статью

Филология и лингвистика
Инь Бинь
ОСОБЕННОСТИ ЗООМОРФИИ В РУССКОЙ
И КИТАЙСКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ
Государственный институт русского языка им. А.С.Пушкина
Email: [email protected]
Предметом статьи являются слова, обозначающие животных, но употребляющиеся по
отношению к людям для того, чтобы подчеркнуть их те или иные признаки. Цель статьи сопоставить функционирование слов обезьяна, петух, курица в концептосферах русского и
китайского языков, выявить особенности их ассоциаций в двух сопоставляемых культурах.
Ключевые слова: сопоставление языков, зоосемия, анималистический концепт, зооним, зооморфизм.
Слова, обозначающие представителей животного мира (мира зоосемии), изучаются лингвистами уже давно. Среди этих слов важно различать: собственно зоонимы (анимализмы), то
есть существительные, обозначающие животных
вообще (роды, виды, породы и т.д.), и зооморфизмы, используемые для образного обозначения
кого-либо, не являющегося представителем животного царства, например: Что ты раскудахталась как курица?
Зооморфией можно назвать уподобление
языческих богов или человека животным по тем
или иным качествам [2]. Так, примером зооморфии могут служить мифы о существовании кентавров или минотавра, а также художественный
образ Шарикова в романе М. Булгакова «Собачье
сердце», а словесный образ в устойчивом сравнении «злой как собака». Некоторые слова, обозначающие животных, стали широко употребляться носителями языка для подчеркивания тех или
иных качеств человека, сходных со свойствами
изначально обозначаемых существ.
Делая это сравнение с животным центром,
ядром создаваемого образа предмета речи, передавая с ним представления, ассоциации и оценки, носитель языка связывает с этим и другие
элементы языковой картины, играющие в создании данного образа периферийную, подчиненную роль. Их назначение – конкретизировать
этот элемент, способствовать его включению в
данный поток языкового сознания. Для этого из
всего множества связей данного элемента в картине мира актуализируются лишь те, которые
призваны служить максимально эффективному
развитию мысли и речи в данной ситуации. Об
этом писал Д.С. Лихачев, называя концепт «заместителем» значения слова [3]. Об этом же, подходя с другой стороны к его анализу, говорит и
Ю.Е. Прохоров: « Концепт действительно есть
симулятор – не реальность, а ее отражение; не
простое отражение, а отражение третьего порядка – он отражает не картину мира, а здесь и сейчас
именованное представление о некотором элементе картины мира. Концепт есть некоторая совокупность отношений к элементам картины мира.
Концепт и всеобщ, и национально-специфичен,
что находит свое отражение в выборе языковых
средств его реализации [6, c. 159].
Далее будет представлена национальная
специфика русских анималистических концептов, отражающих представления о животных,
на фоне соответствующих китайских концептов. Для этого мы выбрали хорошо известные
носителям и русского, и китайского языков
виды животных, чтобы на примере концептуализации связанных с ними знаний и ассоциаций
показать и объяснить различия соответствующих фрагментов русской и китайской языковых
картин мира.
Сначала рассмотрим семантические различия русских и китайских зооморфизмов идеографической микрогруппы «обезьяна», к которой в
русском языке относятся существительные обезьяна, обезьянка, в китайском им всем соответствует слово 猴 hou.
Термин «картина мира » впервые был веден
в оборот в конце XIX в. для обозначения совокупности образов, аккумулирующих в себе на-
Известия вузов. Серия «Гуманитарные науки» 5 (3) 217-221
217
Филология и лингвистика
учное знание о мире. Уже тогда А. Эйнштейн в
своей речи «Мотивы научного исследования»
сказал о стремлении людей «каким-то адекватным способом создать в себе простую и ясную
картину мира для того, чтобы оторваться от
мира ощущений, чтобы в известной степени попытаться заменить этот мир созданной таким
образом картиной. Различают научную и наивную картины мира» [8].
Языковые картины мира не тождественны
друг другу, потому что «значение элементов
естественного языка не может быть сведено к
отношению между языком и миром... Значение
антропоцентрично, т.е. отражает общие свойства человеческой природы; более того, оно
этноцентрично, т.е. ориентировано на данный
этнос. Нельзя на естественном языке описать
«мир как он есть»: язык изначально задает своим носителям определенную картину мира, причем каждый данный язык – свою» [5, c.5-6]. Под
языковой картинкой мира мы вслед за Ю.Н. Карауловым понимаем «как сумму всего языкового
содержания, сумму значений..., так и репрезентацию этих значений посредством внутренних
форм, т.е. совокупность используемых в языке
сравнений и образов. Последние составляют
специфику каждого конкретного языка, то, чем
языки отличаются друг от друга. Именно здесь
при сравнения одного языка с другим выявляются несоответствия, обнаруживаются лакуны,
отчасти связанные с культурно-историческими
и этнографическими лакунами, отчасти объясняемые языковой спецификой внутренних
форм» [1, c.244].
Наивная картина мира представляет собой
хаотичную, а не упорядоченную систему понятий, представлений, ассоциаций и оценок. Ментальным средством организации ее элементов,
осуществляющейся в тех или иных конкретных
целях и обстоятельствах, является концепт –
структура сознания, имеющая когнитивную,
психолингвистическую,
лингвистическую,
культурную и лингвокультурную стороны [6].
Каждый концепт как инструмент упорядочения
картины мира выделяет ее некоторый элемент.
Это наглядно демонстрируется на примере зооморфизмов.
Лексические единицы, обозначающие разных представителей животного мира, весьма
многообразны и составляют большую подсистему лексики современного русского литературного языка. Интерес исследователей к этой
подсистеме имеет давнюю историю и сопровождается разнообразием мнений и оценок, а
обилие денотативов и имен существительных,
вовлеченных в подсистему зоосемии, вынудило лингвистов прибегнуть к их классификации.
Можно полагать, что зооморфические единицы
218
характеризуют человека, гипертрофируя сходства его некоторых черт с признаками животного. Они возникают на основе переноса значения,
происходящего благодаря ассоциативной связи,
устанавливаемой в сознании носителей языка
между животным и человеком и отражающей
их истинное или мнимое сходство. Получившие
всеобщее распространение ассоциации становятся компонентами национальной картины
мира и составляют своеобразие языковой картины представителей данной национальной лингвокультуры. Национальные языковые картины,
как и национальные культуры, неповторимы и
уникальны. Их неповторимость и уникальность
определяется многими факторами – не только
языковыми верованиями, историческими традициями, жизненными ценностями и идеалами,
образом жизни, этикетом. Немалую роль играет
своеобразие природной среды, в которой формировалась культура данного народа, отношение к
окружающему миру. Весомой частью этой среды и мира, окружающего человека, являются животные, существующие рядом с ним, вокруг него
и так или иначе взаимодействующих с ним.
Отношение к животному миру реальному,
мистическому, мифологическому и т.д. тоже
различно, а временами уникально у разных народов, в разных культурах, в том числе и между
русским и китайским народом и их культурами,
затрагивая своими сходствами и различиями
подсистему зоосемии с ее прямыми, переносными и метафорическими значениями, ассоциациями и коннотациями, ментальными репрезентациями, оценками и символами. Национальная
специфика именно зоосемических, или иначе,
анималистических лексических единиц, рассматривается в данной статье на примере наименований ряда животных, хорошо известных
носителям русского и китайского языков. В словах языка закодированы определенные способы
концептуализации мира, а обобщенные понятия определенного рода являются основными
единицами картины мира. Непосредственная
картина мира представляет собой результат
когниции (познания) и выступает в виде совокупности упорядоченных знаний – концептосферы как совокупности концептов и стереотипов сознания, которые задаются культурой.
Именно в русле охарактеризованных выше признаков концепта мы описываем семантические
различия русских и китайских зооморфизмов.
Начнем со слова – понятия обезьяна, с которым
коррелируют существительные обезьянка, мартышка, и обратился к примерам-иллюстрациям
употреблений.
В китайской картине мира с обезьяной связаны пренебрежительные ассоциации, которые
выражены следующими фразеологизмами:
Известия вузов. Серия «Гуманитарные науки» 5 (3) 217-221
Инь Бинь
尖嘴猴腮:形容人相貌丑陋粗俗。 – Худое
лицо с щеками как у обезьяны: т.е. человек выглядит уродливо и вульгарно.
山上无老虎,猴子称大王:俗语,比喻没有能
人,普通任务亦充当主要角色。 – Когда в горах
тигров нет, обезьяны становятся главными:
обезьяна символизирует ничем не выдающегося
человека;
猴年马月:泛指未来的岁月。 – Большое дерево упало, и обезьяны, которые там жили, разошлись: предводитель пал, и все его приспешники
разбежались; здесь обезьяна символ посредственности и предательства;
杀鸡儆猴:比喻惩罚一人以恐吓或警戒其他
人。 – Резать курицу, чтобы напугать обезьян:
наказывать одного человека, чтобы напугать
других, то есть обезьяна символизирует пугливых людей, которых можно легко устрашить.
猴取月:比喻愚昧无知。也比喻白费力气。 –
Очень глупо тратить силы зря, как обезьяны,
которые ловят луну в воде.
В русской картине мира обезьяна символизирует собой некрасивого, смешного и глупого
человека, подражателя, что прекрасно обыграл
И.А. Крылов в своей басне «Мартышка и очки».
Зооним мартышка, который обозначает одну из
пород обезьян, «работает» все же на сравнение
человека с обезьяной. Обезьяна имеет коннотативные значения, обусловленные разными ассоциациями.
• Ловкий: лазить/прыгать как обезьяна (вариант: мартышка):
Юнона дошла до конца коридора и стала подниматься по лестнице наверх. Вход на
чердак был открыт. И девочка ловко, словно
обезьяна, выскользнула на крышу. (С. Черникин. Волшебные откровения. http://www.
mama.ru/club/tellstory/2415/133758/?prn=1).
• Непоседливый: прыгать как обезьяна (вариант: мартышка):
Олимпийский чемпион по плаванию
Вайсмюллер в тридцатые годы сделал ка-
рьеру в кино, сыграв роль Тарзана. Его герой
на экране охотился, вступал в поединки с
хищными зверями и, словно обезьяна, прыгал с лианы на лиану. (http://jolita.livejournal.
com/113477.html).
• Некрасивый: гримасничать как обезьяна
(вариант: мартышка):
Он поочередно сунул язык за обе щеки и
поднял глаза к потолку, раздумывая о чемто и гримасничая, словно обезьяна. (http://
potcfanfiction.3bb.ru/viewtopic.php?id=416).
Но главная черта, с которой ассоциируется образ обезьяны, это подражательство, выражаемое еще и особым глаголом, произведенным от данного зооморфизма: обезьянничать.
Например:
У него возникнет иллюзия, будто умом он все
понял; в лучшем случае он станет, словно обезьяна, подражать примерам, которые вычитает там.
Он станет прошколенной обезьяной, он никогда
не поймет самую суть вещей, но то, что он прочитает о них не вовремя, станет помехой, не даст
ему прочесть и понять эти веши, когда он достаточно созреет для них. (Митрополит Сурожский
Антоний. Беседа о притчах //http://pravmolitva.
narod.ru/books/antoniy/h_d/hd25.htm).
Уменьшительное существительное обезьянка в качестве зооморфизма обычно используется
в значениях «подражающий ребенок», «ловкий
ребенок», например:
Девчушка, не задумываясь, последовала за
ним, правда, несколько иным способом. Гибкая,
как кошка и ловкая, как обезьянка, она перепрыгивала ветки на ветку и таким образом добралась до дерева, под котором стоял воин, не
пошевелив ни единого листика. (Через миры,
выбирая любовь // литературный портал союза писателей // http:// www.litkonkurs.ru/index.
php?dr=45&tid=138562).
Сходства и различия в восприятии, понимании и объектовании концепта обезьяна обобщенно можно представить в виде таблицы 1.
Таблица 1
Коннотативные значения слова «обезьяна» в русском и китайском языках
№
п/п
Русское
наименование
Коннотативные значения
Коннотативные значения /
китайское наименование
Ловкость
猴
HOU
Подвижность
1.
2.
Обезьяна
Обезьянка
Подражательство
Глупость
Смешной, некрасивый вид, гримасы
Некрасивый, вульгарный вид
То же, что по отношению к ребенку
Заурядность
Пресмыкательство и
предательство
Ловкость ребенка
Известия вузов. Серия «Гуманитарные науки» 5 (3) 217-221
219
Филология и лингвистика
В нашем диссертационном исследовании
каждый лингвокультурный концепт, организуемый зоонимом (ядро, центральная точка
концепта, по В.И. Карасику и В. Слышкину),
включает в свою структуру своего рода триаду,
самец-самка-детеныш, ассоциативные векторы
которой группируются вокруг некой «сильной», т.е. ценностно акцентированной точки сознания, от которой расходятся ассоциативные
ряды. Сам же концепт именуется по центральной точке концепта, которая актуализируется
зоосемически через языковую или речевую единицу. Рассмотрим в качестве таковой триады
семантические различия русских и китайских
зооморфизмов идеографической микрогруппы
«домашние куры», к которой в русском языке
относятся слова петух, курица, цыпленок и менее употребительное кура.
В обеих культурах у петуха есть общее коннотативное значение: и россияне, и китайцы рассматривают петуха как символ задиристости,
боевитости. Это выражается в русском сравнении: сцепиться как два петуха, и в китайской
пословице 两鸡相斗 Два петуха в одном доме
делают жизнь невыносимой.
В русской картине мира петух, кроме того,
символизирует: наступление раннего утра: просидеть до первых петухов, вставать с петухами, специально устроенный пожар: подпускать красного петуха; неожиданно возникшую
острую ситуацию: петух клюнул (кого-либо).
В крылатой фразе И.А. Крылова: За что же,
не боясь греха, кукушка хвалит петуха? (За то,
что хвалит он кукушку) при помощи образов
этих птиц выражается ирония по отношению к
людям, хвалящим друг друга без оснований.
В китайской картине мира петух, предстает
как жертва судьбы, своего предназначения, например: 杀鸡骇猴:резать петуха (курицу) чтобы испугать обезьян, то есть: наказать одного
человека чтобы напугать других. В русской речи
в таком значения обычно выступает существительное баран (которого ведут на бойню).
Курица в китайской традиции выражает собой материнскую любовь. Она же обозначает хорошую жену: 嫁鸡随鸡,嫁狗随狗 выйти замуж
за петуха – стать как курица, выйти замуж за
собаку – поступать как собака (в данном случае
собака обозначает презренного человека). В русской традиции зооморфизм курица тоже может
обозначать заботливую мать, но с некоторой долей иронии: Меня жена, знаете, как называет?
Сиреной – я могу вдруг сорваться проверять, дышат ли дети (смеется). Нет, я, конечно, склонен
кудахтать над детьми, как курица, но стараюсь
с собой бороться. (http://www.timeout.ru/jourmal/
feature/24526/).
Кроме того, в китайском языке данный зооморфизм может выражать собой напуганного человека: 鸡飞狗叫 курицы летают, собаки лают
от испуга.
Русский зооморфизм курица используется
для обозначения речи напуганной женщины:
раскудахталась, как курица; для обозначения
того, кто собирает имущество у себя в доме: курица к себе гребет, а не от себя; человека, котоТаблица 2
Коннотативные значения слов «петух» и «курица» в русском и китайском языках
Зооморфизмы
Коннотативные значения русских слов
Задиристость
Петух
公鸡
Gongji
Коннотативные значения
китайских слов
Задиристость
Ранее утро
Реакция на неожиданную острую ситуацию
Пожар
Выполнение своего назначения
Чрезмерно заботливая мать (иронич.)
Заботливая мать
Хорошая жена
Курица
母鸡
Muji
Речь испуганной женщины
Пугливый человек
Человек, собирающий имущество
Нездоровый, синеватый цвет кожи
Смешной человек
Неразборчивый почерк
Плохо видящий человек
Цыплёнок
小鸡
Xiaoji
220
Неопытный молодой человек, маленький ребёнок
Сильно замерзший человек
Известия вузов. Серия «Гуманитарные науки» 5 (3) 217-221
Инь Бинь
рый чем-либо очень дорожит: как курица с яйцом
носится; смешно выглядящего человека: похож
на мокрую курицу; человека, непонятно пишущего буквы: как курица лапой нацарапала; плохо
видящего человека: слепая курица.
Кроме того, зооним курица может также
обозначать куриную тушку, а зооморфизм в этой
связи выражает нездоровый, синеватый, цвет
кожи человека: мы нашли студентку, синюю,
как курица, ведь дело было зимой (http://www.
timeout.ru/journal/feature/14178/2/)
Русское сравнение как цыпленок обозначает
маленького мальчика или неопытного молодого
человека: И тогда, словно цыпленок в клочьях
пуха, бродит человек и путается, всюду о всякие
грехи спотыкаясь. (http://omolenko.com/books/
tsvetnik/glav62.htm)
Китайское сравнение 抖得像小鸡一样 дрожит как цыпленок используется в отношении
человека, который сильно замерз.
Триада «курица», «петух», «цыпленок» – 鸡
представлена в таблице 2.
Как мы видим, носители русского и китайского языка и культуры нередко обращаются к
образам животных, сопряженных в их языковом
сознании с характерными особенностями поведения, к присущим им, устоявшимся за ними
ассоциациям, укоренившимся в этих культурах.
Предложенные в статье результаты анализа по-
казали, что восприятие и употребление одних и
тех же анимализмов в русском и китайском языке имеют определенные отличия, что неизбежно
проявляется в межкультурной коммуникации и
временами может мешать межкультурному диалогу, затруднять его.
Список использованной литературы
1. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987. С. 244.
2. Литвин А.В. Об изучении зооморфных характеристик. Новосибирск, 1974. С. 134.
3. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка //
Известия Академии наук СССР. Серия литературы и языка. М.: Наука,1993 Т. 52. №1. С. 3-9.
4. Морковкин В.В., Морковкина А.В. Русские агнонимы: (Слова, которые мы не знаем). М.: Институт русского языка им. А.С.Пушкина, Институт
русского языка им. В.В.Виноградова РАН, 1996.
С. 54.
5. Падучева Е.В. Говорящий: субъект речи и субъект сознания. Логический анализ языка // Культурные концепты. М.: Наука, 1991. С. 5-6.
6. Прохоров Ю.Е. В поисках концепта. М.: Флинта,
Наука, 2008. С. 159.
7. Располыхина Н.В. Проблема взаимосвязи разнооформленных знаков прямой и косвенной номинации: автореф. дисс. ... канд. филол. наук. М., 1984.
С. 178.
8. Эйнштейн А. Мотивы научного исследования //
Физика и реальность. М.: Наука, 1965. С. 57.
Статья поступила 22.05.2014
Принята в печать 02.09.2014
Известия вузов. Серия «Гуманитарные науки» 5 (3) 217-221
221