Ильинова Елизавета Алексеевна. Великий князь Сергей Александрович как представитель дома Романовых с позиции психологической биографики

1
М И Н И С Т Е Р С Т В О НАУКИ И ВЫ С Ш ЕГО О Б Р А З О В А Н И Я РО С СИ Й ­
СКОЙ Ф ЕДЕРАЦ И И
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮ ДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВА­
Т Е Л Ь Н О Е УЧ Р Е Ж Д Е Н И Е В Ы С Ш Е Г О О БР АЗО ВАН ИЯ
«О PJIО В С К И Й ГОС УДА РСТ ВЕННЫЙ УН ИВ Е PC И ГЕЛ
имени И.С. Т У Р Г Е Н Е В А »
В Ы П У С К Н А Я КВ А Л И Ф И К А Ц И О Н Н А Я РАБОТА
по направлению подготовки 46.04.01 История
направленность (профиль): «История России»
Студентки И льиновой Елизаветы Алексеевны шифр 165762
Факультет (институт): исторический
Тема выпускной квалификационной работы
Великий князь Сергей Александрович как представитель Дома Романо­
вых с позиции психологической биографики
Ильинова Т.А.
Студент
Чувардин Г.С.
Минаков С. Г.
Заведующий кафедрой
Орел, 2018
МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И BMCHIEI О ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕ­
РАЦИИ
Ф ЕДЕРАЛЬН ОЕ I ОСУДАРС ГВЕН IIOE БЮ ДЖ ЕТНОЕ ОВРАЗОВАТЕЛ Ы IOE
У ЧРЕЖ ДЕНИЕ ВЫСШ ЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«О РЛО ВСКИ Й ГОСУДАРСТВЕННЫ Й УНИВЕРСИТЕТ
имени И.С. ТУРГЕНЕВА»
И сторический факультет
Кафедра истории России
направлению подготовки 46.04.01 История
направленность (профиль) Историческое образование
УТВЕРЖ ДАЮ
Зав. кафедрой
(М инаков С.Т.)
«
(подпись)
»
2018 г.
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы
студентки Ильиновой Елизаветы А лексеевны ш ифр 165762
1.1'ема ВКР: Великий князь Сергей Александрович как представит ель Дома Романовых с
позиции психологической биографики.
У тверждена приказом по университету от «19» дскабря2017 т. № 2-3688
2.Срок сдачи студентом законченной рабо ты «27» мая201 8 т.
3.Исходные данные к работе: архивные материалы РЕВИ А. ис точники личного происхож­
дения (воспоминания, дневники, переписка), статистические материалы
4.Содержание ВКР (перечень подлежащих разработке вопросов):
особенности правящ ей династии Романовых в России; особенность де тских лет для буду­
щ ею градоначальника: карьера в жизни великого князя Сергея Александровича; место в
политической жизни великого князя; анализ психологического портрета великого князя;
неминуемость гибели великого князя.
Перечень графического материала: Консультанты по ВКР (с указанием относящ ихся к ним разделов)
Раздел
Консультант
11од 1 шсь. дата
Задание выдал
Дата выдачи задания «25 » декабря2 0 17 г.
Руководитель ВКР
Д Д ^сД /7 /
Чувардин 1 .С.
1
| Задание принял
1
3
К АЛ ЕН ДАРН Ы Й ПЛАН
Срок выполнения
этапов работы
декабрь-т опь
Изучение историографии проблемы,
2017г.
Составление библиографии по теме ВКР
Сбор документов и материалов, анализ ис­ декабрь-январь
2017-2018г.г.
точников
Составление плана работы, определение ф евраль 2018г.
объекта и предмета исследования, цели и за­
дач, хронологических рамок ВКР
м арт 2018г.
Подготовка текста Сой главы ВКР
11аименование этапов ВКР
11одготовка текста 2-ой главы ВКР; коррек­ апрель 2018г.
тировка С ой главы, целей и задач исследо­
вания
Подготовка текста введения и заключения; м ай-ию нь 2018г.
приведение работы в окончательный вид
Студент
Руководитель ВКР
А Л ^ О п Л -~/
И л ь и и о в а 1г.А .
Чувардии Г.С.
11римсчапис
вы полне­
но
вы полне­
но
вы полне­
но
вы полне­
но
вы полне­
но
вы полне­
но
4
Аннотация
Ильинова Елизавета Алексеевна «Великий князь Сергей Александрович как представитель правящего дома Романовых с позиции психологической биографики» - Орел, 2018. – 102 с.
Ключевые слова: правящий Дом Романовых, Российская империя, великие князья, московский градоначальник, генерал-губернатор, меценаты, политическая жизнь.
В качестве объекта нашего исследованиявыступает изучение психологического портрета и особенностей личности великого князя Сергея Александровича, определение его места в великокняжеской среде, степени его
влияния на политические и социально-культурные процессы в Российской
империи во второй половине XIX - начале ХХ в. в. (1857-1905 г. г.).
Предметное поле работы составляют отдельные компоненты реформ
великого князя как московского генерал-губернатора, разработанные им лично или при его личном участии. Также значительный интерес представляет
структура княжеского сословия, особенности ее организации, а также эволюции ее наиболее значимых сегментов, формирующих «целостное социальное
пространство».
Нами анализируются процессы социализации, характерные для великокняжеской среды и высшей российской аристократии. Особого внимания заслуживают такие значимые предметные составляющие, как воспитательный
и образовательный процесс, мировоззренческая среда, система переживаний
и повседневности.
Научная новизна исследования заключается в комплексном анализе
особенностей психологического портрета, благодаря сохранившимся дневникам великого князя, воспоминаниям его родственников, а также массиву
мемуарной литературы рассматриваемого отрезка времени, связанной с описанием личностных особенностей и качеств великого князя. В центре анализа оказывается процесс социализации: рассматривается динамика изменений
5
в период совершеннолетия великого князя, что разделило юношеские годы и
взрослого периода жизни. Проводится компаративный анализ деятельности
великих князей Александра Александровича и Сергея Александровича, а
также Павла Александровича. Предпринимается попытка определения места
великого князя в системе социальных и культурных процессов, определяющих содержание эпохи. Привлекаются источники личного происхождения,
требующие особых механизмов интерпретации и глубокого объективного
осмысления. С этой целью используется биографический метод и метаисторический подход.
В данной работе были рассмотрены особенности психологического
портрета великого князя, и определена степень его влияния как на отдельные,
во многом ключевые события русской истории второй половины XIX – начала XX вв. Первая глава посвящена общим представлениям о биографическом
методе в исторической науке. Рассматривается императорская династия правящего дома Романовых и её прямое влияние на судьбу Российской империи.
Во второй главе был представлен личностный облик по характеру, вкусам,
привычкам, образу жизни Великого князя, сформировавшийся в раннем детстве и условия для психологического взросления на волне антимонархических настроений в стране. Рассматривается политическая карьера Великого
князя, его участие в войнах. Описывается безусловная близость Сергея Александровича к православной вере, к пониманию Бога и неотвратимости церкви
от государства во времена царской России. Объясняется закономерность образа жизни Великого князя и его внутренняя готовность к мученической кончине, в связи с волной политической нетерпимости к существующей власти.
6
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
7
ГЛАВА 1.Особенности правящего Дома Романовых
17
1.1.Особенности биографического метода в исторической
науке
17
1.2.Правящий Дом Романовых, как объект исторического
анализа
19
ГЛАВА 2.Психологический портрет Великого князя Сергея Александровича в условиях его воспитания, образования и политической карьеры
25
2.1.Детство великого князя Сергея Александровича
25
2.2.Особенности социального пространства и мировоззрен-
30
ческие ориентиры великого князя на рубеже XIX-ХХ вв.
2.3.Основные этапы карьеры и место Великого князя в политической жизни Российской империи
53
2.3.Особенности психологии великого князя Сергея Алек-
61
сандровича
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
92
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
97
7
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы. На сегодняшний день биографическая история
Великих князей дома Романовых определяет значительный интерес отечественного исторического знания. Это определяется спецификой возникновения и последующей эволюции российской государственности, для которой
само понятие дворянского рода означало явное влияние на политическую
жизнь Российской империи.
В современных условиях недовольства сегодняшней демократией, всё
чаще люди стали обращаться к воспоминаниям, традициям, образу жизни
царской России и её главных представителей княжеского дома Романовых.
Хорошо обученный и воспитанный Великий князь Сергей Александрович
офицер стал главным координатором ведения боевых действий, способствующим принятию основных решений и на поле боя и в мирной Московской
жизни.
В центре нашего исследовательского интереса находится система княжеского образования Российской империи. Актуальность этой темы связана с
устойчивым научным интересом российских историков к проблемам воспитания детей княжеского рода, сохраняющимся в отечественной исторической
науке на протяжении последних десятилетий, при этом предметное поле изучения сложного комплекса проблем, замыкающихся на анализируемую совокупность явлений постоянно увеличивается, охватывая все новые и новые
исследовательские составляющие. Если на первом этапе значительный интерес вызывало изучения годов детства и юности великого князя, а, следовательно, и изучение принятых форм образования и воспитания великокняжеских детей, то со временем обозначились направления, связанные с рассмотрением ценностных и мировоззренческих установок великого князя, психоментальных переживания, атрибутивной стороны, быта и повседневности.
Исторический опыт прошлых поколений в обучении детей дома Романовых, особенно, XIX – начала ХХ вв. может быть использован для форми-
8
рования новой, современной системы образования, опирающейся на проверенные временем славные традиции нашего исторического прошлого. Таким
образом, предлагаемая нами тема исследования несет в себе актуальное для
современной науки содержание.
В качестве объекта нашего исследования выступает изучение психологического портрета и особенностей личности великого князя Сергея Александровича, определение его места в великокняжеской среде, степени его
влияния на политические и социально-культурные процессы в Российской
империи во второй половине XIX - начале ХХ в. в. (1857-1905 г.г.).
Предметное поле работы составляют отдельные компоненты реформ
великого князя как московского генерал-губернатора, разработанные им лично или при его личном участии. Также значительный интерес представляет
структура княжеского сословия, особенности ее организации, а также эволюции ее наиболее значимых сегментов, формирующих «целостное социальное
пространство».
Также нами анализируются процессы социализации, характерные для
великокняжеской среды и высшей российской аристократии. Особого внимания заслуживают такие значимые предметные составляющие, как воспитательный и образовательный процесс, мировоззренческая среда, система переживаний и повседневности.
В центре исследовательского интереса также оказались процессы, связанные с попыткой возрождения традиции культурного меценатского образования, характерного для России императорского периода, на современном
отрезке времени.
Хронологические рамки исследования охватывают отрезок времени,
начиная с эпохи правления императора Александра III и до начала ХХ столетия. Верхним хронологическим порогом выступает 1905г., являющийся исторической точкой, когда система террористических преступлений против
княжеского дома Романовых в дореволюционной России достигает своего
пика. В то же время мы затрагиваем отдельные процессы, связанные с по-
9
пытками возрождения системы православного образования на современном
отрезке исторического развития нашего государства. Данное хронологическое отступление необходимо для демонстрации жизнеспособности и традиционной устойчивости педагогических методов и приемов.
Географический ареал исследования охватывает все пространство
Российской империи, так как обучение Великого князя и его участие в войнах имело распространение и за пределами Российской империи.
Для оформления общего комплекса исследовательских целей и задач
нами был осуществлено рассмотрение степени разработанности проблемы
(в первую очередь в отечественной историографии). В основе историографического анализа был положен проблемно-хронологический метод анализа
массива научно-исследовательской литературы, затрагивающей отдельные
аспекты работы. Все проанализированные нами исследования были условно
разделены на три значительные группы. В 1915г. к десятилетию гибели Сергея Александровича в Екатеринославле был издана биография Великого князя. Это исследование принадлежит члену Императорского Русского военноисторического общества подполковнику А.Г.Авчинникову и рассматривает
деятельность Великого князя более с армейской стороны. Имеются исследования по биографии супруги Великого князя Елизаветы Фёдоровны, которая
была причислена к лику святых в 1981г. за рубежом, а в 1992году в России.
Это работы Л.П.Миллера, в которых упоминается личность Великого
князя, как один из исторических деятелей императорской истории на рубеже
XIX и ХХ веков. Сохранились дневники Сергея Александровича, где ежедневные записи он делал предельно краткими. Сохранившаяся в государственном архиве Российской Федерации подборка таких документов была не
полна – заметки с 1877 по 1892гг. отсутствуют. Невозможно найти свидетельства собственных впечатлений Великого князя о важнейшем периоде его
жизни: службе в гвардии, кончине матери, европейском турне, гибели отца,
паломничестве в Палестину, женитьбе, назначение московским генерал-
10
губернатором. Мы не можем увидеть полностью переписку Сергея Александровича с женой, сохранилось очень немного.
Один век назад священник Д.Ромашков в память о трагической судьбе
Великого князя Сергее Александровича писал: «Дай Бог, чтобы погибший
Великий князь, приняв от руки убийцы мученическую смерть, явился в очах
Божиих искупительной жертвою за грехи и беззакония русского народа, переполнившие собою меру долготерпения Божия…, чтобы после смерти его
умиротворилась и обновилась Россия вполне. Дай Бог, чтобы после горьких
плодов она вкушала плоды сладки, произросшие на почве, удобренной кровью этого царственного страдальца и мученика».
По понятным причинам в советский период представители династии
Романовых второй половины ХIХ – нач. ХХ вв. не рассматривались в качестве объекта исследования. В отношении них существовала однозначно негативные оценка. Она демонстрировать солюдьми аморальными, погрязшими в
роскоши и разврате, нещадно эксплуатирующими русский народ, как писал
историк Михаил Покровский «… нещадно выжимающими из него последние
соки». На Сергея Александровича, в свою очередь, падали обвинение в черносотенстве, антисемитизме и, даже, гомосексуализме. Он воспринимается
как главный виновник катастрофы на Ходынке.
Примером подобных оценок является работа И.М.
Василевско-
го«Романовы. От Михаила до Николая: История в лицах и анекдотах» (Ростов н/Дону:МАПРЕКОН, 1993). В данной, вышедшей в начале 1930-х гг. работе Романовы демонстрируются, как законченные, крайне примитивные в
интеллектуальном плане, пьяницы, прожигающие жизнь в бесконечный кутежах. Вместо управления страной они давали непрекращающиеся балы,
устраивали парады и «царские охоты». Они позиционировались как ограниченные люди, лишены элементарные профессиональных навыков, связанных
с управлением государством. При этом они нещадно эксплуатировали «простых» жителей страны и превратили Россию в «тюрьму народов».
11
Данное отношение к личности великого князя Сергея, в отличии от
других теретических полей русской истории этого периода, например отношения к С.Ю. Витте или П.А. Столыпину, сохранять устойчивый характер и
содержание.
Только в постсоветский период возрождается интерес, который со временем приобретает устойчивый характер, к представителям Дома Романовых
в XIX – нач. ХХ вв. Уде в началеXXI в. выходят работы В. Балязина, А. Боханова, И. Плотникова. Затем появляются исследования В. Маёровой, Д. Софьина, А Широкорада, И. Зимина, В. Хрусталева.
Прослеживается желание историков дать объективную оценку его
представителям, определить их подлинное место в русской истории указанного периода. В то же время великому князю Сергею Александровича попрежнемупосвящается не так много работ. Наиболее ярким и объективным
по содержанию можно считать исследование А.Н. Боханова1. В данной работе дается глубокий по содержанию биографический очерк жизни великого
князя. Определяется его место в отечественной истории. Из других исследований можно выделить работу Д.М. Софьина. В данном исследовании автор
пытается выявить ценностные ориентиры великого князя, разобраться в ментальных коннотациях его поведенческих проявлений, определить его политические пристрастия и ориентиры.
Важное место в оценке личности великого князя занимают материалы
научных конференции «На службе у России: Великий Князь Сергей Александрович», проходивших в Москве и Санкт-Петербурге в 2011-2012 гг.2 На
указанных научных форумах был сформирован важный задел для дальнейшего изучения личности великого князя, его социального окружения, а также
Дома Романовых во 2-ой половине XIX – нач. ХХ вв. в целом.
1
Боханов А.Н. Великий князь Сергей Александрович. М., 2007.
На службе у России: Великий Князь Сергей Александрович: материалы научных конференций 2011–2012
гг., Санкт-Петербург – Москва / ред. И.В. Плотникова. М.: Издание Фонда памяти Великого Князя Сергея
Александровича, 2013.
2
12
Исходя из анализа степени разработанности проблемы, нами была
сформулирована цель исследования. Целью работы является комплексное
изучение личности великого князя Сергея Александровича, как важнейшего
представитель правящего дома Романовых с позиции психологической биографики в рамках очерченного исторического и социального ареала.
Поставленная нами цель предполагает решение следующих исследовательских задач. Мы предполагаем:
1)определить особенности биографического метода в исторической науке,
раскрыть его содержательное поле, выявить методологический потенциал;
2)проанализировать возможность изучения правящего дома Романовых, как
объект исторического анализа. При этом особое внимание нами уделяется
личностному аспекту: специфическим особенностям его отдельных представителей. При решении этой задачи нами проводится анализ степени изученности отдельных представителей данной условной социальной категории в
отечественной исторической науке;
3)проанализировать особенности процесса первичной социализации великого
князя, того окружения, которое оказало решающее влияние на формирование
его личностных особенностей;
4)рассмотреть особенности «карьерного восхождения» великого князя, его
место как в великокняжеской среде, так и политической и военнополитической элите империи начала ХХ века (в период правления Николая
II);
5)определить круг лиц, связанных с личностью великого князя и оказывающих решающее влияние на его пристрасти, увлечения, принятие им отдельных политических и социально-бытовых решений;
6)наконец, выявить психологические особенности великого князя. Построить
его целостный психологический портрет в контексте изучаемой эпохи.
В методологическом плане работа строится на общих совокупных
принципах, методов и методологических приемов, характерных для сего-
13
дняшнего состояния современной исторической науки, где началом являются
методы историзма, объективности и системности.
Все методы, на которое опирается исследование были поделены нами
на общенаучные, частнонаучные и конкретно исторические (дисциплинарные), а также методы (в рамках их аналогичной классификации), характерные для отдельных групп смежных с историей социально-гуманитарных наук, что также придает нашей работе межпредметный характер.
К конкретно историческим методам, задействованным при проведения
исследования, нами были отнесены историко-критический, историкотипологический, сравнительно-исторический и количественный методы.
Также были использованы методологические извлечения из отдельных
областей социологии и статистики, педагогики и педагогической психологии,
семиотики, социальной антропологии и культурологии.
Отдельные группы исторических источников составилиисточниковедческую базу исследования. В нашем исследовании мы использовали источники двух основных групп: частично формализованного и неформализованного характера. К первой группе нами были отнесены: отдельные разрозненные статистические данные (в качестве примера можно привести крайне полезную для оценки общего социального состояния страны работу «Племенной состав контингентов русской армии и мужского населения европейской
России (Сост. Полковник А.Ф. Риттих.СПб., 1897), а также информационные
массивы, извлеченные из периодической печати, характеризующие фоновые
явления, характерные для эпохи (например, извлечение из статей М. Меньшикова3).
К источникам неформализованного характера нами были отнесены источники личного происхождения: воспоминания, дневниковые записи, а также документы межличностной коммуникации, под которыми подразумевается личная переписка.
3
Меньшиков М. Национальная империя. М.: Издательство Императорская традиция, 2004. – 512 с.
14
Важной составляющей указанной группы источников являлись личные отдельные воспоминания великого князя, извлеченные из его дневника, так и
не опубликованного вплоть до сегодняшнего дня (дневник, состоящий из нескольких томов находится в Государственном архиве Российской Федерации
(ГАРФ): фонд 648, опись 1). В нашей работе использовались отдельные записи из дел 28 (Дневник великого князя Сергея Александровича за 1892 г.), 34
(Дневник великого князя Сергея Александровича за 1898 г.), 35 (Дневник великого князя Сергея Александровича за 1899 г.). Указанные записи затрагивают специфику отношений великого князя с приемными детьми (дочерью и
сыном его младшего брата великого князя Дмитрия Павловича), а также особенности быта и повседневности великого князя, его пристрастий и увлечений.
В то же время часть указанного дневника приводится в массивной подборке документов «Великий Князь Сергей Александрович Романов: биографические материалы»4, связанной с юбилеем Москвы, генерал-губернатором
которой являлся великий князь. Нами также использовалась информация, содержащаяся в переписке великого князя с императором Николаем II в период
первой русской революции, во время которой великий князь был убит. Данные документы были собраны и обработаны исследователем Г.А. Литвиненко. Они содержат важную информацию об особенностях психологического
вовлечения великого князя, его рефлексии трагических событий, непосредственным участником которых он являлся.5
Также нами были заимствованы отдельные извлечения из переписки
жены великого князя, великой княгини Елизаветы Федоровны с императором
Николаем II6, а также извлечения из ее от дельных писем, как представителям русской аристократической среды, так и отдельным священникам и ие4
См.: Великий Князь Сергей Александрович Романов: биографические материалы / сост. И. В. Плотникова.
Кн. 1-4. М.: Новоспасский монастырь, 2006–2011. Кн. 1, 2006. 400 с.; кн. 2, 2007. 280 с.; кн. 3, 2009. 360 с.;
кн. 4, 2011. 671 с.
5
«Мы переживаем страшно трудные времена…»: письма великого князя Сергея Александровича Николаю
II, 1904–1905 гг. / публ. Г. А. Литвиненко // Исторический архив. 2006. № 5. С. 101–109.
6
Великая княгиня Елисавета Фёдоровна и император Николай II: документы и материалы (1884-1909 гг.) /
авт.-сост. А. Б. Ефимов, Е. Ю. Ковальская. СПб.: Алетейя, 2009. - 848 с.
15
рархам русской православной церкви.7 Являясь крайне набожным человеком,
великая княгиня демонстрировала колоссальные волнения, связанные с той
тяжелой ношей, которую император возложил на плечи своего дяди.
Кроме этого нами были использованы мемуары отдельных великих
князей и княгинь: вдовствующей императрицы, матери Сергея Александровича Марии Федоровны, его брата императора Александра III, великих князей Александра Михайловича и Константина Константиновича (К. Р.), князя
императорской крови Гавриила Константиновича, великой княгини Марии
Павловны. Также были задействованы воспоминания современников великого князя: С.Ю. Витте, С.Н. Палеолога, княгини, фрейлин Высочайшего Двора
М.С. Барятинской и А.Ф. Тютчевой, баронессы М. Клейнмихель, царедворцев П.Г. Курлова, А.А. Половцева, А.А. Мосолова, балерины М.Ф. Кшесинской и ряда др.
Использованный массив документов позволяет говорить о том, что для
написания работы имеется достаточное количество разноплановых источников.
Научная новизна исследовательской работы заключается в глубоком
комплексном анализе особенностей исторической биографики, как институциональной, информационной и ценностной среды в заявленных хронологических рамках. Впервые рассматривается динамика изменений в самом образовательном пространстве. Проводится компаративный анализ прошлого и
актуального состояния военного образования в нашей стране, определяется
содержание отечественной «военной педагогики». В научный оборот вводятся слабоизученные источники, предлагается оригинальная авторская методика их интерпретации и осмысления.
В структурном плане работа состоит из введения, двух глав, разбитых
на отдельные разделы, заключения, списка литературы и источников.
7
Письма преподобномученицы великой княгини Елизаветы Феодоровны / сост. Т.В. Коршунова,
Е.Н. Понкратова, О.С. Трофимова. М.: Православное Сестричество во имя Преподобномученицы Елизаветы, 2011. - 432 с.
16
В введении определяется актуальность темы, объект, предмет и хронологические рамки исследования, анализируется степень разработанности
проблемы, ставятся цели и задачи, проводится анализ источников, определяется исследовательская новизна.
В первой главе исследования анализируется особенности биографического метода в исторической науке. Объектом исторического исследования
рассматривается правящий дом Романовых.
Во второй главе исследования рассматривается карьера Великого князя
Сергея Александровича и его место на политической арене. Даётся характеристика психологического портрета Великого князя и объяснение его действий и поступков.
В заключении делаются выводы по теме выпускной квалификационной
работы, определяется их соответствие поставленным целям и задачами.
17
ГЛАВА 1.Биографический метод в исторической науке
Глава повествует о методе изучений биографий в системе исторического знания. Раскрывает особенность исторической биографии в данном исследовании. Осмысляется деятельность Великих князей правящего дома Романовых. Объектом исторического анализа рассматривается деятельность Великого князя Сергея Александровича.
1.1.Биографические методы в исторической науке
Биография - это часть исторической науки и один из видов исторического исследования. На основе исследования отдельных жизненных путей
историограф может добиться понимания общественно – политической и социально - экономической ситуации.
Рассмотрение биографического жанра в исторической науке проходит
в период с 1917 - середина 30-х годов. В этот период осуществляются историографические дискуссии о биографическом методе, принципах построения
биографии и практической работе по ее написанию.
В 30-е гг. ХХ в. преобладает героико-мифологическая метод, каноны
которого были заложены «вождём народов» И.В. Сталиным. Происходит
обеднение типологии биографических публикаций, упрощается стилистика,
преобладает жанр – краткий биографический очерк.
С середины 50-х годов увеличивается количество публикаций биографического характера, появляются новые темы (народники, жертвы террора,
мыслители и т.д.). В 60-70 годы расширяется объем биографических исследований – обращаются к миру русского идеализма. Типология биографических жанров увеличивается: биографический очерк, летопись жизни и творчества, энциклопедические статьи и т.д. Появляется интерес к теоретическим
проблемам биографии, создается исторический биографический альманах
«Прометей».
18
Место значения биографии в структуре исторического знания обсуждалось на XIII международном конгрессе исторических наук в Москве в 1970
году. Теоретическому осмыслению рассматривались такие проблемы: статус
и ценностный смысл биографии, соотношение художественных и научно –
исторических начал, отношение к документу, типология текстов. В 1970г. состоялась дискуссия по проблеме биографии на тему: «Биография как историческое исследование» в редакции журнала «История СССР», в которой приняли участие ведущие ученые – историки.
Н.М. Пирумова описывала в своих работах, что задачей биографа является рассмотрение и раскрытие личности, где определяющим является не
оценка, а объяснение поступков, действий, мотивов, исходя из существующих социальных, политических и философских знаний. Биограф должен дать
истинную картину мировоззрения деятеля или правителя.
А.И. Клибанов раскрывает в своих исследованиях, что историческая
биография ставит перед собой цель познание исторического процесса. Объектом исторической биографии является исторический деятель. Историческая биография имеет отношения с человеком как личностью, т.е. является
объектом исследования. Основным ее вопросом является вопрос о том, как
история выражается в данной личности и наоборот. В исторической науке
имеется несколько типажей биографий в отношении объективности автора к
материалу биографии и к личности своего героя.
Научная биография отвечает определённому ряду требований:
1) объективность – в биографии отражаются проверенные и достоверные факты;
2) академический стиль;
3) наличие библиографии, научного аппарата, критика историографических концепций, принятых в науке;
4) жизненный путь и психологические особенности также имеют место,
так как косвенно влияют на общественные события;
5) субъектно – объектный подход.
19
Для научно – популярной биографии личность имеет значение, но она
интересна не сама по себе, а в зависимости от той роли, которую играет в исторических событиях. В.В. Баженов отмечает, что популярная биография акцентирует внимание на реализацию воспитательных, моральных и образовательных функций.
Научно-популярная биография нацелена рассказать массовому читателю научные, достоверные факты в доступной для их понимания форме. В отличие от научной биографии, где основным потребителем информации является академическая среда, научно – популярная рассчитана на массового читателя.
Воспитательная функция биографии: показать образцы для подражания
тем героям, которых почитало общество (полководцы, ученые, политические
деятели).
Лица, составляющие предмет исторической биографики могут быть отражены и в художественной биографии. Но, можно сказать, что художественная биография в качестве средства реконструкции жизненного пути героя
допускает вымысел, тогда как историческая биография допускает в качестве
доказательств оговоренную гипотезу. В художественной биографии герой
рассматривается изнутри, показана его эволюция души, а история составляет
лишь фон. Субъективность в оценке героя, более личностное отношение автора к нему, определяет и выбор документов. Он отбирает те документы,
факты, которые принадлежат как истории, так и литературе, а также являются проявлением внутренней логики героя.
Романизированная биография входит и жанр беллетристики, в которой
имеется не только домысел, но и вымысел субъективного взгляда автора.
1.2.Правящий дом Романовых как объект исторического анализа
«Государи из дома Романовых» - известное издание, выпущенное И.Д.
Сытиным к 300-летию дома Романовых. Основные материалы, источники,
20
письма для данного издания подготовлены крупнейшими представителями
отечественной историографии: С.Ф. Платоновым, А.Е. Пресняковым, Ю.В.
Готье, Н.Д. Чечулиным. Николай Дмитриевич Чечулин занимался общей редакцией данного издания. В статье профессора Платонова, открывающей
первый том, излагается история последнего этапа Смутного времени и причины, обстоятельства и ход избрания Михаила Романова на царство. Автор
рассказывает, что никаких исторических источников, которые бы освещали
работу собора по избранию нового царя, не сохранилось. Есть два разноречивых экземпляра «грамоты об избрании Михаила Романова на царство» и
грамота, адресованная Строгановым, в которой царь и Собор просят Строгановых: «хотя теперь и промыслов убавьте, а ратным людям жалованье дайте,
сколько можете». Вся власть Романовых держалась на бердышах и пиках
ратных людей и на деньгах Строгановых. Также показано значение царствующего дома Романовых в истории России, история династии представлена
на широком фоне истории всей страны, начиная с XVII века. Романовы рассматриваются с различных точек зрения: и как государственные деятели, и
как частные лица - члены большого рода с его проблемами, историей, традициями. Рассмотрены личности основных представителей царствующего дома, меры правительств в разных исторических обстоятельствах, государственные реформы, эволюция административной системы, внешняя политика и
смена курсов. Первая книга охватывает весь XVII век и половину XVIII, т.е.
до завершения эпохи дворцовых переворотов. Во втором томе раскрываются
материалы, затрагивающие период главных военных и политических побед и
преобразований укрепившейся Российской империи – начиная с правления
Екатерины. Книга сопровождается многочисленными иллюстрациями, изображающими предметы и места, связанные с династией Романовых: интерьеры их палат в Зарядье, автографы, грамоты, фамильные драгоценности и
оружие.
Трёхсотлетие дома Романовых, Романовские торжества 1913 года торжественное общественно-государственное празднование 300-летия царст-
21
вования дома Романовых 21 февраля (6 марта) 1913 в Российской империи,
что, согласно «Высочайшему манифесту», данному императором Николаем
II (опубликован 21 февраля 1913 года), приурочивалось к дате «единодушного избрания» на царство в Москве Великим земским собором «в 21 день февраля 1613 года» боярина Михаила Федоровича Романова, «ближайшего по
крови к угасшему царственному роду Рюрика и Владимира Святого».8 Подписанным 21 февраля 1913 года высочайшим указом, дабы «достойно ознаменовать нынешний торжественный день и увековечить его в памяти народной» даровались «милости подданным» российского императора. В указе
представлена обширная программа благотворительных акций, объявлялось о
льготах малоимущим и амнистировании отдельных категорий осуждённых,
снимались задолженности с мелких предпринимателей и землевладельцев и
другое. Воцарение Михаила Фёдоровича в начале XVII века положило начало новой правящей династии. 300-летие царствующего дома Романовых, отмечавшееся в течение всего 1913 года, описывается как праздник, который
отмечался «торжественно и всенародно», а сам 1913 год - как «вершина процветания империи и год великого юбилея». По всем городам России в храмах
отслужили благодарственные молебны, прошли войсковые парады местных
военных гарнизонов, давались торжественные балы, обеды и приёмы губернаторами и градоначальниками, устраивались исторические выставки и народные гуляния. Витрины многих домов и магазинов были украшены флагами и портретами царя Михаила Романова и правящего императора Николая
II. Официальная программа торжеств была грандиозной, празднование началось в феврале и продолжалось до осени 1913 года. Заключительные торжества состоялись в Москве.
Д.Н.
Мечулин -
историк,
археограф,
коллекционер.
Член-
корреспондент Российской Академии наук (1921). Принадлежал к «петербургской школе» историков. Историк детально рассмотрел выпускное сочи8
Востришев М.Н. Августейшее семейство. Россия глазами Великого князя Константина Константиновича.М.,2001г. 159с.
22
нение в монографию «Русское провинциальное общество во второй половине
XVIII века», занимался историей общественных отношений в этот период и в
конце жизни. Он поставил перед собой задачу изучить положение городов
«как факторов культурно-экономической жизни». Обратил внимание на малоисследованные вопросы, связанные с определением количественного и сословного состава населения городов, рассказывал о занятиях представителей
каждого сословия, их повинностей, а также с выяснением социальноэкономических особенностей городских поселений в разных регионах Московского государства в XVI веке.
Главной сферой его научных интересов стал русская история времён
правления Екатерины II. В своей докторской диссертации утверждал, что
екатерининская дипломатия была изначально самостоятельна и носила успешный характер, а «правительство Екатерины II в первую половину царствования постоянно и неуклонно преследовало выгоды русского государства и
народа, не подчиняясь никаким посторонним влияниям и не жертвуя силами
и средствами русского народа для достижения целей ему совершенно посторонних». Его книга о внешней политике Екатерины II вызвала противоречивые оценки современников — хотя она и была удостоена докторской степени, но учёного упрекали в «патриотической» направленности, односторонности оценок роли лиц, руководивших внешней политикой России (в частности, Н. И. Панина), незнании иностранных языков, что привело к сужению
источниковедческой базы исследования. По словам А. Е. Преснякова, источником всех исследовательских интересов Н. Д. Чечулина был «его националистический патриотизм, крепкий и искренний». Нужно отметить, что книга
«Очерки по истории русских финансов в царствование Екатерины II» была
удостоена премии графа Уварова. Н.Д. Чечулин был членом Русского исторического общества, Археографической комиссии, Московского археологического общества, Общества любителей древней письменности (ОЛДП), Русского географического общества, Ярославской губернской арх. комиссии и
др. С 1885 года сотрудничает в журналах и газетах как историк и библиограф
23
(«ЖМНП», «Библиограф», «Соврем.летопись», «Новое время», «Старина и
новизна» и др.). В 1894-99 гг. – помощник редактора и секретарь редакции
Журнала Министерства Народного Просвещения. В 1892-1894 гг. по поручению Русского Географического общества завершил издание «Писцовых книг
Московского государства. XVI в.» (археогр. ред., предисл., указ.), начатую
Калачевым Н.В. Он – активный сотрудник Русского Биографического Словаря (1896-1918гг.), автор около 4 0 статей, один из его редакторов.
В 1894-1899 - помощник редактора и секретарь редакции «Журнала
министерства народного просвещения». В 1891-1913 - приват-доцент Петербургского университета, вёл спецкурсы по русской истории («Царствование
Екатерины II», «Учение, училища и воспитание на Руси в XI-XIX веках»),
источниковедению («Русские мемуары XVIII в.»). Не сделал большой педагогической карьеры из-за небольшого речевого недостатка, затруднявшего
преподавательскую деятельность. Был он склонен к кабинетной научной работе. В 1896-1915 работал в Публичной библиотеке: младший помощник
библиотекаря (с 1 января 1896), старший помощник библиотекаря (с 1 января
1901) в Отделении истории. С 1 сентября 1904 - заведующий Отделением
филологии, в 1906-1915 - заведующий Отделением изящных искусств и технологии, с 1914 - помощник директора библиотеки. Историк посетил Германию и Францию, там он познакомился со способами хранения предметов искусства в музеях и библиотеках. Являлся редактором и одним из авторов таких капитальных работ как «Истории Правительствующего Сената за двести
лет, 1711-1911 гг.», «Императорская публичная библиотека за сто лет», «Государи из Дома Романовых, 1613—1913». Под его редакцией были изданы
«Сборники императорского Русского исторического общества» (тт. 134, 136,
144, 147), «Наказ императрицы Екатерины II» (в серии «Памятники русского
законодательства»), под его наблюдением вышли свет издания Новгородских
писцовых книг и Псковской судной грамоты. Был автором литературоведческих статей, переводчик с древнегреческого сочинений поэта Лукиана. Известный коллекционер гравюр. В 1915-1917 гг. - попечитель Виленского
24
учебного округа. После Февральской революции весной 1917 ушёл в отставку с государственной службы, уехал в своё имение в село Борисоглебск, а в
1918 переселился в Череповец. Его имущество (имение с молочной фермой,
крендельной и кондитерской мастерскими, мельницей) было национализировано. Продолжал заниматься научной деятельностью, работал над монографиями «Литература общественных знаний в России XVIII в.» и «Русская
провинция во второй половине XVIII столетия». В 1921 году по представлению С.Ф. Платонова Н.Д. Чечулин избран член-корреспондентом Академии
Наук. В 1925 году Публичная библиотека отметила 40-летие научной деятельности Н.Д. Чечулина. Он скончался 14 февраля 1927 г. Его литературное
наследие насчитывает свыше 250 названий книг, статей, публикаций исторических источников. Осталась так и неопубликованная монография «Литература общественных знаний в России XVIII в.», так и не увидевшая света.
Не найдена рукопись переработанного варианта его исследования «Русское
провинциальное общество в XVIII веке», над которым он работал в эти годы.
В память о Н. Д. Чечулине в деревне Ирма Шекснинского района установлен
памятный знак-стела. Вчереповецкой Центральной городской библиотеки
им. В. В. Верещагина организуются Чечулинские чтения.
25
ГЛАВА 2.Психологический портрет Великого князя Сергея Александровича в условиях его воспитания, образования и политической карьеры
В исследовании рассматриваются детские годы жизни Великого князя,
и то влияние, которое оказало воспитание, познание нравственных основ
православного воспитания на его жизнь в целом. Описываются действия Великого князя Сергея Александровича в должности московского губернатора.
Рассматривается нравственная составляющая личности Великого князя в
контексте его меценатской деятельности, глубокой истинной православной
веры.
2.1.Детство великого князя Сергея Александровича
Великий князь Сергей Александрович Романов родился 29 апреля 1857
г. в семье императора Александра II. Сергей Александрович стал его первым
сыном. Александр Николаевич молился о рождении сына. Много молитв
посвятила Богу его набожная супруга Мария Александровна. Они избрали
своим духовником перед Господом преподоюного Сергия, пообещав назвать
его именем сына, если тот появится на свет. У Александра II было восемь детей. На рождение Сергея Александровича обратил внимание свт. Филарет
Московский, и назвал это событие очень заметным.
Филарет смог предвидеть высокое служение Великого князя. 29 мая
ребенка крестили. Мать-императрица радовалась: молитва ее была услышана, мать благодарила Бога. Обед, организованный в связи с крещением, был
грандиозным: на нем присутствовали около 800 человек.
Оберегать духовное развитием ребенка - главная цель в воспитании,
которую поставила перед собой и императрица. Появившийся разлад в семейной жизни приближал ее к Богу. Она стремилась в те места, где особо
26
ощущалось присутствие Бога, находя утешение в паломничествах.9 Маленький сын Сергей был с ней. Маленький ребенок видел душевные страдания
матери.
В девять лет Сергей потерял дорогого для себя человека, друга Сашу
Гагарина. Маленький князь становился все более замкнутым. Очень рано
вкусил он сладость молитв. Жизнь становится для него непрестанным хождением по законам Бога. Слова молитв часто встречаются в его записных
книжках. «Глубоко религиозный» - так в дальнейшем напишет о Сергее
Александровиче его супруга.
В воспитании ребенка Императрица принимала самое непосредственное участие. Когда ребенку было около трех лет, к обязанностям его воспитательницы приступила А.Ф.Тютчева, дочь известного поэта. Глубоко верующая, преданная своей стране, она смогла оказать на маленького Сергея благотворное влияние. Ребенок был огражден от излишеств - маленького Великого князя учили молиться, а не потакали его сиюминутным желаниям. Следить за духовным развитием ребенка - вот главная цель в воспитании, которую поставила перед собой и Императрица. Возникший разлад в семейной
жизни приближал ее к Богу. Она стремилась именно в те места, где особо
ощущалось присутствие Бога, находила свое утешение в паломничествах.
Маленький сын был рядом с ней. Чуткий ребенок видел душевные страдания
матери. В огромном отцовском дворце юный Сергей занимал всего лишь одну комнату вместе со своим братом Павлом. Главную особенность ее интерьера составляло множество икон. Были иконы с которыми Сергей никогда не
расставался: они были с ним в продолжительных паломнических поездках.
На образе, подаренном Сергею Александровичу в связи с его бракосочетанием, были помещены слова: «Без Мене не можете творитиничесоже». Иконы
да еще полумантия преподобного Серафима, полученная Сергеем Александровичем от своей матери, становятся его главным богатством. 10 Был также
9
Тютчева А.Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и дневники. М., 2004. С.112.
Там же. С.195.
10
27
воспитатель Сергея Александровича, адмирал Д.С.Арсеньев, характеризовал
его как религиозного, чистого, доброго и благонамеренного. Качества эти
прививаются на всю жизнь. В одном из своих писем А.Ф.Тютчева говорила
ему: "Вы не можете себе представить, как в том высоком положении, которое
Вы занимаете, находясь у всех на виду, Вам благодарны за чистый, строгий,
умеренный образ жизни". Исключительность своего положения, говорила
она, следует оплачивать исключительными личностными качествами.
Среди всех преподаваемых предметов на первом месте был Закон Божий. Уроки законоучителя о.Иоанна Рождественского приводили в систему
первоначальные религиозные познания, вызывали интерес к сложным богословским вопросам, делали веру все более осмысленной. Умный, мягкий о.
Иоанн вел ребенка по ступеням знаний. Уроки другого выдающегося человека, К.П. Победоносцева, дали Сергею Александровичу необходимые юридические знания, которые ему очень пригодились на посту генералгубернатора.
Интерес к гуманитарным наукам у Великого князя возобладал. Историей он займется с особым увлечением. Великий князь отличался хорошим
знанием исторической фактов. Митрополит Анастасий вспоминал о споре,
возникшем между Сергеем Александровичем и Римским папой, в бытность
пребывания Великого князя в Ватикане. Они спорили о количестве пап с
именем Сергий за всю историю христианства. Победителем в этом состязании вышел Великий князь.
Великий князь Сергей Александрович был также увлечен археологией,
что делало его участником раскопок. У Сергея Александровича формируется
своя историческая коллекция, которая в дальнейшем становится общенародным достоянием.
Сергей Александрович хорошо овладел и языками - немецким, английским, французским; неплохо играл на фортепиано. Художественный и музыкальный вкус великого князя был действительно тонким. В 1891 г. он при-
28
знается в любви к церковному хоровому коллективу: «Я восхищен Синодальным хором, он поет лучше Придворной капеллы, я с удовольствием вижу, что хор с каждым годом совершенствуется»11.
Его литературные интересы также обширны. Чтение всегда заполняло
значительную часть досуга Сергея Александровича. Его любимыми писателями становятся А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов. Редкие беседы с литераторами он считал для себя честью. Высоко ценя романы Л.Н. Толстого, Сергей
Александрович отрицательно относился к нему как моралисту и проповеднику.
В 1881 г. великий князь согласился передать Александру III письмо
Толстого с просьбой о помиловании цареубийц-первомартовцев, с чем Сергей Александрович сам не был согласен. Творчеством Ф.М. Достоевского
Сергей Александрович просто восхищался. Через Сергея Александровича к
великой русской литературе приобщалась и Елизавета Фёдоровна. Его эстетическое чувство говорит и его знание живописи. Воспитанный с детства в
любви ко всему русскому, национальному, Великий князь предпочитает из
всех художников В. М. Васнецова - покупает его полотна.12
Великий князь Сергей Александрович получил и военное образование.
В возрасте двадцати лет Сергей Александрович стал участником Русскотурецкой войны. Его кавалергардский полк входил в Рущукский отряд под
командованием Цесаревича (будущего Александра III). Сам Император
Александр II отметил в своем Манифесте Цесаревичу заслуги Рущукского
отряда: «Все усилия значительно превосходящего численностью неприятеля
прорвать избранную Вами позицию в течение пяти месяцев остались безуспешными». За участие в героической рекогносцировке юный Сергей Александрович был удостоен боевой награды - ордена Святого Георгия IV степени.
11
Великий Князь Сергей Александрович Романов: биографические материалы / сост. И. В. Плотникова. Кн.1.
М., 2006. С.57.
12
Маёрова В. Елизавета Фёдоровна. Биография. М., 2011. С.107.
29
22 мая 1880 г. не стало его матери. Живя в Зимнем дворце, Сергей первым оказался у дверей комнаты, где за несколько минут до этого скончалась
его мать. Но в комнату не пустили: ждали Государя. Ничто в этом мире не
могло восполнить для Сергея потерю такого дорогого человека. Он отправляется вместе с братом Павлом в европейское турне. Некоторые новых впечатлений немного успокаивает его наболевшее сердце. Но вот новое потрясение: в одной из европейских стран он получает письмо с известием о женитьбе отца на Е.М. Долгорукой.
Великий князь воспринимает это как тяжелое оскорбление памяти почившей Императрицы. В своих мемуарах пишет А. Ф. Тютчева: «Для них
[для Сергея Александровича и Павла Александровича] это был страшный
удар, они питали культ памяти ко своей матери, так недавно скончавшейся.
Вообще он производил впечатление человека, глубоко сосредоточенного на
своем горе и избегающего всякого разговора, имеющего какое-либо отношение к печальным событиям последнего времени»13. Связь отца с Долгорукой
причиняла молодому Сергею страдания.
В начале марта 1881 г. постигло еще одно горе: отца его убили революционеры. Великий князь писал: «Душа и сердце - все, все разбито и перевернуто... ужасные впечатления меня уничтожили... Божия воля во всем видна»14. Душевные раны затягивались медленно.
В Палестине возникает у него желание служить Церкви. Много утешений принес прием и благословение Патриарха Иерофея. Святейший милостиво произвел Сергея Александровича в рыцари Гроба Господня, возложив
на него у подножия Голгофы золотой крест с частицами Животворящего
Древа. Награда воспринимается им как призыв к активной деятельности на
благо Православия. В 1882 г. по его инициативе и под его председательством
организуется Императорское Православное Палестинское Общество. Когда
Сергея Александровича уже не будет в живых, на страницах одного из пе13
Тютчева А.Ф. Указ.изд. С.117.
Великий Князь Сергей Александрович Романов: биографические материалы / сост. И. В. Плотникова. Кн.1.
М., 2006. С.60.
14
30
чатных органов отметят его заслуги перед Обществом: «…деятельного, благожелательного и заботливого покровителя Православия на Востоке и радетеля нужд русских паломников...»
С 1882 г. начинается служба великого князя в л.-гв. Преображенском
гвардейском полку. Через пять лет он будет произведен в генерал-майоры.
Елизавета Федоровна отмечала: «Офицеры так преданы ему…»15. Великий
князь Сергей Александрович был не только высококультурным, но и честным, добросовестным человеком; переносил наравне со всеми тяготы лагерных сборов и маневров, никому из подчиненных не отдавал предпочтения.
Он постигает
военное дело. Когда на военном совете в начале Русско-
японской войны встал вопрос о назначении главнокомандующего, Николай II
сказал: «Мой кандидат был бы Великий князь Сергей Александрович, стратегические способности которого я отмечал на маневрах»16.
2.2.Особенности социального пространства и мировоззренческие
ориентиры великого князя на рубеже XIX-ХХ вв.
За день до прибытия Сергея Александровича в Москву в должности
генерал-губернатора газета «Московские ведомости», предположила наступление нового исторического этапа или периода русской политики, а именно
«московского» - в противовес «петербургскому», начатому Петром Великим.
Решение Александра трактовалось как реальное подтверждение смены курса
и поворота страны к новым, вернее, старым, более национальным, идеалом,
олицетворением которых и считалась Москва.
Сергей Александрович уже как московский генерал-губернатор представлялся лучшим символом наступившего времени, залогом прочности намерений власти следовать вышеуказанным ориентирам, надеждой на осуществление мечтаний русских консерваторов. Влиятельное издание озвучило
15
Письма преподобномученицы великой княгини Елизаветы Феодоровны М., 2011. С.98.
Великий князь Сергий Александрович на службе Москве и Отечеству: сборник материалов Межрегиональной научной конференции, 29–30 мая 2013 года. М.: Союз Дизайн, 2015. 117 с.
16
31
надежды тех, кто, будучи истинными монархистами и сторонниками традиционалистической политики считали невозможным и недопустимым отступление от исторических форм власти, кто видел в строгом единоначалии и
всеобщем честном исполнении служебного долга основу прочности и процветания России. Великий князь Сергей был не просто приверженцем этих
взглядов - самодержавие виделось ему одним из догматов веры русского человека отступление от которого приравнивалось к ереси17.
Сергей Александрович всегда был убеждён, что мировоззрение народа
основано на простых, ясных истинах: честное служение, законопослушание,
любовь к Родине, Богопочитание. В этом можно видеть слагаемые русской
государственности, освещенной православием. Верность им - жизненный
принцип каждого, от Царя до любого его подданного, отсюда же возникает
весь правопорядок, малейшее изменения которого грозит разрушить страну18.
Действующая форма власти, понимаемая как Божественный дар, требовала,
по мнению Сергея, полной самоотдачи в деле, повсеместного упрочения традиционных устоев. В Москве как сердце отчизны, они должны были восторжествовать в первую очередь. Именно Москве надлежало превратиться в самую надежную опору престола царей русских, в устой православной веры19.
Взять на себя такую обязанность было настоящим подвигом, что означало бросить вызов всем противоборствующим силам, оборачивающимся то
глухим равнодушием, а то и откровенной враждебностью. Как писал великий
князь:«…силам немалым и далеко не всегда видимым, силам коварным, многоликим, жестоким и беспощадным».20
Всё княжеское воспитание, образование, впечатления от пережитого и
анализ окружающей действительности - это заставляло его встать в первые
ряды защитников самодержавной идеи, в авангард основных приверженцев
сохранения националистических устоев. Борьбу Великого князя Сергея мож17
Боханов А.Н. Великий князь Сергей Александрович. М., 2007. С.57.
Там же.
19
Там же.
20
.«Мы переживаем страшно трудные времена…»: письма великого князя Сергея Александровича Николаю
II, 1904–1905 гг. / публ. Г.А. Литвиненко // Исторический архив. 2006. № 5. С. 103.
18
32
но сравнить с тем прославленным подвигам, что испокон веков служили русскому народу примером истинной и жертвенной любви к Богу и Отечеству:
сродни отваге святых благоверных князей, поднимавшихся против грозных
вражеских полчищ, сродни мученичеству святых страдальцев за православную русскую веру. Для великого князя Сергея Александровича не будет более важного рубежа, чем Москва.21
Москва изменялась на глазах: расширялась за счет новых предместий,
тянулась ввысь многоэтажными доходными домами в центре, обзаводилась
промышленными предприятиями, торговыми заведениями, железнодорожными вокзалами. В моду входит изящный модерн. В конце девятнадцатого
века в Москве проживало более одного миллиона, а темпы роста населения троекратное увеличение за последние тридцать лет. В последующее десятилетие число москвичей, во многом пополняемое миграцией, превысит полтора миллиона, основная их часть будет проживать в муниципальной черте, образуя неповторимый московский уклад.
Та любовь, которую испытывал к Москве великий князь Сергей, мало
способствовала благоприятному контакту между ними. Его чувство было
слишком возвышенным, идеализированный им образ Москвы заметно отличался от ее реального портрета тех лет. В сердце Сергея жила Москва патриархальная. Его идеализированное сознание вдохновляло, оно формировало те
идеи, за которые Сергей сражался всю жизнь, те ценности для торжества которых он жертвовал собой. Оно не мешало Великому князю оставаться современным человеком во всех сферах жизни, а как политику хорошо разбираться в происходящем вокруг.22 Но присущие ему качество администратора
складывались под влиянием уже Петербургско-имперского мышления оттачиваясь в окружении высшего чиновничества и гвардейского командования.
Вероятно, отсюда проистекает некоторая прямолинейность, свойственная его
стилю управления, а также уверенность великого князя в эффективности ус21
22
Боханов А.Н. Указ.изд. С.58.
Там же.
33
военных им принципов руководства при решении любых, в том числе особых, московских, проблем.
Как настоящий патриот, гражданин не только своей страны, но и малой
Родины Сергей Александрович был настоящим москвичом, но разумом он
оставался петербуржцем 23 . Великий князь Сергей Александрович один раз
спросил разрешения одного богача осмотреть его новый особняк. Купец согласился, но в день визита Великого князя заблаговременно уехал из дома.
Это была провокация, предательство.
Сразу после его назначения городская Дума решила преподнести оригинальный «подарок» - переименовать в честь Сергея Александровича один
из ближайших к его дворцу переулков. Выбор, как рассказывали пал на Долгоруковский, то есть напоминающий фамилию предыдущего генералгубернатора, что добавило двусмысленности.24
Нельзя однозначно сказать о нелюбви москвичей к Великому князю как
генерал-губернатору. Многие люди, сочувствующие Великому князю, понимающие и разделяющие его позицию не выражали свои взгляды открыто.25
Осложнение внутренней ситуации в стране в начале прошлого века делало
Великого князя одним из живых символов режима, а соответственно, и оценки его действий осуществлялись с точки зрения того или иного отношения к
политической обстановке, к власти. Личные качества генерал-губернатора
критиками просто не замечались, реальные достижения игнорировались. Московский генерал-губернатор Сергей Александрович никогда специально не
искал популярности: понимал, что нравится народу - часть положительных
по должности и по статусу обязанностей, соблюдал ряд положительных по
должности и по статусу обязанностей, соблюдал ряд положительных для этого правил, но отнюдь не стремился завоевать чью - либо любовь. Народ дол-
23
Там же. С. 59.
Уортман Р.С. Сценарии власти: Мифы и церемонии русской монархии. В 2 т. Том 2: От Александра II до
отречения Николая II. М., 2004. С.137.
25
Боханов А.Н. Указ.изд. С.60.
24
34
жен искренне любить Государя, подтверждая свое чувство верностью и честным служением.
Сам великий князь видел себя, одним из царских слуг и вряд ли допустил бы какое-нибудь возвеличивание своей личности. Сергей Александрович
переживал всякое проявление повышенного внимания к себе, по возможности старался быть как можно незаметнее на людях, стеснялся узнаваемости,
очень боялся поддаться соблазну гордыни, которую считал страшным грехом. Великий князь всегда сторонился любых популистские приемы, на генерал-губернаторском посту он не мог обходить законы ради чьих - то интересов или заводить «полезные связи» с сомнительными, но влиятельными
лицами. Его независимость, высота его положения, исключавшая заботы о
карьере и материальном благополучии, избавляли Великого князя от необходимости следовать тем же путем. Его неучастие в местных политикокоммерческих комбинациях угрожало недовольством определенных кругов,
вовлекаемых раньше в такие игры с властью, зато он получил большую самостоятельность в принятии намеченных мер, в формировании задач, в оценке ситуации
Главным вопросом для Великого князя на мосту губернатора становится студенческое движение. Вопрос стоял давно, со времени нового Университетского устава 1884 года, ограничивавшего автономию в высшей школе.
Ректор Московского университета Н.П. Боголепов (1891-1893 гг.),
ставший затем попечителем Московского учебного округа (1895-1898 гг.),
поддерживал просветительскую политику, сложившуюся при Александре III.
Продолжит он этот курс и на посту Министра народного Просвещения(18951901 гг.), дополнив его идеей «Сердечного попечения о студентах».26
Осенью 1896 года беспорядки в Москве потребовали решительного
вмешательства властей, которым пришлось столкнуться и с явно провокационными выступлениями. Полиция не допустила на Ваганьковское кладбище
26
Балязин В.Н. Императорские наместники Первопрестольной. 1709-1917. М., 2000. С.67.
35
около трехсот студентов, пытавшихся устроить митинг на могиле жертв ходынской катастрофы в полугодовщину трагедии.
О принятых мерах по наведению порядка Сергей Александрович докладывает Императору, в ответном письме Николай II выражает полную поддержку. Государь представляет, какая тяжесть забот лежит на плечах Сергея
Александровича. В том же письме Император высоко отзывается об английской системе высшего образования, о роли в ней физического воспитания.
Великий князь Сергей Александрович задумывается о причинах недовольства студентов. Пять лет спустя поднимается новая, еще более мощная волна
студенческих беспорядков. Теперь волнения затронули также Киев и Петербург. В феврале 1901 года министр Боголепов смертельно ранен террористом. В Москве выступления приобретают массовый характер и вынуждают
полицию во главе с Треповым на жестокие ответственные меры. Проводятся
аресты. Для лучшего контроля над ситуацией в места массового проживания
студентов направляются специальные патрули27.
Чтобы смягчить резонанс, вызванный действиями властей в трех крупных городах империи, Министерство внутренних дел особым циркуляром
делает замечания по поводу происходящего. Великого князь не выдерживает:
в
документе
он
видит
прямое
осуждение
московского
обер-
полицмейстера, а следственно, и себя, так как тот действовал в строгом соответствии с указаниями генерал-губернатора. Сергей Александрович хотел по
доброй воле оставить свой пост. Государь, успокаивает Великого князя, подчеркивая, что ни о каких конкретных именах речь в циркуляре не шла и никому претензий правительство не высказывало, а заодно замечает, что по настоящему сильная власть даже при исправлении ошибок не смущается тем,
«что подумают или что скажут». Сергей Александрович должен всегда помнить, что Николай II всегда уверен в нем.
27
На службе у России: Великий Князь Сергей Александрович: материалы научных конференций 2011–2012
гг., Санкт-Петербург – Москва / ред. И. В. Плотникова. М.: Издание Фонда памяти Великого Князя Сергея
Александровича, 2013. С.97.
36
Письмо оказалось важной поддержкой для Сергея, уже начавшего
ощущать приближение новых опасностей и обеспокоенного отсутствием
единства среди защитников русской государственности. Поднятое знамя Великий князь продолжает крепко сжимать в руках.
Важной задачей в политике Сергея Александровича, было решение еврейского вопроса. В марте 1891 года на его письменный стол лег составленный Московским губернским жандармским управлением обзор, содержащий
сведения о положении евреев на территории губернии. Речь шла о проживающих в столице лицах иудейского вероисповедания, на которых распространялись специальные правила и которые благодаря прямому попустительству предыдущего генерал-губернатора открыто игнорировали их, создавая
постоянный приток в Москву своих единоплеменников. Находились различные способы их обустройства и обзаведения мелким товарным делом, что по
закону запрещено. Практиковалась беспрепятственная запись на службу к
московским купцам первой гильдии, среди которых число евреев оказалось
чрезвычайно большим. Допускались открытые нарушения правил.28
Среди наиболее видных фигур местных торговцев выделялся известный банкир Л.С. Поляков, глава крупного банкирского дома, в который входил и Московский земельный банк, державший на огромной территории монополию в выдаче ссуд под недвижимое имущество. Роль Полякова в экономике Москвы и губернии была огромной, а протекция со стороны генералгубернатора В.А. Долгорукова открывала ему широчайшие возможности,
причем не только в бизнесе в бизнесе. Результатом такого положения дел
стало быстрое увеличение числа евреев в торгово-ремесленном населении
Москвы, их массовый приезд образовал в городе целые районы еврейского
населения.29
Особенно выделялись Марьина роща и Зарядье, расположенное в непосредственной близости от Кремля. Были в короткие сроки построены две си28
29
Евреи в Москве: сб. ст. / под ред. Ю. Снопова и А. Клемперта. Иерусалим: Гешарим; М., 2003. С.74.
Там же.
37
нагоги, находившиеся рядом с собором Василия Блаженного. В некоторые
еврейские праздники ближайшая набережная чернела от числа молящихся
иудеев. Исправлять ситуацию должен был Великий князь Сергей Александрович. Он только берется за добросовестное исполнение существующих в
данном вопросе правил, что полностью соответствует идее Александра III.
Наведение
порядка
начинается
в
первый
же
год
генерал-
губернаторства Сергея и самыми решительными методами. Из Москвы без
выселяют всех евреев-ремесленников. Срок для выезда и вывоза имущества
определен для каждого в шесть месяцев, для не имеющих средств предоставляются тюремные вагоны. Высылке подвергалось около двадцати тысяч человек. Далее ликвидируются льготы для других категорий еврейского населения города, а в 1899 году в Москве резко ограничивается его запись в первую купеческую гильдию.
Активность Великого князя не могла не вызвать резонанс. Хотя многие
из высланных тут же обосновались в ближайшем Подмосковье, сам факт депортации произвел большое впечатление. Последующие за ним меры генерал
- губернатора по тому же вопросу, если они потребуют утверждения Кабинета Министров или Государственного Совета, вызывают у членов правительства недоумение. Сергей Александрович решает довести дело до конца.
Личное мнение великий князь всегда держал при себе. Оно никак не
проявилось, даже когда он принял участие в ликвидации последствий крушения финансовой империи Лазаря Полякова. Сергея Александровича стали
обвинять в антисемитизме.
Великий князь не сомневался в главном московском статусе первопрестольной, считал Москву, основанную на законности и правопорядке. Ответственная роль в столь важном деле поручается возглавляющему с 1896 года
Московское охранное отделение Сергею Васильевичу Зубатову. Ранее участник революционного кружка, позже завербованный полицией, С. Зубатов
полностью перешел на сторону властей и быстро сделал полицейскую карьеру благодаря профессиональным способностям. Он был прекрасным органи-
38
затором, он внедрял в Москве самые передовые методы оперативной работы
- систематическую регистрацию, фотографирование арестованных, дактилоскопию. Зубатов использовал в работе секретную агентуру, а организованный им для наружного наблюдения и, арестов особый отряд стал одним из
важнейших орудий борьбы с политической крамолой.
Профессионал своего дела, талантливый, инициативный, преданный
делу и Монарху (Зубатов покончит жизнь самоубийством, узнав об отречении Николая II), начальник охранного отделения оказался ценным сотрудником длягенерал - губернатора. Великий князь одобрит идею создания в Москве подконтрольных полиции легальных рабочих организаций. Ему импонирует промонархическая направленность таких обществ, а также возможность рабочих решать с их помощью свои профессиональные проблемы, не
включаясь в политическое движение и не участвуя в стачках. Начав с проведения в Историческом музее воскресных чтений для рабочих, Зубатов смог в
течении года создать целую группу пролетарских обществ, насчитывавших в
своих рядах около двух тысяч человек. Самым ярким событием в их только
начинающейся деятельности стала массовая манифестация рабочих 19 февраля 1902 года, приуроченная к годовщине отмены крепостного права. Завершилась она в Кремле возле памятника Александру II Освободителю, к
подножию которого рабочие возложили венки, в том числе серебряный, купленный ими на собранные по подписи деньги. Новое начинание увлекло генерал - губернатора, хорошо понимавшего всю сложность и актуальность вопроса. Первые успехи радовали.
В том же феврале он писал брату Павлу: «Сегодня у меня были приятные минуты: я принимал депутацию рабочих со всех механических заводов
Москвы, которым я устроил и провел устав общества самопомощи. Дело
очень серьезное, даже скажу - опасное, обоюдоострое, но, по моему крайнему разумению, не по теперешним временам».30
30
Великий Князь Сергей Александрович Романов: биографические материалы. Кн. 2. М., 2007. С.72.
39
Большого развития детище Зубатова не получило. Напуганные активностью шефа местной спецслужбы, всполошились московские фабриканты.
Резкое неприятие идеи выражал и Министр внутренних дел В.К. Плеве, переведший Зубатова в Петербург. Впрочем, просветительная и общественная
работа среди рабочих, которой Великий князь всегда уделял большое внимание, в Москве продолжалась.
Сергей Александрович заботился об укреплении нравственных начал,
а потому тесно связывал задачу распространения в народной среде знаний
(особенно исторических) с участием Церкви. Только за два года созданная в
Первопрестольной по его личной инициативе (1902 год) Комиссия по устройству чтений для рабочих, возглавляемая реактором Московский духовой
семинарии архимандритом Анастасием, смогла выпустить только около пятидесяти изданий, в том числе книги по богословию, истории, литературе,
географии, биологии, искусству.
После гибели генерал-губернатора в речи, посвященной его памяти,
владыка Анастасий так охарактеризовал смысл и значение трудов Сергея
Александровича: «Великий князь в своем сердечном попечении об успешной
просветительной деятельности по устройству чтений горячо заботился о том,
чтобы свет общественных знаний согрет был для вас теплою любовью к Царю, Церкви и Отечеству. Он особенно чтил Москву, как скрижаль нашей
отечественной истории... В период управления Москвой Великий князь старался поднять нашу столицу в различных отношениях, особенно в смысле
хранения в ней, как исконно русском центре ее национально - исторических
преданий. Поникшее было в прежнее время под воздействием чужих нам
влияний, значение святынь Москвы, исторических достопримечательностей,
самого уклада жизни московских при Великом князе поднялось, возвысилось
и стало виднее во всех концах России...»31
31
Бэтс Ричард (Фома), Марченко Вячеслав. Духовник царской семьи. Архиепископ Феофан Полтавский, Новый Затворник. М.: Даниловский благовестник, 2010. С.92-93.
40
Эти слова есть оценка деятельности Сергея Александровича, его идей и
достижений.
За время нахождения Великого князя на должности генералгубернатора завершилось сооружение новой очереди Мытищинского водопровода (1893), были открыты Музей московского городского хозяйства(1896) и Художественно-общедоступный театр (1898), городской транспортный парк пополнили трамваи (1899). Сергей Александрович рассмотрел
вопрос о качестве воды Москвы-реки, издав указ о запрете слива отработанных фабричных вод. Он открыл проблему
по организации общежитий
при Московском университете: первый корпус общежития был открыт в 1899
году, второй - в 1903 г.
Страшным
моментом
правления
Сергея
Александровича
ста-
ла катастрофа на Ходынском поле. В катастрофической давке, по официальным данным, погибли 1389 человек и 1300 получили тяжёлые увечья. Преступная халатность организаторов вызвала общественное возмущение в России. Народная молва в произошедшем винила московского генералгубернатора Сергея Александровича. Правительство произвело следствие,
московский оберполицмейстер и ряд второстепенных чиновников были смещены. Противники Сергея Александровича использовали «Ходынку» как повод к требованиям его отставки, однако в том же 1896 году он был назначен
командующим войсками Московского военного округа.32
Поддерживал правительственные профсоюзы (зубатовщину) и монархические организации, был оппонентом революционного движения. Большое
влияние на ситуацию в Москве после 1896 года оказывал оберполицмейстер Д.Ф. Трепов. Великий князь был решительным противником конституционных преобразований. Противодействовал попыткам министра
внутренних
дел
князя П.Д. Святополк-Мирского ввести
в
Рос-
сии народное представительство. В декабре 1904 года совместно с
С.Ю. Витте убедил Николая II вычеркнуть из высочайшего указа пункт о
32
Боханов А.Н. Указ.изд. С. 62.
41
«выборных представителях населения». После Событий 9 января 1905 года оппозиция объявила Сергея Александровича и его брата Владимира Александровича главными виновниками применения военной силы. Во дворце
Сергея Александровича в Петербурге были выбиты окна. Боевая организация
партии эсеров вынесла ему смертный приговор.
1 января 1905 г. покинул пост Московского генерал-губернатора, но
остался во главе войск округа, став Главнокомандующим войсками Московского военного округа.
Он был одним из инициаторов создания и с 21 мая 1882 года членомучредителем и первым председателем - Председателем Императорского Православного Палестинского общества; с 1881 года, по смерти императора Александра III, почётным председателем правления Императорского Российского Исторического музея.
Великий князь был председателем многих научных обществ и организаций: Московского архитектурного общества, Дамского попечительства о
бедных в Москве, Московской духовной академии, Московского филармонического общества, Комитета по устройству при Московском университете
Музея изящных искусств имени императора Александра III, Московского археологического общества, а также состоял почётным членом Академии наук,
Академии художеств, Общества художников исторической живописи, Московского и Петербургского университетов, Московского археологического
общества, Общества сельского хозяйства, Общества любителей естествознания, Русского музыкального общества, Археологического музея в Константинополе и Исторического музея в Москве, а также Московской Духовной
Академии, Православного миссионерского общества, Отдела распространения духовно-нравственных книг.
Сергею Александровичу пришлось оставить служение в л.-гв. Преображенском полку, где он десять лет командовал батальоном и всецело погрузился в губернаторскую работу.
42
Великий князь прекрасно знал, что русские паломники находились в
Палестине в бедственном положении . Кроме того, он внес огромный вклад в
науку о Святой Земле. Отец Антонин первым начал хлопотать о создании негосударственного Палестинского Общества, которое могло бы основательно
заниматься археологическими исследованиями в Святой Земле. Русские все
еще оставались мало кому нужными, плохо устроенными в Святой Земле Паломниками.
Задачи, которые решало Палестинское общество (защита и утверждение православия в Святой Земле; облегчение православным паломникам путешествия в Палестину и попечение о них в самой Палестине, изучение и ознакомление русских людей с прошлым и настоящим Святой земли), прекрасно им выполнялись. Благодаря Обществу значительно подешевели для паломников поездки на Святую Землю.
По свидетельству архиепископа Димитрия «…прежде всего Палестинское Общество озаботилось об улучшении и удешевлении путешествия русских богомольцев в Св. Землю… Оно с этой целью вошло в сношение с железнодорожными и пароходными обществами и достигло того, что наши богомольцы за крайне дешевую плату, с возможными для них удобствами, отправляются в Св. Землю: там их встречают с радушием, дают удобное помещение, крайне дешевый и хороший стол».33
Почетными членами Общества состояли в то время почти все выдающиеся представители высшей государственной власти. Отделения Палестинского общества действовали в 52-х епархиях Русской Православной Церкви.
Возглавляли их правящие архиереи, а вице-председателями становились губернаторы и вице-губернаторы. Это была большая сила. Благодаря Великому
князю, общество стало заметным духовным центром России, направлявшим
духовную энергию русского народа в благодатное русло веры. По-своему это
был ответ разрушительной работе террористов-революционеров.
33
Бэтс Ричард (Фома), Марченко Вячеслав. Духовник царской семьи. Архиепископ Феофан Полтавский, Новый Затворник. М.: Даниловский благовестник, 2010. С.93.
43
Большее внимание заслуживает московский период великого князя
Сергея Александровича. В феврале 1891 года он был назначен Московским
генерал-губернатором. В это время Великому князю было 34 года. Поскольку
для самого Сергея Александровича это назначение было полной неожиданностью, следует осмыслить это событие с духовной точки зрения.
Император Александр III, несомненно, знал, что брат Сергей является
человеком сердечны, не рвавшимся за успехами в карьере. В этом проявляется духовное родство с великим князем Константином Константиновичем человеком истинной веры и нравственных чувств34. Единственное, что разделяло двух великих князей - их личная позиция в той сложнейшей духовной и
политической ситуации, которая сложилась вокруг русского трона уже к
концу Х1Х века.
Дневники великого князя Константина дают представление о том, что
он чувствовал себя в царском окружении не всегда уютно35. Его внутренняя
жизнь характеризуется некоторой нравственной оппозицией к власти. Он
пытается отгородиться от державных интересов семьи Романовых - душа тяготеет к семье, к искусству, к общению с людьми литературного и артистического круга, к религии.
В своем дневнике он записывает: «Меня в высших сферах считают либералом, мечтателем, фантазером и выставляют таким перед Государем».36
Великий же князь Сергей Александрович, разделяя многие идеалистические представления Константина Константиновича, был все же честным
консерватором, державником, государственником - и, при всей своей нелюбви к парадности и придворной суете, не уклонялся от личного активного участия в событиях. Монархизм Сергея Александровича был практическим жизненным продолжением его религиозности, его веры в Бога. Император Алек34
На службе у России: Великий Князь Сергей Александрович: материалы научных конференций 2011–2012
гг., Санкт-Петербург – Москва / ред. И. В. Плотникова. М.: Издание Фонда памяти Великого Князя Сергея
Александровича, 2013. С.77.
35
См.: Дневник великого князя Константина Константиновича (К. Р.). / Отв. Редактор, сост. В.М. Хрусталев.
М., 2013.
36
Там же. С.162.
44
сандр III знал, что Сергей Александрович хотя и не был выдающимся организатором, но, вне всякого сомнения, был убежденным защитником престола
(что нечасто встречалось даже в ближайшем окружении Царя), мощным духовным противовесом разрушительным тенденциям нигилизма и бездуховности. Великий князь по своему духовному складу был из тех людей, кто был
всегда за справедливость и против любого отступления от закона.
На самом деле вряд ли Сергей Александрович был слишком рад. Просто настало время Великому князю положить все свои духовные богатства,
которые он накопил за это время, на алтарь Отечества. Имея некоторые впечатления от своего генерал-губернаторства, Великий князь писал в мае 1891
года будущему Императору Николаю Александровичу: «А я-то сижу Московским генерал-губернатором. Не могу от тебя скрыть, что это не особенно
забавно, но главное - грустно и тяжело расстаться с полком: я до сих пор не
могу прийти в себя. Круга товарищей старых - так не достает. 10 лет бесследно не могут пройти. А играть вечно первую роль и тут еще представительствовать - все это так противно моему характеру, моей природе, что я из
кожи лезу от отчаяния, и чем дальше будет, тем, вероятно, хуже»37.
Сергею Александровичу было тяжело в Москве, однако Император как
бы угадал духовный путь Великого князя - и помог ему духовно реализоваться. Именно в Москве суждено было Сергею Александровичу проявить все
свои лучшие качества и свято-мученически закончить свое земное поприще.
Такая же деятельно-праведная жизнь ожидала в Москве и его жену, ныне
прославленную Церковью в лике святых преподобномученицу Елизавету.
У Московского генерал-губернатора была огромная власть: он был
полноправным царским наместником в центральной России. И эту власть
нужно было употребить по назначению. Это был расцвет деятельности Великого князя, сменившего на этом посту князя Владимира Долгорукова, который был генерал-губернатором Москвы с 1865 года и которому было уже за
80 лет.
37
Великий Князь Сергей Александрович Романов: биографические материалы. Кн. 2. М., 2007. С.78.
45
В Москве нарастали беспорядки. «Утверждали, что генерал-губернатор
попустительствует либеральным тенденциям, что он фактически не занимается делами, а всем верховодят чиновники канцелярии; что должности в городских и губернских управлениях предоставляются за взятки, что за подношения и мзду в Москву понаехало множество лиц иудейского вероисповедания, которые, не имея законных прав, получили там вид на жительство; что
московские газеты и журналы, не чувствуя надлежащего контроля, ведут себя совершенно недопустимо, а в московских салонах открыто ведутся противоправительственные разговоры»38. Это, знал и Великий князь. И если он
безропотно согласился перейти с должности командира Преображенского
полка на должность генерал-губернатора Москвы, то сделал это именно из
духовных и патриотических побуждений.
Жить ему осталось 14 лет. Это были лучшие и плодотворнейшие годы
его жизни.
Четырнадцати лет он занимал пост Московского генерал-
губернатора, в течение восьми лет возглавлял Московский военный округ.
Сергею Александровичу пришлось сменить привычный образ жизни. Ему
постоянно приходилось быть на людях: приемы, парады, обеды, поездки занимали все его время. Много времени, сил и средств потратил Сергей Александрович на инспекционные поездки по Московской губернии. Он знакомился с большим количеством людей, выслушивать жалобы и читал доносы.
По своему характеру ему был непривычен такой образ жизни.
Великому князю Сергию Александровичу было нелегко в Москве, где он был
чужим, «столичным», да еще и Романовым. Он был «глазом и рукой» Государя. Служил лишь Императору и перед Ним одним отчитывался, не слишком и стремясь к сближению с постоянно бурлящим в предреволюционные
годы московским обществом.
26 мая 1896 года великий князь был назначен командующим войсками
Московского военного округа. Но в Москве он проявился не только как государственный человек, но и как духовная личность. В своей работе он пошел
38
Меньшиков М. Национальная империя. М., 2004. С.43.
46
духовным путем. Современники свидетельствовали, что он «…старался поднять нашу древнепрестольную столицу в различных отношениях, особенно в
смысле хранения в ней, как исконно русского центра, ее национальноисторических преданий. И поникшее было в прежнее время, под воздействием чуждых нам влияний, значение ее святынь, исторических достопримечательностей, самого уклада жизни московской при нем поднялось, возвысилось и стало виднее во всех концах России».39
В этих условиях великий князь не считал себя вправе идти на бесконечные уступки, лишь разжигающие аппетит толпы. Современные ему революционные круги считали его главою «партии сопротивления». Великий
князь проявлял смелость, личное мужество, консерватизм, но, как и его ближайшее консервативное окружение, не мог выработать в одиночку адекватных ответов вызовам времени.
Проявляя твердость, патриотизм, духовную зоркость, он в то же время
не мог выработать какой-либо системы или концепции общегосударственных
действий. Это касается не только великого князя, но и практически всех государственных деятелей того времени. Их называли жестокими, но у них не
было представления о тех средствах, которые необходимы были в борьбе с
невиданным ранее внутренним врагом. Представление об высоком уровне
жестокости дадут уже действия и выступления новых правителей России,
большевиков. Образованные, интеллигентные, воспитанные на гуманистической и просветительской литературе ХIХ века, Романовы, в том числе и великий князь Сергей Александрович, просто не могли представить себе, какими должны быть адекватные действия против террористов-революционеров.
Они оказались не готовы к этому психологически: настолько велик был разрыв в понимании ситуации у противоборствующих сторон.
С начала своей деятельности в Москве Великий князь почувствовал
атмосферу предательства и настороженности. Историк А.С. Боханов по этому поводу замечает, что князь «…встречался с должностными лицами, вы39
Там же. С.44-45.
47
слушивал доклады, отдавал распоряжения, посещал общественные собрания,
но почти никогда не произносил речей и очень редко позволял себе выходить
за рамки утвержденного протокола»40.
Великий князь Сергей Александрович представлял, что публичные мероприятия всегда таили в себе опасность. Часто он убеждался, что даже
съезд любителей оранжерейных растений может закончиться или принятием
политической резолюции, или выступлением какого-либо профессора или
присяжного поверенного, не умеющего отличить кактус от пальмы, но речь
которого непременно будет содержать завуалированные нападки на власть.
Бороться с этим было практически невозможно, так как формальных поводов
для административного воздействия не существовало. Было столкновении с
Юридическим обществом при Московском университете. Председателем
этого общества был либеральный профессор С.А. Муромцев. Многие подобные общественные организации создавались для расшатывания и разрушения
русской государственности. Давно действовало в Москве Общество любителей российской словесности при Московском университете, было Общество
взаимопомощи лиц интеллигентных профессий и др. Это были действия
провокационного характера, запущенные специально в государственный организм. Их деятельность очень долгое время не контролировалась. Их количество к концу ХIХ в. росло было множество.
4 марта 1906 года, уже после убийства Великого князя Сергея Александровича, вышел первый закон об общественных организациях, регулирующий их деятельность.26 мая 1899 года Юридическое общество провело
заседание в честь 100-летия со дня рождения А.С. Пушкина. Причем использовало этот юбилей лишь для выражения своих разрушительных политических взглядов. Уже задолго до 1917 года российские либералы стремились
истолковать творчество национального русского поэта как антигосударственное, разрушительно-нигилистическое, как борьбу с властью. В своей речи
о Пушкине профессор, прячась за красивой либеральной фразой, в сущности,
40
Боханов А.Н. Указ.изд. С.71.
48
призывал к перемене власти в стране. Присутствовавший на пушкинском
юбилее Сергей Александрович прекрасно понял, кому адресованы речи С.А.
Муромцева. По инициативе Сергея Александровича и был поставлен вопрос
о закрытии Юридического общества. Уже 9 июля министр народного просвещения Н.П. Богомолов принял решение о закрытии таких обществ.
Великий князь адекватно реагировал на изменения ситуации в городе.
Его политика в Москве становится со временем все более гибкой. В 1901 году было закрыто Московское общество взаимопомощи интеллигентных профессий, в составе которого было 1100 членов. Но в этом же году он уже как
опытный политик с оговорками поддержал отлучение от Церкви «великого
ересиарха» нового времени Льва Толстого. Подобная духовно обоснованная
и твердая политика Сергея Александровича, выступившего против разгула
«демократии» в виде разрушительных союзов и обществ, вызвала к нему непримиримую ненависть и клевету. Сергей Александрович был назначен на
пост генерал-губернатора Москвы своим братом, Императором Александром
III. Его сотрудничество с братом было идеальным, так как Александр III нашел простые и все еще достаточные для взволнованного реформами общества средства усмирения. Перелом в судьбе Великого князя Сергия наступил, в
сущности, в 1894 году, когда не стало Императора-брата. Осенью этого года
Сергей Александрович несколько недель находился в Ливадии у постели
умирающего Императора. 20 октября Александр III вызвал к себе для разговора Сергея Александровича с женой, поздравил Елизавету Федоровну с
днем рождения и в тот же день скончался.
При императоре Николае II жизнь московского генерал-губернатора
осложнилась. Отношения между дядей и царствующим племянником не всегда складывались просто, но всегда - очень сердечно и искренно.Разрушителей русской государственности не интересовала ни большая созидательная деятельность князя Сергия на благо Отечества, ни его исполненная истинной святости жизнь. Справедливо считая Великого князя «удержи-
49
вающим», главой «партии сопротивления», они неминуемо должны были
сделать его одной из своих первых кровавых жертв.
Среди многих событий и этапов его жизни привлекает внимание прежде всего московский период Сергея Александровича. В феврале 1891 года он
был назначен Московским генерал-губернатором. Великому князю было 34
года. Для Сергея Александровича это назначение было неожиданностью,
следует осмыслить это событие с духовной точки зрения. Император Александр III, несомненно, знал, что брат Сергей Александрович является человеком не амбициозным, который не строил далеко идущие планы в карьерной
перспективе. Велико было духовное родство с Великим князем Константином Константиновичем. Великий князь Сергей Александрович, был все же
честным консерватором, державником, государственником не уклонялся от
личного активного участия в событиях. Взгляды на монархию как оплот государственной власти Сергея Александровича были продолжением его религиозности.
Сергей Александрович не был выдающимся организатором, но был
убежденным защитником престола.Великий князь по своему духовному
складу был из когорты «удерживающих тайну беззакония».
В одном из писем этого времени к сыну Николаю Александр III заметил: «Вот новость, которая тебя удивит: я решился назначить дядю Сергея в
Москву генерал-губернатором вместо Долгорукова, выжившего за последнее
время совершенно из ума. Сергей очень доволен, хотя и страшится немного
этого назначения, но я уверен, что он справится и, конечно, будет стараться
послужить с честью».41
На самом деле вряд ли Сергей Александрович был слишком рад этому
назначению. Сергею Александровичу нелегко работалось в Москве. Именно
41
На службе у России: Великий Князь Сергей Александрович: материалы научных конференций 2011–2012
гг., Санкт-Петербург – Москва / ред. И. В. Плотникова. М.: Издание Фонда памяти Великого Князя Сергея
Александровича, 2013. С.201.
50
в Москве суждено было Сергею Александровичу проявить все свои лучшие
качества. Такая жизнь ожидала в Москве и его жену Елизавету.
Всегда у московского генерал-губернатора была огромная власть: он
был полноправным царским наместником в центральной России. Данную
ношу нужно было употребить по назначению. Это был расцвет деятельности
Великого князя, сменившего на этом посту князя Владимира Долгорукова,
который был генерал-губернатором Москвы с 1865 года. Жить ему осталось
14 лет. Это были лучшие и плодотворнейшие годы его жизни. Около четырнадцати лет он занимал пост Московского генерал-губернатора, в течение
восьми лет возглавлял Московский военный округ.
Великий князь являлся покровителем, главой или почетным членом
многих общественных, благотворительных, научных и культурных учреждений, поддерживая многочисленные начинания, направленные на развитие в
Москве православных основ жизни и просвещения. Вера Великого князя за
прошедшие во власти годы только укрепилась. Вера была духовным стержнем всей его деятельности. И чем большая ответственность ложилась на него
со временем, тем ближе он был к Богу: его жизнь просто не может быть правильно понята вне Православия, вне веры в Бога, вне Церкви. Москва, которой он управлял с 1891 по 1905 гг., была для него просто одним большим делом жизни, веры и любви к отечеству. Вера его ярко высказалась в письме к
брату Павлу в 1894 году. Сергей Александрович писал: «Пути Господни неисповедимы и нам – непостижимы. Когда-нибудь всё узнаем и всё поймем.
Дай только Бог нам быть достойными этого и счастья встретиться с чистой
совестью с теми, кого любили, на земле!»42
Между Сергеем и его самым младшим братом (Павлом Александровичем) сложились глубокие доверительные отношения. Когда Павел ослушался
воли императора Николая II и женился на княгине О. Палей и, как следствие,
был вынужден эмигрировать за границу, два его ребенка, Дмитрий и Мария,
были взяты в семью Сергея Александровича. В дневниках Сергея Александ42
Великий Князь Сергей Александрович Романов: биографические материалы. Кн. 2. М., 2007. С.80.
51
ровича значительное место уделяется описанию его «ухода» за великим князем Дмитрием. Примером такой ухода может служить запись от 8 июня 1898
г.: «…В 4 ч. поехали в Глуховский лес, где пили чай… Дмитрий остался в
Усове – купал его в ½ 4 ч. Вечером гулял с ним по деревне».43 Или аналогичная по содержанию запись от 4 января 1899 г.: «…Укладывал Ваву – купал
Дмитрия – он очень в духе, все смеялся».44Или еще одна схожая запись от 19
мая 1899 г.: «Пил чай с женой и читали – купал и мыл Дмитрия – он очень
любезен и мил»45.
И такие же записи на протяжении всего года. Следует отметить, что
жизнь великого князя в данный отрезок времени 1898-1899 г.г. была крайне
размеренной: князь любил читать, любил проводить время с женой и отдельными сослуживцами (у него часто бывал полковники Джунковский и Гадон,
а также генерал Безобразов). Князь очень любил чай. Безусловно, любил
проводить время с приемными детьми, которые души не чаяли в нем, а вот
тетю Елизавету недолюбливали. Летом князь любил удить рыбу, что было
нетипично для русской аристократии, предпочитавшей рыбалке охоту. Также
любимым занятием великого князя было плавание в речке или пруду. 46Как
мы видим прелести жизни одного из наиболее значимы людей в империи были крайне незатейливы.
Сергей Александрович был председателем Государственного Исторического музея. Он дружил с выдающимся русским историком Иваном Егоровичем Забелиным, Сергей Александрович тесно сотрудничал с ним при создании и расширении научной коллекции Исторического музея. Часто он рассматривал даже в мелочи той работы, которую считал важной для упрочения
национального самосознания и культурного уровня русского народа. Сергей
Александрович был руководителем Комитета по созданию Музея изящных
43
ГАРФ. Ф.648. Оп.1. Д.34. Дневник великого князя Сергея Александровича за 1898 г. Л.165.
Там же. Л. 8.
45
Там же. Л. 143.
46
ГАРФ. Ф.648. Оп.1. Д.28; Д.34; Д.35.
44
52
искусств (теперь это – Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина), возглавлял Императорское Палестинское Общество.
Великий князь придавал искусству большое значение, обладал высоким художественным вкусом, развитым с детских лет. С детства он сам неплохо рисовал, хорошо ориентировался в отечественной и мировой истории,
русской литературе, любил поэзию, музицировал на фортепьяно. Его интересовало искусство Италии. Сергей Александрович хотел читать в оригинале
Данте и для этого даже специально изучал итальянский язык. Привлекала
его живопись. С пятнадцати лет великий князь начал систематическое изучение художественных коллекций Эрмитажа. Со временем он стал их прекрасным знатоком. Особенно его интересовали итальянские живописцы. Он изучал их и непосредственно в Италии, и в русских собраниях. Большое внимание уделял художественным выставкам Москвы. В 1895-1896 гг. великокняжеская чета участвует в открытиях этих выставок, на которых экспонировалось много картин известных русских живописцев. В 1898 году Сергей Александрович вместе с Елизаветой Федоровной посетили выставку Московского
общества любителей художеств. Здесь Сергей Александрович приобрел картину М.В. Нестерова «Христова невеста».
Сергей Александрович прекрасно разбирался в живописи, и чувствовал
присутствие в искусстве религиозного нравственного начала. Картина Нестерова поразила его глубиной и искренностью переживаемого религиозного
чувства. Хотя его любимая супруга еще не думала о монашестве, но душа ее
была вся устремлена к Богу. Князь Сергий увидел сходство между «Христовой невестой» Нестерова и Елизаветой Федоровной. Бывают в жизни необыкновенные, мистические совпадения. Этот эпизод жизни Великого Князя
оказался явно пророческим. Приход картины в великокняжеский дом предварил иные, знаменательные события в жизни князя и, главным образом, его
супруги – Великой княгини Елизаветы Федоровны. После смерти Великого
князя в феврале 1905 года Елизавета Федоровна посвятила свою жизнь обустройству Марфо-Мариинской обители милосердия. Покровский храм и тра-
53
пезную был призван Великой княгиней расписывать художник Нестеров.
Первый их разговор об этой работе следует отнести к 1907 году. Закончилось это сотрудничество двух подвижников написанием картины «Невеста
Христова», на которой запечатлен уже облик настоятельницы МарфоМариинской обители Великой княгини Елизаветы Федоровны. Картина, приобретенная Сергием Александровичем, глубоко запала в душу княгини.
Сергей Александрович интересовался и духовной музыкой. В Москве
всегда были настоящие знатоки и ценители этого искусства. 20 апреля 1903
года князь с супругой и митрополитом Московским Владимиром (Богоявленским) посетили духовный концерт в Городском манеже. Здесь собрались все
духовно-певческие хоры Москвы, более двух тысяч участников. Концерт,
очевидно, произвел на Сергея Александровича необыкновенно большое впечатление: в 1904 году он издал распоряжение – предоставить ему сведения о
существующих в Москве частных духовно-певческих хорах.
2.2.Основные этапы карьеры и место Великого князя в политической
жизни Российской империи
26 мая 1896 г. Великий князь был назначен командующим войсками
Московского военного округа. После убийства Великого князя, когда стали
подводить итоги его деятельности, стало видно главное из того, что он сделал. Современники свидетельствовали: он «…старался поднять нашу древнепрестольную столицу в различных отношениях, особенно в смысле хранения
в ней, как исконно русского центра, ее национально-исторических преданий.
И поникшее было в прежнее время, под воздействием чуждых нам влияний,
значение ее святынь, исторических достопримечательностей, самого уклада
жизни московской при нем поднялось, возвысилось и стало виднее во всех
концах России»47.
47
Меньшиков М. Национальная империя. М., 2004. С.43-44.
54
Либерализация идей и мыслей, а также безнравственность начали распространяться в Россию. В этих условиях Великий князь не считал себя
вправе идти на бесконечные уступки, лишь разжигающие аппетит толпы. Революционные круги считали его главою «партии сопротивления». Историк
С.С. Ольденбург в книге «Царствование императора Николая II» писал: «Великий Князь Сергий Александрович, много лет занимавший пост Московского генерал-губернатора, действительно был человеком твердых консервативных воззрений, способный в тоже время и на смелую инициативу»48.
1899 год ознаменовался для Великого князя Сергея Александровича
Романова как генерал-губернатора Москвы, в частности, столкновением с
«демократическими» обществами. Речь идет прежде всего о Юридическом
обществе при Московском университете. Председателем этого общества был
либеральный профессор С.А. Муромцев. Многие подобные общественные
организации, по сути, создавались для расшатывания и разрушения русской
государственности. Таких «обществ» и в Москве и в Петербурге было немало. Давно действовало в Москве Общество любителей российской словесности при Московском университете, было Общество взаимопомощи лиц интеллигентных профессий и др.
Все это были «вирусы разрушения», запущенные чуждой рукой в государственный организм. Их деятельность очень долгое время (несколько десятилетий) никем не контролировалась. Их количество к концу ХIХ века росло
как снежный ком. Лишь 4 марта 1906 года, уже после убийства великого князя Сергея Александровича, вышел первый закон об общественных организациях, регулирующий их деятельность.
26 мая 1899 года Юридическое общество провело заседание в честь
100-летия со дня рождения А.С. Пушкина. Причем использовало этот юбилей
лишь для выражения своих разрушительных политических взглядов. Уже задолго до 1917 года российские либералы стремились истолковать творчество
национального русского поэта как антигосударственное, разрушительно48
Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II. Кн. 1: 1894-1904. М., 2016. С.134.
55
нигилистическое, как борьбу с властью. Присутствовавший на пушкинском
юбилее Сергей Александрович прекрасно понял все произносимые и читаемые между строк речи С.А. Муромцева. По инициативе Сергея Александровича и был поставлен вопрос о закрытии Юридического общества. Уже 9
июля министр народного просвещения Н.П. Богомолов принял решение о закрытии.
Настроения либерального общества левели на глазах. Великий князь,
будучи генерал-губернатором Москвы, адекватно реагировал на изменения
ситуации в городе. В 1901 году было закрыто Московское общество взаимопомощи интеллигентных профессий, в составе которого было 1100 членов.
Такая политика Сергея Александровича, выступившего против разгула «демократии» в виде разрушительных союзов и обществ, вызвала к нему непримиримую ненависть и клевету, которую «демократы» муссируют и доныне.
Более того, эта ненависть привела в конечном итоге к убийству великого
князя теми, кто призывал к «свободе союзов», «свободе совести», кто цинично призывал «против смертной казни». В 1899 году, когда до открытой революции было еще далеко, лишь немногие видели ее страшную опасность.
Среди интеллигенции, пытавшихся реальными действиями предотвратить
угрожающий ход событий, были такие люди, как К.П. Победоносцев и Великий князь Сергий. Разложение было настолько всеобщим, что его не понимали иногда даже близкие люди.
Великий князь Константин Константинович записывает 30 марта 1899
года в своем дневнике: «Другой лагерь состоит из 3-х человек: Победоносцева, Горемыкина… и Боголепова. Они сумели «подействовать» на Сергея, который всегда склонен преувеличивать политическую неблагонадежность
учащих и учащихся, из Москвы то и дело пишет «зажигательные» письма…» 49 Однако последующие события подтвердили правоту князя Сергия,
49
Востришев М.Н. Августейшее семейство. Россия глазами Великого князя Константина Константиновича.
М., 2001. С.101.
56
расплатившегося за свою приверженность Православию и монархии мученической кончиной.
Константин Константинович расплатится за всеобщее безволие и благодушие мученической кончиной от рук большевиков трех своих сыновей,
уже причисленных Русской Зарубежной Церковью к лику святых. Иоанн,
Игорь и Константин были брошены в 1918 году в шахту в городе Алапаевске
вместе с преподобномученицейЕлисаветой.
Графиня А.А. Олсуфьева писала по поводу убийства Великого князя:
«Подобно отцу, Александру II, он стал жертвой революционеров с той лишь
разницей, что в 1881 году убили императора, который должен был на следующий день подписать самую либеральную конституцию; в то время как
великий князь Сергий никогда не скрывал своего мнения относительно дара
свободы молодым людям, которую следовало ограничить во избежание злоупотребления ею. Теперь мы видим, что его опасения были оправданны…»50
Отношение Николая II к своему дяде было всегда уважительным. 9 апреля 1900 г. Император обратился к Сергею Александровичу с рескриптом
следующего содержания: «Девять лет тому назад мой незабвенный родитель,
желая явить новое доказательство своего неизменного благоволения к первопрестольной столице, призвал Вас встать во главе ее управления. Из года в
год при каждом посещении моем Москвы я убеждаюсь в отличном исполнении Вами возложенных на Вас многотрудных обязанностей, в постоянном
согласовании Вашей полезной деятельности с даваемыми мною Вам указаниями и в Вашем неустанном стремлении с непоколебимою твердостью следовать предначертаниям, завещанным блаженной памяти Императором
Александром III, священным для меня и, как мне хорошо известно, драгоценным для Вас...»51
50
Великий князь Сергий Александрович на службе Москве и Отечеству: сборник материалов Межрегиональной научной конференции, 29–30 мая 2013 года. М., 2015. С.206.
51
На службе у России: Великий Князь Сергей Александрович: материалы научных конференций 2011–2012
гг., Санкт-Петербург – Москва / ред. И. В. Плотникова. М., 2013. С.188.
57
Незадолго до этого, 26 февраля 1891 г., состоялось назначение Сергея
Александровича на пост московского генерал-губернатора. Великий князь
Константин Романов записал в своем дневнике: «Назначение Сергея всеми
воспринимается с радостью... Сергей, хотя и мечтал когда-то о своем новом
звании как о чем-то несбыточном и недосягаемом, еще не может отдаться
чувству глубокой радости: мысль о разлуке с полком его сильно огорчает»52.
Он вне себя, писала по поводу этой разлуки его супруга.
Если правление его предшественника князя В.А.Долгорукого было откровенно слабым, то Сергей Александрович намеревается сделать Москву
оплотом императорского престола. Уже в первые дни своего генералгубернаторства Великий князь приступает к напряженной разносторонней
деятельности.
Чуткая и жалостливая супруга его напишет о нем в письме той поры:
«Он занят вдвойне... Он совсем бледный и худой»53. Одной из сложных задач, которые взял на себя Великий князь, было отдалить московских рабочих
от революционных идей. Для этого он, в частности, поддерживает монархические рабочие организации С.В. Зубатова. В сорок первую годовщину крестьянской реформы Сергей Александрович встает во главе пятидесятитысячной демонстрации рабочих Москвы и следует с ней до памятника Александру III.
Генерал-губернаторство Сергея Александровича было твердым и бескомпромиссным. Убеждения, которые он имел, называли консервативными.
Однако был он отнюдь не косным, но «способным... на смелую инициативу».
По словам Эрнста-Людвига, строго консервативная партия считала Сергея
Александровича слишком прогрессивным, так как он желал улучшений, ко-
52
Дневник великого князя Константина Константиновича (К. Р.). / Отв. Редактор, сост. В.М. Хрусталев. М.,
2013. С.277.
53
Письма преподобномученицы великой княгини Елизаветы Феодоровны / сост. Т.В. Коршунова,
Е.Н. Понкратова, О.С. Трофимова. М., 2011. С.108.
58
торые им были неприятны. Либералы же его просто ненавидели. А о революционерах и говорить не приходится.54
Национальные пути разрешения сложных вопросов казались ему наиболее предпочтительными. Самое полезное воздействие он оказал на своего
брата Александра III, а затем и на племянника, Николая II. Что касается благотворительной деятельности Сергея Александровича, то она была по преимуществу тайной.
Брат преподобномученицы Эрнст-Людвиг пишет в своих воспоминаниях: «Многим, очень многим людям помог он, но всякий раз в строжайшей
секретности»55. Но известны и конкретные факты: например, устройство Великим князем детского приюта, общежития для студентов Императорского
Московского университета. При своем вступлении в должность генералгубернатора Сергей Александрович пожертвовал на пользу бедняков столицы огромную по тем временам сумму - пять тысяч рублей. Он продолжает
помогать также в сооружении памятников и музеев56. Его усилиями создается
портретная
галерея
московских
главнокомандующих
и
генерал-
губернаторов. Заботясь об общенациональном достоянии, Сергей Александрович предотвратил распродажу ряда шедевров искусства.
Много горечи вкусил Сергей Александрович, управляя Москвой. В
очень затруднительное положение его поставила Ходынская катастрофа. Но
какова в действительности была вина Сергея Александровича? Важно отметить, что устройство народного гуляния на Ходынском поле было поручено
Министерству двора, а из ведения московского генерал-губернатора оно было изъято. Это же министерство взяло на себя ответственность и за поддержание порядка на месте гуляния. Но порядок отнюдь не был обеспечен: при
54
Софьин Д.М. Великий князь Сергей Александрович: путь русского консерватора. М., 2016. С.109.
Письма преподобномученицы великой княгини Елизаветы Феодоровны / сост. Т.В. Коршунова,
Е.Н. Понкратова, О.С. Трофимова. М., 2011. С.115.
56
Вяткин В. В. Великий Князь Сергей Александрович и изобразительное искусство // Художник. 2011. № 1.
С.17.
55
59
раздаче царских подарков произошла страшная давка, в которой одних только погибших оказалось свыше тысячи человек.
Адъютант Великого князя В.Ф. Джунковский утверждает в своих воспоминаниях: «Поручение устройства гуляния Министерству двора не освобождало его от контроля...»57
Мы не знаем, что помешало Великому князю осуществить этот контроль, но уверены: если и уместен разговор о вине Сергея Александровича,
то нужно одновременно говорить и о его глубоких страданиях после катастрофы, о злословии в его адрес, которое далеко не соответствовало предполагаемой вине. «Со всех сторон приходится слышать порицания ему»,- отметил
в своем дневнике Великий князь Константин Романов58.
Джунковский рассказывал о том, что после Ходынской трагедии он застал Сергея Александровича «…бледным как полотно... видно было,-говорил
адъютант,-до чего ему тяжело» 59 . Вместе с Императорской четой Сергей
Александрович посещал больницы, где разместили пострадавших. Быть может, в одной из них у него возникает желание просить об отставке. Государь
отставку не принял. Генерал-губернаторство Сергея Александровича продолжалось еще восемь с лишним лет. Все эти годы ему приходилось выполнять и обязанности члена Государственного совета. На хранящейся в Русском музее картине Репина «Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 г.» мы видим и изображение Сергея Александровича.
Среди тех обвинений, которые выдвигаются против князя Сергия как
генерал-губернатора Москвы, главное – трагедия на Ходынском поле, случившаяся во время коронации Императора Николая Второго в 1896 году.
Это был политический предлог для обвинения. На Ходынском поле погибло
очень много людей из-за давки. Власти Москвы должны были выставить гораздо более полиции, чем ее было в дни коронации. Обвинявший Великого
57
Джунковский В.Ф. Воспоминания (1865-1904). М., 2016. С.564.
Дневник великого князя Константина Константиновича (К. Р.). / Отв. Редактор, сост. В.М. Хрусталев. М.,
2013. С.279.
59
Джунковский В.Ф. Указ.изд. С.565.
58
60
князя Сергея Александровича его двоюродный брат Константин Константинович записывает не после революции 1917-го или хотя бы 1905 года, а 26
мая 1896 года в своем дневнике, что в событиях на Ходынке «сказалась воля
Божия».
Люди понимали, что Бог недаром попустил при коронации такие жертвы. Эта же мысль просматривается и в известных описаниях Ходынской
драмы. В неофициальных описаниях коронации 1896 года говорится о том,
что народная масса к этому времени уже в значительной степени груба и развращена, дышит предреволюционными настроениями, ведет себя не похристиански. Поведение народа на Ходынском поле пробуждает самые
мрачные мысли относительно того, чем же являлась народная толпа к концу
ХIХ века. В Москву пришло людей в несколько раз более того, чем ожидалось – по одним сведениям около полумиллиона, а по другим – более миллиона крестьян со всей подмосковной округи и европейской части России.
Многие из них пришли совсем не для того, чтобы помолиться вместе с Церковью за нового царя, а просто хотя бы «посмотреть на царя». Пришли за
бесплатными подарками. Ходынская катастрофа обнаружила разногласия в
царствующем семействе.
Писала в своих мемуарах Великая Княгиня Ольга Александровна:
«Возложили вину за случившуюся трагедию на дядю Сергея, генералгубернатора Москвы… Своими попытками свалить вину на одного лишь человека, да еще своего же сородича, мои кузены, по существу, поставили под
удар все Семейство, причем именно тогда, когда необходимо было единство.
Более того, узнав, что Ники отказался отправить в отставку дядю Сергея, они
набросились на Царя»60.
Несмотря на свою занятость, он участвовал в деятельности многих
просветительских и благотворительных организаций: Московского общества
призрения, воспитания и обучения слепых детей; Комитета для оказания по60
На службе у России: Великий Князь Сергей Александрович: материалы научных конференций 2011–2012
гг., Санкт-Петербург – Москва / ред. И. В. Плотникова. М.: Издание Фонда памяти Великого Князя Сергея
Александровича, 2013. С.229.
61
собий вдовам и сиротам, пострадавшим на войне; Московского общества покровительства беспризорных и освобожденных из мест заключения несовершеннолетних; Московского Совета детских приютов, Иверской общины сестер милосердия. Естественно, помощницей при этом была ему жена, Великая
княгиня Елизавета, также склонная к прямому, честному, а потому и деятельному проявлению веры. Задолго до организации Марфо-Мариинской
обители она стремилась к деятельной христианской жизни.
В подмосковном имении Ильинском Великий Князь Сергий построил
родильный дом для женщин-крестьянок. В этой больнице часто совершались
и крещения новорожденных детей. Крёстными отцом и матерью бесчисленных крестьянских младенцев были Сергей Александрович и Елизавета Феодоровна. На праздники в Ильинское стекались люди со всей округи.
Современник указывает: «Чем только не обязаны им здесь крестьяне: и
школами…, и больницами, и щедрой помощью в случаях пожара, падежа
скота и всякой другой беды и нужды… Нужно было видеть Августейших
помещиков в селе Ильинском в день престольного праздника, в Ильин день,
среди крестьян после обедни на ярмарке. Почти все привозимое скупается
ими и здесь же раздаривается крестьянам и крестьянкам от мала до велика.
Крестьяне сел Ильинское, Усова и других, как дети, сердечно сроднились с
Их Высочествами».61
Недалеко от Ильинского расположился Саввино-Сторожевский монастырь. Великий князь Сергей Александрович был здесь в 4 года. Монастырь
всегда пользовался большим вниманием русских императоров.
2.4.Особенности психологии великого князя Сергея Александровича
Чтобы представить московскую жизнь Великого князя, следует познакомиться с его жилищем. Дом всегда может рассказать о своем хозяине не61
На службе у России: Великий Князь Сергей Александрович: материалы научных конференций 2011–2012
гг., Санкт-Петербург – Москва / ред. И.В. Плотникова. М., 2013. С.207.
62
мало интересного: характер, привычки, вкусы обитателя в той или иной степени отражаются в домашней обстановке и укладе. Для Сергея же его дом –
нечто гораздо больше, чем место личного досуга. Это свой маленький, закрытый от посторонних мир, где можно быть самим собой. Здесь он раскрепощается, сбрасывает доспехи, в которые постоянно накован на людях. Здесь
можно свободно общаться сблизкими, быть заботливым мужем, добрым опекуном для племянников, гостеприимным хозяином для друзей. Его дом – это
семейным очаг, уют, тишина, хорошие книги, предметы старины – всё, что
приносит маленькие личные радости, что дает живительную подпитку души.
Но и эта сторона жизни не может раздвоиться. Дом генералгубернатора – официальное и публичное место. В нём нельзя запереться,
спрятаться, отгородиться от повседневной суеты. Здесь должна кипеть работа, приниматься посетители, выслушиваться доклады, отдаваться распоряжения. Сюда стягиваются все нити управления колоссальной территорией, отсюда шлют донесения в императорский дворец. Здесь же хозяин Первопрестольной должен периодически угощать и развлекать ее высшее общество.
Понятно, что при такой ситуации священный и неприкосновенный домашний
очаг спрятан в этом жилище с особой тщательностью. Вроде бы он где-то рядом, кажется, едва уловим, но посторонний посетитель никогда не заметит
ни малейшего его признака. Очаг существует здесь как бы в особом, параллельном мире, никак не пересекаясь с воцарившимся в доме миром государственных служб и дворцовых церемоний. Выжить и сохраниться в этих непростых условиях ему помогает одно обстоятельство: Великокняжеская семья пользуется несколькими резиденциями.
Сразу же по приезде в Москву Сергей Александрович решает соблюсти местную традицию и поселиться в генерал-губернаторском доме на Тверской улице. Однако, по его мнению, старинный особняк требовал серьезного
ремонта, а также некоторой реконструкции, обусловленной как отсутствием
в доме ряда современных удобств, так и исключительно высоким статусом
63
новых жильцов. На первое же время Великий князь поселяется в Кремле, а
именно в Малом дворце.
Здание дворца входило в комплекс построек Чудова монастыря, изначально являясь архиерейским домом. В 1775 – 1776 годах архитектор М. Казаков возвел его для духовенства по заказу Екатерины II, щедро оплатившей
работы. В конце XVIII века в этом доме проживал видный деятель Русской
Церкви митрополит Платон, который устроил в нем небольшой храм во имя
св. Апостолов Петра и Павла. Александр I выкупил здание у монастыря для
своего брата Николая, и 17 апреля 1818 года, в конце Пасхи, здесь появился
на свет племянник Императора Александр Николаевич, будущий Государь
Освободитель. Через шесть лет здание надстроили (оно получило название
Николаевского, или Малого, дворца), а еще через полвека в нем произвели
грандиозную дорогостоящую реконструкцию. Среди дворцовых покоев особое значение получила мемориальная комната, в которой родился Александр
II и где бережно хранилась кушетка, на которой произошло столь важное для
русской истории событие.
Сам дворец, расположенный в Кремле посреди великих исторических
памятников и православных святынь, рождает и множество других чувств.
Западный фасад обращен прямо на столп и звонницы Ивана Великого, на
Царь-колокол, на Архангельский собор – усыпальницу русских Государей62.
Из противоположных окон Великий князь может увидеть постройки древнего Вознесенского монастыря, среди которых доминирует величественный
собор – место упокоения Цариц и Царевен. Поскольку дворец построен углом, его второй фасад, южный, смотрит на город, точнее, на Замоскворечье,
так что окружающая панорама представляет Москву почти во всем ее многообразии.
Внутренний двор имеет небольшой палисадник. Он огорожен стеной,
но при желании можно пройти в сад соседнего Чудова монастыря, где есть
62
На службе у России: Великий Князь Сергей Александрович: материалы научных конференций 2011–2012
гг., Санкт-Петербург – Москва / ред. И. В. Плотникова. М.: Издание Фонда памяти Великого Князя Сергея
Александровича, 2013. 244 с.
64
даже маленький фонтанчик, побродить среди разросшихся деревьев, прочитать на старых могильных плитах, когда-то громкие боярские фамилии, а затем зайти в одноглавый храм Чуда Архангела Михаила, чье убранство сразу
переносит посетителей в эпоху Ивана Грозного и первых Романовых. И, конечно, нельзя не побывать в Алексеевской церкви, где покоятся мощи основателя монастыря святителя Алексия, митрополита Московского, современника преподобного Сергия, наставника благоверного Дмитрия Донского. В
семье Сергея Александровича этот великий подвижник церкви всегда почитается особо: он защитник Москвы и России, один из небесных покровителей, царствующего дома и даже совосприемник от купели Петра Великого и
Александра Освободителя – во время крещения эти Августейшие младенцы
возлагались на его святые мощи. Проживание Сергея рядом с такой святыней
становится для него еще одной духовной опорой.
Но какой бы приятной ни была жизнь в Кремле, сколько бы вдохновения ни приносила, Великий князь прекрасно понимает, что такое положение
временно. Во-первых, Николаевский дворец в три невысоких этажа слишком
мал и неудобен для новых задач, а во-вторых, Москва никогда бы не поняла
и не простила, если бы старый генерал-губернаторский дом вдруг оказался не
у дел. Следовательно, об особом комфорте в своей первой резиденции Сергей может не заботиться, хотя основные удобства все-таки пришлось создавать. Так, в долго пустующем дворце к приезду Великого князя не оказалась
подходящей мебели. Проблему решили за счет гарнитуров из кремлевских
запасников. В основном это были старинные и высокохудожественные предметы, внесенные в специальные описи и каталоги, из-за чего домашняя обстановка стала напоминать музей. Сходство дополнялось и тем, что по стенам развесили великолепные картины из личной коллекции Сергея, главным
образом полотна западноевропейских художников.
По сравнению с этим благоустройством работы в доме на Тверской
улице можно смело называть реконструкцией. Они длились около года, а
меблировка некоторых комнат затянулись еще на несколько месяцев. Знаме-
65
нитый особняк был построен М.Ф. Казаковым в 1782 году для графа Захария
Григорьевича Чернышева, петровского сподвижника, два года управлявшего
Москвой при Анне Иоанновне, фельдмаршала и героя Семилетней войны.
Обустраиваясь в Москве, Захарий Григорьевич в первый же год приглашает
самого известного архитектора, который возводит на пустыре вдоль Тверской улицы огромный по тем временам дом, обошедшийся заказчику достаточно дешево. Однако насладиться в нем комфортной жизнью хозяину не довелось: через два года граф умер, дом был выкуплен у наследников казной и
определен как место проживания и работы главного управляющего Москвой.
В 1790 году перед зданием устроили площадь для вахтпарадов и развода караулов, после чего новый административный центр приобрел внушительный
вид. Конечно, некоторые из следующих восемнадцати хозяев генералгубернаторского дома вносили изменения в его внутренний облик, но теперь
пришло время серьезных перемен.
Прежде всего, Сергей Александрович распорядился заменить пришедшее в негодность отопление: для парадных комнат было устроено духовое, то есть основанное на печах и каминах, а для личных апартаментов – водяное. Вторую систему обеспечивал специальный паровой агрегат, размещенный в подвале, там же поставили вентиляционную батарею с увлажнителями и оборудовали баню для Великого князя. Дом снабдили канализацией и
полностью электрифицировали, проведя освещение даже в некоторые служебные и подвальные помещения. В надворном флигеле устроили квартиры
для лиц свиты, положенной Великому князю как члену Императорского Дома.
Особый статус нового хозяина, его высокое положение в правящей
династии определили и главное направление в реконструкции: здание должно стать дворцом, причем не только по названию, но и по сути. С этой целью
производится перепланировка всех комнат, полностью меняется убранство,
Сергей самолично утверждает проектные рисунки интерьеров.
66
Результаты оказываются впечатляющими. «Московские ведомости» в
феврале 1892 года помещают очерк о великокняжеском дворце, предоставив
читателям возможность совершить небольшую экскурсию по новым апартаментам и залам.
Давайте и мы заглянем в дом Августейшего хозяина Первопрестольной. Почти вся обстановка выдержана в стиле ампир: он уже давно не в моде,
но по-прежнему остается непревзойденным при создании величественной
роскоши, а именно такое впечатление и должен производить теперь этот дворец, получивший небывалое значение. Но не будет ошибкой, если мы скажем, что в убранстве проявлены вкусы самого хозяина и стиль «империи»
соответствует эстетическим взглядам Сергея Александровича в этой области.
Ряд смежных комнат превращен в парадную анфиладу. Мебель для них частично заказывалась новая, однако, предпочтение отдано стариной, красного
дерева с позолотой. Сергей, большой знаток мебельного искусства, уделяет
много внимания ее подбору и расстановке. Но все это главным образом
предназначено для публики. Личные апартаменты являют собой полную противоположность парадным. Простота отделки - отсутствие всего лишнего,
показного. Где-то здесь и должен скрываться тот самый домашний очаг, недоступный для постороннего глаза.
Главная резиденция готова. Посетитель, входит через парадный подъезд с Тверской площади и попадает в обширный, в ширину всего дома, вестибюль с высоким потолком. Отсюда две лестницы расходятся в противоположные стороны. К Великому князю ведет левая. Поднявшись по ней, гость
оказывается в приемной с окнами на Тверскую. Старинная мебель с кожаной
обивкой придает комнате солидность. Если Его Высочество окажет честь
принять в своём парадном кабинете, посетителю следует вначале пройти через примыкающую к приемной малую столовую. Здесь Великий князь обедает в тесном кругу семьи, а иногда и с приглашенными людьми. Убранство
комнаты резко отличается от общего стиля других интерьеров – она имитирует домашнюю обстановку времен Петра Великого.
67
Вот и кабинет. Он занимает угловую комнату, расположенную вдоль
линий Тверской улицы и Чернышевского переулка. Ее словесного описания
нет, но заглянуть сюда мы все-таки сможем. Дело в том, что в 1902-1904 годах художники В. П. Трофимов, И. И. Новинский и А. П. Барышников выполнили по заказу хозяев генерал-губернаторского дома серию акварелей с
видами некоторых интерьеров. Рисунки сохранились в Историческом музее,
благодаря чему у нас есть возможность увидеть, как выглядел тогда ряд
дворцовых помещений, в том числе парадный кабинет. Он выдержан в зеленых тонах, что характерно для деловых апартаментов, – такой цвет в кабинете имеют драпировки и обивка мебели. Стены украшают многочисленные
пейзажи, с которыми соседствуют небольшой портрет Екатерины II и фотографии некоторых родственников Великого князя. Позади рабочего стола,
рядом с окном, – большой портрет Александра III. Император изображен
почти в полный рост, и любой знаток живописи, побывавший здесь, не мог
не отметить большого мастерства художника.
Справа от стола – деревянный шкаф, камин с зеркалом и бронзовыми
часами. Другие часы, большие консольные в зеленом деревянном корпусе и с
тремя циферблатами‚ стоят на столе слева. Обратим на них внимание: вещь
старинная, английская, работы мастера восемнадцатого века Ханама. В 1911
году Елизавета Федоровна передаст эти часы в исторический музей, там они
хранятся и ныне. Из других предметов отметим стоящие у стен ларцы.
Одна из дверей ведет в так называемый Внутренний кабинет, он предназначен для спокойной работы в одиночестве, так что войти туда мало кому возможно. Мы же едва заглянем в него с помощью книги воспоминаний сына
Великого князя Константина– Гавриила Константиновича. Маленьким мальчиком, побывав в доме дяди Сергея, он видел его личный кабинет, некоторые
детали которого запомнил и позднее описал в мемуарах. Так, на столе Великого князя привлекал внимание небольшой портрет Александра II в детстве:
Государь был изображен в военном мундире и высоком кивере. В комнате
стоял мольберт, служивший подставкой для прекрасной картины с ликом
68
Спасителя работы В. Васнецова. Но самое большое впечатление на князя
Гавриила произвел висевший на стене огромный портрет Великой княгини.
Елизавета Федоровна была изображена в профиль в розовом русском придворном наряде с веером в руке.63
Этот портрет – очень интересная подробность, наводящая на размышления. Во-первых, перед нами еще одно свидетельство любви Великого князя
к своей супруге: ее образ он хочет иметь перед глазами даже во время работы
над важными политическими вопросами. Кто знает, может, это придает Сергею Александровичу уверенность, спокойствие, силы. Во-вторых, красивый
портрет (кстати, неизвестный исследователям) спрятан от посторонних, хотя
мог бы украсить собою любую из парадных комнат. Вообще во всем дворце
мы не увидим изображений хозяев, что противоречит традиции подобных
интерьеров. Официальное и личное нигде не пересекаются. Наконец, втретьих, отметим весьма характерное сочетание образов: Спаситель, отец,
супруга. Оно говорит о хозяине кабинета гораздо больше комментариев.
Следующее помещение – уборная Его Высочества, за которой находится выход к собственному подъезду Великого князя. Это новшество резиденции, дающее целый ряд удобств. Однако такая вещь, сама собой разумеющаяся во дворцах Императорской Фамилии и хорошо знакомая петербуржцам, стала для москвичей неприятным сюрпризом. Собственный подъезд! Уж
не хочет ли новый хозяин Первопрестольной подчеркнуть этим свою особенность, не демонстрирует ли он горожанам некую дистанцию, которая отныне
должна соблюдаться в их отношениях с его персоной? Сегодня такие пересуды нам показались наивными. Тогда же нюансы, щедро приправленные подобными комментариями, могли стать для обывателя определяющими, создающими так называемое общественное мнение. А прочность возводимой из
них стены была колоссальной.
63
Великий князь Гавриил Константинович. В Мраморном Дворце. Из хроники нашей семьи. СПб., 1993.
С.8990.
69
Сойдя обратно в вестибюль, поднимаемся теперь по правой лестнице.
Она считается парадной и ведет сразу на третий этаж. Из-за ее крутизны рядом устроена подъемная машина, которой, конечно, не пользуются во время
праздников.
За рядом гостиных разместились апартаменты Елизаветы Федоровны.
Ее кабинет в светло-зеленых тонах обставлен ампирной мебелью нежных оттенков и ширмами, на стенах много картин, но главное украшение комнаты –
цветы. Они расставлены повсюду, наполняя воздух душистым ароматом, и
словно для завершения образа цветущего сада, в высокой клетке на столике
сидит с важным видом крупный попугай. Соседние помещения занимают
уборная Великой княгини, ее живописная мастерская и опочивальня Их Высочеств, откуда можно спуститься в кабинет Сергея Александровича.
В предназначенном для торжественных и праздничных мероприятий
в правом крыле расположена большая танцевальная зала, очень светлая и
солнечная. Во время обновления дворца она не переделывалась и по желанию Великого князя во многом сохранила свой прежний вид. Отсюда гости
могут пройти в одну из двух больших столовых, возле которых находится буфет.
Даже из такого краткого обзора генерал-губернаторского дворца легко понять, что наибольшая часть здания, почти все его внутреннее пространство,
представляет собой служебные и представительские апартаменты. То, что называется домашней жизнью, ютится в этой официальной резиденции как нечто второстепенное и даже несколько неуместное. И все-таки она здесь есть,
причем в сложившихся условиях приобретает особую ценность. Не каждый
вечер выдается свободным, и когда наступают такие долгожданные часы,
домашней очаг, выйдя из укромных уголков, воцаряется во дворце безраздельно. Затихает шум Тверской улицы, зажигаются лампы в опустевших
комнатах, опускаются шторы. Можно уютно устроиться в одной из гостиных, где потрескивают дрова в мраморном камине, а можно подняться в живописную мастерскую и расположиться напротив мольберта с незаконченной
70
акварелью. Или отправиться в библиотеку, солидные шкафы которой всегда
готовы предложить духовную пищу на любой вкус.64
Чтение – любимый вид отдыха в этом доме. Каждый из супругов читает что-то самостоятельно, причем Сергей часто подбирает книги для жены,
что-то рекомендуя ей для общего самообразования, что-то для лучшего постижения русской жизни. Он продолжает оставаться мудрым наставником, а
она – послушной ученицей. Прочитанное обсуждается, и увлекшая книга
иногда приводит к другим по тому же вопросу. Предпочтение отдается литературе исторического и искусствоведческого содержания.65
В этих вопросах Сергей – большой знаток, он всегда интересуется выходящими новинками, давая им краткие и ёмкие оценки. В поле его зрения
попадают книги не только о прошлом России – с увлечением берется Великий князь за тему о Людовике XV и маркизе Помпадур. Но, конечно, родная
старина ближе, милее, да к тому же часто судьба Отечества напрямую связана с жизнью и деяниями предков Сергея. Семейная, то есть, личная, история
переплетается на страницах этих книг с историей государственной, и, погружаясь в их чтение, Великий князь наконец-то может соединить те части жизни, которые принципиально несоединимы в реальности.
Некоторые наиболее понравившиеся книги Сергей любит перечитывать, а если жена ещё не знакома с ними, он читает в ее присутствии вслух.
Чтение вслух – устоявшаяся домашняя традиция, сложившаяся ещё в первые
месяцы после свадьбы. Теперь без нее трудно представить досуг. У Сергея
прекрасные данные чтеца – приятный голос, актёрские способности, чувство
стиля, и, похоже, он сам находит немало удовольствия в этом занятии.
В октябре 1903 года Великий князь знакомит таким способом жену с
работой Н. Шильдера «Император Николай I», которую сам уже прочитал.66
В дневнике он отмечает, что невольно вновь увлекся этой книгой, находя в
64
Зимин И.В. Повседневная жизнь Российского императорского Двора. Вторая четверть XIX – начало ХХ в.
Взрослый мир императорских резиденций. М., 2010. С.209.
65
Там же.
66
Боханов А.Н. Великий князь Сергей Александрович. М., 2007. С.202.
71
ней что-то новое. Иногда помимо Елизаветы слушателями становятся гости –
друзья или родственники, но такие публичные чтения устраиваются, как правило, в других резиденциях, особенно в загородном Ильинском. В генералгубернаторском доме нет условий для проживания гостей, а подобный досуг
требует нескольких вечеров, занятых неторопливым, вдумчивым погружением в книгу.
Когда Сергей читает, Елизавета, слушая его, может заниматься какимлибо творчеством. Чаще всего она рисует. Если есть другие слушатели, то
некоторые из них тоже берутся за кисти и краски. Это гармоничное сочетание искусств создаёт какую-то особую романтическую атмосферу, переносящую в мир мечтаний, иллюзий, чувств. Реальность никуда не исчезнет –
наоборот, написанные акварели часто предназначаются для благотворительных лотерей в пользу неимущих.67
Не ослабевает интерес Великого князя и к художественной литературе.
Круг любимых авторов остаётся прежним – в основном это русская классика
от Пушкина до Толстого, но вот произведения высоко ценимого Достоевского из числа читаемых вслух исключены – они слишком сложные и тяжёлые
для такой подачи. Жене Сергей не рекомендует браться за них даже в одиночестве, оберегая ее от нежелательных впечатлений. Что касается зарубежной
литературы, то здесь Великий князь выбирает серьезные романы. Его заинтересовало творчество Ж. Санд, и последней книгой, прочитанной им при жизни, окажется ее популярный «Маркиз же Вильемер»68.
Со временем досуг Сергея пополнится ещё одним видом чтения – он
полюбит разбирать старые письма. Перечитывая их странички, он возвращается в дни своей юности, снова встречается с теми, кого уже нет рядом, слышит любимые голоса, вновь переживает былые радости и горести. Мама,
отец, брат Александр – все они опять разговаривают с ним, советуются, утешают.
67
68
Маёрова В. Елизавета Фёдоровна. Биография. М., 2011. С.156.
Там же.
72
Когда не состоялась задуманная помолвка Павла с одной из английских
Принцесс, его личная жизнь вдруг резко переменилась. К тому времени он
уже близко сошелся с очаровательной женщиной, Ольгой Пистолькорс, в девичестве Карнович, женой адъютанта великого князя Владимира. Последний,
кстати, в свое время был тоже неравнодушен к красивой супруге своего подчинённого. Павла же ее чары пленили. Вспыхнул бурный роман, продолжавшийся восемь лет и наделавший в свете немало шума. Но того, что произойдет далее, не ожидал никто. Будучи матерью троих детей, Ольга смогла
добиться развода и в сентябре 1902 года обвенчалась с Павлом в греческой
церкви в Италии. Разразился грандиозный скандал. Николай II, возмущенный
столь откровенным вызовом традициям и закону, занял крайне жесткую позицию – высочайшим повелением великий князь Павел Александрович лишался званий, отчислялся со службы и терял право на въезд в Россию.
Над его детьми учреждалась опека. В лице дяди Сергея, Император
сразу же нашел безоговорочную поддержку. Даже спустя около года после
злополучной свадьбы в их переписке по этому вопросу сохраняется полное
согласие: никаких уступок, необходимо проявлять твердость, отказ Павла от
условий свиданий с детьми ничего не меняет.
Оскорбленного до глубины души Государя легко понять, но откуда такая резкость у Сергея? Что заставляет его незамедлительно отвернуться от
горячо любимого младшего брата, как только тот оказался в скандальной ситуации? Ответ кроется в том, как понимает Сергей в требовании долга и чести (в целом и для людей своего круга особенно) и как бескомпромиссно он
отвергает все, что им противоречит. Тот, кто в угоду собственной страсти забыл об этих понятиях, теряет для него всякое значение. А уж если член Царствующей Фамилии не хочет понимать сущность Великокняжеского титула и
ответственность его обладателя за каждый свой шаг, если он в любовном ослеплении уже не видит высоты, на которую вознесен Императорский Дом, и
своими действиями роняет его достоинство, то прощение невозможно, а су-
73
ровость наказания справедлива. Павел посягнул на устои, обманул Государя,
затронул честь семьи.
Но это лишь видимая часть трагедии. Брат «отступника» в Москве
потрясён и подавлен случившимся, как никто другой. За его внешней принципиальностью скрыта невыносимая боль, доводящая до отчаяния. Порой он
даже отказывается верить в реальность: «Кажется, что это ужасный кошмар и
он скоро пройдет»69, – пишет Сергей другу Константину в один из дней этого
страшного октября. В глубине души он жалеет, пытается его оправдать. Ведь
виновата во всём, конечно, «эта женщина» (буквально так – «эта женщина»,
ее имя для Сергея не существует), а бедный брат просто оступился, но... Но,
как же он посмел так безжалостно растоптать все самое святое, чистое, что
было в их совместной с Сергеем жизни, как смог предать их прочную дружбу
и нежную братскую любовь?! Отныне все отрадные воспоминания, которые
сколько раз раскрашивали досуг обоих братьев, станут для Сергея горькими
и нежелательными. Перевернута еще одна страница жизни, потеряна еще одна бухта душевного спокойствия. Глубокую трещину, образовавшуюся в домашнем очаге, уже никогда не удастся заделать. И вновь кажется невыносимой тяжесть креста, а это новое испытание, полученное свыше, вынуждает
обратиться к другу с христианским призывом о помощи. Из того же письма
Константину: «Вообрази, что мне ужасно трудно согнуться под карающей
рукой Господа. Помолись за меня, друг мой»70.
Да, только молитвы, своих и ближних, помогут не сломиться, выстоять, достойно вынести все тяготы жизненного пути. Но нельзя забывать и о
земном. Как это ни ужасно, своей выходке Павел не остановился перед, казалось бы, совсем непреодолимым препятствием – судьбой собственных детей.
Несчастные сироты, потерявшие мать еще в младенческом возрасте, теперь
69
70
Великий князь Александр Александрович. Сборник документов. М., 2002. С.117.
Великий князь Сергий Александрович на службе Москве и Отечеству: сборник материалов Межрегиональной научной конференции, 29–30 мая 2013 года. М.: Союз Дизайн, 2015. С.199.
74
лишились отца. Дочери было двенадцать лет, сыну только что исполнилось
одиннадцать.
После недолгого размышления Сергей Александрович и Елизавета Фёдоровна решают взять детей к себе. Это было логично – малыши Павла и
раньше подолгу жили в гостях у дяди и тёти, в чьём доме у них, как мы помним, имелись собственные комнаты. На сей раз Марии и Дмитрию, немного
повзрослевшим, но ещё более беззащитным, предстояло переселиться в Москву окончательно, вплоть до начала самостоятельной жизни. Поступок Сергея (чья решающая роль в вопросе о детях бесспорна) вряд ли нуждается в
комментариях. Благородство, милосердие и просто человечность – вот те
черты, которые он раскрывает в этом трудно проницаемом характере. Последующие годы показали, что великий князь прекрасно сознавал всю ответственность своего шага: его внимание к юным племянникам, забота об их воспитании ничуть не уступали родительским, а сам Сергей находил в новых
хлопотах явное удовольствие.
Принятые в семью дети предали ей законченный вид, восполнив недостающую часть домашнего очага. Вскоре во всём, что касалось племянников,
выявилось очевидно лидерство Сергея. Елизавета Федоровна испытывала
даже нечто вроде ревности к их повышенному вниманию дяди. А он находит
на досуге время, чтобы почитать им детские книги, вывозит в театр, разрешает им играть со сверстниками. Летом все вместе живут в загородном имении. 71 Кажется, что Сергей Александрович не только стремится избавить
своих воспитанников от ощущения сиротства и брошенности, но и, помня о
вынужденных лишениях в собственном детстве, особенно о редком общении
с отцом, пытается окружить племянников более теплой домашней атмосферой. Порой он уделяет детям внимание больше, чем принято в аристократичных семьях, не говоря уже о великокняжеских. Хотя ни о каком баловании,
конечно, не может быть и речи.
71
См.: ГАРФ. Ф.648. Оп.1. Д.34. Дневник великого князя Сергея Александровича за 1898 г.
75
Вообще, в данном вопросе взгляды Сергея, насколько мы можем о них
догадываться, весьма схожи в соответствующем представлениями Александра III, образцового семьянина, а в чём-то и Николая II, нежного заботливого
отца. Разница заключается лишь в том, что Великий князь своими отеческими хлопотами старается заменить детям заботу обоих родителей. И его отзывчивое сердце оказалось на это способным.
Воспитание Марии и Дмитрия было поручено наставникам. При девочке состояла некая мадемуазель Элен – строгая, требовательная и властная
дама; мальчику, как будущему военному, в 1901 году представили полковника Лайминга. За обучение детей наукам взялись учителя, Сам же Сергей
Александрович внимательно следил за их нравственным и религиозным воспитанием.72
К обоим племянникам Великий князь старался относиться одинаково,
однако Дмитрий был его явным любимцем. При этом Мария считала, что
предпочтение отдается именно ей. После того как Сергей спас новорождённого от грозящей ему гибли, став фактически его вторым отцом, он постоянно уделял ребенку повышенное внимание. Особую тревогу вызвало здоровье
мальчика – у Дмитрия были слабые легкие. Тем не менее, он рос весьма подвижным, стараюсь не отставать от своей по-мальчишески бойкой сестренки,
предпочитающая куклам оловянных солдатиков, а став повзрослее, был не
прочь прокатиться со сверстниками на подножке трамвая. Дядя Сергей при
необходимости проявлялась строгость, подобно любому родителю, и точно
так же, как любящие отца или матери, с удовольствием «нянчился»: например, следя за внешним видом Дмитрия, собственноручно купал его73. Милая
деталь в семейной жизни... Погружаясь в подобные проблемы, Великий
князь, несомненно, отдыхал душой. Но вот исчезла ли в итоге боль от тех горестей, что по злой иронии судьбы и явились причиной этих приятных забот?
Кто знает.
72
Зимин И.В. Повседневная жизнь Российского императорского Двора. Вторая четверть XIX – начало ХХ в.
Детский мир императорских резиденций. Быт монархов и их окружение. М., 2010. С.246-247.
73
ГАРФ. Ф.648. Оп.1. Д.34. Дневник великого князя Сергея Александровича за 1898 г. Л.165.
76
Нигде личность Сергея Александровича не проявилась так ярко и многогранно, как в отношении к искусству. Будучи человеком высокой культуры, не лишенный творческих способностей и обладающий тонким вкусом, он
с огромным удовольствием погружался в тот мир, где царили гармония, красота и совершенство. Здесь была его спасительная ниша, укрывающая ото
лжи и несправедливости реального мира. Но со временем, Великий князь
охотно соединит личное увлечение со службой и будет всегда с готовностью
откликаться на соответствующие запросы общества. Именно эта сфера его
деятельности, принесшая значительные результаты, именно эти черты его
характера, помогающие лучше понять сложную натуру Сергея Александровича, до сих пор погружены в самую глубокую тень и до последнего времени
упорно не замечались. Известно, что Сергей имел хорошие музыкальные
способности, играл на фортепьяно. Петь, во всяком случае на людях, он не
любил, вероятно, из-за той же природной застенчивости. А вот слушал других с удовольствием. Особенно ему нравились русские романсы и мелодичные итальянские песни.74
Музыкальные вечера проводились и в генерал-губернаторском доме.
Туда, помимо любителей, приглашались профессионалы. Средипоследних
Великий князь выделял талант Леонида Собинова и Федора Шаляпина именно их он пригласил к себе для выступления перед Императорской Четой
22 апреля 1900 года.
Выдающийся тенор Л.В. Собинов очень нравился Сергею Александровичу. Дивный голос, восхитительная игра на сцене.
Немаловажное значение имела и общественная деятельность певца – он
состоял действительным членом патронируемого генерал – губернатором актерского общества, принимал участие в благотворительных вечерах, видел в
лице Великого князя сильного покровителя. Вскоре это спасло артиста от
серьезных неприятностей. Случилось так, что после очередного ужина в Ху74
Вяткин В.В. Великий Князь Сергей Александрович и изобразительное искусство // Художник. 2011. № 1.
С. 32–33.
77
дожественном клубе Собинов разговорился на политические темы. Посетовал на положение народа, покрикивал на деятельность властей. Непременные
«доброжелатели» тут же сообщили «куда следует». Информация быстро
дошла до Трепова, а тот доложил ее генерал – губернатору. Великий князь
растерялся – стоит ли придавать значение одиночному всплеску эмоций.
Впрочем, наказать артиста, конечно, следовало, и Сергей Александрович выбирает для этого моральное средство – Великой княгине Елизавете он
запрещает при встрече с провинившимся всякие разговоры. Быстро поняв
свою оплошность, Собинов раскаивается и тем самым восстанавливает пошатнувшийся авторитет.
Отношения с другим гением сцены складываются несколько иначе. Вокальный и актерский дар Ф.И. Шаляпина Сергея Александровича восхищал.
После того как 3 декабря 1899 года певец был лично представлен Великому
князю, его начинают приглашать на благотворительные концерты, организаторами и почетными покровителями которых являлась семья генералагубернатора. Но, видимо, не все здесь было столь безоблачно. Гораздо позднее до Ф.И. Шаляпина дойдет слух о том, будто бы Сергей Александрович
выступил противником присвоения певцу почетного звания «солист Его Императорского Величества» по причине его дружбы с «босяком» Горьким и
еще целого ряда недостойных выходок артиста.75
Религиозность души Сергей Александровича была заметна в его любви
к церковному песнопению. Более того, тонко чувствующий красоту во всех
ее проявлениях, он понимал духовную музыку как одно из высочайших искусств и всегда ценил ее мастерское исполнение. Ему нравился знаменитый
московский Синодальный хор, слушать который Великому князю доводилось не только на богослужениях. В 1890 году хор дважды выступил на проходившем в Москве VIII Археологическом съезде и восхитил Сергея Александровича как прекрасными голосами певчих, так и глубокой одухотворенностью исполнения. В последующие годы коллектив и его руководитель, ре75
Боханов А.Н. Указ.изд. С.206-207.
78
гент Василий Орлов, будут не раз участвовать в концертах, организуемых генерал – губернатором с благотворительной целью. А в апреле 1900 года им
будет оказана высокая честь выступления перед гостящем у Великого князя
Государем. После знаменующих наступившую Пасху праздничных песнопений по желанию Императора хор исполнит любимое Николаем II сочинение
П.И. Чайковского « Был у Христа младенца сад».
Нередко вечерами Сергей Александрович и Елизавета Федоровна выезжали в Большой театр, где в то время блистали Леонид Собинов, Антонина
Нежданова, Лаврентий Донской, а иногда и приезжавший из Петербурга Николай Фигнер.76
Однако искусство оперы занимало Великого князя куда меньше, чем
драматический театр. Волшебный мир сцены заворожил его еще в детстве, а
когда со временем Сергей стал принимать участие в маленьких домашних
постановках, обнаружилось, что он обладает незаурядным талантом. Однажды зимой 1889 года при дворе решили своими силами поставить пьесу А. К.
Толстого «Царь Борис». Сергею Александровичу досталась роль Царевича
Федора, и он с увлечением взялся за дело. В Эрмитажном театре Зимнего
дворца состоялась премьера.
Зрители волнуются не меньше участников. Царская Семья занимает
свои места, и занавес с парящим двуглавым орлом взвивается. Все сразу поражаются роскоши декораций и костюмов. Правдоподобность изображения
эпохи еще больше усиливает подлинный трон Бориса Годунова, привезенный
из Оружейной палаты! Актеры–любители стараются вовсю, а когда на сцене
в княжеском кафтане и шапочке появляется Сергей, спектакль уже ничем не
отличим от профессионального.
Театральные подмостки действительно преображают великого князяпропадает его застенчивость, появляется уверенность. Кажется, что, укрывшись за чей-то образ, он чувствует себя перед людьми гораздо естественнее,
нежели играя при них собственную роль в повседневной жизни. Сергей
76
Боханов А.Н. Указ. Изд. С.207.
79
Александрович принимает поздравления с успехом. А уже вскоре Великий
князь выносит на суд зрителей опыт своей собственной режиссуры.77
Он заключается в любительской постановке двух картин из «Евгения
Онегина» на сцене домашнего театра в Сергиевском дворце. Роль Татьяны
получила Елизавета Федоровна, желавшая таким способом улучшить свой
русский язык, роль Евгения – Цесаревич Николай. Репетировали несколько
недель, приурочив спектакль к сорокапятилетию Императора. Сергей внимательно наблюдал за ходом подготовки – придирчиво оценивал игру, что-то
поправлял, менял.
Нелегкая доля мастеров сцены вызывала сочувствие Сергея Александровича. В Москве он принимает на себя покровительство над Обществом
призрения престарелых и лишенных способностей к труду артистов и их семей, при котором открывается убежище, носящие имя Александра III. Благотворительные вечера, устраиваемые в пользу этой организации, помогали собирать средства для тех, кто когда-то пожинали успех и любовь публики, а
ныне, забытые всеми, еле сводили концы с концами. Сознавал Великий князь
и другое – множество своих проблем артисты смогут решить лишь сообща,
организованно. А потому он не только разрешает в 1896 году проведение I
Всероссийского съезда актеров, но и соглашается председательствовать на
его открытии, придавая мероприятию большой авторитет.78
И все-таки при всей их важности актерские общественные структуры
никак не смогли конкурировать с театральной администрацией, от которой
завесило практически все.
Москве рубежа XIX-XX веков в этом вопросе,
можно сказать, повезло. Во главе местной конторы Императорских театров
оказался умный, честный и активный деятель, Владимир Аркадьевич Теляковский. Всего за четыре года своей руководящей работы он сумел настолько
улучшить положение дел в подведомственной области, что внимательно сле-
77
78
Там же.
Там же.
80
дивший за ней Сергей Александрович с радостью констатировал – московские театры изменились до неузнаваемости79.
Подобных людей, как мы уже знаем, великий князь всегда уважал и
при случае выказывал им личное распоряжение. Приглашая В.А. Теляковского к себе в ложу, он не только любезно разговаривает с ним, но и, угощая собеседника чаем, собственноручно наливает ему заварку. Это внешняя сторона. Внутренняя немного приоткрывается, когда Великий князь отмечает труды Владимира Аркадьевича во время частной беседы с Государем. И здесь
мы вновь замечаем то, что Сергей Александрович ценит в облеченных его
доверием лицах.
В целом же определить круг любимых артистов Великого князя весьма
непросто, ибо и здесь он был очень сдержан в своих оценках. И тем не менее
можно с уверенностью говорить, что ему нравилось творчество А.И. Южина,
А.А. Остужева, М.Н. Ермоловой, О.Л. Книппер. Отца последней он знал по
государственной службе и как-то при встрече с ней удивил актрису своей осведомленностью о ее семействе.
С некоторыми служителями Мельпомены генерал – губернатор хорошо
знаком лично. Прославленную Марию Николаевну Ермолову он приглашает
погостить в свое Ильинское, а благодаря покровительству жены Филармоническому обществу и действующему при нем театральному училищу встречается с Владимиром Ивановичом Немировичем – Данченко.
В конце 1897 года В. Немирович-Данченко вместе с Константином
Сергеевичем Станиславским приглашаются к Великому князю для постановки очередного домашнего спектакля. На сей раз выбрана недавно появившаяся и наделавшая немало шума в Европе и России пьеса немецкого драматурга
Г. Гауптмана «Потонувший колокол». Выбор несколько необычен – произведение по форме являлось символическим, а по содержанию было пропитано
мрачным духом философии Фридрих Ницше. Скорее всего, решение о постановке продиктовала мода и разгоревшаяся вокруг пьесы общественная поле79
«Царственный венок»: театральная жизнь русского общества в XIX в. М., 1992. С.18.
81
мика – Сергей Александрович в курсе новых веяний в драматургии и не чужд
экспериментам. Причем его не испугало и то, что предыдущая пьеса Гауптмана, «Ткачи», пропагандировала идеи социализма.
Для К. Станиславского это был один из первых опытов режиссерской
работы, но в ходе репетиций он заболел, и спектакль выпускал В. Немирович-Данченко. Все прошло с большим успехом. А вскоре К. Станиславский
вновь приглашается в генерал–губернаторский дом в качестве театрального
постановщика. Теперь здесь предполагают сыграть отрывки из «Песни торжествующей любви» и «Романтиков» Э. Ростана. Во дворце режиссера
встречают очень тепло. Работа началась рано, и Великая княгиня Елизавета
уже в четыре часа утра сама заботилась о завтраке для участников, поскольку
прислуга в такое время отсутствовала. Это К. Станиславского растрогало, а
наличие в окружении генерал-губернатора подлинных талантов приятно удивило.
Один из них – Алексей Александрович Стахович, аристократ, кавалергард, адъютант Великого князя Сергея. Актер Л.М. Леонидов рассказывал о
нем: «Фигура оригинальная … Типичный царедворец … Вспоминал старину:
слушаешь, и точно перед тобой переворачиваются страницы « Войны и мира»80 … Он понимал и чувствовал, что как говорится, а «В трех сестрах» Чехова: «Надвигается на всех нас громада, готовится здоровая сильная буря,
которая идет, уже близко». Восхищаясь столь яркой личностью, Марина
Цветаева отмечала: «Стахович – XVIII
век. Стахович – бархат и барствен-
ность. Без углов»81. В этом адъютанте генерал – губернатора причудливо переплетались капризность аристократа и тактичность, светский лоск и гуманность, безукоризненность манер и нежность к страдающим. Но главное, что
выделяло Стаховича, - его безграничная страстная любовь к театру.
Давнее увлечение Сергея Александровича театром здесь, В Москве,
попало в крайне благоприятную среду. Белокаменная не просто любила сце80
81
Уортман Р.С. Указ.изд. С.268.
«Царственный венок»... С.98.
82
ническое искусство – она буквально болели им. Кружащий головы запах кулис, казалось, не оставлял равнодушным никого: театры легко становились
клубами, клубы – театрами. Обсуждались премьеры, сравнивались таланты,
пробовались собственные возможности. Сцена и зрительный зал могли возникнуть практически где угодно.
Этот массовый театральный дилетантизм быстро сделался одной из
форм общего образования и воспитания москвичей. Быть «московским театралом» значило быть человеком культурным, думающим, бережно относящимся ко всему, что облагораживает душу. Именно так и понимал значение
театра Великий князь Сергей.
Дальнейшая судьба А.А. Стаховича следующая. Помогая становлению
Художественного театра, он сделается одним из его пайщиков, а затем, не
выдержав манящей силы рампы, оставит в 1907 году службу и войдет в любимую труппу. Актерская карьера Алексея Александровича окажется недолгой, но в театре его успеют полюбить. Со Станиславским он будет запросто
наты, артистов поразит своей преданностью общему делу. Пользуясь старыми связями «наверху», неоднократно заступится за театр пред начальством.
Однако впереди была трагедия - не выдержав ужасов наступившего хаоса, в
феврале 1919 года бывший адъютант Великого князя, благородный человек и
талантливый актер покончит жизнь самоубийством.
Культурная жизнь Москвы на рубеже девятнадцатого – двадцатого веков, самобытная, яркая и многоликая, - явление уникальное уже само по себе.
Время исканий, открытий, экспериментов коснулось всех ее сфер, а занесенные им семена новаторства, попав на своеобразную, богатую традициями
почву, дали на местной ниве творчества обильные всходы. Первопрестольная быстро превращалась в крупнейший культурный центр. Если в 1897 году
в ней проживало немного больше двух с половиной тысяч представителей
творческих профессий, то спустя пять лет их число приближалось уже к пятитысячному рубежу, а поток прибывающих деятелей искусства все продолжал и продолжал расти. Однако выбиться в «большие люди» В Москве было
83
не так-то просто, и большинство искателей счастья оседало здесь в богемных
низах.
Художественные общества, кружки и импровизированные клубы, позволяющие все-таки держаться «на плаву», помогали и сближению талантливых людей по интересам, формируя творческие направления. С помощью таких объединений легче было и организовывать выставки, количество которых возрастало год из года. В первое десятилетие века Москва столкнулась с
необычным кризисом – нехваткой помещений для выставления и складирования картин!
Размах художественной жизни был бы невозможен без еще одного московского явления.Как отмечал К. Станиславский: «Для того чтобы процветало искусство, нужны не только художники, но и меценаты».82 Москва – город Третьяковых, Морозовых, Щукиных, город Мамонтова, Рябушинского…
Их поддержка русской культуры, помощь ее развитию и обогащению, их собирательство и покровительство художникам дали возможность засиять на
небосклоне искусства ярчайшим звездам.
Великий князь Сергей не входил в число меценатов в «классическом»
смысле слова, а его отношения с некоторыми из таковых складывались непросто, из-за приверженности ряда просвещенных предпринимателей старообрядчеству. Многое в деятельности самого генерал – губернатора можно
смело назвать покровительством художественной жизни Москвы. Причем
совершенные им в данном направлении шаги диктовались не только занимаемой должностью (хотя уже одно это сделало бы ему честь) – более всего
они являлись результатом глубочайшего увлечения Великого князя всем, что
касалось мира прекрасного.
Особого упоминания заслуживает его меценатская деятельность. Когда
в Москве, на Волхонке, стал создаваться музей изобразительных искусств,
Великий князь не только возглавил комитет по его устройству, но и вместе с
братом своим Павлом Александровичем принял на себя расходы по строи82
Там же. С.100.
84
тельству зала Парфенона. Современники «…отдали должный восторг этому
залу дорического стиля,- писал в 1908 г., когда Сергея Александровича уже
не было в живых, основатель музея И. В. Цветаев.- Это вышел хороший памятник почившему благодетелю музея». Основателю музея вторит его дочь
М. И. Цветаева. «Слово«музей» мы, дети, слышали неизменно в окружении
имен: Великий князь Сергей Александрович, Нечаев-Мальцев... Первое понятно, ибо Великий князь был покровителем искусств...»83 - находим в ее автобиографической прозе.
Решающее значение для закрепления жизненных взглядов молодого
человека имело общение с К.П. Победоносцевым, читавшим Сергею Александровичу курс гражданского права. Константин Петрович внушал Великому князю твердые высоко моральные установки, ориентируя подопечного на
жизнь мыслящего, трудолюбивого, ответственного человека. Напутствуя
воспитанника в день его совершеннолетия, Победоносцев изложил эти правила в лаконичной форме: «Истинное богатство взрослого человека вот в чем
состоит. Он должен сознавать в себе внутреннюю силу - разумения, умения и
воли. Он должен всегда знать, чего хочет и что делает... Он должен чувствовать, что нужен и недаром живет на свете и в кругу своем... Храните себя в
правде и в чистоте мысли... не забывайте ставить себя перед Богом... Учитесь
жить своим умом и своим умением... Выше всего правило - делать всякое дело, какое на Вас положено, добросовестно и вправду, то есть делать его самому, своим трудом, своей мыслью, своим интересом, своею ревностью»84.
Победоносцев указывал юноше на тяжелый долг, связанный с его положением в обществе, и предупреждал: «Вы не вправе снимать его с себя» - находя
вместе с тем и положительные стороны этого бремени: Сколько добра Вы
можете сделать, сколько добрых намерений внушить, поддержать, привести в
83
Император Николай II. Тайны российского императорского двора / авт.-составитель В.М. Хрусталев. М.,
2013. С.315.
84
Востришев М.Н. Указ.изд. С.117.
85
действие, сколько спящих сил оживить; сколько людей привлечь своим сочувствием - и все благодаря положению»85.
Победоносцеву Сергей Александрович обязан и своими жестко консервативными политическими убеждениями. Отказ уступать каким бы то ни было реформаторам и ориентация на официальную формулу «Православие, самодержавие, народность» были характерны для Великого князя даже в роковое предреволюционное время.
Главным воспитателем Сергея Александровича назначили Дмитрия
Сергеевича Арсеньева, вице-адмирала, впоследствии начальника Морской
академии и Морского училища. Возможно, не без его влияния юный Сергей
одно время мечтал о службе во флоте. Арсеньев с любовью, но строго относился к воспитаннику, запрещал капризы, требовал безусловной честности и
откровенности по отношению к родителям, осмысленного и сердечного отношения к Богу.
Законом Божиим с мальчиком занимался протоиерей Иоанн Рождественский. Императрица ценила его за благородство души и твердость убеждений, далекую от фанатизма, и попросила стать духовником Сергея. Священник сумел не только развить и укрепить веру в детской душе, но и окружить
мальчика неподдельной любовью. Потеряв жену и детей, о. Иоанн перенес
нерастраченный запас отцовских чувств на воспитанника, проводил с ним
много времени, играл в шахматы и шашки, вместе с ним обедал, разговаривал о всяких занятных вещах, умея при этом не ронять свой авторитет, но и
не стеснять Сергея. В случае необходимости мог отругать неслуха, раскаявшегося охотно прощал. Для великого князя о. Иоанн написал книгу, в которой изложил историю христианства и Закон Божий. Сергей Александрович
берег ее до конца жизни. Отец Иоанн обстоятельно познакомил ученика с
другими религиями и ересями, что дополнительно утвердило Сергея Александровича в вере и стало прививкой против нападок на Православие.
85
Там же. С.119.
86
Благодарный о. Иоанну, великий князь на свое двадцатилетие попросил
мать подарить духовнику наперсный крест. Мария Александровна выбрала
камни и предложила рисунок. Глубоко тронутый, о. Иоанн завещал этот
крест ученику. Прожил протоиерей Рождественский после этого недолго: потрясенный событиями 1 марта 1881 г., он с трудом причастил Александра II,
через несколько дней был парализован и, год проболев, скончался. После
смерти о. Иоанна Сергей Александрович заказал серебряный оклад для креста и превратил его в напрестольный, использовавшийся в домовых храмах
Великого князя в Санкт-Петербурге и Москве. Позже крест был передан в
храм-усыпальницу Сергея Александровича, устроенный Елизаветой ФёдоровнойвЧудовом монастыре.
С 1866 г., когда Сергею исполнилось девять лет, началось его систематическое обучение. По обыкновению, в Царской семье для каждого ребенка
разрабатывалась своя программа. Для Сережи она была рассчитана на одиннадцать лет при довольно плотном графике работы (без каникул, но с образовательными поездками).
Великий князь получил отличное образование. Среди его педагогов
были историки К. Н. Бестужев-Рюмин и С. М. Соловьев. Однако первым любовь к родной истории Сергею прививал отец, Александр II. Повезло мальчику и с другими наставниками, среди которых выделялись талантливые в
своем деле К. Кедров, учитель русского и латинского языков, Г. Вегнер, преподававший географию, помощник Д. Арсеньева и учитель английского Мечин, открывший юноше мир Шекспира. В немецкий язык и немецкую литературу Сергей Александрович просто влюбился, заразившись энтузиазмом
Ю. Кирхнера, директора Немецкого училища в Санкт-Петербурге. Во время
одного из путешествий по Германии, находясь на Рейне, учитель и четырнадцатилетний ученик наперебой декламировали стихи немецких классиков.
Близким другом семьи на долгие годы стал учитель французского Л. Лакост;
один из немногих приглашенных на помолвку Великого князя, он располо-
87
жил к себе будущую супругу Сергея Александровича Елизавету, которая
впоследствии вместе с мужем охотно приглашала его в гости.
Обладая хорошим музыкальным вкусом и знанием классической музыки, Сергей Александрович не достиг больших успехов в игре на фортепиано,
хотя его учителем был опытный педагог, знаменитый исполнитель-виртуоз,
профессор Петербургской консерватории Рудольф Кюндингер, некогда дававший уроки сыну горного инженера И. Чайковского Петру.
Сергей Александрович любил оперу, итальянские песни и хоровое пение. Воспитанный на выступлениях знаменитого Шереметевского хора и
придворной певческой капеллы, он был сведущ в области церковного пения.
В бытность свою московским генерал-губернатором Великий князь проявлял
большой интерес к деятельности частных хоров и посещал службы и концерты,
в
которых
участвовал
прославленный
Синодальный
хор.
По отзывам современников, Сергей Александрович был одним из самых образованных людей своего времени. В нем достаточно рано выявилась склонность к гуманитарным наукам, и мемуаристы отмечали его глубокие познания в области истории и литературы, а также изобразительных искусств, в
первую очередь живописи.
Любовь к живописи перешла к нему от матери. Марии Александровне
удалось взрастить чувство прекрасного и в других своих детях: так, Император Александр III собрал коллекцию картин русских передвижников и передал ее в созданный по его инициативе Русский музей, любил играть в домашнем оркестре и поддерживал отечественных музыкантов, в том числе П.
И. Чайковского.
Великий князь Владимир Александрович также покровительствовал
русским художникам, его собрание живописных полотен и икон после революции было передано Русскому музею. Императрица собирала акварели, любила пейзажи и интерьеры, но более всего интересовалась итальянской живописью эпохи Возрождения на религиозные темы. В ее комнатах находились хорошие копии Рафаэля, фра БеатоАнджелико и других мастеров.
88
Сергей Александрович, с детства окруженный произведениями искусства, органично включенными в жизнь семьи, проявил желание рисовать и,
как многие из Романовых, достиг определенных успехов. На праздники он
дарил матери свои акварели. Знакомство с миром искусств и личный опыт
создания прекрасного соединялись: мальчик учился рисовать у любимого религиозного художника Императрицы академика А.Е. Бейдемана, затем у
М.П. Клодта, а Т.А. Нефф, один из лучших мастеров того времени, работавший над живописным убранством Исаакиевского собора, в том числе над
главным иконостасом, по просьбе Императрицы в течение двух зим потихоньку, по нескольку картин за один раз, чтобы не утомить юношу, показывал ему Эрмитаж. Влюбленный в свое занятие, Нефф передавал энтузиазм
Сергею Александровичу, приучая его размышлять и сравнивать.
В 1880 г., будучи во Флоренции, Великий князь изучил все местные галереи с помощью любезного экскурсовода - директора Флорентийской академии живописи. Особенное впечатление на него произвели работы фра БеатоАнджелико в монастыре Святого Марка.
Сергей Александрович собирал небольшую галерею из копий и подлинников, куда вошли, в частности, портреты деятелей ХVIII в. и иконы. Будучи генерал-губернатором Москвы, он принимал участие в организации ряда художественных выставок, посещал экспозиции в Историческом музее и
галерее братьев Третьяковых, переданной Москве в дар в 1893 г., был знаком
с В.А. Серовым и И.К. Айвазовским. Встреча с последним в Крыму превратилась в настоящий праздник и произвела весьма благоприятное впечатление
на прославленного мариниста, который подарил князю несколько своих картин (Айвазовского очень любили в Царской семье).
Литературные вкусы Великого князя были довольно разнообразны.
Неплохо зная итальянский язык, он читал Данте в подлиннике. Первым из
Царской семьи оценил талант Достоевского; высоко ставил «Войну и мир»,
любил «Севастопольские рассказы» и все раннее творчество Л.Н. Толстого,
но отрицательно относился к общественной деятельности гения русской ли-
89
тературы. В свободное от военной службы время (участник Русско-турецкой
войны 1877-1878 гг., Сергей Александрович с января 1882 г. служил в лейбгвардии Преображенском полку) Великий князь занимался своими коллекциями. К увлечению историей прибавились занятия археологией. После путешествия в Святую Землю в 1881 г. Сергей Александрович, которому мать
передала заботы о православных палестинцах, участвует в организации и
становится председателем Православного Палестинского Общества, постоянно финансируя научные исследования в Святой Земле.
После назначения в Москву Великий князь стал принимать активное
участие в работе Российского исторического музея, председателем которого
он был с 1881 г., и Московского археологического общества, почетным членом которого был избран в декабре 1888 г. Посещая не только юбилейные,
но и текущие заседания Общества, он участвовал в обсуждении докладов и
сообщений. Чрезвычайно застенчивый, Сергей Александрович «…не решался сам громко высказывать какое-либо свое мнение или замечание, а сообщал
его тихо графине (председателю общества Прасковье Сергеевне Уваровой),
около которой занимал место, и та уже громко объявляла, что «Великий
князь говорит то-то» или «Великому князю кажется то-то» 86 ,- вспоминал
академик М. М. Богословский. Замечания князя показывали глубокую заинтересованность и компетентность в классической и церковной археологии. В
личной библиотеке князя был хорошо подобранный отдел историкоархеологических сочинений.
Знаниями в области археологии Сергей Александрович во многом был
обязан предыдущему председателю Московского археологического общества
графу Алексею Сергеевичу Уварову. Как вспоминала Прасковья Сергеевна,
«страстный любитель и ценитель русских древностей, Великий князь был
связан тесными узами дружбы с А.С. Уваровым, предпринимал с ним поездки и раскопки по России, слушал курс отечественной археологии». В 1889 г.
86
Письма преподобномученицы великой княгини Елизаветы Феодоровны / сост. Т.В. Коршунова,
Е.Н. Понкратова, О.С. Трофимова. М., 2011. С.111.
90
Сергей Александрович провел раскопки близ Ильинского, сделал доклад о
результатах на одном из заседаний Общества в 1894 г. и опубликовал его в
научном издании.
Щедрая финансовая помощь князя распространялась и на реставрационные проекты. При его участии были отреставрированы Успенский и Архангельский соборы Московского Кремля, собор Василия Блаженного и изумительная по своей красоте церковь ХVII в. Рождества Богородицы в Путинках (рядом с нынешней Пушкинской площадью). Поддерживал Великий
князь и Русский археологический институт в Константинополе, почетным
членом которого был избран.
Будучи председателем Комитета по устройству Музея изящных искусств, Сергей Александрович одобрял многие предложения профессора И.
В. Цветаева, инициатора создания музея, и жертвовал немалые средства на
оборудование экспозиций. До революции залы музея носили названия в честь
устроителей и участников работы над проектом. Так, зал Парфенона назывался по именам Великого князя Сергея и его брата Павла, а Ассирийский по имени Елизаветы Федоровны.
Великий князь участвовал в художественной жизни Москвы не только
как меценат и научный сотрудник. Он экспонировал собственные коллекции
и привлекал специалистов к их изучению. Иконы из его собрания выставлялись Московским обществом любителей художеств в 1896 и 1897 гг.; в апреле 1901 г. в Строгановском училище проходила выставка произведений старины, на которой демонстрировались экспонаты из собраний Великого князя
и его супруги, а также других представителей высшего света.
Коллекции князя находились в Малом Николаевском дворце в Кремле
и в Ильинском, а в доме генерал-губернатора на Тверской размещалась, пожалуй, самая ценная часть собрания - терракотовая скульптура Древней Греции, приобретенная Сергеем Александровичем в 1881 г. Уникальные статуэтки из Танагры периода расцвета могли сделать честь Эрмитажу, Лувру и
Британскому музею. И. В. Цветаев осмотрел коллекцию и в марте 1894 г.
91
сделал доклад в Московском археологическом обществе. Присутствовавшие
на этом заседании получили приглашение побывать на Тверской и лично ознакомиться с собранием терракоты. Московский университет поместил фотографии статуэток в своем «Учебном атласе античного ваяния».
После гибели супруга великая княгиня Елизавета Федоровна отказалась от семейного имущества. Коллекции мужа она распределила между музеями, в создании которых он принимал живое участие - Историческим и
Изящных искусств.87
Когда создавался Исторический музей, Сергей Александрович одобрил
идею руководителя музея И.Е. Забелина оформить залы «изображениями
людей, их быта и пр. для каждого века» 88 . Забелин пригласил художника
В.М. Васнецова. Позже, в 1907 г., Васнецов создаст проект памятника Великому князю; в апреле 1908 г. памятник - бронзовое распятие с эмалевыми
вставками и постаментом из темно-зеленого лабрадора - будет освящен. Этот
крест, воздвигнутый Елизаветой Фёдоровной и сотрудниками Великого князя, снесли в 1918 г., а усыпальницу Сергея Александровича разрушили вместе с Чудовом монастырем в 1929 г.
Ныне прах Великого князя находится в Новоспасском монастыре, где
восстановлен и крест по проекту Васнецова. Перед панихидой 17 сентября
1995 г. Патриарх Московский и всея Руси Алексий произнес слово, в котором отметил: «Мы знаем о том, что в жизни Великого князя были радостные
и горестные дни, победы и поражения, успехи и неудачи. Многие его современники и потомки неоднозначно относились к его словам и поступкам. Однако мне хотелось бы подчеркнуть, что дошедшие до нас воспоминания сохранили свидетельства его искренности в служении Богу, Отечеству и ближ-
87
Вяткин В. В. Христовой Церкви цвет благоуханный: жизнеописание преподобномученицы Великой Княгини ЕлисаветыФеодоровны. М., 2001. С.240.
45.Евреи в Москве: сб. ст. / под ред. Ю. Снопова и А. Клемперта. Иерусалим: Гешарим; М., 2003. С.101.
88
Мосолов А.А. При Дворе последнего императора. Записки начальника канцелярии министра Двора. СПб,
1992. С.124с.
92
нему... Отныне прах его упокоится во святой Новоспасской обители, где со
временем будет воссоздана историческая усыпальница рода Романовых»89.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Результаты проведенного историко-педагогического исследования позволили сделать вывод о том, что рассмотрение личности Великого князя
Сергея Александровича с различных сторон его жизни и деятельности во
второй половине XIX - начале XX века востребовано и в настоящее время.
В ходе исследовательской работы мы изучили особенности становления и развития личности Великого князя в хронологическом порядке развития исторических событий и с учётом особенностей характера данной личности. Для достижения поставленной цели мы решили следующий ряд задач:
1) проанализировали становление личности Великого князя Сергея
Александровича с учётом его взросления;
2) были изучены основные особенности жизни правящего дома Романовых, что стало объектом исторического анализа;
3) рассмотрели биографический метод в исторической науке;
4) проанализировали особенности карьеры Великого князя Сергея
Александровича и его места в политической жизни общества на посту московского генерал-губернатора. Дали оценку его уровню профессионализма,
ценностных ориентиров, мировоззренческих установок;
5) в качестве еще одной важной задачи мы рассмотрели особенности
развития и становления Великого князя как исторической личности и объяснили его поступки чертами его характера.
Великий князь Сергей Александрович заслуживает того, чтобы быть
открытым заново. Человек, усилиями которого появилась Русская Палестина,
а Москва стала образцовым городом; человек, всю жизнь несший крест неиз89
Великий Князь Сергей Александрович Романов: биографические материалы / сост. И. В. Плотникова.
Кн. 1-4. М.: Новоспасский монастырь, 2006–2011. Кн. 1, 2006. С.288.
93
лечимой болезни и крест бесконечной клеветы; и христианин, который причащался до трех раз в неделю - при всеобщей практике делать это раз в год
на Пасху, для которого вера во Христа была стержнем жизни. «Дай мне Бог
быть достойной водительства такого супруга, как Сергий90», - писала Елизавета Федоровна после его убийства…
Великий князь московский генерал-губернатор Сергей Александрович
являлся первым и единственным из великих князей дома Романовых, кто за
свою жизнь трижды совершил паломничество на Святую землю.
Елизавете Федоровне по статусу было необязательно менять вероисповедание. Пройдет 7 лет после замужества, прежде чем она напишет: «Мое
сердце принадлежит Православию». Многие говорили, что к принятию новой
веры Елизавету Федоровну активно подталкивал ее супруг, под чьим безусловным влиянием она находилась всегда. Но, как писала отцу сама великая
княгиня, муж «никогда не старался принудить меня никакими средствами,
предоставляя все это совершенно одной моей совести»91. Все, что он делал, мягко и деликатно знакомил ее со своей верой. И сама княгиня очень серьезно подошла к этому вопросу, изучая Православие, присматриваясь к нему
очень внимательно.
С1891г. Сергей Александрович становится генерал-губернатором Москвы - а это означало попечение не только о Москве, но и о десяти прилегающих к ней губерниях - он развернул невероятную деятельность, задавшись целью сделать город равным европейским столицам. Москва при нем
стала образцовой: чистая, аккуратная брусчатка, городовые, выставленные в
зоне видимости друг друга, все коммунальные службы работают идеально,
порядок везде и во всем. При нем налажено электрическое освещение улиц построена центральная городская электростанция, возведен ГУМ, отреставрированы башни Кремля, построено новое здание Консерватории; при нем по
90
91
См.: Маёрова В. Елизавета Фёдоровна. Биография. М., 2004.
Там же.
94
первопрестольной стал ходить первый трамвай, открылся первый общедоступный театр, а центр города был приведен в идеальный порядок.
Благотворительность, которой занимались Сергей Александрович и
Елизавета Федоровна, не была ни показной, ни поверхностной. «Правитель
должен быть благословением своего народа»92, - часто повторял отец Эллы, и
он сам, и его жена, Алиса Гессенская, этому принципу старались следовать.
Их дети с малолетства были приучены помогать людям, невзирая на ранги —
к примеру, каждую неделю ходили в больницу, где дарили цветы тяжелобольным, ободряли их. Это вошло в их кровь и плоть, точно так же воспитывали своих детей Романовы.
Даже отдыхая в своем подмосковном имении Ильинском, Сергей Александрович и Елизавета Федоровна продолжали принимать просьбы о помощи, об устройстве на работу, о пожертвовании на воспитание сирот - все это
сохранилось в переписке управляющего двором великого князя с разными
людьми.93 Однажды пришло письмо от девушек-наборщиц частной типографии, осмелившихся просить позволить им спеть на Литургии в Ильинском в
присутствии великого князя и княгини. И эта просьба была исполнена.
В 1893 году, когда в Центральной России бушевала холера, в Ильинском открылся временный медпункт, где осматривали и при необходимости
срочно оперировали всех нуждающихся в помощи, где крестьяне могли остаться в специальной «избе для изоляции», как в стационаре. Медпункт просуществовал с июля по октябрь. Это классический пример того служения,
которым всю жизнь занимались супруги.
Великому князю было дано воспитать детей, но не своих, а брата Павла.
После трагедии все, что не успел сделать Сергей, все, во что он вложил
свой ум и неуемную энергию, Елизавета Федоровна считала своим долгом
92
Письма преподобномученицы великой княгини Елизаветы Феодоровны / сост. Т.В. Коршунова,
Е.Н. Понкратова, О.С. Трофимова. М.: Православное Сестричество во имя Преподобномученицы Елизаветы, 2011. С.1-8..
93
См.: Маёрова В. Указ.изд.
95
продолжить. «Я хочу быть достойна водительства такого супруга, как Сергий»94, - писала она вскоре после его смерти Зинаиде Юсуповой. И, вероятно,
движимая этими мыслями, отправилась в тюрьму к убийце супруга со словами прощения и призывом к покаянию.
«…Когда он увидел ее, он спросил: «Кто вы?» «Я его вдова, - ответила
она, - почему вы его убили?» ««Я не хотел убивать вас», - сказал он, - я видел
его несколько раз в то время, когда имел бомбу наготове, но вы были с ним, и
я не решился его тронуть». «И вы не сообразили того, что вы меня убили
вместе с ним?» - ответила она…»95.
Она работала до изнеможения и, как пишет графиня Олсуфьева, «всегда спокойная и смиренная, находила силы и время, получая удовлетворение
от этой бесконечной работы».
О том, чем стала для столицы основанная великой княгиней МарфоМариинская обитель милосердия, существующая и поныне, трудно сказать в
нескольких словах.
5 июля 1918 года Елизавета Федоровна, ее келейница Варвара (Яковлева), племянник Владимир Павлович Палей, сыновья князя Константина Константиновича - Игорь, Иоанн и Константин, и управляющий делами князя
Сергея Михайловича Федор Михайлович Ремез были живыми сброшены в
шахту под Алапаевском. Мощи великой княгини покоятся в храме, который
построил ее муж, - храме святой Марии Магдалины в Гефсимании, а останки
великого князя перенесены в 1998 году вНовоспасский монастырь Москвы.
Елизавета Федоровна канонизирована в 1990-е годы.96
Мы рассмотрели факты о том, что помимо должностных обязанностей
Сергей Александрович оказывает помощь в разработке реформы архивного
дела; занимается архитектурным наследием и отстаиванием исторических
памятников; интересуется судьбой библиотеки А.С. Пушкина; обращается к
работам В.О. Ключевского. Его меценацкая деятельность заключалась в по94
Там же.
Польский О.М. Новые мученики Российские. М., 2004. С.206-205.
96
См.: Маёрова В. Указ.изд.
95
96
кровительстве постройки храмов. Мы можем отметить, что наряду со своей
профессиональной деятельностью, поступки личности Великого князя не ограничиваются.
На ошибках учатся, ведь главная цель истории помнить, как положительный опыт, так и отрицательный. Наша задача - это объективное объяснение поступков и действий Великого князя Сергея Александровича, рассмотрение его нравственных качеств, и той житейской мудрости, которой он обладал.
97
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
Неопубликованные источники:
1. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф.648. Оп.1. Д.28.
Дневник великого князя Сергея Александровича за 1892 г.
2.ГАРФ. Ф.648. Оп.1. Д.34. Дневник великого князя Сергея Александровича
за 1898 г.
3.ГАРФ. Ф.648. Оп.1. Д.35. Дневник великого князя Сергея Александровича
за 1899 г.
Опубликованные источники:
4.Барятинская М. Моя русская жизнь. Воспоминания великосветской дамы.
1870-1918 / Пер. с англ. А.С. Цыпленковой. М.: ЗАО Центрполиграф, 2006. –
367 с.
5.Бенуа А. Мои воспоминания. В пяти книгах. Издание второе, дополненное.
Т.1-2. М.: «Наука», 1993. Т.1 – 711 с.; Т.2 – 744 с.
6.Витте С.Ю. Избранные воспоминания, 1894-1911 гг. М.: «Мысль», 1991. –
708 с.
7.Востришев М.Н. Августейшее семейство. Россия глазами Великого князя
Константина Константиновича. М., 2001. - 280с.
8.Великая княгиня Елисавета Фёдоровна и император Николай II: документы
и материалы (1884-1909 гг.) / авт.-сост. А. Б. Ефимов, Е. Ю. Ковальская.
СПб.: Алетейя, 2009. - 848 с.
9.Великий князь Александр Александрович. Сборник документов. М.: Редакция альманаха «Российский архив», 2002. – 720 с.
10.Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. М.: Захаров,
2017. –528 с.
11.Великий князь Гавриил Константинович. В Мраморном Дворце. Из хроники нашей семьи. СПб.: Издательство «Logos», Дюссельдорф «Голубой
всадник», 1993. – 288 с.
98
12-15.Великий Князь Сергей Александрович Романов: биографические материалы / сост. И. В. Плотникова. Кн. 1-4. М.: Новоспасский монастырь, 2006–
2011. Кн. 1, 2006. 400 с.; кн. 2, 2007. 280 с.; кн. 3, 2009. 360 с.; кн. 4, 2011.
671 с.
16.Гурко В.И. Царь и царица / В.И. Гурко. М.: Вече, 2008. – 352 с.
17.Дворцовые интриги и политические авантюры: записки Марии Клейнмихель / авт.-составитель В.М. Осин. М.: АСТ, 2014. – 445 с.
18.Джунковский В.Ф. Воспоминания (1865-1904). М.: «Издательство имени
Сабашниковых», 2016. – 628 с.
19.Ден Лили. Подлинная царица // Ден Л., Воррес Й. Подлинная Царица. Последняя Великая княгиня. СПб.: Издательский дом «Нева», М.: «ОЛМАПРЕСС», 2003. – 447 с.
20.Дневник великого князя Константина Константиновича (К. Р.). / Отв. Редактор, сост. В.М. Хрусталев. М.: ПРОЗАиК, 2013. – 624 с.
21.Дневник императора Николая II / Под общ.ред. К.Ф. Шацилло. М.: ЦГАОР, 1991. – 736 с.
22.Дневники императрицы Марии Федоровны (1914-1920, 1923 годы). М.:
ВАГРИУС, 2005. – 702 с.
23.Епанчин Н.А. На службе трех императоров. М.: Издание журнала «Наше
наследие», 1996. – 576 с.
24.Император Николай II. Тайны российского императорского двора / авт.составитель В.М. Хрусталев. М.: АСТ, 2013. – 511 с.
25.Курлов П.Г., генерал. Гибель императорской России. Воспоминания. М.:
ЗАХАРОВ, 2002. – 301 с.
26.Кшесинская М. Воспоминания. / Пер. с французского Л. Папилиной. Смоленск, 1998. - 416 с.
27.Мария Романова. Воспоминания великой княжны. Страницы жизни кузины Николай II. 1890-1918 / Пер. с англ. Л.А. Карповой. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2007. – 383 с.
28.Мария Павловна, великая княгиня. Мемуары. М., 2014. – 380с.
99
29.Мария Павловна, великая княгиня. Мемуары. М.: Захаров, 2017. – 512 с.
30.Мосолов А.А. При Дворе последнего императора. Записки начальника
канцелярии министра Двора. СПб.: «Наука» СПб.отделение, 1992. – 263.
31.Меньшиков М. Национальная империя. М.: Издательство Императорская
традиция, 2004. – 512 с.
32.«Мы переживаем страшно трудные времена…»: письма великого князя
Сергея Александровича Николаю II, 1904–1905 гг. / публ. Г.А. Литвиненко //
Исторический архив. 2006. № 5. С. 101–109.
33.Палеолог С.Н. Около власти. Очерки пережитого. М.: Айрис-пресс, 2004.
– 352 с.
34.Письма преподобномученицы великой княгини Елизаветы Феодоровны /
сост. Т.В. Коршунова, Е.Н. Понкратова, О.С. Трофимова. М.: Православное
Сестричество во имя Преподобномученицы Елизаветы, 2011. - 432 с.
35.Половцев А.А. Дневник государственного секретаря: в 2 т. Том II. 18871892. М.: ЗАО Центрполиграф, 2005. – 639 с.
36.Тютчева А.Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и дневники. М., 2004. – 188 с.
Отдельные статьи и монографии:
37.Балязин В.Н. Императорские наместники Первопрестольной. 1709-1917.
М., 2000. – 347 с.
38.Боханов А.Н. Великий князь Сергей Александрович. М., 2007. – 230 с.
39.Боханов А.Н. Николай II. М.: Молодая гвардия; Русское слово, 1997. – 446
с.
40.Бэтс Ричард (Фома), Марченко Вячеслав. Духовник царской семьи. Архиепископ Феофан Полтавский, Новый Затворник. М.: Даниловский благовестник, 2010. – 368 с.
41.Василевский И.М. Романовы. От Михаила до Николая: История в лицах и
анекдотах. Вступительная статья Н.С. Оганесова. – Ростов н/Дону: МАПРЕКОН, 1993. – 384 с.
100
42.Великий князь Сергий Александрович на службе Москве и Отечеству:
сборник материалов Межрегиональной научной конференции, 29–30 мая
2013 года. М.: Союз Дизайн, 2015. - 296 с.
43.Вяткин В.В. Великий Князь Сергей Александрович и изобразительное искусство // Художник. 2011. № 1. С. 30–35.
44.Вяткин В. В. Христовой Церкви цвет благоуханный: жизнеописание преподобномученицы Великой Княгини ЕлисаветыФеодоровны. М.: Изд-во
Православного Свято-Тихоновского Богословского института, 2001. - 240 с.
45.Евреи в Москве: сб. ст. / под ред. Ю. Снопова и А. Клемперта. Иерусалим:
Гешарим; М.: Мосты культуры, 2003. - 392 с.
46.Зимин И.В. Повседневная жизнь Российского императорского Двора. Вторая четверть XIX – начало ХХ в. Детский мир императорских резиденций.
Быт монархов и их окружение. М.: Издательство Центрполиграф, 2010. – 571
с.
47.Зимин И.В. Повседневная жизнь Российского императорского Двора. Вторая четверть XIX – начало ХХ в. Взрослый мир императорских резиденций.
М.: Издательство Центрполиграф, 2010. – 556 с.
48.Маёрова В. Елизавета Фёдоровна. Биография. М.: «Захаров», 2004. – 396
с.
49.На службе у России: Великий Князь Сергей Александрович: материалы
научных конференций 2011–2012 гг., Санкт-Петербург – Москва / ред.
И.В. Плотникова. М.: Издание Фонда памяти Великого Князя Сергея Александровича, 2013. - 244 с.
50.Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II. Кн.1: 1894-1904.
М.: Центрполиграф, 2016.
51. Польский О.М. Новые мученики Российские. М.: ТАНАИС, 2004.
52.Рождественская Е.Ю. Биографический метод в социологии [Текст]. М.:
Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. – 381 с.
53.Солженицын А.И. Двести лет вместе. Т.1. М.: Русский путь, 2003. – 304 с.
101
54.Софьин Д.М. Великий князь Сергей Александрович: путь русского консерватора. М.: Фонд содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности
«Елисаветинско-Сергиевское
просветительское
общест-
во»,2016. - 240 с.
55.Уортман Р.С. Сценарии власти: Мифы и церемонии русской монархии. В
2 т. Том 2: От Александра II до отречения Николая II. М.: ОГИ, 2004. – 796 с.
56.Шилов Д.Н., Кузьмин Ю.А. Члены Государственного Совета Российской
империи. 1801-1906: Биобиблиографический справочник. СПб.: Дмитрий Буланин, 2006. – 992 с.
57.Широкорад А.Б. Николай II. – Ростов н/Д: Феникс, 2013. – 448 с.
102