Зеленцов Дмитрий Борисович. Традиционные и современные подходы к типологии государства и права: сравнительная характеристика

АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Традиционные и современные
подходы к типологии государства и права: сравнительная характеристика»
Год защиты: 2018
Направление: 40.03.01 «Юриспруденция»
Студент: Д.Б. Зеленцов
Руководитель: зав. кафедрой национальной безопасности, д.и.н., доцент
В.И. Астрахан
В выпускной квалификационной работе проведен сравнительный анализ
подходов к существующим в современной теоретической мысли концепций типологий государства и правопонимания. В отдельных параграфах рассмотрены
такие исторически сложившиеся концепции цивилизационного, и формационного подходов к типологии государства. Также специальное внимание было
уделено либертарно-юридической концепции типологии государства.
Особое внимание уделяется проблеме особенностей концепции государства переходного типа, рассматриваемых на многочисленных примерах из истории различных государств и временных периодов.
Рассмотрена общая характеристика такого явления как правопонимание.
На основе использованной теоретической базы предлагается анализ таких подходов к правопониманию как естественно-правовой, юридико-позитивистский,
социологический, интегративный. Специальный параграф посвящен специфике
постмодернистского правопонимания.
В заключении даны развернутые выводы по проблематике выпускной
квалификационной работы.
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………..5
ГЛАВА I. ТРАДИЦИОННЫЕ И СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К
ТИПОЛОГИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВ ……………………….…….…..9
1.1. Цивилизационный подход к типологии государства ….……..……17
1.2. Специфика формационного подхода к типологии государств …....24
1.3. Либертарно-юридическая концепция типологии государства .....31
1.4. Особенности концепции государства переходного типа ……………
ГЛАВА II. СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПРАВОПОНИМАНИЯ В
РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ …………………………..……….....…40
2.1. Естественно-правовой подход к правопониманию ………..…..…..40
2.2. Юридико-позитивистское правопонимание …….….……………...48
2.3. Социологическое направление в правопонимании …………………
2.4. Интегративная теория правопонимания ……………………………..
2.5. Специфика постмодернистского правопонимания ………………….
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………..….68
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ………………………...….71
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Важное значение в теории государства и права имеет разделение государств на определенные типы, с последующим объединением государств со сходными признаками. Типология государства тесно связана с учением о форме государства, но не совпадает с ним. Особенности государства конкретного исторического периода определяются состоянием и уровнем развития общества. При неизменности формальных признаков
(территории, публичной власти, суверенитета) государство по мере общественного развития претерпевает серьезные изменения. Особенности исторических
периодов (этапов, эпох) в развитии государственно-организационного общества
у различных народов в различное историческое время позволяют, тем не менее,
выявить существенные общие черты, характерные для всех государств данного
периода.
Большое количество государств в тысячелетней истории человечества и в
нашем, стремительно глобализирующемся мире, подвигает науку к решению
проблемы научной классификации государств. Опыт подобной классификации,
отражающей логику исторической трансформации государств, позволит объединить их на базе научно обоснованных критериев, что и является их типологической классификацией. По мере развития и усложнения социальных процессов эти вопросы обретают все большее значение, выходящее за пределы чисто
академической науки о государстве и праве.
В наши дни разработка прогнозов трансформации государства и права
вызывает насущную потребность в изучении наиболее подтвердившихся концепций типологизации государств с позиции современных научных подходов.
Рост объема знаний всех областей науки, имеющих отношение к изучению феноменов государства и права позволит более полно изучить эволюцию государства и права, развить фундаментальные положения уже существующих концептуальных подходов к типологии государства и права. Недостаток внимания к
проблематике типологии государства и права потенциально ведет к стагнации в
этой сфере, отставании науки от возникающих здесь новых факторов, оказывающих влияние на суть новых сущностей государства и права.
Типология государства как и любая наука не имеет права быть застывшей
и окончательно ответившей на все стоявшие перед ней вопросы, она требует
постоянного развития и конкретизации в связи с осмыслением нового эмпирического материала. Указанное обстоятельство свидетельствует в пользу необходимости исследования проблематики типологии государства и права, требующего нового для современной юридической науки подхода, призванного
обеспечить комплексное синергетическое изучение данной проблематики на
основе устоявшихся принципов и методологии науки теории государства и
права с привлечением методологии и результатов других наук с конечной целью обеспечения синергетического эффекта.
Не менее важно и обращение к изучению проблем правопонимания в современном мире. Это связно и с необходимостью внимания к собственно истории генезиса правопонимания, его базовым концепциям и их носителям, так и
поиску теоретического инструмента для объяснения и прогнозирования трансформаций происходящих сегодня с правопониманием, законодательством и
иными, непосредственным образом связанными с этим явлениями, как в мире,
так и в современной России.
Объектом исследования выпускной квалификационной работы выступает научная систематизация государственно-правовых явлений и правопонимания, как метод их научного познания.
Предметом исследования является типология государства и теорий правопонимания, как вид систематизации, основанный на выделении сущностных
признаков правопонимания и государства, а также современные подходы к их
типологизации.
Цель выпускной квалификационной работы состоит в рассмотрении
сущности, особенностей и проблем изчения современных концепций типологизации государств и правопонимания.
Исходя из сформулированной цели, определены задачи исследования:
1) проанализировать традиционные подходы к типологизации государств
– формационный и цивилизационный, а также рассмотреть теоретические и методологические основы и принципы, положенные в основу этих подходов;
2) дать характеристику сильных и слабых сторон формационного и цивилизационного подхода к типологизации государств;
3) рассмотреть нетрадиционные подходы к определению типологии государств;
4) проанализировать современные подходы к типологизации правопонимания;
5) дать характеристику сущностных черт основных групп концепций правопонимания;
6) охарактеризовать основные теории правопонимания;
7) проанализировать современное состояние исследований в сфере правопонимания в контексте методологии постмодернизма.
Методологическая база исследования. Для реализации цели и задач
данной
работы
использованы
общенаучные
методы
–
структурно-
функциональный анализ, метод индукции, системный и сравнительный методы.
В исследовании использован такой частно-правовой метод, как формальноюридический.
Степень научной разработанности темы. Теоретической разработкой
различных аспектов избранной темы занимались такие отечественные и зарубежные ученые, как: Алаев Л.Б., Данилевский Н.Я., Морозова Л.А., Шпенглер
О., Тойнби А., Марченко М.Н., Хантингтон С., Дерябина Е.М., Венгеров А.Б.,
Матузов Н.И., Керимов А.Д., Юдин Ю.А., Иноземцев А.Л., Мощелков Е.Н.,
Бахлов И.В. и др.
Теоретической основой исследования стала совокупность трудов отечественных и зарубежных ученых, исследующих проблемы типологизации государств и правопонимания: исторических моделей, концепций, теорий и современных подходов.
Основные положения, выносимые на защиту:
1.
В соответствии с различными стадиями эволюции экономики и со-
циальной жизни общества, с учетом закономерностей их поэтапного развития и
функционирования определены ступени развития или типы государства и права, установлены закономерности их возникновения и функционирования. Существует непосредственная взаимосвязь между типом экономики и социума, с
одной стороны, и государства и правопонимания – с другой. Закономерность
развития и смены одних типов государства и права другими в общем соответствует закономерности развития и смены различных типов экономического базиса и общества, но обладают и своими специфическими особенностями, имеет
относительную самостоятельность.
Типологиизация государства и права проведена на формализованной основе, в соответствии с выработанными в процессе научного познания общественной жизни, социально-политических практик, объективных критериев.
Среди них наибольшее значение имеет социально-классовая сущность, содержание и направленность государственной власти, развитие производительных
сил и соответствующих им производственных отношений, базовая совокупность принципов организации и функционирования государства и права и т.п.
2.
Цивилизационный подход обосновывается идеей единства, целост-
ности современного мира, приоритетом общечеловеческих ценностей, а цивилизация понимается как базирующаяся на разуме и справедливости совокупность материальных и духовных достижений общества, находящаяся вне рамок
конкретных социальных систем. Целостность цивилизации обусловливается
взаимодействием техники, социальной организации, религии и философии,
причем первая определяет все остальные компоненты. Нетрудно заметить, что
такой подход игнорирует важные положения исторического материализма о ведущей роли базиса по отношению к надстройке, о выделении способов производства и общественно-экономических формаций как ступеней общественного
развития.
3.
Понятие «общественно-экономическая формация» свидетельствует
о том, что главной чертой, свойственной всем включенным в нее периодам,
К. Маркс считал экономический характер жизнедеятельности общества, т.е. такой способ взаимодействия между членами социума, который определяется не
религиозными, нравственными или политическими, а в свою очередь – хозяйственными, экономическими факторами, иными словами, период, характеризующихся господством в общественной жизни отношений, базирующихся на
частной собственности, индивидуальном обмене и возникающей как следствие
этого эксплуатация.
4.
В основе формационного подхода лежит идея эволюционизма, каж-
дая последующая общественная формация логически и исторически вытекает
из предыдущей, в которой подготавливаются все экономические, социальные и
политические предпосылки перехода к новой, более высокоорганизованной
формации. Эволюционное движение постоянно и необратимо; ни одна ранняя
стадия в нем не повторяется, а каждая позднейшая занимает более высокую позицию по шкале сложности и дифференциации. Причины эволюционных изменений присущи самому обществу, а эволюция – процесс раскрытия внутренних
потенций общества.
5.
Государство как правовой тип публичной политической власти, как
институциональная форма свободы существует столько, сколько существует
правовой тип социальной регуляции. Поэтому и юридическое понимание государства, противопоставление государства и деспотии имеют древнюю традицию – начиная с древнегреческой политической мысли. В русле этой традиции
сущность государства объясняется как соединение политической силы с правом
или подчинение власти правовым законом.
6.
Переходные состояния государства и права не являются чем-то не-
обычным, а тем более - исключительным для какого-то региона или же отдельно взятой страны. Это явление - общее для всех государств и правовых систем,
объективно существующее во всех странах и регионах мира. Оно имеет место
на протяжении всей истории развития государства и права. Конкретное же выражение переходное состояние государственно-правовой системы находит в
период развития государства и права между двумя различными типами государственно-правовой материи.
Общий вывод выпускной квалификационной работы состоит в том, что
типологизация государств это исторически обусловленный процесс, детерминированный в наши дни реалиями государственно-правовой действительностью, наличием четко выраженного социального заказа на теоретическое понимание происходящих в современной цивилизации процессов в сфере государственного строительства и правотворчества (в т.ч и правопонимания). Как традиционные, так и современные подходы к типологизации государства и право-
понимания имеют право на существование, а предлагаемые новые модели типологизации обладают как достоинствами, так и недостатками.
Типологизация в общетеоретическом и политико-практическом плане
позволяет:

адекватно понимать процесс естественно-исторического развития
рассматриваемых явлений и последовательного перехода их от одной качественной ступени к другой, от одного типа к другому

облегчить понимание внутренней логики и закономерностей про-
цесса исторического развития государства и права

органически сочетать исследование общих закономерностей разви-
тия государственно-правовых явлений, свойственных всем без исключения типам государства и права, с их особенностями, присущими лишь отдельным типам
Структура работы. Настоящая работа состоит из введения, 2-х глав, которые включают в себя 9 параграфов, и заключения. Объем работы 84 страницы.
ГЛАВА
I.
ТРАДИЦИОННЫЕ
И
СОВРЕМЕННЫЕ
ПОДХОДЫ
К
ТИПОЛОГИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВ
Государство как сложное и многомерное явление может быть рассмотрено с разных сторон. В западноевропейской традиции государство рассматривается как общность людей, в основе которой лежат территория, народ и государственная власть1. В узком смысле термин «государство» служит для обозначения аппарата управления, выделившегося из общества и стоящего над ним.
Настоящее определение делает акцент на структурном характере организации государства, т.е. наличие системы госорганов, посредством которых реализуется функция управления социумом. Но данное определение по сути одностороннем и неполно, т.к. характеризует государство как механизм, осуществляющий публичную власть.
В широком смысле государство можно понимать как ассоциацию, входящие в которую члены объединены в единое политическое сообщество с
властной структурой и отношениями, имеющими публично-властный характер.
Это определение дает характеристику государству как политически организованному обществу, чем подчеркивает не сведение государства как такового
к механизмам управления и бюрократическому аппарату. Государство, это суть
объединения неограниченного множества индивидов, особый вид политической интеграции, предполагающей наличие соответствующих отношений и совокупности государственно-правовых институтов.
Соответственно, в узком смысле государство – это политический аппарат управления социумом, а в широком смысле слова оно есть качественно
структурированная модель политической организации социума, включающая
такие структурные элементы как: территория, население, публичная власть, законы, вооруженные силы и правоохранительные органы.
Общие признаки государства: публичная власть, население, разделенное по территориальному признаку, система налогообложения.
Признаки государства
1
См., например: Фишеровский словарь. Франкфурт, 1987. С. 27.
Первый – это публичная власть, т.е. вид власти, непосредственно не совпадающей с населением, предполагающая разделение социума на управляемых
и управляющих, находится над социумом и не сливается с ним.
В отличие от иных видов власти в обществе госвласть выступает как аппаратная (имеющая механизм реализации), суверенная (не зависящей от иного
вида власти), легитимная (опирающаяся на закон).
Второй – это деление населения по территориальному признаку. Государство имманентно сопряжено с конкретной территорией, местом проживания
подвластного ему населения. Проявлением этого принципа выступает административно-территориальное деление на отдельные регионы, такие как области,
провинции, штаты, районы, коммуны, города, а также определение пространственного предела действия государственной власти и установление линии
прохождения государственной границы.
Третий – налоговая система, это введенные государством, как территориальным сувереном, обязательные платежи, которые взыскиваются с граждан и
юридических лиц и расходуемые для целей содержания органов публичной
власти и реализации внешних и внутренних государственных функций.
В настоящее время в науке обсуждалось мнение, согласно которому сущность государства многофакторна и может выражать классовый, общесоциальный, национальный, религиозный и иной характер деятельности государства.
Вместе с тем при этом не учитывается то, что сущность государства это его
роль, предназначение в социуме, а не какие-либо отдельные виды его деятельности. Несвойственную государству роль ему могут придать политические силы выражающие националистические или религиозно-фанатические идеи. Вместе с тем сущности государства это не изменяет. Государство по определению
должно быть направлено на служение общему благу и должно выступать как
орган, консолидирующий различные слои населения. Понятие, признаки и
сущность государства выступают в качестве основания для проведения типологизации государства, как социального явления.
1.1.
Цивилизационный подход к типологии государства
В основу цивилизационного подхода положено понятие «цивилизация». В
настоящее время общепризнанного определения цивилизации в науке не существует. Существующие определения могут быть объединены в три группы:
1) стадиальные (все социумы можно разделить на цивилизованные, т.е.
достаточно развиты, и нецивилизованные, менее развиты);
2) культурологические (все социумы различны, являются самодостаточными);
3) структурные (цивилизация являются это материальным выражением
культуры, последней стадией её развития).1
Цивилизационный подход обоснован идеей единства, неделимости современного мира, первенством общечеловеческих ценностей, а цивилизации
понимаются как основанные на справедливости и разуме совокупности материальных и духовных достижений, находящиеся за рамками конкретной социальной системы. Целостность цивилизаций связана со взаимодействием техники,
социальной организации, религии и философии, при этом первая определяет
прочие элементы данной системы. Хорошо заметно, что данный подход игнорирует ряд базовых положений исторического материализма считающих базис
элементом, играющим ведущую роль в отношении к надстройке, в вопросе выделения способов производства, а на их основе и понятия общественноэкономической формации как ступени социального развития.
Цивилизационный подход объединяет социально-экономический, политический, культурологический, идеологический подход к определению соответствующих характеристик. Он также выделяет соответствующий тип человеческого общества. В его рамках в их различии и единстве анализируются такие
разные понятия как: государственные цивилизации, цивилизации как определённые стадии развития социума, цивилизации как определенный уровень развития культуры конкретного социума. В соответствии с этим подходом были
сформулированы следующие термины: «европейская цивилизация», «постин-
1
Алаев Л.Б. Смутная теория и спорная практика: о новейших цивилизационных подходах к
Востоку и к России // Историческая психология и социология истории. 2008. № 2. С. 94.
дустриальное общество», «современная цивилизация», «постсоветский» или
«постсоциалистический» переходный период части современной цивилизации.1
В рамках цивилизационного подхода тип государства определяется скорее
не
объективными
материальными
факторами,
сколько
идеально–
духовными, связанными с культурой факторами. В рамках этого подхода базовое внимание уделялось анализу социума и в меньшей степени государству.
Многие исследователи говорят о наличии в развитии цивилизации определённых циклов. О. Шпенглер выделял в развитии цивилизации следующие
этапы: зарождение (внезапный процесс), рост (процесс становления, формирования и подъёма культуры), расцвет (зрелость культуры), упадок (потеря творческого духа) и гибель (полный застой и окостенение)
А. Тойнби делил развитие цивилизаций на аналогичные этапы, но называл их иначе: рождение, рост, надлом, разложение, гибель. Единственно, чем
названия этапов отличались от периодизации О. Шпенглера, так это названием
этап расцвета, А. Тойнби же считал, что после фазы роста наступает фаза
надлома.2
Существуют и многочисленные, очень различные основания для создания
законченных типологий цивилизаций и их государственности. Это типология
хронологическая, генетическая, пространственная, религиозная, по уровню организации и т.п. В соответствии с данными, а равно иными критериями можно
использовать иные классификации цивилизаций с соответствующими им типами государства, такие как:
- восточные, западные и смешанные (промежуточные);
- древние, средневековые и современные;
- крестьянские, промышленные и научно-технические;
- доиндустриальные, индустриальные и постиндустриальные (в соответствии с теорией «трёх стадий»);
- открытые и закрытые;
1
Макуев Р.Х. Теория государства и права. 2-е издание. М., 2005.
Бахлов И.В. Цивилизационный подход к исследованию сложных территориальных систем
// Гуманитарий: актуальные проблемы науки и образования. 2008. № 7. С. 99.
2
- исламские, православные и католические и др.1
А. Тойнби (1889–1975), английский историк, внесший свой неоценимый
вклад в развитие концепции цивилизационного подхода, пытался создать систему критериев цивилизации и классифицировать их. Для разделения цивилизации он использовал такие характеристики как религию, образ мышления,
общность историко-политической судьбы и экономического развития и т.п.
Тойнби считал, что по типу цивилизации можно соответствующим образом выделить типы государств. Он был одним из основоположников социокультурного направления, сформировавшегося в рамках цивилизационного подхода.
В юриспруденции отсутствует общепринятая типология государств по
цивилизационным критериям, в основном речь идет о выделении этапов цивилизаций:
а) локальные цивилизации, существовавшие в отдельном регионе или у
отдельного народа (например: шумерская, эгейская, индская, Мохненджо-Даро
и т.п.);
б) особенные цивилизации (китайская, западноевропейская, восточноевропейская, исламская и др.);
в) всемирная цивилизация, в отличие от перечисленных выше, охватывает
человечество в целом. В настоящее время ее формирование основывается на
принципах глобальной гуманизации, включающей достижения человеческой
духовности, созданных на протяжении истории мировой цивилизации в целом.
Принципы глобальной гуманизации не отрицают национальные обычаи и традиции, разнообразные верования, сложившееся миропонимание и т.п. Вместе с
тем на первый план выдвигается ценность человека, его права на свободу развития и проявления собственных способностей. Блага человека рассматриваются в качестве высшего критерия оценки уровня жизни, общественного прогресса.2
В литературе выделяются такие виды цивилизаций как первичная и вторичная. По выполняемой государством роли в этих цивилизациях они весьма
1
2
Венгеров А.Б. Теория государства и права 4-е изд. М.: Юриспруденция, 2007.
Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник. 4-е издание. М: Эксмо, 2010.
отличаются по их месту в социуме, присущей им социальной природе. Первичные цивилизации возникают на новом месте. Вторичные цивилизации это те,
которыми называют возникшие на основе и на месте первичных. В переноснном смысле можно сказать, что они «облекаются плотью и кровью существовавших до них цивилизаций».1
Для государства в первичной цивилизации характерно то, что они играет
базовую роль в развитии социальной и экономической сферы социума, обеспечивает политическое, хозяйственное, социальное функционирование обществ.
Параллельно государство связано в единый политико-религиозный конгломерат с религиозной жизнью социума, де-факто религия может выполнять политические функции, в той части в которой она обожествляет власть и/или личность правителя. К числу первичных цивилизаций традиционно относятся такие как древнеегипетская, шумерская, ассиро-вавилонская, японская, сиамская
и им подобные.
Государства вторичных цивилизаций не столь всемогуще, как в первичной
цивилизации, оно не являет собой элемент базиса, однако тут устанавливаются
различия между государственной властью и культурно-религиозной компонентой. Религия выступает не столько как политическая составляющая, сколько
как элемент культурной жизни общества (его ментальности), вместе с тем правитель не может нарушить религиозную догму. В этом случае его власть не
признается законной. В числе вторичных цивилизаций обычно называются западноевропейская, восточноевропейская, североамериканская, латиноамериканская и т.п.2
К числу цивилизаций, которые признаются современной наукой относят
от 5 (западную, исламскую, китайскую, индуистскую и японскую) до 8 (добавляется русская (православная), как отличная и от своей родительской византийской цивилизации, и от западнохристианской, латиноамериканская и африкан-
1
Короткова М.Н. «Столкновение цивилизаций» С. Хантингтона: в поисках идентичности в
современном мире // Вестник Пермского государственного университета. Серия «Политология». 2011. № 1 (13). С. 58.
2
Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М: Юристъ, 2004.
ская цивилизация). Так в трудах Н.Я. Данилевского выделяется 13 самобытных
цивилизаций, Арнольд Тойнби выделяет 6, а Освальд Шпенглер - 8 типов.
По мнению американского ученого С. Хантингтона цивилизация это разновидность культурной общности высшего ранга, максимально возможный тип
культурной самоидентификации человечества, определяемой такими социокультурными характеристиками как общность языка, истории, религии, обычаев, различных социальных институтов. У деревень, регионов, этнических
групп, народов, религиозных общин есть своя особая культура, отражающая
различный уровень культурной неоднородности.
Кроме социокультурного варианта типологии, основанной на цивилизационной составляющей, выделяют и второй ее вид, называемый универсалистским. Его суть состоит в том, что возникновение и генезис государственности
следует рассматривать как путь развития общий для всех государств и человечества, политико-правовой жизни социума, идущий с момента своего начало
исключительно по восходящей экспоненте.
В универсалистском виде цивилизационного подхода различаются две базовые разновидности цивилизации:
- традиционалистская (аграрная);
- техногенная.1
Первая из них может быть охарактеризована такими чертами как нерасчлененность общественной жизни на такие виды как экономическая, политическая, социальная и духовная, слитность социума и государства. Ей характерна
определенная стагнация (медленное развитие, неизменность форм, культура
канона). К числу государств цивилизаций аграрного типа традиционно относят
такие государства как Древний Египет, Древняя Индия, Китай, Вавилон, средневековые цивилизации Запада и Востока.
Тип техногенной цивилизации непосредственно связан с развитием научно-технического прогресса. Его характеризует активное развитие социальной и
государственной жизни, расширение рынков, рост экономики, научной сферы,
системы образования и в целом высокий уровень жизни населения. Цивилиза1
Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник. 4-е издание. М: Эксмо, 2010.
ция данного вида обладает, как правило, демократическим типом государства, с
формированием у него признаков социального и правового государства. Применительно к данному направлению цивилизационного подхода весьма распространенной является «теория стадий экономического роста», известного американского социолога Уолта Ростоу. Согласно ей, по специфике экономического
развитию все известные из истории человечества общества можно так или иначе отнести к одной из пяти стадий:
- традиционное общество (характерно явное преобладание сельского хозяйства);
- переходное общество (заложены основы «сдвига» в сферу обрабатывающей промышленности);
- общество, на стадии процесса сдвига (период «взлёта» в промышленной
сфере и в сельском хозяйстве);
- созревающее общество (на стадии «зрелости»);
- общество, достигшее качественно высокого уровня массового потребления.1
На основе анализа имеющихся в нашем распоряжении материалов понятие «цивилизации» можно определить следующим образом: это - социокультурная система, включающая в себя как социально-экономические составляющие жизнедеятельности социума, так и его этнические, религиозные и иные духовные основы, сложившуюся на конкретный момент развития степень гармонизации индивида и природы. Цивилизация, присущие ей базовые ценности
оказывают влияние как на социальную, так и на государственную организацию
социума.2
1.2. Специфика формационного подхода к типологии государства
До настоящего момента отечественная теория государства и права рассматривала вопросы типологии государства по преимуществу с позиций формационного подхода. Его суть состояла в основном в том, что в основу типола-
1
2
Общая теория права и государств: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М: Юрист, 2007.
Абдулаев М.И., Комаров С.А. Проблемы теории государства и права. СПб.: Питер, 2003.
гизации государств клали категорию «общественной формации», основанную
на определенном способе производства, отражающую определенное соотношение базиса и надстройки, классовую сущность постулируемых целей, задач и
функций государства с позиций его социального предназначения.
Именно тип производственных отношений (определяемый в качестве базиса) стал, по мнению сторонников формационного подхода (К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин и др.), суть решающий фактор общественного развития, детерминирующий и соответствующий ему тип надстроечных элементов к числу
которых они относили и государство, и право.1
Марксисткий подход в изучении исторического процесса предлагал деление всемирной истории человечества на три макроформации:
1. Первичную (архаичную)
2. Вторичную (экономическую)
3. Третичную (коммунистическую)
Эти периоды было принято применять для обозначения глобальных исторических эпох.
Первичной (архаичной) и третичной (коммунистической) общественной
формацией К. Маркс считал те общества, где отсутствовали отношения эксплуатации человека человеком. Под определение первого подпадает и община в
том ее виде, в каком она существовала в азиатских обществах.2 Понятие «экономическая общественная формация - ОЭФ» наиболее дискуссионно в формационной концепции К. Маркса в целом, обладающее при этом большим методологическим значение. В работе «К критике политической экономики» К.
Маркс писал о том, что «в общих чертах можно обозначить азиатский, античный, феодальный и современный, буржуазный, способы производства, как прогрессивные этапы общественной экономической формации».
Понятие ОЭФ свидетельствует также о том, что базовой чертой, присущей всем включаемым в нее периодам, К. Маркс полагал экономический характер жизни социума, т.е. такой способ взаимодействия между членами общества,
1
2
Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М: Юристъ, 2004.
Абдулаев М.И., Комаров С.А. Проблемы теории государства и права. СПб.: Питер, 2003.
который определяется не религиозной, нравственной или политической, а в
свою очередь – хозяйственной, экономической составляющей, иначе говоря,
период, характеризующихся преобладанием в жизни общества отношений, основанных на частной собственности, индивидуальном обмене и возникающей в
результате этих процессов эксплуатация.1
В рамках формационного подхода в основе деления истории социального
развития лежит идея естественноисторического процесса сменяемости общественно-экономических формаций. Первичная ОЭФ заменяется вторичной, которая охватывает ряд обществ, с присущими именно ей различными способами
производства, и уже впоследствии уступает свое место третичной ОЭФ, которая воспроизводит основные черты первичной ОЭФ - ее общинной организации
но делает это уже на качественно новом уровне, выступая более высоким типом
архаичной (первичной) общественно-экономической формации.2
В основе формационного подхода находится идея эволюционизма, в соответствии с которой каждая из последующих ОЭФ логически и исторически
проистекает из предшествующей, внутри которой созревают все экономические, социальные и политические предпосылки перехода к более высокоорганизованной формации. Представляющие эволюционисткую парадигму исследователи (Г. Спенсер, Л.Г. Морган, А. Бастиан, Ю. Липперт, Дж. Фрезер, Э.
Тейлор, Ш. Летурно,) полагали, что эволюция есть, по сути, глобальный процесс, который затрагивает социум в целом, а эволюционные изменения являются строго линейными, направленными от простого к сложному состоянию.
Эволюционное движение является постоянным и необратимым; ранняя стадия
в нем никогда не повторяется в своем прежнем виде, а каждая позднейшая стадия является более сложной и стоят на более высокой позиции на шкале сложности и дифференциации. Причины эволюционных изменений кроются в природе самого общества, а эволюция в данном случае это процесс, в рамках протекания которого, раскрывается внутренний потенциал общества.3
1
Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник. 4-е издание. М: Эксмо, 2010.
Иноземцев А.Л. Теория постэкономической общественной формации. М., 2001.
3
Абдулаев М.И., Комаров С.А. Проблемы теории государства и права. СПб.: Питер, 2003.
2
Первая общественна формация это первобытно–общинное общество, которое не знало частной собственности, социальных классов а также товарного
производства. Способ производства основывается на общественной собственности, а власть основана на авторитете и выражает интересы социума в целом.
Переход к обществу, которое имеет признаки государственно-организованного
связан с изменением в базисе первобытно-общинного строя, в части несоответствия характера сложившихся производственных отношений с уровнем развития производственных сил, что предполагало эпоху социальных изменений революционного типа. Изменения в способе производства, основывающиеся на
возникновении частной собственности, появление изначально различных социальных групп, а, впоследствии, на их основе и классов, имеющих противоположные экономические и социальные интересы требовали адекватного им политического оформления в виде государства и правовой компоненты его деятельности.1
В соответствии с типом экономического базиса можно выделить ряд типов государств:
 Рабовладельческий;

Феодальный;

Буржуазный;
 Социалистический.
Определение исторического типа государства в концепции формационного подхода связано с выявлением взаимосвязи классовой сущности государства
и права от уровня развития господствующих в данном социуме в конкретную
историческую эпоху экономических отношений. Исторический тип государства
может выражать общность классовой сущности всех государственных образований, имеющих общую экономическую основу (в качестве последней выступает тип собственности на основные средства производства). Помимо этого,
единство экономического строя государств состоит не только также в экономи-
1
Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.Г. Стрекозова. М.: Интерстиль, 2000.
ческом господстве конкретного социального класса (контролирующего основные средства производства).1
Основываясь на выделяемых ее основных исторических типах государств, формационная теория полагает возможным существование в рамках одного исторического типа государства, вариантов его разновидностей. Их возникновение при неизменной экономической и классовой основе связано со специфическими условиями конкретных социумов: соотношения классовых сил в
государстве, климат, рельеф (транспортное сопротивление пространства),
внешнее воздействие и т.п. Подобные разновидности государств в рамках конкретного исторического типа как правило имеют промежуточный характер.
Каждая новая ОЭФ на первом этапе своего становления обеспечивает явный и хорошо заметный прогресс в развитии производительных сил ввиду того, что производственные отношения в этот момент по своей природе опережают уровень их развития. Второму этапу характерно соответствие характера
производственных отношений и уровня развития производительных сил социума, что обычно находит свое выражение в переживании им своего расцвета.
Вместе с тем, постулируемое в теории неумолимое действие закона постоянного развития производительных сил общества ведет к тому, что третий этап связан с тем, что уровень развития производительных сил уже не соответствует
прежним производственным отношениям. Данное противоречие вызывает возникновение производственных отношений нового типа, возникающих внутри
прежнего социума. Постепенно они начинают доминировать в процессе производственной деятельности. Накопление их количества ведет к качественным
сдвигам, меняется доминирующая форма собственности, связанное с возникновением новых классов и социальных групп, имеющих противоположные социальные интересы, что, соответственно, ведет к новому содержанию государственного и правового строя. Иначе говоря, там происходит феномен, называемый политической революцией, в ходе которой возникает новая по своей сути,
1
Венгеров А.Б. Теория государства и права. 4-е изд. М.: Юриспруденция, 2007.
социальным целям, задачам и реализуемым функциям политическая организация общества, возникает иное государство, иное право.1
В современной науке есть попытки определить в качестве самостоятельных общественно-экономических формаций еще две, это, соответственно «Азиатский способ производства» и «Прафеодализм»2
«Азиатскому способу производства присуще сочетание активной производительной деятельности сельских общин с активным экономическим вмешательством со стороны государства. Оно одновременно реализует функцию
управления и эксплуатацию сельских общин. Практика изучения государств
восточной деспотии показала исключительно широкий масштаб деятельности
по организации общественных работ и прежде всего ирригационных. Широкий
размах и большое значение эта деятельность приобрела в силу особых природно-климатических и географических условий, а также специфики общинной
формы собственности. В государствах этого типа данный вид деятельности
можно выделять как самостоятельную внутреннюю функцию рабовладельческого азиатского государства деспотического типа.
«Прафеодализм» возник как результат распада первобытнообщинного
строя, но он вел не непосредственно к классическому феодализму (крупная
частная собственность на землю и закрепощение крестьянства), а к длительному промежуточному состоянию социума. Длительное время, порою несколько
веков знать выделялась в особую социальную группу, обеспечивала привилегии
по пользованию землей, при этом крестьянство сохраняло как личную свободу,
так и права собственности на землю. И только в результате изживания отношений такого порядка рождается феодализм. В качестве общего вывода можно говорить о том, что о том, что переходные периоды с неизбежностью будут существовать, а задача исследователя определить, в каком обществе они играют самостоятельную роль и могут квалифицироваться в качестве самостоятельных.
Особенности типологии формационной концепции также состоят в том,
что она выявляются связи между государством, правом и другими социальны-
1
2
Общая теория права и государств: Учебник / Под редакцией В.В. Лазарева. М., 2007.
Абдулаев М.И., Комаров С.А. Проблемы теории государства и права. СПб.: Питер, 2003.
ми явлениями. По мнению ряда исследователей, возможности формационного
подхода наукой до конца не использованы, а забыты в силу их избыточной
идеологизации советского периода. Однако достаточно общепринято мнение о
том, что формационный подход не смог объяснить причины разных темпов
развития разных народов, которые начинали свое развитие много тысяч лет
назад с одной стартовой линии – первобытнообщинного строя, но впоследствии
оказались на разных стадиях общественно-экономического развития и прошли
различные пути в своем государственном строительстве.1
1.3. Либертарно-юридическая концепция типологии государства
В соответствии с либертарно-юридической концепцией типологии государства, типы государства и права – это базовые исторические формы признания и организации свободы людей, выражающие исторически складывавшиеся
этапы прогресса свободы.2
В рамках либертарно-юридической концепции сложился ряд различных
подходов к определению типологии государств.
1. Государство как правовой тип публичной политической власти.
В либертарно-юридическом понимании государство – это властная организация, обеспечивающая правовую свободу. Иначе говоря это правовой тип и
правовая форма организации и функционирования публичной политической
власти или правовая организация публичной политической власти общества.
Состоящего из свободных индивидов.3
Из данного определения следует, что государственно организованный социум состоит из свободных личностей, составляющих, как члены государства
совокупность субъектов публичного права. Соответственно в системе государственно-властных отношений повелевающие субъекты пусть минимально, но
связаны некоей степенью минимальной свободой подвластных.
1
Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник. 4-е издание. М: Эксмо, 2010.
Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства / Учебник для вузов. М.: НОРМА, 2004.
3
Каранина Н.С. Теории идеального государства: практическое применение теоретических
разработок при построении современных государств // Государственная власть и местное самоуправление. 2010. № 1. С. 30.
2
Оговорки предполагают, что государство в различных правовых культурах проявляет себя по разному. Одно государство, максимально (в соответствии
с эпохой) гарантирует права и свободы человека, другое государство обеспечивает минимум правовой свободы, необходимый для удержания подвластного
населения от социальной революции (бунта, мятежа, восстания). «Всякое государство связано правом в меру его цивилизованности, развитости права и правовой культуры у соответствующего народа и общества».1 Вместе с тем степень
связанности властеотношений правом различна в архаическом, аграрном и современном индустриальном обществе, в государствах авторитарного и либерально-демократического типа, в государствах с длительными традициями конституционализма и парламентаризма и в государствах посттоталитарного типа.
Этот ряд можно было бы и продолжить.
Сущностное единство права и государства заключается в том, что государство с одной стороны обеспечивает правопорядок, а с другой оно само (в
качестве властного порядка) и есть часть правопорядка. Это связано с тем, что
для реализации любых общеобязательных норм необходимы властные институты, которые обеспечивают соблюдение соответствующих норм. Иначе говоря,
для исполнения норм права необходима правовая организация власти. Соответственно государство следует рассматривать как публично-властную организацию, необходимую для реализации права систему властных институтов (органов), способных к принудительному обеспечению правопорядка. Право это
нормативно выраженная форма свободы, а государство, в свою очередь – форма институциональная, выступающая в качестве организационной формы реализации определенной степени свободы людей в процессе социальной жизни.
Власть, которая обеспечивает право, должна сама быть подчиненной праву. Соответственно, государство может рассматриваться сквозь призму правового законодательства, которое конституирует государственные институты и
соответствующую систему отношений. Законы, регламентирующие государ-
1
Нерсесянц В.С. Государство как тип публичной власти [Электронный ресурс] // URL:
http://helpiks.org/2-10874.html (Дата обращения: 31.03.2018)
ственную власть это необходимая нормативная форма обеспечения правовой
свободы.
Однако и в рамках развитой государственности ситуации конституция и
законы могут дать только модель властеотношений, а реальная реализация государственной власти всегда в известной степени будет отклоняться от идеальной нормтаивной модели. При этом данные отклонения не могут быть сведены
к неконституционным или противоправным действиям должностных лиц.
Смысл данного тезиса состоит в том, что государственная реальность богаче и
многообразнее теоретически задаваемых нормативно-правовых моделей.1 Соответственно для более полного понимания государства, его типов, форм,
функций необходимо знать и понимать не только сами законы, но и тот фактический порядок, в соответствии с которым происходит формирование и осуществление государственной власти. Вместе с тем данная оговорка не затрагивает суть принципиального тезиса о правовой сущности государства.
Соответственно, государство это правовое явление, организация публичной политической власти правового типа. Так, государственный суверенитет
означает, что власть государства это власть территориального суверена, она
верховна и независима, но введена в территориальные рамки. Это и механизм
политического принуждения, но опосредованный (в той или иной, исторически
определенной степени) правом, действующий в рамках властных правомочий.
«Государство», как термин, в его современном понимании означает публичноправовое состояние социума, тип организации публичной политической власти
правового типа.
2. Государство и деспотия.
В любой человеческой цивилизации присутствует такое явление как публичная политическая власть. Однако типология публично-властной организации власти в деспотической и правовой цивилизации противоположны. Властный тип организации правовой цивилизации – это есть государство, что же касается противоположного типа цивилизации, то деспотия может быть опреде-
1
Клименко А.И. Структурные характеристики правовой идеологии современного государства // История государства и права. 2010. № 4. С. 49.
лена как антигосударство, хотя она, несомненно относится к государствам вообще.
Деспотия с ее деспотическим способ интеграции социума исключает свободу человека в отношении коллектива, сообщества. В ее рамках люди действуют не по собственной воле, а подчиняясь власти, в рамках системы отношений «повеление – подчинение». В ее рамках полностью политизировано все
социальное бытие, власть предержащие управляют сферой экономики, социальной жизни, культурой, власть определяет базовые векторы общественного
развития.1
В цивилизациях правового типа сообщество объединяется не только собственно политической властью, сколько отношениями обмена, в которых
участвуют в качестве субъектов права свободные индивиды. В сообществе данного типа свободна хотя бы часть членов, способная к существованию независимо от обедающих политической властью социальных сил. Институты государственной власти формируются для разрешения общих дел свободных членов социума, оставляющая без вмешательства сферу частной жизни (хозяйственной и духовной) этой части социума, органов государственного управления.
Суть государственно-организованного сообщества – состоит в обеспечение личной свободы индивида, таких неотъемлемых ее основ как безопасность
и собственность. Сила государства состоит здесь не в ограничении свободы, а в
ее способности эффективно обеспечивать свободу, действуя при этом в нормативно закрепленных пределах, которые установлены правовым законом.
Отличие между государством и деспотией, как и отличие правовых и
нарушающих право законов, возникло еще в период древней истории человечества и существует в силу того, что теоретическая мысль так или иначе отражает
реальное противоположение двух различных типов властной организации социума, соответственно правового (государственно-правового) и силового. Целый ряд древнегреческих мыслителей различал правильные и неправильные
формы государства, выстраивая системы типов власти из противопоставляемых
1
Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.Г. Стрекозова. М.: Интерстиль, 2000.
пар. Традиционно противопоставлялось государство в качестве достижения цивилизации античных полисов и деспотию в варварских странах окружающего
мира.
Следует уточнить, что тирания, упоминаемая как одна из неправильных
форм правления в учениях греческой науки вовсе не была социальным злом,
как это закрепилось в современном языке, уравнявшем ее с деспотией. В то
время в понятие тирании вкладывался смысл близкий сегодня к арбитражному
вправляющему. Правя вне прежних законов тиран мог создать порядок, который, призвавшие его граждане, могли оценивать как справедливый, хотя на
практике бывали и обратные ситуации.1
Часть античных мыслителей считала лучшей формой государственной
властью монархию, другая часть – демократию, худшей считали и тиранию, и
охлократию. Однако в любом случае это формы публично-властного отношения между свободными (отношения в системе свободный и несвободный, раб и
господин не были включены в государственно-правовое отношение).
Иначе греческие мыслители оценивали власть у варварских народов, которые в своем развитии не дошли до греческого понимания цивилизации и, соответственно, уровня полисной культуры. Им не известно понятие политической свободы, они в силу этого несвободны, фактически живут в условиях деспотии, у них отсутствует государство. Власть деспота над его подданными греки не расценивали как государственную власть. У подданных деспота нет и не
может быть прав по отношению к власть. В деспотии все равны перед деспотом, но, одновременно, все равны нулю.
Цивилизация деспотического типа преобладает в доиндустриальную эпоху, в аграрном обществе. Однако в индустриальную эпоху деспотия показала
себя как неконкурентоспособная система в сравнении с государственноправовыми системами. Вместе с тем есть теория, согласно которой деспотизм
сумел трансформироваться применительно к индустриальному обществу в виде
возникшего в ХХ в. явления - тоталитаризма. Изначально тоталитарные режимы нашли питательную почту в России, Италии и Германии в качестве реакции
1
Перевалов В.Д. Теория государства и права. Учебник для бакалавров. 3-е изд. М., 2013.
на системный кризис после Первой мировой войны, а впоследствии и в ряде
азиатских государств, где он представлял собой скорее модернизацию традиционных форм деспотической власти. В странах Восточной Европы модель тоталитаризм, хотя скорее разновидность авторитаризма, была имплементирована
Советским Союзом, под влияние которого они попали по итогам Второй мировой войны. В Германии и Италии тоталитаризм пал в итоге их военного поражения в ходе Второй мировой войны державами-победительницами. Тоталитарный режим в Северной Корее, и сохраняющиеся в более или менее жестком
виде авторитарные режимы в Китае, на Кубе и в ряде других государств, постепенно и закономерно трансформируются.1 Вместе с тем вряд ли справедливо
любой политический режим постсоциалистического типа или национально
ориентированный в государствах Востока объявлять деспотическим. необходимо четко определить разницу между понятиями деспотизма и авторитаризма.
Тоталитарная власть выступает в качестве антипода государственно организованной правовой власти. Существует мнение, что не может быть «тоталитарного государства». Сторонники этого подхода полагают, что например, Советское государство только имитировало государственно-правовые формы. Соответственно законодательство в тоталитарной системе по сути неправовое,
произвольное, силовое, при этом в отдельных сферах социальной жизни, в
ограниченном виде вполне может присутствовать правовое регулирование в
общепринятом смысле слова. Однако тоталитарная власть в любой момент может отказаться от любого закона и использовать открытое насилие. Применять
термин террор к деятельности государства, как это порою делают сторонники
данного подхода, неверно, ибо смешивает понятие террора в международном
публичном праве с внутригосударственным насилием. Здесь также необходима
отдельная работа над терминологическим рядом.2
3. Правовое и авторитарное государство.
Понятие правового государства реализуемо исключительно в рамках более общего юридического понятия, а именно государства. Строго говоря, госу-
1
2
Тойнби А. Цивилизация перед судом истории: Сборник. М., 1995.
Керимов А.Д. Современное государство: вопросы теории. 2-е изд. М.: Норма, 2011.
дарство вообще, государство как сущность это правовой тип власти, но отсюда
не следует, что правовое государство – плеоназм (оборот речи, в котором происходит дублирование некоторого элемента смысла или несколько языковых
форм, выражающих одно и то же значение) Отсюда следует то, что государственное принуждение посредством государственно-властных институтов
обеспечивает правовую свободу.
Но государство – это, в первую очередь, властная организация, а власть
по своей природе обнаруживает тенденции к выходу за пределы правовых рамок. Государственно-властные субъекты пытаются навязывать собственную
волю прочим членам социума. Зачастую они могут выходить за пределы правомочий государственных органов. Данное явление можно охарактеризовать
как авторитаризм, что характерно для исторически не самой развитой правовой
ситуации. В современных правовых культурах можно обнаружить авторитарные явления, причем в странах, которые традиция относит к государствам с
устоявшейся демократической формой правления.
Фактически в любом государстве существует как правовое, так и авторитарное начало, которые находятся в состоянии конкуренции между собой. При
этом в неразвитой правовой культуре преобладают авторитарные начала, в развитой – правовое. В неразвитой правовой культуре властные институты правовой свободой ограничены минимально и произвольно вмешиваются в жизнь
общества. В развитой правовой культуре, власть, напротив, максимально, применительно к конкретно-историческому этапу развития, ограничивается правовой свободой.
В этом контексте следует разграничивать такие типы государства как авторитарное и правовое. Неразвитой правовой культуре свойственно авторитарное государство (диктаторское, полицейское – не на всех периодах исторического развития означает подавление свободы полицейскими методами), власть
в нем минимально ограничивается правовой свободой. Для развитой правовой
культуры характерно правовое (либеральное демократическое парламентское)
государство, в максимально возможной мере обеспечивающее права и свободы
человека применительно к соответствующему историческому периоду.
Противопоставление двух этих типов государств допустимо к правовым
культурам эпохи Нового времени. Государственность античности и средневековья следует классифицировать как исторически неразвитую, применительно
к которой авторитарный тип правления и характерен, и закономерен, однако и в
ее рамках следует отметить возникновение отдельных элементов правовой государственности.
Правовое государство выступает в качестве идеала, идеального типа государства, понятия с содержанием, изменяющимся в соответствии с историческим развитием. В качестве источника знания о максимальной степени правовой свободы выступает исторически развивающаяся реальность государственного бытия. Представления о правовом государстве меняются по мере исторического прогресса понятия свободы и степени ее реализации в жизни социума.
То, что можно считать максимальным ограничением власти посредством права
в Германии первой половине XIX в., период, когда возникает само понятие
правового государства, в наши дни ограничением уже не считается. Знания и
представления о правовом государстве непрерывно обогащаются. Поэтому правовое государство в качестве идеального типа – являют собой юридическую
модель, отражающую уровень правовой свободы, который уже достигнут в получивших наибольшее развитие и реально существующих правовых культурах.1 Таким образом, правовое государство – это государство, являющееся
наиболее развитым с позиций современного научного понимания правовой
свободы.
Многие современные правовые культуры, в эпоху глобализации отстающие в своем развитии от тех, которые в нашей цивилизации считаются передовыми, могут так или иначе ориентироваться на научно обоснованный, для текущего исторического периода, идеал правовой государственности. Вместе с
тем конституционно провозглашенное правовым государством, вовсе не означает, что оно является таковым в текущей действительности.
1
Лановая Г.М. Типология как методологическое средство теоретико-правового анализа
юридического права // История государства и права. 2010. №4. С. 30.
В авторитарном государстве существует определенный минимум правовых свобод, однако и права, которые составляют данный минимум, могут быть
нарушены как нормативными актами, так и злоупотреблением со стороны власти. Государство Авторитарного типа не даст соответствующих гарантий правовой свободы. В государстве данного типа права индивида защищаются от
нарушений со стороны частных лиц, однако не от органов государства.
Вместе с тем авторитарное государство можно отнести к правовому типу
власти, поскольку в нем присутствует известный минимум правовой свободы.
Собственно и сам термин «нарушение правовой свободы» имманентно предполагает наличие этой свободы; в деспотическом типе правлениях нарушение
правовой свободы непредставимо, т.к. отсутствует сама правовая свобода.1
4. Типологизация В.С. Нерсесянца.
По мнению В.С. Нерсесянца, с точки зрения либертарно-юридического
понимания и толкования права и государства как необходимых форм свободы,
а свободного индивида – как субъекта права и субъекта государства (государственной власти) принципиальное значение имеет типология права и государства по тем основаниям, определяющим специфику разных исторических форм
признания индивидов как субъектов права и государственной власти.
В государстве древнего мира индивиды были свободными людьми но и
субъектами государства и права по этнической принадлежности. Афинские
граждане и субъекты афинского права были только члены афинских демов (родов), члены римской гражданской общины это римские граждане, а и субъекты
римского права - квириты (исконные римляне). Государство и право античности по своему типу являлось этническим.
Данный тип государства и права был исходной формой признания и фиксации фактического деления людей на свободных и несвободных (по этническим признакам), при этом отличались свободные от несвободные отличались
именно по отношению к кругу субъектов права и государства, а несвободные
(рабы) – выступали как объекты права и государства. Именно в этом и состояло
базовое различие.
1
Бошно С.В. Теория государства и права: Учебник для вузов. 2–е изд. М.: Эксмо, 2014.
Современным (на настоящий момент последним исторически) типом оптимального соотношения права и государства выступает правовое государство.
Данный тип взаимодействия государства и права в Новейшее время можно охарактеризовать как гуманитарно-правовой, на том основании, что каждый индивид именно в этом качестве выступает (при этом в этом качестве он официально признан и государством, и законом) субъектом принадлежащих ему в силу
человеческой природы и неотчуждаемых (изначально названных естественными) прав и свобод. Последние сегодня лежат в основе функционирующего (позитивного) права и государства соответствующего данному типу и обладающие
общеобязательностью и значением основополагающих принципов.
Привилегии данного рода объясняются индивидуальными чертами каждого государства и его правовой системы как конкретного способа и формы организации социальной жизни конкретной общности свободных индивидов, чья
принадлежность к исторически сложившемуся этническому, сословному, политическому или правовому сообществу, которое занимается их определением и
квалификацией в качестве своего рода специальных субъектов данного государства и его правовой системы. Подобная индивидуальность любого государства и его правовой системы лежит в основе идеи народного суверенитета и
проистекающего из него современного понимания государственного суверенитета. На основании этого подхода государства в межгосударственных отношениях выступают в качестве самостоятельных и независимых (суверенных)
субъектах.
Как отмечает В.С. Нерсесянц, перечисленные типы государства и права
этнический, сословный, индивидуально-политический и гуманитарно-правовой
– все это исторически сменяющие друг друга формы и ступени развития человеческой свободы от древних обществ и вплоть до наших дней. Последующее
движение в данном направлении будет связано с продолжением прогресса свободы и в будущем создаст иные виды нормативно-правового и институционально-властного типа организации свободы, новые формы сочетания государства и права.1
1
Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства: Учебник для вузов. М.: НОРМА, 2004.
3.2. Особенности концепции государства переходного типа
В современной юридической литературе параллельно с рассмотрением
проблем изучения традиционных типологий государства и права, значительное
внимание уделено проблематике государства и права относящихся к переходному типу. Термины которыми можно обозначить эти виды государств и правовых систем весьма разнообразны. Это, например: «переходное государство и
правовая система», «переходное состояние государства и правовой системы» и
т.п., однако смысл вопроса это не меняет. В любом случае это государственноправовые системы, находящиеся «на переходе» от одного типа к другому - от
рабовладельческого государства к феодальному государству, от феодального к
государству капиталистического типа, от капиталистического государства к социалистическому и, обратно - от государственного образования социалистического (или псевдосоциалистического) типа вновь к государству капиталистического типа.
Переходные состояния государства и права не следует считать необычными, - исключительным для отдельного региона, макрорегиона или отдельно
взятой страны, а тем более какими-то «неправильными». Это явление - общее
для любого государства и правовой системы и объективно имевшее и имеющее
место во всех странах и регионах планеты. Оно имеет место на протяжении
всей истории развития государства и права. Конкретное свое выражение переходные состояния государственно-правовой системы получает в период скачка
в развитии государства и права, в точке разрыва постепенности между двумя
отличными типами государственно-правовой действительности.
При этом принципиально не важен тот факт, что типология государства и
правовых систем не проводится исключительно на формационной основе, но
может быть проведена и в рамках цивилизационного подхода. Отличие состоит
в том, что в последнем варианте вместо привычных названий - рабовладельческое, феодальное, капиталистическое государство и право, будут использованы
иные наименования.1 Переходное, межтиповое состояние государства и права в
качестве объективной сущности явление существует независимо от того, какие
типы государства и права имеются ввиду, или как конкретно их называют.
Соответственно можно говорить о том, что государство и право, а соответственно и общество, его политическая система, отдельные социальнополитические институты периодически находятся в переходном состоянии, переходя из одного качественного состояния в другое. Однако в современной
науке утвердилась точка зрения на то, что переходный тип (вид, состояние)
государства и права это не часть их поступательного развития вообще, а определенное, межтиповое состояние, возникающее у них именно при переходе от
одного качественного состояния к другому.2
Государство и право, являясь одновременно и историческими категориями и конкретными типами социально-политических сущностей, существуют в
рамках определенной общественно-экономической формации. В процессе их
развития, как отмечает Ю.А. Юдин: «как в прошлом, так и в настоящем встречаются переходные состояния, т.е. периоды перехода от одной общественноэкономической формации к другой».3
Подобные переходные состояния интересны для исследователей, занимающихся вопросами развития государства и права, как в обычных, характеризующихся стабильностью и постоянностью развития и функционирования
условиях, так и в экстремальных, нестандартных, выбивающихся из общего ряда кризисных ситуациях. У А. Тойнби в варианте принятия «вызова» и т.п.
Собственно у государства и права, как и у всех социальных организмах,
есть периоды как взлетов, бурного роста и развития, но и периоды затяжных
кризисов, болезней, наконец, так и периоды постепенного угасания и распада.
Указывая на данное обстоятельство, французский юрист М. Ориу в начале XX в. указывал на то, что любое государство в самые разные эпохи подвергается «болезням и кризисам». Болезни государств это те губительные для него
1
Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV-XVIII вв. М., 1992.
Шемякин Я.Г. Проблема цивилизации в советской научной литературе 60-80-х годов //
История СССР. 1991. № 5. С. 101.
3
Юдин Ю.А. Политические системы независимых стран Тропической Африки (Государство
и политические партии). М., 1975.
2
явления, которые возникли внутри него и которые есть результат «или особого
властолюбия, вызывающего заговоры, или чрезмерного развития какого-либо
из идеальных принципов, гармоническое равновесие которых образует нормальный режим государства».1
Кризисы, которые нередко подвигают государство к переходному состоянию государства и права, М. Ориу, подходя к ним "с исторической точки зрения", разделяет на две категории. Первая, это кризисы, возникшие как результат роста и централизации государства и его правовой системы, когда юное
государство еще «самоутверждается, укрепляет свою власть и само является
ареной жестокой борьбы за завоевание власти», и, вторая - это кризисы, «происходящие в период децентрализации» зрелых, достаточно давно существующих государств.
Изучение совокупности и типологии причин болезни государства и права
и ее истории а также и порождающих их кризисов, имеет важное как теоретическое, так и практическое значение. Это позволяет лучше понять и его сущность и возможное содержание того переходного состояния в котором оказалось государство и право, определит верный набор причин и характеристику их
кризисных проблем а также определить оптимальный путь и средства выхода
из кризисного состояния.
Принципиально важным это видится сегодня для России, в значительной
мере это значимо и для бывших соцстран Восточной Европы, республик Прибалтики и стран СНГ, оказавшихся волею геополитических процессов связанных с распадом СССР на переходном этапе от псевдосоциализма к капитализму.
Переходное состояние государства и права – в любом случае представляет сложное, внутренне противоречивое, зачастую болезненное, малофакторизованное состояние, сопряженное с с критической переоценкой прошлого и с попыткой верификации на всех уровнях сознания как ближайшего, так и отдаленного будущего. Знание действительных причин и условий, которые привели к
1
Ориу М. Основы публичного права. М., 1999.
кризисному состоянию государства, его правовой системы и социума, имеет в
имеющихся условиях может иметь весьма позитивное значение.
Переходное состояние в котором находится современное обществ, а вместе с ним такие его институты как государство и право в значительной степени
отличается от их переходных состояний, характерных для предшествующих
эпох. В российской литературе справедливо отмечается, что «современные переходные процессы имеют целый ряд характеристик, существенно отличающих
их от аналогичных социальных сдвигов в прошлые века истории человечества».1
Несомненно, государство и право переходного типа обладают всеми теми
же признаками и чертами, которые свойственны любому государству и праву.
Однако в отличие от государств и правовых систем «классических» типов (рабовладельческий, феодальный и т.п.) они обладают также и своими особенностями. Среди них можно назвать следующие.
Первое. Все государства и правовые системы переходных типов возникают, по общему правилу, не иначе, как в результате различных социальных
потрясений в виде революций, войн, неудавшихся радикальных реформ.
В качестве конкретных примеров, подтверждающих данный тезис, можно
привести революцию XVII в. в Англии (1640-1659) 2, положившую начало становлению первого буржуазного государства и права в Европе; буржуазную революцию XVIII в. во Франции (1789-1794), по праву названную Великой французской революцией, которая послужила мощным социальным импульсом для
перехода государства и права Франции и многих других стран от феодализма к
капитализму; Октябрьскую революцию 1917 г. в России, явившуюся началом
перехода государства и права России, а затем и многих других стран от капитализма к социализму.
Второе. Переходное состояние государства, права и самого общества содержит в себе несколько возможных вариантов дальнейшей эволюции социаль-
1
2
Мощелков Е.Н. Переходные процессы в России. М., 1996.
Розанов В.В. Границы закона // Сумерки просвещения. М., 1990.
ной и государственно-правовой материи, альтернативу развития государства,
права и общества по тому или иному пути.
Например, современное переходное состояние России и других бывших
социалистических стран содержит в себе альтернативу их развития в направлении созидания общества, государства и права по образцу или раннего (дикого)
капитализма, или позднего («монополистического») капитализма, или социалдемократизма. Вместе с тем оно предоставляет лицам, определяющим судьбы
этих стран и народов на данном историческом отрезке времени, возможность
выработки собственного видения пути развития государства, права и общества
с учетом исторических и иных традиций своей страны, уровня развития экономики и культуры общества, особенностей быта народа, нации или доминирующих этнических групп.
Эти и иные, им подобные факторы действуют в основном на обыденном
политическом, а точнее - политико-прагматическом уровне. Однако наряду с
ними есть и другого рода факторы, проявляющиеся на более высоком, философско-историческом, интеллектуальном уровне.
Суть их заключается в том, что при определении пути развития государства и права в переходный период, при выработке его концепции за основу берутся не только действующие на исторически ограниченном отрезке времени и
пространстве факторы, краткосрочные выгоды и интересы, но и философские
воззрения, касающиеся всего исторического процесса развития государства и
общества, а также представления интеллектуальной элиты данной страны о
том, какой путь развития государства и общества следует считать прогрессивным, а какой - регрессивным.
Так, руководствуясь в процессе выбора пути развития советской «перестроечной» и постсоветской России марксистским мировоззрением, власть
имущие должны были бы придти к выводу, что единственным «исторически
верным» и прогрессивным путем развития страны является ее развитие по пути
от капитализма к социализму, а затем - в направлении дальнейшего совершенствования социализма.1
1
Мощелков Е.Н. Переходные процессы в России. М., 1996.
Руководствуясь же в переходный период в процессе выбора пути развития государства и общества немарксистским мировоззрением, нынешние власть
имущие в России и в других бывших социалистических странах идут по пути
созидания рыночной экономики и "построения подлинно демократического"
капиталистического государства и общества.
Разновидность созидаемого при этом капитализма – «народный», «олигархический», «с национальной спецификой» и т.п. - не имеет принципиального значения. Главное в том, что это - не социализм, а капитализм и что выбор
пал не на первый, а на второй.
В отношении социализма, который на протяжении десятков лет усиленно
практиковался в СССР и других странах Восточной и Центральной Европы, история довольно наглядно показала несостоятельность данной, искусственно созданной псевдомарксистской модели. В отношении же противостояний ей западной социально-политической конструкции истории еще предстоит сказать
свое веское слово.
Третье. Переходное состояние государства, права и самого общества, на
базе которого они возникают и развиваются, неизбежно связано с резким изменением характера и масштабов традиционных экономических связей, временным расстройством экономики, ослаблением материальной основы государства
и правовой системы, резким падением уровня жизни значительной части населения.
Четвертое. Для переходного типа государства и права свойственно временное ослабление их социальных и политических основ в силу происходящей
в стране переоценки социально-политических ценностей среди значительной
части населения, неизбежных при этом колебаний между старой и новой государственной властью, и политической элитой, в силу возникающего нередко
при этом социального напряжения, общественного смятения и хаоса.
Пятое. Переходный тип государства и права отличается, как правило, доминированием в системе разделения государственных властей исполнительнораспорядительной власти.
Обусловливается это как объективными факторами, так и субъективными. Среди объективных факторов выделяются, прежде всего, природа и характер исполнительно-распорядительной (или просто - исполнительной) власти. А
именно - ее мобильность, оперативность, действенность, способность к быстрой концентрации и эффективному использованию материальных, духовных,
финансовых и иных средств.
В
подтверждение
тезиса
о
доминировании
исполнительно-
распорядительной власти в переходные периоды над иными ветвями власти можно опереться на анализ исторического опыта Франции рубежа XVIII - XIX в., когда исполнительную власть (Конституция 1799 г.) фактически сосредоточил в
своих руках Первый консул - Наполеон, а в итоге реставрации Бурбонов (Хартия1814 г.) - в руках короля. Доминирование исполнительной власти в переходный период над иными ветвями власти прослеживается и в последующих
трансформациях в иные годы и в других странах, в т.ч. и в современной России.
Шестое. Наряду с отмеченными признаками и чертами государство и
право переходного типа отличаются и другими особенностями. Среди них: повышение роли и значения субъективного фактора в развитии государства и
права в переходный период; органическое сочетание в государственноправовом механизме переходного периода элементов старого и нового; периодическая смена в процессе развития общества в переходный период государственных форм и режимов и др.
Выводы по главе
Современные подходы к типологизации государства представлены либертарно-юридической концепцией типологии государства, в рамках которой
выделяют ряд подходов: 1) государство как правовой тип публичной политической власти; 2) государство и деспотия; 3) правовое государство и авторитарное
государство; 4) типологизация В.С. Нерсесянца.
В.С. Нерсесянц выделяет этнический, сословный, индивидуальнополитический и гуманитарно-правовой типы права и государства, которые, по
его мнению, представляют собой исторически сменявшие друг друга этапы развития человеческой свободы от древних государств и вплоть до современности.
Сторонники концепции государства переходного типа полагают, что государства данного типа возникают и развиваются в момент резких изменений
как характера, так и и масштабов сложившихся экономических связей, кризиса
экономики, ослабления материальных основ государства и его правовой системы, резкого падения уровня жизни большинства населения страны.
ГЛАВА II. СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ПРАВОПОНИМАНИЯ В
РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ
Сегодня представители отечественной правовой науки в целом сходятся в
том, что в современной России правопонимание преодолевает рамки сформировавшихся ранее классических видов правопонимания. Однако и связь с советским временем, с его сильно заидеологизированным нормативизмом (этатизмом) так или иначе обнаруживает себя в большинстве предлагаемых сегодня
правовых теорий. Соответственно в качестве критерия их систематизации можно использовать ту степень в которой они (теории), связывают феномен права с
феноменом государством. Соответственно, все богатство видов современного
правопонимания находит свое выражение в переходе от модификации традиционного этатизма (нормативизма) к спектру теорий, включающему в себя социологические и интегративные подходы, концепции различения права и закона,
соединяющие в себе в той или иной степени самые разнообразные подходы к
пониманию феномена права.
2.1. Естественно-правовой подход к правопониманию
Теория «естественного права» в ее самых разнообразных вариантах в различные периоды исторического развития имела весьма разнообразное содержание. Вместе с тем общим для ее сторонников было лежащее в ее основе ценностно-целевое обоснование порядка, который должно установить право. Иначе говор она ориентирована на поиск своего рода надпозитивного права, которое выступает в отношении к позитивному праву как критерий его истинности,
оценки (правовое оно или неправовое 1. Несмотря на исключительную многообразность естественно-правовых концепций все они обладали сходством в ряде сущностных моментов:
1
Белых В.С. К вопросу о сущности права: теоретические проблемы правопонимания // Российский юридический журнал. 2012. № 3. С. 32-38.
1. Естественное право в качестве «хорошего», «настоящего», «правильного» права противопоставлено «плохому», «неправильному» позитивному праву
(закону, установленному государством).
2. Естественное право понимается как сущность, независимаемая от государства и социума.
3. Естественное право постоянно и неизменно, не подвержено «порче» (в
рамках любых социальных хронотопов).
4. Позитивное (человеческое, волеустановленное, государственное) право
неизбежно вторично и должно соответствовать идеалу (естественному праву)1.
Естественно-правовые теории имеют идеологический и политический характер, по сути они были своего рода программами преобразования существующих и считавшихся их создателями несовершенными правовыми системами.
Уже с XIX в. юснатуралистические (естественно-правовые) концепции права
полностью демистифицированы и воспринимаются как несущие тезис о справедливости в сфере права. «Современное естественное право, - писал П.И. Новгородцев, - должно быть построено «как учение об идеале общественного развития». Представители этой школы рассматривали творческую силу человеческого духа, поэтому естественно-правовой доктрине присущ этический идеализм. «Вопрос о естественном праве и его теории, - писал в начале XX в.
Е.Н. Трубецкой, - есть центральный, жизненный вопрос философии права, о котором философы и ученые спорят с самого момента его зарождения. Таким же,
в значительной мере, этот вопрос остается и поныне»2. Строго говоря, идеи
естественного права зародились ещё в Античной Греции, но её подлинное возрождение и развитие как политико-правовой доктрины, после расцвета на заре
Нового времени начинается в последней трети XIX – начале ХХ вв.
В качестве основных современных концепций естественного права можно
назвать следующие:
1
Елисеев С.Г. Формализация фундаментальных правовых ценностей свободы, равенства и
справедливости в конституционном регулировании социальных прав граждан России //
Адвокат. 2014. № 11. С. 14-20.
2
Денисов С.А. Преемственность норм государственного права России // Конституционное и
муниципальное право. 2014. № 9. С. 45-49.
1. Теологические. В концепциях этого типа естественное право выведено
из мудрости и воли Бога. К их числу можно отнести неотомизм (Ж. Маритен,
А. Ауэр, И. Месснер), неопротестанство и др. Неотомисты ориентированы на
учение Фомы Аквинского о разумности божественного порядка мироздания и
естественном праве как выражении этого разумного порядка. Неопротестанты
восходят к положению Августина о воле Бога как основе и источнике естественного права. Неопротестанты отрицают возможность познания разумом
божественно установленного порядка и ориентируются на Священное Писание.
Адепты теологических доктрин юснатурализма как ценность признают вечный
божественный закон, а права и свободы человека, с их точки зрения, суть естественно-правовое признание достоинств личности человека. Влияние естественного права на сферу жизнедеятельности социума осуществляется опосредованно, посредством морали1.
2. Объективно-идеалистические концепции, в них естественное право основано на мировом духе, бытии абсолютного идеала, объективном порядке
норм и ценностей: у неогегельянцев - «исторически-эластичное» естественное
право (Э. Шпрангер); учение о «вещно-логических структурах» (О. Больвиг, Й.
Эссер), феноменологические концепции (Г. Губман, Г. Коинг). Феноменологическая концепция основана на методе феноменологии, предполагающим, что
феномены - это объекты и события так, как они представляются нам в персональном опыте. Феноменологическая теория полагает, что феномен обладает
собственной имманентной ценностью, что и переводит реальности феноменов в
мир правовых институтов. Параллельно развивается идея о господстве силы,
нравственности войны, сильного национального государства.
3. Субъективно-идеалистические концепции рассматривают естественное
право как продукт разума и мышления конкретного субъекта: неокантианская
концепция «природы вещей» (Р. Драйер, Г. Радбрух, Г. Шамбек); «естественное
право с меняющимся содержанием» (Р. Штаммлер). Сущность данной концепции состоит в априорных идеях разума, включает она и априорные формы права и правового долженствования. Изменяющееся содержание - это формальные
1
Морозова Л.А. Теория государства и права. М.: Норма : ИНФРА-М, 2013. С. 183.
характеристики права, но не фактическое содержание, это означает, что право и
его трансформация определяют развитие социума, а не наоборот.
4. Психолого-иррационалистические подходы которые естественное право ставят в зависимость от т.н. «природы инстинктов», эмоциональноиррационального жизненного начала, психологического «ощущения» права интуитивизма (Г. Губман и А. Лейнвебер).
Естественное право на всех стадиях своего развития противопоставлялось
праву позитивному, волеустановленному. Естественное право было скорее критерием, средством оценки, правоубеждением, чем инструментом, предназначенным для утилитарного регулирования социальны отношений. Естественное
право представляло собой особую систему ценностей, которыми оперируют в
реальном мире для проверки соответствия фактических отношений правоубеждениям1.
Аналогично любому праву, естественное право представляет собой систему норм, но норм особого, идеального, т.е. соответствующего правоубеждениям права. Соответственно нормы естественного права действуют аналогично
нормам позитивного права. Современные концепции не приемлют в полном
смысле дуализм естественного и позитивного права. Если между ними возникает коллизия правовых норм, то норма, которая изложена в законодательстве,
определяется как неправо. Норма естественного права - суть суждение о должном, но не о реальном. Норма естественного права указывает законодателю
цель, выступая в своем роде идеологическим критерием позитивного права.
Г.В.Ф. Гегель трактовал естественное право как особое право, а позитивное
право относил в сферу нравственности, т.е. рассматривал как нравственное явление, как форму объективации нравственных идей2.
К числу концепций естественного права нашего времени следует отнести
школу возрождения естественного права, представленную по преиммуществу в
трудах юристов XX в. Данная школа возникла в качестве протеста господство1
Ерохина Ю.В. Правовой постмодернизм в России: особенности проявления // Адвокат.
2014. № 12. С. 11-16.
2
Бекбаев Е.З. О двух функциях понятий в научном познании права // Журнал российского
права. 2014. № 9. С. 12-19.
вавшему юридическому позитивизму. Свой отдельный вклад в развитие идеи
естественного права вносят неокантианцы, неогегельянцы, неотомисты, стороннники феноменологической школы права. Принципиально новое в естественно-правовых учениях XX в. состоит в том, что право трактуется в антитоталитарном концепте. При этом качественно меняется функциональная и понятийная составляющая теории, аппарат естественного правопонимания. Традиционной модели противопоставления естественного право, которое объективно,
нравственно и разумно праву позитивному как праву, которое субъективно
властно с установлением требования соответствия позитивного естественному
наполнена новым содержанием и активно используется как правовая основа для
критического анализа антиправовой идеологии и практики тоталитарных режимов и свойственного ему антиправового законодательства.
Естественное право выражено в различных формах (школа возрожденного естественного права - XX в.):
1) откровенное естественное право, т.е. объективно данное, исходящее от
внешнего авторитета, который стоит над законодателем и господствует. Это
статический аспект естественного права. Сюда относится вся средневековая
естественно-правовая доктрина, основанная на противопоставлении неизменного естественного права изменчивому человеческому1;
2) рационалистическая форма естественного права, или его динамический
аспект представляет собой логически необходимый вывод из того или иного
абсолютного принципа.
Заметный вклад в развитие естественно-правовых идей внес влиятельный
неокантианец - известный немецкий юрист Г. Радбрух. Право (в его различении
и соотношении с законом) у него представлено в понятиях «идея права», «надзаконное право», а не посредством понятия «естественное право», как у некоторых других кантианцев2.
1
Елисеев С.Г., Чертков А.Н. Свобода, равенство и справедливость в системе правовых ценностей // Законодательство и экономика. 2014. № 11. С. 33-39.
2
Сергевнин С.Л. Российское национальное правосознание: некоторые конституционноправовые проблемы // Журнал конституционного правосудия. 2014. № 5. С. 39-44.
Юридический позитивизм, подчеркивал Радбрух, ответствен за извращение права при национал-социализме, так как он «своим убеждением «закон есть
закон» обезоружил немецких юристов перед лицом законов с произвольным и
преступным содержанием»1. Исследование власти как центрального критерия
действительности права означала готовность юристов к слепому послушанию в
отношении всех законодательно оформленных установлений власти. Правовая
наука тем самым капитулировала перед фактичностью любой, в том числе и тоталитарной, власти.
Позитивное право, которое расходится со справедливостью, не является
действительным правом, поэтому ему, согласно Радбруху, надо отказать в послушании. «Если законы, сознательно отрицают волю к справедливости,
например произвольно отказываются от гарантий прав человека, то такие законы не имеют действия, народ не обязан к послушанию им, и юристам тоже надо
найти мужество отрицать их правовой характер»2.
В последнее время возникла и развилась историческая концепция естественного права - «права с меняющимся содержанием», т.е. с рационалистической функцией. Естественное право представляет в этой связи совокупность
требований, предъявляемых изменившимся с течением времени обществом или
его частями. Не существует абсолютизированного естественного права, оно изменчиво3.
Конкретно-исторические условия определяют понятие справедливость,
которое лежит в основе естественного права. Но в разные времена существует
разное понятие справедливости - когда-то справедливым считается преобладание права над политикой; когда-то - политики над правом; в иные времена - их
паритет. При всем этом идея естественного права остается неизменной.
2.2. Юридико-позитивистское правопонимание
1
Радбрух Г. Философия права. М., 2004; Рулан Н. Юридическая антропология. Учебник для
вузов / Пер. с фр., отв. ред. В.С. Нерсесянц. М., 2000.
2
Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права, 4-е изд., пер. и доп. Учебник для бакалавров. М.: Юрайт, 2013. С. 62.
3
Кряжкова О.Н. Перемены в российском конституционном правосудии: ожидавшиеся, ожидаемые, неожиданные // Конституционное и муниципальное право. 2014. № 10. С. 38-44.
Юридический позитивизм являлся, да и сейчас остается одним из наиболее авторитетных правовых учений. Принято считать, что зарождение юридического позитивизма произошло в период, когда в обществе устоялись определенные правовые правила, нормы, когда оно достигло определенной стабильности. В этом случае ученые в меньшей степени должны работать над проблемами справедливого права, вообще над моделями права и могут обратиться к
действующему законодательству. Однако корни юридического позитивизма
можно найти уже в учениях древности, в которых право рассматривается через
закон, то есть через официально установленные нормы1.
В конкретно-историческом плане становление и укрепление юридического позитивизма связано с победой буржуазного строя, развитием буржуазной
политико-правовой системы, с возвышением роли государства и усилением в
этих условиях удельного веса и значения государственных нормативных актов
в системе источников права и т.д.
Термин «юридический позитивизм» в современной юридической литературе используется для обозначения одного или нескольких из утверждений: 1)
законы – это команды, отданные людьми; 2) нет необходимой связи между правом и моралью, или правом каким оно должно быть и правом как оно есть на
самом деле; 3) анализ смысла правовых понятий важен сам по себе и может
быть отделен (но вовсе не обязательно противопоставлен) историческим и социологическим исследованиям правовых институтов, равно как и критической
оценке права с точки зрения морали, социальных целей, функций и др.; 4) правовая система – это «закрытая логическая система», в которой правильные решения могут быть выведены на основании предустановленных правил только
средствами логики; 5) моральные суждения не могут, в отличие от высказыва-
1
Лиска О.М. Правопонимание в контексте идей о законе и правовом обычае в отечественной
юридической мысли второй половины XIX - начала XX в. // История государства и права.
2014. № 15. С. 58-67.
ний о фактах, быть установлены на основе рациональных рассуждений, свидетельств и доказательств1.
Одним из предтеч юридического позитивизма принято считать Огюста
Конта, представителя философии позитивизма. В то же время следует иметь в
виду, что позитивизм Конта в большей степени носит социологический характер. Право рассматривается Контом как регулятор поведения, который должен
быть основан на неизменных законах, сконструированных положительной философией, которые представляют собой «всеобщие факты» или «вполне подтвержденные наблюдением гипотезы». Эти неизменные законы образуют неизменную иерархию, при этом каждая категория законов основывается на предшествующей, согласно степени обобщения и сложности.
Право так или иначе выступает как законы, которые преподносятся
большей части общества со стороны мудрецов и правителей. Право – это сфера
должного; оно обеспечивается в первую очередь принудительной силой, хотя и
говорится о большой роли позитивной морали. С другой стороны юридический
позитивизм можно рассматривать как развитие так называемой командной теории права, которая принцип полезности берет в качестве фундамента морали.
Основным положением данной концепции является трактовка права как
творения власти, властная принудительность. Так, Дж. Остин характеризовал
право как «агрегат правил, установленных политическим руководителем или
сувереном», и подчеркивал: «Всякое право есть команда, приказ». Шершеневич Г.Ф. придерживался аналогичных воззрений. «Всякая норма права, - писал
он, - приказ». Право, по его оценке, - это «произведение государства», а государственная власть характеризуется им как «тот начальный факт, из которого
исходят, цепляясь друг за друга, нормы права». Своим приказом государственная власть порождает право - таково кредо данного типа правопонимания. С
этой точки зрения все, что приказывает власть, есть право2.
1
Краснов Ю.К., Надвикова В.В., Шкатулла В.И. Юридическая техника: Учебник. М.:
Юстицинформ, 2014. С. 262.
2
Пермиловский М.С. Основы конституционной аксиологии: структура ценности //
Государственная власть и местное самоуправление. 2014. № 2. С. 25-27.
Русский дореволюционный юрист В.Д. Катков, реформируя юриспруденцию с помощью «общего языковедения», предлагал вовсе отказаться от слова
«право» и пользоваться вместо него словом «закон», поскольку, как утверждал
он, в реальности «нет особого явления «право»1.
Другая отличительная особенность права проявляется в формальнологическом и юридико-догматическом методах анализа права, его отрыве от
общественных отношений. Представители этого направления Д.Остин, Ш.Амос
и др. в Англии; В. Виндшайд, К. Гербер, К. Бергбом, П. Лабанд, А.Цительман и
др. в Германии; Е.В. Васьковский, А.Х. Гольмстен, Д.Д. Гримм, С.В. Пахман,
Г.Ф. Шершеневич в России, в XX веке В. Д. Катков, Г. Кельзен, Г. Харт и др.
выступали за «очищение» юриспруденции от «метафизических» положений о
природе,
причинах,
ценностях;
сущности
права
и
т.д.
Теоретико-
познавательный интерес легизма полностью сосредоточен на действующем
(позитивном) праве. Все, что выходит за рамки эмпирически данного позитивного права, все рассуждения о сущности права, идее права, ценности права и
т.д. позитивисты отвергают как нечто метафизическое, схоластическое и иллюзорное, не имеющее правового смысла и значения.
В силу такой позитивистско-прагматической ориентированности легистская юриспруденция занята уяснением и рассмотрением двух основных эмпирических фактов: 1) выявлением, классификацией и систематизацией самих
форм этих принудительно-обязательных установлений официальной власти,
т.е. так называемых формальных источников действующего права; 2) выяснением позиции законодателя, т.е. нормативно-регулятивного содержания соответствующих приказаний власти как источников действующего права2.
Действующее право невозможно оценить с какой бы то ни было позиции,
хотя проблема произвола законодателя позитивистами не решается. Определяя
право, представители позитивной школы подступают с «чисто» научных пози-
1
Залоило М.В., Черкашина-Шмидт О.В. Интегративное правопонимание: новый подход //
Журнал российского права. 2014. № 4. С. 22-27.
2
Алексеев С. С., Архипов С. И., Грибанов Д. В. и др., Теория государства и права М.: Норма:
ИНФРА-М, 2013. С. 194.
ций - как организованного по формальному признаку государственного принуждения. Для позитивистов, где нет государственной власти, нет и права.
Отождествление права и закона кардинально изменяет представление о
механизме социо-нормативного регулирования. Установленное законом предписание становится первопричиной и мерилом социального поведения. Таким
образом, государственная власть, а не общество задают систему координат развития и функционирования социальной действительности. Следовательно, через право государственная власть устанавливает тотальный контроль над обществом регламентируя все стороны его функционирования1. В этом случае все
большая детализация и конкретизация через подзаконные акты единичных и
частных случаев создаёт громоздкую и малоэффективную, с позиции общества,
правовую систему. Право не отражает интересы общества вследствие чего,
противопоставляет себя иным социальным нормам.
Опираясь на опыт исторического развития можно констатировать факт,
что применение позитивизма в практике социального регулирования нарушает
его целостность и приводит к разрушению системы социальных регуляторов
общественного развития.
Таким образом, первоначально позитивизм исходил из того, что основным правообразующим фактором выступает государство, причем последнее,
как правило, рассматривается как абсолютная власть. Отрицаются идеи естественного права как феномена, заданного изначально. Формула правового регулирования выглядит следующим образом: государство принимает правовые
нормы (законы), которые воздействуют на общественные отношения. В итоге
правоотношения выступают производным по отношению к праву явлением.
Соотношение права и государства видится исключительно как приоритет государства над правом, поскольку государство, в лице суверенной власти, является
при таком подходе единственной правотворческой силой. Право может рассматриваться как функция государства, т.е. направление его деятельности. Основные усилия юристов в пределах правотворческой деятельности должны
1
Попова А.В. Неолиберальный тип правопонимания в России (вторая половина XIX - начало
XX В.) // Журнал российского права. 2013. № 1. С. 37-44.
быть направлены на совершенствование законодательного массива. Что касается определения права, то оно свободно от моральных оценок. Право – это система норм, исходящих от государства, т.е. некое единое целое, которое не
нуждается в объяснениях морально-нравственного и социально-философского
порядка.
2.3. Социологическое направление в правопонимании
Социологическое правопонимание связано с развитием такой науки, как
социология права. Последняя выделяется из общей социологии, будучи направленной на исследование динамики права, социальных аспектов правового бытия. Можно выделить ряд методологических моментов, определяющих специфику социологии права как науки:
1. Социология права направлена на то, чтобы познать реальную социальную действительность в контексте функционирования правовых факторов, механизмы воздействия права на социальные отношения и влияния социальных
отношений на формирование права.
2. Социология права ставит своей задачей познание права в его действии,
выяснение условий эффективности последнего; она стремится установить, какие правовые инструменты являются наиболее эффективными для осуществления изменений в политическом мышлении, в экономической системе и в межсубъектных отношениях. Она исследует возможные побочные негативные последствия действия права; вскрывает корни различных социальных мифов, связанных с правом; изучает генезис таких мифов.
3. Социология права занимается проблемами действия права, прежде всего, для того, чтобы давать социо-технические рекомендации, которые позволили бы осуществлять рациональные и эффективные преобразования социальной
действительности.
4. Социология права стремится придать своим положениям такую форму,
чтобы они могли найти применение в социальной практике.
5. Социология права непосредственно обращается к действительности,
пытается дать ей эмпирическое описание, создать наиболее полный и выразительный образ ее1.
С точки зрения социологии, право можно определить следующим образом: право – это совокупность обязательных для исполнения норм, определяющих социальные отношения, установленные группой для принадлежащих к ней
индивидов в любой данный момент времени. В этом определении мы выделяем
три элемента, требующие пояснения:
1. Речь идет об общеобязательных нормах.
2. Эти нормы устанавливаются социальной группой.
3. Эти нормы изменчивы2.
Характерной особенностью социологического правопонимания является
то, что оно основывается на различении права и закона. Сторонники этой концепции (Е. Эрлих, Л. Дюги) полагают, что именно общество определяет содержание права, а не наоборот. Право не порождается государством, но закрепляется им. В то же время право не признается существующим полностью независимым от человека.
В зависимости от изменения общественных отношений меняется и право, т.к. представляет собой отражение общественных отношений. Право возникает помимо воли членов общества, кристаллизуясь из традиций, авторитетных
обычаев. Делом законодателя и государства является только лишь нормативное
закрепление сложившихся обычаев или выведение норм из существующих
принципов, если обычай не регулирует соответствующую область правоотношений3. Таким образом, признается наличие правового и неправового закона.
Правовой закон соответствует интересам общества и является их отражением.
Неправовой закон – это произвол законодателя.
1
Леусенко Д.А. История становления и развития интегративного понимания права в России
во 2-й пол. XIX - нач. XX в. Первый (интегративно-генетический) этап // История государства и права. 2015. № 3. С. 28-34.
2
Ерохина Ю.В. Правовой постмодернизм в России: особенности проявления // Адвокат.
2014. № 12. С. 11-16.
3
Морозова Л.А. Теория государства и права. М.: Норма: ИНФРА-М, 2013.
Становление социологии права происходит во второй половине XIX –
начале XX вв. В этом процессе можно выделить два периода: ранний (до- классический), приходящийся на 40–70-е годы XIX в. и классический, который
можно хронологически определить временем с 80-х гг. XIX в. до 10-х гг. XX в.
Становление социологической теории права связано с именем основателя
социологии французского философа Огюста Конта. О. Конт пытается объединить оба полюса: порядок и прогресс. Прогресс без порядка – это анархия, порядок без прогресса превращается в реакцию. В позитивной политике порядок
и прогресс – две неразрывные стороны одного и того же принципа. Порядок и
прогресс он воспринимает, прежде всего, не как принципы, отвечающие определенным интересам, а как два вида закономерностей «естественной» системы
общества, представленные как две части социологии – социальная статика и
социальная динамика.
Классические теории, которые рассматривают право в его социологических аспектах, в числе наиболее видных представителей включают Рудольфа
Иеринга (право в категориях социальных целей), Евгения Эрлиха (право в терминах внутреннего порядка человеческих ассоциаций) и Леона Дюги (право в
объективных условиях общественной солидарности). Право, по теории Р. Иеринга, является суммой условий социальной жизни в самом широком смысле
этого слова, обеспеченной мощью государства с помощью средств внешнего
принуждения. Именно в связи с акцентированием на внешнем принуждении
концепцию Иеринга порой относят к позитивистским1.
Таким образом, в нем содержатся три главнейших элемента: его зависимость от принуждения, его норма и его цель (или условия общественной жизни). Право состоит из тех установленных обществом правил, которые обладают
принудительной силой. Поскольку единственным орудием принуждения в обществе является государство, оно служит единственным источником права.
Другие ассоциации, имеющие право устанавливать свои собственные правила
1
Крусс В.И. Диалектика конституционализации и взаимодействие правовых систем в
контексте глобализации // Российский юридический журнал. 2014. № 5. С. 26-31.
или законы: церковь и др., обладают этим правом или благодаря точно выраженному разрешению, или молчаливому согласию со стороны государства.1
В итоге право есть защищенный государством интерес. Р. Иеринг считает, что осуществление действия закона государством способствует возникновению в индивиде стремления к реализации общего интереса в обществе наряду с
его личным интересом.
Таким образом, он делает личный интерес частью общественной цели путем соединения личной цели с интересами других. Согласование интересов индивида с интересами общества достигается посредством рычагов общественного движения. Общество воздействует на индивида, используя два основных
стимула человеческого поведения – эгоизм и альтруизм. Именно внутренний
порядок человеческих ассоциаций, а не юридические установления, определяет
человеческую судьбу. Объяснение социальных явлений следует искать не в
юридических конструкциях, а выводя основные положения научной мысли из
объективных фактов2.
Только один тип юридических норм, а именно норма судебного приговора, является государственным по происхождению. Превращение государственных норм в основополагающие правовые нормы происходит тогда, если это вообще происходит, когда эти нормы становятся частью живого права. Задача
юриспруденции – попытаться смягчить эту напряженность, существующую
между этими двумя видами права. Право, таким образом, является продуктом
социального развития и одновременно его стимулом.
Там, где социальные факты права не являются очевидными, Е. Эрлих советует юристам искать руководящую нить в общих принципах правосудия и
справедливости. Статическая справедливость идеальных форм, которая способствует укреплению существующих условий, смягчается динамической справедливостью, которая характеризуется конкурирующими силами индивидуалистических и коллективистских идеалов.
1
Кряжкова О.Н. Перемены в российском конституционном правосудии: ожидавшиеся,
ожидаемые, неожиданные // Конституционное и муниципальное право. 2014. № 10. С. 38-44.
2
Сергевнин С.Л. Российское национальное правосознание: некоторые конституционноправовые проблемы // Журнал конституционного правосудия. 2014. № 5. С. 39-44.
Совершенно по иному к социальным основаниям права подошел Герберт Спенсер. Законодательные нормы произрастают из реальных социальных
отношений, из потребности людей. Устойчивые, упорядоченные отношения в
обществе возможны лишь при определенных условиях, соответствующих «законам полной жизни». Если они не соблюдаются, то естественные начала общественных отношений в той или мере деформируются, а затем разрушаются.
По Спенсеру, происхождение правовых норм базируется на наблюдении, опыте. Нормы права проверены множеством фактов повседневной жизни индивидов и имеют основу a posteriori. Вместе с тем, он подчеркивал, что правоустановления должны быть не только функционально-полезными условиями, обеспечивать совместную жизнедеятельность индивидов, но также отвечать требованиям «абсолютной этики»1. Г. Спенсер ввел в свою методологию познания
права критерий естественной обоснованности правовых рамок (юридических
норм, законов) применительно к обществу-организму. Таким критерием служит
принцип, согласно которому индивидам «должна быть предоставлена настолько полная жизнь, насколько это совместимо с безопасностью общества», поскольку всеобщее процветание обеспечивается надежнее тогда, когда каждый
заботится о собственном благе2.
Велики заслуги в развитии современной западной социологии права Эмиля Дюркгейма. В историю социологии права он вошел, во-первых, концепцией
объяснения социального «социальным», во-вторых, идеей так называемой
«аномии». Согласно его взглядам, предметом социологии права вы- ступает
изучение права в его общественном контексте, связи между правом и моралью,
а также феномен аномии как причины социальной патологии и час- то преступности. По мысли Э. Дюркгейма, главная особенность объяснения социального
социальным заключается в том, что ценности и идеи воплощаются в общественные нормы и становятся рычагами регуляции поведения индивида. Нормы
и ценности (политические, правовые, нравственные и др.) выступают сторонами социального явления, эмпирической жизни вообще. Социальные нормы
1
Венгеров А.Б. Теория государства и права. М.: Омега-Л, 2013.
Краснов Ю.К., Надвикова В.В., Шкатулла В.И. Юридическая техника: Учебник //
Юстицинформ, 2014.
2
имеют принудительный характер (особенно правовые), ибо заставляют человека действовать в соответствии с их содержанием.
Научный позитивизм О. Конта и различие в теории Э. Дюркгейма между
коллективным и индивидуальным сознанием послужили отправной точкой теории солидаризма Леона Дюги, в которой немало места уделено правовым вопросам. Л. Дюги рассматривал общественную солидарность как основополагающий факт социальной жизни. Этот факт для него является непреложным, внеидеологическим и неметафизическим. Он считает, что социальные нормы, так
же как биологические законы организма, основываются на факте, которым является общество. Солидарность представляет собой закон общественного организма, в соответствии с которым этот организм функционирует1.
Л. Дюги делает весьма интересные выводы из этого принципа социальной
солидарности. Защищает строгие принципы государственной ответственности
за контроль над злоупотреблением государственной властью. Рекомендует децентрализацию и самоуправление. Отвергает государственное вмешательство в
процесс превращения социальных норм в правовые нормы. Отвергает всякое
разделение между публичным и частным правом, поскольку обе эти отрасли
права являются частями общественного организма, исполняющими определенные функции2.
2.4. Интегративная теория правопонимания
Современная правовая наука находится в постоянном поиске внутренне
непротиворечивой концепции правопонимания, обладающей объединяющим
(интегративным) эффектом, способной к постижению подлинной сущности
права. Думается, что такую созидательную роль способна выполнить интегративная юриспруденция, поскольку в ее учении есть место для концептуальных
позиций каждого из известных типов правопонимания. Она создает такое уни1
Алексеев С.С., Архипов С.И., Грибанов Д.В. и др. Теория государства и права М.: Норма:
ИНФРА-М, 2013.
2
Пермиловский М.С. Основы конституционной аксиологии: структура ценности //
Государственная власть и местное самоуправление. 2014. № 2. С. 25-27.
кальное поле для научного диалога, где преодолевается жесткая конфликтность
сторонников различных типов понимания права и формируется толерантная
среда для отстаивания своих позиций по вопросу сущности права при уважительном отношении к мнению оппонентов.
Приверженцы различных научных концепций постепенно приходят к общей идее о необходимости некоего интегрального правопонимания в рамках
которого «право рассматривается как системная ценность»1. Сходятся в том,
что не стоит противопоставлять типы понимания права, а следует искать точки
их соприкосновения2.
Именно интегральное (или интегративное) правопонимание дает возможность увидеть в праве сложный феномен, который может по-разному проявляться в различных социокультурных контекстах, и одновременно позволяет
рассмотреть типичные реакции человека на юридически значимые ситуации в
повседневной жизни.
В англоязычной литературе эта ориентация представлена в работах американских историков и философов права и политических идей Джерома Холла
(середина ХХ века) и Гарольда Бермана (середина и вторая половина ХХ века).
В русскоязычной литературе это направление навеяно работами выдающегося
либерально-христианского русского философа конца ХIХ века Владимира Соловьева и его последователями из числа философов и теоретиков права, таких
как Александр Ященко и Богдан Кистяковский (первая четверть ХХ века), Георгий Гурвич и Николай Алексеев (первая половина ХХ века) и Владик Нерсесянц (вторая половина ХХ в.).
К современным концепциям синтезаторского свойства в российском правоведении В.Г. Графский относит либертарную концепцию В.С. Нерсесянца.
Таким образом, предназначение юриста стоит в том, чтобы: вопервых, понимать право в смысле присущего человеку стремления к свободе,
правде, справедливости; во- вторых, улавливать реально существующие в об1
Залоило М.В., Черкашина-Шмидт О.В. Интегративное правопонимание: новый подход //
Журнал российского права. 2014. № 4. С. 22-27.
2
Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права, 4-е изд., пер. и доп. Учебник для бакалавров. М.: Юрайт, 2013.
ществе отношения правового свойства и определять тенденции и перспективы
развития такого рода отношений, в-третьих, уметь перевести такого отношения
на уровень абстрактных норм по всем правилам юридической техники.
Весьма важным для развития интегративного правопонимания стало обсуждение возможности конструирования особым образом синтезированной и в
конечном итоге сведенной воедино юриспруденции. В 1946 г. американский
историк правовых теорий Джером Холл впервые употребил термин «интегративная юриспруденция» для того, чтобы оттенить ее синтезирующую нацеленность и принципиальную новизну. Он отметил ее неоспоримые достоинства в
сравнении с существующими «партикулярными» юриспруденциями, в частности, юридическим позитивизмом (включающим концепции Дж. Остина и
Г. Кельзена), американской школой реалистов, номиналистской юриспруденцией (юриспруденцией дефиниции), социологической юриспруденцией и др.
По мнению Дж. Холла, все существующие правовые теории страдают
существенным недостатком, который следует назвать «партикуляризмом». Это
происходит потому, что в современной юриспруденции получило распространение обособление ценностей, фактов и идеи (формы). Интегративная юриспруденция призвана исправить эту серьезную ошибку и стать, таким образом,
«адекватной юриспруденцией», которая будет средоточием переосмысленных
простых и неизменных идей, способных выдержать испытание интеллектуальной критикой, стать комплексной и совместимой со многими правовыми философиями, в каждой из которых содержится много истинных доводов и утверждений.
Интегративная юриспруденция, с точки зрения Дж. Холла, должна стать
мостом, перекрывающим пропасть между юридической догматикой и юридической социологией. Она даст новое истолкование процессам специализации в
юриспруденции. Она сама в итоге станет синтезом таких направлений юриспруденции, как правовая аксиология (т.е. философия права, теория естественного права), социология права и формальная (догматическая) юридическая
наука (аналитическая юриспруденция).
Своеобразной позиции в вопросе о путях создания современной интегративной (синтезируемой) юриспруденции придерживается Г. Дж. Берман. Размышляя над этими вопросами на протяжении длительного времени и делая это,
по его собственному признанию, параллельно с усилиями Дж. Холла, он приходит к убеждению, что синтезируемая юриспруденция должна представлять
собой «философию, объединяющую три классические школы: правовой позитивизм, теорию естественного права и историческую школу», т.к. «каждая из
этих трех конкурирующих школ выделила одно из важных измерений права,
исключив прочие, и... смешение нескольких измерений в одном фокусе, вопервых, возможно, и, во-вторых, важно».
В настоящее время интегральная юриспруденция может быть представлена в двух вариантах ее восприятия и истолкования – в узком и широком
смыслах. Под интегральной юриспруденцией в узком смысле следует подразумевать интегральную (т. е. прежде всего – объединяющую и упорядочивающую
в некоем варианте урегулированного поведения участников правового общения) функцию правового знания и интегрирующую способность самого права
(в виде правового обычая либо закона), а также аналогичную функцию просвещающего либо практикующего правоведения как определенного способа упорядочивания знаний и сведений о праве, законах и правовых обычаях. В широком смысле – это синтезирующее правоведение, существующее благодаря упорядочению наиболее полезных и перспективных способов приобщения к юридическому знанию, юридическому воспитанию и мастерству в пользовании
правами, включая пользование текстами законов, процедурами и важнейшими
принципами и аксиомами правопонимания.
Итак, интегративное понимание права в значительной степени способно
устранять конфликтность между различными типами правопонимания в теоретико-методологическом аспекте и расширять возможности для эффективной
правовой регламентации и защиты наиболее важных сфер общественной жизни
в прикладном значении за счет широкого понимания формально-юридических
источников права. Правовая доктрина сумела подготовить добротную почву
для оформления целостного представления о праве и его сущности. Полагаем,
что адекватным подходом к проблеме современного понимания права видится
интегративная концепция, позволяющая учитывать достижения имеющихся типов правопонимания, снимать конфликтность между ними, воспринимать право
разносторонне и комплексно.
2.5. Специфика постмодернистского правопонимания
Сегодня классическая наука, основанная на классическом рационализме и
детерминизме европейского метафизического типа, характеризуется структурным кризисом. Как следствие, возникает постмодернисткая научная проблематика. Постмодернистсткое мышление оказывает значительное воздействие на
правопонимание и оценку его современного кризиса. Для целей проекции в
правовую науку его компоненты могут быть представлены как: методологически – деконструкция классических научных моделей и децентрация субъекта в
этих моделях, предметно – отказ от центрирующего моделирования по метафизическому принципу, переход к сложным самоорганизующимся системам; политически – привлечение внимания к меньшинствам (расовым, тендерным,
культурным); репрезентативно – отказ от абстрактности научного мышления и
его отчужденности от человека, придание практического смысла научным разработкам1.
Полями воздействия постмодернистской парадигмы на правопонимание
являются:
1) методологическое критическое основание – деконструкция и децентрация, разрушающие классические представления о структурах и сущностях феноменов; полагающие переход к изучению «слоев», частных сторон вещей; категории ризомы, диспозитива, дискурса, эпистемы, власти, генеалогии, текста,
субъекта, нарратива;
1
Анохин В.С. Законность в судопроизводстве: правопонимание и правоприменение // Российская юстиция. 2013. № 3. С. 22-27.
2) новые предметности, для исследования которых формируются позитивные методологические дисциплины – синергетика, семиотика, эпистемология, герменевтика, феноменология1.
Частью общенаучного методологического кризиса является кризис юридической науки и юридического мышления. Юридические науки в силу использования метафизической методологии не способны осуществить теоретический «прорыв» за множественность эмпирически наблюдаемых граней исследуемых явлений, вовлечь в классические модели и объяснить новые факты.
Самое яркое на сегодняшний день проявление этого кризиса – неопределенность понимания юридической наукой своего предмета – права, и невозможность сформировать и репрезентовать на современном научном языке качественное теоретическое понятие права2.
Предпосылками формирования постмодернистского правопонимания
можно назвать: 1) изменение технологических, культурных и этических составляющих современной социальной реальности, 2) общий кризис европейской
рациональности и моделей классической европейской науки; 3) левую традицию социально-политического дискурса, развивающуюся по марксистскому и
неомарксистскому направлению; 4) теоретические положения правового реализма и прагматизма, 5) философию постструктурализма и постмодерна, 6) методологию феноменологии, синергетики, герменевтики и семиотики3. Постмодернистская теория права формируется в рамках западного правопонимания
как комплекс представлений о праве и понимании права. Она развивается по
линии: правовой реализм – правовой прагматизм – критические исследования
права – постмодернистская теория права.
На данный момент, это – теория описательно-критического характера,
направленная на познание и включение в предмет правовой теории новых социальных и технологических процессов. Ее деконструктивный импульс
1
Попова А.В. Неолиберальный тип правопонимания в России (вторая половина XIX - начало
XX В.) // Журнал российского права. 2013. № 1. С. 37-44.
2
Карнаушенко Л.В. Интегративное правопонимание: особенности, возможности, возражения
// История государства и права. 2013. № 21. С. 37-44.
3
Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права, 4-е изд., пер. и доп. Учебник для бакалавров. М.: Юрайт, 2013.
направлен на критику и децентрацию традиционной западной «либеральной»
юриспруденции, отказ от ее понимания сущности права. Вместе с тем, критическое постмодернистское правопонимание, еще не оформлено методологически,
в качестве завершенного теоретического комплекса.
Трансформация системы права происходит одновременно с переосмыслением сущности права. Постмодернистский тип ментальности способствует
возникновению множества теорий правопонимания. С одной стороны, это не
ново для теоретико-правовой науки, ведь по замечанию Б.А. Кистяковского,
"ни в какой другой науке нет столько противоречащих друг другу теорий, как в
науке о праве", и по первому впечатлению "она только и состоит из теорий,
взаимно исключающих друг друга"1.
Новейшие философско-правовые течения, рассматривающие право в
иной плоскости, дают возможность более адекватно, нежели традиционные
школы права, представить картину правовой реальности. Для правовой сферы
характерны динамизм, изменчивость, неустойчивость, зависимость от субъективного восприятия. И во многом данные черты проникают в сущность права.
Антиреализму постмодернистского мышления как нельзя более соответствуют герменевтическая и коммуникативная концепции права - обе они говорят о языковом характере правовой реальности.
Герменевтический подход рассматривает бытие как неразрывные процессы социального действия, диалога и самопонимания. Герменевтика, согласно
одному из ее основоположников - П. Рикеру, представляет собой не только метод познания, но и прежде всего способ бытия2. При этом подчеркивается роль
"закона, правосознания и конкретного правоотношения как трех необходимых
компонентов понимания права"3. Разрыв между всеобщностью закона и конкретным правовым казусом может быть преодолен в процессе правоприменения. Однако судья как представитель определенной социокультурной общности
1
Ерохина Ю.В. Правовой постмодернизм в России: особенности проявления // Адвокат.
2014. № 12. С. 11-16.
2
Денисов С.А. Преемственность норм государственного права России // Конституционное и
муниципальное право. 2014. № 9. С. 45-49.
3
Лиска О.М. Правопонимание в контексте идей о законе и правовом обычае в отечественной
юридической мысли второй половины XIX - начала XX в. // История государства и права.
2014. № 15. С. 58-67.
неосознанно вносит правотворческий момент в процесс правоприменения, реализует те представления о справедливости, которые доминируют на данном
этапе развития общественной жизни. Участвуя в дискурсе, порожденном
участниками дела, "вживаясь" в него, судья подводит норму под ситуацию, за
счет чего осуществляется согласование справедливости (цели) и формальности
(средства) права. Интерпретируя норму в конкретной ситуации, судья должен
найти золотую середину между формальностью, всеобщностью закона и индивидуальными, особенными чертами конкретного случая. При этом ему приходится в каждой конкретной ситуации понимать норму заново1. Здесь и проявляется напряженность между законом и конкретным правовым случаем, а одновременно и важнейшая проблема герменевтики. Она заключается в том, что невозможно выразить правовые явления в общих, неконкретизированных понятиях, а в последующем рассматривать проявление этих понятий в частных случаях. Поэтому правовой науке, законодателям и правоприменителям необходимо
находить всевозможные варианты устранения напряженности.2.
Коммуникативная концепция права, разработанная А.В Поляковым, также указывает на тесную связь права и жизнедеятельности людей3. Право рассматривается как особая форма коммуникации. Последняя принизывает общество как сеть, а само право выступает одним из её проявлений. Существование
права невозможно вне социальной коммуникации, и условием происхождения
права является не возникновение государства, а формирование психосоциокультурных реалий. Правовая коммуникация, по А.В. Полякову, представляет
собой взаимодействие между субъектами, возникающее на основе социальной
интерпретации правовых текстов. Правовая норма создается всей правовой
культурой, и располагается не в тексте нормативно-правовых актов, а отражается в сознании людей, которые её применяют. Правовой текст лишь опосредует правовую коммуникацию4.
1
Малахов В.П. Право в контексте исторического сознания // История государства и права.
2014. № 12. С. 29-34.
2
Овчинников А.И. Правовое мышление в герменевтической парадигме. Ростов н/Д, 2002.
3
Поляков А.В., Тимошина Е.В. Общая теория права: Учеб. для вузов. СПб., 2005.
4
Бекбаев Е.З. О двух функциях понятий в научном познании права // Журнал российского
права. 2014. № 9. С. 12-19.
Таким образом, понимание права в эпоху постмодерна изначально нестатично. Если его сущностный стержень и выявляется, то он пребывает в постоянном состоянии изменчивости. По справедливому замечанию И.Л. Честнова,
право «сегодня воспринимается как многомерный, противоречивый, стохастический феномен с постоянной изменчивой структурой в отличие от одномерного детерминированного явления с постоянной структурой».1 Постмодерн предопределяет "многомерность права", предполагающую "взаимообусловленность
трех основных измерений правовой реальности - нормы права, ее восприятия
правосознанием и реализации в правовом поведении"2.
Итак, основными достижениями постмодернистской юриспруденции
можно считать следующие:
1) критика абстрагированной от реальности действия права «либеральной» юриспруденции;
2) защита прав всех меньшинств (расовых, тендерных, культурных) и
несостоятельных слоев, «маргинальных» в традиционном правопонимании;
3) реорганизация принципов правосудия в сторону «креативного» правосудия, основанного на новом понимании истины, новом понимании сторон, новых ценностях (принятие решения в пользу ущемленных меньшинств при прочих равных условиях); новом способе формирования решений;
4) придание формальным юридическим категориям практического смысла, отказ от отчужденных и абстрактных «амебоподобных» категорий,
5) понимание социально-экономических противоречий общества как подлинного, антиномичного источника развития права;
6) «децентрация» сознания законодателей и применителей права как заданно- го установками господствующего общественного строя и его воспроизводства (власть имущих);
1
Кряжкова О.Н. Перемены в российском конституционном правосудии: ожидавшиеся,
ожидаемые, неожиданные // Конституционное и муниципальное право. 2014. № 10. С. 38-44.
2
Алексеев С.С., Архипов С.И., Грибанов Д.В. и др. Теория государства и права М.: Норма:
ИНФРА-М, 2013.
7) понимание новой роли юридического мышления как по- средника в
диалоге множества различных культурных групп, составляющих современное
общество;
8) понимание общества и права как сложных самоорганизующихся систем, тем не менее связанных жесткими линиями взаимодействия;
9) переход от традиционного формально-юридического типа рациональности права, основанного на единственном суверенитете государственной власти, к перспективистской рациональности, основанной на понимании статуса и
прав каждой культурной группы в составе общества, наделении всех их некими
частицами суверенитета.
Выводы по главе
Каждая из многочисленных теорий права постмодернистской эпохи обладает собственными принципами и особенностями, стремящимися адаптировать
современное право к правовой действительности. Философское мышление
настраивает на неоднозначное восприятие окружающей, в том числе и правовой, реальности. При этом на международном уровне заметна тенденция глобализации в самых разных сферах общественной жизни. В формате данного процесса отмечается ряд попыток унифицировать правовые явления, создать некие
правовые стандарты, объединяющие разные правовые системы. Вместе с тем в
рамках сложившейся ментальности и присутствующей здесь изменчивости социальных отношений, подобные стандарты, вряд ли смогут выйти на всемирный масштаб, в котором они несомненно будут и нестатичны, и крайне изменчивы. Некий прообраз их формы, проявляющийся в международном публичном
праве, будет наполняться различным содержанием в соответствии с тенденциями международных отношений и особенностям национального «горизонта понимания»1.
1
Краснов Ю.К., Надвикова В.В., Шкатулла В.И. Юридическая техника: Учебник. М.:
"Юстицинформ", 2014.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Современные подходы к типологизации государства представлены либертарно-юридической концепцией типологии государства, в рамках которой
выделяют ряд подходов: 1) государство как правовой тип пуб-личной политической власти; 2) государство и деспотия; 3) правовое государство и авторитарное государство; 4) типологизация В.С. Нерсесянца.
В.С. Нерсесянц выделяет этнический, сословный, индивидуальнополитический и гуманитарно-правовой типы права и государства, которые, по
его мнению, представляют собой исторически сменявшие друг друга этапы развития человеческой свободы от древних государств и вплоть до современности.
Сторонники концепции государства переходного типа полагают, что государства данного типа возникают и развиваются в момент резких изменений
как характера, так и и масштабов сложившихся экономических связей, кризиса
экономики, ослабления материальных основ государства и его правовой системы, резкого падения уровня жизни большинства насе-ления страны.
Под правопониманием понимается философско-правовая категория,
включающая в себя интеллектуальную познавательную деятельность, ее различные элементы (восприятие, оценки, представление), систему интерпретируемых посредством ее методологического аппарата правовых явлений, полученных как результат познавательно-правовой деятельности.
Типологизация
правопонимания
это
один
из
методов
научно-
юридического познания, в основе которого лежит теоретическое расчленение
правопонимания как единого системного феномена на отдельные элементы сс
последующей группировкой данных элементов по их сущностным признакам.
По способам построения предлагаемые типологии разделяются на эмпирические, являющиеся результатом количественной обработки эмпирических данных, и теоретические концепции, в их контексте проводится выявление перманентно присущих признаков с их последующей систематизацией и научная интерпретацией результатов, полученных в ходе сопоставления.
Среди основных тенденций развития современного отечественного правопонимания необходимо выделить:
1) интегративность - это попытка синтеза наиболее значимых моментов
конкурирующих между собой теорий права или объединения методологии ряда
классических правовых теорий для многоаспектного изучения сущности феномена права;
2) универсализм, выражающийся в том, что теория права не только фиксирует существующую норму права, но и объясняет специфику ее реализации в
правоприменительной практике, в том числе через понимание преломления ее
восприятия отдельным индивидом, коллективным самосознанием социальных и
профессиональных групп;
3) обращение к дореволюционным доктринам, которые могут рассматривается в качестве альтернативы концепциям западной юриспруденции в процессе объяснения специфики российского права и правопонимания в контексте
изучения специфики отечественной правовой культуры;
4) униформизация, представляющая собой попытки российских ученых
трансформировать свои представления о праве в форме высокоформализованной научной теории, претендующей на всестороннее объяснение права и правопонимани.
Роль правопонимания в процессе правотворчества определяется его
функциональным назначением. Во-первых, правопонимание это отражение и
одновременно источник объективных закономерностей в развитии социума,
государства и права, эффективно стимулирует формирование законодательной
базы. Во-вторых, оно отражается совокупности нормативно-правовых актов в
форме общих принципов права, определяет понимаемые социумом как идеальные цели отраслей, институтов и отдельных норм права. В- третьих, будучи отраженным в различных моделях правовых норм, правопонимание потенциально способно находить оптимальные способы, средства реализации этих целей в
конкретном месте и времени правовой реальности.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
1.
СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
1.1
Алексеев С.С., Архипов С.И., Грибанов Д.В. и др. Теория государства и
права М.: Нор-ма: ИНФРА-М, 2013.
1.2
Бошно С.В. Теория государства и права: Учебник для вузов. 2–е изд., пе-
рераб. и доп. М.: Эксмо, 2014.
1.3
Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV-
XVIII вв. М., 1992.
1.4
Венгеров А.Б. Теория государства и права Учебник для юридических ву-
зов. 4-е изд. М.: Юриспруденция, 2007.
1.5
Венгеров А.Б. Теория государства и права. М.: Омега-Л, 2013.
1.6
Власенко Н.А. Теория государства и права: учебное пособие. 2-е изд., пе-
рераб., доп. и испр. М.: Проспект, 2014.
1.7
Гегель Г. Лекции по философии истории. М., 1993.
1.8
Грановский Т.Н. Лекции по истории Средневековья. М., 1986.
1.9
Графский В.Г. История политических и правовых учений: учебник. 2- е
изд., перераб. и доп. М., 2006.
1.10 Иноземцев А.Л. Теория постэкономической общественной формации. М.,
2001.
1.11 История государства и права зарубежных стран. Учебник. В 2 томах. Том
2. Современная эпоха. Авторы Л. Гудошников, О. Жидков, О. Лысенко, В. Савельев, В. Струнников, Е. Трикоз, С. Чиркин. М., 2016.
1.12 История государства и права зарубежных стран: учебник для вузов. В 2-х
ч. Ч. 2 / Под ред. О.А. Жидкова, Н.А. Крашенинниковой. М.: НОРМА-ИНФРАМ, 2016.
1.13 История политических и правовых учений: учебник для вузов / Под ред.
B.C. Нерсесянца. М.: НОРМА, 2015.
1.14 Керимов А.Д. Современное государство: вопросы теории. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2011.
1.15 Ключевский В.О. Сочинения в 9 т. Т. 1, 2 (Ч. 1). Курс русской истории.
М., 1987.
1.16 Конституционное (государственное) право зарубежных стран: учебник
для вузов. В 4 т. / Под ред. Б.А. Страшуна. М.: БЕК, 2014.
1.17 Конституционное право зарубежных стран: учебник для вузов. / Под ред.
М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтина. М.: НОРМА - ИНФРА-М.; 2015.
1.18 Краснов Ю.К., Надвикова В.В., Шкатулла В.И. Юридическая техника:
Учебник. М.: Юстицинформ, 2014.
1.19 Кулапов В.Л. Теория государства и права. Учебник для вузов. М.: Норма,
2008.
1.20 Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права, 4-е изд., пер. и
доп. Учебник для бакалавров. М.:Юрайт, 2013.
1.21 Ллойд Д. Идея права. М.: Югона, 2002.
1.22
Макуев Р.Х. Теория государства и права. 2-е изд. М., 2005.
1.23 Маритен Ж. Человек и государство. М.: Идея-Пресс, 2000.
1.24 Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М:
Юристъ, 2004.
1.25 Морозова Л.А. Теория государства и права Учебник. 4-е издание. М.:
Эксмо, 2010.
1.26 Морозова Л.А. Теория государства и права. М.: Норма: ИНФРА-М, 2013.
1.27 Мощелков Е.Н. Переходные процессы в России. М., 1996.
1.28 Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства / Учебник для вузов.
М.: НОРМА, 2004.
1.29 Общая теория права и государств: Учебник / Под редакцией В.В. Лазарева. М: Юрист, 2007.
1.30 Овчинников А.И. Правовое мышление в герменевтической парадигме.
Ростов н/Д, 2002.
1.31 Овчинников С.Н. Теория государства и права. Владивосток: ВГУЭС,
2013.
1.32 Оль П.А. Правопонимание: От плюрализма к двуединству. СПб., 2005.
1.33 Ориу М. Основы публичного права. М., 1999.
1.34 Перевалов В.Д. Теория государства и права. Учебник для бакалавров. 3-е
изд., испр. и доп. М.: Юрайт, 2013.
1.35 Проблемы общей теории права и государства/ Под ред. B.C. Нерсесянца.
М.: НОРМА, 2002.
1.36 Радбрух Г. Философия права. М., 2004.
1.37 Радько Т. Н. Теория государства и права. Учебник для бакалавров. М.:
Проспект, 2014.
1.38 Рулан Н. Юридическая антропология. Учебник для вузов / Пер. с фр., отв.
ред. В.С. Нерсесянц. М., 2000.
1.39 Салыгин Е.Н. Теократическое государство. М.: Московский общественный научный фонд, 1999.
1.40 Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.Г. Стрекозова. М.: Интерстиль, 2000.
1.41 Теория государства и права: учебник для вузов / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. М.: НОРМА ИНФРА-М, 1999.
1.42 Тойнби А. Цивилизация перед судом истории: Сборник. М., 1995.
1.43 Тощенко Ж.Т. Три особенных лика власти. М., РГГУ, 2002.
1.44 Тункин Г.И. Теория международного права. М.: Зерцало, 2000.
1.45 Фишеровский словарь. Франкфурт, 1987.
1.46 Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран / Под редакцией З.М. Черниловского. М., 1984.
1.47 Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. В 2 томах. Т. 1. Древний мир и Средние века. М., 2018.
1.48 Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. В 2-х т.
Отв. Ред. Н. А. Крашенинникова М, 2016.Абдулаев М.И., Комаров С.А. Проблемы теории государства и права. СПб.: Питер, 2003.
1.49 Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 1993.
1.50 Чашин А. Н. Теория государства и права. Учебник для вузов. М.: «Дело и
сервис», 2008.
2.
ПУБЛИКАЦИИ В ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ
2.1
Анохин В.С. Законность в судопроизводстве: правопонимание и право-
применение // Российская юстиция. 2013. № 3. С. 22-27.
2.2
Белых В.С. К вопросу о сущности права: теоретические проблемы право-
понимания // Российский юридический журнал. 2012. № 3. С. 32-38.
2.3
Веденеев Ю.А. Юридическая картина мира: между должным и сущим //
"Lex russica". 2014. № 6. С. 11-14.
2.4
Власенко Н.А. Правопонимание в свете категорий определенности и не-
определенности // Журнал российского права. 2014. № 2. С. 25-29.
2.5
Денисов С.А. Преемственность норм государственного права России //
Конституционное и муниципальное право. 2014. № 9. С. 45-49.
2.6
Елисеев С.Г. Формализация фундаментальных правовых ценностей сво-
боды, равенства и справедливости в конституционном регулировании социальных прав граждан России // Адвокат. 2014. № 11. С. 14-20.
2.7
Елисеев С.Г., Чертков А.Н. Свобода, равенство и справедливость в систе-
ме правовых ценностей // Законодательство и экономика. 2014. № 11. С. 33-39.
2.8
Ерохина Ю.В. Правовой постмодернизм в России: особенности проявле-
ния // Адвокат. 2014. № 12. С. 11-16.
2.9
Залоило М.В., Черкашина-Шмидт О.В. Интегративное правопонимание:
новый подход // Журнал российского права. 2014. № 4. С. 22-27.
2.10 Иноземцев А.Л. Теория постэкономической общественной формации. М.,
2001.
2.11 Карнаушенко Л.В. Интегративное правопонимание: особенности, возможности, возражения // История государства и права. 2013. № 21. С. 37-44.
2.12 Крусс В.И. Диалектика конституционализации и взаимодействие правовых систем в контексте глобализации // Российский юридический журнал. 2014.
№ 5. С. 26-31.
2.13 Леусенко Д.А. История становления и развития интегративного понимания права в России во 2-й пол. XIX - нач. XX в. Первый (интегративногенетический) этап // История государства и права. 2015. № 3. С. 28-34.
2.14 Лизикова И.И. Право: миф или реальность? // История государства и права. 2012. № 11. С. 46-51.
2.15 Лиска О.М. Правопонимание в контексте идей о законе и правовом обычае в отечественной юридической мысли второй половины XIX - начала XX в.
// История государства и права. 2014. № 15. С. 58-67.
2.16 Малахов В.П. Право в контексте исторического сознания // История государства и права. 2014. № 12. С. 29-34.
2.17 Пермиловский М.С. Основы конституционной аксиологии: структура
ценности // Государственная власть и местное самоуправление. 2014. № 2. С.
25-27.
2.18 Попова А.В. Неолиберальный тип правопонимания в России (вторая половина XIX - начало XX В.) // Журнал российского права. 2013. № 1 С. 37-44.
2.19 Сергевнин С.Л. Российское национальное правосознание: некоторые конституционно-правовые проблемы // Журнал конституционного правосудия.
2014. № 5. С. 39-44.