close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Ход судебного разбирательства.
Секретарь: Встать ! Суд идет.
Секретарь: Прошу садиться .
Председательствующий: Сегодня в нашем суде слушается дело о
посягательстве на жизнь матери и младенца. На скамье подсудимых трое
обвиняемых: сватья баба Бабариха и две ее дочери. Суду предстоит
разобраться в обстоятельствах дела. Дело чрезвычайно громкое, получило
освещение в прессе и даже в литературном произведении некоего
А.С.Пушкина. Надеюсь, суд сможет вынести справедливое решение. Для
показаний по делу вызываются свидетели.
Вызовите 1 – го свидетеля.
Секретарь: Вызывается свидетель Косцов! Свидетель повторяйте за мной:
«Клянусь говорить правду, только правду и ничего кроме правды!»
Председательствующий: Итак, свидетель, что вы можете рассказать по
рассматриваемому делу?
Свидетель Косцов: Поздно вечером я проходил по улице и присел на лавочку
перед домом подсудимых. Окно было открыто, и я увидел трех девиц. Они
пряли и вели между собой философский разговор:
«Кабы я была царица, говорит одна девица,- то на весь крещенный мир
приготовила бы пир».
«Кабы я была царица, - говорит ее сестрица,- то на весь бы мир одна наткала
бы полотна».
«Кабы я была царица,- третья молвила девица,- я б для батюшки царя родила
богатыря».
Вдруг дверь в комнате издала скрип. Я увидел как в комнату вошел царь . Я
испугался и убежал. Больше я ничего не видел.
Председательствующий: Слово предоставляется потерпевшей.
Царица: Граждане судьи! То, что сказал свидетель Косцов, я подтверждаю. А
далее произошло вот что: в избу вошел царь, нынешний мой муж. Его
величество я раньше и в глаза не видела, а потому чуть в обморок не упала. А
Салтан Кузьмич с ходу предложение делает: «Здравствуй, красная девица, говорит он,- будь царица». Растерялась я, стою ни жива , ни мертва, слова
молвить боюсь. Монарха все-таки, обидеть нельзя. Я и согласилась. Вот так и
стала царицей. Переехала вместе с матушкой и сестрами во дворец, сыграли
свадьбу. С мужем мы жили счастливо, пока у меня не родился сын. Салтан
Кузьмич в ту пору в отъезде был. И вдруг- письмо от него: нас с младенцем в
бочку и в открытое море. Счастье, что живы остались.
2-й судья: Как отнеслись ваши сестры к тому, что вы стали царицей?
Царица: Мне показалось, в первые дни они были рады. Ведь они тоже попали
ко двору. На мою свадьбу царь сделал им подарки, предоставил им жилище
улучшенной планировки. Они получили хорошо оплачиваемую работу. Но
затем я стала замечать, что сестры чем- то опечалены.
Адвокат: Скажите, потерпевшая, Вас не мучило чувство вины за то, что Вы
стали царицей, а Ваши сестры остались простыми трудягами, как прежде?
Вы никогда не задумывались: а чем Вы лучше их?
Царица: Вины своей я не чувствовала- ведь царь сам сделал свой выбор.
Адвокат: прошу суд учесть, что потерпевшая, можно сказать забыла о своих
сестрах. Она почти не бывала у них, хотя находила время, чтобы появляться
на балах и пирах. У моих подзащитных это вызывало справедливую обиду.
Председательствующий: Прошу привести к присяге обвиняемых.
2-й судья: Какие чувства вы испытывали от того, что ваша сестра стала
царицей?
Марфа: Сначала я была рада. Но при дворе мы оказались как бы людьми
второго сорта. Царь не приглашал нас к себе на обеды, не делал таких
подарков, как знатным дамам. Придворные смотрели на нас свысока, не
хотели заводить с нами дружбу. Слуги относились без уважения, часто
грубили. А сестра за нас не заступалась. Я чувствовала обиду на сестру и
зависть.
Акулина: Не знаю, как сестра, я была унижена тем, что царь назначил меня
простой поварихой. Царь поступил с нами бесчеловечно. Я даже плакала от
обиды по ночам. К тому же сестра загордилась: зайдешь к ней во дворец, а
стражник не пускает. «Царица, - говорит,- делами занята».
Бабариха: Для родственниц царя мы жили очень бедно, - от людей было
стыдно. Царь на нас не обращал никакого внимания.
Адвокат: Прошу предоставить слово свидетельнице Сундучкиной.
Председательствующий: Свидетельница, Вы занимаете при дворце
должность ключницы. Каковы ваши обязанности?
Сундучкина: У меня находятся ключи от всех комнат, чуланов, кладовых. Я
слежу за хозяйством дворца, за трудовой дисциплиной слуг. Выдача
материальных ценностей всегда происходит при моем участии.
Председательствующий: Значит, Вы хорошо осведомлены о материальном
положении обитателей дворца. Скажите, каково было положение
подсудимых?
Сундучкина: Его Величество выделил им отдельные хоромы на царском
дворе о пяти комнат с кухней. Мебель им со склада выдали, не совсем новую,
но все же пригодную. Дочери гражданки Бабарихи занимали должности
придворной ткачихи и поварихи. За это они получали жалованье. Сама
Бабариха по преклонному возрасту не работала, но числилась
поливальщицей комнатных растений в государевых покоях.. Работу за нее
делали другие, но свои 100 рублей в месяц она исправно получала. Муку и
прочие продукты выдавали подсудимым из царских амбаров бесплатно.
Адвокат: Можно ли сказать, что подсудимые при дворе были на положении
слуг?
Сундучкина: Не совсем так. Их не наказывали, как слуг, позволяли не
являться на работу. Но придворными дамами они не числились.
2-й судья: Делал ли царь подарки подсудимым?
Сундучкина: Делал, но довольно скромные, не как придворным дамам. Сам
царь лично даров им никогда не вручал. За подарки подсудимые
благодарили, но лица у них не веселые были. Однажды старшая сестра
произнесла: «Ну что ж, хоть на том государю спасибо!»
Адвокат: Можно ли сказать, что подсудимые тяготились своей жизнью?
Сундучкина : Может быть. Только вслух они не жаловались, не возмущались.
Адвокат: Господа судьи! Вы видите, что показания свидетельницы рисуют
мрачную картину существования моих подзащитных. Учтите это.
Председательствующий: Есть еще вопросы к свидетельнице?(нет) Спасибо.
Можете садиться. Для дачи показаний вызывается свидетельница Варвара
Бесфамильная.
1-й судья: Свидетельница, вы работали горничной у обвиняемых. Как
относились они к своей сестре?
Бесфамильная: Обижались, что сестра к ним редко заходит. Бабариха царицу
не любила. Иногда я слышала, как она говорила дочерям: «Пожалеет она у
меня, что за царя вышла!»
1-й судья: Вы хотите сказать, что она давно задумывала преступление?
Бесфамильная: Да нет, я так не думаю.
2-й судья: Скажите, свидетельница, это Вы сообщили обвиняемым о
рождении наследника престола?
Бесфамильная: Да, я. Прибегаю я с утра к хозяевам уборку делать… Минут
за пять до этого встретился мне Ивашка, гр. Бегунков. Покалякали мы о том
о сем, а потом он мне говорит: «Знаешь, Варварка, у царицы младенец
родился. Депешу я царю отвезти должен. Часиков в двенадцать и поеду».О
своем разговоре я и рассказала подсудимым.
1-й судья: Значит, подсудимые знали, с каким заданием едет гонец и когда
он отправится в путь?
Бесфамильная: Знали, коли я им сказала.
2-й судья: Как подсудимые отреагировали на сообщение о рождении
наследника?
Бесфамильная: Обе сестрицы сразу в лице переменились. Слышала я, как в
соседней комнате они перешептывались и всхлипывали. Бабариха царицу
поздравлять принялась, но что-то подозрительной эта радость была.
Председательствующий: Можете садиться, свидетельница. Слово
предоставляется свидетелю Бегункову.
Подсудимый, отправляясь с депешей к государю, вы заходили к
подсудимым. Чем это объясняется?
Бегунков: Когда я проезжал мимо их двора, у ворот стояла подсудимая
Бабариха. Она у меня и спрашивает: «Ты, милок, часом не за границу
собрался? А то есть у меня к тебе просьбишка рублев на сто. Может зайдешь
в избу, потолкуем? «Да некогда,- говорю,- бабуля, я на корабль опаздываю».
Но уж очень она меня упрашивала. Да и не мог я отказать старому человеку.
1-й судья: Долго ли Вы были в доме?
Бегунков: Пять минут. Я точно помню, потому что на часы все время
смотрел.
Председательствующий: Письмо, адресованное царю, находилось при вас?
Бегунков: Нет, я его в сумке оставил, а сумка у седла была.
Адвокат: Прошу суд обратить внимание на то, как халатно свидетель отнесся
к своим обязанностям. Документ государственной важности мог похитить
любой прохожий! Это возмутительно и заслуживает уголовного наказания!
Прокурор: Скажите, свидетель, все подсудимые находились в доме, когда вы
беседовали с Бабарихой?
Бегунков: Старшая дочь Акулина была во дворе.
Прокурор: Значит, она могла подменить письмо в Ваше отсутствие?
Бегунков: Могла.
Прокурор: Прошу предоставить слово свидетелю Подковкину, конюху
государева двора. В день преступления Подковкин заходил к гражданину
Иванову, соседу подсудимых.
Прокурор: Подковкин, расскажите суду, что Вы видели у дома подсудимой?
Подковкин: Я видел, как к лошади Бегункова подошла подсудимая
Акулина. Она взяла из сумки бумагу, свернутую в трубку, и положила туда
другую, той же формы. Затем Акулина прошла во двор. Бумага была у нее в
руке. Через две минуты вышел гонец и уехал.
Прокурор: Свидетель Бегунков! Не показалось ли Вам поведение
подсудимой Бабарихи, когда она пригласила вас в дом, странным?
Бегунков: Показалось… Во-первых, я три раза собирался уйти, а она меня
упорно не отпускала. Во-вторых, я с гражданкой Бабарихой раньше никогда
не общался, и мне странно было, что она ко мне с просьбой обратилась.
Когда я в избу заходил, она со старшей дочерью о чем-то на пороге
шепталась. А самое главное, о просьбе-то она забыла, ничего не сказала
Прокурор: Господа судьи! Улики говорят о том, что подсудимая Бабариха
была соучастницей преступления!
Председательствующий: Подсудимые, вы признаете, что совершили
подделку и подмену письма, адресованного государю?
Бабариха: Признаем.
1-й судья: Кто из вас составил поддельную грамоту?
Марфа: Грамоту писала я, а сочиняла матушка.
1-й судья: Откуда вы взяли бумагу с царским гербом?
Марфа: Подружка наша при царе в секретаршах состоит. Пошла я к ней
утром вроде поболтать и незаметно три листа бумаги этой украла.
2-й судья: Содержание подложного письма, по показаниям потерпевшего,
было следующим:
«Родила царица в ночь
Не то сына, не то дочь.
Не мышонка, не лягушку,
А неведому зверушку».
Какую цель вы преследовали, направляя царю это клеветническое
измышление?
Бабариха: Мы надеялись, что царь прикажет прогнать царицу из дворца и
расторгнет с ней брак. Тогда, может быть, старшая или средняя дочь могли
бы стать царицей.
1-й судья: Скажите, обвиняемые, что заставило вас пойти на подлог?
Акулина: Нас вывела из душевного равновесия весть о рождении наследника.
Мы поняли, что царица еще больше возвыситься, царь осыплет ее
милостынями, а нам так и оставаться поварихой и ткачихой. Нам стало
очень обидно даже расплакались. К тому же мы испытывали страх за свою
судьбу. Матушка говорила, что советники подговаривают царя изгнать нас из
столицы, а может даже и убить. Мы боялись, что царь поддаться на эти
уговоры.
2-й судья: Скажите, обвиняемая Бабариха, откуда у Вас такая информация?
Бабариха: Да я уже и не помню… Может, горничная сказала, а может еще
кто…
Прокурор: Господа судьи! Подозрительно, что подсудимая не может точно
указать человека, сообщившего ей об опасности для жизни. Это
настораживает.
1-й судья: Свидетельница Бесфамильная! Вы сообщили подсудимый о
планах изгнания или расправы?
Бесфамильная: Не было никогда такого!
1-й судья: Потерпевший! Вам когда-нибудь предлагали расправиться с
подсудимыми?
Царь: нет!
1-й судья: Свидетельница Сундучкина! Не ходили ли вы во дворце слухи о
возможной расправе над подсудимыми?
Сундучкина: Никогда об этом не слышала.
Прокурор: Таким образом, улик, доказывающих наличие угрозы
потерпевшим, суд не обнаружил. Подсудимая Бабариха намеренно
запугивала дочерей, чтобы подтолкнуть их на преступление.
Адвокат: Протестую!
Прокурор: Господа судьи! Подсудимые выкрали бланки у царского
секретаря, составили подложное письмо, распределили роли во время
преступления. Вряд ли они могли сделать это в состоянии сильного
душевного волнения. Преступление было совершенно хлоднокрованно и
необдуманно. Во всяком случае, подсудимая Бабариха действовала именно
так. Она, не теряя спокойствия, заманила гражданина Бегункова в дом. Она
же сочинила письмо. А вспомните, как она отреагировала на весть о
рождении наследника. Она и ввиду не подала, что огорчена этим.
Действиями Бабарихи руководили не страх, а зависть и стремление к власти.
Адвокат: Господа судьи! Я протестую против утверждения прокурора.
Свидетельница бесфамильная рассказала суду, как отреагировали сестры на
рождение наследника. Тяжкая жизнь при дворце, бессердечие царя и царица
расшатали психику моих подзащитных. Они совершили преступление в
состоянии сильного душевного волнения. Это смягчает их вину.
Председательствующий: Суд считает, что вина подсудимых в совершении
подлога в основном определена, поэтому необходимо перейти к главному и
наиболее серьезному обвинению серьезному обвинению. Речь идет о
покушении на жизнь матери и младенца. Свидетель Бегунков, расскажите,
каким образом, возвращаясь с ответным письмом царя, Вы снова оказались в
доме подсудимых?
Бегунков: Дом подсудимых стоит у въезда в государев двор. Проезжаю я
мимо, а меня опять бабка Бабариха встречает: «Что, приехал? Пойдем,
посидим полчасика, чайку попьем. Во дворец успеешь, не волнуйся! Сейчас
старшего боярина все равно нет- с полчаса как он из ворот выехал».так я и
оказался в избе подсудимых.
1-й судья: Была ли у подсудимых возможность подменить грамоту?
Бегунков: Да. Пригласили они меня чаю попить, а сами медом- пивом
опоили. Я потом два часа дорогу до царских хором искал, а там идти метров
тридцать. Довели меня подсудимые до беспамятства. Заснул я прямо там, где
сидел. В это время грамоту из-за пазухи можно было вытащить и подменить.
1-й судья: значит, подсудимые без проблем могли произвести подмену?
Бегунков: Думаю, да.
Адвокат: Ваша честь! То, что письмо царя подменили мои подзащитные, еще
не доказано. Письмо мог подменить кто угодно после того, как нетрезвый
гражданин Бегунков вышел на улицу.
Прокурор: Я прошу суд вызвать для дачи показаний свидетеля Иванова.
Председательствующий: Свидетель, дайте присягу суду.
Иванов: Клянусь говорить правду, только правду и ничего, кроме правды.
Прокурор: Свидетель, в тот день, когда был совершен подлог, Вы заходили к
подсудимым?
Иванов: Да.
Прокурор: Расскажите как можно точнее, что вы видели.
Иванов: Я зашел к своей соседке подсудимой Бабарихе за солью. В горницу
меня Бабариха не пустила, а вышла ко мне в коридор. Из коридора я увидел,
что на лавке лежит свидетель Бегунков и громко храпит. Еще я заметил, что в
другой комнате подсудимые пишут какую-то бумагу. Бабариха вышла ко мне
из этой комнаты. Когда я вошел, писать они перестали. Но перед тем как
выйти, я немного задержался у дверей и услышал, как одна из подсудимых
диктует: «Тотчас выгнать из ворот». Кроме этой фразы я ничего не слышал.
Прокурор: Выйдя из дома и спустившись с порога, вы тут же вернулись
обратно. Не так ли?
Иванов: Да. Я по рассеянности забыл шапку в коридоре.
Прокурор: Что Вы увидели, зайдя в дом во второй раз?
Иванов: Обе дочери Бабарихи были в горнице. Сама Бабариха при мне
прошмыгнула из комнаты, где писалась бумага, в горницу. В руке у нее была
свернутая в трубку бумага- должно быть письмо.
Прокурор: У меня больше нет вопросов к свидетелю.
Председательствующий: Подсудимые, хотите ли вы дать пояснения
относительно данных, которые сообщил свидетель.
Марфа: Показания свидетеля мы подтверждаем. Мы действительно
подменили ответное царское письмо, привезенное гонцом. Мы обнаружили,
что царь приказал ожидать его возвращения, вместо того, что немедленно
изгнать жену и сына. Нас охватила зависть, мы решились написать еще одно
поддельное письмо, чтобы добиться своего. Только смерти царице и малышу
мы не желали. В письме об этом ничего не было.
2-й судья: Каково же было содержание письма?
Акулина: «Царь велит своим боярам,
Времени не тратя даром,
И царицу, и приплод
Тотчас выгнать из ворот».
Я это письмо сама писала, и поэтому ошибки быть не может. Об убийстве
сестры мы вообще никогда не говорили.
Адвокат: Прошу обратить внимание: свидетель Иванов тоже сказал, что
слышал именно эту фразу: «Тотчас выгнать из ворот». Ведь так свидетель?
Иванов: Да, именно эту фразу я слышал.
Председательствующий: Суд обязательно учтет это обстоятельство. А сейчас
для дачи показаний вызывается свидетель Многоумов.
Многоумов: Зовут меня Данилой Романовичем, а принадлежу я к старинному
роду бояр Многоумовых. При царе Салтане состою главным советником и
всегда служу ему верой и правдой. Любой придворный боярин может
подтвердить.
Отправляясь за три моря, царь Салтан приказал немедленно написать ему,
как только родится наследник. Так я и поступил, честно выполнив свой
служебный долг. Гонцом послал Ивашку Бегункова. Недели через две
возвращается гонец с царской депешей. Читаю- и глазам своим не верю:
«Царь велит своим боярам,
Времени не тратя даром,
И царицу, и приплод
Тайно бросить в бездну вод».
Слезами горючими обливался, а что делать: супротив государева слова не
пойдешь, субординация не позволяет. По приказу моему двое стражников
схватили царицу с младенцем, в бочку затолкали и в море бросили.
Председательствующий: Подойдите сюда, свидетель, и скажите: этот
документ вы получили из рук Бегункова?
Многоумов: Да. Я в нем свою роспись оставил.
1-й судья: Может ли кто-нибудь еще подтвердить Ваше заявление?
Многоумов: Когда я получал письмо из рук гонца, со мной рядом находилась
ключница Сундучкина.
Председательствующий: Свидетельница Сундучкина! Это письмо привез
гонец старшему боярину Многоумову?
Сундучкина: Да, это то самое письмо.
Адвокат: Господа судьи! Это еще ничего не доказывает. Поддельное письмо,
составленное моим подзащитным, могли подменить еще раз. Это мог
сделать, например, сам боярин Многоумов в сговоре с гонцом. Я этого не
утверждаю, но ведь у старшего боярина были причины желать смерти
царицы. Ведь его влияние на царя в результате этого возросло бы. Пожалуй,
он мог бы даже сам стать царем после смерти Салтана. Не надо обвинять
моих подзащитных в преступлении, которого они не совершали, тем более в
таком страшном!
Прокурор: Ваша честь! Прошу огласить результаты экспертизы
Председательствующий: Вероятность ошибки- один шанс из тысячи.
Адвокат: Значит ошибка все же возможна? Прошу занести это в протокол.
Бабариха: Господа судьи! Я хочу сделать признание. Этот текст
действительно написала я. Дочери о нем ничего не знали. В тот момент,
когда они вышли из комнаты, я осталась, якобы для того, чтобы поправить
неаккуратно прикрепленную печать. На самом деле я подменила
составленный нами вместе текст своим собственным. Свидетель Иванов
видел, как я с этим текстом прошла в горницу. Дочери подмены не заметили.
Я постараюсь объяснить, почему я решилась на это ужасное преступление.
Может быть, суд мне посочувствует.
Моя младшая дочь стала царицей. Но я была жестоко обижена тем, как
несправедливо царь Салтан обошелся со старшими дочерьми. Я уверена, что
падчерица знала, что во время разговора «царь стоял возле забора». Она
хитро воспользовалась ситуацией, сыграла на сильном желании царя иметь
наследника. Поэтому царь отдал ей предпочтение. А ведь самыми
достойными были желания ее сестер: одна хотела все население царства
одеть в новые одежды, другая- накормить всех вкусно. Увы, эти благородные
желания не нашли отклика в царской душе!
Вместо того чтобы отдать моих старших дочерей замуж за родовитых бояр,
он сделал их простыми ткачихой и поварихой. Вот, она царская милость!
Чего только не натерпелись мы при дворе! И дочери мои, и я сама была в
отчаянии. В психически подавленном состоянии и совершила я
преступление. Учтите, пожалуйста, что царица с царевичем остались живы и
здоровы.
Речь прокурора:
Уважаемые присяжные заседатели! Господа судьи!
Перед вами на скамье подсудимых сидят три женщины, которые преступили
закон. Давайте разберемся, в чем их вина и какой меры наказания они
заслуживают. Сейчас мы видим вокруг немало людей, которые пренебрегают
не только приличиями, но и законом. Особенно много их среди так
называемых новых русских. Таковы и наши подсудимые. Каждый знает
простые правила: «Не убий. Не лги. Не обманывай. Не плати злом за добро» .
Закон требует от человека соблюдения этих норм. Как же испоняли эти
законы подсудимые? Ткачиха и повариха мечтали приобрести любимую
профессию. И царь дал им возможность осуществить заветную мечту. А чем
отплатили они? Черной неблагодарностью и преступлением! Они прибегли к
обману, подделке государственных документов, к подлогу. Но самое
страшное- они покушались на жизнь своей сестры и невинного младенца.
Бабариха утверждает, что убийство она задумала в одиночку. Но есть ли у
нас основания ей верить? Ведь она может просто выгораживать своих
дочерей. В таком случае дочери отделаются слишком легким наказанием.
Граждане судьи! Будьте справедливы и строго накажите подсудимых! По их
вине на долгие годы была разбита семья царя, разлучены отец с сыном и муж
с женой. Прошу учесть, господа судьи, что семья является священной, и нет
права ни у кого разбивать ее. Я еще раз обращаюсь к вам, господа присяжные
заседатели! Будьте справедливы и накажите подсудимых, как того требует
закон.
Речь адвоката:
Господа судьи!
Здесь прокурор нарисовал ужасающую картину содеянного. Но я хотел бы
обратить ваше внимание на личности подсудимых. Посмотрите на них. Они
тяжко переживают свое преступление. Разве у вас нет жалости сострадания к
этим несчастным лицам? Свидетельские показания характеризуют моих
подзащитных как трудолюбивых женщин, которым близки интересы
общества. Вспомните, что говорила одна из них:
«Кабы я была царица,
То на весь крещеный мир
Приготовила бы пир».
Она говорила это не для красного словца- ею руководила забота о
согражданах.
Решение царя жениться на одной из сестер вознесло одну из них на самый
верх. У сестры было все: деньги, власть, муж, ребенок. А две другие были в
отчаянии: ведь они оставались простыми труженицами! Отчаяние толкнуло
их на совершение подделки и подлога. Но пусть бросит в них камень лишь
тот, кому незнакомо чувство зависти. По- моему, таких среди нас нет. Всех
нас гложет зависть к чужому успеху и материальному благополучию.
Моральные нормы мы часто применяем к другим и далеко не всегда к себе. Я
боюсь, что суд склонен наказать гражданку Бабариху за покушение на
убийство. Но помните, что она решилась на это из-за того, что не могла
больше видеть страдания дочерей. И к тому же улики выглядят не совсем
убедительно. А вдруг это все- таки судебная ошибка? Я хочу вам напомнить,
что подсудимые за свои преступления уже понесли наказания. Ведь князь
Гвидон уже посещал их в образе комара, мухи, а затем шмеля. А за одно
преступление дважды ни в одной цивилизованной стране не наказывают! К
тому же одни только душевные страдания уже являются страшным
наказанием. Господа судьи! Господа присяжные заседатели! Закон суров, но
он должен быть справедливым. Будьте же и вы справедливы и милосердны!
1-й судья: Господа судьи! Мы выслушали показания свидетелей и
подсудимых, речи защитника и прокурора. На мой взгляд, в этом деле есть
много обстоятельств, отягчающих вину подсудимых:
1) Преступление было совершено группой лиц по предварительному
сговору;
2) Замышлялось убийство матери и беззащитного младенца;
3) Убийство должно было осуществиться особо жестоким способом:
царицу и ее сына ждала долгая и мучительная смерть в бочке;
4) Подсудимая Бабариха намеренно хотела вызвать страх у дочерей зав
свою жизнь, чтобы подтолкнуть их к преступлению.
2-й судья: Я согласна с моим коллегой, но мне кажется, что в деле есть и
обстоятельства, смягчающие вину подсудимых. Подсудимая Акулина и
подсудимая Марфа совершили подлог скорее всего в состоянии сильного
душевного волнения. Безрадостная жизнь при дворе и страх за свое будущееэто тяжелое стечение обстоятельств. Наконец, надо учесть, что подсудимые
способствовали раскрытию преступления и искренне раскаялись в нем
Председательствующий: Господа присутствующие! Судебное
разбирательство подошло к завершающей стадии. Обстоятельства дела
выяснены. В отношении подсудимых выдвигаются два обвинения:
1) подделка и подлог официальных документов;
2) покушение за убийство матери с младенцем.
За совершение этих преступлений возможно наказание в виде лишения
свободы на срок до 5 лет.
Итак, суд удаляются в комнату для совещаний, а в заседании суда
объявляется перерыв продолжительностью 2 минут.
(перерыв)
Секретарь: Встать! Суд идет.
Председательствующий: Прошу подсудимых встать для выслушивания
приговора суда.
Председательствующий: Суд постановляет: В ходе судебного
разбирательства выяснилось, что подсудимые уже понесли наказание суд
постановил освободить подсудимых из под стражи суда. Подсудимые и
адвокат имеют право обжаловать решение в вышестоящем суде.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа