, эти
изделия отличаются благородством расцветки и целесообразностью формы; не случай­
но приемы и пропорции народной керамики служ ат источником творчества многих
профессионалов.
Богатые художественные традиции характерны для большинства изделий из лака.
Красочность и тонкость рисунка отличают вазу работы заслуженного художника
Японии М ацуда Гонроку (ведущего в Токийском художественном училище курс х у ­
дожественной обработки лака), с изображением стоящей куропатки на черном фоне.
Роспись сделана техникой «макиэ»: на металлической форме лаком наложен фон и
5
Советская этнография, № 1
130
Хрони ка
нанесен рисунок, который посыпан золотым или серебряным порошком; затем:
изделие вторично покрыто лаком и отшлифовано. Изделия Мацуда Гонроку, как пр*
ло, не вывозятся из Японии как большая ценность. Он долго работал в г. I
надзава. В этом ж е городе (префектура Исикава) работают мастера — представит#
среднего и старшего поколений,
изготовляющие
лакированные
ларцы, и
тулки, панели: Оба Сиогио, Иосида Баидо, Ясутани Бисэн
и др. Ocofij
но сложны и красочны изделия мастера Оба Сиогио. Одна из шкатулок!
работы, с выдвижными ящиками, покрыта гирляндами цветов, выполненными техн^
«хёмон» (рисунок вырезается из золотого или серебряного листа, приклеивая
лаком и шлифуется) (рис. 3 ). Своеобразна шкатулка работы Иосида Баидо (г. Как
дзава, префектура Исикава) с крупным восьмилепестковым узором из красного .Ц
Рис. 2. Ваза в виде карпа. Фарфор.
Раб. Суда Сеика
на крышке. При изготовлении изделия мастер использовал метод «цуисю» (повер:
ность металла, служащ его основой, покрывается в несколько слоев лаком, с поел;
дующим тщательным вырезанием лака по контуру рисунка). В украшении шкатулк
работы мастера Харуи (из г. К о б е ), в тонкости рисунков растений, домов, облай
сказывается животворное влияние выдающегося мастера художественной обрабоп
лака конца XVII — начала XVIII в. Огата Корина.
Умело использованы старинные традиции на других изделиях: шкатулка с из<
бражением бамбукового леса, работы мастера Такахаси Сэцуро (г. Токио), шкату.и
с изображением листьев и летящих птиц работы Като Дзиро (г. Сендай, префекту]
А кита), ширма с изображением волн и орла, реющего над морем, работы Канадзм
Кейсукэ (г. Ф укуока). Характерен для японских изделий морской пейзаж. Свобод;
и живо изображены лодки среди волн на лакированных панелях мастера Ясута:
Бисэна (г. Канадзава, префектура Исикава).
Чрезвычайно динамично изображение мчащихся всадников, выполненное техник
«тинкин», на деревянной шкатулке «Свежее утро» мастера Фудзи Канбун (род.
г. Вадзима, префектура Исикава, живет в г. Токио) (рис. 4 ).
Сочные и яркие цветы украшают шкатулку работы мастера Икеути Ка
(г. Фунабаси, префектура Тиба). Как удалось мастеру получить столь яркие пят
Рис. 3. .Лаковая шкатулка с выдвижными ящиками. Техника хёмон».
Раб. Оба Сиогио
Рис. 4. Лаковая шкатулка «Свежее утро». Техника «тинкин».
Раб. Фудзии Канбуи
Рис. 5. Ширма из плетеного бамбука.
Раб. Хаяси Сиогэцусаи
1
Рис. 8. Ширма. Роспись ткани.
Раб. Минагава Таидзо
г
I
Рис. 9. Всадница. Кованое металлическое изделие
Раб. Отани Харухико
Рис. 6. Блюдо из белого бамбука
Раб. Сионо Сиоунсаи
Рис. 7. «Рыба». Кованое металлическое изделие
Раб. Като Соган
ш
Хроника
красных цветов сливы? Для этого он использовал метод «тёсицу»: сначала пя
поверхность основного материала несколькими слоями разноцветного лака, s
путем выскабливания по контуру нанесенного рисунка отдельных слоев лака пм
изображение сливовых цветов. Аналогичным методом нанесены крупные кра
и черные цветы на другой шкатулке — работы Ямасита Иосаи (г. Такамацу, пре
тура Когава).
Конструктивной сложностью выделяются изделия, в которых мастера, видй
стремились выразить все богатство традиционных форм японского искусства: кн
с изображением цветов, мастера Иосида Гендзюро (г. Токио), складная шкал
работы неизвестного мастера; шкаф работы токийского мастера Уэмацу Хоби (1S
1934), шкатулка, украшенная техникой «тёсицу», с контурным изображением лис
и бабочек, мастера Осима Тадаси (г. Такамацу, префектура Кагава).
Художественная обработка металла (резьба, инкрустация и насечка с испм1
ванием старинных сплавов сибуити, сентоку и сякудо, ковка, литье) — отрасль яи
ской художественной промышленности, имеющая глубокие самобытные традицга.
В изделиях из металла отражены образы окружающей действительности. Б.»
даря контрастному колористическому сочетанию необычайно эффектна шкап
работы Кумагая Сиомеи (г. Токио). Черная птица (ворона) охватила крыли
шкатулку; фигура ее гармонирует с черной каймой, разделяющей крышку и кор
шкатулки из старинного сплава «сякудо» (медь и 3% золота).
Насечкой (техника «дзоган») отделаны железная статуэтка, изображающая а
гвина, работы мастера Кобаяси Сиомин (г. К иото), железная ваза мастера Mai
Тадацугу (префектура С ага), железный графин с изображением ивы, работы пася
Касима Иккоку (г. Токио).
Чрезвычайно любопытно блюдо с тремя выпуклыми плавающими черепаха!
работы мастера Ямаваки И одзи (г. Токио). В украшении блюда мастер использор
сплавы сякудо и рогин (сплав, состоящий из 25% серебра и 75% меди с добав!
золота). Новым, присущим современности приемом является здесь скупое, схемати
ское изображение черепахи путем проковки двух выпуклостей — щита и гола
Черепахи — старый японский декоративный мотив. На блюде они расположен»
окружении характерного японского криволинейного узора — так называемого «ми
току». Но сам этот синтез двух мотивов — черепах и мицутоку — является соверши
новым и необычным. Разнообразны способы художественной обработки стекла и
рева. Стекло — новый материал для прикладного искусства Японии. Наиболее м
ресными из изделий этого рода на выставке были вазы в виде чаши цветка с зо„
тыми крапинками внутри стенок, работы Игата Тосити (г. Токио), и хрустальная ви
работы Такаги Сигэру (г. Токио).
Для японского художественного ремесла весьма типично употребление раза
образных комбинаций органических материалов. Так, лаковая посуда изготовляет
путем прессовки в форме, выстланной многими слоями шелковой марли, пропиташ
лаком, что предвосхитило новейшую технику текстолитов и волокнистых пластик
Зачастую плетеные изделия — корзины, вазы и пр.— покрываются такой же сел
и промазываются лаком. Полученное изделие на вид напоминает керамическую и
тацию плетения, но необычайно легкий вес выдает природу его материала. Темн
лак придает большое изящество плетеным корзинам, ларцам. Многие деревянш
бамбуковые изделия такж е покрываются лаком. Плетеные изделия из бамбука воо€
отличаются необычайной виртуозностью выполнения (рис. 5 и 6). Блюдо из тутов
дерева, работы Инаги Хигасисэнри из Токио тож е представляет комбинацию матер
лов: оно отделано лаком и обработано насечкой из серебра и ракушек.
Роспись тканей, украшение кимоно и ширм — также старинный вид приклади
искусства Японии. На выставке было представлено шитое золотой нитью ким<
а также более скромное кимоно, расшитое фазанами, выполненными в разных ж
жениях на светлом цветочном фоне.
Набивные ткани, представленные на выставке, используются для повседнев
современной одежды . Из узких полотнищ такой ткани шьют кимоно прямого покрои
сшивая в продольном направлении несколько неразрезанных полотнищ.
Богаты и разнообразны возможности украшения ширм: на них изображен!
сюжетные и бытовые сцены, пейзажи (рис. 8). П ораж ает виртуозное умение разным
оттенками одного цвета передать пейзаж взморья. Так, Хори Томосабуро из Токи
прекрасно сумел оттенками синего цвета передать бьющиеся о скалы морские волна
пену, облака.
Очень хорошо переданы нахохлившиеся, сидящие на сучьях цапли на ширма
работы Нарутака Токо (г. К анадзава, префектура Исикава).
Обращает на себя внимание при украшении ширм сочетание традиционной япон­
ской тематики и композиции с присущими современному искусству строгими прямым!
линиями и сдержанной цветовой гаммой. Очень своеобразны объемные изделия в
кованого металла; изображение рыбы (рис. 7) работы Като Соган (г. Киото) и всад
ницы (рис. 9) работы Отани Харухико (род. в г. Вакамацу, префектура Фукуош
живет в г. Токио). На выставке было представлено несколько образцов мелкой скульп
туры, из которых следует отметить деревянную статуэтку «Отдыхающая женщина)
работы известного художника Японии Хирата Гоио (г. Токио) и статуэтку крестьянин
работы мастерицы Йтихаси Тосико (г. Иокогама).
Хроника
133
Особенно красочна и жизнерадостна была экспозиция народной игрушки. Сделанвые из дерева, глины, папье-маше игрушки часто чем-то напоминают хорошо знакомых
нам матрешек и вятскую скульптуру малых форм. В ярких куклах типа матрешек
нашли отражение культовые образы: буддийского бога Дарумы и богини Кудзумэ.
Просто и остроумно сделаны фигурки зверей с качающимися при легком дуновении
головами и хвостами и другие нехитрые, но очень забавные подвижные игрушки.
В экспозиции выставки частично отразились сложные культурные и этногенетиче:кие связи японского народа. Японские мастера восприняли, продолжили и творчески
зереработали многие достижения китайской и корейской культуры, легшие в основу
зпонского художественного ремесла. Такие приемы, как батикование ткани и возник3iee по аналогии с ним в последние годы батикование поделочной бумаги, напоми­
нают нам о южных, индонезийских связях японского народа. На многих надверных
занавесях можно увидеть айнские узоры. К айнским инау восходят, видимо, и неко­
торые игрушки — точеные куклы «кокэси» и деревянные фигурки, у которых шевелюра
изображена при помощи кудрявых стружек.
Выставка современного японского прикладного искусства в Москве была очень
знтересна с разных точек зрения — технической, искусствоведческой, этнографической,
Эна выполнила благородное и нужное дело культурного сближения народов, служа
здеям взаимопонимания, мира и дружбы.
В этом причина теплого внимания, оказанного выставке советскими людьми,
! этом объяснение неизменно восхищенного тона отзывов ее посетителей.
С. А. Арутюнов, Н. М. Ильчук
В Б УР ЯТ С КО М К О М П Л Е К С Н О М Н А У Ч Н О - И С С Л Е Д О В А Т Е Л Ь С К О М ИНСТИТУТЕ
С т о л е т и е со
д н я р о ж д е н и я М. Н. Х а н г а л о в а
Бурятский комплексный научно-исследовательский институт Сибирского отделезия АН СССР провел в сентябре 1958 г. научную сессию, посвященную столетию со
зня рождения замечательного этнографа и фольклориста, народного учителя Матвея
Николаевича Хангалова. Сессию открыл председатель Президиума Верховного Совета
Зурят-Монгольской АССР Д . Ц. Цыремпилон. В работе сессии приняли участие пред­
ставители г. Иркутска, Усть-Ордынского и Агинского национальных округов, а также
зочь М. Н. Хангалова — Софья Матвеевна, проживающая в улусе Бильчир Осинского
зззмака Усть-Ордынского национального округа Иркутской области.
Такую ж е сессию провел окружной краеведческий музей в с. Усть-Орда Иркут­
ской области.
На этих сессиях научные работники Улан-Удэ, Иркутска и Усть-Орды Г. Н. Р у ­
мянцев, И. Е. Тугутов, В. И. Андреев, Ф. А. Кудрявцев и другие выступили с доклаЗами о научной и педагогической деятельности М. Н. Хангалова.
Совет Министров Бурят-Монгольской АССР в увековечение памяти ученого поста­
зовил воздвигнуть в Улан-Удэ памятник М. Н. Хангалову, присвоил его имя краеведзескому музею в Улан-Удэ. Назначена персональная пенсия его дочери.
По предложению доцента Иркутского университета П. П. Хороших, являющегося
соратником и учеником Хангалова по этнографическому изучению бурят, решено
('страивать в Улан-Удэ ежегодные «Хангаловские чтения». В Улан-Удэ приступили
з изданию собрания сочинений М. Н. Хангалова в трех томах. Бурятский комплексвый научно-исследовательский институт готовит к печати сборник, посвященный сто­
летию со дня рождения М. И. Хангалова.
Этнографическое
совещание
в Бурятии
16 сентября в Улан-Удэ состоялось первое этнографическое совещание научных
заботников, занимающихся этнографией бурят. Созыв такого совещания в Улан-Удэ
зполне закономерен. В свое время, благодаря научно-собирательской деятельности
выдающегося бурятского ученого М. Н. Хангалова, этнографическое изучение бурят
золучило значительное развитие. После смерти М. Н. Хангалова (1918 г.) систематизеским изучением современного быта и культуры бурят никто не занимался, если не
считать отдельных любителей-краеведов и этнографов, ззздававших до 1930-х гг. журнал
Фурятоведение» (Улан-Удэ) и «Бурятоведческий сборник» (И ркутск).
В годы социалистического преобразования сельского хозяйства снова оживилась
этнографическая работа в Бурятии. Ею стали заниматься республиканские краеведзеские музеи в Улан-Удэ и Кяхте, открылись такие музеи и в бурятских улусах
(Жаргалантуй Селенгинского аймака и Арагде Курумканского аймака), развернув­
шие этнографические экспозиции. Бурятский филиал Всесоюзного географического
збзцества с 1957 г. выпускает «Краеведческие сборники», на страницах которых пезатаются этнографические материалы.
134
Хроника
В текущем году этнографическим отделением Бурятского филиала Всесокш
географического общества была организована экспедиция по изучению памяти
культуры в Селенгинской Даурии. Экспедиция обнаружила ряд любопытных а|
тектурных памятников, связанных с именами декабристов Н. и А. Бестужев»
К. Торсона.
Бурятский комплексный научно-исследовательский институт в последнее вц
приступил к изучению семейного быта сельского населения. Повысился интеро
этнографии бурят и со стороны Института этнографии Академии наук СССР. В ш
нале «Советская этнография» опубликована статья о пище южных бурят. Слц
напомнить о состоявшейся еще в 1952 г. сессии Отделения исторических ш
АН СССР, посвященной этногенезу бурят и о развернувшейся по этому вопросу ди^
сии (см. «Советская этнография», 1953, № 1; 1954, № 1).
В работе совещания, кроме ученых, приняли участие представители общесп
ности Иркутской и Читинской областей: краеведы, сельские учителя, журнал*
писатели, пропагандисты и др.
На совещании зачитан содержательный доклад сотрудника ленинградской чао
Института этнографии АН СССР К. В. Вяткиной о задачах этнографического изу(
ния бурят. Большой интерес вызвал доклад заведующего монгольским секи)!
Бурятского комплексного научно-исследовательского института Г. Н. Румящ
«Этногенез бурят». Народному прикладному искусству бурят были посвящены I
доклада — доцента Иркутского университета П. П. Хороших и А. В. Тумахани. За
дующий отделом литературы и фольклора Л. Е. Элиасов выступил с докладом
основных проблемах изучения устной поэзии народов Бурятии. Пишущий эти стр<
сделал доклад о материальной культуре бурят. Было прослушано четыре сообщен
директора Республиканского краеведческого музея им. М. Н. Хангалова С. П. Кос
рева и директора Кяхтинского краеведческого музея Р. Ф. Тугутова об этнографичес
работе в музеях, кандидата филологических наук И. Д . Бураева о выходцах
Туркестана в долине Дж иды — сартулах — и выпускницы Иркутского университ
Г. И. Ильиной о быте семейских (русское старообрядческое население на террито
Б урятии). С заключительным словом выступил директор Бурятского комплекса
научно-исследовательского института Д . Д . Лубсанов.
Этнографы Бурят-Монгольской АССР, Агинского и Усть-Ордынского наци<ш
ных округов и Иркутской области поделились на этом совещании опытом этног]
фической работы.
Бурятский комплексный научно-исследовательский институт готовит к печа:
этнографический сборник, посвященный итогам данного совещания.
Отрадно, что участники этого совещания, разъехавшись на места, сразу же am
визировали свою работу. Так, Институтом получено интересное письмо от директж
краеведческого музея с. Усть-Орда Иркутской области тов. Сабидаевой, в котор<
она сообщает, что участники этнографического совещания создают этнографичесв
актив. Недавно в с. Усть-Орда после отчета делегатов совещания было реше
создать этнографический кружок при окружном краеведческом музее. Кружковщ
этнографы обратились к нам за консультацией по программе развертывания их pi
боты. П одобное сообщение мы получили и из с. Агинского Читинской области. Tl
участники нашего совещания приступили к этнографическому изучению семейно
быта колхозных животноводов, живущих на далеких отгонных пастбищах (гуртах
Таковы первые практические результаты нашего этнографического совещанм
Институт продолжает получать письма от лиц, сожалеющих, что по тем или ина
причинам не попали на совещание. Это говорит об интересе партийно-советской
научной общественности Бурятии к этнографической науке.
И . Е . Тугуп
И С С Л Е Д О В А Т Е Л Ь С К А Я Р АБО ТА ПО Н А Ц И О Н А Л Ь Н О С Т Я М
В КИТАЙСКОЙ Н А Р О Д Н О Й Р Е С П У Б Л И К Е *
В целях развития исследовательской работы по национальностям Академия нар
КНР создала в июне 1958 г. Научно-исследовательский институт национальной^
имеющий три отдела: национального вопроса, этнографии и истории. В задач
Института входит изучение марксистско-ленинской теории по национальному вопрос]
и национальной политики КПК, истории национальных меньшинств нашей родины:
взаимоотношений м еж ду ними, общественного строя национальностей; ознакомлен!
с передовым опытом Советского Союза и стран народной демократии в решена]
национального вопроса и с достижениями науки этих стран в области изучена]
национальностей; подготовка научных сотрудников по национальному вопросу, исто
рии и этнографии нацменьшинств; помощь государственным учреждениям по дела]
национальностей в решении вопросов, требующих научного исследования; содействи
* Информация подготовлена по просьбе редколлегии журнала «Советская этногрг
фия» Институтом национальностей Академии наук КНР.
Хрони ка
135
укреплению сотрудничества всех народов Китая и развитию социалистического строиI тельства.
Одновременно с открытием Института нациснальностей в июне — июле 1958 г.
! Комиссия по делам национальностей при Всекитайском Собрании народных предста­
вителей и Центральная академия нацменьшинств созвали всекитайскую конференцию
по изучению национальностей. На конференции были подведены итоги по изучению
общественного строя и истории нацменьшинств. Отмечая достигнутые успехи, конфе­
ренция подвергла серьезной критике проявления буржуазной идеологии и местного
национализма в этнографической работе. Это — борьба за «свержение белого знамени
! и водружение красного знамени, за ликвидацию буржуазной идеологии и утверждение
социалистической идеологии», борьба м еж ду большой правдой и большой неправдой.
Вступительный доклад на конференции сделал заместитель заведующего Отделом
единого фронта ЦК КПК и заместитель председателя Центрального комитета по делам
нацменьшинств КН Р Ван Фэн. С заключительным докладом, в котором были подве­
дены итоги работы конференции, выступил заместитель председателя комиссии по
делам
национальностей при Всекитайском Собрании народных представителей
Се Фу-мин.
Участники конференции, в д у х е выдвинутой Ц К КПК генеральной линии, «напря­
гая все силы, стремясь вперед, больше, быстрее, лучше, экономнее строить социа­
лизм», создали план «большого скачка» по исследованию национальностей. Главное
содержание этого плана заключается в том, чтобы за короткий срок закончить перво­
начальное обследование общественного строя и истории пятидесяти нацменьшинств
нашей страны.
В соответствии с этим планом Институт национальностей Академии наук КНР,
Центральная академия нацменьшинств, Пекинский университет, Пекинский педаго­
гический университет, Отдел искусств министерства культуры КНР, Революционный
исторический музей, Институт языков нацменьшинств Академии наук КНР направили
в национальные районы больше пятисот сотрудников, преподавателей и студентов.
Часть из них влилась в ранее созданные экспедиции во Внутренней Монголии, Синь­
цзяне, Тибете, Сычуани, Юньнани, Гуйчжоу, Гуандуне, Гуанси. Остальные организо­
вали новые экспедиции в провинции Ганьсу, Цинхай, Ляолин, Гирин, Хэйлунцзян,
Хунань, Фуцзянь и др.
В сентябре 1958 г. вышел первый номер издаваемого Институтом националь­
ностей ежемесячного научного ж урнала «Минцзу цзяосюэ» («Исследование нацио­
нальностей»), В журнале опубликована статья Се Фу-мина «Основные итоги двухлет­
ней работы по обследованию общественного строя и истории нацменьшинств». Автор
отметил достижения и вскрыл недостатки в этой области. Он подчеркнул, что в иссле­
довательской работе по национальностям, как и ro всякой работе, ведущее положение
должно принадлежать политике, что исследовательская работа по национальностям
долж на вестись под руководством КПК.
В журнале помещен отчет экспедиции по изучению общественного строя и истории
нацменьшинств провинции Сычуань — «Общественный облик национальности йи, ж и­
вущей в Ляншане (провинция Сычуань), до демократической реформы». Этот отчет
основан на оригинальных материалах, собранных экспедицией в течение полутора
лет. Статья не только содержит научный анализ рабовладельческого общества йи, но
и (это особенно важно) показывает, что народ йи под руководством КПК и народного
правительства путем демократических реформ и социалистических преобразований
переходит сразу от рабовладельческого общества к социалистическому. Тем самым на
живом и конкретном примере доказывается величие и правильность национальной
политики Ц К КПК, руководимого председателем Мао Цзэ-дуном. Ж урнал знакомит
своих читателей с работой советских этнографов (опубликован перевод статьи «Ра­
бота Института этнографии Академии наук СССР в 1957 г.» из журнала «Советская
этнография») и публикует план «большого скачка» на год, созданный Институтом
национальностей Академии наук КНР.
Издательский план Института национальностей Академии наук КНР предусма­
тривает подготовку большого числа научных работ. Центральное место в этом плане
занимает 60-томная серия «Очерки этнографии и истории», посвященная всем
нацменьшинствам. Такого монументального труда, предусматривающего всестороннее
■описание всех нацменьшинств многонационального Китая, еще не было в истории
науки.
Д ругую серию составят сборники материалов по нацменьшинствам из старой
исторической литературы. Уже началась подготовка первого тома «Сборника мате­
риалов по истории тибетского народа», который выйдет в свет в начале 1959 г.
С целью ознакомления с опытом Советского Союза и стран народной демокра­
тии в решении национального вопроса подготовляется сборник переводных статей по
национальному вопросу, который выйдет в свет к концу этого года.
Институт национальностей Академии наук КНР уделяет большое внимание раз­
витию сотрудничества с академиями наук стран социалистического лагеря.
В апреле текущего года сотрудник Института национальностей Фэн Цзя-шэн по
приглашению Института этнографии АН СССР принял участие в этнографической
экспедиции, работающей в Средней Азии.
По соглашению о сотрудничестве м еж ду академиями наук КНР и СССР
136
Х рон и ка
Институт национальностей направил одного аспиранта в Советский Союз для усовер
шенствования в области этнографии.
В августе текущего года директор Института литературы и языка Академи
наук Казахской ССР С. К- Кенесбаев и заведующий отделом востоковедения этог
института Ц. Д . Номинханов прибыли в Китай. Они посетили Институт национал!
ностей Академии наук КНР. Центральную академию нацменьшинств, Инстип
языков нацменьшинств Академии наук КНР и другие учреждения. Гости побывал
в автономной области Внутренняя Монголия и Синьцзян-Уйгурской автономнс
области.
По соглашению о сотрудничестве меж ду академиями наук КНР и СССР буд|
осуществлен обмен материалами музеев в области этнографии между КНР и ССС1
ПОЕЗДКА
В ВЕНГЕРСКУЮ
Н А Р О Д Н У Ю Р Е СП У Б Л И К У
В июне 1958 г. авторы настоящего сообщения были командированы Институте»
этнографии АН СССР в Венгерскую Народную Республику. Срок нашей командиров-'
ки был небольшой — всего две недели; за это время мы должны были обсудить с вен­
герскими учеными проспект подготовляемой ими статьи «Венгры» для издаваемого
Институтом этнографии многотомника «Народы мира», а также познакомиться с ра­
ботой этнографических и антропологических учреждений Венгрии.
В написании статьи «Венгры» участвуют виднейшие венгерские ученые. Раздел,
посвященный этногенезу венгерского народа, и часть раздела «Экономика и хозяйст­
венный быт» пишет проф. И. Талаши; вторую часть этого раздела и раздел по мате­
риальной культуре пишет проф. Бела Гунда; весь раздел по духовной культуре и об­
щественному строю взял на себя ьроф. Д . Ортутаи. Подбор иллюстративного материа-1
ла и составление карт осуществляет научный сотрудник Института этнографии Буда­
пештского университета Л. Ковач.
" !
Во время нашего пребывания состоялось совещание авторского коллектива у рек­
тора Будапештского университета проф. Д . Ортутаи, на котором были обсуждень
научные и организационные вопросы, связанные с подготовкой этого издания.
Значительную часть времени в Будапеште мы посвятили осмотру экспозиции и
фондов Этнографического музея (директор проф. Д . Домановски) и ознакомлений
с работой
Института этнографии Будапештского университета
(руководителипроф. Д . Ортутаи и И. Талаш и).
Один из участников поездк и — М. Г. Левин — побывал также в отделе антрополо­
гии Естественнонаучного музея (заведующий — доктор Я- Немешкери), где ему была
предоставлена возможность ознакомиться с основной тематикой работы отдела
и осмотреть обширные коллекции по палеоантропологии Венгрии, накопленные в по­
следние годы венгерскими учеными. В антропологическом институте Будапештского
университета (руководитель проф. Л. Бартуц) мы познакомились с богатыми кранио­
логическими и остеологическими материалами, собранными в конце прошлого и начал?
нашего века известным венгерским антропологом Тереком, а в Геологическом инсти­
т у т е — с известной палеоантропологической находкой — скелетными остатками из
пещеры Шубалюк. В Будапеште мы имели встречи со многими венгерскими этногра­
фами и антропологами, любезно знакомившими нас со своими работами.
2 июля на совместном заседании Венгерского этнографического и Венгерского ан­
тропологического обществ под председательством проф. Л , Бартуца М. Fj Левин вы
ступил с докладом «Основные направления антропологических исследований в СССР»
Венгерские коллеги предоставили нам возможность совершить интересные поезд
ки по стране. Маршрут этих поездок — более полутора тысяч километров на автомо
биле — охватил восточную и юго-западную часть Венгрии. Благодаря исключительном!
гостеприимству и вниманию, которое было оказано нам венгерскими коллегами и работ
никами аппарата Венгерской Академии наук, гостями которой мы были, нам удалой
за очень короткий срок многое увидеть и многому поучиться.
Этнография — одна из наиболее развитых отраслей венгерской науки; еще в X IX начале XX в. было опубликовано много больших серьезных работ по этнографии вен
герского и других народов, главным образом обских угров. И в настоящее врем!
в Венгрии ведется значительная научная работа, начата разработка многих важны:
этнографических проблем.
Всей этнографической работой в Венгрии руководит Главная этнографическая ко
миссия при Венгерской Академии наук (Отделение общественно-исторических н а у к II класс). В этой комиссии составляются общие планы работы в пределах страны
Сейчас, например, здесь разрабатывается перспективный план работы на 15 лет. Ко
миссия издает центральный этнографический печатный орган «Acta ethnographica».
Большую научную работу ведет также Венгерское этнографическое обществе
В 1959 г. исполняется 70 лет со дня его основания. Общество организовано на добро
вольных началах, члены его платят взносы. Кроме того, общество получает материаль
Х ро н и ка
137
яую помощь от Академии наук, на средства которой, в частности, издается журнал
ilthnographia». В обществе есть три отдела: венгерского фольклора, материальной
культуры венгерского народа и этнологии. На регулярных заседаниях этих отделов
заслушиваются научные доклады и отчеты членов общества.
Три этнографических института Венгрии — при Будапештском, Дебреценском и
Сегедском университетах — наряду с подготовкой научных кадров этнографов, ведут
Iи исследовательскую работу.
Число студентов-этнографов в Будапеште и Д ебрецене невелико. Каждый из них
приобретает в университете и вторую специальность, которая делает возможным ис­
пользовать его не только на научной работе, но и в качестве учителя средней школы,
работника музея, библиотеки.
Специализация начинается с первого курса. Пятый курс отводится исключитель­
но на практику в музеях и подготовку дипломных работ. В Будапеште и Дебрецене
t
Рис. 1. Здание Будапештского этнографического музея
нас познакомили с рядом дипломных работ студентов. Все эти работы основаны, как
правило, на самостоятельно собранных полевых материалах; в них рассматриваются
главным образом узкие, специальные вопросы венгерской этнографии (например: ры­
боловство на оз. Веленце, жилища отдельного селения, способы молотьбы в одном из
комитатов).
С большим интересом просмотрели мы также несколько этнографических фильмов,
созданных научными сотрудниками этнографического института Будапештского уни­
верситета: «О старом способе жатвы серпом в северной Венгрии», «Уборка сена косой
в центральной Венгрии», «Пастушеский быт в окрестностях Дебрецена», «Свадебные
обычаи у полоцев» (этнографическая группа венгров).
И з основных этнографических проблем, которые сейчас разрабатываются в веду­
щих этнографических учреждениях Венгрии, следует преж де всего упомянуть состав­
ление Венгерского этнографического атласа. К настоящему времени закончен подго­
товительный этап этой работы: составлены и отпечатаны подробные анкеты по от­
дельным разделам материальной и духовной культуры. В каждой такой анкете, помимо
подробного вопросника, есть и схематические рисунки различных типов сельскохозяй­
ственных орудий, жилищ, одежды и пр., что долж но значительно облегчить ответы на
вопросы.
Намечены также основные области исследования и пункты в них, подлежащие бо­
лее тщательному изучению. Исследование долж но проводиться в 350 пунктах, равно­
мерно распределенных по территории главным образом самой Венгрии, а отчасти на
территории соседних государств: Чехословакии, СССР, Румынии, Югославии и Авст­
рии, где имеется и венгерское население.
Венгерские этнографы начали также разработку новой для них проблемы «Со­
временная культура и быт венгерского народа». Правда, еще не выработана методоло­
гия этих исследований, не совсем ясно представляются и задачи их. Сейчас собирается
материал по фольклору и быту некоторых групп рабочих в Будапеште, по этнографиче­
скому изучению населения нового промышленного города — Сталинвароша.
138
Хроника
Интересную работу проводят венгерские этнографы совместно с так называемо!
Аграрной комиссией Академии наук. Цель этой работы — дать в историческом аспекте
историю хозяйственного быта венгерского народа, включая сюда основные раздели
материальной культуры и социальную организацию, выявить основные экономические!
и этнографические области Венгрии в их историческом развитии.
В этнографических учреждениях Венгрии ведутся обширные работы по истории
народного жилища. Так, в Архитектурном институте Технического университета в Бу­
дапеш те, директор которого проф. Ласло Варга живо интересуется и этнографией,
собран большой материал по народному зодчеству (4 тыс. рисунков и 12 тыс. фото­
снимков), который сейчас обрабатывается.
В планах работы этнографических институтов и музеев стоит много тем и по иньн
разделам материальной и духовной культуры.
Следует отметить, что основное внимание большинства венгерских этнографов
направлено на изучение своего народа. Поэтому так много выходит отдельных трудов
Рис. 2. Экспозиция выставки народной одежды в Будапештском этногпафическом
музее
и статей по узким темам венгерской этнографии. В несравненно меньшей степени изу
чается этнография других народов, живущих в Венгрии,— славян, немцев.
М узейная работа в Венгрии ведется в широких масштабах. В шестидесяти горо
дах страны имеются краеведческие музеи, в которых, как правило, есть и этнографа
ческие отделы, хотя не везде еще в них работают специалисты-этнографы.
Самый крупный этнографический музей находится в Будапеште (рис. 1). В музе!
работает 76 человек, из них 30 — научные сотрудники. Музей имеет отделы: вен
герской этнографии, международный и музыкальный, обширный этнографический ар
хив, богатые фонды и большую библиотеку. Каждый отдел разбит на ряд тематически?
подотделов, так называемых коллекций, имеющих своих хранителей. Так, первый отде:
состоит из следующих коллекций: земледелие, скотоводство, рыболовство, жилище
пища, текстиль, керамика, прикладное искусство. У музея есть свои публикации: еже
годник «Neprajzi kozlemenyek» («Этнографические записки»), «Neprajzi Ertesito:
(«Сборник по этнографии») и отдельные издания.
Из 15 тыс. м2 площади музея только 5 тыс м2 отведено под экспозицию. Постоян
ной экспозиции по этнографии венгерского народа нет, ее заменяют отдельные выстав
ки, функционирующие довольно продолжительное время.
В настоящее время открыта выставка венгерской народной одежды . В первых за
лах показаны основные части мужской и женской одежды в их историческом развитии
а затем выставлены на отдельных щитах комплекты одежды из разных этнографиче
ских областей Венгрии, причем с подразделением на о деж ду различных социальных \
возрастных групп. Интересна техника экспозиции: манекенов нет, но показываема;
о д еж д а создает впечатление, что надета на человека (рис. 2).
Хроника
139
В фондах музея хранятся также и большие этнографические коллекции по наро­
дам мира, собранные в разное время венгерскими путешественниками. Наиболее ценны
океанийские коллекции венгерского орнитолога Самуэля Фенихеля (1891— 1893 гг.) и
энтомолога Биро Лайоша (1896— 1902 гг.); коллекции по Африке врача Рудольфа ФусеY.а (Либерия, 1930-е годы), этнолога Эмиля Тордаи (Западная Африка, те ж е годы ),
путешественника Самуэля Телеки (Восточная Африка, 1845— 1916 г.). Есть в фондах
богатые материалы по этнографии обских угров (коллекции К- Панои, Я- Янко) и по
другим народам Сибири.
Остановимся кратко на вопросах антропологии. Венгерская антропология имеет
старые традиции и зарекомендовала себя уж е в прошлом веке серьезными исследова­
ниями. В настоящее время антропологическая работа в Венгрии ведется также в зна­
чительных масштабах.
Наибольшее количество специалистов-антропологов сосредоточено в антропологи­
ческом отделе Естественнонаучного музея (заведующий отделом — д-р Я. Немешкери,
научные сотрудники — д-р Ш. Венгер, д-р П. Липтак, проф. М. М алан). Основное на­
ставление работ отдела — изучение антропологического типа древнего населения Венг­
рии, главным образом эпохи переселения народов и первых веков существования вен­
герского государства. В антропологическом отделе сосредоточены обширные палеоаятропологические собрания, которые благодаря хорошо организованному контакту
антропологов и археологов продолжают быстро расти. Венгерскими антропологами
опубликована большая серия палеоантропологических исследований, позволяющая поновому осветить многие важные вопросы этногенеза венгерского народа (работы
Л. Бартуца, Ш. Венгера, П. Липтака, Я- Немешкери и др .). Одним из вопросов сложе­
ния антропологического типа венгров является роль монголоидного компонента в этом
процессе. Наличие отдельных черепов выраженно монголоидного облика в разных се­
риях из аварских могильников и могильников эпохи венгров-завоевателей отчетливо
выявляется и при беглом осмотре коллекций, однако вопрос об удельном весе монго­
лоидного элемента в древнем населении Венгрии остается еще недостаточно изучен­
ным и вызывает разногласия в среде венгерских антропологов.
К исследованиям по палеоантропологии примыкают работы, посвященные палео­
патологии и «палеохирургии» (различные виды трепанации черепа и т. д .). В музее
г. Печ мы видели в экспозиции большую прекрасно подобранную коллекцию по па­
леопатологии эпохи великого переселения народов.
Весьма ценные материалы собраны венгерскими учеными и по антропологии со­
временного населения Венгрии. Работы эти ведутся в разных районах страны рядом
исследователей.
Назревшей представляется нам задача составления и опубликования сводной ра­
боты по этнической антропологии Венгрии, что будет связано с необходимостью конексии данных разных авторов и унификации методических приемов.
Н аряду с работами по этнической антропологии в антропологических учреждениях
Венгрии ведутся и специальные исследования по морфологии человека. Д-р Я. Немеш­
кери познакомил нас со своими работами, касающимися определения индивидуального
возраста по состоянию спонгиозы эпифиза плечевой кости. Д-р М. Фехер — сотруд­
ник проф. Л . Бартуца по Институту антропологии Будапештского университета—’ За­
нят разработкой вопросов антропологии, связанных с практикой судебной медицины.
Проф. М. Малан и его сотрудник в Дебреценском университете Т. Райкай собрали об­
ширные материалы по антропологии детей разного возраста и по близнецам.
Преподавание антропологии ведется в трех университетах: в Будапеш те и Сегеде
(проф. Л . Бартуцом) и в Д ебрецене (проф. М. М аланом). Курс антропологии читается
на биологических факультетах, но специализация по антропологии ни в одном из уни­
верситетов Венгрии учебными планами не предусмотрена.
Центральным органом венгерских антропологов является журнал «Antropologiai
kozlemenyek» («Антропологические записки»), который издается антропологическим
отделом Венгерского биологического общества (раньше журнал издавался под титу­
лом «B iologiai kozlem eny. Pors an thropologia»). Антропологический отдел Естествен­
нонаучного музея издает с 1956 г. серию «Crania Hungaria». Антропологические рабо­
ты публикуются также в изданиях: «Acta anthrupologica universitetis sz'egeotiensis» и
«Acta Debreciensis historico-naturalis».
Мы не имеем возможности в кратком отчете остановиться на содержании много­
численных публикаций венгерских антропологов. С удовлетворением отметим лишь,
что большинство из них снабжено резюме на одном из западноевропейских и на рус­
ском языках.
К сожалению, из-за краткости нашего пребывания мы не смогли поработать над
антропологическими коллекциями венгерских научных учреждений и вынуждены были
ограничиться лишь общим ознакомлением с ними.
Наша поездка по стране была очень непродолжительной — всего пять дней; поэто­
му мы не имели, конечно, возможности вести какие-либо полевые исследования. Основ­
ное внимание было сосредоточено на осмотре некоторых местных краеведческих музеев
и отдельных, наиболее интересных селений, встречавшихся нам по пути.
Целью первой поездки, во время которой нас сопровождал проф М. Малан, было
посещение г. Дебрецена. Мы проезжали много различных населенных пунктов, в неко­
торых из них останавливались,— как в больших селах с рядовой планировкой, так и
40
Хрони ка
в отдельных хуторах — таньи. Д ом а в этих селениях по внешнему виду, да и по сво
внутренней планировке, судя по первому впечатлению, довольно однообразны. Э
саманные либо кирпичные побеленные здания с двускатной соломенной или чаще ч
репичной крышей (рис. 3 ). Характерна длинная галерея вдоль одной из боковых cti
дома, иногда — и перед фасадом, кровля которой поддерживается четырехугольны),
или круглыми колонками. С галереи вход ведет в отапливаемые сени, по одну сторо)
от которых расположена жилая комната, по другую — холодная горница или клад
вая. Сзади, непосредственно к дому, примыкают хозяйственные постройки. Необход:
мая принадлежность каждого хутора — колодец с журавлем; такие ж е колодцы мох
но видеть и в селениях. Усадьба хутора либо огорожена плетнем, либо густо обсажен
деревьями; в селениях открытый двор обычно обнесен высоким забором.
Рис. 3. Современный сельский дом
В г. Корцаге, где мы сделали первую остановку, мы осмотрели небольшой краевед­
ческий музей. Особенно интересна здесь экспозиция по быту одной из этнографических
rpvnn венгров, так называемых надькум (куманы ). В XIX в. эта группа еще сохраняла
много специфики в материальной и духовной культуре. Основным занятием куманов
было скотоводство; поэтому много места в экспозиции отведено показу кочевого па­
стушеского быта. В музее экспонировано много современных работ местных гончаров:
обливные тарелки и кувшины (преимущественно коричневого или зеленого цвета) с
черной или цветной подглазурной росписью.
Д ебрецен славен своим университетом, огромное здание которого весьма примеча­
тельно по архитектуре.
В университете мы ознакомились с работой кафедры этнографии, возглавляемой
проф. Б. Гунда, и с антропологической работой, которой руководит проф. М. Малая.
Мы были приняты ректором университета проф. Беле и присутствовали на церемонии
присуждения докторской степени ряду молодых ученых по разным специальностям.
Эта церемония происходила в актовом зале университета при огромном стечении пуб­
лики. Ректор и декан в мантиях, клятва вновь посвященных служить делу науки,
напутственная речь ректора — все это создавало атмосферу большой торжественности.
Традиция эта восстановлена в университете в самое последнее время.
Очень интересной для нас была организованная в Дебреценском университете
встреча со студентами кафедры этнографии. Нельзя не отметить, что все студенты
изучают русский язык и многие из них уж е хорошо им владеют.
Из венгерских краеведческих музеев, осмотренных нами, Дебреценский музей
имеет наиболее полную этнографическую экспозицию. В отдельных залах его размеще­
ны экспонаты по рыболовству, скотоводству, земледелию, жилищу. 'С особо большим
интересом смотрятся восстановленные в музее мастерские венгерских кустарей (по из­
готовлению сукна, народной одежды, глиняной посуды) с воспроизведением полной
обстановки их: оборудование, инструменты, образцы изделий и пр.
Хроники
1^1
И з г. Дебрецен мы вместе с проф. Бела Гунда совершили выезд в небольшой горо­
док Х айдусобосло, большинство жителей которого занимается сельским хозяйством;
неподалеку от него, в степи, находятся, пастушеские стойбища. Здесь мы осмотрели
временные постройки пастухов овечьих стад, где они живут все лето. Это небольшие
постройки из тростника или самана, крытые тростником. Загоны для скота, примыкаю­
щие к жилищу, отгорожены тростниковым ж е плетнем (рис. 4, а). Часто здесь ж е
Рис. 4. Временные постройки пастухов в степи возле' г. Хайдусобосло:
а — комплекс построек; б — шалаши
стоит тростниковый шалаш конической формы (рис. 4, б ). В таких хижинах сохра­
няется еще много предметов пастушьего обихода, в том числе — посохи с медной ру­
кояткой — крючком.
Осенью, в последний вечер пребывания овец на пастбище, пастухи обычно сжигают
все тростниковые постройки.
Проф. Бела Гунда показал нам также несколько землянок лесников и рабочих —
заготовителей леса. В конструкции этих землянок до сих пор видны следы архаичной
строительной техники, в частности столбовая конструкция крыши и стен.
В Будапеш т из Д ебрецена мы вернулись другой дорогой, через города Мишкольц,
Токай ■—• один из центров венгерского виноделия, и богатый историческими памятниками
142
Х рон и ка
г. Эгер. Во втором по величине городе страны — Мишкольце имеется большой краевед­
ческий музей. Этнографические фонды музея очень значительны. Следует отметить
богатые археологические коллекции, среди которых особенный интерес представляют
материалы по палеолиту Венгрии.
Большое впечатление осталось у т.ас от посещения г. Мезёкёвешда — центра рас­
селения этнографической группы венгров — матьо. В настоящее время матьо насчиты­
вают около 23 тысяч: большая часть их живет в Мезёкёвешде и соседних селах. Мать»
сохранили мало самобытных черт в своей культуре, однако еще в 1940-х годах
они славились ярким, красочным народным костюмом, многочисленные образцы
которого представлены в небольшом, но очень интересном местном краеведческом му­
зее, где открыта экспозиция по старому быту матьо (рис. 5). На выставке хорошо по­
казан характерный для матьо тип поселений — круговой формы (вокруг центральной
площади селения группируются жилые дома, а их окружают хозяйственные построй­
ки). Наше внимание привлекла также карта расселения в прошлом больших семей а
М езёкёвешде. Вплоть до недавнего времени существовала патронимия: часто целые
улицы были заселены только однофамильцами.
Рис. 5. Здание краеведческого музея в г. Мезёкёвешде
Сейчас многие матьо переселились в промышленные города и стали рабочими.
И з-за недостатка земли, отходничество было у них развито издавна и особенно
усилилось с начала нашего века.
Вторая наша поездка была совершена в южную Венгрию (древнюю Паннонию),
конечным пунктом был г. Печ.
Во время этой поездки мы побывали в рыболовецком кооперативе на оз. Веленце.
где осмотрели лодки, рыболовные снасти. Озеро это сильно заросло камышом, заго­
товка которого составляет особый промысел местного населения. Этот камыш заку­
пают в окрестных селах для покрытия крыш и строительства хозяйственных помещений.
Богатая экспозиция по рыболовству находится в краеведческом музее города
Секешфехервара, находящегося близ оз. Веленце. Мы посетили также большой крае­
ведческий музей г. Веспрема, где хранятся богатые фонды по археологии и этнографии
края, затем поехали к оз. Балатон. В приозерном селении Тихай — несмотря на то, что
это теперь модный курорт,— еще сохраняется много черт старины. Жители Тихая
раньше в основном занимались рыболовством. Мы видели здесь еще много своеобраз­
ных каменных домов с соломенными крышами.
Большую часть времени мы уделили знакомству с историческими памятниками и
музеями г. Печ.
Заслуж ивает большого внимания богатая экспозиция археологического музея
г. Печ, где представлены главным образом результаты раскопок местных археологов.
Интересен метод показа археологического материала; для экспонатов по каждому исто­
рическому периоду отведены отдельные комнаты, отличающиеся друг от друга расцвет­
кой стен. Отдельные предметы хорошо дополняются рисунками на стенах или на щи­
тах, так что посетителю ясно видно назначение и способ применения тех или иных ору­
дий, предметов домашнего обихода и пр.
Хроника
143
В этнографическом м узее собраны большие коллекции по текстилю, гончарству и
сельскохозяйственным орудиям как венгерского, так и живущего в этом комитате
славянского населения. Как и в этнографическом музее Будапешта, постоянной этно­
графической экспозиции здесь нет; ее заменяют временные выставки. Мы осмотрели
выставку народной одеж ды этнографической группы шокацов, южнославянской по
происхождению.
Возвращаясь из Печа в Будапешт, мы заехали в большое село Деч. Здесь живет
еще одна этнографическая группа венгров — шаркос. Небольшой краеведческий музей
представляет собой обычный крестьянский дом этой области, построенный в начале
вашего века, где полностью сохраняется интерьер того периода с образцами изделий
народного прикладного искусства.
Сопровождавший нас в поездке научный сотрудник Будапештского этнографиче­
ского института Е. Барабаш рассказал много интересного о группе шаркос. Так, по
его словам, раньше в это богатое село приезжали женихи из других районов. П олож е­
ние примаков в богатой семье было нелегким, они находились здесь на положении ра­
ботников.
Здесь существует и сейчас очень интересное явление: женщина после замужества
в быту сохраняет девичью фамилию, нередко детей называют не по отцу, а по матери.
После ж е смерти женщины на памятнике над ее могилой высекают обычно только ее
девичью фамилию. (Во всем этом можно видеть пережитки, связанные с матриарха­
том.) Е. Барабаш обратил наше внимание также на своеобразный способ погребения,
существующий и в наши дни: погребальную яму роют с боковой нишей, в которую и
кладут покойника.
По дороге в Будапешт мы осмотрели село Кокожд, в прошлом немецкое. После
второй мировой войны немцы переселились в Германию. В настоящее время здесь ж и­
вут секлеры (одна из больших и своеобразных по быту этнографических групп венгров,
основная масса которых обитает в Румынии). Здесь мы побывали у народного скази­
теля Мольнара Анатоя (75 л е т ), который спел нам старинную балладу о девушке и
двенадцати разбойниках.
Нельзя не упомянуть нашего посещения нового города Венгрии — Сталинвароша.
Этот промышленный центр был построен совсем недавно, после освобождения Венгрии.
Его широкие, прямые улицы, застроенные многоэтажными домами, множество больших
фабричных зданий, расположенных на окраине, производят большое впечатление и
красноречиво говорят о тех преобразованиях, которые происходят в настоящее время в
Венгерской Народной Республике.
*
*
*
С благодарностью вспоминаем мы гостеприимство наших венгерских коллег, раду­
шие и внимание, оказанные нам представителями различных слоев венгерского народа
в разных городах и селах, которые мы посетили. Мы многим обязаны нашему постоян­
ному переводчику М. Иштвановичу, который хорошо изучил русский язык за время
прохождения аспирантуры в Тбилиси и молодому венгерскому антропологу Т. Тотту,
также помогавшему нам в качестве переводчика.
М. Г. Левин, И. Н. Гроздова
КРИТИКА И БИБЛИОГРАФЖ
КРИТИЧЕСКИЕ СТАТЬИ И ОБЗОРЫ
T h o r H e y e r d a h l . Aku-aku. P a sk eeyas hemmellighet. Oslo, 1957. Английской
издание: Aku-aku. The Secret of Easter Island. London, 1958. Сокращенные русские пе-р
реводы: Т у р Х е й е р д а л . Аку-аку. Тайна острова Пасхи. «Юность», 1958, №№ 13; «Вокруг света», 1958, №№ 1— 4.
В 1955— 1956 гг. на острове Пасхи вела исследования археологическая экспедиция,!
организованная известным норвежским путешественником Туром Хейердалом. В со-1
ставе экспедиции, помимо Хейердала, работали два американских археолога — проф|
Уильям Мэллой из Вайомингского университета и проф. Карлайл Смит из Канзасского!
университета; норвежский археолог Арне Шелсволд; сотрудник музея Нью-Мексико|
Эдвин Фердон; студент-археолог Гонсало Фигероа из университета в Сант-Яго; фо-|
тограф, водолаз и другие — всего 23 человека (стр. 26—27) L Во время экспедиции ве-|
лись раскопки в бухте Анакена (резиденция верховных вож дей), в Винапу (храм и]
крематорий), Оронго («солнечная обсерватория»), Поике («оборонительная траншея»)|
и в ряде других мест. Составлена карта с указанием пещер, обследованных экспеди­
цией (стр. 48—49). Экспедиция приобрела у местных жителей большое количество!
каменной скульптуры и других предметов.
В книге «Аку-аку» Хейердал продолжает развивать свои взгляды, подробно изло­
женные им в монографии «Американские индейцы в Тихом океане»2 и вкратце по-1
вторенные в книге «Путешествие на ,,Кон-тики“» 3. В основном эти взгляды сводятся
к тому, что древние цивилизации Мексики, Центральной Америки и области Анд были|
созданы таинственным белым народом, остатки которого впоследствии переплыли Ти­
хий океан и создали цивилизацию на островах восточной Полинезии. «Когда в Перу
пришли первые испанцы, они нашли в этой горной стране великую империю инков.
Инки рассказали, что колоссальные, ныне заброшенные монументы были воздвигнуты]
белыми богами, жившими до того, как инки взяли власть в свои руки. Исчезнувших
ваятелей описывали как мудрых и миролюбивых учителей, которые пришли с севера ,
на заре истории и обучили предков инков строительному искусству и земледелию, а :
также передали им свои обычаи. Они выделялись среди индейцев белой кожей, длин- ;
ной бородой и высоким ростом. В конце концов они покинули Перу так ж е внезапно,
как и пришли туда; инки сами стали владеть страной, а белые учители навсегда оста­
вили побережье Южной Америки, исчезнув в западном направлении, среди Тихого
о к еа н а » 4. В другом месте Хейердал пишет: «Откуда появились у полинезийцев эти
поразительные познания в области астрономии, кем был составлен их удивительно]
детальный календарь? М ожно уверенно утверждать, что эти знания не были переняты
у меланезийских или малайских народов на западе. Зато все тот ж е исчезнувший
народ — «белые бородатые люди», передавшие свою замечательную культуру ацтекам,
майя и инкам в Америке,— этот народ имел соответствующий календарь и обладал
такими познаниями в астрономии, каких не имела Европа в те времена» 5. Хейердал
придерживается того мнения, что древние цивилизации появились в Америке внезапно:
«Бросается в глаза и тот факт, что никому не удалось обнаружить следов, которые
говорили бы о постепенности эволюции тех высоких культур, которые когда-то суще­
ствовали на территории от Мексики до Перу. Чем дальше вглубь зарываются архео­
логи, тем выше оказывается раскапываемая культура, вплоть до какого-то момента,
1 Ссылки даются по указанному выше английскому изданию.
2 T h o r H e y e r d a h l , American Indian in the Pacific, London — Stockholm—Oslo,
1952.
3 Т. Х е й е р д а л , Путешествие на «Кон-Тики», JI., 1958 (ссылки на страницы даны
по этому издан ию ).
4 Там ж е, стр. 19.
5 Там ж е, стр. 128.
Критика и б и б л и о гр а ф и я
145
когда находки говорят о том, что древняя цивилизация появилась здесь сразу, без
всякой связи с прошлым местных примитивных плем ен»6.
'
По вопросу о том, откуда появились в Америке эти таинственные белые люди,
у Хейердала нет определенного мнения. «М ожет быть, эти кочующие носители само­
бытной культуры были представителями одного из культурных народов Средиземно­
морья и когда-то, в незапамятные времена, отправились тем ж е простейшим способом,
влекомые морскими течениями и пассатами, с Канарских островов к Мексиканскому
заливу?» 1. В других местах Хейердал пишет, что «белые люди» могли попасть в Аме­
рику из Азии, Африки или д а ж е появиться в результате «местной эволюции»8.
Высказывая такого рода мнения, Хейердал явно находится под впечатлением
научно-фантастических работ прошлого века. Одно время действительно было в моде
разыскивать в Америке пропавшие «десять колен Израиля», таинственных атлантов;
выходцев с берегов Средиземного моря и т. д. Об этом были написаны десятки книг.'
Начало серьезного изучения древних американских цивилизаций сразу ж е показало,
что они созданы самими индейцами. С тех пор таинственные «белые учители» индейцев
навсегда исчезли со страниц научных трудов по американистике.
С другой стороны, утверждения Хейердала о том, что высокие культуры Америки
и Полинезии созданы не индейцами и не полинезийцами, а таинственным белым на­
родом, независимо от желания автора, по существу поддерживают антинаучную ра­
систскую пропаганду.
Как известно, в основе расизма леж ат не соответствующие действительности по­
ложения о физической и психической неравноценности человеческих рас и о зависимо­
сти истории человеческого общества и культуры от расовых различий. Как ни раз­
личны варианты расизма, но для всех них характерна пропаганда ложной человеконе­
навистнической идеи «высших» и «низших» рас, из коих первые якобы являются един­
ственными носителями цивилизации, создателями всех культурных ценностей, а вто­
рые способны только на подражание и подчинение первым.
В своих работах Хейердал уделяет много внимания вопросу о связях меж ду Аме­
рикой и Полинезией. Такие связи, несомненно, существовали. Общепризнано, например,
что полинезийский сладкий картофель (кумара) — американского происхождения.
Есть веские основания предполагать, что полинезийцы в своих плаваниях достигали
Америки9. Имеются сообщения и о плаваниях инков на Галапагосские остр ова10.
Хейердал подробно изучал вопрос об индейском мореплавании и доказал высокие
мореходные качества бальзового п л о т а п . Не исключено, что отдельные перуанские
плоты могли достичь Полинезии. Однако нет никаких оснований утверждать, что имело
место переселение из Америки в Полинезию.
Теория заселения Полинезии из Америки была выдвинута впервые испанским
миссионером Суньига, который в доказательство ее указывал на сходство нескольких
филиппинских и южноамериканских слов и на трудность или даж е невозможность
плавать в Тихом океане против пассатов, с запада на восток 12. Уильям Эллис, изве­
стный исследователь Полинезии, также склонен был принять эту теорию, учитывая
преобладание в Тихом океане восточных ветров. Он ссылался также на сходство в
языках, обычаях, материальной культуре народов Америки и Океании 13.
Позднее, по мере накопления этнографических сведений о народах Полинезии и
Юго-Восточной Азии и особенно с установлением факта близкого родства полинезий­
ских и индонезийских язы кови , теория заселения Полинезии из Америки была при­
знана несостоятельной. «И в самом деле,— отмечает С. А. Токарев,— язык и вся куль­
тура народов Полинезии связывают их с Юго-Восточной Азией. Это признают все со­
временные ученые. Все сколько-нибудь серьезные попытки разобраться в вопросе о
происхождении полинезийцев исходят из этого ныне несомненного факта» 15. Следует
6 Там ж е, стр. 113.
7 Там же, стр. 112.
8 Т. H e y e r d a h l , American Indian in the Pacific, стр. 252, 301, 314, 344—3 (b
9 Те Р а н г и Х и р о а
(Питер Бак), Мореплаватели солнечного восхода, М , 1950,
стр. 262— 265; Е. D. M e r r i l l , The B otany of Cook’s V oyages, Waltham, M assachusetts,
1954, стр. 214.
10 Thor H e y e r d a h l and Arne S k j o l s v o l d u , Archaeological Evidence of Prespanish V isits to the G alapagos Islands, «American Antiquity», т. XXII, № 2, ч. 3,
октябрь 1956.
11 Thor H e y e r d a h l , The Balsa Raft in Aboriginal N avigation off Peru and
Ecuador, «Southwestern Journal of Anthropology», т. II, 1955, № 3; E г о ж e, Guara
Navigation; Indigenous S ailin g of the Andean Coast, «Southwestern Journal of
Anthropology», т. 13, 1957, № 2.
12 J. M. Z u n i g a , Historia de las Islas Philipinas, Sampaloc, 1803, стр. 26—30.
13 W. E l l i s , Polynesian researches, т. 2, 1830, London, стр. 37— 52.
14 На родство полинезийских и индонезийских языков впервые указал участник
русской экспедиции 1815— 1818 гг. естествоиспытатель А. Шамиссо. Проблема род­
ства этих языков детально разработана в трудах Керна, Брандштеттера и Демпвольфа. См., например О D e m p w o l f f , V ergleichende Lautlehre des austronesischen
Wortschatzes, Berlin, 1934— 1938 (три тома).
15 См. Те Р а н г и Х и р о а , Указ. раб., Предисловие, стр. 11.
10
Советская этнография, № 1
140
Критика и б и б ли о гра ф и я
отметить, что антропологические и археологические материалы подтверждают дани
языка и этнографии. «Происхождение полинезийцев и микронезийцев,— пишут ант|
пологи Я- Я. Рогинский и М. Г. Левин,— несомненно, связано с Юго-Восточи
А зи ей » 16. Р. Хейне-Гельдерн, с своей стороны, показал, что формы каменных топор
полинезийцев связывают их с поздненеолитической культурой западной Индонезии
Наряду с этим постепенно становилось известным все большее число сходных че
в культурах индейцев Северной и Южной Америки и народов Океании. Так, населен
Перу имеет много черт культуры, общих с полинезийцами и еще больше с народа
Юго-Восточной Азии. Население северо-западного берега Северной Америки имеет р
общих черт с обитателями Новой Зеландии. Кроме того, установлено немало Kyj
турных параллелей м еж ду Индонезией и Меланезией, с одной стороны, и северн
частью Южной Америки и районом Амазонки — с другой. Чем объясняется налич
этих параллелей? На эту тему писали Гребнер, В. Шмидт, Норденшельд, Диксон,
проблема еще далека от разрешения. Очевидно, однако, что теория заселения Полш
зии из Америки, д а ж е если бы она не шла в разрез с фактом родства полинезийцев
индонезийцев, этой проблемы не решает, ибо черты, сходные с культурой американск
индейцев, наблюдаются не только в Полинезии, но и в Меланезии, Индонезии и
азиатском континенте.
Хейердал впервые изложил свои взгляды в 1941 г . 18 Он повторил примерно api
менты Суньиги и Эллиса сто-полуторастолетней давности, отметил культурные паралле,
м еж ду Америкой и Океанией, указал на преобладание в Тихом океане восточш
ветров и трудность плавания против них и выдвинул, кроме того, новые соображен*
Исходя из того, что заселение Полинезии началось не раньше V—VI вв. н. э. и ч
народы Юго-Восточной Азии в то время уж е знали металл, он пришел к выводу, ч
полинезийцы также имели бы металл, если бы они пришли из Юго-Восточной Аз*
Не у них не было металла, значит, по мнению Хейердала, они пришли оттуда, г,
в V в. н. э. металла не было, т. е. из Америки.
В 1947 г. Хейердал с пятью спутниками совершил путешествие на плоту древн
перуанского типа из Южной Америки в Полинезию. Тем самым он добыл еще оди
и притом очень важный, аргумент: доказал возможность плаваний древних перуанц
на плотах из Южной Америки в Полинезию. После этого появились две его статьи
популярная книга о плавании на пл оту20 и, наконец, упоминавшаяся выше моногр
фия «Американские индейцы в Тихом океане», где Хейердал для обоснования cboi
теории заселения Полинезии из Америки привлекает данные этнографии, археологи
антропологии, лингвистики, ботаники, метеорологии.
Как отметил один из рецензентов монографии Хейердала Гекель, специальш
обсуж дение того большого круга проблем, который связан с вопросом о происхожд
нии полинезийцев, обязательно предполагает основательное знакомство с этнографие
лингвистикой, археологией и антропологией не только Океании, но также Восточной
Южной Азии, равно как и западных районов Северной, Центральной и Южной Ам
рики 2|. Критиковать теорию Хейердала оказалось поэтому нелегким делом. Кроме т
го, как часто бывает в науке, многие вопросы поныне еще неясны.
К настоящему времени весьма значительное число специалистов разных отрасл;
знания высказали свое отношение к монографии Хейердала «Американские индейп
в Тихом океане». В подавляющем большинстве они дали этой книге отрицательну
оценку. Лишь отдельные части книги встретили положительный прием, но, как пр;
вило, те части, в которых ученые, оценившие их положительно, не являются специал:
стами. Так, лингвист Лэньон-Орджил положительно оценил ту часть книги, где затр;
гиваются вопросы ботаники 22, тогда как ботаник Меррилл, крупнейший специалист и
флоре Океании, пишет: «Если многочисленные проблемы, обсуждаемы е в этой кнш
Хейердала, столь ж е слабо им изучены, как и проблема 7-й главы, где он имеет дел
с данными ботаники, то наука, вероятно, выиграла бы, если бы эта книга никогда а
была опубликована»23.
В полемике довольно скоро выявились слабые стороны книги Хейердала. «Пр
чтении его работы,— пишет Гекель,— постоянно наталкиваешься на пробелы в cooi
ветствующих областях знания. Объем книги и обширная библиография, занимающа
32 страницы, доказывают, что автор приложил много энергии и усилий. Однако
библиографии опущен ряд важных работ... В оценке источников ощущаются недс
16 Я. Я. Р о г и н с к и й , М. Г. Л е в и н , Основы антропологии, М., 1955, стр. 431
17 R. H e i n e - G e l d e r n , Urheimat und friiherste W anderungen der Austronesiei
«Anthropos», т. 27, 1932, стр. 578— 585.
18 Thor H e y e r d a h l , Did Polynesia culture originate in America? «Internationa
science», т. I, 1941, стр. 15—26.
I
19 Thor H e y e r d a h l , The v o yage of the raft Kon-Tiki, «Geographical Journal;
т. 115, 1950, стр. 20— 41; Е г о ж е , V oyagin g distance and voyagin g time in Pacifi
migration, «Geographical Journal», т. 117.
]
20 Thor H e y e r d a h l , The Kon-Tiki expedition, London, 1950.
I
21 Рецензию J. H a e k e l см. в журн. «Anthropos», т. 51, 1956, № 3—4, стр 801
22 «Journal of A ustronesian Studies», т. 1, ч. 1, 1953, стр. 152.
]
23 E. D. M e r r i l l , Указ. раб., стр. 250; см. рецензию на эту книгу
вжурнал!
«Сов. этнография», 1958, № 1.
i
Критика и б и б л и о гр а ф и я
147
статочно критический подход и отсутствие ясного метода. По мнению Хейердала, пра­
вильный путь состоит в том, чтобы противопоставлять друг другу мнения разных авто­
ров в виде цитат. Но фактически эти цитаты подобраны предвзято. При этом вряд ли
учитывается, насколько надежны привлекаемые источники. Выводы, взятые из работ
прошлого века, покоящиеся на еще недостаточном материале, рассматриваются как
равноценные выводам современных авторов. При этом специальная литература по
Восточной и Южной Азии совершенно не учтена24. «Обзор библиографии,— пишет
Гекель,— показывает, как мало, например, привлек он литературы по Северо-Запад­
ной Америке» 25.
Хейердал сравнивает, например, тотемные столбы индейцев северо-западного
берега Северной Америки и резные столбы маори. Но подобные столбы и резьба с фиг
гурами, расположенными одна над другой, имеются на Новой Гвинее и у даяков на
Борнео. Причем в искусстве даяков встречается и такой мотив, как высунутый язык 2SВ результате Гекель приходит к выводу, что «большинство из приводимых им
(Хейердалом.— Авторы) культурных параллелей м еж ду Полинезией и Америкой могут*
при критическом рассмотрении, говорить равным образом в пользу азиатского происхождения полинезийцев»27. К этому ж е выводу приходит и Р. Хейне-Гельдерн 28.
:
Хейне-Гельдерн, касаясь вопросов археологии Восточной Азии и Меланезии, пи­
шет о Хейердале: «Он не знает, что эти районы имеют гораздо больше общего с Се­
веро-Западной Америкой в материальной культуре, искусстве, мифологии и социальных
обычаях, чем Полинезия. Он не знает о том факте, что большое число черт, которые,
по его мнению, говорят о происхождении полинезийцев из Северо-Западной Америки,
встречается также в Азии. Приведем только один пример: он придает большое значе­
ние сходству м еж ду каменными топорами Британской Колумбии и восточной Поли­
незии. Очевидно, он не знает, что сходные типы топоров найдены в неолитически»
слоях Кореи, Японии, прибрежного Китая, Филиппин, северного Борнео и северного
Ц елебеса (Сулавеси.— Авторы) » 29.
.
. 1
Часть книги Хейердала, касающаяся вопросов ботаники, как уж е было отмечено.,-,
подверглась сокрушительной критике. Такая ж е судьба постигла и часть, посвящен­
ную лингвистике. Это и неудивительно, если учесть, что Хейердал, игнорируя работы
Демпвольфа и Кепелла, пытается отрицать такой очевидный факт, как родство поли-:
незийских и индонезийских языков. Лингвист Ганс Келер пишет: «Полинезийские языки
не содерж ат, по существу, ничего такого, чего нет в индонезийских языках. Д ух поли­
незийских языков — чисто индонезийский. Соответствия, даж е в деталях, слишком
многочисленны, чтобы их можно было объяснить предположением о простом заимство­
вании... Я пришел к выводу, что нет существенных различий м еж ду этими двумя груп­
пами. Поэтому термин «полинезийские» диалекты является неоправданным с точки
зрения лингвистики и последние должны быть включены в индонезийские языки»
Отрицая родство полинезийских языков с индонезийскими, Хейердал пытался д о ­
казать, что полинезийские языки родственны языкам индейцев северо-западного бере­
га Северной Америки. Конечно, он не достиг здесь убедительных результатов. «Жонгли­
рование отдельными цитатами и мнениями с целью спасти свою теорию при всех
обстоятельствах,— пишет в этой связи Гекель,-— вряд ли можно считать научной аргу­
ментацией»31.
С ледует с удовлетворением отметить, что Хейердал в рецензируемой книге отка­
зывается от многих прежних ошибочных утверждений. Так, он признает теперь, что
в Тихом океане возможны плавания не только с востока на запад, но и с запада на
восток. Факты говорят об этом совершенно определенно. Ветры в Тихом океане дуют
не только с востока, но и с запада; это отмечали еще ранние путешественники (Роггевен, Картерет, Кук, Л аперуз) 32. Предания полинезийцев говорят о плаваниях с за ­
пада на восток на сотни и да ж е тысячи миль: от Тонга к Ниуэ, к Мангайя, к Маркиз­
24 J. H a e k e l , Указ. рецензия, стр. 801.
25 Т а м ж е , стр. 805.
26 См., например. C h . H o s e W. M e D o u g a l l , The pagan tribes of Borneo,
т. I, 1952, рис. 45, табл. 25; т. II, табл. 114, 146, 149, 152, 154, 157, 160, 161, 206.
27 J. H a e k e l , Указ. рецензия, стр. 806.
28 R. H e i n e - G e l d e r n , H eyerdahl’s hypothesis of P olynesian origins, «Geogra­
phical Journal», т. 116, 1950, стр 183— 192.
29 R. H e i n e - G e l d e r n , Some problems of m igration in the Pacific, «Kultur
und Sprache. Wiener B eitrage zur Kulturgeschichte und Linguistik», Jahrg. 9, 1952,
стр. 357.
30 H. К a h 1 e r, D ie Stellung der polynesischen Dialekte innerhalb der austronesischen Sprachen, «Zeitschrift der Deutschen M orgenlandischen Gesellschaft», т. 100, 1950,
стр. 646— 658.
31 J. H a e k e l , Указ. рецензия, стр. 806.
32 Интересно, что сами полинезийцы имеют в своих языках до 15 различных на­
званий для западных ветров. Но, главное, наличие этих ветров подтверждено совре­
менными метеорологическими наблюдениями. Так, на острове Яп средний процент з а ­
падных ветров в июле-— 35, в августе — 55, в сентябре — 42, в октябре — 37; на остро­
ве Пасхи в мае — 32, в июне — 33, в и ю л е— 29, в августе — 26, в сентябре — 29 Сле­
дует учесть также, что микронезийцы и полинезийцы умеют плавать против ветра.
148
Критика и б и б л и о гр а ф и я
ским островам, от Самоа к Раротонга, от Раротонга к Мангареве, от Таити к Мани]
реве и Питкерну. Плавания подобного рода упоминались и ранними путешествеинм
ками. Так, О. Е. Коцебу рассказывает о плавании в 1813— 1814 гг. трех микронезийце
на парусной лодке от острова Улеа (Каролинские) до острова Аур (Маршалловы) ш
расстояние около 1500 миль. Плавание длилось 8 месяцев, микронезийцы питались рм
бой и пили дож девую воду. «Самое замечательное в этом путешествии то,— отмечает)
К оцебу,— что оно совершено против северо-восточного пассата, и поэтому должно обра-тить на себя особое внимание тех, которые полагают, что заселение островов Южногй
моря шло от запада к востоку»33. Число подобного рода фактов можно значительи
увеличить. Прав поэтому Хейне-Гельдерн, когда пишет: «Перед лицом всех этих фак­
тов трудно понять, как может кто-либо поддерживать теорию, что полинезийски]
острова, из-за неблагоприятных ветров и течений, не могли быть заселены иммиграь
тами с запада» 34.
Хейердал в рецензируемой книге признает ранее отрицавшийся им факт близко^
родства полинезийских языков с индонезийскими. Но он утверждает, что если линг­
вистические данные говорят о происхождении полинезийцев с запада, то данные антро-)
нологии, напротив, говорят о происхождении их с востока (стр. 357—358). В действ»)
тельности, однако, данные антропологии говорят то ж е, что и лингвистика. В. В. Бу-|
нак считает, что «население Полинезии антропологически правильнее всего определив!
как сложный конгломерат различных типов, происходящих из Юго-Восточной Азии
и И ндонезии»35. Об этом ж е говорят данные и других наук. Вот как высказываются
об этом Я. Я. Рогинский и М. Г. Левин: «Данные этнографии, археологии, антропол<ь|
гии, языкознания, исторические сведения позволяют считать доказанным, что преди!
полинезийцев переселились на острова Тихого океана из областей Юго-Восточной Азш|
в сравнительно недавнее врем я»36.
Говоря об антропологии в целом, Хейердал делает особый упор на группы крови)
(стр. 358—359). Но группы крови — весьма сомнительный критерий, когда речь идя)
об установлении этнического родства. Доказано, например, что бесспорно родственные)
популяции могут сильно различаться по процентному распределению групп крови31,
Так, самоанцы по группам крови ближ е стоят к австралийцам, чем к маори и гавай-1
цам 3S.
Таким образом, никаких противоречий м еж ду лингвистикой и антропологией в во­
просе о происхождении полинезийцев не существует.
Так как в книге «Аку-аку» Хейердал часто говорит о белых, рыжеволосых и голу-1
боглазых людях на острове Пасхи (стр. 74, 141, 351— 355), на этом вопросе стоит I
остановиться подробнее. Хейердал отождествляет их с так называемыми «длинноухи-1
ми», по его мнению,— древними выходцами из Южной Америки. При этом он неодно­
кратно ссылается на личные наблюдения (утверждая, например, что Эстеван Атая
мог ссйти за местного жителя в любой стране Северной Европы, стр. 231) и упоми­
нает также мореплавателей X VI11 в. (Гонсалеса, Лаперуза, стр. 31—32), по словам
которых рапануйцы были высокого роста, светлокожие и иногда светловолосые.
Однако Хейердал неправ. Светлая пигментация кожи, если она попадается среди
полинезийцев, должна быть отнесена за счет альбинизма и ни в коем случае не сви­
детельствует о наличии признаков европеоидности, «В типе несмешанных полинезий­
цев нет никаких специфических признаков европеоидности»,— отмечает В. В. Бунак31.
По данным антрополога М. б о р м и д а 40, «чистокровные» рапануйцы высокого роста
(172 см у мужчин), цвет их кожи от светло-коричневого до коричневого (у женщин
кожа более светлая), волосы черно-коричневые (№ 27 по шкале Фишера), хотя из­
редка встречаются более светлые, каштановые и желтоватые (слабый альбинизм эн­
демического происхож дения). Такими ж е изображаются жители острова Пасхи пер­
выми путешественниками, начиная с Роггевена (1722 г.). Изучение черепов с остров!
Пасхи также не дает абсолютно никаких указаний на «белую расу».
«Наиболее вероятно,— пишут Я. Я. Рогинский и М. Г. Левин,— что полинезий
ское население — это своеобразная, более или менее однородная группа типов, в кото
рой можно отметить сочетание смягченных черт австралийской и монголоидно!
рас» 41.
33 О. Е. К о ц е б у , Путешествия вокруг света. М., 1948, стр. 189.
34 R. H e i n e - G e l d e r n , Som e problems of migration in the Pacific, стр. 322.
35 В. В Б у н а к и С. А. Т о к а р е в , Проблемы заселения Австралии и Океании
Сб. «П роисхождение человека и древнее расселение человечества», Тр. Ин-та этногра
фии АН СССР, т. XVI, 1951, стр. 517.
36 Я- Я. Р о г и н с к и й , М Г. Л е в и н , Указ. раб.. стр. 431.
37 P. Н. A. S n е a t h, Anthropological blood-grouping in South-East Asia, «Man»
т . 54, 1954, № 23.
38 J. J. G г a у d о n, Blood-groups and the Polynesians, «Mankind», т. 4, Sydney,
1952, № 8, стр. 335.
39 В. В. Б у н а к и С. А. Т о к а р е в , Указ. раб., стр. 517.
40 М. B o r m i d a , Som atologia de la Isla de Pascua, «Runa», т. IV, ч. 1—2, Bueno:
Aires, 1951, стр. 178— 222.
41 Я- Я- Р о г и н с к и й , М. Г. Л е в и н . Указ. раб., стр. 431.
Критика и б и б л и о гр а ф и я
149
Что касается наблюдений Хейердала над современными рапан^йцами, то необхо­
димо напомнить, что, по исследованиям д-ра Драпкина, в 1934 г на острове Пасхи
было 150 «чистокровных» рапануйцев и 297 метисов. В смешении с рапануйцами при­
нимали участие, помимо таитян и жителей архипелага Туамоту, также чилийцы, немцы,
французы, англичане, скандинавы, китайцы, североамериканцы и итальянцы. «Чисто­
кровными» д-р Драпкин условно считал тех, у которых до третьего поколения не
| прослеживается примесь чужой крови42. М. Бормида отмечает, что рождение детей
от случайных отцов не считалось на острове Пасхи предосудительным, и поэтому
установить фактического отца крайне трудно, особенно если речь идет о предках43.
Кстати, по легенде, сам Хоту-М атуа, первый «король» острова Пасхи, оказался неза­
коннорожденным, о чем он узнал только под старость, в результате ссоры с женой 44
О «чистокровных длинноухих» вообще говорить не приходится, так как, соглас­
но преданиям, «длинноухие» прибыли на остров без женщин, а после битвы с «корот­
коухими» из них уцелел только один мужчина.
Таким образом, утверждения Хейердала о наличии «белой расы» на острове Пас­
хи лишены научного основания.
В рецензируемой книге Хейердал излагает новую периодизацию истории острова
Пасхи, тесно связанную с его общими взглядами (стр. 103— 104, 109— 110).
Первый период начинается с прибытия на остров Пасхи «цивилизованных» белых
людей из Южной Америки. «Их первый король привез с собой «длинноухих», когда
прибыл с востока на остров на мореходных судах. Он плыл 60 дней и все время
правил на закат» (стр. 353; под «первым королем» следует понимать Хоту-М атуа).
Это был «народ с высокоспециализированной культурой, владевший техникой инков
в каменотесной работе» (стр. 103). От этого периода сохранились сооружения из намня, например в Винапу, небольшие статуи с руками, скрещенными на животе, и че­
тырехгранные статуи.
Второй период, по Хейердалу, характеризуется сооружением гигантских каменных
статуй и перестройкой «инкских» сооружений. Всем этим занимались «длинноухие»,
привлекая для помощи себе дикарей-людоедов «короткоухих». Тем работать не хоте-*
лось, и из-за этого вспыхнула война (стр. 122). «Длинноухие» вырыли оборонитель­
ную траншею на полуострове Поике, чтобы защищаться от «короткоухих». Траншея
была вырыта, как утверждает Хейердал, ссылаясь на радиоуглеродный анализ, околц
400 г. н. э. (стр. 127). В конце концов «короткоухие» загнали «длинноухих» в траншею
и сожгли живьем, Это событие произошло якобы около 300 лет назад, также соглас­
но данным радиоуглеродного анализа.
Третий период характеризуется войнами, свержением статуй и людоедством. В это
время «прекратилась вся культурная жизнь» (стр. 104).
С ледует отметить, что периодизация Хейердала совершенно игнорирует общеиз­
вестные научные факты. Если так называемая «оборонительная траншея» на полуостро­
ве Поике была сооружена около 400 г. н. э., то о какой инкской строительной техни­
ке может идти речь? По историческим преданиям острова Пасхи, арики Хоту-Матуа
со своими людьми прибыл на двух двойных ладьях с острова Хива. В преданиях со­
вершенно ясно говорится, что Хоту-М атуа плыл на восток, а не на запад. Энглерт,
специально занимавшийся этим вопросом, пишет: «Некоторые авторы предполагают,
что, согласно преданию, Хоту-М атуа прибыл с востока, т. е. имела место иммиграция
из Америки. Это предположение полностью противоречит преданию »45. Люди ХотуМатуа назывались ханау-момоко («тонкие», раньше неправильно переводили «короткоухис»). После смерти Хоту-М атуа, при арики Туу-ко-иху, на остров прибыли ханауеепе. Как объяснил Энглерт, этот термин означает не «длинноухие» (как тоже ошибоч­
но переводили раньше), а «толсты е»43. По тем ж е преданиям, ханау-еепе вырыли
траншею с целью загнать в нее ханау-момоко и изжарить, но последним удалось пе­
рехитрить противников47. Период после войны за свержение статуй (хури-моаи) х а ­
рактеризуется отнюдь не одичанием, как неоднократно утверждает Хейердал.
При последнем арики Нгаара (середина XIX в.) на острове существовали рапануйские школы, в которых изучалось иероглифическое письмо. Ежегодно в Анакене
происходил своего рода «конгресс» маори-ронго-ронго (ученых-жрецов). По Хейерда­
лу ж е получается, что полинезийцы оказались способны только уничтожить культуру,
которую якобы создали «белые люди».
Для обоснования своей периодизации истории острова Пасхи Хейердал привлекает
археологический материал. Мы ограничимся здесь лишь обнаруженными экспедицией
новыми памятниками, так как все другие давно известны исследователям.
В своих предыдущих книгах Хейердал утверждал, что культура на полинезий­
ские острова была принесена древними обитателями Тиахуанаку — огромного го­
родища, находящегося на территории современной Боливии. После какой-то катастро­
42 М. Bormida, Указ. раб., стр. 182.
43 Там ж е, стр. 183.
44 S. Е n g 1 е г t, La tierra de Hotu M atu‘a, Padre Las Casas, 1948, стр. 69— 70.
45 Там ж е, стр. 30.
46 Там ж е, стр. 88— 89.
47 Там ж е, стр. 120.
150
Критика и б иб л и о гра ф и я
фы жители Тиахуанаку покинули свой родной город и на флотилии из бальзовых пло
тов якобы переселились в Полинезию.
В «Аку-аку» Хейердал продолжает придерживаться этой своей гипотезы, но i
некоторыми изменениями. Он неоднократно упоминает статуи Тиахуанаку, поразитель
но похожие, по его словам, на рапануйские моаи. Некоторые из каменных сооруженш
Рапануи он считает идентичными по строительной технике сооружениям инкского пе
риода в Перу. Однако период Тиахуанаку все исследователи южноамериканской ар
хеологии в настоящее время датируют X— XIII вв. н. э. Чтобы избежать хронологи
ческого разрыва, Хейердал утверж дает, что тиахуанакцы в инкский период ещ|
находились на территории Перу и передали полудиким еще инкам свою культуру, i
частности умение возводить каменные сооружения (стр. 352—354).
В действительности, однако, усматривать какую-либо связь меж ду строительно!
техникой периода Тиахуанаку и инкского периода невозможно. Строители Тиахуа
наку широко применяли для соединения отдельных каменных блоков медные штыр!
и скрепы. Ничего подобного в инкский период не встречается, наиболее распростра
ненной тогда была так называемая циклопическая кладка, лишь в правление послед
них инков замененная кладкой из отесанных квадров. Наличие же в отдельных ра
кануйских сооружениях циклопической кладки можно и должно объяснять значитель
но более простым путем, чем это делает Хейердал. Близкие формы техники могу!
возникнуть совершенно независимо друг от друга в разных областях, и нет необхо
димости обязательно объяснять совпадение их миграцией какого-то народа — носи
теля данной техники.
Д о своей экспедиции на остров Пасхи Хейердал утверждал, что большие камен­
ные статуи, благодаря которым этот остров стал так известен, крайне близки к ста
туям в Тиахуанаку. В своей книге «Американские индейцы в Тихом океане» он отвел
значительное место разбору совпадений в стиле рапануйских статуй и памятников
Тиахуанаку. Как известно, этот его тезис был также критически встречен многими
исследователями. Приводим высказывание по этому поводу такого крупного специа­
листа, как Альфред Метро: «Я пишу эти строки через несколько недель после воз­
вращения из Тиахуанаку, расположенного на берегах озера Титикака, где я исследо­
вал те немногие монолиты, которые возвышаются среди руин этого знаменитого го­
рода. Я напрасно искал хотя бы самое малое стилистическое сходство меж ду ними и
моаи острова Пасхи. На деле трудно было бы представить себе более различную худо­
жественную традицию» 43.
Еще более категорично ту ж е мысль высказал немецкий американист Г.-Д. Диссельгоф: «Статуи острова Пасхи и статуи из Тиахуанаку имеют общие черты лишь
в том, что и те и другие больших размеров и изготовлены из камня»49.
В «Аку-аку» Хейердал ограничивается лишь утверждением, что с памятниками
Тиахуанаку совпадают только вновь найденные им, а не известные прежде статуи.
При сравнении их с произведениями древней южноамериканской пластики Хейердал
оперирует двумя аргументами: 1) общность породы камня, 2) стилистическая общ­
ность статуй (понимая под этим, в сущности, лишь одинаковые позы, так как подлин­
но стилистического анализа он не д а ет ). Но первый аргумент не может служить до­
казательством правильности его гипотезы. Известно, что одинаковые горные породы
часто встречаются и используются на разных материках. Во втором ж е случае оче­
видно, что совпадение в позе статуй еще ничего не говорит. Кроме того, о каком-то
совпадении можно говорить лишь в одном конкретном случае: это сидящий на поджа­
тых ногах исполин. Действительно, в Тиахуанаку имеются две похожие по позе ста­
туи, находящиеся теперь у входа в церковь в деревне Тиахуанаку. Остальные же
опубликованные Хейердалом статуи, по нашему мнению, попадают в те стилистиче­
ские группы, которые были намечены для рапануйских изваяний К- Гюнтером50, и,
следовательно, не могут служить доказательством перуанского происхождения стиля
скульптур острова Пасхи.
Хейердал уделяет много внимания вопросу о том, как передвигались и устанавли­
вались каменные статуи, каким образом они увенчивались огромной «шляпой»» и т. д.
Для выяснения этого вопроса экспедиция проводила своеобразные «археологические
эксперименты», а именно— нанимала местных жителей, чтобы они поднимали и пере-1
таскивали статуи. В результате этих экспериментов Хейердал пришел к выводу, что.
статуи перетаскивали с помощью веревок на деревянных полозьях, а устанавливали
с помощью насыпи из камней. Однако эта техника уж е была описана самим Хейерда­
лом на основании литературных данных задолго до посещения им острова Пасхи
«Из луба и растительного волокна сплетали прочнейшие канаты, каменного колосса
одевали в раму из бревен и перетаскивали по деревянным и каменным каткам, сма­
48 А. М ё t г а и х, Easter Island. A stone — age civilization of the Pacific, London,
1957, стр. 223.
49 H. D. D i s s e 1 h о f f, Geschichte der altamerikanischen Kulturen, Mflnchen, 1953,
стр. 296.
50 К 1 a u's G u n t h e r , Zur Frage der Typologie und Chronologie der grofien Steinbilder der O sterinsel, Z usam m enfassung und Kritik, «W issenschaftliche Zeitschrift der
Friedrich-Schiler-U niversiUt», Jahr. 3, M athem atisch-Naturwissenschaftliche Reihe, Hf. I,
.lena, 1953— 1954, стр. 81— 107.
Киитика и б и б л и о гр а ф и я
151
занным соком корней т а р о » 51. Более точно и более детально технику передвиганий
статуй описал С. Энглерт: «Есть одна подробность в преданиях, которая нам позволяет
сделать предположение относительно техники транспортировки. М еж ду тем как одни
из местных жителей наивно верят и утверждают, что в прежние времена существо­
вала мана, или магическая сила, заставлявшая моаи идти до платформы аху, другие
слыхали от стариков, что при перетаскивании разбрасывали по дороге вареный ямс,
чтобы сделать ее более скользкой. Следует предположить, что при передвиганий упо­
требляли деревянный каркас в форме носилок без ножек; поместив сверху моаи, их
тащили толстыми веревками, как на санях. Это представляется удовлетворительным
объяснением примитивной техники, употреблявшейся для передвигания тяжелых колос­
сов в наиболее удаленные места побережья» 52. «В других случаях могла употреблять­
ся еще более простая техника транспортировки: статую помещали на два круглых
бревна и катили ее, постоянно перенося катки»63.
Аналогичным обратом техника воздвигания статуй и надевания на них каменной
«шляпы» задолго до экспедиции описана самим Хейердалом 54, а до него, по древьим преданиям острова Пасхи, их знатоком Энглертом55.
Экспедиция приобрела большое количество различных каменных изображений,
главным образом из тайных семейных пещер. Среди них имеются изображения хищ­
ных животных, собак, пингвинов, модели кораблей и т. д. Сам Хейердал указывает,
что часть этих скульптур была сделана либо самим продавцом, либо его отцом или
дедом. В книге «Аку-аку» помещены снимки только с некоторых предметов, но их
слишком мало, чтобы дать научную оценку коллекции Хейердала.
Особую сенсацию вызвало сообщение Хейердала о приобретении им тетрадей с
записями (в том числе иероглифическими) последних знатоков древнего письма.
Первая тетрадь такого рода была обнаруж ена чилийским ученым Хорхе Сильва
Оливаресом 18 февраля 1956 года (т. е. во время пребывания на острове экспе­
диции Хейердала) в селении Хангароа у местного жителя Хуана Теао. Сильва Оли­
варес сфотографировал всю тетрадь Хуана Теао, но, к сожалению, катушка фотоплен­
ки была затем утрачена. По данным Сильва Оливареса, тетрадь Хуана Теао является
копией с тетради, принадлежащей Педро Пате, который получил ее от своего деда
Томеники (Вака Туку-онге), знатока древнего письма (маори-ронго-ронго). В тетради
Хуана Теао, наряду с другими материалами, имелась генеалогия арики и «своего рода
словарь ронго-ронго» 6б.
В «Аку-аку» Хейердал упоминает о двух тетрадях. Одна из них принадлежала
местному жителю Эстевану Атан. Как говорит Хейердал, д ед Эстевана (Атаму Тупутахи, по генеалогии Энглерта) был знатоком иероглифического письма, а один из
рапануйцев, попавших в число невольников, увезенных в Перу, а затем возвращенных
обратно, помог ему записать испанскими буквами значение священных знаков. От
деда тетрадь перешла к отцу Эстевана, который переписал ее заново, так как она
истрепалась, но сам читать не умел. По словам Хейердала, тетрадь Эстевана Атан
имела 41 страницу, причем «некоторые страницы были целиком заняты непонятными
иероглифами, другие ж е были отведены под своего рода словарик с переводом отдель­
ных знаков. Письмена ронго-ронго в словарике стояли одно под другим с левой сто­
роны; справа на местном наречии полинезийского языка неуклюжими латинскими бук­
вами было написано объяснение... Ясно было, что это не ловкая подделка, исполнен­
ная Эстеваном, и столь ж е ясно было, что если тот, кто записал эти загадочные знач­
ки, действительно знал секрет письменности ронго-ронго, то эта простенькая тетрадь
без обложки представляет собой огромную ценность и открывает неслыханные пер­
спективы для толкования древней нерасшифрованной письменности острова Пасхи»
(стр. 236— 237).
В «Аку-аку» Хейердал привел фотографии двух страниц из тетради Эстевана Атан
(см. стр. 234—235). На первой странице (сплошной иероглифический текст) знаки
представляют копию из каталога, опубликованного епископам Таити Тепано Жоссаном
(сопровождающий их полинезийский и французский тексты отсутствуют) 57. Знаки ско­
пированы в основном в следующем порядке: сначала идет первый знак из первого
столбца французского издания, затем первый знак из второго столбца, далее второй
знак из первого столбца и т. д. Знаки записывались, несомненно, лицом, н? знающим
иероглифического письма; в них повторяются все искажения знаков, встречающиеся у
Жоссана. На второй странице имеются два столбца иероглифических знаков, ка­
ждому из которых соответствует строчка полинезийского текста, записанного латин­
скими буквами. Верхняя часть этой страницы (два параллельных столбца) скопи­
рована, как и первая страница, с каталога Ж оссана, но на этот раз воспроизведены
51 Т. Х е й е р д а л , Путешествие на «Кон-Тики», стр. 116.
52 S. Е n g I е г t, Указ. раб., стр. 96.
53 Там ж е, стр. 96— 97.
54 Т. Х е й е р д а л , Путешествие на «Кон-Тики», стр. 116— 117.
55 S. E n g l е г t, Указ. раб., стр. 113.
56 См. Н. А. Б у т и н о в и Ю. В. К н о р о з о в , Новые материалы об острове Пас
>:и, «Сов. этнография», 1957, № 6.
57 Т. J a u s s е п, L’ile de Paques, Paris, 1893. Ссылки на номера каталога Ж оссана
даны по изданию: Werner W о г f f, Island of Death, N ew York, 1943, стр. 66—77.
152
К витика и б иб л и о гр а ф и я
и знаки, и полинезийский текст (французского текста нет). В основном взять
№№ 198— 242 каталога Ж оссана, но с некоторыми пропусками и перестановками, <
именно: в столбце слева (сверху вниз) № 176, 207 (?), 198, 200, 201, 202. 205, 207
206 (одного знака нет), 210, 211,212, 213; в столбце справа №№ 232 (?), 228, (одш
знак пропущен),
223, 233, 234, 235, 236, 237, 239, 240, 241, 242. Многие знаки
довольно сильно искажены, например, № № 176, 211, 213, 234, 236, 241. Соответствующий
знакам полинезийский текст взят также из каталога Ж оссана с некотооыми искаже
ниями, например: № 2 3 6 — вместо кикиу (крыса) написано китуу, № 242 вместо ш
(он )— ихо (недавно) и т. д. Знак № 241 в каталоге Ж оссана не имеет объяснитель
ного полинезийского текста, но имеет французский текст (акула, которая пожирает)
в тетради Эстевана Атан этому знаку соответствует полинезийский текст хе охо xt
кори (ушло, украдено). К знаку № 207 (?) дан текст, относящийся к знаку № 199,
но вместо рауа (они) написано а р у р у а (вдвоем). Полностью изменен текст, относя
щийся к знаку № 232 (?). Изменения и искажения имеются также в тексте к знакам
№ № 176 ( е — х е ), 216 (и те — ки те), 210 (е — х е ), 212 (мео — маеа), 235 (тика —
такае), 239 (и тона — и те), 213 (коти, котиа — хе коти коти), 228 (мамау и те ахи —
тангата м ау ахи), 229 (те н уку е те ахи — те нуку нуку ахи), но они отнюдь не вно­
сят чего-либо нового в каталог Ж оссана.
Знаки на нижней части этой ж е страницы (столбец слева) скопированы с книги
Макмиллана брауна 58, который опубликовал иероглифический текст так называемого
«ж езла» из музея в Сант-Яго (Чили). Четыре верхних знака взяты со стр. 88 (строч
ка Ш-а, знаки 7—8, 9— 10 (?), 11, 12, 14), но со значительными искажениями и про­
пусками (искажены знаки 8, 10, 11, 14, пропущен знак 13, пропущены части знаки
9, 12). Пять нижних знаков взяты со стр. 91 (строчка В, знаки 2—3, 4—5, 6— 7, 8, 9— 10)
также с пропусками и искажениями (искажены знаки
4, 6, 8, пропущены част»
знаков 2, 10). Следует отметить, что
на основе той ж е
стр.91 книги Мак
Брауна была сфабрикована поддельная дощечка с якобы древней надписью. Биссель
приобрел ее в 1932 г. у торговца древностями Нордман-Салмона, а в 1948 г. подарил
Национальному музею в Вашингтоне. Факт фальсификации можно считать установ­
ленным. Обращает на себя внимание, что четыре нижних знака на странице из тетради
Эстевана Атан дважды повторяются подряд на фальсификации, приобретенной Бисселем (в издании Бартеля рис. 1, третья строка сверху, и рис. 2, третья строка сверху)
Весь столбец из 9 знаков на нижней части страницы из тетради Эстевана Атан
сопровождается строчками полинезийского текста, явно в подражание каталогу Жос­
сана (верхняя часть страницы списана с каталога Ж оссана). Текст этот следующий
(Хейердал не дает к нему ни перевода, ни комментариев, кроме цитированного выше
сообщения об обстоятельствах приобретения этой тетради):
1. хе ка руа
2. ка руа маори о те к о х о у 59
3. хе поки моту и те кохоу
4.
5.
6.
7.
хе маори и те кохоу
ка тору, маори о те кохоу
ка ха маори о те кохоу
нга поки рео рива рива мо каи и те
кохоу
8. ка маитаки кое ере пае
9. ка маитаки те хуру о те коро
где второй
второй знаток дощечек
где дети, вырезающие знаки на дощеч­
ках
где знаток дощечек
третий знаток дощечек
четвертый знаток дощечек
дети хорошо болтают, но не читают до­
щечек
хорошее для тебя кончилось
хорошие обычаи отцов
В сочетании со знаками из книги Макмиллана Брауна этот текст выглядит по
меньшей мере иронически.
Кроме того, Хейердал опубликовал (стр. 256—257) найденный в тайной пещере
камень с иероглифической надписью. Надпись на этом камне представляет собой
фальсификацию, сделанную по копии каталога Ж оссана (первая опубликованная
страница из тетради Эстевана Атан, стр. 238) и по 91 странице книги МакмилланаБрауна. Насколько можно судить, приобретенные Хейердалом страницы с неточными
копиями иероглифов, опубликованных в европейских изданиях, служили своего рода
пособиями для рапануйских подделывателей древностей.
Подведем некоторые итоги.
Археологические исследования экспедиции Хейердала могут дать новые, возм ож ноценные материалы для изучения острова Пасхи, но пока результаты их еще не опуб­
ликованы.
Эпизодические связи м еж ду Америкой и Полинезией безусловно существовали,
что признавалось и до появления книг Хейердала. Вопрос об этих связях, в частности
о плаваниях инков в Тихом океане и о плаваниях полинезийцев в Америку, нуждает­
ся в дальнейшем изучении.
58 J. М а с m i 1 1 а п В г о w п, The Riddle of the Pacific, London. 1924.
59 В тексте везде стоит кохоу вместо кохау (дощечка).
Критика и б и б л и о гр а ф и я
153
Мнение Хейердала о том, что целый народ (или его остатки) переселился из
Америки в Полинезию, представляет собой совершенно необоснованную гипотезу, не
подкрепленную ни одним убедительным доказательством.
Несмотря на то, что в книге «Аку-аку» нет никакой новой убедительной аргумен­
тации в пользу уж е известных взглядов Хейердала, некоторые советские авторы вос­
приняли эту книгу как последнее слово науки в области океанистики и американисти­
ки. Эти авторы считают необоснованные гипотезы Хейердала общепризнанными науч­
ными истинами и даж е начали широкую популяризацию их на страницах массовой
печати. Например, Л. Ж данов в статье «Хейердал видел это с а м » 60, не дав себе труда
заглянуть хотя бы з самые популярные работы по острову Пасхи, излагает взгляды
Хейердала как последнее слово науки. Такую практику нельзя признать нормальной.
Н. Бутинов, Р. Кинжалов, Ю. Кнорозов
АНТРОПОЛОГИЯ, АРХЕОЛОГИЯ, ОБЩАЯ ЭТНОГРАФИЯ
М. Г. Л е в и н . Этническая антропология и проблемы этногенеза народов Д а л ь ­
него Востока. Труды Института этнографии имени Н. Н. Миклухо-Маклая, Новая
серия, т. XXXVI, Труды Северо-восточной экспедиции, II, М., 1958, 357 стр.
В основу рецензируемого труда положены обширные антропологические материа­
лы, собранные лично его автором в разных районах Сибири и Дальнего Востока, ре­
зультаты лабораторных краниологических исследований автора, обширная антропо­
логическая литература, представленная в книге списком, содержащим около 530 на­
званий на русском и иностранных языках, а также некоторые неопубликованные ма­
териалы по антропологии, хранящиеся в архивах Научно-исследовательского инсти­
тута антропологии (сборы А. Н. Покровского, А. М. Золотарева) и Института этно­
графии АН СССР (соматические и краниологические материалы Г. Ф. Дебеца и
Н. Н. Чебоксарова). Кроме того, автор имел возможность привлечь некоторые архео­
логические неопубликованные данные А. П. Окладникова, а также этнографические
материалы по народам Амура из архивов Института этнографии АН СССР, находя­
щихся в Москве и Ленинграде.
Книга М. Г. Левина содержит, помимо введения и заключения, пять глав, посвя­
щенных следующим основным проблемам: расовым классификациям и основным эта­
пам антропологического изучения народов Северной Азии; анализу антропологического
состава и происхождения народов Нижнего Амура и Сахалина; происхождению тунгу­
сов; этногенетическим проблемам населения Северо-Востока Азии в свете данных ан­
тропологии; наконец, айнской проблеме. В приложении рассматриваются антрополо­
гические типы корейцев и японцев.
Работа посвящена одной из интереснейших для этнографа и антрополога обла­
стей Азии, где скрещиваются вопросы энтогенеза народов юго-восточной части азиат­
ского материка, Сибири, далекого Севера, включая американскую Арктику.
Следует особо отметить, что М. Г. Левин является первым советским антрополо­
гом, да и первым антропологом в России, лично изучавшим айнов, что придает осо­
бый интерес пятой главе его книги.
Вполне естественно, что в книге, объединяющей этническую антропологию с про­
блемами этногенеза, автор долж ен был изложить свои общие воззрения на методы ис­
пользования антропологического материала в качестве исторического источника. Это
и сделано им во Введении (стр. 5— 12), где читатель знакомится как с методологи­
ческими позициями советской антропологии в проблеме соотношения расы и этноса,
так и с вопросами классификации народов по особенностям их культуры. Большую
ценность представляет отчетливое и ясное изложение обоснованных автором совместно
с Н. Н. Чебоксаровым (1955) двух принципов этнографической классификации и их
применения к народам Сибири. Один из наиболее существенных выводов автора состо­
ит в том, что к одному хозяйственно-культурному типу могут принадлежать этниче­
ские группы, имеющие совершенно различное происхождение и разный антропологиче­
ский состав. Наоборот, что касается историко-этнографических областей, то некоторая
связь их границ с распространением антропологических типов их населения может
сложиться в процессе исторического формирования этих областей.
В первой главе, посвященной основным этапам антропологического изучения на­
родов Северной Азии, дается история антропологического изучения Сибири (стр. 13—
27), приводится исторический обзор расовых классификаций (стр. 27—49) и рассматри-:
ваются основные принципы классификации (стр. 49— 58).
00 Журн. «Техника — молодежи», 1957, № 12.
154
Критика и б и б л и огр аф и я
Очерк истории антропологического изучения Сибири автор начинает с упоминанш
о трудах участников 2-й Камчатской экспедиции (1733— 1743 гг.) и с изложения про
граммы-анкеты, составленной В. Н. Татищевым (1734, 1737 гг.), и заканчивает публи
нациями Г. Ф. Д ебеца начала пятидесятых годов нашего столетия.
Обзор классификации рас автор начинает с Томаса Гекели и затем кратко изла
гает классификации монголоидных рас Топинара. Катрфажа, Деникера, Ивановского
Рудж ери, Гэддона, Монтандона, Эйкштедта, Биасутти. В этом обзоре автор с полны.\
основанием говорит об очень большом положительном значении трудов Деникера
оказавших влияние на всю дальнейшую разработку классификации рас Северной Азии
Интересны и убедительны критические замечания по поводу схем и принципов и;
построения у значительной части упомянутых авторов.
Обзор, сделанный автором, пожалуй, следовало бы дополнить некоторыми болег
ранними опытами классификации североазиатских рас, например схемой Б ори, вы­
делившего в 1827 г. в качестве отдельных видов Homo scythicus (монголы, киргизь
и др .), Homo sinicus (китайцы, корейцы, японцы, сиамцы и др.) и Homo hyperboreus
(лопари, самоеды, остяки, тунгусы, якуты, юкагиры). Некоторый интерес могло бы
представить и упоминание о Демулене (1825), выделившем курильскую расу.
Вполне понятно, что М. Г. Левин более подробно анализирует развитие классифи­
каций антропологических типов Северной Азии в трудах советских антропологов —
Д ебеца, Ярхо, Чебоксарова и др. В заключение этой главы автор анализирует основ­
ные принципы классификации, опираясь на выводы, сделанные ранее только что на­
званными исследователями. Вместе с тем он вносит некоторые уточнения как в форму­
лировки этих выводов, так и в их содержание. Так, автор указывает, что при класси­
фикации рас Северной Азии не следует отказываться от таких признаков, как толщина
губ, развитие третичного е о л о с я н о г о покрова, жесткость волос. Д алее он считает не­
обходимым выделить особый антропологический тип — «амуро-сахалинский», занима­
ющий своеобразное положение среди основных расовых типов Дальнего Востока и
Сибири. М. Г. Левин справедливо предостерегает против переоценки морфологического
сходства «американоидных» форм в Западной Сибири, с одной стороны, и на СевероВ осток е— с другой, учитывая при этом и различный генезис названных типов. В во­
просе о происхождении уральской и южносибирской рас автор стоит на точке зрения,
разделяемой большинством антропологов Советского Союза, согласно которой обе эти
расы сложились в результате смешения монголоидных и европеоидных компонентов.
В главе второй, посвященной выделению антропологических типов и проблемам
происхождения народов Нижнего Амура и Сахалина (стр. 58— 135), М. Г. Левин
последовательно излагает историю антропологического изучения названной области,
затем дает анализ этногеографической дифференциации отдельных признаков (по ма­
териалам экспедиции 1947 г.), далее проводит сопоставление результатов, получен­
ных по отдельным признакам, на основании чего переходит к выделению антрополо­
гических типов.
Автор убедительно показывает, исправляя некоторые представления, установив­
шиеся в научной литературе, что в состав коренного населения Нижнего Амура и
Сахалина входят, помимо айнского, два антропологических типа: байкальский и аму­
ро-сахалинский. Достаточно характерными представителями первого типа могут счи­
таться негидальцы и ороки; отчетливо выступают черты байкальского типа также
среди орочей, нанайцев и ульчей. Амуро-сахалинский тип характерен для нивхов, но
в качестве одного из компонентов имеется также в составе ульчей и отчасти орочей.
М. Г. Левин с полным основанием уделяет подробно описанному им амуро-сахалин­
скому типу особое место в систематике рас Северной Азии. Каково ж е происхожде­
ние антропологического типа нивхов и как разрешаются с помощью антропологических
и других данных основные вопросы их этноген°за? Отвечая на эти вопцосы, М. Г. Ле­
вин дает критический анализ взглядов Л . А. Шренка и Л. Я. Штернберга. На осно­
вании серьезных аргументов, почерпнутых им из антропологических, этнографических
и археологических источников, он показывает те трудности, с которыми сталкивается
гипотеза Шренка о том, что первоначальной родиной гиляков был Сахалин, и гипо­
теза Ш тернберга о северном г ю о и г х п ж л р н и и нивхов. Очень интересна и обоснованна
интерпретация автором археологических фактов, представленных А. П. Окладниковым
И М. В. Воробьевым по Приморью и Приамурью, а Р. В. Чубаровой — по Са­
халину. В итоге автор приходит к выводу о том, что амуро-сахалинский антропологи­
ческий тип сложился, по-видимому, в основном вследствие древнего контакта тихо­
океанских и североазиатских вариантов монголоидной расы, что хорошо согласуется
И с положением на карте области, занятой этим типом, и с фактами археологии, кото­
рые свидетельствуют о том, что культуры Приморья и Нижнего Амура по крайней
мере со II тысячелетия д о н. э. были связаны весьма тесно с культурами областей,
лежащ их к югу. По мнению М. Г. Левина, именно нивхи являются древними абори­
генами территории, которую они занимают ныне, и их культура в наибольшей степени
.обнаруживает преемственность с неолитической культурой Амура. Весьма вероятно,
что область их расселения в прошлом была более широкой. Очень возможно, что в
.своих легендах о тончах айны рисовали родственные нивхам племена. М. Г, Левин
не отрицает примеси у нивхов айнского элемента. Пожалуй, следовало бы подкрепить
это положение некоторыми чертами сходства в краниологии обоих типов.
Переходя к проблеме происхождения тунгусо-маньчжурских народов Амура и Са-
Критика и б и б л и о гр а ф и я
155
халина, автор знакомит читателя с различными классификациями тунгусо-маньчжур­
ских языков и, опираясь на классификацию В. И. Цинциус, приходит к весьма инте­
ресному выводу о довольно значительном параллелизме меж ду наличием северных
(тунгусских) элементов в языке отдельных этнических групп и степенью выражен­
ности в населении этих групп так называемого байкальского антропологического типа.
Оказалось, что негидальцы — группа, наиболее близкая по языку к эвенкам,— обла­
дают и наиболее отчетливо выраженными чертами байкальского типа. Следующее
за ними место занимают ороки. Признаки байкальского типа обнаружились у орочей,
ульчей и нанайцев. Аналогичную картину представляют и данные этнографии. Эвен­
кийские элементы прослеживаются в культуре всех тунгусо-маньчжурских групп
Амура
(например: нагрудник, лодки-берестянки, конический чум, определенная
форма колыбели, особенности искусства). Однако особенно значительны они у негидальцев и у ороков. Наиболее близки к нивхам по своим культурным особенностям
ульчи, которые и по антропологическим признакам сближаются с нанайцами и нив­
хами. Интересно, что наличие у нанайцев дальневосточного варианта монголоидной
расы хорошо согласуется с данными истории, этнографии и языкознания, которые
свидетельствуют о длительных связях нанайцев с населением Маньчжурии.
В главе третьей автор рассматривает проблему происхождения тунгусов
(стр. 136— 205), расчленив ее на следующие четыре раздела: антропологические типы
тунгусов, антропологический тип юкагиров, антропологический тип древнего населения
Прибайкалья и, наконец, этногенез тунгусов. После тщательного и разностороннего
анализа М. Г. Левин приходит к выводу, что можно дать следующую общую схему
распространения антропологических типов тунгусских групп. Байкальский тип отчет­
ливо выражен у эвенков Прибайкалья и, по-видимому, Северной Якутии, у ламутов
бассейна Колымы, Охотского побережья, Чукотки и Камчатки. У эвенков южных
районов можно предполагать наличие центральноазиатского компонента.
Наконец, западные эвенки представляют своеобразный тип, сближающийся по
одним признакам с бурятами, по другим — с ламутами, но отличающийся и от тех и
от других сравнительно низким лицом; в целом тип западных эвенков весьма сходен
с типом саянских оленеводов — тувинцев-тоджинцев и тофаларов, а также некоторых
других групп Западной Сибири.
В относительно коротком, но содержательном втором разделе автор дает сравни­
тельную характеристику антропологического типа юкагиров и, несмотря на малую
изученность этой исключительно интересной группы, приходит к выводам, которые нам
представляются достаточно убедительными. М. Г. Левин предполагает, что древнее
юкагирское население обладало комплексом признаков байкальского типа и что ареал
этого типа охватывал обширные пространства Северной Сибири. Серьезными аргу­
ментами в пользу этого предположения являются, с одной стороны, результаты иссле­
дований Б. О. Долгих, показавших чрезвычайно широкое в прошлом расселение юка­
гиров, с другой — огромное сходство черепов юкагиров и оленных тунгусов.
В третьем разделе главы, посвященном сложному вопросу об антропологическом
типе древнего населения Прибайкалья, после подробного и углубленного анализа кра­
ниологического материала автор приходит к выводу о том, что в составе неолитиче­
ского населения Прибайкалья была европеоидная примесь. Главным аргументом в
пользу этого положения являются более резко выраженные по сравнению с прибайкальцами монголоидные особенности неолитических черепов, найденных у деп. Фо■фаново на нижней Селенге, черепа глазковского времени из пещеры на р. Шилке
и черепов, найденных к северу от Байкала (на берегу р. Бугачан и у селения Туойхая на берегу р. Чоны, притока Вилюя). Другим важным подтверждением этого
взгляда следует считать значительную корреляцию м еж ду таксономически важны­
ми признаками, дифференцирующими монголоидную и европеоидную расы, в серии
черепов из Верхоленского могильника. Последний аргумент автора можно было бы
усилить, указав, что полученные им коэффициенты корреляции выдерживают стати­
стическое взвешивание их реальности. Придя к положительному решению о евро­
пеоидной примеси в составе древнего населения Прибайкалья, М. Г. Левин задает
вопрос об источнике этой примеси и о пути ее проникновения. Автор и в этом случае
не изменяет необходимой научной осторожности, диктуемой недостаточностью палео­
антропологического материала. Предварительное решение вопроса рисуется ему в
следующем виде. Нет оснований связывать европеоидный компонент в составе неоли­
тического населения Прибайкалья с более древними обитателями этой области; можно
предположить, что древние европеоидные группы проникли в Прибайкалье в эпоху,
более раннюю, чем афанасьевская культура, из степных районов Юго-Западной Си­
бири.
Очень большой интерес представляет четвертый раздел третьей главы, рассматри­
вающий историю разработки проблемы этногенеза тунгусов, данные антропологии, ар­
хеологии, этнографии и языкознания. На основании этих исследований М. Г. Левин
приходит к оригинальной и серьезно аргументированной гипотезе, сущность которой
^сводится к тому, что этнические группы, оставившие в Прибайкалье и на смежных
территориях неолитические и энеолитические памятники, принадлежали не к тунгусам,
а к «палеоазиатам», позднее ассимилированным тунгусоязычными племенами. Байкаль­
ский антропологический тип, по мнению М. Г. Левина, был характерен именно для этих
палеоазиатских групп. С дотунгусским населением следует связывать и относительно
156
Г
Критика и б и б л и о гр а ф и я
низколицый катангский вариант, характерный в настоящее время для западных эвен­
ков. Область формирования древних тунгусских групп находилась, вероятно, по сосед­
ству с ареалами формирования тюрко- и монголоидных народов. Фактором, сыграв­
шим большую роль в широком расселении тунгусских племен по Сибири, было возник­
новение и развитие у них оленеводства, появившегося первоначально в горных районах
Забайкалья — Приамурья под влиянием коневодства.
Не менее ярки и оригинальны главы: четвертая («Этногенетические проблемы на
северо-востоке Азии в свете данных антропологии») и пятая («Айнская проблема»).
В четвертой главе рассмотрены антропологические типы северо-восточных палео­
азиатов и азиатских эскимосов, затем подвергнута разносторонней критике так назы­
ваемая теория «эскимосского клина», разобрана проблема этногенеза северо-восточt-ых палеоазиатов и, наконец, поставлены и освещены некоторые вопросы антрополо­
гии эскимосов. Важнейшие выводы этой главы заключаются в том, что формирование
камчатского типа было связано с территорией первоначального расселения северо-вос­
точных палеоазиатов, а берингоморского типа — с областью раннего расселения пред­
ков эскимосов; внутренние районы Чукотского полуострова не входили первоначально
в пределы этнической области чукчей; археологические данные свидетельствуют о том,
что глубинные области Чукотки заселились из континентальных районов Сибири;
юкагиры предшествовали здесь чукчам, и автор полагает, что примесь байкальского
антропологического элемента у чукчей является результатом не только позднего сме­
шения чукчей с ламутами, но и более раннего — с юкагирами. Автор подвергает
весьма убедительной критике теорию «эскимосского клина», опираясь на А. М. Золо­
тарева, Г. Ф. Д ебеца, а также на ряд собственных соображений, частично высказан­
ных им еще в 1949 г. М. Г. Левин категорически отрицает теорию, согласно которой
эскимосы принесли в область Берингова моря свою культуру и свой антропологиче­
ский тип откуда-то со стороны; эскимосы сформировались в результате сложных и
длительных процессов в областях, примыкающих к Берингову морю, которые и сле­
дует считать «родиной эскимосов».
Как мы уж е упомянули выше, пятая глава состоит из разделов, содержащих
характеристику и анализ антропологического типа айнов, рассмотрение древних
культур и палеоантропологических типов Японских островов и, наконец, обзор теорий
о происхождении айнов. Эта глава содержит очень ценные материалы, как лично,
собранные автором, так и почерпнутые из литературных, в частности японских, источ­
ников. Автор доказывает путем детального анализа, что в составе айнов Сахалина:
можно проследить старую нивхскую примесь, а у айнов Хоккайдо.— что представляет
особый интерес,— японскую примесь. М. Г. Левин считает неубедительной гипотезу
О том, что древнейшая керамическая культура Японии («протодзёмон») связана
с неолитическими культурами Северной Азии, и склоняется к гипотезе о первоначаль­
ном заселении Японских островов с юга. Неолитические черепа населения Японии по
основным признакам сближаются с айнскими. Это правильное положение автора при­
обрело бы большую наглядность, если бы данные по японским, айнским и неолити­
ческим черепам были сведены в одной таблице или диаграмме.
Автор показывает несостоятельность теории о принадлежности айнов к европеоидам
и, сближая айнский тип с полинезийским, присоединяется к теории генетического
родства айнов с типами экваториального расового ствола. Монголоидные типы на:
Японских островах появляются вместе с распространением культуры яёй, сменившей
неолитические культуры.
Большую ценность имеет приложение, заключающее в себе наиболее обширные
в нашей литературе исследования антропологических типов корейцев и японцев. Этот
раздел, не являясь органической частью всей книги, существенным образом ее допол­
няет, и его выводы особенно важны для понимания второй и пятой глав.
Следует особо отметить хорошее оформление книги. Чтение облегчается несколь­
кими схематическими географическими картами, комбинационными полигонами, на­
конец, прекрасно подобранной серией из 12 портретов характерных представителей
основных антропологических типов Сибири. Книга тщательно отредактирована. В тек­
сте мало опечаток.
В целом книга М. Г. Левина заслуж ивает самой высокой оценки. Она — результат
почти тридцатилетних полевых и лабораторных исследований автора, итог огромной
работы над литературой, опыт действительно синтетического исследования, в котором,
согласно традиции Анучинской школы, антропология, этнография и археология приме­
нены в качестве дополняющих друг друга источников изучения этногенеза.
Рецензируемая книга — важный этап в изучении антропологии и этногенеза наро­
дов Дальнего Востока и прилегающих областей. По широте поставленных задач, оби­
лию материала, глубине и разносторонности его интерпретации она может считаться
одним из крупнейших достижений в этнической антропологии за последние деся­
тилетия.
Я. Я. Рогинский
1
157
Критика и би б ли ограф и я
J. К. W о о. Dryopithecus teeth from Keiyuan. Yunnan province. «Vertebrata Palasiatica», т. I, № 1, 1957, стр. 29— 31.
W. С. P e i. Decouverte en Chine d ’une mandibule de singe geant. «L’anthropologie»,
1957, № 1— 2, стр. 77—83.
I
Территория Китайской Народной Республики — место исключительно интересных
палеоантропологических находок. В феврале 1957 г. геологи Ван и Лин при работе
в угольных копях в районе Кейюаня (провинция Юньнань) нашли серию зубов иско­
паемых млекопитающих, датируемых ранним плиоценом. Среди них обнаружены от­
носящиеся к одной челюсти пять зубов, принадлежность которых ископаемому прима­
ту не вызывает сомнений. Второй нижний моляр и второй нижний премоляр представ­
лены двумя зубами — правым и левым, третий нижний моляр — одним зубом. Сохран­
ность зубов неодинакова. Коронки вторых моляров и премоляров сохранились хорошо,
концы корней повреждены; третий моляр представлен только коронкой. Вторые моля­
ры имеют, как и обычно у антропоидов, пять бугорков. Самый высокий из них — метаконид, самый низкий — мезоконид. Вторичные бугорки не выражены. Ж елобок эмали,
; так называемый цингулюм, выражен на внешней стороне сильнее, чем на внутренней.
Все эти особенности, по мнению By, сближают новую форму с пенджабским дрио! питеком. То ж е самое может быть отмечено и на основании изучения третьего моляра.
Метаконид является наиболее высоким бугорком, цингулюм более заметен на внеш­
ней стороне. Наличие двух добавочных бугорков и сама форма зубов также подтверж­
дают мнение By о близком сходстве нового примата с пенджабским дриопитеком.
Однако имеются и различия. By отмечает их в величине зубов и в разной высоте протоконида и гипоконида. В то время, как у пенджабского дриопитека оба бугорка выра­
жены примерно в одинаковой степени, китайская форма, по сравнению с гипоконидом,
■имеет более высокий протоконид. Оба найденных премоляра, в отличие от одноимен­
ных зубов пенджабского дриопитека, имеют укороченную форму.
На основании всех перечисленных особенностей By включает вновь найденного
примата в группу дриопитеков. Наибольшее сходство он, по его мнению, обнаружи­
вает с пенджабским дриопитеком, отличаясь от него, однако, рядом мелких деталей.
Это позволяет By выделить его в особый вид — Dryopithecus keiyuanensis — дриопитек
кейаюньский. Не входя в обсуж дение вопроса о видовой самостоятельности новой на­
ходки, следует отметить ее значение для установления границ расселения дриопитековых обезьян, так как раньше мы не имели следов их пребывания на территории Китая.
Новые находки в провинции Гуанси еще более интересны. Среди зубов «дракона»,
хранившихся в конторах Китайской компании медицинских растений в Наньяне,
были обнаружены 47 зубов гигантского примата. П озж е три зуба были найдены при
■случайных раскопках. При случайных ж е раскопках в административном районе Лиоменг летом 1956 г. в гроте Монт Лунт-сай была найдена нижняя челюсть колоссаль­
ных размеров. Весь этот материал, относящийся к гигантопитеку Блэка, в несколько
раз увеличивает наши возможности в изучении этой интересной и своеобразной фор­
мы. Пей отмечает, что ветви челюсти не расходятся под углом, как в челюстях ныне
живущих антропоидов, но и не образую т подковообразной дуги, как у современного
человека. Жевательная поверхность зубов стерта. Некоторые особенности строения
жевательной поверхности указывают на смешанный характер питания гигантопитека —
он питался как растительной, так и мясной пищей. Последнее, по мнению Пея, под­
тверждается тем обстоятельством, что найденные вместе с гигантопитеком кости иско­
паемых животных принадлежат либо очень молодым, либо старым особям. По-види­
мому, гигантопитек охотился на более слабых животных.
Пен пишет, что челюсть и зубы гигантопитека имеют некоторое количество чело­
веческих черт, и указывает, что этот примат стоит ближе к человеку, чем все ранее
открытые формы человекообразных обезьян. Однако новый материал, по его мне­
нию, окончательно решает вопрос о его систематическом положении в пользу антропо­
идов. Это находит себе дополнительное подтверждение в геологическом возрасте на­
ходки. Найденная с ней фауна — тапир, носорог, стегодон и др.— имеет среднеплейстопеновый возраст и, таким образом, одновременна с синантропом. В абсолютных
цифрах это выражается, по мнению Пея, в 600— 400 тыс. лет.
Предварительное сообщение не исчерпывает всех вопросов, связанных с новыми
находками. В частности, нерешенным остается важнейший вопрос — о связи гиганто­
питека с крупными формами австралопитековых, на что обратили внимание Р. Бэум,
Г. Шеперс 1 и Г. Кеьигсвальд 2. С нетерпением будем ж дать полной публикации новых
находок.
В. Алексеев
1 R. B r o o m , G. W. Н. S c h e p e r s , The South African fossil ape-men. The Australopithecinae, «Memoires of Transvaal M useum», т. 2, Pretoria, 1946.
2 G. H. R. von K o e n i g s w a l d , G igantopithecus Rlacki von Koenigswald, a giant
fossil hominoid from the pleistocene of southern China, «Anthropological papers of the
American M useum of Natural History», т. 43, N. Y, 1952.
158
Критика и б и б л и о гр а ф и я
Памятники культуры каменного и бронзового века Южного Туркменистана. Под
редакцией начальника ЮТАКЭ профессора М. Е. Массона. Труды Южно-Туркменистанской археологической комплексной экспедиции, т. VII, Ашхабад. 1956, 460 стр.
Выход в свет седьмого тома Трудов Южно-Туркменистанской археологической'
комплексной экспедиции (ЮТАКЭ) — важное событие в археологии не только Сред,
ней Азии, но и ряда смежных областей СССР. В книге изложены результаты много­
летних работ советских археологов в Южной Туркмении и юго-западном Прикаспии;
С выходом в свет рецензируемого сборника археологи получили хороший справочник.,
по археологии первобытного периода в Южной Туркмении, отражающий современные
достижения в этой области и заменивший, наконец, устаревшее двухтомное издание
Пампелли '. Сборник делится на две, примерно равные, части; первая посвящена изучению материалов пещерного поселения неолитических охотников и рыболовов в райо­
не Красноводска, вторая — преимущественно исследованию памятников эпохи энеоли­
та и бронзового века подгорной полосы Копет-Дага.
Сборник открывается большой статьей А. П. Окладникова «Пещера Д ж ебел —
памятник древней культуры прикаспийских племен Туркмении», являющейся подроб­
ной публикацией материалов многослойного пещерного поселения Д ж ебел, раскопан­
ного отрядом ЮТАКЭ под руководством автора статьи в 1949— 1950 гг. Значение это­
го впервые найденного на территории 'Средней Азии многослойного памятника куль­
туры охотников и рыболовов, основные слои которого относятся к эпохе неолита, труд­
но переоценить, если учесть, что подавляющее большинство известных нам дюнных
стоянок эпохи неолита и энеолита разрушено и датировка их материалов крайне за­
труднена.
В статье дано подробное послойное описание материала десяти слоев, прослежен­
ных А. Г1. Окладниковым в процессе раскопок трехметровых культурных отложений
пещеры. Статья снабжена большим количеством рисунков (изделия из камня, рако­
винные украшения, керамика). Заключительная часть статьи посвящена культурно­
стратиграфической характеристике наслоений пещеры, относительной и абсолютной
датировке культурных комплексов. Значительную ценность представляет сводная ста­
тистическая таблица, показывающая количество и соотношение различных типов из­
делий из разных слоев пещеры. Дополнением к ней служит сводная послойная таблица
рисунков.
Мы не будем останавливаться на первой части статьи А. П. Окладникова; под­
робное описание автором находок, удачно дополненное сводными таблицами, дает ис­
черпывающее представление о материалах отдельных комплексов пещеры2. Рассмот­
рим подробнее заключительные разделы статьи.
Для обоснования абсолютной датировки комплексов пещеры, особенно верхних,
А П. Окладников привлекает широкий сравнительный материал доземледельческих н
раннеземледельческих памятников Юга, а также ряд неолитических и энеолитических
стоянок севера Средней Азии и Казахстана. Автор датирует материал 1—3-го слоев
пещеры III — началом II тысячелетия до н. э., 4-й слой — IV тысячелетием до и. э.,
5-й слой, с которым он связывает начало гончарства,— V тысячелетием до и. э.
(стр. 204— 209). Нижние слои пещеры А. П. Окладников относит к заключительному
этапу мезолита (стр. 197— 198). Древнейшее население пещеры, как показывает мате­
риал нижних культурных слоев, занималось рыболовством и охотой. Имеются основа­
ния для предположения, что некоторые кости из 4-го и 3-го слоев принадлежат до­
машней к о з е 3. Как предполагает А. П. Окладников, обитатели трех верхних слоевпещеры были, возможно, и земледельцами.
Предлагаемая автором абсолютная датировка некоторых комплексов пещеры
вызывает значительные сомнения. Остановимся преж де всего на датировке 4-го слоя.
Автор проводит сопоставление наконечников стрел из 4-го слоя с наконечниками
ряда ближневосточных памятников. Датировка слоя, основанная на сделанных из это­
го сопоставления выводах, вряд ли убедительна.
1 См. R. Р u m р е 1 1 у, Explorations in Turkestan, тт. I— II, W ashington, 1908.
2 Сделаем только несколько небольших замечаний. Изделие, описанное на стр. 32—
33 (рис. 13,4) и происходящее из 1-го слоя, на наш взгляд, не что иное, как обломок
двусторонне обработанного наконечника стрелы, асимметричного, с боковой выемкой —
типа, широко распространенного на энеолитических стоянках Нижнего Поволжья и
Северного Кавказа, а не вкладное лезвие для орудий составного типа, как предпола­
гает автор. По-видимому, обломком подобного наконечника является и изделие, изо­
браженное на рис. 87,3 (слой 5 а ). Текст описания местами небрежно отредактирован,
не выверены сноски на иллюстративный материал. Описание вещей в тексте не везде
соответствует подписи под рисунком (на стр. 27 описаны отжимники, а в подписи под
рис. 11,4—5, к которому отсылает автор, стоит— «отбойники); указанное в тексте
количество изделий не всегда сходится с соответствующей цифрой в статистической
таблице (па стр. 196 — два скребка на широких пластинах, а в таблице — три). Не на
всех таблицах проставлены все порядковые номера рисунков; рис. 24, 26, 29, 31 (в тек­
сте опечатка; рис. 13), 62, 65, 76 и др. Во всем тексте большое количество опечаток.
3 См. статью В. И. Цалкина «Предварительные результаты изучения фаунистического материала из раскопок Д ж ебела...» в рецензируемом сборнике (стр. 221).
Критика и б и б л и ограф и я
15Ш
Описанные на стр. 95— 97 наконечники стрел, происходящие из 4-го слоя, за ис­
ключением хорошего наконечника кельтеминарского типа, маловыразительны (они
представлены либо обломками, либо не закончены в обработке). Предлагаемая авто­
ром датировка 4-го слоя IV тысячелетием до н. э. основана главным образом на ю ж ­
ных аналогиях (Тепе-Гиссар I, Персеполь, Гелль-Хассуна и др.) черешковому наконеч­
нику стрелы, сделанному из ножевидной пластины, и незаконченному в обработке.
' Однако, исходя из факта, что подобный наконечник — единственный в материалах 4-го.
слоя и имеет лишь общ ее сходство с наконечниками из Персеполя и Тепе-Гиссара, бо­
лее правомерно рассматривать его как пережиток древней микролитоидной техники.
Длительное переживание ранних форм изделий из кремня вообще очень характернодля инвентаря многих неолитических стоянок севера Средней Азии.
Доказательством этого являются и совершенно аналогичной формы обломки,
двух наконечников из комплекса стоянки Д ж а н б а с -4 4, близкой территориально Д ж ебелу и хорошо документированной раскопками, материал которой, в особенности ке­
рамика, не позволяет датировать ее ранее конца IV тысячелетия до н, э.
Следует отмешть, что 4-й слой дал два двусторонне обработанных наконечника!
(стр. 95—97, 194, 199), которые позволяют сближать этот комплекс с материалом ле­
жащих выше слоев и в конечном итоге решают датировку комплекса. Южные анало­
гии этим наконечникам, как отмечает сам автор, относятся в основном уж е к III тыся­
челетию до н. э. (стр. 205).
В связи с датировкой 4-го слоя пещеры заслуживает внимания вопрос о керамике,
которая представлена различным количеством обломков в материалах всех слоев пе­
щеры, за исключением нижнего, 8-го слоя. Связывая начало гончарства у обитателей
пещеры лишь с 5-м слоем, автор объясняет наличие керамики в слоях 5а, 5— 6-м, 6-м и.
7-м проникновением ее из лежащ их выше слоев. Можно допустить факт проникновения,
одного черепка в 7-й слой, однако трудно согласиться с предположением А. П. Оклад­
никова о проникновении сверху в слои 5а, 5—6-й и 5-й слои 17, а в 4-й с ло й— 11 че­
репков. В связи с предположением автора, большой интерес представляли бы схемы рас­
положения фрагментов керамики по поверхности отдельных слоев пещеры. Скопление
их в одном месте или расположение у стенок пещеры в какой-то мере оправдало бы
эти предположения. Однако такого материала, к сожалению, не приведено. Если ж е
принять предположение автора о проникновении в нижние слои 28 черепков, то, есте­
ственно, возникает вопрос: можно ли принимать кремневый инвентарь каждого слоя
за комплекс, так как совершенно ясно, что мелкие кремневые изделия имеют благода­
ря своим размерам большую, чем керамика, возможность проникновения в нижние
слои по норкам грызунов и трещинам в культурном слое? Все это не позволяет нам
согласиться с предположением А. П. Окладникова и дает основание рассматривать,
комплекс керамики из 4-го слоя как находившийся in situ. Эта керамика ставит дати­
ровку слоя на более прочную основу. Д ело в том, что среди обнаруженных в слое че­
репков имеется четыре фрагмента черной лощеной керамики (стр. 109), о которых.
А. П. Окладников пишет: «Самые ранние образцы такой керамики имеются в основа­
нии культурной толщи холма (Ш ах-Тепе.— А. В., М. И ), в слое третьем, который
Т. Арне относит к концу четвертого тысячелетия до н. э. (около 3200 л. д о и. э.)»
(стр. 204). Таким образом, наиболее ранней датировкой, которую можно допустить
для комплекса находок из 4-го слоя является конец IV тысячелетия до н. э. Нам пред­
ставляется более вероятным датировать комплекс концом IV — началом III тысячеле­
тия до н. э.
Рассматривая материалы 3-го и 4-го слоев пещеры, А. П. Окладников делает вы­
вод, что «в стратиграфической шкале Д ж ебел а находки со стоянки Джанбас-кала
№ 4... всего вероятнее можно поместить на уровне не четвертого, а более позднего,
третьего сверху слоя, или, самое большее, на грани третьего и четвертого слоев»
(стр. 209).
Мы не можем согласиться с предлагаемой автором статьи синхронизацией стоянки.
Дж анбас-4 с 3-м слоем Д ж ебел а, основанной в значительной мере на явном недоразу­
мении. Автор ошибочно предполагает наличие якобы в материалах стоянки Дж анбас-4
наконечников стрел ромбической и подтреугольной формы, ссылаясь при этом на таб­
лицу в книге С. П. Толстова «По следам древнехорезмийской цивилизации»5
(стр. 209). Такие наконечники действительно изображены на этой таблице, но они про­
исходят, как это и указано в подписи под таблицей, не со стоянки Дж анбас-4, а со
стоянки Д ж а н б а с-1 4 6 — стоянки более поздней, относящейся к позднему этапу кельтеминарской культуры. Что касается остальных типов инвентаря, то можно говорить
о большом сходстве, а в ряде случаев и об идентичности следующих изделий стоянки
Д ж анбас-4 и 4-го слоя Д ж ебела: 1) ножевидных пластин с боковыми асимметричнымы выемками; 2) ножевидных пластин с притупленной спинкой и скошенным притуп­
ляющей ретушью концом; 3) проколок на ножевидных пластинках; 4) наконечников
стрел кельтеминарского типа; 5) большинства типов скребков концевых и на отщепах;.
4 Коллекция хранится в ГИМ, инв. номер этих изделий 5063, 5064.
5 См. С. П. Т о л с т о е , По следам древнехорезмийской цивилизации, М., 1948.
6 Там ж е, стр. 70, рис. 18,а.
160
Критика и би б ли ограф и я
.6 ) нуклеусов (так называемых односторонних н укл еусов)7. К этим типам относятся
все изделия из кремня, наиболее характерные как для 4-го слоя Д ж ебела, так и для
стоянки Д ж анбас-4.
В лежащ их выше слоях пещеры, в частности в 3-м слое если и встречаются неко
торые изделия, принадлежащие к перечисленным типам, то они уж е не составляют
сколько-нибудь значительных серий.
Что касается абсолютных датировок, предлагаемых А. П. Окладниковым для ле­
жащ их ниже слоев пещеры и основанных на общем сходстве характера инвентаря
этих слоев и ряда территориально отдаленных переднеазиатских памятников, то до
.проведения радиокарбонового анализа органических остатков они не могут считаться
сколько-нибудь твердо установленными. Приводимый автором в качестве аналогий
материал ряда южных памятников может быть использован для датировок очень огра­
ниченно, так как хронологический диапазон его исключительно широк, а отмечаемое
автором общ ее сходство инвентаря действительно может быть объяснено «единством
исходной для тех и других позднепалеолитической капсийской культуры» (стр. 213).
Большой интерес представляют выводы культурно-исторического плана, сделан­
ные автором в свяаи с изучением материалов пещеры. Можно полностью с ним согла.ситься, что неолитические племена Прикаспия (можно добавить — а также Южного
Приаралья и Верхнего Узбоя) «при всем бесспорном своеобразии их культуры и об­
раза жизни, имели много общего в культуре именно с земледельческими племенами
классического Востока и соседних земледельческих центров Ирана и Средней Азии»
(стр. 213). Такую общность А. П. Окладников справедливо объясняет единым истоком
этих культур — позднепалеолитической капсийской культурой и, возможно, проникно­
вением на север племен, этнически родственных населению тех или иных южных райо­
нов. Учитывая существенные различия в керамике джебельской и раннекельтеминар,ской, можно согласиться с высказыванием автора о том. что в основе культур кельтеминарской и типа Д ж ебел а леж ат две (хотя несомненно и родственные) ветви южной
микролитической культуры.
Однако не со всеми выводами А. П. Окладникова мы можем согласиться. В за­
ключительной части статьи он специально останавливается на вопросе о характере
.отношений прикаспийских и приаральских племен — «носителей микролитоидной куль­
туры древних капсийцев» — с племенами, обитавшими дальше на север. Вопрос о се­
верных связях приаральских племен, поставленный в свое время С. П. Толстовым и
С. В. Киселевым, получил в последнее время более детальную разработку в книге
В. Н. Чернецова «Древняя история Нижнего П риобья»8. А. П. Окладников, основы­
ваясь на данных В. Н. Чернецова. в частности на выявленной последним общности эле­
ментов узора и орнаментальных композиций кельтеминарс.кой и нижнеобской неолити­
ческой керамики, приходит к совершенно незакономерному, по нашему мнению, выво­
ду, что многие, основные для раннекельтеминарской керамики мотивы орнамента яв­
ляются результатом влияния «лесных уральских и западносибирских племен на обита­
телей Приаралья, но ни в коем случае не могут служить примером обратного влия­
н и я — с юга на север» (стр. 214). Но сравнительное изучение орнаментики раннекель­
теминарской керамики и расписной керамики. Юга не дает оснований для категориче­
ского утверждения, что все общие для кельтеминарского и нижнеобского орнамента
признаки «свойственны именно культурам лесной полосы Западной Сибири и Приуралья, но не степным и, конечно, не древнеземледельческим культурам Средней
Азии» (стр. 214). Очень многие орнаментальные мотивы раннекельтеминарской кера­
мики, в том числе и те, на которые указывает А. П. Окладников, имеют достаточно
близкие аналогии в росписи южной керамики, в частности южнотуркменистанской9
уЭто изучение показывает также, что наблюдаемое сходство наиболе вероятно мож­
но объяснить южным влиянием или проникновением отдельных этнических групп с
юга в Приаралье и далее на север и северо-восток.
7 Сравн I, напримзр:
А. П. О к л а д н и к о в , Пещера
Д ж еб ел ,. . . стр. 81 — 96
А. В. В и н о г р а д о в . К вопросу о южных
связях кел >теминарской культуры, «Сов.
этнография», 1957, № 1, стр. 28
Номера рисунков
51
5 4 ,2 — 4
55
56
52 — 53
4 8 ,5 — 7
3, 6 — 8
3, 3 — 5
3 ,11 — 13
Ъ, 1 — 2
г , i s — 21
3 ,2 8 — 31
8 См. В. Н. Ч е р н е ц о в , Древняя история Нижнего Приобья, «Материалы и ис­
следования по археологии СССР» (М И А), 35, 1953.
9 См. А. В. В и н о г р а д о в , Указ. раб.; В. М. М а с с о н , Изучение энеолита и
бронзового века Средней Азии, «Сов. археология», 1957, № 4, стр. 47— 48.
Крит ика и б и б л и о гр а ф и я
161
К статье А. П. Окладникова примыкают три небольшие статьи, посвященные изу­
чению фауны из раскопок в Д ж ебел е (В. И. Цалкина «Предварительные результаты
изучения фаунистического материала из раскопок Д ж ебела, произведенных А. П. Ок­
ладниковым») ; технологическому исследованию керамики
(А. Н. Августиник,
Б. Н. Барановой «Технологическая характеристика черепков Д ж ебел а») и кремневых
орудий (В. Г. Ивановой, А. 3 . Григорьевой «Описание следов сработанности, обнару­
женных под микроскопом, на кремневых орудиях из пещеры Д ж еб ел » ). Все три статьи
дают интересный материал, дополняющий наши представления о культуре и образе
жизни населения, оставившего этот замечательный археологический памятник. К со ­
жалению, в сборнике нет сообщения о результатах определения раковин (раковинных
украшений найдено в пещере около 5 0 )— ценнейшего материала для изучения культу­
ры и культурных связей древнего населения.
*
*
*
Вторая половина книги посвящена изучению древней истории Южной и ЮгоЗападной Туркмении. Подгорная полоса на юго-западе Туркмении, как известно, яв­
лялась древнейшим земледельческим центром на территории СССР, и именно здесь,
после проведения больших археологических работ, можно было ожидать получения
данных, которые пролили бы новый свет на историю племен, населявших этот район
в IV — начале I тысячелетия до н. э. Географические особенности этих мест, способ­
ствовавшие раннему развитию здесь ирригационного земледелия, и связанная с этим
видом хозяйства прочная оседлость привели к образованию многослойных археологи­
ческих памятников, изучение стратиграфии которых помогло бы отчетливо выявить
смену археологических культур на протяжении тысячелетий.
Анализ этих археологических материалов обещ ал дать не только новые сведения
по истории материальной культуры древних земледельцев, но и возможность сделать
заключения об этапах общественного развития, через которые прошло данное общ е­
ство. Так как археологические культуры указанной области, по единодушному мне­
нию исследователей, входили в круг древнейших высокоразвитых земледельческих
культур Передней Азии, являясь как бы их северным форпостом, история племен, на­
селявших южную подгорную зону Туркмении, в частности их общественный строй,
представляет огромный интерес для исторической науки. И не случайно руководство
ЮТАКЭ пригласило для проведения этих работ проф. Б. А. Куфтина — крупнейшего
знатока переднеазиатских древностей, ученого огромной эрудиции. Безвременная
смерть прервала его работы, и в настоящем сборнике публикуется лишь составлен­
ный им «Полевой отчет о работе XIV отряда ЮТАКЭ по изучению культуры перво­
бытно-общинных оседло-земледельческих поселений эпохи меди и бронзы в 1952 г.»
(стр. 260—290). Несмотря на то, что отчет носит предварительный характер, в нем
уже намечены основные этапы истории земледельческих племен подгорной полосы,
дана краткая характеристика основных исследованных памятников.
Введенная Б. А. Куфтиным в научный оборот периодизация, основанная на изу­
чении стратиграфии холма Намазга-тепе, существенно дополняет принятую до сих
пор классификацию культур Анау.
Б. А. Куфтин предостерегал, с одной стороны, от недооценки культурного уровня
оседло-земледельческих племен на территории Южной Туркмении в эпоху первобытно­
общинного строя, имея в виду преж де всего такой памятник, как Дж ейтун, население
которого, по мнению исследователя, занималось не охотой и собирательством, а мо­
тыжным земледелием и вело в связи с этим оседлый образ жизни (стр. 284). Эти вы­
воды, как известно, подтвердились в последнее время работами В. М. Массона на
Д ж ейтуне 10.
С другой стороны, Б. А. Куфтин, опираясь на данные по топографии городища
Намазга-тепе и ссылаясь на отсутствие вокруг памятника оборонительных стен, за ­
ключает, что в данном обществе не было «явно выраженной социальной или д а ж е зна­
чительной имущественной дифференциации» (стр. 284). Нам представляется, однако,
что эти факты сами по себе не дают еще оснований для такого заключения, хотя оно,
как и весь отчет, и носит предварительный характер.
Раскопки, начатые Б. А. Куфтиным, были успешно продолжены В. М. Массоном,
и его статьи в рецензируемом томе подводят некоторые итоги первого этапа работ.
В статье «Первобытно-общинный строй на территории Туркмении (энеолит, брон­
зовый век и эпоха раннего ж ел еза)» (стр. 233— 239) В. М. Массон стремится дать ха­
рактеристику общественного строя, уровня производительных сил и характера произ­
водственных отношений племен, населявших территорию Туркмении в эти периоды.
Причем центральное место в статье занимают земледельческие племена юга Туркме­
нии, изучением истории которых автор непосредственно занимался.
Другая статья того ж е автора под названием «Памятники культуры архаического
Дахистана в Ю го-Западной Туркмении» (стр. 385— 457) посвящена анализу памятни­
ков конца бронзового — начала железного века, обнаруженных на Мисрианской рав10 См. В. М. М а с с о н , Дж ейтун и Кара-депе. Предварительное сообщение об
археологических работах на поселениях Дж ейтун и Кара-депе в 1955 г., «Сов. архео­
логия», 1957, № 1, стр. 143— 147.
]1
Советская этнография, № 1
162
Крит ика и б и б л и о гр а ф и я
нине. В качестве приложения к данной статье в сборнике помещена заметка1
В. И. Цалкина «Предварительные результаты определения костей из раскопок Мадау
тепе, произведенных в 1954 г.» (стр. 459— 460).
I
Третья статья В. М , М ассона — «Расписная керамика Южной Туркмении по рас­
копкам Б. А. Куфтина» (стр. 291— 373)— является интересным археологическим ис­
следованием, в котором автор, используя керамический материал многослойного па­
мятника Намазга-тепе, последовательно рассматривает сменяющие друг друга архео­
логические культуры, соответствующие определенным этапам исторического развития
данного общества. Стремясь показать, что «памятники энеолита и бронзы подгорной
полосы Копет-Дага образую т совершенно самостоятельную культурно-историческую
область» (стр. 322). В. М. М ассон проводит широкие сопоставления керамики Намаз­
га-тепе с керамикой иранских памятников; такого рода анализ дает свежие, интерес­
ные данные, позволяющие по-новому поставить вопрос о датировке некоторых из них
(слой Гиссар III). С другой стороны, это исследование еще раз и уж е на новом мате­
риале демонстрирует наличие культурных связей м еж ду указанными областями и по­
зволяет В. М. М ассону сделать правильное заключение о том, что «на протяжении
энеолита и бронзового века Ю жная Туркмения по сравнению с другими среднеазиат­
скими областями имела более тесные связи с древнейшими цивилизациями Востока.
По существу культуры Анау-Намазга входят в число высокоразвитых культур Ближ­
него и Среднего Востока IV— III тысячелетий до н. э., образуя северную границу
древневосточной земледельческой ойкумены» (стр. 238).
Нельзя не отметить, что во всех указанных статьях В. М. Массона археологиче­
ское описание дается в очень четкой и ясной манере, а заключающие каждую статью
примечания демонстрируют не только широкую научную эрудицию автора, но и пред­
ставляют самостоятельный интерес для каждого специалиста, занимающегося древней
историей Средней Азии. Текст сопровождается многочисленными иллюстрациями, ко­
торые его удачно дополняют, хотя, к сожалению, воспроизведены они технически не­
удовлетворительно.
Не пересказывая содержания этих статей, которые, помимо всего, дают очень ин­
тересный фактический материал, остановимся лишь на некоторых моментах, представ­
ляющихся нам спорными.
Это, преж де всего, вопрос о времени возникновения классового общества на тер­
ритории Южной Туркмении.
Для автора, как и для всех, кто занимается историей Средней Азии, совершенно
бесспорным является тот факт, что в VIII— VI вв. до н. э. в Средней Азии уж е суще­
ствовали рабовладельческие государства с централизованной властью, которая под­
держивала и регулировала мощную ирригационную сеть — базу их хозяйства. Однако
процесс образования этих государств происходит всюду по-разному, в зависимости и
конкретных исторических условий.
Как и чем был подготовлен переход к государственности в Южной Туркмении?
Рассмотрим факты.
«В конце периода Намазга IV (конец III тысячелетия д о н. э.— А. В., М. И.) по­
является керамика, изготовленная на гончарном круге» (стр. 240).
Следующий хронологический период, представленный слоем Намазга V и датируе­
мый первой половиной II тысячелетия до н. э., характерен тем, что уж е «почти вся
посуда изготовлена на гончарном круге быстрого вращения» (стр. 243). На Намазгатепе, в слое Намазга V, были раскопаны гончарные горны, рядом с которыми обнару­
жены гончарные шлаки и бракованная посуда (стр. 246),—-явные следы ремесленного
керамического производства.
В.
И. Сарианиди, исследовавший специально гончарное производство этого
мени на Намазга-тепе, пишет: «Керамические сосуды достигают к этому времени
наиболее сложной и вычурной формы, заметно улучшается качество глиняной массы,
широко распространяется гончарный к р у г» п . О ремесленном характере гончарного
производства в эпоху Намазга V пишет и А. А. М арущ енко12. Наконец, сам
В. М. М ассон подчеркивает: «...Н аряду с сельским хозяйством, важную роль в заня
тиях жителей Намазга-тепе играли различные ремесла. Таким было, в первую оче­
редь, гончарное ремесло, использующее гончарный круг и специальные обжигательные
печи» (стр. 246).
По мнению А. В. Арциховского, «гончарный круг применялся во всех классовых
обществах любой эпохи и никогда не применялся при первобытно-общинном строе...|
Он проникал только в те страны, в которых на основе местного социального развития
возникали ремесла, что, как известно, было тесно связано с классообразованием, яв­
ляясь его необходимым условием» 13. В. М. М ассон и в рецензируемой статье и в од-
11 В. И . С а р и а н и д и , К истории древнего гончарства на территории Южного
Туркменистана, «Изв. Академии наук Туркменской ССР», 1956, № 6, стр. 67.
12 См. А. А. М а р у щ е н к о , Итоги полевых археологических работ 1953 г. Ин­
ститута истории, археологии и этнографии Академии наук Туркменской ССР, «ТрИн-та истории, археологии и этнографии Академии наук Туркменской ССР», т. II, Аш­
хабад, 1956, стр. 8.
13 А. В. А р ц и х о в с к и й , Основы археологии, М., 1.955, стр. 100.
]
Крит ика и б и б л и о гр а ф и я
163
ной из своих последних работ 14 оспаривает точку зрения А. В. Арциховского. Однако
нам представляется, что наличие гончарного круга и гончарных печей, несомненно,
свидетельствует о том, что изготовление керамики перестало быть домашним произ­
водством, что им стал специально заниматься какой-то круг лиц, т. е. появились ре­
месленники. Это неизбежно приводило к появлению прибавочного продукта, наличие
которого безусловно свидетельствует о существовании здесь классового общества.
Найденные в слое Намазга V многочисленные глиняные печати свидетельствуют,
по мнению В. М. М ассона, о развитии, «возможно, и частной собственности»
(стр. 247). Д ля того ж е периода он допускает и зарождение рабства, полагая, что
речь может идти о патриархальном рабстве (там ж е ) .
Все указанные факты В. М. Массон суммирует на стр. 247. Он пишет, что «этот
высокий уровень развития производительных сил в известной мере не соответствует
рамкам первобытнообщинного строя», но тем не менее «все это не позволяет гово­
рить о существовании на территории Южного Туркменистана в это время классового
общества. Несмотря на высокий уровень производительных сил, общество еще оста­
валось первобытнообщинным, хотя и переживало в значительной мере процесс разло­
жения». Одним из основных аргументов в пользу этого положения он, вслед за
Б. А. Куфтиным, считает отсутствие на Намазга-тепе оборонительных укреплений.
Другим аргументом для него является отсутствие в архитектурных комплексах того
времени цитаделей (там ж е ).
Н е считая возможным рассматривать сомкнутый ряд домов на Намазга-тепе как
вариант укреплений (на той ж е стр. 247), В. М. М ассон, однако, при описании круп­
ных поселений архаического Дахистана отмечает: «... Возможно, что укрепленную
линию составляли сомкнутые наружные стены жилых массивов» (стр. 444). Заклю­
чение, что цитадели являются «в археологических памятниках одним из верных при­
знаков наличия классового общества» (стр. 247), опровергается самим ж е автором.
Отмечая наличие на таком крупном поселении, как Изат-кули, центрального укрепле­
ния (стр. 253), В. М. Массон ставит под сомнение принадлежность его и подобных
ему поселений Мисрианской равнины к памятникам классового общества (стр. 445).
В другом месте статьи мы читаем, что для городских поселений Хорезма последней
четверти I тысячелетия до н. э. цитадели не характерны (стр. 444), но ведь никому
не придет в голову сомневаться в том, что в Х орезме в это время уж е существовало
развитое классовое общество.
Д оводы автора не могут быть решающими еще и потому, что огромная площадь
Намазга-тепе, несмотря на неоднократно проводившиеся там археологические рабо­
ты, исследована весьма недостаточно.
Н адо учитывать также наличие на территории Южной Туркмении, кроме Н ам аз­
га-тепе, таких крупных поселений того ж е времени, как Яссы-тепе у Душ ака и Ал­
тын-тепе у М еана, которые изучены еще меньше, чем Намазга-тепе. Дальнейшие рабо­
ты здесь, возможно, дадут целый ряд новых находок, в частности остатки укрепле­
ний. Есть основание предполагать, что перед нами очень крупные поселения, возмож­
но городского типа, которые достигли своих размеров именно в этот период бурного
развития производительных сил данного общества.
В у ж е упоминавшейся статье «Изучение энеолита и бронзового века Средней
Азии» В. М. Массон также затрагивает вопрос о времени сложения классового общ е­
ства в Ю жной Туркмении 15, подчеркивая, что для решения его особое значение имеет
уровень развития ирригационного земледелия. По его мнению, ирригационные систе­
мы подгорной полосы, базирующиеся на мелких горных речках и ручьях, не требова­
ли такой затраты труда, как возникшие позднее ирригационные системы в долинах
больших рек, а это обстоятельство сильно тормозило якобы переход к классовому об­
ществу. Но ведь возможно, что крупные поселения типа Намазга-тепе, с высокораз­
витым земледельческим хозяйством, развитыми ремеслами и значительным населе­
нием не могли существовать, используя орошение, основанное только на водах
ручьев и небольших речек. Н аходясь в подгорной полосе, они в то ж е время были
расположены неподалеку от дельты Т едж ена. Археологические работы в этих райо­
нах, конечно, очень затруднены из-за их последующего неоднократного освоения, но,
по нашему мнению, специальное изучение здесь древней ирригации могло бы дать
интересные результаты.
В дельте М ургаба и в долине Атрека В. М. Массоном исследованы поселения
конца II — начала I тысячелетия д о н. э., хозяйство которых было основано на кана­
лах, выведенных непосредственно из рек. Это особенно относится к поселениям Мис­
рианской равнины (Атрек), где каналы хорошо изучены и установлено, что длина их
достигала 60— 70 км.
Давая в статье «Памятники культуры архаического Дахистана и Юго-Западной
Туркмении» подробный анализ этих поселений, В, М. Массон подчеркивает широкое
развитие здесь гончарного производства, о чем свидетельствуют, например, «два
крупных керамических центра, каждый почти в гектар площадью» (стр. 444) на Изаткули, и делает предположение об уж е происшедшем здесь втором общественном раз­
14 См. В. М. М а с с о н , Изучение энеолита и бронзового века Средней Азии.
'<Сов. археология», 1957, № 4, стр. 51.
15 См. там ж е, стр. 51.
11*
164
Крит ика и б и б л и о гр а ф и я
делении труда, характерном для рабовладельческого общества (стр. 445). Более того,
он считает, что развитая ирригационная сеть требовала для ухода за ней болыш
общественных работ, которые могли вначале проводиться общиной (там ж е), но от­
крывали «широкие возможности для применения труда рабов» (стр. 254).
В другой своей статье «Изучение энеолита и бронзового века Средней Азии»
В. М. Массон замечает, что процесс перехода от первобытно-общинного строя к клас
совому общ еству очень длителен и что в М еждуречье от появления гончарного круп
до царских гробниц Ура прошло ты сячелетие16. Но если в Южной Туркмении переход
к классовому обществу в лучшем случае совершился не раньше начала I тысячелетия
до н. э., то образование у ж е в V III— VII вв. до н. э. на территории Средней Азия
крупных рабовладельческих государств с сильной централизованной властью может
показаться маловероятным, так как в этом случае переход от первобытнообщинного
строя к классовому общ еству приходится на ничтожный для такого сложного процес­
са отрезок времени. Кроме того, трудно предположить, что это случилось одновре­
менно на земледельческом Юге, с его очень старыми культурно-историческими тра­
дициями и сильными связями с переднеазиатскими цивилизациями, и в Хорезме, яв­
лявшемся в те времена «варварской» степной периферией Юга.
Мы ни в коей мере не являемся сторонниками поспешного и непродуманного ре­
шения этой сложной проблемы. Нам представляется, что имеющиеся факты использо­
ваны В. М. М ассоном несколько односторонне. Здесь все ж е следует рассматривать
все предпосылки перехода от первобытного к классовому обществу и весь сложный
процесс этого перехода в целом, а не в отдельных лишь' его проявлениях. Тогда мы
не сможем не прийти к заключению, что формирование классового общества в Южной
Туркмении произошло, видимо, в период Намазга V, т. е. в первой половине II тысяче­
летия до н. э. Нам кажется, что если в данном случае В. М. Массон проявляет из­
лишнюю осторожность, то в другом случае он делает несколько поспешные заклю­
чения.
Отмечая, что переход к скотоводству, которое являлось ведущей отраслью хо­
зяйства у племен Северной Туркмении, привел к крупным изменениям внутри рода,
В. М. Массон пишет: «Материнское право было заменено отцовским, матриархальный
род превратился в патриархальный» (стр. 242). В то ж е время «в Южной Туркмении
на основе общего развития производительных сил матриархат также сменяется пат­
риархатом, хотя время этой смены еще окончательно не установлено» (там ж е ) . Успе­
хи в области земледелия и развитие металлургического и гончарного дела, появление
гончарного круга — все это «явилось предпосылкой для смены матриархального рода
патриархальным», причем процесс этот, видимо, завершился «во время Намазга II!
и IV» (там ж е ), т. е. к концу III тысячелетия д о н. э.
Нам хотелось бы в этой связи напомнить высказывание С. П. Толстова о тон,
что патриархальный род не является обязательной последней стадией родового строя
и что переход к классовому обществу возможен и со ступени материнского р о д а 1
В качестве одного из примеров С. П. Толсгов приводит африканские государств
типа Ашанти и Д агом е, где деспотическая монархическая власть сочеталась «с ма
теринским родом, матриархальной домовой общиной и с сильными элементами гине
кократии» 18. С другой стороны, он указывает, что кочевое скотоводство у туарегов
при наличии в их обществе резкого классового расслоения, сочетается с устойчивой ма
теринско-родовой организацией19. Эти и многие другие этнографические примеры го
ворят о том, что решение о наличии матриархальной или патриархальной родовой ор­
ганизации в том или ином обществе следует принимать с большой осторожностью,
базируясь лишь на бесспорных фактах.
I
Историю племен, населявших северную степную часть Туркмении в эпоху неолита
и бронзы, В. М. Массон рисует лишь в самых общих чертах. Правильно характеризуя
эти культуры и справедливо указывая на вероятное продвижение северных степных|
племен в конце II тысячелетия д о н. э. на юг, В. М. Массон допускает отдельные
неточности. Так, он именует их носителями тазабагъябско-андрояовской культуры1
(стр. 251), вводя термин, который нам представляется крайне неудачным.
Если племена — носители андроновской культуры, наряду с племенами, оставив­
шими памятники срубной культуры, и участвовали в формировании тазабагъябской
культуры, это вовсе не значит, что андроновская культура в чистом виде проникала,
вместе с тазабагъябской, гак далеко на юг. Грубая лепная керамика степняков с рез­
ным или штампованным геометрическим орнаментом, находимая на юге Туркмении
в самостоятельных комплексах или вместе с керамикой земледельческих племен, сде­
ланной на кругу, принадлежит носителям тазабагъябской культуры, с одной стороны,
и носителям так называемой позднесуярганской культуры — с другой. По-видимому,
такое движение северных племен на юг происходило дважды: в середине II тысяче­
летия до н. э. (тазабагьябская культура) и в конце II — самом начале I тысячеле
тия до н. э. (позднесуярганская культура). Н аряду с заселением дельты Мургаба
южными земледельческими племенами во второй половине II тысячелетия до н. э,,
16
17
18
19
См.
См.
Там
Там
В. М. М а с с о н , Указ. раб., стр. 51.
С. П. Т о л е т о в,Древний Хорезм, М., 1948, стр. 329.
ж е.
ж е.
Крит ика и б и б л и о гр а ф и я
165
возможно, происходило и заселение ее с севера скотоводческими племенами, о чем
свидетельствуют находки упомянутой выше лепной керамики (поселения Тахирбай-3,
Аучин-тепе и др-)Статья А. Ф. Ганялина «Погребения эпохи бронзы у селения Янги-кала», поме­
щенная в рецензируемом сборнике (стр. 374—384), посвящена описанию могильника,
I датируемого второй половиной II тысячелетия д о н. э. Автор весьма добросовестно
описывает условия находки могильника, но как только он переходит к описанию ма­
териала, начинается путаница. Так, совершенно непонятно, в каком стратиграфическом
отношении находятся могильник и подстилающий его культурный слой (см. стр. 376).
При описании керамики автор не приводит для нее никаких аналогий, кроме материала
с Теккем-тепе, а ведь помещенная в этом ж е издании статья В. М. ААассона о кера­
мике Намазга-тепе могла быть с успехом использована автором. Кроме того, в тексте
нет ссылок на таблицу керамики (стр. 381, рис. 4 ), что затрудняет чтение. В приме­
чаниях к статье 14 библиографических ссылок, а в тексте их только 10, и они не совпа­
дают с нумерацией в примечаниях. Таким образом, пользование научным аппаратом
более чем затруднено. Наконец, выводы статьи касаются не Янгикалинского мо­
гильника, которому, судя по названию, посвящена статья, а археологических мате­
риалов Теккем-тепе, добытых автором при его раскопках. П одводя итог, эту публи­
кацию материалов могильника приходится признать неудачной; это тем более жаль,
что весь сборник написан хорошо, в единой манере, хорошим языком и данная
статья вносит явный диссонанс.
*
*
*
В заключение нам хотелось бы еще раз отметить, что публикация работ ЮТАКЭ
в рецензируемом сборнике представляет большой интерес как по количеству собран­
ных новых фактов, так и по постановке больших исторических проблем. Насколько
нам известно, экспедиция успешно продолжает работы в этой области, и все работа­
ющие по истории первобытной культуры Средней Азии с нетерпением ж дут дальней­
ших публикаций.
А. В. Виноградов, М. А. Итина
J e a n - P a u l L e b e u f . Application de I’ethnologie a I’assistance sanitaire. U ni­
versity libre de Bruxelles. Institut de sociologie S olvay. Etudes coloniales. Fascicule IV.
[Bruxelles], 1957, 86 стр.
Основу рецензируемой работы составляют материалы, собранные автором —
консультантом Бюро Африки Всемирной организации охраны здоровья по поручению
этого Бюро. Некоторые разделы работы были использованы автором в его лекциях,
прочитанных в Яунде (Французский Камерун) в 1955 г. для африканских, английских,
испанских, французских, итальянских и португальских врачей.
Жань-Поль Л ебеф , французский африканист, известный своими исследованиями
культуры народов области Чад, использовал в своей деятельности при ООН лич­
ный опыт полевого этнографа, а также опыт своих коллег — этнографов и медиков,
работающих при ООН и других международных организациях,— Альфреда Метро,
Дж орджа М. Фостера, Брока и Отре, П. Дороля и других. Привлечены и неизданные
материалы, например доклад д-ра Д ж . Карефа-Смарт («Западноафриканская деревня
и ее проблемы»), прочитанный им на конференции в Аккре в 1953 г., и ряд других.
Задача рецензируемой брошюры — показать, какую значительную помощь может
оказать использование этнографии в интересах охраны здоровья и поднятия уровня
гигиены у народов слаборазвитых стран, этого, говоря словами автора, «служения
великому делу всечеловеческой солидарности» (стр. 8 2). В качестве эпиграфа к своей
книжке Л ебеф приводит слова П. Дороля, директора Всемирной организации охраны
здоровья: «Дело поднятия уровня здоровья не может быть дальше только монополией
медика, гигиениста и их сотрудников. Сегодня общепризнана необходимость участия
в этом деле также и этнографа» (стр. 23).
Л ебеф показывает, почему многие медико-санитарные мероприятия не имели
успеха среди населения колониальных и полуколониальных стран: врачи предлагали
эти мероприятия в форме, принятой у европейских народов, но чуждой местному насе­
лению. В таких случаях вмешательство этнографов неизменно оказывало серьезную
помощь. Особенно важно внимание к местным обычаям и традициям в подходе к жен­
щинам и детям. Например, у некоторых народов женщины избегали родильного дома^,
потому что, по их верованиям, плацента долж на быть зарыта в землю, новорожденный
должен быть положен прямо на землю, и роженица долж на питаться определенными,
принятыми традицией, кушаньями. Тогда при содействии этнографов были установ­
лены соответствующие порядки: плаценту разрешено забирать родственникам, им ж е
166
Критика и б и б л и ограф и я
предложено приносить роженице требуемые традицией кушанья, а к ребенку на мо
мент прикладывают щепоть земли. После этого сопротивление оказанию медицинско;
помощи прекращается.
Л ебеф намечает четыре этапа работы этнографа в деятельности медико-санитар
ного отряда: 1) предварительная подготовка; 2) сбор данных по анкете с вопросам;
о существующих у населения представлениях относительно происхождения болезней
о роли местных знахарей, о способах и результатах их лечения и т. п.; 3) участш
в самом проведении мероприятий; 4) последующий сбор данных о результатах меро
приятий.
Автор считает чрезвычайно выжным, чтобы этнограф помог врачам познаком ит;
с «традиционной медицинской системой» и установить в ней, с одной стороны, полезны!
моменты, а с другой — вредные, противоречащие медицине и гигиене. Лебеф полагает
что для понимания этой традиционной системы этнограф должен описать представ
ления данного народа о всей окружающ ей действительности. Как говорит автор, эй
представления составляют в целом определенную систему, «далекую от того, чтс
старые социологи называли дологическим мышлением» (стр. 55).
На основании собранных данных, продолжает Лебеф, этнограф может определит;
зоны, в которых намеченные меры могут быть проведены тем или иным образом
наметить дифференцированный подход к определенным группам. Успех будет зависеть
от доверия, которое члены данного отряда смогут завоевать у населения, а это возмож
но только, когда они достаточно хорошо ознакомятся с культурой и бытом местного
населения.
Лебеф утверждает, что суть применения «этнологического метода» составляет
«уважение к национальной культуре и внимание к особенностям, отличающим одну
цивилизацию от другой» (стр. 7 1 ). Здоровье и общественная гигиена неотделимы от
всей жизни народа, говорит автор и приводит следующие слова африканского иссле­
дователя Карефа-Смарта: «Проблема поднятия уровня здоровья и гигиены не может
быть отделена от сельскохозяйственной и духовной проблем, все они связаны с воспи­
танием, материальной деятельностью, распределением общественных повинностей и
социальной организацией» (стр. 71).
Использование этнографии в деятельности Всемирной организации охраны здо­
ровья и повышения уровня гигиены, несомненно, будут приветствовать все прогрессив­
ные ученые. Однако приходится сожалеть, что в этой деятельности не используется
богатый опыт СССР в деле культурного строительства среди отсталых в прошлом
народностей. Нельзя не выразить удивления, что Жан-Поль Лебеф, собравший много­
численные материалы, в том числе и не опубликованные в печати, и привлекший
большую этнографическую и медицинскую литературу, не использовал ни одной работы
об организации дела здравоохранения в районах Севера или в Средней Азии в СССР.
На конкретных примерах культурного строительства в этих районах СССР Лебеф
увидел бы, как многие описываемые им трудности оказались преодоленными потому,
что народности бывших отсталых окраин царской России включились в строительство
социализма и с успехом завершили его.
Б. И. Шаревская
НАРОДЫ СССР
УкраЫська народна поетична творч1сть. Том I — Дожовтневий перюд. Том II —
Радянський перюд, видання друге, виправлене та доповнене. Академ1я наук Укра1нсько! РСР, 1нститут мистецтвознавства, фольклору та етнографп. Державне учбовопедагопчне видавництво «Радянська школа», Кшв, 1958.
Осенью 1958 г. издательство «Радянська школа» выпустило в свет первый том
коллективного труда «Украшська народна поетична творч1сть»; в середине того же
года вышел вторым изданием и второй том. (Первое издание второго тома появилось
еще в 1955 г.) Этот труд представляет собой систематический обзор украинского
народно-поэтического творчества и является учебным пособием для студентов-филологов; он рассчитан также на научных работников, преподавателей, аспирантов и на
широкий круг читателей, интересующихся устной словесностью украинского народа.
Рецензируемое издание подготовлено в основном авторским коллективом Отдела
словесного фольклора Института искусствоведения, фольклора и этнографии Академии
наук УССР. В написании работы приняли участие такие известные украинские фоль­
клористы, как М. Ф. Рыльский, П. Н. Попов, Ф. И. Лавров, А. М. Кинько, П. Д . Павлий, Г. С. Сухобрус. Авторами четырех разделов главы о развитии украинской фольк­
лористики и главы о народной драме являются фольклористы г. Львова (И. Цапенко, М. Нечиталюк, А. Дей, М. Ищук, М. Матвийчук) и Ужгорода (П. Пономарев).
«Украшська народна поетична творчють» во многом подытоживает работу фолькло­
Крит ика и б и б л и о гр а ф и я
167
ристов Советской Украины, преж де всего — научных сотрудников Отдела словесного
фольклора Института искусствоведения, фольклора и этнографии Академии наук УССР.
Судя по их последнему коллективному труду, работа эта была плодотворной.
Принцип построения и расположения материала в обоих томах, в особенности как
учебного пособия, не вызывает особых возражений. Устно-поэтическое творчество
украинского народа рассматривается по основным жанрам в их историческом разви( тии. Дооктябрьскому периоду посвящен том первый, советскому периоду — том вто­
рой. Выяснение сущности и специфики народно-поэтического творчества и истории
развития украинской фольклористики является содержанием отдельных глав.
Однако единый принцип построения и расположения материала в рецензируе­
мом труде не выдержан. Так, в начале первого тома, кроме введения и главы о при­
роде и специфике народно-поэтического творчества, дан специальный историографи­
ческий обзор украинской дооктябрьской фольклористики, а во втором томе такого
обзора нет. Это было бы необязательно при условии полного историографического обзо­
ра в первом томе, но он, к сожалению, доведен только до периода империализма. Р азу­
меется, такой пробел заметно снижает уровень книги.
Кроме того, в первом томе после каж дой главы дана основная библиография,
а во втором томе она отсутствует, хотя в ней крайне нуждаются все изучающие
украинское народно-поэтическое творчество.
Н еобходимо отметить, что библиографические указатели в первом томе построены
не по единому принципу. Чаще всего источники даются в алфавитном порядке, но
этот принцип не везде выдержан (см., например, на стр. 223 и 423). В главе ж е о д у ­
мах библиография дана в хронологической последовательности. Именно такой принцип
можно считать наиболее подходящим для учебного пособия, ибо он дает возмож ­
ность легче разобраться в истории изучения того или иного фольклорного жанра и
публикации его образцов.
Иногда «основная библиография» того или иного раздела не включает некоторых
важных работ. Д ля примера можно сослаться на библиографию главы об украинских
песнях литературного происхождения (стр. 677). В ней почему-то не назван известный
сборник «nicHi та романеи украТнських поеив в двох томах» (Киев, 1956), составлен­
ный Г. А. Нудьгой, и в т о ж е время указаны работы, имеющие лишь косвенное отно­
шение к теме.
Наконец, в первом томе при рассмотрении основных жанров украинского народно­
поэтического творчества дооктябрьского периода обычно освещается история собира­
ния, публикации и изучения этих жанров, чего во втором томе нет.
Вообще по принципу построения, расположения и освещения материала первый
том труда «УкраТньска народна поетична творчшть» стоит выше второго тома.
Первый том снабжен содержательным «Введением» акад. М. Ф. Рыльского ■
—
ответственного редактора издания, в котором говорится о сущности и характерных
чертах народно-поэтического творчества как дооктябрьского, так и советского периодов.
Как справедливо отмечает автор, «говорить об этом творчестве спокойно, в сугубо
академическом тоне, хотя в данном случае обе книги могут служить в известной
степени учебным пособием, очень трудно — столько прекрасной, исключительно бога­
той и разнообразной по содержанию и средствам художественного выражения поэзии
•имеет в себе украинский фольклор!» (стр. 5).
М. Ф. Рыльский детально и убедительно раскрывает особенности возникновения и
бытования украинского народно-поэтического творчества Советской эпохи, а также
•останавливается на основных проблемах советской фольклористики.
Введение как бы дополняется, а ряд его положений и развивается следующей за
ним главой «Природа и специфика народного поэтического творчества», автором ко­
торой является чл.-корр. АН УССР П. Н. Попов (под его руководством осуществ­
лялась работа по созданию книги до конца 1952 г.). Эта глава написана с учетом
лучших достижений советской фольклористики, во многом она базируется на других
работах автора по теории народно-поэтического творчества. Затем следует обшир­
ная историографическая глава, написанная группой авторов. В ней наиболее детально
и основательно разработаны первый раздел, освещающий зарождение изучения древне­
русского и украинского народно-поэтического творчества с древнейших времен до
начала XIX в. (автор П. Н. Попов), и последний раздел «Цензурные при­
теснения и преследования
украинского
фольклора в царской России» (автор
Ф. И. Л авров). Разделы ж е, посвященные фольклористике XIX — начала XX в.,
менее разработаны. В них, в частности, почти не говорится о сущности мифологической
н исторической «школ» фольклористики, только упоминаются такие видные украин­
ские фольклористы, как Милорадович, Гринченко и ряд других. Последний раздел
историографического обзора (о цензурных притеснениях) очень ценен тем, что в нем
использованы многие архивные материалы, свидетельствующие о трудном пути укра­
инской фольклористики в прошлом, в условиях царизма. Выделение этого раздела
имеет положительную сторону, но, очевидно, было бы еще лучше, если бы его мате­
риал был использован в соответствующих разделах историографического обзора,
охватывающих XIX — начало XX в. Это способствовало бы более глубокому и все­
стороннему освещению главных этапов развития украинской дооктябрьской фольклори­
стики.
Д альш е идут главы, посвященные основным жанрам и видам украинского народ­
168
Критика и б и б л и о гр а ф и я
но-поэтического
творчества
дооктябрьского
периода: «Трудовые песни» (автор
П. Д . Павлий), «Заговоры» (Г. С. С ухобрус), «Календарная обрядовая поэзия»
(В. С. Б обкова), «Свадебная обрядовая поэзия» (Г. С. С ухобрус), «Причитания»
(М. П. Стельмах), «Загадки», «Пословицы и поговорки» (П. Н. Попов), «Сказки»,
«Анекдоты», «Легенды и предания» (Г. С. С ухобрус), «Думы» (П. Д . Павлий),.
«Исторические песни» (М. С. Р одина), «Баллады», «Лирические песни» (А. М. Кинько), «Песни литературного происхождения» (М. П. Стельмах), «Коломыйки и частуш­
ки» (Н. А. Гринченко, В. Г. Хоменко), «Народная драма» (П. П. Пономарев), «Рабо­
чий фольклор (допролетарский период освободительного движения)» (В. С. Бобкова)
и «Рабочий фольклор 1895— 1917» (П. Д . Павлий).
Ценно то, что каждый фольклорный жанр и вид рассматривается в его истори­
ческом развитии. В то ж е время в самой последовательности жанров и видов фоль­
клора также в основном выдерживается исторический принцип, хотя можно спорить
по поводу «очередности» происхождения, а следовательно и порядка размещения таких
жанров, как думы, баллады и народная драма. Этот спор можно было бы легко
устранить, если бы перед главами, посвященными рассмотрению отдельных жанров и
видов фольклора, имелась еще одна «ключевая» глава, освещающая основные этапы
исторического развития украинского народно-поэтического творчества. Именно в этой
главе следовало бы объяснить, почему определенные жанры появились в ту
или иную эпоху, наметить общие пути их развития, причины отмирания некоторых
жанров и видов фольклора и т. п. Такая глава была бы особенно необходима для при­
ступающих к более глубокому изучению фольклора.
Большинство глав, посвященных рассмотрению определенных жанров и видов,
украинского фольклора дооктябрьского периода, отличается должной научной глу­
биной. Это касается преж де всего таких глав, как «Загадки», «Пословицы и поговор­
ки», «Думы», «Рабочий фольклор». При рассмотрении некоторых жанров отчетливовыступает новая трактовка ряда важных проблем, например: происхождение, роль и
развитие трудовых песен, периодизация дум; наблюдается тенденция дать более
глубокий анализ художественны х особенностей лирических песен и т. п.
Следует особо отметить стремление многих авторов более или менее обстоятель­
но охарактеризовать национальную специфику основных жанров украинского фольк­
лора дооктябрьского периода. Правда многие высказывания еще требуют уточнения и
дальнейшей разработки, расшифровки общих положений. Так, о национальном харак­
тере украинских баллад сказано только следующее: «Украинские народные баллады,
как и думы и исторические песни,— читаем на стр. 572— 573,— имеют выразительный
национальный характер, что проявляется в отличие от других видов эпоса, как прави­
ло, в исключительных, но типичных характерах, в исключительных, но типичных об­
стоятельствах и таких ж е исключительных художественных деталях». Но сказанное в
одинаковой мере относится как к украинским, так и к русским, белорусским и другим,
славянским и неславянским балладам.
Анализ отдельных жанров и произведений не всегда отличается достаточной глу­
биной. В главе «Исторические песни», например, периодизация не обосновывается, а
главное — не прослеживается развитие жанра, не анализируются его особенности на
различных этапах. В границах определенных периодов все внимание уделяется только
идейно-тематической сущности песен. Об этом могут свидетельствовать хотя бы такие
примеры: «Так, например, песня про Коваленка правдиво отражает социально-эконо­
мические условия жизни XV в. В ней рассказывается о постоянно напряженной жиз­
ни народа, когда нападения турецко-татарских орд всегда угрожают человеку, несут
ему пожарища, руину, издевательства, ясыр и смерть» (стр. 520); «Песня про Михая»
отражает жестокость татарского нашествия и большое горе матери, сына которой
увезли татары на возе «порубаного», «постршяного» (стр. 521). Такой анализ не дает
полного представления о фольклорных произведениях как таковых.
В рассматриваемых главах иногда встречается и неверная трактовка. Так, в.
самом начале раздела «Жнивные песни» читаем: «Дожиночные (обжинков1), или
жнивные, песни пели жнецы, когда после окончания жатвы приносили хозяину с по­
ля венок, сплетенный из колосьев» (стр. 264). И дальше идет речь только о «дожиночных» песнях, хотя в качестве иллюстративного материала приводятся различные
жнивные песни. Д ел о в том, что дожиночные песни составляют только часть жнивных песен. К ним относятся еще и зажиночные песни, а также другие песни жнивной
обрядности. Кроме того, жнецы приносили хозяину венок с поля не только в конце
жатвы, но и в начале ее — во время «зажинков», когда и пелись довольно многочис­
ленные зажиночные песни. Дожиночные ж е песни пелись не только в момент «прино­
шения венка», но и в период дожинков вообще. Отмеченные ошибки и неточ­
ности в определении жнивных песен могут ввести в заблуж дение учащуюся моло­
деж ь, которая на практике уж е не встречается с традиционной жнивной обряд­
ностью.
Путаница имеется и в разделе об апокрифических легендах. Здесь прямолинейнозаявляется, что апокрифические легенды «возникли в эпоху феодализма в процессе
борьбы трудящихся против идеологии церковников», что в апокрифических легендах
«пародийно трактуются библейские и евангельские темы» (стр. 402—403). Если верить,
этому, то все апокрифические легенды — фольклор прогрессивного направления, даже
чуть ли не революционный На самом ж е деле это не так. Вопрос об апокрифических
легендах гораздо сложнее и решать его «с плеча» никак нельзя. Д а ж е частный вопрос:
Крит ика и б и б л и о гр а ф и я
169
об обрисовке Христа в апокрифических легендах также решен без учета всей слож ­
ности и противоречивости, нередко явной полярности материала апокрифических
легенд.
Нельзя согласиться и с категорическим утверждением, что коломыйки и частуш­
ки— «две разновидности одного жанра» (стр. 678). Скорее всего это два родственных
жанра, возникших независимо, но близких м еж ду собой.
М ожет быть, в связи с тем, что в первом томе четко не определены и не разгра­
ничены жанры коломыйки и частушки, иногда наблюдается смешение их м еж ду собой
и с другими видами коротеньких песенок. Так, названа частушкой приведенная на
странице 688 песенка:
У нашо! пан! —
Золой сережки,
А ми йдемо i3 роботи —
Не бачимо стежки.
В определении фольклорных жанров и видов, как правило, вообще нет четкости,
а некоторые из них, например календарная обрядовая поэзия и свадебная обрядовая
поэзия, вовсе остались без определения, что недопустимо в учебном пособии. Это.
сказывается и на размещении материала. Обрядовая поэзия, например, рассматривает­
ся в трех главах, без необходимых замечаний об общности и родстве календарной и
семейно-бытовой обрядности.
В некоторых случаях определение жанра весьма сложно, что касается прежде все­
го сказок. С этим связана и классификация сказок, являющаяся еще далеко не решен­
ной проблемой. Это явно ощутимо в главах «Сказки», «Анекдоты», «Легенды и пре­
дания»; произведения этого рода, очевидно, должны быть объединены общими ж анро­
выми признаками, а не выступать чуть ли не изолированно.
Нельзя согласиться с утверждением, что под жанром сказки подразумеваются
устные рассказы только фантастического характера (стр. 353), ибо тогда из поля зре­
ния выпадут реалистические сказки, предания, анекдоты •— основная масса сказоч­
ного репертуара как украинцев, так и многих других народов. Определение жанра
сказки должно охватывать все виды разнообразного сказочного репертуара. Очевидно,,
не случайно в рецензируемом труде некоторые виды сказок, в частности сказкимифы, мифологические сказки, совсем не рассматриваются или механически объеди­
нены (например, былички и исторические легенды).
Слишком общо определение ж анра дум, не дающ ее четкого представления об
оригинальных песнях украинского народно-поэтического творчества
(стр. 424).
В определении исторических песен допущ ена неточность: отмечается, что к ним отно­
сятся «такие э п и ч е с к и е и лиро-эпические п р о и з в е д е н и я , которые отражают
конкретные исторические события...» и т. д. (разрядка моя.— П. О.) (стр. 512), хотя в
украинском фольклоре исторических эпических песен (а не произведений вообще) не
встречается. О пословицах говорится, что это «сжатые афористические п р е д л о ж е ­
н и я , в которых в ы я в л я е т с я мудрость и жизненный опыт трудящихся, выражен­
ные преимущественно в метафорической форме» (стр. 331) (разрядка моя.— П. О.),
хотя пословицы в устах народа — не «предложения», да и народная мудрость в них.
скорее не «выявляется», а выражается, формулируется.
Все это говорит о том, что по научному определению фольклорных жанров пред­
стоит еще большая работа.
Заканчивается первый том двумя главами (которые целесообразнее было бы объе­
динить) о дооктябрьском рабочем фольклоре. В них привлечен ценный материал, во.
многих случаях публикуемый впервые (правда, иногда не совсем удачно подобран­
ный), даны в ряде случаев интересные обобщения.
Первое издание второго тома труда «УкраЧньска народна поетична творчшть» уже
подверглось облуждению и рецензированию в нашей печати, в частности в журнале
«Советская этнография» •. Во втором издании сохранен тот ж е принцип построения
и расположения материала, но трактовка его, по сравнению с первым изданием, углуб­
лена.
Второй том, как и первый, открывается введением акад. М. Ф. Рыльского, в нем
трактуются вопросы, касающиеся украинского народно-поэтического творчества совет­
ского периода. Отдельные положения, имеющиеся во введении к первому тому, неиз­
бежно повторяются здесь, но они рассмотрены в ином плане. Затем идут главы:
«Песни» (авторы Ф. И. Лавров, М. П. Стельмах, А. М. Кинько), «Думы» (П. Д . Павлий), «Частушки и коломыйки» (А. М. Кинько), «Пословицы и поговорки» (П. Н. По­
пов) и «Сказки, легенды, рассказы» (Г. С. С ухобрус).
Как уж е отмечалось в отзывах о первом издании, к достоинствам второго тома,
следует отнести соблюдение исторического принципа рассмотрения украинского на­
родно-поэтического творчества советского периода по основным жанрам, выяснение
большого общественно-воспитательного значения народного творчества в этот период,,
довольно обстоятельный анализ национального своеобразия в содержании и х удож е­
ственной форме рассматриваемых жанров.
1 См. рецензию Б. П. Кирдана в № 2 журнала за 1956 г., стр. 158— 161.
170
Крит ика и б и б л и о гр а ф и я
Авторский коллектив, готовя к печати повторное издание второго тома, учел кри­
тические замечания и пожелания рецензентов и читателей, особенно в отношении
исторических песен 1920— 1930-х годов. Но в ряде мест том страдает описательностью,
недостаточной глубиной анализа, излишними пересказом содержания и цитированием
произведений народного творчества, некритическим подходом к качеству отбираемого
материала. Конкретные примеры этого приведены, в частности, в рецензии Б. П. Кирдана на первое издание второго тома. К сожалению, многие из них «перекочевали»
и во второе издание.
Существенным недостатком как первого, так и второго тома является декларатив­
ность при сравнении украинских фольклорных произведений с соответствующими про­
изведениями русского и белорусского народов. Особенно слабо показаны родство и
взаимосвязь украинского и белорусского народно-поэтического творчества.
Если в первом томе порядок размещения жанров продиктован в основ­
ном временем их сложения, то во втором томе этого принципа нельзя было придер­
живаться, так как все основные жанры народно-поэтического творчества советского
периода появились почти одновременно. Поэтому во втором томе при размещении
материала следовало бы строго учитывать важность, степень распространенности того
или иного жанра. В связи с этим следовало бы несколько изменить их последователь­
ность, а именно — дать их в таком порядке: песни, частушки и коломыйки, пословицы и
поговорки, повествовательные жанры, загадки и, наконец, думы. В рецензируемой же
книге думы идут сразу после песен, а глава о загадках вовсе отсутствует. Кроме того,
глава о прозаических повествовательных жанрах, в которой рассматриваются сказки,
легенды, предания, анекдоты и сказы, почему-то названа суженно: «Сказки, легенды,
рассказы». Ее содержанию более соответствовало бы название «Повествовательные
жанры».
Отмеченные недоработки, пробелы, спорные моменты, а также отдельные ошибки
и неверные утверждения хотя и снижают несколько уровень двухтомного труда
«Украшська народна поетична творчшть», не могут поколебать его научной значимо­
сти и положительной в целом оценки. И если в настоящей рецензии главное внимание
уделено им, а не положительным качествам издания, то это продиктовано искренним
желанием хотя бы в некоторой мере помочь авторскому коллективу в дальнейшем
еще более усовершенствовать этот систематический обзор украинского народно-поэти­
ческого творчества, в особенности потому, что он должен будет служить учебным
пособием и несомненно будет переиздаваться.
Двухтомная «УкраТнська народна поетична творчшть» несомненно заслуживает
положительной оценки. Этот труд — важное событие не только в украинской, но и во
всей советской фольклористике.
П. Охрименко
И. X. К а л м ы к о в . Культура и быт черкесского колхозного аула (По материа­
лам сельхозартели имени Сталина, Хабезского района, Карачаево-Черкесской автоном­
ной области). Под редакцией И. М. А дж иева, Карачаево-Черкесский научно-исследо­
вательский институт истории, языка и литературы. Черкесск, 1957, 106 стр.
В
1957 г. Карачаево-Черкесское книжное издательство выпустило работу
И. X. Калмыкова «Культура и быт черкесского колхозного аула». Книга основана на
большом фактическом материале, собранном автором во время его поездок за послед­
ние годы в черкесские селения, а такж е почерпнутом из литературы.
Проведенная 23— 26 июня 1958 г. в Москве сессия Отделения общественных наук
АН СССР выдвинула перед научными работниками задачу разработки теоретических
проблем строительства коммунизма в СССР. Большое внимание на сессии было обра­
щено на изучение .вопросов развития национальных форм материальной культуры
народов СССР, современного быта рабочих и колхозников, развития советской семьи
и т. д. В свете новых задач, выдвигаемых перед учеными, рецензируемая книга пред­
ставляет несомненный интерес.
На примере одного колхоза (имени Сталина, аулы Зеюко, Кош-Хабль и Малый
Зеленчук) Хабезского района, Карачаево-Черкесской автономной области автор
показывает огромные социально-экономические и культурные преобразования, проис­
шедшие в жизни черкесского колхозного крестьянства за годы Советской власти.
Описанию культуры и быта колхозного крестьянства был посвящен в последние
годы ряд исследований. Что касается этнографии черкесского народа, то рецензируемая
книга является первой попыткой разработки данной темы. Знакомство с нею приводит
к выводу, что автор, несомненно, справился с поставленной задачей. Этому немало
способствовало то обстоятельство, что И. X. Калмыков по происхождению — коренной
черкес и хорошо знаком с бытом и жизнью описываемого народа. Книга содержит че­
тыре главы, которым предпослано введение, написанное И. М. Аджиевым.
В главе I, посвященной истории аулов и колхоза, излагаются сведения, касающие­
ся хозяйства дореволюционной черкесской деревни. Основная масса черкесского кресть­
янства занималась скотоводством (разведением овец, лошадей и крупного рогатого
Крит ика и б и б л и о гр а ф и я
171
скота) и в меньшей степени — земледелием. Интересны сообщения автора о народном
сельскохозяйственном календаре, об обычаях взаимопомощи в любой работе (щ ехьэху),
о сельскохозяйственных орудиях и технике ведения хозяйства.
Автор на конкретном материале прослеживает глубокую культурную связь черкесов
и русского населения Кавказа. П од влиянием русских в конце XIX в. у черкесов появ­
ляются новые сельскохозяйственные орудия (железные плуги, конные грабли и др .),
развиваются садоводство и огородничество, вводятся новые полевые культуры —
пшеница и др. «Приобщение к передовой русской культуре,—пишет И. X. Калмыков,—
сыграло большую роль в жизни народов Кавказа, и в частности для населения описы­
ваемых нами черкесских аулов» (стр. 10— 11).
Немало страниц работы отводится истории колхозного строительства и передовым
людям колхозного производства.
Разделы главы: «Производственная деятельность колхоза», «Организация труда»,
«Полеводство», «Садоводство» — знакомят читателя с основным направлением хозяй­
ственной жизни колхоза имени Сталина, с новой организацией труда, со специализа­
цией женского и мужского труда. Приведенные в работе данные по экономике артели
свидетельствуют о больших успехах колхозного производства и о широких перспек­
тивах его дальнейшего развития. За годы Советской власти у черкесов отмечается
значительный рост посевных площадей л повышение урожайности сельскохозяйственных
культур, рост поголовья скота и его продуктивности. Большое значение приобретают
новые отрасли хозяйства — овощеводство и плодоводство. Особое внимание в главе
уделено также описанию нового производственного быта колхозников.
Весьма удачна глава II, посвященная материальной культуре. Она содержит об­
стоятельное описание характерных особенностей поселений и усадьбы, жилища и на­
дворных построек в прошлом и в советское время. Исследуя черкесское жилище, автор
старается проследить его развитие в историческом плане. Он выявляет причины, обу­
словившие изменения в технике строительства, в типах жилища, во внутреннем
убранстве дома, вскрывает классовые различия, отразившиеся в особенностях жилища
XIX — начала XX в.
Специальные разделы главы рассказывают о национальном костюме и пище чер­
кесов. Читатель найдет здесь интересные сведения об изменениях, происшедших в
одеж де и составе пищи сельского населения за годы Советской власти.
Вся глава в целом проникнута стремлением автора выявить при рассмотрении
отдельных сторон материальной культуры наличие связи с элементами культуры со­
седних народов, в частности русского, что способствовало обогащению и дальнейшему
развитию культуры черкесов.
Характеристике старого и нового семейного быта посвящена глава III. Отмечая
большие изменения, происшедшие в современной семье черкесов (равноправие женщишы, изжитие таких обычаев, как многоженство, умыкание, калым, брак с несовершен­
нолетними), автор вместе с тем указывает на сохранение у черкесов некоторых пере­
житков прошлого.
Справедливо замечание И. X. Калмыкова относительно того, что областное отде­
ление Общества по распространению политических и научных знаний еще мало уделя­
ет внимания пропаганде в колхозном селе материалистического мировоззрения. Н е­
сомненно, что ислам мешает искоренению отдельных пережитков прошлого, тормозит
культурный рост колхозников.
Глава IV интересна с точки зрения содержащ егося в ней богатого фактического
материала, рассказывающего об общественной жизни членов сельхозартели имени
Сталина, о большом культурном строительстве и культурно-просветительной работе
в аулах.
В рецензируемой книге встречаются отдельные пробелы и неувязки.
К числу недостатков первой главы следует отнести почти полное отсутствие све­
дений по истории образования аулов, вошедших в объединенный колхоз имени Сталина.
Описанию черкесских аулов и их истории в кавказоведческой литературе посвящено
немало страниц. Д а и сам автор, несомненно, располагает необходимыми полевыми
материалами.
Не нашел освещения на страницах книги и социальный строй черкесов до Октябрь­
ской революции. Правда, автор говорит (стр. 9— 10) о том, что после крестьянской
реформы черкесы втягивались в общ ее русло капиталистического развития, но господ­
ствующими оставались отношения феодальные. Таких сведений явно недостаточно.
Читатель не получает ясного представления о классовой структуре черкесского обще­
ства. При характеристике хозяйственной деятельности черкесов в этот период из поля
зрения автора совершенно выпадает такая важная отрасль производства, как ремесло.
Известно, что у черкесов довольно широко были развиты кузнечное и оружейное дело,
обработка дерева и особенно — продуктов животноводства (выделывание сукна, бурок
и т. п.). Интересно было бы узнать, имело ли это производство товарное значение или
удовлетворяло только потребности домашнего обихода, какие виды его сохранились в
настоящее время и какую роль играют они в хозяйстве черкесов, какие имеются пер­
спективы для их дальнейшего развития.
В структурном отношении следовало бы выделить в особый раздел описание
■надворных построек, а тем более материалы по современному народному жилищу,
рланировке и благоустройству аулов.
172
Крит ика и би б ли ограф и я
В работе встречается ряд противоречивых формулировок. Так, на стр. 49 ам
пишет: «Д о начала строительства хозяйственных и жилых построек усадьб*
«щ1ап1э» обносили изгородью. Изгороди делались в большинстве случаев из кам^
А на стр. 59 читаем: «Если преж де двор огораживался со всех сторон плетеной ?.л
родью, то теперь этого не встречается». У читателя возникает вопрос: из какого1)
материала все-таки возводилась изгородь?
Не совсем ясно, о каком типе дома идет речь, когда автор говорит о делении!
на мужскую и женскую половину (стр. 49). Если это длинный дом, состоящий
ряда смежных комнат, то каким образом это можно увязать с тем, что каждая
этих комнат предоставляется отдельной брачной паре? Вероятно, это относится к
новной комнате — «унэшхуэ»?
Ж аль, что работа носит в основном описательный характер, и в ней делаю,,
лишь слабые попытки раскрытия закономерностей развития социалистической культ]
ры и быта в переходный период от социализма к коммунизму.
|
Однако книга И. X. Калмыкова в целом заслуживает положительной оценки. От
является единственной этнографической работой по современной Черкесии. Читата
найдет в ней много полезных и свежих сведений по этнографии черкесского народ
Фактические материалы, содержащ иеся в работе (например, по жилищу, ремесла)
могут быть использованы для практических целей.
Г.
Сергей
С.
М. А б р а м з о н , К. И. А н т и п и н а , Г. П. В а с и л ь е в а , Е. И. М а х о в
Д. С у л а й м а н о в . Быт колхозников киргизских селений Дархаи и Чичкан. Колхоз
имени К. Е. Ворошилова («Ала-Too»), Покровского района, Иссык-Кульской облает*
Киргизской ССР. Ответственный редактор С. М. Абрамзон. Труды Института этновд
фии АН СССР. Новая серия, т. XXXVII, М., 1958.
Монография «Быт колхознико.в киргизских селений Дархан и Чичкан» являете^
результатом большого исследовательского труда группы научных работников Институ­
та этнографии АН СССР и Института истории Академии наук Киргизской ССР.
На конкретном материале, полученном при изучении быта колхозников селений
Д архан и Чичкан (Покровского р-на Иссык-Кульской области, Киргизской ССР) авто­
ры пытаются показать великую преобразующую силу колхозного строя, открывшего
перед киргизским крестьянством широкий путь экономического и культурного
развития.
Утверждение колхозного строя, сопровождавшееся в Киргизии переходом к осед­
лости кочевых и полукочевых хозяйств, повлекло за собой глубокие и принципиальные
изменения во всем жизненном укладе населения, его материальной культуре, обычаях,
нравах, мировоззрении.
Показать процесс преобразования быта киргизского крестьянства во всей его
сложности — задача, которую поставил перед собой авторский коллектив.
С ледует признать удачным самый выбор объекта. Колхоз им. К. Е. Ворошилова,
объединяющий крестьян селений Д архан и Чичкан, по характеру его общественного
хозяйства типичен не только для Прииссыккулья, но и для значительной части других
горных районов Киргизии.
Это — крупное многоотраслевое хозяйство с основным зерноводческо-животновод­
ческим направлением, имеющее большие перспективы развития.
Выбранный объект интересен и тем, что еще в дореволюционное время население
этой части Прииссыккулья было тесно связано с русскими переселенцами и испытало
на себе значительное влияние русской культуры. Самый процесс оседания кочевого
населения в этом районе в силу ряда причин шел здесь более интенсивно, нежели в
других районах Киргизии. Селение Д архан — один из старейших в Прииссыккулье
оседлых киргизских населенных пунктов.
Вместе с тем здесь, в высокогорном районе, относительно хорошо сохранились
особенности национальной культуры киргизов, что дает возможность исследователям
ставить и разрешать один из важнейших в этнографии вопросов— о взаимодействии
разных национальных культур и, что очень важно, проследить судьбы национальных
традиций в современности.
Исследования велись на протяжении нескольких лет (1952— 1954). Наряду с лич­
ными наблюдениями и расспросами, исследователи пользовались документальными ма­
териалами (статистические данные, протоколы общих собраний, годовые отчеты кол­
хозов,) проводили анкетные обследования (в частности подворное обследование жили­
щ а), изучали бюджеты отдельных семей и т. д.
Положительной стороной монографии является то, что авторы изучали исследо­
ванный ими объект не изолированно, не огорванно от всего окружающего, а в тесной
связи с общими историческими условиями всего Прииссыккулья; в ряде случаев ими
1
Крит ика и б и б л и о гр а ф и я
173
сделаны и довольно широкие обобщения. Отметим, что в те ж е годы (1953— 1955) часть
авторского коллектива проводила сплошное обследование киргизского населения всех
областей республики, что позволило увеличить круг наблюдений и проверить некоторые
из своих выводов на более широком материале.
Монография охватывает все стороны культуры и быта обследуемого населения.
Собственно этнографическому исследованию предпослан исторический очерк, в ко­
тором очерчены основные линии общественно-экономического развития Прииссыккулья,
вплоть до настоящего времени.
Ценно, что автор исторического очерка (С. М. Амбрамзон) касается в нем именно
того круга вопросов, который необходим для понимания не только исторического прош­
лого киргизов, но и для уяснения процесса социалистического развития и особенностей
его проявления в конкретной национальной среде.
Касаясь вопроса истории заселения Прииссыккулья, автор дает характеристику его
общего этнического состава, причем особенно подробно останавливается на истории
заселения края киргизами и их родоплеменном составе. Интересна приведенная им
карта расселения родоплеменных групп киргизов в начале XX в., ибо пережитки родо­
племенных отношений, как увидим ниже, не вполне потеряли значение и по
сию пору.
Подробно исследуется также характер социально-экономических отношений в кир­
гизском ауле в конце XIX — начале XX в. Отчетливо показана социальная диф ф ерен-.
циация киргизского аила накануне Великой Октябрьской социалистической рево­
люции и, как последствие обнищания народных масс, начавшийся процесс оседания
■бедноты на землю. Как отмечает автор, основной контингент поселившихся в Дархане
(с его основания в 1913 г.) киргизов состоял из самых бедных земледельцев
(стр. 28).
Вместе с тем автор отмечает крайнюю заторможенность процесса оседания в тот
■период, что в значительной мере было обусловлено противодействием байско-манапской
верхушки, боявшейся потери дешевой рабочей силы, необходимой для ведения ско­
товодческого хозяйства, и уменьшения своего влияния на население *.
Переходя к характеристике советского периода, автор также уделяет большое вни­
мание вопросу о переходе киргизов на оседлость, прослеживая влияние на этот процесс
земельной реформы 1921— 1922 гг., развития различных видов сельскохозяйственной
кооперации и, наконец, коллективизации сельского хозяйства, завершившей процесс
массового перехода на оседлость кочевого и полукочевого населения.
Автор подробно останавливается на истории организации и дальнейшего развития
колхоза, вплоть до его укрупнения в 1951 г. Исторический очерк подводит таким об­
разом читателя непосредственно к современности.
Характеристике общественного хозяйства колхоза имени К. Е. Ворошилова посвя­
щен следующий раздел монографии (автор Г. П. Васильева).
Н е претендуя на всестороннее освещение экономики колхоза, что и не под силу
неспециалисту, автор приводит лишь его основные экономические показатели (см. таб­
лицы на стр. 60, 77 и 111). В совокупности с большим описательным материалом это
дает развернутую картину общественного хозяйства колхоза, отчетливо раскрывая тен­
денции и перспективы его развития.
Особый упор (и мне представляется это правильным) автор делает на характе­
ристике различных сторон производственного быта как той части колхозников, которая
занята в земледелии, так и особенно быта животноводов со всеми его специфическими
особенностями.
Ж иво и обстоятельно характеризует автор полный цикл работ в различных отрас­
лях хозяйства, условия труда, принципы его организации.
При характеристике тех или иных производственных процессов автор выделяет и
некоторые старые традиции, не преувеличивая, однако, их значения. Так, совершенно
правильно современное полеводческое хозяйство колхоза рассматривается им как по
суш еству новая в сравнении со старым, рутинным земледелием отрасль хозяйства, в
которой влияние старых традиций очень невелико. И наоборот, автором хорошо пока­
зано на ряде примеров, как в исконном для киргизов занятии животноводством, бази­
рующемся теперь на современных методах зоотехники, широко используются произ­
водственные навыки и народный опыт, накопленные за тысячелетия существования ко­
чевого скотоводческого хозяйства.
Интересно в этнографическом плане дано описание охоты, помимо ее промыслового
I
1 Земледелие носило примитивный характер; в нем преобладала крайне отсталая,
рутинная техника. Некоторые прогрессивные черты, проявившиеся в местном земледе­
лии в результате общения с соседями — русскими (железные плуги и бороны, колесный
транспорт, заготовка сена для скота и т. п.), наблюдались главным образом в за ж и ­
точных хозяйствах. Основная ж е масса трудящихся не имела необходимого сельскохо^зяйственного инвентаря, тягловой силы и семян и жестоко эксплуатировалась местной
кулацкой верхушкой на основе издольщины и различных форм отработки. Не менее
бедственным было положение кочевников-скотоводов, ибо пастбищами руководила
байско-манапская верхушка, пользовавшаяся лучшими отдаленными пастбищами. На
долю ж е бедняцких масс оставались ограниченные ближайшие пастбища", что суживало
возможности развития животноводства.
174
Критика и би б л и ограф и я
значения являющейся одним из любимых спортивных развлечений колхозников ((
бенно охота с ловчими птицами).
Значительно слабее написан раздел, характеризующий рост материального б
госостояния колхозников и их личное хозяйство. Основой его должно было бы ст
обстоятельное изучение бю дж ета семей колхозников с учетом различных его вари
тов (в зависимости от соотношения в семьях работающих и иждивенцев, рабочей к
лификации членов семьи, отрасли хозяйства, в которой они заняты, и т. д .). Авто
ж е ограничились анализом бю дж ета двух семей, что не дает, конечно, достаточв
материала для серьезных обобщений и выводов ни в отношении структуры бюдже
ни в отношении уровня экономического благосостояния колхозниковг .
Приведенный в данном разделе материал, касающийся семейно-родстзенной nos
щи (стр. 133), интересен скорее в другой связи, а именно как отголосок старых обв
ственных отношений.
Глава, посвященная материальной культуре,— одна из лучших в монографии (;
тор Е. И. М ахова). В ней очень четко прослеживается историческое развитие отде)
ных элементов материальной культуры, их исторические корни. Автору удалось xopoi
показать, что в условиях нашей действительности происходит не простая замена одн
формы материальной культуры другой, а слагаются совершенно иные ее формы. П
этом новые национальные особенности базируются на органическом слиянии элемент
традиционной народной культуры с новыми элементами, пришедшими в результа
взаимосвязи с другими народами, а также проникшими в быт из социалистическо
города (см. стр. 206). Это хорошо, в частности, показано на анализе современно
костюма киргизов, особенно молодежи, представляющего собой своеобразное сочет
ние форм новых и исторически сложившихся, но претерпевших значительные измен
ния (материал, покрой). В результате создается определенный национальный стил
характерный, по утверждению автора, не только для населения Дархана и Чичкана, i
и для всего Прииссыккулья.
Наблюдения того ж е характера сделаны автором и в отношении жилища, и
внутреннего убранства, декоративного оформления (например, в особенностях украип
ния парадной комнаты, перенесенных из жилища старого типа — юрты, так называем(
го «джука» и т. п.).
Р аздел о жилище вообще разработан весьма основательно. В результате сплод
ного подворного обследования автору удалось показать последовательную смену типо
жилища, изменение строительной техники, рост кадров строителен из среды самих кир
гизов. При этом отчетливо выступают культурное взаимообщение и братская дружб
киргизов с соседними народами, особенно с русскими, от которых киргизы позаимство
вали и планировку селения и жилища, и приемы строительной техники, и конструкцин
отдельных элементов дом а (форма крыши, ворот, размер окон и их ориентация, нали
чие ставен, деревянные полы) 3.
Автор показывает такж е связь типов усадьбы с развитием земледельческого хо
зяйства.
При всех несомненных достоинствах существенным недостатком главы является
то, что жилище изучалось в значительной мере вне связи с общественным и семейным
бытом. Говоря, например, о типе и планировке селений, автор обходит вопрос о рас­
селении родственными группами, о чем мы узнаем из других глав монографии4; раз­
витие жилища не поставлено в связь с изменением в укладе семьи, почти не затронуто
то новое, что наблюдается в размещении семьи (в частности, ее женского состава).
Данные такого рода, теснейшим образом связанные со всем комплексом семейных от­
ношений, помогли бы также лучше выяснить те глубокие изменения, которые произо­
шли и происходят в самом духовном облике населения.
Хорошо разработан раздел о пище. На этом материале особенно ярко показаны
смена хозяйственного уклада киргизов, сложение прочного оседлого быта, внедрение
новых сельскохозяйственных культур и изменения вследствие этого в пищевом рацио­
не, в ассортименте блюд, наряду с сохранением ярко выраженных национальных тра­
диций.
Специальный раздел монографии посвящен характеристике семьи и семейных отно­
шений.
Тема семьи является одной из важнейших при монографических исследованиях
быта; всестороннее изучение семьи дает возможность глубже и полнее показать процесс
становления новых форм быта и вместе с тем выявить те источники, которые питают
2 Мне представляется также, что едва ли целесообразно при рассмотрении струк­
туры бюджета, в частности денежных доходов семьи, включать в бюджет подарки и
помощь родственников, ибо, согласно народному обычаю, каждый подарок вызывает
необходимость отдаривания почти в тех ж е размерах (см. приведенные таблицы до­
ходов и расходов семьи Усуна Д ж ээнбаева, стр. 130).
3 Как это отмечено автором, вместе с новой строительной практикой киргизами
были восприняты и некоторые обычаи, например использование общественной помощи
при закладке фундамента и связанное с этим угощение, аналогии чему мы находим
у русских и оседлых народов Средней Азии.
4 См. стр. 27, 65, 214—216.
1
Крит ика и б и б л и о гр а ф и я
175
еще пережитки старого мировоззрения, сказывающиеся на многих сторонах семейной
и общественной жизни. Вот почему от степени разработанности этой темы во многом
зависит глубина исследования в целом.
Автор (С. М. Абрамзон) затрагивает весь круг вопросов, связанных с изучением
семьи и семейных отношений. Им хорошо показана структура современной семьи, ее
численность, формы; выяснен генезис некоторых пережиточных форм: наличие извест­
ного количества неразделенных семей и семей, имеющих в своем составе боковых
родственников (см. таблицу на стр. 213), а также твердо держащийся и поныне
порядок, при котором один из сыновей (обычно младший) остается жить с родите­
лями.
Много тонких наблюдений сделано автором над новым характером семейных взаи­
моотношений; ярко обрисовано в корне изменившееся — по сравнению с дореволюцион­
ным временем — положение женщины и детей в семье и т. д.
Однако, как нам кажется, все эти черты нового семейного уклада могли бы быть,
прослежены значительно полнее и глубж е, если бы автор дал более детальную и углуб­
ленную характеристику семейного строя в прошлом. В частности, мы не находим
ответа на то, когда начался в киргизском аиле процесс массового распада больших
семей, что представляла собой по численному составу, хозяйственному и бытовому
укладу неразделенная семья конца XIX — начала XX в., каковы были, наконец, те о б ­
щественные традиции, которые определяли ее внутренний строй.
В историческом очерке, как указывалось выше, тот ж е автор отмечает значитель­
ную живучесть среди прииссыккульских киргизов родоплеменных отношений еще в
конце XIX-— начале XX в.; отголоски этих отношений, как это видно из отдельных
разбросанных в книге замечаний, сказываются во многих деталях современного быта
(характер расселения семейно-родственными группами, родственная помощь, свадеб­
ные и погребальные обряды и др .).
Приводя отдельные интереснейшие факты этого рода, автор, однако, не анализи­
рует их, не обобщает, в силу чего специфика родственных отношений киргизских
колхозников раскрыта слабо. Д а ж е в специально посвященном этой теме разделе
(«Отношения м еж ду родственниками», стр. 238—240) охват материала неправомерно,
сужен до круга взаимоотношений м еж ду родителями и детьми, братьями и сестрами.
М еж ду тем родственные связи значительно шире, и их жизненность во многом опре­
деляет как положительные традиции, так и некоторые отрицательные стороны совре­
менного быта киргизских колхозников.
С этой точки зрения не вполне удовлетворяет и раздел, посвященный обществен­
ной и культурной жизни киргизов. В нем приводится обильнейший материал, дающий
разительную картину тех изменений, которые произошли за годы Советской власти в
жизни киргизского аила; интересно показано своеобразие форм современного обще­
ственного быта киргизов, многие из которых базируются на старых традициях. Однако
социальные корни этих явлений не всегда достаточно вскрыты. В частности, не ясна
социальная природа столь распространенных в прошлом и бытующих и по сие время
групповых сборищ типа «ж оро-бозо» и «шерне», различных половозрастных объедине­
ний и т. п. (см. стр. 251, 259, 260).
В ряде случаев автор лишь констатирует явления и факты общественной жизни
(см. стр. 257), в то время как более детальный их анализ помог бы раскрыть ту кон­
кретную исторически обусловленную обстановку, в условиях которой протекает социа­
листическое строительство. Это, несомненно, имело бы и большое практическое зна­
чение.
Особый акцент сделан автором (что совершенно правильно) на новых формах об­
щественной жизни, но процесс складывания этих форм, становление и рост кадров
активистов (в частности женщин) не выявлены в достаточной мере. За теми скудны­
ми биографическими данными, которые в ряде случаев приводит автор (см. стр. 210,
211), не встают живые портреты людей новой, советской формации.
Следует отметить, однако, что сделать это пока не удалось ни в одной из вышед­
ших в последние годы монографий. Видимо, на разработку этой проблемы должны
быть направлены дальнейшие коллективные усилия этнографов.
В главе «Общественная и культурная жизнь» автор (К. И. Антипина) делает по­
пытку не только обрисовать деятельность культурных, культурно-просветительных и
медико-санитарных учреждений, но и показать ее влияние на развитие нового быта.
П равда, в ряде случаев и здесь следовало бы значительно шире осветить процесс фор­
мирования новых духовных запросов населения, новых общественных нравов.
Несомненным достоинством книги является внимание к положительным традициям
национальной культуры. В монографию введена специальная глава «Народное твор­
чество», посвященная народному прикладному искусству и устно-поэтическому творче­
ству.
С ледует лишь отметить, что эта глава была бы более содержательной, если бы
автор (Д . С. Сулайманов) полнее раскрыл условия и обстановку бытования фольклора
в колхозной среде, а такж е дал бы характеристику репертуара различных возрастных
групп населения. Это дало бы возможность глубже проследить судьбы традиционного
фольклора, выявить характер новотворчества, в частности влияние на народную пе­
сенную культуру профессионально-музыкального искусства.
В качестве общего положения следует отметить, что пора бы перейти, наконец, в.
176
Крит ика и б и б л и ограф и я
наших этнографических монографиях к практике публикации самого фольклорной)!
териала — текстов и мелодий 5.
Книга недостаточно тщательно отредактирована, в ней попадаются отдела
стилевые небрежности, неудачные вы ражения6. Навязчив излишний пафос, он щ
снижает общий серьезный тон исследования. Встречаются и некоторые композит#
ные неувязки (например, характеристика общественного быта дается в двух раз*
местах книги, точно так ж е и материалы по народному поэтическому творчеству).
Подбор иллюстраций к книге удачен; он обогащает исследование обильным фа#
ческим материалом. Особенно хорошо иллюстрирован (рисунками, фото, чертежи
раздел материальной культуры. Цветные илллюстрации хорошо передают национц
ный стиль киргизского прикладного искусства, его колорит.
Исследование завершено послесловием. Помещение его вызвано вполне понят#
желанием авторов привести последние данные по экономическому развитию колл!
тем более что в 1956 г. в результате реализации решений XX съезда КПСС колхоз!
бился серьезных хозяйственных успехов. И тем не менее необходимость такого пос,
словия возбуж дает сомнения. Жизнь идет настолько быстрыми темпами вперед, т
отдельные данные (в частности экономические показатели) неизбежно устаревают.!
в этом, однако, дело. Непреходящий теоретический и практический интерес этногра)
ческих исследований заключается в том, чтобы изучить глубоко и детально те огромн
и сложнейшие процессы, которые происходят во всех областях народной жизни, выяв!
их направление, сделать понятными причины, ускоряющие или, наоборот, замедв
щие процесс развития. Задача эта не легка, и рецензируемая книга не может нас п
ностью удовлетворить в этом отношении.
Однако авторским коллективом книги сделано немало. Несмотря на отдел
ные недочеты и недоработки, книга вводит в научный оборот свежий и богая
этнографический материал, ставит ряд важнейших проблем, касающихся судеб нацз
нальных традиций в современности, процессов формирования новых форм быта, пуз
развития советской семьи, новых общественных отношений.
Монография о киргизском колхозе встретит, несомненно, живой интерес не толь#
среди специалистов, но и в среде широкого круга советских читателей.
В.
Ю . Крупянсщ
О.
А. С у х а р е в а . К истории городов Бухарского ханства (Историко-этнограф
ческие очерки). Институт истории и археологии. Академия наук Узбекской CCPJ
Ташкент, 1958, стр. 146, 27 фотографий, 4 плана-вклейки.
Рецензируемая книга написана большим знатоком истории Средней Азии, куды
туры и быта ее народов. О. А. Сухарева — автор ряда работ, посвященных узбеш|
и таджикам, их материальной культуре, социальным отношениям, идеологии. В тече-'
ние многих лет О. А. Сухарева занята этнографическим изучением городов Средней
Азии, в первую очередь Б ухар ы — столицы бывшего Бухарского эмирата, в большей’
степени, чем другие города, сохранявшего до недавнего времени свой прежний облш|;
и богатого многочисленными памятниками прошедшей эпохи.
Изучение истории и этнографии такого крупного города, как Бухара, требует I
затраты огромного количества труда и времени, большой энергии и настойчивости. |
Достаточно сказать, что автором книги произведено детальное этнографическое обсле­
дование двухсот отдельных кварталов города, причем определено и изучено их место­
нахождение, история заселения, социальный, этнический и профессиональный состав
населения и многие другие особенности. Выполнение этой работы одним лицом само
по себе говорит о неистощимой энергии О. А. Сухаревой, ее настойчивости и предан­
ности любимому делу.
Книга «К истории городов Бухарского ханства», насколько известно автору этих
строк, охватывает лишь часть материалов, накопленных О. А. Сухаревой. Она состо­
ит из двух разделов — исторического и этнографического. Первый раздел — «Очерки
по исторической топографии г. Бухары» имеет три очерка, каждый из которых посвя­
щен определенной эпохе жизни города. Второй раздел — «Очерки населения городов
Бухарского ханства конца XIX — начала XX в.» также состоит из трех очерков, но,
в отличие от первого раздела, разбитых по территориальному принципу. Здесь по­
5 Прекрасный образец такой публикации дает монография «Горняцкое село
Жакаровце», изданная Словацкой Академией наук (см. рецензию в журн. «Сов. этно­
графия», 1958, № 1).
6 См., например, характеристику песни «Бекбекей» (стр. 90—93). На самом деле
песня эта пелась девушками и женщинами, караулившими скот; они перекликались
ею, проверяя друг друга и призывая к бодрствованию (см. М. Б о г д а н о в а , Кир­
гизская литература, М., 1947, стр. 17).
1
Крит ика и б и б л и о гр а ф и я
177
мешены материалы, касающиеся населения трех крупнейших городов б. Бухарского
ханства — Бухары, Карши и Ш ахрисябза.
Первый раздел посвящен судьбам города Бухары в различные эпохи, росту его
на протяжении более двенадцати столетий, начиная с эпохи зарождения феодальных
отношений и кончая периодом позднего феодализма, чрезвычайно затянувшегося
в условиях Средней Азии. В основу исследования автор совершенно правильно поло­
жил рассмотрение вопроса о городских стенах, являвшихся неотъемлемой принадлеж­
ностью феодального города. Как известно, феодальные города на Востоке состояли
из более старой, центральной, части, обнесенной стеной, так называемого шахристана,
к которому впоследствии постепенно присоединялись предместья — рабад, кольцо кото­
рых по мере роста города все расширялось. Для определения местонахождения
городских стен в различные эпохи существенно важными ориентирами являются город­
ские ворота. Автором был предпринят тщательный анализ исторических источников,
из которых важнейшими для Бухары являются «История Бухары» Нершахи (X в.),
с позднейшими дополнениями Абунасра Куббави и М ухаммеда Зуфара (XII в.),
а также книга М улло-заде (первая половина XVI в .); для более поздней эпохи исто­
рические источники сопоставлялись О. А. Сухаревой с этнографическими све­
дениями.
Автором намечены основные этапы жизни и роста города. Город эпохи арабского
завоевания (VIII в.), когда всю его территорию занимал лишь шахристан, состав­
лявший не более 30— 35 га. Город X—XII вв., границы которого, в основном опреде­
ляясь кольцом древних кладбищ, все ж е недостаточно ясны, хотя в это впемя, помимо
шахристана, в пределы городских стен была включена и территория рабадов. Город
первой половины XVI в., границы которого определяются довольно точно, если исхо­
дить
из сообщений М улло-заде, давшего подробное описание топографии города
в связи с описанием бухарских мазаров. Наконец, город второй половины XVI в.,
значительно выросший по сравнению с предыдущим периодом и сохранившийся в тер­
риториальном отношении без изменения до Октябрьской революции. Все приведенные
в этом разделе материалы говорят о постепенном росте Бухары, причем периоды
довольно бурного роста сменялись временами периодами застоя и даж е упадка
городской жизни, что, по-видимому, было связано с внешнеполитическими событиями
(монгольское нашествие, эпоха феодальных междоусобиц, нашествие Надир-шаха
в середине XVIII в.).
Развитие городской жизни стимулировалось увеличением роли городов в эконо­
мике
страны, развитием ремесел и отделением их от сельского хозяйства, увеличе­
нием
обмена и ростом торговли. Автор показывает это на ряде любопытных приме­
ров: так, в позднейшее время город вырос за счет кварталов ремесленников, сосредо­
точенных в западной и восточной его частях.
Представляется вполне убедительной трактовка О. А. Сухаревой термина «хисар»
в значении городской стены, а не городской территории: как правильно указывает
автор, такое значение этого термина аналогично значению другого термина — «калъа»,
относившегося прежде всего, безусловно, к стенам укрепленного поселения, а не
к самому поселению; о последнем свидетельствует тот факт, что в Средней Азии
и соседних странах в применении к селениям термином «калъа» назывались такие
из них, которые обносились стенами, в то время как для неогороженных селений
этот термин не употреблялся'.
Первый очерк второго раздела дополняет и углубляет материалы первого раз­
дела. Изучение вопросов, связанных с развитием городской жизни, неуклонным рос­
том территории города, поставило перед автором и другие вопросы — о численности,
национальном и социальном составе населения Бухары. На эти вопросы нелегко дать
ответ, поскольку никаких статистических данных по дореволюционной Бухаре не
имеется и переписи населения в Бухарском ханстве никогда не проводилось Р аз­
личные подсчеты, основанные на косвенных данных, равно как и перепись 1926 г.,
не могут дать, как это убедительно показал автор, сколько-нибудь точного представ­
ления о количестве населения дореволюционной Бухары. В результате сплошного
обследования всех бухарских кварталов автору удалось выяснить число домовладе­
ний города, оказавшееся равным 12,5 тыс. Приняв численность каждой семьи в сред­
нем в шесть чел. и прибавив к полученной цифре еще 10— 15 тыс. чел. (население
бывшего бухарского арка — дворца, учащиеся многочисленных медресе и пр.),
О. А. Сухарева пола;ает, что количество населения дореволюционной Ьухары состав­
ляло 85— 90 тыс. чел. В свете этих данных О. А. Сухарева критикует имеющиеся
в научной литературе высказывания о численности населения некоторых средневеко­
вых городов Востока, которая определялась во многие сотни тысяч.
Сложнее вопрос об этническом составе Бухары. Его трактовка у О. А. Сухаре­
вой не отличается достаточной для нас убедительностью, несмотря на большую под­
час категоричность суждения. Говоря о таджикоязычности подавляющего большинства
населения Бухары, автор всячески избегает сказать о том, что значительную часть
населения города составляют таджики. С этой целью автор прибегает к таким рас­
плывчатым фразам: «В Узбекистане, население которого по переписи 1926 г. на
1 См. А. 3. Р о з е н ф е л ь д , Qala («kalа») — тип
ления, «Сов. этнография», 1951, № 1.
12
Советская этнография, Nг 1
укрепленного
иранского
посе­
178
Критика и би б л и ограф и я
74,19% состояло из узбеков, жители некоторых городов сохранили таджикский язык...»
(стр. 75) или же: «Таджикоязычность бухарцев-горожан, сложившаяся исторически,
объясняется, несомненно, той важной ролью, которую играл в этногенезе городского
населения древний местный иранский пласт» (стр. 77). При этом О. А. Сухарева
ссылается на данные переписи 1926 г., по которой в Бухаре зарегистрировано 27 тыс.
узбеков и 8 тыс. таджиков. Данными этой ж е переписи автор оперирует и при опре­
делении этнического состава Бухарского округа (стр. 75). Однако несколько раньше,]
при определении количества населения (стр. 72), автор ст