Тарасова Международно-правовые аспекты-страницы-1-6,131-138,216

МЕЖДУНАРОДНОПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ
СЕМЕЙНОГО ПРАВА
И ЗАЩИТЫ ПРАВ ДЕТЕЙ
Сборник статей
по итогам V международной
научно-практической конференции
«Международно-правовые аспекты семейного права
и защиты прав детей. Сравнительное частное право»
Под редакцией кандидата юридических наук
А. Е. Тарасовой
Москва
2019
УДК
ББК
М43
Руководитель авторского коллектива, отв. редактор Тарасова А. Е.
М43
Международно-правовые аспекты семейного права
и защиты прав детей : сборник статей по итогам V международной научно-практической конференции «Международно-правовые
аспекты семейного права и защиты прав детей. Сравнительное
частное право» / кол. авторов ; под ред. А. Е. Тарасовой. —
Москва : РУСАЙНС, 2019. — 216 с.
ISBN 978-5-4365-3881-5
В сборнике представлены авторские научные статьи и статьи практической направленности по проблемам семейного права и законодательства иностранных государств; международному конвенционному праву в области семейных отношений; актуальным вопросам защиты имущественных и неимущественных прав
детей; международным и национальным механизмам защиты права на уважение
частной и семейной жизни; практике применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод Совета Европы Европейским судом по правам человека
(ЕКПЧ) и российскими судами; тенденциям и практике применения Гаагских конвенций в области семейного права; проблемам соотношения механизмов защиты
прав детей, детско-родительских отношений по ЕКПЧ и Гаагским конвенций в области семейного права.
Книга подготовлена участниками ежегодно организуемой в Ростове-наДону Международной научно-практической конференции «Международноправовые аспекты семейного права и защиты прав детей. Сравнительное частное
право. Проблемы межотраслевого взаимодействия семейного и иных отраслей
частного и публичного права в области семейных отношений и прав детей: международные (универсальные, региональные) и национальные институты», которая
состоялась на базе юридического факультета Южного федерального университета
11-12 октября 2018 года.
Для юристов-практиков, научных работников, специалистов в области
международного и европейского права и процесса.
Книга будет интересна для студентов, магистрантов, аспирантов
и преподавателей юридических вузов и факультетов.
Ключевые слова: права ребенка, международное право, семейное право,
европейское право, сравнительное частное право, защита, конвенционный механизм, национальный правопорядок.
УДК
ББК
ISBN 978-5-4365-3881-5
© Коллектив авторов, 2019
© ООО «РУСАЙНС», 2019
Оглавление
Глава 1
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ПОДХОДЫ К ЗАЩИТЕ
СЕМЕЙНЫХ ПРАВ И ПРАВ ДЕТЕЙ .................................................. 7
Арзуманян А.Б.
ОХРАНА ПРАВА НА НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ
ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ, ЛИЧНУЮ И СЕМЕЙНУЮ ТАЙНУ:
МЕЖОТРАСЛЕВОЙ ПОДХОД .................................................... 7
Филатова В.В.
ЗАЩИТА ПРАВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В
ЕВРОПЕЙСКОМ СУДЕ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ............... 18
Ландина О.В., Шевчук С.С.
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
ЗАЩИТЫ ПРАВ ДЕТЕЙ
ПРИ МЕЖДУНАРОДНОМ УСЫНОВЛЕНИИ ......................... 26
Глава 2
ГААГСКИЕ КОНВЕНЦИИ В ОБЛАСТИ СЕМЕЙНОГО ПРАВА:
ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ КОНВЕНЦИОНЫХ МЕХАНИЗМОВ
И ПРАКТИКИ ИХ ПРИМЕНЕНИЯ ................................................... 38
Козлов Д.В.
ГААГСКИЕ КОНВЕНЦИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА ПО
СЕМЕЙНОМУ ПРАВУ: ПРЕДПОСЫЛКИ
ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ЦЕЛИ ПРИНЯТИЯ ............................... 38
Кебурия К.О., Маркелова М.Н.
АНАЛИЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МИНПРОСВЕЩЕНИЯ РОССИИ
КАК ЦЕНТРАЛЬНОГО ОРГАНА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ ПО ГААГСКИМ КОНВЕНЦИЯМ 1980
И 1996 ГОДОВ.............................................................................. 44
Тарасова А.Е.
«МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА»
и «МЕСТО ОБЫЧНОГО ПРОЖИВАНИЯ» РЕБЕНКА
В КОЛЛИЗИОННОМ И НАЦИОНАЛЬНОМ ПРАВЕ.
ОСОБЕННОСТИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ “HABITUAL RESIDENCE”
ДЛЯ ЦЕЛЕЙ ПРИМЕНЕНИЯ МЕХАНИЗМА ГААГСКОЙ
КОНВЕНЦИИ О ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ АСПЕКТАХ
МЕЖДУНАРОДНОГО ПОХИЩЕНИЯ ДЕТЕЙ 1980 ГОДА ... 50
3
Титов И.Е.
ПРАКТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ
ГААГСКОЙ КОНВЕНЦИИ О ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ
АСПЕКТАХ МЕЖДУНАРОДНОГО ПОХИЩЕНИЯ ДЕТЕЙ
1980 ГОДА .................................................................................... 81
Глава 3
СЕМЕЙНО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
ПО МЕЖДУНАРОДНОМУ И НАЦИОНАЛЬНОМУ ПРАВУ ........ 86
Татаринцева Е.А.
РОДИТЕЛЬСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ТРЕТЬИХ ЛИЦ
В КОНВЕНЦИОННОМ ПРАВЕ
И НАЦИОНАЛЬНЫХ ЮРИСДИКЦИЯХ ................................. 86
Ульянова М.В.
ОСНОВАНИЯ ПРИМЕНЕНИЯ МЕР ОТВЕТСТВЕННОСТИ
В СЕМЕЙНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ ................................ 102
Цуканова В.И.
СДЕРЖАННОСТЬ В ЛИШЕНИИ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ СТАНДАРТ ОБЩИЙ И НЕИЗМЕННЫЙ ................................ 107
Глава 4
КОМПАРАТИВИСТСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ РЕГУЛИРОВАНИЯ
СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ
В ИНОСТРАННЫХ ПРАВОПОРЯДКАХ ....................................... 113
Сосна А.Б., Сосна Б.И., Доктор Права Фрунзэ Ю.И.
ЗАЩИТА СЕМЕЙНЫХ ПРАВ
В РЕСПУБЛИКЕ МОЛДОВА ................................................... 113
Шошин С.В.
НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ
СОВРЕМЕННОГО СЕМЕЙНОГО ПРАВА В РОССИИ
И ЛИТОВСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ ............................................... 131
Серегин А.В.
КОМПАРАТИВИСТСКИЙ АНАЛИЗ
КОНСТИТУЦИОННЫХ ОСНОВ СЕМЕЙНОГО ПРАВА
СОВРЕМЕННЫХ СЛАВЯНСКИХ ГОСУДАРСТВ................ 139
4
Глава 5
ИМУЩЕСТВЕННЫЕ РЕЖИМЫ В СЕМЬЕ. СДЕЛКИ.
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:
РОССИЙСКИЙ И ЗАРУЕЖНЫЙ ОПЫТ ........................................ 145
Усачева Е.А.
ОТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ, ВОЗНИКАЮЩИЕ
В РЕЗУЛЬТАТЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СОВМЕСТНОЙ
И ЛИЧНОЙ СОБСТВЕННОСТИ: ПРОБЕЛЬНОСТЬ
РОССИЙСКОГО ПРАВА И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ............. 145
Шапсугова М.Д.
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
СЕМЕЙНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА:
СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ .............................. 157
Ахрамеева О.В.
СДЕЛКОСПОСОБНОСТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
В ГРАЖДАНСКОМ И СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ ......................... 168
Глава 6
СОЦИАЛЬНЫЕ ПРАВА ДЕТЕЙ И ИХ ЗАЩИТА:
МАТЕРИАЛЬНЫЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ .............. 177
Сулейманова Г.В.
СОЦИАЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА ДЕТЕЙ-СИРОТ
В НОРМАХ ПЕНСИОННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ....... 177
Чупилин Д.А.
ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЗАЩИТЫ
СОЦИАЛЬНЫХ ПРАВ
НА ПОЛУЧЕНИЕ ДЕТСКИХ ПОСОБИЙ ............................... 185
Глава 7
ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕМЕЙНАЯ ПОЛИТИКА ЗАЩИТЫ ПРАВ
ДЕТЕЙ В РОССИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ
И ВЛИЯНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАНДАРТОВ ..................... 191
Ростовская И.В., Безвербная Н.А.
УЧРЕЖДЕНИЯ ОРГАНОВ ПО ДЕЛАМ МОЛОДЕЖИ
В МЕХАНИЗМЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ
НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ..................................................... 191
5
Емелина Л.А.
ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ КОЛЕБАНИЯ
СЕМЕЙНОЙ ПОЛИТИКИ В ПЕРИОД СТАНОВЛЕНИЯ
СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА ............................................. 201
Абакумова Е.Б.
ГОСУДАРСТВЕННО-ОБЩЕСТВЕННАЯ ПРОБЛЕМА
ДИСКРИМИНАЦИИ ПРАВ ДЕТЕЙ ........................................ 209
6
Шошин Сергей Владимирович
1
НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО
СЕМЕЙНОГО ПРАВА В РОССИИ
И ЛИТОВСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ
SOME FEATURES OF MODERN FAMILY LAW IN RUSSIA
AND THE REPUBLIC OF LITHUANIA
Аннотация: Семейное законодательство современной России и
Литвы - имеет как общие моменты, так и интересные отличия. Литовскому семейному законодательству, включенному в виде Третьей Книги в
текст Гражданского Кодекса Литвы, характерны, например: соглашение
о вступлении в брак (помолвка), возвращение подарков, возмещение убытков, возмещение неимущественного ущерба. Различается и подход национальных законодателей Литвы и России к установлению минимального
возраста, достижение которого является достаточным для вступления в
брак. Интересной чертой литовского семейного законодательства можно
назвать и публичное объявление заявления о регистрации брака.
Abstract: Family legislation of modern Russia and Lithuania has both
common points and interesting differences. Lithuanian family law included in the
form of the Third Book in the text of the Civil Code of Lithuania is characterized,
for example, by an agreement on marriage (engagement), the return of gifts,
compensation for damages, and compensation for non-material damage. The approach of the national legislators of Lithuania and Russia to the establishment of
a minimum age, the achievement of which is sufficient for marriage, also differs.
An interesting feature of Lithuanian family law is the public announcement of a
marriage registration application.
Ключевые слова: Семейное; право; Россия; Литва; советское; закон.
Key words: Family; right; Russia; Lithuania; Soviet; law.
И Россия, и Литва, хотя и являются постсоветскими государствами, порой отличаются содержанием конкретных норм национального законодательства. Можно согласиться с мнением Григонис Э. П. и
Радионовс Я., обоснованно отмечающих, что в Латвии в постсоветский
период произошло восстановление досоветского гражданского Закона
1937 года, в то время, как в Литве имело место принятие нового Гражданского Кодекса 2000 года [1, с. 68], включающего в себя и семейное
законодательство.
Кандидат юридических наук, доцент, ФГОУ ВО «Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского», юридический факультет, кафедра уголовного, экологического права и криминологии, г. Саратов, e-mail:
[email protected]
1
131
С другой стороны, в системах актуального сегодня законодательства данных государств можно увидеть и многочисленные схожие
черты. Сфера семейного права здесь не является каким-то исключением. Наиболее важным отличием здесь можно назвать фактор вхождения Литовской Республики в структуру Европейского Союза, оказывающий влияние на систему приоритетов всех сфер национального
законодательства. Для правового поля современной России приоритетным оказывается как в структуре семейного права, так и в других отраслях права, содержание норм действующей редакции Конституции
РФ. Так называемые общепризнанные принципы и нормы международного права оказываются достаточно изменяемыми на протяжении
истории субстанциями [2, с. 124]. Статья 3.2 Гражданского Кодекса
Литовской Республики четко очерчивает круг источников сегодняшнего семейного законодательства Республики. В них включаются: Конституция Литвы, Гражданский Кодекс Литвы и другие национальные
законы, международные договоры Литовской Республики. Часть
2 статьи 3.2 ГК Литвы устанавливает, что Правительство Литовской
Республики или другие государственные учреждения могут принимать
законы в вопросах семейного права только в случаях и в пределах,
предусмотренных Гражданским Кодексом Литвы или другими законами. Семейная практика (обычаи) применяется в Литве только в случаях, предусмотренных законом. Если есть конфликт между законом и
обычаем, применяется закон. Об этом содержится указание в ч.
3 статьи 3.2 ГК Литовской Республики.
Для компаративистского исследования источников современного
семейного права Литовской Республики и Российской Федерации интерес может вызвать и анализ аспекта их стабильности. К сожалению,
назвать указанные источники национального права (ГК Литвы и СК
РФ) исключительно стабильными - сегодня не получается. В каждый
из них, после официального принятия, было внесено несколько десятков изменений и дополнений. На содержание СК РФ оказали влияние и
два Постановления Конституционного Суда РФ. Вместе с этим, число
изменений, внесенных в ГК Литвы (в Третью Книгу, где содержатся
нормы семейного законодательства [3, с. 1]), более чем в 2 раза меньше, чем число изменений, свойственных сегодняшней редакции Семейного Кодекса РФ. Здесь, несомненно, имеется весьма интересный,
как минимум, для российского национального законодателя, проблемный момент реализации стабильности семейного сегмента правового
поля. С увеличением новых моментов, вносимых законодателем, сложнее становится требовать от общества, от электората, их полноценного
132
соблюдения. Даже в условиях высокого развития цифровых технологий.
Сегодня интерес исследователей способны вызвать некоторые
проблемы, сформулированные, в частности, представителями Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин, применительно к современному состоянию семейного законодательства Литовской
Республики и практики его применения. Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин является органом независимых экспертов, избираемых странами. Этот комитет, логично входящий в число структур Организации Объединенных Наций, следит за реализацией
Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении
женщин [4, с. 341]. Указанный комитет, в частности, констатировал
наличие в условиях современной Литвы некоторого гендерного фактора неравенства в экономическом положении между супругами. Это
неравенство в Литовской Республике вытекает из ситуации на рынке
труда, из значительного по объему вклада женщин в неоплачиваемую
фактически работу. В результате наблюдается некоторая семейная ответственность за прерывающуюся в подобной ситуации карьеру женщины, ее движение по карьерной лестнице [5, с. 143]. Кроме того, Комитет отмечает, что особого внимания оказываются достойными проблемы отсутствия надлежащего учета в ситуациях раздела имущества
соответствующих нематериальных активов. В частности, обращается
внимание на ресурсы пенсионных фондов, выходных пособий, различных видов страхования. Отдельной строкой выделяют потенциальные
доходы, в качестве особо значимого называются “профессиональные
активы”.
Следующий проблемный момент, отмеченный Комитетом по ликвидации дискриминации в отношении женщин, касается узкого понимания семьи в Литве. В результате, становится особенной политика государства в сфере семейных отношений, в результате которой появляется
вероятность влияния на права женщин в нетрадиционных семьях. Под
подобными нетрадиционными семьями Комитет понимает, в частности:
1. семьи с одним родителем;
2. родители внебрачных детей, не состоящие в браке между собой;
3. воспитывающие детей однополые партнерства;
4. семьи, состоящие лишь из бабушек, дедушек и внуков (в различных вариантах).
Значительно более серьезные проблемные моменты сегодня оказываются присущими женщинам в России, участвующим в семейных
отношениях. Отягощают их, в частности, различные структурные фак133
торы. С некоторой степенью обстоятельности данные проблемы оказались отраженными в актуальном сегодня Национальном докладе о выполнении в РФ Платформы действий, принятой на Четвертой Всемирной конференции по положению женщин [6, с. 1]. Для улучшения сложившейся в современной Российской Федерации ситуации [7, с. 359] с
равенством женщин в семейных отношениях весьма востребованной
может оказаться помощь как законодательной, так и исполнительной
ветвей власти. Например, требует привлечения внимания российского
национального законодателя правовой режим потенциальных доходов.
В некоторой степени опыт, накопленный литовским законодателем в
постсоветский период, может оказаться востребованным и в условиях
современной Российской Федерации. Рекомендации Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин, адресованные Литве,
могут стать актуальными и для России. На самом деле, стоит согласиться с наличием потребности и для Российской Федерации сейчас
провести на государственном уровне экономическое исследование ситуации, связанной с расторжением браков. Внимательный анализ полученных результатов может способствовать серьезному реформированию семейного законодательства. Использование в целях учета имущества, подлежащему разделу супругов, “профессиональных активов”
посредством соответствующей стоимостной (денежной) оценки, либо в
качестве периодических платежей вполне могло бы стать отраженным
в российском национальном законодательстве. Каких-то значительных
материальных затрат для подобного реформирования законодательства
- не требуется. Положительный эффект от его внедрения - несомненен.
Значительно большее число и правовых, и морально-этических проблем, в современной России оказывается связанными с нетрадиционными семьями. Из приведенного выше некоторого многообразия их
проявления, на первый взгляд, некоторые перспективы имеются сегодня в РФ лишь у семей с детьми, воспитанием которых занимается
один родитель. Здесь, также, можно усмотреть наличие значительного
пространства для дальнейшего развития указанного спектра общественных отношений. Инициатива в этом может исходить как от законодательной, так и от исполнительной ветви власти. В то же время, не
стоит сбрасывать со счетов и обширный потенциал, которым обладает
и современная российская судебная власть. Например, актуальным является мнение Т. А. Дураева, считающего, что в деятельности Конституционного Суда РФ имеются и функции законотворчества [8, с. 6].
Литовское семейное законодательство допускает признание заключения брака в церкви [9, с. 32]. Об этом прямо указано в ст. 3.24 ГК
134
Литовской Республики, именуемой: “Заключение брака в порядке,
установленном церковью (конфессией)”. Государством на территории
Литвы признается девять традиционно существующих в ней религиозных общин и сообществ, составляющих часть исторического, духовного и социального наследия:
1. римско-католические,
2. греко-католические,
3. евангелическо-лютеранские,
4. евангелическо-реформатские,
5. ортодоксальные (православные),
6. старообрядческие,
7. иудейские,
8. мусульманско-суннитские
9. караимские.
Более того, в Литве снова установлен институт помолвки. Он
предусмотрен в ст. 3.8 Гражданского Кодекса Литвы, называемой: “Соглашение о вступлении в брак” [10, с. 1]. Оригинальной является и
концепция, установленная в семейном законодательстве Литвы в ст.
3.9 Гражданского Кодекса, именуемая: “Возвращение подарков”. Интерес может у российских исследователей вызвать и содержание ст.
3.10 Гражданского Кодекса Литовской Республики, носящей наименование: “Возмещение убытков”. В некоторой степени связана с анализируемыми общественными отношениями и ст. 3.11 ГК Литвы, названная ее авторами: “Возмещение неимущественного ущерба”.
Брачный возраст, необходимый для вступления в брак в ординарном порядке, что в современной России, что в Литве, составляет
18 лет. Некоторые отличия имеются в регламентации неординарного
порядка вступления в брак. Например, следуя ч. 2 ст. 3.14 ГК Литвы,
суд может снизить не более чем на 3 года возраст брачующегося. Исходя из толкования ч. 3 ст. 14 ГК Литвы, при наступлении беременности, брак может быть зарегистрирован и до достижения 15 лет брачующейся. В Российской Федерации ч. 2 ст. 13 Семейного кодекса
предусматривает возможность для органов местного самоуправления,
при наличии уважительных причин, снизить возраст, необходимый для
вступления в брак, но не более чем на 2 года. Более того, п. 2 ч. 2 ст.
13 СК РФ относит к компетенции конкретных субъектов РФ предоставление в законодательном порядке возможности для еще большего
снижения значения минимального брачного возраста [11, с. 1]. На территории Вологодской, Белгородской, Владимирской и Московской областей установлен минимальное значение возраста для вступления в
135
брак - 14 лет. Достижение возраста в 15 лет требуется для вступления в
брак на территории Мурманской, Рязанской, Челябинской, Тверской
областей и Кабардино-Балкарской Республики. Такие нормы установлены соответствующими законодательными органами указанных субъектов Российской Федерации [12, с. 1]. Любопытную особенность
можно наблюдать в российском семейном законодательстве, обратив
пристальное внимание на проблемы, связанные со снижением минимального возраста, необходимого для вступления в брак. Учитывая,
что регистрация брака по российскому законодательству может производиться как в органах ЗАГС, так и в консульских структурах, при регистрации брака за пределами территории РФ не действующей фактически оказывается норма, предусмотренная в п. 2 ч. 2 ст. 13 СК РФ.
Субъекты РФ никак не могут принять какие-либо собственные законодательные акты по снижению возраста брачующихся, имеющих к тому
существенные уважительные причины. Подобное неравенство, фактически сложившееся в сегодняшнем семейном законодательстве РФ, как
предполагается, требует привлечения внимания и органов законодательной, и исполнительной власти. Возможно, интересным указанное
проявление неравенства окажется и для Конституционного Суда РФ.
В ст. 3.19 ГК Литовской Республики речь идет о публичном объявлении заявления о регистрации брака. Современному российскому
семейному законодательству подобный оригинальный институт пока
еще не известен. Вместе с тем, весьма позитивное влияние на семейное
законодательство России могло бы оказать его внедрение в структуру
СК РФ. Подобное совершенствование российского национального семейного законодательства, в некоторой степени, могло бы способствовать нормализации как, собственно, правовых, так и моральноэтических отношений различных представителей общества. С учетом
развивающейся сегодня глобализации и продвижения концепции цифрового общества и цифрового государства, каких-либо значительных
материальных затрат для реализации указанного инновационного (для
современной России) изменения фрагмента национального семейного
законодательства - не потребуется. Какие-либо серьезные и мотивированные возражения подобному предложению, кроме как высказанные
маргинализированными представителями, сегодня довольно сложно
представить.
Оригинальные нормы содержатся в ст. 3.20 ГК Литвы, именуемой: “Подтверждение выполнения условий заключения брака” и в ст.
3.21 ГК Литовской Республики, названной: “Проверка состояния здоровья лиц, желающих заключить брак”. Обратить внимание можно и на
136
норму литовского национального семейного законодательства, сформулированную в ст. 3.34 ГК Литовской Республики, названное ее авторами: “Временное ограничение имущественных прав супругов”.
В некоторой степени схожей чертой можно назвать регулирование брачно-семейных отношений и в Литве, и в России сегодня с участием иностранных граждан с использованием международных соглашений [13, с. 6]. Между Россией и Литовской Республикой сегодня
действует "Договор между Российской Федерацией и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам", подписанный в г. Вильнюсе
21.07.1992 года [14, с. 1].
Фиксированный объем настоящей работы не позволяет полностью проанализировать всю многообразную плоскость отличий, свойственных современным сферам семейно-правового регулирования
Литвы и Российской Федерации. Несомненно, имеется значительное
пространство для дальнейших научных исследований в этой области.
Возможно, что по их результатам внимание национальных законодателей будет привлечено к анализу позитивных достижений, присущих
иностранной практике. В итоге подобного совершенствования национального законодательства можно предположить, что, в частности, в
России получит свое дальнейшее развитие новая теория подхода к правовому государству [15, с. 67].
Список литературы
1.
2.
3.
4.
Григонис Э. П., Радионовс Я. Постсоветское гражданское законодательство Латвии и Литвы // Мир экономики и права. № 4. - С.-Пб.:
ООО “МНИиОЦ”, 2012.- С. 67-70.
Шошин С. В. Общепризнанные принципы и нормы международного
права: российский миф или реалии международного права. В сб.: Европа - 2017. От печатного слова к знанию: локальные традиции и глобальный переход: сб. науч. тр. [электр. ресурс].- Вильнюс: ЕГУ, 2018. С. 124-131. Цит. по: URL:https://istina.msu.ru/publications/article/
112130543/ (дата обращения: 11.11.2018), (режим доступа - свободный).
Lietuvos Respublikos civilinis kodeksas. Trečioji knyga. Šeimos teisė.
Redakcija:
16
2017.09.28
(nuo
2018.07.01)
Aktuali.
//
URL: https://www.infolex.lt/portal/start_ta.asp?act=doc&fr=pop&doc=60696&
title=L (дата обращения: 11.11.2018), (режим доступа - свободный).
"Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин" (Заключена 18.12.1979) (с изм. от 22.05.1995) // Международная
защита прав и свобод человека. Сборник документов.- М.: Юридическая литература, 1990. С. 341 - 355.
137
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
Кириченко К. А. Семейно-правовое регулирование в зеркале международного права: анализ сессий комитета по ликвидации дискриминации
в отношении женщин // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Право. Т. 6. № 2. - Новосибирск: ННИГУ, 2010.С. 137-147.
Национальном докладе о выполнении в РФ Платформы действий, принятой на Четвертой Всемирной конференции по положению женщин //
Информационный
портал
“Женщина
и
общество”:
URL:
http://www.owl.ru/win/docum/rf/women/doc2000.htm (дата обращения:
10.11.2018), (режим доступа - свободный).
О. А. Воронина. Гендер и государство в постсоветской России // Права
женщин и институты гендерного равенства в регионах России. Под редакцией Н. М. Римашевской, О. А. Ворониной, Е. А. Баллаевой. - М.:
Научный совет по проблемам гендерных отношений при ООН РАН.
МАКС-ПРЕСС, 2010, с. 351-360.
Дураев Т. А. Свобода передвижения в доктрине Конституционного Суда
Российской Федерации :Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.02 конституционное право ; муниципальное право /Т. А. Дураев. -Саратов,
2007. -25 с.
Хазова О. А. Семейное право на постсоветском европейском пространстве: основные новеллы о браке и разводе // Государство и право.
№ 4.- М.: РАН, 2011.- С. 31-41.
Civil Code of the Republic of Lithuania, of July 18, 2000, Law No. VIII-1864
(Last amended on April 12, 2011, No XI-1312) // URL:
http://www.wipo.int/wipolex/ru/text.jsp?file_id=202088 (дата обращения:
11.11.2018), (режим доступа - свободный).
Семейный кодекс Российской Федерации (от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред.
от 03.08.2018)) // СЗ РФ, 01.01.1996, N 1, ст. 16.
Куликов В. Неранний брак. Правоведы предлагают установить минимальный брачный возраст // “Российская газета”, 19.06.2012. URL:
https://rg.ru/2012/06/19/brak.html (дата обращения: 11.11.2018), (режим
доступа - свободный).
Писарчик С. Ю. Анализ правового регулирования некоторых аспектов
семейных отношений международными договорами и законодательством отдельных государств // Вестник Волжского университета
им. В. Н. Татищева. № 75. - Тольятти: ВУ им. В. Н. Татищева, 2011.С. 5–20.
"Договор между Российской Федерацией и Литовской Республикой о
правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и
уголовным делам", подписанный в г. Вильнюсе 21.07.1992 года //
СЗ РФ, 08.05.1995, N 19, ст. 1712.
Вестов Ф. А., Фаст О. Ф. Некоторые аспекты концептуализации представлений о власти. В сб.: Взаимодействие власти, общества, бизнеса
в решении экологических проблем. Материалы X международной научно-практической конференции, посвященной году экологии в России. Саратов: “Саратовский источник”, 2017. - С. 65-68.
138
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ СЕМЕЙНОГО ПРАВА
И ЗАЩИТЫ ПРАВ ДЕТЕЙ
Сборник статей
по итогам V международной научно-практической конференции
«Международно-правовые аспекты семейного права
и защиты прав детей. Сравнительное частное право»
Подписано в печать 09.09.2019.
Формат 60×90/16. Усл. печ. л. 13,5.
Тираж 1000 экз.
ООО «Русайнс».
117218, г. Москва, ул. Кедрова, д. 14, корп. 2.
Тел.: +7 (495) 741-46-28.
Е-mail: [email protected]
http://ru-science.com

Полный текст статьи: Шошин С.В. Некоторые особенности современного семейного права в России и Литовской Республике. В сб.: Международно-правовые аспекты семейного права и защиты прав детей: сборник статей по итогам V международной научно-практической конференции «Международно-правовые аспекты семейного права и защиты прав детей. Сравнительное частное право», издательство Русайнс (Москва), том 1, с. 131-138.