26/2014 - Правосудие

Верховный Суд Республики Мордовия
Управление Судебного департамента
в Республике Мордовия
БЮЛЛЕТЕНЬ
ВЕРХОВНОГО СУДА
РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ
№ 26
апрель 2014 г.
г. Саранск
СОДЕРЖАНИЕ
с.
1. В Квалификационной коллегии судей Республики Мордовия……………….. 4
2. Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия
по уголовным делам за 2-ое полугодие 2013 года ………………………………. 9
3. Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия
по гражданским делам за 2-ое полугодие 2013 года ………………..……………. 32
4. Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия
по административным делам за 2-ое полугодие 2013 года ……….……………... 50
5. Обзор судебной практики возвращения уголовных дел прокурору в порядке
статьи 237 УПК РФ (по материалам кассационной и апелляционной практики за
2011-2013 г.г.).............................................................................................................. 58
6. Обобщение судебной практики рассмотрения районными судами Республики
Мордовия дел, связанных с применением законодательства
об обороте земель сельскохозяйственного назначения.......................................... 87
7. Справка по результатам обобщения практики разрешения районными судами
Республики Мордовия гражданских дел по спорам, связанным с воспитанием детей
при раздельном проживании родителей................................................................... 105
8. Приложение 1. Итоги работы судов общей юрисдикции
Республики Мордовия за 12 месяцев 2013 года…...….…....................................... 121
9. Приложение 2. Итоги работы мировых судей Республики Мордовия
за 12 месяцев 2013 года……..……....……………………..….………………..….... 127
10. Приложение 3. Таблица сопоставимых статистических данных о нагрузке
судей, сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел в судах субъектов
Приволжского федерального округа за 12 месяцев 2013 года……........................ 128
Редакционная коллегия:
Редактор:
Члены редакционной коллегии:
Адрес редакции:
Александров Сергей Васильевич
Сюбаев Ильдар Ислямович
Екония Гела Какоевич
Шелепин Алексей Олегович
430005, г. Саранск, ул. Л.Толстого, д. 21.
2
В КВАЛИФИКАЦИОННОЙ КОЛЛЕГИИ СУДЕЙ
РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ
ИНФОРМАЦИЯ
о заседаниях квалификационной коллегии судей
Республики Мордовия
29
ноября
2013
года
прошло
десятое
заседание
Квалификационной коллегии судей Республики Мордовия в 2013 году.
Рекомендации на вакантные судейские должности получили:
Ануфриев В.Н. – на должность мирового судьи судебного участка
Ардатовского района;
Костина Л.В. – на должность мирового судьи судебного участка
Атяшевского района;
Овчинников Б.Б. – на должность мирового судьи судебного участка
Кадошкинского района.
Телушкина Г.Ю. – на должность мирового судьи судебного участка
№ 2 Пролетарского района г. Саранска;
Фешин Е.И. – на должность мирового судьи судебного участка № 4
Ленинского района г. Саранска;
Фомкина И.Н. – на должность мирового судьи судебного участка №
3 Ленинского района г. Саранска;
Присвоены:
пятый квалификационный класс:
председателю Инсарского районного суда Адушкину В.Н;
судье Атяшевского районного суда Иванушкиной Т.Н.;
судье Инсарского районного суда Андронову С.В.;
судье Кочкуровского районного суда Леушкину О.В.;
судьям Октябрьского районного суда г. Саранска Артемьеву В.П.
и Матяеву Д.Н.;
судьям Темниковского районного суда Герасимовой И.А.
и Сюлину И.А.;
шестой квалификационный класс:
судье Лямбирского районного суда Солдатову М.О.;
судьям Ленинского районного суда г. Саранска Ионовой О.Н.
и Селезневой О.В.;
седьмой квалификационный класс:
мировому судье судебного участка Ардатовского района
Ануфриеву В.Н.;
3
мировым судьям судебных участков № 1 и 3 Ковылкинского района
Вешкину П.И. и Артемкиной Л.В.;
мировому судье судебного участка № 1 Чамзинского района
Уваровой Р.И.
Кроме того,
Квалификационная коллегия судей Республики
Мордовия удовлетворила:
представление и.о. председателя Верховного Суда Республики
Мордовия Мартышкина В.Н. о привлечении к дисциплинарной
ответственности судьи Ковылкинского районного суда Зориной С.А.;
представление председателя Арбитражного суда Республики
Мордовия Коровкина В.В. о привлечении к исполнению обязанностей
судьи Арбитражного суда Республики Мордовия судьи в отставке
Савочкина В.Н;
заявление мирового судьи судебного участка № 4 Ленинского
района г. Саранска Фешина Е.И. о возможности принятия им медали «За
заслуги. В ознаменование 1000-летия единения мордовского народа с
народами Российского государства».
20 декабря 2013 года прошло одиннадцатое заседание
Квалификационной коллегии судей Республики Мордовия в 2013 году.
Рекомендации на вакантные должности получили:
Кияйкин В.М. – на должность председателя Лямбирского районного
суда;
Синицин В.В. – на должность председателя Ковылкинского
районного суда;
Строкина И.А. – на должность мирового судьи судебного участка
№ 2 Лямбирского района.
Присвоены:
пятый квалификационный класс:
председателю Большеберезниковского районного суда Кунаеву А.Н.;
председателю Торбеевского районного суда Башаевой В.Н.;
судье Ардатовского районного суда Карасеву В.Е.;
судье Большеберезниковского районного суда Колчиной Л.А.
судье Ельниковского районного суда Кашуркину В.Н.;
судье Зубово-Полянского районного суда Косаревой Н.В.;
судьям Ковылкинского районного суда Балакиной Т.А.,
Зориной С.А., Краснореповой Г.И.;
судьям Октябрьского районного суда г. Саранска Бузакову Ю.И.,
Епитифорову В.С., Илькаеву А.К., Камакину В.Л., Светкиной В.Н.;
4
судьям Пролетарского районного суда г. Саранска Образцовой С.А.
и Устимовой Н.И.;
судье Ромодановского районного суда Павлунину Ф.С.;
судье Рузаевского районного суда Аброськину Н.А.;
судье Теньгушевского районного суда Вельматкиной Г.М.;
судье Торбеевского районного суда Байшеву А.К.;
судье Чамзинского районного суда Баклановой Т.Н.;
шестой квалификационный класс:
судье Кочкуровского районного суда Вершинину М.Б.;
судье Теньгушевского районного суда Наумкину Х.Н.;
седьмой квалификационный класс:
мировому судье судебного участка Атяшевского района
Костиной Л.В.;
мировому судье судебного участка Ельниковского
Макейкину В.И.;
мировому судье судебного участка Дубенского Радаеву С.А.;
мировому судье судебного участка Ромодановского района
Беляевой А.А.;
мировому судье судебного участка № 2 Рузаевского
Гришуткиной Н.А.;
мировому судье судебного участка Кочкуровского
Матынькиной С.В.;
мировому судье судебного участка Краснослободского
Кузенькиной Л.Н.;
мировому судье судебного участка Теньгушевского района
Лютову О.В.;
района
района
района
района
восьмой квалификационный класс:
мировому судье судебного участка Атюрьевского района
Копасовой И.В.;
мировому судье судебного участка Торбеевского района
Белоусову А.А.
Кроме того, Квалификационная коллегия судей Республики
Мордовия прекратила полномочия судьи, председателя Дубенского
районного суда Байгушкиной Н.Н. в связи с ее письменным заявлением об
отставке.
5
31
января
2014
года
прошло
первое
заседание
Квалификационной коллегии судей Республики Мордовия в 2014 году.
Рекомендации на вакантные судейские должности получили:
Дружинкин Н.С. – на должность мирового судьи судебного участка
Ичалковского района;
Вешкин П.И. – на должность мирового судьи судебного участка № 1
Ковылкинского района;
Кузенькина Л.Н. – на должность мирового судьи судебного участка
Краснослободского район;
Уварова Р.И. – на должность мирового судьи судебного участка № 1
Чамзинского района.
Присвоены:
третий квалификационный класс судье Верховного Суда Республики
Мордовия Козлову А.М.;
седьмой квалификационный класс:
судье Рузаевского районного суда Ханиной Л.В.;
мировому судье судебного участка № 3 Октябрьского района г.
Саранска Парамоновой С.А.;
девятый квалификационный класс:
мировому судье судебного участка № 1 Пролетарского района г.
Саранска Рыбкиной Е.А.;
мировому судье судебного участка № 3 Пролетарского района г.
Саранска Урявину Д.А.
Квалификационная коллегия судей Республики Мордовия
прекратила полномочия судей, председателей Большеигнатовского,
Кочкуровского районных судов Максимова В.А. и Белоусова А.Н. в связи с
их письменными заявлениями об отставке.
Квалификационная коллегия судей Республики Мордовия
удовлетворила представления Председателя Верховного Суда Республики
Мордовия о привлечении к исполнению обязанностей судьи
Большеигнатовского районного суда судьи в почетной отставке Максимова
В.А. и судьи Дубенского районного суда – судьи в почетной отставке
Байгушкиной Н.Н.
6
28
февраля
2014
года
прошло
второе
заседание
Квалификационной коллегии судей Республики Мордовия в 2014 году.
Рекомендации на вакантные судейские должности получили:
Новикова Н.Н. – на должность председателя Ленинского районного
суда г. Саранска;
Заренкова Н.Е. – на должность заместителя председателя ЗубовоПолянского районного суда;
Артемкина Л.В. – на должность мирового судьи судебного участка
№ 2 Ковылкинского района;
Жиличкина Н.Г. – на должность мирового судьи судебного участка
Инсарского района;
Исаев А.В. – на должность мирового судьи судебного участка
Большеберезниковского района;
Копасова И.В. – на должность мирового судьи судебного участка
Атюрьевского района;
Салахутдинова А.М. – на должность мирового судьи судебного
участка № 1 Зубово-Полянского района.
Присвоены:
пятый квалификационный класс:
судье Арбитражного суда Республики Мордовия Бобкиной С.П.;
судье Ардатовского районного суда Ларькиной Н.В.;
судье Ленинского районного суда г. Саранска Макарову А.В.;
седьмой квалификационный класс мировому судье судебного
участка Темниковского района Вергазову Р.Х.;
восьмой квалификационный класс мировому судье судебного
участка Большеберезниковского района Исаеву А.В.
Кроме того, Квалификационная коллегия судей Республики
Мордовия удовлетворила представление Председателя Верховного Суда
Республики Мордовия о привлечении к исполнению обязанностей судьи
Кочкуровского районного суда судьи в почетной отставке Белоусова А.Н.
4 апреля 2014 года прошло третье заседание Квалификационной
коллегии судей Республики Мордовия в 2014 году.
Рекомендации на вакантные должности получили:
Мысина Н.А. – на должность судьи Арбитражного суда Республики
Мордовия;
Вершинин М.Б. – на должность председателя Кочкуровского
районного суда;
7
Хренков Ю.А. – на должность председателя Пролетарского
районного суда г. Саранска;
Куринова Л.Ю. – на должность мирового судьи судебного участка №
5 Ленинского районного суда г. Саранска.
Присвоены:
седьмой квалификационный класс судье Ленинского районного суда
г. Саранска Куликовой И.В.;
восьмой квалификационный класс мировому судье судебного
участка № 1 Зубово-Полянского района Салахутдиновой А.М.
Кроме того, Квалификационная коллегия судей Республики
Мордовия прекратила полномочия судьи, председателя Рузаевского
районного суда Вершининой Н.Л. и судьи Зубово-Полянского районного
суда Пиваевой А.М. в связи с их письменными заявлениями об отставке.
Квалификационная коллегия судей Республики Мордовия
удовлетворила представление Председателя Верховного Суда Республики
Мордовия о привлечении к исполнению обязанностей судьи Ленинского
районного суда г. Саранска судьи в почетной отставке Денискиной В.Н.
8
ОБЗОР
судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия
по уголовным делам
(2-ое полугодие 2013 года)
В 2013 году на рассмотрение суда второй инстанции поступило 2798
дел и материалов. По сравнению с 2012 годом (3986 дел) число
поступивших дел и материалов уменьшилось на 29,8%, или 1188 дел и
материалов.
Судебной коллегией по уголовным делам по жалобам и представлениям
участников уголовного судопроизводства рассмотрено по существу 2842
дела и материала (В 2012 году – 4050). Из них:
- жалоб и представлений на приговоры судов и иные судебные
решения по существу дела – 457,
- на судебные решения, вынесенные в ходе судебного производства –
222,
- на судебные решения в порядке судебного контроля – 366,
- на судебные решения по вопросам, связанным с исполнением
приговора – 1797.
В указанный период рассмотрены апелляционные жалобы и
представления на постановления и определения о прекращении уголовных
дел в отношении 5 лиц. Рассмотрев в 2013 году 2842 уголовных дела и
материала, из них 457 уголовных дел в отношении 517 лиц. Судебная
коллегия отменила и изменила приговоры и другие судебные
постановления по существу дела в отношении 159 лиц, или 30,7%.
В 2013 году с направлением дела на новое судебное рассмотрение
отменены обвинительные приговоры в отношении 46 лиц, или 8,9% от
общего числа обжалованных приговоров и других судебных постановлений
по существу дела (2012 г. – 54, или 8,1%).
Изменено в апелляционном порядке обвинительных приговоров,
рассмотренных по первой инстанции судами районного звена в отношении
101 осужденного, что составляет 19,5 % к числу обжалованных, в том
числе:
- изменена квалификация без снижения меры наказания в отношении 3
лиц (2012 г.- 14л.)
- изменена квалификация со снижением меры наказания в отношении 16
лиц (2012 г. – 17 л.)
- со смягчением наказания без изменения квалификации в отношении 78
лиц (2012 г.- 94 л)
- с усилением наказания без изменения квалификации в отношении 4
лиц (2012 г. – нет)
Приговоры в отношении 358 лиц, или 69,3 % оставлены без изменения
(в 2012 г. в отношении 483 лиц, или 72,4%)
9
Таким образом, судом второй инстанции отменены и изменены
приговоры и другие судебные постановления по существу дела в
отношении 159 осужденных. Процент лиц, в отношении которых судебные
решения отменены и изменены, увеличился и составил 30,7% от числа лиц,
дела в отношении которых были рассмотрены в апелляционном порядке (в
2012 г. – 184 лица, или 27,6 %).
В качестве оснований отмены или изменения приговора, указывалось
на:
- существенное нарушение уголовно-процессуального закона (ст. 389.17
УПК РФ) в 47 случаях (2012 г. – 45);
- неправильное применение уголовного закона (ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ)
– 106 (2012 г. – 128)
- несправедливость приговора (ч. 2 ст. 389.15 УПК РФ) – 4 (2012 г. – 1).
Утверждаемость обжалованных судебных решений в апелляционном
порядке по уголовным делам и другим судебным постановлениям по
существу дела в 2013 году составила 69,3% (в 2012 г. – 72,4 %; в 2011 г. –
72,1%).
Анализ статистических данных показывает, что по-прежнему основной
причиной отмены и изменения приговоров районных судов является
неправильное применение уголовного закона. При этом большую часть
нарушений составляют ошибки, связанные с назначением наказания.
В настоящем обзоре приводятся примеры наиболее характерных
нарушений, на многие из которых обращалось внимание и в предыдущие
годы. Допускаемые нарушения свидетельствуют о том, что ряд судей
невнимательно изучают разъяснения постановлений Пленума Верховного
Суда Российской Федерации, судебную практику Верховного Суда
Российской Федерации и Верховного Суда Республики Мордовия;
проявляют небрежность при рассмотрении уголовных дел.
Назначение наказания
1. В соответствии с ч.4 ст.70 УК РФ окончательное наказание по
совокупности приговоров должно быть больше как наказания,
назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой
части наказания по предыдущему приговору суда.
Приговором Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от
25.04.2013 года, П., судимый 03.05.2011 года по ст.158 ч.2 п.п. «а, б» УК
РФ к 2 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с
испытательным сроком в 2 года; 11 октября 2012 года мировым судьей
судебного участка №1 Ковылкинского района Республики Мордовия по ст.
139 ч. 1 УК РФ к штрафу в доход государства размере 8 000 рублей, штраф
оплачен 25 декабря 2012 года;осужден по ст. 158 ч. 2 п.п. «а, в» УК РФ к 6 месяцам лишения свободы
без ограничения свободы, в силу ст. 74 ч 4, ст. 70 УК РФ к 9 месяцам
10
лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в
колонии-поселении;
П. совместно с иными лицами осуждены за кражу, то есть тайное
хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с
причинением значительного ущерба гражданину, 05.11.2011г. на развилке
автодорог сообщением г. Ковылкино- г. Рузаевка Республики Мордовия.
Судебная
коллегия
по
апелляционному
представлению
государственного обвинителя приговор в отношении П. изменила,
поскольку при назначении наказания по совокупности преступлений, суд
нарушил требования ч.4 ст.70 УК РФ. Так, при назначении наказания П.
суд в силу ст. 74 ч. 4 УК РФ отменил ему условное осуждение по
приговору от 03.05.2011 года, по которому он был осужден по ст. 158 ч. 2
п.п. «а, б» УК РФ к 2 годам лишения свободы, условно с испытательным
сроком на 2 года, в силу ст.70 УК РФ частично присоединил наказание по
предыдущему приговору и окончательно определил к отбытию лишь 9
месяцев лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием
наказания в колонии-поселении. Тогда как в соответствии со ст.70 ч.4 УК
РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть как
больше наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и
не отбытой части наказания по предыдущему приговору.
Судебная коллегия окончательное наказание на основании ст.70 УК РФ
назначила П. в виде 2 лет 1 месяца лишения свободы (определение №221479/2013 от 24.07.2013г.)
2. В соответствии с ч.1 ст.50 УК РФ в приговоре необходимо
указывать место отбывания исправительных работ.
Приговором Пролетарского районного суда г. Саранска Республики
Мордовия от 13.08. 2013 года А. осужден по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ к 1
году 3 месяцам исправительных работ с удержанием из заработка 5% в
доход государства.
А. осужден за кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, с
причинением значительного ущерба гражданину.
Судебная коллегия приговор изменила и в соответствии с ч.1 ст.50 УК
РФ определила отбывание наказания в виде исправительных работ по
основному месту работы осужденного (Постановление № 22-2213от
27.09.2013г.).
3. При назначении наказания в виде ограничения свободы за
несколько преступлений ограничения, указанные в ч.1 ст.53 УК РФ,
назначаются за каждое преступление, а не только по их совокупности.
Приговором Пролетарского районного суда г.Саранска Республики
Мордовия от 24.10. 2013 г. Е. осужден по ч.3 ст.30, ч.1 ст. 166 УК РФ к 6
месяцам ограничения свободы, по ч.1 ст.166 УК РФ к 1 году ограничения
свободы, в силу ч.2 ст.69 УК РФ к 1 году 4 месяцам ограничения свободы с
11
установлением ограничений в виде запрета уходить из дома с 22 часов до 6
часов следующего дня, изменять место жительства без разрешения
специализированного государственного органа, осуществляющего надзор
за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, а также обязанности
являться в данный орган два раза в месяц для регистрации.
Е. осужден за покушение на неправомерное завладение автомобилем
без цели хищения (угон) и за неправомерное завладение автомобилем без
цели хищения (угон) при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
По апелляционному представлению прокурора судебная коллегия
приговор отменила и вынесла новый приговор, назначив конкретные
ограничения по каждой из статей УК РФ и отметив следующее. В силу ч.1
ст.53 УК РФ ограничение свободы заключается в установлении судом
осужденному перечисленных в статье ограничений. При этом ограничение
в виде запрета на изменение места жительства или пребывания без
согласия специализированного государственного органа, а также на выезд
за пределы территории соответствующего муниципального образования
является обязательным. Таким образом, сам смысл наказания в виде
ограничения свободы заключается в устанавливаемых судом ограничениях.
По данной причине, признавая необходимым назначить осужденному
наказание в виде ограничения свободы за каждое из совершенных
преступлений, суд должен указать конкретные ограничения, подлежащие
возложению на него по каждой из статей, по которой он признается
виновным. В противном случае наказание в виде ограничения свободы не
может считаться назначенным за конкретное преступление и, как
следствие, не может быть назначено по совокупности преступлений
(Приговор №22-2751/2013 от 06.12.2013г.).
4. При назначении наказания с применением положений ч.5 ст.62
УК РФ следует иметь в виду, что при невозможности назначить
лишение свободы за совершенное преступление 2/3 срока исчисляется
не от срока лишения свободы, а от срока (размера) следующего по
строгости наказания из числа указанных в санкции статьи Особенной
части УК РФ.
Приговором Зубово-Полянского районного суда Республики Мордовия
от 19.08.2013 года А., ранее не судимый, осужден: по ч.1 ст.158 УК РФ к 1
году 6 месяцам ограничения свободы с установлением предусмотренных
законом ограничений, по п.«а» ч.2 ст.158 УК РФ к 1 году 6 месяцам
лишения свободы без ограничения свободы, на основании ч.1 ст.71 УК РФ
и ч.2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного
сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в
виде 2 лет лишения свободы без ограничения свободы, в силу статьи 73 УК
РФ назначенное наказание постановлено считать условным, с
испытательным сроком 3 года, на осужденного возложены
предусмотренные законом обязанности и запреты.
12
По делу также осужден М., уголовное дело в отношении А. и М.
рассмотрено в особом порядке судебного производства.
Судебной коллегией приговор в отношении А. изменен по следующим
основаниям. Правильно установив, что в силу положений ч.1 ст.56 УК РФ
самым строгим наказанием для осужденного А. за совершенное
преступление, предусмотренное ч.1 ст.158 УК РФ, является не лишение, а
ограничение свободы, суд не учел, что в соответствии с действующим
законодательством при назначении наказания осужденному по делу,
рассмотренному в особом порядке, необходимо применение совокупности
правил: 1) о назначении наказания, не связанного с лишением свободы, за
преступление небольшой тяжести, т.е. о выполнении требования ч.1 ст.56
УК РФ о невозможности назначения лишения свободы; 2) об учете правил
ч.5 ст.62 УК РФ, т.е. об исчислении 2/3 не от срока лишения свободы, а от
срока (размера) следующего по строгости наказания из числа указанных в
санкции статьи УК РФ. В ч.5 ст. 62 УК РФ ограничен верхний предел срока
наиболее строгого наказания за совершенное преступление (а не верхний
предел наиболее строгого наказания, указанного в санкции статьи УК РФ).
Как правильно установлено судом, смягчающими наказание А.
обстоятельствами признаны предусмотренные п.«и» ч.1 ст.61 УК РФ явка с
повинной и активное способствование раскрытию преступления.
При таких обстоятельствах при назначении А. наказания по ч.1 ст.158
УК РФ в виде ограничения свободы необходимо применение
последовательно 2/3 от 2 лет ограничения свободы с учетом требований ч.1
ст.62 УК РФ, а затем и ч.5 ст.62 УК РФ, т.е. 2/3 от 2/3, что окончательно
составляет не более 10 месяцев 20 дней от 2 лет ограничения свободы (2/3
от 2-х лет = 1г.4 мес., 2/3 от 1г.4мес.=10мес.20дней)
Судебная коллегия снизила А. наказание, назначенное по ст.158 ч.1 УК
РФ, до 8 месяцев ограничения свободы, на основании ч.2 ст.69 УК РФ до 1
года 8 месяцев лишения свободы без ограничения свободы (постановление
№22-2507/2013 от 06.11.2013г.).
5. В соответствии с ч.2 ст.68 УК РФ срок наказания при любом виде
рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части
максимального
срока
наиболее
строгого
вида
наказания,
предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части
УК РФ.
Приговором Атюрьевского районного суда Республики Мордовия от
24.06. 2013 года А., ранее неоднократно судимый, осужден по ч.1 ст.116
УК РФ к штрафу в доход государства в размере 15 000 рублей, по ч.1 ст.119
УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы, по ч.1 ст.111 УК РФ к 4 годам
6 месяцам лишения свободы, без ограничения свободы. В соответствии с
ч.3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний по
совокупности преступлений окончательно к 5 годам лишения свободы с
отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. В силу
13
ч.4 ст.70 УК РФ путем частичного сложения наказаний по данному
приговору и не отбытого срока в 7 месяцев 19 дней по предыдущему
приговору окончательно назначено наказание 5 лет 6 месяцев лишения
свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого
режима.
А. осужден за совершение насильственных действий, причинивших
физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК
РФ, кроме того, за совершение угрозы убийством, когда имелись основания
опасаться этой угрозы, а также за совершение умышленного причинения
тяжкого вреда.
Судебная
коллегия
по
апелляционному
представлению
государственного обвинителя приговор изменила, указав в определении,
что в соответствии с положениями ч.2 ст.68 УК РФ срок наказания при
любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей
части максимального срока наиболее строгого вида наказания,
предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции
соответствующей статьи Особенной части УК РФ. В нарушение данного
положения закона суд за совершение преступления, предусмотренного ч.1
ст.116 УК РФ, при наличии рецидива преступлений назначил А. наказание
менее одной трети максимального срока наиболее строгого вида наказания,
предусмотренного за совершенное преступление. Так, наиболее строгим
наказанием, предусмотренным санкцией ч.1 ст.116 УК РФ являются
исправительные работы сроком на шесть месяцев. Таким образом, суду по
ч.1 ст.116 УК РФ следовало назначить наказание не менее 2 месяцев
исправительных работ.
Судебная коллегия назначила А. наказание по ч.1 ст.116 УК РФ в виде 3
месяцев исправительных работ с удержанием из заработка 10% в доход
государства (определение №22-1928 от 14.08.2013г.).
6. Явка с повинной является смягчающим наказание
обстоятельством, которое необходимо учитывать при назначении
наказания.
Приговором Октябрьского районного суда г.Саранска Республики
Мордовия от 25.06.2013 года К., ранее судимый, осужден по ч.1 ст.161 УК
РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в
исправительной колонии строгого режима.
Уголовное дело рассмотрено судом первой инстанции в особом порядке
судебного производства.
При назначении наказания К. суд учел характер и степень
общественной опасности совершенного преступления, данные о личности
осужденного, обстоятельства, смягчающие наказание – полное признание
им своей вины, чистосердечное раскаяние в содеянном, положительная
характеристика, активное способствование раскрытию преступления, а
также влияние назначенного наказания на его исправление и на условия
14
жизни его семьи. Однако при этом суд не обратил внимание на наличие в
материалах дела явки с повинной. Как видно из материалов дела, К. на
стадии предварительного следствия добровольно написал явку с повинной,
сообщив все обстоятельства совершенного им преступления. Однако при
назначении наказания в приговоре явка с повинной не учтена в качестве
обстоятельства смягчающего наказание, причем судом не мотивировано, по
каким основаниям данное обстоятельство не подлежало признанию в
качестве смягчающего наказание.
Судебная коллегия признала явку с повинной смягчающим
обстоятельством и снизила наказание К. до 1 года 4 месяцев лишения
свободы (постановление №22-2037/2013).
Аналогичные ошибки были допущены: Чамзинским районным судом по
делу М., осужденного приговором от 07.10.2013г. по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК
РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы без ограничения свободы, по ч. 3
ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы без
ограничения свободы, в соответствии с ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности
преступлений путем частичного сложения наказаний к 1 году 10 месяцам
лишения свободы без ограничения свободы (постановление №22-2685/2013
от 25.11.2013г.), Пролетарским районным судом г.Саранска по делу К.,
осужденного приговором от 27.08.2013г. по ст.111 ч.1 УК РФ к 2 годам
лишения свободы (определение №22-2351/2013 от 11.10.2013г.).
7. Несовершеннолетнему, совершившему впервые преступление
средней тяжести в возрасте до 16 лет, закон запрещает на стадии
исполнение приговора заменять наказание в виде исправительных
работ на лишение свободы.
Постановлением Октябрьского районного суда г.Саранска Республики
Мордовия от 02.07.2013 года осужденному А., 30.10.1995 года рождения,
неотбытая часть наказания, назначенного приговором Октябрьского
районного суда г. Саранска от 28.05.2012г. по ст.158 ч.2 п. «а» УК РФ в
виде 8 месяцев исправительных работ с удержанием ежемесячно 5% из
заработной платы в доход государства заменена на 2 месяца 20 дней
лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.
Суд удовлетворил представление ФКУ УИИ УФСИН России по
Республике Мордовия Федина А.В., заменил осужденному Аверьянову
И.В. наказание в виде исправительных работ на более строгое наказание в
виде лишения свободы по приговору Октябрьского районного суда г.
Саранска от 28.05.2012г.
Судебная коллегия отменила постановление суда первой инстанции и в
постановлении указала следующее.
Как видно из приговора суда, несовершеннолетний А., 30.10.1995 года
рождения, осужден за совершение 01.10.2011г. преступления средней
тяжести впервые в возрасте 15 лет.
15
Суд, удовлетворяя ходатайство уголовно-исполнительной инспекции о
замене осужденному А. неотбытого наказания в виде исправительных
работ лишением свободы, не учел требования ч.6 ст.88 УК РФ, в
соответствии с которой наказание в виде лишения свободы не может быть
назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте
до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести
впервые.
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п.24 Постановления
Пленума Верховного Суда Российской Федерации №1 от 01.02.2011г. «О
судебной практике применения законодательства, регламентирующего
особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних»
положения ч.4 ст.50 УК РФ о замене исправительных работ в случае
злостного уклонения от их отбывания наказанием в виде лишения свободы
неприменимы к тем категориям несовершеннолетних осужденных,
которым не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.
При таких обстоятельствах суд не имел права заменять А. наказание в
виде исправительных работ на лишение свободы.
Поскольку назначение наказания в виде принудительных работ
возможно лишь после 01.01.2017г.,
то судебная коллегия отменил
постановление в силу п.3 ст.389.15 УК РФ с прекращением производства
по материалу (постановление №22-1962/2013г.).
8. В соответствии с ч.1 ст.56 УК РФ наказание в виде лишения
свободы не может быть назначено лицу, впервые совершившему
преступление небольшой тяжести при отсутствии отягчающих
обстоятельств.
Приговором Пролетарского районного суда г.Саранска Республики
Мордовия от 18.07.2013 года П., ранее не судимая, осуждена за совершение
преступлений, предусмотренных ч.1 ст.159 УК РФ к 9 месяцам лишения
свободы, ч.3 ст.159 УК РФ к 2 годам лишения свободы, без штрафа и без
ограничения свободы. В соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности
преступлений окончательно к 2 годам 3 месяцам лишения свободы, без
штрафа и без ограничения свободы. На основании ст.73 УК РФ условно, с
испытательным сроком 2 года 6 месяцев.
Судебная коллегия приговор изменила и по ч.1 ст.159 УК РФ назначила
наказание в виде исправительных работ сроком на 10 месяцев с
удержанием 10% заработка в доход государства и на основании ч.3 ст.69
УК РФ снизила до 2 лет 1 месяца лишения свободы, поскольку П. впервые
совершила преступление небольшой тяжести, отягчающих обстоятельств
по делу не установлено, санкция ч.1 ст.159 УК РФ предусматривает и иные
виды наказания (определение №22-2031/2013 от 06.09.2013г.).
Аналогичная ошибка допущена Лямбирским районным судом
Республики Мордовия в отношении Г., осужденного приговором от
20.06.2013г. по ч.1 ст.264 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с
16
испытательным сроком в один год (постановление №22-1967/2013 от
26.08.2013г.).
9. В соответствии с ч.1 ст.18 УК РФ рецидивом преступлений
признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим
судимость за ранее совершенное умышленное преступление.
Приговором Рузаевского районного суда Республики Мордовия от
17.07. 2013 года К., ранее неоднократно судимый за совершение тяжких и
особо тяжких преступлений, осужден за совершение преступления,
предусмотренного ч.1 ст.264 УК РФ, с применением положений ч.2 ст.68
УК РФ к 1 году лишения свободы без лишения права управлять
транспортными средствами. В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ по
совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного
наказания с наказанием по приговору Октябрьского районного суда
г.Саранска Республики Мордовия от 10.04. 2013 года окончательно к 4
годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, без лишения
права управления транспортными средствами с отбыванием наказания в
исправительной колонии особого режима.
К. осужден за совершение нарушения лицом, управляющим
автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности
причинение тяжкого вреда здоровью человека.
Уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного производства.
Судебная коллегия признала обоснованными доводы апелляционной
жалобы об отсутствии в действиях К. рецидива преступлений. Согласно ч.1
ст.18 УК РФ рецидивом преступлений признается совершение
умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее
совершенное умышленное преступление.
Преступление, предусмотренное ч.1 ст.264 УК РФ, относится к
неосторожным преступлениям. Поэтому, несмотря на наличие
непогашенных судимостей на момент совершения данного преступления, в
действиях К. рецидив отсутствует.
Судебная коллегия исключила из приговора отягчающее обстоятельство
– рецидив преступлений, указание о назначении наказания по ч.1 ст.264 УК
РФ с применением требований ч.2 ст.68 УК РФ и смягчила наказание
(постановление №22-2121/2013 от 06.09.2013г.).
10. По смыслу ч.1 ст.18 УК РФ наличие рецидива определяется к
моменту совершения преступления, а не ко дню вынесения приговора.
Приговором Пролетарского районного суда г.Саранска Республики
Мордовия от 09.07.2013 года К., судимый 31.03.2008 года ( с учетом
изменений, внесенных кассационным определением Верховного суда РМ
от 11.06. 2008 года) по ч.1 ст.161, ч.1 ст.115 УК РФ к 2 годам 6 месяцам
лишения свободы, освобожденный по отбытию наказания 14.05.2010 года,
осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ,
17
к 9 (девяти) годам лишения свободы без ограничения свободы с
отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
К. осужден за совершение убийства, то есть умышленного причинения
смерти другому человеку, имевшего место 23.12.2012г. в г.Саранске.
Судебная коллегия приговор отменила и вынесла новый приговор, в
котором в качестве отягчающего обстоятельства был признан рецидив
преступлений, посчитав обоснованными доводы апелляционного
представления о неправильности выводов суда первой инстанции об
отсутствии в действиях К. рецидива преступлений и погашении
предыдущих судимостей.
Как следует из материалов дела, приговором Советского районного суда
г.Астрахани от 20.07.2004 года К. был осужден по ч.3 ст.30 п.«г» ч.2 ст.161
УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден по отбытию наказания
09.03.2007 года.
Приговором Октябрьского районного суда г.Саранска РМ от 31.03. 2008
года ( с учетом изменений, внесенных кассационным определением
Верховного суда РМ от 11 июня 2008 года), К. был осужден по ч.1 ст.161,
ч.1 ст.115, ч.1 ст.115 УК РФ, в силу ч.2 ст. 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам
лишения свободы, освобожден по отбытию наказания 14.05. 2010 года.
Таким образом, на момент совершения К. преступления,
предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ, 23 декабря 2012 года, судимости по
указанным приговорам были не погашены.
Поскольку закон (ч.1 ст.18 УК РФ) связывает наличие рецидива
преступлений с непогашенной (неснятой) судимостью на момент
совершения преступления, а не на момент осуждения, в действиях К.
имеется отягчающее обстоятельство– рецидив преступлений, что не было
учтено судом.
Судебная коллегия с учетом отягчающего обстоятельства назначила
наказание К. в виде 10 лет лишения свободы (приговор №22-1969/13 от
28.08.13г.).
11. При назначении наказания с применением положений ч.3 ст.68
УК РФ при рассмотрении уголовного дела в особом порядке одна
третья части максимального срока рассчитывается после применения
положений ч.5 ст.62 УК РФ.
Приговором Кочкуровского районного суда Республики Мордовия от
10.10.2013 года С., ранее неоднократно судимый, осужден по ст. 111 ч. 1
УК РФ в соответствии со ст. 68 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы с
отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Судебная коллегия приговор изменила и в определении указала
следующее.
Приговор в отношении С. постановлен в соответствии со ст. 316 УПК
РФ, то есть в особом порядке судебного разбирательства.
18
Согласно ч.5 ст.62 УК РФ при постановлении приговора в особом
порядке судебного разбирательства наказание не может превышать две
трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания,
предусмотренного за совершение преступления, то есть максимальный
срок наказания по ст.111 ч.1 УК РФ не должен превышать 5 лет 4 месяцев
лишения свободы.
Кроме того, суд первой инстанции в приговоре указал о том, что при
назначении С. наказания применяет положения ч.3 ст.68 УК РФ, поскольку
по делу установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61
УК РФ. При назначении наказания с применением ст. 68 ч. 3 УК РФ срок
наказания может быть назначен менее одной трети части максимального
срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение
преступления, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной
части УК РФ.
По смыслу закона, при применении правил ч. 3 ст. 68 УК РФ по
уголовному делу, рассмотренному в особом порядке, одна треть
максимального срока наиболее строгого вида наказания исчисляется от
двух третей максимального срока, исчисляемого по правилам ч.5 ст.62 УК
РФ.
Таким образом, наказание в виде лишения свободы по ч.1 ст.111 УК РФ
должно быть назначено менее 1 года 9 месяцев 10 дней.
В связи с изложенным, назначенное С. наказание судебная коллегия
снизила до 1 года 8 месяцев лишения свободы (определение № 222635/2013 от 29 ноября 2013г.).
Квалификация преступлений.
1. По смыслу примечания к ст.307 УПК РФ свидетель, давший
заведомо ложные
показания,
освобождается
от уголовной
ответственности, если он добровольно заявит о ложности данных им
показаний при рассмотрении уголовного или гражданского дела, в
рамках которого он допрашивался в качестве свидетеля.
Постановлением Октябрьского районного суда г.Саранска Республики
Мордовия от 06.09.2013 года Ж. освобожден от уголовной ответственности
по ч.1 ст.307 УК РФ в связи с его добровольным заявлением о ложности
его показаний, данных им в ходе судебного заседания от 23 ноября 2012
года, с прекращением производства по делу.
Органами предварительного расследования Ж. обвинялся в даче
заведомо ложных показаний при допросе в качестве свидетеля в
Октябрьском районном суде г.Саранска 23 ноября 2012 года по уголовному
делу в отношении Ч., обвиняемого в совершении преступления,
предусмотренного ч.1 ст.290 УК РФ.
В судебном заседании Ж. вину в совершении преступления признал в
полном объеме, просил освободить его уголовной ответственности, заявил,
19
что его показания в качестве свидетеля в судебном заседании 23 ноября
2012 года были ложными.
Судебная коллегия по апелляционному представлению прокурора
постановление суда отменила и дело направила на новое судебное
рассмотрение, указав в постановлении следующее. В соответствии с
законом, преступление, предусмотренное ч.1 ст.307 УК РФ, считается
совершенным в момент окончания дачи ложного показания и их фиксации
в протоколе судебного заседания.
В ходе судебного следствия по настоящему делу подсудимый Ж.
заявил, что его показания в качестве свидетеля в судебном заседании 23
ноября 2012 года были ложными и были изменены им с целью помочь
избежать Ч. наказания.
Согласно примечанию к статье 307 УК РФ свидетель освобождается от
уголовной ответственности, если добровольно в ходе дознания,
предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения
приговора суда или решения суда заявил о ложности данных им показаний.
По смыслу данной правовой нормы лицо освобождается от уголовной
ответственности, если в рамках того же дела, по которому он допрашивался
в качестве свидетеля, до принятия окончательного решения по делу заявит
о ложности данных им показаний.
Признание же подсудимым Ж. вины впоследствии, уже в рамках
уголовного дела, по которому он привлекался в качестве обвиняемого,
ошибочно расценено судом первой инстанции как основание для его
освобождения от уголовной ответственности (постановление №2487 от
30.10.2013г.)
2. Действия осужденного переквалифицированы с ч.3 ст.30, ч.1
ст.228.1 УК РФ на ч.1 ст.30, 228.1 УК РФ, поскольку он не успел
выполнить
действия,
составляющие
объективную
сторону
преступления.
Приговором Зубово-Полянского районного суда Республики Мордовия
от 03.04.2013 года К., ранее неоднократно судимый, отбывающий
наказание в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Республике Мордовия, осужден
по ч.3 ст.30 УК РФ, ч.1 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона
№87-ФЗ от 19 мая 2010 года) к 4 годам 6 месяцам лишения свободы без
ограничения свободы на определенный срок. На основании ст.70 УК РФ
окончательно назначено наказание в виде 16 лет лишения свободы с
отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима без
ограничения свободы.
К. осужден за совершение покушения на незаконный сбыт
наркотических средств при следующих обстоятельствах. В сентябреоктябре 2012г. на его имя в исправительную колонию поступила посылка, в
которой было спрятано наркотическое средство – марихуана, которую К.
намеревался сбыть иному лицу. Однако наркотическое средство было
20
обнаружено и изъято при досмотре посылки сотрудниками УФСИН и
УФСКН.
Судебная коллегия приговор суда изменила, переквалифицировала
действия К. на ч.1 ст.30, ч.1 ст.228.1 УК РФ, указав в определении
следующее.
Согласно ч.3 ст.30 УК РФ покушением на преступление признаются
умышленные действия лица, непосредственно направленные на
совершение преступления, если при этом преступление не было доведено
до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.
Судом установлено, что наркотическое средство было изъято из
посылки в комнате приема осужденных по личным вопросам ФКУ ИК-5
УФСИН России по Республике Мордовия. Данное обстоятельство
подтверждается материалами дела.
Таким образом, наркотическое средство К. не было кому-либо передано,
а было изъято в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Республике Мордовия сразу
после
доставления
почтовой
посылки.
Каких-либо
действий,
непосредственно направленных на передачу неустановленному лицу
наркотического средства, осужденный не предпринимал.
В связи с переквалификацией содеянного было снижено и наказание,
назначенное осужденному К. (определение №22-1470/2013 от 24.07.2013г.)
Процессуальные вопросы
1. Приговор суда отменен ввиду нарушения принципа беспристрастности суда. По делу были допущены и иные существенные нарушения закона.
Приговором Кочкуровского районного суда Республики Мордовия от
03.09. 2013 г. А. осужден по ч.1 ст.161 УК РФ к 1 году лишения свободы, Ч.
осуждена по п.п. «а», «в» ч.2 ст.158 УК РФ к штрафу в размере 30 000
рублей.
Судебная коллегия приговор отменила и направила дело на новое
судебное рассмотрение по следующим основаниям.
Назначив судебное заседание по уголовному делу постановлением от
30.07.2013 г., суд направил сторонам, в том числе подсудимым А. и Ч.,
копию данного постановления со сведениями о времени и месте судебного
разбирательства. Копии указанного постановления и повестки не были
вручены А. и Ч. в связи с чем были возвращены в суд.
По итогам судебного заседания 12 августа 2013 г. суд без выяснения
причин неявки подсудимых в судебное заседание, которые могли быть
уважительными, вынес постановление об избрании в отношении Ч. и А.
меры пресечения в виде заключения под стражу и объявлении их в розыск.
21 августа 2013 г. была задержана Ч., а 2 сентября 2013 г. был задержан
А.
21
Уже на следующий день, то есть 3 сентября 2013 г., суд провел
судебное разбирательство по уголовному делу и вынес приговор, не
уведомив подсудимых о времени и месте судебного заседания, чем грубо
нарушил положения ч.4 ст.231 УПК РФ и право подсудимых на
достаточное время на подготовку к судебному разбирательству.
Из протокола судебного заседания следует, что вопрос о готовности А.
и Ч. к судебному разбирательству судом не выяснялся.
В соответствии с требованиями ч.2 ст.61 УПК РФ судья не может
участвовать в рассмотрении уголовного дела, если имеются
обстоятельства, дающие основания полагать, что он лично, прямо или
косвенно, заинтересован в исходе данного дела.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской
Федерации, сформулированной, в частности, в определении от 1 ноября
2007 г. № 799-О-О, участие судьи в рассмотрении дела, если оно связано с
оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу,
является недопустимым, ибо высказанная судьей в процессуальном
решении позиция относительно наличия или отсутствия события
преступления, обоснованности выводов о виновности в его совершении
обвиняемого, достаточности доказательств ограничивала бы его свободу и
независимость при дальнейшем производстве по уголовному делу и
постановлении приговора или иного итогового решения.
Тем более не должен участвовать в рассмотрении уголовного дела
судья, который принимал решения по вопросам, вновь ставшим предметом
судебного заседании.
В ходе судебного разбирательства по уголовному делу в отношении А.
и Ч. данные требования уголовно-процессуального закона соблюдены не
были.
Так, еще в постановлении от 12 августа 2013 г. об избрании в
отношении подсудимых меры пресечения в виде заключения под стражу и
объявлении их в розыск председательствующий по делу установил, что А.
и Ч. совершили преступления, указал те же обстоятельства их совершения,
что и в последствии в приговоре от 3 сентября 2013 г.
Данные обстоятельства ограничивали судью в принятии решения по
уголовному делу, давали разумный повод усомниться в его
беспристрастности, что в силу ч.2 ст.61 УК РФ исключало его участие в
рассмотрении уголовного дела в отношении А. и Ч. При указанных выше
обстоятельствах судья был обязан устраниться от участия в производстве
по уголовному делу, но не сделал этого (постановление №22-2491/2013 от
01.11.2013г.).
22
2. В соответствии с ч.1 ст.47 Конституции Российской Федерации
никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде
и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Приговор
суда отменен ввиду нарушения подсудности рассмотрения уголовного
дела.
Приговором Зубово-Полянского районного суда Республики
Мордовия от 10.07.2013г. Ш. оправдан по обвинению в совершении
преступления, предусмотренного ст.143 ч.1 УК РФ, за отсутствием в его
действиях состава преступления.
Судебной коллегией приговор суда отменен по апелляционному
представлению прокурора по следующим основаниям.
В соответствии с п.2 ст.389.15 и ст. 389.17 УПК РФ основанием для
отмены приговора в апелляционном порядке являются, в том числе,
существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые
путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав
участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры
судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на
постановление законного и обоснованного судебного решения.
Основанием отмены судебного решения в любом случае является
вынесение судом решения незаконным составом суда.
По смыслу закона право каждого на судебную защиту посредством
законного, независимого и беспристрастного суда означает, что
рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не
произвольно выбранным составом суда и что никто не может быть лишен
права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности
которых оно отнесено законом (часть 1 статьи 47 Конституции Российской
Федерации).
Законом, закрепляющим подсудность уголовных дел, является УПК РФ,
предусматривающий в ч.1 ст.31, что мировому судье подсудны уголовные
дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не
превышает трех лет лишения свободы, за исключением перечисленных в
данной норме закона категорий дел. Санкция ч.1 ст.143 УК РФ
предусматривает наказание до 1 года лишения свободы, и в перечне
названных исключений указание на ч.1 ст.143 УК РФ не содержится.
Однако, приняв уголовное дело к своему производству, назначив по
нему судебное заседание и вынося решение по итогам его проведения, то
есть по уголовному делу, отнесенному к подсудности мирового судьи, как
правильно указывается в апелляционном представлении, суд вышел за
рамки своих полномочий и нарушил требования УПК РФ.
Приговор суда отменен и уголовное дело направлено на новое судебное
рассмотрение мировому судье (постановление №22-2469/2013 от
30.10.2013г.).
23
3. Ненадлежащее извещение обвиняемого о дне, времени и месте
судебного заседания судебная коллегия признала существенным
нарушением и приговор отменила.
Приговором Зубово-Полянского районного суда Республики Мордовия
от 26.08.2013 года Ф. осужден по ч.2 ст.228 УК РФ к 3 годам лишения
свободы без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием наказания в
исправительной колонии общего режима. В силу ст.99 УК РФ Ф. назначено
амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.
Ф. осужден за незаконное хранение и перевозку без цели сбыта
наркотических средств в крупном размере.
Судебная коллегия приговор суда отменила по следующим основаниям.
В силу ч.4 ст.227 УПК РФ копия постановления о назначении судебного
заседания направляется обвиняемому. Согласно положениям ч.4 ст.231
УПК РФ стороны должны быть извещены о месте, дате и времени
судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала. Указанные
предписания уголовно-процессуального закона по данному делу судом не
выполнены.
Как следует из материалов дела, 16.08.2013 года суд вынес
постановление о назначении судебного заседания по делу в отношении Ф.
без проведения предварительного слушания, назначив рассмотрение
уголовного дела в особом порядке на 26.08.2013 года.
Постановление о назначении судебного заседания Ф. вручено
26.08.2013 года, что подтверждается почтовым уведомлением, имеющимся
в деле,
и в тот же день в отношении него проведено судебное
разбирательство с постановлением приговора. Данные обстоятельства
свидетельствуют об извещении подсудимого о начале судебного заседания
с нарушением установленного законом срока.
Указанное нарушение уголовно-процессуального закона явилось
существенным и путем ограничения гарантированных Уголовнопроцессуальным кодексом прав участников уголовного судопроизводства
повлияло на постановление законного и обоснованного решения по делу,
поскольку Ф. был лишен возможности надлежащим образом подготовиться
к судебному заседанию (определение №22-2391/2013 от 16.10.2013г.).
4. В соответствии с ч.7 ст.316 УПК РФ приговор, вынесенный при
особом порядке судебного разбирательства, должен содержать выводы
суда об обоснованности предъявленного обвинения и квалификации
действий подсудимого.
Приговором Октябрьского районного суда г.Саранска Республики
Мордовия от 14 мая 2013 года В., ранее неоднократно судимый, осужден
по п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы без штрафа
и ограничения свободы.
24
В. осужден за грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, с
применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, при
обстоятельствах, изложенных в приговоре.
Судебная коллегия приговор отменила, поскольку по смыслу уголовнопроцессуального закона суд в описательно-мотивировочной части
приговора должен дать правовую оценку действиям подсудимого и на
основе изучения вне рамок судебного заседания всех материалов
уголовного дела сделать вывод об обоснованности предъявленного
подсудимому обвинения.
Однако в описательно-мотивировочной части приговора в отношении В.
отсутствует вывод суда об обоснованности предъявленного обвинения, и
не дана квалификация действиям подсудимого (определение №221537/2013 от 10.07.2013г.).
Материалы, рассматриваемые в порядке ст.125 УПК РФ.
1. Если уголовное дело передано для дальнейшего расследования в
вышестоящий следственный орган, то в соответствии с ч.1 ст.125 УПК
РФ жалобы на решения и действия (бездействие) следователя
рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в
производстве которого находится уголовное дело. О дне, месте и
времени судебного заседания стороны извещает суд, а не следователь.
Постановлением Рузаевского районного суда Республики Мордовия от
14.08.2013 г. защитнику Т. установлен срок для ознакомления с
материалами уголовного дела в отношении Д. и других лиц по 16.09.2013
г. включительно.
Судебная коллегия постановление суда отменила и указала, что в силу
ч.1 ст.125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, руководителя
следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о
прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия
(бездействия) дознавателя, следователя, руководителя следственного
органа
и
прокурора,
которые
способны
причинить
ущерб
конституционным
правам и свободам
участников
уголовного
судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут
быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния,
содержащего признаки преступления. Если место производства
предварительного расследования определено в соответствии с частями
второй-шестой ст.152 УПК РФ, жалобы на решения и действия
(бездействие) указанных лиц рассматриваются судом по месту нахождения
органа, в производстве которого находится уголовное дело.
Частью третьей той же статьи установлено, что суд проверяет
законность и обоснованность действий (бездействия) и решений
дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора
25
не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном
заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя
или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи
интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием
(бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя,
руководителя следственного органа. Неявка лиц, своевременно
извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее
рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения
жалобы судом.
В рамках расследования уголовного дела начальником СУ МВД по
Республике Мордовия 24.04.2012 г. было вынесено постановление об
изъятии уголовного дела из производства следователя СО отдела МВД
России по Рузаевскому муниципальному району и передаче его
следователю СЧ СУ МВД по Республике Мордовия, то есть в
вышестоящий следственный орган. Уголовное дело впоследствии было
соединено в одно производство с другим уголовным делом, по которому
аналогичное решение было принято 20.05.2013 г. тем же должностным
лицом.
Также постановлением начальника СЧ МВД по Республике Мордовия
от 4.02.2013г. в соответствии с частями 3,4 ст.152 УПК РФ установлено
место предварительного расследования – Рузаевский муниципальный
район Республики Мордовия.
В связи с данными обстоятельствами ходатайство об установлении
срока для ознакомления защитника с материалами уголовного дела
подлежало рассмотрению по месту нахождения следственного органа, в
производстве которого находится уголовное дело, то есть в Ленинском
районном суде г. Саранска Республики Мордовия.
Рассмотрев ходатайство следователя, суд первой инстанции грубо
нарушил требования уголовно-процессуального закона о подсудности.
Кроме того, по смыслу закона именно суд обязан известить стороны о
дне, времени и месте рассмотрения дела, поскольку именно суд определяет
день, время и место судебного заседания.
В материалах дела отсутствует постановление суда о назначении
судебного заседания по ходатайству следователя, в котором могли быть
определены день, время и место его проведения (нарушение пункта 7
постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10
февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке
статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).
При таких обстоятельствах извещение защитника следователем
является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.
Более того, суд уклонился от рассмотрения в судебном заседании
поступившего факсимильной связью заявления защитника Т. об отложении
судебного заседания в связи с невозможностью явки по уважительной
причине. Данный вопрос был рассмотрен в итоговом постановлении от 14
26
августа 2013 г., то есть фактически после принятия судом решения по
существу.
Вопреки требованию ст.125 УПК РФ суд вообще не известил о
рассмотрении ходатайства заинтересованное в результате рассмотрения
лицо – обвиняемого Д., грубо нарушив его право на защиту (постановление
№2448 от 25.10.2013г.).
2. Действия должностных лиц, осуществляющих оперативнорозыскную деятельность, обжалуются в порядке ст.125 УПК РФ.
Постановлением Рузаевского районного суда Республики Мордовия от
11.10.2013 года прекращено производство по жалобе М. на действия
должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность
по тем основаниям, что оспариваемые действия были проведены в
соответствии с Федеральным законом от 12.08.1995г. №144-ФЗ «Об
оперативно-розыскной деятельности», в связи с чем оснований для
рассмотрения жалобы в порядке ст.125 УПК РФ не имелось. Кроме того, по
мнению суда первой инстанции, в жалобе не указано, какие нормы УПК
РФ были нарушены оперативными сотрудниками.
Судебная коллегия по жалобе М. постановление суда отменила и
указала, что по смыслу ст.89 УПК РФ результаты оперативно-розыскной
деятельности могут быть использованы в качестве доказательств, если они
отвечают требованиям,
предъявляемым Уголовно-процессуальным
кодексом РФ.
Согласно ч.2 ст.11 Федерального закона от 12 августа 1995г. №144-ФЗ
«Об оперативно-розыскной деятельности» результаты оперативнорозыскной деятельности могут использоваться в доказывании по
уголовным делам в соответствии с положениями уголовнопроцессуального
законодательства
Российской
Федерации,
регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств, и в
иных случаях, установленных настоящим Федеральным законом.
В соответствии с ч.3 ст.5 этого же закона лицо, полагающее, что
действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность,
привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать эти действия в
вышестоящий
орган,
осуществляющий
оперативно-розыскную
деятельность, прокурору или в суд.
В соответствии с п.1 ч.1 ст.40 УПК РФ органы внутренних дел
относятся к органам дознания.
Как видно из материалов дела, оперативно-розыскные мероприятия в
отношении М., имеющей статус адвоката, проводились органами
внутренних дел в целях проверки оперативной информации о требовании
М. 40 тысяч рублей от Р. для последующей передачи их эксперту за
предоставление положительной экспертизы. То есть их деятельность была
направлена на выявление и пресечение преступления и полученные в
результате оперативно-розыскных мероприятий сведения могли быть
27
использованы в качестве доказательств виновности заявителя в
совершении уголовно-наказуемого деяния.
Несоответствие требованиям закона оснований и условий проведения
оперативно-розыскных
мероприятий
могли
причинить
ущерб
конституционным правам и свободам заявителя, а потому она в полном
соответствии с положениями ч.1 ст.125 УПК РФ имела право обратиться в
суд с оспариванием действий органа, осуществляющего оперативнорозыскное мероприятие, в порядке уголовного судопроизводства.
Вывод суда о том, что жалоба М. подлежит рассмотрению в порядке
гражданского судопроизводства, противоречит вышеназванным правовым
нормам и разъяснениям, содержащимся в п.4 постановления Пленума
Верховного Суда Российской Федерации №1 от 10.02.2009г. «О практике
рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации». В соответствии с
данными разъяснениями в порядке ст.125 УПК РФ могут быть обжалованы
решения и действия должностных лиц, органов, осуществляющих
оперативно-розыскную деятельность по выявлению, пресечению
преступлений и в этом случае поручения следователя, руководителя
следственного органа и органа дознания не требуется. Более того, как
указано выше, оперативно-розыскные мероприятия проводились органом
внутренних дел, относящимся к органу дознания.
При таких обстоятельствах постановление суда нельзя признать
законным и обоснованным, в связи с чем оно подлежит отмене с
направлением дела на новое судебное рассмотрение (постановление №22к-2757/2013 от 04.12.2013 года).
Процессуальные издержки и гражданские иски.
1. При рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного
разбирательства в соответствии с ч..10 ст.316 УПК РФ процессуальные
издержки, предусмотренные ст.131 УПК РФ, взысканию с подсудимого
не подлежат.
Приговором Октябрьского районного суда г.Саранска Республики
Мордовия от 29.08.2013 года М. осужден по ч.1 ст.111 УК РФ к 1 году
лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии
общего режима.
Взысканы с М. процессуальные издержки в размере 6000 рублей.
М. осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью,
опасного для жизни человека.
Уголовное дело в отношении М. рассмотрено в соответствии с
положениями главы 40 УПК РФ, регламентирующей особый порядок
принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным
ему обвинением.
28
Судебная коллегия отменила приговор в части взыскания с М. в пользу
потерпевшего процессуальных издержек в размере 6000 рублей, поскольку
суд не учел, что при рассмотрении уголовного дела в особом порядке
принятия судебного решения процессуальные издержки, предусмотренные
ст.131 УПК РФ, взысканию с подсудимого не подлежат в силу прямого
указания ч.10 ст.316 УПК РФ (определение № 22-2404/2013г. от 23.10.2013
года).
По
аналогичным
основаниям
отменено
постановление
Краснослободского районного суда от 30.05.2013г. о взыскании
процессуальных издержек с К. по делу, рассмотренному в особом порядке
рассмотренного в особом порядке (постановление №22-1789/2013 от
07.08.2013г.).
2. Приговор в части оставления гражданского иска без
рассмотрения
отменен
ввиду
существенных
противоречий,
содержащихся в приговоре.
Приговором Теньгушевского районного суда Республики Мордовия от
11.06.2013 года несовершеннолетний С. осужден по п.«б» ч.2 ст.158 УК РФ
(к штрафу в размере 3 000 рублей.
Гражданский иск, заявленный по делу, оставлен без рассмотрения и
признании за потерпевшим права на удовлетворение гражданского иска в
порядке гражданского судопроизводства.
С. осужден за совершение кражи денежных средств в размере 27 305
рублей 85 копеек из школьного буфета.
В судебном заседании подсудимый С. вину признал, оспаривал лишь
размер похищенного.
Судебная коллегия отменила приговор в части оставления гражданского
иска без рассмотрения, отметив в постановлении следующее.
В соответствии с ч.1 ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть
обвинительного приговора должна содержать описание преступного
деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени,
способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий
преступления.
В нарушение приведенных требований закона выводы суда содержат
существенные противоречия.
Так, в описательно-мотивировочной части приговора суд пришел к
выводу, что осужденным совершено хищение имущества потерпевшего на
27 305 руб. 85 коп., однако далее, разрешая заявленный по делу
гражданский иск потерпевшего и оставляя его разрешение в порядке
гражданского судопроизводства, суд указал о необходимости проведения
дополнительных расчетов и исследования доказательств, связанных с
гражданским иском, поскольку подсудимым оспаривается указанный
размер материального ущерба, т.е. суд в приговоре фактически поставил
29
под сомнение им же установленный размер причиненного преступлением
материального ущерба.
Таким образом, суд, придя к обоснованному выводу о причинении
потерпевшему ущерба в инкриминируемом размере, безосновательно
отказал в его взыскании (постановление №22-2428/2013 от 23.10.2013г.).
3. Вопросы, касающиеся взыскания с осужденного процессуальных
издержек, должны быть выяснены в ходе судебного разбирательства.
Постановлением Пролетарского районного суда г.Саранска Республики
Мордовия от 18.07.2013 года принято решение о выплате из средств
федерального бюджета вознаграждения адвокату за участие в судебном
заседании в качестве защитника Л. и взыскании с него в доход
федерального бюджета процессуальных издержек по выплате
вознаграждения адвокату, возмещенных за счет средств федерального
бюджета в сумме 550 (пятьсот пятьдесят) рублей.
Адвокат Б., действующая в защиту интересов осужденного Л. на
основании ст.51 УПК РФ, обратилась в суд с ходатайством о пересмотре
вынесенных в отношении Л. приговоров.
Наряду с судебным актом, разрешившим названное ходатайство по
существу, судом первой инстанции было вынесено постановление о
выплате вознаграждения адвокату Б. из средств федерального бюджета в
сумме 550 (пятьсот пятьдесят) рублей за участие в судебном заседании и
взыскании указанной суммы с Л.
Судебная коллегия постановление суда отменила по следующим
основаниям.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской
Федерации, изложенной в Определении от 12 ноября 2008 года №1074-О-П
издержки, связанные с производством по уголовному делу, могут быть
взысканы с осужденного только по решению суда, порядок принятия
которого должен гарантировать защиту его прав и соответствовать
критериям справедливого судебного разбирательства: осужденный, если он
изъявляет желание участвовать в судебном заседании, не может быть
лишен возможности заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с
позициями участников судебного заседания и дополнительными
материалами, если таковые представлены, давать объяснения. Это
означает, что вопрос о наличии оснований для освобождения лица от
возмещения процессуальных издержек должен быть самостоятельным
предметом судебного разбирательства, и осужденному должна быть
предоставлена возможность довести до суда свою позицию по поводу
суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения.
Между тем, несмотря на то, что решение вопроса о взыскании
процессуальных издержек затрагивало интересы Л., положения
вышеприведенных правовых норм последнему судом не разъяснялись, в
связи с чем, осужденный был лишен возможности высказать свое мнение
30
по данному поводу, чем были нарушено его право на полную и
эффективную судебную защиту.
Кроме того, суд не исследовал имущественное положение Л. и
возможность возмещения судебных издержек за счет средств федерального
бюджета, как того требует ч.6 ст.132 УПК РФ.
При таких обстоятельствах судебная коллегия постановление суда в
части взыскания с Л. в доход федерального бюджета процессуальных
издержек отменила и производство в этой части прекратила (постановление
№22-2066/13 от 06.09.13г.).
Судебная коллегия по уголовным делам
Верховного Суда Республики Мордовия
31
ОБЗОР
судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия
по гражданским делам
(2-ое полугодие 2013 года)
1. В отсутствие вины частного обвинителя в причинении
морального вреда оправданному, требование последнего о
компенсации морального вреда не подлежит удовлетворению.
Р. обратился в суд с иском к Б. о компенсации морального вреда. В
обоснование иска он указал на то, что 30 марта 2012 г. приговором
мирового судьи судебного участка Старошайговского района в отношении
него прекращено уголовное преследование за отсутствием в деянии состава
преступления. В результате уголовного преследования ему причинен
моральный вред, вызванный тем, что он переживал от необоснованных
оскорблений и обвинений, ухудшилось состояние его здоровья.
Решением Краснослободского районного суда от 16 апреля 2013 г. иск
удовлетворен частично и постановлено о взыскании с Б. в пользу Р. В счет
компенсации морального вреда 10 000 рублей.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия решение суда отменила и вынесла по делу новое решение об
отказе в удовлетворении иска.
Как установлено судом первой инстанции, по заявлению Б. в отношении
Р. было возбуждено уголовное дело частного обвинения по части первой
статьи 116 УК РФ (побои). Вступившим в законную силу приговором
мирового судьи судебного участка Старошайговского района от 30 марта
2012 г. Р. оправдан по уголовному делу частного обвинения за отсутствием
в деянии состава преступления. В результате уголовного преследования по
уголовному делу частного обвинения ему причинены нравственные
страдания.
Разрешая дело, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что
оправданный Р. имеет право на компенсацию морального вреда,
причиненного уголовным преследованием по уголовному делу частного
обвинения, независимо от вины частного обвинителя Б.
Данный вывод суда основан на неправильном применении закона.
В соответствии с абзацем третьим статьи 1100 ГК РФ компенсация
морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в
случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного
осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности,
незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под
стражу или
подписки
о
невыезде,
незаконного
наложения
административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.
В соответствии с пунктом 1 части второй статьи 133 УПК РФ
подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор,
имеет право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда,
32
связанного с уголовным преследованием. Однако ввиду того, что
уголовное преследование по уголовным делам частного обвинения (за
исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части первой и частью
четвертой статьи 147 УПК РФ) возбуждается частным обвинителем и
прекращение дела либо постановление по делу оправдательного приговора
судом первой инстанции не является следствием незаконных действий со
стороны государства, правила о реабилитации на лиц, в отношении
которых вынесены такие решения, не распространяются.
Вместе с тем лицо имеет право на реабилитацию в тех случаях, когда
обвинительный приговор по делу частного обвинения отменён и уголовное
дело прекращено по основаниям, указанным в части второй статьи 133
УПК РФ, в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, в связи с
новыми или вновь открывшимися обстоятельствами либо судом
апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора по
делу постановлен оправдательный приговор.
Изложенная правовая позиция основана на разъяснениях Пленума
Верховного Суда РФ, данных в пункте 8 постановления от 29 ноября 2011
г. № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих
реабилитацию в уголовном судопроизводстве».
Как следует из материалов дела, уголовное преследование по
уголовному делу частного обвинения в отношении Р. осуществлялось не
государством, а частным обвинителем Б. Вступившим в законную силу
приговором мирового судьи подсудимый Р. оправдан по уголовному делу
частного обвинения за отсутствием в деянии состава преступления, и
обвинительный приговор в отношении него не выносился.
Следовательно, правила о реабилитации и положения закона о
компенсации морального вреда независимо от вины частного обвинителя
на Р. не распространяются. Поэтому в данном случае следует
руководствоваться общими основаниями ответственности за причинение
вреда, установленными статьей 1064 ГК РФ, то есть следует исходить из
вины частного обвинителя в причинении оправданному морального вреда.
Между тем вины частного обвинителя Б. в причинении оправданному Р.
морального вреда не установлено.
В соответствии со статьей 45 (пункты 1 и 2) Конституции Российской
Федерации государственная защита прав и свобод человека и гражданина в
Российской Федерации гарантируется.
Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не
запрещенными законом.
Так, в соответствии со статьей 22 УПК РФ потерпевший, его законный
представитель и (или) представитель вправе участвовать в уголовном
преследовании обвиняемого, а по уголовным делам частного обвинения –
выдвигать и поддерживать обвинение в порядке, установленном данным
Кодексом.
33
Таким образом, возможность частного обвинения в совершении
преступления предусмотрена законом, и выбор потерпевшим указанного
способа защиты прав сам по себе не является противоправным. Подавая
заявление частного обвинения, Б. тем самым реализовал конституционное
право на государственную защиту своих прав. Злоупотребления им своим
правом либо иной недобросовестности с его стороны не установлено.
При таких обстоятельствах, а именно в отсутствие вины частного
обвинителя Б. в причинении морального вреда оправданному Р.,
требование последнего о компенсации морального вреда не подлежит
удовлетворению.
Дело № 33-1314/2013
2. Суд не вправе обязать орган государственной власти, а также
орган местного самоуправления принять или дополнить какой-либо
нормативный правовой акт, поскольку это является исключительной
компетенцией соответствующего органа.
Прокурор Ленинского района г. Саранска, действующий в интересах
неопределенного круга лиц, обратился в суд с заявлением о признании
незаконным бездействия администрации городского округа Саранск,
выразившегося в длительном неопределении органа (должностного лица)
местного самоуправления, уполномоченного осуществлять муниципальный
жилищный контроль; непринятии нормативных правовых актов,
регламентирующих его деятельность, административного регламента
проведения проверок при его осуществлении на территории городского
округа Саранск и о возложении обязанности не позднее одного месяца со
дня вступления решения суда в законную силу определить орган
(должностных лиц)
местного самоуправления,
уполномоченный
осуществлять муниципальный жилищный контроль, принять нормативные
правовые акты, регламентирующие его деятельность и административный
регламент проведения проверок при его осуществлении.
В обоснование своих требований прокурор указал, что отсутствие
органа и нормативного регулирования вопросов осуществления
муниципального жилищного контроля на территории городского округа
Саранск не позволяет организовывать и проводить проверки соблюдения
юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и
гражданами обязательных требований, установленных в отношении
муниципального жилищного фонда. При этом имеются многочисленные
обращения граждан в органы контроля и органы прокуратуры о нарушении
их прав как физическими лицами (нанимателями муниципального
жилищного фонда), так и юридическими лицами (ТСЖ, управляющими
организациями и т.д.). Таким образом, бездействием администрации
городского округа Саранск созданы препятствия к осуществлению
указанными лицами, в том числе гражданами, их прав и свобод в
жилищной сфере.
34
Решением Ленинского районного суда г. Саранска от 12 августа 2013 г.
заявление прокурора удовлетворено.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия решение суда отменила и производство по делу прекратила.
Вынося решение по делу, суд первой инстанции пришел к выводу о
незаконном бездействии администрации городского округа Саранск в
неопределении органа (должностного лица) местного самоуправления,
уполномоченного осуществлять муниципальный жилищный контроль, а
также в непринятии нормативных правовых актов, регламентирующих
деятельность этих органа (должностного лица), административного
регламента проведения проверок при осуществлении муниципального
жилищного контроля.
Данный вывод суда основан на неправильном истолковании закона.
Статьей 10 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что
государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе
разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы
законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.
Статьей 12 Конституции Российской Федерации установлен принцип
самостоятельности органов местного самоуправления.
В соответствии с пунктом 2 статьи 7 Федерального закона от 6 октября
2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного
самоуправления
в
Российской Федерации»
органам местного
самоуправления предоставлено право принимать муниципальные правовые
акты по вопросам осуществления отдельных государственных полномочий,
переданных им федеральными законами и законами субъектов Российской
Федерации.
По смыслу данных норм, суд не вправе обязать орган государственной
власти, а также орган местного самоуправления принять или дополнить
какой-либо нормативный правовой акт, поскольку это является
исключительной компетенцией соответствующего органа.
Данный вывод подтверждается также положениями главы 24 ГПК РФ,
из которой следует, что суд рассматривает заявления, содержащие
требования о признании нормативных правовых актов противоречащими
Конституции Российской Федерации, федеральному закону или иному
другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую
силу. При этом суд не вправе обязать соответствующий орган принять
какой-либо нормативный правовой акт.
Дело № 33-2188/2013
3. Обеспечение граждан жилыми помещениями в нарушение
установленного порядка
предоставления жилых помещений
недопустимо.
Рузаевский межрайонный прокурор обратился в суд с иском в защиту
прав и законных интересов О. к администрации Рузаевского
35
муниципального района о предоставлении жилого помещения по договору
найма специализированного жилого помещения. В обоснование иска
указал на то, что О., 1989 года рождения, относится к категории лиц из
числа детей, оставшихся без попечения родителей, и она включена в
список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые
подлежат обеспечению жилыми помещениями, однако до настоящего
времени она жилым помещением не обеспечена.
Решением Рузаевского районного суда от 21 августа 2013 г. иск
удовлетворен.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия решение отменила и приняла по делу новое решение об отказе
прокурору в удовлетворении предъявленного иска.
В силу положений статьи 8 Федерального закона «О дополнительных
гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без
попечения родителей», статей 2, 3 Закона Республики Мордовия «Об
обеспечении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей,
лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей,
жилыми помещениями» и Порядка предоставления специализированных
жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения
родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей, утвержденного постановлением Правительства Республики
Мордовия от 6 мая 2013 г. № 157, лица, имеющие право на обеспечение
жилыми помещениями специализированного жилищного фонда по
договорам найма специализированных жилых помещений, для реализации
принадлежащего им права должны быть включены в список детей-сирот и
детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и
детей, оставшихся без попечения родителей, которые подлежат
обеспечению жилыми помещениями.
Включение указанных лиц в список и предоставление им жилых
помещений носит заявительный характер.
Действие вышеуказанных законов распространяется на ранее
возникшие правоотношения в случае, если дети-сироты и дети, оставшиеся
без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся
без попечения родителей, не реализовали принадлежащее им право на
обеспечение жилыми помещениями (статья 4 Федерального закона, статья
5 Закона Республики Мордовия).
На день принятия судом решения и день рассмотрения дела в
апелляционном порядке с заявлением о включении в указанный список О.
не обращалась и в этот список включена не была.
При таких обстоятельствах на районную администрацию не могла быть
возложена обязанность предоставления О. жилого помещения
специализированного
жилищного
фонда
по
договору
найма
специализированного жилого помещения, и иск не подлежит
удовлетворению, поскольку обеспечение граждан жилыми помещениями в
36
нарушение установленного порядка предоставления жилых помещений
недопустимо.
Дело № 33-2551/2013
4. Граждане вправе оспорить в судебном порядке, как действия, так
и бездействие межведомственной комиссии и органа местного
самоуправления по принятию решений относительно жилых
помещений в порядке главы 25 ГПК РФ.
П. обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий
межведомственной комиссии, назначенной постановлением главы
администрации Трускляйского сельского поселения.
Определением Рузаевского районного суда от 16 мая 2013 г. заявление
оставлено без движения в связи с тем, что действия межведомственной
комиссии не могут быть оспорены по правилам, установленным главой 25
ГПК РФ.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия определение отменила и указала следующее.
Частью 4 статьи 15 ЖК РФ определено, что жилое помещение может
быть признано непригодным для проживания по основаниям и в порядке,
которые установлены уполномоченным Правительством РФ федеральным
органом исполнительной власти.
Согласно пунктам 7, 42 постановления Правительства РФ от 28 января
2006 г. N 47 "Об утверждении Положения о признании помещения жилым
помещением, жилого помещения непригодным для проживания и
многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или
реконструкции" признание помещения жилым помещением, пригодным
(непригодным) для проживания граждан, а также многоквартирного дома
аварийным и подлежащим сносу или реконструкции осуществляется
межведомственной комиссией, создаваемой в этих целях, на основании
оценки соответствия указанных помещения и дома установленным в
данном Положении требованиям.
Орган местного самоуправления создает в установленном им порядке
комиссию для оценки жилых помещений муниципального жилищного
фонда. В состав комиссии включаются представители этого органа
местного самоуправления. Председателем комиссии назначается
должностное лицо указанного органа местного самоуправления.
Комиссия на основании заявления собственника помещения или
заявления гражданина (нанимателя) либо на основании заключения
органов, уполномоченных на проведение государственного контроля и
надзора, по вопросам, отнесенным к их компетенции, проводит оценку
соответствия помещения установленным в настоящем Положении
требованиям и признает жилое помещение пригодным (непригодным) для
проживания, а также признает многоквартирный дом аварийным и
подлежащим сносу или реконструкции.
37
Таким образом, решение вопроса о признании жилых помещений
непригодными для проживания и многоквартирных домов аварийными и
подлежащими сносу или реконструкции действующее законодательство
относит к исключительной компетенции межведомственной комиссии,
создаваемой в зависимости от принадлежности жилого дома к
соответствующему
жилищному
фонду
федеральным
органом
исполнительной власти, органом исполнительной власти субъекта
Российской Федерации или органом местного самоуправления.
В силу пункта 52 указанного Положения решение соответствующего
федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной
власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления
может быть обжаловано заинтересованными лицами в судебном порядке.
Следовательно, граждане вправе оспорить в судебном порядке, как
действия, так и бездействие межведомственной комиссии и органа
местного самоуправления по принятию решений относительно жилых
помещений в порядке главы 25 ГПК РФ.
Дело № 33-1387/2013
5. Отнесение дел к подведомственности арбитражных судов по
общим признакам (статья 27 АПК РФ) осуществляется на основе
совокупности двух критериев: по характеру спора и по субъектному
составу участников спора.
ООО «Вега» обратилось в суд с заявлением о признании незаконным
представления прокурора Ленинского района г. Саранска. В обоснование
заявленных требований указало, что 11 марта 2013 г. прокурором
Ленинского района г. Саранска в адрес ООО «Вега» внесено представление
об устранении нарушений законодательства о размещении заказов для
государственных нужд, а также бюджетного законодательства.
ООО «Вега» с данным представлением не согласно, поскольку по
результатам проведенного аукциона 27 сентября 2011 г. между ним и ГКУЗ
Республики
Мордовия
«Республиканский
противотуберкулезный
диспансер» был заключен государственный контракт, согласно которому
подрядчик – ООО «Вега» приняло на себя обязательство выполнить работы
по капитальному ремонту здания лечебного корпуса № 2. В процессе
исполнения указанного контракта между ними возник спор по видам,
объемам, качеству и оплате выполненных работ.
В связи с этим ООО «Вега» 30 января 2013 года обратилось в
Арбитражный суд Республики Мордовия с исковым заявлением к ГКУЗ
Республики
Мордовия
«Республиканский
противотуберкулезный
диспансер» о взыскании задолженности за выполненные работы по
капитальному ремонту здания лечебного корпуса № 2.
28 марта 2013 г. ГКУЗ Республики Мордовия «Республиканский
противотуберкулезный диспансер» обратилось в Арбитражный суд
38
Республики Мордовия с исковым заявлением к ООО «Вега» о понуждении
завершить капитальный ремонт здания лечебного корпуса № 2. По
существу данные заявления не рассмотрены.
Заявитель считал, что в оспариваемом представлении прокурора не
указана характеристика нарушений указанных норм закона и не уточнено,
в каких действиях общества выразилось данное нарушение.
Решением Ленинского районного суда г. Саранска от 18 июня 2013 г. в
удовлетворении заявления отказано.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия решение отменила и производство по делу прекратила.
Согласно пункту 1 части первой статьи 134 ГПК РФ судья отказывает в
принятии заявления, если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в
порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается и
разрешается в ином судебном порядке.
В силу статьи 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу, если
оно не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке
гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным
пунктом 1 части первой статьи 134 ГПК РФ.
Из материалов дела следует, что ООО «Вега» оспаривает представление
прокурора Ленинского района г. Саранска об устранении нарушений
законодательства о размещении заказов для государственных нужд, а также
бюджетного законодательства. Между юридическими лицами в настоящее
время имеется спор относительно исполнения государственных
контрактов. Данный спор вытекает из экономической деятельности двух
хозяйствующих субъектов.
Отнесение дел к подведомственности арбитражных судов по общим
признакам (статья 27 АПК РФ) осуществляется на основе совокупности
двух критериев: по характеру спора и по субъектному составу участников
спора.
К
субъектам
споров,
разрешение
которых
отнесено
к
подведомственности арбитражных судов, и, следовательно, исключено из
подведомственности судов общей юрисдикции, согласно частям 2, 5 статьи
27 АПК РФ относятся:
- организации, являющиеся юридическими лицами,
- граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без
образования юридического лица и имеющие статус индивидуального
предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке
(индивидуальные предприниматели),
- образования, не имеющие статуса юридического лица, и граждане, не
имеющие статуса индивидуального предпринимателя, - в случаях,
предусмотренных Арбитражного процессуального кодекса Российской
Федерации и иными федеральными законами,
- Российская Федерация, субъекты Российской Федерации,
муниципальные образования, государственные органы, органы местного
39
самоуправления, иные органы и должностные лица – также в случаях,
предусмотренных Арбитражного процессуального кодекса Российской
Федерации и иными федеральными законами.
- иностранные организации, международные организации, организации
с иностранными инвестициями, иностранные граждане и лица без
гражданства, осуществляющие предпринимательскую деятельность, если
иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.
Дела с участием перечисленных субъектов распределяются между
судами общей юрисдикции и арбитражными судами в зависимости от
характера споров, сторонами в которых они являются.
Под экономической деятельностью следует понимать любую
хозяйственную деятельность и иную деятельность, направленную на
достижение определенных целей в данном случае уставных целей
некоммерческого партнерства.
Поскольку субъектный состав лиц, участвующих в деле и характер
спора определенно указывает на спор, который возник между ООО «Вега»
и ГКУЗ Республики Мордовия «Республиканский противотуберкулезный
диспансер» из их экономической деятельности, то данный спор подлежит
разрешению в Арбитражном суде Республики Мордовия.
Дело № 33-1955/2013
6. Возвращение искового заявления прокурору признано
незаконным.
Прокурор Ленинского района г. Саранска обратился в суд с иском в
защиту неопределенного круга лиц к ООО «АгроГард-Мордовия» о
понуждении устранить нарушения требований законодательства об
обязательном социальном страховании.
Определением судьи Ленинского районного суда г. Саранска от 3
октября 2013 г. исковое заявление прокурору возвращено.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия определение отменила, исходя их следующего.
Пунктом 1 статьи 5 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ
«Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на
производстве и профессиональных заболеваний» предусмотрено, что
обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на
производстве и профессиональных заболеваний подлежат, в том числе,
физические лица, выполняющие работу на основании трудового договора,
заключенного со страхователем, а также физические лица, выполняющие
работу на основании гражданско-правового договора, если в соответствии с
указанным договором страхователь обязан уплачивать страховщику
страховые взносы.
Согласно пунктам 2, 6 Положения о Фонде социального страхования
Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства РФ
40
от 12 февраля 1994 г. № 101, вышеназванный фонд является
специализированным
финансово-кредитным
учреждением
при
Правительстве РФ, реализующим государственную политику в области
обязательного социального страхования граждан.
В соответствии с частью первой статьи 45 ГПК РФ прокурор вправе
обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов
граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской
Федерации,
субъектов
Российской
Федерации,
муниципальных
образований.
Согласно пункту 4 статьи 27, пункту 3 статьи 35 Федерального закона
от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации»
прокурор вправе обратиться в суд с заявлением, если этого требует защита
прав граждан и охраняемых законом интересов общества и государства,
когда нарушены права и свободы значительного числа граждан либо в силу
иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение.
Возвращая вышеуказанное исковое заявление, судья указал на то, что
дело по иску прокурора не относится к делам в защиту интересов
неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации,
поскольку обращение прокурора производится в интересах конкретного
учреждения, а статья 45 ГПК РФ не наделяет его таким правом.
С данным выводом судьи согласиться нельзя.
Направляя в суд исковое заявление к ООО «АгроГард-Мордовия»,
прокурор действовал в рамках полномочий, предоставленных ему законом,
считая, что со стороны ответчика имеют место нарушения по
своевременности уплаты обязательных платежей по страховым взносам.
Заявление подано в целях устранения, имеющихся, по мнению истца,
нарушений и предупреждения дальнейших нарушений прав граждан на
обязательное социальное страхование.
Между тем судья не учел того, что прокурор выступил в интересах
неопределенного круга граждан, права которых были нарушены
невыплатой страховых взносов, предусмотренных законом. Круг лиц, права
которых были нарушены невыплатой страховых взносов, не является
неизменным и может меняться в течение определенного промежутка
времени, в связи с чем невозможно индивидуализировать граждан, в чьих
интересах прокурором заявлены вышеуказанные требования. При этом иск
прокурора в рассматриваемом случае направлен на устранение и
предупреждение нарушений, влияющих на реализацию прав граждан на
обязательное социальное страхование не только в настоящий момент, но и
в последующем.
Дело № 33-2347/2013
41
7. В соответствии с частью первой статьи 31 ГПК РФ иск к
нескольким ответчикам, проживающим или находящимся в разных
местах, предъявляется в суд по месту жительства или месту
нахождения одного из ответчиков по выбору истца.
К. предъявил в Ленинский районный суд г. Саранска иск к
Министерству финансов РФ в лице Управления Федерального
казначейства по Республике Мордовия и ФКУ ИК-4 УФСИН России по
Республике Мордовия о возмещении материального и компенсации
морального вреда.
Определением судьи Ленинского районного суда г. Саранска от 29
апреля 2013 г. постановлено о возвращении искового заявления в связи с
неподсудностью дела данному районному суду. При этом в определении
указано, что заявителю следует обратиться в суд по месту нахождения
ФКУ ИК-4 УФСИН России по Республике Мордовия.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия определение отменила и возвратила исковое заявление в тот же
суд для разрешения вопроса о принятии его к производству суда.
В соответствии с общими правилами территориальной подсудности дел,
установленными статьей 28 ГПК РФ, иск предъявляется в суд по месту
жительства ответчика. Иск к организации предъявляется в суд по месту
нахождения организации.
При этом в соответствии с частью первой статьи 31 ГПК РФ иск к
нескольким ответчикам, проживающим или находящимся в разных местах,
предъявляется в суд по месту жительства или месту нахождения одного из
ответчиков по выбору истца. Как следует из представленного материала, К.
предъявляет иск о возмещении материального и компенсации морального
вреда к нескольким ответчикам, одним из которых является Министерство
финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального
казначейства по Республике Мордовия, которое находится по адресу:
Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Коммунистическая, д. 33/1.
Исходя из этого, К. по своему выбору вправе был предъявить иск в
Ленинский районный суд г. Саранска по месту нахождения одного из
ответчиков, а обратный вывод судьи является ошибочным.
Дело № 33-1497/2013
8. Право выбора между судами принадлежит истцу, и он вправе
предъявить иск о взыскании страховой суммы в возмещение вреда
здоровью в суд по месту своего жительства.
С. обратился в суд с иском к ООО СК «ВТБ Страхование» о взыскании
страховой суммы вследствие причинения вреда здоровью при прохождении
службы в органах МВД на основании Федерального закона от 28 марта
1998 г. № 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и
здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц
42
рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской
Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по
контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ,
сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы».
Определением судьи Ардатовского районного суда от 17 июня 2013 г.
гражданское дело направлено для рассмотрения по подсудности в
Замоскворецкий районный суд г. Москвы, на территории которого был
заключен договор государственного страхования жизни и здоровья истца.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия определение отменила, указав следующее.
В соответствии со статьей 47 Конституции РФ никто не может быть
лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к
подсудности которых оно отнесено законом.
Как видно из содержания искового заявления С., им заявлено
требование о взыскании страховой суммы в возмещение вреда,
причиненного здоровью в связи с осуществлением служебной деятельности
в органах внутренних дел.
Выплаты в возмещение вреда здоровью, причиненного сотруднику
милиции в период военной службы, предусмотрены Федеральным законом
от 28 марта 1998 г. № 52-ФЗ. В силу статьи 13 указанного Федерального
закона споры, связанные с обязательным государственным страхованием
разрешаются в порядке, установленном законодательством Российской
Федерации.
В соответствии с частью пятой статьи 29 ГПК РФ иски о возмещении
вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в
результате смерти кормильца, могут предъявляться истцом также в суд по
месту его жительства или месту причинения вреда.
Как следует из искового заявления, истец просит взыскать с ответчика
страховое возмещение в связи с установлением ему инвалидности после
увольнения со службы в органах внутренних дел вследствие заболевания,
полученного в период прохождения службы. В данном случае требования
истца имеют цель получение обеспечения по страхованию, которое
является одним из видов возмещения вреда, причиненного жизни или
здоровью застрахованного.
Следовательно, право выбора между судами принадлежит истцу, и он
вправе предъявить иск о взыскании страховой суммы в возмещение вреда
здоровью в суд по месту своего жительства.
Дело N 33-1568/2013
43
9. Рассмотрение дел с участием граждан, не имеющих статуса
индивидуального предпринимателя, возможно лишь в случаях, прямо
предусмотренных АПК РФ и федеральными законами.
Ф. обратилась в суд с иском к ОАО «Молоко» о взыскании в ее пользу
задолженности, образовавшейся в результате неисполнения обязательств
по оплате товара по договорам поставки, взыскании процентов за
пользование чужими денежными средствами. В обоснование иска указано,
что в соответствии с договорами от 2 февраля 2012 г. и 1 февраля 2013 г.
истица поставляла ответчику молоко, а он в свою очередь принял на себя
обязательство оплачивать данный товар, которое не выполнил.
Определением судьи Рузаевского районного суда от 22 октября 2013 г.
исковое заявление возвращено в связи с тем, что дело не подлежит
рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского
судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части
первой статьи 134 ГПК РФ.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия нашла определение судьи подлежащим отмене.
В соответствии со статьей 47 Конституции Российской Федерации
никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и
тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.
Как следует из материалов дела, Ф. просила взыскать с ОАО «Молоко»
задолженность, образовавшуюся в результате неисполнения ответчиком
договоров поставки товара – обязательств по оплате фактически
поставленного ответчику молока.
С 18 декабря 2000 г. Ф. являлась индивидуальным предпринимателем, а
19 июля 2013 г. она снята с учета в качестве индивидуального
предпринимателя.
В соответствии с частью 2 статьи 27 АПК РФ арбитражные суды
разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием
организаций,
являющихся
юридическими
лицами,
граждан,
осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования
юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя,
приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях,
предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами,
с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации,
муниципальных образований, государственных органов, органов местного
самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не
имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса
индивидуального предпринимателя.
По смыслу данной нормы, рассмотрение дел с участием граждан, не
имеющих статуса индивидуального предпринимателя, возможно лишь в
случаях, прямо предусмотренных АПК РФ и федеральными законами.
Однако ни АПК РФ, в статье 33 которого предусмотрена специальная
подведомственность дел арбитражным судам, ни иным законом не
44
закреплена возможность рассмотрения арбитражным судом требований
гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя.
Споры о взыскании денежных средств в пользу физического лица в
силу статьи 22 ГПК РФ разрешаются судами общей юрисдикции.
Следовательно, с учетом положений статьи 27 АПК РФ и статьи 22 ГПК
РФ можно сделать вывод, что дело независимо от характера спорных
отношений подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции при
отсутствии хотя бы у одного участника спора статуса юридического лица
или приобретенного в установленном порядке статуса индивидуального
предпринимателя. Указание в договорах поставки на разрешение споров в
арбитражном суде не может изменить подсудность спора, установленную
законом.
Дело № 33-2491/2013
10. Порядок рассмотрения дел об оспаривании затрагивающих
права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и
иной экономической деятельности нормативных правовых актов,
решений и действий (бездействия) государственных органов, органов
местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных
федеральным законом отдельными государственными или иными
публичными полномочиями, должностных лиц регламентирован
положениями главы 24 АПК РФ.
ООО «Актант» обратилось в суд с иском к Управлению Федеральной
службы государственной регистрации, кадастра и картографии по
Республике Мордовия о возложении обязанности внести изменения в
запись Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество
и сделок с ним. В обоснование заявленных требований указано, что на
основании договора купли-продажи от 3 марта 2006 г., заключенного
между ООО «Актант» и ООО «Стройуниверсал», ответчиком в Единый
государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним 28
марта 2006 г. внесена запись регистрации права собственности ООО
«Актант» на нежилое помещение площадью 1210 кв. м, расположенное в г.
Рузаевка. Однако площадь приобретенного ООО «Актант» помещения
составляет 670 кв. м, что следует из технического плана помещения.
Определением судьи Ленинского районного суда от 14 ноября 2013 г.
исковое заявление возвращено истцу ввиду его неподсудности данному
суду.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия определение нашла подлежащим отмене.
Возвращая исковое заявление по правилам части 2 статьи 135 ГПК РФ,
судья исходил из того, что данное дело неподсудно Ленинскому районному
суду г. Саранска, поскольку возникший спор подлежит рассмотрению в
45
Рузаевском районном суде по правилам исключительной подсудности, то
есть по месту нахождения спорного имущества.
Данный вывод судьи не основан на законе.
В соответствии с частью 3 статьи 22 ГПК РФ суды рассматривают и
разрешают дела, предусмотренные частями первой и второй данной статьи,
за исключением экономических споров и других дел, отнесенных
федеральным конституционным законом и федеральным законом к
ведению арбитражных судов.
В соответствии со статьей 27 АПК РФ, согласно которой арбитражные
суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с
участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан,
осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования
юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя,
приобретенный в установленном законом порядке (далее - индивидуальные
предприниматели), а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и
иными федеральными законами, с участием Российской Федерации,
субъектов Российской Федерации, муниципальных образований,
государственных органов, органов местного самоуправления, иных
органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса
юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального
предпринимателя (далее - организации и граждане).
Порядок рассмотрения дел об оспаривании затрагивающих права и
законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной
экономической деятельности нормативных правовых актов, решений и
действий (бездействия) государственных органов, органов местного
самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным
законом отдельными государственными или иными публичными
полномочиями, должностных лиц регламентирован положениями главы 24
АПК РФ.
Как следует из представленного материала, ООО «Актант» обратилось
за внесением изменений в запись Единого государственного реестра прав
на недвижимое имущество и сделок с ним о праве собственности истца на
нежилое помещение, которое возникло на основании договора куплипродажи, заключенного с ООО «Стройуниверсал».
Анализ содержания искового заявления и приложенных материалов
недвусмысленно указывает на то, что интерес ООО «Актант» во внесении
соответствующих изменений в запись Единого государственного реестра
прав на недвижимое имущество и сделок с ним в рассматриваемом случае
связан с необходимостью реализации юридическим лицом принадлежащих
ему прав собственника по продаже спорного нежилого помещения.
Фактически же ООО «Актант» заявлен спор о правах на недвижимое
имущество, приобретенное по договору купли-продажи с ООО
«Стройуниверсал» в части сведений о площади объекта недвижимости,
несовпадающих со сведениями в ЕГРП.
46
Между тем судья, действуя вопреки положениям вышеприведенных
норм действующего законодательства, не исследовал правовую природу
возникшего спора, который бесспорно имеет экономический характер,
поскольку
связан
с
осуществлением
юридическим
лицом
предпринимательской деятельности.
Кроме того, судьей не принят во внимание и субъектный состав
возникших правоотношений, что, согласно приведенным правовым
положениям, является критерием отнесения спора, наряду с его
экономическим характером, к подведомственности арбитражного суда.
Дело № 33-2609/2013
11. Судья необоснованно оставил исковое заявление без
рассмотрения.
С.В. обратился в суд с иском к С.Ю. об изменении места жительства
ребенка.
Определением Ленинского районного суда г. Саранска от 22 апреля
2013 г. заявление оставлено без рассмотрения в соответствии абзацем 5
статьи 222 ГПК РФ ввиду наличия в производстве суда возбужденного
ранее дела по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем
же основаниям.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия определение отменила по следующим основаниям.
В силу абзаца 5 статьи 222 ГПК РФ суд оставляет заявление без
рассмотрения в случае, если в производстве этого или другого суда,
арбитражного суда имеется возбужденное ранее дело по спору между теми
же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.
Как усматривается из материалов дела, С.В. обратился в суд с исковыми
требованиями, в которых просил изменить место жительства
несовершеннолетнего сына 2007 года рождения. Свои доводы мотивировал
тем, что с момента вынесения решения Октябрьского районного суда г.
Саранска от 18 мая 2012 г., которым удовлетворены исковые требования
С.Ю. и определено постоянное место жительства их сына с матерью,
изменились обстоятельства. В частности, с момента вынесения решения
ребенок все время проживал с ним, детско-родительские отношения между
ребенком и ответчицей утрачены, она с ним практически не общалась по
собственной инициативе, и ребенок воспринимает ее как абсолютно
чужого человека, проживать с ней не желает.
Таким образом, из материалов дела усматривается, что при подаче
данного искового заявления основания иска изменились. Истец указывает,
что на данный момент совместное проживание сына с матерью
невозможно, так как сын с матерью не общается, у ребенка сложился
привычный для него образ жизни и передача ребенка матери нанесет вред
психическому состоянию ребенка.
47
В этой связи судебная коллегия пришла к выводу о том, что в исковом
заявлении С.В. заявил другие основания иска, отличные от тех, по которым
он ранее обращался в Октябрьский районный суд г. Саранска.
При таких обстоятельствах у суда первой инстанции не было оснований
для оставления искового заявления без рассмотрения.
Дело № 33-1258/2013
12. Судебные расходы имеют специальный правовой статус, в связи
с чем вопрос об их распределении предметом самостоятельного иска
являться не может и в рамках нового гражданского дела в порядке
гражданского судопроизводства рассмотрению не подлежит.
Х. обратилась в суд с иском к И. о взыскании судебных расходов.
Определением Ромодановского районного суда от 10 июля 2013 г.
заявление возвращено в связи с неподсудностью иска данному суду.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия определение отменила по следующим основаниям.
Из материалов дела усматривается, что И. обратилась в суд с иском к Х.
и К. об установлении порядка пользования земельными участками,
обязании ответчиков перенести гараж и убрать забор.
Определением Ромодановского районного суда от 10 июля 2013 г.
данное исковое заявление оставлено без рассмотрения на основании части
8 статьи 222 ГПК РФ.
9 июля 2013 г. Х. обратилась с исковым заявлением в Ромодановский
районный суд о взыскании судебных расходов и компенсации морального
вреда.
Определением Ромодановского районного суда от 10 июля 2013 г.
заявление Х. возвращено в связи с неподсудностью иска данному суду и
указано на то, что иск необходимо предъявить по месту жительства
ответчика в Пролетарский районный суд г. Саранска.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия определение отменила по следующим основаниям.
По смыслу положений главы 7 ГПК РФ, посвященной судебным
расходам, они имеют специальный правовой статус, в связи с чем вопрос
об их распределении предметом самостоятельного иска являться не может
и в рамках нового гражданского дела в порядке гражданского
судопроизводства рассмотрению не подлежит, так как рассматривается и
разрешается в ином судебном порядке, установленном законом, а именно: в
ходе производства по гражданскому делу, в связи с рассмотрением
которого судебные расходы понесены; либо при вынесении решения (ст.
198 ГПК РФ); либо посредством постановления дополнительного решения
(ст. 201 ГПК РФ); либо путем принятия соответствующего определения (ст.
ст. 104, 224 ГПК РФ).
48
Изложенные положения действующего гражданского процессуального
законодательства суд первой инстанции не учел, в результате чего
допустил нарушение приведенных норм процессуального права, указав, что
рассмотрение вопроса о возмещении судебных расходов возможно в
качестве самостоятельного материально-правового требования путем
предъявления его в суд по месту жительства ответчика.
Дело № 33-1678/2013
Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Республики Мордовия
49
ОБЗОР
судебной практики Верховного Суда Республики Мордовия
по административным делам
(2-е полугодие 2013 г.)
1. Решения органов местного самоуправления об отказе в принятии
граждан на учёт нуждающихся в улучшении жилищных условий могут
быть оспорены в порядке, установленном главой 25 ГПК РФ.
Щ. подал в суд заявление об оспаривании постановления районной
администрации, которым заявителю отказано в принятии на учёт
нуждающихся в улучшении жилищных условий.
Определением судьи Краснослободского районного суда от 25 июня
2013 г. заявление оставлено без движения по тем основаниям, что имеет
место спор о праве, и заявителю разъяснена необходимость оформления
искового заявления с соблюдением требований статей 131 и 132
Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия отменила определение судьи ввиду следующего.
В соответствии с частью третьей статьи 247 ГПК РФ в случае, если при
подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве,
подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и
разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с
соблюдением требований статей 131 и 132 настоящего Кодекса. В случае,
если при этом нарушаются правила подсудности дела, судья возвращает
заявление.
Оставляя заявление без движения по указанному основанию, судья
пришёл к выводу о том, что имеет место спор о праве, а именно спор о
праве заявителя на государственную поддержку в строительстве или
приобретении жилья.
Данный вывод судьи основан на неправильном применении закона.
В соответствии со статьёй 46 (часть 2) Конституции Российской
Федерации решения и действия (или бездействие) органов государственной
власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и
должностных лиц могут быть обжалованы в суд.
В соответствии с положениями части первой статьи 254 ГПК РФ
гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие
(бездействие) органа государственной власти, органа местного
самоуправления,
должностного
лица,
государственного
или
муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и
свободы.
Производство по таким делам, которые в силу положений статьи 245
ГПК РФ относятся к делам, возникающим из публичных правоотношений,
регламентировано главой 25 данного Кодекса.
50
Щ. подал в суд заявление об оспаривании постановления районной
администрации, которым заявителю отказано в принятии на учёт
нуждающихся в улучшении жилищных условий, в порядке, установленном
главой 25 ГПК РФ.
Право заявителя на оспаривание указанного постановления в порядке
производства по делам, возникающим из публичных правоотношений,
гарантировано законом.
Спора о праве, разрешаемого в порядке искового производства, не
имело места, а обратный вывод судьи являлся ошибочным.
В связи с этим определение судьи отменено и материал возвращён в суд
первой инстанции для разрешения судьёй вопроса о принятии заявления к
производству суда.
Дело № 33-1506/2013
2. В удовлетворении заявления об оспаривании актов обследования
жилого помещения и заключений межведомственной комиссии
отказано, поскольку прокурором пропущен трёхмесячный срок
обращения в суд с заявлением, установленный статьёй 256 ГПК РФ.
Прокурор обратился в суд с заявлением в защиту законных интересов
несовершеннолетней Н. и просил признать незаконными акты
обследования жилого помещения и заключения межведомственной
комиссии от 14 июля 2011 г., 14 декабря 2011 г. о необходимости
проведения капитального ремонта жилого дома.
Решением Ромодановского районного суда от 3 июля 2013 г.
заявленные требования удовлетворены.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия отменила решение суда ввиду следующего.
В соответствии с частью 4 статьи 15 ЖК РФ жилое помещение может
быть признано непригодным для проживания по основаниям и в порядке,
которые установлены Правительством РФ.
Согласно пункту 7 Положения о признании помещения жилым
помещением, жилого помещения непригодным для проживания и
многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или
реконструкции, утверждённого постановлением Правительства РФ от 28
января 2006 г. №47, уполномоченным органом, к компетенции которого
относится признание помещения жилым помещением, пригодным
(непригодным) для проживания граждан, а также многоквартирного дома
аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, является
межведомственная комиссия, порядок создания которой урегулирован
данной нормой.
Таким образом, решение вопроса о признании жилых помещений
непригодными для проживания и многоквартирных домов аварийными и
подлежащими сносу или реконструкции действующее законодательство
относит к исключительной компетенции межведомственной комиссии,
51
создаваемой в зависимости от принадлежности жилого дома к
соответствующему
жилищному
фонду
федеральным
органом
исполнительной власти, органом исполнительной власти субъекта
Российской Федерации или органом местного самоуправления.
В данном случае прокурором оспаривались акты и заключения органа
местного самоуправления, а следовательно, заявление прокурора
подлежало рассмотрению в порядке, установленном главой 25 ГПК РФ.
В соответствии со статьёй 256 ГПК РФ гражданин вправе обратиться в
суд с заявлением в течение трёх месяцев со дня, когда ему стало известно о
нарушении его прав и свобод.
Пропуск трёхмесячного срока обращения в суд с заявлением не
является для суда основанием для отказа в принятии заявления. Причины
пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или
судебном заседании и могут являться основанием для отказа в
удовлетворении заявления.
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 24 постановления
Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 2 «О практике
рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия)
органов государственной власти, органов местного самоуправления,
должностных лиц, государственных и муниципальных служащих»,
принимая во внимание положения статьи 256 ГПК РФ судам необходимо
по каждому делу выяснять, соблюдены ли сроки обращения заявителя в суд
и каковы причины их нарушения, а вопрос о применении последствий
несоблюдения данных сроков следует обсуждать независимо от того,
ссылались ли на это обстоятельство заинтересованные лица. Поскольку
вопросы соблюдения срока обращения в суд касаются существа дела,
выводы о его восстановлении или об отказе в восстановлении в силу части
четвёртой статьи 198 ГПК РФ должны содержаться в решении суда. При
установлении факта пропуска без уважительных причин указанного срока
суд, исходя из положений части шестой статьи 152, части четвёртой статьи
198 и части второй статьи 256 ГПК РФ, отказывает в удовлетворении
заявления в предварительном судебном заседании или в судебном
заседании, указав в мотивировочной части решения только на
установление судом данного обстоятельства.
Как следовало из материалов дела, об оспариваемых актах и
заключениях межведомственной комиссии прокурору стало известно в
2011 году.
С заявлением в суд прокурор обратился 23 мая 2013 г., то есть со
значительным пропуском трёхмесячного срока обращения в суд с
заявлением, установленного статьёй 256 ГПК РФ.
Восстановить пропущенный срок обращения в суд с заявлением
прокурор не просил. Доказательств, свидетельствующих о наличии
уважительных причин пропуска указанного срока, в материалах дела не
имелось.
52
В связи с этим, исходя из положений части шестой статьи 152, части
четвёртой статьи 198 и части второй статьи 256 ГПК РФ, решение суда
первой инстанции отменено и по делу принято новое решение об отказе
прокурору в удовлетворении заявленных требований.
Дело № 33-1820/2013
3. Отказ в восстановлении срока обжалования постановления по
делу об административном правонарушении, пропущенного по
уважительной причине, ограничивает доступ к правосудию и
нарушает конституционное право на судебную защиту, что
недопустимо.
Постановлением государственного инспектора по пожарному надзору
от 28 марта 2013 г. № 83 должностное лицо З. была привлечена к
административной ответственности за совершение административного
правонарушения, предусмотренного частью 8 статьи 20.4 КоАП РФ.
Определением судьи Ленинского районного суда г. Саранска от 23 июля
2013 г. в удовлетворении ходатайства З. о восстановлении срока
обжалования
постановления
по
делу
об
административном
правонарушении отказано.
Судья Верховного Суда Республики Мордовия отменил определение
судьи районного суда ввиду следующего.
По общему правилу, установленному частью 1 статьи 30.3 КоАП РФ,
жалоба на постановление по делу об административном правонарушении
может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения
копии постановления.
В соответствии с частью 2 статьи 30.3 КоАП РФ в случае пропуска
срока, предусмотренного частью 1 настоящей статьи, указанный срок по
ходатайству лица, подающего жалобу, может быть восстановлен судьёй
или должностным лицом, правомочными рассматривать жалобу.
Как следовало из материалов дела, 3 апреля 2013 г. З. подала заявление
об оспаривании постановления по делу об административном
правонарушении в Арбитражный суд Республики Мордовия, то есть в срок,
предусмотренный частью 1 статьи 30.3 КоАП РФ.
3 июня 2013 г. заявление принято к производству арбитражного суда, но
25 июня 2013 г. производство по делу прекращено из-за
неподведомственности дела арбитражному суду.
Вследствие этого, 3 июля 2013 г. З. подала жалобу на постановление по
делу об административном правонарушении в Ленинский районный суд г.
Саранска, ходатайствуя о восстановлении срока обжалования
постановления.
Отказывая в восстановлении срока обжалования постановления по делу
об административном правонарушении, судья районного суда пришёл к
выводу о том, что срок обжалования постановления пропущен З. по
53
неуважительной причине, поскольку подача заявления об оспаривании
постановления в арбитражный суд не препятствовала своевременному
обжалованию постановления в районный суд.
Указанный вывод судьи районного суда был основан на неправильном
применении норм материального права и не соответствовал
обстоятельствам, при которых пропущен срок обжалования постановления
по делу об административном правонарушении.
В соответствии со статьёй 46 (часть 1) Конституции Российской
Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.
В данном случае З. в установленный законом срок подала заявление об
оспаривании
постановления
по
делу
об
административном
правонарушении в арбитражный суд. При этом очевидно, что, оспаривая
постановление, З. имела реальное намерение реализовать своё
конституционное право на судебную защиту.
После прекращения арбитражным судом производства по делу из-за
неподведомственности дела арбитражному суду З. в разумный срок подала
жалобу на постановление по делу об административном правонарушении в
районный суд.
При таких обстоятельствах срок обжалования постановления по делу об
административном правонарушении пропущен З. по уважительной
причине и должен был быть восстановлен, а иной подход ограничивал
доступ к правосудию по формальным основаниям и нарушал
конституционное право З. на судебную защиту, что недопустимо.
В связи с этим определение судьи районного суда отменено, срок
обжалования
постановления
по
делу
об
административном
правонарушении восстановлен и дело направлено в районный суд для
рассмотрения жалобы на постановление.
Дело № 7.1-61/2013
4. Вина в совершении административного правонарушения может
быть установлена только по результатам рассмотрения дела об
административном правонарушении. Возможности обсуждения вины
при отказе в возбуждении дела об административном правонарушении
КоАП РФ не предусматривает.
Определением государственного инспектора безопасности дорожного
движения от 12 мая 2013 года отказано в возбуждении дела об
административном правонарушении в отношении К. на основании пункта 2
части 1 статьи 24.5 КоАП РФ за отсутствием состава административного
правонарушения.
В определении указано на то, что 12 мая 2013 года в 13 часов 25 минут
на улице Калинина г. Ковылкино водитель К., управляя автомобилем и
подъезжая к воротам городского рынка города Ковылкино, не обеспечил
необходимый интервал, в результате чего порывом ветра правой створкой
54
ворот получил удар в правое переднее крыло. Автомобиль получил
механические повреждения. Никто не пострадал.
Решением судьи Ковылкинского районного суда Республики Мордовия
от 30 июля 2013 г. определение об отказе в возбуждении дела об
административном правонарушении оставлено без изменения, жалоба К. на
это определение оставлена без удовлетворения.
Судья Верховного Суда Республики Мордовия отменил решение судьи
районного суда ввиду следующего.
Отказывая в возбуждении дела об административном правонарушении
за
отсутствием
состава
административного
правонарушения,
государственный инспектор безопасности дорожного движения при
описании обстоятельств дорожно-транспортного происшествия в
определении указал на то, что водитель К. не обеспечил необходимый
интервал. В результате этого, по выводу государственного инспектора
безопасности дорожного движения, произошло дорожно-транспортное
происшествие.
При этом в районном суде государственный инспектор безопасности
дорожного движения высказал суждение о нарушении водителем К. пункта
9.10 Правил дорожного движения РФ.
Таким образом, по выводу государственного инспектора безопасности
дорожного движения дорожно-транспортное происшествие произошло по
вине водителя К.
Между тем в силу положений статей 1.5, 2.1 и 24.1 КоАП РФ вина того
или иного лица в совершении административного правонарушения может
быть установлена только по результатам рассмотрения дела об
административном правонарушении.
Возможности обсуждения вины при отказе в возбуждении дела об
административном правонарушении данный Кодекс не предусматривает.
Сохранение в определении об отказе в возбуждении дела об
административном правонарушении вывода государственного инспектора
безопасности дорожного движения о том, что дорожно-транспортное
происшествие произошло из-за необеспечения водителем К. необходимого
интервала, приводило к неоднозначному толкованию вопроса о вине
последнего в происшествии.
В связи с этим решение судьи районного суда отменено, а определение
об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении
изменено путём исключения из определения вывода государственного
инспектора безопасности дорожного движения о том, что дорожнотранспортное происшествие произошло из-за необеспечения водителем К.
необходимого интервала.
Дело № 7.2-63/2013
5. По смыслу закона к административной ответственности,
предусмотренной статьёй 12.24 КоАП РФ, могут быть привлечены
55
водители за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее
причинение вреда здоровью третьим лицам. Административной
ответственности за причинение себе вреда здоровью закон не
устанавливает.
23 июля 2013 г. государственным инспектором безопасности дорожного
движения составлена справка о дорожно-транспортном происшествии с
участием водителей А. и Б.
В справке указано на то, что 23 июля 2013 года в 17 часов на улице
Косарева г. Саранска водитель Б., управляя автомобилем ВАЗ-21053, при
выезде со второстепенной дороги не предоставил преимущество в
движении автомобилю ВАЗ-21053, находившемуся под управлением
водителя А. и двигавшемуся по главной дороге. В результате дорожнотранспортного происшествия водитель Б. доставлен в травмпункт г.
Саранска.
Определением государственного инспектора безопасности дорожного
движения от 23 июля 2013 года по данному факту возбуждено дело об
административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи
12.24 КоАП РФ, и постановлено о проведении административного
расследования.
В ходе административного расследования установлено, что дорожнотранспортное происшествие произошло по вине водителя Б., которому в
результате происшествия причинён лёгкий вред здоровью.
Постановлением государственного инспектора безопасности дорожного
движения от 23 сентября 2013 г. производство по делу в отношении Б.
прекращено за отсутствием в его действиях состава административного
правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.24 КоАП РФ. При
этом государственный инспектор безопасности дорожного движения
исходил из того, что телесные повреждения Б. получил по своей вине.
Решением судьи Пролетарского районного суда г. Саранска от 22
октября 2013 г. постановление о прекращении производства по делу
оставлено без изменения, жалоба Б. на это постановление оставлена без
удовлетворения.
Судья Верховного Суда Республики Мордовия отменил постановление
государственного инспектора безопасности дорожного движения и
решение судьи районного суда ввиду следующего.
Часть 1 статьи 12.24 КоАП РФ предусматривает административную
ответственность за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее
причинение лёгкого вреда здоровью потерпевшего.
Часть 2 статьи 12.24 КоАП РФ предусматривает административную
ответственность за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее
причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего.
По смыслу закона к указанной административной ответственности
могут быть привлечены водители за нарушение Правил дорожного
движения, повлекшее причинение вреда здоровью третьим лицам.
56
Административной ответственности за причинение себе вреда здоровью
закон не устанавливает.
В данном случае в результате дорожно-транспортного происшествия
причинён лёгкий вред здоровью водителю Б., другим участникам
происшествия вред здоровью не причинён.
Следовательно, применительно к Б. событие административного
правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.24 КоАП РФ,
отсутствовало.
При таких обстоятельствах производство по делу в отношении Б.
подлежало прекращению на основании пункта 1 части 1 статьи 24. КоАП
РФ за отсутствием события, а не состава административного
правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.24 данного
Кодекса.
В связи с этим постановление государственного инспектора
безопасности дорожного движения и решение судьи районного суда по
жалобе на это постановление отменены. Производство по делу в
отношении Б. прекращено за отсутствием события административного
правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.24 КоАП РФ.
Дело № 7.2-87/2013
Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Республики Мордовия
57
ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
возвращения уголовных дел прокурору в порядке статьи
237 УПК РФ (по материалам кассационной и апелляционной
практики за 2011-2013 г.г.)
В соответствии с планом работы Верховного Суда Республики
Мордовия на второе полугодие 2013 года судебной коллегией по
уголовным делам проведен обзор судебной практики возвращения
уголовных прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ, целью которого
является проверка правильности применения районными судами норм
процессуального права, регламентирующих порядок и основания
возвращения уголовных дел прокурору, анализ допускаемых ошибок,
выявление неясных и спорных вопросов, возникающих при применении
статьи 237 УПК РФ, формирование единой судебной практики.
Правовые позиции Верховного Суда Российской Федерации по
отдельным вопросам возвращения уголовного дела прокурору
сформулированы в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 22.12.2009 N 28 (ред. от 28.06.2012) "О применении судами
норм
уголовно-процессуального
законодательства,
регулирующих
подготовку уголовного дела к судебному разбирательству", от 05.12.2006 N
60 (ред. от 05.06.2012) "О применении судами особого порядка судебного
разбирательства уголовных дел", от 28.06.2012 N 16 "О практике
применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных
дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве", от
05.03.2004 N 1 (ред. от 09.02.2012) "О применении судами норм Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации", от 07.04.2011 N 6 "О
практике применения судами принудительных мер медицинского
характера", от 16.10.2009 N 19 "О судебной практике по делам о
злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении
должностных полномочий".
Конституционность норм статьи 237 УПК РФ неоднократно
становилась и предметом проверки Конституционного Суда Российской
Федерации, основные правовые позиции которого по данному вопросы
выражены в постановлениях от 20 апреля 1999 г. №7-П, от 08 декабря 2003
г. №18-П, 16 мая 2007 г. №6-П, от 02 июля 2013 г. №16-П.
Анализ судебной практики показывает, что рекомендации Пленума
Верховного Суда Российской Федерации и правовые позиции
Конституционного Суда Российской Федерации, изложенные в
вышеуказанных постановлениях, учитываются районными судами при
решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору.
Вместе с тем, реформирование данного института, сначала в
состязательном (постановление Конституционного Суда Российской
Федерации от 20.04.1999 № 7-П), затем в публичном направлении
58
(постановление Конституционного Суда Российской Федерации от
02.07.2013 № 16-П/2013), внесение в статью 237 УПК РФ соответствующих
изменений, отсутствие постановления Пленума Верховного Суда
Российской Федерации по данному вопросу не способствуют
единообразию судебной практики и вызывают определенные затруднения у
судов при применении положений статьи 237 УПК РФ.
Анализ судебной практики применения статьи 237 УПК РФ
1. Наиболее применяемым районными судами основанием возвращения
уголовного дела прокурору является основание, предусмотренное пунктом
1 части 1 статьи 237 УПК РФ – составление обвинительного заключения,
акта или постановления с нарушением требований УПК РФ, что исключает
возможность постановления судом приговора или вынесения иного
решения на основе данного заключения, акта или постановления.
Несоответствие обвинительного заключения требованиям статьи
220 УПК РФ.
Обвинительное
заключение,
обвинительный
акт
должны
соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 220, 225 УПК РФ,
в том числе содержать фамилии, имена и отчества обвиняемого или
обвиняемых; данные о личности каждого из них; существо обвинения,
место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели,
последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного
уголовного дела; формулировку предъявленного обвинения с указанием
пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации,
предусматривающих ответственность за данное преступление и т.д.
Отсутствие указанных сведений исключает вынесение судом решения по
существу дела и влечет возвращение уголовного дела прокурору.
Согласно пункту 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5
марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации» под допущенными при составлении
обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями
требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие
нарушения изложенных в статьях 220, 225 УПК РФ положений, которые
исключают возможность принятия судом решения по существу дела на
основании данного заключения или акта. В частности, исключается
возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение,
изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не
соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в
качестве
обвиняемого;
когда
обвинительное
заключение
или
обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем либо не
утвержден прокурором; когда в обвинительном заключении или
обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые судимости
59
обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о
потерпевшем, если он был установлен по делу, и др.
Данные о личности обвиняемого.
Постановлением судьи Кадошкинского районного суда Республики
Мордовия от 09 декабря 2011 года уголовное дело по обвинению Л.
возвращено прокурору в связи с отсутствием в обвинительном заключении
сведений о судимости обвиняемого и месте его проживания. В частности,
из материалов уголовного дела следовало, что по указанному в
обвинительном заключении адресу Л. не проживает, из требования о
судимости Л. и из его слов следовало, что приговором мирового судьи
судебного участка Кадошкинского района он осужден по части 1 статьи
158 УК РФ к 7 месяцам лишения свободы в исправительной колонии
строгого режима. Таких сведений в обвинительном заключении не
имелось.
Суд первой инстанции признал приведенные обстоятельства
существенными,
неустранимыми
в
судебном
заседании
и
препятствующими вынесению законного и обоснованного решения по
делу.
С таким выводом согласилась и судебная коллегия по уголовным делам
Верховного Суда Республики Мордовия. (Определения № 22-4138/2011).
По аналогичным основаниям постановлением этого же суда от 26
декабря 2011 года возвращено прокурору уголовное дело по обвинению К.,
данные
о
личности
которого
были
установлены
органами
предварительного расследования не в полном объеме. По указанному в
обвинительном заключении адресу подсудимый не проживал, состоял в
зарегистрированном браке, имел ребенка, о чем имелась актовая запись,
однако в материалах уголовного дела указанные сведения отсутствовали. В
материалах уголовного дела также отсутствовали сведения об отбытии К.
наказания по приговору Кадошкинского районного суда Республики
Мордовия от 29 августа 2003 года.
Судебная коллегия отметила, что данные о личности обвиняемого в
обвинительном заключении являлись противоречивыми, не содержали
сведений о прошлых судимостях обвиняемого, то есть его личность
должным образом не изучалась, в связи с чем суд обоснованно расценил
эти обстоятельства как препятствующие постановлению приговора или
вынесению иного решения на основе данного заключения и в полном
соответствии с требованиями пункта 1 части 1 статьи 237 УПК Российской
Федерации возвратил уголовное дело прокурору. (Определение №22 –
423/2012).
Ниже приводятся примеры необоснованного возвращения уголовных
дел прокурору в тех случаях, когда противоречия в обвинительном
60
заключении носят характер технической ошибки и могут устраняться в
судебном заседании без возвращения уголовного дела прокурору.
Постановлением
Кадошкинского районного суда Республики
Мордовия от 19 апреля 2012 года уголовное дело в отношении С.О.Г., П.,
Г. и С.А.Ю., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного
пунктами «а», «в», «г» части 2 статьи 161 УК Российской Федерации,
возвращено прокурору в связи с тем, что в обвинительном заключении
допущена ошибка в дате рождения одного из обвиняемых.
Суд второй инстанции постановление отменил, руководствуясь
следующим.
Указание в обвинительном заключении датой рождения С.О.Г.
14.07.1992, в то время как в остальных имеющихся в материалах дела
документах, в том числе и в паспорте обвиняемого С.О.Г., зафиксирована
правильная дата его рождения - 04.07.1992, что подтверждено им и в
судебном заседании, не отнесено к существенным нарушениям уголовнопроцессуального закона, в силу которых исключается возможность
постановления судом приговора или иного судебного решения, и расценено
судебной коллегией как техническая описка, которая судом может быть
устранена без возвращения дела прокурору. Кроме того, в постановлении о
привлечении С.О.Г. в качестве обвиняемого дата его рождения также
указана правильно. (Определение № 22-1863/2012).
В отличие от сведений о судимости обвиняемого, наличие которых в
деле является обязательным требованием статьи 220 УПК РФ, отсутствие в
материалах уголовного дела постановлений о задержании лица, об
избрании меры пресечения, об условно-досрочном освобождении и т.д. не
рассматриваются судебной коллегией как существенные, неустранимые и
препятствующие принятию судом решения по существу.
Постановлением Зубово-Полянского районного суда Республики
Мордовия от 16 февраля 2012 г. уголовное дело по обвинению Д. в
совершении семи преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 159 УК
Российской Федерации, ранее неоднократно судимого, возвращено
прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом,
выразившихся, по мнению суда первой инстанции, в отсутствии в
материалах
уголовного
дела
процессуальных
документов,
свидетельствующих о наличии непогашенных судимостей, а именно,
постановлений об условно-досрочном освобождении, об изменении срока
наказания, об условном осуждении с заменой неотбытого наказания
исправительными работами и т.д.
Судебная коллегия не согласилась с выводом суда о том, что
допущенные нарушения невозможно устранить в ходе судебного
разбирательства, и отменила постановление, указав, что изложенные в нем
61
обстоятельства могли быть исследованы и оценены судом при
рассмотрении дела по существу, тем более, что все отсутствовавшие в
материалах уголовного дела процессуальные документы были
представлены стороной обвинения в день вынесения судом постановления
о возвращении уголовного дела прокурору. (Определение №22-1243/2012).
Постановлением Кадошкинского районного суда Республики Мордовия
от 09 декабря 2011 года уголовное дело по обвинению Т. в совершении
преступления, предусмотренного пунктом «в» части 2 статьи 158 УК
Российской Федерации, возвращено прокурору для устранения
препятствий его рассмотрения судом, выразившихся, по мнению суда
первой инстанции, в отсутствии в материалах дела копий постановлений о
задержании Т. и заключении его под стражу, что исключает возможность
постановления судебного решения и не позволяет суду реализовать
функцию осуществления правосудия.
Суд второй инстанции, отменяя постановление, обратил внимание на
следующее. Принимая решение о возвращении уголовного дела, судом не
было учтено, что указанные в постановлении нарушения могут быть
устранены в ходе судебного разбирательства, не нарушают процессуальные
и конституционные права сторон и не исключают возможности принятия
судом решения по делу.
Для разрешения уголовного дела по обвинению Т. по существу без
неоправданных задержек, суду следовало обязать прокурора представить
необходимые документы о задержании Т. и заключении его под стражу.
Такое решение суда не препятствовало бы своевременной реализации прав
и законных интересов участников уголовного процесса. (Определение №
22-260/2012).
Изменение содержания постановления о привлечении в качестве
обвиняемого либо обвинительного заключения после их предъявления
обвиняемому является безусловным основанием для возвращения
уголовного дела прокурору.
Приговором Ковылкинского районного суда Республики Мордовия от
27 марта 2013 г. Д. осужден по части первой статьи 285, части первой
статьи 286 УК Российской Федерации и оправдан по части первой статьи
286 УК Российской Федерации по эпизодам от 6 марта 2009 г., 9 и 22 июля
2009 г., 22 сентября 2009 г., 5 мая 2010 г., 22 июня 2010 г., 10 сентября 2010
г., 7 октября 2010 г. в связи с отсутствием в его деянии состава
преступления.
Проверяя законность, обоснованность и справедливость приговора, суд
апелляционной инстанции пришел к выводу о необходимости возвращения
уголовного дела прокурору по следующим основаниям.
62
Согласно имеющемуся в материалах уголовного дела постановлению о
привлечении в качестве обвиняемого и обвинительному заключению Д.
обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных частью первой
статьи 286 УК Российской Федерации, 26 января 2009 г., 26 февраля 2009
г., 2 и 14 апреля 2009 г., 28 мая 2009 г., 9 и 22 июля 2009 г., 7 и 30 октября
2009 г. 18 декабря 2009 г., 13 и 28 января 2010 г., 7 и 19 октября 2010 г., 7 и
9 декабря 2010 г.
Судом апелляционной инстанции установлено, что представленная Д.
копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого содержит
описание обстоятельств ряда преступлений, существенно отличающееся от
имеющегося в материалах дела – в постановлении о привлечении в
качестве обвиняемого и в обвинительном заключении.
При этом в представленной Д. копии постановления о привлечении в
качестве обвиняемого указано на его обвинение в совершении тех же
преступных действий, но 22 января 2009 г., 25 февраля 2009 г., 1 и 12
апреля 2009 г., 25 мая 2009 г., 8 и 21 июля 2009 г., 6 и 29 октября 2009 г., 17
декабря 2009 г., 12 и 27 января 2010 г., 6 и 18 октября 2010 г., 6 и 8 декабря
2010 г., то есть в другое время.
Изложенные обстоятельства создают сомнения в том, какое обвинение в
действительности было предъявлено Д.
Кроме того, стороной обвинения не представлено доказательств того,
что Д. была вручена копия содержащегося в уголовном деле постановления
о привлечении в качестве обвиняемого.
Указанные нарушения судебная коллегия признала существенными
нарушениями уголовно-процессуального закона, которые стесняют
гарантированное законом право Д. на защиту, что лишает суд возможности
постановить приговор или вынести иное решение на основании данного
обвинительного заключения. Допущенные в ходе предварительного
расследования нарушения уголовно-процессуального закона неустранимы
в ходе судебного разбирательства, поскольку предъявление обвинения,
допрос обвиняемого, составление обвинительного заключения не входит в
компетенцию суда.
Несмотря на то, что Д. указывал на допущенные нарушения уголовнопроцессуального закона при предъявлении ему обвинения в суде первой
инстанции, суд в приговоре дал ненадлежащую оценку его доводам без
проверки содержания врученной обвиняемому копии постановления о
привлечении в качестве обвиняемого.
Приговор отменен, а уголовное дело возвращено Ковылкинскому
межрайонному прокурору Республики Мордовия для устранения
препятствий рассмотрения уголовного дела судом. (Апелляционное
определение №22-1344/2013).
63
Существо обвинения, место и время совершения преступления, его
способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства,
имеющие значение для уголовного дела.
Статья 73 УПК Российской Федерации прямо предусматривает, что при
производстве по уголовному делу среди прочих обстоятельств подлежит
доказыванию событие преступления - время, место, способ и другие
обстоятельства его совершения (пункт 1 части первой), т. е. объективные
признаки преступления.
Степень конкретизации данных элементов важна для квалификации
деяния в качестве уголовно наказуемого, для определения основания и
меры уголовной ответственности, когда эти элементы включены в
конструкцию конкретного состава преступления, предусмотренного
Особенной частью УК Российской Федерации, или характеризуют
обстоятельства, влияющие на определение наказания, а также для
установления закона, подлежащего применению с учетом его действия во
времени, для определения подследственности, подсудности и разрешения
иных юридически значимых вопросов.
Следует иметь в виду, что отсутствие в предъявленном обвинении
обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, в
зависимости от их значимости для конструкции конкретного состава
преступления и пределов судебного разбирательства преодолевается не
только возвращением уголовного дела прокурору.
В отдельных случаях отсутствие в обвинительном заключении сведений
о времени, месте и обстоятельствах преступления (яркий пример, когда в
нарушение требований уголовно-процессуального закона органами
предварительного расследования не установлено время, место и
обстоятельства приобретения наркотических средств) влечет исключение
из
приговора
соответствующего признака
преступления.
При
невозможности установления данных обстоятельств, составляющих
объективную сторону преступления, лицо не подлежит уголовной
ответственности, поскольку согласно статье 8 УК Российской Федерации
основанием уголовной ответственности является совершение деяния,
содержащего все признаки состава преступления. Возвращение уголовного
дела в подобном случае предполагало бы восполнение неполноты
предварительного расследования, что в соответствии с требованиями
статьи 237 УПК Российской Федерации является недопустимым.
В определенных случаях место и время совершения преступления могут
уточняться самим судом без возвращения уголовного дела прокурору, что
не влечет нарушение пределов судебного разбирательства (например,
место создания преступного сообщества), но только при условии, что место
и время совершения преступления не являются конструктивными
признаками состава преступления. Степень их конкретизации, как и других
обстоятельств преступления, зависит от конкретного уголовного дела.
64
Так, одним из оснований возвращения уголовного дела по обвинению
Д. в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 286 (по
74 фактам), частью 1 статьи 285 (по 8 фактам) УК Российской Федерации,
Ковылкинским районным судом (постановление от 28 марта 2012 г.)
явилось то обстоятельство, что время совершения преступления органами
предварительного расследования не было конкретизировано. В
кассационном представлении государственный обвинитель указал, что
обвинительное заключение содержало указание на время совершения
преступления, обозначенное рабочим временем обвиняемого, что не
является нарушением требований статьи 220 УПК РФ. Судебная коллегия с
доводами
кассационного
представления
согласилась,
отменив
постановление суда, в том числе по указанному основанию. (Определение
№22-2004/2012).
В других же случаях, когда без установления точного времени
совершения преступления невозможна проверка алиби подсудимых,
решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности в связи с
истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности,
прекращение уголовного дела в связи с недостижением возраста уголовной
ответственности и т.д., уголовное дело подлежит возвращению прокурору
для устранения препятствий его рассмотрения судом.
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам
от 16 января 2013 г. уголовное дело в отношении Ф., С., осужденных
приговором Краснослободского районного суда Республики Мордовия от
25 октября 2012 года по части 2 статьи 228 УК РФ (в редакции
Федерального закона от 08 декабря 2003 года №162-ФЗ), а Ф, кроме того,
по пункту «г» части 3 статьи 228.1 УК РФ (в редакции Федерального
закона от 27 июля 2009 года №215-ФЗ), возвращено прокурору для
устранения нарушений норм УПК Российской Федерации, выразившихся в
следующем.
Ни в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых Ф. и С., ни
в обвинительном заключении не указано конкретное место совершения Ф.
незаконного хранения без цели сбыта и незаконного сбыта наркотического
средства в особо крупном размере, а С. - незаконного приобретения без
цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере.
Ссылка в обвинительном заключении на незаконное хранение Ф.
наркотических средств на территории Республики Мордовия (на которой
расположены 25 муниципальных районов), на незаконный сбыт Ф.
наркотического средства и незаконное приобретение С. наркотического
средства в салоне автомобиля «Фольксваген пассат» на автодороге
сообщением г. Саранск - п. Новые Выселки вблизи г. Саранска Республики
Мордовия (указанная автодорога проходит через Пролетарский,
Лямбирский, Старошайговский, а затем уже Краснослободский
65
муниципальные районы), делает обвинение неконкретным, допускающим
неограниченно широкое его толкование.
Кроме того, Ф. обвинялся и осужден за незаконное хранение без цели
сбыта наркотических средств, совершенное в особо крупном размере.
Данное преступление, которое относится к категории
тяжких
преступлений, совершено им, как установил суд, на территории
Республики Мордовия и
в с. Заречное Краснослободского района
Республики Мордовия. Кроме того, Ф. обвинялся и осужден за незаконный
сбыт наркотического средства в особо крупном размере. Данное
преступление, относящееся к категории особо тяжких преступлений,
совершено им, как установил суд, в салоне автомашины на автодороге
сообщением г. Саранск - п. Новые Выселки, вблизи г. Саранска Республики
Мордовия.
В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 32 УПК Российской
Федерации, если преступления совершены в разных местах, то уголовное
дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на то
место, где совершено большинство расследованных по данному
уголовному делу преступлений или совершено наиболее тяжкое из них.
Согласно части 2 статьи 34 УПК Российской Федерации суд, установив,
что находящееся в его производстве уголовное дело подсудно другому
суду того же уровня, вправе с согласия подсудимого оставить данное
уголовное дело в своем производстве, но только в случае, если он уже
приступил к его рассмотрению в судебном заседании.
В нарушение указанной нормы уголовно-процессуального закона, суд
не выяснил мнение подсудимого Ф. о возможности рассмотрения
уголовного дела по месту совершения менее тяжкого преступления.
Несоответствие обвинительного заключения требованиям статьи 220
УПК РФ повлекло нарушение права обвиняемых на защиту и нарушение
территориальной подсудности уголовного дела. (Определение №22126/2013).
Обвинительные заключения по следующим уголовным делам ошибочно
признавались судами составленными с нарушением требований уголовнопроцессуального закона.
Постановлением Октябрьского районного суда г. Саранска Республики
Мордовия от 22 марта 2011 года уголовное дело в отношении Ш.,
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных частью 2
статьи 159 и частью 3 статьи 30 - частью 2 статьи 159 УК Российской
Федерации, возвращено прокурору по тем основаниям, что в
постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном
заключении отсутствовали сведения о том, в чем заключался обман и
злоупотребление доверием потерпевших, как способ совершения
мошенничества, что, по мнению суда, исключало возможность
66
постановления приговора или вынесения иного решения на основе данного
заключения. Кроме того, суд указал, что преступление, предусмотренное
частью 3 статьи 30 – частью 2 статьи 159 УК Российской Федерации, было
выявлено в ходе проведенных оперативно-розыскных мероприятий,
свидетель К. выступал в качестве закупщика, однако в постановлении о
привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении
данные обстоятельства не приведены.
Судебная коллегия не согласилась с доводами суда первой инстанции о
том, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований
пункта 4 части 2 статьи 171 и пункта 3 части 1 статьи 220 УПК РФ.
Как видно из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и
обвинительного заключения, фабула предъявленного обвинения содержит
сведения о способе совершения мошенничества. Конкретно указано, что
Ш., имея умысел на завладение деньгами потерпевших, путем обмана и
злоупотребления доверием, сообщил заведомо ложные сведения о том, что
может помочь и поставить отметку о сдаче экзамена без его сдачи за
денежное вознаграждение, поскольку он является работником института и
знаком со многими преподавателями.
То обстоятельство, что органами следствия вменены оба способа
совершения мошенничества, которые содержатся в диспозиции статьи 159
УК Российской Федерации – обман и злоупотребление доверием – не
может служить основанием для возвращения уголовного дела прокурору,
поскольку не исключает возможность постановления судом приговора или
вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения.
Из текста обвинительного заключения видно, что свидетель К. выступал
в качестве закупщика при проведении оперативно-розыскного
мероприятия, приведены его показания, показания других свидетелей,
также приведены письменные документы, подтверждающие проведение
оперативно-розыскного мероприятия. Поэтому довод суда о том, что в
обвинительном заключении не приведены обстоятельства участия К. в
качестве
закупщика,
судебная
коллегия
также
посчитала
несостоятельными. Постановление суда отменено, уголовное дело
направлено на новое судебное рассмотрение со стадии судебного
разбирательства. (Определение № 22-659/2011).
Постановлением Ленинского районного суда г. Саранска от 29 марта
2013 года уголовное дело по обвинению Т. по ч. 4 ст. 160, ч. 3 ст. 159, ч. 3
ст. 160 УК РФ (в ред. ФЗ от 07.03.2011) возвращено прокурору в связи с
тем, что органами предварительного следствия не установлены и в
обвинительном заключении не указаны в качестве потерпевших
конкретные юридические лица и размер причиненного им ущерба,
поскольку из текста обвинительного заключения следует, что помимо
конкретных предприятий ущерб причинен и кредиторам.
67
В апелляционном представлении государственный обвинитель, не
соглашаясь с постановлением, указала, что суд в случае установления лица,
которому преступлением причинен вред, не лишен права признать данное
лицо потерпевшим, разъяснить ему права и обязанности и предоставить
возможность для ознакомления с материалами уголовного дела.
Судебной коллегией вышеуказанное постановление было отменено
ввиду отсутствия процессуальных нарушений, повлекших лишение или
стеснение гарантируемых законом прав участников уголовного
судопроизводства и исключающих возможность постановления законного
и обоснованного приговора.
Как следовало из материалов уголовного дела, Т. обвинялся в
совершении присвоения и растраты вверенного ему имущества, с
использованием служебного положения, в крупном и особо крупном
размерах, а также в хищении путем обмана и злоупотребления доверием
денежных средств в крупном размере,
В соответствии с примечанием 1 к статье 158 УК РФ, относящимся и к
другим статьям главы 21 УК РФ, в результате хищения ущерб причиняется
собственнику или иному владельцу этого имущества.
Из предъявленного Т. обвинения следовало, что денежные средства при
хищениях снимались с расчетных счетов СПК «им. Суворова», ФГУП
«Племенной
конный
завод
«Мордовский»,
МП
«Дубенский
райпромкомбинат», МУП «Кадошкинское Ремтехобслуживание», МУП
«Совхоз «Вырыпаевский», ГУП РМ «Мордовводоканал». То есть на
момент хищения денежные средства принадлежали указанным
предприятиям, которые в свою очередь от данного имущества не
отказывались и из их владения денежные средства законным образом не
изымались. Кредиторы, на необходимость установления которых ссылается
суд, не являлись собственниками либо иными владельцами денежных
средств. При таких обстоятельствах неустановление конкретных
кредиторов не является основанием, препятствующим рассмотрению
уголовного дела в судебном заседании и вынесению по делу законного и
обоснованного решения.
Кредиторы в свою очередь вправе в рамках уголовного дела в порядке
очередности заявить исковые требования о возмещении ущерба в связи с
банкротством вышеуказанных предприятий.
Следовательно, предусмотренные законом основания для возвращения
уголовного дела прокурору отсутствовали, и суду надлежало рассмотреть
уголовное дело и вынести по нему итоговое решение с учетом
установленных фактических обстоятельств дела и на основании
исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств.
(Определение № 22-1242/2013).
68
Характер и размер вреда, причиненного преступлением.
Приговором Рузаевского районного суда Республики Мордовия от 07
ноября 2011 года Г. осужден по части 3 статьи 30, пункту «а» части 3
статьи 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, без штрафа и ограничения
свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого
режима.
Согласно приговору суда, постановленному в порядке главы 40 УПК
РФ, Г. 01 октября 2011 г., решив совершить хищение денежных средств из
дома Ш., через выставленный оконный проем проник в дом, предполагая о
наличии денежных средств, взял из стоящего в зале шкафа бумажный
сверток, в котором находились документы, после чего скрылся с места
происшествия. Преступление не доведено Г. до конца по независящим от
него обстоятельствам ввиду отсутствия денежных средств в похищенном
из жилища бумажном конверте.
Проверяя законность, обоснованность и справедливость приговора, суд
кассационной инстанции пришел к выводу о необходимости возвращения
уголовного дела прокурору по основанию, предусмотренному пунктом 1
части 1 статьи 237 УПК РФ, в обоснование указал следующее.
Изложив в приговоре приведенные выше обстоятельства дела и
квалифицировав действия Г. по части 3 статьи 30 и пункту «а» части 3
статьи 158 УК РФ как покушение на кражу чужого имущества, суд первой
инстанции не указал размер денежных средств или стоимость того
имущества, которое хотел похитить Г.
Таким образом, в нарушение требований статьи 73 УПК РФ в
приговоре, как и в обвинительном заключении, преступные действия Г.
описаны не в полной мере, не указано, на какое имущество и на какую
сумму был направлен умысел при покушении на кражу. Отсутствие
указанных сведений лишает суд возможности рассмотреть дело и принять
по нему решение, что согласно части 1 статьи 237 УПК РФ является
основанием для возвращения уголовного дела прокурору для устранения
препятствий его рассмотрения судом. Приговор в отношении Г. отменен, а
уголовное дело возвращено Рузаевскому межрайонному прокурору для
устранения препятствий его рассмотрения судом. (Определение №22 –
3836/2011).
Аналогичное нарушение допущено и по уголовному делу в отношении
К., осужденного приговором Лямбирского районного суда Республики
Мордовия от 15 февраля 2012 года по части 3 статьи 30, пункту «б» части 2
статьи 158 УК Российской Федерации за покушение на кражу из
автомобиля, стоявшего в гараже, преступление не было доведено до конца
в связи с обнаружением действий К. потерпевшим.
Суд, постановив в порядке главы 40 УПК Российской Федерации
обвинительный приговор в отношении К., не обратил внимания на
69
отсутствие в обвинительном заключении такого имеющего существенное
значение для принятия судебного решения по делу обстоятельства, как
размер, стоимость, значимость имущества, на хищение которого у
виновного лица был направлен умысел, в данном случае размер денежных
средств.
Суд второй инстанции приговор отменил, а уголовное дело возвратил
прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.
(Определение № 22-1190/2012).
В приведенных примерах сведения, не установленные в обвинительных
заключениях, являлись существенными для уголовного дела, связанными с
конструкцией состава преступления. Обязательным признаком хищения в
соответствии с частью 1 примечания к статье 158 УК РФ является
причинение
ущерба
собственнику
похищенного
имущества.
Следовательно, установление как характера, так и размера вреда,
причиненного преступлением (пункт 4 части 1 статьи 73 УПК РФ),
является необходимым условием вынесения законного и обоснованного
решения об осуждении лица за хищение.
Без установления характера и размера вреда, причиненного
преступлением, в ряде случаев просто невозможно установить, являлось ли
содеянное преступлением, или же деяние хотя формально и подпадало под
признаки преступления, предусмотренного статьей Особенной части УК,
тем не менее, не являлось таковым в силу своей малозначительности.
Отсутствие в обвинительном заключении сведений о характере и
размере вреда, причиненного преступлением, не следует отождествлять с
недостаточностью доказательств, подтверждающих данные обстоятельства
или с их неправильным установлением.
Постановлением Зубово-Полянского районного суда Республики
Мордовия от 22 августа 2011 года уголовное дело по обвинению У. в
совершении трех преступлений, предусмотренных пунктом «б» части 2
статьи 158 УК Российской Федерации, одного преступления,
предусмотренного пунктом «а» части 3 статьи 158 УК Российской
Федерации, возвращено прокурору для устранения допущенных
нарушений закона, выразившихся в том, что в нарушение требований
пункта 4 части 1 статьи 73 УПК РФ характер и размер вреда, причиненного
преступлением по эпизоду кражи в период с 11 по 12 сентября 2010 г. из
магазина ИП М. в с. Кочетовка Зубово-Полянского района Республики
Мордовия, фактически не устанавливался, доводы потерпевшего о
количестве и стоимости похищенного не проверялись, в материалах дела
отсутствует акт ревизии товарно-материальных ценностей, без наличия
которого не представляется возможным объективно установить размер
вреда, причиненного преступлением. Кроме того, в деле отсутствует
70
процессуальный документ об исключении квалифицирующих признаков
совершения преступления «группой лиц по предварительному сговору» и
«с причинением значительного ущерба гражданину».
Проверив законность и обоснованность постановления, суд
кассационной инстанции отметил, что основной причиной направления
дела прокурору стало отсутствие достаточного количества доказательств,
подтверждающих размер и стоимость похищенного имущества ИП М.
Однако данное обстоятельство можно было бы устранить путем
прекращения особого производства по делу и рассмотрения дела в
обычном порядке, предполагающем исследование и оценку доказательств
по правилам статей 17 и 88 УПК РФ.
Отсутствие
процессуальных
документов
относительно
квалифицирующих признаков «группой лиц по предварительному сговору»
и «с причинением значительного ущерба» не может повлиять на принятие
судом решения, поскольку суд не является органом уголовного
преследования, не формулирует обвинение, а в соответствии со статьей 252
УПК РФ исходит из того объема обвинения, которое установлено органом
предварительного расследования.
Постановление суда отменено, уголовное дело направлено на новое
судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.
(Определение № 22-3040\2011).
Формулировка предъявленного обвинения с указанием пункта,
части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации,
предусматривающих ответственность за данное преступление,
предполагает уголовно-правовую оценку деяния, т.е. указание его точной
квалификации. Она излагается в постановлении в соответствии с
диспозицией уголовно-правовой нормы с указанием пунктов, частей и
статей УК.
Эта формулировка должна совпадать с окончательным обвинением,
предъявленным обвиняемому.
Формальное несоответствие формулировки предъявленного обвинения
диспозиции соответствующей статьи УК РФ не влечет возвращение
уголовного дела прокурору.
Постановлением Ромодановского районного суда Республики Мордовия
от 12 июля 2011 года уголовное дело по обвинению Б. в совершении
преступления, предусмотренного частью 1 статьи 186 УК Российской
Федерации, возвращено прокурору Ромодановского района Республики
Мордовия в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ для устранения
допущенных нарушений уголовно-процессуального закона, выразившихся,
по мнению суда, в том, что в вводной части обвинительного заключения Б.
обвиняется в совершении хранения, перевозки в целях сбыта и сбыте
71
заведомо поддельного банковского билета Центрального банка Российской
Федерации. Однако в установочной части данного обвинительного
заключения указывается, что Б. сбывал не один, а два банковских билета,
достоинством в 500 и в 1 000 рублей.
Проверяя законность и обоснованность постановления суда, судебная
коллегия установила, что вышеуказанное нарушение в действительности
имело место. Однако, как следует из материалов дела, далее в
постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и затем в самом
обвинительном заключении подробно указывается об обвинении Б. в
совершении им сбыта двух заведомо поддельных банковских билетов,
одного достоинством в 500 рублей, другого – в 1000 рублей. В отношении
сбыта именно двух поддельных банковских билетов давал показания в ходе
предварительного следствия Б., в отношении двух поддельных банковских
билетов давали показания свидетели и проводились другие следственные
действия по делу.
Судебная коллегия признала допущенное нарушение несущественным и
не препятствующим вынесению приговора или другого решения на
основании вышеуказанного обвинительного заключения. Постановление
суда отменено. (Определение № 22-1856/2011г.).
Постановлением Ленинского районного суда г. Саранска Республики
Мордовия от 28 февраля 2011 года уголовное дело по обвинению Н. в
совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 264 УК
Российской Федерации, возвращено прокурору Ленинского района г.
Саранска Республики Мордовия для
устранения препятствий его
рассмотрения судом.
Н. обвинялся в том, что он, «управляя автомобилем находящимся в
состоянии опьянения», совершил нарушение Правил дорожного движения,
повлекшее по неосторожности смерть человека. По мнению суда, данная
формулировка не свидетельствует о совершении преступления в состоянии
алкогольного опьянения, тогда как из описательной части данных
документов следует, что Н. в момент совершения преступления находился
в состоянии алкогольного опьянения. Кроме того, указал суд, обвиняемому
и его защитнику вручена копия постановления о привлечении в качестве
обвиняемого, которая отличается от постановления и обвинительного
заключения, имеющихся в материалах дела.
В кассационном представлении государственный обвинитель указал,
что техническая ошибка вводного первого предложения в обвинительном
заключении предшествует существу обвинения, которое в полном объеме и
правильно изложено в фабуле обвинения. Словосочетание «находящимся в
состоянии опьянения» не может относиться к автомобилю. Отличие же
копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого от
постановления и обвинительного заключения, имеющихся в материалах
72
дела, имеется только во вводном предложении. Просил постановление суда
отменить, уголовное дело направить в суд для рассмотрения по существу.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного
представления, судебная коллегия признала постановление суда
подлежащим отмене по следующим основаниям.
Как видно из представленных материалов уголовного дела,
формулировка
предъявленного
Н.
обвинения
соответствует
квалифицирующему признаку ч. 4 ст. 264 УК РФ.
В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 220 УПК РФ в
обвинительном заключении указаны существо обвинения, место и время
совершения преступления, его способы, мотивы, цели и последствия.
Указанные выше разночтения в диспозиции инкриминируемого
преступления в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и
обвинительном заключении не меняют смысловой нагрузки и не могут
являться основанием для возвращения дела прокурору в силу требований
пункта 1 части 1 статьи 237 УПК РФ. В этой связи и ссылка суда на
вручение обвиняемому и его защитнику копий документов, отличающихся
от подлинников теми же разночтениями, как на обстоятельство,
препятствующее рассмотрению уголовного дела по существу, признаны
судебной коллегией несостоятельными
Указав, что правовые и фактические основания для возвращения дела
прокурору отсутствовали, судебная коллегия постановление суда отменила,
а уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии
судебного разбирательства. (Определение № 22-557/2011).
Перечень доказательств, подтверждающих обвинение, перечень
доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и краткое
изложение их содержания.
Постановлением Октябрьского районного суда г. Саранска от 19 января
2011 года уголовное дело по обвинению Е. и М. возвращено прокурору в
связи с нарушением требований статьи 220 УПК РФ, которые выразились в
следующем.
Как следовало из материалов уголовного дела, Е. было предъявлено
обвинение в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи
160, частью 1 статьи 285 УК РФ, М. - частью 5 статьи 33, частью 3 статьи
160 УК РФ. В доказательствах, на которые ссылались обвиняемый Е. и его
защитник К., были приведены показания не обвиняемого Е., а обвиняемого
М. Кроме того, в доказательствах, подтверждающих обвинение в
совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 285 УК РФ,
повторно отражено отношение обвиняемого Е. только к обвинению по
части 3 статьи 160 УК РФ, а не по части 1 статьи 285 УК РФ.
Проверяя законность и обоснованность постановления суда по
кассационному представлению, судебная коллегия согласилась с выводами
суда, признав, что они являются неустранимыми в судебном заседании.
73
Постановление суда оставлено без изменения, кассационное
представление -без удовлетворения. (Определение № 22-343/2011).
Утверждение
обвинительного
заключения
ненадлежащим
должностным лицом.
Постановлением Кадошкинского районного суда Республики Мордовия
от 05 апреля 2012 года уголовное дело в отношении К., обвиняемого в
совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 166 УК РФ,
возвращено прокурору по тем основаниям, что обвинительный акт
составлен с нарушением пункта 1 части 1 статьи 237 УПК РФ, утвержден
ненадлежащим должностным лицом, а именно начальником пункта
полиции № 0 ММО МВД России «Ковылкинский» Е.
В кассационном представлении государственный обвинитель указал,
что начальнику пункта полиции № 1 0
ММО МВД России
«Ковылкинский» Е. начальником ММО МВД РФ «Ковылкинский»
делегированы полномочия начальника органа дознания, поэтому
последний был правомочен утвердить обвинительный акт по настоящему
уголовному делу.
Судебная коллегия признала доводы государственного обвинителя
несостоятельными, указав следующее.
Исходя из требований части 4 статьи 225 УПК РФ, обвинительный акт,
составленный дознавателем, утверждается начальником органа дознания.
Материалы уголовного дела вместе с обвинительным актом направляются
прокурору.
В соответствии с пунктом 17 статьи 5 УПК РФ начальник органа
дознания – должностное лицо органа дознания, в том числе заместитель
начальника органа дознания, уполномоченное давать поручения о
производстве дознания и неотложных следственных действий,
осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК РФ.
Согласно пункту 1 части 1 статьи 40 УПК РФ к органам дознания
относятся органы внутренних дел Российской Федерации и входящие в их
состав территориальные, в том числе линейные, управления (отделы,
отделения) полиции, органы по контролю за оборотом наркотических
средств и психотропных веществ, в том числе территориальные и входящие
в их структуру межрайонные, городские (районные) органы по контролю за
оборотом наркотических средств и психотропных веществ, а также иные
органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным
законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной
деятельности.
Исходя из приведенных выше норм, начальником органа дознания, в
юрисдикции которого находится Кадошкинский район Республики
Мордовия, является начальник ММО МВД РФ «Ковылкинский» или его
заместители. Именно они правомочны утверждать обвинительный акт.
74
Доводы кассационного представления о делегировании полномочий по
утверждению обвинительного акта начальнику пункта полиции № 10
нельзя признать основанием для отмены принятого судом решения.
Как следует из приказа начальника ММО МВД РФ «Ковылкинский» №
143 от 30.08.2011 г. в целях исполнения требований статьи 40 УПК РФ
полномочия начальника органа дознания делегированы начальнику пункта
полиции № 10 (по обслуживанию Кадошкинского района).
Согласно Положению о ММО МВД РФ «Ковылкинский»,
утвержденного приказом Министра внутренних дел по Республике
Мордовия № 261 от 04 августа 2011 г., начальник ММО может
делегировать
часть
предоставленных
ему
организационнораспорядительных полномочий своим заместителям, а также начальникам
структурных подразделений по вопросам организации деятельности этих
подразделений.
По смыслу уголовного закона, организационно-распорядительные
функции включают в себя, например, руководство коллективом,
расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы
подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и
наложение дисциплинарных взысканий.
Приведенное выше толкование, данное Пленумом Верховного Суда
Российской Федерации, не содержит исчерпывающего перечня таковых
функций, однако раскрывает их значение.
Процессуальные действия, урегулированные уголовно-процессуальным
законом, в том числе и утверждение обвинительного акта как
процессуальное
полномочие
нельзя
признать
организационнораспорядительным, направленным на оптимизацию деятельности.
В судебном постановлении дана оценка соблюдению норм УПК РФ при
составлении и утверждении обвинительного акта по уголовному делу в
отношении К., а не приказу о делегировании полномочий.
Поскольку обвинительный акт не утвержден, то уголовное дело
обоснованно возвращено прокурору для устранения выявленного
препятствия для рассмотрения уголовного дела в отношении К. судом.
Постановление оставлено без изменения. (Определение №22 – 1639/2012
г.).
Под допущенными при составлении обвинительного заключения или
обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального
закона следует понимать не только нарушения требований, предъявляемых
непосредственно
к
обвинительному
заключению
либо
акту,
предусмотренных ст. ст. 220, 225 УПК РФ, но и все существенные
нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные органами
предварительного расследования - «… если на досудебных стадиях
производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовнопроцессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни
обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с
75
требованиями данного Кодекса» (постановление КС РФ от 08 декабря 2003
г. №18-П).
Таким образом, уголовное дело подлежит возвращению прокурору по
основанию, предусмотренному пунктом 1 части 1 статьи 237 УПК РФ как в
связи с вышеперечисленными нарушениями требований статьи 220 УПК
РФ, так и в связи с существенными нарушениями уголовнопроцессуального закона, связанными с нарушением самой процедуры
уголовного преследования, и, как следствие, ущемлением процессуальных
прав участников уголовного судопроизводства, таких, например, как права
обвиняемого знать, в чем он обвиняется, пользоваться помощью
защитника, пользоваться помощью переводчика бесплатно, представлять
доказательства, знакомиться по окончании дознания и предварительного
следствия со всеми материалами уголовного дела и ряд других прав (статья
47 УПК РФ).
В любом случае, для того, чтобы служить основанием возвращения
уголовного дела прокурору, нарушение уголовно-процессуального закона
должно удовлетворять одновременно следующим условиям: а) ущемлять
права участников уголовного судопроизводства; б) препятствовать
рассмотрению дела, поскольку его невозможно устранить в судебном
заседании; в) исключать возможность постановления законного и
обоснованного приговора, что не всегда учитывается судами.
Анализ судебной практики показывает, что сложности в применении
статьи 237 УПК РФ в большинстве своем связаны с оценкой
существенности,
неустранимости
процессуальных
нарушений,
допущенных органами предварительного расследования на досудебных
стадиях уголовного процесса, и возможности разрешения уголовного дела
при наличии таких процессуальных нарушений.
Нарушение права обвиняемого пользоваться помощью защитника.
Приговором Рузаевского районного суда Республики Мордовия от 22
мая 2012 года несовершеннолетний С. осужден по части 1 статьи 111 и
части 1 статьи 115 УК РФ.
Суд первой инстанции не учел, что на стадии предварительного
следствия и в судебном заседании в качестве законного представителя
несовершеннолетнего осужденного участвовала К. Она же со стадии
предварительного следствия представляла интересы несовершеннолетнего
потерпевшего М. Тем самым К. представляла одновременно интересы лиц,
являющихся стороной защиты и стороной обвинения, интересы которых
противоречили друг другу. Данные обстоятельства в соответствии с ч. 2 ст.
61 и ч. 1 ст. 72 УПК РФ исключали участие К. в уголовном
судопроизводстве.
Допущенное органом следствия и судом нарушение признано судом
второй инстанции существенным, влекущим безусловную отмену
приговора.
76
Поскольку участие законных представителей несовершеннолетних
обвиняемого и потерпевшего в соответствии с положениями ст. 426 и ч. 2
ст.45 УПК РФ является обязательным в уголовном судопроизводстве и
существенное нарушение прав несовершеннолетнего обвиняемого было
допущено на стадии предварительного следствия, то данное нарушение, по
мнению судебной коллегии, существенно повлияло на законность
составленного обвинительного заключения, что исключает возможность
вынесения судом законного и обоснованного итогового решения по делу.
При таких обстоятельствах в соответствии с п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ
уголовное дело возвращено прокурору для устранения препятствий его
рассмотрения судом. (Кассационное определение №№ 22-2416/2012).
В то же время, не следует расценивать как нарушение права на защиту и
основание для возвращения уголовного дела прокурору ситуации, в
которых
конфликт
интересов
обвиняемых
устранен
органом
предварительного расследования до предъявления окончательного
обвинения.
Постановлением Ленинского районного суда г. Саранска Республики
Мордовия от 09 февраля 2012 года уголовное дело по обвинению Р. и К. в
совершении преступления, предусмотренного пунктом «б» части 2 статьи
171 УК РФ, возвращено прокурору для устранения допущенных
нарушений закона, поскольку, по мнению суда, в соответствии с пунктом 3
части 1 статьи 72 УК РФ защитник не может участвовать в производстве по
уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую
помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им
обвиняемого.
Суд кассационной инстанции, проверяя законность и обоснованность
постановления суда, установил, что адвокат И. осуществляла защиту двух
подозреваемых - Р. и К. Первоначально, 04.10.2010, юридические услуги
ею предоставлялись Р., его интересы она защищала до окончания
предварительного расследования. Интересы К. она представляла при
допросе его 21.10.2010 в качестве подозреваемого.
Постановлением следователя от 02.11.2010 г. адвокат И. отстранена от
дальнейшего участия в деле в качестве защитника К. и продолжила
представлять интересы Р., которому предоставлен иной адвокат.
Закрепленное в пункте 3 части первой и части второй статьи 72 УПК
Российской Федерации правило, предусматривающее отвод защитника в
случае оказания им юридической помощи лицам, чьи интересы
противоречат друг другу, направлено на исключение каких-либо действий
со стороны защитника, могущих прямо или косвенно способствовать
неблагоприятному для его подзащитного исходу дела.
Учитывая, что адвокат И. была своевременно отведена от участия в деле
в качестве защитника К., оснований для возвращения уголовного дела
прокурору по мотивам, изложенным в постановлении суда, не имелось.
77
Постановление суда отменено, уголовное дело направлено на новое
судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.
(Определение № 22-1041/12).
Нарушение
права
обвиняемого
пользоваться
помощью
переводчика бесплатно.
Постановлением Ковылкинского районного суда Республики Мордовия
от 08.10.2012 года уголовное дело по обвинению З., В. и К., обвиняемых в
совершении преступления, предусмотренного пунктами «а», «б», «в»
части 2 статьи 158 УК РФ, на основании пункта 1 части 1 статьи 237 УПК
РФ возвращено прокурору по тем основаниям, что в ходе предварительного
следствия З., страдающий тугоухостью, не был обеспечен переводчиком, в
судебном заседании не мог отвечать на вопросы суда, в связи с чем судом
сделан вывод о необходимости предоставления ему сурдопереводчика.
Вместе с тем из материалов уголовного дела следует, что З. без участия
сурдопереводчика окончил среднюю общеобразовательную школу и
среднее специальное учебное заведение (т. 3, л.д. 46, 47).
23.07.2012 года З. собственноручно писал явку с повинной (т. 1, л.д. 79),
собственноручно в присутствии адвоката производил записи об
ознакомлении с материалами дела.
Органами предварительного следствия З. неоднократно разъяснялись
его права. З. заявил о желании иметь лишь защитника (т. 1, л.д. 80), ни он,
ни его защитник не заявляли ходатайств о предоставлении переводчика.
Согласно показаниям свидетеля О., работающей в Мордовском
обществе глухих сурдопереводчиком, она переводит язык жестов на
русский язык. 15.08.2012 года в СО ММО МВД РФ «Ковылкинский» она
беседовала с З., с которым пыталась поговорить с помощью жестов, но он
их не понимал, так как его этому никто не учил. З. является глухим, но не
немым, он считывает по губам и понимает речь человека, отвечает на
вопросы (т. 1, л.д. 102-103).
Согласно протоколу судебного заседания, З. отрицал владение языком
жестов, не может пользоваться слуховым аппаратом и не слышит при его
использовании, следователя он понимал хорошо (т.3, л.д. 19).
Свидетель З.О.В., мать подсудимого, суду показала, что сын не слышит,
навыками сурдоперевода не владеет. Он учился в общеобразовательной
школе как все дети, хорошо пишет и читает, понимает речь по губам,
если человек находится недалеко и четко проговаривает слова.
Из представленных стороной государственного обвинения справок
директора школы, директора колледжа следует, что З. общался со
сверстниками и учителями, читая по губам.
Судебная коллегия указала, что при таких обстоятельствах
постановление судьи о возвращении уголовного дела прокурору в связи с
необходимостью обеспечения права З. на защиту и предоставления ему
переводчика нельзя признать законным и обоснованным, его исполнение
78
при непонимании З. языка жестов не представляется возможным, а потому
оно подлежит отмене, а уголовное дело – направлению на новое судебное
рассмотрение. (Определение № 22-3863\12).
Основанием возвращения уголовного дела могут быть и иные
допущенные в досудебном производстве существенные нарушения
уголовно-процессуального закона.
Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Республики
Мордовия уголовное дело по обвинению К., осужденного приговором
Ромодановского районного суда от 21 декабря 2011 г. по части 2 статьи 162
УК РФ за разбойное нападение на С. в целях хищения ее имущества, с
угрозой применения к ней насилия, опасного для жизни и здоровья, с
применением предмета, используемого в качестве оружия, возвращено
прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом по
следующим основаниям.
Уголовное дело по заявлению С. по факту разбойного нападения на нее
неизвестных лиц было возбуждено 30.07.2011 по части 2 статьи 162 УК РФ
только в отношении А.
20.10.2011 уголовное преследование А. по данному факту прекращено
на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в связи с его непричастностью к
совершению преступления.
24.10.2011 обвинение по вышеуказанному факту разбойного нападения
на потерпевшую С. предъявлено К. В тот же день он допрошен в качестве
обвиняемого, вину не признал и пояснил, что заходил в дом потерпевшей
С. по приглашению А., но противоправных действий в отношении С. не
совершал, деньги у потерпевшей требовал только А.
После утверждения обвинительного заключения уголовное дело по
обвинению К. в совершении вышеуказанного преступления поступило в
суд для рассмотрения по существу. Приговором данного суда 21 декабря
2011 года К. признан виновным в совершении преступления,
предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, и ему назначено наказание.
Проверяя законность, обоснованность и справедливость приговора, суд
второй инстанции установил, что уголовное дело по факту разбойного
нападения на потерпевшую С. было возбуждено по части 2 статьи 162 УК
РФ в отношении конкретного лица – А. Однако после прекращения
уголовного преследования последнего и без возбуждения уголовного дела в
отношении К. уголовное дело было направлено в суд.
Приговор отменен, уголовное дело возвращено прокурору в порядке
статьи 237 УПК РФ. (Определение N 22-477/12).
2. Копия обвинительного заключения, обвинительного акта или
обвинительного постановления не была вручена обвиняемому, за
исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным
решение прокурора, принятое им в порядке, установленном частью
79
четвертой статьи 222 или частью третьей статьи 226 настоящего
Кодекса.
Постановлением Октябрьского районного суда г. Саранска РМ от 03
июня 2011 года уголовное дело по обвинению А. в совершении
преступления, предусмотренного по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ, возвращено
прокурору на основании ст. 237 ч. 1 п. 2 УПК РФ. Постановление
мотивировано тем, что в нарушение требований ст. 222 УПК РФ
обвиняемому не вручено обвинительное заключение и в деле не имеется
сведений о том, что А. отказался от его получения, не явился по вызову или
иным образом уклонился от получения копии обвинительного заключения.
В кассационном представлении государственный обвинитель, не
соглашаясь с постановлением суда, указал, что суд дал необъективную
оценку имеющейся в деле расписке А. о получении копии обвинительного
заключения.
Проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия не усмотрела
препятствий для рассмотрения уголовного дела судом, указав следующее.
Как видно из материалов уголовного дела, 25 марта 2011 года
обвиняемому А. копия обвинительного заключения вручена под роспись
(согласно расписке л.д. 139).
Принимая решение о возвращении уголовного дела, судом не были
приняты меры по установлению обстоятельств получения следователем
указанной расписки от обвиняемого, позволяющих усомниться в
подлинности подписи последнего.
В данной ситуации для разрешения дела по существу без
неоправданных задержек, суду следовало вручить копию обвинительного
заключения обвиняемому в судебном заседании, что и обсуждалось,
согласно протоколу. Такое решение не препятствовало бы своевременной
реализации прав и законных интересов участников уголовного процесса.
Постановление отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение
со стадии судебного разбирательства. (Определение № 22-1303/11).
3. При ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела
ему не были разъяснены права, предусмотренные частью пятой статьи
217 УПК РФ.
Согласно части пятой статьи 217 УПК Российской Федерации по
окончании ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела,
следователь обязан разъяснить обвиняемому право ходатайствовать о
желательном для него порядке рассмотрения уголовного дела судом первой
инстанции. В силу единства процессуального статуса обвиняемого, не
зависящего от формы осуществления предварительного расследования по
уголовному делу, аналогичная обязанность возложена на дознавателя.
80
Постановлением Ленинского районного суда г. Саранска Республики
Мордовия от 23 мая 2011 года уголовное дело по обвинению И.
возвращено прокурору для ознакомления обвиняемого с материалами
уголовного дела и разъяснения ему прав, предусмотренных ч. 5 ст. 217
УПК РФ.
В кассационном представлении государственный обвинитель, ссылаясь
на заявление И., написанное им собственноручно и в присутствии понятых,
об отказе знакомиться с материалами дела и подписывать какие-либо
процессуальные документы, просил постановление суда отменить.
Проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия установила,
что обвиняемый И. отказался знакомиться с материалами уголовного дела
в ходе выполнения следователем требований статьи 215 УК РФ, то есть
после уведомления об окончании следственных действий 11 апреля 2011 г.
При выполнении требований статьи 217 УПК РФ 12 апреля 2011 г.
материалы уголовного дела были представлены лишь адвокату А., что
подтвердила последняя при кассационном рассмотрении дела. Таким
образом, права, предусмотренные частью 5 статьи 217 УПК РФ,
обвиняемому при выполнении требований статьи 217 УПК РФ не
разъяснялись.
При таких обстоятельствах судебная коллегия согласилась с выводами
суда первой инстанции о нарушении прав обвиняемого на защиту при
производстве следственных действий, а также с предложением
следственным органами исправить указанные нарушения. (Определение №
22-1194/2011).
Постановлением Ковылкинского районного суда Республики Мордовия
от 23 января 2012 года уголовное дело по обвинению Б. возвращено
прокурору по тем основаниям, что в нарушение требований уголовнопроцессуального закона при ознакомлении обвиняемого и его защитника с
материалами уголовного дела, права, предусмотренные частью 5 статьи 217
УПК Российской Федерации, подсудимому Б. и его защитнику Т. не
разъяснялись.
Проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия установила,
что в протоколе ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами
уголовного дела содержится печатный текст с разъяснениями обвиняемому
прав, предусмотренных ч. 5 статьи 217 УПК Российской Федерации и
графа для подписей обвиняемого и защитника.
Этот документ подписан и обвиняемым, и защитником, что
свидетельствует о том, что разъяснение содержащихся в указанном законе
положений состоялось. Имеющая место ссылка на статью 212 УПК
Российской Федерации в этом протоколе, исполненная обвиняемым,
является технической неточностью.
При таком
обстоятельстве, судебная коллегия посчитала, что
препятствий для рассмотрения судом данного уголовного дела не имелось.
81
Постановление суда отменено, уголовное дело направлено на новое
судебное рассмотрение со стадии назначения уголовного дела к слушанию.
(Определение №22 –884/2012).
Процессуальные нарушения, допущенные в досудебном производстве,
подлежащие устранению по возвращенному уголовному делу, как
неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, не
должны касаться ни фактических обстоятельств, ни вопросов
квалификации действий и доказанности вины обвиняемых, а их устранение
не предполагает дополнение ранее предъявленного обвинения.
Вместе с тем органами следствия нарушения допускаются и в процессе
доказывания и уголовно-правовой оценки деяния.
Практика рассмотрения уголовных дел, поступивших с такими
нарушениями, складывается следующим образом.
Обвинение не подтверждено доказательствами.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской
Федерации, выраженной в постановлении от 20 апреля 1999 г., в том
случае, "если органы уголовного преследования не смогли доказать
виновность обвиняемого в полном объеме, то это должно приводить - в
системе действующих уголовно-процессуальных норм при их
конституционном истолковании - к постановлению в отношении
обвиняемого оправдательного приговора или обвинительного приговора,
констатирующего его виновность в менее тяжком преступном деянии".
Предлагая органам предварительного расследования представить суду
доказательства виновности обвиняемого, суд оказывается связанным таким
решением, предопределяет свои же выводы относительно возможности
вынесения оправдательного приговора.
Постановлением Ковылкинского районного суда Республики Мордовия
от 23.01.2013 года уголовное дело по обвинению Х. и Ю. возвращено
прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом по
основаниям, предусмотренным пунктом 1 части 1 статьи 237 УПК РФ.
Органами предварительного следствия Х. обвинялся в организации
присвоения, а Ю. - в совершении присвоения, чужого имущества,
вверенного виновному, группой лиц по предварительному сговору, с
использованием служебного положения. Х., кроме того, в совершении 121
факта подделки официального документа, предоставляющего право, в
целях его использования, с целью скрыть другое преступление и облегчить
его совершение.
Как указал суд, из обвинительного заключения не усматривается,
какими конкретно доказательствами подтверждается каждый из вменяемых
Х. фактов организации хищений и подделки документов (квитанций).
82
Доказательства приведены таким образом, что их перечни в обвинительном
заключении абсолютно совпадают, содержание доказательств дублируется,
без учета специфики обвинения, предъявленного каждому обвиняемому.
Кроме того, из обвинительного заключения не усматривается, чем
обосновано предъявленное Х. обвинение в совершении хищения денежных
средств ОАО «Мордовская энергосбытовая компания», в то время как
согласно сообщению генерального директора ОАО «Мордовская
энергосбытовая компания» недостачи в организации за период с 01.06.2007
по 30.04.2009 не имелось, а, наоборот, имелись излишки по оплате за
электроэнергию. Из обвинительного заключения также не усматривается, в
чем выразилась организаторская деятельность Х. при том, что он выполнял
функции исполнителя преступления.
Проверив материалы дела, суд апелляционной инстанции не согласился
с выводом суда первой инстанции о наличии препятствий к рассмотрению
дела, указав следующее.
Выводы суда о том, что из обвинительного заключения не
усматривается, чем обосновано предъявленное Х. обвинение в совершении
хищения денежных средств ОАО «Мордовская энергосбытовая компания»
в отсутствие недостачи с 01.06.2007 по 30.04.2009, какие доказательства
имеются по фактам преступлений по квитанциям на имя Г. от 26.09.2008,
Е. от 18.10.2008 и др. (всего по 10 квитанциям), по изменениям в
компьютерную базу 1С, по фактам принятия оплаты по квитанциям на имя
К. и Е. от 02.03.2007 и от 29.12.2007, по квитанции на имя Л. и другим
указанным в постановлении обстоятельствам, фактически содержат
признаки оценки доказательств, что недопустимо на данной стадии
судопроизводства и невозможно без исследования доказательств.
По каждому из эпизодов как в отношении Х., так и в отношении Ю.,
приведен перечень доказательств обвинения, их изложение, доказательства
стороны защиты. Совпадение перечня доказательств с учетом фабулы
обвинения, инкриминируемых Х. и Ю. действий, нельзя признать
подтверждением
доводов
стороны
защиты
о
несоответствии
обвинительного заключения нормам УПК РФ.
Постановление содержит указание на восполнение предварительного
расследования, что недопустимо.
Постановление суда отменено, уголовное дело направлено на новое
судебное рассмотрение. (Определение №22-659\13).
Фактические обстоятельства дела установлены правильно, но
предъявленное
обвинение
не
соответствует
описанию
инкриминируемых деяний.
Постановлением Атяшевского районного суда Республики Мордовия от
15 августа 2013 г. уголовное дело по обвинению А. и У. возвращено
прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.
83
А. и У. обвинялись среди прочего по пункту «а» части 2 статьи 163 и
пунктам «а», «в» части 2 статьи 163 УК РФ в совершении вымогательства,
то есть требовании передачи чужого имущества под угрозой применения
насилия, с применением насилия, группой лиц по предварительному
сговору, у потерпевшего А.И.Н. в размере 6700 рублей и потерпевшего Г. в
размере 1000 рублей. В обвинительном заключении преступления описаны
как продолжаемые, совершенные в несколько эпизодов Согласно фабуле А.
и У. в период с февраля по апрель 2013 г. несколько раз вымогали у
потерпевшего А.И.Н. денежные средства, всего на общую сумму 10 000
рублей, а у Г. – на общую сумму 5 000 рублей. Каждый раз потерпевшие
выполняли незаконные требования обвиняемых и передавали им денежные
средства. После предъявления потерпевшим очередного требования
передачи денежных средств, но до ее передачи А. и У. были задержаны.
Однако, описав вымогательства денежных средств у А.И.Н. на общую
сумму 10 000 рублей и у Г. – на общую сумму 5 000 рублей, органы
предварительного расследования правовую оценку данным действиям не
дали, фактически предъявив обвинение в вымогательстве денежных
средств у потерпевшего А.И.Н. на общую сумму 6700 рублей, у Г. - 1000
рублей, хотя состав преступления, предусмотренного статьей 163 УК РФ,
формальный.
Судебная коллегия признала выводы суда о наличии неустранимых
препятствий для рассмотрения уголовного дела правильными, указав, что
признание судом вины обвиняемых по указанным фактам повлечет за
собой выход суда за пределы судебного разбирательства, чем нарушит
право на защиту подсудимых, с другой стороны, при исключении этих
фактов из обвинения – права потерпевших. Предъявленное А. и У.
обвинение ограничивает их право на защиту, нарушает право потерпевших
на доступ к правосудию, а также исключает возможность постановления
судом приговора или иного решения на основе обвинительного
заключения. (Определение №22-2357/2013).
Предъявленное обвинение не соответствует фактическим
обстоятельствам дела.
Постановлением Чамзинского районного суда Республики Мордовия от
10 апреля 2013 года уголовное дело в отношении К. и М., обвиняемых в
совершении преступления, предусмотренного п.п. «г,д» ч. 2 ст. 112 УК
Российской Федерации, возвращено прокурору для устранения
препятствий рассмотрения его судом.
В апелляционном представлении государственный обвинитель
указывает, что изложенные в постановлении суда обстоятельства не
являются препятствием для рассмотрения уголовного дела судом и
принятия по нему законного и обоснованного решения. Возвращая
уголовное дело прокурору, суд фактически, предлагает органам
предварительного расследования восполнить неполноту следствия путем
84
проведения конкретных процессуальных действий, направленных на
увеличение объема обвинения, что свидетельствует о выполнении судом не
свойственных ему функций и не соответствии этих действий суда ст. 15
УПК Российской Федерации. Включение дополнительных телесных
повреждений, которые были обнаружены у потерпевшего К. при
проведении в ходе судебного следствия комплексной судебномедицинской экспертизы в объем обвинения приведет к ухудшению
положения осужденных по сравнению с ранее предъявленным им
обвинением ввиду его увеличения. Следовательно, основания, указанные в
законе – восполнение неполноты произведенного предварительного
следствия, по делу отсутствовали, что лишало суд необходимости
направлять дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения
судом.
Судебная коллегия отметила, что согласно ст. 15 УПК Российской
Федерации суд не является органом уголовного преследования, в связи с
чем, он не наделен полномочиями по формулированию нового обвинения и
не вправе в этих целях возвращать уголовное дело прокурору в порядке
статьи 237 УПК Российской Федерации. В силу статьи 252 УПК
Российской Федерации судебное разбирательство проводится только в
отношении обвиняемых и лишь по предъявленному им обвинению.
С учетом изложенного судебная коллегия указала, что суд в пределах
своей компетенции и в рамках предъявленного обвинения должен
исследовать и оценить все представленные в деле доказательства, после
чего сделать вывод о виновности либо невиновности подсудимых в
совершении вмененного им преступления. Каких-либо препятствий для
вынесения решения по существу предъявленного обвинения не имеется.
Постановление суда отменено, уголовное дело направлено на новое
судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства. (Определение
№22-1277/13).
До внесения последних изменений в статью 237 УПК РФ сложилась
устойчивая судебная практика, не допускающая изменение обвинения на
более тяжкое или существенно отличающегося по фактическим
обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном
заключении, по возвращенному уголовному делу.
Однако Федеральным законом от 26.04.2013 №64-ФЗ статья 237 УПК
РФ дополнена новыми основаниями возвращения дела прокурору,
поколебавшими запрет на поворот к худшему. Внесенные изменения
позволяют суду возвратить уголовное дело прокурору для учета при
формулировании обвинения ранее не существовавших последствий
преступления, могущих повлечь изменение положения осужденного в
сторону ухудшения.
В последовавшем за указанным Федеральным законом постановлении
от 02 июля 2013 г №16-П Конституционный Суд Российской Федерации
85
признал не соответствующими Конституции Российской Федерации
положения части 1 статьи 237 УПК РФ в той мере, в какой они исключают
в судебном разбирательстве возможности изменения обвинения в сторону,
ухудшающую положение подсудимого, в случаях, если
- в обвинительном заключении дается неправильная квалификация,
очевидная для суда (заниженная квалификация);
- судом установлены фактические обстоятельства, являющиеся
основанием для предъявления обвинения в совершении более тяжкого
преступления.
Судебная коллегия по уголовным делам
Верховного Суда Республики Мордовия
86
ОБОБЩЕНИЕ
судебной практики рассмотрения районными судами Республики
Мордовия дел, связанных с применением законодательства об обороте
земель сельскохозяйственного назначения
В соответствии с планом работы Верховного Суда Республики
Мордовия на второе полугодие 2013 года судебной коллегией по
гражданским делам проведено изучение практики рассмотрения в период с
2012 года и 6 месяцев 2013 года дел, связанных с применением
законодательства об обороте земель сельскохозяйственного назначения.
В соответствии со статьей 77 Земельного кодекса Российской
Федерации, землями сельскохозяйственного назначения признаются
земли, находящиеся за границами населенного пункта и предоставленные
для нужд сельского хозяйства, а также предназначенные для этих целей.
В составе земель сельскохозяйственного назначения выделяются:
сельскохозяйственные угодья, земли, занятые внутрихозяйственными
дорогами, коммуникациями, лесными насаждениями, предназначенными
для обеспечения защиты земель от воздействия негативных (вредных)
природных, антропогенных и техногенных явлений, водными объектами, а
также зданиями, строениями, сооружениями, используемыми для
производства, хранения и первичной переработки сельскохозяйственной
продукции.
В настоящее время правовую основу регулирования земельных
отношений, оборота земельных участков и долей в праве общей
собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного
назначения составляет Конституция Российской Федерации, Земельный
кодекс Российской Федерации (далее – ЗК РФ), Гражданский кодекс
Российской Федерации (далее – ГК РФ), Федеральный закон от 24 июля
2002 г. № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»
(далее – Федеральный закон), другими федеральными законами, а также
принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми
актами Российской Федерации и законами субъектов Российской
Федерации.
Правовой
режим
земель
сельскохозяйственного
назначения
регламентирован Федеральным законом. Он регулирует отношения,
связанные с владением, пользованием, распоряжением земельными
участками из земель сельскохозяйственного назначения, устанавливает
правила и ограничения, применяемые к обороту земельных участков и
долей в праве общей собственности на земельные участки из земель
сельскохозяйственного назначения – сделкам, результатом совершения
которых является возникновение или прекращение прав на земельные
участки из земель сельскохозяйственного назначения и доли в праве общей
собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного
назначения, определяет условия предоставления земельных участков из
87
земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в государственной
или муниципальной собственности, а также изъятия их в государственную
или муниципальную собственность.
При этом действие закона не распространяется на земельные участки,
предоставленные из земель сельскохозяйственного назначения гражданам
для индивидуального жилищного, гаражного строительства, ведения
личного подсобного и дачного хозяйства, садоводства, животноводства и
огородничества, а также на земельные участки, занятые зданиями,
строениями, сооружениями.
Оборот указанных земельных участков регулируется ЗК РФ, иными
федеральными законами и нормативными актами.
Согласно пункту 1 статьи 2 Федерального закона участниками
отношений, регулируемых им, являются граждане, юридические лица,
Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные
образования.
В силу положений статьи 3 Федерального закона иностранные
граждане, иностранные юридические лица, лица без гражданства, а также
юридические лица, в уставном (складочном) капитале которых доля
иностранных граждан, иностранных юридических лиц, лиц без
гражданства составляет более чем 50 процентов, могут обладать
земельными участками из земель сельскохозяйственного назначения
только на праве аренды.
Согласно пунктам 3, 4, 6 и 7 статьи 6 Федерального закона земельный
участок из земель сельскохозяйственного назначения принудительно
может быть изъят у его собственника в случае, если земельный участок
используется с нарушением установленных земельным законодательством
требований рационального использования земли, повлекших за собой
существенное снижение плодородия земель сельскохозяйственного
назначения или значительное ухудшение экологической обстановки.
Критерии
существенного
снижения
плодородия
земель
сельскохозяйственного назначения и критерии значительного ухудшения
экологической обстановки устанавливаются Правительством РФ.
Земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения
принудительно может быть изъят у его собственника в случае, если в
течение трех лет и более лет подряд со дня возникновения у такого
собственника права собственности на земельный участок он не использует
для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной
связанной с сельскохозяйственным производством деятельности. Признаки
неиспользования земельных участков с учетом особенностей ведения
сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с
сельскохозяйственным производством деятельности в субъектах
Российской Федерации устанавливаются Правительством РФ.
Принудительное
изъятие
земельного
участка
из
земель
сельскохозяйственного назначения у его собственника по основаниям,
88
предусмотренным настоящей статьей, может осуществляться при условии
неустранения указанных в пунктах 3 и 4 данной статьи фактов
ненадлежащего использования земельного участка после назначения
административного наказания.
В случае неустранения правонарушений, указанных в пунктах 3 и 4
данной статьи, в срок, установленный вынесенным одновременно с
назначением
административного
наказания
предупреждением,
уполномоченный исполнительный орган государственной власти по
осуществлению государственного земельного надзора, вынесший
предупреждение, направляет материалы об этом в орган исполнительной
власти субъекта Российской Федерации.
При рассмотрении дел такой категории подлежат установлению
следующие обстоятельства:
- нарушение собственником земельного участка сельскохозяйственного
назначения установленных земельным законодательством требований
рационального использования участка;
- существенное снижение плодородия земель сельскохозяйственного
назначения (изменение числовых значений не менее 3 критериев,
перечисленных в постановлении Правительства РФ от 22 июля 2011 г. №
612);
- значительное ухудшение экологической обстановки;
- привлечение собственника земельного участка сельскохозяйственного
назначения к административной ответственности за данные нарушения;
- не устранение собственником фактов нарушений земельного
законодательства в отношении земельного участка сельскохозяйственного
назначения в установленный уполномоченным органом срок.
В соответствии с пунктом 8 той же статьи правом на обращение в суд с
требованием о принудительном изъятии земельного участка в связи с его
ненадлежащим использованием по одному из оснований, предусмотренных
пунктом 3 данной статьи, наделен только орган исполнительной власти
субъекта Российской Федерации. Предыдущая редакция статьи 6
Федерального закона предусматривала возможность обращения в суд с
указанным заявлением органа местного самоуправления в случаях,
установленных законом субъекта Российской Федерации.
Следует отметить, что при рассмотрении дел данной категории
необходимо выяснять, является ли ответчик собственником такого
земельного участка, поскольку в порядке, предусмотренном пунктом 3
статьи 6 Федерального закона, возможно принудительное изъятие
земельных участков только у собственников.
При рассмотрении таких дел необходимы специальные познания для
определения снижения плодородия земель и ухудшения экологической
обстановки, в связи с чем в качестве доказательств могут быть
использованы
результаты
лабораторных
исследований,
отчеты
89
мониторинга земель, экологическая экспертиза, экспертиза по определению
плодородия земель.
Постановлением Правительства РФ от 22 июля 2011 г. № 612
утверждены критерии существенного снижения плодородия земель
сельскохозяйственного назначения. Согласно данному постановлению
существенным снижением плодородия земель сельскохозяйственного
назначения является изменение числовых значений не менее 3
установленных критериев, причиной которого стало использование земель
с нарушением установленных земельным законодательством Российской
Федерации требований рационального использования земли.
Районными судами республики были рассмотрены дела о
принудительном
изъятии
земельного
участка
из
земель
сельскохозяйственного назначения в связи с ненадлежащим его
использованием на основании пункта 3 статьи 6 Федерального закона.
Так, Зубово-Полянским районным судом рассмотрено гражданское
дело по иску администрации Пичпандинского сельского поселения ЗубовоПолянского муниципального района к Жидякову Н.Ф., Цыганкову П.П.,
Цыганкову Н.П., Цыганковой С.В., Сураевой М.В., Сураеву Ю.В.,
Нуштаевой А.П., Пузыреву М.И., Пузыревой Е.В. Чекуровой Г.Ф. о
прекращении права общей долевой собственности участников бывшего
колхоза «Знамя труда» и признании права муниципальной собственности
на земельные доли участников бывшего колхоза на земельном участке с
кадастровым номером 13:08:1223002:3. В обоснование исковых требований
указано, что постановлением главы администрации Зубово-Полянского
района № 167 от 15 июня 1994 г. указанным лицам были выделены
земельные участки в собственность, однако с момента его предоставления
они не используется по назначению.
Определением суда от 26 июня 2013 г. гражданское дело в части
исковых требований к Жидякову Н.Ф., Цыганкову П.П., Цыганковой С.В.,
Сураевой М.В., Сураеву Ю.В., Цыганкову Н.П. прекращено в связи с
отказом истца от иска.
Решением указанного районного суда исковые требования в остальной
части были удовлетворены в полном объеме.
Вместе с тем в материалах дела отсутствуют сведения о привлечении
ответчиков к административной ответственности за неиспользование
земельных участков для ведения сельскохозяйственного производства или
осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством
деятельности.
Аналогичное дело рассмотрено этим же судом по иску администрации
Горенского сельского поселения Зубово-Полянского муниципального
района к Ишкининой Т.И., Ишкинину Ш.С., Воробьевой А.П., Воробьеву
В.А. Бекяшевой М.Х., Вашлаеву П.Ф., Матюшкину А.Ф., Матюшкину Ф.А.
о прекращении права общей долевой собственности на земельные участки,
90
признании права муниципальной собственности на земельные участки. Иск
удовлетворен.
В материалах гражданского дела также отсутствуют сведения о
привлечении ответчиков к административной ответственности за
ненадлежащее использование земельной доли.
Дела о выделе земельного участка в счет земельных долей в праве
общей
собственности
на
земельный
участок
из
земель
сельскохозяйственного назначения районными судами не рассматривались.
В соответствии с пунктом 3 статьи 11.5 ЗК РФ особенности выдела
земельного участка в счет земельных долей устанавливаются Федеральным
законом.
Статьей 13 Федерального закона закрепляется право участника или
участников долевой собственности на земельный участок из земель
сельскохозяйственного назначения выделить земельный участок в счет
своей земельной доли или своих земельных долей, если это не
противоречит требованиям к образованию земельных участков,
установленным ЗК РФ и Федеральным законом.
Земельный участок образуется путем выдела в счет земельной доли или
земельных долей на основании решения общего собрания участников
долевой собственности или путем выдела земельного участка в порядке,
установленном пунктами 4-6 данной статьи (пункт 2).
Земельный участок может быть образован на основании решения
общего собрания участников долевой собственности в случае, если данным
решением утверждены проект межевания земельных участков, перечень
собственников образуемых земельных участков и размер их долей в праве
общей собственности на образуемые земельные участки. Если земельный
участок образуется на основании решения общего собрания участников
долевой собственности и в соответствии с утвержденным этим собранием
проектом межевания, дополнительное согласование размера и
местоположения границ образуемого земельного участка не требуется
(пункт 3).
Если указанное в пункте 3 настоящей статьи решение общего собрания
участников долевой собственности отсутствует, собственник земельной
доли или земельных долей для выдела земельного участка в счет земельной
доли или земельных долей заключает договор с кадастровым инженером,
который подготавливает проект межевания земельного участка для выдела
земельного участка в счет земельной доли или земельных долей (пункт 4).
Размер земельного участка, выделяемого в счет земельной доли или
земельных долей, определяется на основании данных, указанных в
документах, удостоверяющих право на эту земельную долю или эти
земельные доли. При этом площадь выделяемого в счет земельной доли
или земельных долей земельного участка может быть больше или меньше
площади, указанной в документах, удостоверяющих право на земельную
долю или земельные доли, если увеличение или уменьшение площади
91
выделяемого в счет земельной доли или земельных долей земельного
участка осуществляется с учетом состояния и свойств почвы выделяемого
земельного участка и земельного участка, из которого он образуется (пункт
5).
Размер и местоположение границ земельного участка, выделяемого в
счет земельной доли или земельных долей, должны быть согласованы
кадастровым инженером в порядке, установленном статьей 13.1 данного
Федерального закона (пункт 6).
Порядок определения размера выделяемого в счет земельной доли или
земельных долей земельного участка с учетом состояния и свойств его
почвы устанавливается законом субъекта Российской Федерации.
Отсутствие указанного порядка не является препятствием для выдела
земельного участка в счет земельной доли или земельных долей (пункт 7).
Выдел земельных долей, находящихся в муниципальной собственности,
осуществляется по правилам, установленным для выдела земельных долей,
находящихся в частной собственности. При этом выдел таких земельных
долей осуществляется в первую очередь из неиспользуемых земель и
земель худшего качества (пункт 8).
В соответствии со статьей 4 Федерального закона минимальные
размеры образуемых
новых земельных
участков
из земель
сельскохозяйственного назначения могут быть установлены законами
субъектов Российской Федерации в соответствии с требованиями
земельного законодательства.
Абзацем 3 пункта 1 статьи 4 Федерального закона не допускается
образование земельного участка, который входит в состав искусственно
орошаемых сельскохозяйственных угодий и (или) осушаемых земель и
размер которого меньше установленного субъектами Российской
Федерации минимального размера земельного участка для искусственно
орошаемых сельскохозяйственных угодий и (или) осушаемых земель.
Абзацем 4 пункта 1 указанной статьи установлены исключения из
указанного правила, согласно которым такой выдел возможен для ведения
личного подсобного хозяйства или осуществления деятельности
крестьянского (фермерского) хозяйства, если их основной деятельностью
является садоводство, овощеводство, цветоводство, виноградарство,
семеноводство, птицеводство, пчеловодство, товарное рыбоводство или
другая деятельность в целях производства сельскохозяйственной
продукции по технологии, допускающей использование земельных
участков, размеры которых менее чем минимальные размеры земельных
участков, установленные региональными законами.
Требования настоящего пункта не распространяются на формируемые
земельные участки в целях их изъятия, в том числе путем выкупа, для
государственных или муниципальных нужд и (или) последующего
изменения целевого назначения земель на основании утвержденных актов о
выборе земельных участков для строительства и материалов
92
предварительного согласования мест размещения объектов и (или)
документов территориального планирования, документации по планировке
территории и землеустроительной документации.
В силу пункта 2 статьи 4 Федерального закона максимальный размер
общей площади сельскохозяйственных угодий, которые расположены на
территории одного муниципального района и могут находиться в
собственности одного гражданина и (или) одного юридического лица,
устанавливается законом субъекта Российской Федерации равным не менее
чем 10 процентам общей площади сельскохозяйственных угодий,
расположенных на указанной территории в момент предоставления и (или)
приобретения таких земельных участков.
При рассмотрении дел указанной категории суды должны определять
подсудность в соответствии со статьей 30 Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) по правилам
исключительной подсудности, по месту нахождения выделяемого
земельного участка.
В соответствии со статьей 11.1 ЗК РФ земельным участком является
часть земной поверхности, границы которой определены в соответствии с
федеральными законами.
Федеральный закон с изменениями от 29 декабря 2010 г., вступившими
в силу с 1 июля 2011 г., расширил понятие невостребованной земельной
доли, под которой в соответствии со ст. 12.1 Федерального закона
понимается земельная доля, принадлежащая на праве собственности
гражданину, который не передал эту земельную долю в аренду или не
распорядился ею иным образом в течение трех и более лет подряд. При
этом земельные доли, права на которые зарегистрированы в соответствии с
Законом не могут быть признаны невостребованными земельными долями
по вышеуказанному основанию.
Невостребованной земельной долей может быть признана также
земельная доля, сведения о собственнике которой не содержатся в
принятых до дня вступления в силу Федерального закона от 21 июля 1997
г. № 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое
имущество и сделок с ним" решениях органов местного самоуправления о
приватизации сельскохозяйственных угодий, либо земельная доля,
собственник которой умер и отсутствуют наследники как по закону, так и
по завещанию, или никто из наследников не имеет права наследовать, или
все наследники отстранены от наследования, или никто из наследников не
принял наследства, или все наследники отказались от наследства и при
этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого
наследника.
После проведения установленной в статье 12.1 Федерального закона
процедуры орган местного самоуправления поселения или городского
округа по месту расположения земельного участка, находящегося в
долевой собственности, вправе обратиться в суд с требованием о
93
признании права муниципальной собственности на земельные доли,
признанные
в
установленном
указанной
статьей
порядке
невостребованными.
Следовательно, после 1 июля 2011 г. органы местного самоуправления
вправе при обращении в суд заявлять требования о признании права
собственности на земельные доли, признанные в установленном порядке
невостребованными,
что принципиально
отличается
от ранее
действующего порядка формирования земельного участка в счет
невостребованных земельных долей.
Следует обратить внимание на то, что в действующей редакции
Федерального закона, вступившей в силу с 1 июля 2011 г., с
соответствующим заявлением может обратиться только муниципальное
образование в отличие от предыдущей редакции, в которой
предусматривалась возможность обращения в суд с подобным заявлением
субъекта Российской Федерации.
По своему правовому содержанию в понятие невостребованной
земельной доли в последней редакции Федерального закона включены
признаки выморочного имущества, определенного в ст. 1151 ГК РФ.
Однако, если выморочное имущество поступает в собственность
Российской Федерации, то правовой режим невостребованных земельных
долей несколько отличается и определен статьей 12.1 Федерального закона.
В соответствии с пунктом 8 статьи 13 Федерального закона в редакции,
вступившей в действие с 1 июля 2011 г., выдел земельных долей,
находящихся в муниципальной собственности, осуществляется по
правилам, установленным для выдела земельных долей, находящихся в
частной собственности. При этом выдел таких земельных долей
осуществляется, в первую очередь, из неиспользуемых земель и земель
худшего качества.
Выдел земельных долей, находящихся в муниципальной собственности
и признанных невостребованными, возможен после принятия судом
соответствующего решения о признании права муниципальной
собственности на земельные доли, признанные в установленном порядке
невостребованными. При выделении земельных долей, произведенных в
соответствии с пунктом 8 статьи 13 Федерального закона, образуется вновь
сформированный земельный участок, право собственности на который за
муниципальным образованием подлежит государственной регистрации.
Надлежащими истцами с 1 июля 2011 г. по требованиям о выделении
невостребованных земельных долей вправе выступать только
муниципальные образования, другим участникам общей долевой
собственности законодателем такого права не предоставлено. Вместе с тем
иные участники долевой собственности на земельный участок, из которого
производится выделение земельных долей, права которых могут быть
затронуты таким выделением, в судебном порядке могут предъявлять свои
возражения в ходе рассмотрения дела.
94
В статье 15 Федерального закона дается понятие, согласно которому
земельная доля, права на которую возникли при приватизации
сельскохозяйственных угодий до вступления в силу настоящего
Федерального закона, является долей в праве общей собственности на
земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения.
Поскольку выдел земельного участка в счет земельных долей в праве
общей долевой собственности на земельный участок прекращает право
общей долевой собственности на данный участок и непосредственно
связано с возникновением права собственности на вновь сформированный
земельный участок, являющийся объектом недвижимости, то в
соответствии со статьей 30 ГПК РФ, дела такой категории также должны
рассматриваться по месту нахождения земельного участка.
Как показало изучение дел, истцами по такой категории дел выступали
органы местного самоуправления муниципального района, а ответчиками
по всем делам в районных судах республики в случае смерти собственника
земельного участка, если наследники не вступили в наследство, выступали
Территориальная Межрайонная инспекция федеральной налоговой службы
России по Республике Мордовия и Территориальное Управление
Федерального агентства по Управлению государственным имуществом в
Республике Мордовия.
Так, были правильно рассмотрены гражданские дела в Атяшевском (101
дело), Ардатовском (53 дела) и других районных судах.
В Инсарском районном суде ответчиками по таким делам выступали
умершие собственники земельных участков. Так, рассмотрены гражданские
дела по искам сельских поселений Инсарского района (всего 286 дел в
отношении 286 умерших) о прекращении права общей долевой
собственности умерших и признании права муниципальной собственности
сельских поселений.
Решением Инсарского районного суда удовлетворены исковые
требования Челмодеевско-Майданского сельского поселения Инсарского
района к Лобачевой М.И. о прекращении права ее общей долевой
собственности,
признании
права
муниципальной
собственности
Челмодеевско-Майданского сельского поселения Инсарского района
Республики Мордовия на земельную долю общей площадью 9,9 га и об
исключении ее из сведений государственного кадастра недвижимости. При
этом указывалось, что на основании постановления администрации
Инсарского района от 1 июня 1994 г. № 55 Комитетом по земельным
ресурсам и землеустройству Инсарского района Лобачевой М.И. в 1994 г.
было выдано свидетельство на право собственности на землю серии РФ XII
–МР 9-2204 № 824348, согласно которого у нее возникло право общей
долевой собственности на землю общей площадью 9,9 гектаров на
земельном участке сельскохозяйственного назначения. С момента
получения свидетельства Лобачевой М.И. земельная доля в целях
сельскохозяйственного производства не использовалась.
95
Из письменного ответа нотариуса Инсарского нотариального округа
усматривается, что имеется наследственное дело № 59/2005, открытое к
имуществу Лобачевой М.И., умершей 1 ноября 2004 г. Наследницей по
закону на основании заявления о принятии наследства от 1 апреля 2005 г.
является дочь Штырняева Н.П. Наследник к участию в деле привлечен не
был. Сведений о том, что земельная доля более трех лет не используется им
по назначению, не имеется.
Подавляющее большинство представленных на обобщение дел
рассмотрено по искам, связанным с прекращением права общей долевой
собственности и признании права собственности муниципального
образования
на
земельный
участок,
образованный
за
счет
невостребованных земельных долей, принадлежащих гражданам.
Так, по тем основаниям, что собственники земельных долей умерли, а
после их смерти наследство никто не принял. Земельная доля более трех
лет не используется по назначению. Исковые требования судом
удовлетворены.
Решением Чамзинского районного суда удовлетворены исковые
требования главы Сабур-Мачкасского сельского поселения Чамзинского
муниципального района к Межрайонной инспекции федеральной
налоговой службе № 3 Республики Мордовия и к Территориальному
управлению Росимущества в Республике Мордовия о прекращении права
общей долевой собственности и признании права муниципальной
собственности на земельную долю, исключении сведений из
государственного кадастра недвижимости по тем основаниям, что
собственники земельных долей умерли, а после их смерти наследство
никто не принял. Земельная доля более трех лет не используется по
назначению.
По тем же основания Атяшевским районным судом удовлетворен иск
администрации Капасовского сельского поселения Атяшевского
муниципального района к Территориальному управлению Росимущества в
Республике Мордовия и Межрайонной инспекции федеральной налоговой
службе № 3 Республики Мордовия о прекращении права общей долевой
собственности и признании права муниципальной собственности на
земельную долю, исключении сведений из государственного кадастра
недвижимости.
Поскольку требования о признании права собственности на земельный
участок, сформированный в счет невостребованных земельных долей,
относятся к категории имущественных споров, то цена иска определялась
судами на пункта 9 части 1 статьи 91 ГПК РФ.
Однако в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 333.36
Налогового кодекса РФ от уплаты государственной пошлины по делам,
рассматриваемым в судах общей юрисдикции, а также мировыми судьями,
освобождаются государственные органы, органы местного самоуправления
96
и иные органы, обращающиеся в суды общей юрисдикции в защиту
государственных и общественных интересов.
Изучение дел показало, что при обращении в суд органы местного
самоуправления в силу закона государственную пошлину не оплачивали.
Ответчиками по искам муниципального образования и субъекта
Российской Федерации в отношении невостребованных земельных долей
суды правильно указывали собственников таких долей. Поскольку площадь
выделяемого земельного участка соответствует сумме площадей
невостребованных долей, принадлежащих ответчикам, то к участию в деле
привлекаются все собственники невостребованных долей, за счет которых
формируется земельный участок. Состав ответчиков определялся судами за
счет списка, опубликованного в средствах массовой информации.
При рассмотрении дел о признании права общей долевой собственности
на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения, при
определении размера подлежащей взысканию государственной пошлины,
суды не всегда определяли цену иска, исходя из кадастровой или иной
стоимости земельного участка.
Так, по гражданскому делу по иску Горбуновой Е.М. к администрации
Зубово-Полянского муниципального района о признании права общей
долевой собственности на земельную долю общей площадью 3,0 га с
размером доли 1/416 истицей была уплачена государственная пошлина в
размере 200 рублей в соответствии с положениями пункта 3 части 1 статьи
333.19 Налогового кодекса РФ, как при подаче искового заявления
имущественного характера, не подлежащего оценке либо искового
заявления неимущественного характера.
При рассмотрении дел вышеуказанной категории, суды не испытывали
трудностей в установлении подсудности, которая определяется в
соответствии со статьей 30 ГПК РФ, то есть по правилам исключительной
подсудности, по месту нахождения земельного участка.
Все дела, представленные на изучение, правильно рассмотрены в
исковом производстве.
В качестве значимых судами, в основном, правильно указывались
обстоятельства, подлежащие установлению: отсутствие распорядительных
действий со стороны собственников земельных долей; соблюдение органом
местного самоуправления порядка формирования участка, к которому
относится публикация списка собственников невостребованных земельных
долей в официальных средствах массовой информации, а также
соблюдение процедуры формирования земельного участка.
При рассмотрении дел указанной категории суды в качестве
доказательств наличия права на земельную долю принимали во внимание
решения органа местного самоуправления о предоставлении гражданам
при реорганизации колхоза или совхоза земельного участка в коллективнодолевую собственность с приложением соответствующих списков таких
97
лиц и размеров их долей, а также свидетельства о праве собственности
гражданина на земельную долю, выданные уполномоченным органом.
Некоторые районные суды республики по делам данной категории
голословно указывали в решениях, что собственники земельных долей
более трех лет с момента возникновения на эти доли права собственности
не используют их, поскольку указанными долями не распорядились, в
аренду не передали. Однако данные из регистрирующих органов об
отсутствии сведений об обороте таких долей, в материалах дела
отсутствовали.
Поскольку
закон
определяет
возможность
принудительного
прекращения права собственности только на невостребованные земельные
доли, то судам необходимо устанавливать, не совершал ли собственник
земельной доли в течение трех лет распорядительных действий (продажа,
передача в аренду, дарение и т.п.).
Неправильно относить к невостребованным земельные доли,
собственники которых совершили действия по распоряжению ими в
течение указанного периода, но затем перестали это делать.
Вывод о востребованности доли может следовать при выделе ее в
натуре, а также при ином распоряжении. Таким подтверждением являются
выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое
имущество и сделок с ним, сведения о регистрации выдачи свидетельств о
праве собственности, сведения о составе участников образованных
сельскохозяйственных организаций и т.п. Понятие «нераспорядившихся
земельными долями лиц» сводится к исключению из числа собственников
земли тех лиц, которым безразлична судьба сельскохозяйственных земель,
которые не принимают никаких мер по включению земли в состав
обрабатываемых
земель,
что
ведет
к
ухудшению
качества
сельскохозяйственных угодий.
Любые распорядительные действия собственника земельной доли
должны быть оценены судом при разрешении данного вопроса. При этом
вопрос о невостребованности доли должен быть разрешен с учетом
отсутствия объективных уважительных причин для распоряжения
собственником своей доли. При рассмотрении дела суд должен установить,
кто являлся собственником невостребованной земельной доли, имеются ли
у него наследники, реализовали ли наследники свое право по реализации
доли, сдавал ли наследодатель при жизни в аренду земельные доли или
распоряжался каким-либо иным образом.
Порядок проведения общего собрания участников долевой
собственности, порядок извещения о проведении общего собрания и
условия его правомочности подробно регламентированы в статье 14.1
Федерального закона, введенной Федеральным законом от 29 декабря 2010
г. № 435-ФЗ.
Общее собрание участников долевой собственности проводится по
предложению участника долевой собственности, либо лиц, использующих
98
находящийся в долевой собственности земельный участок в целях
производства сельскохозяйственной продукции, либо органа местного
самоуправления поселения или городского округа по месту расположения
земельного участка, находящегося в общей долевой собственности. Общее
собрание принимает решения по вопросам, указанным в пункте 3 статьи 14
настоящего Федерального закона (пункт 1).
Участники долевой собственности извещаются органом местного
самоуправления поселения или городского округа по месту расположения
земельного участка, находящегося в общей долевой собственности, о
проведении
общего
собрания
посредством
опубликования
соответствующего сообщения в средствах массовой информации,
определенных субъектом Российской Федерации, и размещения такого
сообщения на официальном сайте соответствующего органа местного
самоуправления в сети "Интернет" (при его наличии) не позднее чем за
сорок дней до дня проведения общего собрания. Не позднее дня
опубликования сообщения о проведении общего собрания объявление
также должно быть размещено на информационных щитах, расположенных
на территории муниципального образования по месту расположения
земельного участка, находящегося в общей долевой собственности. О
проведении общего собрания по предложению участника долевой
собственности или лиц, использующих находящийся в долевой
собственности
земельный
участок
в
целях
производства
сельскохозяйственной продукции, орган местного самоуправления
поселения или городского округа по месту расположения земельного
участка, находящегося в общей долевой собственности, уведомляется в
письменной форме (пункт 2).
Указанные в пункте 2 настоящей статьи сообщение и уведомление о
проведении общего собрания должны содержать:
1) дату и время проведения общего собрания;
2) адрес места проведения общего собрания на территории
муниципального образования по месту расположения земельного участка,
находящегося в общей долевой собственности;
3) повестку дня общего собрания;
4) адрес места ознакомления с документами по вопросам, вынесенным
на обсуждение общего собрания, и сроки такого ознакомления (пункт 3).
Так, решением Кадошкинского районного суда от 20 февраля 2013 г.
отказано
администрации
Адашевского
сельского
поселения
Кадошкинского муниципального района в удовлетворении исковых
требований к Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы
России № 5 по Республике Мордовия о прекращении права общей долевой
собственности Захаровой В.И. на земельный участок и признании права
муниципальной собственности на невостребованный земельный участок в
связи с тем, что истцом нарушена форма размещения информации о
проведении общего собрания участников долевой собственности.
99
В нарушение вышеуказанных норм истец осуществил извещение о
проведении общего собрания участников долевой собственности на
земельный участок посредством выпуска газеты Адашевского сельского
поселения Кадошкинского муниципального района «Сельские новости».
При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что
истцом нарушена форма размещения информации о проведении общего
собрания участников долевой собственности.
Только одно дело было рассмотрено по иску о признании
недействительным протокола общего собрания участников долевой
собственности
на
земельный
участок
из
состава
земель
сельскохозяйственного назначения.
Так, решением Старошайговского районного суда от 29 декабря 2012 г.
Машкову И.С. отказано в иске к Коркиной А.А., Красновой В.И. и другим
(всего 19 ответчиков) о признании незаконным протокола общего собрания
участников долевой собственности СПК «Шигоньское» Старошайговского
района от 25 октября 2009 г. № 1 и соглашения об определении долей от 7
декабря 2009 г., об аннулировании записи о государственной регистрации
права собственности ответчиков на земельный участок с кадастровым
номером № 13:18:0325003:284, расположенный по адресу: Республика
Мордовия, Старошайговский район, с. Шигонь, ул. Московская, 43, в связи
с тем, что протокол соответствует действующему законодательству и
общее
собрание
проведено
с
соблюдением
требований,
регламентированных в статье 14.1 Федерального закона, введенной
Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 435-ФЗ.
Согласно правовой позиции, изложенной в Обзоре судебной практики
Верховного Суда РФ от 25 февраля 2009 г. за третий квартал 2008 г., при
рассмотрении дел о выделении земельных участков в счет доли в праве
общей
собственности
на
земельный
участок
из
земель
сельскохозяйственного назначения, суды должны привлекать к участию в
дело тех участников долевой собственности, от которых поступили
возражения относительно местоположения выделяемого в счет земельной
доли земельного участка.
Как указано в Обзоре, по смыслу статьи 13 Федерального закона к
участию в деле в качестве ответчиков в обязательном порядке должны
привлекаться участники долевой собственности, заявившие свои
возражения относительно местоположения выделяемого в счет земельной
доли земельного участка. Лица, заявившие возражения в суде за пределами
срока, установленного в пункте 3 статьи 13 Федерального закона, также
подлежат привлечению к участию в деле. Что касается остальных
участников долевой собственности, от которых возражений не поступало,
то их привлечение к участию в дело не является обязательным.
Так, Темниковским районным судом рассмотрено гражданское дело по
иску Борисовой Л.М. к Горяевой Н.А. о признании права на выдел
земельного участка, находящегося в общей долевой собственности,
100
согласно межевому плану, подготовленному кадастровым инженером и
утвержденному ею как собственником долей. Истица указала, что она
является собственницей 4/1176 земельных долей в общей долевой
собственности на земельный участок с кадастровым номером
13:19:0202001:27. В целях выдела земельного участка в натуре она
обратилась к кадастровому инженеру о проведении межевания.
Собрание владельцев земельных долей не состоялось из-за отсутствия
кворума. Истица поместила объявление в газету с описанием
месторасположения земельного участка и ориентирами. Кадастровому
инженеру и Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и
картографии по Республике Мордовия поступили по почте возражения
против выдела в натуре земельного участка от собственницы 9/1176 долей
– Горяевой Н.А.
В удовлетворении исковых требований Борисовой Л.М. отказано в
связи с тем, что она не представила доказательств того, что ею не
предприняты все меры к созыву и проведению общего собрания
собственников земельных долей для разрешения вопроса выдела и
утверждения местоположения земельного участка, что является
препятствием для реализации права на выделение земельного участка в
счет своих земельных долей с использованием процедуры через
публикацию в газете.
Районными судами республики дела о признании права собственности
на земельные доли в праве общей долевой собственности на земельный
участок из земель сельскохозяйственного назначения за лицами, которые
передали земельные доли во вновь созданные сельскохозяйственные
предприятия, а также дела о признании права собственности на земельные
доли граждан, которые по тем или иным причинам не были включены в
списки лиц, имеющих право на получение земельной доли при
реорганизации колхозов и совхозов, не рассматривались.
Согласно пункту 10 постановления Правительства РФ от 29 декабря
1991 г. № 86 «О порядке реорганизации колхозов и совхозов» владелец пая
обязан подать заявление во внутрихозяйственную комиссию и указать в
нем одну из следующих форм использования пая: получение на сумму пая
земли и средств производства с целью создания крестьянского хозяйства,
других предприятий, передача пая в качестве учредительного взноса в
товарищество, в кооператив и продажа пая другим работникам хозяйства
или хозяйству.
В соответствии с решениями общих собраний учредителей и
представленными списками граждан-учредителей каждого вновь
образованного хозяйственного общества, товарищества, производственного
кооператива на основании постановлений администрации района
сельскохозяйственные угодья бывших колхозов и совхозов были переданы
в собственность вновь образованных хозяйственных обществ и
товариществ.
101
Полагаем, что требования о признании права собственности на
земельные доли в праве общей долевой собственности за лицами, которые
передали земельные доли во вновь созданные сельскохозяйственные
предприятия в качестве уставного капитала, согласно пункту 2 части 1
статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса РФ, изменения в
которую внесены статьей 10 Федерального закона от 19 июля 2009 г. №
205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты
Российской Федерации» подлежат рассмотрению в арбитражном суде.
Поскольку такой спор имеет признаки корпоративного, то дела
указанной категории не подведомственны судам общей юрисдикции, за
исключением дел, вытекающих из наследственных и семейных
правоотношений.
В соответствии с пунктом 9 постановления Правительства РФ от 29
декабря 1991 г. № 86 «О порядке реорганизации колхозов, совхозов» все
члены колхоза и работники совхоза, в том числе ушедшие на пенсию,
имеют право на бесплатный земельный и имущественный пай в общей
долевой собственности. По решению коллектива хозяйства пай мог быть
предоставлен работникам объектов социальной сферы, расположенных на
территории хозяйства. Размер земельного пая устанавливался в
натуральном или стоимостном выражении. При среднем качестве земли
земельный пай в натуральном выражении не должен был превышать
утвержденном в районе предельной нормы бесплатной передачи земли в
собственность. Размер имущественного пая устанавливался в зависимости
от трудового вклада. Допускалось объединение земельного и
имущественного паев в единый пай с указанием его стоимости и выдачей
акций или иных свидетельств собственности.
Местные администрации были обязаны в соответствии с Указом
Президента РФ от 27 декабря 1991 г. № 323 «О неотложных мерах по
осуществлению земельной реформы в РСФСР» (утратил силу с 25 февраля
2003 г.) обеспечить выдачу гражданам, ставшим собственниками
земельной доли, соответствующих свидетельств на право собственности на
землю (земельную долю).
Как указывалось выше, владелец пая вправе был реализовать один из
четырех видов использования своего пая: в виде получения на сумму пая
земли и средств производства с целью создания крестьянского хозяйства,
других предприятий, в виде передачи пая в качестве учредительного взноса
в товарищество или акционерное общество, в кооператив, либо в виде
продажи пая другим работникам или хозяйству.
При определении материального закона в указанных правоотношениях
следует учитывать Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской
деятельности» от 25 декабря 1991 г. № 445-1, Указ Президента РФ от 27
декабря 1991 г. № 323 «О неотложных мерах по осуществлению земельной
реформы в РСФСР», постановление Правительства РФ от 29 декабря 1991
г. № 86 «О порядке реорганизации колхозов и совхозов», постановление
102
Правительства РФ от 4 сентября 1992 г. № 708 «О порядке приватизации и
организации предприятий и организаций агропромышленного комплекса»,
действовавшие на момент спорных правоотношений и преобразования
колхозов и совхозов.
Отсутствие решения коллектива хозяйства о предоставлении
работникам объектов социальной сферы земельного пая препятствует
признанию права собственности на земельную долю на земельный участок
сельскохозяйственного назначения.
Районными судами республики не рассматривались дела о признании
права собственности на земельные доли в праве общей долевой
собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного
назначения за лицами, которые передали земельные доли во вновь
созданные сельскохозяйственные предприятия, а также дела о признании
права собственности на земельные доли граждан, которые по тем или иным
причинам не были включены в списки лиц, имеющих право на получение
земельной доли при реорганизации колхозов и совхозов и о признании
права собственности на земельные доли за гражданами, которые не были
включены в списки лиц, имеющих право на получение свидетельства на
право собственности на землю.
С учетом постановления Правительства РФ от 1 февраля 1995 г. № 96
«О порядке осуществления прав собственников земельных долей и
имущественных паев» правоустанавливающим документом являлось
постановление органа местного самоуправления о передаче земли в
собственность.
В связи со вступлением в силу Федерального закона (статья 18)
решения
органа
местного
самоуправления
о
приватизации
сельскохозяйственных угодий, а также свидетельства о праве
собственности на земельную долю отнесены к правоудостоверяющим
документам.
Приложением к постановлению органа местного самоуправления
являлись представленные реорганизованными сельскохозяйственными
предприятиями списки лиц, наделенных земельной долей, в которые могли
быть ошибочно включены лица, утратившие право на земельную долю.
Считаем, что при рассмотрении дел указанной категории следует
выяснять возникновение и сохранение права собственности на земельную
долю у бывшего работника реорганизованного сельскохозяйственного
предприятия, а также устанавливать, отсутствует ли ошибка по включению
в соответствующие списки работника и не передана ли земельная доля в
уставной капитал общества.
Районными судами республики рассматривались дела о признании
права собственности на земельную долю в порядке наследования, когда
наследодатель имел право на земельную долю и было получено
свидетельство о праве собственности по форме, утвержденной Указом
103
Президента РФ от 27 октября 1993 г. № 1767 «О регулировании земельных
отношений и развитии аграрной реформы в России».
Так, Зубово-Полянским районным судом рассмотрено гражданское дело
иску
Митрейкина
Н.Т.
к
администрации
Зубово-Полянского
муниципального района о включении имущества в наследственную массу.
Он указывал, что после смерти его родителей открылось наследство,
состоящее из двух земельных долей в размере по 8,12 га в праве общей
долевой
собственности
на
земельный
участок
из
земель
сельскохозяйственного назначения колхоза «Красный Октябрь». Земельные
доли были представлены в общую долевую собственность его родителям
на основании постановления главы администрации Зубово-Порлянского
района от 27 июня 1994 г.
Установив, что наследодатель обладал правом собственности на
земельную долю, что подтверждалось свидетельством о праве
собственности, наследник принял наследств. В связи с этим суд признал за
истцом право собственности на земельную долю.
Судебная коллегия по гражданским делам обращает внимание судей на
указанные в обобщении недостатки, необходимость постоянного изучения
судьями земельного и гражданского законодательства и более тщательного
подхода при определении обстоятельств, имеющих значение для дел
данной категории, а также правильного применения материального и
процессуального закона.
Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Республики Мордовия
104
СПРАВКА
по результатам обобщения практики разрешения районными
судами Республики Мордовия гражданских дел по спорам, связанным
с воспитанием детей при раздельном проживании родителей
В соответствии с планом работы Верховного Суда Республики
Мордовия на 2013 год судебной коллегией по гражданским делам
проведено обобщение практики рассмотрения судами республики дел по
спорам, связанным с воспитанием детей при раздельном проживании
родителей. По запросу Верховного Суда Республики Мордовия из
районных судов поступило 202 рассмотренных в 2012 году и первом
полугодии 2013 года гражданских дела указанной категории.
Целью данного обобщения является:
единообразие применения в судебной практике республики
законодательства, регулирующего указанные правоотношения;
выявление неясных и спорных вопросов, возникших у судей при
рассмотрении дел данной категории;
формирование единой судебной практики.
Анализ судебной практики показал, что в большинстве случаев суды
правильно определяют законодательство, подлежащее применению при
разрешении дел данной категории, и учитывают правовые позиции высших
органов судебной власти Российской Федерации.
В силу статьи 38 Конституции Российской Федерации материнство и
детство, семья находятся под защитой государства. Забота о детях, их
воспитание – равное право и обязанность родителей.
Основным нормативно-правовым актом, регулирующим отношения по
воспитанию детей на территории Российской Федерации, является
Семейный кодекс Российской Федерации (далее – СК РФ). Нормы,
регулирующие отношения по воспитанию детей, содержатся в Конвенции о
правах ребенка.
В соответствии со статьей 4 Конвенции о правах ребенка на государство
и органы опеки и попечительства возложены обязанности принимать все
меры для защиты прав ребенка.
Данной норме корреспондирует пункт 1 статьи 78 СК РФ, согласно
которому при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей,
к участию в деле независимо от того, кем предъявлен иск в защиту
интересов ребенка, должен быть привлечен орган опеки и попечительства.
Участвуя в рассмотрении судом спора, связанного с воспитанием детей,
орган опеки и попечительства обязан согласно пункту 2 статьи 78 СК РФ
провести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц),
105
претендующего на его воспитание, а также представить суду акт
обследования и основанное на нем заключение по существу спора,
подлежащее оценке в совокупности со всеми собранными по делу
доказательствами.
Орган опеки и попечительства привлекается к рассмотрению спора о
воспитании ребенка определением суда.
Изучение судебной практики показало, что требование об обязательном
привлечении органа опеки и попечительства к участию в делах, связанных
с воспитанием детей, судами соблюдается. Все изученные дела
рассмотрены с участием органа опеки и попечительства.
Между тем обобщение судебной практики также показало, что орган
опеки и попечительства, участвующий в деле в качестве органа, дающего
заключение по делу, нередко привлекается судами в качестве: третьего
лица, третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований
относительно предмета спора, заинтересованного лица.
Представляется, что такая практика является неправильной по
следующим основаниям.
В указанном случае в силу положений статьи 47 Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) органы
опеки и попечительства относятся к лицам, участвующим в деле в качестве
государственного органа, компетентного дать заключение по существу
спора. Основанием их участия по делам по спорам о детях является интерес
государства в правильном разрешении дел, имеющих важную социальную
направленность, и защита интересов несовершеннолетних, не имеющих в
большинстве случаев возможности самостоятельно участвовать в процессе
и защищать свои интересы. При этом процессуальные права и обязанности
органа опеки и попечительства, привлекаемого для дачи заключения по
спору (статья 47 ГПК РФ), третьего лица, не заявляющего самостоятельных
требований (статья 43 ГПК РФ), заинтересованного лица (статья 263 ГПК
РФ), являются различными.
Необходимо отметить, что судьями Лесновой И.С., Устимовой Н.И.
(Пролетарский районный суд г. Саранска), Пахомовым А.В. (Ленинский
районный суд г. Саранска) соблюдалось требование о привлечении органа
опеки и попечительства в качестве компетентного государственного
органа.
В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2008 г. №
11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству»
обращено внимание судей на то, что соблюдение требований закона о
проведении надлежащей подготовки гражданских дел к судебному
разбирательству является одним из основных условий правильного и
своевременного их разрешения. Своевременная и полная подготовка дела к
судебному разбирательству имеет определяющее значение для
качественного рассмотрения дела и в установленные законом сроки.
Непроведение либо формальное проведение подготовки дел к судебному
106
разбирательству, как правило, приводит к отложению судебного
разбирательства, волоките, а в ряде случаев и к принятию необоснованных
решений.
Изучение судебной практики по спорам, связанным с воспитанием
детей при раздельном проживании родителей, показало, что еще имеют
место случаи формального отношения судей к подготовке дела к
судебному разбирательству. Это, как правило, приводит к тому, что
слушания по делам неоднократно откладываются, нарушаются сроки
рассмотрения дел, вынесенные судебные постановления отменяются судом
апелляционной инстанции.
При этом в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27
мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении
споров, связанных с воспитанием детей» особо подчеркивается, что такие
дела должны назначаться к разбирательству в судебном заседании только
после получения от органов опеки и попечительства составленных и
утвержденных в установленном порядке актов обследования условий
жизни лиц, претендующих на воспитание ребенка. Следовательно,
требуемые законом действия со стороны органа опеки и попечительства
должны быть осуществлены на стадии подготовки дела к судебному
разбирательству.
Однако на практике не все суды выполняют указанное требование
закона.
Так, исковое заявление Поколявина О.В. к Курчатовой Е.Ф. об
устранении препятствий к общению с ребенком и определении порядка
общения с ребенком определением судьи Зубово-Полянского районного
суда Горячевой О.С. (дело № 2-791/2012) принято к производству данного
суда, и по делу назначено проведение подготовки к судебному
разбирательству. На орган опеки и попечительства администрации ЗубовоПолянского муниципального района возложена обязанность провести
обследование условий жизни ребенка и лица, претендующего на его
воспитание, представить суду акт обследования и основанное на нем
заключение по существу.
При этом истец проживает в г. Пенза. При отсутствии актов
обследования жизни ребенка и лица, претендующего на его воспитание, и
заключения органа опеки и попечительства судьей вынесено определение о
назначении дела к разбирательству в судебном заседании, в котором
указано, что дело достаточно подготовлено к судебному разбирательству.
Акт обследования жилищно-бытовых условий ответчицы приобщен к
материалам дела в судебном заседании по ходатайству представителя
органа опеки и попечительства администрации Зубово-Полянского
муниципального района. Спор об осуществлении родительских прав
родителем, проживающим отдельно от ребенка, рассмотрен судом в
отсутствие акта обследования условий жизни лица, претендующего на его
воспитание, и заключения по существу спора органа опеки и
107
попечительства. Решением Зубово-Полянского районного суда исковые
требования удовлетворены. Поколявину О.В. предоставлено общение с
дочерью 2005 года рождения еженедельно по воскресеньям с 9 часов до 18
часов. При этом, как указано выше, истец проживает в г. Пенза. Данное
решение не мотивировано, судом не дана оценка имеющимся в деле
доказательствам, в тексте содержатся орфографические ошибки, например
«резулятивная» часть решения.
Определением судьи Зубово-Полянского районного суда Заренковой
Н.Е. исковое заявление Байкина А.Б. к Байкиной А.В. о расторжении брака
и определении места жительства несовершеннолетнего сына 2008 года
рождения, принято к производству указанного суда и по делу назначена
подготовка к судебному разбирательству, которая заключалась в
разъяснении истцу и ответчику процессуальных прав и обязанностей,
возложении на стороны обязанности представить в судебное заседание на
обозрение суда справку о заработной плате, характеристику, сведения о
наличии в собственности жилья, направлении ответчику и органу опеки и
попечительства копии искового заявления с приложенными к нему
документами (дело № 2-767/2012). При этом орган опеки и попечительства
к участию в деле на стадии подготовки дела к судебному разбирательству
привлечен не был, акты обследования условий жизни ребенка и лица,
претендующего на его воспитание, а также заключение органа опеки и
попечительства затребованы не были. Несмотря на отсутствие в деле
указанных документов, дело было назначено к слушанию, поскольку оно
«достаточно подготовлено к судебному разбирательству». В суд вызваны:
истец, ответчик, представитель третьего лица – органа опеки и
попечительства администрации Зубово-Полянского района. Определением
Зубово-Полянского районного суда (судья Яковлева Л.М.) принят отказ
Байкина А.Б. от иска, производство по делу прекращено.
Согласно материалам дела № 2-1003/2102 г. (Зубово-Полянский
районный суд, судья Яковлева Л.М.) решение по делу по иску Бабиной Е.Б.
к Бабину П.А. о расторжении брака и определении места жительства
ребенка 2009 года рождения состоялось 14 августа 2012 г. Однако протокол
судебного заседания, имеющийся в материалах дела перед решением,
датирован 28 июня 2012 г. Протокола судебного заседания от 14 августа
2012 г. в материалах дела нет. Допущенное судом нарушение
процессуального права в силу пункта 6 части 4 статьи 330 ГПК РФ
является безусловным основанием к отмене постановленного судом
решения.
По делу по иску Куликова Е.А. к Куликовой Т.Н. об устранении
препятствий к общению с ребенком и определении порядка общения с
ребенком 2002 года рождения (Ленинский районный суд г. Саранска, дело
№ 2-399/2012, судья Бурлаков И.И.) было вынесено определение о
принятии, подготовке и назначении дела к судебному разбирательству,
однако орган опеки и попечительства определением судьи к участию в деле
108
не привлекался, акт обследования жизни ребенка и лица, претендующего
на его воспитание, и заключение органа опеки и попечительства по
существу спора на стадии подготовки дела к судебному разбирательству не
запрашивались. То есть дело было назначено к судебному разбирательству
в отсутствие такого акта. Судебное заседание было отложено по
ходатайству представителя органа опеки и попечительства для
обследования жилищно-бытовых условий сторон.
Судьи: Карасев В.Е. (Ардатовский районный суд, дело № 2-229/2012),
Апарина Л.О. (Рузаевский районный суд, дело № 2-555/2012), Селькина
Р.С. (Атяшевский районный суд, дело № 2-65/2013) также назначали дела к
разбирательству в судебном заседании без получения от органов опеки и
попечительства составленных и утвержденных в установленном порядке
актов обследования условий жизни ребенка и лиц, претендующих на его
воспитание, и заключения органа опеки и попечительства по существу
спора.
В соответствии с пунктом 3 статьи 65 СК РФ место жительства
несовершеннолетних детей при раздельном проживании родителей
устанавливается соглашением родителей. При недостижении такого
соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из
интересов несовершеннолетних и с учетом мнения ребенка, достигшего
возраста десяти лет, при условии, что это не противоречит его интересам.
К обстоятельствам, которые суд должен принять во внимание при
разрешении спора, закон относит: привязанность ребенка к каждому из
родителей, братьям и сестрам; возраст ребенка; нравственные и иные
личные качества родителей; отношения, существующие между каждым из
родителей и ребенком; возможность создания ребенку условий для
воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, их
материальное и семейное положение, состояние здоровья родителей);
другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в
месте проживания каждого из родителей. Решение суда при определении
места жительства ребенка должно быть мотивировано, должно быть
указано, почему отдается предпочтение одному из родителей,
соответствует ли это интересам ребенка.
При определении места жительства ребенка суды в основном правильно
применяют пункт 3 статьи 65 СК РФ, учитывая обстоятельства, указанные
в данной норме.
По данному вопросу заслуживает внимания практика судов, которые
учитывают также иные обстоятельства, влияющие на правильное
разрешение этих споров, такие как: проявление одним из родителей
большей заботы и внимания к ребенку; социальное поведение родителей;
морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте
проживания каждого из родителей; привлечение родителей ребенка к
административной или уголовной ответственности; наличие судимости;
состояние на учете в психоневрологическом, наркологическом
109
диспансерах; мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, если это не
противоречило его интересам; удобство расположения образовательных
учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного
образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым
из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий; в
целях всестороннего исследования всех обстоятельств дела запрашивались,
в частности, данные на родителей из Информационного центра МВД,
наркологических и психоневрологических диспансеров. В случаях, когда
установление тех или иных обстоятельств требовало специальных знаний,
назначались экспертизы для определения внутрисемейных отношений и
взаимоотношений ребенка с каждым из родителей, выявления
психологических особенностей каждого из родителей и ребенка, для
психологического анализа ситуации в целом (семейного конфликта),
определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка
со стороны одного из родителей, выяснения мнения детей об их родителях
и о том, с кем они желают проживать. В этих целях судами, в частности,
назначались
психолого-педагогические
экспертизы.
Заключение
экспертизы является лишь одним из доказательств, которое оценивается
судом в совокупности с другими. Кроме того, при рассмотрении дел
данной категории к участию в деле привлекались специалисты: педагоги,
психологи, врачи-педиатры для выяснения степени привязанности ребенка
к каждому из родителей, установления фактических обстоятельств дела,
характеристики семьи и отношения родителей к воспитанию детей
(Ленинский районный суд г. Саранска, дело № 2-2254/2012, судья
Надежина С.Ю., Октябрьский районный суд г. Саранска, дело № 2109/2013, судья Щеголькова Т.В., Кадошкинский районный суд, дело № 202/2012, судья Пужаев В.А.).
При этом большая материальная обеспеченность того или иного
родителя и занимаемая им должность не являлись определяющими
факторами, исходя из которых суды решали вопрос об определении места
жительства ребенка. Решения принимались судами с учетом всех
юридически значимых обстоятельств, с учетом того, кто из родителей
имеет возможность создать лучшие условия для воспитания и развития
ребенка и в первую очередь исходя из интересов детей.
Судебная практика рассмотрения данных споров свидетельствует о том,
что в большинстве случаев место жительства детей определяется с их
матерью. Между тем имеются единичные случаи передачи ребенка (детей)
на воспитание отцу.
Например, решением Большеберезниковского районного суда по делу
по иску Кулагина И.Ю. к Кулагиной Е.А. об определении места жительства
несовершеннолетних детей и по встречному иску Кулагиной Е.А. к
Кулагину И.Ю. об определении места жительства несовершеннолетних
детей (дело № 2-1/2013, судья Колчина Л.А.) удовлетворен иск, Кулагин
Р.И. 2003 года рождения и Кулагина М.И. 2008 года рождения переданы на
110
воспитание отцу по месту его жительства, в удовлетворении встречного
иска Кулагиной Е.А. отказано.
Решением Октябрьского районного суда г. Саранска по делу по иску
Журкина И.С. к Бурмистровой О.А. об определении места жительства
ребенка исковые требования удовлетворены: определено место жительства
несовершеннолетней Журкиной В.И. 2005 года рождения с отцом (дело №
2-215/2012, судья Щеголькова Т.В.).
По делу по иску Морозкина А.С. к Морозкиной Г.Г. о расторжении
брака и определении места жительства несовершеннолетнего ребенка
исковые
требования
удовлетворены,
место
жительства
несовершеннолетнего ребенка Морозкиной В.А. 2009 года рождения также
определено с отцом по месту его жительства (Октябрьский районный суда
г. Саранска, дело № 2-201/2012, судья Щеголькова Т.В.).
Аналогичным образом разрешен спор Ельниковским районным судом
(дело № 2-206/2012, судья Кашуркин В.Н.) по иску Кадочкина В.А. к
Кадочкиной Н.П. о расторжении брака и определении места жительства
несовершеннолетней дочери Кадочкиной В.В. 2008 года рождения. Суд
оставил ребенка для проживания с отцом, однако адрес места жительства
Кадочкина В.А. в резолютивной части решения не указал (согласно
материалам дела истец зарегистрирован и проживает в г. Москва).
В этом случае, определяя место жительства ребенка по месту
жительства отца, суды учитывали принцип равенства прав и обязанностей
отца и матери, и, соблюдая интересы несовершеннолетних детей, исходили
из наилучших для них жилищно-бытовых условий отца, с учетом
сложившихся именно на период рассмотрения дела в суде
взаимоотношений сторон между собой и детьми, учитывалось, что отец
больше проявляет заботу и внимание к ребенку (детям), длительность
проживания ребенка с отцом, материальное и семейное положение
родителей, привязанность ребенка к каждому из родителей, отсутствие или
наличие у родителей вредных привычек и отклонений в поведении,
морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте
проживания каждого из родителей, личные качества родителей (образ
жизни отца и матери), мнение органа опеки и попечительства.
Вместе с тем при вынесении решения по иску Чудаевой М.Ю. к Чудаеву
А.В.
о расторжении
брака,
определении
места
жительства
несовершеннолетней дочери Чудаевой В.А. (Ардатовский районный суд,
дело №2-229/2012, судья Карасев В.Е.), суд, определяя место жительства
несовершеннолетней Чудаевой В.А. 2004 года рождения ограничился лишь
фразой о том, что в судебном заседании сторонами достигнуто соглашение
по воспитанию ребенка, и они выразили согласие о проживании дочери по
два дня у матери и по два дня у отца поочередно. Решением суда
определено место жительства несовершеннолетней (два дня с матерью
Чудаевой М.Ю., два дня с отцом Чудаевым А.В. поочередно). Такое
формальное отношение к рассмотрению спора является недопустимым.
111
Основные положения по осуществлению родительских прав родителем,
проживающим отдельно от ребенка, закреплены в статье 66 СК РФ.
Согласно пункту 1 статьи 66 СК РФ такой родитель имеет право на
общение с ребенком, участие в его воспитании и решение вопроса
получения ребенком образования.
Проживание ребенка с одним из родителей не лишает другого родителя
права и обязанности участвовать в его воспитании. Проживающий
отдельно от ребенка родитель вправе общаться с ним и обязан принимать
участие в его воспитании, а родитель, с которым ребенок проживает, не
вправе препятствовать в этом другому родителю.
При разрешении споров между родителями о порядке осуществления
родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, суды
руководствуются
разъяснениями,
содержащимися
в
пункте
8
постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10,
согласно которым при определении порядка общения родителя с ребенком
принимаются во внимание возраст ребенка, состояние его здоровья,
привязанность к каждому из родителей и другие обстоятельства, способные
оказать воздействие на физическое и психическое здоровье ребенка, на его
нравственное развитие.
Изучение судебной практики показало, что помимо названных
обстоятельств суды также учитывали наличие либо отсутствие условий для
воспитания и развития ребенка согласно акту обследования жилищнобытовых условий (наличие спального и игрового мест и т.д.); режим дня
малолетнего ребенка; удаленность места жительства истца от места
жительства ребенка; длительность периода времени, в течение которого
ребенок не общался с родителем, и другие обстоятельства.
При разрешении таких споров суды правильно исходили как из
равенства прав обоих родителей, учитывая их пожелания, так и из
интересов ребенка.
При этом с учетом обстоятельств конкретного дела исковые требования
родителя, проживающего отдельно от ребенка, зачастую удовлетворялись
судом частично, и порядок общения с ребенком определялся иной, чем
заявленный родителем. Определение, в частности, иного по
продолжительности времени общения с ребенком было связано, прежде
всего, с индивидуальными особенностями ребенка, его возрастом,
состоянием здоровья, отсутствием у ребенка опыта общения с
проживающим отдельно от него родителем, а также с режимом работы
родителей.
В соответствии с пунктом 1 статьи 65 СК РФ родительские права не
могут осуществляться в противоречии с интересами детей.
Между тем имели место случаи, когда суд в нарушение названной
нормы закона устанавливал график общения родителя с ребенком вопреки
интересам ребенка и заключению органа опеки и попечительства, при
выборе порядка общения не исследовал обстоятельства, имеющие
112
существенное значение для правильного разрешения дела.
Например, решением Старошайговского районного суда по делу по
иску Уткина Е.Ю. к Уткиной Л.А. определен порядок общения истца с
малолетней дочерью Уткиной Я.Е. 2009 года рождения (в первую и третью
субботу и воскресенье каждого месяца с 10.00 часов до 16.30 часов по
месту жительства отца Уткина Е.Ю.) (дело № 2-213/2012, судья Акмайкин
С.Ф.)
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики
Мордовия решение суда изменила, определив в интересах ребенка время
общения истца с дочерью с 10.00 часов до 13.00 часов, поскольку, как
пришел к выводу суд апелляционной инстанции, судом первой инстанции
не учтено мнение матери, возражавшей против требуемого истцом графика,
интересы ребенка, которому на момент рассмотрения дела исполнилось 3
года 6 месяцев, и ввиду малолетнего возраста ребенка пребывание его у
истца в период времени с 10.00 часов до 16.30 часов может повлечь
негативное влияние на здоровье и психику ребенка в связи с нарушением
его ежедневного с 13.30 часов до 17.00 часов дневного сна.
Среди изученных дел данной категории имели место случаи, когда суд
определял порядок общения ребенка с родителем, не указывая при этом, по
месту жительства отца или матери должно происходить такое общение, в
присутствии (или нет) родителя, с которым проживает ребенок.
Так, решением Лямбирского районного суда по делу по иску
Арзамасова Н.Г. к Музафяровой (Волковой) Е.В. (дело № 2-495/2013, судья
Мельникова Н.Н.) на ответчицу возложена обязанность не препятствовать
истцу общаться с сыном 2005 года рождения каждую субботу недели в
период с 10 до 19 часов и с 10 до 19 часов в один из будних дней недели; в
период пребывания Арзамасова Н.Г. в ежегодном отпуске и отпуске без
сохранения заработной платы с 10 до 19 часов три раза в неделю, из
которых два раза в любой будний день и один раз в субботу; в день
рождения ребенка, то есть 12 мая, не менее четырех часов в течение дня.
Как следует из материалов дела, истец зарегистрирован в с. Большая
Елховка Лямбирского района Республики Мордовия, а проживает в г.
Москва. Дело рассмотрено в отсутствие истца, с участием его
представителя. Определяя порядок общения истца с сыном, суд не принял
во внимание данное обстоятельство, не выяснил, учится ли ребенок в
школе (на момент рассмотрения дела Арзамасову К.Н. было 8 лет 8
месяцев) и будет ли такой график общения соответствовать интересам
ребенка.
Заслуживает внимания позиция судов, когда порядок общения родителя
с ребенком определяется исходя из положений подпунктов 1 и 2 статьи 66
СК РФ, а именно на будущее время. Временной период – до
совершеннолетия ребенка, если в исковом заявлении не указано иное.
Порядок общения с ребенком при необходимости может быть изменен
судом по требованию любого родителя, а по достижении ребенком
113
возраста четырнадцати лет – по требованию и самого ребенка (пункт 2
статьи 56 СК РФ).
Например, решением Кадошкинского районного суда по делу по иску
Фадеева С.А. к Фадеевой З.А. (дело № 2-02/2012, судья Пужаев В.А.)
определен порядок общения отца Фадеева С.А. с сыном Фадеевым А.С.
2010 года рождения следующим образом: первые два месяца с момента
вступления решения суда в законную силу – в виде встреч каждую вторую
и четвертую субботу месяца по месту жительства матери и в ее
присутствии продолжительностью с 11 до 13 часов, в последующем и до
достижения ребенком возраста двух лет – в виде встреч каждую вторую и
четвертую субботу месяца по месту жительства матери и в ее присутствии
продолжительностью с 11 до 12 часов, а также прогулок в присутствии
матери продолжительностью с 12 до 14 часов; по достижении ребенком
возраста двух лет и до трех лет – каждую вторую и четвертую субботу
месяца по месту жительства матери и в ее присутствии
продолжительностью с 11 до 12 часов, а также прогулок в присутствии
матери продолжительностью с 12 до 14 часов, каждое третье воскресенье
месяца по месту жительства отца и в присутствии матери
продолжительностью с 11 до 13 часов; по достижении ребенком возраста
трех лет и до семи лет – каждую вторую и четвертую субботу месяца по
месту жительства отца в отсутствие матери, с возможностью прогулок
продолжительностью с 10 до 16 часов, каждое третье воскресенье месяца
по месту жительства отца и в отсутствие матери, с возможностью прогулок
продолжительностью с 14 до 17 часов; по достижении ребенком возраста
семи лет и до совершеннолетия – каждую вторую и четвертую субботу
месяца, а также первое и третье воскресенье месяца продолжительностью с
10 до 16 часов с возможностью продления в летние месяцы общения с
ребенком на два часа по месту жительства отца и в отсутствие матери с
возможностью прогулок, посещения кинотеатров, культурно-массовых
мероприятий, в отсутствие матери, десять дней в году, включая
возможность поездки в отпуск, два часа – в день рождения ребенка, а также
предоставление беспрепятственного общения ребенка с отцом по телефону.
В силу статьи 12 Конвенции о правах ребенка ребенку, способному
сформулировать свои собственные взгляды, должно быть обеспечено право
свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка,
причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с
возрастом и зрелостью ребенка. С этой целью ребенку, в частности,
предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного
или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо
непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в
порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального
законодательства.
Согласно статье 57 СК РФ ребенок вправе выражать свое мнение при
решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также
114
быть заслушанным в ходе любого судебного или административного
разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет,
обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его
интересам.
Обобщение судебной практики показало, что названные требования
международного и российского законодательства при рассмотрении
споров, связанных с воспитанием детей, судами в большинстве случаев
исполняются.
При этом мнение ребенка о том, с кем из родителей он желает
проживать, и при определении возможности общения с родителем,
отдельно проживающим от ребенка, выясняется, как правило, органами
опеки и попечительства, составляющими акты обследования жилищнобытовых условий и соответствующие заключения. Кроме того, мнение
ребенка выяснялось также педагогами по месту учебы ребенка, в ходе
проведения амбулаторной психолого-педагогической, комплексной
судебной психолого-психиатрической экспертизы
Несовершеннолетние дети, достигшие возраста десяти лет,
опрашивались также непосредственно судом в судебном заседании. Такой
опрос производился в присутствии педагога либо эксперта-психолога.
При учете мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, судами
выяснялось, не является ли мнение ребенка следствием воздействия на него
одного из родителей или других заинтересованных лиц, осознает ли
ребенок свои собственные интересы при выражении этого мнения и как он
его обосновывает. С учетом установленных обстоятельств мнение ребенка
не всегда являлось определяющим при принятии решения судом.
Так, решением Ковылкинского районного суда Кулаеву А.В. отказано в
удовлетворении иска об определении места жительства сына 2001 года
рождения с ним, несмотря на высказанное в судебном заседании желание
ребенка проживать с отцом (дело № 2-585/2012, судья Симонова Е.В.). При
этом суд исходил из того, что, проживая и обучаясь в общеобразовательной
школе по месту жительства отца, ребенок фактически основное время
проводит в доме своей бабушки и сестры отца, которые, по утверждению
матери ребенка – ответчицы по делу, настраивают ребенка против матери.
Между тем доказательств тому, что ответчица Кулаева (Горина) Т.В.
осуществляет ненадлежащий уход за ребенком, оказывает на него
отрицательное влияние, не имеется. Согласно пояснениям истца, он
проживает с женщиной в другом браке в своей квартире. Материалы дела
свидетельствуют о том, что намерение ребенка проживать с отцом
сформировано под воздействием сложившихся неприязненных отношений
между его родителями. Учитывая результаты психологического
обследования ребенка ГБУЗ Республики Мордовия «Республиканский
психоневрологический диспансер», заключение органа опеки и
попечительства, полагавшего в интересах ребенка определить место его
жительства с матерью, конкретные обстоятельства дела, суд пришел к
115
обоснованному выводу о том, что определение места жительства ребенка с
отцом в данном случае нецелесообразно и не будет отвечать интересам
ребенка.
Однако имели место случаи, когда суды, разрешая споры об
определении порядка осуществления родительских прав родителем,
проживающим отдельно от ребенка, необоснованно не учитывали мнение
несовершеннолетнего ребенка, достигшего возраста десяти лет, о порядке
его проживания или общения с отдельно проживающим от него родителем.
Такая ситуация имела место по гражданскому делу по иску Козлова
С.А. к Козловой Н.А. об определении порядка общения с
несовершеннолетними детьми (Рузаевский районный суд, дело № 267/2012, судья Аброськин Н.А.). Решением суда исковые требования
удовлетворены, определен предложенный истцом порядок его общения с
несовершеннолетними детьми: Козловым О.С. и Козловой Д.С., оба 2001
года рождения. Суд принял признание иска ответчицей. При этом решение
суда не мотивировано, судом мнение детей, достигших возраста десяти лет,
по данному вопросу не выяснялось. Тем самым были нарушены требования
статьи 57 СК РФ. Между тем из заключения органа опеки и попечительства
следует, что из беседы с детьми выяснилось, что они не хотят встречаться и
общаться с отцом, так как он виделся с ними редко, с августа 2011 года они
не встречались совсем. В данной ситуации необходима работа с детьми для
нормализации их отношений с отцом, либо обследование на
психологическую совместимость несовершеннолетних и их отца. Данные
обстоятельства судом оставлены без внимания и оценки.
Также следует обратить внимание на то, что в протоколах судебных
заседаний не всегда содержится информация о том, в присутствии каких
лиц производился опрос ребенка, и удаляются ли при этом из зала
судебного заседания заинтересованные лица.
Среди изученных дел имели место единичные случаи, когда суды
отказывали в удовлетворении иска родителя, отдельно проживающего от
ребенка, в определении места жительства ребенка или в определении
порядка осуществления им родительских прав, если это не отвечает
интересам ребенка и может нанести ему вред.
Например, решением Лямбирского районного суда в удовлетворении
исковых требований Шепелевой А.И. к Шепелеву А.В. об определении
места жительства дочери 2005 года рождения по ее (истицы) адресу,
отказано (дело № 2-33/2012, судья Нуянзина Л.Н.). При этом суд исходил
из того, что истица не заботится о нравственном воспитании, физическом,
психическом, духовном развитии, материально-бытовом обеспечении,
обучении ребенка, не содержит дочь, не имея к этому уважительных
причин; ответчик же, напротив, надлежащим образом исполняет свои
родительские обязанности по воспитанию ребенка, в интересах ребенка его
проживание с отцом является преимущественным по отношению с
проживанием с матерью.
116
Решением Ардатовского районного суда по иску Полулях С.В. к
Полулях О.С. об определении порядка общения с ребенком 2009 года
рождения в удовлетворении иска отказано (дело № 2-95/2012, судья
Ларькина Н.В.). Суд принял такое решение, обсудив предложенный
вариант истцом (общение с дочерью по месту его жительства), с учетом
интересов ребенка, его возраста, распорядка дня, состояния здоровья, в
целях нормального психического и нравственного развития, привычной для
ребенка обстановки, с учетом заключения органа опеки и попечительства.
При этом суд обоснованно пришел к выводу о том, что ребенок имеет
большую привязанность к матери, поскольку с момента рождения
постоянно проживает с ней, посещает детское дошкольное учреждение,
поэтому ребенка нецелесообразно отрывать ежемесячно на неделю и в
течение четырех недель ежегодного отпуска истца от привычной
обстановки, созданной для него по месту постоянного проживания, так как
это может отрицательно сказаться на физическом и психическом развитии
ребенка. Орган опеки и попечительства указал, что считает
нецелесообразным представленный истцом порядок общения с дочерью,
предполагающим вывоз ребенка в другой населенный пункт на длительное
время и расстояние, и рекомендует Полуляху С.В. общаться с дочерью по
месту ее жительства. Доказательств того, что ответчица препятствует ему
общаться с дочерью, истец не представил.
Аналогичное решение принял Рузаевский районный суд по иску
Аброськина Б.А. к Аброськиной О.Р. об изменении места проживания
несовершеннолетнего ребенка 2010 года рождения, и определении его
места жительства с истцом (дело № 2-929/2012, судья Сермавбрина В.Н.).
Исходя из интересов малолетнего ребенка, его возраста, условий его
проживания, привязанности к матери, учитывая личные (положительные)
качества ответчицы, отсутствие препятствий общению истца с ребенком со
стороны ответчицы, заключение органа опеки и попечительства о
нецелесообразности изменения места проживания несовершеннолетней,
суд отказал истцу в удовлетворении заявленных требований.
Обобщение судебной практики показало, что в тех случаях, когда
ребенок на время рассмотрения дела проживал с одним из родителей, а
решением суда его место жительства определено с другим родителем,
суды, как правило, в резолютивной части решения не указывали на
обязанность родителя, с которым ребенок проживает, передать его другому
родителю. Исходя из позиции Верховного Суда РФ, сформулированной в
Обзоре практики разрешения споров, связанных с воспитанием детей,
утвержденным Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г., в
решении следует указывать на обязанность родителя передать ребенка
тому родителю, с которым определено место жительства ребенка. Указание
в резолютивной части решения на обязанность передачи ребенка другому
родителю будет направлено на своевременную защиту прав
несовершеннолетних детей и позволит избежать неясности в исполнении
117
решения суда.
Согласно части 3 статьи 66 СК РФ при невыполнении решения суда к
виновному родителю применяются меры, предусмотренные гражданским
процессуальным законодательством.
Анализ судебной практики и ее обобщение по делам по спорам об
определении порядка осуществления родительских прав родителем,
проживающим отдельно от ребенка, показал, что лишь в отдельных
случаях в резолютивной части решения суды предупреждают другого
родителя о недопустимости препятствий при исполнении решения и
возможных последствиях невыполнения решения суда.
Между тем в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от
27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при
разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (в ред. постановления
от 6 февраля 3007 г. № 6) разъяснено, что, определив порядок участия
отдельно проживающего родителя в воспитании ребенка, суд
предупреждает другого родителя о возможных последствиях неисполнения
решения суда.
Среди изученных дел имели место случаи, когда родители заключали
между собой мировое соглашение, которое удостоверялось судом, и
определением суда производство по делу прекращалось.
Действия судов по урегулированию спорных ситуаций путем
предложения сторонам заключить мировое соглашение (статья 150 ГПК
РФ) заслуживают положительной оценки, поскольку они способствуют
установлению дружественных отношений между сторонами и,
следовательно, отвечают интересам детей и позволяют разрешить спор, не
травмируя психику и здоровье ребенка, проживающего с одним из
родителей.
Вместе с тем следует отметить, что в определениях судов об
утверждении мировых соглашений во многих случаях не приводятся, как
это предусмотрено статьей 225 ГПК РФ, мотивы, по которым суд пришел к
своим выводам, и ссылки на законы, которыми суд руководствовался.
При
утверждении
мирового
соглашения
суды
должны
руководствоваться общими правилами, предусмотренными статьей 39 ГПК
РФ о том, что мировое соглашение подлежит утверждению судом только в
том случае, если оно не противоречит закону или не нарушает права и
законные интересы других лиц. При решении вопроса о заключении
мирового соглашения суды должны принимать во внимание мнение органа
опеки и попечительства о целесообразности заключении мирового
соглашения, мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, оценить,
соответствует ли заключенное между сторонами мировое соглашение, в
первую очередь, интересам несовершеннолетних. При этом суд должен
разъяснить сторонам, что утвержденное судом мировое соглашение не
является неизменным и при изменении жизненной ситуации, возраста
118
ребенка, его мнения, условия такого соглашения могут быть пересмотрены.
Поэтому является ошибочной позиция судов, которые при утверждении
мирового соглашения разъясняют сторонам, что повторное обращение в
суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же
основаниям не допускается. Кроме того, при заключении родителями
мирового соглашения о месте проживания ребенка и определении порядка
общения с ребенком, суды, как правило, не выясняют мнение детей,
достигших возраста десяти лет. Тем самым, не выполняются требования
статьи 57 СК РФ.
Таким образом, обобщение судебной практики рассмотрения
гражданских дел по спорам, связанным с воспитанием детей при
раздельном проживании родителей, показало, что судами в целом
правильно и единообразно применяется закон, подлежащий применению к
спорным отношениям.
Вместе с тем при разрешении дел указанной категории имеют место
случаи
нарушения судами законодательства, а также не всегда
учитываются разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума
Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами
законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием
детей».
В целях недопущения подобных фактов судьям рекомендуется
следующее:
1) постоянно повышать свой профессиональный уровень, в том числе
изучать и анализировать законодательство и правовые позиции Верховного
Суда РФ, относящиеся к данным отношениям.
2) проводить надлежащим образом подготовку дел данной категории к
судебному разбирательству;
3) рассматривать дела по спорам, связанным с воспитанием детей, с
учетом всех юридически значимых обстоятельств и только при наличии
надлежащим образом подготовленного и оформленного органами опеки и
попечительства акта обследования условий жизни ребенка и лица (лиц),
претендующего на его воспитание, и основанного на нем заключения по
существу спора;
4) неукоснительно соблюдать требования статьи 12 Конвенции о правах
ребенка и статьи 57 СК РФ о праве ребенка выражать свое мнение по
вопросу, затрагивающему его интересы, не допуская случаев вынесения
решений без выяснения и учета мнения детей, достигших возраста десяти
лет;
5) разрешая спор о порядке осуществления родительских прав
родителем, проживающим отдельно от ребенка, исходя из интересов
ребенка, а также с учетом конкретных обстоятельств каждого дела
необходимо исходить из наличия всего спектра родительских прав данного
родителя, не ограничиваться только определением порядка общения
родителя с ребенком, а, руководствуясь частью 2 статьи 56 ГПК РФ,
119
поставить на обсуждение сторон вопросы, касающиеся реализации
отдельно проживающим родителем и других родительских прав, разъяснив
ему возможность уточнения исковых требований, если иск подан этим
родителем;
6) при определении места жительства ребенка в резолютивной части
решения необходимо указывать на обязанность родителя, с которым
ребенок проживает, передать ребенка тому родителю, с которым
определено место жительства ребенка;
7) определив порядок участия отдельно проживающего родителя в
воспитании ребенка, в резолютивной части решения предупреждать
другого родителя о возможных последствиях неисполнения решения суда.
Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Республики Мордовия
120
1
1. Ардатовский суд
2. Атюрьевский суд
3. Атяшевский суд
4. Б.Березниковский суд
5. Б.Игнатовский суд
6. Дубенский суд
7. Ельниковский суд
8. З.-Полянский суд
9. Инсарский суд
10. Ичалковский суд
11. Кадошкинский суд
12. Ковылкинский суд
13. Кочкуровский суд
14. Краснослободский суд
15. Лямбирский суд
16. Ромодановский суд
Нагрузка
Рассмотрено
представлен.ходатайств,
жалоб в порядке УПК РФ
Нагрузка
Рассмотрено уголовных
дел в апелляционном
порядке
Стабильность
Рассмотрено с
нарушением сроков абс.
цифры -%
Нагрузка
Остаток уголовных дел
на конец отчётного
периода
В отношении лиц
Окончено уголовных дел
Фактически
осуществляло
правосудие
Районные суды
Приложение 1
Итоги работы судов общей юрисдикции Республики Мордовия за 12 месяцев 2013 года (часть 1)
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
4
2
3
3
2
2
3
10
3
3
3
6
3
4
6
4
65
21
41
29
7
19
33
123
26
45
24
103
32
72
63
41
73
28
54
35
7
25
50
138
30
53
33
123
45
89
71
45
0
1
4
1
0
2
1
1
1
1
1
10
2
8
7
2
1,6
2,0
1,3
0,9
0,2
0,9
1,1
1,3
0,8
1,5
0,8
1,6
1
1,7
1,0
1,3
0
0
0
0
0
1-5.3%
0
0
0
2-4.4%
0
0
1-2.4%
0
0
1-2.4%
97,3
96,4
96,3
97,1
100,0
84,0
90,0
87,7
96,7
92,5
81,8
95,1
75,6
93,2
90,1
77,8
3
0
5
1
0
0
1
10
3
5
2
6
1
6
18
5
0,1
0
0,20
0,03
0
0
0,03
0,11
0,1
0,1
0,06
0,1
0,0
0,1
0,3
0,2
88
20
82
23
17
64
89
5108
36
49
106
210
48
118
184
78
2,1
1,9
2,6
0,7
0,5
3
2,8
54,1
1,1
1,5
3,4
3,3
1,5
2,8
3,0
1,9
1
Нагрузка
Рассмотрено
представлен.ходатайств,
жалоб в порядке УПК РФ
Нагрузка
Рассмотрено уголовных
дел в апелляционном
порядке
Стабильность
Рассмотрено с
нарушением сроков абс.
цифры -%
Нагрузка
Остаток уголовных дел
на конец отчётного
периода
В отношении лиц
Окончено уголовных дел
Фактически
осуществляло
правосудие
Районные суды
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
17. Рузаевский суд
18. Ленинский суд
19. Октябрьский суд
20. Пролетарский суд
21. Ст.Шайговский суд
22. Темниковский суд
23. Теньгушевский суд
24. Торбеевский суд
25. Чамзинский суд
13
17
13
12
3
3
3
3
7
291
257
297
210
29
37
19
40
106
330
299
328
257
31
42
19
46
130
17
41
42
27
0
1
4
2
7
2,1
1,5
2,2
1,7
0,9
1,2
0,6
1,3
1,4
0
0
0
0
0
0
0
0
0
97,3
98,0
90,2
87,2
100,0
85,7
89,5
97,8
97,7
7
19
16
14
1
3
0
1
5
0,1
0,11
0,1
0,1
0,1
0,1
0
0,03
0,1
723
3256
704
772
37
52
558
121
228
5,3
19,4
5,2
6,1
1,2
1,7
17,7
3,8
3,1
ИТОГО: 12 месяцев 2012 г.
ИТОГО: 12 месяцев 2013 г.
133
135
1972
2030
2404
2381
157
183
1,4
1,4
8-0,4%
5-0.2%
92,6
92,7
124
132
0,08
0,09
14488
12771
10,4
9,0
122
Рассмотрено
гражданских дел в
апелляционном порядке
15
16
17
18
19
19,7
19,6
17,6
9,4
7,3
21,4
5,5
43,5
22,8
24
8,3
28,4
22,4
8,7
21,2
11,6
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
11-2.2%
99,5
100
99,3
98.0
99.6
99,6
97.1
99,5
99.6
99,2
100
99,7
99.4
96,7
98,5
97,7
10
2
4
8
0
9
5
9
0
1
0
14
2
6
22
7
0,2
0,2
0,1
0,3
0,00
0,40
0,2
0,1
0,0
0,1
0
0,2
0,1
0,1
0,3
0,3
123
Нагрузка
14
20
12
27
14
3
14
5
134
8
5
5
42
16
52
40
9
Стабильность
Рассмотрено с
нарушением сроков абс.
цифры - %
13
826
206
554
297
230
450
173
4107
719
756
261
1792
705
365
1335
487
Остаток гражданских
дел на конец отчётного
периода
2
4
2
3
3
2
2
3
10
3
3
3
6
3
4
6
4
Окончено гражданских
дел
Нагрузка
1
1. Ардатовский суд
2. Атюрьевский суд
3. Атяшевский суд
4. Б.Березниковский суд
5. Б.Игнатовский суд
6. Дубенский суд
7. Ельниковский суд
8. З.-Полянский суд
9. Инсарский суд
10. Ичалковский суд
11. Кадошкинский суд
12. Ковылкинский суд
13. Кочкуровский суд
14. Краснослободский суд
15. Лямбирский суд
16. Ромодановский суд
Фактически
осуществляло
правосудие
Районные суды
Приложение 1
Итоги работы судов общей юрисдикции Республики Мордовия за 12 месяцев 2013 года (часть 2)
Рассмотрено
гражданских дел в
апелляционном порядке
18
19
98,8
97,4
98,5
98,7
99,4
99,6
97,8
98,6
99,0
25
280
77
60
2
12
1
9
20
0,2
1,7
0,6
0,5
0,1
0,4
0,0
0,3
0,3
ИТОГО: 12 месяцев 2012 г.
ИТОГО: 12 месяцев 2013 г.
133
135
19553
25642
1173
1279
14,0
18,1
4-0,02%
13-0.05%
98,4
98,8
680
585
0,5
0,4
124
Нагрузка
Рассмотрено с
нарушением сроков абс.
цифры - %
17
0
0
0
0
0
0
1-0.2%
0
1-0.2%
Стабильность
Нагрузка
16
10,9
26
18,2
14,6
10,1
16,5
13,0
13,1
7,4
Остаток гражданских
дел на конец отчётного
периода
15
134
235
269
116
15
18
21
18
47
Окончено гражданских
дел
14
1483
4373
2488
1835
317
519
409
414
541
1
Фактически
осуществляло
правосудие
13
13
17
13
12
3
3
3
3
7
Районные суды
2
17. Рузаевский суд
18. Ленинский суд
19. Октябрьский суд
20. Пролетарский суд
21. Ст.Шайговский суд
22. Темниковский суд
23. Теньгушевский суд
24. Торбеевский суд
25. Чамзинский суд
1
1. Ардатовский суд
2. Атюрьевский суд
3. Атяшевский суд
4. Б.Березниковский суд
5. Б.Игнатовский суд
6. Дубенский суд
7. Ельниковский суд
8. З.-Полянский суд
9. Инсарский суд
10. Ичалковский суд
11. Кадошкинский суд
12. Ковылкинский суд
13. Кочкуровский суд
14. Краснослободский суд
15. Лямбирский суд
16. Ромодановский суд
Нагрузка на 1-го судью
Нагрузка
Рассмотрено
административных дел,
в т.ч. по жалобам,
представлениям
Рассмотрено
материалов, жалоб в
порядке исполнения
Фактически
осуществляло
правосудие
Районные суды
Приложение 1
Итоги работы судов общей юрисдикции Республики Мордовия за 12 месяцев 2013 года (часть 3)
2
20
21
22
23
4
2
3
3
2
2
3
10
3
3
3
6
3
4
6
4
92
20
69
37
32
50
45
317
37
57
36
415
91
89
138
77
85
28
66
31
25
22
77
138
24
33
11
84
48
73
124
115
4,2
2,8
2,1
1,0
0.8
3,4
2,4
1,5
1,9
1,0
0,3
1,3
1,5
1,7
2,0
2,7
27,8
14,1
26,1
13,5
9,8
29,2
13,4
104,0
26,8
30
14,0
41,7
29,4
17,4
34,6
19,3
125
ИТОГО: 12 месяцев 2012 г.
ИТОГО: 12 месяцев 2013 г.
Нагрузка на 1-го судью
Нагрузка
Рассмотрено
административных дел,
в т.ч. по жалобам,
представлениям
Рассмотрено
материалов, жалоб в
порядке исполнения
Фактически
осуществляло
правосудие
Районные суды
1
17. Рузаевский суд
18. Ленинский суд
19. Октябрьский суд
20. Пролетарский суд
21. Ст.Шайговский суд
22. Темниковский суд
23. Теньгушевский суд
24. Торбеевский суд
25. Чамзинский суд
2
20
21
22
23
13
17
13
12
3
3
3
3
7
399
1445
798
311
51
69
44
145
111
447
451
190
411
39
76
32
42
112
3,3
2,7
1,4
3,3
1,2
2,4
2,4
1,3
1,5
24,7
60,0
33,5
28,7
15,1
24,4
33,7
24,5
15,3
133
135
4467
4975
1977
2784
1,4
2
31,0
34,5
126
Количество работающих мировых судей
Окончено уголовных дел
В отношении лиц
Остаток уголовных дел на конец
отчётного периода
Нагрузка (дел в месяц)
Рассмотрено с нарушением сроков
(абс.цифра - %)
Стабильность приговоров, %
Окончено гражданских дел
Остаток гражданских дел на конец
отчётного периода
Нагрузка (дел в месяц)
Рассмотрено с нарушением сроков
(абс.цифра - %)
Рассмотрено административных дел
(по числу лиц)
Нагрузка (дел в месяц)
Рассмотрено с нарушением сроков
(абс.цифра - %)
2013
39
2297
2382
172
5,6
0
97,9
35235
593
86,0
330,1%
99,8 24372
9,5
640,2%
2012
40
2213
2315
119
5,2
0
97,6
21850
474
52,0
500,2%
99,7 25588
127
60,9
Нагрузка по рассмотрению судебных дел
за период (дел в месяц)
590,2%
Качество по рассмотрению
административных дел, %
Стабильность решений, %
Года
Итоги работы мировых судей Республики Мордовия за 12 месяцев 2013 года
Приложение 2
9,8
51,1
99,8
118,2
Приложение 3
Таблица сопоставимых статистических данных о нагрузке судей, сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел
в судах субъектов Приволжского федерального округа за 12 месяцев 2013 года (часть 1)
Нагрузка – от числа оконченных дел
Штат
федеральных
судей на
01.01.2014 г.
РЕГИОНЫ
№
п/
п
1
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
2
Пермский край
Республика Башкортостан
Кировская область
Республика Марий Эл
Республика Мордовия
Нижегородская область
Оренбургская область
Пензенская область
Самарская область
Саратовская область
Республика Татарстан
Ульяновская область
Удмуртская республика
3
4
5
Нагрузка по
административным
делам и материалам за 12
мес. 2013 г.
6
7
% граждан.
дел, рассмотренных с
нарушением
сроков ГПК за
12 мес. 2013 г.
8
431
381
213
93
135
409
259
170
352
296
370
209
2,4
3,5
2,1
2,3
1,4
2,0
3,0
2,0
3,3
2,1
2,8
2,6
14,6
28,9
15,8
17,0
18,1
21,2
23,5
17,3
27,74
19,8
33,2
15,8
13,5
23,8
16,9
10,5
13,8
18,1
18,9
16,4
22,9
15,2
26,2
17,8
0,3
0,6
0,00
0,0
0,2
0,02
0,00
0,00
0,0
0,0
1,3
0,0
0,8
7,8
0,05
0,04
0,05
0,8
0,0
0,02
1,00
0,029
1,8
0,5
14.
Чувашская республика
163
2,2
22,0
18,5
0,0
0,6
15.
Средний показатель по
Приволжскому округу
3481
2,6
22,1
18,8
0,3
1,7
128
Нагрузка
по уголовным делам
за 12 мес.
2013 г.
Нагрузка по
гражданским делам
за 12 мес.
2013 г.
% уголовн. дел,
рассмотренных
с нарушением
сроков УПК за
12 мес. 2013 г.
Приложение 3
Таблица сопоставимых статистических данных о нагрузке судей, сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел
в судах субъектов Приволжского федерального округа за 12 месяцев 2013 года (часть 2)
№
п/п
1
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
Нагрузка – от числа оконченных дел
Кол-во работающих мировых судей
на
01.01.2014г.
РЕГИОНЫ
2
Пермский край
Республика Башкортостан
Кировская область
Республика Марий Эл
Республика Мордовия
Нижегородская область
Оренбургская область
Пензенская область
Самарская область
Саратовская область
Республика Татарстан
Ульяновская область
Удмуртская республика
Чувашская республика
Средний показатель по
Приволжскому округу
% граждан.
дел, рассмотренных
мировыми
судьями с
нарушением
сроков ГПК
за 12 мес.
2013г.
14
9
10
11
12
% уголовн.
дел, рассмотренных
мировыми
судьями с
нарушением
сроков УПК
за 12 мес.
2013г.
13
146
215
80
40
39
176
112
75
162
133
188
81
68
6,7
6,0
7,4
5,5
5,6
4,5
7,1
5,9
5,6
5,3
4,5
8,0
6,7
171,6
117,2
149,7
97,4
86,0
156,4
122,2
87,1
126,1
124,8
175,2
124,4
89,8
138,6
85,9
109,9
63,4
77,9
84,1
75,0
89,5
70,8
71,7
78,6
101,2
92,0
0,2
2,2
0,07
0,0
0,08
0,2
0,00
0,0
0,00
0,0
0,2
0,37
0,04
0,3
1,8
0,02
0,02
0,09
0,4
0,01
0,0
0,09
0,002
0,1
0,13
0,2
1515
5,9
134,1
87,8
0,4
0,3
129
Нагрузка
мирового судьи по
уголовным
делам за 12
мес. 2013 г.
Нагрузка
мирового
судьи по
гражданским
делам за 12
мес. 2013 г.
Нагрузка
мирового
судьи
по админ.
делам и
материалам
12 мес. 2013 г.