close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ, ИМЕЮЩЕЙ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ОПТОВОГО И
РОЗНИЧНЫХ РЫНКОВ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ И МОЩНОСТИ,
ЗА III и IV КВАРТАЛЫ 2014
I. Дело № А65-11082/2014 по иску ОАО «Татэнергосбыт» к ОАО «Сетевая
компания» и ООО «Инвест Хоум Менеджмент» о признании недействительным
договора.
Истец обратился к ответчикам с требованием о признании недействительным
заключенного между ними договора купли-продажи электрической энергии в целях
компенсации потерь. Согласно условиям договора ОАО «Сетевая компания» (Ответчик-1)
приобретает электроэнергию в целях компенсации потерь в объектах электросетевого
хозяйства у ООО «Инвест Хоум Менеджмент» (Ответчик-2) – производителя
электрической энергии на розничном рынке.
Истец полагал, что заключенный между ответчиками договор является
недействительной сделкой в силу несоответствия его требованиям закона – ст.ст. 168, 422
Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), п.п. 64, 128 Основных положений
функционирования розничных рынков электрической энергии.
Согласно абз. 4 п. 4 Основных положений функционирования розничных рынков
электрической энергии (далее – Основные положения) сетевые организации приобретают
электрическую энергию (мощность) на розничных рынках для собственных нужд и в
целях компенсации потерь электрической энергии в принадлежащих им на праве
собственности или на ином законном основании объектах электросетевого хозяйства. В
этом случае сетевые организации выступают как потребители. В соответствии со ст. 128
Основных положений фактические потери электрической энергии в объектах
электросетевого хозяйства приобретаются и оплачиваются сетевыми организациями, в
объектах электросетевого хозяйства которых возникли такие потери, путем приобретения
электрической энергии (мощности) у гарантирующего поставщика по договору куплипродажи (поставки) электрической энергии (мощности). В случае обеспечения сетевой
организацией почасового учета в отношении объема потерь электрической энергии в
объектах электросетевого хозяйства такая сетевая организация вправе для целей
компенсации потерь электрической энергии приобретать электрическую энергию
(мощность) в соответствии с требованиями пунктов 64 и 65 настоящего документа у иных
производителей электрической энергии (мощности) на розничных рынках,
функционирующих на территориях субъектов Российской Федерации, объединенных в
ценовые зоны оптового рынка.
С учетом пунктов 64 и 143 Основных положений Истец полагал, что заключение
сетевой организацией договора на приобретение электрической энергии (мощности) для
целей компенсации потерь в объектах электросетевого хозяйства с иным производителем
электрической энергии (мощности) на розничном рынке возможно только в случае
обеспечения сетевой организацией почасового учета в отношении объема потерь
электрической энергии в объектах электросетевого хозяйства.
Из материалов дела следовало, что не все точки поставки Ответчика-1 в границах
его балансовой принадлежности оборудованы приборами учета, позволяющими измерять
почасовые объемы потребления электрической энергии.
Отказывая в удовлетворении требований Истца, Арбитражный суд Республики
Татарстан указал, что заключенный между ответчиками договор не может нарушить
законного интереса Истца, что, в силу положений ст. 166 ГК РФ, не дает ему право на
оспаривание договора на основании ст. 168 ГК РФ.
Арбитражный суд указал, что Ответчик-1 в силу абз. 3 п. 2 ст. 37 Федерального
закона «Об электроэнергетике» свободен в выборе контрагента по договору куплипродажи электрической энергии. Способом реализации данного права является, в свою
очередь, право в одностороннем порядке уменьшить объемы электрической энергии,
приобретаемые у гарантирующего поставщика (в данном случае - Истца), путем
приобретения части объемов электрической энергии по договору, обеспечивающему
продажу электрической энергии, заключенному с производителем электрической энергии
на розничном рынке.
Арбитражным судом было установлено, что Ответчик-1 выполнил все условия,
установленные пунктом 51 Основных положений, при которых потребитель имеет право в
одностороннем порядке уменьшить объем покупки у гарантирующего поставщика.
Арбитражный суд также пришел к выводу о том, что заключенный между
ответчиками договор содержит в себе все существенные условия, установленные
законодательством (п. 64 Основных положений).
Отклоняя довод Истца о необходимости оснащения всех объектов электросетевого
хозяйства почасовым учетом как необходимом условии для заключения оспариваемого
договора на основании требований абз. 3 п. 128 Основных положений, Арбитражный суд
указал, что абз. 3 п. 128 Основных положений указывает на наличие почасового учета в
объектах электросетевого хозяйства, однако не определяет, в каких именно объектах
такой учет должен быть обеспечен. Указанная норма является отсылочной, т.к. прямо
указывает, что договор заключается в соответствии с требованиями пунктов 64 и 65
Основных положений.
В свою очередь, пунктом 64 Основных положений определено требование к
обеспечению сторонами договора наличия и надлежащего функционирования приборов
учета, установленных в отношении объекта по производству электрической энергии
(мощности) и энергопринимающих устройств, относительно которых заключен договор,
позволяющих измерять почасовые объемы производства и потребления электрической
энергии.
Заключенным между ответчиками договором определены приборы учета,
установленные в границах балансовой принадлежности Ответчика-1 в соответствующих
точках поставки, которыми осуществляется почасовой учет.
Абзацем 3 п. 2 Основных положений установлено, что точка поставки на
розничном рынке – место исполнения обязательств по договорам купли-продажи
(поставки) электрической энергии, используемое для определения объема взаимных
обязательств субъектов розничных рынков по указанным договорам, расположенное, на
границе балансовой принадлежности объектов по производству электрической энергии
производителя электрической энергии (мощности), объектов электросетевого хозяйства
сетевой организации, определенной в акте разграничения балансовой принадлежности.
Таким образом, со стороны Ответчика-1 обязанность по обеспечению почасового
учета в точках поставки электрической энергии от производителя (Ответчика-2)
исполнена в полном объеме. Указание Истца, что все точки поставки в границе
балансовой принадлежности Ответчика-1 должны быть обеспечены почасовым учетом,
противоречит п.97, п. 102 Основных положений, а также п.50 Правил
недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии,
утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 № 861 (далее – Правила
недискриминационного доступа).
Пунктом 97 Основных положений установлено, что потребители, максимальная
мощность энергопринимающих устройств которых в границах балансовой
принадлежности менее 670 кВт, осуществляют выбор ценовой категории самостоятельно
и имеют право выбрать любую из установленных шести категорий, такие потребители не
ограничены в праве выбора. При этом первая и вторая ценовые категории не
предусматривают установление почасового учета. Согласно абз. 10 п. 97 потребители с
максимальной мощностью не менее 670 кВт ограничены в праве выбора ценовой
категории и имеют право выбрать только с третьей по шестую ценовую категорию.
Обязательным условием каждой из этих ценовых категорий является наличие почасового
учета. Таким образом, указанные потребители ограничены законодателем в праве выбора
ценовой категории и на них распространяется требование об установлении почасового
учета. Между тем п. 102 Основных положений предусмотрено, что в случае, если в
качестве покупателя по договору купли-продажи (поставки) электрической энергии
(мощности) выступает сетевая организация, приобретающая электрическую энергию
(мощность) в целях компенсации потерь, определение ценовой категории осуществляется
в соответствии с условиями настоящего раздела, предусмотренными для потребителей с
максимальной мощностью менее 670 кВт.
В связи с чем, требование об обеспечении почасового учета на Ответчика-1, как
сетевой организации, приобретающей потери и являющейся потребителем с
максимальной мощностью менее 670 кВт, законодателем не распространяется.
Кроме того, пунктом 50 Правил предусмотрено, что размер фактических потерь
электрической энергии в электрических сетях определяется как разница между объемом
электрической энергии, поставленной в электрическую сеть из других сетей или от
производителей электрической энергии, и объемом электрической энергии, потребленной
энергопринимающими устройствами, присоединенными к этой сети, а также переданной в
другие сетевые организации. Абзац 12 п.2 Правил определяет точку присоединения к
электрической сети как место физического соединения энергопринимающего устройства
потребителя услуг по передаче электрической энергии с электрической сетью сетевой
организации, которой в данном случае является Ответчик-1. При этом Ответчик-1 не
является потребителем услуг по передаче электрической энергии, т.к. сам в данном случае
оказывает эти услуги, и именно в связи с осуществлением этой деятельности приобретает
потери в порядке, указанном в п. 50 Правил. Кроме того, абз. 7 п. 96 Основных положений
прямо предусмотрено, что в случае заключения договора купли-продажи электрической
энергии в целях компенсации потерь в сетях сетевой организации предельные уровни
нерегулируемых цен определяются без учета тарифа на услуги по передаче электрической
энергии (данный тариф оплачивают только потребители услуг).
Таким образом, законодатель прямо указал, как производится расчет потерь.
Учитывая, что энергопринимающие устройства принадлежат потребителям услуг по
передаче электрической энергии, а не Ответчику-1, то соответственно, при определении
объема потерь в силу п. 50 Правил, он использует приборы учета такого потребителя, на
которого требование об организации почасового учета не распространяется (в
соответствии с п. 145 Основных положений «обязанность по обеспечению оснащения
энергопринимающих устройств потребителей... приборами учета, а также по
обеспечениюдопуска установленных приборов учета в эксплуатацию возлагается на
собственника энергопринимающих устройств», а как уже указывалось, почасовой учет
обеспечивают только потребители свыше 670 кВт).
С учетом выводов, сделанных в постановлении Пленума ВАС РФ от 14.03.2014
№ 16, Арбитражный суд пришел к выводу, что пункт 128 Основных положений не
является императивной нормой, так как не содержит прямого запрета на заключение
договора с производителями электрической энергии.
В связи с этим Ответчик-1 должен обеспечить почасовым учетом только точки
поставки, в которых он приобретает электрическую энергию у гарантирующего
поставщика.
Суд также отметил, что поскольку вся производимая генерирующим объектом
Ответчика-2 электрическая энергия продается Ответчику-1 в соответствии с договором,
заключенным на основании действующего законодательства и в соответствии с п. 64
Основных положений, обязанность по продаже электрической энергии Истцу не
возникает.
Решение
Арбитражного
суда
Республики
Татарстан
постановлением
Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.11.2014 оставлено в силе и без
изменений.
II. Дело № А28-2117/2014 по иску ОАО «Кировэнергосбыт» к ОАО «МРСК
Центра и Приволжья».
ОАО «Кировэнергосбыт» (далее – Истец) обратилось в Арбитражный суд
Кировской области к ОАО «МРСК Центра и Приволжья» (далее – Ответчик) с иском о
понуждении к исполнению обязательств, предусмотренных договором оказания услуг по
передаче электрической энергии и пунктом 151 Основных положений функционирования
розничных рынков электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства
РФ от 04.05.2012 № 44 (далее - Основные положения № 442), путем оснащения приборами
учета, измерительными трансформаторами, компонентами, связанными со сбором,
обработкой и передачей показаний приборов учета в соответствии с требованиями,
установленными Правилами оптового рынка для субъектов оптового рынка
предъявляемые к АИИС класса «В» и обеспечивающие определение величин учетных
показателей, используемых в финансовых расчетах на оптовом рынке электроэнергии по
указанным в иске точкам поставки.
Согласно пункту 2.7.12.1 Положения о порядке получения статуса субъекта
оптового рынка и ведения реестра субъектов оптового рынка (приложение № 1.1 к
договору о присоединении к торговой системе оптового рынка) участники оптового рынка
электрической энергии и мощности, зарегистрировавшие в установленном порядке
группы точек поставки и получившие право участвовать в отношениях по купле-продаже
в указанных точках поставки, обязаны привести системы коммерческого учета в
соответствии с требованиями п. 23 Правил оптового рынка электрической энергии и
мощности, утвержденных постановлением Правительства РФ от 27.12.2010 № 1172 и п.
2.5 Приложения № 11.1 к Положению о порядке получения статуса субъекта оптового
рынка и ведения реестра субъектов оптового рынка.
Между Ответчиком и Истцом был заключен договор оказания услуг по передаче
электрической энергии, в рамках которого Ответчик обязался обеспечить разработку
документов, предусмотренных договором о присоединении к торговой системе оптового
рынка,
необходимых
для
установления
соответствия
автоматизированных
информационно-измерительных систем коммерческого учета техническим требованиям,
предъявляемым к субъектам оптового рынка.
В соответствии с положениями договора в случае, если в границах балансовой
принадлежности исполнителя расположены точки (группы точек) поставки, в которых на
оптовом рынке приобретает электрическую энергию заказчик, обслуживающий
потребителей, энергопринимающие устройства которых присоединены к объектам
электросетевого хозяйства исполнителя, исполнитель обязан обеспечить оснащение таких
точек (групп точек) поставки приборами учета и измерительными трансформаторами, а
также компонентами, связанными со сбором, обработкой и передачей показаний приборов
учета в адрес заказчика, в соответствии с требованиями, установленными Правилами
оптового рынка для субъектов оптового рынка и касающимися организации
коммерческого учета электрической энергии в указанных точках (группах точек)
поставки.
Полагая, что в спорных точках поставки использованием которых ОАО
«Кировэнергосбыт» приобретает электрическую энергию (мощность) на оптовом рынке,
отсутствуют приборы учета, измерительные трансформаторы, а также иные компоненты,
связанные со сбором, обработкой и передачей показаний приборов учета,
соответствующие требованиям оптового рынка, и вследствие неправомерного бездействия
со стороны Ответчика у Истца возникают риски применения к нему предусмотренных
Правилами оптового рынка электрической энергии и мощности и договором о
присоединении к торговой системе санкций в связи с невыполнением требований,
касающихся организации коммерческого учета электрической энергии в точках поставки
оптового рынка, последний обратился в Арбитражный суд Кировской области с
указанным иском.
Отказывая в удовлетворении требований Истца арбитражный суд отметил
следующее.
Пунктом 151 Основных положений функционирования розничных рынков
электрической энергии предусмотрено, что если иное не установлено в настоящем пункте,
сетевая организация, в границах балансовой принадлежности которой расположены точки
(группы точек) поставки, с использованием которых на оптовом рынке приобретает
электрическую энергию гарантирующий поставщик, обслуживающий потребителей,
энергопринимающие устройства которых присоединены к объектам электросетевого
хозяйства такой сетевой организации, обязана обеспечить оснащение таких точек (групп
точек) поставки приборами учета и измерительными трансформаторами, а также
компонентами, связанными со сбором, обработкой и передачей показаний приборов учета
в адрес гарантирующего поставщика, в соответствии с требованиями, установленными
Правилами оптового рынка для субъектов оптового рынка и касающимися организации
коммерческого учета электрической энергии в указанных точках (группах точек)
поставки. В этом случае гарантирующий поставщик обязан обеспечить разработку
документов, предусмотренных договором о присоединении к торговой системе оптового
рынка,
необходимых
для
установления
соответствия
автоматизированных
информационно-измерительных систем коммерческого учета техническим требованиям,
предъявляемым к субъектам оптового рынка. Порядок выполнения сетевой организацией
и гарантирующим поставщиком указанных обязанностей подлежит определению в
договоре оказания услуг по передаче электрической энергии, заключенном между сетевой
организацией и гарантирующим поставщиком, а в случае отсутствия договора оказания
услуг по передаче электрической энергии, подлежит определению в соглашении,
заключенном между сетевой организацией и гарантирующим поставщиком.
Материалы дела свидетельствуют о том, что подписанный сторонами договор не
содержит положений о порядке исполнения обязанностей, предусмотренных пунктом 151
Основных положений № 442; отдельного соглашения по данному вопросу к договору
сторонами подписано не было; требований об урегулировании разногласий по договору
Истцом не заявлялось.
Вместе с тем, между сторонами имеются неурегулированные разногласия
относительно порядка и последовательности совершения действий во исполнение условий
подписанного договора и п. 151 Основных положений № 442: сначала – установка
измерительных комплексов, затем - разработка необходимой документации (по мнению
истца); сначала - разработка необходимой документации, а затем – установка
измерительных комплексов (по мнению ответчика).
Суд указал, что вопреки утверждениям истца, из толкования положений абзаца 3
пункта 151 Основных положений № 442 не следует, что оснащение точек (групп точек)
поставки электрической энергии должно предшествовать разработке технической
документации. Как отмечено в судебном решении положениями п. 151 Основных
положений № 442 лишь определено, что в случае, если по соглашению сетевой
организацией и гарантирующим поставщиком обязанность по оснащению точек (групп
точек) поставки приборами учета и измерительными трансформаторами, а также
компонентами, связанными со сбором, обработкой и передачей показаний приборов учета,
в соответствии с требованиями, установленными Правилами оптового рынка для
субъектов оптового рынка и касающимися организации коммерческого учета
электрической энергии в указанных точках (группах точек) поставки, принимает на себя
гарантирующий поставщик, то в этом случае приборы учета и измерительные
трансформаторы, а также компоненты, связанные со сбором, обработкой и передачей
показаний приборов учета, установленные гарантирующим поставщиком, по соглашению
между гарантирующим поставщиком и сетевой организацией передаются в собственность
сетевой организации с возмещением гарантирующему поставщику понесенных им
экономически обоснованных расходов на проектирование, приобретение и установку
приборов учета и измерительных трансформаторов, а также компонентов, связанных со
сбором и обработкой показаний приборов учета.
Арбитражный суд также отметил, что доказательств того, что смонтированная и
установленная Ответчиком автоматизированная информационно-измерительная система
учета электрической энергии, с помощью которой в настоящее время гарантирующим
поставщиком осуществляются расчеты на оптовом рынке, не соответствует правилам и
требованиям оптового рынка в материалах дела не имеется; сведений об обращении ОАО
«Кировэнергосбыт» в ОАО «АТС» за получением (повышения) класса соответствия «В» с
учетом имеющейся системы Ответчика и признания данной системы со стороны оптового
рынка в лице ОАО «АТС» ненадлежащей, несоответствующей правилам и требованиям
оптового рынка, суду не представлено.
Следует обратить внимание, что, как отмечено судом, все стороны соглашения по
информационному обмену согласовали измерительные средства точек поставок по
сечениям как контрольные, так и расчетные, и имеют равное право на получение данных
коммерческого учета, включая доступ к приборам учета любой из сторон во время снятия
показаний, независимо от права собственности на приборы (системы) учета. Также по
запросу суда ОАО «АТС» представило в материалы дела актуальные акты соответствия
системы коммерческого учета, выданные в отношении некоторых из спорных сечений
коммерческого учета, рассматриваемых в указанном деле.
Выводы Арбитражного суда Кировской области были подтверждены
постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 19.12.2014.
III. Дело № А60-49233/2013 по иску ОАО «Свердловэнергосбыт» к ОАО
«МРСК Урала».
Обстоятельства и требования по данному делу, рассмотренному Арбитражным
судом Свердловской области по иску ОАО «Свердловэнергосбыт», являются схожими с
рассмотренным выше делом по иску ОАО «Кировэнергосбыт» к ОАО «МРСК Центра и
Приволжья».
Так, в частности, ОАО «Свердловэнергосбыт» (далее также – Истец) среди других
требований требовало произвести оснащение точек (групп точек) поставки ОАО
«Свердловэнергосбыт» на оптовом рынке электроэнергии, которые расположены в
границах балансовой принадлежности сетей ОАО «МРСК Урала» (далее – Ответчик),
приборами учета и измерительными трансформаторами, а также компонентами,
связанными со сбором, обработкой и передачей показаний приборов учета в адрес ОАО
«Свердловэнергосбыт», в полном соответствии с техническими требованиями оптового
рынка; произвести оснащение точек (групп точек) поставки ОАО «Свердловэнергосбыт»
на оптовом рынке электроэнергии, которые расположены в балансовой принадлежности
сетей ОАО «МРСК Урала», коммерческий учет (АИИС) по которым организован силами
смежных сетевых компаний, приборами учета и измерительными трансформаторами, а
также компонентами, связанными со сбором, обработкой и передачей показаний приборов
учета в адрес ОАО «Свердловэнергосбыт», в полном соответствии с техническими
требованиями оптового рынка, оборудовав (установив АИИС) в пределах балансовой
принадлежности сетей ОАО «МРСК Урала».
Отказав в удовлетворении требований ОАО «Свердловэнергосбыт» арбитражный
суд указал на следующее.
Пунктом 167 Правил оптового рынка предусмотрено, что объемы поставленной
(потребленной) электрической энергии и мощности рассчитываются в порядке,
определяемом договором о присоединении к торговой системе оптового рынка, на
основании результатов измерений, полученных с использованием средств измерений,
требования к которым определяются договором о присоединении к торговой системе
оптового рынка.
При этом результаты измерений должны обеспечивать определение объемов
поставленной (потребленной) электрической энергии на границах балансовой
принадлежности субъектов оптового рынка или потребителей (сетевых организаций), в
интересах которых гарантирующий поставщик (энергосбытовая (энергоснабжающая)
организация) осуществляет куплю-продажу электрической энергии и мощности на
оптовом рынке, и иных участников оптового рынка.
Для участников оптового рынка, использующих результаты измерений,
полученных с использованием средств измерений, расположенных не на границе
балансовой принадлежности, объемы поставленной (потребленной) электрической
энергии рассчитываются в порядке, определенном договором о присоединении к торговой
системе оптового рынка. При этом при наличии средств измерений сетевой организации,
расположенных на границе балансовой принадлежности, такой порядок может
предусматривать корректировку объема поставленной (потребленной) электрической
энергии на величину разницы между объемом, определенным с использованием средств
измерений сетевой организации, расположенных на границе балансовой принадлежности,
и объемом, полученным с использованием средств измерений участника оптового рынка,
расположенных не на границе балансовой принадлежности.
Из приведенных положений раздела XII Основных положений функционирования
розничных рынков электрической энергии № 442 следует, что Правила оптового рынка
допускают определение количества электроэнергии по данным измерительных
комплексов, установленных не на границе балансовой принадлежности сетевой
организации.
Наличие коммерческого учета электроэнергии по точкам поставки Истца на
оптовом рынке на границе балансовой принадлежности электрохозяйства Ответчика,
Истцом не оспаривается. Также Истцом не оспаривается наличие коммерческого учета и в
границе балансовой принадлежности смежных сетевых организаций. Указанное также
подтверждается перечнями средств измерений по сечениям ГП-ГП.
С учетом указанного обстоятельства и положений раздела XII Основных
положений функционирования розничных рынков электрической энергии № 442
коммерческий учет электроэнергии на оптовом рынке осуществляется как по приборам
учета, установленным непосредственно на границе балансовой принадлежности ОАО
«МРСК Урала», так и с использованием приборов учета смежных сетевых организаций.
При этом, приборы учета, измерительные трансформаторы, АИИС КУЭ,
компоненты, связанные со сбором, обработкой и передачей показаний приборов учета, в
том числе УСПД, как ОАО «МРСК Урала», так и смежных сетевых организаций, как
правильно указывает Истец, должны соответствовать требованиям оптового рынка.
Между тем, в ходе судебного разбирательства Ответчиком в материалы дела были
представлены документы, подтверждающие соответствие приборов учета, измерительных
трансформаторов, трансформаторов тока и трансформаторов напряжения, компонентов,
связанных со сбором, обработкой и передачей показаний, посредством которых
осуществляется коммерческий учет электроэнергии на границе балансовой
принадлежности ОАО «МРСК Урала». Также Истцом представлено свидетельство о
поверке АИИС КУЭ ОАО «МРСК Урала», подтверждающее соответствие и пригодность к
применению. Кроме того, Ответчиком были представлены в материалы дела и документы,
подтверждающие соответствие средств измерений и в части АИИС КУЭ смежных сетевых
организаций.
Суд отметил, что Истцом не были опровергнуты доводы Ответчика об
оборудовании средств измерений компонентами, позволяющими осуществлять сбор,
обработку и передачу показаний Истцу, а также Истцом не было доказано, что
имеющиеся средства связи не позволяют осуществлять указанные мероприятия.
Также арбитражный суд отклонил довод Истца об обязанности Ответчика
оснастить приборами учета, измерительными трансформаторами, трансформаторами тока
и трансформаторами напряжения, компонентами, связанными со сбором, обработкой и
передачей показаний не в границе балансовой принадлежности электрохозяйства
Ответчика, а в границе балансовой принадлежности смежных сетевых организаций, как не
соответствующий условиям договора, заключенного между Истцом и Ответчиком. Суд
отметил, что п. 145 Основных положений функционирования розничных рынков
электрической энергии № 442 обязанность по обеспечению оснащения объектов
электросетевого хозяйства сетевых организаций приборами учета, а также по
обеспечению допуска установленных приборов учета в эксплуатацию, возлагается на
собственника объектов электросетевого хозяйства. При этом, ОАО «МРСК Урала» не
является собственником значительной части объектов электросетевого хозяйства в
отношении которых Истцом заявлены требования по оснащения средствами измерений и
их компонентами.
В решении Арбитражного суда также указывается на то, что с учетом требований
пункта 151 Основных положений функционирования розничных рынков Истец не привел
доказательств того, что он обеспечил разработку документов, предусмотренных
договором о присоединении к торговой системе оптового рынка, необходимых для
установления соответствия автоматизированных информационно-измерительных систем
коммерческого учета техническим требованиям, предъявляемым к субъектам оптового
рынка.
IV. Дело № А27-9925/2014 по иску ОАО «Кузбасская энергетическая сбытовая
компания» к ООО «Шахта коксовая – 2» о понуждении исполнения обязательств по
договору.
ОАО «Кузбасская энергетическая сбытовая компания» (далее – Истец) обратилось
в Арбитражный суд Кемеровской области с требованиями об обязании ООО «Шахта
коксовая – 2» (далее – Ответчик, Общество) (его руководителя) ввести частичное
ограничение потребления электрической энергии по договору энергоснабжения путем
отключения указанных точек поставки в течение 10 дней с момента вступления в
законную силу решения суда на срок до полного погашения задолженности, и обеспечить
беспрепятственный доступ по служебным удостоверениям представителей Истца и
сетевой организации к соответствующим электроустановкам для фиксации ввода
указанных ограничения или введения ограничения.
Требования Истца были мотивированы тем, что Ответчик не выполнял своих
обязательств по оплате потребленной электрической энергии, игнорировал уведомления о
частичном ограничении потребления электрической энергии и отказал в доступе
представителям энергоснабжающей и сетевой организаций.
Удовлетворяя требования Истца и отклоняя возражения Ответчика о
ненадлежащем порядке уведомления о введении режима ограничения потребления,
арбитражный суд указал на то, что Истец обеспечил передачу повторного уведомления,
после попытки вручения его нарочным, факсимильным сообщением, которое было
принято Ответчиком, поскольку соединение было зафиксировано, что подтверждается
отчетом об отправке; принадлежность номеров абонентов не оспорена, совпадение по
времени отправления имеется.
Также арбитражный суд отметил, что Законом не придается значения конкурсному
процессу при введении ограничения режима потребления энергии.
В рассматриваемом решении суда обращает на себя внимание то, что суд,
согласившись с тем, что, по мнению Истца, это должно способствовать более
эффективному осуществлению исполнительного производства, дополнительно указал в
резолютивной части решения на возложение обязанности по введению частичного
ограничения потребления электроэнергии на руководителя Ответчика.
Арбитражный суд апелляционной инстанции оставил указанное решение без
изменений.
V. Арбитражный суд Московского округа отменил ранее принятые судебные
акты по делу № А40-81895/13, согласно которым было признано незаконным и
отменено решение ФАС России о признании группы лиц в составе ОАО «Волжская
территориальная генерирующая компания» и ОАО «ТГК-6» нарушившими п. 11 ч. 1
ст. 10, ч. 3 ст. 11 ФЗ «О защите конкуренции» путем манипулирования ценами на
оптовом рынке электрической энергии (мощности) в рамках конкурентного отбора
мощности (далее – КОМ) на 2013 год.
Напомним, исходя из результатов КОМ в 2013 году в ЗСП «Волга» цена на
мощность сложилась на 20 % выше чем в других ЗСП.
В ходе рассмотрения дела о нарушении законодательства о защите конкуренции
ФАС провела расчет экономически обоснованной заявки группы лиц ОАО «ТГК-6» и
«Волжская ТГК», по результатам которого установила, что ценовые заявки указанной
группы лиц были выше экономически обоснованного уровня и выше цен на мощность для
соответствующих генерирующих объектов, утвержденных приказом ФСТ России от
26.10.2012.
Исходя из указанного, ФАС России сделала вывод о том, что указанной группой
лиц, занимающих доминирующее положение в ЗСП «Волга», были совершены действия
по манипулированию ценами на оптовом рынке электрической энергии (мощности) в
рамках КОМ на 2013 год путем подачи завышенных ценовых заявок и ценовых заявок, не
соответствующих требованиям экономической обоснованности.
Также ФАС установила, что в результате изменения значений технических
характеристик генерирующего оборудования, произведенного группой лиц ОАО
«Волжская ТГК» и ОАО «ТГК-6», а также снижения цены в заявке ЗАО «ТГК
Уруссинская ГРЭС» произошел существенный рост цен на мощность в ЗСП «Волга», что
явилось, по мнению ФАС России, результатом соглашения между данными участниками.
На основании обращения ФАС России в соответствии с п. 112 Правил оптового
рынка решением Наблюдательного совета НП «Совет рынка» от 11.10.2012 результаты
КОМ на 2013 год были отменены.
Решением ФАС России указанные организации были признаны нарушившими
законодательство о защите конкуренции.
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 31.03.2014, оставленным в силе
постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2014, решение
ФАС России было признано незаконным и отменено.
Отменяя судебные акты нижестоящих инстанций, Арбитражный суд Московского
округа указал следующее.
Итоговый вывод о необоснованном завышении цены КОМ в ЗСП «Волга» на 2013
год по итогам проведенной процедуры сделан антимонопольным органом, в числе
прочего, исходя из анализа поведения субъектов, имеющего прямую очевидную
направленность (вследствие изменения технических характеристик оборудования) на
повышение цены, на основе сравнения цен на мощность для соответствующих
генерирующих объектов, утвержденных впоследствии ФСТ России с использованием
сопоставимых базовых критериев, а также на основе сравнения с ценами на сопоставимых
рынках (ЗСП, в которых также не установлен предельный размер цен на мощность).
В частности, принято во внимание системное использование заявителями
ухудшения технических характеристик оборудования, имеющее для итогов КОМ эффект,
аналогичный повышению цены в заявке и противоречащий характеру второго этапа КОМ
как предусматривающего только улучшение стоимостных характеристик отбора, что в
силу специфики процедуры, субъектного состава ее участников не могло не быть известно
соответствующим лицам.
Отвергая выводы судов двух инстанций о необоснованности оценки статуса
группы лиц в составе ОАО «Волжская ТГК», ОАО «ТГК-6» в качестве лиц, занимающих
доминирующее, суд кассационной инстанции указал, что факт наличия доминирующего
положения группы лиц ОАО «Волжская ТГК» и ОАО «ТГК-6» в ЗСП «Волга» был
установлен вне рамок рассмотрения антимонопольным органом спорного дела и до его
возбуждения. Именно факт доминирования названной группы лиц обусловил
предъявление к ним в рамках процедуры КОМ дополнительных требований, связанных с
подачей ценовых заявок.
Суд кассационной инстанции также отверг вывод нижестоящих судов о
неправомерном определении ФАС России границ товарного рынка в контексте
требований Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке,
утвержденного приказом ФАС России от 28.04.2010 № 220. Однако, к сожалению,
аргументация Арбитражным судом Московского округа мотивов непринятия указанного
вывода не представляется достаточно ясной.
Также кассационным судом отвергнуты и доводы о неисследовании
антимонопольным органом товарного рынка 2013 года как периода, в котором допущено
нарушение антимонопольного законодательства, так как такой «перспективный анализ»
признан судом «нецелесообразным».
Арбитражный суд кассационной инстанции также согласился с доводами ФАС
России об отсутствии экономической обоснованности ценовых заявок, посчитав, что ФАС
России правомерно в качестве ее индикаторов использовал методику проверки
соответствия ценовых заявок на продажу мощности требованию экономической
обоснованности, утвержденную приказом ФАС России от 10.09.2010 № 515, сведения о
фактических и плановых расходах на производство электрической энергии и мощности на
2012 и 2013 годы, представленные непосредственно ОАО «Волжская ТГК», ОАО «ТГК6». Сравнение ценовых заявок в рамках КОМ с ценами, определенными тарифным
органом – ФСТ России, как посчитал суд, приведено ФАС России лишь в качестве
дополнительного оценочного мотива и не опровергает проведенного в соответствии с
предназначенной для этих целей методикой анализа экономической обоснованности
заявки.
Арбитражный суд Московского округа также признал неверными выводы
нижестоящих судов в части, касающейся оценки обоснования антимонопольным органом
заключения заявителями антиконкурентного соглашения. Напомним, что судом первой
инстанции отмечалось, что ФАС России не запрашивала у заявителей никакой
информации о возможных встречах, переписке и пр., также в рамках дела не запрашивала
сведения о стратегии поведения и взаимодействии иных участников КОМ,
заинтересованных в формировании соответствующей цены на мощность в ЗСП «Волга»;
выводы антимонопольного органа построены исключительно на предположениях и не
могут быть достаточными для доказывания устного соглашения. Отвергая вышеуказанные
выводы, кассационный суд указал, что оспариваемым по делу решением
антимонопольный орган квалифицировал в качестве антиконкурентного соглашения
именно договоренность в устной форме, наличие и реализация которой может быть
установлена исключительно посредством проведения комплексного анализа поведения
заявителей на первом и втором этапах КОМ, синхронного внесения изменений в
параметры ценовых заявок, оказавшего влияние на формирование итоговой цены второго
этапа КОМ, а равно экономическую и технологическую необоснованность поведения при
этом со стороны ОАО «Волжская ТГК», ОАО «ТГК-6», ЗАО «ТГК Уруссинская ГРЭС».
Принимая во внимание закрытый характер процедуры проведения КОМ, а равно
аккумулирование сведений исключительно у ОАО «СО ЕЭС», доказательства
недобросовестности которого в материалах настоящего дела отсутствуют, подобное
фактическое поведение и достигнутый результат были возможны исключительно ввиду
взаимной осведомленности заявителей о действиях друг друга.
В настоящее время постановление суда кассационной инстанции по данному делу
обжалуется в Верховном суде Российской Федерации.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа