close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Ненависть к сотрудникам милиции.;pdf

код для вставкиСкачать
Профессионально ориентированное
обучение межкультурной
коммуникации:
проблемы и перспективы
А.Г. л и т в и н о в и ч
Гродно, ГрГУ им. Я. Купалы
ФОРМИРОВАНИЕ ГОТОВНОСТИ СТУДЕНТОВ К
МЕЖКУЛЬТУРНОМУ ОБЩЕНИЮ
В статье рассматриваются вопросы формирования у будущего специалиста
социокультурной и лингвистической компетенций. Подчеркивается важность и
необходимость развивать умение студентов грамотно выстраивать взаимодействие
с инофоном, учитывая особенности определенных понятийных категорий родного и
неродного языков.
Введение Новые социально-экономические тенденции развития
общества оказывают непосредственное влияние на образование. Чтобы
подготовить
современного
специалиста
в
сфере
иноязычной
коммуникации, институт высшего образования ставит перед собой цель не
просто обучить студентов общению на иностранном языке, а развить
коммуникативную культуру языковой личности.
Так, одной из основных задач современной высшей школы является
подготовка
квалифицированных
специалистов,
компетентных,
конкурентоспособных,
готовых
к
работе
и
постоянному
профессиональному росту; специалистов, способных порождать и
адекватно интерпретировать информацию на иностранном языке в
процессе коммуникации, умеющих учитывать культурные особенности
представителей иных культур.
Основная часть При подготовке специалиста по межкультурной
коммуникации иностранный язык является как средством получения
новых знаний, так и источником этих знаний. Обучение речевому
поведению необходимо моделировать с учетом культурных особенностей
носителей разных языков. Будущий специалист должен обладать
способностью и готовностью преодолевать культурные и языковые
барьеры, разрешать конфликт между знанием и незнанием.
Реальное общение между субъектами взаимодействия обеспечивается
за счет межкультурного знания. Будущему специалисту необходимо
приобрести качества медиатора культур, то есть, не теряя собственной
125
культурной идентичности, быть терпимым и уважительным к «чужому».
Умение избегать языковых и культурных ошибок способствует развитию
межкультурной компетенции, которой в равной мере должны обладать все
специалисты по межкультурной коммуникации.
Обучение профессиональному межкультурному общению строится на
принципе
коммуникативной
направленности
и
на
принципе
межкультурной направленности. Реализация принципа коммуникативной
направленности обеспечивается проблемным обучением иностранному
языку,
использованием
коммуникативно-ситуативных
установок,
правильным
отбором
лингвистического
материала.
Принцип
межкультурной направленности предусматривает погружение в культуру
страны изучаемого языка с опорой на родную культуру, что способствует
формированию профессиональной межкультурной компетенции.
Эффективность межкультурного общения определяется несколькими
факторами: наличие глубоких фоновых знаний собственной культуры и
культуры инофона, владение правилами речевого и неречевого поведения,
знание особенностей национального характера, эмоционального состояния
коммуникантов, национально-специфических особенностей мышления.
Кроме перечисленных выше факторов, знание языка, то есть
лингвистическая компетенция будущего специалиста по межкультурной
коммуникации, имеет первостепенное значения для грамотного и
эффективного общения участников иноязычного взаимодействия.
Причинно-следственные связи, являясь важнейшими среди различных
типов отношений объективной действительности, в лингвистике
выражаются посредством каузации, то есть причинения. Специалисту по
межкультурной коммуникации необходимо глубоко осознавать, что любое
положение дел есть результат действия каких-то причин, обстоятельств,
чьих-то поступков, поэтому точное выражение причины как
универсальной понятийной категории лингвистическими средствами имеет
важное значение для организации коммуникации. Специалист по
межкультурной коммуникации должен уметь вербально выражать причину
и следствие любого события. Этому будут способствовать глубокие знания
семантической структуры как родного, так и изучаемого языка.
Каузативные глаголы являются центральными лингвистическими
средствами передачи причинно-следственных отношений. Каузативные
глаголы - это глаголы, означающие, что субъект вызывает некоторое
действие или состояние другого лица или предмета: послать — каузировать
кого-то идти, показывать — каузировать кого-то видеть.
Каузативный глагол всегда соотносится со своим некаузативным
коррелятом, образуя каузативную пару или оппозицию. Каузативные
глаголы, являясь семантически производными от некаузативных,
представляют более высокий уровень глагольной лексики по сравнению с
парными некаузативными. К некаузативному глаголу присоединяется
126
значение каузации к, и образуется каузативный глагол. Данный процесс
обычно называют каузацией.
Каузативные глаголы - это глаголы активного действия, которое
осуществляется каузатором и вызывает изменение состояния другого лица
или предмета. Значение «состояние» статично по своей сути. Состояние это характеристика объекта на данном отрезке времени [1, с. 62-63]. К
инвариантным семантическим признакам состояния, кроме временной
дискретности,
относятся
также
«...статичность,
длительность,
инактивность субъекта состояния, ориентированность на субъект» [2,
с. 106].
Каузативные глаголы, в отличие от некаузативных, имеют сложную
семантическую структуру: в них содержится не только сема действия, но и
сема состояния, приписываемого объекту действия, а также обязательная
сема причинности, мотивации [3, с. 9].
По мнению А.А. Уфимцевой, каузативные глаголы являются
двунаправленными [4, с. 182-183]. Двунаправленность глаголов активного
действия проявляется в их связи с агенсом и пациенсом одновременно: в
ситуации, выражаемой каузативным глаголом, объект является субъектом
некаузативного глагола [3, с. 9]. Некаузативные глаголы имеют значение
действия без отношения к его причинному акту (например, бояться,
просыпаться, чувствовать).
Но существует и другая точка зрения на обозначенную проблему,
освещенная в работах Б. Левин, М. Раппапорт Ховав и Ч. Пинона [5; 6].
Модель каузативной оппозиции, предлагаемая авторами, несколько
отличается от традиционной. Их идея заключается в том, что
некаузативный глагол, или, как они его называют, инхоативный, является
декаузативом (деагентивом) каузативного глагола [5, с. 37; 6, с. 273]. Такая
пара состоит из переходного и непереходного глагола, семантическая связь
между которыми проявляется в том, что непереходный глагол обозначает
каузируемое переходным глаголом новое состояние объекта. Исходя из
анализа лексического материала польского, английского и немецкого
языков, Ч. Пинон приводит доказательства в пользу этой точки зрения.
Рассматривая глаголы с возвратным постфиксом либо возвратным
местоимением, он утверждает, что, когда появляются эти элементы,
инхоативный глагол образуется от каузативного и морфологическая
деривация идет в обратном направлении [6, с. 278]. Такую модель Ч.
Пинон предлагает называть декаузацией. Б. Левин и М. Раппапорт Ховав
считают ее достаточно продуктивной [5, с. 35].
Выделяются типы формальных оппозиций (ФО) между каузативным и
некаузативным глаголом: 1) деривационные (рус. открыть - открыться),
2) конверсивные (англ. change 'менять' - change 'меняться'),
3) морфологические (рус. выращивать - расти), 4) супплетивные (рус.
жечь - гореть).
127
Перечисленные четыре типа называются полными (термин
Г.Г. Сильницкого), поскольку налицо оба их члена. Они охватывают
основную часть каузативных оппозиций в славянских (русском,
белорусском) и германских (английском, немецком) языках.
Особый интерес вызывает существование неполных оппозиций.
Неполные ФО представлены следующими типами.
1)
Неполные транзитивные ФО: представлен лишь каузативный
глагол. В роли некаузативного члена оппозиции здесь, как правило,
выступает сочетание вспомогательного глагола (глагола-связки) и
причастия прошедшего времени (отглагольного прилагательного) от
каузативного глагола (англ. place 'помещать' - be placed, нем. schwarzen
'чернить' — schwarz werden, рус. защищать — быть защищенным, бел.
бялщъ - быць белый).
2)
Неполные
интранзитивные
ФО:
представлен
лишь
некаузативный глагол. В роли каузативного члена оппозиции выступает
сочетание служебного каузативного глагола и некаузативного глагола в
форме инфинитива (англ. remember - make remember 'заставить
вспомнить', нем. sprechen -sprechen lassen 'позволить говорить', рус. уйти
— заставить уйти, бел. прыгадаць — прымустцъ прыгадацъ).
3)
Перифрастические ФО: оба члена оппозиции могут быть
выражены лишь посредством перифразы (англ. make more frequent
'участить' - become more frequent 'участиться') [7, с. 4].
Принадлежность глагола к классу каузативных можно определить,
используя следующие семантические и формальные характеристики
каузативных глаголов: 1) причинно-побудительная-семантика 'X делает
так, что начинает иметь или имеет место новая ситуация Р' (объект сам
совершает действие, испытывает новое состояние, меняет качество);
2) переходность глагола (прямая либо косвенная); 3) наличие
соотносительного некаузативного коррелята, имеющего однословное
выражение. Одним из возможных способов проверки глаголов на наличие
компонента 'каузировать' в их семантической структуре является
представление каузативного глагола в виде каузативной ситуации.
Поэтому
четвертым
критерием
разграничения
каузативных
и
некаузативных глаголов является 4) трансформация каузативного глагола.
В структуре каузативного глагола, репрезентирующего каузативную
ситуацию, может содержаться до пяти семантических компонентов:
каузирующее состояние, каузирующий субъект, отношение каузации
(каузативная константа), каузируемое состояние, каузируемый субъект.
При трансформации необходима экспликация этих компонентов.
Ситуацию, обозначаемую каузативным глаголом сажать (дерево), можно
представить следующим образом: мальчик (каузирующий субъект) посадил
(каузирующее состояние) дерево, поэтому (отношение каузации) дерево
(каузируемый субъект) растет (каузируемое состояние).
128
Из сказанного следует, что скрытое значение каузативности может
быть эксплицитно представлено в каузативной конструкции, или сложном
предложении, содержащем все элементы каузативной ситуации. Каждое из
простых предложений, входящих в состав сложного каузативного, может
иметь любой допустимый формальными правилами вариант, однако в
целом каузативное предложение имеет только одну структуру:
каузирующее состояние + отношения каузации (к) + каузируемое
состояние. Так, конситуация и коммуникативные установки говорящего
определяют порядок следования частей предложения, а расположение
частей предопределяет выбор возможных союзов.
Заключение Следует отметить, что развивать лингвистическую
компетенцию специалиста по межкультурной коммуникации так же важно,
как и культурологическую. При построении речевого взаимодействия на
любом языке следует учитывать особенности вербального выражения
универсальной понятийной категории причинности, поскольку от
правильности оформления отправляемого сообщения зависит адекватное
восприятие и интерпретация последнего.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Сымулов, М.Г. Способы выражения каузативных отношений в
разноструктурных языках: на материале англ. и чуваш, яз.: дис. ... канд.
филол. наук: 10.02.20 / М.Г. Сымулов. - Чебоксары, 2006. - 198 с.
2. Проблемы функциональной грамматики. Полевые структуры / Рос.
акад. наук, Ин-т лингв, исслед.; редкол.: А.В. Бондарко (отв. ред.) [и др.]. СПб.: Наука, С.-Петерб. отд-ние, 2005. - 478 с.
3. Кильдибекова, Т.А. Функционально-семантическая категория
каузативности в русском языке / Т.А. Кильдибекова // Исследования по
семантике. Семантика слова и словосочетания: межвуз. науч. сб. / Башк.
гос. ун-т; редкол.: Л.М. Васильев (отв. ред.) [и др.]. - Уфа, 1984. — С. 8—18.
4. Уфимцева, А.А. Слово в лексико-семантической системе /
A. А. Уфимцева. - М.: Наука, 1968. - 272 с.
5. Levin, В. A preliminary analysis of causative verbs in English /
B. Levin, M. Rappaport Hovav // The acquisition of the lexicon / ed. by.
L. Gleitman, B. Landau. - Cambridge, 1994.-P. 35-81.
6. Pinon, C. Modelling the causative-inchoative alternation / C. Pinon //
Ereignisstrukturen. - 2001. - № 76. - P. 273-293.
7. Сильницкий, Г.Г. К сопоставительному изучению форм выражения
смысловых каузативных оппозиций в русском, французском, итальянском,
немецком и английском языках / Г.Г. Сильницкий, Н.Д. Трегубов,
З.Ф. Смирнова // Типологическое сопоставление семантических классов
знаменательных слов: сб. науч. ст. / Смолен, пед. ин-т; редкол.:
Г.Г. Сильницкий [и др.]. - Смоленск, 1973. — С. 3—12.
129
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа