close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
История его жизни – история
совхоза.
Несмотря на почтенный возраст, он
энергичен, хорошо помнит
даты
происходящих событий в совхозе,
названия мест, где прошли его
трудовые годы и армейская служба,
имена своих сверстников, ветеранов
войны. И что отличает Жаргала
Боролдоевича, он с оптимизмом
смотрит на жизнь, с удовольствием
делится секретами, как и в 90 лет
сохранить здоровье. Главное, считает
ветеран, невзирая на годы, нужно
трудиться и не унывать.
Ж.Б. Бадмаев – уроженец с. Оер,
был участником зарождения колхозной жизни, образования совхоза «Оерский». За все
годы работы Жаргала Боролдоевича хозяйство было в числе передовых в районе. А его
жизнь стала частицей истории совхоза. О тех далеких годах он рассказывает так, будто все
это было вчера.
– Раньше люди жили в заимках. Наша семья проживала в местности Дурены, около 8
км от границы, там я и родился. Мама моя умерла, когда мне было 3 года. В основном
меня воспитывала бабушка. Отец умер в 1942 году от воспаления легких, он работал на
свиноферме, в том году было сильное наводнение, и он простудился. Мачеха тоже рано
ушла из жизни. Бабушка прожила 74 года. От второго брака у отца были дети, сейчас один
из моих братьев живет в с. Нижний Торей, ему 84 года.
Детство мое пролетело незаметно. Сначала я учился в Оерской школе, потом в Гэгэтуе
семилетку закончил, дальше учился в Петропавловской школе, жил у дяди. В 1942 году,
после окончания школы, работал в колхозе и осенью был призван в ряды Советской
Армии. В Оере в 30-е годы была только начальная школа, семилетка появилась уже в 60-е
годы. В 1975 году была открыта средняя школа, под которую приспособили деревянное
двухэтажное здание, позже построили новую школу, а старое помещение отдали под
амбулаторию.
Служба в Армии для меня была, наверное, хорошей школой жизни. Служил я сначала в
Монголии. В июне 1944 года мы выехали в Союз, получив направление на учебу в г.
Абакан. Но там я не прошел медкомиссию по своим параметрам: при росте 171 см мой вес
был 48 кг. Нас тогда отправили на пересылку, мы погрузили монгольских лошадей и
сопровождали их на запад, на первый Украинский фронт. В полной сохранности мы
сдали 280 голов лошадей, командир поблагодарил нас и попросил еще доставить коней.
Но когда мы приехали в г. Абакан на конезавод, его уже не было, эвакуировали. Таким
образом, меня комиссовали и отправили на два месяца домой.
Приехал я домой, пришел в военкомат, сдал документы. Тут мне сразу предложили
принять участие в пленуме райкома комсомола. Я говорю: «Зачем мне туда идти, я через
два месяца на фронт поеду». Но военком ответил мне: «Нам нужны люди, ты будешь тут
работать, а немцев добивать есть кому». На пленуме меня избрали членом райкома
комсомола, а позже – секретарем комсомольской организации. Так началась моя трудовая
деятельность.
В 1945 году Джидинский район был разделен на два: Торейский и Джидинский, наш
колхоз «Заветы Ильича» вошел в состав Торейского. Председателем колхоза в те годы
работал Болот Дармаевич Дармаев, инвалид войны. Я был избран членом бюро райкома
комсомола, комсоргом колхоза, работал председателем ревизионной комиссии, зам.
председателя по животноводству. В феврале 1949 года меня назначили председателем
колхоза и направили на учебу на курсы усовершенствования, организованные при
институте. В 50-м году я получил назначение заведующего сельхозотделом Торейского
райисполкома, там проработал с июня по ноябрь. Потом вышло постановление Совета
министров и ЦК о том, чтобы руководящих работников направить в колхозы. Так я снова
вернулся в родной колхоз «Заветы Ильича». В 1953 г. меня направили на учебу в
республиканскую школу руководящих кадров, а через три года я получил диплом и начал
работал агрономом в своем колхозе.
В 1959 г. произошло укрупнение колхозов, наш колхоз «Заветы Ильича» объединился с
колхозом Сталина, ныне село Тохой, я в то время работал заместителем председателя
колхоза. В 1960 г. меня направили на работу в колхоз Улан-Торей (Верхний Торей)
секретарем партийного комитета, где я отработал год. Потом произошло объединение
колхозов «Заветы Ильича», Ворошилова, ныне с. Нижний Торей, Кирова, «Авангард»,
Улан-Торей, Калинина (Хулдат), Лазо (Горохон) в один – колхоз «Дружба. Председателем
колхоза работал в те годы Яков Васильевич Таюринский.
После объединения колхозов начали организовываться совхозы. В состав совхоза
«Торейский» вошли: колхоз «Дружба», Большой Нарын, колхоз «Красный восток»,
Армак, Алцак – колхоз «Молотова». Я работал там агрономом- семеноводом.
В 1965 году наш совхоз вновь разделился: верхняя часть вошла в состав нашего
хозяйства, нижняя часть – в состав «Торейского». Таким образом был организован совхоз
«Оерский», директором его был назначен Александр Степанович Берещинов, а я работал
главным агрономом. Но через некоторое время вынужден был уйти с работы в связи с
болезнью, а на мое место был назначен Иннокентий Данилович Брыль.
В 70-е годы я работал председателем Каландаришвильского сельсовета. В те годы было
построено новое здание, я сдал его и вновь вернулся в совхоз, работал агрономомсеменоводом. Потом в течение 11 лет работал агентом в Госстрахе, в то время
начальником его работала Тамара Николаевна Шишмарева. Наша бригада обслуживала
села Тохой, Оер, Верхний Торей, Нарын, Армак, Алцак, Хулдат, Нижний Торей. Все эти
годы я руководил работой Совета ветеранов, в 1982 году передал работу молодым, в 90-м
году ушел на заслуженный отдых.
Нелегкой была наша жизнь, но очень интересной и наполненной смыслом. Я был
членом партии с 1945 года, с 1944 года – кандидатом. Потому меня, как коммуниста,
переводили с одного места на другое. В советское время, когда работал председателем
колхоза, трижды выезжал на ВДНХ в Москву. В 1957 году мы успешно завершили уборку
урожая, по 18 центнеров с гектара получили, нам дали план 5 тыс. центнеров сдавать
государству, а мы сдали 8 тыс. центнеров. В 1959 году республика заняла первое место по
урожайности, нам вручили Красное знамя на республиканском совещании. Когда мы
выезжали на ВДНХ в Москву, нас пригласили на конный парад, мы были на приеме у
Буденного, нас приветствовал Хрущев, также мы, 8 человек с района, попали на съемки
фильма. Тогда мы гордились своими трудовыми достижениями. Сейчас в память о тех
годах остались награды – медали ВДНХ, орден «Знак Почета», юбилейные медали, стопка
почетных грамот различных уровней и т.д.
Не зря говорят, наверное, «жизнь прожить – не поле перейти». Но наше поколение както не боялось трудностей. Раньше люди жили дружно. Если кто задумал строить дом, все
село выходило на помощь, запрягали коня, привозили по бревну. Сейчас смотришь, стоят
избы пустующие, окна забиты, добротные дома перевозят в город, в селе остаются одни
пенсионеры да старые дома. Послушаешь по телевизору, воруют миллиардами, тащат все,
и никакой закон им ни при чем. Жалко, конечно, что правительство не поддерживает
сельское хозяйство. Дают кредиты, загоняют в долги, а конкретной помощи нет.
Хорошо, что Степан Матвеевич Филиппов – крепкий мужик, сохранил хозяйство,
собирал народ, когда мы стали подсобным хозяйством ЛВРЗ, и когда совхоз начал
разваливаться, тоже решали все вместе, что будем жить коллективно. И все вроде бы
начало налаживаться. Но тут бруцеллез подкосил, 800 голов дойных племенных коров
пришлось под нож пустить, основной доход пропал. Сейчас все снова надо
восстанавливать. Хозяйство держится благодаря настойчивости Степана Матвеевича. С
ним я работал долгие годы, вместе с ним мы были участниками различных совещаний.
Раньше я часто выходил из дома, в конторе бывал, интересовался делами. Сейчас
холодно, сижу дома. Наше дело стариковское: пенсию вовремя дают, по телефону
общаюсь с друзьями. В Тохое живет Евгений Павлов, в Верхнем Торее – Жамбалов, годом
младше меня, в Джиде – Дмитрий Филимонович.
На удивление, Жаргал Боролдоевич перечислил по именам всех участников Великой
Отечественной, всех тех, с кем работал в молодые годы, многих партийных работников,
даже назвал дни рождения некоторых из них. Вот поистине феноменальная память!
Практически целый век прошел на его глазах… Он с волнением говорит о том, что
сейчас процветает воровство, пьянство, безработица. Что будет дальше-то? Вот и волки,
говорит, нападают на скот, а мер не принимается. В свое время Жаргал Боролдоевич был
лучшим охотником, как уборка урожая закончится, выезжал на охоту, чтобы получить
заряд энергии. Отстреливал и волков. Когда ему было 75 лет, он отстрелил наибольшее
количество волков – 14 штук, в то время о нем писала газета «Правда Бурятии».
Также вспоминает ветеран, как в составе комсомольско-молодежной бригады
участвовал в лыжных походах, ходили они в Баян, Нижний Ичетуй, вместе с Сергеем
Ивановичем Шишмаревым, Александром Дмитриевичем Сюсиным и многими другими.
Без него не проводилось ни одно мероприятие в районе. Он вспомнил имена своих коллегкомсоргов, работавших в молодые годы. Жизнь комсомольская буквально кипела: весной
– посевная, зимой – сакманные работы, и всегда везде с радостью встречали
комсомольцев,
поддерживали
социалистические
е
соревнования,
проводили
взаимопроверки. Люди стремились к достижению лучшего результата в труде. Жаргал
Боролдоевич вспоминает интересный случай: в колхозе «Авангард», в с. Нижний Торей,
чабаном работал переселенец Ахмеджин, у которого опыта не было, он сам придумал, как
откармливать овец, как сохранить молодняк.
В ходе нашей беседы ветеран с теплотой вспоминал имена многих людей, к примеру,
Глеб Михайлович Пашинский, Михаил Поликарпович Кавелин, с которыми также связана
история района. Думается, со слов юбиляра можно написать целую книгу.
Сегодня Жаргал Боролдоевич живет тихой размеренной жизнью. Вместе с женой
Хандой Базаровной они вырастили 4-х детей, у всех теперь свои семьи. Жена его,
уроженка с. Нижний Бургалтай, отработала 31 год в Оерской школе, приехав
учительницей по направлению. Ее уже нет, Жаргал Боролдоевич живет с младшим сыном,
сегодня у него 11 внуков, правнуки подрастают.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа