close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Организация приходской добровольческой службы. С чего начать?
http://www.youtube.com/watch?v=RhFo9VWmeHg
Ведущая: Васильева Марина Владимировна, заместитель председателя Отдела по Церковной
благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви. Координатор и
один из организаторов православной службы добровольцев «Милосердие».
Васильева М.В.: « Сегодня мы с вами поговорим о том, что делать после того как вы сами
попросились или вас назначили руководителем добровольческой службы. Куда бежать, зачем это
нужно, что с этим делать и как к этому всему относиться. Я могу рассказать о том, как это было
исторически в нашей службе добровольцев. В тот момент, когда стало понятно, что существует
огромное количество просьб со стороны пожилых людей, многодетных семей, семей с детьмиинвалидами, что им всем очень нужна помощь, и никакого штатного персонала для такой
помощи никогда не хватит, мы решили, что есть нужда, и нужно организовывать
добровольческую активность в помощь этим людям. После этого первые люди были собраны
после объявления на радио « Радонеж» и, учитывая формат аудитории этого радио, на встречу
пришли довольно пожилые люди, которые сами в скором времени перекочевали из категории
добровольцев в категорию подопечных. Я появилась где-то на этом этапе, придя случайно через
интернет-сайт «Милосердие» и как-то так получилось, что организовывать эту службу и
заниматься привлечением новых добровольцев пришлось уже дальше мне. У меня было некое
такое понимание, что поскольку нам нужны люди немножко другие, то, наверное, наша основная
работа по привлечению добровольцев будет происходить не через радио « Радонеж», а через те
каналы, которые наиболее близки молодежи. Как я думаю, вы все понимаете, что молодежь
очень интернет активная. Она где-то находится в социальных сетях, на форумах, бродит по сайтам
и находится в таком информационном потоке. Я видела статистику по использованию интернета в
нашей стране, и я вижу, что год от года количество пользователей в нашей стране возрастает, по
крайней мере, в арифметической прогрессии, если не в геометрической. Поэтому это очень
перспективный канал, даже если сейчас в вашем городе еще он не очень сильно развит, и нет
каких-то сильных форумов городских, поселковых и еще каких-то таких.
Тем не менее, вам не нужно отбрасывать этот канал как таковой по привлечению добровольцев,
и ваше присутствие в сети должно быть в одном из форматов, это может быть:
- Форум. Сейчас есть и бесплатные варианты форумов и те, которые можно купить за небольшие
деньги
-Есть возможность создания сайтов даже без помощи программистов, есть такие конструкторы
специальные из которых можно создать бесплатно себе сайт. Он будет не дизайнерский, не
какой-то очень сложный, но, тем не менее, он будет давать возможность вашего присутствия в
интернет сети и давать возможность тем людям, которые являются активными пользователями
на фоне этого пространства как-то к нашей деятельности присоединяться. Узнавать когда можно
приходить, что для этого нужно сделать, какая форма занятости есть в вашем движении что
можно делать и что вам нужно.
К сожалению или к счастью, сейчас это очень важно ваше присутствие в сети и ваша там
информация оперативная и качественная о том, что у вас происходит и какие у вас есть нужды.
Мы первым делом завели форум при существующем уже сайте. Сайт был посвящен не нашей
службе непосредственно, сайт был, как и сейчас он является, средством массовой информации,
портал о разных делах благотворительности, не только о том, что мы делаем, но и о том, что
делают другие люди, которые в этом же поле работают и занимаются. К этому сайту мы тогда
прикрутили форум добровольцев, на котором сразу разместили информацию о том, как стать
добровольцем, о том, как к нам прийти, когда, в какой день, в какое время. Это очень важно и
есть такой момент, о котором мы стараемся говорить и напоминать, что время прихода в
добровольцы, собеседование с новенькими, нужно назначить так, чтобы максимальное
количество недель в году оно у вас оставалось именно таким и никуда не менялось. У нас с самого
нашего начала, с 2006 года, воскресенье в 11:45 в больничном Храме, где у нас существует наше
движение, при котором оно создано. То есть уже почти 10 лет мы еще не меняли это время. И это
каждое время. Единственное воскресенье в году, когда у нас нет встречи новых добровольцев это Пасха. Потому что она, очевидно, всегда выпадает на воскресенье и, конечно, бывает очень
сложно совместить какие-то поздравления в больницах, какие-то другие мероприятия, которые,
так или иначе, выпадают на этот день в связи с празднованием Пасхи со встречей добровольцев.
Но и добровольцы сами не особенно приходят в этот день, поэтому мы в этот день никого не
теряем, а в остальные воскресенья мы всегда встречаем добровольцев. 1-го января тоже, если 1ое января это воскресенье. Поэтому, я думаю, что большое количество добровольцев, которые в
начале зашли на наш форум, посмотрели, почитали, еще какое-то время думали прийти им к нам
или не прийти к нам, в это воскресенье или в следующее или через месяц или еще когда-нибудь,
именно благодаря тому, что мы не меняем это время, оно всегда одинаково и всегда есть эта
встреча, они все-таки до нас дошли. Это очень важно, потому что если вы будите назначать раз в
две недели такую встречу, а не каждую неделю, то всегда есть вероятность, что кто-то из тех, кто
хочет прийти - не придет. То есть он придет не в то воскресенье, а в то, какое нужно у него чтонибудь там наложится. Это всегда и самих людей расстраивает: он пришел, а тут нет встречи. Но и
вам терять лишних людей не надо. Поэтому постарайтесь найти такое время, которое было бы
удобно вам, удобно священникам, которые будут заниматься этой службой. Это такая служба,
существование которой без окормления священнослужителя невозможна, может, возможна, но
это будет служба хромая на обе ноги. Поэтому все-таки нужно, чтобы был священник, нужно
чтобы он участвовал в первой встречи с добровольцами. И найдите это время: у некоторых бывает
в субботу перед Всенощной, у других - перед Литургией, у кого-то вечером в воскресенье, бывают
какие-то разные решения, которое нужно найти, но такое время должно быть и оно должно быть
постоянно и не меняться. Первое время не нужно расстраиваться по поводу того, что мало
приходит добровольцев или не приходит вообще. К нам тоже в начале приходило очень мало
добровольцев, были такие воскресенья, когда никто не приходил. Стоишь- стоишь и в какой-то
момент понимаешь, что время уже вышло и врят ли сегодня кто-то уже придет, поэтому
сворачиваешься и идешь заниматься своими делам. Но это не очень страшно, потому что сейчас у
нас приходит по 12-15 человек каждое воскресенье и такого воскресенья, что никто не пришел у
нас уже много лет как не было. Поэтому такое постоянство как правильно подобранное время,
которое все-таки было удобно всем вам – это очень важно.
После того как вы определились со временем встречи с добровольцами, определились с тем,
чтобы вам свое присутствие в сети как-то обозначить, вам нужно подумать о еще каких-то
каналах, которые в вашем случае могут быть удобными для привлечения добровольцев. Они
могут быть очень разными это: приходские листки, объявления в соседних храмах, где нет такой
службы, но они готовы разместить ваше объявление о том, что у вас такая служба теперь есть. Это
могут быть какие-то материалы в газетах, очень эффективный способ - это на местном
телевидении бегущая строка. Очень часто бывает, я знаю, что такой способ возможен для людей
в регионах. Поэтому обязательно пользуйтесь всеми возможностями, которые есть. Могут быть
объявления в каких-то местах, на остановке автобусов, акции в торговых центрах, когда вы
раздаете листовки, могут быть большие приходские события. Например, такое часто бывает, что
раздают листовки о добровольческой службе во время раздачи крещенской воды, когда огромное
количество людей, редко приходящих в храмы, находится на территории прихода и есть
возможность дать им что-то такое, что они могут почитать, пока они стоят в очереди или придя
домой и как-то уже отреагировать на такие сообщения и двигаться в этом направлении. Это очень
важно, поэтому подумайте обо всех возможностях, которые есть у вашего прихода. Может быть
это какие-то ярмарки, спектакли, большие крестные ходы. Конечно, вы лучше, чем я знаете, какие
возможности есть у вашего прихода, в вашем городе, в вашем месте, где вы живете, поэтому
очень важно сесть и для себя составить такой список: где бывает много людей, которых
теоретически можно было бы позвать в добровольцы. И дальше уже, исходя из аудитории, думать
что это должно быть: объявление, может быть, священник должен с амвона сказать или может
быть это листовки, или еще какой-нибудь другой формат привлечения, который наиболее удобен.
Как только вы об этом подумали, вам нужно приступить к реализации задуманного иначе ничего
не получится и все останется только на бумаге. Какие-то у вас будут сложности, может быть что-то
не будет так эффективно как другое, тогда переключайтесь на другие способы привлечения
людей. В этом ничего такого сложного и тяжелого абсолютно нет, и дальше с каждым годом
будет все легче и легче, потому что добровольцы, которые уже будут ходить в вашу службу, будут
рассказывать об этом своим родным, друзьям, знакомым и еще кому-то. Так, при помощи
«сарафанного радио», информация будет распространяться, доходить до каждого жителя и,
безусловно, какая-то часть людей будет приходить, к вам присоединяться, потому что само это
желание делать добро оно есть у каждого человека. Я думаю, что нет таких людей, которые его не
хотели бы делать. Может быть, кто-то не настолько решительный или у него есть какие-то
причины, по которым он не присоединяется к формализованным группам, может быть, он сам
это делает по-тихому, ходя к соседке своей или другие дела. Может быть, у него дома и без того
такая ситуация, что он должен дома помогать и потому ему нет необходимости приходить в
какую-то структуру организованную. Тем не менее, желание что-то делать хорошее присутствует у
каждого и не нужно ограничивать вход нецерковных добровольцев. Наша служба состоит в
основном из людей не церковных. Это люди православные, которые, тем не менее, в Храм ходят
редко, никогда в жизни не причащались, не исповедовались и пришли к нам именно потому, что
мы предлагаем им что-то такое делать доброе, не призывая активно к тому, чтобы они начали
церковной жизнью жить, хотя мы для этого делаем все возможное. У нас есть курсы со
священником, как катехизация, о жизни в церкви, о богослужениях, о догматах, о святых, с
рассказами об истории церкви. Довольно много всего того, что при желании добровольцы могут
посещать, через что они могут воцерковиться. У нас есть Литургия для добровольцев, молебны
для добровольцев, но мы никого не заставляем. Если человек выбирает сознательно, что он хочет
ходить и только помогать бездомным и ему больше ничего не нужно: ни священники, ни
молебны, ни Литургия, мы не будем на этом настаивать, и мы не будем пытаться его как-то
воцерковить, а если не воцерковляется отказывать ему в возможности делать что-то хорошее. Это
была наша изначально такая позиция, во-первых, конечно, потому что вход через
добровольческую структуру для человека нецерковного - это возможность по - мягкому войти в
церковную жизнь без потрясений, без трагедий, без болезней тяжелых в жизни, когда Господь так
по-особому призывает людей. Это именно возможность открывания мира церковного, мира
верующих людей через обычное человеческое общение. Когда они видят, что на самом деле их
представления о Церкви, о священниках не выдерживают никакой критики, когда сталкиваются с
реальностью, видят, что священники нормальные люди, такие же, как и они. Видят, что верующая
молодежь такая же и у нее нет каких-то там заскоков или еще каких-то особенностей, которые их
как бы заранее отвращали от жизни. Они видят другую радость, другое общение, другие
отношения. В идеале. Конечно, бывает всякое, приходы тоже бывают разные. Иногда бывает так,
что приход сложился из людей очень интеллигентных и когда туда попадаешь, то чувствуешь
очень большую разницу в том, с чем ты сталкиваешься на улице, в транспорте и с тем как себя
ведут люди внутри прихода. Бывают приходы не такие, менее добрые, менее нежные отношения
между людьми. Там могут быть какие-то замечания, на людей это действует несколько
настораживающее, но, тем не мене, возможность открыть двери для новых людей может и
приход изменить в лучшую сторону. Когда система открыта, люди со стороны приходят, они чтото видят и с чем-то сталкиваются внутри, хочешь - не хочешь, как-то все начинает меняться. Чаще
всего меняться в лучшую сторону, потому что никто не хочет чтобы сказали: знаете, на этом
приходе такие грубые люди, я к ним пришла, а они меня оттуда выгнали. Ну и постепенно это
начинает так отшлифовываться. Поэтому людей со стороны не нужно бояться, не нужно от них
открещиваться, наоборот, это то, к чему мы все призваны, это такая возможность для
миссионерства для каждого из нас среди людей не церковных. Возможность того, чтобы не
церковные люди, увидев нашу с вами жизнь, подумали, что, наверное, что-то в этом есть. И если
мы с вами так не живем и так не общаемся друг с другом, что они не видят никакой разницы,
наверное, нам самим еще нужно задуматься о том, что почему, собственно, мы так себя ведем,
что никакой разницы нет. В чем тогда наша вера? Только в формальном соблюдении правил?
Может быть, это не совсем правильная история.
После того как вы начали привлекать добровольцев, встречаться с ними, разговаривать, первое с
чем вы столкнетесь, что добровольцы хотят какой-то ясной однозначной деятельности. То есть
если вы позовете добровольцев и не дадите им ничего делать, причем такого значащего, они у
вас не останутся, очень быстро перебегут или сбегут куда-нибудь, поменяют направленность
деятельности. С самого начала, когда мы организовывали службу, мы понимали, что мы будем
организовывать помощь, мы будем направлять людей туда, где без них тяжело. Причем тяжело
может быть по-разному. Может быть тяжело по объективным причинам, когда дети инвалиды в
семье, когда сам человек инвалид, или может детей много или, может, это одинокая бабушка и
она уже не может сама почти ничего уже делать. Конечно, помощь здесь понятна - человек
приходит и видит, что без него здесь намного тяжелее. И его помощь сразу получает отдачу в том,
что он видит смысл этой деятельности.
Бывает помощь, на первый взгляд, не очень понятная. Такие случаи не редки, например, когда
человек нуждается не просто в физической помощи, не то, что ему нужно готовить или убирать
или помогать гулять на кресле инвалидном, а в том, что он чувствует себя уж очень одиноким,
брошенным. Возможно, что это бабушка, которая сама еще более или менее в силах, но при этом
она не выходит на улицу, ходит только по квартире, есть возможность упасть. Может, много
этажей, а лифта нет в доме, или еще по какой-то причине она замкнута в этих стенах и ей нужно
какое-то окружение, которое ее может поддерживать в течении жизни. Друзья, родственники уже
умерли, и у нее наступает некий вакуум, и она ощущает, что она одна, никого нет рядом. Она
начинает бояться, что она умрет, и никто не будет об этом знать, никто о ней вообще не вспомнит.
Ощущение такого одиночества может быть довольно сильным. И в этом случае, приходя,
доброволец может себя неловко чувствовать: ну что он такого делает, он приходит, общается с
бабушкой и уходит, но, тем не менее, это очень важный момент. У меня у самой в жизни был
такой случай, когда я познакомилась с бабушкой, которая жила надо мной этажом выше. Она
была уже достаточно пожилая, ей было за 80. Но она при этом относилась к той категории
бабушек, которые еще в силах. Она сама себе готовила не сложную еду, кашу сварить, картошку
могла. Сама дома убиралась, у нее дома было все очень аккуратненько, все очень чистенько, но
при этом ей очень сильно не хватало вот такого вот общения. У нее не было детей, точнее был
ребенок, но он погиб во время эвакуации, когда они переезжали с места на место. Это был тиф, и
она сама еле выжила в той истории, тогда же вместе с ребенком умер муж. Потом она тоже была
замужем, но детей уже Господь им не послал, поэтому вот так в конце своей жизни она
фактически оставалась одна. У нее была сестра тоже очень пожилая бабушка, но она жила в
другом месте. И я к ней ходила так просто, чай попить по воскресеньям, что-то ей рассказать, чтото принести, стала ей какие-то книжки читать, причем, она сама была из семьи церковной, у нее
отец был старостой в Храме, но сама она как-то потом отошла от Церкви в течение жизни
советской. И такой был момент, когда мы с ней познакомились, она уже не причащалась много
лет. Я тогда ей предложила что-то: если хотите можно позвать священника. Она согласилась,
сказала: да, конечно, хочу. Священник начал ездить к ней с какой-то периодичность: раз в
несколько месяцев, потому что бабушка не привыкла к частому причастию, потому этого было
вполне достаточно. И в начале нам было очень сложно с ней общаться, потому что вначале все
наши разговоры сводились, обычно, к перечислению сколько у нее было каких операций, что у
нее как болит и почему. И к каким-то таким вещам, которые ты можешь один раз выслушать,
второй, третий, может быть, десятый, и потом в какой-то момент ты уже сам готов рассказывать за
эту бабушку какие у нее были операции, где у нее что болит и почему. И, конечно, формат такого
общения начинает быть очень сложным. Я в какой-то момент, к счастью, для нас обеих, принесла
ей книгу святителя Луки « Я полюбил страдания», я думаю, что вы многие эту книжку знаете,
начала ее просто читать. У бабушки было очень плохое зрение, на одном глазу у нее была
катаракта, там все было достаточно сложно, поэтому она почти ничего не читала. Я начала читать
эту книжку по чуть-чуть : приду - почитаю сколько-то. Она меня останавливает: хватит, давай,
поговорим, потом еще что-то. И в какой-то момент я прихожу и смотрю, а закладка в этой книжке
лежит уже не в начале ее, а чуть ли не в конце. Я как в сказке: кто сидел на моем стуле? Кто ел из
моей ложки? Спрашиваю: бабушка дорогая, что это у нас там закладка на другом месте. А она так
воодушевилась и говорит: « Марина ты знаешь, книжка такая хорошая, я надела очки, на них
вторые очки, села к солнцу, взяла лупу и стала читать». Она действительно, так вдохновилась этой
книжкой, она стала читать ее до конца, в конце были еще проповеди святителя Луки о разных
вещах, в том числе противосектантские. А у нас в то время в подъезде жила семья прямо рядом с
ней и, надо сказать, они ей довольно много помогали, муж был пастором в церкви сектантской. И
бабушка прочитала: « Вот он же там пишет, что эти все секты… а вот они-то ( на соседей).. они же,
наверное, не знают, надо же им рассказать..» В общем, очень воодушевилась этой книжкой, стала
после этого сама читать утренние и вечерние правила, внутри нее стало что-то очень сильно
меняться, внутренний мир стал преобразовываться, прямо на глазах. Такое изменение в человеке
уже очень пожилом я не видела никогда. Я не знаю, может быть, я когда-нибудь еще увижу, но
пока…с тех пор прошло довольно много времени, я не видела. Она реально стала другой. Она
перестала бесконечно жаловаться, что у нее там что-то болит, пересказывать свои операции и
болячки, она перестала обращать внимание на эти вещи. Конечно, с ней было тяжело, мы там
довольно много всего переживали: она в какой-то момент слегла, я думала, что она уже не
встанет, потом мы нашли хорошего врача. Он приезжал, делал уколы, она начала опять ходить.
Потом были опять какие-то ухудшения, и лучше и хуже и все это так менялось. И я поняла, что
если бы тогда в тот момент мы не нашли бы с ней общего языка, если бы мы не нашли для нее
тоже чего-то близкого и родного, потому что время святителя Луки, когда она тоже жила, и она
тоже понимала, что рядом все это происходит, рядом есть такие люди, действительно, люди
исчезают и пропадают. Это стало каким-то мостиком между той ее жизнью и новым видением и
новым открытием. И получилось в какой-то момент, что когда я пришла к ней, в общем-то, ей не
так уж объективно нужна была помощь, нужна она была только в формате такого общения.
Получилось, что такими встречами, такими беседами мы смогли с этой бабашкой пройти
довольно сложный путь и довольно трудный и выйти из него в качественно другом уровне, если
можно так выразиться. И это очень важно. Я вижу, когда добровольцы наши приходят в семьи
людей не церковных к людям пожилым, которые прожили довольно длинную жизнь. И они тоже
ничего не хотят слышать ни о вере, ни о церкви, ни о причастии, ни о других таинствах. Они
меняются. И это, наверное, то ради чего Господь посылает добровольцев на их пути. У нас было
много случаев, когда добровольцы начинали ходить к таким пожилым людям, и, казалось, что
ничего не произойдет, как они рассказывали, как они встречаются, а ничего не происходит:
человек не хочет в Церковь, человек не хочет со священниками разговаривать. Просто мы так
ходим - помогаем, конечно, для нас это не препятствие, будем и дальше так ходить, помогать. Но
вдруг в какой-то момент человек поворачивается и говорит: вы знаете, а может священника
можно позвать, поговорить. Конечно, мы стараемся, чтобы священник как можно раньше
приехал, и, часто такое бывает, что после встречи, после исповеди, после причастия, в очень
коротком времени, человек умирает. Мне кажется, что это особый промысел, когда Господь
посылает уже на последнем времени возможность и покаяться и причаститься, и закончить свою
жизнь по-христиански. Ведь не каждому человеку дается такая милость, даже не каждому
человеку, который ходит в Храм. Со многими людьми нецерковными, проживших страшное
такое безбожное время, такая Милость случается. И даже страшно, как будто та сам находишься
при совершении какой-то тайны, чего-то очень сакрального. И не стоит отказываться от просьб,
когда просят прийти пообщаться.
Бывает, кстати, много таких добровольцев хороших, которые вроде бы и хотят что-то делать
хорошее, но бояться. Кто-то пожилой, у него нет сил особенно что-то делать, кто-то не очень
приспособлен, но прийти пообщаться может почти каждый, и поэтому такие просьбы находят
себе помощников, тех, кто будет их выполнять. Отмахиваться от любых просьб не нужно, нужно
постараться на каждую помощь найти помогающего, если это возможно. Иногда бывает так, что
по какой-то причине Господь посылает помогающего, а бывает, что и нет. Иногда кажется, что
просьба простая, думаешь, что это будет легко, а не получается. А иногда кажется, что на такую
просьбу найти просто не возможно человека - и все складывается, находятся и люди и
добровольцы и дело и время и деньги даже какие-то находятся для этого. Конечно, тут действует
какой-то особый Промысел. Вы можете только находиться рядом, наблюдать, конечно же, что-то
делая, то, как Господь через Вас помогает этим людям. Это не ваша помощь, это не ваши какие-то
усилия, но то, что вы рядом стоите и ассистируете, как хирургу медсестра во время операции. Но
это тоже очень дорогого стоит, и я думаю, что если вы возьметесь всерьез этим заниматься, то
вкус к этому делу не даст вам отвлечься на что-то другое.
У нас еще было одно важное такое правило, которое до сих пор у нас исполняется: мы никогда не
организовываем досуг добровольцев. Мы не организовываем клубы танцев или поездку куданибудь или чаепития просто так, потому что мы считаем, что это все добровольцы могут найти
где-нибудь еще. И, второе, они могут организовать это себе сами, если они этого хотят. Очень
легко перевернуть эту всю деятельность активную и важную на какое-то развлечение, когда вроде
бы дело благое было в начале. Собрались, чтобы помогать другим людям, а в итоге вместо
поездок и совместных мероприятий пошли чай попили, здесь побыли, здесь что-то поделали как будто оно кому-то нужно, и теряется смысл того ради чего все собрались изначальною. И другой
уже контингент людей привлекается, уже приходят люди не которые хотят что-то делать, а
которые хотят просто вместе быть, просто общаться. Делать они ничего особенно не хотят. Может
быть, и не плохие люди, но они с другой внутренней мотивацией. И конечно, все это будет очень
сильно влиять на саму службу. И поэтому такие моменты добровольцы действительно сами умеют
организовывать: если они хотят куда-нибудь поехать, они организуются и поедут, они хотят
встречу сделать - они это сделают. Не нужно это централизованно организовывать. Лучше
организовывать их небольшими группами, потому что так добровольцы между собой больше
состыковываются.
Цели и задачи такой службы - это очень важный аспект и подумать об этом нужно до того как вы
начнете привлекать добровольцев, именно потому, что когда они придут уже будет поздно чегото менять и им будет сложнее. Мы предлагаем создавать такие добровольческие структуры под
помощь людям, которые находятся, во-первых, внутри вашего прихода, во-вторых, вокруг него,
потому что, безусловно, ваша добровольческая служба шагнет за пределы прихода, она не
останется внутри. Количество людей, которые захотят вам помогать и будут готовы тратить свое
время, достаточно быстро выльется за пределы необходимой помощи, которая нужна у вас в
приходе. Конечно, у вас есть какие-нибудь пожилые прихожане, наверняка у вас есть
многодетные семьи, может быть семьи не полные, может быть с детьми инвалидами, может быть
сами инвалиды и этим людям нужно помогать в первую очередь. Нужно о них заботиться так,
чтобы каждый прихожанин помогал. Чтобы каждый понимал, что если с ним тоже что-то случится
- приход ему поможет, он не будет стоять и смотреть как ему плохо. Что приход -это семья, что
нет возможности отвернуться от чужой беды. Нельзя сделать вид, что если человек перестал
ходить в Храм, потому что он заболел или потому что он сломал шейку бедра, то можно о нем
забыть и продолжать так же прекрасно приходить каждое воскресенье на службу, не думая о том,
что-то лежит дома и такой возможности не имеет. И может вообще не иметь никаких
возможностей ни для того, чтобы нормально поесть, ни для того, чтобы нормально совершить
какие-то гигиенические процедуры. Когда прихожане будут это понимать и чувствовать, что такая
взаимовыручка существует, конечно, ваш приход будет более тесным, ваше общение будет
наполнено другим смыслом, другим духом даже. Безусловно, главная цель прихода - это
объединение вокруг Евхаристии, вокруг Христа, но второе, что за этим должно стоять - это
взаимовыручка, очень тесное соприкосновение людей между собой. То, чему нужно самим
учиться, то, чему нужно учить других людей и то, к чему нужно привлекать людей. Чаще всего
такое добровольческое служение, такие добровольческие службы организовываются, в первую
очередь, для помощи тем, кто внутри.
Когда предложите помощь многодетным семьям, вы, наверное, заметите, они скажут, что и сами
справляются. И, действительно, они сами справляются, потому что если бы они не справлялись,
они бы не приходили к вам в Храм, вы бы их, наверное, не видели. Но они даже не могут просто
предположить, что кто-то к ним может приходить домой помогать гладить, убирать, заниматься
детьми, гулять, водить этих детишек в кружки, забирать их из школы, еще что-нибудь делать. Они
даже не представляют, что такое может быть, поэтому они говорят, что справляются сами. Как
только вы сможет в семью ввести помощника, семья увидит, что жить стало легче, что
действительно, помощь есть и любой человек приходящий в семью, он не мешает ей жить, а
наоборот помогает. Если семья кризисная, там сложные отношения внутри, может там есть люди,
больные алкоголизмом, или у кого-то из родственников психиатрические диагнозы - такой семье
нужно еще больше помогать, потому что дети внутри семьи сильнее от этого страдают. Если
большое количество людей вовлечено в помощь этой семье, тогда как-то этот эффект немножко
нивелируется, немножко выравнивается. Люди, приходящие со стороны, конечно, не должны
какие-то оценки давать: у тебя отец пьет - это так плохо…ваша задача не в этом. Ваша задача в
том, чтобы показать, что хорошего должно быть в семье, что хорошего может быть в отношениях
между людьми. Я знаю некоторые кризисные семьи, в которых, например, дети не знают, что
можно посидеть вместе за столом, попить чаю и о чем-то поговорить, что кому-то может быть
интересно, что происходит в их жизни, что происходит у них в школе, что можно посмотреть
вместе фильм и его потом обсудить, что можно разложить на какие-то понятные для ребенка
составляющие поступки, что можно проговорить и попытаться объяснить и свое состояние и учить
это делать ребенка. Что ты сейчас чувствуешь ? Почему ты себя так чувствуешь, почему ты себя
ведешь вот так и вот так? Почему мама так себя повела? Ну, мама, наверное, не лучший пример,
потому что это за гранью вашего понимания и вашей компетенции. Но, допустим, говорить о себе:
ты знаешь, ты прогулял сегодня школу, а я расстроилась, потому что мне хочется, чтобы ты стал
хорошим человеком, чтобы ты научился, чтобы у тебя была хорошая работа, чтобы ты смог
помогать родителям, когда вырастешь. То есть давать детям логическую связку их каких-то
поступков и последствий, логическую связку того, что хорошо и что плохо и почему. Очень часто в
кризисных семьях этой связки нет, у ребенка с самого маленького возраста не сформировываются
самые важные моменты: если я делаю хорошо - меня хвалят, если плохо - меня ругают. Они очень
часто получают реакцию со стороны родителей неадекватную, не связанную с тем, что они перед
этим сотворили или, может быть, сделали хорошего. Очень важно логическую связь в голове
выстраивать, иначе они вырастут, не смогут нормально общаться с людьми, не смогут создавать
хороших отношений, тесных со значимыми для них людьми, может быть, даже семьи не смогут
создать именно потому, что у них эта логическая цепочка в голове не сформировалась. И это то,
чем может помочь приход. Я знаю такие семьи, в которых дети прибегают в Храм и проводят там
довольно много времени. Они в чем-то помогают, они в чем-то участвуют, их зачастую там кормят
и одевают, в их жизни участвуют. Конечно, важно очень помочь семье, не изъять оттуда ребенка,
не заменить ему семью, а дать ему возможность дополучить все, что ему нужно в рамках боле
широкой семьи, приходской семьи. Важно посмотреть: чем можно помочь родителям. Я знаю
такие случаи, когда мама психически больной человек и нет отца, и растут дети в этой семье. И
такую семью нужно держать и нужно тащить. Нужно нанимать туда няню, помогать им готовить,
водить детей в школу, заниматься с ними. Дети, безусловно, очень сильно маму любят, и она,
зачастую, тоже, но из-за того, что она болеет, из-за того, что у нее есть нездоровые проявления,
она не может заниматься с ними так, как могла бы, если бы была здорова. И в этом смысле ваша
задача - дополнить тем, что нужно будет ребенку. Конечно, делать это надо будет аккуратно, не
насилуя никого из членов семьи какой-то своей чрезмерной инициативой. Если вы видите, что
семья однозначно не принимает вашей помощи, значит, вам нужно отступиться и сугубо за них
молиться, видя, что помощь-то на самом деле нужна, потому что только Господь может через
вашу просьбу к нему постоянную, как-то в семье что-то изменить и ваша помощь будет принята
тогда.
Когда вы поняли, кому будут помогать ваши добровольцы и, скорее всего, это будут ваши
прихожане, вы можете их привлекать, таким образом, как я уже говорила раньше, мы еще
поговорим об это позднее. Конечно, у вас может быть не одно направление: у вас может быть и
помощь прихожанам, и помощь детям в интернате, куда уже ходит священник вашего Храма. Это
может быть богадельня, психоневрологический интернат, могут быть какие-то другие социальные
объекты в зависимости от того, что находится рядом с Храмом, что так или иначе в жизни Храма
присутствует. Важен момент постепенности, стараться не распыляться на все возможные виды
помощи, которые могут быть в округе вами замечены, а все-таки идти постепенно. Вы начали
помощь прихожанам, найдите ответственного человека среди тех, кто им помогает, поставьте его
старшим, вам помощником, координатором и переключайтесь на следующий проект, на
следующее направление. Тоже самое и в следующем: там стали добровольцы ходить, назначьте
ответственного, начинайте заниматься следующим. Может быть, не вы лично будите заниматься,
у вас будет одно направление, и вы будите вылавливать ответственных людей и ставит их на
другие направления. Может и такое быть, но действия все-таки должны быть
последовательными, потому что если вы постараетесь в одиночку закрыть собой как амбразуру
все, что только есть в вашем Храме, скорее всего ничего не выйдет. Вы выгорите, все скажут, что
от добровольческой службы нет никакой помощи и толку, поэтому заниматься ей не нужно и
добровольцы разбредутся. Нужно свои силы соизмерять с возможностями и с потребностями и не
выпрыгивать выше, чем возможно. Это конечно очень важно, но все равно старайтесь
планировать и свои силы и свои возможности и потребности, которые есть на приходе. Вашей
заботой должно быть поиск ответственных людей, на которых можно перекладывать часть
обязанности и часть ответственности и часть прав ему передавать. Это самое важное из того, что
вы должны делать. Все остальное уже будет вторично, если вы найдете много ответственных
людей, вы сможете вообще ничего не делать, наслаждаться жизнью, ходить всех по головке
гладить: какие вы все хорошие, что вы все это делаете. Поэтому, обращайте на это особое
внимание.
Обычно спрашивают: кто может быть руководителем службы, какие к нему есть должностные
обязанности, какие у него должны быть права. Этот вопрос не очень важный, на мой взгляд, и
обычно, руководитель службы определяется в обратном порядке: то есть сначала кого-то ставят
руководителем, а потом он уже начинает плыть по течению или против течения. И как-то по мере
своего понимания, по мере того как Господь располагает, выстраивать какие-то обстоятельства,
которые будут складываться в приходе и вокруг этой службы. Конечно, дальше этому
руководителю придется искать ответственных людей. Если ситуация обратная и ему сказала:
знаешь, службу надо организовывать, но ты сначала найди руководителя службы и вы задались
вопросом: а каким он должен быть? Как его определить? Я обычно придерживаюсь следующих
моментов: с одной стороны, это должен быть человек очень активный, по- хорошему активный,
не просто бежать дальше и бросать больше, такой, который понимает пределы, что можно, а что
нельзя: что нужно спрашивать у настоятеля или у вас, а что можно делать самостоятельно. У него
должна быть, обязательно, инициатива. Если инициативы не будет, он ничего сделать не сможет.
Желательно, чтобы у него был управленческий опыт, пусть даже небольшой: пусть там одного
человека организовывал в своей жизни или двух. Хорошо бы, чтобы у него было понимание
юридических каких-то вопросов и бухгалтерских, потому что хочешь - не хочешь, ему придется с
этим столкнуться. Если у него нет такого опыта, нужно чтобы он умел хорошо учиться, потому что
учиться придется много чему: и общим вопросам ,и как выстраивать отношения, и как переживать
какие-то моменты и, опять же, финансово-бухгалтерские, юридические моменты, которые тоже
будут возникать, поэтому он должен будет чувствовать себя боле и ли менее комфортно в
документообороте. Ну, в идеале, чтобы он еще грамотно писал. Если так перечислять: что хорошо
было бы, что бы было бы, то можно очень долго это все делать и, наверное, такого идеального
человека нет. Поэтому нужно брать того, который будет наиболее подходить. Наверное, одним из
самых важных моментов будет его умение общаться с другими людьми. Если он людей умеет
поддерживать, если он умеет с ними строить хорошие отношения, умеет быть с одной стороны
где-то тактичным, а с другой стороны где-то настойчивым, умеет их поддерживать и как-то их
чувствовать - такой человек, скорее всего, подойдет. И даже, если у него каких-то других знаний
нет, и нужно будет его учить, но все-таки одно из наиболее важных качеств - это умение общаться
с другими людьми. И дальше вам придется поставить в одно из обязательных условий такому
руководителю, что его постоянная задача искать ответственных, искать ответственных, искать
ответственных. Ни один человек не сможет справиться со всем тем потоком социальных нужд и
потребностей, которые возникают в любом приходе. Бывает такое, что приход очень маленький и
потребности очень маленькие, но, в основном, это редкость. Если вы озадачились тем, чтобы
создать такую добровольческую службу, скорее всего у вас потребность больше, и скорее всего в
одиночку ни один руководитель с ними не справиться. Поэтому, кроме общения с
добровольцами, кроме общения с подопечными, его основная задача постоянный поиск
ответственных людей, помощников, на которых он сможет часть своих дел перегрузить.
Чем могут заниматься добровольцы? Что они могут в принципе делать? Иногда мне такой вопрос
задают в тех местах, где такой деятельности вообще никогда не было и люди очень скептически
настроены, они говорят: что может сделать доброволец? Он ничего не умеет, у него нет
специальных знаний, он вообще с улицы пришел и как ему можно что-то поручить? Ему нужно
сначала для этого полгода минимум чему-нибудь учить, только после этого может быть, мы его
отпустим. Есть другая крайность, когда наоборот говорят: чему там учить, все итак понятно,
пришел, помог, вышел и все замечательно. Обычно, правда бывает по середине. Так и в нашем
случае. Конечно, помогать добровольцы могут во многом. Самый простой случай: это приходить,
общаться домой с пожилыми, с одинокими людьми, или может, не домой, а в больницу, где тоже
бывает, что люди очень долго лежат и чувствуют свое одиночество. Какие-то интернаты, это
может быть более специализированная помощь, когда, например, приходят домой что-то готовят,
убирают, помогают с гигиеническими процедурами. Если там есть дети, помогают с уроками,
может быть, какое-то репетиторство, водят их в кружки, встречают из школы, это очень важная
задача сейчас, потому что не у всех есть бабушки и когда в семье несколько детей, вопрос того
кто будет встречать ребенка из школы стоит очень остро. Это могут быть другие задачи: привезти
в Храм больного или пожилого человека или многодетную семью или инвалида. Увезти из Храма,
отвезти в больницу, погулять с колясочниками. Это может быть деятельность, связанная с
привлечением средств на лечение семьи или ребенка из этой семьи. Могут быть
специализированные ярмарки приходские, направленные на то, чтобы собрать эти средства, это
могут быть какие-то праздники приходские, которые вы тоже делаете для такой цели.
Добровольцы могут быть использованы в воскресной школе. Может быть, у вас добровольцы
будут ходить в интернат и там ухаживать за лежачими больными, возможно добровольцы будут в
приписном домовом Храме, в интернате или больнице, помогать священнику, петь, кто-то будет
алтарничать, кто-то будет организовывать людей, которые туда приходят: раздавать косыночки,
свечки помогать ставить, что-то рассказывать будет приходящим людям. То есть задач для
добровольцев очень много, другой вопрос, что для того, чтобы решать поставленные задачи,
добровольцев нужно либо отбирать, либо обучать. Простые вещи, как пойти подмести что-то там,
наверное, может сделать практически каждый и для этого специально учить не нужно. Но какая-то
специализированная помощь, безусловно, будет требовать обучения добровольцев. Просто
человека с улицы вы не сможете отправить к лежачему больному с предложением его помыть и
поменять памперсы, скорее всего человек сам откажется, потому что он не знает, как это делать и
может быть ему страшно, а может быть он в принципе брезгливый и никогда этим заниматься не
будет. Точно так же вы не можете неподготовленного человека направить в больницу, чтобы он
какому-то бездомному обработал трофические язвы. То есть какие-то ограничения, которые
просто из здравого смысла понятны, так же понятно, что в этом направлении их нужно учить, а в
какому-то не обязательно. Если вы зовете добровольцев, чтобы они раздавали листовки во время
акции по сбору памперсов, например, учить их долго не нужно, но провести инструктаж придется.
Какие листовки, что отвечать на вопросы, почему и для кого вы их собираете, как вы их будите
раздавать и т.д. и т.д. То есть под каждую задачу, перед тем как позвать добровольца , нужно
подумать, нужно ли учить его, а если нужно, то что для этого делать.
Очень часто встает такой вопрос: сколько стоит добровольческая служба. Сколько нужно денег,
чтобы ее организовать и где эти деньги брать. Наша служба очень долго существовала без какоголибо финансирования. Я в тот момент работала еще в другой организации, и эта служба была моя
добровольческая занятость, я была координатором службы. К моменту, когда мы решили, что
нужно брать одного оплачиваемого сотрудника на работу, у нас уже было 500 добровольцев. То
есть достаточно большая компания. И было порядка десяти координаторов не оплачиваемых, а из
числа добровольцев тоже. Конечно, без такой структуры, без помощников, мне было бы не
возможно с этим справиться, у меня тоже было ограниченное количество времени для того, чтобы
этим всем заниматься и у тех координаторов оно было тоже ограниченное, но мы поэтому и
разбивали на такие не большие области, чтобы можно было бы этим заниматься в свободное от
работы время. Деньги для подопечных в тот момент тоже мы нигде специальным образом не
собирали, не искали и ничего такого не организовывали, в основном покрывались небольшие
нужды с помощью тех же добровольцев, они там или скидывались или свои деньги добавляли. То
есть года 2 или 3 финансирования мы никакого не искали и не просили, оно нам было не нужно.
Уже потом, когда выросли из этого состояния и у нас появилась потребность привлечения еще
дополнительных координаторов, мы стали искать какое-то финансирование и оно может быть
разным: стоять кружка в приходе, гранты какие-нибудь, Православная инициатива или других
фондов, это могут быть специальные мероприятия, нацеленные на сбор пожертвований под эту
деятельность. Это могут быть благотворители, которые понимают и целевым образом
поддерживают именно эту деятельность. Но я считаю, что до того, как вы более или менее
структуру уже построите, до того как у вас будут видны результаты добровольческой
деятельности, собирать средства на эту деятельность не совсем правильно, потому что вам еще
нечего даже показать возможным благотворителям - вы там еще ничего не начали, а вам уже
какие-то деньги нужны, какую-то работу оплачивать. Тогда это не добровольческая служба, а
служба коммерческого заказа получается. Поэтому я думаю, что вопрос финансирования в таких
не больших структурах стоит на одном из самых последних мест и чаще всего хватает
оплачиваемой ставки одного руководителя этой службы и каких-то акций под какие-то
специальные нужды : нужно организовать поездку подопечных куда-нибудь, собрались,
организовали какое-нибудь мероприятие, собрали необходимое количество денег, провели
ярмарку, оплатили кому-нибудь лечение, бывают разные ситуации. Возможно, что вам будут
требоваться деньги, но я говорю, что обычно для добровольческой службы они очень небольшие.
Сейчас я перейду к вопросам, которые у нас накопились в закладке «Вопросы»:
Вопрос: « Все хотят помочь, как найти тех, кому нужна помощь?»
М.В: « Как я уже сказала, нужно сначала поискать на приходе, повнимательнее посмотреть на тех,
кто у вас есть, расспросить у батюшек кого они на дому причащают, потому что именно они в этой
помощи нуждаются больше, посмотреть на семьи с детьми, посмотреть на инвалидов,
приходящих к вам в Храм. Если вдруг у вас в приходе всем от 25 до 35 и ни у кого нет детей, нет
больных одиноких инвалидов и бабушек, тогда, может быть, пойти в социальную защиту от
Храма, может быть с батюшкой вместе, чтобы было больше вам доверия. Сказать о том, что вы
готовы помогать одиноким людям, или нуждающимся людям, инвалидам, семьям с инвалидами.
И я вас уверяю, что таких людей вокруг вас будет очень много. Я очень сомневаюсь, что есть такие
местности, где нет инвалидов и нет нуждающихся людей».
Вопрос: « С чего начинать добровольческую деятельность при монастыре?»
М.В.: « Матушка Ирина, если я правильно понимаю, давайте так поступим, если я на Ваш вопрос в
ходе сегодняшней встречи не ответила, Вы еще раз напишите внизу, я до него дойду и отвечу на
то, что не ответила, потому что мне сейчас кажется, что я уже сказала с чего начинать, могу только
телеграфным шрифтом сказать: определиться, когда у вас будет регулярная встреча с новыми
добровольцами, повесить объявление об этом в Храме, в приходе монастыря, на сайте, если у них
существует сайт. Использовать другие каналы для привлечения добровольцев, в том числе: пусть
матушка говорит о том, что у них такая служба есть, священник с амвона пусть об этом говорит,
объявления должны быть на видных местах, телевидение местное – бегущую строку, любые
средства оповещения людей, с этого надо начинать».
Вопрос: « Сколько лет помогают невоцерковленные добровольцы?».
М.В: « У нас такой специальной статистики нет, но я знаю одного человека, он нецерковный и
даже не крещеный, и помогает уже 5 лет точно, и, наверное, будет еще столько же помогать. Это
один из самых основных наших добровольцев был, сейчас, единственное, он женился, у него трое
детишек маленьких, поэтому, наверное, будет помогать меньше. Но, тем не менее, такой пример
есть, может быть, это исключение, но отмахиваться от таких людей нельзя, и нельзя думать, что
церковные люди будут помогать дольше. Очень часто такое бывает, что приходящие к вам
церковные люди как раз отваливаются быстрее, чем невоцерковленные, потому что
невоцерковленные начинают воцерковляться и как-то больше даже встраиваться и в жизнь
прихода и в жизнь службы добровольческой, поэтому часто они бывают более устойчивые».
Вопрос: « Нужно ли каким-то образом стимулировать добровольческую деятельность?».
М.В.: « Я считаю, что стимулировать специально не нужно. Какие-то общие встречи у вас должны
быть, какое-то общение, какая-то возможность для того, чтобы добровольцы задавали свои
вопросы, которые у них накопились по ходу выполнения, чтобы они чувствовали вашу поддержку,
для этого должны быть регулярные встречи с существующими добровольцами : чаепития или
координаторские советы или еще что-то, могут быть разные форматы, это может быть и это
нужно, но благодарственные грамоты вручать смысла никакого нет, и специально
развлекательную составляющую вводить, мне кажется, тоже не стоит».
Вопрос: « Как ввести человека в такую семью, если они отказываются?».
М.В.: « Вы попробуйте сами вначале к ним приехать в гости с подарками на Рождество: вы знаете,
а мы к вам с подарками, ну врят ли они откажутся от подарков. Приехали, чай попили,
поговорили, они посмотрели на вас, вы на них и тут уже можно что-то говорить: ну вам, наверное,
нужно вот это или у нас есть человек - он математик, он может позаниматься математикой с
детьми, то есть просто предлагать конкретные задачи, не ограничиваться общими фразами. А то
еще никто не знает, как вы будите помогать: вдруг вы начнете им так помогать, что они будут
сразу не рады, поэтому вы конкретно предлагайте. Сказать: мы можем ходить к вам раз в неделю
и гладить все, что вы за это время настирали, например или еще что-то делать. И тогда, когда уже
задача поставлена более конкретно, то и ответ бывает конкретный.»
Вопрос: « Как создать поле для общения многодетных семей друг с другом, чтобы как-то
настроить их внешние контакты, их взаимопомощь, обмен опытом, так как и них очень много
общих проблем и достижений?»
М.В.: « Хороший формат - это организовать приходской праздник для многодетных. Причем
сделать так, чтобы была специальная детская комната, где специальные люди бы играли с детьми
и занимали их, пока мамы сидят за столом, кушают, пьют чай, разговаривают. Может, там концерт
для этих мам организован был бы специальный ит.д. и т.д. и, таким образом, они начинают между
собой общаться и как-то взаимодействовать, знакомиться, соответственно. Когда совместные
мероприятия, тогда детей нужно занимать, иначе будет им сложно общаться, если дети вокруг».
Вопрос: « Как быть в такой ситуации: приходят люди, желающие стать добровольцами, которые
сами перенесли какую-то тяжелую болезнь, одинокие, в доболезненном состоянии, они хотят
омывать людей, находящихся в таком же состоянии как у них, но тяжелое им поднимать нельзя,
нервничать тоже и т.д. по списку?»
М.В.: « Ищите для них помощь типа общения, можно, например им предложить встречать всех
приходящих в Храм, если они церковные, конечно, сказать им: это очень важная задача, вы
находитесь здесь один или 2 часа в неделю, если два тяжело. Приходит человек и вы его
доброжелательно спрашиваете : здравствуйте, могу ли я вам чем-нибудь помочь ?. Человек
говорит: да, я не знаю, куда поставить свечку – экзамен завтра. И он начинает рассказывать: вот
здесь у нас такая икона, здесь вот эта, можно вот так, еще можно поисповедоваться сходить. Ну и
так постепенно начинает рассказывать о жизни церковной с радостью, как тут хорошо и как-то
человека этого привлекать. Человек, который первый раз пришел в Храм, ему там очень тяжело,
потому что он боится что-то сделать не так и боится нарваться на какую-нибудь
неблагожелательную реакцию со стороны тех, кто знает, как делать правильно. Поэтому такой
человек-проводник, который подхватит его у входа, поможет и если что защитит от тех, кто все
знает. Она, конечно, очень важна. Попробуйте этого человека направить на такую какую-нибудь
деятельность».
Вопрос: « Помощь деткам из неблагополучных семей. Как сделать так, чтобы она не превратилась
в перекладывание ответственности на плечи тех, кому не безразлична судьба их детишек?»
М.В: « Обычно, чтобы помощь не превратилась в перекладывание ответственности нужно
воспитывать и самих родителей не жесткими мерами, а дружественными. Я приведу такой
пример, наверное, он будет многим понятен. У меня, например, есть брат женатый, у них трое
детей. Им очень сильно помогает моя мама, но не только моя мама, но и мама его жены тоже
очень сильно помогает. Иногда моя мама начинает что-нибудь такое говорить: ты представляешь,
Настя (жена моего брата) то-то не то делает, то-то не так. При этом я понимаю, что я точно так же
себя веду как Настя. Один в один. Но мама при этом на меня реагирует по-другому. Знаете как в
том анекдоте, когда рассказывает одна женщина другой: у меня так дочка удачно замуж вышла,
муж ей приносит кофе в постель, все убирает, сам гладит, сам посуду моет, ну не муж, а золото.
Надо же, такая семья у них хорошая. А вторая говорит: а вот сын у меня женился совсем
неудачно, он ей и кофе в постель и все за нее убирает и все моет…. То есть понятно, что бывает
неадекватное отношение к тем людям, которые к вам не очень близки. Если вы этих родителей,
скажем так, не благополучных, примите в свое сердце как своих детей, вы найдете возможность
как-то им так помогать, чтобы не считать это, что вы тут упахались, а они там вообще ничего не
хотя и не делают и в ус не дуют. Восприятие других людей как своих детей очень помогает. Если у
вас есть свои дети, вы это поймете хорошо. Вы сможете переложить эту историю. Как только вы
захотите возмутиться на кого-то, вы сразу - так, а если бы это сделал мой сын или дочка, чтобы я
сейчас сделала и наверняка окажется, что вы сделали бы что-нибудь совершенно другое, а не то,
что вы собираетесь сделать сейчас. То есть, конечно, в такой помощи очень важно уметь на
ситуацию посмотреть с другой стороны. А не со стороны: а почему я тут должен, а они, а я ...а подругому, со стороны любви по отношению к этим людям и к этим детям. Подумайте еще о том, а
что будет лучше, если вы откажитесь от помощи, скажите: чего это они на меня все тут
перекладывают, я вот не должна, это они должны заниматься, будет ли детям от этого лучше.
Если не будет, то, наверное, стоит засунуть свои эмоции подальше, в шкаф спрятать их, в темную
комнату какую-нибудь и продолжать делать то, что будет лучше для детей. Потому что от того, что
вы внутри себя раздражаетесь и что-то там такое испытываете, никому лучше не будет, даже вам
не будет лучше, потому что будет грех вашу душу разъедать. Поэтому ту очень важная грань есть
такого мира в душе. Пока вы его можете сохранить, то надо его стараться сохранить и не
переходить эту грань. Это все очень относительно: кто что должен делать. Откуда вы знаете, какой
промысел у Бога относительно этих детей, относительно этой семьи, относительно вас. Может Он
специально вас поставил в эти условия, чтобы вы на себя взяли всю ответственность. Если вы
умеете спрашивать так напрямую - спросите, может быть, Он вам расскажет. Конечно, есть
хороший такой вариант, если вы сомневаетесь, насколько вы сильно в эту семью встроились и не
слишком ли вы на себя начали много брать – это спрашивать священника, который окормляет
вашу службу или если такого нет, то вашего духовника, не слишком ли вы увлеклись, такое тоже
может быть. И в этом смысле, чем чаще вы советуетесь со священником, тем лучше. Я думаю, что
какой-то такой может быть ответ на этот вопрос».
Вопрос: « У нас такой случай, есть многодетные семьи, у одних все хорошо и даже готовы
помогать, а другая - противоположность, ничего не делают, зачем работать, итак им помогут.»
М.В: « По поводу иждивенцев и лентяев, ответ такой же, советуйтесь со священником, ищите
золотую середину. Детям старайтесь объяснять, брать их куда-то, показывать другую модель
жизни. Вы же не знаете, почему у родителей такой девиз. Может им, действительно не хватает
развития или еще чего-то. Показывайте детям что-то другое, чего они не могут увидеть в семье, но
что они могут увидеть в другой семье. Как там они работают, почему они работают, зачем это
нужно, то есть показывайте им какую-то другую перспективу».
Вопрос: « Если доброволец начал кого-то посещать будь то пожилой человек или семья, к нему
обязательно привяжутся и привыкнут, но не обязательно доброволец их может навещать долго и
заменить его некем. Как правильно работать добровольцу, чтобы к нему сильно не
привязывались?»
М.В.: « Я считаю, что привязанность людей к добровольцу, а добровольца к людям- это очень
хорошо. Поэтому посоветовать вам как сделать так, чтобы никто ни к кому не привязывался я не
смогу. Это хорошо, потому что единственная возможность построить какие-то отношения,
которые могут быть полезны и одному и другому - это только если люди приняли друг - друга как
родственники. Родственники тоже не всегда могут долго друг с другом видеться. Они могут
уезжать в разные страны, жить в разных местах и редко встречаться, но вот эта любовь друг к
другу будет в сердце храниться и то, что она есть - это хорошо. Если вы не можете заменить
добровольца каким-то другим, значит, какое-то время эта семья будет жить без добровольца. Да,
будут они его жалеть, но это не критично, и от этого не думаю, что кто-нибудь умрет. Я вижу
проблему в то, когда отношения поверхностные, тогда никто никому помочь не сможет. У нас есть
много примеров, когда в детский дом к детям-инвалидам ходят добровольцы ко всем одинаково.
Вот он пришел: ему безразлично с кем он будет гулять, с кем он будет общаться. Безразлично,
что это ребенок инвалид, как его зовут, какие у него проблемы, как он и на что откликается. Вот он
с ними гуляет, у него такое видение. Он должен просто гулять и уже это само по себе хорошо и
замечательно. Конечно, я самому добровольцу не буду говорить : слушай, ну ты вообще, конечно,
ты ту с ним просто гуляешь, а вообще-то надо как-то бы уметь жить поглубже и уметь строить и
другие отношения, не только поверхностные. Я подожду, пока сама жизнь все на места расставит
и пока сам этот доброволец не увидит вдруг какого-то ребенка, который ему в сердце западет.
Конечно, он будет перед этим говорить: он сейчас мне западет в сердце, и как я буду жить, я же
не могу его отсюда взять? Но вот когда этот ребенок западает ему в душу, когда он его любит и он
начинает ходить уже не просто ко всем, а к этому ребенку конкретно. Неважно сколько он будет
ходить к нему: месяц, два, год может, 2 года. А может он всю жизнь в итоге к нему проходит никто же этого не знает, то этот ребенок начинает вдруг резко меняться. Он начинает учиться
тому, чему не мог научиться годами перед этим, он начинает реагировать на внешние стимулы, на
внешние реакции тогда, когда никто уже никаких реакций от него не ожидал. Думали, что никак к
этому ребенку не пробиться, что он настолько глубоко в себе, что никак не смогут его
расшевелить и не смогут ему больше ничем помочь. И вот это сделать может только любовь, это
может сделать неравнодушное, глубокое отношение добровольца с этим ребенком. Иногда
бывают дети, которые не могут разговаривать, они никогда не смогут разговаривать. У нас даже
было такое видео, как одна из нянечек с таким ребенком нашла общий язык. Это очень с одной
стороны со стороны смотрится забавно, а с другой стороны, мы увидели, насколько это было
важно для этого ребенка. Она начала с этим ребенком говорить, даже не говорить, а какие-то
звуки произносить, которые почему-то для этого ребенка оказались какими-то понятными,
родными. Он стал отзываться. Он стал смеяться в ответ на это. Он стал как-то показывать интерес,
он обожает эту нянечку и когда она приходит, видно, что он меняется, развивается. Он увидел чтото, что его с этим миром связывает. Это очень важно, и поэтому я никогда не буду сторонником
поверхностных отношений « лишь бы никого бы не тронуть, лишь бы ничье сердце не
пошевелить. Мы на этой земле не для того, чтобы пройти мимо всех и даже ни о ком не
посочувствовать, пройти мимо родителей, мимо братьев и сестер, мимо детей больных, мимо
бездомных и ничего не почувствовать. Вот какие мы молодцы, как мы мимо хорошо прошли. Мне
кажется, что это показатель внутренней болезни человека».
Вопрос: « Как искать добровольцев?»
М.В: « У нас, наверное, будет еще занятие специальное по поводу поиска добровольцев, более
подробное. Если то, что я Вам сегодня рассказывала, Вам недостаточно, или если Вы все это
перепробовали и это не работает, тогда давайте мы договоримся, что Вы подождете до занятия,
послушаете все что Вам расскажут, все попробуете. Если все, что Вам расскажут и предложат
работать не будет, Вы тогда напишете письмо нам на курс: все перепробовала, делала то-то было
вот так, делала то-то было вот так, вот такой эффект, мне его передадут наши сотрудники, и мы
тогда с Вами вместе будем думать и работать над тем, чтобы этих добровольцев привлечь.
Потому что я пока не могу поверить в то, что перепробовав все предложенные способы, ничего не
получилось».
Вопрос: « В Воскресенье у вас собрание только для новых добровольцев? А как вы общаетесь с
теми, кто участвует и особенно с ответственными?»
М.В.: « У нас встреча с новыми добровольцами по воскресеньям, а с теми, кто уже помогает, у нас
есть в среду молебен вечером, кто хочет, может прийти на него, после этого у нас обычно
чаепитие, есть возможность поговорить с координаторами, обсудить какие-то свои вопросы. Это
бывает каждую среду. У нас есть раз в месяц Литургия, после Литургии трапеза, после которой
тоже можно задавать свои вопросы, обсуждать, что-то спрашивать. Безусловно, у всех
добровольцев есть телефоны их координаторов, чтобы они смогли с ними связаться и обсудить
какие-то сложности, которые в их работе текущей возникают. Со штатными координаторами я
встречаюсь раз в неделю, те, которые не штатные, а добровольческие координаторы, мы с ними
встречаемся раз в месяц, обсуждаем их какие-то сложности, если у них к этому моменту они тоже
возникнут».
Вопрос: « Можно ли как-то дополнительно мотивировать добровольцев, чтобы к тому времени,
когда у них заканчивается благое намерение удержать их. Можно ли поощрять, скажем,
деньгами?»
М.В.: « Деньгами ни в коем случае. У нас есть такое правило, что если доброволец вдруг за какуюто деятельность получил деньги, мы его вычеркиваем из списка добровольцев и больше его не
привлекаем. Ни в коем случае, это доброволец, это не сотрудник. Никакие деньги здесь быть не
должны. Благое намерение можете поддержать только, если привьете вкус его к этому доброму
делу, если он увидит важность и нужность его, зачем он это делает и если вы поможете ему
воцерковиться, тогда вы это намерение, безусловно, поддержите, потому что будет более
глубокое осознание зачем он это делает, для кого в широком смысле, не конкретно своих
подопечных, а Христоцентричную жизнь будет видеть свою, и какой-то смысл своего служения,
только тогда вы сможете реально промотивировать. Никаких денег, я еще раз повторю, и никаких
поощрений за шоколадки или бесплатно что-то мы не практикуем и Вам очень их не
рекомендуем».
Вопрос: « На государственной службе и мед. учреждениях отказываются сообщать о
нуждающихся людях, создали свою помощь детям - инвалидам по благословению священника
при Храме. Листовки и объявления не особо помогают в поиске, что можно сделать еще?»
М.В: « Во-первых, посмотрите в интернете, вероятно, что есть какие-то объединения семей с
детьми-инвалидами, которые Вам могут помочь, в которые Вы можете заявиться, есть форумы
для таких семей, у нас в медицинском центре Марфо-Мариинской обители тоже большое
количество мамочек приезжает на реабилитацию, можно туда пойти. Еще узнайте в Подмосковье
если есть, я просто не очень хорошо знаю Мытищи, может быть, и нет, тогда точно нужно через
реабилитационный центр Марфо-Мариинской обители действовать. Они с удовольствием
разместят информацию о том, что вы существуете в Мытищах, чтобы те, кто из Мытищ смогли к
вам обратиться, а дальше может «сарафанное радио» тоже сыграть, потому что обычно мамочки
общаются и передают о том, что такая помощь есть и можно обращаться. Если есть
реабилитационные центры в Подмосковье, то туда тоже можно прийти с этой же просьбой
разместить информацию у них. На самом деле они наоборот очень открыты, потому что они
понимают, что этим семьям очень нужна помощь, очень. Очень хорошо, что вы есть, вы выходите
к нам на связь, потому что мы тоже готовы давать про вас информацию, все-таки это очень
важное дело.»
Вопрос: « Бывают случаи, когда подопечные забывают куда положили документы, деньги и чтонибудь ценное и обвиняют тех, кто приходил, после таких не хочется никуда ходить ….»
М.В.: « Такой есть момент важный. Действительно, этот вопрос будет еще освещаться дальше, в
других наших семинарах, но важный момент на сегодня. Вы не правильно реагируете на эту
ситуацию. Из-за того, что Вас в чем-то там обвиняют не хотеть куда-то ходить – это Ваша не
правильная реакция. И вам нужно поговорить об этом со священником, в первую очередь,
потому что это не правильная реакция. У нас такое бывает иногда. Нашу службу, например,
обвиняют, что мы начали ходить к какому-то подопечному, потому что мы хотим забрать у него
квартиру. И его родственники начинают активно ему помогать, возвращаются к этой помощи,
потому что бояться, что мы хотим квартиру перехватить. Я только рада, что они так подумали, что
они вернулись к этому человеку и что они начали ему помогать. Конечно, бывали случаи, когда
подопечный говорил координатору: вы знаете, пришел ваш доброволец, съел у меня все
консервы. Ну, хорошо, отвечаем, мы купим еще консервов. Или: «у меня пропала самая любимая
кастрюля»,-ну принесем мы вам кастрюлю обратно. На что тут обижаться, что ту такого, как можно
обижаться на человека, который болен. Как можно обижаться на старого человека, у которого
проблемы с памятью. Мне кажется, что это Ваше чувство обиды, это проявление какой-то
болезни, ну как можно на это обижаться. Но он искренне не помнит, конечно что он помнит на
того он и думает. Ничего удивительного в этом нет. Я думаю, что это совершенно не тот вопрос,
который должен вас отвратить от помощи другим людям. Наверное, это искушение, его нужно
уметь пережить».
Вопрос: « Мне как координатору волонтеров нужно привыкнуть к тому, что мне нужно отвечать и
за волонтеров и за семьи, которые они посещают»
М.В.: « Точно, да привыкнуть. И привыкнуть еще и к тому, что вы будите за что-нибудь откуданибудь огребать, то с одной стороны, то с другой, то семьи плохие, то волонтеры плохие, то Вы
плохие, то погода плохая, то государство плохое, то еще что-нибудь. Привыкнуть к этому,
изначально на это настроиться и не считать это трагедией. У нас бывали случаи, когда к нам
обращалась, к примеру, полиция по поводу наших каких-то добровольцев, и я даже это трагедией
не считаю. Ну как есть, так и есть. Конечно, Ваша задача снизить риски насколько и где это
возможно. Брать копию паспорта у добровольца, чтобы Вы понимали, кто пошел в семью, одного
его не опускать, пусть он ходит в сопровождении тех, кого Вы уже знаете. Когда Вы поймете, что
человек ответственный, нормальный, тогда уже можно его и в одиночку посылать. То же самое и
по отношению к семье: если Вы не знаете, что там ждет добровольца - идите вместе, пусть туда
идет несколько человек, не он один. Вдруг там алкоголики какие-нибудь и что-нибудь
произойдет. Какой-то мужчина просит помощи: не надо к нему девушку посылать молодую, то
есть Вы тоже, конечно, включайте свою голову в работу, но не нужно слишком переживать по
поводу того, что будут возникать какие-то ситуации. Конечно будут возникать: куда деваться- тут
же дело такое, с людьми постоянно что-то такое происходит».
Вопрос: « Можно ли в добровольческую службу привлекать деток общения с детьми инвалидных
семей для помощи в решении домашних заданий?»
М.В.: « Ну если они могут, то можно, наверное, если они не могут, то, наверное, лучше не надо.
Вообще, про детей нужно думать и про форму их привлечения к какой-то такой деятельности,
потому что с одной стороны, они должны привыкать, что нужно деть что-то хорошее для других не
потому что они тебе кем-то приходятся, а просто так. А с другой стороны, это должна быть для них
доступная форма, чтобы не было для них слишком тяжело, чтобы не было для них непосильно,
потому что это детки, и у них совершенно другое восприятие реальности, другое восприятие мира
и другие ожидания. Здесь нужно подходить аккуратно и тонко, чтобы не отбить у них желания
помогать на будущее время. Я иногда даже думаю, что те добровольцы, которые сейчас к нам
приходят, которым 25-30 лет, может быть они к нам потому и пришли, потому что у них не было в
школе обязаловки, они не были октябрятами-пионерами, их не заставляли ходить по семьям и не
отбили это желание помощи как таковое. Может мое предположение не правильно, но оно такое
есть, и, в общем, пока достаточно много людей к нам приходит в этом возрасте. »
Вопрос : « Социальное благотворительное общество объединения семей с детьми-инвалидами
обратившись за поддержкой в Православную Церковь за волонтерами отказали, так как
волонтеров мало и мы не воцерковлены, куда можно еще обращаться?»
М.В: « Анна, Вы знаете, сейчас, наверное, специально для Вас у меня появился в Минске очень
хороший контакт с очень хорошим батюшкой, который Вас точно никуда не отправит и точно Вам
не скажет, что Вы не воцерковленные. Я думаю, что он даже сам будет сейчас заинтересован с
Вами вместе сотрудничать, поэтому напишите нам, пожалуйста, после вебинара на наш общий
ящик, а я Вас с этим батюшкой познакомлю, я думаю, что это будет и для Вас в радость и для него
и для меня тоже и для всех».
Вопрос: «Кому вы служите молебны?»
М.В: « Мы служим молебен святителю Иоанну Шанхайскому и Сан-францисскому, этот святой
причислен к Лику святых в 2006 году сначала зарубежной Церковью, а потом у же Церковью
Русской Православной нашей, они в тот момент были еще разделены. Сейчас, поскольку
произошло объединение Церквей, то это наш общий святой, жил он в прошлом веке.
Замечательный. Прочитайте, про него есть достаточно много в интернете материалов, сейчас уже
и книги выпущены с воспоминаниями о нем. Из-за того, что он жил близко к нам по времени,
много можно про него живых деталей узнать. Много таких моментов, он действительно оживает в
памяти, он оживает теперь уже в жизни сакральной для нас. Мы изначально, когда о нем узнали,
о его жизни, очень наполненной социальным служением, о котором мы сегодня говорим, мы
определились с выбором его как покровителя нашей службы. В принципе, вы можете выбрать
любого святого, конечно, который вам наиболее близок, может это будет святой Храма или
святой, которого вы как-то очень почитаете, может это будет святой местночтимый, это не так уж
важно, главное, чтобы вы могли очень искренно со всей душой молиться, чтобы он стал
заступником для вашей службы. У меня бывают такие моменты, когда жизнь переплетается с
какими-то памятными датами этого святого, поэтому для нас этот святой очень дорогой и очень
близкий.
Всем спасибо, надеюсь, что наши беседы вам будут помогать, и что мы сможем вместе с вами,
объединив усилия, создать большое количество людей, объединенных идеей служения другим
людям».
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа