close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Вечер памяти "Последний приют поэта",
посвященный памяти М.И. Цветаевой

Волобуева Ирина Александровна, заведующая библиотекой
Разделы: Организация школьной библиотеки, Внеклассная работа
Книжная выставка: «Последний приют поэта»
Оборудование: В центре комнаты стоит круглый стол, на столе чернильница, ручка,
бумага, горят свечи, тихо звучит музыка.
На вечере присутствует Изобильненская поэтесса, выпускница нашей школы Елена
Звягинцева.
Проектор
Участники вечера сидят за большим круглым столом.
Вечер сопровождается компьютерной презентацией (Приложение 1)
Библиотекарь: Сегодня вы не просто в библиотеке, вы приглашены на вечер в
литературном салоне. Наверное, при упоминании об этом вам вспомнится салон
А.Н.Шерер их эпопеи «Война и мир» Л.Н.Толстого. Да действительно, в 19 веке салон –
это форма общественной жизни, человеческого общения, в которой сочетались глубокие
интересы с развлечениями, публичная деятельность с интимным бытом, личное с
общественным… Но при этом каждая сторона не подавляла другую.
Мы не будем сегодня пытаться возродить его, но попытаемся заглянуть в прошлое и
прикоснуться к нему.
Сегодня мы попробуем воспроизвести последние дни жизни Марины Ивановны
Цветаевой величайшего поэта 20 столетия.
1 участник: Первый эшелон московских литераторов и их семей отбыл из Москвы 6 июля
1941 года. В этот самый день военная коллегия Верховного суда вынесла смертный
приговор Сергею Эфрону (мужу Марины Ивановны). Марина об этом ничего не знала.
2 участник: Марина очень боялась бомбардировок. Каждая бомбардировка заставляла её
испытывать настоящий ужас (голос за кадром «Я думала, что я храбрая, - а оказывается
страшная трусиха, панически боюсь налетов»…)
3 участник: Цветаева с сыном уезжает из Москвы 8 августа. Накануне она посетила
Эренбурга. (Голос за кадром «Вы мне объясняли, что моё место, моя Родина, мои
читатели здесь, вот теперь мой муж и моя дочь в тюрьме, я с сыном без средств, на улице,
и никто не то что печатать, а и разговаривать со мной не желает. Как мне прикажете
быть»?)
4 участник: За время дороги Цветаева перезнакомилась со многими писательскими
женами. Некоторые из тех, с кем она успела сблизится за время пути ,сошли в Чистополе
– городке, ставшем одним из центров эвакуации писательских семейств. Однако он был
переполнен, и теперь московский литфонд отправлял новые эшелоны дальше, в Елабугу.
В Чистополе имели право сойти только те, у кого здесь уже жили родственники.
5 участник: Пароход причалил к Елабужской пристани 17 августа. Начались поиски
жилья и работы. Эвакуированных временно приютили в библиотечном училище. А 21
августа Марина Ивановна и Мур поселяются в доме Бродельщиковых на улице
Ворошилова (ныне Малая Покровская). С Покровского бульвара в Москве – на Малую
Покровскую в Елабуге!
6 участник: Это одноэтажный деревянный дом, которых много в Елабуге. В комнатке,
отведенной матери и сыну, всего 6 метров: перегородка отделяющая их комнату от
хозяйской дощатая, не доходит до потолка, вместо двери - занавеска.
Участник 7: По воспоминаниям очевидца Алексея Ивановича Сизова (в то время молодой
паренек преподавал физкультуру в Елабужском Педагогическом институте). (Голос за
кадром: «»С хозяйкой Марина Ивановна не поладила. Характер у хозяйки был жесткий. Я
бывал у них дома, мы с её мужем часто вместе рыбачили. Бродельщикова говорила, что
желает других постояльцев. У этих – пайка нет, да еще приходят эти с Набережной,
бумаги её смотрят, когда её нет, и спрашивают, кто ходит к ней да о чем говорят.. Одно
беспокойство.. Она предложила им искать другую комнату») В Елабуге Управление
НКВД было расположено на улице с названием «Набережная».
Участник 8: Марина Ивановна обращалась за работой в районный отдел образования,
институт, детскую библиотеку. Работы ей не давали. Слухи о белоэмигрантском прошлом
дошли до Елабуги. В Горсовете, где собирались принять военнопленных предложили
пойти переводчиком с немецкого в НКВД. Марина отказалась ведь её муж и дочь в это
время находились в застенках НКВД.
Участник 9: В поисках лучшей доли Марина Ивановна направляется в Чистополь. Там
находится Совет эвакуированных, там Н.Н.Асеев – член Правления Союза писателей,
лауреат сталинской премии. Цветаева отбыла в Чистополь на пароходе.
Участник 10: 26 августа в Совете эвакуированных Марина Ивановна пишет заявление:
«Прошу принять меня в качестве судомойки в открывшуюся столовую Литфонда».
Участник 1: Чистопольские ночи Цветаева проводит в здании педагогического училища,
превращенного в общежитие эвакуированных в комнате Валерии Навашиной (тогда она
была женой Паустовского). За два дня было достаточно возможностей собрать
информацию о Чистополе. Минусов здесь Марина Ивановна увидела гораздо больше, чем
ожидала.
Мертвенную застылость отмечают в облике Цветаевой почти все кто встречал её тогда в
Чистополе. «Голос за кадром «Марине Ивановне трудно было смотреть в глаза – такой
безысходностью был полон её взгляд. Произносила она своё любезное приветствие
голосом без звука, фразами без интонаций».
Участник 2: Ожидая в коридоре решения комиссии о разрешении её переезда в Чистополь
она произносит: (Голос за кадром «Сейчас решается моя судьба, если меня откажутся
прописать в Чистополе, я умру. Брошусь в Каму»).
Участник 3: Ей сообщили, что её дело решилось положительно. Чуковская, которая была
с ней в здании удивилась, что Марина Ивановна как будто совсем не рада благополучному
окончанию хлопот о прописке. Она даже не хотела идти искать комнату. (Голос за кадром
«Все равно. Если и найду комнату, мне не дадут работать. Мне не на что будет жить»).
Участник 4: Лидия Корнеевна Чуковская приводит Марину к своим друзьям Шнейдерам с
которыми сама познакомилась совсем недавно, по дороге в Чистополь. Нежданную
гостью встречают с теплым радушием. Выясняется, что здесь знают и любят её стихи и
искренне рады ей самой. После чая и разговоров Цветаева читает «Тоску по Родине».
Чтец:
Тоска по родине! Давно
Остолбеневши, как бревно,
Разоблаченная морока
Оставшееся, от аллеи –
Мне совершенно все равно –
Мне все – равны, мне всё – равно,
Где совершенно – одинокой
И, может быть, всего равнее -
Быть, по каким камням домой
Роднее бывшее – всего.
Брести с кошелкою базарной
Все признаки с меня, все меты,
В дом и не знающий, что - мой,
Все даты – как рукой сняло:
Как госпиталь, или казарма.
Душа, родившаяся – где-то.
Участник 4: Как должна была прозвучать тогда предпоследняя строфа?
Чтец:
Так край меня не уберег
Мой, что и самый зоркий сыщик –
Вдоль всей души, всей – поперек!
Родимого пятна не сыщет!
Участник 4: Но она не дочитала стихотворения до конца, оборвала его раньше. И звучит в
нем теперь лишь отречение, полное горечи, сплошная боль оставленности, - без намека на
смягчение сердца нежностью к родной земле. Пронзительно оборванной последней
фразы:
Но если по дороге – куст
Встает, особенно – рябина….
В доме Шнайдеров не прозвучит.
Участник 5: Утром 27 августа она уже снова на пристани. Пристани Камы в годы войны
были страшным зрелищем. На пароходах с фронта везли раненых в госпитали Сарапула и
Перми. Стоянки затягивались, и тогда тяжелораненых выносили на плащ-палатках на
берег. Надеясь отыскать своих, ушедших воевать, к пристани сбегались местные
женщины, - и их вопли и рыдания долгим эхом отзывались в сердце. Строем шли к
пристани новобранцы, - чтобы уплыть в обратную сторону, - и провожал их тот же
раздирающий душу бабий неумолчный стон.
Участник 6: На пристани в ожидании парохода, идущего в Елабугу, Цветаева успевает
поговорить немного с Елизаветой Лойтер, которая потом вспоминала, что Марину не
радовала перспектива переезда в Чистополь. Она была расстроена и удручена.
Участник 7: 28 августа она прибывает в Елабугу. По рассказам хозяйки квартиры, где
жила Цветаева, Марина была подавленная и поникшая.
29 августа она решает перебраться в Чистополь. Почему же не осуществился план
переезда в Чистополь?
Участник 8: Из записи дневника Мура следует, что 30 августа «литературные дамы» Ржановская и Саконская, из бывших попутчиц по пароходу обсуждают вопрос о переезде.
Именно они, пишет Мур, отговаривают Марину Иванову уезжать! Они считали, что раз
там, в Чистополе, нет ничего определенного, то можно и в Елабуге отыскать работу.
Она одет в овощной совхоз и предлагает свои услуги: вести переписку, оформлять какиенибудь бумаги. Получает от председателя отказ: «У нас все грамотные». Еще он
предложил ей 50 рублей, чтобы не отпускать ни с чем. Но она ушла, оставив деньги на
столе.
Милостыня, поданная в тяжелые дни великому поэту, - не сыграла ли она свою роль? Что
же было последней каплей?..
Участник 9: Сестра Анастасия Ивановна считала, что роль эту сыграла ссора с сыном. Но
никто уже никогда не скажет; ссорясь они всегда говорили между собой по-французски;
смысла речей хозяева понять не могли.
Участник 10: Спустя 2 года Мур признается в письме к Гуревичу: «Я вспоминаю Марину
Ивановну в дни эвакуации из Москвы, её предсмертные дни в Татарии. Она совсем
потеряла голову, потеряла волю. Она была одно страдание. Я тогда совсем не понимал её
и злился за её внезапное превращение».
Участник 1: Но это было два года спустя. Тогда же, в своем дневнике 16 летний Мур
писал: «Мать как вертушка совершенно не знает, оставаться ей здесь или переезжать в
Чистополь. Она пробует добиться от меня «решающего слова», но я отказываюсь это
«решающее слово» произнести, потому что не хочу, чтобы ответственность за грубые
ошибки матери падали на меня».
Участник 2: Не пройдет и суток после этой записи до того момента, как ноги подкосятся у
юнца, пытавшегося рассуждать об ответственности.
Он сядет прямо в дорожную пыль, услышав от хозяйки дома о том, что матери уже нет в
живых.
Участник 3: Это случилось 31 августа 1941 года. Яркий солнечный день. Все ушли из
дома, кроме неё, и она знала, что ушли надолго. Три записки, ославленные на солее, были
лаконичны, но каждое слово в них – выверено.
За столом сидит женщина и пишет, произнося вслух:
1. «Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я.
Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але –
если увидишь – что любила их до последней минуты, и объясни, что попала в
тупик».
Откладывает записку, берет другой лист и снова пишет:
2. «Дорогие товарищи! Не оставьте Мура. Умоляю того из вас, кто может, отвезите
его в Чистополь к Н.Н.Асееву. Пароходы – страшные, умоляю не отправлять его
одного. Помогите ему и с багажом – сложить и довести в Чистополь. Надеюсь на
распродажу моих вещей. Я хочу, чтобы Мур жил и учился. Со мною он пропадет.
Адрес Асеева на конверте. Не хороните живой! Хорошенько проверьте».
Снова откладывает лист, берет третий:
3. «Дорогой Николай Николаевич! Дорогие сестры Синяковы! Умоляю вас взять
Мура к себе в Чистополь – просто взять его в сыновья – и чтобы учился. Я для него
больше ничего не могу и только его гублю. У меня в сумке 150 руб. и если
постараться распродать все мои вещи… В сундучке несколько рукописных книжек
стихов и пачка с оттисками прозы. Поручаю их вам, берегите моего дорого Мура,
он очень хрупкого здоровья. Любите как сына – заслуживает. А меня простите – не
вынесла. М.Ц.
Не оставляйте его никогда. Была бы без ума счастлива, если бы он у вас жил.
Уедете – увезите с собой. Не бросайте».
Звучит стихотворение Андрея Широглазова «Елабуга, 31 августа» (Приложение №2)
Участник 4: У Цветаевой всегда была её, чисто цветаевская особенность в отношении к
смерти. В зрелые свои годы она постоянно думает и пишет о смерти добровольной.
Смерть как протест, - если уже не осталось надежды одолеть принуждение. Смерть, если
нельзя быть, - то жить по собственным вашим законам.
Чтец:
Не возьмешь моего румянца –
Так, на полном скаку погонь –
Сильного – как разливы рек!
Пригибающийся – и жилу
Ты охотник, но я не дамся,
Перекусывающий конь
Ты погоня, но я есмь бег.
Аравийский.
Не возьмешь мою душу живу!
Участник 5: Так горделиво писала она еще в двадцать четвертом. И это победоносное
чувство пронесла через всю жизнь.
Её жизнь, как была задумана Богом, черпала силы из двух источников: сердцем принятого
на себя долга заботы о близких – и роскоши творчества.
И нужно-то было, с сущности, немногое. Минимальный заработок, чтобы прокормить
сына и чтобы отсылать время от времени посылки дочери и мужу в лагерь. И возможность
на несколько часов в день склонится над листками бумаги с пером в руке.
Участник 6: Она всегда называла себя семижильной. И у неё хватило бы сил
сопротивляться всем оперуполномоченным мира, как и прочим бедам, - если бы не были
уже перекрыты оба источника, обе стороны её существования. Что оставалось ей?.. 31
августа она делает шаг в пространство свободы.
Участник 7: Она уходит из жизни в последний день лета. Уходит, в конечном счете
потому, что видит себя на грани взнуздания – теми силами, подчиниться которым её дух
не может.
Участник 8: Какая капля жизненных невзгод склонила чашу весов в сторону ухода?
Сейсмограмм внутренних потрясений нет. Похоронили Марину Иванову за оградой
кладбища, как хоронят самоубийц.
Библиотекарь: Так угодно было Судьбе или Провидению, что земной путь Марины
Ивановны трагически завершился в Елабуге.
Однако город гибели Поэта стал и местом возрождения «Птицы феникс». Именно Елабуга
в 2002 году увековечила Память Поэта созданием единственного в мире Мемориального
комплекса М.И.Цветаевой. И мы можем гордится – в России появился Дом Памяти
Марины Цветаевой, волею судьбы ставшим её последним пристанищем.
Долгие годы почитатели творчества М.И.Цветаевой со всего мира только мечтали об
открытии Музея в доме, где прошли последние дни жизни М.И.Цветаевой. Но жильцы
дома отказывались его продавать. И только в марте 2005 года из частного владения он был
выкуплен в собственность Елабужского государственного историко-архитектурного и
художественного музея-заповедника. Воссоздать прежнюю обстановку дома помогли
Волков Павел Степанович – внук квартирных хозяев и наш земляк профессор
Ставропольского государственного университета Головко Вячеслав Михайлович.
Экспозиция наглядно демонстрирует быт эвакуированной М.И.Цветаевой в августе 1941
года.
Низкие потолки, высокие пороги, небольшие окна, маленькие комнаты, и крюк, за
который была привязана роковая веревка.
На открытии мемориального комплекса присутствовала внучатая племянница Марины
Ивановны О.А. Трухачева с сыном.
Творчество Марины Ивановны совпало с литературной эпохой, которую называют
Серебряным веком. И поэтому частью мемориального комплекса является
специализированная библиотека под этим поэтическим названием. Здесь проходят
ежегодные цветаевские чтения.
Библиотека насчитывает более 3500 экземпляров книг, основой которого являются
произведения, Б.Пастернака, О.Мандельштам, Н.Гумилева, А.Ахматовой, М.Цветаевой и
др. А когда-то в далекие 60-70 годы 20 века в Елабуге был единственный томик стихов
Марины Ивановны в читальном зале пединститута, и мы от руки переписывали их и
передавали друг другу, бегали к ограде кладбища искать её могилу. Сейчас её стихи
издаются. В 2009 году издательство «Воскресенье» запланировало выпуск полного
собрания сочинений Цветаевой, а мне вспоминаются её пророческие строки:
Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я – поэт,…
…Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.
Библиотекарь: Сегодня мы попытались разобраться что же произошло 31 августа 1941
года в Елабуге? Как и многие пытались собрать воедино все подробности и
обстоятельства, чтобы полнее представить картину трагедии. Но есть в этой картине
совсем не прописанные места. Поэтому сколько бы не было версий гибели Цветаевой:
каждая по существу, есть попытка утолить беспокойство, которое возникает вокруг
всякой тайны.
И кто бы не пытался поставить точку, получается лишь запятая или многоточие.
Загадка Елабуги остается; быть может, она останется навсегда.
Профессор Головко В.М., пишет, что совершенно неизвестны архивы НКВД 1941-42
годов. Часть биографии Цветаевой, которую она провела в Елабуге является самым
непроясненным периодом её жизни. На сегодняшний день мы не располагаем всей
совокупностью фактов, сведений об обстоятельствах последних трагических дней жизни
поэта, подтолкнувших ее к роковому шагу. То, о чем писали до сих пор и о чем мы с вами
сегодня говорили - это всего лишь версии.
Возможно кого-то из вас заинтересует эта тема и вам удастся найти разгадку трагического
конца Марины Цветаевой..
Вечер продолжается чтением стихов М.И.Цветаевой, стихов посвященных ей.
Исполняются песни в сопровождении гитары положенные на её стихи. Елена Звягинцева
читает своё стихотворение посвященное Марине Цветаевой. (Приложение № 3)
Использованная литература:
Кудрова И. Гибель Марины Цветаевой.
Сборник «Здравствуй Елабуга» сот. М. Абзянов Татиздат, 1988
Белкина М.И. Скрещение судеб. М.: 1988
Воспоминания о Марине Цветаевой. М.: 1992
Головко В.М. Мы цепи таинственной звенья…А.И.Цветаева//Словесница искусств.
2004. № 15
6. Открытие дома музея в Елабуге. Зорин А. Выход из лабиринта. – Литература –
1999 №34, ст.6-7
1.
2.
3.
4.
5.
Поделиться…
© 2003–2015 ИД «Первое сентября»
Адрес: ул. Киевская, 24, Москва, Россия, 121165, ИД «Первое сентября», Оргкомитет
фестиваля «Открытый урок»
Эл. почта: [email protected] Телефон: +7 (499) 249-52-53
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа