;doc

Вторая мировая война в лингвистическом аспекте (на примере
русского языка)
Суслова К.С., Соседенко А.П.
Северо-кавказский федеральный университет
Ставрополь, Россия
The second world war in the aspect of the linguistic (by the example
of the Russian language)
Suslova K.S., Sosedenko A.P.
The North-caucasus federal university
Stavropol, Russia
Очевидно, что ВОВ оказала значительное влияние на культуру
советского народа. Язык же в свою очередь, являясь главным средством
передачи культурного материала, не мог не претерпеть определенные
изменения под воздействием столь мощного экстралингвистического
явления. В данной статье мы рассматриваем тенденции, характерные для
русского языка в период борьбы русского народа с фашистскими
захватчиками.
В период ВОВ описательные возможности русского языка на
лексическом
оттеняющих
уровне расширяются посредством активизации слов,
стороны
боевой
жизни
(богатырь,
герой,
отвага),
обозначающих стихийные бедствия (ливень, смерч, шквал, ураган). В
частое употребление входят словосочетания с позитивной коннотацией
(чудеса отваги, пример храбрости). На страницах газет и журналов
читатель сталкивается с военной терминологией (марш, налет). Нами
также были отмечены случаи замены
терминологических глаголов
просторечными синонимами: танки стучат, плюются огнем; долбить
дзот; пригвоздили фашистов.
ВОВ способствовала появлению в словаре русского человека
множества германизмов. Часть немецких заимствований пришла устным
путем, часть – книжным.
Немецкие слова можно выделить среди других по начальным буквенным
сочетаниям шт- и шп-: штаб, штабель, штамп, штанга, штат, штрек,
штык; шпат,
шпик,
шторы. Характерно
шпион,
для
мейстер: гроссмейстер,
шпинат,
шпиц,
немецких
слов
шприц,
и
капельмейстер,
шпроты,
конечное -
концертмейстер,
танцмейстер и
др.
Вторым каналом был тыл, где в язык населения занятых немцами
областей входили некоторые слова административно-оккупационного
лексикона: зондерфюрер (особый руководитель), арбайтсамт (трудовая
повинность), фельдкомендатура (полевая комендатура), фольксдоиче
(этнические
немцы),
рейхскомиссар
(губернатор),
гебитскомиссар
(областной комиссар), ландкомиссар (земский комиссар). К этой же сфере
лексики
относятся
названия
соответствующих
комиссариатов,
возглавляемых ими) и название неизбежного спутника указанных
должностных лиц «дольметчер», а еще чаще «дольметчерка» вместо
«переводчик»,«переводчица».
Характерной особенностью военных лет является использование в
разговорной речи, публицистике и некоторых других письменных стилях
немецких лексических единиц для обозначения видов боевой техники,
организаций служб, должностей в гитлеровской армии, частей немецкого
стратегического плана:
Германии),
мессершмитт (самолетостроительная фирма
фаустпатрон (ручной гранатомет),
фердинанд (танк),
фокке-вульф (самолетостроительная фирма), юнкерс (авиастроительная
компания), абвер (орган военной разведки и контрразведки Германии в
1919-1944 годах), вервольф (немецкое ополчение), гестапо (тайная
полиция Третьего рейха), капо (надзиратель), гауптман (капитан
Вермахта), группенфюрер (командир отделения), оберштурфюрер (оберлейтенант), фюрер (вождь, лидер), блицкриг (молниеносная война),
эдельвейс (от нем. Edelweiß –благородно белый) и прочие. Также
распространены в устном общении и стилях газеты наименования солдат
и офицеров немецкой армии «фрицы», «гансы», а также часто
использующиеся в речи немцев, а в русском окружении несущие особую
семантическую и стилистическую нагрузку слова типа «Фердинанд» и
«капут». В годы войны все эти обозначения использовались большей
частью в качестве экзотизмов. В активном словарном запасе остаются
единичные образования, например заимствованное немецким языком из
французского
слово
«ас»
в
значении
«отличающийся
высоким
мастерством военный лётчик».
ВОВ оказала влияние не только на лексику, но и на синтаксис
русского языка.
Здесь интересно проследить
судьбу некоторых
устойчивых выражений, прочно вошедших в нашу сегодняшнюю речь, но
родившихся
и
утвердившихся
именно
в
годы
войны.
Из речи артиллеристов (и летчиков-бомбометателей) пришли в язык
образные просторечные выражения дать жить, дать прикурить, дать
дрозда – все три со значением «всыпать» кому-нибудь. После войны
выражение дать дрозда еще более утвердилось (видимо, благодаря своей
замысловатости), но несколько изменило смысл – получило значение
«сделать
выговор»,
«проучить
кого-нибудь».
В странствиях по военным дорогам родилось слово голосовать. Во
фронтовых воспоминаниях В.Шкловский пишет: «Есть способ ехать по
фронтовым дорогам с попутными машинами. Способ этот называется
«голосовать». Подымешь руку – и тебя подбирают и везут до какогонибудь поворота» Шкловский (1962). Сейчас это слово и способ
передвижения широко использует молодежь. Произошло, однако,
любопытное изменение: раньше руку вытягивали вверх, словно голосуя
на собраниях (отсюда, конечно, и возник «термин»), теперь же все
больше стараются протянуть руку поперек, как бы стараясь загородить
машине дорогу, и еще при этом делают помахивающие движения.
В 40-50-х годах окончательно нейтрализовались и вошли в обиходноразговорную речь профессионально-жаргонные выражения, получившие
распространение в годы войны: барахлить – неисправно работать (о
моторе), дойти до ручки– находиться в трудном положении, вставить
фитиль – сделать выговор, на форсаже – торопливо, в ускоренном темпе,
приземлиться– присесть, остановиться, устроиться.
Кроме того, популярность приобретают перефрастические построения:
воздушная
крепость
(самолет
штурмовой
авиации),
сухопутный
броненосец (тяжелый танк), крылатая пехота (воздушный десант).
Нередки
случаи
появления
общеупотребительных
слов,
характеризующихся аффективностью: свинцовая дуэль (перестрелка),
глаза и уши армии (разведка), народный мститель (партизан).
В
этот
же
период
происходит
изменение
многих
пословично-
поговорочных выражений: На ловца и фашист бежит; Трус партизану
не товарищ. К ним добавляются новые слова: Слезами горю не
поможешь, если врага не уничтожишь.
Некоторые тенденции могут быть отмечены и на словообразовательном
уровне. Так, наиболее продуктивными суффиксами периода ВОВ
являются суффиксы, при помощи которых образуется существительное,
обозначающее деятеля: -чик, -щик, -ец (автоматчик, бронебойщик,
вооруженец, суворовец, воздушник).
Нельзя не отметить распространение сложносокращенных слов: КП
(командный
пункт),
ППШ
–
пистолет-пулемет
Шпагина,
ПТР–
противотанковое ружье, пульрота, медсанбат и др.
Таким образом, мы можем заключить, что ВОВ, обогатив русский язык,
дала русскому человеку новые способы выражения своей мысли, мысли,
которая воплотившись в слово в виде стихов, песен, поговорок, помогала
советскому воину бороться с иноземными захватчиками.
Список используемой литературы:
1. Бельчиков Ю.А. Из наблюдений над русским литературным языком
эпохи Великой Отечественной войны // Филол. науки. - 2000. - N 6. С.46-55.
2. Скворцов Л. Из истории слов и выражений периода Великой
Отечественной войны. «Филологические науки» №3, 1975.
3. Лесных Е.В. Реактивизация военной лексики русского языка в период
Великой Отечественной войны// О годах, войной испепеленных (К 55летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне). Липецк, 2000. -с. 85-97.
4. Лингвистические исследования о русском языке эпохи Великой
Отечественной войны // Вестн. Ленингр. ун-та. 1975. № 20. С. 103-109.
5. Шкловский
В.
http://www.gramotey.com/?open_file=1269064887 .
Жили-были