№3 (135) содЕржаниЕ - "Стратегия России".

Фонд «Единство во имя россии»
Ежемесячный журнал
№ 4 (136)
апрель 2015
Содержание
Слово главного редактора
ГЛАВНАЯ ТЕМА
Лев Криштапович
Вечный огонь
великой Победы
3
5
ГРАЖДАНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
Вячеслав Никонов
Диалог общества
с властью 19
Андрей Манойло
Украина —
генеральная репетиция 23
ОТКРЫТАЯ ТРИБУНА
Виктор Шаповалов
Град на холме 33
ДИСКУССИЯ
Леонид Орленко
Главная угроза для России 47
ПОВЕСТКА ДНЯ
Эльдар Касаев
«Черное золото» не в цене 55
ЭКСПЕРТИЗА
Валерий Глущенко,
Ирина Глущенко
Система инноваций:
стратегия развития 61
ДАЛЕКОЕ И БЛИЗКОЕ
Ростислав Ищенко
Талергоф 77
ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ
Кирилл Москаленко
Киев взят! 91
Редакционный совет
В. Л. Богданов
Р. С. Гринберг
В. И. Данилов-Данильян
А. Д. Жуков
К. И. Косачев
В. Б. Кувалдин
А. Д. Некипелов
В. А. Никонов
Ю. С. Пивоваров
В. Н. Плигин
А. К. Пушков
В. А. Тишков
А. В. Торкунов
В. Т. Третьяков
Л. А. Опенкин
Редакция
В. А. Никонов – главный редактор
Т. В. Мурина – ответственный секретарь
В. В. Нехотин – редактор
В. Ю. Сухнев – ведущий редактор
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции
Журнал зарегистрирован в Министерстве РФ
по делам печати, телерадиовещания и средств массовой информации
Регистрационный номер ПИ № 7717017
Адрес редакции: 119285, Москва, Мосфильмовская ул., 40
Телефон/факс: (495) 9815400 (137, 138) • Email: [email protected]
Электронная версия журнала — на сайте http://sr.fondedin.ru/
Слово главного редактора
18
марта 2014 года у многих участников исторического заседания в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца на глазах были слезы.
Слезы радости. Крым вернулся на Родину! Крым стал удивительным
синтезом способности свободных людей самостоятельно решать свою судьбу,
демонстрации государственной воли и политического мастерства руководства
страны.
Фильм о годовщине крымских событий смотрело больше людей, чем
новогоднее поздравление президента. Уже очевидно, что 18 марта станет
национальным праздником. Уже стало.
Мы точно знаем, что празднуем. Поскольку отлично представляем, что было
бы в Крыму, если бы год назад не проявилась воля Владимира Путина. Кровь,
куда большая, чем на Донбассе, тысячи убитых и заключенных, нацгвардейцы со свастиками, американский флот в Севастополе. Именно потому, что
этот — базовый — сценарий организаторов майданной революции сорвался,
Россия испытала жесткость западных санкций и возмущение «прогрессивного
человечества».
В фильме, который смотрела не только наша страна, очень наглядно показано, насколько велики оказались ставки в геополитической игре, где Украина
стала разменной картой. Заокеанские инициаторы государственного переворота в Киеве были готовы буквально на все, чтобы довести свой проект антироссийской Украины до конца. И не только тратить деньги — те официальные
5 млрд долларов на «продвижение демократии» на Украине, о которых говорила
заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд. Они готовили нацистских
боевиков в лагерях на территории Литвы и Польши, организовывали — как
и в десятках других стран ранее — движение протеста в столице Украины,
учили его лидеров. Они обеспечили им глобальную информационную и пропагандистскую поддержку. Они были готовы убивать и убивать. Именно они
развязали гражданскую войну — сначала в Киеве, а потом и на Юго-Востоке.
Януковича не просто свергали, заставив подписать соглашение, выполнять
которое никто не собирался. Его вместе с семьей должны были уничтожить.
И если бы не организованная Путиным спецоперация, ничто не спасло бы на
то время законного президента Украины и его близких.
Был и другой участник событий — Россия. Она всегда хотела добрососедских отношений с Украиной. Она предупреждала против ассоциации Киева
с Евросоюзом, потому что видела ее риски для украинской и российской экономик. Она предоставляла без каких-либо условий кредиты, субсидировала
экономику Украины. Но Россия — враг и для кукловодов, и для приведенного
ими к власти самозваного майданного правительства.
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
3
Но все же главный герой крымской саги — люди полуострова, которые взяли судьбу в собственные руки. И лидеры, и рядовые граждане. Они не знали,
чем все закончится. Но они видели насилие, смерть, вооруженных боевиков,
которые шли к ним из Киева.
Часто звучит вопрос: почему то, что удалось в Крыму, не получилось сделать
в Новороссии? Два решающих обстоятельства. В Крыму на совершенно законных основаниях находились российские войска. Изначальное присутствие там
российской армии позволило провести образцовый референдум и воплотить
в жизнь его результаты.
Год назад мы наглядно увидели, что собой представляет современная
российская армия даже по сравнению с операцией по принуждению Грузии
к миру в 2008 году. Усилия по укреплению обороноспособности, которые вызывали возмущение оппозиции, обвинения в расточительстве и т. д. полностью
себя оправдали. Разоружить без единого выстрела 20-тысячную группировку,
нейтрализовать украинский флот, парализовать возможность блока НАТО
осуществить военное вмешательство в конфликт — такое под силу только
очень профессиональной, подготовленной и технически оснащенной армии.
И великой державе.
Россию сейчас на Западе дружно обвиняют в «агрессии» на Донбассе. Крым
был наглядной иллюстрацией того, что если бы российские войска действительно были туда введены, украинская армия не стала бы для них серьезным
противником. Но только Верховный главнокомандующий может оценить всю
совокупность последствий, которые будет иметь для страны и всего мира
реальное использование армии против соседнего государства.
Законное руководство Республики Крым приняло решение не сдаваться новым самопровозглашенным властям Киева, а решительно выступило
сначала за независимость, а затем и присоединение к России. Все решения
принимались при полном согласии элиты и всех ветвей власти. В Донецкой,
Луганской и других областях Юго-Востока Украины все начальство, связанное
по большей части с олигархатом и рассыпавшимся кланом Януковича, просто
трусливо разбежалось. Там не оказалось легитимного властного центра, способного возглавить сопротивление. Теперь он есть. Как и безусловное желание
самостоятельно определять собственную судьбу.
В Крыму не все надежды оправдались. Но подавляющее большинство уверено, что год назад сделан единственно возможный и абсолютно правильный
выбор, который позволил жить в мире. Люди почувствовали разницу между
жизнью на Родине и в чужой стране, где их считали людьми второго сорта, не
имевшими права на свою историю, свою гордость, свой язык. Между крымским
чувством надежды, уверенности в будущем, новых возможностей и украинской
военной истерией, мобилизацией, похоронками, факельными шествиями,
бандитизмом, резким падением жизненного уровня.
Те, кто никак не угомонится со своими планами глобального доминирования, не оставят Россию и Крым в покое. Но Крым уже дома, ему ничто не
грозит. Что-что, а защищать свой дом россияне всегда умели лучше кого-либо
на планете.
Вячеслав НИКОНОВ
4
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
ГЛАВНАЯ ТЕМА
ВЕЧНЫЙ ОГОНЬ
ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ
Лев КРИШТАПОВИЧ
Советские люди в массе своей интуитивно чувствовали, что начав­
шаяся война с немецкими захватчиками — это не просто традицион­
ная война с агрессорами, а вселенская битва за человека, за Исто­
рию. Быть ли истории человечества, гуманизму, или все погрузится
в хаос антиистории, окажется во власти тьмы и насилия? Вот как
стоял перед нашим народом вопрос в этой невиданной еще битве
добра против зла, свободы против рабства, жизни против смерти.
Во многом из этого интуитивного чувства проистекала непоколеби­
мая решимость дать достойный отпор захватчикам и, невзирая ни
на какие жертвы, трудности и лишения, разгромить и уничтожить
фашистов. В этом великом нравственном чувстве и выражался
морально-психологический настрой наших людей в их борьбе с фа­
шизмом. Что, разумеется, не могли не понимать и сами захватчики.
5
Главная тема
Вечный огонь великой Победы пронизывает своими
лучами всю нашу историю — прошлое, настоящее,
будущее. Это лишь только на первый взгляд воен­
ные события, а в своей глубинной сущности — ак­
кумулированное выражение всей отечественной
истории. Уберите Великую Отечественную войну
из нашей истории — и нет уже самой истории.
Феномен Великой Отечественной войны, несмотря
на временную отдаленность, тем не менее, нисколько не
теряет своей социально-политической актуальности и исторической значимости. В чем заключается актуальность и значимость этого феномена? В том, что
события Великой Отечественной войны — это не просто героическое прошлое
наших народов в историческом календаре, а глубокое смысловое явление
отечественной истории, укорененное в ментальных структурах белорусского
и русского народов.
достояние народа
«У каждого народа, — отмечал президент Александр Лукашенко, — есть
свои особенности, свои яркие черты, по которым его узнают в мире. Есть определенные ценности, достоинства и свершения, которые его делают тем, кто
он есть. Скажите, какое самое великое достояние нашего народа, за которое
просто в ноги ему надо поклониться? Это победа над фашизмом. Мы вместе
с русским народом и другими народами пострадали больше, чем кто-либо
иной. Мы выстояли. Мы не только отстояли свою независимость, но мы спасли
человечество от нацизма и коричневой чумы» [1, с. 35].
Поэтому всякие попытки всевозможных резонерствующих политиков-софистов представить Великую Отечественную войну как нечто давно прошедшее и не имеющее большого значения для сегодняшнего времени есть не что
иное, как попытки подмены отечественной истории чуждыми историческими
взглядами и концепциями, попытки лишить белорусов исторической памяти.
Что такое историческая память? Историческая память — это неотъемлемая
ментальная характеристика, выражающая актуальность и значимость информации о прошлом в ее неразрывной связи с настоящим и будущим.
А теперь попробуем представить нашего современника, скажем, сорокалетнего «среднего» белоруса, размышляющего об исторических событиях.
Какие исторические ассоциации могут возникнуть в его сознании? Какой
смысловой ряд он может выстроить? В качестве кого он может увидеть себя
в отечественной истории? Это смысловые вопросы нашего бытия. Ведь речь
идет о традициях, об исторической связи времен, следовательно — и о будущем. И не будет открытием сказать, что наш «средний» белорус вспомнит
деда-красноармейца или деда-партизана, воевавшего с фашистами. В его
КРИШТАПОВИЧ Лев Евстафьевич,
профессор Белорусского государственного университета, доктор философских наук
6
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Лев Криштапович • Вечный огонь великой Победы
памяти промелькнет, как его принимали в пионеры, как он служил в армии,
учился в вузе или устроился на работу, создал семью.
И в этой будничной жизни каждого из нас и заключается наша белорусскость, наш образ жизни. Именно образ жизни обыкновенного человека,
который и творил нашу белорусскую историю. И в этом плане ментальной
разницы между белорусом нашего времени и, к примеру, белорусом XVII века
не существует. В глубинах нашего народного самосознания находится один
и тот же тип белоруса — человека, кровно связанного со своей общерусской
цивилизацией, со своими алтарями и очагами, со своей родной историей.
Вот почему Великая Отечественная война для нас явление не рыцарское,
не шляхетское, а социальное, народное, ментальное. Посмотрите: сегодня
никого не удивляет, что в члены молодежных организаций принимают у Вечного
огня. Молодые пары, вступающие в брак, освящают свою будущую семейную
жизнь опять-таки у Вечного огня. Вечный огонь — это не только память о прошлом, но и призыв к ныне живущим. Помните о своих предках, оставайтесь
верными своему единству с русским народом, любите свою родину. Вот и выходит, что Вечный огонь Великой Отечественной войны есть в то же время
и Вечный огонь национально-освободительной борьбы белорусского народа
против польско-шляхетского угнетения в XVII веке и на территории Западной
Беларуси в 1920–1939 годах. Так незримая духовная нить связывает, казалось
бы, разрозненные исторические узелки в единую историческую судьбу белорусского народа.
Вероломное нападение
22 июня 1941 года ровно в 4 часа началась Великая Отечественная война
советского народа против немецко-фашистских захватчиков. Используя вероломное нападение, немецко-фашистские войска захватили стратегическую
инициативу и развернули стремительное наступление с массированным использованием танков и авиации. Красная армия вынуждена была отступать,
а ряд крупных ее группировок оказался в окружении. Вот почему от начала до
конца лживы утверждения тех зарубежных и местных псевдоисториков, которые
тщатся доказать, что первые месяцы войны были победным шествием гитлеровских армий, а действия советских войск — чуть ли не паническим бегством.
В действительности уже в первые дни боев обнаружилась вся несостоятельность фашистских планов и расчетов на молниеносный разгром Красной
армии, на непрочность советской социально-политической системы. Да,
фашистское руководство Германии исходило из того, что СССР и его вооруженные силы будут быстро разгромлены. Гитлер внушал фельдмаршалу фон
Рундштедту: «Вам нужно только пнуть дверь — и все гнилое строение рухнет»
[2, c. 48]. Но он глубоко просчитался. Как отмечает английский историк Алан
Кларк, Гитлер, приняв решение о нападении на СССР и предвкушая быструю
и легкую победу, «просмотрел один очень важный фактор в своей оценке потенциала русских. Теперь вермахт имел перед собой противника совершенно
иного сорта, не похожего на мягонькие нации Запада» [2, с. 49].
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
7
Главная тема
Советские воины с непоколебимой стойкостью и самоотверженностью
сражались с превосходящими силами врага, до последней возможности
защищали родные города и села. Невиданным в истории человечества беззаветным мужеством и героизмом наших войск под Минском, Борисовом,
Полоцком, Оршей, Витебском, Могилёвом, Гомелем, Смоленском и на многих
других участках фронта план «молниеносной» войны начал разваливаться.
Следует подчеркнуть, что провал гитлеровского «блицкрига» заключался
именно в морально-психологическом и идейном превосходстве советских
людей над фашистской идеологией агрессора. В этом состоит разительное
отличие в поведении западноевропейцев в ответ на немецкое вторжение в их
страны от поведения советского общества в ответ на вероломное нападение
фашистов на нашу землю. В частности, когда в мае 1940 года немцы вторглись
во Францию и быстро преодолели так называемую «неприступную линию
Мажино», то все французское общество впало в прострацию и морально капитулировало перед фашистами.
Английский корреспондент Александр Верт, находившийся с 3 июля
1941 года в СССР, сравнил реакцию французского общества на немецкое
вторжение во Францию в мае 1940 года с настроениями советских людей
в конце июня — августе 1941 года. О Франции он написал так: «Вся Франция
была совершенно ошеломлена, и ее быстро охватили пораженческие настроения. Миф о неприступности линии Мажино, которым все эти годы убаюкивали
французский народ, вдруг рассыпался в прах» [3, с. 41]. В отношении СССР
Александр Верт дает совершенно иную оценку: «Страну охватил ужас, но
к нему примешивалось чувство национальной непокорности и опасение, что
это будет долгая, упорная и отчаянная борьба... И все же, казалось, лишь очень
немногие думали о возможности полного военного поражения и завоевания
страны немцами» [3, с. 67–68].
Чувство национальной непокорности было главным в поведении советских
людей по отношению к немецким захватчикам. Попавший в плен к немцам
командующий 5-й армией генерал-майор Михаил Потапов на допросе, состоявшемся 28 сентября 1941 года, на вопрос о том, готов ли русский народ
в глубине души вести войну и в том случае, если обнаружит, что армия отступила
до Урала, ответил: «Да, он будет оставаться в состоянии моральной обороны»
[4, с. 23–24]. Немецкие солдаты, прошедшие победным маршем по многим
странам Европы, в письмах к родным признавали, что советские воины сражаются так, как ни один их противник не сражался.
Великая, Отечественная, Священная
Советские люди в массе своей интуитивно чувствовали, что начавшаяся война с немецкими захватчиками — это не просто традиционная война
с агрессорами, а вселенская битва за человека, за Историю. Быть ли истории
человечества, гуманизму, или все погрузится в хаос антиистории, окажется
во власти тьмы и насилия? Вот как стоял перед нашим народом вопрос в этой
невиданной еще битве добра против зла, свободы против рабства, жизни
8
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Лев Криштапович • Вечный огонь великой Победы
против смерти. Во многом из этого интуитивного чувства проистекала непоколебимая решимость дать достойный отпор захватчикам и, невзирая ни
на какие жертвы, трудности и лишения, разгромить и уничтожить фашистов.
В этом великом нравственном чувстве и выражался морально-психологический
настрой наших людей в их борьбе с фашизмом. Что, разумеется, не могли не
понимать и сами захватчики.
Характерный пример. Во время исполнения Седьмой симфонии Дмитрия
Шостаковича 9 августа 1942 года в осажденном Ленинграде в филармонии,
несмотря на угрозу бомбежек и артобстрелов, были зажжены все люстры,
симфония транслировалась не только по радио, но и по громкоговорителям
городской сети, чтобы ее слышали как жители блокадного города, так и осаждавшие Ленинград немецкие войска. По признанию одного из солдат вермахта,
участвовавшего в блокаде Ленинграда и слышавшего исполнение симфонии
в своем окопе, именно тогда он и его сослуживцы поняли, что проиграли вой­
ну, поскольку наглядно ощутили силу народа, способную преодолеть голод,
страх и даже смерть.
Важно отметить, что вероломное нападение гитлеровцев на нашу родину
привело к резкой смене акцентов в мировом общественном мнении. Многие
из тех, кто имел до этого репутацию противника СССР, теперь демонстрировали горячие симпатии советскому народу и Красной армии. «От имевших
мировую известность писателей поступили приветствия: «С таким народом,
как русский, возможен не только союз, но и дружба» (Герберт Уэллс); «Я на
все сто процентов солидаризируюсь с Советским Союзом в его военном сопротивлении фашистской агрессии» (Эрнест Хемингуэй); «В союзе с обоими
великими англо-саксонскими народами советский народ навсегда обезвредит нацистов» (Лион Фейхтвангер); «Ничто не имеет большего значения для
либеральной и демократической Америки, чем успех России против Гитлера»
(Теодор Драйзер)» [4, с. 24]. Даже ярый антисоветчик премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль в своем выступлении 22 июня 1941 года сделал
великое историческое признание: «Дело каждого русского, сражающегося за
свой очаг и дом, — это дело свободных людей и свободных народов во всех
уголках земного шара» [5, с. 333].
Таким образом, мировое общественное мнение устами своих виднейших
представителей однозначно заявляло, что советский народ ведет Великую вой­
ну с фашизмом за свободу не только своей родины, но и всего человечества.
Но это была не только Великая война нашего народа против иноземных
захватчиков — это одновременно была и Отечественная война. В заявлении
Советского правительства, которое днем 22 июня 1941 года зачитывал по
радио народный комиссар иностранных дел СССР, заместитель председателя
Совнаркома СССР Вячеслав Молотов, отмечалось, что «в свое время на поход
Наполеона в Россию наш народ ответил Отечественной войной, и Наполеон
потерпел поражение… то же будет и с зазнавшимся Гитлером, объявившим
новый поход против нашей страны. Красная армия и весь народ вновь поведут
победоносную Отечественную войну за Родину, за честь, за свободу» [4, с. 23].
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
9
Главная тема
Понятие «Отечественная война» прочно вошло в сознание людей, и весь народ
пришел к пониманию, что началась новая Отечественная война.
Это понимали и наиболее дальновидные интеллектуалы на Западе. Английский историк Бернард Пэрс в беседе с Александром Вертом сказал: «Я уже
вижу, что это будет огромная отечественная война, более крупная и успешная,
чем война 1812 года» [3, с. 67]. Вдумайтесь в эти слова Б. Пэрса: огромная
отечественная война, то есть понятие «Великая Отечественная война» уже
закрепилась в сознании западных интеллектуалов.
Как это ни покажется парадоксальным, но Великая Отечественная война
советского народа против немецко-фашистских захватчиков объединила даже
людей с противоположными политическими и идеологическими взглядами.
Многие белоэмигранты, до этого ненавидевшие советскую систему, теперь
стали поддерживать СССР в борьбе с гитлеровской Германией. «Эти люди
понимали, что Отечество, которое они по-прежнему продолжали любить, хотя
и находились в изгнании, оказалось в смертельной опасности, и спасти его в тех
условиях реально могла только Красная армия» [4, с. 27]. Достаточно сказать,
что дом генерала Антона Деникина в Париже был штаб-квартирой советской
военной разведки, о чем даже помыслить не могли геббельсовские пропагандисты. Выдающийся русский композитор Сергей Рахманинов до изнеможения
давал концерты по всем Соединенным Штатам Америки и пересылал деньги
Сталину на помощь красноармейцам.
Говоря о Великой Отечественной войне, надо сказать, что это была и Священная война советского народа против фашистов. Священная — значит
спасительная, несшая спасение всему человечеству. В этом плане роль СССР
можно уподобить деятельности Христа по спасению человечества от происков дьявола. Сотериологический (искупительный и спасительный) характер
Великой Отечественной войны выражается в том, что советский народ — это
народ-богоносец, объединивший атеистов и верующих в общенародном порыве защиты Родины и Человечества. Уже 22 июня 1941 года глава Русской
Православной церкви митрополит Московский и Коломенский Сергий выступил с обращением к православным христианам, в котором говорилось:
«В последние годы мы, жители России, утешали себя надеждой, что военный
пожар, охвативший едва не весь мир, не коснется нашей страны. Но фашизм,
признающий законом только голую силу и привыкший глумиться над высокими требованиями чести и морали, оказался и на этот раз верным себе. Фашиствующие разбойники напали на нашу Родину. Попирая всякие договоры
и обещания, они внезапно обрушились на нас, и вот кровь мирных граждан
уже орошает родную землю... Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины. Господь нам дарует
победу!» [6, с. 84–85].
Митрополит Сергий говорит о священных границах нашей страны, то есть
о границах, которые отделяют и предохраняют добрых, человеколюбивых советских людей от фашистской нечисти. Выдающийся немецкий писатель Томас
Манн так охарактеризовал фашистский новый порядок: «Это не государство
10
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Лев Криштапович • Вечный огонь великой Победы
и не социальный порядок, это дьявольское злодейство. Война против него —
это священная война человечества против самого дьявола» [7, с. 268]. И в этой
священной войне всех людей доброй воли против врагов рода человеческого
роль Советского Союза была определяющей.
Красноармеец как высший тип
человеческих качеств
Важно подчеркнуть, что сама Красная армия была образцовой школой
патриотического и нравственного воспитания не только молодых людей, но
и всего советского общества. Рейтинг красноармейца по степени почета и уважения в общественном сознании был несопоставимо выше, чем это имело
место в дореволюционные времена у солдат императорской русской армии.
Ведь солдата до революции считали за последнего человека. В общественный
сад (парк) ему вход был запрещен, в трамваях ездить было нельзя. Солдата
подвергали телесным наказаниям «еще во время Первой мировой войны»
[8, с. 147]. «Старики, многие из которых были в прошлом солдатами царской
армии, с гордостью смотрели на своих одетых в красноармейскую форму детей
и внуков и даже завидовали им» [9, с. 136–137].
Поэтому глубоко невежественны современные фальсификаторы в своем
понимании морального духа и человеческих качеств красноармейцев в годы
Великой Отечественной войны. Свое раболепное преклонение перед Западом
они пытаются перенести на воинов Красной армии, изображая последних
в виде неких недоразвитых субъектов и антисоциальных элементов, которые
боялись и ненавидели Сталина и советскую власть, и воевали с немцами только
из-за своей глупости и из-под палки. Так, писатель Владимир Войнович в своем
романе «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» изобразил советского воина маленьким, кривоногим, с красными ушами, глупым и забитым. Отличие подобных деятелей литературы и искусства от действительно
выдающегося русского писателя Алексея Толстого с его «Русским характером»
как раз представляет собой отличие настоящего писателя-патриота от литературных и театральных фальсификаторов. Последним в силу их духовной
ущербности никогда не понять, что могут быть воины, которые способны на
величайший героизм и самопожертвование во имя свободы своей Родины.
Знаменитый белорусский скульптор Валентин Занкович, автор главного
памятника мемориального комплекса «Хатынь», в казематах Брестской крепости нашел потрясающую надпись, сделанную защитниками крепости, которая
широкой общественности еще не известна. Это лаконичные, но обжигающие
душу слова: «Нас было пятеро. Мы умрем за Сталина». Вот она, действительная правда о морально-психологической атмосфере советского общества во
время Великой Отечественной войны.
Не подлежит никакому сомнению, что ментальность наших красноармейцев
и немецких солдат очень отличалась. Особенно показательна в этом плане
Сталинградская битва. Отчеты военной цензуры и отчеты НКВД показывают,
что отрицательные настроения у наших воинов составляли лишь долю проСТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
11
Главная тема
цента. Другое дело — немцы. Самые страшные дни для Сталинграда еще не
наступили, еще не понятно, кто кого победит, немцы еще не голодают и не
мерзнут, находятся в гораздо лучших условиях, чем наши воины. А в письмах
своим близким ноют, жалуются. Основной лейтмотив немецких писем: «Мои
дорогие, я очень страдаю, пострадайте вместе со мной». Вызывают в родственниках чувство вины, просят прислать из Германии продовольственную посылку.
Известно, что последний самолет из Сталинграда вывез немецкую почту,
когда армия Паулюса уже была разгромлена. Из этих писем министерство
пропаганды Геббельса собиралось выпустить сборник для поднятия морального духа армии и гражданского населения Германии, показать, «каковы наши
герои». «Но настроение подавляющего большинства авторов было настолько
упадочническим, что эта затея провалилась. Не набрали даже двух процентов
писем, которые бы соответствовали этой пропагандистской задаче» [10, с. 9].
Генерал-фельдмаршал Фридрих фон Паулюс, уже находясь в плену, сказал
советскому офицеру: «А я вот уже в плену прочитал «Как закалялась сталь»
и подумал: если бы там отчетливо представляли себе, что в Красной армии
немало таких Корчагиных, в наши расчеты были бы внесены существенные
изменения».
О фальсификации истории
Великой Отечественной войны
9 мая 2015 года великое событие в нашем историческом календаре —
70-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне над немецко-фашистскими захватчиками. В этом плане есть смысл остановиться на
некоторых фальсификациях, связанных с событиями Великой Отечественной
войны и советского периода отечественной истории.
Взять, например, попытку фальсификаторов заменить Великую Отечественную войну Второй мировой войной. Этим они хотят не только объявить
США победителем в войне, но также поставить знак равенства между всеми
участниками войны. По логике фальсификаторов, бандеровцы, прибалтийские
националисты, власовцы, коллаборационисты в других странах ничем не отличаются от защитников Отечества. А поэтому их надо примирить и забыть
о фашизме. Фактически фальсификаторы предлагают забыть о той смертельной опасности, которая грозила нашей стране, всему миру и человечеству. Это
непристойная и оскорбительная фальсификация в отношении наших народов,
сражавшихся не на жизнь, а на смерть с фашизмом.
Или так называемая речь Сталина 5 мая 1941 года, которая фальсификаторами используется в качестве свидетельства подготовки СССР к нападению
на Германию. Что же было на самом деле? Точное название этого документа
звучит следующим образом: «Краткая запись выступления на выпуске слушателей академий Красной армии 5 мая 1941 года». Этот документ был реконструирован по воспоминаниям участников встречи в двух вариантах — русском
и немецком. Русский вариант содержал несколько фрагментов: основной
текст и выступления в форме тостов. В частности, Сталин сказал: «Проводя
12
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Лев Криштапович • Вечный огонь великой Победы
оборону нашей страны, мы обязаны действовать наступательным образом.
От обороны перейти к военной политике наступательных действий». «Не надо
быть военным специалистом, — совершенно верно указывает современный
историк Галина Алексеева, — чтобы понять, что речь идет о стратегии во время
войны: от обороны к «наступательным действиям», а не о двух типах войн, как
это трактуют некоторые современные историки, в том числе Невежин и Сахаров…» [8, с. 124].
Фальсификация истории Великой Отечественной войны и в более широком контексте отечественной истории ХХ века выражается в том, что в объект
изучения безосновательно включаются мнения писателей, журналистов как
научные факты в историческом познании, которые на самом деле существуют
вне предмета исторической науки, ее познавательных задач.
4 июня 1991 года в «Комсомольской правде» было опубликовано интервью Александра Солженицына, которое он дал испанскому телевидению еще
в 1976 году. Ссылаясь на «данные» эмигрантского историка Ивана Курганова,
Солженицын утверждал, что, дескать, от внутренней войны советского режима против своего народа с 1917 по 1959 годы страна потеряла 110 миллионов
человек. Это 66 миллионов в результате Гражданской войны и последующей
политики советской власти, и еще 44 миллиона — во время Второй мировой
войны от пренебрежительного, неряшливого ее ведения. Интервью было опубликовано под названием «Размышления по поводу двух гражданских войн».
Смысл этих размышлений сводился к тому, чтобы обелить преступления
фашистов и франкистов в развязанной ими войне против республиканского
правительства Испании в 1936–1939 годах под видом приведения гротескной
фальсифицированной статистики якобы преступной политики советского
руководства против своего народа. И тем самым внедрить в умы испанцев
в 1976 году и в сознание наших граждан в 1991 году фальсификацию, что социализм, так сказать, страшнее фашизма. Как правильно заметил российский
историк Виктор Земсков, все эти измышления Солженицына и других фальсификаторов «нельзя назвать иначе, как патологическим отклонением от магистрального направления в данной области исторической науки» [11, с. 117].
К фальсификации истории Великой Отечественной войны относится и фабрикация не существовавших никогда документов. В настоящее время общеизвестно, что специально, с целью дискредитации Сталина еще в хрущевские
времена было сфабриковано подложное «донесение» советского разведчика
Рихарда Зорге, якобы датированное 15 июня 1941 года и сообщавшее дату
немецкого вторжения — 22 июня 1941 года. «На самом же деле Зорге такого
донесения не посылал, так как не знал точной даты немецкого нападения на
СССР» [11, с. 111].
К фальсификациям истории Великой Отечественной войны относится
некритическое заимствование различных западных схем и моделей, которые
либо не имеют к исторической науке отношения, либо сознательно искажают
исторический процесс и его научное познание.
В частности, это касается и так называемой концепции тоталитаризма,
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
13
Главная тема
которую нынешние фальсификаторы и просто недалекие историки положили
в основу изучения отечественной истории ХХ века. Американский историк
Стивен Коэн в своей книге «Переосмысливая советский опыт: политика
и история с 1917 года» констатировал: «Все советологические концепции,
созданные вне подлинной истории, социологии, культуры и даже подлинной
политики, получили наиболее полное воплощение в «тоталитарной модели»
1953–1956 гг.» [8, с. 101]. Анализируя позиции авторов «тоталитарной школы»,
Коэн пришел к выводу, что они стали отождествлять сталинскую Россию с гитлеровской Германией, советский коммунизм — с нацизмом и т. д.» [8, с. 102].
Вот откуда, оказывается, заимствовали сегодняшние фальсификаторы свои
убогие мыслишки о тождестве Сталина с Гитлером и СССР — с фашистской Германией. Из фашистской и западной реакционной историографии
1940–1960 годов.
Хотя на самом деле у фашизма и так называемых западных демократий
гораздо больше сходства, а на почве антикоммунизма и антисоветизма они
выглядят как братья-близнецы. Фашизм зародился и вырос в бесчеловечное
государство в недрах западной цивилизации. Фашизм — порождение Запада.
«Чтобы замаскировать этот факт и снять с Запада ответственность за фашизм,
происходит массированное пропагандистское и идеологическое наступление
с целью любым правдоподобным обоснованием свалить вину за фашизм на
Советский Союз. С этой целью в ход пошли понятия «тоталитаризм», «тоталитарный режим» с последующим отождествлением гитлеровской Германии
и СССР» [4, с. 21]. Вот почему ставить на одну доску фашистскую Германию
и Советский Союз, вермахт и Красную армию — это не просто фальсификация,
а моральное и политическое преступление.
Известно, что фальсификаторы, пытаясь дискредитировать великий подвиг
наших народов в годы Великой Отечественной войны, внедряли в массовое
сознание ложь, что руководство СССР будто бы всех пленных воинов Красной
армии записало в разряд предателей. Это была сознательная кощунственная фальсификация, когда Сталину приписывалось выражение — «у нас нет
пленных, у нас есть предатели». На самом же деле эта фальсификация была
сочинена в писательско-публицистической среде в 1956 году на волне критики
культа личности Сталина. Эта фальсификация до сих пор имеет широкое хождение в публицистике, кинофильмах, художественной литературе.
Следует заметить, что в уголовном законодательстве СССР не фигурировало такое «преступление», как «сдача в плен». В статье 193 тогдашнего Уголовного кодекса РСФСР в перечне воинских преступлений было зафиксировано:
«Сдача в плен, не вызывавшаяся боевой обстановкой» [4, с. 251]. Само собой
разумеется, что «сдача в плен» и «сдача в плен, не вызывавшаяся боевой обстановкой» — не тождественные понятия. Поэтому не существовало никакого
отождествления понятий «пленные» и «предатели». К предателям относились
те, кто таковым и являлся на деле (полицаи, каратели, выпускники разведывательно-диверсионных школ, чиновники оккупационной администрации и т. п.),
а к военнопленным такое определение в принципе не применялось.
14
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Лев Криштапович • Вечный огонь великой Победы
Фальсификаторы Великой Отечественной войны сочинили также миф
о неких «расстрельных списках», расстрелах части репатриантов, то есть возвращающихся в СССР людей (военнопленных, остарбайтеров, перемещенных
лиц, коллаборационистов) якобы сразу же по прибытии в советские сборные
пункты. Это была также чудовищная ложь. Правда в том, что подавляющее
большинство репатриантов не подвергалось не только никаким расстрелам,
но даже и каким-либо репрессиям. Парадокс здесь состоял в том, что многие
прямые пособники фашистов были удивлены тем, что в СССР с ними обошлись
далеко не так сурово, как они ожидали.
Приведем показательный пример. Летом 1944 года при наступлении англоамериканских войск во Франции к ним попадало в плен большое количество немецких солдат и офицеров, которых обычно направляли в лагеря на территории
Англии. Вскоре выяснилось, что часть этих пленных не понимает по-немецки,
и что это, оказывается, бывшие красноармейцы, попавшие в немецкий плен
и поступившие затем на службу в немецкую армию. По статье 193 тогдашнего
Уголовного Кодекса РСФСР, за переход военнослужащих на сторону противника в военное время предусматривалось только одно наказание — смертная
казнь с конфискацией имущества.
Англичане знали об этом, но, тем не менее, поставили в известность Москву
об этих лицах и попросили забрать их в СССР. 31 октября 1944 года 9907 репатриантов на двух английских кораблях были направлены в Мурманск, куда они
прибыли 6 ноября 1944 года. Среди этих репатриантов, перешедших на службу
в немецкую армию, высказывались предположения, что их расстреляют сразу
же на мурманской пристани. Однако официальные советские представители
объяснили, что Советское правительство их простило и что они не только не
будут расстреляны, но и вообще освобождаются от привлечения к уголовной
ответственности за измену Родине. Больше года эти люди проходили проверку
в спецлагере НКВД, а затем были направлены на 6-летнее спецпоселение.
В 1952 году большинство из них было освобождено, причем в их анкетах не
значилось никакой судимости, а время работы на спецпоселении было зачтено
в трудовой стаж.
Антисоветчики-фальсификаторы, критикующие англо-американцев за выдачу Советскому Союзу этих людей, не улавливают одну тонкость в тогдашней
психологии английских и американских политиков и чиновников. А эта тонкость
заключалась в том, что англичане и американцы вполне могли предполагать, что
попавшие к ним в плен в немецкой военной форме бывшие красноармейцы на
самом деле являются людьми Сталина и выполняют какую-то роль в его политической игре. Отсюда, естественно, рождалось желание побыстрее очистить от
них Западную Европу, следовательно, вернуть их всех в СССР. «Позднее, — как
отмечает Виктор Земсков, — англо-американцы в какой-то мере отрешились от
указанных подозрений, но до этого успели выдать советским властям немало
активных противников большевизма и Советской власти» [4, с. 252].
Здесь надо иметь в виду и то обстоятельство, что приближающаяся победа
СССР над фашистской Германией во многом способствовала гуманизации
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
15
Главная тема
политики в отношении военнопленных и интернированных гражданских лиц.
Вплоть до обещания не привлекать к уголовной ответственности тех из них,
кто поступил на военную службу к противнику и совершил действия в ущерб
интересам СССР в результате фашистского насилия и террора над ними. Это
относилось и к упомянутым репатриантам, прибывшим 6 ноября 1944 года
в Мурманск. Было известно, что они в массе своей поступили на военную
службу к противнику, не выдержав пытки голодом и жестокого режима в немецких лагерях. Поэтому никак нельзя согласиться с распространенной фальсификацией в литературе и публицистике репатриации советских граждан
исключительно как якобы нарушения прав человека или даже гуманитарного
преступления. Абсолютно прав В. Земсков, что «в основе этого процесса,
несмотря на все имевшие место издержки и негативные явления, лежала
естественная и волнующая эпопея обретения Родины большими массами
людей, насильственно лишенных ее чужеземными завоевателями» [4, с. 267].
И последнее, что необходимо отметить, говоря о фальсификации оте­
чественной истории ХХ века. Это так называемые сталинские репрессии.
Общественному сознанию постсоветских стран усиленно навязывается извращенное представление о том, что в СССР большинство населения пострадало
от репрессий и якобы было ими запугано. Важно отметить, что разоблачение
этой фальшивки было сделано не только объективными отечественными
историками, но и западными. В этом плане представляют интерес выводы
американского историка Роберта Терстона, издавшего в 1996 году монографию
«Жизнь и террор в сталинской России. 1934–1941».
Вот к каким выводам на основе документальных фактов и статистики пришел американский историк. «Система сталинского террора в том виде, в каком
она описывалась предшествующими поколениями западных исследователей,
тогда не существовала. Влияние террора на советское общество в сталинские
годы не было значительным, массового страха перед репрессиями в 1930-е
годы в Советском Союзе не было. Репрессии имели ограниченный характер
и не коснулись большинства советского народа. Советское общество, скорее, поддерживало сталинский режим, чем боялось его. Большинству людей
сталинская система обеспечивала возможность продвижения вверх и участие
в общественной жизни» [12].
Не надо быть специалистом, чтобы не признать абсолютную правильность
выводов Роберта Терстона.
Хранить память о героях
В СССР царил дух новаторства, интеллектуального творческого порыва
многомиллионных масс, готовности к ратным и трудовым подвигам, предрасположенности к массовому героизму и самопожертвованию. Важно иметь
в виду, что наша страна была многонациональным государством, где реально
осуществлялась политика равноправия и дружбы народов. Система союзных
и автономных республик представляла собой гигантский цивилизационный
скачок в решении национального вопроса, особенно на фоне существовавшей
16
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Лев Криштапович • Вечный огонь великой Победы
в царской России губернской системы, не допускавшей автономии национальных меньшинств.
Внутри советской страны определяющими были отношения братства, широкого взаимопроникновения и взаимообогащения национальных культур. Не
подлежит никакому сомнению, что советские люди разных национальностей
реально ощущали себя живущими в настоящем государстве дружбы народов.
В этом плане показателен «Приказ народного комиссара обороны СССР» от
23 февраля 1942 года. Из этого приказа широкой публике у нас известны лишь
слова: «Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, государство германское остается». А в этом приказе развенчиваются
именно расовые теории фашизма. «Сила Красной армии, — говорится в приказе, — состоит, наконец, в том, что у нее нет и не может быть расовой ненависти
к другим народам, в том числе и к немецкому народу, что она воспитана в духе
равноправия всех народов и рас, в духе уважения к правам других народов».
Интересный факт. Во время подготовки к Параду Победы 24 июня 1945 года
в Москве возникла проблема: никто из наших солдат не хотел брать в руки
фашистские знамена, чтобы бросить их на землю у стен Кремля. Пришлось
отрядить на эту операцию роту сотрудников МВД в черных перчатках.
Важно отметить, что советский человек не только воплощал высокие нравственные качества, но и бесспорное интеллектуальное превосходство над
врагом. Жители Германии в 1945 году испытали настоящий культурный шок. Они
ждали обещанные пропагандой Геббельса орды азиатских варваров, а вместо
этого увидели бесконечные колонны разнообразной военной техники, при этом
на острие прорыва всегда шли многочисленные советские танки. Поэтому не
случайно, что именно советский танк стал символом не только военного, но
и интеллектуально-технического поражения Европы в глобальном военном
конфликте во Второй мировой войне.
Разумеется, в советском обществе существовали и антисоветские настроения, которые являлись идейной основой коллаборационизма во время
Великой Отечественной войны. Но не стоит преувеличивать их значение.
К примеру, в великой и жертвенной борьбе героического белорусского народа
против немецко-фашистских захватчиков последние так и не смогли найти достаточное число местных коллаборационистов. В годы Великой Отечественной
войны из 350 000 фашистских прислужников, действовавших на территории
Беларуси, только 35 000 были местными уроженцами, из них около 20 000 —
по принудительной мобилизации, остальные были латышскими эсэсовцами,
бандеровцами, власовцами и прочей нечистью.
Очевидно, что сложившаяся в довоенные годы социально-политическая
система в нашей стране в сознании многомиллионных масс народа прочно
ассоциировалась с идеалами справедливости, дружбы, прогресса. И советская цивилизация однозначно расценивалась подавляющим большинством
наших граждан как самая гуманная и справедливая на всей нашей планете.
Победа была достигнута силой духа, интеллекта, народной сплоченности,
силой великой любви к Отчизне.
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
17
Главная тема
Уважение к своей отечественной истории, патриотизм, высокая нравственность, ответственность перед своими предками — это основа прочной государственности и общественного согласия. Чтобы двигаться вперед, необходимо
постоянно обращаться к своим традициям и духовным истокам, хранить память
о героях Великой Отечественной войны и верность тем высоким нравственным
ориентирам, которые они нам завещали.
Минск
Литература
1. Лукашенко А. Г. Исторический выбор Беларуси: Лекция Президента Республики
Беларусь в Белорусском государственном университете, Минск, 14 марта 2003 г. /
А. Г. Лукашенко. — Минск: БГУ, 2003.
2. Кларк А. План «Барбаросса»: Крушение Третьего рейха. 1941–1945. Пер. с англ. /
А. Кларк. — М., 2004.
3. Верт А. Россия в войне. 1941–1945. Авториз. пер. с англ. / А. Верт. — М., 2001.
4. Земсков В. Н. Народ и война: Страницы истории советского народа накануне и в годы
Великой Отечественной войны. 1938–1945. / В. Н. Земсков. — М., 2014.
5. Churchill W. The Second World War / W. Churchill. — London, 1951. — Vol. 3.
6. 1941 год. Страна в огне: документы и материалы. — М., 2011. — Кн.2.
7. Лессер Й. Третий рейх: символы злодейства. История нацизма в Германии. 1933–
1945. Пер. с англ. / Й. Лессер. — М., 2010.
8. Алексеева Г. Д., Маныкин А. В. Историческая наука в России XXI века / Г. Д. Алексеева,
А. В. Маныкин. — М., 2011.
9. История советского крестьянства. — М., 1987. — Т. 3.
10.«Российская газета». 04.05.2010.
11.Земсков В. Н. О масштабах политических репрессий в СССР / В. Н. Земсков // Политическое просвещение. — М., 2012. — № 1.
12.Thurston R. Life and Terror in Stalin’s Russia 1934–1941 / R. Thurston. — New Haven,
1996.
18
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
ГРАЖДАНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
ДИАЛОГ ОБЩЕСТВА
С ВЛАСТЬЮ
Вячеслав НИКОНОВ
Более двух лет действует партийный проект «Гражданский универ­
ситет». Интересно вспомнить, как комментировали его появление
эксперты. Сергей Марков: «Очень правильно, что проект ориен­
тирован не только на функционеров «Единой России», а еще и на
общественных активистов. Ведь партия сильна именно поддержкой
общественности, поэтому прежде всего должна работать не на себя,
а на общество». Олег Матвейчев: «Крупные, уважающие себя партии
просто должны заботиться о своих кадрах, да и вообще быть заинте­
ресованы в повышении культуры политики. В данном случае то, что
делает «Единая Россия» — это пример для других, по крайней мере
парламентских, партий».
Как проходит реализация проекта «Гражданский университет»?
Каковы промежуточные итоги и результаты? На эти и другие вопро­
сы 19 февраля 2015 года в онлайн-интервью ответил координатор
проекта, председатель Комитета Государственной Думы по об­
разованию Вячеслав НИКОНОВ.
19
Гражданский университет
Председатель Комитета Государственной Думы по образованию Вячеслав
Никонов принял участие в онлайн-интервью ER.RU. «Партийный проект «Гражданский университет» должен стать одним из ведущих центров гражданского
и политического просвещения в России», — заявил координатор проекта.
В рамках партийного проекта создаются условия для дискуссии между различными слоями общества. Таким образом, «Гражданский университет» способствует установлению диалога общества с властью.
Надо отметить, что этот проект «Единой России», запущенный почти два
года назад, позволил качественно улучшить партийное образование, для чего
созданы партийные школы более чем в 40 регионах Российской Федерации.
Целевая аудитория «Гражданского университета» — депутаты разных уровней,
региональные руководители, журналисты, преподаватели общественных дисциплин, активисты молодежных организаций.
Перед этой аудиторией выступают в режиме онлайн-конференций самые
известные политики и руководители федеральных ведомств. Достаточно сказать, что с лекциями по самым злободневным проблемам уже выступили лидер
партии «Единая Россия», председатель правительства Дмитрий Медведев,
министр иностранных дел Сергей Лавров, вице-премьер правительства Дми­
трий Рогозин, начальник Управления президента РФ по внутренней политике
Олег Морозов, координатор проекта, председатель Комитета Государственной Думы по образованию Вячеслав Никонов, директор Института этнологии
и антропологии РАН академик Валерий Тишков, секретарь Генерального
совета партии «Единая Россия», заместитель председателя Государственной
Думы Сергей Неверов.
На постоянной основе в проекте работают 50 федеральных экспертов
и свыше 500 преподавателей и тренеров региональных партийных школ.
«Гражданский университет» выстраивает взаимодействие с ведущими федеральными и региональными вузами, известными политиками и учеными,
авторитетными публицистами, готовыми принять участие в проекте. Преподавание ведут высокопрофессиональные специалисты.
Обучение в «Гражданском университете» проводится в форме открытых
лекций политиков, экспертов; также для участников организуются специальные
обучающие сессии, в рамках которых проходят лекции, семинары, тренинги,
нацеленные на повышение конкурентоспособности партии. «Выпускники
«Гражданского университета» — на шаг впереди. Задача иметь хорошее партийное образование стоит перед любой крупной партией, которая хочет сохранить доверие и иметь поддержку людей», — вот один из основных тезисов
в интервью Вячеслава Никонова.
1. Как проект помогает устанавливать диалог общества с властью?
Мы организуем систему обучения на всех уровнях: федеральном, региональном, муниципальном, создавая условия для дискуссии между различными слоями общества. Принять участие в проекте могут не только члены
и сторонники партии «Единая Россия», но и гражданские активисты, молодежь,
представители общественных объединений. Посредством проведения регулярных встреч, в формате транслирующихся на всю страну открытых лекций,
20
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Вячеслав Никонов • Диалог общества с властью
семинаров, учебно-консультационных и методических занятий, тренингов,
круглых столов, мы объясняем политику государства. Позволяем увидеть,
что именно делает партия для решения проблем, и понять, почему мы поступаем тем или иным образом. Анализируем и учитываем все точки зрения,
обеспечиваем обмен мнениями. Доводим результаты работы через печатные
и электронные СМИ.
2. Как проходит партийное обучение?
«Гражданский университет» предполагает многоуровневую систему обу­
чения. Основная работа осуществляется на уровне субъектов Федерации.
Мы создаем и расширяем сеть региональных партийных школ, обеспечивая
единство их организационного и содержательного формата. Партийные школы работают более чем в 40 регионах. Обучение проходит в форме открытых
лекций политиков, экспертов. Проводятся обучающие сессии, в рамках которых организуются лекции, семинары, тренинги, направленные на повышение
конкурентоспособности партии, обеспечение системной, скоординированной
и профессиональной работы партийных активистов в период между выборами и их эффективное включение в избирательные кампании всех уровней,
обеcпечение необходимого профессионального, технологического и психологического уровня подготовки кадров партии к выборам.
3. Каким образом проект позволит повысить конкуренцию внутри
партии?
«Гражданский университет» — площадка для подготовки современных
политиков, получающих нужные им знания по самому широкому спектру вопросов: от экономики до внутренней и внешней политики. Выпускники «Гражданского университета» в этом отношении — на шаг впереди. Задача иметь
хорошее партийное образование стоит перед любой крупной партией, которая
хочет сохранить доверие и иметь поддержку людей.
4. Какие практические результаты приносит обучение в «Граждан­
ском университете»?
Мы предоставляем партийным и гражданским активистам уникальную
возможность получить дополнительное образование, способствующее расширению их кругозора, личностному и карьерному росту, включению в кадровый
резерв органов власти. Выпускники «Гражданского университета» приобретают
профессиональную подготовку по целому ряду направлений: выборы и современные политические технологии, политическая система и партийное строительство, внешняя и внутренняя политика России, политический менеджмент,
взаимодействие со СМИ и связи с общественностью. Новые знания и навыки
они успешно реализуют в своей деятельности — уже сейчас учеба в рамках
нашего проекта стала социальным лифтом для большинства слушателей.
5. Каковы основные направления развития проекта?
Необходимо построить взаимосвязанную трехуровневую систему политического образования «первичные организации — регион — страна», которая
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
21
Гражданский университет
позволит не только обучать кадры, но и готовить наиболее перспективных
кандидатов к участию в избирательных кампаниях разных уровней. Мы активизируем учебу в регионах, приступаем к созданию библиотеки «Гражданского
университета» и образовательного портала, способного стать важным инструментом организации учебного процесса и площадкой для обмена опытом
между региональными школами.
В каждом регионе России должен появиться руководитель партийного проекта «Гражданский университет». Лучшие из региональных школ будут получать
аккредитацию в «Гражданском университете» и вести обучение в соответствии
с федеральными образовательными программами с выдачей соответствующих
дипломов и отбором лучших выпускников для федерального уровня.
На федеральном уровне мы переходим к разработке и реализации целевых
образовательных программ для различных категорий слушателей, таким образом качественно улучшая содержание проекта и расширяя его аудиторию.
6. Планируется ли привлекать экспертов для работы проекта?
В настоящее время в «Гражданском университете» на постоянной основе
работают 50 федеральных экспертов и свыше 500 преподавателей и тренеров
региональных партийных школ. Мы сформируем общероссийскую базу экспертов, лекторов, способных передать нашим участникам фундаментальные
знания по всем вопросам.
7. Как подбираются преподаватели для «Гражданского универси­
тета»?
«Гражданский университет» выстраивает взаимодействие с ведущими
федеральными и региональными вузами, известными политиками и учеными,
авторитетными публицистами, готовыми принять участие в проекте. Преподавание ведут высокопрофессиональные специалисты, способные не только
донести до слушателей комплекс сложных политических и социально-экономических знаний, но и научить их аргументированно отстаивать в дискуссиях
государственные и партийные позиции.
8. На кого рассчитаны образовательные программы «Гражданского
университета»?
«Гражданский университет» должен стать одним из ведущих центров гражданского и политического просвещения в России. Наша целевая аудитория
широка и включает в себя различные категории граждан. Это депутаты от
партии «Единая Россия» в высших представительных органах власти; члены
партии, занимающие должности в федеральных органах исполнительной
власти, сотрудники ЦИК партии; региональные лидеры — члены партии, региональные руководители партийного проекта «Гражданский университет»;
ведущие региональные и федеральные журналисты, блогеры, руководители
СМИ; преподаватели общественных дисциплин; лидеры «Молодой Гвардии»
и других молодежных организаций, разделяющие позиции партии; региональные партийные и общественные активисты, отобранные по итогам обучения
в межрегиональных образовательных центрах.
22
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
ГРАЖДАНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
УКРАИНА —
ГЕНЕРАЛЬНАЯ
РЕПЕТИЦИЯ
Цветные революции и демонтаж власти
Андрей МАНОЙЛО
России, опираясь на украинский опыт, необходимо готовиться к тому,
что она станет следующей в перечне мишеней англосаксонских цвет­
ных революций, обкатанных как в условиях традиционных обществ
восточного типа, так и в условиях унитарного государства, постро­
енного по принципу «вертикали власти» и не имеющего «подушки
безопасности» в виде гражданского общества. Стране необходима
государственная концепция по противодействию цветным револю­
циям — как в России, так и в целом на пространстве СНГ, — подкре­
пленная дорожной картой ее реализации.
МАНОЙЛО Андрей Викторович,
доктор политических наук, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова,
проректор «Гражданского университета»
23
Гражданский университет
В мировой истории проблемы, связанные с демонтажем политиче­
ских режимов, возникали всегда. Но прежде инструментами этого
демонтажа выступали в основном силовые методы в их классиче­
ском понимании, применявшиеся в ходе переворотов, локальных
вооруженных конфликтов, гражданских войн и военных интервенций.
Мировое сообщество сумело выработать действенные методы противодействия этой угрозе, создать эффективные механизмы политического
регулирования этих процессов, в том числе на международном уровне. Кто
бы и как бы ни критиковал ООН, эта организация действует, и ее потенциал
и возможности по управлению политической стабильностью и урегулированию
международных конфликтов даже в условиях распада Вестфальской системы
далеко не исчерпаны.
Вместе с тем сегодня мир меняется, и на смену технологиям вооруженных
переворотов приходят более тонкие технологии цветных революций, которые
умело маскируются под истинные революционные движения и практически
не встречают сопротивления со стороны как стран с уже вполне сложившейся
демократией, так и государств восточного типа, сохранивших традиционный
жизненный уклад. Повторение сценария цветных революций в Украине вызывает обоснованную тревогу, поскольку возникает и крепнет уверенность в том,
что Украина — далеко не конечный пункт этого сценария, а разменная карта
в той геополитической игре, в которой главный удар американских режиссеров цветных революций может быть направлен на Россию, Китай и Казахстан.
Причины возросшего внимания к цветным революциям кроются в том, что
в течение последних трех лет в целом ряде государств с вполне устойчивыми
политическими режимами произошли государственные перевороты. Они привели к демонтажу политических режимов, долгие годы успешно сопротивлявшихся внешним и внутренним врагам: так, египетский, тунисский, сирийский
и ливийский режимы успешно противостояли исламизму.
При этом в сценариях смены политических режимов в этих странах наблюдается поразительное сходство, в котором можно усмотреть многократное повторение одного и того же шаблона, или организационной схемы,
в которой угадываются общие черты так называемых бархатных революций,
уничтоживших коммунистические режимы в странах восточной Европы после
распада СССР.
Такое совпадение вряд ли можно назвать случайным, поскольку вероятность точного совпадения сценариев смены политических режимов в странах,
заметно различающихся и по уровню политической организации власти, и по
уровню социально-экономического развития, и по спектру нерешенных проблем, сравнительно (если не сказать ничтожно) мала.
В этом плане Сирия и Ливия кардинально отличаются от Украины и Грузии,
однако несложно отметить, что революция 2014 года в Украине (получившая
название Евромайдана) в точности совпадает со сценарием революции «арабской весны» в Египте, вплоть до стиля поведения противоборствующих сторон.
Все это может свидетельствовать о том, что на примере различных стран
и регионов мы имеем дело с одним и тем же явлением — результатом применения технологий цветных революций. Однако, несмотря на яркое брендовое
название, ничего революционного в них нет.
24
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Андрей Манойло • Украина — генеральная репетиция
Даже западные СМИ сегодня отмечают, что цветные революции, которые они
называют технологиями проведения операций по экспорту демократии через
акции гражданского неповиновения, настолько отточены, что их методы превратились в руководство по смене политических режимов (Кара-Мурза, 2005).
Цветные революции — это технологии осуществления государственных переворотов и внешнего управления политической ситуацией в стране в условиях
искусственно созданной политической нестабильности, в которых давление
на власть осуществляется в форме политического шантажа с использованием
в качестве инструмента шантажа молодежного протестного движения.
Несмотря на существенные различия государств, в которых они вспыхивают, все они укладываются в одну и ту же организационную схему, предполагающую организацию по шаблону молодежного протестного движения,
преобразование его в политическую толпу и использование этой силы против
действующей власти в качестве инструмента политического шантажа. Это
прямо указывает на то, что цветные революции в принципе не могут быть реа­
лизацией объективных надежд и стремлений большинства населения.
Цель любой цветной революции — осуществление государственного переворота, то есть захват и удержание власти насильственным путем. Объектом
цветной революции выступают власть и властные отношения, предметом —
политический режим.
Необходимое условие осуществления цветной революции — наличие
политической нестабильности в стране, сопровождающейся кризисом действующей власти. Если политическая ситуация в стране стабильна, ее нужно
искусственно дестабилизировать.
Достаточное условие — наличие специально организованного (по особой
сетевой форме) молодежного протестного движения. В цветных революциях
воздействие на власть осуществляется в особой форме — форме политического шантажа. Основным инструментом воздействия на власть выступает
молодежное протестное движение.
Цветные революции только внешне напоминают настоящие революционные движения: в отличие от революций настоящих, вызванных объективным
развитием исторического процесса, цветные революции — это технологии,
успешно маскирующиеся под стихийные процессы. Они отличаются почти
театральным уровнем драматургии, который западные политологи старательно
пытаются выдать за самопроизвольное и стихийное проявление воли народа,
внезапно решившего вернуть себе право управлять собственной страной.
В основе технологического сценария цветной революции лежит англосаксонская (североамериканская) идеология демократизации, предполагающая
экспорт демократии, демократических институтов и ценностей в сопредельные страны (Hale, 2006). Технологии цветных революций на практике умеют
применять только их авторы и разработчики — англосаксы. В любой стране,
где начала разворачиваться цветная революция, следует искать североамериканский след.
В основе объяснения причин цветных революций лежат две версии: версия
о стихийности и версия об инсценированности цветных революций (о случайности и неслучайности). Обе версии имеют право на существование и не
являются бесспорными.
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
25
Гражданский университет
Сторонники стихийности цветных революций настаивают на том, что причиной революций являются объективные социальные противоречия, которые
находят свое проявление в формах народных бунтов и массового протеста
«угнетенного» населения. В качестве таких причин называют нищету, усталость
от режимов, тягу к демократическим переменам, демографическую ситуацию.
Между тем при детальном рассмотрении социально-политической ситуации
практически в любой стране, в которой произошла цветная революция, нередко
выясняется, что существующие в ней противоречия и социальные разрывы
хотя и стали катализатором последующих событий, но не были их основной
и единственной причиной. Так, в Египте до цветной революции существовали
так называемые дотации на лепешки, обеспечивающие доступность основного
продукта — хлебных лепешек — для беднейших слоев населения, а в трущобах
Каира на крыше каждой хижины можно увидеть тарелку спутникового телевидения. В Ливии граждане страны получали природную ренту (и массу других
выплат), которая была настолько велика, что население совсем перестало
работать и возложило обязанность трудиться на приезжих, гастарбайтеров
из того же Египта. Уровень жизни в Тунисе — самом демократическом из всех
авторитарных стран Африки — вплотную приближался к Южной Франции
(Провансу и Лангедоку), а Южную Италию даже превосходил. Одной из причин всплеска протестных движений в Сирии стало то, что Асад решил (без
какого-либо давления) смягчить авторитарность режима и начал проводить
либеральные преобразования, которыми тут же воспользовались исламисты
и их покровители из США.
Сторонники инсценированности цветных революций указывают на многократную повторяемость сценария (демократического шаблона) этих революций
в различных странах мира, очень сильно различающихся как по особенностям
государственного строя, так и по характеру социально-политических проблем.
Они утверждают, что все цветные революции сделаны «под копирку», а вероятность повторения одного и того же события по одной и той же схеме в природе
ничтожно мала. На основании этих выводов сторонники инсценированности
цветных революций указывают на ряд признаков, по которым в любом внешне
стихийном народном бунте можно установить цветную революцию.
У каждой цветной революции есть свои признаки, которые выдают в ней
технологию.
Во-первых, это особый внешнеполитический почерк англосаксов, их отличительный стиль работы.
Во-вторых, это строгое соответствие плана любой революции базовому
шаблону (или сценарию) — все цветные революции развиваются по одному
и тому же сценарию, использующему одну шаблонную схему.
В-третьих, это то, каким образом организуется и как используется молодежное протестное движение, которым управляют с помощью технологий рефлексивного управления (которые также являются американским изобретением).
В-четвертых, есть определенные повторяющиеся особенности в подборе
и выдвижении революционных лидеров.
В-пятых, в некоторых цветных революциях начисто отсутствует революционная идеология, что позволяет распознать в них подделку. Связано это
с тем, что американцы — авторы цветных революций — не всегда понимают
26
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Андрей Манойло • Украина — генеральная репетиция
менталитет и психологию народа, которому они хотят принести «ценности
истинной демократии», и не могут предложить им идеологию, которая будет
органично принята всеми слоями общества.
Цветные революции часто называют технологиями или инструментами
«мягкой силы», понимаемой в том ракурсе, который дал для этого термина
Дж. Най (Nye Joseph S. Jr., 2004). Этот подход, основанный на принципе аналогии (внешне цветные революции — это несиловые технологии смены политических режимов), не совсем точен и часто вводит в заблуждение, заставляя
считать цветные революции более мягкой и поэтому более прогрессивной
и менее социально опасной формой воздействия на авторитарные режимы.
Тем самым разворачивается кампания по пропаганде цветных революций
в пику любым формам собственно вооруженных переворотов. На наш взгляд,
трудно определить, что на самом деле является более опасным явлением
для международной безопасности в целом: цветные революции или локальные вооруженные конфликты, и современный Ближний Восток, погруженный
цветными революциями в «управляемый» хаос, является полным тому подтверждением. Все же представляется довольно очевидным, что современные
цветные революции по своей природе — это не форма проявления «мягкой
силы». Цветные революции — это не что иное, как организационная форма
осуществления государственного шантажа (то есть шантажа, объектом которого является независимое и суверенное государство), маскирующегося под
легендой и лозунгами национальной революции.
Цветные революции — не мягкая сила, это инструменты взлома демократических режимов переходного типа. Можно утверждать, что американцы не только создали модель демократического устройства государства,
ориентированную «на экспорт», но и позаботились о создании специальных
инструментов, предназначенных для ее слома и демонтажа, если в этом вдруг
возникнет необходимость.
Модель, лежащая в основе цветной революции, одна: это создание протестного движения, превращение его в политическую толпу и направление
ее агрессии на действующую власть с целью заставить ее добровольно уйти
с государственных постов и отказаться от управления страной. Такое давление
на власть всегда происходит в форме шантажа, выдвижения ультиматумов под
угрозой массовых погромов и — реже — физических расправ с инакомыслящими. Если власть начинает сопротивляться, цветная революция переходит
в фазу вооруженного мятежа. Иногда этот мятеж сопровождается вооруженной
интервенцией со стороны западных стран, как это было в Ливии, и, возможно,
будет в Сирии.
Модель цветной революции состоит из пяти основных этапов, или фаз:
1. Любая цветная революция начинается с формирования в стране организованного протестного движения — основной движущей силы будущей
цветной революции.
На первоначальном этапе, до открытого выступления, протестное движение формируется в виде сети, состоящей из конспиративных ячеек, каждая из
которых состоит из лидера и трех-четырех состоящих у него на связи активистов. Такие сети объединяют тысячи активистов, составляющих ядро будущего
протестного движения. Многие из них, перед тем как стать лидерами ячеек,
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
27
Гражданский университет
проходят обучение в центрах, специализирующихся на вопросах содействия
демократизации.
Рекрутируют активистов из молодежной среды, чрезвычайно подвижной
и легко увлекаемой различными яркими призывами и лозунгами.
Сетевой принцип организации протестного движения напоминает принцип
организации глобальных террористических сетей — по сути, это одна организационная технология.
2. Из подполья эта сеть выходит на улицы крупных городов одновременно
и по условному сигналу, который носит название инцидента. Таким инцидентом
может стать любое событие, шокирующее общество и получившее мощный
общественный резонанс. Как правило, его инициируют специально.
В революциях в Сербии («бульдозерная революция», 2000), в Украине
(2004) и в Грузии (2004) таким инцидентом стали результаты выборов, которые были объявлены сфальсифицированными. Революция в Тунисе (2010) —
стране с авторитарным режимом — началась с самосожжения торговца на
одной из центральных площадей столицы: событие само по себе ничтожное
в масштабах страны.
Очень важно, чтобы инцидент привлек внимание всего общества и стал
предметом широкого обсуждения, интерпретации, нарастания всеобщего
возбуждения и инициирования стихийных форм массового поведения.
3. После того как инцидент произошел, протестная сеть выходит из подполья на улицы, где группы активистов из ячеек становятся катализатором
стихийных массовых процессов, вовлекающих в этот процесс все большие
слои населения.
Включаются механизмы конфликтной мобилизации, одним из которых
являются «твиттерные революции» — вовлечение через социальные сети.
Ячейки начинают быстро обрастать гражданами, вовлекаемыми в стихийное протестное движение, принять участие в котором их толкает в основном
страх за свое будущее. Общая тревожность настроений ведет к тому, что
сознание людей переходит в так называемое пограничное состояние и становится подверженным массовым паническим реакциям, всеобщей истерии,
часто проявляющимся на уровне рефлексов и инстинктов. С этого момента
остается только один шаг от превращения протестных масс из сообщества
протестующих в толпу.
4. Следующий шаг в схеме цветной революции — формирование политической толпы. Для этого выбирается достаточно большая площадь (майдан),
где могли бы разместиться значительные массы народа.
Активисты ведут свой протестный электорат на такой майдан, где в ходе
многочасового митинга происходит полное слияние участников в единую
массу, известную в психологии как толпа. Происходит полное эмоциональное
слияние отдельных личностей с толпой, в которой для идентификации «свой —
чужой» начинает использоваться яркая «революционная» опознавательная
символика.
В этих условиях на толпу оказывают влияние с помощью технологий воздействия на подсознание, внедряя новые ценности и императивы, перепрограммируя человека. Именно такие технологии применяются в протестантских
тоталитарных сектах.
28
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Андрей Манойло • Украина — генеральная репетиция
Создаются условия для поддержания устойчивого существования и функционирования толпы. Это материальное обеспечение — палатки, горячее
питание, одежда, деньги активистам, средства нападения. Действует хорошо
организованная «служба тыла».
5. Власти от имени толпы выдвигаются ультимативные требования под
угрозой массовых беспорядков и — реже — физического уничтожения. В том
случае, если власть не выдерживает этого напора, стихия ее сметает. Если
власть принимает вызов и выражает готовность сопротивляться, толпа становится основным таранным фактором удара, который наносят по власти авторы
цветной революции. В дальнейшем такая революция неизбежно перерастает
в мятеж, а в некоторых случаях — в гражданскую войну, сопровождающуюся
военной интервенцией.
Эволюция организационных схем и шаблонов цветных революций довольно хорошо прослеживается на примере революций «арабской весны».
В этих революциях есть свои особенности, отличающие их структурно и технологически от своих предшественников — цветных революций в Центральной
Азии, Украине, Грузии и даже от так называемой «зеленой революции» в Иране
2009 года. К классической схеме реализации цветной революции (то есть
государственного переворота) здесь добавлены механизмы обратной связи
(итерационный механизм, хорошо известный математикам) и «управляемого
хаоса». Все это позволяет управлять политической нестабильностью не только
в рамках отдельно взятой, сравнительно небольшой страны (такой как Украина
или Грузия), но и в масштабах целого региона (Ближнего Востока, Северной
Африки, Центральной Азии).
Механизм обратной связи — это специальный механизм коррекции, позволяющий в режиме реального времени выявлять и оперативно устранять
недочеты в реализации схем цветных революций, модифицируя их под конкретные условия конкретной социокультурной среды. Именно такой механизм
был впервые отработан в революциях «арабской весны», в которых государственные перевороты в странах, ставших жертвами волны «принудительной
демократизации», осуществлялись не одновременно, а последовательно, по
цепочке. Причем в каждой последующей схеме реализации цветной революции учитывались ошибки, допущенные при реализации предыдущей схемы.
Внедрение в технологические схемы цветных революций механизмов обратной
связи, основанных на итерационных схемах, — это прямой результат их эволюционного развития, позволяющий погружать в революционные процессы
уже не отдельные страны, а целые регионы.
Механизм «управляемого хаоса» — это еще один эволюционный прорыв
в технологиях цветных революций, который позволяет применять «демократические схемы и шаблоны», разработанные изначально для общества западного
(индивидуалистического) типа, в условиях традиционных восточных обществ,
в своем исходном виде невосприимчивых к пропаганде демократических и либеральных ценностей. Для того чтобы западные, англосаксонские, технологии
цветных революций заработали в такого рода социально-культурной среде, необходимо предварительно разрушить традиционную структуру общественного
уклада, что и делают (и весьма успешно) технологии «управляемого хаоса».
Основная цель применения этих технологий — подготовить традиционное
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
29
Гражданский университет
общество к применению технологий управления массовым политическим сознанием и массовым политическим поведением, что достигается с помощью
его «атомизации», разрыва связей между отдельными личностями и общиной,
внедрения в сознание граждан суррогатного индивидуализма западного типа.
Современные события в Украине (2013–2014) тоже имеют отношение
к цветным революциям — они в точности повторяют египетский сценарий.
Следовательно, можно ожидать, что цветная революция в Украине также открывает дорогу к иностранной интервенции, как это было в Ливии и, возможно,
будет в Сирии.
Сравнивая украинскую цветную революцию с недавними событиями на
Ближнем Востоке и в Северной Африке, нельзя не отметить, что сценарий
украинской революции 2014 года в точности повторяет революцию в Египте,
в ходе которой был уничтожен режим Х. Мубарака, а сам египетский президент
смещен со своей должности и заключен в тюрьму. Совпадений слишком много.
Это характер народных волнений, переросших в массовые беспорядки. Они
выдавались за стихийные, но на самом деле таковыми не являлись. Хорошо
организованное протестное движение, подкрепленное военизированными
формированиями боевиков — украинских националистов, переброшенных
в Киев из западных областей Украины, где они все эти годы тренировали
свое боевое умение в специальных лагерях, изучая тактику сопротивления
спецформированиям МВД и СБУ, а также тактику войны в городских условиях.
Это блокада органов власти, захват стратегических и жизненно важных
объектов столичной инфраструктуры. Это использование механизмов конфликтной мобилизации населения, вовлечение его в конфликт на стороне
«представителей восставшего народа», разжигание ненависти к правящему
режиму, широкая идеологическая обработка попавших под влияние радикалов.
Наконец, это масштабная информационная война и грамотно организованное
снабжение восставших всем необходимым для продолжения борьбы, включая
спецсредства, одежду, питание, финансовые средства, идущие на оплату услуг
наемников и провокаторов.
Этим сходства египетской и украинской революций не исчерпываются:
и в том, и в другом случае под прикрытием восставшего народа в вооруженную борьбу включаются организованные и хорошо вооруженные отряды мятежников, в Египте — исламисты, в Украине — западные националисты. При
этом общественности эта борьба, имеющая все признаки гражданской войны,
преподносилась как «национально-освободительное движение, развернутое
восставшим народом против преступного правящего режима».
И в том, и в другом случае «восставшему народу» противостояла слабая,
нерешительная и коррумпированная власть, которая боится предпринимать
решительные меры, медлит перед лицом выбора, мечется между недавними
союзниками, которые в новых условиях стремятся от нее дистанцироваться,
делает противоречивые заявления, демонстрируя свою беспомощность и тем
самым дискредитируя себя едва ли не более эффективно, чем это пытаются
сделать ее противники. Именно так вел себя Мубарак: он до последнего момента верил, что США придут ему на помощь и спасут его от разыгранного ими же
спектакля цветной революции, надеялся, что это всего лишь воспитательная
мера. Однако его надежды не оправдались, как не оправдались и ожидания
30
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Андрей Манойло • Украина — генеральная репетиция
Януковича, что почти европейская Украина — это не дикий Египет, украинцы —
не безграмотные арабы, все само собой уладится.
Янукович несколько лет спустя в точности повторил поведение Мубарака.
Несмотря на явную угрозу со стороны разрастающегося мятежа, который
начинался с пустяковых по сути волнений на майдане, он ничего не сделал
для того, чтобы пресечь этот переворот. Вместо того чтобы жесткими, но
справедливыми мерами навести порядок (так, как это сделал с «васильковой
революцией» Лукашенко), Янукович затеял политическую игру, заигрывая то
с Западом (Евросоюзом и США), то с Россией, надеясь на фоне «предназначенной ему великой роли сдерживания хаоса» в Украине получить очередные
финансовые транши и от тех, и от других. Эта слабость Януковича и стала
причиной того, что сначала он потерял поддержку своего электората, а затем
от него отвернулись и сторонники, начавшие стремительно разбегаться или
просто перебегать в лагерь противника.
В критических условиях Янукович все-таки отдал приказ о силовом подавлении Майдана, но до конца его выполнить у него не хватило воли: с того
момента, как мятежники подтянули на майдан незаконные вооруженные
формирования националистов и стали формировать из основной массы протестующих отряды «самообороны», подавление мятежа стало возможным
только ценой большой крови. На это Янукович не решился, опасаясь при этом
не столько за загубленные жизни, сколько за сохранность своих капиталов
и счетов в зарубежных банках, которых его в одночасье могли лишить, признав
«международным уголовным преступником».
Его заигрывания с Евросоюзом также сыграли фатальную роль. ЕС сначала настаивал на том, чтобы Янукович решительно подавлял беспорядки
в столице, восстанавливая законность, а когда он наконец начал это делать
и пошли первые жертвы, ЕС тут же начал заявлять о несоблюдении прав человека и о геноциде режимом Януковича собственного народа. Предлагалось
срочно пойти на уступки мятежникам и вступить с ними в переговоры. Когда
Янукович, следуя этой рекомендации, пошел на переговоры с мятежниками,
они сочли это признанием в слабости власти и резко активизировали свои
действия, вступив в фазу непримиримой вооруженной борьбы. В результате
Янукович и его команда, вместо того чтобы продолжать борьбу или отвечать
за свои действия, просто бежали из Киева.
Различия между Египтом и Украиной на самом деле невелики: в Египте на
площади Каира вышли арабы, в Киеве — украинские националисты и просто
граждане, недовольные засильем донецкого клана. И в том, и в другом случае
катализатором цветной революции стала «усталость от власти» — от режима
Мубарака и от режима Януковича. К этому и пытаются апеллировать националисты, забывая о той очевидной аналогии, которая прослеживается между
украинскими и египетскими сценариями. В аналогичных революциях в Сирии
и Ливии против правящего режима выступили исламисты, с которыми эти
режимы на протяжении десятилетий вели непримиримую борьбу. В Украине
в составе националистов много католиков, грекокатоликов и адептов многочисленных протестантских сект, в основном носящих тоталитарный характер
и проповедующих экстремизм.
И в том, и в другом случае успех переворота стал возможным только благоСТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
31
Гражданский университет
даря слабости и бесконечным колебаниям правящего режима, первоначально
чрезвычайно самоуверенного, а затем быстро павшего духом и самим своим
примером давшего сигнал своим сторонникам «спасаться, кто как может».
В Египте после переворота к власти пришли умеренные исламисты, в Украине
власть захватили крайние националисты, что примерно одно и то же.
В течение всего времени, пока по Северной Африке и Ближнему Востоку
неслось цунами цветных революций «арабской весны» и внимание мировой
общественности было приковано к трагедии Ливии и Сирии, в России не переставали спорить, куда повернет эта волна цветных революций, когда будет
сметен последний бастион — режим Башара Асада. То, что новые технологии
реализации цветных революций, основанные на управляемом хаосе, пройдя
обкатку на арабском Востоке, этим самым Востоком не ограничатся, для всех
более-менее очевидно. Возник вопрос: для какой же страны готовится эта
мясорубка? Для Ирана, где в 2009 году почти достигла своей цели так называемая «зеленая революция»?
В качестве следующих целей цветных революций назывались государства
Центральной Азии, где предыдущая модель цветных революций не смогла
обес­печить стабильности марионеточных режимов, пришедших на волне
цветной революции к власти. Вспоминали про Беларусь, которая давно уже
является сильным раздражителем для всего Запада. Кое-кто упоминал Китай,
в котором спустя девять месяцев после свержения режима Януковича была
развернута цветная «революция зонтиков» — строго по украинскому сценарию.
Вместе с тем волна цветных революций не продолжила форматировать мусульманский Восток, а неожиданно проявилась в Украине — непосредственно
у границ России. Отсюда следует очевидный вывод: цель новой волны цветных
революций — не Украина и не режим Януковича, а Россия, ее суверенитет,
территориальная целостность.
России, опираясь на украинский опыт, необходимо готовиться к тому, что
она станет следующей в перечне мишеней англосаксонских цветных революций, обкатанных как в условиях традиционных обществ восточного типа, так
и в условиях унитарного государства, построенного по принципу «вертикали
власти» и не имеющего «подушки безопасности» в виде гражданского общества. Стране необходима государственная концепция по противодействию
цветным революциям — как в России, так и в целом на пространстве СНГ, —
подкрепленная дорожной картой ее реализации.
Наивно надеяться, что и на этот раз волна цветных революций обойдет
Россию стороной — в политике чудес и исключений не бывает. Просто американцы долго искали подходы к России, основываясь на опыте пробной
цветной революции — «революции белых ленточек». Наконец такой подход
нашли. Украина — это не что иное, как последняя генеральная репетиция
такой революции, обкатка ее на стране со сходным менталитетом, культурой
и цивилизационной идентичностью.
32
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Открытая трибуна
ГРАД НА ХОЛМЕ
Кто претендует на мировое господство
Виктор ШАПОВАЛОВ
Эта политика имеет религиозно-философское обоснование, которое
предельно кратко может быть сформулировано так: Америке самим
Божественным Провидением суждено нести в мир благоденствие,
мир, справедливость и свободу. Это ее миссия и даже бремя, по­
скольку сама Америка, в силу своей исключительности (которая
тоже имеет Божественное происхождение) не преследует никаких
эгоистических интересов — она спасает человечество исключительно
во благо самого человечества.
Рассчитывать, что «простые американцы» способны силой обще­
ственного мнения противостоять внешней агрессивности США, не
приходится. Уже хотя бы потому, что 60 процентов из них верят в аме­
риканскую исключительность, в особую миссию Америки в мире.
ШАПОВАЛОВ Виктор Фёдорович,
профессор факультета государственного управления
МГУ имени М. В. Ломоносова,
заслуженный профессор МГУ, доктор философских наук
33
Открытая трибуна
Как представляется, в нашей научной литературе господствуют две
линии — либо отвергать роль заговоров в истории, либо попросту их
замалчивать. Конечно, не следует принимать за истину мифо-фан­
тастические представления об историческом процессе, основанные
на вымыслах — представления, в наши дни нередко получающие
широкое распространение. Однако приходится констатировать, что
история — действительно череда разнообразных заговоров, больших
и малых интриг, сговоров, больших и малых переворотов.
Относиться к истории по-другому — значит мистифицировать ее, а самое
главное — исключать из нее реальных людей, реальных действующих лиц,
снимать личную ответственность с деятелей истории и, что не менее важно,
провоцировать и оправдывать безответственность современных государственных и политических деятелей.
К числу мифо-фантастических нередко относят и представления о том
значительном влиянии, которое оказывает в течение последних двух столетий
на ход мирового развития, на события во многих странах внешняя политика
США. И хотя в последнее время наметилась тенденция к более внимательному подходу, тезис о влиянии США, Госдепартамента США все еще зачисляют
в конспирологию, тем самым отвергая его как ненаучный. Однако даже на
основе открытых американских источников вполне по силам сделать вывод,
что вмешательство США во внутренние дела независимых государств имеет
доктринальную основу, предполагающую религиозную веру в особую миссию
США в мире. Оформление доктрины происходило постепенно, через ряд
этапов: доктрина Монро в ХIХ веке, концепция президента Вильсона в начале
ХХ, концепция развала СССР в годы «холодной войны», наконец, современная
доктрина контроля над Евразией при ограниченном применении собственной
военной силы.
***
Обращаясь к Генеральной Ассамблее ООН в декабре 1988 года, Михаил
Горбачёв заявил: «Угрозы больше не могут <…> быть инструментом внешней
политики. В первую очередь это касается ядерного оружия. Я хотел бы поговорить о главном — о разоружении, без которого нельзя решить ни одну из проблем наступающего века. СССР принял решение сократить свои вооруженные
силы на 500 тысяч человек. Мы решили к 1991 году вывести шесть танковых
дивизий из ГДР, Чехословакии и Венгрии и расформировать их. Советские
войска в этих странах будут сокращены на 50 тысяч человек, а с вооружения
будет снято 5 тысяч танков…»
Горбачёв также призвал руководство США и Запада предпринять «сов­
местные усилия во имя завершения эры войн, конфронтации, региональных
конфликтов, варварского отношения к природе, ужасов голода и нищеты,
а также политического терроризма. Это наша общая цель, и мы можем достичь
ее лишь вместе» (Excepts from Speech to U.N. on Major Soviet Military Cuts //
New York Times. 1988. December 8).
Не дожидаясь сколько-нибудь внятного ответа со стороны США и возглав-
34
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Виктор Шаповалов • Град на холме
ляемой ими НАТО, Горбачёв в девяностые годы приступил к осуществлению
своего плана — одностороннему разоружению СССР.
«Готовый допустить радикальную трансформацию Восточной Европы, —
отмечают Оливер Стоун и Питер Кузник, — Горбачёв надеялся, что окончание
холодной войны приведет к упразднению не только Варшавского договора, но
и НАТО. Но понимал, что этого может и не случиться, поэтому настаивал, чтобы
НАТО хотя бы не расширялось на Восток. Он даже соглашался на объединение
двух Германий, в случае если натовские войска и системы вооружений не будут
размещены на восточногерманской территории. Но он, а затем и российские
лидеры, поверившие в нерушимость обещаний американцев и немцев не
расширять НАТО на восток, были жестоко разочарованы, когда правительства
Клинтона и Буша-младшего расширили западный блок до самого порога России. Российские лидеры возмущались, поскольку чувствовали, что их предали»
(Стоун О. Нерассказанная история США // Оливер Стоун и Питер Кузник; пер.
с английского. — М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2015. — С. 623).
Однако чувство того, «что их предали», пришло гораздо позже — в 1999-м
(бомбардировки Югославии), в 2000-х (вторжение в Ирак, включение в состав НАТО практически всех восточноевропейских стран и др.). Сегодня,
спустя почти 30 лет, предположение Горбачёва о том, что разоружение СССР
и прежде всего вывод советских войск из Восточной Европы, приведет к «завершению эры войн, конфронтации, региональных конфликтов, варварского отношения к природе, ужасов голода и нищеты, а также политического
терроризма», выглядит как злая ирония. Все названные явления возросли
многократно.
Тем не менее вопрос о том, имели ли предложения Горбачёва вообще
какие-то шансы на практическую реализацию, остается актуальным. Может
быть, Горбачёву просто не повезло — на тот момент у руля стран Запада, прежде всего США, оказались «не те люди». Ведь западный политический истеб­
лишмент неоднороден: в нем присутствуют как те, кто склонен к агрессии —
«ястребы», так и те, кто ориентирован на сотрудничество — «голуби». Может
быть, окажись в руководстве США «голуби», идеи Горбачёва не остались бы
политическими мечтаниями, не оказались бы свидетельством политической
наивности и благодушия?
К сожалению, на эти вопросы следует дать отрицательный ответ.
Да, на время, пока Горбачёв разоружался в Восточной Европе, на европейском театре США вели себя мирно, что вполне понятно. Они не хотели спугнуть
процесс, начатый советским «перестройщиком» и «демократом». Но какую
политику они вели в это же время в других регионах мира?
В декабре 1989 года Буш-старший совершил военное вторжение в Панаму.
В обход Конгресса и в нарушение Закона о военных полномочиях он направил
в эту страну 12 тысяч солдат в дополнение к уже находившимся там 12 тысячам. Поводом была попытка офицеров панамской армии свергнуть диктатора
Мануэля Норьегу — крупного наркоторговца и давнего любимчика США.
Латиноамериканские страны резко осудили вторжение США в Панаму. Организация Американских государств (ОАГ) приняла соответствующую резолюСТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
35
Открытая трибуна
цию 20 голосами «за» при одном «против». И лишь «вето» США предотвратило
принятие аналогичной резолюции в Совете Безопасности ООН.
Весьма характерной для позиции США относительно инициатив Горбачёва была реакция госсекретаря Колина Пауэлла: «Мы должны повесить на
нашу дверь табличку «здесь живет сверхдержава», и все равно, что делают
советы — пусть хоть эвакуируются из Восточной Европы» (Dorien Garry J.
Imperial Designs: Neoconservatism and the New Pax Americana. NY: Routledge,
2004. — P. 26).
В сентябре 1990 года Майкл Мендельбаум, руководивший изучением проблем Востока и Запада в Совете по международным отношениям, отмечал:
«Советы… сделали возможным окончание холодной войны, а значит впервые
за 40 лет мы можем вести военные операции на Ближнем Востоке, не опасаясь
начала Третьей мировой» (Leffler Melvyn P. For the Soul of Mankind: The United
States, the Soviet Union and Cold War. — NY: Hill and Wang, 2007. — P. 436).
Можно привести множество высказываний высокопоставленных деятелей
США, а также действий США того периода, свидетельствующих о том, что призыв Горбачёва и осуществленный им вывод войск были восприняты вовсе не
так, как он, видимо, предполагал. Они были восприняты как карт-бланш для
действий США и их союзников по всему миру так, как они сочтут нужным, не
сдерживая и не ограничивая себя ничем, используя надуманные или откровенно лживые предлоги и оправдания.
Почему же Горбачёв и его команда не смогли предвидеть столь плачевных
последствий своих действий? Думается, что главная причина состояла в ошибочности, в своего рода «зашоренности» восприятия США. Эта зашоренность
проявлялась, в частности, в уже упомянутой уверенности, что в правящем
классе Америки существует некий баланс между «ястребами» и «голубями»
и эти две части находятся в состоянии постоянного противоборства. Следовательно, уступка со стороны СССР даст весомый шанс для победы «голубей»,
а это откроет перспективы для отказа от конфронтации, к налаживанию сотрудничества. Но это представление было глубоко ошибочным.
В обстоятельной книге и в фильме Оливера Стоуна, в которых тщательно
прослежена внешняя политика США на протяжении ХХ и начала XXI века, названы всего лишь три крупных политических деятеля США, которые стремились
ограничить агрессивные действия США во внешней политике. Это президент
Франклин Д. Рузвельт, Генри Уоллес (вице-президент и госсекретарь при Рузвельте) и президент Джон Кеннеди после карибского кризиса. Все остальные
президенты и члены их команд были единодушны в том, что Америка должна
властвовать над миром, а для этого — наращивать военную мощь, вмешиваться
во внутренние дела суверенных государств. Различия позиций наблюдались
лишь в нюансах.
Второй аспект зашоренности восприятия США связан с представлением, что «простые американцы», «трудящиеся» якобы отчетливо понимают
пагубность агрессивного курса руководства и способны оказывать на него
существенное влияние. Отчасти это представление возникло у советского
руководства под впечатлением массовых протестов общественности США про-
36
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Виктор Шаповалов • Град на холме
тив войны во Вьетнаме. Однако нельзя забывать, что эти протесты приобрели
массовый характер только тогда, когда стало ясно, что военная победа над
Вьетнамом невозможна, и особенно когда американские солдаты из Вьетнама
стали все чаще возвращаться на родину в цинковых гробах.
Так называемый «вьетнамский синдром», о котором писала пресса США,
состоял вовсе не в раскаянии за совершенные во Вьетнаме преступления —
убийства мирных жителей, применение напалма, сожжение заживо жителей
целых деревень и др., а лишь в ударе по самолюбию Америки. Вообще говоря, надежды на то, что общественное мнение «американского народа» может
оказать воздействие на внешнюю политику США в сторону уменьшения ее
агрессивности, совершенно беспочвенны. К этому мы специально вернемся
в ходе дальнейшего изложения. Пока же обратим внимание на правящую элиту
США, на ее высшее руководящее звено.
В галерее президентов США легко найти множество по-своему примечательных личностей. Среди них немало, мягко говоря, недалеких, а то
и страдающих психическими расстройствами, в частности комплексом неполноценности. Этот комплекс, как известно, нередко становится причиной
немотивированной агрессивности. Интересен в отмеченных смыслах Гарри
Трумэн, первый послевоенный президент США, занявший этот пост после
смерти Рузвельта. Именно Трумэн отдал приказ об атомной бомбардировке
Хиросимы и Нагасаки, с его именем связано начало холодной войны, планы
нанесения ядерного удара по СССР.
Еще при выдвижении на пост вице-президента от демократической партии
этот ничем не примечательный сенатор от штата Миссури прошел благодаря
сговору партийных боссов (См. Оливер Стоун и Питер Кузник. Нерассказанная
история США. — М., 2015. — С. 218).
«У Гарри Трумэна было очень тяжелое детство, печально отразившееся на
его душевном состоянии. Он рос на семейной ферме в Миссури и отчаянно пытался завоевать расположение отца, Джона Трумэна по прозвищу Коротышка.
Старший Трумэн, хоть его рост и не превышал 5 футов 4 дюймов, любил драться
с высокими мужчинами, стремясь продемонстрировать свою «крутизну». Такую
же «крутизну» он хотел видеть и в своих сыновьях».
Но у Гарри обнаружился дефект зрения, дальнозоркость, и ему приходилось «носить очки со стеклами толщиной с бутылку кока-колы». «Я боялся, что
мне выбьют глаз... сказать по правде, я был просто девчонкой», — писал он
в воспоминаниях. Когда он прибегал домой, дрожа и задыхаясь, мать «успокаивала» его, прося не волноваться, потому что он все равно должен был
родиться девчонкой.
Позже он вспоминал, что «для мальчика считаться «девчонкой» очень тяжело. С ним никто не хочет дружить, у него появляется комплекс неполноценности,
и ему приходится приложить немало усилий, чтобы от комплекса избавиться».
«Неудивительно, что проблемы половой принадлежности мучили его в течение многих лет. Позже он «докажет», что не только не является «девчонкой»,
но и в силах выступить против Сталина и показать, кто в мире хозяин».
В 1922 году, именно тогда, когда все три его попытки завести свое дело,
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
37
Открытая трибуна
окончились крахом, 38-летний Трумэн, получил предложение заняться политической деятельностью от кругов, близких ку-клукс-клану, в то время влиятельной расистской организации. В 1934 году, накануне своего 50-летия, при
помощи покровителей крайне правого политического толка, он был избран
сенатором. Когда одного из его покровителей спросили, почему он выбрал
столь неподходящего человека, тот ответил: «Я хотел показать, что хорошо
смазанная (деньгами. — В. Ш.) машина может отправить в сенат даже конторского служащего». Вступив в должность президента, будучи совершенно
неподготовленным, Трумэн вызвал одного из своих советников и сказал: «Рассказывайте». «О чем?» — спросил советник. «Обо всем, — ответил Трумэн, —
о положении в Америке и в мире».
Трумэн обедал на борту военного корабля «Огаста», когда ему сообщили
о том, что его приказ об атомной бомбардировке Хиросимы выполнен. Он
вскочил и радостно воскликнул: «Это величайшее событие в истории человечества!» (См. Оливер Стоун и Питер Кузник. Нерассказанная история США. —
М., 2015. — С. 218–257).
Надо отметить, что, по мнению подавляющего большинства отечественных
историков, атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки (6 и 9 августа 1945 г.)
не имела военного значения: в этих городах не было ни японской армии, ни
объектов военного назначения. Бомбардировка была не чем иным, как актом
устрашения, причем не столько Японии, сколько всего мира: США были на то
время единственной страной, обладавшей ядерным оружием. Бомбардировка
с ее чудовищными разрушительными последствиями призвана была продемонстрировать, «кто в мире хозяин».
Главные военные силы Японии к лету 1945-го располагались уже не на
японских островах, а в Маньчжурии — территории, расположенной на северо-востоке современного Китая, прилегающей к российскому Дальнему Востоку. СССР, верный обязательству, данному еще на Ялтинской конференции,
перебросил свои войска на Дальний Восток. Они в короткий срок освободили
от японцев Маньчжурию и значительную часть Корейского полуострова. Тем
самым Япония была окончательно разгромлена.
Краткий период потепления в отношениях между СССР и США, обусловленный союзничеством во Второй мировой войне, закончился, как принято
считать, Фултонской речью У. Черчилля. От этой же речи фактически ведет
отсчет времени и холодная война между СССР и США. Надо, однако, особо
подчеркнуть различие целей, которые ставили и преследовали в этой войне
два ее главных участника.
Официальные представители США заявляли о том, что их цель — обес­
печение национальной безопасности США. Но национальная безопасность
понималась при этом весьма своеобразно. В любой точке мира, в любом регионе, где происходили более или менее заметные социально-политические
изменения, США усматривали «коммунистическую угрозу», то есть угрозу
национальной безопасности США. Фактически «зоной национальной безо­
пасности» для США стал весь мир и, следовательно, американцы считали
себя вправе вмешиваться во внутренние дела любой страны, мотивируя это
38
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Виктор Шаповалов • Град на холме
необходимостью обеспечения национальной безопасности США. Для этого,
конечно, необходимо было наращивание военной мощи. Главным центром
«коммунистической угрозы» — угрозы самому существованию Америки, —
естественно, считался СССР как главный носитель коммунистической идео­
логии и практики. Поэтому цель холодной войны с американской стороны
состояла в развале, то есть в уничтожении своего главного геополитического
соперника. Именно на эту цель были направлены все усилия США во внешней
политике периода холодной войны.
Вопреки достаточно распространенному мнению (бытующему и в постсоветской России), СССР отнюдь не стремился подчинить себе как можно
большее число стран мира посредством искусственного, а часто, и насильственного насаждения коммунистической идеологии. Цель Советского Союза
состояла в сохранении баланса на мировой политической сцене, прежде всего
баланса геополитического, предполагавшего паритет в области вооружений,
как ядерных, так и обычных. Это была политика мирного сосуществования.
Обычно переход к политике мирного сосуществования принято связывать
с хрущевской «оттепелью», с ХХ (1956) и ХХI (1959) съездами КПСС. Нередко
указывается, что такой переход состоялся раньше — в последний период
правления Сталина. Действительно, в интервью руководителям ведущих американских изданий накануне Международного экономического совещания,
состоявшегося в Москве 3–12 апреля 1952 года, И. Сталин сказал: «Мирное
сосуществование капитализма и коммунизма вполне возможно при наличии
обоюдного желания сотрудничать, при готовности исполнять взятые на себя
обязательства, при соблюдении принципа равенства и невмешательства
во внутренние дела других государств» (Цит. по: Пыжиков А. В. Хрущевская
оттепель. — М.: Олма-Пресс, 2002. — С. 48).
Тем не менее наиболее явным проявлением отказа СССР от политики
«экспорта революции» следует считать разгром группировки Л. Троцкого
с последующей высылкой из СССР ее лидера (1929) — главного сторонника
идеи мировой коммунистической революции и автора теории «перманентной
революции».
Политика отказа от агрессивных планов и намерений спровоцировать
революции в других странах реально стала осуществляться в 1930-е годы.
Модернизация армии и вооружений проводилась только с целью повышения обороноспособности. Созданный Лениным в 1919 году Коминтерн
(«Коммунистический Интернационал») — базировавшаяся в Москве международная организация, объединявшая партии революционной направленности, — в 1930-е годы потерял свое значение. Последний, седьмой Конгресс
Коминтерна (1935) был посвящен объединению всех антифашистских сил для
предотвращения военной угрозы со стороны гитлеровской Германии. Никакого
вопроса о мировой коммунистической революции, о которой до конца своей
жизни грезили Маркс, Энгельс, Ленин, Троцкий, на этом Конгрессе стоять,
конечно, не могло. В 1943 году Коминтерн был распущен.
В партийно-государственной идеологии наряду с традиционным лозунгом
«пролетарского интернационализма» появился лозунг «социалистического
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
39
Открытая трибуна
патриотизма». Была начата широкомасштабная работа по патриотическому
воспитанию.
В 1943 году решением Политбюро был утвержден «Гимн Советского Союза», заменивший «Интернационал», считавшийся до этого как партийным,
так и советским гимном.
В 1938 году была создана система партийных школ, готовившая руководящие кадры среднего звена. На учебу в Партийные школы по рекомендации
местных партийных и государственных органов направлялись члены партии
из числа передовиков производства — рабочих и колхозников. Выпускники
партийных школ все более вытесняли с руководящих постов тех профессиональных революционеров, которые пришли к власти в 1917-м и после Гражданской войны. Естественно, новые руководители были более ориентированы
на решение производственно-хозяйственных задач, более тесно связаны
с нуждами большинства людей, чем ленинские революционеры, руководствовавшиеся абстрактными схемами марксистско-ленинской теории «мировой
коммунистической революции».
Хотя партийно-государственная риторика конца 1930-х мало отличалась от
риторики 1920-х, за ней уже скрывалось существенно иное содержание. Попрежнему звучали речи о классовой борьбе, о будущем торжестве коммунизма
во всем мире, повсюду были развешены портреты Маркса, Энгельса, Ленина.
Но они все более превращались в символы, за которыми реально существовала
политика, направленная на сплочение общества на основе патриотизма, политика защиты общенациональных интересов СССР, исходящая из конкретной
геополитической ситуации.
Учитывая сказанное, видим: Советский Союз в послевоенной «холодной
войне» не мог ставить перед собой цели разрушения США. Следует учесть
и то, что непосредственно после войны значительная часть СССР лежала в руинах, в отличие от США, на территорию которых не упала ни одна бомба — за
единственным исключением, которым было японское нападение на базу ПёрлХарбор на Гавайских островах. В период, последовавший за послевоенным
восстановлением, Советский Союз приступил к мерам по дальнейшему развитию экономики. В этот период и была окончательно сформулирована доктрина
мирного сосуществования. Приведем ее формулировку, зафиксированную
в третьей Программе КПСС, принятой на ХХII съезде (1961).
«Мирное сосуществование предполагает: отказ от войны как средства
решения спорных вопросов между государствами, разрешение их путем переговоров; равноправие, взаимопонимание и доверие между государствами,
учет интересов друг друга; невмешательство во внутренние дела, признание
за каждым народом права самостоятельно решать все вопросы своей страны;
строгое уважение суверенитета и территориальной целостности всех стран;
развитие экономического и культурного сотрудничества на основе полного
равенства и взаимной выгоды.
Мирное сосуществование служит основой мирного соревнования между
социализмом и капитализмом в международном масштабе и является специ­
фической формой классовой борьбы между ними. Последовательно проводя
40
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Виктор Шаповалов • Град на холме
линию на мирное сосуществование, социалистические страны добиваются
неуклонного укрепления позиций мировой социалистической системы в ее соревновании с капитализмом» (Программа Коммунистической партии Советского Союза. Принята XXII съездом КПСС. — М.: Политиздат, 1971. — С. 119).
Таким образом, мирное сосуществование предполагало классовую
борьбу, то есть борьбу с капиталистическими странами в виде соревнования, прежде всего в области экономики. Предполагалось, что социалистический строй докажет свои преимущества тем, что социалистические
страны превзойдут основные экономические показатели капиталистических стран. И надо сказать, что принцип мирного сосуществования в целом
соблюдался руководством СССР в практике международных отношений.
Во всяком случае, о том, чтобы совершить силами СССР социалистическую
революцию в США, речь никогда не шла.
В США же цель холодной войны усматривали в разрушении СССР. Это
подтверждается многочисленными высказываниями политических деятелей США об одержанной победе — распаде СССР. «Во времена холодной
войны, — писал Г. Киссинджер в 1997 году, — когда Америка была вовлечена
в идеологическую, политическую и стратегическую борьбу с Советским
Союзом, когда мир, где наличествовали две сверхдержавы, функционировал на основе принципов, не имеющих никакого отношения к системе
равновесия. В биполярном мире гипотеза, будто бы конфликт приведет
ко всеобщему благу, изначально беспочвенна: любой выигрыш для одной
стороны означает проигрыш для другой. По существу, в холодной войне
Америка одержала победу без войны» (Киссинджер Г. Дипломатия. 1997.
http://www.e-reading.link/bookreader.php/1016921/Kissindzher).
Согласно Киссинджеру, отцы-основатели США (Джордж Вашингтон
и другие) завещали своим потомкам политику невмешательства во внут­
ренние дела других стран. Однако постепенно руководство США все более
отходило от идеи невмешательства. Важным шагом в отходе от этой идеи
и переходе к политике мировой гегемонии стала доктрина Монро.
Доктрина Монро, провозглашенная в 1823 году, — пишет Г. Киссинджер, —
превращала океан, разделяющий Соединенные Штаты и Европу, в средневековый замковый ров. До того времени кардинальным правилом американской
внешней политики было не допустить вовлечения Соединенных Штатов в европейскую борьбу за власть. Доктрина Монро сделала еще один шаг в этом
направлении, объявив, что Европа не должна вмешиваться в американские
дела. А представления Монро о том, что такое американские дела, были воистину всеобъемлющими, ибо включали в себя все Западное полушарие.
Более того, доктрина Монро не ограничилась провозглашением определенных принципов. Она решительно предупреждала европейские державы,
что новая нация прибегнет к войне, чтобы сохранить неприкосновенность
Западного полушария. Она объявляла, что Соединенные Штаты будут считать
любое распространение власти европейских стран «на любую частицу данного
полушария как опасное для мира и нашей безопасности».
Америка в одно и то же время поворачивалась спиной к Европе и высвоСТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
41
Открытая трибуна
бождала руки для экспансии в Западном полушарии. Под крышей Доктрины
Монро Америка способна была преследовать политические цели, не слишком
отличающиеся от мечтаний какого-нибудь европейского короля: расширять
торговлю и сферы влияния, присоединять территорию — короче говоря, превращаться в великую державу, не применяя на практике силовой политики.
Американская жажда экспансии и ее вера в то, что она является более чистой
и принципиальной страной, чем любая из стран Европы, не вступали в противоречие друг с другом, поскольку Соединенные Штаты никогда не рассматривали
собственную экспансию с точки зрения внешней политики. Они могли применять силу, чтобы добиться преобладания: над индейцами, над Мексикой
в Техасе, — и делали это со спокойной совестью.
К столетнему юбилею доктрины Монро смысл ее постепенно расширялся, она превратилась в оправдание американской гегемонии в Западном
полушарии. В 1845 году президент Полк объяснял включение Техаса в состав
Соединенных Штатов стремлением не позволить независимому государству
превратиться «в союзника или зависимую территорию какой-либо иностранной
нации, более могущественной, чем оно само». Доктрина Монро оправдывала
американское вмешательство в дела других государств не только в случае
реальной угрозы для страны, но и при одном лишь появлении возможности
подобного вызова» (Киссинджер Г. http://www.ereading.link/bookreader.
php/1016921/Kissindzher).
Следующий шаг от политики изоляционизма к политике мировой гегемонии был сделан президентом Вудро Вильсоном. Вновь обратимся к книге
Г. Киссинджера.
Для Вильсона альтруистический характер американского общества воспринимался как доказательство Божьей благодати. «Получилось так, что благодаря Божественному Провидению целый континент оказался не использован
и ожидал прибытия миролюбивых людей, любивших свободу и права человека
превыше всего на свете. Им суждено было учредить там свободное от эгоизма
сообщество», — приводит Киссинджер слова Вильсона. Отметим эти слова —
в них отчетливо звучит мысль об особости Америки: это страна «миролюбивых
людей», которым самим Божественным Провидением «суждено было учредить»
на новой территории, куда они переселись из Европы, «свободное от эгоизма
общество».
«Утверждение, будто бы цели, стоящие перед Америкой, — продолжает
Киссинджер, — выдвинуты непосредственно Провидением, предполагало,
что роль, которую полагалось сыграть Америке во всемирном масштабе,
носит гораздо более всеобъемлющий характер, чем может себе представить
какой бы то ни было Рузвельт». Напомню, Теодор Рузвельт — предшественник
Вильсона на посту президента.
«Вильсон перевел Америку в плоскость представлений, не имеющих
ничего общего с представлениями, характерными для предшествующей
истории Америки. Он настаивал на том, что роль Америки — «доказательство
не нашего эгоизма, но нашего величия». Еще в 1915 году Вильсон выдвинул
беспрецедентную доктрину, гласящую, что безопасность Америки неотдели-
42
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Виктор Шаповалов • Град на холме
ма от безопасности всего остального человечества. Из этого вытекало, что
отныне долг Америки заключается в том, чтобы противостоять агрессии где
бы то ни было. «Поскольку мы требуем для себя возможности развития без
вмешательства извне, — цитирует Киссинджер слова Вильсона, — и беспрепятственного распоряжения нашими собственными жизнями на основе
принципов права и свободы, мы отвергаем, независимо от источника, любую
агрессию, ибо не являемся ее приверженцами… И мы делаем еще больше:
требуем этого и для других. Мы не ограничиваем нашу горячую приверженность принципам личной свободы и беспрепятственного национального
развития лишь теми событиями и переменами в международных делах,
которые имеют отношение исключительно к нам. Мы испытываем ее всегда,
когда имеется народ, пытающийся пройти по трудному пути независимости
и справедливости». «Представление об Америке как о благожелательном
международном полицейском как бы предвосхитило политический принцип
вовлеченности, разработанный после Второй мировой войны», — заключает
Киссинджер. И продолжает.
Вильсон преобразовал то, что поначалу представлялось подтверждением
обоснования американского нейтралитета, в ряд основополагающих принципов, заложивших фундамент для глобального крестового похода. Он разработал
потрясающую интерпретацию предостережения Джорджа Вашингтона против
вовлеченности в чужие дела. Вильсон переосмыслил само это понятие таким
образом, что первый президент был бы потрясен, услышав подобное толкование. В интерпретации Вильсона, Вашингтон имел в виду следующее: Америка
должна избегать вовлеченности в достижение чуждых для себя целей. Но, как
доказывал Вильсон, все, что касается человечества, «не может быть для нас
чужим и безразличным». Отсюда вытекает, что Америка ничем не ограничена
в исполнении своей миссии за рубежом (Киссинджер Г. Цит. произв. (http://
www.e-reading.link/bookreader.php/1016921/Kissindzher_-_Diplomatiya.html).
Таким образом, согласно Киссинджеру (а у нас нет оснований ему не доверять), доктрина глобальной гегемонии США была полностью и четко сформулирована достаточно давно — в 1915 году. Тем не менее президенту Франклину
Рузвельту потребовались определенные усилия для убеждения Конгресса
в том, чтобы Америка приняла участие во Второй мировой войне — сторонники
невмешательства в европейские и мировые дела («изоляционизма» в терминологии Киссинджера) еще сохраняли некоторое влияние. Однако их влияние
полностью сошло на нет после победы над гитлеровской Германией и создания
в США ядерного оружия. О чем красноречиво свидетельствует политика Гарри
Трумэна и последующих президентов США, что было сказано выше.
Важно подчеркнуть, что эта политика имеет религиозно-философское
обос­нование, которое предельно кратко может быть сформулировано так: Америке самим Божественным Провидением суждено нести в мир благоденствие,
мир, справедливость и свободу. Это ее миссия и даже бремя, поскольку сама
Америка, в силу своей исключительности (которая тоже имеет Божественное
происхождение) не преследует никаких эгоистических интересов — она спасает человечество исключительно во благо самого человечества. Такое возСТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
43
Открытая трибуна
зрение есть «мессианизм», от слова «мессия» — «спаситель». Этим словом
в христианстве называют Христа — Сына Божия, Спасителя.
Выступая перед выпускниками Академии Вест-Пойнт 28 мая 2014 года,
Барак Обама, в частности, сказал:
«Америка должна всегда сохранять лидерство на мировой арене. Если
не мы, больше никто этого не сделает. Вооруженные силы, частью которых
вы стали, всегда будут основой этого лидерства. Однако военные действия
США не могут быть единственной или даже первичной составляющей нашего
лидерства в любой ситуации. Просто то, что у нас есть самый лучший молоток,
не означает, что каждая проблема — это гвоздь. И ввиду того что расходы, связанные с военными действиями, настолько высоки, вы должны ожидать от каждого гражданского лидера, и в особенности от вашего главнокомандующего,
четкоcти относительно того, как следует использовать эту мощную силу» (http://
rusinform.net/polnaya-rech-baraka-obamy-v-vest-pojnte-28-maya-2014-goda).
Очевидно, что Обама говорит о пересмотре тактики, но не стратегии: он
призывает к осторожности в применении военной силы. Но стратегическая
цель сомнению не подвергается: ею остается «американское лидерство
в мире». И в этом смысле политика Обамы мало чем отличается от политики
предыдущих президентов США. А также от того, что намечено в известной
книге З. Бжезинского «Великая шахматная доска (Господство Америки и его
геостратегические императивы)», написанной в 1997 году. Приведем некоторые из ее главных идей.
«Последнее десятилетие XX века было отмечено тектоническим сдвигом
в мировых делах. Впервые в истории неевразийская держава (т. е. лежащая за
пределами Евразии. — В. Ш.) стала самой могущественной державой в мире.
Поражение и развал Советского Союза стали финальным аккордом в быстром вознесении на пьедестал державы Западного полушария — Соединенных Штатов — в качестве единственной и действительно первой подлинно
глобальной державы».
«Вопрос о том, каким образом имеющая глобальные интересы Америка
сможет предотвратить появление на международной арене доминирующей
и антагонистичной евразийской державы, остается центральным в плане способности Америки осуществлять свое мировое господство».
«Евразия является центром мира, и тот, кто контролирует Евразию, осуществляет контроль над всем миром». Под Евразией Бжезинский понимает
огромное пространство от атлантического побережья Европы до российского Дальнего Востока и тихоокеанского побережья Китая. Это пространство
и есть «великая шахматная доска», от соотношения сил на которой и зависит
будущее всего человечества. Очевидно, что значительную часть Евразии занимает Россия.
«Жизненно важно, чтобы на политической арене не возник соперник,
способный господствовать в Евразии и, следовательно, бросающий вызов
Америке».
«Мы хотим, чтобы Украина была в Европе, но не в качестве оружия против
России, а как начало процесса, который в конечном итоге охватит Россию».
44
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Виктор Шаповалов • Град на холме
В заключение вернемся к вопросу о том, насколько общественное мнение
внутри США способно оказывать влияние на внешнюю политику администрации, или «что думает простой народ Америки». Вспомним, в частности, что
«вьетнамский синдром», вызванный поражением США в войне во Вьетнаме,
некоторое время оказывал свое влияние. Но в последующем, во время президентства Р. Рейгана «вьетнамский синдром» не только сошел на нет — вой­на
во Вьетнаме и ее американские участники были героизированы. Близ Вашингтона выстроена аллея героев вьетнамской войны с памятником, к которому
американцы несут цветы в благодарность за защиту национальной безопасности США.
Этот, как и многие другие факты, говорит: рассчитывать, что «простые
американцы» способны силой общественного мнения противостоять внешней
агрессивности США, увы, не приходится. Уже хотя бы потому, что 60% из них
верят в американскую исключительность, в особую миссию Америки в мире.
Так, среди рядовых американцев широко распространен миф о том, что переселенцам по воле Провидения суждено построить на новой земле «град на
холме». Будто бы еще 1630 году на борту судна, плывущего из Европы в Америку, протестантский проповедник Джон Уинтроп произнес проповедь о том,
что пуритане должны стать создателями нового мира, возвышающегося над
миром старым (См. О. Стоун. Цит. произв. С. 14–15).
Очевидно, что пока Америка мыслит себя «градом на холме», возвышающимся над всем остальным миром, ни на какой диалог она не способна.
К диалогу ее могут принудить только равные ей по силе, то есть другие «грады
на холме».
ПО ТЕМЕ
Признание Обамы:
США помогли с переворотом на Украине
Президент США Барак Обама открыто признал роль Соединенных Штатов
в государственном перевороте, который произошел на Украине в феврале
2014 года. Такое признание прозвучало в интервью президента США телеканалу
CNN. «Мы выступили посредником в переходе власти на Украине», — сказал
Обама.
Отвечая на вопрос об эффективности политики США в отношении России,
Барак Обама выразил мнение, что она эффективна, и связал ее с «плохими
решениями господина Путина».
«После того как господин Путин принял это решение относительно Крыма
и Украины — не потому, что у него имелась некая великая стратегия, а, по
сути, потому что его застали врасплох протесты на Майдане, а также бегство
Януковича после того, как мы выступили посредником в переходе власти
на Украине... С тех пор эта его импровизация все дальше заводила Путина
в ситуацию, которая представляет собой нарушение международного права,
нарушает территориальную целостность и суверенитет Украины», — сказал
Обама, передает ИноТВ.
Вхождение Крыма в состав России президент США назвал «невыгодным»
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
45
Открытая трибуна
для РФ. Однако отметил, что у Соединенных Штатов «есть ограничения военного вмешательства», «учитывая размер российской армии» и то, что «Украина
не входит в НАТО». Поэтому Вашингтон вынужден только «добиваться того,
чтобы Россия несла все большие убытки» и «оказывать дипломатическое
давление на Москву».
«Не думаю, что реальный военный конфликт между США и Россией станет
мудрым решением для Америки или всего мира», — признал Барак Обама.
Однако отметил, что Вашингтон «занимается усилением стран на границе
с Россией, которые входят в состав НАТО». «И я ясно дал понять, что эту линию
нельзя переступать, так как нам придется принять военные меры для защиты
наших союзников — об этом говорит статья 5 устава альянса», — пригрозил
президент США.
Барак Обама рассказал и о дальнейших планах Белого дома: «Мы будем
придерживаться подобного «двухстороннего» курса — усиливать давление на
Россию и укреплять Украину».
Как уже сообщалось, Обама также заявил, что Вашингтон продолжит
оказывать финансовую помощь правительству Украины и будет усиливать
дипломатическое и экономическое давление на Россию.
Он вновь обвинил Россию в поддержке ополчения Донбасса и поставке
им вооружений, при том что Москва неоднократно заявляла, что абсолютно
непричастна к событиям на юго-востоке Украины и не поставляет ополченцам
военной техники и боеприпасов.
По словам Обамы, Вашингтон до сих пор не видит понимания Москвы, что
решение кризиса на Украине отвечает ее собственным интересам. Он пообещал решать данный вопрос, усиливая давление на РФ.
«Мы собираемся оказывать дополнительное давление на Россию и помогать Украине», — заявил Обама. Он также подчеркнул, что «президент и премьер-министр Украины Пётр Порошенко и Арсений Яценюк инициировали
серьезные реформы, которые помогут Украине».
http://www.panarmenian.net/rus/news/187789/
46
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
ДИСКУССИЯ
Главная угроза
для России
Леонид ОРЛЕНКО
Для проведения модернизации экономики Россия нуждается в устой­
чивых мирных условиях. Эти условия призвана обеспечить армия,
имеющая такую мощь, чтобы ни одна страна, включая страны с ядер­
ным оружием и с оружием на новых физических принципах, не посме­
ла напасть на Россию, опасаясь разрушительного ответного удара.
Надо защитить стратегические ядерные силы от внезапного напа­
дения и создать «высокоточные тактические силы». Решение этих
задач требует не столько материальных затрат, сколько серьезных
управленческих и организационных усилий, пересмотра государ­
ственной программы вооружений до 2020 года.
ОРЛЕНКО Леонид Петрович, профессор МГТУ им. Баумана
47
Дискуссия
Наибольшую опасность для России в обозримое время представляют
НАТО во главе с США, которые готовят внезапный удар по российским
средствам ядерного сдерживания, поскольку Россия — единствен­
ная страна, способная в течение часа уничтожить США ударом своих
стратегических баллистических ракет.
Для проведения модернизации экономики Россия нуждается в устойчивых
мирных условиях. Эти условия призвана обеспечить армия, имеющая такую
мощь, чтобы ни одна страна, включая страны с ядерным оружием и с оружием
на новых физических принципах, не посмела напасть на Россию, опасаясь
разрушительного ответного удара.
Надо решить главную задачу, чтобы обеспечить военную безопасность
России: защитить стратегические ядерные силы (СЯС) от внезапного на­
падения и создать «высокоточные тактические силы». Решение этих задач
требует не столько материальных затрат, сколько серьезных управленческих
и организационных усилий руководства армии, пересмотра государственной
программы вооружений до 2020 года.
Основные военные угрозы для России
В 2003 году в США была принята концепция молниеносного глобального
удара, которая предполагает одновременным ударом нескольких тысяч стратегических баллистических и крылатых ракет, а в будущем — гиперзвуковых
аппаратов, уничтожить любое государство. По этому поводу заместитель председателя правительства РФ Д. О. Рогозин сказал, что если глобальный удар
будет нанесен по России, то, «по существующим в США оценкам, в результате
такого удара может быть уничтожено 80–90 процентов нашего ядерного потенциала» (Рогозин Д. О. Незвездные войны // Российская газета. Неделя. 2013.
№ 144). Оставшиеся целыми 10–20 процентов стратегических баллистических
ракет должны быть сбиты в полете системой ПРО, для чего она и создается.
При угрозе для России, по мнению Д. О. Рогозина, «должен быть дан асимметричный ответ с использованием принципиально новых типов вооружений.
Это должно быть автономное, самодостаточное оружие». Но зачем создавать
новое оружие для парирования молниеносного глобального удара, если такое
оружие у России есть? Это российские гиперзвуковые (скорость 20 М) стратегические баллистические ракеты (СБР) с ядерными зарядами. У них есть
ахиллесова пята — недостаточная защита от молниеносного глобального удара.
Целесообразно для предотвращения такого удара прежде всего создать надежную защиту для имеющихся СЯС, а не тратить время и средства в ближайшие годы на создание нового оружия, которое может оказаться неспособным
предотвратить уничтожение российских средств ядерного сдерживания
Генерал-полковник Л. Г. Ивашов считает: «Мы как-то мало обращаем
внимания на то, что в структуре НАТО уже сосредоточено практически все
необходимое для быстрого (молниеносного) удара… Если мы открыты для
баллистических ракет, если у нас нет средств перехватить и даже обнаружить
крылатые ракеты, надо коренным образом менять наши военно-стратегические
48
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Леонид Орленко • Главная угроза для России
подходы» (Ивашов Л. Г. Если завтра война // Независимое военное обозрение.
2014. № 43).
Российские ракеты с ядерными зарядами (около 490 стратегических
баллистических ракет, из них 110 СБР на подлодках, остальные — наземного
базирования), которые США рассматривают как первоочередные цели для
внезапного удара, состоят из трех групп. В первой группе находятся СБР
в шахтах, во второй — мобильные грунтовые ракетные комплексы (МГРК),
в третьей — СБР в подводных лодках.
Рассмотрим военно-материальную базу для нанесения глобального
удара. Для такого удара по России пригодны те американские ракеты, которые
смогут незаметно для российских радаров долететь до пусковых установок
СБР. Например, крылатые ракеты морского базирования (КРМБ) или ракеты
с малым временем подлета. На вооружении США находится около 5000 крылатых ракет, из них около 3000 КРМБ.
Удар по российским СЯС возможен не только КРМБ, но и СБР, запускаемыми с ПЛ у наших северных берегов, а также противоракетами типа SM-3,
модернизированными как баллистические ракеты «земля — земля» с дальностью полета до 4000 км и запускаемыми из района Черного моря и районов
Прибалтики, а также Польши и Румынии.
США нарушили договор о ракетах средней дальности. Они в настоящее
время имеют 790 СБР («Минитмен-3» в шахтах, защищенных системой ПРО,
и «Трайдент-2» Д-5 в ПЛ). К 2020 году планируется создать 900 противоракет,
часть которых может быть переделана в ракеты «земля — земля» для нанесения
удара по российским СБР.
В России система противолодочной защиты на Севере не имеет сплошного радиолокационного поля ниже 8 км, что позволяет КРМБ незамеченными
долетать до цели1.
Удар ракет типа SM-3 (как баллистические ракеты) с кораблей и баз ПРО
в Румынии и Польше, а также СБР «Трайдент-2» Д-5 с ПЛ для России более
опасен, чем удар КРМБ, поскольку его нечем парировать. Полет этих ракет до
наших шахт на расстояние 2000–4000 км будет продолжаться около 10–15 минут, но за это время невозможно с участием человека организовать ответновстречный ракетно-ядерный удар.
Для решения этой проблемы в СССР была создана автоматизированная
система «Периметр», функционирующая без участия человека для организации
ответно-встречного ракетно-ядерного удара. Но командные ракеты системы
«Периметр» могут быть уничтожены при молниеносном глобальном ударе, что
сорвет ответно-встречный удар по территории США2.
По мнению специалистов, удар по России КРМБ с неядерными зарядами
недостаточно эффективен, поэтому США готовят по России ядерный удар3.
Наибольшую опасность для России представляют 12 американских ПЛ
«Огайо» с ракетами «Трайдент-2» Д-5. Одна ПЛ «Огайо» с 24 ракетами, каждая
из которых имеет 14 боевых блоков с ядерными зарядами, способна уничтожить все российские шахты с ракетно-ядерным оружием и подводные лодки
с СБР, стоящие у пирсов. Две ПЛ «Огайо» с 48 ракетами, кроме того, могут
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
49
Дискуссия
также нанести ядерный удар по квадратам в районе размером 100 х 100 км,
который используется для боевого дежурства российских мобильных грунтовых
ракетных комплексов (МГРК), отслеживаемых системой GPS. Этот удар может
подорвать боевой потенциал МГРК.
В настоящее время США расширяют и совершенствуют систему ПРО,
а также управление и наведение КР, с тем чтобы они могли поражать движущие­
ся цели. Проводятся также работы по созданию гиперзвуковых космических
аппаратов и сверхзвуковых КР, которые планируется принять на вооружение
через 5–7 лет, что сделает существующие российские средства ПВО неэффективными.
США сначала предполагают молниеносным глобальным ударом уничтожить
российские стратегические силы на стартовых позициях, а те стратегические
баллистические ракеты, которые не удастся уничтожить, должны быть сбиты
системой ПРО. Чтобы не попасть в такую безнадежную ситуацию, надо сорвать
в самом начале американский план молниеносного глобального удара. Современная российская программа-2020 этой проблемы не решает. Нужно внести
соответствующие изменения в государственную программу вооружений.
О времени начала третьей мировой войны. Возникает ключевой вопрос:
когда по России может быть нанесен глобальный удар? Решение этого вопроса
в значительной мере зависит от борьбы американских элит, которые считают,
что война с Россией и Китаем необходима. Разногласия между демократами
и республиканцами заключаются в определении сроков нанесения удара по
России и Китаю. Военно-разведывательному сообществу, взгляды которого
выражает политический стратег Збигнев Бжезинский, противостоит коалиция,
примыкающая к республиканской партии, взгляды которой на стратегию выражает Генри Киссинджер. В интервью в конце 2011 года он говорил: «Наша
молодежь готова к войне, потому что их запрограммировали быть хорошими
солдатами. И когда им прикажут выйти и сражаться с чокнутыми китаезами
и русскими, они подчинятся приказу... Грядущая война будет столь суровой,
что одержать победу сможет только сверхдержава, и это мы… Мы построим
новый мировой порядок, останется лишь одна супердержава, и она будет мировым правительством»4. Та часть американской элиты, которую представляет
Киссинджер, считает, что США к глобальной войне готовы уже сегодня во всех
отношениях: военном, экономическом и идеологическом. Другая часть элиты —
военно-разведывательное сообщество — считает, что США для подготовки
к мировой войне необходимо еще 5–7 лет. Наиболее вероятный удар по России
следует ожидать после 2016 года, если президентом США будет избран респуб­
ликанец. Однако глобальный удар по России возможен и раньше этого срока.
Защита стратегических ядерных сил
Рассмотрим наиболее надежные варианты защиты российских СЯС от
глобального удара КР и CБР. Для реализации этого варианта используются
два исходных положения:
1. Ядерная держава не будет нападать первой на другую ядерную державу,
если ей в ответном ударе будет нанесен неприемлемый ущерб.
50
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Леонид Орленко • Главная угроза для России
2. Необходимо использовать эффект высокоточных крылатых и баллистических ракет, включая и гиперзвуковые аппараты любого типа. Для попадания
в цель им нужны координаты для стационарных целей или вектор скорости для
движущейся цели и ее координаты.
Мировой опыт показывает, что ядерная страна для своей безопасности
должна иметь неприкосновенный запас БР (около 30% и более от всех СБР),
надежно защищенных от МГУ. Эти СБР должны уметь преодолевать ПРО.
Для надежной защиты запас СБР надо спрятать под воду и в прочные подземные тоннели. Для строительства тоннелей целесообразно использовать
опыт строительства метро. Тоннели надо располагать в московском регионе,
единственном в стране защищенном ПРО от баллистических и крылатых ракет.
В тоннелях ракеты должны постоянно перемещаться в вагонах по рельсам
с выходами на поверхность для пуска ракет. Вторую группу СБР в подводных
ракетоносцах надо прятать под воду, но не только в мировом океане, который
контролируется США, а и в прибрежных морских районах, надежно охраняемых
силами Северного и Тихоокеанского флотов от проникновения ПЛ, надводных
кораблей, а также КР, самолетов и беспилотников.
Возможны и другие способы защиты СЯС от МГУ, но они либо требуют
много времени, либо менее надежны:
Во-первых, шахты с СБР и ПЛ у пирсов должны быть защищены радиоэлектронными мерами борьбы и зенитными комплексами типа «Панцирь-С1»,
«Тор-М2КМ» и др., способными обнаружить и уничтожить дозвуковые КРМБ.
Во-вторых, следует спрятать от наблюдения космической системы GPS
и рассредоточить МГРК по территории страны, замаскировать и укрепить от
ядерных и обычных взрывов ангары для стоянки машин с СБР.
В-третьих, для безопасности шахт с ракетами можно использовать те способы, которые были разработаны для танков: активная защита и решетчатые
экраны. Активная защита шахт должна включать радиолокацию, определяющую траекторию полета ракеты и пучковые боевые заряды, расположенные
вокруг шахты и встречающие атакующую ракету. Тогда ядерные и обычные
заряды КР или СБР, атакующие шахту, взрываются на поверхности грунта.
Целесообразно взрыв ядерного или обычного заряда сделать воздушным,
и опасность для шахты будет представлять ударная волна, с которой легче
бороться. Для реализации этой идеи надо над шахтой установить решетчатый
экран на колоннах. Определение высоты и ширины экрана связано с точностью
стрельбы атакующей ракеты и критическим давлением отраженной ударной
волны, определяющим прочность крышки шахты.
В-четвертых, для уничтожения ракет типа «Трайдент-2» Д-5 и SM-3 необходимо иметь противоракетную оборону (ПРО) такого типа, которую уже
несколько десятилетий строят США. В настоящее время в России для этих
целей уже создается воздушно-космическая оборона (ВКО).
В-пятых, надо создать подвижные железнодорожные ракетные комплексы
такого типа, какие были в СССР. Однако на них, с помощью диверсантов, могут
быть размещены малогабаритные датчики, которые начнут излучение сигналов
для GPS и ракет только в день «икс».
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
51
Дискуссия
В-шестых, целесообразно на современной научно-технической основе
восстановить твердотопливную однозарядную ракету «Курьер» с дальностью
стрельбы 10 000 км и способностью преодолевать ПРО, массой 15 т, длиной
11 м, диаметром 1,36 м. Для сравнения: однозарядная ракета «Тополь-М» имеет
дальность стрельбы 11 000 км, массу 46,5 т, длину 22,5 м, диаметр 1,81 м. Было
произведено 4 пуска ракет «Курьер», и в 1991 году работы по этой ракете были
прекращены под давлением США.
Масса и размеры «Курьера» позволяют размещать его в стандартных
автофургонах, которые десятками тысяч перемещаются по всей стране. Эти
ракеты можно размещать в замаскированном виде в стандартных контейнерах
на различных гражданских и военных кораблях.
Выше рассмотрены различные технические способы борьбы с молниеносным глобальным ударом. Другой аспект этой проблемы анализирует генералполковник Л. Г. Ивашов (Если завтра война // Независимое военное обозрение.
2014. № 43). Он считает, что «сегодня парировать быстрый (молниеносный)
глобальный удар нам (России) нечем, кроме как повторением сценария
1962 года (то есть Карибского кризиса), а именно: разместить наше
высокоточное оружие вблизи американских границ, чтобы иметь воз­
можность гарантированно ответить ударом на удар». Причем надо это
делать комплексно: размещать наши ракеты с ядерными зарядами на кораблях,
подводных лодках и на территории дружественных стран Южной Америки.
Такой подход к парированию глобального удара является зеркальным отражением того, что делают США. Они размещают ракеты на кораблях и подводных
лодках около российских границ, а также устанавливают в Румынии и Польше
систему ПРО с противоракетами типа SM-3, выполненными в двух вариантах
и способными как сбивать российские СБР на активном участке, так и наносить
удары ядерными зарядами по позициям наших СБР5. Размещение российских
ракет с ядерными зарядами вблизи США усилит военное положении России,
но при этом есть опасность возникновения нового Карибского кризиса. Последствия кризиса можно минимизировать: по предложению Л. Г. Ивашова,
разместить ПЛ с крылатыми ракетами с ядерными зарядами у американских
берегов в нейтральных водах.
ПРИОРИТЕТЫ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОГРАММЕ
ВООРУЖЕНИЙ-2020
В настоящее время приоритеты при перевооружении армии отданы силам
ядерного сдерживания. Увеличение носителей ядерного оружия до 700 единиц,
как это разрешается договором СНВ-3, совершенствование ядерных боевых
частей и систем преодоления ПРО стратегическими баллистическими ракетами. Особое внимание также уделяется тем областям вооружения, где отмечается наибольшее отставание: высокоточное оружие, информационная безопасность, средства разведки, целеуказания, навигации, связи, сетецентрические
методы ведения войны и роботизация военной техники. Поставлена задача
создать воздушно-космическую оборону страны, а также модернизировать
Сухопутные войска и Военно-морской флот. Необходимо также создавать во-
52
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Леонид Орленко • Главная угроза для России
оружение при инновационной стратегии развития для ведения бесконтактных
и информационных войн на базе шестого технологического уклада6.
Все эти приоритеты важны. Но в настоящее время существует главней­
ший приоритет — это надежная защита СЯС от внезапного нападения,
поскольку при уничтожении СЯС России не избежать потери государ­
ственного суверенитета. При этом все, что делается по ГПВ-2020, по­
теряет свой смысл. Если СЯС будут надежно защищены, то появится время
для модернизации экономики, а также полноценного перевооружения армии.
Высокоточные тактические силы
Целесообразно создать «Высокоточные тактические силы» (ВТС) для
защиты от нападения со стороны неядерного государства (типа Грузии или
«майданной» Украины). ВТС должны в считанные часы после нападения на
Россию нанести удар высокоточным оружием с обычными боеголовками
по военной и государственной инфраструктуре страны-агрессора (центры
управления, аэродромы, скопления войск, военные базы и т. д.). Если этого
окажется недостаточно, то второй удар должен разрушить энергетику, транспортную сеть, водо- и теплоснабжение, базовые предприятия. Если и этого
будет недостаточно для принуждения агрессора к миру, необходимо вводить
в бой эффективные сухопутные войска при поддержке авиации и ВМФ для
разгрома войск агрессора.
Если же по России будет нанесен молниеносный глобальный удар, то ВТС
должны прежде всего нанести удар высокоточным оружием с тактическими
ядерными боеголовками по военным кораблям агрессора в мировом океане,
оснащенным информационно-управляющей системой «Иджис» с противоракетами для уничтожения российских СБР, а также по военным базам и кораблям
с системами ПРО в Европе. Только после этого российские СБР, уцелевшие от
глобального удара, должны нанести ответный удар по агрессору.
Россия имеет необходимое оружие для «высокоточных тактических
сил». Это, прежде всего, крылатые ракеты типа Х101 (с обычными боеголовками) с дальностью полета 5500 км, боевой частью массой 400 кг и КВО до 10 м,
их запуск может производиться со стратегических бомбардировщиков (типа
Ту-160). В армии имеются также ракеты Х102, которые, в отличие от ракет Х101,
вооружены тактическими ядерными зарядами. Крылатые ракеты морского
базирования «Калибр-М» с дальностью полета свыше 1500 км способны стартовать с подводных лодок и кораблей. Для стрельбы дальностью до 500 км может
быть использована ракета «Искандер» с обычными или ядерными зарядами.
Для «высокоточных тактических сил» целесообразно создать баллистические ракеты средней дальности (БРСД) с радиусом стрельбы от 500 до
5500 км. Для этого необходимо выйти из соглашения с США по этим ракетам.
В настоящее время США уже фактически вышли из этого соглашения, когда
создали модернизированную противоракету SM-3, пригодную для удара
ядерным зарядом по позициям российских СЯС на дальности в несколько
тысяч километров7. Кроме ракет средней дальности SM-3, США широко используют крылатые ракеты, расположенные на сотнях военных баз по всему
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
53
Дискуссия
земному шару, на многочисленных кораблях, подводных лодках и стратегической авиации. Сотни боевых самолетов США базируются на 12 авианосцах.
Ракеты средней дальности имеют более высокие скорости полета и меньшее
подлетное время до цели, их сложнее уничтожить в полете, чем более тихоходные крылатые ракеты.
Россию, в отличие от США, окружают страны, которые широко вооружены
ракетами средней дальности, в том числе и с ядерными зарядами. В случае
войны с ними оборона России может быть наиболее эффективно осуществлена
с помощью ракет средней дальности.
ВЫВОДЫ
Первое. Необходимая защита российских стратегических ядерных сил
(СЯС) от внезапного нападения пока отсутствует. А создание надежной защиты
СЯС делает невозможным молниеносный глобальный удар по России и бесполезной американскую систему ПРО. Становятся в значительной степени
неэффективными крылатые и баллистические ракеты всех типов, а также гиперзвуковые планирующие боевые аппараты, которые разрабатываются в США
для нанесения молниеносного глобального удара по стратегическим ядерным
силам России. Даже самое короткое подлетное время ядерных ракет теряет
свой смысл, если неизвестны координаты российских СБР, которые должны
двигаться под водой и в подземных туннелях.
Второе. Наиболее надежным способом защиты СЯС от внезапного нападения является помещение СБР в подводных лодках под воду в защищенных
морских акваториях. Для организации такой защиты в России имеется все
необходимое: стратегические баллистические ракеты в подводных лодках,
Северный и Тихоокеанский флоты, способные защитить прибрежные морские
районы на Севере и Востоке от чужих кораблей, подводных лодок, крылатых
ракет и беспилотников, чтобы обеспечить безопасное боевое патрулирование
российских подводных ракетоносцев.
Третье. Надежная защита стратегических ядерных сил должна стать приоритетом № 1 в государственной программе вооружений-2020.
Четвертое. Создание высокоточных тактических сил является необходимым элементом системы защиты стратегических ядерных сил России от
молниеносного глобального удара, а также от нападения стран, окружающих
нашу страну.
Примечания:
1
Тетекин В. Н., Брусницын А. С. Откуда исходит главная угроза // Военно-промышленный курьер. 2013. № 24.
2
Анучин С. В. Зонтик от «темных сил» // Независимое военное обозрение. 2014. № 12.
3
Цурков М., Шушков А. США готовят ядерный удар по России // Военно-промышленный
курьер. 2013. № 37.
4
Султанов Ш. З. Когда холодно в доме твоем // Завтра. 2013. № 36.
5
Анучин С. США готовы уничтожить Россию // Завтра. 2013. № 31.
6
Буренок В. М. Стратегия развития системы вооружения ВС РФ в современных условиях
// Известия РАРАН. 2014. № 2. С. 20–21.
7
Анучин С. США готовы уничтожить Россию // Завтра. 2013. № 31.
54
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
ПОВЕСТКА ДНЯ
«Черное золото»
не в цене
Эльдар КАСАЕВ
Компании, которые из многих низкозатратных месторождений выжа­
ли все возможное, вынуждены вести технически сложные разведы­
вательные работы в других местах. Это обусловило резкий рост капи­
тальных инвестиций в такие работы, а тем временем добыча многих
листинговых нефтяных гигантов замедляется. Консалтинговая фирма
Douglas-Westwood подсчитала, что с 2000 года производительность
капитальных инвестиций в разведочные работы и добычу снизилась
в 5 раз и дальше снижается почти на 5% ежегодно. Крупные междуна­
родные нефтяные компании, прежде всего американские, не готовы
в полной мере выдержать падение цен. Многие из них уже сейчас не
в состоянии поддерживать устойчивые финансовые потоки и рост
производства в мире, где большая часть легкодоступной нефти уже
найдена, а стоимость проектов стремительно растет.
КАСАЕВ Эльдар Османович,
главный специалист Российского газового общества, член экспертного совета Союза
нефтегазопромышленников России, кандидат экономических наук
55
Повестка дня
Среди первопричин стремительного падения нефтяных цен отме­
чают наращивание показателей добычи и экспорта нефти в Ираке,
Ливии и Нигерии, ожидаемое снятие санкций с Ирана, а также общую
слабость мировой экономики, особенно китайской и европейской.
Экспорт сырой нефти из Ливии в начале прошлой осени вырос до 810 тысяч
баррелей в сутки, а оккупировавшее север Ирака «Исламское государство»
не угрожает крупнейшим нефтяным месторождениям этой страны в южной ее
части. Хозяйственный рост Китая и Европы замедляется, что снижает спрос на
энергоносители. В этой связи профильные международные институты и агентства снизили прогнозы глобального спроса на «черное золото».
По оценкам, в этом году рост экономики еврозоны составит не более 1%.
В целом Всемирная торговая организация снизила прогноз роста мировой
экономики на 2015 год — с 5,3% до 4%.
Все это происходит на фоне повышения курса американского доллара
к корзине основных валют. Так, если в 2013 году соотношение евро/доллар на
конец года составляло 1,38, то в 2014 году — 1,28. Поскольку цены на товарных биржах Нью-Йорка и Лондона формируются в долларах, то дорожающий
доллар — важнейший фактор снижения цен на нефть.
Кроме того, сланцевая индустрия в США и острая борьба между собой
некоторых участников Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК) добавляют масла в огонь. По данным журнала The Economist, добыча американской
сланцевой нефти увеличивается с 2008 года примерно на 4 млн баррелей
в сутки, что позволило государству почти наполовину уменьшить импорт сырья
из стран ОПЕК.
В самом картеле начался переполох, поскольку Саудовская Аравия, Кувейт
и Ирак, не согласовав с остальными членами организации, в одностороннем
порядке неожиданно снизили официальные цены для азиатских потребителей,
чтобы упрочить собственные позиции на рынке.
Отмеченные негативные тенденции вынуждают нефтяные компании по
всему миру перекраивать инвестиционные программы по проектам, которые
рентабельны лишь при высокой стоимости топлива. География этих проектов
весьма обширна: от сланцевых месторождений США до глубоководных —
в тропиках.
Аналитики консалтингового агентства EY отмечают, что мировые энергетические компании финансируют сейчас 163 мегапроекта по разведке и добыче
(более 1 млрд долларов каждый) совокупной стоимостью 1,1 трлн долларов.
Большинство из них, по данным EY, уже превысили бюджет и отстают от графика
работ. Крупные проекты планировались преимущественно из расчета цены на
нефть свыше 100 долларов за баррель.
Стоит отметить, что снижение цен — не единственная палка в колесах
глобальной нефтяной промышленности.
Как справедливо пишет The Economist, компании, которые из многих низ-
56
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Эльдар Касаев • «Черное золото» не в цене
козатратных месторождений выжали все возможное, вынуждены вести технически сложные разведывательные работы в других местах. Это обусловило
резкий рост капитальных инвестиций в такие работы, а тем временем добыча
многих листинговых нефтяных гигантов замедляется. Консалтинговая фирма
Douglas-Westwood подсчитала, что с 2000 года производительность капитальных инвестиций в разведочные работы и добычу снизилась в 5 раз и дальше
снижается почти на 5% ежегодно.
Официально опубликованные доходы многих крупнейших нефтяных корпораций остаются в текущем году относительно высокими, поскольку они не
отражают нынешнего снижения нефтяных цен.
Однако уже есть достоверная информация инвестиционной группы Carlyle
International Energy Partners о том, что крупнейшие нефтяные компании сейчас
пытаются продать активы на 300 млрд долларов. Так, Royal Dutch Shell и BP
хотят избавиться от них на общую сумму 60 млрд долларов.
Концерны закрывают или приостанавливают некоторые мегапроекты из-за
их низкой рентабельности в период крайне неблагоприятной ценовой конъюнктуры на мировом рынке нефти. Среди наиболее крупных таких проектов
стоит выделить следующие: арктические проекты Royal Dutch Shell, совместный
проект американской Chevron и австрийской OMV в британском Северном
море, проект Statoil в Баренцевом море, проект «Кашаган» в Казахстане, глубоководный проект BP в Мексиканском заливе.
Royal Dutch Shell просит Вашингтон предоставить компании еще 5 лет для
бурения в районе Аляски по причине того, что задержки и отсрочки, связанные с решением юридических вопросов, могут отложить начало бурения до
2017 года на некоторых участках.
Концерн потратил 8 лет и 6 млрд долларов на поиски нефти в Арктике,
в море Бофорта и в Чукотском море, но, как отметили в компании, освоение
до истечения срока аренды некоторых участков сейчас под вопросом из-за
преград со стороны регулятивных органов и технологических трудностей.
Что касается проекта Rosebank на британском шельфе Северного моря,
который совместно начали Chevron и OMV, то его реализация приостановлена
до возвращения цен на приемлемый уровень. Стоимость этого проекта оценивается в 10 млрд долларов. По расчетам экономистов, в течение 20 лет его
разработки будет извлечено около 120 млн бочек нефти стоимостью 12 млрд
долларов. В итоге за два десятилетия участники проекта, возможно, получат
прибыли лишь 2 млрд долларов. Этой суммы не хватит даже на то, чтобы оплатить процент за средства, взятые компаниями в кредит у банков.
Масштабный проект Johan Castberg норвежской Statoil в Баренцевом
море тоже под вопросом: в этом году компания планирует сократить почти
1,5 тысячи рабочих мест.
Норвегия — дорогая страна для ведения нефтяного бизнеса. В Баренцевом
море, куда доходит Гольфстрим, условия лучше, чем в других районах Арктики,
но хуже, чем в Северном море, поскольку не хватает трубопроводов, платформ
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
57
Повестка дня
и терминалов. К тому же оплата труда у норвежских нефтяников является одной
из самых высоких в мире.
Стоит напомнить, что из-за высоких эксплуатационных расходов и не
оправдавших себя 450 млн долларов, вложенных в дополнительную разведку,
проект уже останавливался. По словам Яранда Ристада, основателя консалтинговой компании Rystad Energy AS, проект снова может быть отложен, если
цена на нефть подберется к диапазону 70–80 долларов за баррель, который
является пороговым для рентабельности.
По данным некоммерческой организации энергетического мониторинга
Carbon Tracker Initiative, арктические месторождения, включая Johan Castberg,
относятся к числу неэкономичных проектов с риском неполучения прибыли по
инвестициям в 1,1 трлн долларов до 2025 года.
Вследствие низких цен на «черное золото», существенного превышения
сметы и затяжного отставания от графиков разработки гигантское Кашаганское месторождение, являющееся одним из крупнейших в мире, также вряд
ли окупится в течение многих лет.
Министр нефти и газа Казахстана Узакбай Карабалин прогнозирует, что
возобновление добычи на месторождении произойдет лишь во второй половине 2016 года. Изначально предполагалось, что добыча на Кашагане составит
8 млн т нефти в 2014 году и вырастет до 12 млн т в 2015 году, что позволит
Казахстану войти в десятку крупнейших нефтедобывающих стран.
Коммерческие запасы Кашаганского месторождения, расположенного
в казахстанском секторе Каспийского моря, составляют 9–13 млрд баррелей
нефти.
Следует напомнить, что бюджет Казахстана на 2015–2017 годы составлен
исходя из стоимости нефти марки Brent в 80 долларов за баррель. Однако, по
заявлению Ерболата Досаева, министра экономики и бюджетного планирования Казахстана, новый бюджет будет рассчитан исходя из цены в 50 долларов
за бочку.
Из-за нынешних низких цен на топливо экспортная выручка страны только
от продажи нефти существенно сократится. Причем возместить эти потери за
счет увеличения объемов экспорта сырья в условиях стабилизации объемов
добычи нефти и стагнации промышленного производства не удастся.
Переносясь с территории Азии в Северную Америку, стоит сказать, что
резко упавшие цены на сырье вынудили ВР пересмотреть ранее утвержденные
планы по разработке второй фазы освоения глубоководного проекта Mad Dog
в Мексиканском заливе.
На самом деле от ценовых минимумов страдают не только мегапроекты.
Целый пул нефтяных гигантов урезает расходы во всем. Еще до нынешнего
снижения цен на нефть в стане Royal Dutch Shell заявили, что в 2014 году капитальные инвестиции будут на 20% меньше, чем в минувшем. Компания Hess
приняла решение ограничить финансирование примерно на 15%. Exxon Mobil
и Chevron снижают затраты на 5–6%. ВР, заявлявшая, что финансирование
58
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Эльдар Касаев • «Черное золото» не в цене
в этом и следующем году сохранится на прежнем уровне, все же не выдержала
ценового натиска и, как вышеназванные игроки, готова уменьшить расходы
в 2015 году.
Как пишет ряд аналитиков, некоторые из компаний, сокративших бюджет,
оперативно назвали причину — желание сосредоточиться на сланцевых месторождениях. Однако это представляется маловероятным, поскольку для получения прибыли на уровне хотя бы 10% предприятию, добывающему сланцевую
нефть в США, в среднем требуется цена сырья 50–70 долларов за баррель.
В этой связи при дальнейшем падении нефтяных цен ниже 50 долларов за
бочку сланцевая революция может обернуться контрреволюцией.
Крупные международные нефтяные компании, прежде всего американские, не готовы в полной мере выдержать падение цен. Многие из них уже
сейчас не в состоянии поддерживать устойчивые финансовые потоки и рост
производства в мире, где большая часть легкодоступной нефти уже найдена,
а стоимость проектов стремительно растет.
Под давлением со стороны инвесторов крупнейшие в мире нефтяные
компании сейчас вынуждены сбывать сланцевые активы.
Недавняя эйфория от роста нефтедобычи в США оттенила реальные проблемы международных нефтяных компаний, которым приходится вести разведку в сложных и отдаленных регионах.
Примечательно, что нынешние уровни цен вызывают серьезные опасения
в стане ОПЕК. Февральские 55 долларов за баррель Brent — это явно не тот
уровень, на который рассчитывают государства-экспортеры. Экономикам Ирана, долгое время находящегося под санкциями, Нигерии и Венесуэлы остро
необходимы гораздо более высокие цены. Лишь Катар, Кувейт и ОАЭ за счет
накопленных финансовых ресурсов в различных фондах могут позволить себе
несколько лет жить при нынешних ценах на сырье.
Любопытно, что в Бразилии, не являющейся членом картеля, рекомендовано заморозить аукционы на шельфовые месторождения. Petrobras, которая
является наименее доходной среди мировых нефтегазовых мейджоров и имеет
самый большой долг, в настоящее время не может наращивать инвестиции
из-за падения добычи, задержек с вводом новых месторождений и государственным контролем над ценами на углеводороды.
На фоне увеличения импорта и роста долга в сочетании с убыточностью
переработки Petrobras становится все труднее финансировать свой 5-летний
инвестиционный план стоимостью 221 млрд долларов, который является одним
их крупнейших в мире. В первом квартале 2014 года добыча Petrobras достигла
5-летнего минимума.
Таким образом, нынешняя тенденция понижения нефтяных цен, которая
обусловлена объективными экономическими факторами, способна серьезным
образом переверстать инвестиционные программы крупных нефтяных компаний, лишив их возможности реализовать в срок многие масштабные проекты
по добыче сырья в различных уголках мира.
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
59
Повестка дня
ПО ТЕМЕ
Bloomberg: санкции не задавят
российскую нефтедобычу
Полгода экономических санкций против России показали очень запутанную
картину — слишком много дополнительных факторов. И уже ясно, что зачастую
санкции вредят больше западным компаниям, чем российским экспортерам.
Такое мнение высказал эксперт агентства Bloomberg Стивен Бирмен. Он полагает, что санкции Запада создали весьма разнообразную ситуацию в мире
российского бизнеса — многие компании, да и целые пласты российской
экономики, остаются практически не задетыми ими. Даже в нефтегазовом
секторе, главной жертве санкций, их воздействие носит обрывочный характер.
Под запрет попал экспорт в Россию оборудования и услуг, связанных
с глубоководным бурением (особенно на арктическом шельфе), проектами по
сланцевой добыче и по СПГ. Западные компании в итоге потеряли возможность
заработать в России на своих уникальных технологиях. Кроме того, актуальность этого вида санкций сомнительна — они не дают непосредственного
эффекта.
«У российских компаний много амбициозных планов, для которых нужны
западные технологии, но это дела завтрашнего дня, долгосрочной перспективы», — отмечает эксперт парижского Международного энергетического
агентства (МЭА) Ласло Варро.
В этот кризис госкорпорация «Роснефть» вошла наиболее отягощенной
долгами. Чтобы выплатить по долларовым обязательствам, компания одалживала рубли и просила покупателей своей нефти делать предоплату. Тем не
менее на прошлой неделе «Роснефть» выплатила 7,1 млрд долларов, а это уже
больше половины от обязательств нынешнего года.
Есть и другой аспект. Трудности «Роснефти» сказались на финансовом
балансе компании ВР, которая имеет в ней долю 20%. Потери прибыли несет
и другой партнер «Роснефти» — американская корпорация Exxon Mobil. Только
началась добыча нефти с первой скважины крупного месторождения в Карском
море, как американцам пришлось покинуть этот проект из-за санкций.
Ожидалось, что жертвой мог стать газоэкспортный проект «Ямал СПГ»,
который в прошлом году компании-партнеры — НОВАТЭК, Total и China National
Petroleum Corp (CNPC) — рассчитывали обеспечить инвестициями в 22 млрд
долларов. Теперь из-за отказа западных банков денежные потоки пойдут от
российского правительства, экспортно-кредитных агентств и китайских банков.
Татьяна КОТЕЛЬНИКОВА
http://teknoblog.ru/2015/02/18/33394
60
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
ЭКСПЕРТИЗА
СИСТЕМА ИННОВАЦИЙ:
СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ
Валерий ГЛУЩЕНКО,
Ирина ГЛУЩЕНКО
Ряд проблем экономики и национальной инновационной системы
нашей страны (при первом взгляде на них относимых к узкоотрасле­
вым наукам, например, к сфере денежных отношений, финансовой
сфере и т. д.) на самом деле имеет решения, которые находятся
в других сферах (экономической политики, инноваций в экономике,
функционировании эффективных институтов развития и других).
Поэтому актуальна и практически необходима дальнейшая разра­
ботка научной теории, выполняющей задачи науки о науках, — на­
укологии.
ГЛУЩЕНКО Валерий Владимирович,
профессор кафедры менеджмента и управления персоналом организации Московского
государственного университета путей сообщения,
доктор технических наук
ГЛУЩЕНКО Ирина Ивановна,
профессор кафедры бухгалтерского учета и статистики Российского
государственного социального университета, доктор экономических наук
61
Экспертиза
После постановки задачи импортозамещения в 2014 году активизировались
исследования различных аспектов научных основ национальной инновационной системы различными категориями исследователей. При этом активно
используется зарубежный научный и практический опыт. Проведенный анализ
теории и практики решения ряда актуальных в 2015 году задач инновационного
развития национальной экономики России позволяет сделать вывод о необходимости интегративного (агрегированного) подхода к научному обеспечению
повышения экономической эффективности национальной инновационной
системы.
Целью настоящей статьи является развитие научной основы формирования
стратегии повышения эффективности национальной инновационной системы.
Для достижения поставленной цели обоснована необходимость формирования стратегии повышения эффективности национальной инновационной
системы для решения стоящих перед экономикой нашей страны задач. На
основе анализа сложности и уровня развития научных теорий показано, что
для управления развитием современной науки необходимо сформировать науку наук — наукологию, определены понятие, научный метод, функции и роль
наукологии. В статье развиваются понятия архитектуры и научной платформы
как основной ориентированной на продукт организационной формы научного
обеспечения инновационной деятельности в условиях насыщенного рынка
и маркетинговых стратегий. Определяются подходы к формированию парадигмы стратегического управления развитием и повышением экономической
эффективности национальной инновационной системы.
Объект статьи — национальная инновационная система.
Предмет статьи — наукология, ее научный метод, функции и роли, парадигма управления и архитектура национальной инновационной системы.
Национальной инновационной системой любой страны называют совокупность взаимосвязанных между собой институтов, предназначенных для
создания, хранения и передачи знаний и навыков [5, с. 145]. Поскольку это
определение не затрагивает вопрос использования знаний, то в это определение предлагается включить такой структурный элемент национальной
инновационной системы и этап жизненного цикла знаний, как эффективное
использование полученных, накопленных научных знаний в экономике и социальном управлении, а также превращение этих знаний в инновационные
продукты и услуги в процессе инновационной деятельности в экономике.
Поэтому, рассматривая предмет данной статьи, состоящий в формировании наукологии как методической основы управления национальной
инновационной системой, предлагается такое определение в рамках институционального подхода.
Национальной инновационной системой будем называть совокупность
взаимосвязанных институтов, которая предназначена для эффективного
создания, продуктивного использования в ходе инновационной деятельности,
хранения и передачи знаний и навыков.
Стратегией развития национальной инновационной системы будем называть систему долговременных мероприятий, направленных на внешнюю
62
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Валерий Глущенко, Ирина Глущенко • Система инноваций: стратегия развития
адаптацию и внутреннюю координацию национальной инновационной системы
в интересах повышения ее экономической эффективности.
Вот ключевые задачи в 2015 году, которые предстоит учитывать как внешние
условия при формировании стратегии развития и увеличения эффективности
национальной инновационной системы России.
Повышение устойчивости национальной валюты. Существенные ее колебания снижают приток иностранных инвестиций в страну, увеличивают неопределенность финансовых результатов инновационных и инвестиционных
проектов, могут снижать ценовую конкурентоспособность товаров и услуг.
Уменьшение инфляции до 5% в год. При более высокой инфляции (галопирующей инфляции, гиперинфляции) происходит дезорганизация финансового
планирования в организациях и искажение структуры спроса населения. Снижается спрос на все, кроме товаров первой необходимости, и растет спрос на
предметы роскоши. При этом высокая инфляция практически определяет высокий уровень ставки рефинансирования ЦБ РФ, что повышает стоимость кредита
в стране. А это снижает спрос на деньги со стороны производителей (снижает
предложение) и со стороны потребителей (снижает спрос) в экономике.
Продолжение работы по созданию в Москве международного финансового
центра. Это может облегчить заемщикам из реального сектора экономики России доступ к международным финансовым ресурсам, например, для решения
задачи инновационной модернизации и/или простого обновления значительно
изношенных (порядка 80%) основных фондов.
Дальнейшая работа по превращению российского рубля в одну из резервных валют, что позволило бы государству получать дополнительный доход
(сеньораж) от эмиссии денег.
Продолжение структурных реформ в финансово-бюджетной сфере нашей
страны. В частности, с целью реформирования существующей пенсионной
системы нашей страны, обеспечения эффективной работы накопительной
части пенсий, что возможно только в условиях инновационного пути развития
национальной экономики. В догоняющей экономике отсутствуют финансовые
инструменты накопительного инвестиционного механизма.
Развитие инновационной деятельности в экономике, в частности, в обрабатывающих отраслях промышленности в интересах диверсификации экономики и повышения конкурентоспособности национальных товаров и услуг на
внутреннем и глобальном рынках.
Обновление основных фондов организаций реальной экономики, которые
в значительной их части имеют износ выше 80%. Это не позволяет выпускать
конкурентоспособную продукцию, создает повышенный риск техногенных
катастроф и другое [6, с. 9–14].
В решении этих проблем национальной экономики должна принимать
активное участие национальная инновационная система. При этом функционирование национальной инновационной системы должно быть основано на
адекватном научном обеспечении и иметь эффективный механизм управления
научной и инновационной деятельностью.
Рассмотрим научно-методические аспекты решения одной из этих заСТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
63
Экспертиза
дач — стабилизацию курса национальной валюты. Как показало окончание
2014 года, это одна из наиболее острых проблем социальной и экономической
жизни страны. Кроме того, стабильность курса национальной валюты (низкий
валютный риск) является необходимым условием развития национальной
инновационной системы и экономики в целом.
Анализ проблемы стабилизации курса национальной валюты, проведенный
нами [6, с. 9–14], показал ограниченность влияния на решение этой проблемы
монетарных методов и инструментов Банка России.
Такая ограниченность действия монетарных факторов объясняется тем,
что методами воздействия Банка России на экономику выступают: дисконтная
(учетная) и залоговая политика, политика обязательных резервов, операции
на открытом рынке, депозитная политика, валютная политика [7, с. 406]. Центральные банки, включая Банк России, используют при проведении валютной
политики дисконтную и валютную политику. Дисконтная (учетная) политика
нацелена на изменение условий рефинансирования коммерческих банков,
валютного курса, платежного баланса [7, с. 416].
В рамках девизной политики центральный банк страны проводит валютные
интервенции. Он скупает или продает (по ситуации) национальную валюту,
чтобы повлиять на валютный курс [7, с. 417]. Важно, что основу формирования валютного курса в рамках Ямайской валютной системы составляют спрос
и предложение на национальную валюту со стороны корпораций экспортеров
и импортеров [7, с. 257]. Важно и то, что, в свою очередь, спрос и предложение
на национальную валюту зависят от характера участия страны в международном разделении труда. Валютный курс — это цена национальной денежной
единицы страны, выраженная в иностранной валюте и международных валютных единицах. Валютный курс определяется на глобальном рынке денег
в зависимости от таких показателей состояния национальной экономики, как
темп инфляции, состояние платежного баланса, уровень процентных ставок,
степень использования национальной валюты в международных расчетах, деятельность валютных рынков, валютная политика, и других. На валютный курс
влияют и такие социальные факторы, как политическая обстановка в стране
или степень доверия бизнеса и населения национальной валюте [7, с. 265].
С учетом того, что валютные отношения являются частью международных
товарно-денежных отношений, можно утверждать, что ключевыми факторами для долговременного обеспечения устойчивости национальной валюты
являются степень диверсификации и уровень инновативности национальной
экономики. Поэтому центральный банк любой страны может в рамках своей
валютной политики (в частности, валютных интервенций) влиять только на крат­
ковременные случайные или спекулятивные колебания курса национальной
валюты. И именно поэтому в рамках науки о деньгах не может быть получен
исчерпывающий ответ на проблему поддержания твердого курса национальной
валюты [8]. Долговременная структурная политика национальных валютных
курсов основывается на степени развитости, диверсификации и инновационности национальной экономики, экономической политике, социальной,
политической и геополитической стабильности страны.
64
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Валерий Глущенко, Ирина Глущенко • Система инноваций: стратегия развития
Поэтому в национальной экономике для обеспечения стабильности курса
национальной валюты требуется наука (своего рода наука о науке), которая
интегрировала бы науку о деньгах, политику центрального банка, экономическую политику, включая инновационную политику, и другое.
Для обоснования необходимости создания такой интегрированной научной дисциплины было проведено исследование факторов эффективности
национальной инновационной системы и деятельности, был проведен анализ
проблем (рисков) и работ в процессе инновационной деятельности в машиностроении [9]. В процессе этого анализа было подтверждено, что для успешной
инновационной деятельности в сфере машиностроения необходимо решать
научные и практические проблемы в сферах международного маркетинга,
международных валютно-кредитных отношений, международных экономических и торговых отношений, промышленного дизайна, теории машин и механизмов, надежности машин, технологий торговли [9].
В противоречие с необходимостью интегративного подхода в науке вступает то, что в начале 2015 года научной основой инновационной деятельности
в машиностроении является машиноведение.
Машиноведение — это наука, которая изучает общие вопросы машиностроения; в сферу ее исследований включают теорию механизмов и машин,
теорию трения и проблемы износа деталей, дисциплины, изучающие свойства
материалов, применяемых в машиностроении: сопротивление материалов
и другие. Перечень проблем, которые решает машиноведение, гораздо уже
перечня проблем, которые необходимо решать в рамках инновационного проекта. В частности, машиноведение не охватывает вопросов международного
маркетинга, международных валютно-кредитных отношений, международных
экономических и торговых отношений, промышленного дизайна. Это снижает
шансы на успех инновационных проектов отечественного машиностроения.
Для устранения этого недостатка нужно создавать в машиностроении
научную платформу, которая охватывала бы все аспекты инновационной деятельности в машиностроении. Ядро такой научной платформы было названо
машинологией [10, с. 66–72].
Машинологией предложено называть науку о проектировании, производстве, обращении, эксплуатации, утилизации технических объектов (относимых
к объектам машиностроения), которая включает комплекс научных и практических проблем, охватывающих философию, идеологию, политику, мотивы,
методы, способы, инструменты, технологии создания машин, механизмов, их
обращение и использование вплоть до момента их утилизации, а также методы
оценки их влияния на экономику и общество.
Машинология как ядро научной платформы и методическая научная основа
для успешного развития научной и инновационной деятельности в машиностроении включает не только «профильные» науки (входящие в машиноведение), но и науки «обеспечивающие» (международные валютно-кредитные отношения, международный маркетинг и др.). При этом в рамках научных платформ
для инновационных проектов в машиностроении профильной наукой будет
машинология, а обеспечивающими науками можно считать международный
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
65
Экспертиза
маркетинг, международные валютно-кредитные отношения, промышленный
дизайн и другие.
Проведенный экспресс-анализ актуальных проблем современной нацио­
нальной экономики и национальной инновационной системы России показывает, что ряд проблем экономики и национальной инновационной системы
нашей страны (при первом взгляде на них относимых к узкоотраслевым наукам,
например, к сфере денежных отношений, финансовой сфере и т. д.) на самом
деле имеет решения, которые находятся в других сферах (экономической политики, инноваций в экономике, функционировании эффективных институтов
развития и других).
Поэтому актуальна и практически необходима дальнейшая разработка
научной теории, выполняющей задачи науки о науках, — наукологии. Наукология — это научная теория, развивающая методологию современной науки,
наука о науках, наука об интеграционном подходе и управлении в современной
науке, об управлении инновациями.
На первый взгляд развитие интегрированной научной дисциплины — наукологии является исключительно задачей глобального и национального
научно-педагогического сообщества [11]. Однако при более внимательном
анализе этой проблемы научного обеспечения инновационной деятельности
можно заметить, что в начале XXI века, в частности, в Европейском союзе, государство, государственные и частные корпорации, институты гражданского
общества формируют для успешного развития инновационной деятельности
технологические платформы [4].
Известно, что современные технологические платформы в ЕС были со­
зданы на паевой основе за счет объединения интеллектуальных и финансовых
ресурсов Евросоюза и крупнейших европейских промышленных производителей и финансовых ресурсов с целью активизации научных исследований,
необходимых для потребностей современного промышленного производства.
Нужно учитывать и то, что при создании технологической платформы основной
акцент делается на информационные обмены, что способствует решению
известных задач. Вместе с тем сами по себе информационные обмены не
позволяют решить новые научные проблемы, возникающие в ходе инновационных проектов.
Для повышения устойчивости экономического развития страны и общества, финансовой эффективности научной деятельности и инноваций в корпорациях и национальной экономике в целом нужно управлять этой научной
и инновационной деятельностью на научной основе. Вместе с тем в начале
XXI века в качестве научной, методической основы анализа развития науки
и связанных с ней инноваций рассматривается науковедение.
Известно, что, с исторической точки зрения, науковедение начинает развиваться с середины XIX века. А в начале XXI века науковедение представляет
собой область исследований, исследовательскую отрасль, которая занимается изучением науки, ее структуры, динамики, взаимодействия и связи
с различными социальными институтами, материальной и духовной жизнью.
Науковедение — это междисциплинарная область исследований, рассматри-
66
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Валерий Глущенко, Ирина Глущенко • Система инноваций: стратегия развития
вающих науку в широком социальном, историческом и философском планах.
Науковедение рассматривается как наука о науке [12, с. 616].
Современное науковедение включает в себя в качестве структурных элементов наукометрию, историю науки, философию науки, методологию науки,
социологию науки, социологию научного знания, экономику науки, психологию
науки, культурологию науки, рассматривающую науку как часть культуры, развивающуюся по ее общим законам.
При этом, с точки зрения философии техники, в настоящее время оте­
чественным науке и машиностроению требуется (с учетом ускорения научно-технического прогресса) перейти к опережающей модели соотношения
науки и практики, в частности, техники. Опережающая модель отношений
науки и практики (в частности, техники) характеризуется тем, что инициатива
осуществления инноваций должна исходить не от практиков — инженеров,
изобретателей (машиностроителей, химиков и т. д.), а от ученых, осуществляющих опережающие исследования. При этом в рамках инновационной
деятельности должно происходить преобразование научных знаний в технические инструменты развития соответствующих отраслей материального
производства [13, с. 24, 25]. Важно, чтобы и национальные экономические
субъекты (корпорации и другие акторы) в интересах обеспечения собственной
конкурентоспособности принимали участие в фундаментальных и прикладных
научных исследованиях.
Аксиомой управления научным процессом и национальной инновационной
системой является то, что субъект управления должен быть более компетентным (и, соответственно, более сложным), чем объект управления. Это дает
основания рассматривать науковедение как науку наук и, соответственно,
методологию управления фундаментальной и прикладной наукой и инновациями. В этом случае наукология должна быть более сложной, развитой теорией,
чем объекты ее управления — отдельные отраслевые научные теории. При
этом, как известно, именно научные теории (объекты управления в рамках
науковедения) являются наиболее развитой, завершенной формой научного
познания. Поэтому наука наук должна тоже быть наукой — наиболее развитой
научной теорией. При этом, как свидетельствует приведенное выше описание
содержания и структуры науковедения, в начале XXI века науковедение не
имеет сформулированных непременных атрибутов развитой научной теории.
Такими атрибутами развитой научной теории являются сформулированные
научный метод, объект, предмет, функции, роли, законы научной дисциплины.
Следовательно, формулирование и верификация научно-педагогическим
и бизнес-сообществом традиционных атрибутов научной теории (научного
метода, объекта, предмета, функций, ролей, законов) в отношении науки наук
является качественным шагом в развитии этой методологии управления научным процессом. Такое участие в формировании наукологии и верификации
ее положений со стороны научного и бизнес-сообщества должно быть качественно новым шагом во взаимоотношениях государства, научного сообщества, инноваторов и менеджмента корпораций.
При этом логично, что эта качественно более развитая наука наук — наукоСТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
67
Экспертиза
ведение. Для отражения этого качественного скачка в развитии она получила
новое название — наукология [6, с. 14–21].
В процессе формирования наукологии нужно учитывать, что в начале
XXI века происходит усложнение содержания научных и инновационных проектов и процессов. Еще и поэтому дополнительно крайне актуальной становится разработка новой, более широкой научной основы управления научным
и инновационным процессами — наукологии.
Наукологией можно назвать науку об управлении созданием научных знаний, инновационных проектов и физических, технических объектов (относимых
к объектам химии, биохимии, электроники, машиностроения и т. д.), которая
охватывает комплекс научных проблем, философию, идеологию, политику,
мотивы, методы, способы, инструменты, технологии инновационного создания техногенных объектов, технологий, машин, механизмов, их обращения
и использования вплоть до момента их утилизации, а также методы оценки их
влияния на развитие государства, экономики и общества.
Научным методом в наукологии назовем систему принципов и приемов,
с помощью которых достигается объективное познание научных процессов
и социально-экономических результатов проектирования, создания, обращения, использования, модернизации, утилизации технологий, техногенных
объектов, машин, услуг.
Функции (от слова «исполняю») наукологии состоят в том, что в рамках наукологии может быть выполнено в геополитической, политической, социальной,
экономической, технологической, экологической подсистемах государства,
глобальных экономики и общества.
Экономическая и социальная роль (значимость) наукологии определяется
эффективностью выполнения тех ее функций, которые наукология осуществляет в отношении удовлетворения потребностей общества.
Основными функциями наукологии можно назвать методологическую,
познавательную, инструментальную, законотворческую, оптимизационную,
прогностическую, предупредительную, психологическую, функцию социализации знаний, минимизации техногенных, экологических и социальных рисков,
системообразующую функцию наукологии.
Методологическая функция наукологии включает разработку понятийного аппарата, теоретических основ научных исследований и методологии
исследования явлений и процессов, формулирование законов и категорий
наукологии, разработку инструментов управления научным исследованием,
инновационным проектом (в различных сферах деятельности), жизненным
циклом продукции с целью максимизации эффективности их проведения
и использования, минимизации ущерба от техногенных рисков и обеспечения
эффективности политики (системы мер) в сфере науки, инноваций, технологий.
Познавательная функция наукологии объединяет процессы описания,
изучения, накопления фактов действительности в сфере науки, инноваций,
технологий на различных иерархических уровнях (глобальном, национальном, отраслевом, региональном и т. п.), а также анализ практических явлений
и процессов при проведении научных исследований, осуществлении иннова-
68
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Валерий Глущенко, Ирина Глущенко • Система инноваций: стратегия развития
ционных проектов, на всю продолжительность жизненного цикла продукции
машиностроения, выявление важнейших проблем и источников развития
сферы машиностроения, обоснование политики, отдельных мер и программ
развития машиностроения.
Инструментальная (регулятивная) функция наукологии имеет практическую
направленность и состоит в разработке методов, способов и инструментов
управления научными исследованиями (во всех сферах), инновационными
проектами, жизненным циклом технологий и продукции; выработке практических рекомендаций для властных структур, научно-исследовательских
и опытно-конструкторских работ (НИР и ОКР) и выполняющих их организаций,
реальных производств; предварительной оценке эффективности НИР, ОКР,
производства и эксплуатации, модернизации и утилизации продукции и услуг.
Законотворческая функция наукологии реализуется в процессе экономического и технологического обоснования необходимости и разработки норм
права, которые способствуют развитию сферы науки, инноваций, форм ответственности за нанесение ущерба третьим лицам, персоналу и обществу
в целом на всех этапах научных исследований, инновационных проектов,
жизненного цикла продуктов и услуг и др.
Оптимизационная функция наукологии проявляется в операциях синтеза
или выбора наилучших (с определенной точки зрения: например, минимальных затрат, достижения безопасных и экологических условий и последствий
функционирования научных и опытно-конструкторских организаций продукции
и услуг) способов и приемов реализации как отдельных этапов, так и в целом
жизненного цикла продуктов и услуг.
Прогностическая функция наукологии охватывает оценку текущего и перспективного состояния экономики и общества в будущем, с точки зрения
возможности развития определенных направлений науки, техники, технологий, снижения опасных уровней при проведении научных исследований,
реализации инновационных проектов, функционирования продукции и услуг,
моделирование социальных и экономических процессов и их изменения под
воздействием научно-технического прогресса в сферах науки, техники, технологий.
Предупредительная функция наукологии может находить свое выражение в планировании и проведении упреждающих и профилактических мер
по результатам прогноза развития науки и техники с учетом оценки вероятности развития технико-экономических кризисов, техногенных катастроф,
технологических кризисов и других видов негативных явлений, возникающих
в результате развития глобальных и национальных науки, техники, технологий.
Психологическая функция наукологии направлена на то, чтобы объяснять
гражданам и обществу в целом необходимость финансовых и других затрат
на постоянное развитие научной и инновационной деятельности, ускорение
научно-технического прогресса в сфере реальных производств, ориентацию
общества на устойчивый характер и эффективное управление научно-техническим прогрессом экономики и общества.
Функция социализации знаний в сфере наукологии проявляется в распроСТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
69
Экспертиза
странении знаний о роли и значении современных науки, технологий, техники
для современного государства и общества, необходимости эффективных мер
по развитию науки, технологий, техники среди широких слоев населения. Эффективность реализации функции социализации наукологии имеет большое
значение для обеспечения устойчивости развития и прогрессивного правового
обеспечения развития науки и техники, инноваций и НТП в целом.
Системообразующая (интегративная, агрегативная) функция наукологии
заключается в накоплении знаний, направленных на обеспечение создания
адекватных систем управления научным и инновационным процессами, включая сбор и анализ информации для дальнейших планирования, организации,
мотивации и контроля результатов научного и инновационного процессов,
а также управления этими процессами.
Ролями наукологии можно признать:
– оптимизацию процессов развития научного обеспечения в сфере экономики, науки, инноваций;
– снижение рисков при проведении научных исследований и реализации
инновационных проектов;
– повышение финансовых результатов научной и инновационной деятельности как на уровне отдельных проектов, так и экономики в целом.
Законами наукологии условимся назвать устойчивые причинно-следственные связи между методами научных исследований и реализации инновационных проектов и наблюдаемыми при этом финансовыми результатами,
устойчивые логические связи при взаимодействии частей и отношения, возникающие в процессе развития наукологии.
Могут быть сформулированы следующие законы наукологии.
1. Развитие науки происходит под одновременным воздействием двух
противоположных тенденций: рост дифференциации и специализации наук;
системная интеграция отраслевых наук в единое целое.
2. Рост сложности практики жизнедеятельности и сложности науки требует
создания науки о науке для управления научным процессом.
3. Наблюдается ускорение старения научных знаний и моральное старение
базирующихся на этих знаниях товаров и услуг.
4. Система управления наукой по мере усложнения науки имеет все более
распределенный характер.
5. Одновременно наблюдается рост ресурсоемкости научных исследований и ускорение темпов научно-технического прогресса.
6. Перечень законов наукологии не является закрытым и пополняется по
результатам развития наукологии и обсуждения их научной, педагогической
и инженерной общественностью.
В таком понимании наукология позволяет в рамках управления научным
и инновационным процессом формировать эффективные формы интеграции
науки и практики инновационной деятельности в корпорациях.
Важность формирования эффективных форм интеграции науки, практики
и образования в рамках национальной инновационной системы и в процессе
инновационной деятельности в корпорациях в начале XXI века связана с тем,
70
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Валерий Глущенко, Ирина Глущенко • Система инноваций: стратегия развития
что организация (как функция менеджмента науки и инноваций) рассматривается как инструмент обеспечения эффективности деятельности. При формировании архитектуры современной национальной инновационной системы,
инновационной деятельности нужно учитывать влияние на их эффективность
форм организации науки, особенностей научно-технического прогресса, технологического уклада.
При формировании стратегии повышения эффективности инновационной
деятельности должен учитываться и конкурентный характер научной и инновационной деятельности. В начале XXI века корпорации развитых стран достигают
экономических и конкурентных выгод, извлекая сверхприбыль из своих высокотехнологичных разработок. При этом в рамках глобального технологического
базиса транснациональные корпорации образуют пятиуровневую «технологическую (научную и инновационную) пирамиду». На верхнем уровне этого базиса
научной и инновационной иерархии находятся высокотехнологичные корпорации
США и Великобритании. Эти корпорации в результате научной, инновационной,
образовательной деятельности сами синтезируют новые технологические
принципы и системы управления. Результаты деятельности корпораций этого
научного и технологического уровня используются другими корпорациями,
которые находятся на более низких уровнях этой научной и инновационной
пирамиды. Признается, что конкурировать с такими корпорациями практически
невозможно. Их продукты не обращаются на открытом рынке. Предположительно, что именно такие корпорации США получили в виде роялти и лицензионных
вознаграждений в 1996 году 129,8 млрд долларов США [14, с. 32].
На втором уровне технологической пирамиды находятся корпорации,
которые на основе этих технологических принципов разрабатывают технологическое оборудование и т. д. На третьем уровне этой пирамиды находятся
корпорации, которые используют оборудование, созданное на втором уровне,
для производства своих товаров и услуг.
Прибыльность деятельности корпораций снижается от верхнего уровня
к нижним уровням этой «технологической пирамиды». На нижнем уровне
технологической пирамиды находятся сырьевые корпорации и корпорации,
выпускающие биржевые товары.
Монополизация производства и сбыта убывает от уровня к уровню, одновременно при этом снижается и величина прибыли, и эффективность бизнеса.
Транснациональные корпорации сосредоточивают контроль над стратегически
важными элементами воспроизводственного процесса: капиталом, рабочей
силой, технологиями. Это обеспечивает им власть и влияние на уровне национальных государств [14, с. 204; 15, с. 70].
Ключевой проблемой (а следовательно, и риском) государственного или
корпоративного инновационного предпринимательства в рамках национальной инновационной системы можно назвать способность такого предпринимательства выдвинуть в ходе инновационного проекта и реализовать на
практике новые товары или услуги, которые способны принести корпорации
прибыль, снизить до приемлемого уровня риск такого корпоративного предпринимательства.
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
71
Экспертиза
В 2015 году в государственном и корпоративном инновационном предпринимательстве можно выделить индустриальный и постиндустриальный
подходы. Индустриальный подход в инновационном предпринимательстве
состоит в более полном удовлетворении существующих, известных потребностей покупателей. Эта концепция инновационного предпринимательства
предполагает в процессе такого предпринимательства движение от известной
потребности покупателей к способам, средствам, технологиям удовлетворения
этой потребности.
Постиндустриальный подход в инновационном предпринимательстве заключается в создании (или проявлении скрытой) общественной потребности
с целью ее последующего удовлетворения на основе новейших достижений
науки и техники. Данная концепция инновационного предпринимательства
в качестве отправной его точки использует новейшие достижения науки и техники. Затем эти новейшие достижения науки и техники в процессе постин­
дустриального инновационного предпринимательства приспосабливаются
к удовлетворению новой общественной и индивидуальной потребности.
Одной из наиболее важных методических проблем, а поэтому и источником
корпоративного риска в организации коммерциализации знаний и инновационной деятельности в России следует признать неразвитость организационно-методического механизма такого предпринимательства, неразвитость
рыночной инновационной инфраструктуры [16].
Организационно-методическим механизмом государственного или корпоративного инновационного предпринимательства предлагается называть
систему методов и форм осуществления научной и инновационной деятельности в национальной инновационной системе или корпорации и методы
управления инновационной деятельностью.
Корпоративный риск инновационного предпринимательства может проявляться как нарушение функционирования организационно-методического
механизма корпоративного инновационного предпринимательства, приводящее к финансовым потерям.
Инфраструктура государственного или корпоративного инновационного
предпринимательства является важным влияющим фактором функционирования организационно-методического механизма корпоративного инновационного предпринимательства. Инфраструктуру корпоративного инновационного
предпринимательства образуют входящие в национальную инновационную
систему авторы изобретений (ноу-хау), научные организации (НИИ и КБ), венчурные инвесторы (фонды), технопарки, инновационные бизнес-инкубаторы,
акселераторы и другое.
Неразвитость инфраструктуры корпоративного инновационного предпринимательства определяет инфраструктурный корпоративный риск инновационного предпринимательства.
В связи с изменениями, происходящими в НТП, научной сфере, изменением стратегий на рынках (переходе от сбытовой стратегии к маркетинговой
стратегии) в России требуется изменение архитектуры научной и инновационной деятельности.
72
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Валерий Глущенко, Ирина Глущенко • Система инноваций: стратегия развития
Архитектурой современной научной и инновационной деятельности усло­
вимся называть концептуальную, на уровне системных элементов и взаимосвязей, структуру научной и инновационной деятельности, определяющую
последовательность решения научных проблем, проведение обработки информации и включающую методы получения информации и преобразование
ее в данные и принципы взаимодействия участников проекта (персонала),
технических средств и программного обеспечения при реализации научных
и инновационных проектов.
Архитектура современной научной деятельности связана с концептуальной основой структуры научной и инновационной деятельности с активным
участием корпораций. Концепция — это взгляд, понимание системы, в данном
случае организации инновационной деятельности.
При этом архитектура современной научной деятельности может рассматриваться и как системное объединение организационных структур, участвующих в научном исследовании и/или инновационном проекте организаций
(включая корпорации), и функциональных связей между ними, возникающих
в ходе этой деятельности.
Нужно учитывать и то, что в России в предыдущий период ее развития при
работе на рынке в рамках сбытовых стратегий организация науки и инновационная деятельность были сформированы как отраслевые структуры. Эти отраслевые структуры во многом характерны для нашей экономики и в настоящий
период. Примером такой сохранившейся структуры является существующая
отраслевая структура некоторых академий наук (включая РАН). Отраслевой
подход во многом устарел и не позволяет успешно осуществлять коммерциализацию знаний.
Низкая эффективность коммерциализации знаний в современной России
связана, в частности, с отраслевой, ресурсной ориентацией научных организаций, высоким уровнем бюрократизации инновационных процессов.
При работе на насыщенных глобальных рынках в рамках маркетинговых
стратегий требуется ориентация участников этой деятельности на создание
на корпоративном уровне конкурентоспособных продуктов. Поэтому при
работе на насыщенных рынках требуются новые институты и формы организации инновационной деятельности, взаимодействия корпораций с другими
участниками этой деятельности в рамках научных исследований и реализации
инновационных проектов.
Для усиления ориентации инновационной деятельности на продукт можно
предложить строить в рамках национальной инновационной системы совместную работу участников проектов на основе иерархически и функционально
связанных между собой научных платформ. Это обеспечит переориентацию
акторов инновационной деятельности с ресурсной ориентации на ориентацию
продуктовую.
Нужно заметить, что понятие «научной платформы» в настоящее время
в России уже используется, в частности, в приказах Минздрава РФ. При этом
под научной платформой понимается перечисление всех контактирующих
с этим ведомством организаций.
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
73
Экспертиза
Под научной платформой условимся понимать системное объединение
научных знаний из различных отраслей науки, отношений организаций и корпораций, участвующих в формировании и реализации идеи безопасного
и экономичного создания в ходе инновационных проектов и осуществления
полного жизненного цикла продукции машиностроения.
Такие научные платформы (машинологическая, химическая, биохимическая, сельскохозяйственная и т. п.) в совокупности и должны составлять
национальную инновационную систему. Они должны отвечать за управление
инновационными проектами и, как следствие, за эффективность расходования
выделяемых ресурсов (включая бюджетное финансирование) в интересах
достижения научных и практических результатов научных исследований и инновационных проектов (ориентация на продукт).
В рамках такой архитектуры каждая научная платформа является образующей систему и координирующей вершиной «научной (инновационной) пирамиды», которая должна охватывать весь жизненный цикл товара и включать
такие уровни:
– «производственная (технологическая)» платформа, которая представляет
собой совокупность организаций, участвующих в подготовке и осуществлении
производства инновационных товаров;
– «платформа обращения (торговая платформа)», которая включает совокупность маркетинговых и торговых организаций, обеспечивающих продвижение и реализацию инновационных товаров и услуг;
– «эксплуатационная платформа (платформа послепродажного обслуживания)», которая включает и объединяет организации, осуществляющие
послепродажное обслуживание инновационных товаров и услуг в процессе
их использования;
– «утилизационная платформа», включающая и объединяющая организации, которые осуществляют утилизацию товаров, исчерпавших свой назначенный ресурс.
Такой подход позволяет создать архитектуру научной и инновационной
деятельности на всю глубину жизненного цикла товара. Созданная таким
образом архитектура полностью ориентирована на инновационный продукт,
который является результатом научных исследований и инновационного проекта с учетом жизненного цикла товара или услуги.
В рамках национальной инновационной системы важной проблемой будет
интеграция и гармонизация деятельности различных институтов развития.
Нужно учитывать, что в настоящее время в Европе и мире в целом развивается
и кластерный подход к организации инновационной деятельности. М. Портер
считает, что кластер — это географически сконцентрированные группы взаимодействующих между собой фирм — поставщиков услуг (в том числе специализированных), компаний в определенных отраслях и организаций, которые
связаны с их деятельностью, конкурируют в этих отраслях, но одновременно
с этим ведут совместную работу [1, с. 234; 3, с. 20].
Теоретической основой создания кластеров считаются две группы теорий.
Первая группа теорий считает причиной создания кластера внешние факторы,
74
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Валерий Глущенко, Ирина Глущенко • Система инноваций: стратегия развития
влияющие на реализацию эффекта масштаба деятельности. Вторая группа
теорий считает причиной создания кластеров преимущества населенных
пунктов, в которых созданы такие кластеры [1, с. 234]. В рамках нового, третьего подхода создание кластеров объясняется преимуществами вертикально
координируемых (но не обязательно юридически интегрированных) структур,
возникновением в таких структурах своего рода эффекта коллективной генерации инновационных бизнес-идей [6, с. 27].
Гармонизация взаимоотношений различных институтов развития в рамках
национальной инновационной системы должна осуществляться наиболее известными институтами развития — экономической и инновационной политики
государства и акторами инновационной деятельности (академиями наук,
корпорациями, вузами, малым бизнесом и др.).
Управление стратегическим процессом развития и повышения экономической эффективности национальной инновационной системы должно
осуществляться в рамках определенной парадигмы. Парадигмой управления
можно называть системное объединение философии, идеологии, политики,
стратегии и тактики такого управления [17].
При этом философия стратегического управления развитием и повышением экономической эффективности национальной инновационной системы может быть определена как общий взгляд на будущее национальной
инновационной системы. Идеология стратегического управления развитием
и повышением экономической эффективности национальной инновационной
системы отражает основную идею развития этой системы и распределение
власти и полномочий в этом процессе. Политика стратегического управления развитием и повышением экономической эффективности национальной
инновационной системы — это совокупность долговременных мероприятий,
направленных на достижение целей такого развития. В рамках такой политики
может осуществляться гармонизация взаимоотношений различных институтов
развития, стратегии и тактики такого управления.
Показателями эффективности использования знаний в национальной инновационной системе и научной платформе могут выступать:
– процент (доля) инновационной продукции в ВВП;
– процент (доля) инновационной продукции в экспорте;
– денежные суммы, полученные в виде оплаты патентов из-за рубежа;
– суммы прибыли и/или рентабельность деятельности организаций инновационной сферы, др.
Успешное развитие национальной инновационной системы требует скоординированных в рамках политики и стратегии усилий государства, научнопедагогического сообщества, бизнес-сообщества и гражданского общества
в интересах совершенствования организационных форм научного обеспечения
развития экономики и инноваций. Перспективной формой развития научного
процесса могут стать научные платформы, позволяющие решать проблемы
на всех этапах научного и инновационного процесса, а также решать задачи
гармонизации отношений между субъектами национальной инновационной
системы.
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
75
Экспертиза
Литература
1. Рискова Е. С., Дуракова Н. Ю., Павлова М. И. Модель управления промышленными
инновационными кластерами. — М.: Экономика и предпринимательство, 2014, № 8.
С. 234–238.
2. Бабаева З. Ш. Китай: государственное стимулирование инновационного развития. —
М.: Экономика и предпринимательство, 2014, № 8. С. 234–238.
3. Porter M. The Competitive Advantage of Nations / M. Porter. — 1990.
4. Густап Н. Н. Европейские технологические платформы: понятие, история создания,
характеристика. — Томск: Известия Томского политехнического университета, Выпуск № 6, том 321, 2012.
5. Семёнова А. Проблемы инновационной системы России // Вопросы экономики,
№ 11, 2005. С. 145–150.
6. Глущенко В. В., Глущенко И. И. Наукология: задача модернизации науки и инновационной деятельности. — М.: Глущенко Ирина Ивановна, 2015. — 116 с.
7. Деньги, кредит, банки: Учебник / Под ред. О. И. Лаврушина. — 2-е изд., перераб.
и доп. — М.: Финансы и статистика, 2000. — 464 с.
8. Глущенко В. В. Наука о деньгах: технологическая теория денег. — М.: ИП Глущенко
Валерий Владимирович, 2012. — 88 с.
9. Глущенко В. В., Глущенко И. И. Анализ факторов риска, влияющих на финансовый
результат инновационного проекта в высокотехнологичном машиностроении. — М.:
Проблемы машиностроения и автоматизации, № 4, 2014, с. 37–46.
10.Глущенко В. В., Глущенко И. И. Машинология: влияние риска компетентности на
финансовый результат корпоративного инновационного предпринимательства. —
М.: Экономика и предпринимательство, 2015, № 1, с. 900–906.
11.Глущенко В. В. Научно-педагогическое сообщество России как элемент в системе
реализации национальных интересов в условиях постиндустриальной глобализации
// Национальные интересы: приоритеты и безопасность, № 1(10), 2007.
12.Науковедение / С. Р. Микулинский, Э. М. Мирский // Большая советская энциклопедия: в 30 т. / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия,
1974. — Т. 17: Моршин — Никиш. — 616 с.
13.Некрасова С. А., Некрасов С. И. Философия техники / Учебник. — М.: МИИТ, 2010. —
164 с.
14.Глущенко В. В. Риски инновационной и инвестиционной деятельности в условиях
глобализации. — Железнодорожный, Московская обл.: ООО НПЦ «Крылья», 2006. —
230 с.
15.Сапожникова Н. Т. Процесс глобализации и международные монополии / Современная теория глобализации: экономические очерки. — М.: ГУУ, 2002. — с. 63–75.
16.Глущенко В. В., Глущенко И. И. Корпоративные риски инновационного предпринимательства в условиях глобального кризиса. — М.: Экономика и предпринимательство,
2014, № 10, с. 848–856.
17.Глущенко В. В., Глущенко И. И. Парадигма интеллектуального управления: основы
теории и методология применения — М.: ИП Глущенко Валерий Владимирович,
2010. — 84 с.
76
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
ДАЛЕКОЕ И БЛИЗКОЕ
ТАЛЕРГОФ
Ростислав ИЩЕНКО
Хватали кого попало. Интеллигентов и крестьян, мужчин и женщин,
стариков и детей, здоровых и больных. И в первую голову, конечно,
ненавистных им русских «попов», доблестных пастырей народа, соль
галицко-русской земли.
Хватали, надругались, гнали. Таскали по этапам и тюрьмам, морили
голодом и жаждой, томили в кандалах и веревках, избивали, мучили,
терзали — до потери чувств, до крови.
И, наконец, казни — виселицы и расстрелы — без счета, без краю
и конца. Тысячи безвинных жертв, море мученической крови и си­
ротских слез.
77
Далекое и близкое
Таким образом, совершенно необоснованными репрессии австрийских властей второй волны, развернутые
в 1915 году, назвать трудно. Страна вела войну, а, по законам военного времени, сотрудничество с врагом является
преступлением, караемым смертью. Однако массовый
характер репрессий, их ярко выраженный этнический
характер и отказ от соблюдения минимальной юридической процедуры выводят их за рамки естественного права
государства на самозащиту и переводят в разряд военных
преступлений и преступлений против человечности.
Людей бросали в концлагерь, в тюрьмы, казнили без суда и следствия по
одному только доносу, а то и по подозрению. «Каждый священник, учитель,
чиновник и даже крестьянин, о которых было известно, что они не употребляют
украинского фонетического правописания, был подозреваем в шпионстве
в пользу России», — свидетельствовала пресса (Москвофільська допись про
події на початку війни // Діло. 5 серпня 1916 р.).
«Эти люди, которые учатся по-русски и которые говорят, что русский язык
является их материнским языком, а малорусский язык считают крестьянским
говором, не могут быть хорошо расположены к Австрии», — заявил в 1915 году
на судебном процессе над русскими деятелями в Вене украинский деятель
Т. Ваньо, выступавший там как свидетель обвинения (Хиляк А. Е. Виновники
Талергофа в освещении исторических документов. // Русская Галиция и «мазепинство». М., 2005. — С. 515). Таким образом, приверженность автохтонного населения Галиции родному материнскому русскому языку уже тогда
трактовалась украинскими националистами как враждебность в отношении
государства и считалась достаточным основанием как минимум для уголовного преследования.
Подобные заявления носили характер публичных доносов, и они были не
единичными. «Лагерем народной измены» назвал русофилов видный украинский деятель Осип Назарук (Штойко П. Степан Рудницький. Життєписнобібліографічний нарис. Львів. 1997. — С. 29). Аналогичными были и заявления
Мыколы Зализняка, действовавшего от имени украинских эсеров: «В Галиции
организовало российское правительство за деньги целую партию запроданцев-москвофилов, которые должны были подготовить почву для его победы»
(Залізняк М. Українці, Росія і війна. Б.м. 1915. — С. 8). Как уже отмечалось, доносами была переполнена украинофильская пресса. Отметим, что какие-либо
данные о том, что царским правительством в Галиции целенаправленно создавалась шпионско-диверсионная сеть или что Санкт-Петербург сколько-нибудь
серьезно финансировал русинское русофильское движение, отсутствуют. Похоже, что здесь мы опять имеем дело с тем же, с чем приходится сталкиваться
в наши дни. Любая политическая или общественная позиция, альтернативная
Продолжение. Начало в № 1, 2, 3 2015
ИЩЕНКО Ростислав Владимирович,
президент Центра системного анализа и прогнозирования
78
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Ростислав Ищенко • Талергоф
радикально-националистической русофобской, вызывает со стороны националистов обвинение в работе «за московские деньги».
Характерно при этом, что достаточным основанием для подозрения в нелояльности, которое влекло за собой смертную казнь или заключение в концлагерь, что во многих случаях означало ту же смертную казнь, только растянутую
во времени, был факт признания человеком своей русскости. То есть власти
Австро-Венгрии организовали настоящий геноцид, уничтожая людей по нацио­
нальному признаку. Это тем более очевидно, что тех же русинов, называвших
себя украинцами, не только не трогали, но и всячески поддерживали. Правда,
австрийские власти вынуждены были признать, что политическое украинство
не пользуется поддержкой населения. «Украинофильское движение среди населения не имеет почвы — есть только вожди без партий», — писал в августе
1914 года представитель австро-венгерского МИД при верховном главнокомандовании барон В. Гизль.
То есть с началом военных действий стало понятно, что ставка на украинофилов не только себя не оправдала, но привела к дестабилизации Галиции
в самый неподходящий для австрийских властей момент, когда вечно пугавшая Вену потенциальная угроза аннексии края Россией впервые приобрела
четкие очертания. Вот как описывает Ю. Яворский последовавшую реакцию
австро-венгерских властей:
«Так, с первых же сполохов бури, заранее обреченная на гибель, вся верная
национальным заветам сознательная часть местного русского населения была
сразу же объявлена вне всякого закона и щита, а вслед за этим и подвергнута
тут же беспощадной травле и бойне.
По отношению к этим — по государственной логике Австрии — заведомым
и обязательным «изменникам» и «шпионам-русофилам» — все экстренные
меры воздействия и мести стали теперь, вне обычных норм и условий культуры и правопорядка, уместны, целесообразны и хороши. Все наличные
средства и силы государственной охраны и власти, вся наружная и тайная
полиция, кадровая и полевая свора жандармов, и даже отдельные воинские
части и посты дружно двинулись теперь против этих ненавистных и опасных
«тварей» и стали бешено рыскать по несчастной стране без всякой помехи
и узды. А за их грозными и удобными спинами и штыками привольно и безудержно засуетился также, захлебываясь от торжествующей злобы, вражды
и хулы, и всякий уж частный австрофильский закидень и сброд, с окаянным
братом-изувером — Каином несчастного народа — во главе...
И это последнее уродливое явление, уж помимо самой сущности вещей,
следует тут выдвинуть с особым возмущением и прискорбием на вид, на позор грядущим поколениям, на проклятие от рода в род! Потому что, если все
чужие, инородные сограждане наши, как евреи, поляки, мадьяры или немцы,
и пытались тут всячески тоже, под шумок и хаос военной разрухи, безнаказанно свести со своим беспомощным политическим противником свои
старые споры и счета или даже только так или иначе проявить и выместить
на нем свой угарный «патриотический» пыл или гнев вообще, то все-таки делали все это как-никак заведомо чужие и более или менее даже враждебные
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
79
Далекое и близкое
нам элементы, да и то далеко не во всей организованной и сплошной своей
массе, а только, пожалуй, в самых худших и малокультурных своих низах,
действовавших к тому же большей частью по прямому наущению властей или
в стадном порыве сфанатированной толпы. А между тем свой же единокровный брат, вскормленный и натравленный Австрией «украинский» дегенерат,
учтя исключительно удобный и благоприятный для своих партийных происков
и пакостей момент, возвел все эти гнусные и подлые наветы, надругательства
и козни над собственным народом до высшей, чудовищной степени и меры,
облек их в настоящую систему и норму, вложил в них всю свою пронырливость, настойчивость и силу, весь свой злобный, предательский яд. И мало
что досыта, вволю — доносами, травлей, разбоем — над ним надругался где
мог, что на муки сам его предал и злостно ограбил дотла, но наконец даже
вдобавок с цинической наглостью хама пытается вдруг утверждать, что это он
сам пострадал так жестоко от лютой австрийской грозы, что это ему именно
принадлежит этот скорбный, мученический венец... А дальше уж в злостном
бреду и цинизме ведь некуда, не с чем идти!
Возвращаясь к самим событиям, приходится, прежде всего, отметить,
что началось дело, конечно, с повсеместного и всеобщего разгрома всех
русских организаций, учреждений и обществ, до мельчайших кооперативных
ячеек и детских приютов включительно. В первый же день мобилизации все
они были правительством разогнаны и закрыты, вся жизнь и деятельность их
расстроена и прекращена, все имущество опечатано или расхищено. Одним
мановением грубой, обезумевшей силы была вдруг вся стройная и широкая
общественная и культурная организованность и работа спокойного русского
населения разрушена и пресечена, одним изуверским ударом были разом
уничтожены и смяты благодатные плоды многолетних народных усилий и трудов. Всякий признак, след, зародыш русской жизни был вдруг сметен, сбит
с родной земли...
А вслед за тем пошел уж и подлинный, живой погром. Без всякого суда
и следствия, без удержу и без узды. По первому нелепому доносу, по прихоти,
корысти и вражде. То целой гремящей облавой, то тихо, вырывочно, врозь.
На людях и дома, в работе, в гостях и во сне.
Хватали всех сплошь, без разбора, кто лишь признавал себя русским
и русское имя носил. У кого была найдена русская газета или книга, икона или
открытка из России. А то просто кто лишь был вымечен как «русофил».
Хватали кого попало. Интеллигентов и крестьян, мужчин и женщин, стариков и детей, здоровых и больных. И в первую голову, конечно, ненавистных им
русских «попов», доблестных пастырей народа, соль галицко-русской земли.
Хватали, надругались, гнали. Таскали по этапам и тюрьмам, морили голодом и жаждой, томили в кандалах и веревках, избивали, мучили, терзали — до
потери чувств, до крови.
И, наконец, казни — виселицы и расстрелы — без счета, без краю и конца.
Тысячи безвинных жертв, море мученической крови и сиротских слез. То по
случайному дикому произволу отдельных зверей-палачей, то по гнусным,
шальным приговорам нарочитых полевых лжесудов. По нелепейшим прово-
80
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Ростислав Ищенко • Талергоф
кациям и доносам с одной стороны и чудовищной жестокости, прихоти или
ошибке — с другой. Море крови и слез…
А остальных потащили с собою. Волокли по мытарствам и мукам, мучили
по лагерям и тюрьмам, вновь терзая голодом и стужей, изводя лишениями
и мором. И, словно в адском, чудовищном фокусе, согнали, сгрузили все это,
наконец, в лагере пыток и смерти — приснопамятном Талергофе».
Мы можем констатировать следующие факты.
1. Накануне Первой мировой войны коренное русинское население австрийской Галиции в большинстве своем считало себя русским. Таковым же
его считали австрийские власти, в результате репрессий которых у русин возникло стремление к возвращению своих земель в состав русского государства.
2. Начало боевых действий и первые значительные успехи русских войск
в ходе Галицийской битвы 1914 года были восприняты русинами с воодушевлением. В значительной степени такое состояние дел было обусловлено
многолетним административным давлением на галицких русин, ущемлением их
в правах по языковому, культурному и религиозному принципу. Это давление
постепенно переросло в уголовные репрессии, а в канун и в начале боевых
действий приняло характер бессудных судебных расправ, включавших казни, заключение в концлагерь или тюрьму, а также выселение из родных мест
вглубь Австрии.
3. В это же время лояльная по отношению к Австрии часть русинов принимает концепцию политического украинства. Ее главная отличительная черта —
провозглашение украинцев и русских разными народами и причисление к числу украинцев не только галицийских русинов, но и малороссов центральной
и восточной Украины, которых необходимо «освободить» от российской власти.
4. Таким образом, русины Галиции оказались разделены на собственно
русинов и украинцев. Первые ориентировались на Россию и считали себя
русскими. Вторые были лояльными подданными Австро-Венгрии и именовали
себя украинцами. Естественно, что Вена делала ставку на вторых, стараясь
еще до войны максимально расширять и поддерживать украинофильские
тенденции в крае.
5. Галицкие русофилы и украинофилы относились друг к другу настороженно. С течением времени эта настороженность начала перерастать
во враждебность, поскольку представители обоих течений считали друг друга
предателями. Украинофилы, бывшие тогда в крае в численном меньшинстве,
пытались развернуть ситуацию в свою пользу, опираясь на административный
и полицейский аппарат Австро-Венгрии, и встречали в этом вопросе понимание
и поддержку местных и центральных властей.
6. С началом боевых действий австрийское командование обнаружило,
что в Галиции находится во враждебном крае. «Мы очутились перед враждебностью, которая не снилась даже пессимистам. Пришлось прибегнуть к таким
же мероприятиям, как и в Боснии, — брать заложников, главным образом,
волостных старост и православных священников», — писал начальник разведывательного бюро австрийского Генерального штаба Макс Ронге.
7. В результате взаимная заинтересованность украинофилов и австроСТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
81
Далекое и близкое
венгерского командования резко возросла, а русофильское население стало
рассматриваться как полностью враждебное. Украинофильские элементы
воспользовались ситуацией и готовностью австро-венгерской администрации
к самым жестким мерам и массовыми доносами дополнительно разжигали
взаимное недоверие, провоцируя террор против своих политических оппонентов. «С объявлением в Австро-Венгрии мобилизации в Галичине, Буковине
и Угорской Руси началось, при деятельном содействии «украинцев», настоящее
истребление русских» (терминами «украинцы» и «русские» обозначены в данном случае не представители разных этносов, но различные политические
фракции одного народа — галицких русин), — констатировалось в резолюции
Русского народного совета Прикарпатской Руси (Июльские резолюции Русского народного совета Прикарпатской Руси. Ростов-на-Дону, 1917. — С. 4).
Вот красочное описание ситуации, оставленное доктором Василием Романовичем Вавриком:
«…весь ужас и мучения, перенесенные русским населением в Австро-Венгрии, главным образом на первых порах войны, то есть до момента вытеснения
русской армией австро-мадьярских войск за Дунаец и по ту сторону Карпатского хребта, не имели предела: это была сплошная полоса неразборчивого
в средствах, бессистемного террора, через которую прошло поголовно все
русское население Прикарпатья.
Черная гроза военного и административного австро-мадьярского террора,
клокотавшая над русским населением в Галичине, Буковине и Угорской Руси
в этот первый период войны, была настолько свирепа, что вполне подтвердила
то мнение, какое постепенно стало утверждаться об испытавших первые ее
приступы, а затем очутившихся в концентрационных лагерях в глубине Австрии,
как о более счастливых.
Слишком велики и бесконечно жестоки были страдания карпато-россов
в этот первый период войны на их же прадедовской земле, у них же дома. На
них мы должны остановиться ближе. Это тем более необходимо, что с каждым
годом, отделяющим наши дни от того жестокого в истории русского народа
времени, память о нем начинает тускнеть и затираться в народном сознании.
К тому же, в то время как об ужасах концентрационных лагерей писалось
сравнительно много в начале войны в русской, швейцарской, итальянской,
французской и даже немецкой (социалистической) печати, а после вой­
ны появились более или менее обстоятельные сведения в галицко-русских
и американских печатных изданиях, — об австро-мадьярских зверствах над
неповинным ни в чем русским населением, находившимся под властью Австрии, совершаемых на местах, писалось очень мало и к тому же случайно,
отрывочно, а главное — противоречиво. Все те случайные сведения об этом
жестоком периоде, какие попадали в печать, не могли претендовать на полноту
и элементарную беспристрастность именно потому, что были современными
и писались в исключительно болезненных общественных условиях, в обстановке непосредственного военного фронта. Современные газеты сплошь и рядом
пестрели по поводу каждого отдельного случая этой разнузданной расправы
сведениями беззастенчиво тенденциозного характера. Этой преступной
82
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Ростислав Ищенко • Талергоф
крайностью грешила, за редкими исключениями, особенно галицкая, польская
и «украинская» печать. В ней вы напрасно будете искать выражения хотя бы
косвенного порицания массовым явлениям бесцеремонной и беспощадной,
без суда и без следствия, кровавой казни наших крестьян за то только, что они
имели несчастье быть застигнутыми мадьярским или немецким (австрийским)
полевым патрулем в поле или в лесу и при допросе офицера — мадьяра или
немца, не понимавшего совершенно русского языка, пролепетали фатальную
фразу, что они всего только «бедные русины»! А что после этого говорить
о таких случаях, когда перед подобными «судьями», по доносу в большинстве
случаев жалкого «людця»-мазепинца, целые села обвинялись в открытом «русофильстве»? Нередко кончались они несколькими расстрелами, а в лучшем
случае сожжением села. Широкая публика об этом не могла знать подробно
в те знойные дни всеобщего военного угара, а еще меньше она знает сейчас».
Фактически ситуация, когда на приграничной территории воюющего
государства компактно проживало население, родственное по отношению
к военному противнику, усугубилась назревавшим в среде самих галицких
русинов гражданским конфликтом между русофилами и украинофилами. Австро-венгерское командование, озабоченное нелояльностью русофильской
части населения Галиции, сделало естественную ставку на их политических
оппонентов — украинофилов, которые, сами находясь в остром конфликте
с русофилами, использовали ситуацию для физического подавления оппонентов. Об уровне гражданского противостояния говорит тот же Ваврик, чьи
слова буквально напитаны ненавистью, понятно, что украинофилы платили
русофилам той же монетой:
«Роль этих народных предателей, т. н. «украинцев», в эту войну общеизвестна. Детеныши национального изменника русского народа из-под Полтавы, вскормленные под крылышком Австрии и Германии, при заботливом
содействии польской администрации края, в момент войны Австрии с Россией, то есть в знаменательный в истории русского народа момент собирания
искони русских земель на западе, сыграли мерзкую и подлую роль не только
в отношении России и идеи всеславянского объединения, став всецело на
стороне Австро-Венгрии, но в особенности в отношении бесконечных жертв
австро-мадьярского террора и насилия над карпато-русским населением».
Таким образом, одной из причин геноцида русского населения Галиции
является его реально существовавшая нелояльность в отношении австро-венгерской власти, особенно остро проявившаяся в первые месяцы войны и крайне обеспокоившая военное командование. Мы также не можем забывать, что
в прифронтовой полосе действовали военные законы, резко ограничивавшие
гражданские свободы. Австро-венгерская армия, фактически осуществлявшая
реальную власть в Галиции, в 1914–1917 годах имела богатый опыт управления
территориями в условиях военного положения. Так десятилетиями управлялась
Италия, до тех пор пока империя ее не утратила, а накануне Первой мировой
войны аналогичный опыт был применен в Боснии, вначале оккупированной,
а затем и аннексированной Австро-Венгрией по итогам русско-турецкой
вой­ны 1877–1878 годов. В обоих случаях имперская военная администрация
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
83
Далекое и близкое
действовала путем террора, судебных и внесудебных расправ, а также пытаясь опереться на создаваемые с австрийской помощью лояльные имперской
власти политические структуры. Нет ничего удивительного в том, что этот опыт
был применен и в Галиции.
Однако в Галиции опыт австрийского военно-террористического управления наложился на две войны. Одну, видимую всем — мировую и вторую, практически незаметную — гражданскую между русинами-русофилами и русинами,
начинавшими считать себя украинцами. Этот внутренний глубинный конфликт
придал действиям властей, и так не отличавшимся особым гуманизмом, а еще
и дополнительно подстрекаемым украинофилами, особо зверский характер.
Только через концлагерь Талергоф прошло более 30 000 узников, из которых только за полгода в 1915 году было казнено 3800 человек. Но Талергоф
и Терезин — концлагеря, ставшие символом более масштабного геноцида,
который, по оценкам, унес от 140 до 160 тысяч человеческих жизней. Конечно, после двух мировых боен с миллионными потерями эта цифра не кажется
совсем уж запредельной, но надо помнить, что это количество убитого гражданского населения только одной, не самой густонаселенной провинции.
И погибли эти люди не от вражеского вторжения, а от рук собственного государства и даже собственных соплеменников, умышленно, с политической
целью, провоцировавших австро-венгерскую администрацию на принятие
экстраординарных мер.
Вновь свидетельствует Василий Ваврик:
«Как в то время, в момент угрозы австро-русской войны из-за балканских
событий, вели себя прикарпатские т. н. «украинцы»? На это они сами дали
ответ. Итак, депутат австрийского рейхстага Смаль-Стоцкий на заседании
делегаций от 15 октября 1912 года в своей речи заявил от имени «украинского»
парламентского клуба и «всего украинского народа», что после того, как «все
надежды «украинского народа» соединены с блеском Габсбургской династии,
этой единственно законной наследницы короны Романовичей, — серьезной
угрозой и препятствием на пути к этому блеску, кроме России, является то же
«москвофильство» среди карпато-русского народа. Это движение, — сказал
он, — является армией России на границах Австро-Венгрии, армией уже мобилизованной».
В том же смысле высказались от имени «всего украинского народа» с парламентской трибуны и депутаты Василько, Олесницкий, Окуневский, Кость
Левицкий и целый ряд других. Нетрудно заключить, насколько подобные доносы оказывали прямое влияние на зверское отношение австро-мадьярской
власти к мирному населению Прикарпатья. Ибо достаточно сказать, что в ответ
на речь Смаль-Стоцкого в делегациях министр Ауфенберг ответил, что «те, кто
обязан, силою прекратят русское движение в Галичине».
Подобные заявления приходилось тоже очень часто читать и на столбцах
галицкой «украинской» печати. Так, напр., в июле 1912 г. газета «Дiло» заявляла,
что «когда восточная Галичина станет «украинской», сознательной и сильной,
то опасность на восточной границе совершенно исчезнет для Австрии». Поэтому ясно, что Австрии следует поддержать «украинство» в Галичине, так как,
84
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Ростислав Ищенко • Талергоф
дескать, все то, что в карпато-русском народе не носит знамени «украинского»,
является для нее (Австрии) весьма опасным. «K уразумению этого, — читаем
дальше в той же статье «Дiла», — приходят уже высшие политические круги
Австрии»... А там, после такого удачного дебюта, дальше все дело пошло еще
лучше и чище. Как бы в глубокомысленное развитие и разъяснение декларации
доносчиков на заседании делегаций от 15 октября это же «Дiло» в номере от
19 ноября 1912 года писало буквально следующее:
«Москвофилы ведут изменническую работу, подстрекая темное население
к измене Австрии в решительный момент и к принятию русского врага с хлебом
и солью в руках. Всех, кто только учит народ поступать так, следует немедленно
арестовывать на месте и предавать в руки жандармов...».
Это важное свидетельство и убедительное доказательство, что задолго
до того, как с началом Первой мировой войны нелояльность русофильского
населения Галиции стала фактором, серьезно беспокоящим австрийское
правительство, политическое украинство Галиции настойчиво провоцировало
австрийские власти, настаивая на принятии к русофилам репрессивных и даже
террористических методов воздействия. Причем необходимо подчеркнуть,
что речь в данном случае шла именно об украинстве как политической теории
и практике, но не как об этносе. Этнос в Галиции тогда еще был единый — русинский. Так что незначительные на первый взгляд тактические противоречия
в своем развитии вызвали братоубийственную гражданскую войну, которую,
с перерывами, Украина ведет до сих пор уже сто лет.
Интересно, что ставка австрийских властей на политическое украинство
как на антирусскую силу оказалась провальной. Ситуацию в Галиции не только
не удалось стабилизировать, но, наоборот, она была дестабилизирована еще
больше. Что же касается послевоенных проблем, то независимо от последовавшего по причинам военной катастрофы распада двуединой монархии
новорожденное украинство сделало выбор в пользу наиболее тоталитарных
идеологических концептов, став фактором дестабилизации во всех поставстрийских государствах. Так, например, Галичину наряду с нарастающей русофобией захлестнули полонофобия и антисемитизм. В Закарпатье, входившем
до войны в состав королевства Венгрия и потому пострадавшем в меньшей
степени, позиции русин-русофилов остались довольно прочными, зато там
местное украинское движение оказалось деструктивным в отношении Чехо­
словакии, а затем Словакии и Венгрии.
В общем, геноцид, как и следовало ожидать, изменил этно-политический
состав населения Галиции, уничтожив русофильское движение и активизировав
украинофильское. Однако раскол русин на украинофильскую и русофильскую
фракции и уничтожение последней не привели к стабилизации края. Став единолично господствующей в нем силой, русины-украинофилы, которых с этого
момента будет корректнее называть украинцами (или галичанами, как они сами
себя именуют сейчас, подчеркивая свое отличие от народа остальной большой
Украины), оказались куда более ориентированными на политическую борьбу
за независимость от всех и вся, чем их культурологические русофильские
предшественники за единение с Россией. Даже доставшаяся украинофилам
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
85
Далекое и близкое
в наследство от австрийского покровительства прогерманская ориентация
с течением времени (особенно после 1945 года) сменилась на принятие англосаксонского протектората в лице США.
Глава 7. Исполнение и исполнители
Поражает, что, несмотря на известную немецкую пунктуальность, свойственную австрийцам не меньше, чем прусакам, геноцид разворачивался без
ярко выраженного плана, как бы сам собой.
Местным властям, полиции и жандармерии было понятно, что центральная
власть опасается нелояльности русин, во многом спровоцированной предыдущими репрессиями, и готова преодолевать эту во многом преувеличенную
нелояльность любыми методами. Армейское командование, пораженное
шпиономанией, не доверяя населению прифронтовой полосы и не понимая
его, пыталось жесткостью и жестокостью репрессий запугать это население
и подавить в нем волю к гипотетическому сопротивлению. Отдельные случаи
реального сотрудничества русин с русской армией намеренно раздувались
русинами-украинофилами, которым было на руку подавление конкурирующего с ними русофильства австрийцами. Простые австрийские и венгерские
солдаты, чуждые местному населению по языку и религии, подстрекаемые
доносами украинофилов и банально пытавшиеся выжить в ходе начинавшейся
мировой бойни, не видели ничего зазорного в том, чтобы убить врага, даже
если врагом оказывался мирный житель.
В связи с этим наибольшее количество потерь погибшими (около 2/3 от
общего числа, то есть свыше 100 тысяч человек) припадает на те регионы,
где бушевал бессистемный террор, осуществлявшийся армейскими подразделениями и полевой жандармерией, часто по собственному почину и без
какой-либо судебной процедуры.
Таким образом, центральное австро-венгерское правительство, лично императора Франца Иосифа I можно обвинить не столько в организации геноцида,
сколько в попустительстве ему. В практическом отказе от какого-либо контроля
над политической ситуацией в провинции, в отказе от контроля за действиями
местных (в том числе полицейских) властей, в передаче функций гражданского
судопроизводства неподготовленному в этом отношении военному командованию и в молчаливом санкционировании внесудебных расправ. Центральные
власти не могли не знать о том, что происходит в Галиции, хотя бы потому,
что лично к императору обращались и общественные деятели, и священники
с просьбой остановить террор, и обращения эти не получали никакого ответа.
Австрийское правительство заняло позицию непротивления злу насилием,
полностью развязав руки военным и полицейским властям, а также местным
«инициативникам» из числа украинофилов. Государство отказалось от реализации своих функций, прежде всего от функции отправления правосудия,
закрыв глаза на террор. В таких условиях полной безнаказанности и у пьянеющих от вседозволенности солдат, и у активистов-погромщиков всегда проявляются наиболее низменные инстинкты, и эксцесс исполнителя становится
неизбежным.
86
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Ростислав Ищенко • Талергоф
Исполнителей же геноцида можно разделить на три группы.
Во-первых, это австро-венгерская армия, военные власти и полевая
жандармерия, действовавшие в прифронтовой полосе и применявшие преимущественно внесудебные расправы по подозрению в нелояльности и по
обвинению в шпионаже. В данном случае речь может идти о нарушении
международных конвенций, определяющих законы ведения войны, то есть
о военных преступлениях.
Справедливости ради следует сказать, что в прифронтовой полосе практически всех воевавших тогда государств шпиономания была бичом, а военнополевая юстиция не затрудняла себя сбором доказательств, считая подозрение
достаточным основанием для самых суровых репрессий. Однако везде, кроме
Галиции, случайные жертвы военно-шпионского безумия измерялись единицами, нигде репрессии не принимали массовый характер, не одобрялись (пусть
молчаливо) высшими органами государственного управления и не носили
четко выраженный этнический характер.
Для примера: даже сталинские выселения целых народов по аналогичному
предъявленному галицким русинам обвинению в пособничестве врагу в последние годы и после Великой Отечественной войны обошлись в десятки раз
меньшим количеством доказанных жертв, чем австрийский геноцид галицких
русин. Опять-таки речь идет о зафиксированных лишь единичных случаях.
А акция «Висла», о которой мы уже упоминали, вообще была образцом гуманизма в сравнении с австрийским «цивилизаторством» на галицких землях.
Во-вторых, это австро-венгерская администрация и судебные органы, применявшие формализованные репрессии в рамках легальной юридической процедуры, однако без соблюдения необходимых прав обвиняемого, а также без
сбора минимально необходимой доказательной базы. Фактически речь шла о той
же внесудебной расправе, но облеченной в формально легальную форму. Здесь
можно вести речь о преступлениях против человечности и о выходе государства
за пределы своих полномочий, в том числе и с точки зрения необходимости обес­
печения государственной безопасности в военное время. Ускоренная судебная
процедура, вызванная военной необходимостью, не может означать полное
отсутствие любой процедуры, а тем более пародию на процедуру.
В частности, по действовавшим тогда международно-правовым нормам, регулирующим правила военных действий, шпионом (а именно обвинение в шпионаже было наиболее часто предъявляемым), подлежащим смертной казни,
являлся иностранный подданный, предпринимающий или организовывавший
враждебные действия (от сбора секретной информации до диверсий) в тылу
враждебного государства и не одетый в военную форму своей страны. То есть,
с точки зрения закона, даже те русины, которые действительно сотрудничали
с русской армией, не могли быть обвинены в шпионаже, поскольку они являлись
австрийскими подданными, к тому же гражданскими лицами. Следовательно,
за исключением особых случаев (например, вооруженное противодействие
австрийским властям), к ним не могла быть применена смертная казнь (только
заключение в крепость). К ним, так же как к гражданским лицам, не могла применяться ускоренная процедура военно-полевого правосудия. Ну и, наконец,
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
87
Далекое и близкое
вообще ни к кому не могли быть применены внесудебные репрессии, в том числе
казни, без приговора хоть какого-нибудь, даже формального, суда.
В-третьих, к исполнителям геноцида необходимо отнести активистов
русинского украинофильского, лояльного по отношению к Вене движения, которые в отдельных случаях принимали участие в расправах непосредственно,
например, в селе Молотково, в городке Надворное (Осечинський В. К. Указ.
соч. — С. 103), но чаще способствовали нагнетанию психоза и подозрительности своими доносами.
Здесь ситуация представляется значительно более сложной, поскольку,
с точки зрения русин-русофилов, русины-украинофилы предали интересы
своего народа. В свою очередь, с точки зрения русин-украинофилов, русинырусофилы предали интересы своего государства. Каждая сторона опиралась
на свои аргументы, продиктованные собственной логикой. Для каждой стороны были абсолютно неприемлемы аргументы оппонентов. Поэтому в данном
случае мы имеем право говорить о гражданской войне, шедшей в рамках и под
прикрытием международного конфликта. Однако, в любом случае, никакая
гражданская война не может оправдать методы геноцида и этнических чисток,
примененные к русофильскому русинскому населению Галиции.
Характерно, что все три группы исполнителей геноцида имели формальнологическое оправдание своих действий. Армия и военные власти должны были
обеспечить стабильность и защищенность прифронтовой полосы — особенно
ближайшего армейского тыла. При этом они не обладали достаточной юридической квалификацией для ведения судебных процессов и для проведения
полицейских мероприятий. В начале XX века еще не существовало специальных
войск по охране тыла, а полевая и обычная жандармерия была немногочисленна и обучена действовать в основном теми же методами, что и полевые войска.
Армия обучалась вести войну и, когда выяснилось, что войну необходимо вести
с собственным мирным населением, использовала весь арсенал имеющихся
у нее средств, явно малоподходящих для полицейской операции.
Впрочем, во второй половине XIX — начале XX века европейские армии
(в том числе армии демократий: Франции и Великобритании) неоднократно использовались для подавления социальных выступлений собственных граждан
и при этом не стесняясь и без ограничений применяли оружие, в том числе,
в отдельных случаях, артиллерию. Аналогичным образом сегодня действует
украинская армия в Новороссии.
Административные и судебные органы империи также не были готовы к рассмотрению такого огромного количества дел, большинство которых касалось
обвинений в военных преступлениях, каравшихся смертью, в частности в шпионаже. Шпиономания охватила в этот период все воюющие государства. Но
для Австрии проблема усугублялась тем, что армия в самом начале войны понесла катастрофическое поражение. С осени 1914 года Австрия больше не была
в состоянии удерживать фронт против русской армии без помощи германских
соединений. Она вынуждена была оставить как раз те провинции, население
которых обоснованно подозревалось в симпатиях к победоносному врагу.
В данной ситуации обвинение русинов в шпионаже и массовом пре-
88
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Ростислав Ищенко • Талергоф
дательстве стало еще и средством преодоления психологической травмы
и «логичного» объяснения поражения, снимавшим вину за него с официальных
австрийских властей и верховного командования армии. Естественно, это
усилило и подозрительность, и готовность к чрезмерной жестокости. В данном
случае мы имеем дело с естественной реакцией негибких структур на трудности
военного времени. При этом необходимо отдать должное: в отличие от военных властей, как правило, выбиравших между расстрелом или повешением,
власти гражданские широко практиковали интернирование подозрительных
элементов в тюрьмах, концлагерях, а также выселение потенциально нелояльного населения во внутренние области империи. При всей жестокости данных
репрессий, при том, что тысячи узников Талергофа и других мест заключения
погибли от чудовищных условий содержания, в данном случае мы можем говорить о предпочтении гражданскими властями потенциально нелетальной
практики нейтрализации угрозы.
Наконец, фракция украинофилов в русинском движении, выдвигая на первый план обязанность хранить верность своему государству, имела все основания считать русин-русофилов если и не реальными в юридическом смысле,
то ментальными, а в потенциале и фактическими изменниками. Они искренне
считали, что, сигнализируя об опасности австрийским властям, исполняют
свой гражданский долг. А что доносы часто были надуманными и необоснованными, так в подобных случаях всегда корректность приносится в жертву
бдительности. Если и сегодня представители партий, которым принадлежит
большинство мест в украинском парламенте, совершенно искренне считают
симпатии к России признаком государственной измены, то что можно сказать
о полуграмотной, малочисленной галицкой украинофильской интеллигенции
конца XIX — начала XX века, состоявшей из приходских священников, мелких
служащих, их детей да выходцев из крестьян. Это была та самая склонная
к тоталитаризму мелкобуржуазная среда, из которой всего через 10–20 лет
вышли европейские фашизмы (включая германский национал-социализм
и украинский радикальный интегральный национализм).
Однако в случае с русинами-украинофилами следует также помнить и об
их политическом интересе, заключавшемся в том, чтобы окончательно маргинализировать, вытеснить из политики и общественной жизни своих идеологических оппонентов. Война дала им прекрасную возможность, которой они не
замедлили воспользоваться. В какой пропорции верность престолу Франца
Иосифа І соотносилась с реализацией шкурных политических интересов,
в данном случае сказать трудно. Важно, что и одно, и второе соображение
в серьезной степени влияло на позицию и поведение галицких украинофилов.
Общим в поведении всех организаторов, вдохновителей и исполнителей
геноцида галицких русин является то, что они искренне считали политическую
целесообразность и идеологические предпочтения доминирующими над
культурно-исторической традицией, а насилие — лучшим аргументом в теоретическом споре. В связи с этим неудивительно, что, начавшись (в середине
XIX века) со сравнительно безобидных мер административного воздействия,
имевших целью унифицировать русин под австро-венгерский стандарт, власти
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
89
Далекое и близкое
сравнительно быстро прошли все этапы усиления давления вплоть до организации массового физического уничтожения «нестандартных» подданных.
Характерно также, что как австрийские власти, так и представители русинского украинофильского течения считали культурно-историческую инаковость
достаточным признаком нелояльности, а нежелание (зачастую и невозможность) измениться в соответствии с заданными в Вене стандартами — прямым
посягательством на государственные устои, заслуживающим самого сурового
наказания.
Еще один любопытный факт. Австрийские власти с 1848 года, несмотря на
конституционные изменения 1867–1868 годов, так и не выработали адекватную
национальную политику, способную стабилизировать и сохранить «лоскутную монархию», пребывая в своего рода когнитивном диссонансе. С одной
стороны, в 1867 году страна разделена на Цислейтанию и Транслейтанию,
то есть на земли австрийского имперского правительства и на земли венгерского королевства. Разделение проходит именно по национальному признаку,
и каждая из частей получает свою конституцию. Центральное правительство
серьезно ограничено в полномочиях. За ним остаются только внешняя, оборонная и финансовая политика.
Казалось бы, страна сделала успешный шаг на пути к федерации (тем
более что Транслейтания и Цислейтания делятся еще на добрых два десятка
королевств, герцогств, княжеств и коронных земель). В частности, это стабилизировало отношения венгерского и германского этносов в империи и избавило имперское правительство от венгерской оппозиционности, от венгерской
полувековой революционности. Наоборот, венгры практически моментально
стали стабилизирующим, государствообразующим фактором, превратились
из сепаратистов в лоялистов.
Очевидно, позитивный опыт надо было распространять. Он вроде бы
и начинает распространяться (в рамках конституции): создаются местные
парламенты, а национальные меньшинства получают возможность посылать
своих депутатов во все представительские органы от местных ландтагов до
рейхстага. В то же время логичный следующий шаг федерализации империи
не делается, многочисленные меньшинства не получают прав самоуправления,
хотя бы отдаленно напоминающих те, что были предоставлены венграм. Это,
в свою очередь, становится фактором нарастающей напряженности во взаимоотношениях имперского центра с чехами.
Окончание следует
90
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ
КИЕВ ВЗЯТ!
Кирилл МОСКАЛЕНКО
Двигаясь вслед за танками, мы добрались, наконец, по бульвару
Шевченко до Крещатика. Там нас неожиданно встретили большие
группы восхищенных, сияющих киевлян. Вокруг рвались снаряды,
свистели пули, а жители города плотным кольцом окружили наши
машины и бурно выражали свою радость.
В 4 часа утра 6 ноября я заехал в штаб 50-го стрелкового корпуса,
расположившийся в Святошине, и оттуда доложил командующему
фронтом о взятии Киева. Н. Ф. Ватутин, видимо, усомнился и спросил:
— Кто вам об этом доложил?
Узнав, что я только что сам побывал на Крещатике, он несказанно
обрадовался:
— Выходит, можно докладывать товарищу Сталину?
— Да, — твердо ответил я, — можно докладывать об освобождении
Киева.
91
До востребования
Кирилл Семёнович МОСКАЛЕНКО
Родился 11 мая 1902 года в селе Гришино Бахмутского уезда Екатерино­
славской губернии (ныне Донецкая область Украины) в большой крестьянской
семье. Окончил сельскую церковно-приходскую школу. По окончании школы
поступил в министерское училище и с отличием его окончил.
В 1920 году вступил в комсомол, а затем — в красногвардейский отряд.
Участвовал в боях с бандами Махно. После Гражданской войны окончил Харьковскую объединенную школу красных командиров, был направлен в 6-ю
Чонгарскую кавалерийскую дивизию командиром взвода конно-артиллерийского дивизиона. Через год Москаленко принял учебную батарею этого же
дивизиона, потом несколько лет занимал должность начальника штаба полка.
В 1932 году Москаленко назначают начальником штаба полка в 1-ю кавалерийскую дивизию, через год он принял полк.
С Дальнего Востока Москаленко был переведен в Киев и назначен начальником артиллерии механизированного корпуса. С этой должности его направили в академию им. Дзержинского на факультет комсостава. По окончании
академии в 1939 году Кирилла Семёновича направляют в Одессу начальником
артиллерии стрелковой дивизии. Перед войной Москаленко был направлен
в Луцк на должность командира противотанковой бригады.
В приграничном сражении бригада Москаленко прикрывала отход советских войск от Владимира-Волынского через Луцк, сдерживая силы танковой
группы Клейста, и нанесла ощутимый урон немцам. В июле 1941-го Москаленко был награжден орденом Ленина. В начале сентября генерал Москаленко
назначен командиром 15-го стрелкового корпуса. В начале января 1942 года
Москаленко назначают командующим 6-й армией Юго-Западного фронта,
а в марте — командармом 38-й. Армия принимала участие в сражении ЮгоЗападного направления под Харьковом. Москаленко участвовал в сражении
под Сталинградом.
С завершением операции под Сталинградом Москаленко получает назначение на должность командующего 40-й армией Воронежского фронта. В конце
1943-го армия участвовала в сражениях под Белгородом, Харьковом, вышла
к Днепру. С форсированием Днепра Москаленко было присвоено воинское
звание генерал-полковника и звание Героя Советского Союза. При проведении
Киевской операции Москаленко вновь принял под свое командование 38-ю
армию. Она принимала непосредственное участие в освобождении Киева,
в Проскурово-Черновицкой операции. С окончанием этой операции 38-я армия совместно с чехословацким 1-м армейским корпусом генерала Свободы
повела наступление через Карпаты в Словакию. Свой боевой путь 38-я армия
под командованием генерал-полковника Москаленко закончила в Праге. За
заслуги при освобождении Чехословакии Кириллу Семёновичу было присвоено
звание Героя Чехословацкой Республики.
После окончания Великой Отечественной войны, в 1948 году, Москаленко
был назначен командующим войсками Московского военного округа. Участвовал в аресте Л. П. Берия. С 1960 по 1962 год занимал должность командующего
92
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Кирилл Москаленко • Киев взят!
Ракетными войсками стратегического назначения и заместителя министра
обороны СССР. Звание Маршала Советского Союза Москаленко присвоено
в 1955 году. В 1978-м ему вторично было присвоено звание Героя Советского
Союза.
Умер 17 июня 1985 года, похоронен в Москве.
КИЕВ ВЗЯТ!
Кирилл МОСКАЛЕНКО
К
началу ноября перед войсками 1-го Украинского фронта противник имел
30 дивизий, из них 7 танковых и 2 моторизованные, более 3600 орудий
и минометов, до 400 танков и штурмовых орудий, 665 самолетов. Из
этого количества перед фронтом 38-й и 60-й армий действовало 12 пехотных
и 2 танковые дивизии. Плотность артиллерии и минометов на 1 км обороны
не превышала 38–40 единиц. Однако оборона врага, особенно в полосе предстоящих действий 38-й и 3-й гвардейской танковой армий, была довольно
прочной. Здесь она имела глубину до 14–15 км и состояла из трех полос. Кроме
того, непосредственно к северу от Киева гитлеровцы использовали противотанковый ров, вырытый нашими войсками еще летом 1941 года.
***
Прорыв я решил осуществить на 6-километровом участке, с тем чтобы
обеспечить там максимально возможное массирование артиллерии. Дело
в том, что весь наш фронт в сторону Киева равнялся 14 км, и при равномерном
распределении на нем имевшихся орудий и минометов получалось не более
185 стволов на километр. Директива же фронта требовала довести их до 300.
Поэтому и было предпринято сосредоточение основной массы артиллерии
и минометов на узком участке. В результате мы сосредоточили на 6-километровом участке 88% всех имевшихся орудий и минометов, создав здесь весьма
высокую плотность — в среднем 380 стволов на километр фронта.
Такая высокая плотность артиллерии при прорыве вражеской обороны была
тогда создана впервые за весь прошедший период Великой Отечественной
войны.
***
По моему сигналу началась 40-минутная артиллерийская и авиационная
подготовка. Для того чтобы противник не уловил момента ее окончания и начала
поддержки атаки пехоты и танков, нами был разработан специальный график
артиллерийского наступления, имевший одну особенность. Она состояла в том,
что огневой налет по переднему краю и ближайшей глубине обороны противника был коротким, всего лишь трехминутным. Вместо же заключительного
огневого налета в последние пять минут артиллерийской подготовки по тем
же целям был произведен залп всех частей полевой и реактивной артиллерии
и орудий, стрелявших прямой наводкой.
Тут-то и дала себя знать созданная нами высокая плотность артиллерии.
Оборона противника была буквально сметена.
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
93
До востребования
***
Такого мощного удара немецко-фашистское командование не ожидало,
тем более с этого плацдарма. Да и вообще оно было убеждено, что отразит
все удары наших войск. Но уже в первый день наступления 38-я армия прорвала оборону противника на фронте до 10 км и продвинулась на глубину от 5
до 7 км. К исходу дня соединения армии овладели населенным пунктом Дачи
Пуща-Водица.
Ставка потребовала не затягивать Киевскую операцию, так как каждый
лишний день давал противнику возможность сосредоточивать силы.
4 ноября в 10 часов войска 38-й армии возобновили наступление. В это
же время также перешла в наступление левофланговыми соединениями 60-я
армия.
Противник, введя в бой части 7-й танковой и 20-й моторизованной дивизий,
предпринял ряд сильных контратак. Особенно яростными были они в районе
Дачи Пуща-Водица, в полосе наступавших частей 50-го стрелкового корпуса.
Здесь гитлеровцам даже удалось потеснить наши части и овладеть районом
Детский санаторий.
В связи с этим я вынужден был ввести в бой на данном направлении весь
состав 5-го гвардейского танкового корпуса. В район Дачи Пуща-Водица
была направлена также 340-я стрелковая дивизия, до того действовавшая на
правом фланге.
Что касается 51-го стрелкового корпуса, то к исходу дня он с боями продвинулся на 5–6 км и вышел к окраинам Приорки и к пригороду Киева. Для
увеличения темпа наступления в соответствии с приказом командующего
фронтом в сражение была введена 3-я гвардейская танковая армия, командующий которой, генерал П. С. Рыбалко, по-прежнему находился на моем
НП. В 10 часов 30 минут его танки начали выдвигаться в исходное положение.
Развернулись ожесточенные бои. Несмотря на ввод в сражение танковых корпусов, дивизий 23-го стрелкового корпуса и привлечение большого
количества артиллерии для обеспечения их действий на этом направлении,
войска 38-й и 3-й гвардейской танковой армий за день продвинулись на незначительное расстояние — только на 2–3 км.
Учитывая сложившуюся обстановку, мы с генералом Рыбалко решили
продолжать наступление и позже. Оно было возобновлено в 20 часов. Чтобы
ошеломить врага, танки зажгли фары, включили сирены и вместе с пехотой
после огневого налета пошли в ночную атаку. Сломив сопротивление растерявшегося противника, они вынудили его к поспешному отходу. Преследуя
бегущих гитлеровцев, части 7-го гвардейского танкового корпуса генерала
К. Ф. Сулейкова вышли к северной окраине Святошино и перерезали шоссе
Киев — Житомир.
Здесь они вновь встретили организованное сопротивление и всю ночь
совместно с подоспевшей нашей пехотой вели бой. Но и на этот раз надежды
противника отразить наступление не оправдались. Он был разгромлен в ночном бою.
Потеряв Святошино, противник с утра 5 ноября начал отход из Киева.
Большие колонны автомашин, танков и артиллерии двинулись отсюда на юг,
в направлении Василькова, а также из района Боярка-Будаевка на юго-запад.
94
СТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
Кирилл Москаленко • Киев взят!
Однако на фронте нашего наступления сопротивление врага еще не было
окончательно сломлено.
В 9 часов 20 минут войска 38-й армии после артиллерийской подготовки
возобновили наступление. Противник, еще не оправившийся от нашей ночной атаки, не выдержал нового удара и начал отходить. Только на северной
окраине Приорки он продолжал оказывать довольно упорное сопротивление.
Но недолго.
К исходу дня соединения армии вновь продвинулись вперед по всему
фронту. 23-й стрелковый корпус достиг рубежа северная окраина Дачи Буча —
Корытище — Петропавловская Борщаговка. 50-й стрелковый корпус вышел на
линию Жуляны — Софиевская Борщаговка — Никольская Борщаговка — западная окраина Киева. А 167-я стрелковая дивизия этого корпуса совместно
с 51-м стрелковым корпусом в это время уже вела бои в Киеве.
Плечом к плечу с советскими воинами здесь геройски сражались солдаты
и офицеры 1-й чехословацкой отдельной бригады под командованием полковника Л. Свободы.
***
Таким образом, 5 ноября 38-я и 3-я гвардейская танковая армии добились
решающего перелома в наступлении: наши соединения уничтожали противника в опорных пунктах на западной и северо-западной окраинах Киева
и стремились быстрее прорваться к центру города, чтобы предотвратить его
разрушение противником.
Вечером, когда я возвратился на КП, чтобы отдать дальнейшие распоряжения войскам, позвонил по телефону Николай Фёдорович Ватутин. Он сообщил,
что только что разговаривал по ВЧ с И. В. Сталиным.
— Верховный приказал передать, что доволен ходом операции, и высказал
пожелание скорее освободить Киев.
Закончив разговор с командующим фронтом, я вместе с А. А. Епишевым,
а также командующим артиллерией армии генералом В. М. Лихачёвым, начальником группы гвардейских минометных частей генералом А. П. Яровым,
генералом В. С. Голубовским, состоявшим для поручений при Г. К. Жукове,
и группой офицеров немедленно выехал в штаб 50-го стрелкового корпуса генерала С. С. Мартиросяна. Уточнив последние данные обстановки, мы поехали
в штаб 167-й стрелковой дивизии генерала И. И. Мельникова, находившейся
в районе кинофабрики.
Отсюда было ближе всего к центру Киева. Поэтому, добравшись до Мельникова, я приказал ему не приостанавливать наступление и ночью. Тут же наша
группа вместе с частями дивизии и армейским танковым полком двинулась
вперед.
И вот мы уже в Киеве. Вокруг шли бои, гремела артиллерия, пылали дома,
среди которых я с болью увидел и здание университета, подожженное гитлеровцами. Да, еще шла борьба, ожесточенная, кровопролитная.
Двигаясь вслед за танками, мы добрались, наконец, по бульвару Шевченко
до Крещатика. Там нас неожиданно встретили большие группы восхищенных,
сияющих киевлян. Вокруг рвались снаряды, свистели пули, а жители города
плотным кольцом окружили наши машины и бурно выражали свою радость.
В 4 часа утра 6 ноября, возвращаясь обратно, я заехал в штаб 50-го стрелкоСТРАТЕГИЯ РОССИИ • № 4 • апрель • 2015
95
вого корпуса, расположившийся в Святошине, и оттуда доложил командующему фронтом о взятии Киева. Н. Ф. Ватутин, видимо, усомнился, так как спросил:
— Кто вам об этом доложил?
Узнав же, что я только что сам побывал на Крещатике, он несказанно обрадовался:
— Выходит, можно докладывать товарищу Сталину?
— Да, — твердо ответил я, — можно докладывать об освобождении Киева.
***
День 6 ноября был для трудящихся Киева днем избавления от ужасов фашистской оккупации. Гитлеровцы за время оккупации Киева, продолжавшейся
778 дней, разграбили город, а его жителям причинили огромные страдания.
Здесь они замучили, расстреляли и отправили в душегубки более 195 тыс. человек. Свыше 100 тыс. киевлян были угнаны на каторжные работы в Германию.
Крупный город, в котором до войны было 900 тыс. жителей, почти опустел,
в нем осталось всего лишь 180 тыс. человек.
Освобождение Киева имело также большое международное значение.
Во всем мире это событие расценивалось как новый мощный удар по армии
фашистской Германии. Лондонское радио на многих языках сообщило о новой
крупной победе Красной армии. «Занятие Киева советскими войсками, —
говорилось в радиосообщении, — является победой, имеющей огромное не
только военное, но и моральное значение. Германия слышит звон похоронного
колокола. На нее надвигается лавина».
Да, грозной лавиной, которую не смог и в дальнейшем остановить враг,
несмотря на все свои усилия, шли мы вперед, на запад, громя противника
и очищая от него родную землю. Нас ждали новые нелегкие бои, новые большие
испытания. Но мы знали: ничто не остановит Красную армию на пути к полному
разгрому фашизма.
Москаленко К. С. На Юго-Западном направлении. 1943–1945.
Воспоминания командарма. Книга II. М.: Наука, 1973.
СТРАТЕГИЯ РОССИИ
Ежемесячный журнал
№4 (136)
апрель 2015
Корректор Г. Володина •
Подписано в печать 20.03.2015 • Тираж 1500 экз.
Заказ № 163
Отпечатано в ФГУП Издательство «Известия» УД ПРФ
127254, ул. Добролюбова, д. 6
Контактный телефон: 650-38-80