close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

...это нерешенная проблема здравоохранения, поскольку;pdf

код для вставкиСкачать
УДК 39(=512,123).(477.75+470.4)
Кулькатов Ж.Б., доцент
НОГАИ И ИХ РОЛЬ В ЭТНИЧЕСКИХ ПРОЦЕССАХ НА
ПОСТЗОЛОТООРДЫНСКОМ ЕВРАЗИЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
В статье дается определение этноса и его основные признаки,
анализируются основные этапы этнической истории ногаев, специфика
внутреннего устройства Ногайской Орды, роль ногаев в этногенезе
тюркоязычного населения юга России и Крыма.
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: НОГАИ, НОГАЙСКАЯ ОРДА, ЭТНОС,
ЭТНОГЕНЕЗ,
ЭТНИЧЕСКАЯ
ГРУППА,
СЕНДАНТАРИЗАЦИЯ,
ЭТНОКУЛЬТУРА, ТЮРКИ, ТАТАРЫ, СУБЭТНОС, УЛУС, НОМАД.
Этногенез различных народов
приводит к формированию на
определенной территории устойчивой совокупности людей, которые
связаны между собой общностью языка, этнической культуры,
психологического склада и самосознания. Естественной предпосылкой
формирования этносов является общность территории, так как именно на
ней создаются необходимые условия для совместной деятельности людей.
Но со временем, когда этнос оформился, признак территории утрачивает
свое первенствующее значение и даже теряет его в условиях дисперсного
расселения этноса. Некоторые этносы и в условиях диаспоры или
ирреденты сохраняют свою идентичность, развиваясь в форме этнических
общин, не имея единой территории или этнополитического объединения национального государства. «Этнос может быть раздроблен, но при этом
сохраняется и в диаспорном состоянии, образуя многочисленные
реликтовые формы. Конкретно-исторические условия меняются на
протяжении жизни этноса не раз, и наоборот, дивергенция этносов часто
наблюдается при господстве одного способа производства» [4,с.47-48].
Другое важное условие формирования этноса - общность языка. Но и этот
признак не может считаться абсолютным, так как в ряде случаев этнос
складывается в ходе развития хозяйственных, политических и других
связей, а общие языки являются результатом данного процесса. С другой
стороны, диаспорное развитие этноса со временем приводит к
возникновению региональных диалектов, а на их основе - к развитию
близкородственных языков, генетически и исторически родственных
этнических групп.
Более устойчивым признаком этнической общности является
единство различных компонентов духовной культуры: ценности, нормы и
образцы поведения, социально-психологические характеристики сознания
и поведения людей. Интегративным показателем сложившейся этнической
общности выступает этническое самосознание - чувство принадлежности к
определенному этносу, осознание своего единства и отличия от других
этнических групп. Важную роль в развитии этнического самосознания
играют представления об общности происхождения, исторических судеб,
традиции, обычаи, обряды, фольклор, то есть те элементы культуры,
которые передаются из поколения в поколение и образуют специфичную
этническую культуру. Между различными этносами могут прослеживаться
сходные черты этнической культуры и национальных языков, что говорит
об их общих этнических предках.
Современная Россия представляет собой одно из самых
многонациональных государств в мире. На ее территории проживает более
137 млн. человек по материалам последней переписи населения страны,
представители 192 народов и этнических групп, 147 из которых
сформировались именно на территории России, являются коренными
народами нашей страны [6,с.32]. Специфика российской цивилизации, ее
уникальность и самобытность заключаются в единстве славянского,
финно-угорского и тюркского этнокомпонентов на различных этапах ее
истории. К примеру, к концу 1990-х гг. численность тюркоязычных
народов России составляла около 14 млн. человек [11,с.5]. В большинстве
своем их история связана с Золотой Ордой и постзолотоордынскими
государствами Евразии.
В этногенезе различных народов Туранского мира на протяжении
последних 2-х тысячелетий ведущую роль играли номады - кочевые
племена тюркского происхождения, выступавшие в различные
исторические периоды под разными именами: тюркуты, тюрки, уйгуры,
кыргызы, хазары, булгары, торки, печенеги, кыпчаки, огузы и другие. Два
последних наименования сегодня отражают деление народов тюркской
группы алтайской языковой семьи на 2 основные крупные подгруппы. При
этом отметим, что этнос, известный арабам под названием «тюрок» (т.е.
«сильный, крепкий» [4, с.22]), и давший название большому количеству
народов Евразии, сам исчез еще в VIII в.[4,с.4-6, 236-254]. В русской
дореволюционной научной литературе и официальной документации, в
отечественной этнографической науке длительное время все тюркские
народы, входившие в средневековье в состав Золотой Орды, а в XVI-XIX
вв. присоединенные к России, называли однозначно «татарами», не
понимая, что под этим названием скрываются различные этносы [10, с.1416]. Такое же понимание было и у европейских путешественников,
купцов и дипломатов, имевших возможность знакомства с народами
Великой Степи [14, с.18,394-412]. Однако для многих из них в
средневековье самоназванием являлся этноним «ногай».
В литературе широко распространено мнение, что этноним «ногай»
происходит от имени беклярбека Ногая, военачальника золотоордынских
ханов Берке, Тула-Буга и Токта [18, с.98; 15, с.97-131]. Ногай был внуком
Бувала и правнуком Джучи (старшего сына Чингисхана), ему были
выделены в улус обширные земли на запад от Дона до Дуная. Но он не был
по законам Яссы «полноценным» Чингизидом, претендовавшим на
ханскую власть, так как его дед был рожден от наложницы. В 1248 г.
монгольские войска во главе с Ногаем совершили карательную
экспедицию в Крым, разгромили Херсонес. После его смерти часть
подчиненных ему кочевников была перемещена на восток от Волги. Так
этноним «ногай» распространился постепенно от Северного Прикаспия до
Прииртышья и Урала. Оставшиеся в Крыму тюрко-монгольские племена
длительное время контактировали с другими этносами полуострова,
приняли активное участие в этногенезе крымскотатарского народа [3,
с.125-141]. События того времени нашли свое отражение в эпических
поэмах ногайского героического цикла («Сорок крымских богатырей»,
«Едигей», «Чора-батыр» и других), которые вошли в сокровищницу
народной культуры крымских татар, ногайцев, поволжских татар, казахов
и других тюркоговорящих народов [16]. Идея происхождения
центральноазиатских народов от героического предка (Огуз-хан,
Чингизхан, Алаш, Манас, Ногай и др.), широко распространена и
мифологизирована. Но еще в XIX в. Чокан Валиханов, замечательный
ученый-востоковед и первый казахский просветитель, высказал мнение о
том, что и имя, и этноним «ногай» происходят от древнего тотема тюрков
и монголов-язычников «ногай», то есть «собака» или «волк» [1, с.273-276],
которому поклонялись древние племена алтайской языковой семьи.
«Золотая волчья голова красовалась на тюркских знаменах, в двух
легендах о происхождении тюрок первое место принадлежит
прародительнице-волчице» [4, с.23]. Примечательно сходство с легендой о
происхождении Рима, который был основан братьями Ромулом и Ремом,
вскормленными легендарной волчицей (!?). Изображение мифической
крылатой волчицы (или собаки) присутствует и сегодня на национальном
знамени ногайцев - одного из народов южной России. Миф о легендарной
прародительнице сохранился и с принятием ислама ногайцами - народом,
сохранившим первоначальное самоназвание и вышедшим из Золотой
Орды.
Часть номадов Улуса Джучи после его распада объединилась в
Ногайскую Орду, хотя «ногаями» как собирательным этнонимом
называлось все кочевое население постзолотоордынских государств. В
Ногайской Орде главную роль играло племя мангытов, поэтому это
государство параллельно называли еще Мангытским юртом. Мангыты
встали во главе объединения 18 племен (кыпчак, канглы, кенегес, конрат,
киреит, кият, аргын, сырын (ширин), сунн (уйсун), найман, тогучан,
чублук и др.). Этимология племенных названий говорит об их тюркомонгольском происхождении. До XVII в. Ногайская Орда занимала
территории от Северного Прикаспия и Приаралья на юге до западной
Сибири на севере, от Волги на западе до Эмбы и Иртыша на востоке [13,
с.15]. По мере увеличения населения, усиления государства и разветвления
племен их количество увеличивалось. В отличие от других
постзолотоордынских государств внутренняя структура и политическая
система Мангытского юрта отличались своеобразием. Главой государства
здесь был не хан-чингизид, а князь, возглавлявший военно-служилую
знать (бий, эмир, бек, беклярбек). Во главе «крыльев» - 2-х частей кочевого
населения стояли наместники из мангытского клана (нураддин и кековат).
Население делилось на племенные улусы - эли, во главе которых стояла
родовая знать - карача-беки, мурзы, тайбуга. Сохранилось деление на
десятки, сотни, тумени (10 тыс.), во главе войска стояли батыры. При
ногайском князе органами управления были совет знати и кара-дуван,
представленный чиновниками. Важную роль в Орде играло и
мусульманское духовенство.
Выделение Мангытского юрта из состава Золотой Орды произошло
при эмире Эдиге (Едигее), который в конце 1370 г. перебежал от хана
Тохтамыша к эмиру Тимуру, а после разгрома последним Золотой Орды и
бегства Тохтамыша встал во главе юрта, дав начало мангытской правящей
династии. После смерти Едигей был сакрализован кочевниками Дешт-иКыпчака в героических сказаниях и легендах, а также в топонимике
местностей (например, гора Едигейтау хребта Улутау в Центральном
Казахстане). Трансформация Мангытского юрта в суверенную Ногайскую
Орду происходила постепенно при наследниках Едигея - его сыне
Нураддине, внуке Ваккасе и окончательно - при правнуке Мусе в конце
1440-х гг. [7, с.28;18, с.112]. Столицей государства был г.Сарайчик в устье
р.Яик (р.Урал). Население юрта в начале XVI в. достигало 1 млн. человек.
Неурожайные годы, эпидемии, военные конфликты и междоусобицы
привели к значительному сокращению населения к началу XVII в.
Ногайская Орда располагала значительными людскими ресурсами,
многочисленными боеспособными войсками, устойчивым управлением,
что позволяло ей вмешиваться в дела соседних ханств и получать с них
дань. В Казани, Тюмени, Астрахани были специальные представители и
«мангытское место». Ногаи в условиях постзолотоордынского
евразийского
пространства
способствовали
сохранению
его
этнокультурного и этноязыкового единства. Ногайские мурзы с
дружинниками-нукерами шли на службу в соседние государства,
усиливали свое влияние при помощи брачных связей внутри элиты, играли
важную политическую и торгово-посредническую роль. Например, 6
января 1481 г. сибирско-ногайское войско разгромило Большую Орду во
главе с ханом Ахмедом. После ее окончательного разгрома в 1502 г.
крымский хан Менгли-Гирей женился на Нурсултан-ханум, дочери
мангытского беклярбека Тимура, а мангытские улусы, входившие ранее в
Большую Орду, начали оседать в Крыму, увеличивая мощь Крымского
ханства [18, с.150-156; 3,с.125-127]. Ногайский род мансур, отделившись
от мангытов, стал одним из ведущих родоплеменных объединений
Крымского ханства, а его глава стал одним из карачаев - высших
сановников государства.
В целях ослабления влияния крымских ханов на казанские и
астраханские дела, Москва при Василии III и Иване Грозном установила с
Ногайской Ордой постоянные дипломатические отношения. В середине
XVI в. в Ногайской Орде разгорелась междоусобица между сторонниками
Юсупа и Измаила. Сыграли трагическую роль и неурожаи 1557-1558 гг.
Часть мурз со своими дружинниками ушла в Крым, Литву, Московию. На
Руси именно они дали начало дворянским родам ногайского или
татарского происхождения - Юсуповым, Урусовым, Кутузовым,
Кутумовым, Шейдаховым, Байтерековым, Тохтаровым и другим [9, с.42].
Междоусобицы и сближение с Москвой Измаил-бия в 1555-1563 гг., а
затем Урус-бия в 1564-1587 гг. привели к распаду Ногайской Орды.
Улусы, оставшиеся под властью Измаила в Волго-Уральском междуречье,
получили название «Большие Ногаи». Улусы, ушедшие на запад, в
правобережье Волги и в Приазовье, стали называться «Казиев улус» или
«Малые Ногаи». Кроме того, в Приаралье осталась орда Шейх-Мамая и его
6 сыновей – «Алтаульская Орда», ставшая основой каракалпакского
народа. В 1620-х гг. в междуречье Волги и Урала появились джунгары
(калмыки или западные ойраты-монголы). Борьба с ними, а также
междоусобицы, разруха, голод, неурожай, разрушение улусной системы
ослабили и раскололи Ногайскую Орду, усилили ее зависимость от
Москвы. Основная часть ногаев-кочевников покинула свою прародину,
перешла Волгу и устремилась на запад. Кочевья Больших и Малых Ногаев
сомкнулись. К середине XVII в. на огромной территории Приазовья и
Северного Причерноморья от Кубани и Дона до устья Дуная образовалось
несколько ногайских орд: Кубанская (в восточном Приазовье от р.Кубань
до верховьев р.Аганлы), Азовская (в районе современного г.Таганрог),
Едычкульская и Джемболукская (на севере современной Запорожской обл.
Украины), Едисанская или Очаковская (в районе современного г.Очаков),
Буджакская или Белгородская (в междуречье Днестра и устья Дуная) [19,
с.44-53]. Ногайские улусы, оставшиеся на Нижней Волге, находились в
зависимости от калмыков вплоть до 70-х гг. XVIII в., став основой для
этногенеза астраханских татар – «ногаев». Племена Ногайской Орды после
ее распада участвовали в формировании многих тюркских народов
степного и горного происхождения. Этноним «ногай» есть у крымских
татар, «ногаями» калмыки называли башкир, карачаевцев и балкарцев (!?),
казахи и сейчас называют «ногаями» поволжских татар и башкир.
Ногайский этнический компонент сыграл важную роль и в этногенезе
казахов, особенно Младшего жуза, который занял территорию Ногайской
Орды, ушедшей к началу XVIII в. на запад от Волги в результате
нашествия ойратов (джунгаров или калмыков, или западных монголов).
А.Ш.Кадырбаев утверждает о включении в состав казахов Западного
Казахстана и волжских ногаев, бежавших от русских войск на восток после
завоевания Астраханского ханства [8, с.1].
На территории Крыма и Северного Причерноморья отдельные
ногайские улусы появились гораздо раньше XVII в. Крымские ханы
увеличивали податное население за счет кочевников, способствовали их
сендантаризации, переходу к оседлости и земледелию. Военные отряды
номадов играли важную роль во внутри- и внешнеполитических событиях
ханства. Именно их соседи Крымского ханства называли "татарами" или
«крымскими татарами», так как в первую очередь с ними происходили
наиболее интенсивные военные, дипломатические и торговые контакты.
Постепенно это название утвердилось как этноним всего тюркоязычного
населения полуострова без учета разницы между 3-мя субэтническими
группами крымских татар - степными, горными и прибрежными. Переход
от номадизма к оседлости, от кочевого скотоводства к пастушескому, к
земледелию как новому хозяйственно-культурному типу, жизнь в новых
географических условиях крымского ланшафта внесли новую струю не
только в процесс этногенеза населения полуострова, но и изменили
внутренний мир и этническую природу вчерашних номадов. Они
постепенно стали осознавать себя не ногаями-кочевниками, а крымскими
татарами. Таким образом, ногайский этнический компонент был одним из
слагаемых в этногенезе крымскотатарского народа. Степные жители
Крыма до сих пор сохранили у соседей название «ногай» в обыденном
употреблении. В степном Крыму исторические названия населенных
пунктов до 1944 г. (села Аргын, Кипчак, Конрат, Найман и другие)
отражали прежнее родоплеменное устройство номадного социума и
процесс сендантаризации кочевников-ногаев, который вошли в состав
крымскотатарского народа. Топонимика степного Крыма, а также тамги -
особые знаки родовой принадлежности на могильных памятниках и
одновременно печати для клеймения скота, указывают на их ногайскокыпчакское происхождение [12, с.452,453,546], на историческую и
языковую близость крымских татар с народами Урало-Поволжья и
Средней Азии. Трагические события XIX - XX вв., связанные с
присоединением Крыма, Северного Причерноморья и Северного Кавказа
к Российской империи, вынужденное переселение части населения этих
регионов за пределы исторической родины, депортация крымских татар из
Крыма в 1944 г. изменили историческую географию расселения различных
этнических групп, их традиционный образ жизни, а также способствовали
формированию и консолидации современного крымскотатарского этноса.
В XIX - начале XX в. в результате проводимого царскими властями
изъятия общинных и вакуфных земель в казенный и частный фонды,
массового обезземеливания крестьян в Крыму, Таврической губернии,
протурецкой агитации и возникновения религиозного движения
мухаджиров
(мусульман-переселенцев
в
Османскую
империю)
значительная часть кубанских, ставропольских, таврических ногайцев
покинула пределы Российской империи. Сам Александр II в 1856 г.
одобрил вынужденное переселение крымских татар и ногайцев в Турцию и
назвал «представляющийся случай весьма благоприятным для
освобождения от них края» [12, с.809-810]. За 6 месяцев (апрель - октябрь)
1860 г. из Таврической губернии ушло около 50500 человек (25 % всех
мухаджиров из России), а к концу 1864 г. в Таврической губернии осталось
всего 37 ногайцев. На освободившихся плодородных землях царская
администрация основывала военные поселения и новые населенные
пункты, переселяя крестьян из других регионов, щедро раздавала угодья
помещикам, офицерам, чиновникам, представителям местной знати,
создавая в их лице социальную опору власти на местах. Таким образом,
менее чем за сто лет кардинально изменился этнический состав населения
юга России.
Турецкие власти поселили сначала переселенцев в Болгарии и
Румынии. Часть их перемешалась с буджакскими ногайцами и до сих пор
живет в Добрудже, исторической области балканского Причерноморья. Их
здесь называют сейчас дунайскими татарами. После русско-турецкой
войны 1877 г. значительное количество ногайцев переселилось с Балкан в
Малую Азию - в Брусский и Кокийский вилайеты, где они перемешались с
северокавказскими ногайцами. Только малая часть переселенцев получила
разрешение на реэмиграцию. Так, в 1863-1864 гг. из Турции в Перекопский
уезд Таврической губернии вернулось 110 семей ногайцев (или степных
крымских татар) [19, с.52-53]. Учитывая, что современное турецкое
государство не ведет учет численности этнических групп, всех граждан
страны называя турками, можно лишь догадываться, что из 4-6 млн.
крымских татар Турции значительная часть имеет ногайское
происхождение. «Крымские татары и ногайцы (проживающие в Турции К.Ж.) имеют много общих черт, и не представляется возможным провести
четкую границу между этими двумя группами. Весьма поучительной
является их собственная, весьма распространенная точка зрения, что
ногайцы образуют особую этническую группу внутри татарского этноса,
как это имеет место в Крыму и Добрудже... Исторические события
последних столетий свели ногайцев и крымских татар вместе...»[20, с.1-2].
На юге современной России ногайцы живут на Северном Кавказе (в
Карачаево-Черкесии, Чечне, Ставрополье, Дагестане) и в Астраханской
области. Дисперсное расселение этноса является причиной проблем
сохранения языка и этнической культуры. Национальные районы
существуют в Карачаево-Черкесии и Дагестане. Распад СССР и ухудшение
экономического положения граждан страны в 1990-х гг., реформы конца
XX - начала XXI вв., межэтнические противоречия, коррупция и
протекционизм этнического характера в северокавказских республиках не
способствуют разрешению проблем ногайского народа в России.
Актуальным остается вопрос о создании единой национальнотерриториальной автономии на юге страны. В отличие от Крыма, где ногаи
считаются неотделимой частью крымскотатарского народа, и Северного
Кавказа, в Нижнем Поволжье ногайский этнический компонент явился
главным слагаемым в этногенезе астраханских татар - одной из трех
этнорегиональных групп российских татар (вместе с волго-уральскими и
сибирскими татарами). По переписи 2010 г. татар в области проживало
60523, ногайцев – 7589 [17, с.86]. При этом значительная часть из 4-х
субэтнических групп астраханских татар («юртовские татары»,
«карагаши», «утары» или «алабугатские татары», «кундровские татары»)
сохраняет в своей среде самоназвание «ногайлар» или «татар-ногай» [2,
с.52-59; 5, с.1-8]. Соседние народы - казахи и калмыки называют
астраханских татар «ногаями». Смешение этнонимов произошло в
результате проводившейся с 1920-х гг. при Советской власти политики
включения малочисленных этнических групп в состав более крупных
этносов, искусственной «татаризации» в области языка и культуры.
Проблема этнической идентичности неожиданно обострилась в конце
1980-х начале 1990-х гг. одновременно с возникновением национальнокультурных автономий. По переписи 1989 г. из примерно 30 тыс.
астраханских татар более 4 тыс. человек записалось именно как ногайцы
(!) [5, с.2-4], что говорит о значительном сохранении в этническом
самосознании астраханских татар ногайского этнического компонента. Эта
часть населения, особенно карагаши и ногайцы-переселенцы с Северного
Кавказа, выступила инициатором создания в областном центре
национально-культурной автономии, возрождения этнокультуры и языка
(ногайский язык, как и татарский и казахский, преподается в местном
педучилище, в некоторых школах Астрахани и области).
Таким образом, средневековые ногаи (номады Золотой Орды и
постзолотоордынских государств) сыграли важную роль в этногенезе как
самих ногайцев, современного народа юга России, так и в этногенезе
крымских и астраханских татар, других тюркоязычных народов. Общие
элементы этнической истории и традиционной культуры, устройства
родового общества и политического строя, языковая близость и схожесть в
сендантаризации, в переходе к новым хозяйственно-культурным типам
характерны и для степных татар Крыма, и для астраханских татар.
Крымскотатарский этнос и его ногайская субэтническая группа активно
контактировали с народами средиземноморско-черноморского бассейна и
Северного Кавказа, а астраханские татары, помимо влияния последнего,
находились в соседстве с казанскими татарами, казахами и калмыками.
Сложившееся дисперсное расселение ногайского населения, а также
присутствие ногайского этнического компонента в составе современных
тюркоязычных этносов требуют пристального внимания и кропотливой
работы исследователей - историков, этносоциологов, этнологов,
лингвистов.
Список литературы:
1. Валиханов Ч.Ч. Предания и легенды Большой киргиз-кайсацкой
орды// Собр.соч. в 5 тт. – Алма Ата : Гл.ред.Казах.совет.энциклопедии,
1984. Т.1, С.273-276.
2. Викторин В.М. Субэтносоциум «нугай-казак» на границе
Западного Казахстана и Нижнего Поволжья: парадоксы взаимодействия
тюркских этносов. // Сарепта: Историко-этнографический вестник. Вып.2.
Волгоград, 2006. С.52-59.
3. Возгрин В.Е. Исторические судьбы крымских татар. М.:Мысль,1992.-446 с.
4. Гумилев Л.Н. Древние тюрки. - М.: Товарищество «Клышников Комаров и Ко»,1993.-527 с.
5. Идрисов Э.Ш. Национально-культурное движение астраханских
ногайцев в конце XX - начале XXI вв. и связи астраханских ногайцев с
ногайцами Северного Кавказа.(Электронный ресурс). - Режим доступа:
http//www.inter ethnic.org/News/260604_2html.
6. Изучение истории и традиций народов России в школе:
Методическое пособие / Под ред. О.Е.Лебедева. - СПб.: филиал изд-ва
«Просвещение», 2006.-188 с.
7. Исхаков Д.М. Тюрко-татарские государства XV - XVI вв. - Казань:
Татар. кн. изд-во, 2009.-142 с.
8. Кадырбаев А.Ш. Калмыки в контексте их взаимоотношений с
Россией и Китаем эпохи Цин. Часть 2 // Кадырбаев А.Ш. Народы
Центральной Азии. Курс лекций.(Электронный ресурс). - Режим доступа:
http//www.central-eurasia.com/top/medieval-history/?uid=1126.
9. Калмыков И.Х., Керейтов Р.Х, Сикалиев А.И. Ногайцы. Историкоэтнографический очерк. - Черкесск: Ставропол. кн.изд-во, КарачаевоЧеркесское отделение, 1988.-232 с.
10.
Кидирниязов
Д.С.
Ногайцы
в
известияхрусских,
западноевропейских и восточных авторов XV-XVIII вв. - Махачкала:
ИИАЭ ДНЦ РАН, 1999.-416 с.
11. Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Государства и народы
евразийских степей. Древность и средневековье. - СПб.: Петербургское
востоковедение, 2004.-368 с.
12. Крымскотатарская энциклопедия. Составители Р. Музафаров, А.
Короткая. - Симферополь: Ветан, 1995. Т. II.-835 с.
13. Кочекаев Б.-А.Б. Ногайско-русские отношения в XV-XVIII вв. Алма-Ата: Наука, 1988.-272 с.
14. Марко Поло. Книга о разнообразии мира. - М.:Изд-во
Эксмо,2005.-480 с.
15. Почекаев Р.Ю. Ханы Золотой Орды. - СПб.: Евразия, 2010.-384 с.
16. Сикалиев А.И. Ногайский героический эпос. - М.:Наука, 1988.328 с.
17. Сызранов А.В. Ислам в Нижнем Поволжье. - Астрахань: Изд.дом
АГУ, 2012.-177 с.
18. Трепавлов В.В. История Ногайской Орды. - М., Вост. лит., 2002.752 с.
19. Черенков Л.Н. Таврические ногайцы (Последний кочевой народ
Причерноморской этноконтактной зоны)//В кн.: Этноконтактные зоны в
европейской части СССР (география, динамика, методы изучения). МФ ГО
СССР. - М., 1989. С.44-53.
20. Янковски Хенрик. Крымские татары и ногайцы в Турции
//Новости
Крыма
сегодня:
онлайн-газета
"Полуостров".27.03.2012.(Электронный ресурс). - Режим доступа: http:
poluostrov.com.ua / novosti / kultura / 1090.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа