Печек Святослав Русланович. Особенности российского законодательства по пресечению деструктивных проявлений в сфере религий

5
АННОТАЦИЯ
Дипломная
работа
«Особенности
российского
законодательства
по
пресечению деструктивных проявлений в сфере религии» содержит 76 страницы
текста, использовано источников 53. Работа состоит из введения, двух глав,
заключения и списка литературы.
Ключевые
экстремизм,
слова:
религиозный
религиозное
экстремизм,
законодательство,
защита
прав
религиоведение,
чувств
верующих,
правоприменительная практика.
Объект исследования: комплекс законодательных норм, регулирующих
государственно-конфессиональные отношения и практика их применения.
Предмет исследования: правовые нормы российского законодательства,
ограничивающие деструктивные проявления в сфере религии, и практика их
применения.
Цель дипломной работы: проведение анализа законодательных норм,
ограничивающих общество от деструктивных проявлений в сфере религии, и
накопленного опыта их применения.
Теоретическое исследование проводилось с использованием: юридических
статей, справочно-правовых систем, книг и публикаций, связанных с изучением
законодательных норм и практики их применения.
Методологическая основа исследования состоит из комплексного анализа,
толкования законодательных норм, обобщения и специально-юридических
методов.
Во введении раскрывается актуальность выбранной темы, описываются
цели и задачи выпускной квалификационной работы.
В первой главе изложено развитие законодательного права на свободу
совести и правового положения религиозных объединений и правовые гарантии
от деструктивных проявлений в сфере религии.
Во
второй
главе
изложено
законодательное
противодействие
экстремистской деятельности в сфере религии и теоретические основы и
6
правоприменительная
практика
законодательства,
защищающего
чувства
верующих.
В заключении обобщается проделанная работа, происходит формулировка
выводов исходя из проделанного анализа, а также общая характеристика
российского законодательства по пресечению деструктивных проявлений в сфере
религии.
7
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………
8
ГЛАВА 1. РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О
СВОБОДЕ СОВЕСТИ И О РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЯХ В ОБЛАСТИ
ЗАЩИТЫ
ОТ
ДЕСТРУКТИВНЫЕ
ПРОЯВЛЕНИЯ
В
СФЕРЕ 13
РЕЛИГИИ…………………………………………………………………………...
§1.1 Развитие законодательного обеспечения права на свободу совести и
правового
положения
религиозных 13
объединений……………………………………………………………………...…
§1.2 Правовые гарантии от деструктивных проявлений в сфере религии……... 27
ГЛАВА
2.
НОРМЫ
РОССИЙСКОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА,
ПРЕСЕКАЮЩИЕ ДЕСТРУКТИВНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ В СФЕРЕ РЕЛИГИИ. 43
§2.1 Законодательное противодействие экстремистской деятельности в сфере
религии……………………………………………………………………………… 43
§2.2 Правовая защита чувств верующих в Российской Федерации: теория и
практика…………………………………………………………………………….. 58
ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………….. 68
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………………………………. 70
8
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы данной дипломной работы: развитие демократического
общества и правового государства в Российской Федерации и религиозный
ренессанс в обществе привели к необходимости регулировать правовое поле
свободы совести, свободы вероисповедания и религиозных организаций. К
сожалению, помимо очевидных плюсов демократического строя Российской
Федерации,
одновременно
появились
и
минусы.
Появление
нарушений
экстремистского толка, ограничение и лишение законных прав на свободу совести
и свободу вероисповедания, нанесение вреда и уничтожение культурного
наследия
религиозного
значения
стали
обратной
стороной
–
все
это
деструктивные проявления в области религии, которые необходимо регулировать
и регламентировать на законодательном уровне.
Деструктивные
проявления
в
области
религии
-
это
нарушение
законодательных норм, которые даны государством для регулирования и защиты
общественно-религиозной жизни социума. Форм деструктивных проявлений в
современном обществе немалое количество, и каждая представляет собой
ущемление личностных прав гражданина, разрушение личной и социальной
жизни гражданина, нанесение материального и морального ущерба человеку и
т.п.
Примером
деструктивных
проявлений
может
служить
религиозный
экстремизм, деятельность сект и т.д.
Деструткивные проявления – это комплекс правонарушений, которые
представляют из себя нарушение жизни гражданина РФ, которые гарантированы
законодательством(Конституция РФ, Федеральный закон «О свободе совести и
религиозных объединениях» и т.д.)Российской Федерации.
На мой взгляд, российскому законодательству о нарушениях в области в
религии необходима доработка. Само по себе законодательство в данной области
для РФ достаточно новое, ему только идет третий десяток лет, что является
крайне малым сроком для проработки его в достаточной степени. А если взять в
расчет, что до этого момента на территории Российской Федерации было
9
ограждение религии от общественной жизни (Конституция РСФСР 1918,ст.13[1];
Конституция СССР 196,ст.124[2]),то нынешнюю законодательную базу, при всей
её новизне, можно охарактеризовать как успех законодателей. Нынешние
разработки и актуальные законодательные нормы представляют собой уже
прекрасную базу для развития и, безусловно, постепенно, со временем,
законодательство сможет учитывать все аспекты религиозной жизни. М. Ю.
Шахов в фундаментальной по данной теме книге «Правовые основы деятельности
религиозных объединений в Российской Федерации» высказывает мнение, что
развитие религиозного законодательства является важным инструментом защиты
гражданского общества и защиты конституционных прав и свобод гражданина.[3]
В Российской Федерации тенденция развития подобного законодательства
крайне положительна : примером может послужить круглый стол, прошедший 28
января
2016
года
в
«Совершенствование
стенах
Государственной
законодательства
о
Думы
РФ
религиозных
на
тему
организациях»,
проводимое в порядке реализации мероприятий 4 Рождественских Парламентских
встреч, организован и подготовлен комитетом Государственной Думы РФ по
делам общественных объединений
и религиозных организаций.[4] В форуме
приняли участие представители законодательной и исполнительной власти,
религиозных конфессий, общественных некоммерческих организаций, юристы.
На
встрече
представители
поделились
мнениями
о
правоприменении,
анализировали тенденцию движения законодательства и, в целом, провели
достаточно конструктивную встречу. И эта встреча не первая, и, однозначно, не
последняя.
При всей тенденции развития и однозначных положительных изменениях в
религиозном
законодательстве,
стоит
отметить
и
его
противоречия
и
конфликтные моменты. Особенно заметны такие противоречия на региональном
уровне.
В
некоторых
субъектах
Российской
Федерации
из-за
законов
регионального уровня некоторые религиозные организации не могут пройти
перерегистрацию из-за противоречия между законом субъекта и федеральным
законом. Также есть тенденция, идущая от некоторых государственных органов и
10
религиозных
организаций
о
пересмотре
конституционного
принципа
о
недопустимости в Российской Федерации любой официально признанной религии
или церкви. Некоторые представители духовенства (в частности, Московской
патриархии) заявляют о доминирующем положении православия в государстве,
обращая внимание на количество верующих, менталитет, строительство храмов в
государственных учреждениях и т.д.
Религиозное законодательство, безусловно, актуально для нынешней
России, государство крайне активно сотрудничает с церковью и строит далеко
идущие планы по сотрудничеству. Тема диплома актуальна как для государства,
так и для обычного гражданина, который исповедует определенную религию и
является членом конфессии; нынешнему гражданину нужно следить за
изменениями в законодательстве, которые относятся к его личному правовому
полю для сохранения собственной безопасности. Совместные программы,
которые реализуют государство и церковь сейчас и запланированы в дальнейшем,
направлены на улучшение социально-духовной жизни общества и создание
свободного вероисповедания гражданина. Для реализации данных программ
необходима законодательная база со своими, специфичными особенностями,
которые бы подтвердила полномочия и дала бы необходимые рычаги для
реализации социальных программ. Вероисповедная политика государства носит
созидательный характер, которая дает как верующим, так и религиозным
организациям определенные свободы и льготные условия.
Также тема является актуальной еще и с точки зрения увеличения
количества и частоты правонарушений в области религиозного экстремизма и
увеличения количества деструктивных сект и улучшения качества их работы.
Законодательные нормы менялись с течением времени, и количество и качество
правонарушений прямо влияло на эти изменения. В данной дипломной работе мы
рассмотрим особенности, тенденции изменения во времени и направления, в
которых двигались законодатели, законодательные акты, регламентирующие
характер взаимоотношений между государством и обществом, тенденцию этих
отношений в настоящее время.
11
В данной дипломной работе мы будем рассматривать законодательные
нормы с позиций базовых и дополнительных. К базовым законодательным
нормам относятся Конституция Российской Федерации и Федеральный закон «О
свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 №125-ФЗ. Именно
эти законодательные нормы регулируют жизнь граждан и её организацию в
нынешнем правовом поле Российской Федерации.
Дополнительные – это комплекс законодательных норм, таких как
Уголовный кодекс РФ, Кодекс Российской Федерации об административных
правонарушениях, Федеральный закон «О противодействии терроризму» от
06.03.2006 №35-ФЗ, Федеральный закон «О противодействии экстремистской
деятельности» от25.07.2002 №114-ФЗ.
Комплекс этих законодательных норм дает общую картину регулирования
религиозной жизни общества и дает объективную картину, что происходит во
взаимоотношениях государства и религий и конфессий.
Темой исследования является религиозное законодательство Российской
Федерации.
Степень научной разработки: проблема деструктивных проявлений в
сфере религии является одной из насущных проблем для российского
религиоведения. Изучались как право на свободу совести и нарушение этих прав,
так и деятельность религиозных организаций, теоретическое и практическое
взаимодействие между государством и конфессиями, виды деструктивных
явлений и способы защиты на уровне законодательства. Данной проблемой
занимались М. Ю. Шахов, который написал фундаментальную работу «Правовые
основы деятельности религиозных объединений в Российской Федерации»; А. Е.
Себенцов писал про законодательный переход от государственного атеизма к
свободе совести; М. И. Одинцов написал исторический анализ взаимоотношений
государства и религиозных организаций; А. В. Пчелинцев, В. В. Раховский, С.В.
Чугунов вместе расписывали законодательные нормы, заключения экспертов и
судебную практику применения данных норм, И. А. Куницын: правовой статус
12
религиозных объединений; И. В. Понкин: правовые основы светскости
государства и образования и другие.
Объектом
исследования
является
комплекс
законодательных
норм,
регулирующих государственно-конфессиональные отношения и практика их
применения.
Предметом исследования дипломной работы являются правовые нормы
российского законодательства, ограничивающие деструктивные проявления в
сфере религии, и практика их применения.
Целью дипломной работы является проведение анализа законодательных
норм, ограничивающих общество от деструктивных проявлений в сфере религии,
и накопленного опыта их применения.
Задачи исследования:
‒ рассмотреть
развитие
правового
регулирования
деятельности
религиозных объединений;
‒ проанализировать правовые гарантии от деструктивных проявлений в
сфере религии в теории и практике;
‒ раскрыть
особенности
законодательного
противодействия
экстремистским проявлениям в сфере религии в теории и практике;
‒ изучить правоприменительную практику защиты чувств верующих в
Российской Федерации.
Методами исследования данной дипломной работы являются:
‒ Анализ нормативно-правовой документации по теме дипломной работы.
‒ Анализ литературы.
‒ Понятийный анализ нормативно-правовых актов.
‒ Правовое прогнозирование.
‒ Толкование права.
‒ Классификация.
Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, каждая из
которых состоит из двух параграфов, заключения и списка литературы.
13
ГЛАВА 1. РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О
СВОБОДЕ СОВЕСТИ И О РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЯХ
В ОБЛАСТИ ЗАЩИТЫ ОТ ДЕСТРУКТИВНОГО ПРОЯВЛЕНИЯ
В СФЕРЕ РЕЛИГИИ
§1.1 Развитие законодательного обеспечения права на свободу совести и
правового положения религиозных объединений
Процесс развития правового регулирования деятельности религиозных
объединений неразрывно связан с историей Российского государства, которая
оставила за собой большой отпечаток, повлиявший на развитие этого
регулирования.
В
данной
дипломной
работе
точкой
отсчета
развития
правового
регулирования деятельности религиозных организаций берется Советский период
развития.
На
всей
дистанции
развития
правового
регулирования
Советское
государство реализовывало марксистско-ленинскую идеологию, где религия в
государстве представляет собой отрицательное явление, которое мешает
правильному
развитию
социума.
Кроме
абсолютной
антирелигиозной
пропаганды, которая иногда представляла собой откровенное глумление над
религией и предметами религиозной веры, кроме судебного и внесудебного
преследования
служителей
церкви
и
верующих,
существовали
еще
и
законодательные нормы, которые существенно вмешивались и ограничивали
религиозную свободу общества.
Конституция 1977 г. признавало право на атеистическую, но не на
религиозную пропаганду. За верующими было только право исповедовать
религию и отправлять религиозные традиции. При этом, в отличие от постулатов
международного права, понимание понятия «исповедовать религию» понималось
максимально узко, только как право исповедовать религиозные убеждения
(пропагандировать и публично оглашать запрещено). Важный момент: советское
государство рассматривало любую деятельность, которая прямо не разрешена
14
законодательным актом как противозаконную, за которую можно понести
ответственность.
Поэтому
публичная
религиозность
рассматривалась
как
антиконституционная деятельность.
С момента декрета 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от
церкви» религиозные объединения были лишены статуса юридического лица.
Декрет постановил: «никакие церковные и религиозные общества не имеют права
владеть собственностью» [5]. Все имущество религиозных объединений было
объявлено достоянием народа.
Фактически, в связи с необходимостью осуществления жизнедеятельности,
религиозные объединения совершали определенные действия: открывали счета в
сберегательных кассах, заключали охранные договора на передачу им в
пользование культовых зданий, покупали материалы, производили ремонтные
работы. В соответствии с п. 11 Постановления ВЦИК и СНК РСФСР «О
религиозных объединениях» от 08.04.1929 г. (с изменениями, внесенными Указом
Президиума ВС РСФСР от 23.06.1975 г.):
«Сделки, связанные с управлением и пользованием культовым имуществом,
как-то: договоры о найме сторожей, о поставке дров, ремонте молитвенного
здания и имущества культа, по приобретению продуктов и имущества для
совершения религиозных обрядов и церемоний и тому подобных действий, тесно
и непосредственно связанных с учением и обрядностью данного религиозного
культа, а также по найму помещений для молитвенных собраний, могут
заключаться отдельными гражданами, состоящими членами исполнительных
органов религиозных обществ или уполномоченными групп верующих». [6]
Религиозные объединения не были субъектами права, соответственно, не
имели права отстаивать свои права в судебном порядке.
Разрешительные
постановлению,
порядок
которое
было
создания
указано
религиозного
выше,
значил,
объединения,
что
по
религиозное
объединение имело право приступить к своей работе только через принятие
решения о регистрации Совета по делам религий пи Совете Министерства СССР.
Этот порядок позволял этому же Совету по абсолютно любым причинам
15
отказывать в регистрации или оттягивать на неопределенный срок, а с другой
стороны ликвидировать актуальные религиозные общества (и все эти решения не
могли быть обжалованы в суде).
В
СССР
религиозным
объединениям
было
запрещено
право
осуществлять благотворительную деятельность. Постановление «О религиозных
объединениях» постановило, что:
«Религиозным объединениям воспрещается:
а)
создавать
объединения
и
кассы
вообще
взаимопомощи,
пользоваться
кооперативы,
находящимся
в
производственные
их
распоряжении
имуществом для каких-либо иных целей, кроме удовлетворения религиозных
потребностей;
б) оказывать материальную поддержку своим членам;
в)
организовывать
как
специально
детские,
юношеские,
женские
молитвенные и другие собрания, так и общие библейские, литературные,
рукодельческие, трудовые, по обучению религии и т. п. собрания, группы,
кружки, отделы, а также устраивать экскурсии и детские площадки, открывать
библиотеки и читальни, организовывать санатории и лечебную помощь». [7]
Логика
законодателей:
способные
трудиться
обеспечивают
себя
самостоятельно, не способные находятся на обеспечении государства. А
благотворительность
религиозных
организаций
выглядит
как
косвенное
распространение религии, способ привлечения верующих в организацию.
Подоходный налог в соотношении к прибыли церковных объединений
доходил до 81%, что являлось практически равным с некоммерческими
организациями. РПЦ взывала к снижению ставки до приблизительно 69%(равная
ставка с адвокатами, врачами частной практики и преподавателями. Власти не
согласны, так как считали, что такой налог приравняет их к социально полезным
организациям. Снижение ставки произошло в 1981 г.
М. О. Шахов, в книге «Правовые основы деятельности религиозных
объединений в Российской Федерации», предложил периодизацию развития
отношений Российским Государством и религиозными объединениями:
16
Предварительный этап: конец 1980-х гг. — октябрь 1990 г. (от поворота в
политике при праздновании тысячелетия Крещения Руси до принятия Закона «О
свободе вероисповеданий»);
1-й этап: октябрь 1990 г. — сентябрь 1997 г. (до принятия ФЗ «О свободе
совести и о религиозных объединениях»);
2-й этап: сентябрь 1997 г. — настоящее время. [8]
Фактический
поворот
во
взаимоотношениях
между
церковью
и
государством, по мнению М. Ю. Шахова, происходит в конце 80-х годов и
связано с празднованием тысячелетия Крещения Руси (1998 г.), а пиковой точкой
можно считать принятие в 1990 г. принятие закона РСФСР «О свободе
вероисповеданий», который регулировал взаимоотношения между церковью и
государством до 1997 г. [9] Одной из предпосылок, по мнению протоиерея В.
Цыпина, можно отнести техногенную катастрофу на Чернобыльской АЭС в 1986
г.
«Грандиозная
Чернобыльская
катастрофа
углубила
в
обществе
апокалипсические и религиозные настроения, а дискредитация советского
периода истории России вызвала ностальгическое отношение к дореволюционной
России; обострила интерес к Православной Церкви, в которой всегда виделся
островок старой России, уцелевший в коммунистической пучине. В 1987 г.
официальная идеология, в том числе и в атеистической своей части, ведет уже
арьергардные бои при стремительном отступлении». [10]
Закон СССР «О свободе совести и религиозных организациях» от
01.10.1990 г. кардинально изменил взаимоотношения между государством и
религиозными объединениями. За религиозными организациями признавались
права юридического лица (за всей структурой, а не в индивидуальном порядке, с
наличием или отсутствием центричной организацией).
Регистрация религиозных организаций стала добровольной.
Участие религиозных объединений в жизни общества стала разрешенной,
также разрешили доступ к СМИ и благотворительности.
Налоговое бремя церкви было значительно минимизировано.
17
И придавал Совету по делам религий консультативную и информативную
функцию.
Также устанавливалось преимущественное право на получение права
владения зданий культового значения со сроком рассмотрения заявки в 1 месяц.
Была проблема реализации: в связи с политическими событиями,
происходящими на территории СССР (процессы дезинтеграции, принятие
частями республик о приоритетном праве локального законодательства и
итоговое «Соглашение о создании Содружества Независимых Государств» от
08.12.1991 г. которое признавало прекращение существования Союза ССР), этот
закон остался почти без реализации.
Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий» от 25 октября 1990 г. стал
основным законодательным актом в реализации взаимоотношений между
государством и религиозными объединениями на 7 лет. По нашему мнению, этот
закон был направлен на реорганизацию государственно – конфессиональных
отношений и на полноценное регулирование и реализацию права гражданина на
свободу совести.
М. Ю. Шахов, анализируя данный закон, провел вот такой анализ: «Закон
установил
содержание
понятия «религиозное
объединение» (ст.
17)
—
добровольное объединение совершеннолетних граждан, образованное в целях
совместного осуществления права граждан на свободу вероисповеданий, в том
числе для совместного исповедания и распространения веры. Последнее
включало: совершение культа, распространение своих убеждений, религиозное
обучение и т. д.; таким образом, нельзя говорить о том, что в Законе полностью
отсутствовали признаки религиозного характера организации.
Закон в статье 18 предоставил религиозным объединениям возможность
добровольного получения прав юридического лица, которое они приобретали с
момента регистрации гражданского устава. Принципиально новыми при этом
были снижение числа граждан-учредителей религиозного объединения до 10
человек (вместо известной «двадцатки») и формулировка о регистрации не самого
религиозного
объединения,
а
его гражданского
устава, призванная
учесть
18
верования тех, кто полагал грехом регистрировать общину у «неверных» светских
властей.
Религиозные объединения получили права основывать и содержать места
богослужений или религиозных собраний; граждане и религиозные объединения
получили право беспрепятственно проводить богослужения, религиозные обряды
и церемонии, было предусмотрено отправление религиозных обрядов на военной
службе, в медицинских учреждениях, в местах заключения (ст. 22).
Религиозные объединения получили право производить и распространять
религиозную
литературу
и
предметы
культа
(ст.
23);
заниматься
благотворительной и культурно-просветительской деятельностью, учреждать
СМИ (ст. 24); поддерживать международные контакты (ст. 25), причем не только
религиозные объединения, но
и
граждане получили
право
приглашать
иностранных граждан для участия в религиозных мероприятиях и для получения
религиозного образования.
С приобретением религиозными объединениями прав юридического лица
четкую
правовую
основу
приобрело
право
собственности
религиозных
объединений (ст. 26); право пользования имуществом других собственников (ст.
27); право вести производственно-хозяйственную деятельность (ст. 28). Было
установлено, что на граждан, работающих в религиозных объединениях,
распространяется законодательство о труде (ст. 29) (в советское время оно
распространялось только на обслуживающий персонал: уборщиц, сторожей,
дворников, кочегаров, и то при условии, что они не выполняют никаких иных
функций собственно религиозного характера); они подлежат налогообложению
наравне с рабочими и служащими, на них распространяются нормы социального
обеспечения и социального страхования (ст. 31).
В ряде статей было зафиксировано стремление преодолеть прежнюю
атеистическую политику властей: ст. 8 говорила об отделении от государства
религиозных и
атеистических
объединений,
о
том,
что
общественные
объединения граждан в целях изучения и распространения атеистических
19
убеждений не получают от государства материальной и идеологической помощи,
государство не поручает им выполнение каких-либо государственных функций.
Статья 8 установила также, что на территории РСФСР не могут учреждаться
исполнительные
и
распорядительные
органы
государственной
власти
и
государственные должности, специально предназначенные для решения вопросов,
связанных с реализацией права граждан на свободу вероисповеданий, что
предопределило ликвидацию структур Совета по делам религий.
Статья 11 установила, что контроль за соблюдением законодательства о
свободе вероисповеданий осуществляется Советами народных депутатов и
правоохранительными
органами.
«Осуществление
контроля
иными
государственными органами, политическими партиями и должностными лицами
запрещается». При этом органы юстиции занимались только регистрацией
уставов религиозных объединений, но не последующим контролем за их
соблюдением.
Статья 16 воспрещала проведение атеистических мероприятий в местах,
используемых верующими для совершения культа.
Среди недостатков и правовых пробелов можно указать на следующие. В
Законе
1990
г.
«централизованного»
остались
и
недостаточно
«регионального»
определенными
религиозных
понятия
объединений,
о
возможности образования которых только упоминается в ст. 17.
Недостаточно и не прямо были установлены критерии для отнесения
объединения
к
числу
религиозных;
отсутствовало
понятие
«местного»
религиозного объединения и какие-либо требования к учредителям, кроме
гражданства
и
совершеннолетия
(должны
ли
учредители
религиозного
объединения проживать в одном городе, местности?). В соответствии со ст. 18
любое религиозное объединение, пользующееся правами юридического лица,
могло учреждать другие религиозные объединения.
Никак не был урегулирован вопрос о деятельности иностранных
религиозных организаций и граждан. Фактическое отсутствие контроля за
деятельностью религиозных объединений со стороны государственных органов
20
(Советы вскоре утратили реальную власть, а позднее, в 1993 г., были
ликвидированы) в сочетании с положением ст. 21 о том, что нарушение
законодательства отдельными членами религиозного объединения не влечет
ответственности всего объединения в целом, сделали практически невозможной
ликвидацию в судебном порядке религиозных объединений, нарушивших
законодательство.» [11]
Также в развитии отношений между религиозными объединениями стоит
выделить и деятельность государства, которая создавала государственные
структуры на федеральном и уровнях субъектов.
На уровне федерации была создана Комиссия по вопросам религиозных
объединений при Правительстве РФ в 1994 г. Является координационным
органом, образованным для рассмотрения вопросов, возникающих в сфере
взаимоотношений государства и религиозных объединений.
Основными задачами Комиссии являются:
 подготовка предложений по урегулированию вопросов, связанных с
деятельностью
религиозных
объединений
и
требующих
решения
Правительства Российской Федерации;
 информационно-аналитическое обеспечение деятельности Правительства
Российской
Федерации
по
вопросам,
затрагивающим
сферу
взаимоотношений государства и религиозных объединений;
 координация деятельности органов исполнительной власти в сфере
взаимоотношений с религиозными объединениями. [12]
Была создана из-за повышения активности процесса передачи религиозным
объединениям имущества культового значения. В этой связи стоит выделить факт
того, что Комиссия не носит характер реституции, т.е. не предполагает
обязательного возвращения конкретного объекта предыдущему владельцу или его
официальному приемнику.
Уполномоченные государственные органы были вправе удовлетворить
частично или полностью, а также и отклонить запрос религиозной организации.
21
Но есть особенность – религиозная организация, которая отправляла запрос, не
могла оспорить отказ.
За период с 1988 по 1998 гг. передано св. 15 000 музейных предметов, в
частности мощи, иконы. К 1998 г. передача имущества, проходившая в
абсолютном
большинстве
случаев в
пользование, но
религиозных
организаций, сократилась
по
не
объективным
в
собственность
причинам,
т.
к.
значительная часть того имущества религиозного назначения, которое можно
было передать без особых затруднений, оказалась передана.
Так
же
был
создан
Совет
по
взаимодействию
с
религиозными
объединениями при Президенте РФ, создан в 1995 г.
Основными функциями Совета являются:
 обеспечение
взаимодействия
Президента
Российской
Федерации
с религиозными объединениями;
 содействие
укреплению
общественного
согласия,
достижению
взаимопонимания, терпимости и взаимного уважения в вопросах свободы
совести и свободы вероисповедания;
 некоторых федеральных министерствах и ведомствах также создаются
подразделения или должности для взаимодействия с религиозными
организациями. [13]
В середине 90-х гг. проблема деятельности новых религиозных движений
(НРД) и иностранных миссионеров вновь становится предметом активных
дискуссий. Было принято обращение Государственной Думы РФ к Президенту РФ
«Об опасных последствиях воздействия некоторых религиозных организаций на
здоровье общества, семьи, граждан России» в декабре 1996 г. С ноября 1994 г. по
лето 1997 г. более трех десятков субъектов РФ приняли собственные законы о
религиозных организациях, призванные восполнить пробелы в федеральном
законодательстве, дополнительно упорядочить и ограничить активность НРД.
Федеральный
закон
«О
свободе
совести
и
о
религиозных
объединениях» был в первом варианте принят Государственной Думой 23 июня,
одобрен Советом Федерации 04 июля, но отклонен Президентом РФ 22 июля 1997
22
г. После согласительных процедур новый вариант Закона был принят
Государственной Думой 19 сентября, одобрен Советом Федерации 24 сентября,
подписан Президентом РФ 26 сентября 1997 г.
Принятие данного Закона ознаменовало начало 2-го этапа формирования
государственно-конфессиональных
Рассмотрение
перемен,
отношений
произошедших
в
в
Российской
структурных
Федерации.
компонентах
государственной вероисповедной политики, позволяет говорить, что ее характер
существенно изменился.
Применительно к ценностно-целевому компоненту структурной модели
следует отметить, что хотя концептуальные положения вероисповедной политики
остались
официально
не
сформулированными,
а
концепция
ГКО
не
выработанной, фактически произошли определенные перемены. Значительная
часть общества и
многие лица, стоящие у власти, стали признавать
нежелательность полного устранения государства от процессов, происходящих в
религиозной жизни страны, необходимость государственного контроля и
регулирования развития религиозной ситуации.
В
качестве
мировоззренческих
отражения
этих
представлениях
перемен
была
в
доминирующих
усовершенствована
идейно-
нормативно-
правовая база (нормативный компонент модели), принят Федеральный закон от
26.09.97 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» , а
следом за ним ряд соответствующих подзаконных нормативных актов.
Произошли перемены и в организационно-управленческих структурах
(институциональный компонент). Надзор за исполнением законодательства о
свободе совести и о религиозных объединениях в соответствии с новым Законом
возложен на органы прокуратуры; а контроль за соблюдением устава религиозной
организацией относительно целей и порядка ее деятельности — на орган,
принявший решение о регистрации религиозной организации. Таким образом
была
устранена
бесконтрольность
религиозных
организаций,
фактически
созданная нормами закона «О свободе вероисповеданий». Продолжился процесс
воссоздания органов по связям с религиозными объединениями в субъектах
23
Федерации. (Однако осталась неразрешенной до настоящего времени проблема
создания федерального органа исполнительной власти по вопросам религиозных
организаций, без которого остается затруднительным проведение единой
государственной вероисповедной политики).
В конце 90-х, в связи с переходом Российской Федерации на модель
демократического общества, на законодательном уровне были закреплены права
граждан на свободу совести и вероисповедания и религиозные организации
получили
статус
юридического
лица
со
всеми
вытекающими
отсюда
положительными и отрицательными последствиями. Помимо прав, закрепленных
в Конституции РФ, добавились и международные договоры.
Но вышло так, что религиозные организации были не готовы к такому
повороту событий. Менталитет граждан, создающих религиозные организации,
был советским, и не готовность к свободе действий и несение полноценной
ответственности за нарушение законодательства сказалось негативным образом.
На
взгляд
автора,
в
такое
неоднозначное
положение
(помимо
необходимости быстрых перемен в сознании) поставил и Федеральный закон «О
свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 г., который
частично конфликтовал с Конституцией.
Одной из претензий, остающихся актуальными и сейчас, это конфликт в
преамбуле ФЗ «О свободе совести и …». Преамбула утверждает: «признавая
особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее
духовности и культуры» [14]. И при этом Конституция в статье 14 утверждает о
светскости Российского государства. Таким образом, ФЗ «О свободе совести и
…» делает православие «первой среди равных». Также в преамбуле ФЗ «О
свободе совести и …» выделяется: «уважая христианство, ислам, буддизм,
иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического
наследия народов России» [15]. Т.е. законодатель изначально выделяя одних,
дискриминирует других. Помимо конфликта Конституции РФ и ФЗ «О свободе
совести и …», также в наличии конфликт между ФЗ «О свободе совести и …» и
международных договоров, которые ратифицирует Российская Федерация. В сути
24
получается
межконфессиональный
конфликт,
который
обостряет
взаимоотношения.
А. Г. Залужный считает, что современное российское демократическое
общество, не смотря на законодательное закрепление множества мнений, может
быть законодательно ограничено, если есть нужда в охране общества и охране
гражданских прав. [16]
Согласно ФЗ «О свободе совести и …» присутствует деление на местные и
централизованные религиозные организации. Централизованные религиозные
организации складываются (признаются юридически централизованной) из 3-х.
Т.е. 3 религиозные организации (прим. авт. – у которых, напоминаем, должна
быть регистрация) могут организовать централизированную структуру. Также
одна из особенностей – только централизированные организации имеют право на
создание монастырей, других религиозных организаций, образовательных
организаций. Проблема во всем этом возникает на уровне иностранных граждан.
При требовании ценза оседлости, иностранный гражданин не сможет его
обеспечить, что является нарушением прав на свободу вероисповедания. Т.е.
происходит нарушение Международного пакта о гражданских и политических
правах, который ратифицирован Российской Федерацией.
Да и в целом с иностранными гражданами и лицами без гражданства в
законодательстве не все так однозначно. ФЗ «О свободе совести и …» не
включает иностранные организации в число религиозных организаций. Логика
законодателя: иностранные организации не самостоятельны в своих решениях, то
есть подтекстно понимается как гипотетическая враждебность для государства. В
ФЗ «О свободе совести и …» иностранная организация может открыть свою
уполномоченную организацию на территории Российской Федерации. Но здесь
вступают
ограничения:
«представительство
иностранной
религиозной
организации не может заниматься культовой и иной религиозной деятельностью,
и на него не распространяется статус религиозного объединения, установленный
настоящим Федеральным законом» (п. 2 ст. 13)». Логика законодателей понятна
(историческая данность 90-х), но и конфликтности отрицать невозможно. С. А.
25
Бурьянов: «нарушение конституционных стандартов в сфере свободы совести и
религиозных свобод де-факто имеют тенденцию к закреплению де-юре. Активно
формируется соответствующая нормативно- правовая база ограничительнозакрепительного законодательства». [17]
Правовед А. В. Васильев считает, что ФЗ «О свободе совести и …»
необходима глобальная переработка вследствие потери актуальности.
В целом, попытки поменять ФЗ «О свободе совести и …» и государственноконфессиональные отношения можно поделить на 2 варианта развития событий:
законотворческая деятельность об особом статусе традиционных религий и
создание принципиально новой редакции. В начале 00-х 21 века были
предложены две идеи: основы концепции взаимоотношений государства и РО
(далее – концепция) , и идея официальной государственной политики по
отношению к РО(далее – госполитика).
Госполитика предлагала способ определения традиционных религий не в
правовом поле: РО определяются по количеству верующих, историко-культурный
вклад в историю РФ и современная деятельность с точки зрения социальной
пользы и объединяющей функции общества.
В целом, термин «традиционные религиозные организации» нет-нет, да
пытаются определить в четкие рамки. В Государственную Думу было несколько
попыток внесения ясности: законопроект № 99048645-2 «О традиционных
религиозных организациях России», где давался термин, процедура определения
и четкий механизм признания РО традиционной.
Также был № 303528 «О социальном партнерстве государства и
религиозных организациях», где традиционные религии понимались как
организации, которые несут культурный код в истории России – православие, а
также буддистов, мусульман и иудаистов в местах проживания граждан этих
конфессий. Государство оказывает всяческую поддержку в деятельности и
помогает в иностранных(!) миссиях.
Периодами в ГД приходят законопроекты о миссионерской деятельности
РО: № 325475-3. Особенность: подобная деятельность регулируется на уровне
26
субъекта Федерации. Не во всех субъектах Федерации присутствуют законы о
миссионерской деятельности.
В 2001 году Комиссия по вопросам религиозных объединений при
Правительстве РФ создало рабочую группу под руководством А. Е. Себенцова,
которая рекомендует изменения в ФЗ «О свободе совести и …»,а основной
задачей рабочей группы является новая редакция ФЗ «О свободе совести и …».
Деятельность рабочей группы критикуется и юристами, и учеными. Н. В. Понкин
называется материалы новой редакции «удивительно непонятными, невнятным
документом.». Предполагается сокращение 15-летнего ценза и усиление контроля
за
деятельностью
РО.
Но
усиление
контроля
будет
конфликтовать
с
Конституцией, и этот конфликт является занятной ситуацией для рабочей группы.
Предполагается регламентирование взаимоотношений между «центром» и
«местными» РО (хотя актуальная на данный момент редакция предполагает
невмешательство
в
подобные
отношения).
Подобные
поправки
будут
конфликтовать с идеями религиозными организациями (в протестанстве
вхождение в иерархию на добровольной основе). На наш взгляд, работу рабочей
группы можно оценить как ужесточение контроля за деятельностью религиозных
организаций.
Подводим итоги. Развитие религиозного законодательства шло в ногу со
временем. Законодатели добились плавного перехода от законодательства,
направленного на уничтожение религии как социально-духовного явления на
религиозное законодательство, которое интегрирует религию в жизнь общества
без ущемления её в правах. Недостатки законодательства компенсируются со
временем, но на наш взгляд, нельзя не отметить положительную тенденцию
развития и на своевременную реакцию законодателя; обеспечил гражданам
Российской Федерации права на свободу совести, свободу вероисповедания и
формы группового исповедания религиозных систем мировоззрения.
27
§1.2 Правовые гарантии от деструктивных проявлений в сфере религии
На наш взгляд, государство, при даровании гражданам права на свободу
совести и свободу вероисповедания, взяло на себя обязательства защиты прав
граждан в сфере религиозных отношений. Одним из способов – законодательный,
т.е. на уровне законодательных норм. Государство дало правовые гарантии
реализации права гражданина на свободу совести. Правовые гарантии – это свод
правил, в соответствии с которыми государство должно уважать все законные
права, принадлежащие человеку.
В узком смысле законодательные нормы о свободе совести, свободе
вероисповедания
и
религиозных
объединениях
включает
в
себя
те
законодательные акты и отдельные нормы права, которые специально приняты
для регулирования данных правоотношений. Поэтому, если рассматривать в
узком смысле, в подобное законодательство не войдут не полностью документы
(Всеобщая декларация прав человека, Конституция РФ), а только те их статьи,
которые говорят о свободе совести.
В широком понимании в его состав должны быть включены также и
законодательные нормы, в которых право на свободу совести присутствует в
списке других прав человека, и регулирующие наиболее общие права и свободы
человека. Примером послужит свобода слова, в которой, в том числе, есть и
свобода высказывания о религиях.
Государственная защита права на свободу совести человека и гражданина в
Российской Федерации — это деятельность государственных органов власти в
Российской Федерации и соответствующих должностных лиц по соблюдению и
охране права на свободу совести человека и гражданина. Защита этого права
является обязанностью государства. Глава Российского государства — Президент
РФ при вступлении в должность приносит присягу, в которой клянется уважать и
охранять права и свободы человека и гражданина, следовательно, и права на
свободу совести и свободу вероисповедания. Правительство РФ уполномочено
осуществлять меры по обеспечению прав граждан, в том числе на свободу совести
и свободу вероисповедания. Законодательство многих стран, в том числе и
28
современной России, принято и разработано с учетом
международных
стандартов.
Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях»
(ст.2) заключено:
«Законодательство о свободе совести, свободе вероисповедания и о
религиозных объединениях состоит из соответствующих норм Конституции
Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, из
настоящего Федерального закона, принимаемых в соответствии с ними иных
нормативных правовых актов Российской Федерации, а также нормативных
правовых актов субъектов РФ».
Из текста статьи вывод: Конституция РФ и Гражданский Кодекс входят в
состав религиозного законодательства в лице соответствующих теме статей.
Также под «иными нормативно правовыми актами Российской Федерации»
понимаются указы и распоряжения Президента РФ и акты федеральным ведомств.
М. Ю. Шахов предлагает следующие компоненты в законодательстве и
свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных объединениях:
 общепризнанные
принципы
и
нормы
международного
права
и
международные договоры, участником которых является Российская
Федерация;
 нормы Конституции Российской Федерации;
 федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и
иные нормативные правовые акты Российской Федерации, имеющие
основным
предметом
регулирования
свободу
совести,
свободу
вероисповедания, деятельность религиозных объединений.
 нормы федеральных законов и иных нормативных правовых актов
Российской Федерации, имеющих другой основной предмет регулирования,
затрагивающие
реализацию
права
на
свободу
совести,
свободу
вероисповедания и деятельность религиозных объединений.
 нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, связанные с
вопросами свободы совести и деятельности религиозных объединений. [18]
29
Далее мы рассмотрим каждый компонент в отдельности.
 общепризнанные
принципы
и
нормы
международного
права
и
международные договоры, участником которых является Российская
Федерация.
Рассмотрение данного пункта стоит, на мой взгляд, начать с важного
пункта, который крайне важен с точки зрения вертикали подчинения
законодательных норм.
В тексте Федерального закона «О свободе совести и о религиозных
объединениях» в статье 2 (текст данной статьи приведен выше) нет ни слова о
том, что международные договоры, ратифицируемые Российской Федерацией,
любым образом входят в состав религиозного законодательства.
Конституция РФ в части 4 статьи 15 установила, что международные акты,
которые ратифицирует РФ, являются частью правовой системы Российской
Федерации. Если международным договором Российской Федерации установлены
иные
правила,
чем
предусмотренные
законом,
то
применяются
нормы
международного договора. Таким образом, в иерархии подчинения правовых
норм нормы, заключенные международным договором, стоят выше норм
Гражданского кодекса и иных федеральных законов.
Как юридическое понятие свобода совести — один из основополагающих
принципов, утвержденных Всеобщей декларацией прав человека, входит в
конституции и законы многих государств. В международных правовых актах
большое внимание уделяется религиозной свободе, хотя это понятие не
закреплено юридически. Необходимо различать следующие стороны религиозной
свободы: а) свобода мировоззренческого самоопределения личности (выбор
религии); б) свобода выражения собственных убеждений и деятельности; в) право
свободного вхождения личности в соответствующее религиозное объединение.
Нормативная
основа
религиозной
свободы
выделяется
в
рамках
общепризнанных норм международного права и имеет следующие критерии:
30
 Внутренняя свобода: каждый имеет право на свободу совести и свободу
вероисповедания (каждый человек имеет, поддерживает или может
изменить свою религию или убеждение);
 Внешняя свобода: каждый имеет религиозную свободу, может единолично
или сообща исповедовать ту или иную религию, публично или частным
образом участвовать в богослужении и выполнять ритуалы;
 Непринуждение: человек не может быть субъектом для принуждения, а
самостоятельно выбирает вероисповедание;
 Исключение дискриминации: государство гарантирует всем без исключения
право на свободу совести и свободу вероисповедания независимо от расы,
пола, языка, национальности, места рождения, социального статуса и др;
 Уважение права родителей и опекунов: государство обязано уважать это
право и гарантировать религиозное и нравственное образование, но
одновременно обеспечивать защиту прав каждого ребенка на свободу
совести и свободу вероисповедания, совместимую с развитием его
способностей;
 Корпоративная свобода и юридический статус религиозных структур:
религиозным объединениям предоставлено право иметь или не иметь статус
юридического лица;
 Ограничения
религиозной
свободы:
право
государства
ограничить
религиозную свободу в случаях, необходимых для защиты общественной
безопасности или порядка, здоровья, нравственности;
 Неотъемлемость права на свободу совести и свободу вероисповедания:
государство не может ущемить эти права.
Международные документы, в которых закреплена правовая основа
свободы совести и свободы вероисповедания:
 Всеобщая Декларация прав человека (принята и провозглашена Резолюцией
Генеральной Ассамблеи ООН от 10.12.1948 г.). Статья 18 Декларации
посвящена свободе совести, мысли и религии.
31
 Международный пакт о гражданских и политических правах. Статья 18
Пакта посвящена свободе совести, мысли и религии, основаниям ее
ограничения.
Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на
основе
религии
или
убеждений (провозглашена
Резолюцией
Генеральной
Ассамблеи ООН от 25 ноября 1981 г.). Статья 6 подробно раскрывает содержание
свободы совести, мысли и религии.
Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Статья
9 ЕКПЧ защищает свободу совести, мысли и религии, определяет основания для
ее ограничения.
Итоговый документ Венской встречи 1989 г. представителей государств —
участников СБСЕ. Принцип 16 документа посвящен обеспечению свободы
личности исповедовать религию и содержит перечень конкретных условий,
создание которых для этого необходимо.
Декларация глав государств — участников Содружества Независимых
государств о международных обязательствах в области прав человека и основных
свобод(принята 24 сентября 1993 г.).
Конвенция Содружества Независимых государств о правах и основных
свободах человека (подписана 26 мая 1995 г.)
Все эти документы соответствуют Уставу Организации Объединённых
Наций, который подчеркивает важность равенства для всех, выделяя четыре
основания, по которым дискриминировать недопустимо, и одно из них – религия.
Одним из главных положений Устава ООН закреплено в ст. 55, в которой
указывается, что международно-правовая обязанность государств—членов ООН
заключается в содействии всеобщему уважению и соблюдению прав человека и
основных свобод для всех.
Ст. 15, п.4 Конституции РФ создает прямое действие норм международного
права, реализации этих норм уполномоченными государством органами, включая
судебную систему.
32
Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
31.10.95 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции
Российской Федерации при осуществлении правосудия» указывает, что:
«5. Судам при осуществлении правосудия надлежит исходить из того, что
общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в
международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во
Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и
политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и
культурных правах), и международные договоры Российской Федерации
являются в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации
составной частью ее правовой системы. Этой же конституционной нормой
определено, что если международным договором Российской Федерации
установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются
правила международного договора». [19]
Для создания единой судебной практики было принято Постановление
Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.10.2003 г. № 5 «О
применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм
международного права и международных договоров Российской Федерации», где:
 «под общепризнанными принципами международного права следует
понимать основополагающие императивные нормы международного права,
принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в
целом,
отклонение
от
которых
недопустимо.
К
общепризнанным
принципам международного права, в частности, относятся принцип
всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения
международных
обязательств.
Под
общепризнанной
нормой
международного права следует понимать правило поведения, принимаемое
и признаваемое международным сообществом государств в целом в
качестве юридически обязательного». [20]
Нормы Конституции Российской Федерации:
33
 Конституция РФ, принятая в 1993 г. является основополагающей частью
законодательства. Все остальные законодательные акты, издаваемые
государственными органами, должны не противоречить конституции, т.е. не
должны носить антиконституционный характер. Конституция имеет прямое
действие на территории Российской Федерации – это означает способность
быть
реальным
регулятором
общественных
отношений,
когда
непосредственно на основе конституционных предписаний разрешаются
дела в судах, органах исполнительной и законодательной власти. Прямое
Действие Конституции означает, что она подлежит реализации независимо
от наличия конкретизирующих и развивающих ее нормативных актов.
Конституция закрепляет
положения,
которые,
преимущественно
действуя
главные,
непосредственно,
принципиальные
в
то
же
время
раскрываются и конкретизируются в других законодательных актах.
Конституция декларирует первостепенные ценности государства, такие как
права человека, институты демократии, частную собственность, свободу
экономической деятельности и т.д. Эти закрепленные пункты придают
конституции значение базы развития общества.
В тексте Конституции РФ содержатся:
 статьи, которые непосредственно посвящены взаимоотношениям между
государством и конфессиями;
 статьи, в которых проблемы религий упоминаются в ряде с другими;
 статьи, в которых не говорится прямо о взаимоотношениях между
государством и конфессиями, свободе совести и деятельности религиозных
организаций, но упоминаются как один из аспектов.
Статья 28 Конституции РФ объясняет смысл права свободы совести.
Каждому
гражданину
РФ
«гарантируется
свобода
совести,
свобода
вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с
другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь
и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с
ними» [21]. Права и свободы, предусмотренные в этой статье, не подлежат
34
ограничению даже в условиях чрезвычайного положения (п. 3 ст. 56). В
продолжение этого положения ст. 29 каждому гарантирует свободу мысли и
слова. Каждый имеет право на объединение, и государством гарантируется
свобода деятельности общественных объединений (п. 1 ст. 30).
Свобода вероисповедания гражданами реализовывается не только в свободе
выбора религии, но и в праве создавать религиозные организации. Среди норм
Конституции Российской Федерации 1993 г., регулирующих правовое положение
религиозных организаций, можно выделить прежде всего п. 5 ст. 13, ст. 14; п. 2 ст.
19, ст. 28, 29, 31 и ряд других. Конституция РФ утверждает базовые положения
современной
российской
государственности,
особенно
для
религиозных
организаций. Согласно ей «Российская Федерация - светское государство.
Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или
обязательной» [22] (п.1 ст. 14). Пункт 2 этой же статьи фиксирует, что
«религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». [23]
М. Ю. Шахов делает вывод о том, что провозглашение государства
светским — это, прежде всего, политическая декларация в Конституции о
религиозной и идеологической нейтральности государства. В сущности, эти два
положения для многоконфессионального государства и религиозных организаций
носят принципиальный характер, так как они задают правовые параметры
государственно-конфессиональных отношений. [24]
Религиозные организации в своей деятельности должны исходить из того,
что по Конституции Российской Федерации «осуществление прав и свобод
человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (п.
3.ст.17). Кроме того, современное государство «гарантирует равенство прав и
свобод» [25] независимо «от отношения к религии, убеждений, принадлежности к
общественным объединениям» [26]. Эта же статья запрещает «любые формы
ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной,
языковой или религиозной принадлежности» (п. 2 ст.19). [27]
По действующей Конституции также запрещается создание и «деятельность
общественных объединений, цели или действия которых направлены на
35
насильственное
изменение
основ
конституционного
строя
и
нарушение
целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание
вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и
религиозной розни» [28]
(п. 5 ст. 13). Ст.9 не допускает пропаганды или
агитации, возбуждающей социальную, расовую, национальную или религиозную
ненависть и вражду. В России запрещена пропаганда социального, расового,
национального, религиозного или языкового превосходства (п. 2 ст.29). [29]
 федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и
иные нормативные правовые акты Российской Федерации, имеющие
основным
предметом
регулирования
свободу
совести,
свободу
вероисповедания, деятельность религиозных объединений.
Регулирует свободу совести и религиозные объединения. Специально под
нормальную реализацию закона был издан ряд дополнительных НПА, которые
разъясняют и регулируют процесс правоприменения.
Указ Президента РФ от 14.03.96 г. № 378 «О мерах по реабилитации
священнослужителей
и
верующих,
ставших
жертвами
необоснованных
репрессий», распоряжения Президента РФ, утвердившие Положение о Совете по
взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ и состав
вышеназванного Совета. [30]
Постановление Правительства РФ, подтвердившие Положение о Комиссии
по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ; список
религиозных предметов и литературы и т.д. [31]
Важные подзаконные акты ведомств:
 Министерство юстиции Российской Федерации. Приказ от 30.12.11 г. №
455,
утвердивший
Административный
регламент
предоставления
Министерством юстиции Российской Федерации государственной услуги
по принятию решения о государственной регистрации некоммерческих
организаций;
 Министерство юстиции Российской Федерации. Приказ от 30.12.11 г. №
456,
утвердивший
Административный
регламент
исполнения
36
Министерством юстиции Российской Федерации государственной функции
по
осуществлению
контроля
за
соответствием
деятельности
некоммерческих организаций уставным целям и задачам, филиалов и
представительств
международных
организаций,
иностранных
некоммерческих неправительственных организаций заявленным целям и
задачам, а также за соблюдением ими законодательства Российской
Федерации;
 Министерство юстиции Российской Федерации. Приказ от 18.02.2009 г. №
53, утвердивший Порядок проведения государственной религиоведческой
экспертизы
и
Положение
об
экспертном
совете
по
проведению
государственной религиоведческой экспертизы; Министерство юстиции
Российской Федерации. Приказ от № 62 от 03.03.2009 г., утвердивший
Порядок регистрации, открытия и закрытия в Российской Федерации
представительств иностранных религиозных организаций.
Положение о работе с верующими военнослужащими в Вооруженных
Силах РФ, утвержденное Министром обороны РФ 24.01.2011 г.
 Нормы федеральных законов и иных нормативных правовых актов
Российской Федерации, затрагивающие реализацию права на свободу
совести,
свободу
вероисповедания
и
деятельность
религиозных
объединений.
На уровне Федерации работает больше ста законов и иных НПА, в которых
в том или ином варианте упоминаются свобода совести и религиозные
объединения, но главным предметом регулирования которых являются другие
виды отношений.
Такие виды нормативно правовых документов можно поделить на группы:
1. НПА, обеспечивающие равенство прав вне зависимости от религиозных
убеждений.
Пример: ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на
участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12.06. 2002 г. № 67ФЗ, ст.4 п.2 : «Гражданин Российской Федерации имеет право избирать, быть
37
избранным,
участвовать
в
референдуме
независимо
от
пола,
расы,
национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного
положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности
к общественным объединениям, а также других обстоятельств». [32]
Также подобные нормы зафиксированы Трудовом кодексе РФ, в ФЗ «О
основах законодательства Российской Федерации о культуре и т.д.
2. НПА,
которые
регулируют
деятельность
органов
власти
и
иных
уполномоченных органов в деятельность религиозных объединений.
Подобные нормы обычно находятся в НПА, которые регламентируют
деятельность правоохранительных органов, у которых непосредственно больше
возможностей вследствие специфики работы.
Пример: ФЗ «Об органах Федеральных служб безопасности в Российской
Федерации» от 03.04.1995 № 40-ФЗ, ст. 19: «Лица, содействующие органам
Федеральной службы безопасности» установил: «Запрещается использовать
конфиденциальное содействие на контрактной основе… священнослужителей и
полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных
организаций» [33]. Стоит отметить интересную особенность: лица, которые
работают в органах ФСБ, не имеют права контактировать только с лицами, чья
религиозная организация имеет официальную регистрацию на функционирование
в Российской Федерации.
Подобные нормы также зафиксированы в ФЗ «О внешней разведке», ФЗ
«Об оперативно-розыскной деятельности», ФЗ «О частной детективной и
охранной деятельности в Российской Федерации».
3. НПА, которые регулируют права верующих в организациях, где Устав
регламентирует поведение.
Примеры таких организаций: места несения военной службы, места
отбывания наказания в виде лишения свободы, медицинские учреждения.
Пример: Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в
Российской Федерации» от 21.11.11 г. № 323-ФЗ в ст. 19 устанавливает, что
38
«пациент имеет право на: …11) допуск к нему священнослужителя, а в
случае нахождения пациента на лечении в стационарных условиях — на
предоставление условий для отправления религиозных обрядов, проведение
которых возможно в стационарных условиях, в том числе на предоставление
отдельного
помещения,
если
это
не
нарушает
внутренний
распорядок
медицинской организации». [34]
Подобное прописано в УПК, ФЗ «О психиатрической помощи и гарантиях
прав граждан при их оказании» и т.п.
4. НПА, определяющие участие религиозных объединений в гражданском
обороте.
Это НПА, в которых регламентируется юридическая сторона жизни
религиозных объединений.
Примеры НПА: Гражданский кодекс РФ, Налоговый кодекс РФ, Земельный
кодекс РФ, ФЗ «О некоммерческих организациях».
5. НПА, регламентирующие отдельные виды деятельности религиозных
объединений.
По сути – подобные НПА регулируют создание духовных семинарий, СМИ
религиозной
направленности
и
особенности
взаимоотношений
внутри
организаций и т.п.
Примеры НПА: ФЗ «Об образовании», ФЗ «О средствах массовой
информации», ФЗ «О погребении и похоронном деле», Трудовой кодекс. Отметим
роль ТК РФ: он дает ряд норм, которые регламентируют юридическую сторону
трудовых отношений в религиозных объединениях.
6. НПА, которые запрещают совершать определенный вид деятельности.
Большинство запретов содержатся в ФЗ, которые предписывают процесс
выборности.
Религиозные
организации
не
имеют
права
участвовать
избирательных компаниях.
Примеры НПА: ФЗ «О выборе депутатов в Государственную Думу
Федерального Собрания Российской Федерации», ФЗ «О выборах Президента
Российской Федерации» и т.д.
39
7. НПА, которые обеспечивают защиту граждан, имеющих религиозные
убеждения.
ФЗ «Об альтернативной гражданской службе» предписывает момент
замены военной службы на альтернативную вследствие убеждений гражданина.
ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в
Российской Федерации» предусматривает самоотвод священнослужителей по
заявлению из списка присяжных.
Примеры НПА: «ФЗ об альтернативной гражданской службе», ФЗ «О
рекламе», ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции
в Российской Федерации»
8. НПА, которые устанавливают ответственность граждан за правонарушения
в сфере религии, свободы совести и делами религиозных объединений.
Примеры НПА: Уголовный кодекс РФ, Кодекс об административных
правонарушениях, ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».
9. Нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, связанные с
вопросами свободы совести и деятельности религиозных объединений.
Данные НПА ограничены по территории действия, т.е. из применение
возможно только на территории субъекта Федерации, где был издан данный
закон. Данные НПА не должны противоречить Конституции и законодательству
федерального уровня.
На деле был занятный момент. В 90-х годах в некоторых субъектах
Федерации
были
изданы
собственные
законы,
которые
регулировали
взаимоотношения религиозных объединений и субъекта. И эти нормативноправовые акты противоречили федеральному законодательству. Например,
регламентировали ограничение деятельности иностранных миссий и религиозных
объединений.
Другие
выделяли
как
субъект
правового
регулирования
религиозные секты и НРД. На настоящий момент все приведено к ФЗ «О свободе
совести и о религиозных объединениях» или перестало существовать в правовом
поле. Тем не менее, при соответствии федеральному законодательству, законы
субъектов остаются в правовом поле. В некоторых субъектах, к примеру в
40
Республике Дагестан, остаются законы, связанные с особенностью территории.
Там, с 22.09. 1999 г. действует Закон Республики Дагестан «О запрете
ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики
Дагестан». [35].
Законы
субъектов,
вероисповедания,
регламентирующие
остаются
в
Белгородской
свободу
совести
области,
и
свободу
Курской
области,
Волгоградской области, в Республике Башкортостан, Республике Бурятия,
Республике Татарстан.
Некоторые
субъекты
на
законодательном
уровне
регламентируют
деятельность миссионеров. К таким субъектам относятся Воронежская область,
Курская область, Смоленская область, Республика Северная Осетия.
Также определенное количество субъектов на законодательном уровне
зафиксировали дни больших религиозных праздников выходными днями.
Обратим
внимание
на
то,
что
субъекты
могут
на
локальном
законодательном уровне давать льготы (при условии, что данный закон
соответствует требованиям федерального закона).
Отдельным пунктом мы поговорим о деятельности тоталитарных сект и
законодательного регулирования. Деятельность тоталитарных в Российской
Федерации началась с 90-х годов вследствие перехода Российского государства
на демократическую модель. Именно тогда произошел поток тоталитарных сект.
Связывают тоталитарные секты обычно с миссионерством иностранных лиц, но
постепенно
начали
свою
деятельность
и
непосредственно
российские
деструктивные культы.
«Тоталитарная секта – особый тип религиозной или псевдорелигиозной
организации,
коммерческой,
существующей
в
различных
научно-познавательной,
формах
(культурологической,
общественной,
оздоровительной,
образовательной и психотерапевтической) деятельности, которая представляет
собой опасность для общества и государства, а также для жизни и здоровья
граждан.» Такое определение данному явлению дает Большая Энциклопедия
«Терра». [36]
41
Сейчас
законодательное
регулирование
деятельность
подобных
организаций осуществляется Федеральным Законом «О свободе совести и о
религиозных
организациях»,
Федеральным
законом
«О
противодействии
экстремистской деятельности. Деятельность подобных религиозных организаций
может быть прекращена в судебном порядке (подробно механизм ликвидирования
религиозной организации мы рассмотрим во второй главе).
Законодатели, оценивая ущерб деятельности тоталитарных сект, пришли к
законотворческой инициативе об отдельном Федеральном законе, который бы
осуществлял противодействие тоталитарным сектам. В России сформировалась
группа законодателей во главе с Еленой Мизулиной (сенатор Совета Федерации и
известная деятельность в религиозной сфере). В состав этой группы вошли также
и Сергей Гаврилов (член Комитета ГД по развитию гражданского общества,
вопросам общественных и религиозных организаций), юрист Московской
Патриархии Ксения, заместитель председателя информотдела РПЦ Александр
Щипков, а также юристы и представители прокураты, Министерства Юстиции,
Управления делами Президента по внутренней политике, религиоведы, сектоведы
и т.д. Рабочая группа сформировалась в 2017 г.
По мнению Е. Мизулиной, положение осложняется тем, что понятия
«секта» в правовом поле Российской Федерации не существует.
«Чаще всего деструктивные секты маскируются под различные религиозные
организации. Обращаю внимание, что борясь с сектами, нельзя допустить
наступления
на
наши
традиционные
религиозные
организации.
Мы
рассчитываем, что они помогут нам пресечь деятельность всякого рода
самозванцев», – говорит Елена Мизулина. [37]
На взгляд автора, данная законодательная инициатива является интересным
и правильным решением проблемы тоталитарных сект и деструктивных культов,
коих действительно много (по оценкам экспертов, на территории Российской
Федерации насчитывается порядка 500 деструктивных культов.)
Но данная законодательная инициатива должна учитывать субъективность
предмета регулирования, сложность оценки и критериальную особенность
42
религиозности в целом. Е. Мизулина многократно подчеркивала, что при
создании подобного закона необходимо не «зацепить» традиционные религии. Но
специфика предмета, а также сложность оценки может повлиять на данный
законопроект.
Понятийный
аппарат,
методологический
аспект
оставляет
множество вопросов.
Отдельные
вопросы
будет
вызывать
правоприменение
данного
Федерального Закона. Новая редакция ст. 148 (подробнее о ней во второй главе) с
точки зрения применения вызывает колоссальное количество вопросов, которые
остаются без ответа спустя 5 лет после издания новой редакции. На мой взгляд,
субъективность вопроса скажется на данном законе, и считаю, что конфликта
между данным законом и Конституцией, гарантирующей права, свободу совести и
свободы вероисповедания не избежать.
Подведем итог. В данной главе мы рассмотрели законодательные гарантии
от деструктивных проявлений. Отметим, при всей объемности и актуальности
данного законодательства, с точки зрения правоприменения оно является
неоднозначным и труднореализуемым. Статья 148 УК РФ на мой взгляд
представляет собой интересную, но крайне неоднозначную идею о защите прав
чувств верующих, со слабо проработанным понятийным аппаратом и большим
уровнем
субъективности.
Отсутствие
четких
неоднозначности данной статьи в данной редакции.
критериев
говорит
о
43
ГЛАВА 2. НОРМЫ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА,
ПРЕСЕКАЮЩИЕ ДЕСТРУКТИВНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ
В СФЕРЕ РЕЛИГИИ
§2.1 Законодательное противодействие экстремистской деятельности
в сфере религии
Религиозный экстремизм является одним из подвидов экстремизма в целом.
Религиозный экстремизм – оборотная сторона медали религии, её опасная
сторона, работающая под идеей вовлечения в религиозную жизнь, реализуя в себе
разрушение социума и разрушая понятия морали и права, признанных обществом,
а также тормозя развитие демократических институтов и гражданского общества
в целом.
Обращаясь к понятию религиозного
экстремизма с точки зрения
отечественного законодательства, отметим, что нет четкого определения данному
явлению, но оно тем не менее возложило ответственность за деятельность
экстремистского типа на религиозные организации.
М.А. Яворский определяет религиозный экстремизм как крайнюю форму
реализации
радикальной
религиозной
идеологии,
выражающаюся
в
осуществляемых по мотивам религиозной нетерпимости противоправных деяниях
лиц и (или) групп, приверженцев определенного вероучения, а также в публичных
призывах к совершению таковых деяний по отношению к лицам и социальным
группам, не разделяющим взгляды и убеждения экстремистов. [38]
На наш взгляд, религиозный экстремизм неразрывно связан с религиозными
организациями, которые под намерениями вовлечения в религию, разрушают
личность человека, тем самым посягают на права и свободы человека
(ограничивают или лишают), зафиксированные в законодательном порядке;
разрушают этический аспект семьи; создают конфликты на религиозной почве и
тому подобные явления. Также религиозный экстремизм может работать и в
политической сфере работы государства (и исключительно с отрицательной точки
зрения). Примером такой деятельности может послужить Исламское государство
44
(ИГ – запрещенная в Российской Федерации террористическая организация).
Радикальные идеи ИГ привели к военным действиям на территории Сирии и
Ирака, которые начались с 2014 года, и идущие и по сей день.
На наш взгляд, стоит отметить важную деталь – почвой для развития
религиозного экстремизма могут служить не только деструктивные культы, но и
религии, которые были признаны традиционными.
Основными признаками религиозного экстремизма являются:
 наличие религиозной идеологии, основой которой является нетерпимость к
сторонникам иных религиозных взглядов;
 идеологическое обоснование применения насильственных средств и
методов;
 доминирование
эмоциональных
способов
воздействия
в
процессе
пропаганды религиозных экстремистских идей;
 создание «непогрешимого» образа лидера религиозного экстремистского
культа;
 наличие деформации сознания у членов экстремистского религиозного
объединения, заключающейся в негативном отношении к общепринятым
социальным нормам, и др. [39]
Законодательство о религиозном экстремизме можно классифицировать по
степени тяжести и принесение опасности обществу: преступление, или
административное правонарушение. Отметим, что в преступлениях одновременно
может быть несколько составов.
Мотивы
совершения
преступления:
меж-
и
внутри-
религиозные
конфликты, преступления могут проявляться в ограничении или лишении
законных прав и свобод личности, оскорбление чести и достоинства.
В целом, к законодательству о религиозному экстремизму можно отнести
Уголовный кодекс РФ, Кодекс об административных правонарушениях, ФЗ «О
противодействии экстремистской деятельности», ФЗ «О противодействии
терроризму», Конституция Российской Федерации, международные договоры,
законы субъектов.
45
Начнем рассмотрение законодательных норм.
В Конституции Российской Федерации в части 5 статья 13 запрещает
«создание и деятельность общественных объединений, цели или действия
которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя
и
нарушение целостности
Российской
Федерации, подрыв безопасности
государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной,
расовой, национальной и религиозной розни.» [41]
В части 2 статья 29: «Не допускаются пропаганда или агитация,
возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть
и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального,
религиозного или языкового превосходства». [42]
Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях» от
26.09.1997 №125-ФЗ.
Статья 12, п.1: «Религиозной организации может быть отказано в
регистрации, если:
- цели и деятельность религиозной организации противоречат Конституции
и законодательству Российской Федерации». [43]
Пункт 1 статьи 14 говорит о том, что ликвидация религиозной организации
возможна при грубых нарушениях норм Конституции и федеральных законов, а
также по судебному решению.
Пункт 2 статьи 14 устанавливает правовые основания для ликвидации
религиозной организации или запрета на деятельность религиозной организации:
1. нарушение общественной безопасности и общественного порядка;
2. действия, направленные на осуществление экстремистской деятельности;
3. принуждение к разрушению семьи;
4. посягательство на личность, права и свободы граждан;
5. нанесение
установленного
в
соответствии
с
законом
ущерба
нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с
их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств,
гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий;
46
6. склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от
оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и
здоровья состоянии;
7. воспрепятствование получению обязательного образования;
8. принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных
лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного
объединения;
9. воспрепятствование
угрозой
причинения
вреда
жизни,
здоровью,
имуществу, если есть опасность реального ее исполнения, или применения
насильственного воздействия, другими противоправными действиями
выходу гражданина из религиозного объединения;
10.побуждение граждан к отказу от исполнения установленных законом
гражданских обязанностей и совершению иных противоправных действий;
11.неоднократное непредставление религиозной организацией в федеральный
орган государственной регистрации или его территориальный орган в
установленный срок отчета, предусмотренного пунктом 2 статьи 25.1
настоящего Федерального закона, при наличии в деятельности религиозной
организации других нарушений законодательства Российской Федерации.
Уголовный кодекс Российской Федерации.
В статье 4 (в основании статьи лежит Конституция) говорится, что лица,
которые совершили преступление, равны перед законом вне зависимости от их
убеждений (в том числе и религиозных).
В статье 63 указывается, что в числе обстоятельств, которые отягчают
противоправное деяние, это совершение преступление по мотиву религиозной
ненависти или вражды. Также ряд статей в УК РФ усиливает ответственность за
преступление, мотивом которого была религиозная ненависть и вражда. К таким
статьям относятся ст. 105 – убийство, ст. 111, 112 и 115- причинение тяжкого,
среднего и легкого вреда здоровью, ст. 116 – побои, ст. 117- истязание, ст. 119угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.
47
Ст. 136- ответственность за дискриминацию. К дискриминации относится в
том числе нарушение равенства законных конституционных прав и свобод
человека в зависимости от отношения к религии. Наказание по ст. 136- штраф от
100 до 300 тысяч рублей, или заработная плата за период от 1 до 3х лет, или
запрет на занятие руководящих должностей или право на занятие установленной
деятельностью на 5 лет, либо работы обязательного характера до 480 часов».
Подобная норма есть и в КоАП (при условии, что деяние не может быть
квалифицировано как уголовное преступление), статья 5.62: «Дискриминация, то
есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в
зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения,
имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к
религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или какимлибо социальным группам, - влечет наложение административного штрафа на
граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на юридических лиц —
от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей».
Статья 137 – нарушение неприкосновенности частной жизни. В числе
прочих в эту статью входит несанкционированный сбор и разглашение сведений о
его вероисповедании.
Статья 148. Нарушение права на свободу совести и вероисповедания. На
мой взгляд, ст. 148 требуется в доработке, в ней достаточно много необходимо
переработать, и она в целом достаточно спорна.
Исполнителем преступления может быть как лицо, которое достигло 16летнего возраста, так и уполномоченное лицо.
Пункт 1 говорит о том, что публичные действия, которые в своей сути
выражают явное неуважение к социуму и общественному порядку и своей целью
имели оскорбить чувства верующих – наказывается в штрафом до 300 тысяч
рублей, или в размере заработной платы осужденного по ст. 148 п. 1 за период до
двух лет, либо работами обязательного типа в размере до 240 часов, либо
работами принудительного типа на срок до 1 года, либо лишением свободы до 1
года.
48
В пункте 2: тоже самое, что и в первом пункте, но с поправкой – подобные
противоправные действия должны быть совершены в специализированных
местах, которые были отведены для богослужений и других религиозных
действий – штраф до 500 тысяч рублей, или в размере заработной платы в период
за 3 года, либо работы принудительного типа до 3 лет, либо лишение свободы на
3 года.
Пункт 3. В нем идет речь о воспрепятствовании деятельности религиозных
организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов.
Наказание – штраф до 300 тысяч рублей, или в размере заработной платы за
период до 2 лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти
часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на
срок до трех месяцев.
В пункте 4 идет речь о деяниях, указанных в 3 пункте, но при
использовании служебного положения или угроз.
В сути, эта статья про оскорбление чувств верующих. И более подробно мы
поговорим про это во втором пункте второй главы дипломной работы.
Статья 149 – несанкционированное воспрепятствование проведению
митинга, собрания и тому подобных мероприятий. Данную статью в сфере
религии можно понимать как препятствование религиозному сбору верующих.
Ст. 213 – Хулиганство – грубое нарушение общественного порядка, которое
совершалось с оружием, по разнообразным мотивам, в числе которых и
религиозный; по предварительному сговору или организованной группой; либо
препятствование представителю власти или людям, охраняющих общественный
порядок. Отметим, что есть ранжирование по квалификации – т.е. хулиганство
может быть как уголовным, так и административным правонарушением.
Статья 214 – Вандализм. Эту статью в сфере религиозного экстремизма
можно применить по совокупности преступлений – т.е. действия, целью которых
были осквернение или порча имущества религиозного назначения.
Оскорбление чувств верующих совершается чаще всего публично, поэтому
вопрос о квалификации правонарушения стоит как нельзя актуальнее.
49
Статья 239. Создание некоммерческой организации, посягающей на
личность и права граждан. В ней прописана ответственность за деятельность
общественной
или
религиозной
организацией,
целью
которой
является
причинение физического и морального ущерба и нарушение законных прав и
свободе человека, или деятельность которого сопряжена с насилием над
гражданами,
либо
воззвание граждан
к
уклонению своих
гражданских
обязательств, за руководство и за пропаганду подобных деяний.
Статья 282. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение
человеческого достоинства
«1. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а
также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола,
расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно
принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с
использованием средств массовой информации, — наказываются штрафом в
размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы
или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо
лишением
права
занимать
определенные
должности
или
заниматься
определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами
на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок
до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо
лишением свободы на тот же срок.
2. Те же деяния, совершенные:
а) с применением насилия или с угрозой его применения;
б) лицом с использованием своего служебного положения;
в) организованной группой, —
наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или
в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного
года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или
заниматься
определенной
деятельностью
на
срок
до
пяти
лет,
либо
обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо
50
исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо
принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот
же срок». [44]
Особенность данной нормы Уголовного кодекса РФ: действия, описанные в
статье, в обязательном порядке должны совершаться публично. И наказание за
нарушение данной нормы будет применено в обязательном порядке, вне
зависимости от наступления последствий. Данные положения зафиксированы в
Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28. 06.2011
г. «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской
направленности».
М. Ю. Шахов пришел к занятному, на мой взгляд, выводу:
«Приходится констатировать, что грань между богословским спором о
спасительности или ложности той или иной религии и преступлением,
предусмотренным данной статьей, иногда трудноразличима. Между тем
претензии на монопольное обладание истиной о пути людей к Богу являются
отличительной чертой большинства вероучений. В то же время не должно быть
допущено
перерастание
теологической
дискуссии
в
конфликт,
сопровождающийся оскорблениями или, тем более, насилием.» [45]
Нарастание опасности в обществе, связанной с экстремизмом, стало
причиной принятия 25.07. 2002 г. Федерального закона «О противодействии
экстремистской
деятельности».
Также
одной
из
причин
послужила
Международная конвенция о ликвидации всех форм дискриминации от 21.12.1965
г., где ратифицирующие договор участники (среди которых и Российская
Федерация) конвенции возлагают на себя обязательства принять позитивные
меры,
которые
на
направлены
на
уничтожение
разнообразных
форм
дискриминации. Данный закон стал основным источником в борьбе с
экстремизмом, который направлен на проявление форм нетерпимости и
разнообразных форм нарушения прав человека.
Статья включается в себя ещё и 3 части. Первая часть – организация
экстремистского
сообщества.
Вторая
часть
–
организация
деятельности
51
экстремистской деятельности. И третья часть состоит из пунктов, которые
признают ответственность за финансирование экстремистской организации.
Этот закон дает органам прокурорского надзора отправлять руководителю
религиозной
организации
документ-предостережение
о
недопустимости
осуществления деятельности экстремистского толка. Дальше следует вынесение
предупреждения органами Министерства Юстиции или Прокуратуры. В
дальнейшем,
при
отсутствии
шагов
по
ликвидированию
претензий
уполномоченными органами, органы подают в суд на организацию, и по
судебному решению происходит ликвидация религиозной организации как
юридического лица, и деятельность религиозной организации запрещается.
Примером послужит решение Орловского областного суда от 14.06.2016 о
признании местной религиозной организации Свидетели Иеговы «Орёл»
организацией экстремистского толка, с последующим исключением из Единого
государственного реестра юридических лиц и запрещением деятельности
организации на территории Орловской области. В дальнейшем, Верховным
Судом Российской Федерации, по результатам заседания 18.10.2016 г.,
апелляционным определением решение Орловского областного суда было
оставлено в силе.
Статья 282.1. Организация экстремистского сообщества.
«1. Создание экстремистского сообщества, то есть организованной группы
лиц
для
подготовки
или
совершения
преступлений
экстремистской
направленности, а равно руководство таким экстремистским сообществом, его
частью или входящими в такое сообщество структурными подразделениями, а
также
создание
объединения
организаторов,
руководителей
или
иных
представителей частей или структурных подразделений такого сообщества в
целях разработки планов и (или) условий для совершения преступлений
экстремистской направленности — наказываются штрафом в размере до двухсот
тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за
период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до
четырех лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо
52
лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать
определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до
десяти лет и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.
2. Участие в экстремистском сообществе — наказывается штрафом в
размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного
дохода осужденного за период до трех месяцев, либо принудительными работами
на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или
заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового и с
ограничением свободы на срок до одного года, либо лишением свободы на срок
до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься
определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового и с
ограничением свободы на срок до одного года.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи,
совершенные лицом с использованием своего служебного положения, —
наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или
в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного
года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с
лишением
права
занимать
определенные
должности
или
заниматься
определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового и с
ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо лишением
свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные
должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет
или без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.
Примечания. 1. Лицо, добровольно прекратившее участие в деятельности
общественного или религиозного объединения либо иной организации, в
отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о
ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской
деятельности, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях
не содержится иного состава преступления.
53
2. Под преступлениями экстремистской направленности в настоящем
Кодексе понимаются преступления, совершенные по мотивам политической,
идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды
либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной
группы,
предусмотренные
соответствующими
статьями
Особенной
части
настоящего Кодекса и пунктом “е” части первой статьи 63 настоящего
Кодекса»[46].
Если организация продолжает свою деятельность, то уже действует норма
ст. 282.2
«1.
Организация
деятельности
общественного
или
религиозного
объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято
вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в
связи с осуществлением экстремистской деятельности, — наказывается штрафом
в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы
или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо
принудительными работами на срок до трех лет с ограничением свободы на срок
до двух лет или без такового, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев,
либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать
определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до
десяти лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет или без
такового.
2. Участие в деятельности общественного или религиозного объединения
либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в
законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с
осуществлением экстремистской деятельности, — наказывается штрафом в
размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного
дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными
работами на срок до двух лет с ограничением свободы на срок до одного года или
без такового, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы
на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или
54
заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового и с
ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.
Примечание. Лицо, добровольно прекратившее участие в деятельности
общественного или религиозного объединения либо иной организации, в
отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о
ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской
деятельности, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях
не содержится иного состава преступления». [47]
Ст. 243 – повреждение и уничтожение памятников культуры. Большинство
объектов, признаваемые объектами религиозного назначения, охраняются
государством как памятники культуры. Ответственность – до 5 лет лишения
свободы.
Ст. 244 – осквернение кладбищ, часовен и храмов, надругательство над
телами умерших. Ответственность – до 3х месяцев лишения свободы,
исправительные работы.
Ст. 357 – Геноцид. «Действия, направленные на полное или частичное
уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как
таковой путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их
здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной
передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных
условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы, —
наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с
ограничением свободы на срок до двух лет, либо пожизненным лишением
свободы, либо смертной казнью». [48]
Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от
25.07.2002 г. №114-ФЗ
Данный
ФЗ
является
основным
документом
для
противодействия
экстремизму.
Ст. 1 рассматривает основные понятия закона. В понятии «экстремистская
деятельность» пункты, в которых упоминается религиозные аспекты: «
55
1. возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни
2. пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности
человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной
или языковой принадлежности или отношения к религии
3. нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в
зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или
языковой принадлежности или отношения к религии
4. воспрепятствование законной деятельности государственных органов,
органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных
и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с
насилием либо угрозой его применения
5. совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте «е» статьи 63
Уголовного кодекса Российской Федерации (пункт «е»: совершение
преступления
по
мотивам
политической,
идеологической,
расовой,
национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам
ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы)
6. публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое
распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их
изготовление или хранение в целях массового распространения (в данном
случае с точки зрения религиозного экстремизма – экстремистская
литература религиозных экстремистских организаций)
7. организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к
их осуществлению (в данном случае в сфере религиозного экстремизма –
подготовка акций экстремистского толка религиозных экстремистских
организаций)
8. финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации,
подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной,
полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных
видов связи или оказания информационных услуг (в данном случае – любое
содействие в деятельности религиозной экстремистской организации).» [49]
56
Также
ст.
1
прописывает
понятия
«экстремистской
организации»,
«экстремистских материалов», и «символика экстремистской организации».
Ст. 2 предписывает основные принципы противодействия экстремизму.
Ст. 3 предписывает основные направления противодействия экстремизму.
«выявление, предупреждение и пресечение экстремистской деятельности
общественных и религиозных объединений, иных организаций, физических лиц».
Интересная
ст.
3.1.
–
предписывает
особенности
применения
законодательных актов РФ в отношении религиозных текстов.
«Библия, Коран, Танах и Ганджур, их содержание и цитаты из них не могут
быть признаны экстремистскими материалами».
Статьи с 6 по 10 – меры воздействия и ликвидация экстремистских
организаций (в том числе и религиозных). Способы воздействия и ликвидация
написаны выше в этом пункте дипломной работы.
Статьи с 11 по 12 – способы распространения экстремистских материалов и
осуществление деятельности экстремистского толка (ответственность СМИ и
регулирование распространение в сетях общего пользования) (СМИ религиозных
организаций экстремистского толка не будут зарегистрированы. Руководители
попадают под действие статьи 282.1)
Статьи с 13 по 15 – ответственность лиц при осуществлении деятельности
экстремистского толка (в сфере религиозного экстремизма – если руководитель
или член органа, который осуществляет руководящую деятельность религиозной
организации, совершает публичное заявление без указания о том, что это его
личное мнение, то религиозное объединение должно дать пресс-релиз о
несогласии во мнениях с руководителем или членом руководящего органа. Если
такого заявления не сделано – будет инициирована проверка деятельность
религиозной организации).
Кодекс об административных правонарушениях от 30.12. 2001 г. № 195-ФЗ.
Статья 5.26. говорит о нарушениях ФЗ « О свободе совести и религиозных
объединениях»:
57
«1. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу
вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или
отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него, влечет
наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до
тридцати тысяч рублей; на должностных лиц - от пятидесяти тысяч до ста тысяч
рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до одного миллиона рублей.
2. Умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной
литературы,
предметов
религиозного
почитания,
знаков
или
эмблем
мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или уничтожение
влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от тридцати
тысяч до пятидесяти тысяч рублей либо обязательные работы на срок до ста
двадцати часов; на должностных лиц - от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.
3. Осуществление религиозной организацией деятельности без указания
своего
официального
полного наименования,
в
том
числе
выпуск
или
распространение в рамках миссионерской деятельности литературы, печатных,
аудио- и видеоматериалов без маркировки с указанным наименованием или с
неполной
либо
заведомо
ложной
маркировкой,
влечет
наложение
административного штрафа в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч
рублей с конфискацией литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов
4.
Осуществление
миссионерской
деятельности
с
нарушением
законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных
объединениях влечет наложение административного штрафа на граждан в
размере от пяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста
тысяч до одного миллиона рублей.
5. Нарушение, предусмотренное частью 4 настоящей статьи, совершенное
иностранным гражданином или лицом без гражданства, влечет наложение
административного штрафа в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч
рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации или
без такового.» [50]
В статье 14.3 КоАП «Нарушение законодательства о рекламе»:
58
«совмещение рекламы с демонстрацией… религиозной телепередачи…
способом «бегущей строки» или иным способом ее наложения на кадр
демонстрируемого фильма либо телепрограммы или телепередачи —
влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в
размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от
двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей». [51]
Статья 19.7 КоАП РФ устанавливает:
 «непредставление или несвоевременное представление в государственный
орган (должностному лицу) сведений (информации), представление
которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим
органом (должностным лицом) его законной деятельности, а равно
представление в государственный орган (должностному лицу) таких
сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде
наложение административного штрафа на граждан в размере от ста до
трехсот рублей; на должностных лиц — от трехсот до пятисот рублей; на
юридических лиц — от трех до пяти тысяч рублей». [52]
Подводя итог, мы можем сделать выводы: религиозный экстремизм, к
сожалению, набирает обороты. Но при всем использовании религии как
инструмента, законодатели идут с тенденциями развития приблизительно
вровень.
Да,
отрицать
правоприменению
тоже
шероховатости
нельзя,
но
нельзя,
законодатели
отрицать
стараются
вопросы
по
обеспечить
актуальную защиту общества и общественного порядка.
§2.2 Правовая защита чувств верующих в Российской Федерации:
теория и практика
В настоящее время вопрос защиты чувств верующих становится все более и
более актуальным – развитие института религии в демократическом обществе
Российской Федерации движется с неумолимой скоростью. Религиозные
убеждения в целом являются очень хрупкой сферой в демократическом обществе
Российской Федерации. Россия в последние 20 лет своей истории переживает
59
религиозный ренессанс, словно и не было в её истории почти века атеизма. Более
того оно находит активную поддержку высшей государственной власти:
Президент совместно с Председателем Правительства публично посещают
православные богослужения, Федеральное Собрание принимает законопроект,
который направлен на защиту чувств верующих, не приняв во внимание тот факт,
что довольно тяжело закреплять в нормативно-правовых актах такие явления как
чувства из-за отсутствия их однозначного толкования.
Религиозная тема все чаще затрагивается в СМИ и обществе. В медиацентре освещения религиозной жизни больше находятся скандалы (Дело Pussy
Riot: акция, произошедшая 21.02.2012 в Храме Христа Спасителя), нападение на
религиозные группы или на саму Церковь. И все эти события происходят на фоне
общего напряжения в обществе. Все чаще происходят конфликты конкретно на
религиозной
почве.
Соответственно,
необходимость
усовершенствования
законодательной базы защиты чувств верующих является необходимым.
Право на свободу слова и чувства верующих закреплено на уровне
Конституции Российской Федерации. Ст. 29, п.1 гарантирует каждому свободу
мысли и слова –
и эти постулаты
являются основными признаками
демократического общества, коим и является Россия. Данное право дает
возможность
самостоятельно
формировать
убеждения,
придерживаться
и
отказаться при свободном желании лица, и право на их свободное и
неограниченное выражение. Но право на свободу мысли не является абсолютным
– не допускается агитационный характер выражения убеждений, носящий
превосходительный
толк.
Т.е.
выражения
не
должны
носить
антиконституционный характер. Наказание за агитацию антиконституционных
убеждений содержится в ст. 282 УК РФ.
Сама по себе свобода слова ограничена в ст. 152 ГК РФ – лицо,
распространяющие ложные сведения, которые нанесут урон деловой репутации,
чести и достоинству другого лица, то его ждет привлечение в частном порядке к
ответственности гражданского типа. А вот ст. 128.1 УК РФ будет привлекать уже
к уголовной ответственности из-за распространения заведомо ложных сведений.
60
Ст. 148 УК РФ является основным документом, регулирующим защиту прав
верующих.
29.06.2013 г. выходит Федеральный закон «О внесении изменений в статью
148 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные
акты в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств» №
136-ФЗ. Эти изменения меняют в целом законодательство о защите чувств
верующих.
Для начала стоит привести сам текст ст. 148 УК РФ после поправок,
осуществленных в 2013 году:
Уголовный Кодекс, ст.148. Нарушение права на свободу совести и
вероисповедания.
1. «Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и
совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих,
наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере
заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет,
либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо
принудительными работами на срок до одного года, либо лишением
свободы на тот же срок.
2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные в
местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других
религиозных обрядов и церемоний, наказываются штрафом в размере до
пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода
осужденного за период до трех лет, либо обязательными работами на срок
до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на
срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок с ограничением
свободы на срок до одного года или без такового.
3. Незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций
или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний
наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере
заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет,
61
либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо
исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до
трех месяцев.
4. Деяния, предусмотренные частью 3 настоящей статьи, совершенные:
а) лицом с использованием своего служебного положения;
б) с применением насилия или с угрозой его применения, наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в
размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до
одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот
восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет,
либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением
свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные
должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух
лет.» [53]
На мой взгляд, введение новой редакции данной статьи является ответом,
реакцией законодателей на события происходящие в общественной жизни. Новая
редакция запрещает оскорблять «чувства верующих», но возникает правовое
затруднение – объект регулирования стал нематериальным. Проблема трактовок
понятия
«чувства
верующих»,
способы
определения
ущерба,
способы
доказательства и общая субъективность стали краеугольным камнем в
правоприменительной
практике
данной
правовой
нормы.
Известный
православный деятель протодиакон Андрей Кураев задается вопросом об
отсутствии законодательно зафиксированного определения чувств верующих:
«Если я заявляю, что мои чувства оскорблены, то кто может мне дать справку, что
это не так? Я – единственный эксперт моих чувств, других нет.»
А востребованность такой нормы до сих пор вызывает немалое количество
разговоров. Уголовный кодекс РФ имеет статьи с похожим составом. Ст. 213
(Хулиганство) привлекает к ответственности за действия, которые грубым
образом нарушают общественный порядок, т.е. данные действия имеют цель
показать отсутствие уважения обществу, нарушая его порядок. И при этом в ст.
62
213 в п.2 ч.1 отдельно выделяет нарушения с религиозной подоплекой. Также есть
ст. 282 УК РФ, где религиозный аспект идет в числе прочих. Да и до принятия
изменений была в КоАП статья с похожим составом. Но в 2013 понятие
«оскорбление религиозных чувств» было перемещено в УК РФ, а КоАП теперь
регулирует за нарушение права на свободу совести и вероисповедания, а также за
религиозный вандализм.
Юридическим сообществом данные поправки были восприняты крайне
неоднозначно. Известный адвокат Г. Резник охарактеризовал поправки как
«позор», а автором законопроекта «людьми, страдающими правовым безумием».
Е. Тонкий, управляющий партнер «Тонкий и партнеры»: В большинстве случаев
148-ю статью притягивают за уши. Понятие оскорбления личности определено
действующим УК РФ и не вызывает вопросов, а вот с оскорблением чувств — это
новое понятие для российской правовой системы. Действующая редакция ст. 148
не отвечает правилам логики и юридической техники, поскольку состоит лишь из
не поясненных законодателем оценочных категорий». Председатель коллегии
адвокатов «Князев и партнеры»: «Эта поправка в УК абсолютна излишняя. У нас
есть уголовное наказание за хулиганство, вот ее и надо к подобным типам
применять. Дерзость, неуважение к обществу — это все хулиганство. У нас
почему-то начали разделять общество отдельно на верующих и неверующих,
потом отдельно будут делить на коммунистов, на гомосексуалистов».
Далее мы предпримем попытку истолковать данную статью.
И мы начнем с первого пункта данной статьи. Что понимается
законодателем под термином «публичные действия»? Постановление Пленума ВС
под публичными действиями понимает обращения в любой форме к людям. Т.е. в
сути, в любом месте, где это обращение может оказаться в доступе большого
количества лиц. Но это же лицо имеет право на ограничение аудитории, к которой
он обращается. Применение «дисклеймера» в YouTube-роликах, где говорится о
ограничении аудитории и отсутствии антиконституционных целей в своем
контенте – из этой категории. И при всем при этом, в правоприменении нужно
доказать, что действия были транслированы на 2-х и более лиц.
63
«Выражающие
явное
неуважение
к
обществу».
И
нам
вновь
в
Постановления Пленума ВС РФ. «Явное неуважение лица к обществу выражается
в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения,
продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим,
продемонстрировать
пренебрежительное
отношение
к
ним».
Критерии
«неуважения к обществу» не заложены ни в один нормативно-правовой документ
вследствие невероятной субъективности. Общепринятые нормы и правила
поведения сопряжены с конкретным развитием конкретно взятого общества.
«Чувства верующих». Четкого определения данному понятию нет, а
судебная практика по ст. 148 УК РФ не распространена. На мой взгляд, чувства
верующих – это система убеждений, которые он использует с той религией, к
которой он себя относит. Своеобразное чувство совместной причастности. И
отсюда сразу же выходит вопрос: а к какой конкретно религиозной системе
необходимо принадлежать? Употреблять выражение «чувства верующих» в НПА
в такой связи не логично. На наш взгляд, чувства верующих крайне субъективны,
верующих разных религиозных групп может оскорблять совершенно разные
вещи. Е. Ю. Федотова высказала мнение о том, что необходимо закрепить учения,
чьи последователи организовались в религиозные объединения. Но и тут
возникает вопрос: а что делать с гражданами, которые имеют отличные от списка
религиозные убеждения? В таком случае, в итоге получается дискриминация
граждан.
Термин «верующий» так же не развернут. И ни в каких других НПА он так
же не развернут. Но дело не в термине. А как поступить с лицами, чьи убеждения
отличаются от убеждений верующих? Как определить, соблюдает ли религиозные
традиции той религиозной системы потерпевший?
«Оскорбление». Это отрицательная оценка личности, которая выражена в
некультурной форме и характеризуется принижением достоинства личности.
Способа
определения
степени
оскорбленности
личности
не
закреплено
вследствие субъективности. И при этом необходимо учитывать наличие цели у
субъекта. Цель – это конечный желаемый результат. В комментариях к ст. 148:
64
«Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого
умысла. Виновный осознает общественно опасный характер своих действий и
желает их совершить. Цель и мотив преступления не влияют на его
квалификацию.» При судебном разбирательстве необходимо доказать прямой
умысел.
Также необходимо учитывать и объективные факты: место совершения
преступления, время. Если не учитывать данные факторы, то на лицо халатное
рассмотрение дела. Итогом послужит неверное решение суда и возможность
подать документы на обжалование.
Итог: на мой взгляд, правоприменителю оставили простор для трактовок,
определению вреда и т.д. В рамках данной статьи можно совершенно по-разному
применить закон в ситуациях, когда все обстоятельства схожи. Практики по ст.
148 мало, Верховный Суд Российской Федерации не дает точных определений по
всем
необходимым
понятиям.
Обращаясь
в
международную
практику,
субъективность не исчезает вследствие системы права, основанной на прецеденте.
Рассмотрим судебную практику применения ст. 148.
1.
Pussy Riot. Скандальное политическое дело.
Дело Pussy Riot послужило толчком для развития правовой базы защиты
прав верующих.
19.02.2012 г. группа феминистического толка «Pussy Riot» выступает в
Богоявленском приделе Богоявленского собора в Ехолове в Москве. На
территории храма они начали выступать, в качестве музыкального сопровождения
выступали собственные крики пятерых участниц группы. А вот 21.02. 2012 г.
группа Pussy Riot в составе 5-х участниц, троих из которых привлекли к
ответственности (это Мария Алёхина, Надежда Толоконникова и Екатерина
Самунцевич), выступили в Храме Христа Спасителя с панк-молебеном. Надев
балаклавы, в храме исполнили часть песни «Богородица, Путина прогони!».
Потом их вывели охранники храма. Все действо было запечатлено и выложено на
интернет-хостинг YouTube. 16 марта 3-х заключили под стражу. Их обвиняли по
ч.2 ст. 213 УК РФ (хулиганство по мотивам религиозной ненависти). Провели 3
65
экспертизы, первые две не показали религиозной ненависти, 3 все же заключила.
И судья ориентировалась на третью. В связи с этим дело получило клеймо
политического из-за упоминания В. В. Путина в тексте, и из-за личной
характеристики В. В. Путиным коллектива. Общественный резонанс был велик,
но судья не принял его во внимание. Девушек приговорили к 2-м годам колонии
общего режима. Процесс был освещен в мировых СМИ, по мнению социального
опроса, 46% участников не считали нужным привлекать к ответственности
группу. Приговор можно рассматривать как наказание за противостояние с
православием. В первоначальных документах есть фразы: «противостояние
православному миру» и тому подобные.
2.
Фраза «Бога нет» привела к уголовному преследованию.
Первые числа марта месяца 2016 г. Российский сегмент интернета с
реактивной скоростью пролетает новость: В Ставрополи на местного жителя
начали уголовное преследование из-за фразы «Бога нет». Общественный резонанс
превзошел сам себя: это было первым уголовным делом, которые возбудили по
уже исправленной ст. 148.
Кратко: 11.10.2014 г. в социальной сети «ВКонтаке» был опубликован пост
в группе «Подслушано Ставрополь»: «Моя мама говорит, что в семье должна
быть я главной, т.к. я женщина, а брату, что он должен жену свою держать в
ежовых рукавицах, т.к. он мужчина. Никто из нас не выполняет мамины
наставления». Потом
Дмитрия Бурняшев, один из участников общения в
комментариях, написал: «Хочу также, чтобы вызнали, что всякому мужу глава
Христос, жене глава - муж, а Христу глава - Бог». В ответ Виктор Колосов
написал: «Дмитрий, откуда такая херня? Домострой чтоли?)». «Виктор, Библия,
Новый завет, а именно «Первое послание св. Ап. Павла к Коринфянам» - пояснил
Бурняшев, а потом и добавил: «Виктор, в следующий раз аккуратнее с выводами
и громкими фразами». «Дмитрий, с какими выводами и фразами? Если я говорю,
что сборник еврейских сказок под названием «Библия» - полная … (нецензурное
слово), значит, так и есть. По крайней мере, для меня!)))» - заявил Колосов. Потом
была полемика на нецензурной брани. В итоге Колосов закончил фразой:
66
«Дмитрий, ню-ню) много вас здесь таких, ПГМнутых вразумлявцев. Боха нет!)»,
«Александр, на бохаслужебную макулатуру и на чуйства верующих насрать!
Кому не нравится, могут подать на меня в суд!».
Виктор Краснов в соцсети указан Виктором Колосовым. В апреле в дверь
гражданина Краснова постучали сотрудники Следственного Комитета из отдела
по противодействию экстремизму в паре с СОБРом. От правоохранителей
Краснов узнал, что Бурняшев и Кравцов подали заявление и правоохранители
возбудили уголовное дело по статье 148 УК РФ. Сотрудники произвели обыск и
изъяли компьютер и мобильный телефон Краснова в качестве вещественных
доказательств. А его поместили на месяц в психиатрическую клинику для
прохождения экспертизы на вменяемость. Было установлено, что психических
нарушений у Краснова не обнаружено. Эксперты из ФБУ «Северо-Кавказский
региональный центр судебной экспертизы» постановили: в высказываниях нет
оскорбления по религиозному признаку, но оскорбление чувств присутствует.
Несмотря на это, суд продолжил рассматривать уголовное дело по существу, а
сторона обвинения в лице Кравцова и Бурняшева не явились на первое заседание,
а на второе были доставлены приводом, оба участвовать в заседаниях желания не
изъявили, позднее попросили суд рассматривать уголовное дело без их участия.
Дело закрыли по истечению срока давности.
3.
Дело Руслана Соколовского.
Дело, в котором общественный резонанс был необычайно высок.
Обвиняемый – YouTube-блоггер, и интернет-сообщество с придыханием следило
за этой историей. И на наш взгляд, это уголовное дело во всей красе раскрыло
недостатки ст. 148 и, в особенности, показало субъективность.
Руслан Соколовский записал ролик, где в г. Екатеринбург в Храме-НаКрови играет в игру Pokemon Go и ловит покемонов, чем вызывает недовольство
со стороны прихожан. Все это действо было выложено на YouTube.
Соколовскому вменили ст. 148, потом добавили и ст. 282 и ст. 138.1 и
поместили в СИЗО на 2 месяца. За все время преследования мера пресечения
поменялась на домашний арест.
67
По итогам Соколовскому присудили 3,5 года, 3 из которых это
испытательный срок.
Помимо присужденного срока, Соколовский оказался в
государственном реестре террористов и экстремистов.
Сам приговор вызвал не меньше вопросов, чем само дело. Крайне
неоднозначные формулировки, туманные высказывания.
«В видеороликах присутствует информация, содержащая в себе признаки
оскорбления чувств приверженцев христианства и ислама, формируемого через
отрицание
существования
бога,
отрицания
существования
основателей
христианства и ислама – Иисуса Христа и пророка Мухаммеда» - одна из фраз,
используемых в приговоре.
Проследив за всеми делами, можно выделить общий элемент публичности
(что и соответствует пунктам ст. 148). Но кто определяет степень оскорбленности,
да и способен ли судья ответить на вопросы, которые РПЦ в лице
уполномоченных лиц не дает однозначных ответов? Тяжесть нанесенного урона
общества также под вопросом.
Подводя итог, мы можем сказать, что законодательство о защите прав
верующих – актуальная для современного общества вещь, но в проработке
подобного законодательства необходимо учитывать специфику предметов и
понятий, участвующих в законодательстве. Защиту прав верующих общество
воспринимает крайне скептически, а законодательные нормы на данный момент
воспринимаются обществом крайне скептически. Общественный резонанс дел
настолько велик, что можно с уверенностью заявлять – подобные дела только
начало развития правовой защиты прав верующих.
68
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Законодательство в сфере религии – важный аспект для развития правового
государства и демократического общества. В связи с историей Российской
Федерации, где произошел переход от государственного атеизма на государство с
демократическими
ценностями
(такими
как
свобода
слова
и
свобода
вероисповедания), правовое регулирование деструктивных проявлений и прав и
свобод гражданина является основополагающей деятельностью в развитии
государства
с
социальной
и
правовой
защищенностью.
К
сожалению,
деструктивные религиозные проявления наносят слишком большой урон
гражданам и законодательству, ведь права, данные гражданину Конституцией,
являются базисом жизни гражданина.
Проведение анализа законодательных норм российского государства,
ограничивающих общество от деструктивных проявлений в сфере религии и
анализ опыта применения их прошел со всеми учетами исторического и
государственно-конфессионального аспекта, что и было целью дипломной
работы.
В данной дипломной работе мы рассмотрели развитие правового
регулирования деятельности религиозных организаций. По результатам нашего
исследования мы пришли к выводам, что правовые нормы с развитием
государства развивались с положительной тенденцией и качественной динамикой
для правового государства и гражданского общества, а также для правильного
развития и интеграции в процессы государства деятельности религиозных
организаций.
Также был проведен анализ правовых гарантий от деструктивных
проявлений в теории и практике. Исследование показало, что правовые гарантии
защищают общество и деструктивных проявлений, но в вопросе правоприменения
остается
много
стопроцентной
правоприменения.
субъективных
точностью
вещей,
которые
вследствие
невозможно
нематериальности
оценить
со
предмета
69
В данном исследовании мы раскрыли особенности законодательного
противодействия экстремистским проявлениям в сфере религии. В результате
можно
сказать,
что
ключевыми
особенностями
являются
относительная
объективность в признании религиозной организации; механизм признания
религиозной организации организацией экстремистского толка специфичен. И в
целом признание организацией экстремисткой является субъективным, при
условии, что каждая религия говорит о уникальности своего учения.
При решении задачи об изучении правоприменения защиты чувств
верующих были сделаны выводы о том, что ст. 148 крайне слабо прописана
понятийная сторона. Законодателей обвинять в этом нет необходимости из-за
опять-таки нематериальности предмета законодательства. Слишком субъективны
чувства
верующих,
определить
урон,
нанесенный
верующему
человеку
невозможно, да и в целом в законодательстве отсутствует четкое понимание
понятия
«верующий».
Субъективизм
данного
явления
остается
камнем
преткновения для данной законодательной нормы и её правоприменения.
Судебной практики недостаточно, Постановления Пленумов ВС РФ не всегда
дают исчерпывающие ответы.
В целом, проведенный анализ дает нам сделать следующие выводы:
законодательную базу, понятийный аппарат и специфику объекта изучения в лице
его субъективности необходимо более подробно рассмотреть и провести
подробный разбор с внесением ясности в законодательные нормы. Почти 30 лет
жизни законодательства о таком субъективном и неоднозначном предмете, как
деструктивные религиозные проявления, является крайне малым сроком для
полноценного развития.
70
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Конституция РСФСР 1918 г. : [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://constitution.garant.ru/history/ussrrsfsr/1918/chapter/1b55d7aed16d41d8f6f6bd1ff00b7bb6/
-
Дата
доступа:
04.12.2017
2. Конституция СССР 1936 г. :[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://constitution.garant.ru/history/ussrrsfsr/1936/red_1936/3958676/chapter/9903d706745464d9fcec0b0ad12d9e32/
-
Дата доступа: 04.12.2017
3. Шахов. М. Ю. Правовые основы религиозных объединений в Российской
Федерации:
ресурс].
[Электронный
–
Режим
доступа:
http://www.pravoslavie.ru/60038.html – Дата доступа: 04.12.2017
4. «В Госудаственной Думе обсудили совершенствование законодательства о
религиозных
организациях»
:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа: http://duma.gov.ru/news/11753/ - Дата доступа: 04.12.2017
5. Шахов М. Ю. Правовые основы религиозных объединений в Российской
Федерации:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.pravoslavie.ru/60038.html - Дата доступа: 05.01.2018
6. Декрет 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/5325/
-
доступа:
Дата
доступа:
05.01.2018
7. Поспеловский Д. В. Русская Православная Церковь в ХХ в. М., 1995. С. 276
8. Постановление ВС РСФСР «О религиозных объединениях» от 08.04.1929:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://docs.cntd.ru/document/9056238 - Дата доступа: 05. 01.2018
9. Шахов М. Ю. Правовые основы религиозных объединений в Российской
Федерации:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.pravoslavie.ru/60168.html#_ftnref2 - Дата доступа: 05.01.2018
71
10. Шахов М. Ю. Правовые основы религиозных объединений в Российской
Федерации:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.pravoslavie.ru/60168.html#_ftnref2 - Дата доступа: 05.01.2018
11. Цыпин В., протоиерей. История Русской Церкви. 1917–1997 // История
Русской Церкви. Книга 9. М., 1997. С. 456
12. Комиссия по вопросам религиозных объединений. Задачи: [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://government.ru/department/140/about/ - Дата
доступа: 13.01.2018
13. Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте
РФ.
Функции:
[Электронный
ресурс].
–
http://www.kremlin.ru/structure/councils#institution-17
–
Режим
доступа:
Дата
доступа:
13.01.2018
14. Федеральный Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»
№125-ФЗ от 26.09.1997 г. :[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_16218/ - Дата доступа:
21.01.2018
15. Федеральный Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»
№125-ФЗ от 26.09.1997 г. :[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_16218/ - Дата доступа:
21.01.2018
16. Залужный А.Г. Совершенствование законодательства о свободе совести и о
религиозных объединениях // Современное право. 2004. № 11. С. 35.
17. Бурьянов С.А. Указ. ст. С. 17.
18. Шахов М. Ю. Правовые основы религиозных объединений в Российской
Федерации:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.pravoslavie.ru/60453.html - Дата доступа: 22.01.2018
19. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
31.10.95 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции
Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31.10.1995 г.
72
:[Электронный ресурс]. - http://base.garant.ru/10103328/ - Дата доступа:
22.01.2018
20. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
10.10.2003
г.
№
общепризнанных
5
«О
применении
принципов
и
судами
норм
общей
международного
юрисдикции
права
и
международных договоров Российской Федерации» от 10.10.2003 г.
:[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://base.garant.ru/12132854/ Дата доступа: 22.01.2018
21. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. :[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ - Дата доступа:
24.01.2018
22. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. :[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ - Дата доступа:
24.01.2018
23. Шахов. М. Ю. Правовые основы религиозных объединений в Российской
Федерации:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.pravoslavie.ru/60777.html – Дата доступа: 24.01.2018
24. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. :[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ - Дата доступа:
24.01.2018
25. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. :[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ - Дата доступа:
24.01.2018
26. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. :[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
73
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ - Дата доступа:
24.01.2018
27.Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. :[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ - Дата доступа:
24.01.2018
28. Указ Президента РФ от 14.03.96 г. № 378 «О мерах по реабилитации
священнослужителей и верующих, ставших жертвами необоснованных
репрессий» от 14.03.1996 г. :[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://base.garant.ru/1305422/ - Дата доступа 26.01.2018
29. Распоряжение Президента РФ «Об утверждении Положения о Совете по
взаимодействию
Российской
с
религиозными
Федерации
и
его
объединениями
состава»
от
при
02.08.1995
Президенте
№357-рп:
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://base.garant.ru/1585202/ - Дата
доступа: 26.01.2018
30. Постановление правительства РФ
“Об
утверждении Положения о
Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве
Российской Федерации” от 15.07.2006 №438: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/6224655/ - Дата
доступа: 26.01.2018
31. Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права
на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12.06. 2002 г.
№
67-ФЗ:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_37119/ - Дата доступа
29.01.2018
32. Федеральный закон «Об органах Федеральных служб безопасности в
Российской Федерации» от 03.04.1995 № 40-ФЗ: [Электронный доступ]. –
Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_6300/ Дата доступа: 29.01.2018
74
33. Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской
Федерации» от 21.11.11 г. № 323-ФЗ: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_121895/ - Дата
доступа: 29.01.2018
34. Закон
Республики
Дагестан
«О
запрете
ваххабитской
и
иной
экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан» от
22.09.1999
№15:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://base.garant.ru/26502658/ - Дата доступа: 29.01.2018
35. Яворский М.А. Причины и условия религиозного экстремизма в
современной России // Юридический мир. 2008. №11
36. Поминов С.Н. Организация деятельности органов внутренних дел в сфере
противодействия проявлениям религиозного экстремизма: Автореф. дис.
канд. юрид. наук. М., 2007.
37. Уголовный кодекс Российской Федерации, ст. 282 от 13.06.1996 №63-ФЗ:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/d350878ee36f956a7
4c2c86830d066eafce20149/ - Дата доступа: 02.03.2018
38. Шахов. М. Ю. Правовые основы религиозных объединений в Российской
Федерации:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.pravoslavie.ru/62858.html – Дата доступа: 02.03. 2018
39. Уголовный кодекс Российской Федерации, ст. 282.1 от 13.06.1996 №63-ФЗ:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/b99a4508e05471a40
7e532780d2c0c95471049d9/ - Дата доступа 02.03.2018
40. Уголовный кодекс Российской Федерации, ст. 282.1 от 13.06.1996 №63-ФЗ:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/9854c783addde555f
a364e762d297c660b9be113/ - Дата доступа: 10.03.2018
41. Кодекс об административных правонарушениях, ст. 5.26, в ред. от
29.06.2013:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
75
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34661/ca82e094f1dcf553b6
a4bfa7b9a3271b38922c98/ - Дата доступа: 10.03.2018
42. Кодекс об административных правонарушениях, ст. 14.4, в ред. от 28.
12.2009:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34661/2d50fc1c4013ea9ab
20b8b2666c1650b1dc4c982/ - Дата доступа: 10.03.2018
43. Кодекс об административных правонарушениях, ст. 19. : [Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34661/7b011357d4e047a50
6940779e198e462946c9456/ - Дата доступа: 16.03.2018
44. Уголовный кодекс Российской Федерации, ст. 148, ред. 29.06. 2013:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/3f061fb01a04145dc
7e07fe39a97509bd2da705f/ - Дата доступа: 16.03.2018
45. Шахов. М. Ю. Правовые основы религиозных объединений в Российской
Федерации: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.pravoslavie.ru/62858.html – Дата доступа: 02.03. 2018
46. Уголовный кодекс Российской Федерации, ст. 282.1 от 13.06.1996 №63-ФЗ:
[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/b99a4508e05471a40
7e532780d2c0c95471049d9/ - Дата доступа 02.03.2018
47. Уголовный кодекс Российской Федерации, ст. 282.2 от 13.06.1996 №63-ФЗ:
[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/9854c783addde555f
a364e762d297c660b9be113/ - Дата доступа: 10.03.2018
48. Уголовный кодекс Российской Федерации, ст. 357 в ред. 23.04.2018:
[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/b21e235ab7f2ffdb99
21d73f1d1828628780cf10/ - Дата доступа: 10.03.2018
76
49. Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от
25.07.2002 г. №114-ФЗ: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_37867/ - Дата доступа:
10.03.2018
50. Кодекс об административных правонарушениях, ст. 5.26, в ред. от
29.06.2013: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34661/ca82e094f1dcf553b6
a4bfa7b9a3271b38922c98/ - Дата доступа: 10.03.2018
51. Кодекс об административных правонарушениях, ст. 14.3, в ред. от 28.
12.2009: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34661/2d50fc1c4013ea9ab
20b8b2666c1650b1dc4c982/ - Дата доступа: 10.03.2018
52. Кодекс об административных правонарушениях, ст. 19.7. : [Электронный
ресурс]. – Режим доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34661/7b011357d4e047a50
6940779e198e462946c9456/ - Дата доступа: 16.03.2018
53. Уголовный кодекс Российской Федерации, ст. 148, ред. 29.06. 2013:
[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/3f061fb01a04145dc
7e07fe39a97509bd2da705f/ - Дата доступа: 16.03.2018