close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
УДК 37.017
ФИЛОСОФИЯ ОБРАЗОВАНИЯ: ВЕДУЩИЕ ЦЕННОСТИ АНТИЧНОСТИ
Матвеева М.А,
Научный руководитель канд. фил. наук Южанинова Е.Р.
Оренбургский Государственный Университет
Интеграционные процессы, глобализация, «суживание» мирового сообщества
высвобождают и иннерциируют развитие агрессивного международного рынка
образовательных услуг, обеспечивая национальное пространство иными, полярно
исконно культурным константам,
ценностными ориентациями. Современные
исследователи отмечают необходимость поиска новой идеологии (парадигмы)
образования, и формирования исключительно иной ценностно – целевой установки
образовательного процесса.
Человечество не всегда обращает свой взор в светоносную сторону неизведанного,
ведь новое, это, как известно – хорошо забыто старое, оправданная ретроспекция
истинного. Кто, как не древние греки прекраснее и гармоничнее всех объединили
существо образования? На протяжении всей мировой истории педагоги, мыслители,
культурологи обращались к фундаментальному образу древнегреческой Пайдейи
(παιδεία). На наш взгляд, знакомство и использование аксиологической доминанты
древнегреческой Пайдейи является одним из условий успешного развития
современного образования.
Редукция глубочайшего смысла термина «Пайдейя» исключительно к
образовательным программам Древней Греции явилась результатом смен культурных
парадигм, когда «культуру души» поглотила идея научного прогресса. «Пайдейя», как
отмечает немецкий мыслитель М. Хайдеггер, не поддается точному переводу, таким
образом, близкое по значению слово «образование» не являет подлинный смысл
античного термина. Пайдейя предполагает обращение всего человека из круга первых
встречных вещей в другое направление, где сиянием являет себя сущее. Целостность
такого обращения есть всеобъемлющее развитие индивида. Индустриальный этап в
истории человечества узаконил полярные древнегреческой системе образования
ценностные ориентиры. В отличие от современности в центре греческого
мироощущения стоял человек, как таковой, а не как профессиональное существо или
полезное звено, устремленное к определенной цели общества.
Этимологически формообразующая часть Древнегреческой Пайдейи имеет схожие
мотивы с русским словом «образование». Слово «образование» имеет общеславянский
корень «образ», который является производным от «изобразить», «нарисовать», в то
время, как Пайдейя, выступая самоцелью, неразрывно объединяет эстетическое и
этическое, олицетворяет ценность калокагатии (καλοκαγαθία), в синтезе красоты, добра,
истины. А.А.Гусейнов отметил всепроникающее единство калокагатии в жизни
древнего грека: - «Истина, добро, красота - три луча, которые расходятся от одного
источника. Они представляют собой три способа выражения (существования) одного и
того же. Истина, которая говорит о том, что есть, что оно есть, и о том, чего нет, что его
нет, обозначает границу между жизнью и не-жизнью. Добро с его фундаментальным
запретом на насилие, на не-жизнь обозначает жизнь как единственный предмет
человеческой активности. Красота - тяга к жизни как к прекрасному и отвращение от
не-жизни»[1, с. 4]. Стремление к гармоничному идеалу, как пределу совершенства, как
союза красоты, добра и истины, то есть калокагатии, подразумевало тождество
аксиологии и онтологии в сознании древнего грека. Весьма актуален для нас данный
ценностно-оформившийся, и, безусловно, идеальный взгляд на окружающую нас
действительность, так как в последнее столетие мир встал на путь разрушения
фундаментальности калокагатии. Многие философии прошлого столетия напоминали
человечеству об этой утрате. М.Вебер назвал это «расколдовыванием мира», Й.
Хейзинг отметил нивелирование позиции идеала в обществе, дисгармонию
материальных и духовных ценностей, О.Шпенглер, П.Сорокин, Н.Данилевский также
замечали подмену истинных ценностных ориентиров современного общества.
Образование в Древней Греции не носило индивидуального характера, оно,
согласно своей сущности, являлось задачей всего общества. Платон, например,
настаивал на том, что воспитательные процессы должны включать общественную
доступность, право государства избирать учителей и контроль над процессом должен
находиться в руках специальных должностных лиц [5, с. 201]. Мы не вправе далее
рассуждать о структуре древнегреческого общества, не ответив на вопрос – «Как же
ощущал себя гражданин такого общества?» Действительно, ценностную доминанту
человека, жившего в ту эпоху, нельзя понять, не обратившись к такому феномену как
древнегреческий Полис. Только после оформления Полиса древнегреческое
образование обрело свою классическую форму. Древние греки, не принимая факта
«бессмертия души», умирали вместе со своим телом, бессмертие идеального «я», а
именно бессмертие имени им даровал Полис. Таким образом, осознания своего
причастия к Полису заключало идеальную ценность.
Древнегреческая Пайдейя в русле различных философских школ Античной Греции,
безусловно была фундирована культурными, географическими и эстетическими
началами, но как в любом множестве, так и здесь имеются разногласия в понимании
данного феномена, проистекающие из различия аксиологических систем философов и
мыслителей. Гомер настаивал на формировании аристократического идеала человека в
истоке образовательного процесса, культивируя, конечно, героизм. Гесиод, наоборот,
провозгласил ценность труда в своем эпосе «Труды и дни». Стоики, например,
преклоняясь перед Гомером, утверждали истинность поэзии в основании Пайдейи, в
противовес софистам, которые отдавали дань образовательной риторике. Гераклит
вводит понятие Фронезис (φρόνησις) отождествляя его с Софией (σοφία), тем самым
связывает познание бытия с «проникновением в человеческий порядок ценностей» [2,
с. 226]. Жизнь для ионийского философа не только космическое, но и человеческое.
Человек предстает целиком и полностью космическим существом.
Сократ противопоставлял человеческие ценности ценностям физического космоса
ионийских философов. Убеждаясь в излишнем стремлении людей исключительно к
материальному благу, Сократ отмечал тот факт, что растворившиеся традиционные
ценности в ряду новых духовных приобретений грозили потерей духовной
самобытности афинян. Поэтому учение о душе как наивысшей человеческой ценности
ознаменовало кардинальный поворот в мировой истории. В.Йегер в своей работе
«Пайдейя. Воспитание античного грека» весьма содержательно характеризует систему
ценностей, которую проповедовал Сократ:
«Здоровье – это высший дар богов.
Второе место в жизни – красота,
Богатство дальше, правильно добытое,
А молодость с друзьями провести –
Четвертое из самых высших благ» [2, с. 69].
«Благо» - самое глубокое и сложное сократовское понятие. Являясь абсолютной
самоцелью, в тоже время оно являет самое полезное извне, приносящее счастье,
наслаждение и благополучие, раскрывая внутреннюю сущность человека. Таким
образом, вернее всего будет понимать это понятие как ценность [2, с. 73], как
наивысшую истину существования. Следует отметить, что сам Сократ никогда не
употреблял термина «Пайдейя» в своей философии, более того, мыслитель считал, что
данный термин опошлен педагогической практикой и теориями его времени. тем не
менее, начиная с Платона, возникает традиция отождествления имени Сократа с
существом Пайдейи. Мы должны помнить, что сам Сократ никогда не претендовал на
то, чтобы воспитывать людей.
Платона и Исократа, не без оснований, принято считать основоположниками
классической традиции
древнегреческого
образования. Для Платона идеалом
воспитания служит ценность мудрости (σοφία), а не практического целеполагания, как
у Исократа. Платоновская Пайдейя строится на основополагающем понятии истины,
охватываемой рациональным путем. Являясь основоположником Академии, Платон
считал, что ученик должен сам обнаруживать затруднения и, последовательно
углубляясь, достигать истины, достигать Алетейи. Алетейя (Αλήθεια) – еще один
древнегреческий термин, тесно переплетенный с глубиной Пайдейи, есть несокрытость
и несокрытие потаенного. В своей работе «Истина у Платона» М. Хайдеггер отмечает,
что Алетейя, изначально заложенная в существе человека, окружает пленника пещеры,
и тем самым, наличное в недрах человека развертывание из устойчивого состояния
предопределяет переход к Алетейе из Апайдевсии (необразованности). Для Платона
процесс познания есть постепенное, длящееся в течении всего существования,
уподобление человеческой жизни тем ценностям, которые она стремится познать. [2, с.
221]
Ценность государства как вечной родины пронизана ценностью абстрактных наук,
мусического воспитания и гимнастики. Развитие интеллектуальных способностей
возможно не только физическими упражнениями, но и посредством воспитания
характера. Государство, являясь третичным судьей воспитательных процессов, диктует
строгую иерархию званий и чинов в обществе, избирает учителей, предоставляет
параллельное равенство в образовании девочек и мальчиков [5, с. 91-92], позволяет
заниматься «воспитанием души», то есть музыкой, и гимнастикой не только
мужчинам, но и женщинам [4, с. 303-304]. Таким образом, для Платона Полития и
Пайдейя есть два взаимосвязанных аспекта идеального государства.
В условиях интеграционных процессов подспудно возникает проблема
нивелирования национальной и культурной самобытности каждого народа. Данная
статья не претендует на исчерпывающее национальные традиции обращение к культуре
образования Античности. Трансформация современных ценностных ориентиров, по
определению, синтезирует историческую преемственность традиции с опорой на
идеалы мировой культуры. Древнегреческая Пайдейя, безусловно, представляет идеал,
высшее богатство, которым должен обладать человек. В своем существе Пайдейя
олицетворяет ценностную доминанту человеческого пути. Пути, которым обязан
пройти каждый, трансформируя себя в стремлении к идеалу духовному и физическому
(καλοκαγαθία), с помощью приобретения мужества, ума, справедливости, разумения и
не менее важных воинских, гражданских, нравственных, интеллектуальных
добродетелей (ἀρετή). Ценностная доминанта, подобно культуре древних греков, из
личной, эгоистичной, утилитарной сферы самоотверженно переходит в сферу общих
интересов с верой в непреходящие ценности. Тем самым наблюдается положительная
тенденция в стремлении овладеть совершенной парадигмой образования.
Список литературы:
1. Гусейнов, А.А. Философские заметки / А.А. Гусейнов // Вопросы философии
– 2009. – №10. – С.4.
2. Йегер В. Пайдейя : Воспитание антич. грека : (Эпоха велик. воспитателей и
воспитат. систем) / Пер. с нем. М.Н. Ботвинника. Т.2, — М.: Греко-лат. каб.
Ю.А. Шичалина, 1997. — 334 с.
3. Платон. Собрание сочинений в 4-х томах. Т.1: Перевод / Общ. ред. А. Ф.
Лосева, В. Ф. Асмуса и А. А. Тахо-Годи. — М.: Мысль, 1990-1994. — С.418476
4. Платон. Собрание сочинений в 4-х томах. Т.3: Перевод / Общ. ред. А. Ф. Лосева,
В. Ф. Асмуса и А. А. Тахо-Годи. — М.: Мысль, 1990-1994. — С. 295 –326.
5. Платон. Собрание сочинений в 4-х томах. Т.4: Перевод / Общ. ред. А. Ф. Лосева,
В. Ф. Асмуса и А. А. Тахо-Годи. — М.: Мысль, 1990-1994. — С. 71 –405.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа