Р о с с и й с к а я ф е д е р а ц и я

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
БЮЛЛЕТЕНЬ
судебной практики по уголовным делам
IV квартал 2014 года
(42)
Екатеринбург
2015
2
Утвержден
постановлением президиума
Свердловского областного суда
от 25 марта 2015 года
Бюллетень
судебной практики по уголовным делам
Свердловского областного суда
(четвертый квартал 2014 года (42))
Судебная коллегия по уголовным делам
Свердловского областного суда
Отдел кодификации, систематизации законодательства и обобщения
судебной практики Свердловского областного суда
Тел.: 8 (343) 228-16-80
3
ОГЛАВЛЕНИЕ
Раздел I.
Вопросы квалификации преступлений
4
Раздел II.
Вопросы назначения наказания
6
Раздел III.
Процессуальные вопросы
7
I. Вопросы квалификации преступлений
1.
Суд первой инстанции необоснованно признал совокупность
доказательств, исследованных в судебном заседании, недостаточной для
квалификации действий осужденных как разбоя, совершенного группой лиц по
предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве
оружия.
М. признан виновным в разбое, то есть в нападении в целях хищения чужого
имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с
применением предмета, используемого в качестве оружия. О. признан виновным в
разбое, то есть в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с
применением насилия, опасного для жизни и здоровья. Преступление М. и О.
совершали вместе.
Судебная коллегия, рассмотрев уголовное дело по апелляционному
представлению, изменила приговор.
Из показаний осужденных М. и О. следует, что они пришли к дому
потерпевших Р. и В. для того, чтобы забрать деньги у Ю., которая проживала в одном
доме с потерпевшими. Когда М. и О. зашли во двор и увидели Р., не обсуждая своих
действий, они напали на нее, совместно применив к ней насилие. Затем они напали
на потерпевшего А. В процессе совершения преступления осужденные действовали
совместно, высказывали тождественные требования.
Обстоятельства преступления, описанные потерпевшей Р., свидетельствуют о
наличии между М. и О. предварительного сговора, так как, нападая на нее,
осужденные ни о чем не договаривались, ничего не обсуждали, потребовали деньги,
избили ее и А.
4
Судом первой инстанции было установлено, что осужденный О., напав на
потерпевшего А., в целях хищения имущества нанес ему не менее трех ударов по
голове неустановленным предметом, используя этот предмет в качестве оружия.
Поскольку указанный предмет не был установлен, неустранимые сомнения
трактовались судом в пользу виновного и О. не было вменено совершение разбоя с
применением предмета, используемого в качестве оружия. Суд апелляционной
инстанции счел данный вывод суда первой инстанции необоснованным, так как факт
применения предмета, используемого в качестве оружия, установлен совокупностью
доказательств.
Приговор изменен, деяния М. и О. квалифицированы по ч. 2 ст. 162
Уголовного кодекса Российской Федерации как разбой, совершенный группой лиц
по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве
оружия.
Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского
областного суда
от 27 октября 2014 года по делу № 22-8891/2014
2.
Судам при определении размера наркотического средства
необходимо учитывать изменения в законодательстве.
18 июля 2012 года приговором районного суда К. осужден за совершение 29
марта 2012 года преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса
Российской Федерации, к 1 году 6 месяцам лишения свободы.
К. подал ходатайство с просьбой пересмотреть приговор в связи с
изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным
законом от 01 марта 2012 года № 18-ФЗ.
Постановлением районного суда от 07 апреля 2014 года в удовлетворении
ходатайства отказано.
К. обжаловал постановление районного суда. Апелляционным постановлением
областного суда от 26 августа 2014 года жалоба К. оставлена без удовлетворения.
Прокурором было подано представление с просьбой отменить постановление
районного суда в силу ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Проверив судебный материал, обсудив доводы представления прокурора,
президиум изменил судебные решения по следующим основаниям.
Отказывая в применении положений Федерального закона от 01 марта
2012 года № 18-ФЗ в отношении К., суды первой и второй инстанций не учли, что
Постановлением Правительства Российской Федерации от 01 октября 2012 № 1002
установлен иной порядок определения размеров наркотических средств для всех
жидкостей и растворов: их количество определяется массой сухого остатка после
высушивания до постоянной массы при температуре + 70 - + 100 градусов Цельсия.
Указанное выше Постановление Правительства Российской Федерации улучшает
положение осужденных и в силу ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации
подлежит применению в отношении К. Как следует из заключения эксперта, масса
изъятого у К. сухого остатка, полученного после высушивания наркотического
средства – смеси, содержащей дезоморфин, составила 0,09 грамма, что не является
крупным размером, который был определен в соответствии с Постановлением
5
Правительства Российской Федерации от 07 февраля 2006 года № 76, действовавшим
на момент совершения преступления.
Постановлением президиума К. освобожден от наказания.
Постановление президиума Свердловского областного суда
от 29 октября 2014 года по делу № 44-У-378/2014
3.
За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной
ответственности не подлежат.
К. и М. осуждены по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса
Российской Федерации.
Из приговора суда следует, что осужденные по предварительному сговору
совершили покушение на открытое хищение пуховика.
К. была подана апелляционная жалоба, в которой он оспаривал факт совершения
преступления по предварительному сговору с М.
Суд апелляционной инстанции изменил приговор по следующим основаниям.
Из предъявленного обвинения следует, что М. и К. вступили между собой в
предварительный сговор на тайное хищение чужого имущества. Реализуя свой
преступный умысел, они зашли в секцию «Одежда» на втором этаже ЦУМа. М.,
действуя согласно распределенным ролям, подошел к продавцу Л., стал отвлекать ее
внимание, препятствуя обзору секции с товаром, обеспечивая К. возможность
совершения хищения.
Судом установлено, что М., действуя по предварительному сговору с К.,
подошел к продавцу Л. и стал отвлекать ее внимание, обратившись с просьбой
зарядить телефон, препятствуя обзору секции с товаром, обеспечивая К.
возможность совершить хищение. Судом фактически признано, что М. оказывал
непосредственное содействие К. в совершении незаметного для Л. (тайного) изъятия
пуховика.
Преступные действия К. были обнаружены продавцом. Сознавая это, К.
продолжил совершать незаконное изъятие имущества – выбежал с пуховиком на
улицу.
Органами предварительного следствия К. и М. было вменено наличие
предварительного сговора на тайное хищение чужого имущества. М. действовал
согласно предварительному сговору. Действия К. по открытому изъятию пуховика
следует расценивать как эксцесс исполнителя (ст. 36 Уголовного кодекса
Российской Федерации). За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления
уголовной ответственности не подлежат.
Действия К. переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 161 Уголовного
кодекса Российской Федерации на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса
Российской Федерации, а действия М. – с ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 161 Уголовного
кодекса Российской Федерации на ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса
Российской Федерации.
Апелляционное определение судебной коллегии
по уголовным делам Свердловского областного суда
от 10 декабря 2014 года по делу № 22-10497/2014
II. Вопросы назначения наказания
6
4.
Окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть
больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и
неотбытой части наказания по предыдущему приговору.
И. был осужден 13 августа 2014 года по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 161 Уголовного
кодекса Российской Федерации. На основании ч. 5 ст. 69 Уголовного кодекса
Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения
наказаний назначено наказание в виде 1 года 4 месяцев 15 дней лишения свободы.
Ранее И. был осужден 18 февраля 2014 года по ч. 2 ст. 228 Уголовного кодекса
Российской Федерации к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с
испытательным сроком 2 года 6 месяцев, а также 21 июля 2014 года по ч. 1 ст. 116
Уголовного кодекса Российской Федерации к 3 месяцам исправительных работ с
удержанием 10% заработной платы в доход государства. На основании ст. 70
Уголовного кодекса Российской Федерации окончательно по совокупности
приговоров И. назначено 3 года 4 месяца 15 дней лишения свободы.
Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного
представления, президиум отменил приговор. Окончательное наказание по
совокупности приговоров, назначенное приговором от 13 августа 2014 года,
оказалось меньше, чем наказание, назначенное за преступление, входящее в
совокупность (приговор от 18 февраля 2014 года), что противоречит требованиям ч. 4
ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации. Дело было направлено на новое
рассмотрение в тот же суд в ином составе.
Постановление президиума Свердловского областного суда
от 26 ноября 2014 года по делу № 44-У-385/2014
5.
При назначении вида исправительного учреждения судом ошибочно
были учтены погашенные судимости.
П. осужден за тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением
значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище, и ему
назначено отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима.
Преступление было совершено 19 августа 2014 года.
В апелляционном представлении прокурор просил приговор в отношении П.
изменить, назначить для отбывания наказания исправительную колонию общего
режима. Ранее П. не был осужден к отбыванию наказания в виде лишения свободы, в
связи с чем колония строгого режима ему не могла быть назначена.
Изучив материалы уголовного дела и заслушав выступления сторон, суд
апелляционной инстанции согласился с доводами апелляционного представления.
Суд первой инстанции при назначении наказания не учел, что судимости за
совершенные П. преступления погашены по истечении трех лет на основании п. «в»
ч. 3 ст. 86 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Качканарским городским судом П. был осужден по п. «б» ч. 2 ст. 158
Уголовного кодекса Российской Федерации к лишению свободы и освобожден от
наказания 05 августа 2011 года. Приговором мирового судьи П. был осужден к
лишению свободы за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст.
158 Уголовного кодекса Российской Федерации, и освобожден от наказания 10
7
августа 2011 года. За совершение этих преступлений было назначено наказание в
виде лишения свободы. Указанные преступления являются преступлениями
небольшой и средней тяжести, судимости за которые погашаются спустя три года
после отбытия наказания. Судимости П. за преступления, за которые он отбыл
наказание в виде лишения свободы, погашены 05 августа 2014 года и 10 августа 2014
года.
Приговор изменен: П. назначено отбывание наказания в исправительной
колонии общего режима.
Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского
областного суда
от 17 декабря 2014 года по делу № 22-10781/2014
III. Процессуальные вопросы
6.
Существенные различия между копией приговора, полученной
осужденным, и приговором, находящимся в материалах уголовного дела,
повлекли отмену приговора.
Приговором суда Ч. осужден по ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской
Федерации к наказанию в виде лишения свободы на срок десять лет с отбыванием в
исправительной колонии строгого режима.
Апелляционным определением судебной коллегии приговор изменен: из
описательно-мотивировочной части приговора исключено указание на назначение
наказания с применением ст. 62 Уголовного кодекса Российской Федерации. В
остальной части приговор оставлен без изменения.
Прокурором было подано кассационное представление, в котором он просил
отменить приговор и апелляционное определение в отношении Ч., направить дело на
новое рассмотрение, так как между копией приговора, полученной Ч., и
подлинником приговора, находящимся в материалах уголовного дела, имеются
существенные расхождения.
Проверив материалы уголовного дела и доводы представления, президиум
отменил приговор суда и апелляционное определение.
В исправительное учреждение, в котором осужденный отбывал наказание,
поступила копия приговора. Как следует из данной копии, в мотивировочной части
приговора указано, что государственный обвинитель просил назначить Ч. наказание
в виде 9 лет лишения свободы, а суд счел данное наказание чрезмерно строгим и
полагал назначить осужденному наказание в виде 8 лет лишения свободы. В
резолютивной части приговора Ч. назначено 10 лет лишения свободы. В копии
приговора отсутствует указание на разрешение гражданских исков.
В приговоре, который находится в материалах уголовного дела, содержится
вывод суда о том, что с учетом позиции государственного обвинителя, просившего
назначить наказание в виде 10 лет лишения свободы, суд назначил Ч. наказание в
виде 10 лет лишения свободы. В приговоре разрешены гражданские иски
потерпевших. В описательно-мотивировочной части приговора содержится вывод о
причине смерти потерпевшей, отличающийся от того, который указан в копии
приговора, направленной осужденному.
Постановление президиума Свердловского областного суда
8
от 10 декабря 2014 года по делу № 44-У-386/2014
7.
Указывая в решении вид медицинского учреждения, в которое лицо
направлено для прохождения принудительного лечения, суд не учел, что
нормативным актом изменено наименование вида учреждения.
Постановлением суда первой инстанции Ф. был освобожден от уголовной
ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасного
деяния, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской
Федерации, и к нему применена принудительная мера медицинского характера в
виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного
типа.
Адвокатом Ф. была подана апелляционная жалоба, в которой он просил
отменить приговор в связи с нарушением правил подсудности.
Рассмотрев доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия изменила
приговор, уточнив наименование вида принудительной меры медицинского
характера, подлежащей применению к Ф.
В постановлении указано, что Ф. подлежит принудительному лечению в
психиатрическом стационаре специализированного типа.
В соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 99 и ч. 3 ст. 101 Уголовного кодекса Российской
Федерации в редакции Федерального закона от 25 ноября 2013 года № 317-ФЗ лицу,
которое по своему психическому состоянию требует постоянного наблюдения,
назначается принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей
психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа.
С учетом изменений, внесенных в Уголовный кодекс Российской Федерации
вышеуказанным Федеральным законом, Ф. была назначена принудительная мера
медицинского характера в виде принудительного лечения в медицинской
организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях,
специализированного типа.
Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского
областного суда
от 16 октября 2014 года по делу № 22-8909/2014
8.
В случае принятия решения об изменении категории преступления
на основании ч. 6 ст. 15 Уголовного кодекса Российской Федерации указание на
это должно содержаться в резолютивной части приговора.
М. осужден по п. «а» ч. 2 ст. 166 Уголовного кодекса Российской Федерации к
2 годам 3 месяцам лишения свободы. На основании ст. 73 Уголовного кодекса
Российской Федерации назначенное наказание постановлено считать условным с
испытательным сроком 3 года и возложением определенных обязанностей.
Государственный обвинитель в апелляционном представлении просил
приговор в отношении М. отменить, дело направить на новое рассмотрение в связи с
чрезмерной мягкостью назначенного М. наказания.
Проверив материалы дела, доводы апелляционного представления, суд
апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены приговора. Наказание М.
назначено правильно, категория преступления снижена в соответствии с законом.
Указав в описательно-мотивировочной части приговора основания для снижения
9
категории преступления, в резолютивной части суд не сделал соответствующую
ссылку, несмотря на то, что решение об изменении категории преступления на
основании ч. 6 ст. 15 Уголовного кодекса Российской Федерации должно
содержаться и в резолютивной части приговора.
Приговор был изменен: резолютивная часть приговора дополнена указанием на
изменение категории преступления.
Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского
областного суда
от 22 октября 2014 года по делу № 22-8981/2014
9.
Осужденному правомерно отказано в восстановлении пропущенного
срока апелляционного обжалования.
26 июня 2014 года В. осужден за совершение преступления, предусмотренного
ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.
В установленный законом срок В. приговор не обжаловал.
25 августа 2014 года осужденный В. обратился в суд, постановивший приговор,
с ходатайством о восстановлении пропущенного срока апелляционного обжалования.
В удовлетворении ходатайства ему было отказано.
В. была подана апелляционная жалоба, в которой указано, что срок
обжалования был пропущен, поскольку в связи с переломом руки он был лишен
возможности написать апелляционную жалобу.
Проверив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не
нашел оснований для отмены постановления об отказе в восстановлении срока
апелляционного обжалования.
Утверждение В. о том, что он не мог в течение 10 суток с момента вручения
копии приговора подать апелляционную жалобу, не является основанием для
продления срока апелляционного обжалования на неопределенный период времени.
Восстановлению подлежит лишь установленный законом 10-дневный срок, который
исчисляется со дня устранения (исчезновения) препятствий для своевременной
подачи апелляционной жалобы.
Апелляционная жалоба на приговор от 26 июня 2014 года была подана
осужденным 25 августа 2014 года. В отношении В. был также вынесен приговор от
18 июля 2014 года, апелляционная жалоба на который подана 27 июля 2014 года, то
есть за месяц до подачи В. рассматриваемого ходатайства о восстановлении срока
обжалования. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что у В. была
возможность подать ходатайство о восстановлении срока обжалования ранее 25
августа 2014 года.
Апелляционное постановление Свердловского областного суда
от 19 декабря 2014 года по делу № 22-9345/2014
10. Решение вопроса о применении принудительных мер медицинского
характера в отношении лица, совершившего в состоянии невменяемости
запрещенное уголовным законом деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 105
Уголовного кодекса Российской Федерации, входит в компетенцию районного
суда.
10
Постановлением суда первой инстанции Ф. освобожден от уголовной
ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасного
деяния, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской
Федерации, и к нему применена принудительная мера медицинского характера.
Адвокат Ф. подал апелляционную жалобу, в которой указал на незаконность
вынесенного в отношении Ф. постановления, ссылаясь на то, что дела о
преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской
Федерации, подсудны областному суду.
Изучив уголовное дело, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд
апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены постановления суда
первой инстанции.
В соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации (в редакции Федерального закона от 23 июля 2013 года № 217-ФЗ)
областному суду подсудны уголовные дела о преступлениях, предусмотренных, в
частности, ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, за исключением
уголовных дел, по которым в соответствии с положениями Уголовного кодекса
Российской Федерации в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть
назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь. По смыслу данной
нормы, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 105 Уголовного
кодекса Российской Федерации, подсудны областному суду, если в соответствии с
положениями уголовного закона предусмотрена возможность назначения судом
пожизненного лишения свободы или более строгого наказания.
Поскольку лицу, совершившему в состоянии невменяемости общественно
опасное деяние, предусмотренное п. «а» ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской
Федерации, не может быть назначено пожизненное лишение свободы или смертная
казнь, равно как и любой иной вид наказания, то уголовное дело в отношении такого
лица подсудно в соответствии с ч. 2 ст. 31 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации районному суду.
Апелляционная жалоба адвоката оставлена без удовлетворения.
Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского
областного суда
от 16 октября 2014 года по делу № 22-8909/2014
Судебная коллегия
по уголовным делам
Свердловского областного суда
Отдел кодификации,
систематизации законодательства
и обобщения судебной практики
Свердловского областного суда