Автореферат диссертации Алфимовой Ж.П.

На правах рукописи
Алфимова Жанна Павловна
ПРОБЛЕМА УНИВЕРСАЛИЙ
В ЛЬВОВСКО-ВАРШАВСКОЙ ШКОЛЕ
Специальность 09.00.03 - история философии
Автореферат
диссертации на соискание учёной степени
кандидата философских наук
Москва - 2014
Диссертация выполнена в ФГБОУ ВПО «Московский государственный
университет имени М.В.Ломоносова» на кафедре истории зарубежной философии
философского факультета.
Научный руководитель:
Мельников Сергей Анатольевич
кандидат философских наук, доцент
Официальные оппоненты:
Макеева Лолита Брониславовна
доктор философских наук, профессор,
ФГАОУ ВПО «Национальный исследовательский
университет "Высшая школа экономики"»,
факультет философии (профессор кафедры
онтологии, логики и теории познания)
Шульга Елена Николаевна
доктор философских наук, ведущий научный
сотрудник, ФГБУН «Институт философии РАН»
(и.о. профессора кафедры истории и философии
науки)
Ведущая организация:
ФГБОУ ВПО «Российский государственный
гуманитарный университет»
Защита состоится __ _______ 2014 г. в __:__ на заседании диссертационного
совета Д 501.001.38 на базе ФГБОУ ВПО «Московский государственный
университет имени М.В.Ломоносова» по адресу: 119991, Москва, Ломоносовский
проспект, д. 27, корп. 4 («Шуваловский»), философский факультет, ауд. А-518.
С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале отдела диссертаций
Научной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова по адресу: Москва,
Ломоносовский проспект, д. 27, сектор «А», 8 этаж, к. 812.
С полным текстом диссертации можно ознакомиться на официальном сайте
философского факультета ФГБОУ ВПО «Московский государственный
университет
имени
М.В.
Ломоносова»
по
адресу:
http://new.philos.msu.ru/science/autoreferat/.
Автореферат разослан «
» ___________ 2014 г.
Учёный секретарь
диссертационного совета, доцент
В.Ф. Коровин
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования.
Проблема
универсалий
имеет
богатое
прошлое
в
истории
мировой
философии. Однако нельзя сказать, что она представляет собой интерес
исключительно исторический. Свидетельством тому является факт возрождения и
переосмысления
этого
вопроса
в
XX
веке,
когда
он
вновь
ставится
представителями философии и находит новые решения. Это происходит по
нескольким причинам, среди которых главные — это интенсивное развитие логики
и логической семантики, эпистемологии, обращение к философии языка и
становление её тесных связей с лингвистической наукой; среди менее очевидных —
поиск философских оснований естественных наук, в том числе попытки
преодоления трудностей, связанных с теорией множеств Кантора, развитие
психологических наук и т.д. Перечисленные изменения в науке, философии
значительно повлияли на разработку указанной проблематики. Одним из
важнейших внутренних факторов, определивших возвращение универсалий в
предметное поле философии, является концептуализация проблематики значения и
смысла, которая получает видное место, начиная с трудов Готлоба Фреге и Эдмунда
Гуссерля. Впрочем, это не означало полного смещения вопроса об универсалиях в
русло исключительно логического или семантического анализа. Онтологический и
даже метафизический подход также оставался актуальным в решении проблемы
универсалий для многих исследователей.
Среди различных направлений в философии XX века наиболее ярко проблема
универсалий представлена в аналитической традиции. В этом же контексте
работали и представители Львовско-Варшавской школы, которые выдвинули
собственные оригинальные концепции в попытке разрешить спор об универсалиях.
Эти концепции заслуживают внимательного изучения. С одной стороны, каждая из
них может быть представлена как самостоятельное учение, решающее собственные
задачи и преследующее определённые цели. С другой стороны, исторически
зарождение и формирование этих концепций происходило в форме живого диалога,
представляя собой единый вектор развития темы универсалий.
3
Для российской науки тема данного диссертационного исследования является
новой и практически не разработанной. В отечественной академической среде
сложилась традиция изучения наследия Львовско-Варшавской школы в рамках
эстетики, этики и теории познания (речь идёт, прежде всего, о трудах В.
Татаркевича, Р. Ингардена, Т. Котарбиньского), а в последние годы большой
интерес к наследию Школы проявили и логики, но даже таких исследований
существует немного. Проблема универсалий и вовсе остаётся открытой для
историков логики. Поэтому изучение истории спора об универсалиях в рамках
Львовско-Варшавской школы представляется актуальным и интересным вопросом,
в частности и для историка философии.
Проблематика универсалий представляется тем важнее, что повлияла на
развитие философии и логики в самой Школе в значительной степени, что пока не
освещено должным образом в существующей литературе по данной тематике.
Оценка философского наследия Львовско-Варшавской школы, касающегося
проблемы
универсалий,
чаще
всего
выступает
в
форме
характеристики
философских взглядов того или иного конкретного представителя. В результате
довольно
сложно
составить
целостное
представление
о
развитии
этой
проблематики и дать ей историко-философскую оценку, т.е. определить её значение
как для Школы, так и для аналитической традиции в целом. Поэтому
представляется важным осуществить именно такой исторический очерк спора об
универсалиях, который имел место в самой известной и влиятельной польской
философской школе, чтобы оторванные друг от друга эпизоды, известные как,
например, концепция реизма Тадеуша Котарбиньского (его вариант крайнего
номинализма), основания математики Станислава Лесьневского, исследование
Яном Лукасевичем наследия Аристотеля, — чтобы эти эпизоды не представлялись
разрозненными точками зрения, и поиск оснований этих концепций сложился в
последовательную историю, которая сама стала бы свидетельством целостности
Львовско-Варшавской школы.
Выявлять основания для целостности в отношении философских школ вообще
трудно и не всегда оправданно. Принято искать и находить общие основания для
тех, кого мы называем, скажем, стоиками, неоплатониками, оккамистами и т.п. —
хотя мы и отдаём себе отчёт в том, что под всяким обобщением не следует забывать
4
о
множестве
различий
между
конкретными
мыслителями,
концепциями,
аргументациями. Тем не менее, в отношении Львовско-Варшавской школы может
показаться, что таких оснований настолько мало, что ни одно из них не способно
обеспечить целостное восприятие школы как исторического феномена. Критерии,
по которым мы можем судить о единстве философской школы, чаще всего
ограничиваются географическим (и вместе с ним языковым и национальным), а
также учительско-ученическими отношениями. В Львовско-Варшавской школе
трудно найти общую проблематику и методологию, и совсем невозможно —
единую философскую концепцию, которая могла бы объединить всех её
представителей1. Объединяющим был, прежде всего, творческий импульс, поданый
через основателя школы Казимежа Твардовского. Это было желание создания в
польской академической среде настоящей научной философии (импульс, идущий, в
свою очередь, от брентановской традиции, и также не получивший некой единой
интерпретации в рамках школы). Не будем углубляться здесь в вопрос о том, можно
ли говорить об этом единстве школы в смысле проблематики или парадигмы. На
этот счёт существуют самые противоположные мнения, и аргументации в пользу
той или иной позиции, зависят от критериев и оснований, по которым можно его
определить. Важно именно то, что поднятая в Львовско-Варшавской школе
проблема универсалий как раз является одним из возможных оснований,
позволяющим протянуть единую (но не единственную) нить через всю историю
школы и нанизать на неё оригинальные концепции и интерпретации старого
философского спора.
Таким образом, исследование спора об универсалиях в историко-философском
аспекте представляется актуальным направлением исследования, способным
1
Хотя на этот счёт также не существует единого мнения, всё же представляется практически невозможным
обнаружить в трудах Львовско-Варшавской школы такую единую (а точнее, объединяющую) концепцию.
См., например: Васюков В.Л. Метапарадигма Львовско-Варшавской философской школы / Исследования
аналитического наследия Львовско-Варшавской философской школы. Выпуск 1 (отв. ред. В.Л. Васюков).
Спб: Издательский дом «Мiръ», 2006, с. 11-18. Противоположную точку зрения можно встретить,
например, у профессора Яцека Ядацкого: Jadacki J.J. Semiotyka szkoły Lwowsko-Warszawskiej: główne
pojęcia // Polska filozofia analityczna. Analiza logiczna i semiotyczna w szkole Lwowsko-Warszawskiej / Praca
zbiorowa pod redakcją M. Hempolińskiego. Wrocław: Zakład Narodowy im. Ossolińskich – Wydawnictwo,
1987, s. 131-138.
5
оценить с новой стороны философское наследие Львовско-Варшавской школы и
показать её место в более широком контексте аналитической философии XX века.
Объектом исследования является аналитическое философское и логикофилософское наследие представителей Львовско-Варшавской школы в период с
1894 по 1939 гг.
Предметом выступает спор об универсалиях, имевший место в ЛьвовскоВаршавской школе в указанный исторический период.
Цель диссертационного исследования состоит в выявлении и историкофилософском
анализе основных
концепций, представленных в споре
об
универсалиях в Львовско-Варшавской школе. Для реализации указанной цели в
диссертации поставлены следующие исследовательские задачи:
 определить временные рамки и этапы развития спора об универсалиях;
 изучить исторические корни и причины зарождения данной полемики:
влияние австрийской философии, философских взглядов К. Твардовского и
их развития, исследования Я. Лукасевича и его роли в споре об
универсалиях;
 подробно
рассмотреть
представленные
в
и
школе:
проанализировать
номинализм
С.
основные
концепции,
Лесьневского,
реизм
Т.
Котарбиньского, защиту реализма М. Боровским, Т. Чежовским, критику
номинализма К. Айдукевичем.
 выявить взаимовлияние представителей Львовско-Варшавской школе в
вопросе об универсалиях;
 выявить особенности и закономерности в развитии рассматриваемого спора,
его характерные черты;
 показать приоритет онтологической проблематики в рамках полемики об
универсалиях и общий «метафизический» характер данного спора.
 показать существенную роль данного спора для развития философии и
логики в Львовско-Варшавской школе.
Теоретическая и методологическая основа исследования.
При проведении и написании исследовательской работы применялась
совокупность принципов, выработанных в историко-философской науке. Прежде
6
всего, это принцип объективизма, способствующий непредвзятому изучению
источников и их тщательному анализу. Во-вторых, это принцип историзма,
позволяющий рассматривать концепции польских авторов в общем контексте
философии конца XIX – первой трети XX вв., соотнести их с существующими
тенденциями, а также с общей историей Львовско-Варшавской школы и развитием
польской аналитической мысли.
Исследование основано на методологии историко-философского анализа.
Нами использовался сравнительный метод для нахождения сходств, различий и
принципиальной сопоставимости рассматриваемых концепций; герменевтический
метод, позволяющий работать с текстами первоисточников, прояснять ключевые
понятия, реконструировать концепции польских философов и интерпретировать их
идеи. Диахронический подход способствует рассмотрению спора об универсалиях
поэтапно
и
согласно
хронологической
последовательности,
помогая
реконструировать общий ход полемики. Синхронический подход позволяет
выявить общие основы для полемики, её причины, систематизировать разнообразие
представленных в Львовско-Варшавской школе решений проблемы универсалий,
выделить некоторые закономерности и характерные черты в развитии этого спора.
Разрабатываемая проблематика потребовала междисциплинарного подхода с
привлечением работ по философии, логике, истории.
Степень научной разработанности темы.
Спор об универсалиях в Львовско-Варшавской школе как целостное событие
недостаточно
освещён
в
исследовательской
литературе.
Если
в
целом
аналитическое наследие Львовско-Варшавской школы привлекает внимание
философов и логиков, то историко-философские работы, посвящённые этой Школе,
практически отсутствуют в отечественной литературе. Кроме того, конкретная
проблематика, касающаяся вопроса об универсалиях, не нашла должного
отражения в философских исследованиях. Те работы, которые затрагивают данную
тему, представляют собой фрагментарное рассмотрение той или иной концепции,
без соотнесения с общим процессом дискуссии по вопросу универсалий.
Исключение составляет общий обзор спора об универсалиях в ЛьвовскоВаршавской школе, выполненный польским исследователем Мариушем Грыгянцем
7
в Институте философии Варшавского университета2. Данная работа, безусловно,
представляет собой ценный источник для разработки этой темы. Нами были
использованы
некоторые
наработки
этого
исследования,
прежде
всего,
библиографические. При этом отметим, что автор рассматривает польских
мыслителей несколько изолированно друг от друга, а также от общего
исторического фона развития философской мысли в Польше, в том числе от её
генетического и отчасти концептуального родства с учением Б. Больцано,
феноменологией Ф. Брентано. Здесь обращается внимание на конкретное
содержание той или иной концепции, независимо от условий её появления и
формирования. Сам автор по специальности является логиком и онтологом, что
объясняет отсутствующий историко-философский контекст, который, на наш
взгляд, может составить важную и интересную часть в исследовании этой темы.
Другие исследования можно разбить на две большие группы. Это общие труды
по логике и философии в Львовско-Варшавской школе и работы, посвящённые
конкретным авторам, концепциям или отдельным аспектам. Наибольшее внимание
традиционно привлекается к фундаментальным исследованиям наследия ЛьвовскоВаршавской школы и её истории. Такой общий обзор нашёл отражение, прежде
всего, в работах польских учёных. Среди них особенно важными и авторитетными
являются труды Яна Воленьского3 (Ягеллонский университет), Яцека Ядацкого
(Варшавский университет)4, а также коллективные монографии и сборники5.
Однако в этих текстах, безусловно, ценных для изучения истории и философии
2
Grygianiec M. Spór o uniwersalia w szkole Lwowsko-Warszawskiej. Rozprawa doktorska. Warszawa, 2000.
3
Woleński J. Filozoficzna szkoła Lwowsko-Warszawska. Warszawa: PWN, 1985 (русскоязычное издание:
Воленьский Я. Львовско-Варшавская философская школа (пер. с польского В.Н. Поруса). М.:
Издательство «РОССПЭН», 2004); Woleński J. Szkoła Lwowsko-Warszawska w polemikach. Warszawa:
Scholar, 1997.
4
Jadacki J. Orientacje i doktriny filozoficzne. Z dziejów myśli polskiej. Warszawa: WFiS UW, 1998; Jadacki J.
Polish Analytical Philosophy: Studies on its Heritage. Warszawa: Semper, 2009.
5
The Golden Age of Polish Philosophy. Kazimierz Twardowski's Philosophical Legacy (Ed. by S. Lapointe, J.
Woleński, M. Marion, W. Miskiewicz). Dordrecht, Heidelberg, London, New York: Springer, 2009; Polska
filozofia analityczna. Analiza logiczna i semiotyczna w szkole Lwowsko-Warszawskiej / Praca zbiorowa pod
redakcją M. Hempolińskiego. Wrocław: Zakład Narodowy im. Ossolińskich – Wydawnictwo PAN, 1987; Polska
filozofia analityczna. W kręgu Szkoły Lwowsko-Warszawskiej / Eds. Jadczak R. Toruń: Wydawnictwo
Uniwersytetu Mikołaja Kopernika, 1999.
8
Львовско-Варшавской
школы,
полемика
об
универсалиях
как
один
из
фундаментальных вопросов в истории этого научного сообщества теряется за
многообразием и обширностью проблем, поставленных представителями Школы.
Существуют также небольшие работы Ядацкого по проблеме универсалий 6,
представляющие собой логико-методолошические исследования самого автора с
опорой на наследие Львовско-Варшавской школы.
В исследованиях второй группы внимание концентрируется на более частных
аспектах, имеющих непосредственное или косвенное отношение к спору об
универсалиях. Так, А. Бетти (Амстердамский свободный университет) уделяет
внимание развитию польской логики, исходя из её исторических корней в
австрийской философии (Больцано, Брентано, их влияние на Твардовского и
Лесьневского)7. Р. Почобут (Университет Белостока) рассматривает важный для
спора об универсалиях вопрос интерпретации принципа противоречия в ЛьвовскоВаршавской школе8. Швейцарский философ Г. Кюнг в монографии «Онтология и
логический анализ
языка»9 отдельную главу посвящает номинализму С.
Лесьневского, в которой рассматривается и становление этой позиции, и её
дальнейшее развитие в рамках формальных дедуктивных систем последнего.
Среди исследований конкретных персоналий, бывших участниками спора об
универсалиях, подавляющее большинство работ посвящено представителям
номинализма. Немало написано о логико-философском наследии Лесьневского,
6
Jadacki J. O co chodzi w tzw. sporze o powszechniki? // Studia Filozoficzne 10, 1984. S. 63-69; Jadacki J. Spór
o granice istnienia. Warszawa: WFiS UW, 1998.
7
Betti A. Bolzano’s Universe: Truth, Logic and Metaphysics / Categories of Being: Essays on Metaphysics and
Logic (Ed. by Leila Haaparanta, Heikki J. Koskinen). Oxford: Oxford University Press, 2012. P. 167-190; Betti
A. Łukasiewicz and Leśniewski on Contradiction // Reports on Philosophy 22, 2004. P. 247-71; Betti
A. Propositions et états de choses chez Twardowski // Dialogue 44, 2005. P. 469-492; Betti A. The Strange Case
of Savonarola and the Painted Fish. On the Boizanization of Polish Thought / Actions, Products, and Things.
Brentano and Polish Philosophy. (Eds. Arkadiusz Chrudzimski & Dariusz Łukasiewicz). Frankfurt: Ontos
Verlag, «Phenomenology & Mind», 2006. P. 55-81.
8
Poczobut R. Spór o zasadzę niesprzeczności. Lublin: Towarzystwo Naukowe Katolickiego Uniwersytetu
Lubelskiego, 2000.
9
Küng G. Ontology and the Logistic Analysis of Language: an Enquiry into Contemporary Views on Universals.
Dordrecht: D. Reidel Publishing Co, 1967 (русскоязычное издание: Кюнг Г. Онтология и логический анализ
языка. Философия в ХХ веке: Швейцария / пер. с англ. и нем. А. Л. Никифорова. М.: Дом
Интеллектуальной книги, 1999).
9
хотя в основном это работы, имеющие весьма косвенное отношение к проблеме
универсалий, рассматривающие творчество данного автора с точки зрения его
вклада в построение дедуктивных логических систем с минимумом философских
экспликаций10. Вероятно, это можно объяснить тем фактом, что номиналистические
воззрения Лесьневского были основанием его логики, а не её следствием. Отдельно
об
отрицании
существования
универсалий
Лесьневским
пишет
японский
исследователь Т. Варагай11 (Университет Токусимы), проводя формальную
реконструкцию
антиплатонистских
доказательств
Лесьневского,
которые
определили тон всего польского номинализма.
Достаточно
подробно
освещена
в
литературе
концепция
реизма
Т.
Котарбиньского12, как одно из наиболее известных учений, созданных в рамках
школы, хотя оно рассматривается скорее обособленно от спора об универсалиях, с
более сильным акцентом на связь реизма с физикализмом Карнапа и Нейрата 13, а
также
на
семантическую
составляющую
данного
учения
(В.Синиси,
Бигментонский университет)14. Часть исследований направлена именно на
выявление
параллелей
между
реизмом
и
программными
положениями
10
Hintze H. Merits of a Leśniewski type nominalism // Logic and Logical Philosophy 3, 1995. P. 101-114; Hiż H.
Uwagi o Leśniewskim // Ruch Filozoficzny 1993. S. 60-64; Joray P. La subordination logique. Une étude du
nom complex dans l'Ontologie de S. Leśniewski (Publications universitaires européennes. Ser. 20: Philosophie.
Vol. 622). Bern, Berlin, Bruxelles, Frankfurt a.M., New York, Oxford, Wien: Peter Lang, 2001; Lejewski Cz. On
Lesniewski’s Ontology // Ratio 1, 1958. S. 150-176; Luschei E. The Logical Systems of Leśniewski. NorthHolland, Amsterdam, 1962; Rogalski A.K. Z zastosowań ontologii Stanisława Leśniewskiego. Lublin: Redakcja
Wydanictw Katolickiego Uniwersytetu Lubelskiego, 1995.
11
Waragai T. Leśniewski’s Refutation of General Object on the Basis of Ontology // Journal of Gakugei:
Tokushima University (Social Science) 30, 1981. S. 49-54; Waragai T. Leśniewski on General Objects // Journal
of Gakugei: Tokushima University (Social Science) 29, 1980. S. 19-22.
12
Hiż H. Notatka o reizmie // Studia Filozoficzne 5, 1984. S. 43-46; Hiż H. O rzeczach / Fragmenty filozoficzne.
Seria II. Księga pamiątkowa ku uczczeniu czterdziestolecia pracy nauczycielskiej w Uniwersytecie
Warszawskim profesora Tadeusza Kotarbińskiego. Warszawa: PWN, 1959. S. 15-24; Kotarbińska J. Kłopoty z
istnieniem / Fragmenty filozoficzne. Seria III. Księga pamiątkowa ku czci Tadeusza Kotarbińskiego w 80-tą
rocznicę urodzin. Warszawa: PWN, 1967. S. 129-146; Lejewski Cz. On the Dramatic Stage in the Development
of Kotarbiński's Pansomatism / Ontology und Logik. Red. Weingartner i Morscher. Berlin: Dunker&Humbolt,
1979; Dąbska I. W sprawie tzw. nazw pustych (1948) / Semiotyka polska 1894 – 1969 (red. Jerzy Pelc).
Warszawa: PWN, 1971. S. 161-165; Przełęcki M. Argumentacja reisty // Studia Filozoficzne 5, 1984. S. 5-22.
13
Coniglione F. Kotarbińskiʹs Reism and the Vienna Circle // Axiomathes 11, 2000. S. 37-69; The Vienna Circle
and the Lvov-Warsaw School (Ed. by Szaniawski K.). Dordrecht; Boston: Kluwer Academic Publishers, 1989.
14
Sinisi V. Kotarbińskiʹs theory of genuine names // Theoria 30, 1964. P. 80-95; Sinisi V. Kotarbińskiʹ theory of
pseudo-names // Theoria 31, 1965. P. 218-241.
10
неопозитивизма, которые, безусловно, имеют место, но ими не ограничиваются
воззрения самого Котарбиньского.
Роль К. Айдукевича в разработке проблемы универсалий 15 изучена гораздо
меньше, чем других участников спора, что обусловлено его «внешней»
критической позицией по отношению к полемике. Участие других польских
мыслителей в дискуссии — М. Боровского, А. Вегнера, Т. Чежовского
— не
изучалось ранее и впервые проводится в данном диссертационном исследовании.
Таким образом, зарубежные исследователи всё ещё мало уделяют внимания
спору об универсалиях в Львовско-Варшавской школе, касаясь только частных
аспектов или смежных с темой универсалий, второстепенных вопросов.
При работе над диссертацией были изучены коллективные труды и
немногочисленные монографии и статьи российских ученых, посвященные
польской аналитической школе. Отечественные исследования практически не
касаются проблемы универсалий, поставленной в рамках школы, за исключением
главы в монографии С.С. Неретиной и А.П. Огурцова «Пути к универсалиям» 16, в
которой бегло освещены некоторые концепции школы, а также дана своеобразная
интерпретация развития всего спора об универсалиях как распределения авторов
между позициями психологизма и антипсихологизма, что, на наш взгляд, не
отвечает действительному положению дел.
О некоторых аспектах польского номинализма пишет В.Л. Васюков17, больше
всего уделяя внимание воззрениям Лесьневского и его логическим системам. Для
позиции В.Л. Васюкова характерна сильная привязка философских концепций
Львовско-Варшавской школы к традициям брентанизма, что является оправданной
точкой зрения, если мы понимаем брентанизм достаточно широко и предполагаем,
что как направление мысли он может выходить далеко за рамки собственно
15
Marciszewski W. Kazimierz Ajdukiewicz and the Polish Debate on Universals / Poli R. Kazimierz Ajdukiewicz:
lingua e linguaggi. Trento: Centro Studi per la Filozofia Mitteleuropea, 1991. P. 7-16; Poli R. The dispute over
Reism: Kotarbiński - Ajdukiewicz – Brentano / Polish scientific philosophy (Ed. by Coniglione F., Poli R., and
Woleński J.). Amsterdam: Rodopi, 1993. P. 339-354.
16
Неретина С.С., Огурцов А.П. Пути к универсалиям. Спб: Издательство РХГА, 2006.
17
Васюков В.Л. Формальная феноменология. М.: «Наука», 1999; Васюков В.Л. Две парадигмы в рамках
одной школы / Философия науки, вып. 2. Гносеологические и логико-методологические проблемы (отв.
ред. В.А. Смирнов). М.: ИФ РАН, 1996. С. 218-230.
11
концепции Брентано. А.С. Карпенко, один из российских исследователей наследия
Лукасевича и многозначных логик, анализирует его интерпретацию и применение
принципа противоречия18. Среди отечественных исследований следует упомянуть
также статьи В.Н. Поруса19, который рассматривает философию Казимежа
Айдукевича в контексте его методологических и метатеоретических штудий,
которые имеют лишь отдалённое отношение к спору об универсалиях.
Помимо этого, к числу русскоязычной литературы относятся некоторые
исследования Б.Т. Домбровского (Львов)20, а также работа М.Н. Верникова (Одесса)
о кризисе идеализма в Польше21.
Как в зарубежной, так и в русскоязычной научной литературе обнаруживается
интерес к изучению отдельных концепций Львовско-Варшавской школы, их
положений или аспектов, так или иначе имеющих отношение к теме данного
диссертационного исследования. В итоге можно отметить, что многочисленным
публикациям исследователей присущ большой диапазон мнений при освещении
отдельных сторон. Несмотря на большое количество литературы о ЛьвовскоВаршавской школе, спор об универсалиях как целостное событие является мало
известной главой в истории этой школы.
Источниковой базой для диссертации послужили оригинальные труды
философов Львовско-Варшавской школы и научные исследования по данной
тематике.
Приоритет
в
историко-философском
исследовании
составляют
18
Карпенко А.С. Аристотель и Лукасевич о законе противоречия: contra et pro // Вопросы философии №8,
2012. С. 154-166.
19
Порус В.Н. Логическая семантика как инструмент критики трансцендентализма (К публикации статьи
К.Айдукевича «Проблема трансцендентального идеализма в семантической формулировке») / История
философии. Вып. 5. М.: ИФ РАН, 2000. С. 139-152; Порус В.Н. «Радикальный конвенционализм» К.
Айдукевича и его место в дискуссиях о научной рациональности / Философия науки, вып. 2.
Гносеологические и логико-методологические проблемы (отв. ред. В.А. Смирнов). М.: ИФ РАН, 1996. С.
254-270.
20
Домбровский Б.Т. Львовско-Варшавская философская школа (1895-1939). Препринт №30. Львов:
ИППММ АН УССР, 1989; Домбровский Б.Т. Казимир Твардовский (Жизнь и учение) // Логос 4 (14), 1999.
С. 133-167; Домбровский Б.Т. Метафизические основания логического анализа Яна Лукаснвича // Логос 7
(17), 1999. С. 31-40; Домбровский Б.Т. Мир языка Казимежа Айдукевича // Логос 1 (22), 2000. С. 138-172;
Домбровский Б.Т. Философия языка в Львовско-Варшавской школе // Логос 7 (17), 1999. С. 4-9;
Домбровский Б.Т. Философская система Т. Котарбиньского // Логос 7 (17), 1999. С. 10-30.
21
Верников М.Н. Методологический анализ кризиса философского идеализма. На материалах польской
философии конца XIX – 1-й трети XX вв. Киев: Наукова думка, 1978.
12
первоисточники, часть которых не переведена и мало известна. Прежде всего, речь
идёт о текстах представителей Львовско-Варшавской школы, которые были
опубликованы преимущественно на польском языке в период с 1894 по 1939 гг.
Большинство из них представлены в виде статей в польских периодических
философских изданиях: «Философское обозрение» («Przegląd Filozoficzny») и
«Философское движение» («Ruch Filozoficzny»). Помимо статей, некоторые
позиции в дискуссии об универсалиях были представлены на страницах
монографий и самостоятельных исследований авторов, а также в сборниках статей,
изданных в рамках научной деятельности школы, и в устных выступлениях, о
которых нам известно по сохранившимся текстам докладов или конспектам
заседаний.
Научная новизна.
1. В диссертации уточнено и дополнено понимание роли ЛьвовскоВаршавской школы в развитии спора об универсалиях, возродившегося в рамках
аналитической философии XX века. Показаны закономерности и особенности
развития этой дискуссии.
2. В научный оборот введены новые тексты представителей школы, ранее не
рассматривавшиеся в отечественной науке. В диссертации приводится анализ ряда
концепций, которые представляют собой новые факты для историко-философской
науки.
3. Разработаны хронологические рамки спора об универсалиях и его основные
этапы, выделение которых обосновано содержательными изменениями в развитии
полемики. Речь идёт не просто о появлении той или иной новой концепции в
вопросе об универсалиях, но в принципиальных изменениях предпосылок, на
основании которых дискуссия поворачивала в новое русло.
4. Исследовано существенное влияние традиции брентанизма на развитие
дискуссии об универсалиях. Ввиду широкого понимания этого направления,
брентанизм в одинаковой степени повлиял на становление как номиналистических
воззрений, так и реалистических. При том утверждается, что нельзя сводить весь
спор об универсалиях только к развитию или интерпретации брентановского
учения, т.к. некоторые представленные в Львовско-Варшавской школе концепции
зародились самостоятельно и независимо от школы австрийского философа.
13
5. Выявлена необоснованность отнесения наследия Львовско-Варшавской
школы к философскому направлению неопозитивизма. Идеи данного течения лишь
в отдельных пунктах совпадают с аспектами некоторых концепций представителей
этой
польской
школы.
Однако
в
её
рамках
не
создавалось
общей
антиметафизической программы, достоверным подтверждением чему может
послужить спор об универсалиях.
Положения, выносимые на защиту.
1. Проблема универсалий в Львовско-Варшавской школе была представлена в
первую очередь как онтологический вопрос. Данная дискуссия не была только
спором о языке, и лишь у немногих авторов можно наблюдать смещение акцентов в
эту сторону.
2. Спор об универсалиях в Львовско-Варшавской имел место в виде живой
полемики и активного диалога его участников, а не был представлен как набор
разрозненных концепций, не связанных между собой или связанных только
общностью тематики.
3. Для философии Львовско-Варшавской школы роль дискуссии об
универсалиях может получить двоякую интерпретацию. С одной стороны, она была
представлена как второстепенная тема, находящаяся на периферии от основных
исследований школы. С другой стороны, содержательно этот спор стягивал к себе
эти разносторонние исследования, являясь сильным импульсом для развития
многих концепций, для логики и философии школы в целом.
4. Номинализм в Львовско-Варшавской школе представляется наиболее
самостоятельным и развитым направлением, в то время, как реалистическая
позиция носила по преимуществу критический и ответный характер.
5.
В
полемике
об
универсалиях
была
отражена
прочная
связь
с
феноменологическими истоками школы, которые оказали существенное влияние на
развитие данной проблематики и всей школы в целом.
Теоретическая и практическая значимость исследования.
В
настоящем
исследовании
разработана
теоретическая
и
историко-
философская база для более глубокого понимания наследия Львовско-Варшавской
школы,
прояснения
специфических
черт
14
и
истории
развития
спора
об
универсалиях. Это может способствовать восприятию данной школы в более
философском ключе, нежели она представлялась до этого в отечественной науке, а
именно за рамками исключительно формальных логических систем, а также вне
устоявшейся её тесной связи с неопозитивизмом (более точно — с физикализмом).
Кроме того, данное исследование, направленное на изучение роли ЛьвовскоВаршавской школы в разработке проблемы универсалий, имеет существенное
значение
для
более
точного
представления
об
особенностях
развития
аналитической философии XX века, а также для понимания того, почему данная
проблематика оказалась вновь столь актуальной для многих философов и логиков.
Результаты диссертационной работы могут быть использованы в дальнейших
исследованиях наследия Львовско-Варшавской школы, в преподавании общих и
специальных курсов по истории философии, истории логики, проблемам
аналитической философии XX века.
Апробация результатов исследования.
Основные результаты диссертационного исследования были представлены в
форме докладов на российских и международных конференциях22. По теме
исследования автором подготовлены и опубликованы статьи, в том числе в
журналах, входящих в перечень российских рецензируемых научных журналов
ВАК23. Диссертация обсуждена на заседании кафедры истории зарубежной
22
Алфимова Ж.П. Спор об универсалиях в ХХ веке: возрождение и переосмысление // Сборник материалов
международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Дни науки на философском
факультете» Киевского Национального университета им. Тараса Шевченко. Киев, 2010. С. 101-102;
Алфимова Ж.П. Проблема психологизма в работах К. Твардовского // Сборник материалов
международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Дни науки на философском
факультете» Киевского Национального университета им. Тараса Шевченко. Киев 2012. С. 114-115;
Алфимова Ж.П. Онтологическая проблематика в Львовско-Варшавской школе // Философия в
современном мире: диалог мировоззрений. Материалы VI Российского философского конгресса. В 3-х
томах. Т. II. Нижний Новгород, 2012. С. 7-8; Алфимова Ж.П. Ян Лукасевич о принципе непротиворечия //
Сборник материалов международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Дни науки
на философском факультете» Киевского Национального университета им. Тараса Шевченко. Киев, 2013.
С. 5-7.
23
Алфимова Ж.П. Исторический очерк спора об универсалиях в Львовско-Варшавской школе // Вопросы
философии №3, 2012. С. 37-47; Алфимова Ж.П. Поиск значения: Казимеж Твардовский на пути к
антипсихологизму // Вестник Московского университета, серия 7: Философия, №5, 2013. С. 3-16;
Алфимова Ж.П. Третий глаз Наполеона, или О концепции общих понятий Т. Чежовского // Философские
науки №12, 2013. С. 117-124.
15
философии
философского
факультета
МГУ
имени
М.В.
Ломоносова
и
рекомендована к защите.
Структура и объём диссертации определены поставленными задачами.
Диссертация состоит из Введения, четырёх глав, Заключения и Библиографии.
Объём диссертации составляет 201 страницу. Библиография включает 200
источников.
16
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ.
В данном исследовании реализуется цель подробного рассмотрения и
историко-философского анализа основных концепций, который были выдвинуты в
Львовско-Варшавской школе в рамках спора об универсалиях.
Первая
глава
«Историческое введение
в проблему
универсалий»
позволяет наметить основные векторы, по которым происходило развитие
указанной тематики в западной философии. Понимание того, каким образом может
ставиться данный вопрос и какие задачи стоят перед его исследователями, является
важным моментом для изучения конкретного историко-философского явления,
которым является спор об универсалиях в Львовско-Варшавской школе. В тексте
главы показывается, что традиционное, наиболее известное представление об
универсалиях, имевшее место в схоластической философии X-XIV вв., не
исчерпывает собой множества аспектов, объединённых в этой проблеме.
Философия XX века расширила этот вопрос, добавив новые стороны к его
классической постановке, однако отчасти сохранила и преемственность в наиболее
глубоких основаниях вопроса о сущности общего.
В этом отношении Львовско-Варшавская школа отвечала общим тенденциям,
т.к. представила вопрос об универсалиях многогранным, выводящим в другие
важные области философских и логических исследований. В предварительном
историческом очерке развития полемики в рамках школы устанавливаются
хронологические рамки и выделяются несколько этапов (обозначаются две фазы
спора об универсалиях, а также «подготовительный» период). Выделение
нескольких фаз спора было определено содержательными изменениями в развитии
данной полемики.
Во второй главе «Истоки спора об универсалиях в Львовско-Варшавской
школе» рассматриваются философские предпосылки, благодаря которым спор об
универсалиях стал возможным и эксплицитно выраженным явлением в ЛьвовскоВаршавской школе. В качестве определяющих источников полемики называются
два
обстоятельства:
исследования
проблематики
значения,
проводимые
основателем школы Казимежем Твардовским, и ранние труды Яна Лукасевича. В
17
эволюции взглядов Твардовского наблюдается попытка преодоления психологизма
в отношении понимания природы значения, и концептуализация этой проблемы
имела большое значение для развития темы предмета общих понятий. Для
Лукасевича участие в возрождении спора об универсалиях определяется двумя
факторами: следованием антипсихологистической программе, а также изучением
аристотелевского наследия и принципа противоречия, трактовка и границы
применения которого сыграли значительную роль в споре. Существенная роль
Лукасевича установлена в переводе проблематики общих «сущностей» в рамки
вопроса о предметности. Это обстоятельство, таким образом, во многом
определило преимущество онтологического подхода к изучению проблемы
универсалий в последующем времени.
В третьей главе «Первый этап спора об универсалиях: 1911-1927 гг.»
исследуется период деятельности Львовско-Варшавской школы с 1911 по 1927 гг.,
когда были сформулированы первые номиналистические концепции Станислава
Лесьневского и Тадеуша Котарбиньского, появившиеся с почти десятилетним
разрывом, а также их критика сторонниками реализма.
Показано, что концепция Лесьневского концентрируется вокруг двух важных
моментов: это определение общих предметов и основанная на нём аргументация
против их существования. Особое внимание уделяется упомянутой дефиниции,
подробно рассматриваются трудности этого определения, т.к. они остались
неразъяснёнными
положениями
его
самим
автором
концепции.
и
стали
неоднозначными
Анализируется
развёрнутое
и
спорными
доказательство
Лесьневского против существования универсалий, что приводит к выявлению
явных и неявных предпосылок, которые использовал автор. Также делается вывод,
что, несмотря на стремление Лесьневского ограничить своё выступление
логическим дискурсом, он неизбежно вступает в область онтологической
проблематики.
Выступление Котарбиньского было выстроено менее строго, т.к. автор более
широко представляет возможное понимание универсалий и предпринимает
пошаговое опровержение каждой из концепций, тем самым усложняя свою задачу.
18
В номинализме Котарбиньского прослеживается влияние взглядов Лесьневского,
что отражается на принятии именно его дефиниции универсалий. Отличие его
концепции заключается в очевидном признании проблемы универсалий за
метафизическую,
в
результате
чего
автор
сужает
применение
понятия
существования до реальных вещей, ограниченных пространством и временем; это
положение становится первым шагом на пути к концепции реизма.
Реакция на номинализм была представлена Владиславом Татаркевичем,
Марианом Боровским, Романом Ингарденом, Тадеушем Чежовским. Сделан вывод,
что номинализм критиковался преимущественно изнутри, т.к. основные претензии
были предъявлены к конкретным положениям или определениям, многие
возражения принимали вид контрпримеров, а утверждение существования общих
(или идеальных) предметов носило скорее декларативный характер. Поэтому
представляется трудным назвать реакцию со стороны реалистов конструктивной.
Исключением в данном случае является теория общих предметов Чежовского,
существенный вклад которого состоял в предложении альтернативной концепции
абстракции. Последняя позволяла изменить взгляд на «содержание» универсалий и
подвергнуть сомнению аргументы Лесьневского и Котарбиньского. Поэтому мы
определяем концепцию данного автора как позволяющую реализму выйти за рамки
только негативной критики.
Четвёртая глава «Второй этап: 1927-1939 гг.» рассматривает вторую фазу
спора об универсалиях, конец 20-х и 30-е гг. Номинализм был представлен как
развитие и дополнение прежних концепций Лесьневского и Котарбиньского,
выполненных самими авторами. В этом отношении их основополагающие
интуиции не изменились, но нашли выражение в новой форме. Для Лесьневского
это был проект обоснования математики, что привело нас к рассмотрению
оснований его дедуктивных систем и их связи с номиналистическими воззрениями
автора. В этом контексте отрицание существования универсалий представляет для
Лесьневского скорее второстепенный вопрос; это подтверждается также тем, что
его системы с логической точки зрения были нейтральны по отношению у вопросу
об универсалиях. Однако с точки зрения философских предпосылок они выражали
19
прежнюю позицию автора, несмотря на смену осуществляемого им подхода и
заявленное «отречение» от собственных предыдущих исследований этого вопроса.
Фундаментальный
труд
Котарбиньского
«Элементы
теории
познания,
формальной логики и методологии наук» стал продолжением и более философским
изложением концепции его коллеги. При всех видимых различиях между этими
позициями прослеживается их прочная связь: для развития номинализма
Котарбиньского непосредственным и сильнейшим импульсом стали воззрения
Лесьневского, т.к. именно в его дедуктивных системах он находил логическое
обоснование своей программы и выход в область метафизики. Кроме того,
Котарбиньский существенно усилил свою позицию, которая называлась реизмом и
признавала
существование
только
вещей,
но
не
просто
единичных,
а
исключительно телесных, материальных. Под такую онтологию автор подводит и
семантическую трактовку реизма, призванную определить идеальный научный
язык. Важнейшим моментом этого учения стала радикальная редукция категорий,
при анализе которой замечается, что основным инструментом этой редукции были
выбраны исключительно языковые средства, что делает онтологический реизм
менее состоятельным с плане аргументации. Поэтому можно утверждать, что он
носил гипотетический характер. Кроме онтологического и семантического аспекта
мы
выделяем
также
эпистемологическую
сторону
в
данной
концепции,
представляемую как радикальный реализм — отрицание всяких опосредующих
звеньев между объектами изучения и познанием.
Наконец, в этой главе рассматривается участие в споре об универсалиях
Казимежа Айдукевича, чьё внимание было привлечено к данной теме с начала 30-х
гг. Айдукевич предоставляет подробную критику реизма, а затем и всего
номинализма в целом, но делает это не с реалистических позиций, а с
метатеоретических. Поэтому анализ его критики осуществляется нами сквозь
призму двух концепций: теории семантических категорий и радикального
конвенционализма,
которые
разрабатывались
Айдукевичем
в
то
время.
Особенность данного подхода заключалась в исследовании не предметного
содержания спора об универсалиях, но возможности такого спора вообще в языке
научных теорий. Отсюда делается вывод, что акцент в этой полемике был смещён с
20
онтологического дискурса, направленного на предметность, на семантический или
эпистемологический, направленный на язык и проблему производства научного
знания.
Ключевым
следствием
из
исследований
Айдукевича
полагается
существенное различие языков полемизирующих сторон, как следствие —
некорректность ведения подобного диалога, а также признание реалистической
позиции за более перспективную и удачную для говорения об универсалиях.
В заключении подводится общий итог анализа спора об универсалиях,
фиксируются особенности и закономерности развития рассматриваемой полемики,
её характерные черты.
Признаётся отсутствие чётких границ, во-первых, для самого вопроса об
универсалиях, который не сводился только к проблеме существования общих
сущностей; во-вторых, для определения универсалий; в-третьих, для понятия
предметности, которое было широким и неоднородным среди различных
представителей школы. В связи с последним указывается на возможность
причисления Львовско-Варшавской школы к традиции брентанизма, но при
условии, что такое причисление не носит безоговорочного характера. Поэтому
утверждается, что не следует сводить весь спор об универсалиях только к развитию
или интерпретации брентановского учения, т.к. многие представленные в ЛьвовскоВаршавской школе концепции зародились самостоятельно и независимо от школы
австрийского философа.
Также рассматривается вопрос, какими способами представлялись различные
концепции, в какой степени были эксплицированы интуитивные предпосылки, и в
какой степени эти концепции доказательны. Показано, что общей чертой для
разнообразных концепций являлось признание нейтралитета логики по отношению
к вопросам существования. Также был поднят вопрос о самоопределении авторов в
собственных позициях; в результате ответа на этот вопрос номинализм ЛьвовскоВаршавской школы представляется более целостным и определённым. Кроме того,
замечно, что номиналистическая сторона обладала большей инициативой в данном
споре. Сторону реализма, напротив, характеризует ответный и критический
21
характер, что делает эту позицию менее конструктивной, но не менее важной для
развития полемики.
Также в ходе исследования было прослежено взаимовлияние представителей
Львовско-Варшавской школы в вопросе об универсалиях, что свидетельствует о
едином концептуальном и институциональном поле, в котором была осуществлена
полемика. На примере большинства концепций показан приоритет онтологической
проблематики в рамках спора об универсалиях (хотя и другие аспекты имели место
в данном споре, и их роль также нельзя недооценивать). Это доказывает отсутствие
антиметафизического характера в научной деятельности Львовско-Варшавской
школы.
Поэтому
делается
вывод
о
необоснованности
безоговорочного
приравнивания Львовско-Варшавской школы к неопозитивизму, хотя осторожное
сравнение этих направлений возможно по ряду аспектов. Кроме того, нами была
показана тесная связь спора об универсалиях с другими исследованиями,
проводившимися в школе, и сделан вывод, что можно говорить скорее о
взаимоопределении
различных
исследовательских
интересов,
нежели
об
установлении односторонней причинной связи (в ту или другую сторону). Таким
образом, данное исследование показывает также существенную роль данного спора
в развитии философии и логики в Львовско-Варшавской школе.
22
ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных
ВАК при Министерстве образования и науки РФ для публикации основных
научных результатов:
1. Алфимова Ж.П. Исторический очерк спора об универсалиях в ЛьвовскоВаршавской школе // Вопросы философии №3, 2012. С. 37-47
2. Алфимова Ж.П. Поиск значения: Казимеж Твардовский на пути к
антипсихологизму
//
Вестник
Московского
университета,
серия
7:
Философия, №5, 2013. С. 3-16.
3. Алфимова Ж.П. Третий глаз Наполеона, или О концепции общих понятий Т.
Чежовского // Философские науки №12, 2013. С. 117-124.
Статьи в сборниках научных трудов и тезисы докладов на научных
конференциях:
1. Алфимова Ж.П. Спор об универсалиях в ХХ веке: возрождение и
переосмысление // Сборник материалов международной конференции студентов,
аспирантов и молодых ученых «Дни науки на философском факультете» Киевского
Национального университета им. Тараса Шевченко. Киев, 2010. С. 101-102.
2. Алфимова Ж.П. Проблема психологизма в работах К. Твардовского //
Сборник материалов международной конференции студентов, аспирантов и
молодых
ученых
«Дни
науки
на
философском
факультете»
Киевского
Национального университета им. Тараса Шевченко. Киев 2012. С. 114-115.
3. Алфимова Ж.П. Онтологическая проблематика в Львовско-Варшавской
школе // Философия в современном мире: диалог мировоззрений. Материалы VI
Российского философского конгресса. В 3-х томах. Т. II. Нижний Новгород, 2012. С.
7-8.
4. Алфимова Ж.П. Ян Лукасевич о принципе непротиворечия // Сборник
материалов международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых
«Дни науки на философском факультете» Киевского Национального университета
им. Тараса Шевченко. Киев, 2013. С. 5-7.
23