close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Перед нами уже знакомая обложка знакомой книги. Когда прочитаны ее
страницы, как вы можете ответить для себя на вопрос: «О чем Н.В. Гоголь
написал «Мертвые души»? В чем, по-вашему, заключалась его задача?»
Закончите фразу «Мертвые души»- это поэма о…» (1-2 предложения)
(дети читают записанные высказывания по желанию, дописывают
понравившиеся высказывания одноклассников)
А теперь я напомню вам слова самого Н.В. Гоголя о замысле «Мертвых
душ».
«Начал писать «Мертвых душ». Сюжет растянут на предлинный роман и,
кажется, будет смешон… Мне хочется в этом романе показать хотя с одного
боку всю Русь»
Вопрос нашего урока: «Почему автор называет вою поэму «Мертвые
души»?
Я думаю, чтобы ответить на этот вопрос, нам с вами нужно всмотреться в
лица тех персонажей, которых автор поселил в свой город.
Перед вами на столе лежат фрагменты с описанием внешности героев. Я
предлагаю каждому из вас выбрать себе фрагменты.
1. Прочитайте их про себя и подчеркните самую существенную, на ваш
взгляд, деталь в облике портретируемых, а также метафоры, которые
использует автор при описании внешности персонажей.
2. Прочитайте свои фрагменты вслух, чтобы остальные члены группы тоже
выписали себе черты персонажей.
Когда экипаж въехал на двор, господин был встречен трактирным слугою, или половым, как их
называют в русских трактирах, живым и вертлявым до такой степени, что даже нельзя было
рассмотреть, какое у него было лицо.
в окне, помещался сбитенщик с самоваром из красной меди и лицом так же красным, как самовар,
так что издали можно бы подумать, что на окне стояло два самовара, если б один самовар не был с
черною как смоль бородою.
Вошедши в зал, Чичиков должен был на минуту зажмурить глаза, потому что блеск от свечей, ламп
и дамских платьев был страшный. Все было залито светом. Черные фраки мелькали и носились
врознь и кучами там и там, как носятся мухи на белом сияющем рафинаде в пору жаркого июльского
лета, когда старая ключница рубит и делит его на сверкающие обломки перед открытым окном; дети
все глядят, собравшись вокруг, следя любопытно за движениями жестких рук ее, подымающих
молот, а воздушные эскадроны мух, поднятые легким воздухом, влетают смело, как полные
хозяева, и, пользуясь подслеповатостию старухи и солнцем, беспокоящим глаза ее, обсыпают
лакомые куски где вразбитную, где густыми кучами.
«Многие дамы были хорошо одеты и по моде, другие оделись во что Бог послал в губернский город.
Мужчины здесь, как и везде, были двух родов: одни тоненькие, которые всё увивались около дам...
Другой род мужчин составляли толстые или такие же, как Чичиков, то есть не так чтобы слишком
толстые, однако ж и не тонкие. Эти, напротив того, косились и пятились от дам ….»
Помещик … еще вовсе человек не пожилой, имевший глаза сладкие, как сахар, и щуривший их
всякий раз, когда смеялся..
Петрушка ходил в несколько широком коричневом сюртуке с барского плеча и имел, по обычаю
людей своего звания, крупный нос и губы. Характера он был больше молчаливого, чем
разговорчивого; имел даже благородное побуждение к просвещению, то есть чтению книг,
содержанием которых не затруднялся…. Кроме страсти к чтению, он имел еще два обыкновения,
составлявшие две другие его характерические черты: спать не раздеваясь, так, как есть, в том же
сюртуке, и носить всегда с собою какой-то свой особенный воздух, своего собственного запаха,
отзывавшийся несколько жилым покоем, так что достаточно было ему только пристроить где-нибудь
свою кровать, хоть даже в необитаемой дотоле комнате, да перетащить туда шинель и пожитки, и
уже казалось, что в этой комнате лет десять жили люди.
Минуту спустя вошла хозяйка, женщина пожилых лет, в каком-то спальном чепце, надетом наскоро,
с фланелью на шее, одна из тех матушек, небольших помещиц, которые плачутся на неурожаи,
убытки и держат голову несколько набок, а между тем набирают понемногу деньжонок в
пестрядевые мешочки, размещенные по ящикам комодов. В один мешочек отбирают всё целковики,
в другой полтиннички, в третий четвертачки, хотя с виду и кажется, будто бы в комоде ничего нет,
кроме белья, да ночных кофточек, да нитяных моточков, да распоротого салопа
Это был среднего роста, очень недурно сложенный молодец с полными румяными щеками, с
белыми, как снег, зубами и черными, как смоль, бакенбардами. Свеж он был, как кровь с молоком;
здоровье, казалось, так и прыскало с лица его.
Подъезжая к крыльцу, заметил он выглянувшие из окна почти в одно время два лица: женское, в
чепце, узкое, длинное, как огурец, и мужское, круглое, широкое, как молдаванские тыквы,
называемые горлянками, из которых делают на Руси балалайки, двухструнные легкие балалайки
Когда Чичиков взглянул искоса на …., он ему на этот раз показался весьма похожим на средней
величины медведя. Для довершения сходства фрак на нем был совершенно медвежьего цвета,
рукава длинны, панталоны длинны, ступнями ступал он и вкривь и вкось и наступал беспрестанно
на чужие ноги. Цвет лица имел каленый, горячий, какой бывает на медном пятаке.
Есть лица, которые существуют на свете не как предмет, а как посторонние крапинки или пятнышки
на предмете. Сидят они на том же месте, одинаково держат голову, их почти готов принять за
мебель и думаешь, что отроду еще не выходило слово из таких уст; а где-нибудь в девичьей или в
кладовой окажется просто: ого-го!
Казалось, в этом теле совсем не было души, или она у него была, но вовсе не там, где следует, а,
как у бессмертного Кощея, где-то за горами и закрыта такою толстою скорлупою, что все, что ни
ворочалось на дне ее, не производило решительно никакого потрясения на поверхности.
Пока он рассматривал все странное убранство, отворилась боковая дверь и взошла та же самая
ключница, которую встретил он на дворе. Но тут увидел он, что это был скорее ключник, чем
ключница: ключница по крайней мере не бреет бороды, а этот, напротив того, брил, и, казалось,
довольно редко, потому что весь подбородок с нижней частью щеки походил у него на скребницу из
железной проволоки, какою чистят на конюшне лошадей
Тень со светом перемешалась совершенно, и, казалось, самые предметы перемешалися тоже.
Пестрый шлагбаум принял какой-то неопределенный цвет; усы у стоявшего на часах солдата
казались на лбу и гораздо выше глаз, а носа как будто не было вовсе.
Посмотрите на выписанные вами словосочетания. Что вы можете сказать о
персонажах, которыми автор населил свое произведение? Что происходит с
их внешностью? Что можно сказать о мире, который населен такими
героями? Ответьте на вопросы письменно, включив в текст выписанные
слова и словосочетания.
Я предлагаю вам обратить внимание на иллюстрации к поэме знаменитого
художника Марка Шагала. На что или на кого походят персонажи,
созданные им на картинах. Запишите свои ассоциации, слова,
словосочетания.
Собакевич за столом
Плюшкин угощает Чичиков
Манилов и Чичиков на пороге
Ноздрев и Чичиков
Коробочка
Ноздрев
-Ребята, мы с вами забыли еще об одном герое, вокруг образа, которого и
развернулась эта авантюра с покупкой мертвых душ. Человек, скупающий
души как товар, может ли, по вашему мнению, сам обладать живой душой?
Я прочитаю вам текст, а вы подчеркните слова и словосочетания,
называющие чувства и переживания героя
…Он даже не смотрел на круги, производимые дамами, но беспрестанно подымался на цыпочки
выглядывать поверх голов, куда бы могла забраться занимательная блондинка; приседал и вниз
тоже, высматривая промеж плечей и спин, наконец доискался и увидел ее, сидящую вместе с
матерью, над которою величаво колебалась какая-то восточная чалма с пером. Казалось, как будто
он хотел взять их приступом; весеннее ли расположение подействовало на него, или толкал его кто
сзади, только он протеснялся решительно вперед, несмотря ни на что; откупщик получил от него
такой толчок, что пошатнулся и чуть-чуть удержался на одной ноге, не то бы, конечно, повалил за
собою целый ряд; почтмейстер тоже отступился и посмотрел на него с изумлением, смешанным с
довольно тонкой иронией, но он на них не поглядел; он видел только вдали блондинку, надевавшую
длинную перчатку и, без сомнения, сгоравшую желанием пуститься летать по паркету….
Нельзя сказать наверно, точно ли пробудилось в нашем герое чувство любви, — даже сомнительно,
чтобы господа такого рода, то есть не так чтобы толстые, однако ж и не то чтобы тонкие, способны
были к любви; но при всем том здесь было что-то такое странное, что-то в таком роде, чего он сам
не мог себе объяснить: ему показалось, как сам он потом сознавался, что весь бал, со всем своим
говором и шумом, стал на несколько минут как будто где-то вдали; скрыпки и трубы нарезывали гдето за горами, и все подернулось туманом, похожим на небрежно замалеванное поле на картине. И
из этого мглистого, кое-как набросанного поля выходили ясно и оконченно только одни тонкие черты
увлекательной блондинки…
Видно, так уж бывает на свете; видно, и Чичиковы на несколько минут в жизни обращаются в
поэтов; но слово «поэт» будет уже слишком. По крайней мере он почувствовал себя совершенно
чем-то вроде молодого человека, чуть-чуть не гусаром.
Можем ли мы судить об авторском отношении к Чичикову? Зачем Н.В.
Гоголь раскрывает читателю эти переживания? Ответьте на данный
вопрос письменно.
Итак, что мы можем с вами сказать о мире поэмы «Мертвые души», о героях
и Чичикове в том числе?
Ребята, а почему же рассказ о мире города N и его обитателях заканчивается
лирическим, одушевленным голосом автора? (просмотр отрывка из фильма)
А теперь я предлагаю вам просмотреть несколько высказываний о Н.В.
Гоголе, его поэме и отметить то из них, которое может быть для вас
ключом к пониманию этого произведения.
«Во все это время, когда Гоголь, окончательно расставшись с безотчетным творчеством, отдается
идее «Мертвых душ», судьба его странным образом вызывает в памяти судьбу Хомы Брута, вернее
— историю его всенощных бдений в заколдованной часовне. Бедный философ очертил около себя
круг и весь заполнил его сиянием свечей. В этом кругу все свое внимание и все напряжение воли он
направляет на чтение священной книги. Эти слова одни способны прогнать страшные порождения
враждебного
мира…
Такая же тесная часовня для Гоголя — его заграничная жизнь. Сам он в письме к Уварову говорил,
что в ней он «обрек себя на уединение», обратив все способности на создание «Мертвых душ»…
Около него тоже тесный круг, освещенное место во тьме обширного мира. Здесь точно в светлом
луче роятся перед ним яркие образы, летающие в воображении на крыльях оздоровляющего и
защищающего смеха. Это истинные создания дня и света… А по сторонам роились, сгущались и
тянулись к нему кошмарные порождения тьмы и страха. И в глубине, скорее угадываемое, чем
видимое зрению, неопределенное и страшное гнездилось чудовище — страх смерти, готовое
взглянуть, как Вий, на одинокого подвижника своим мертвящим взглядом. Чтобы защититься от
этого враждебного мира, Хома Брут читает священную книгу над гробом зачарованной красавицы…
А Гоголь все пишет о России, тоже зачарованной рабством».
В.Г. Короленко "Трагедия великого юмориста"
В "Мертвых душах" автор сделал такой великий шаг, что все, доселе им написанное, кажется
слабым и бледным в сравнении с ними... Величайшим успехом и шагом вперед считаем мы со
стороны автора то, что в "Мертвых душах" везде ощущаемо н, так сказать, осязаемо проступает его
субъективность. Здесь мы разумеем не ту субъективность, которая, по своей ограниченности или
односторонности, искажает объективную действительность изображаемых поэтом предметов; но ту
глубокую, всеобъемлющую и гуманную субъективность, которая в художнике обнаруживает
человека с горячим сердцем, симпатичною душою и духовно-личною самостию, - ту субъективность,
которая не допускает его с апатическим равнодушием быть чуждым миру, им рисуемому, но
заставляет его проводить через свою душу живу явления внешнего мира, а через то и в них
вдыхать душу живу... Это преобладание субъективности, проникая и одушевляя собою всю поэму
Гоголя, доходит до высокого лирического пафоса и освежительными волнами охватывает душу
читателя даже в отступлениях, как, например, там, где он говорит о завидной доле писателя
В.Г. Белинский «Похождения Чичикова, или Мертвые души»
«…Гоголь совсем не психолог; у него был великий талант и большая нравственная одаренность. Он
художник слова, юморист, лирик, мастер гротеска и фантастики. Но все его творчество не в
психологическом плане; он не создал ни одной живой уши, ни одного реального характера. Маски и
автоматы, сделанные им, так выразительны, так динамичны, что издали их можно принять за
настоящих людей; но попробуйте проанализировать Сквозник-Дмухановского или Чичикова. И вы
сразу почувствуете, что вместо души у них мешок с отрубями. Гоголь с детства ощущал мировое
зло как начало омертвения и смерти»
К.В. Мочульский «Духовный путь Гоголя»
Дело в том, что в каждом из нас есть два человека, один - осязательный. Один это - голос, поза,
краска, движение, рост, смех.
Другой - загадочный, тайный.
Другой - это сумеречная, неделимая, несообщаемая сущность каждого из нас. Но другой - это и
есть именно то, что нас животворит и без чего весь мир, право, казался бы иногда лишь
дьявольской насмешкой.
Первый прежде всего стремится быть типом, без типичности - ему зарез. Но только второй
создает индивидуальность.
Первый ест, спит, бреется, дышит и перестает дышать, первого можно сажать в тюрьму и
заколачивать в гроб. Но только второй может в себе чувствовать бога, только второго можно
упрекать, только второго можно любить, только второму можно ставить моральные требования, и
даже нельзя их не ставить...
Гоголь оторвал первого из двух слитых жизнью людей от второго и сделал его столь яркотипичным, люди у него вышли столь ошеломляюще-телесными, что тот, второй человек, оказался
решительно затертым. Он стал прямо-таки не нужен даже, так как первый, осязательный, отвечал
теперь за обоих. И вот, новый в литературе, этот первый весело принялся царить - смеясь царить.
Типическая телесность Гоголя, оставляя в тени сумеречного человека, безмерно росла зато
вширь.
Она загромоздила, она сдавила мир. Не только вокруг Собакевича, но и возле него, даже на
нем были только Собакевичи. И мужики, и избы, и даже имена мужиков, и кушанья, и стулья, и
дрозд, и фрак, и герои на стенах – все были Собакевичи…. Делая все собою, этот центральный
Собакевич и сам фатально нисходил на ранг вещи…»
И.Ф. Анненский. «Эстетика «Мертвых душ»
«И долго еще определено мне чудной властью идти об руку с моими странными героями,
озирать всю громадно-несущуюся жизнь, озирать ее сквозь видный миру смех и незримые,
неведомые ему слезы!»
Н.В. Гоголь «Мертвые души»
Посмотрите все материалы и напишите сочинение о смысле названия
поэмы Н.В. Гоголя «Мертвые души»
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа